Человек эмоции: Эмоции и их влияние на здоровье — ФГБУЗ ЦГиЭ № 28 ФМБА России

Содержание

Эмоции и их влияние на здоровье — ФГБУЗ ЦГиЭ № 28 ФМБА России

Эмоции (от лат. emoveo — потрясаю, волную) — это субъективные реакции человека и высших животных на любые внешние и внутренние раздражители. Эмоции — это личное отношение, реакция человека на происходящие с ним события; они сопровождают все процессы жизнедеятельности человека и вызываются, в том числе, ситуациями, которые существуют лишь в воображении.

Начиная с самой древности ученые, интересующиеся медициной, наблюдали корреляцию между преобладающим эмоциональным состоянием и здоровьем человека. Об этом написано в трактатах восточной медицины, произведениях Гиппократа и других древнегреческих ученых. Также мы можем проследить понимание связи эмоционального и физического здоровья в народе благодаря известным поговоркам: «радость молодит, а горе старит», «как ржа ест железо, печаль разъедает сердце»,  «все болезни от нервов». Эти высказывания призывают обратить внимание на губительное влияние тяжелых эмоциональных нагрузок на нервную систему, которые негативно отражаются на здоровье других органов и систем.

В современной науке связь физического здоровья и эмоций подтвердил нейрофизиолог Чарльз Шеррингтон, лауреат Нобелевской премии. Он вывел закономерность: возникшие эмоциональные переживания перетекают в соматические и вегетативные изменения.

Физиология влияния эмоций на тело

Реакция на окружающий нас мир, в первую очередь, возникает в центральной нервной системе. Рецепторы от органов чувств подают в мозг сигналы, а он отвечает на возникающие раздражители, формируя комплекс команд, чтобы помочь в преодолении возникающего препятствия или закрепить правильное действие.

Схема воздействия негативных эмоций

При негативных эмоциях, например, в ответ на обиду, возникает агрессия, подкрепленная гормоном надпочечников норадреналином; при ощущении опасности возникает страх, подкрепленный адреналином; появление соперника или конкурента  становится причиной ревности и зависти. Регулярное раздражение соответствующим образом преобразует обычные, контролируемые нами эмоции в нечто большее: в первом случае агрессия перерастает в ненависть, во втором — страх в тревогу (состояние жертвы), в третьем — в раздражительность и недовольство.

К негативным проявлениям эмоций относят также чрезмерную радость, так как из-за нее энергия человека рассеивается бесследно, теряясь и распыляясь понапрасну. Из-за постоянных потерь человек вынужден искать новые удовольствия, которые он опять не способен удержать. Цикл замыкается, и жизнь превращается в постоянный поиск развлечений, что приводит к тревожным состояниям (страх утратить доступ к желаемому), отчаянию и бессоннице.

Схема действия позитивных эмоций

Позитивные эмоции сопровождаются выделением гормонов счастья (эндорфин, дофамин), они дают эйфорический эффект, который заставляет человека стараться больше, чтобы снова получить радость и успокоение. Похожим образом работает серотонин, от уровня которого в крови зависит чувствительность к боли и физическим факторам (именно благодаря ему дети так легко забывают о травмах и способны долгое время не замечать явные повреждения, такие как порезы, разрывы и т.п.).

Любая положительная эмоция повышает работоспособность нервной системы, улучшает сон, стабилизирует эмоциональное состояние, способствует выработке гормонов радости (эндорфины) и оказывает позитивное влияние на гормональный фон организма.

Чем больше положительных эмоций ощущает человек, тем меньше он подвержен стрессу и различным заболеваниям.

Физиологические проявления эмоций 

Гормоны подготавливают организм к ответу на раздражение: ускоряется ритм сердечных сокращений, расширяются сосуды, возникает характерная мимика, сокращаются брюшные мышцы, учащается дыхание, стимулируется эвакуационная функция ЖКТ, появляется «гусиная кожа» (приспособление к температуре воздуха), жар, нервное возбуждение.

Когда преодолевается граница регулярного влияния, это означает, что человек самостоятельно не справился с проблемой, которая постоянно вызывала соответствующие эмоции. При достижении определенного предела, индивидуального для каждого, организм сам берет рычаги управления телом. Таким образом, при новом появлении раздражителя сознательная часть личности теряет контроль. В таком случае человек начинает вести себя подобно животному, способен нанести вред себе или окружающим, т.

е. эмоции могут не только навредить физическому телу, но и серьезно подточить духовное здоровье.

В случае постоянного эмоционального влияния, будь оно позитивным или негативным, организм саморазрушается, так как человек перестает обращать внимание на его первичные потребности. Постоянная сильная реакция (волнение, озабоченность, страх, эйфория) истощает тело, что и становится причиной заболевания.

Каждый из нас знает, что возникающие вследствие каких-либо событий эмоции являются подспорьем для формирования настроения. А от настроения, в свою очередь, зависит способность справляться с теми или иными проблемами. Бодрость духа всегда сопровождается успехом и радостью, а подавленность и усталость — болезнями и несчастьями.

Таким образом, мы выяснили, что эмоции крайне сильно воздействуют на человеческий организм. И если вы стремитесь к отменному здоровью, то помимо традиционных методов предотвращения заболеваний, необходимо следить за своим эмоциональным состоянием и контролировать его.

Существует несколько способов управления эмоциональным состоянием:

Иной взгляд на происходящее. На эмоции людей влияет не то, что происходит, а то, как сами люди воспринимают происходящее. Поэтому один из способов управления эмоциональным состоянием состоит в том, чтобы изменять отношения к событиям.

  • «Вспомнить» нужное настроение. Необходимо попытаться вспомнить то, что может поднять настроение. Вспоминая это состояние, особенно концентрируясь на деталях, человек получить нужное ему настроение.
  • Позитивное мышление. Необходимо спокойней воспринимать ситуации, происходящие с вами в течение дня. Естественно, бывают моменты, в которых эмоции «берут верх» над рассудком, но стараться держать свое сознание под контролем необходимо.
  • Рациональная физическая активность. Спорт помогает избавиться от стресса, так как во время физической активности люди выплескивают всю негативную ответственность.
  • Доверие. Зачастую, чтобы изменить свое эмоциональное состояние, достаточно просто пообщаться с близким вам человеком, рассказав «о наболевшем».
  • Правильный настрой. Не бывает безвыходных ситуаций, существуют моменты, когда люди не хотят искать решение проблемы.
  • Создание гармоничной атмосферы. Стоит окружать себя приятными людьми и положительными эмоциями. В доброжелательной обстановке зачастую просто некогда расстраиваться.

Таким образом, можно сделать вывод, что каждому человеку, если он хочет сохранить свое здоровье и жить в здравии и благополучии, необходимо менять свои привычки. То есть перестать зацикливаться на негативных эмоциях и стараться больше внимания обращать на позитивные вещи и новости.

Заведующая СЭО, врач по общей  гигиене

ФГБУЗ ЦГиЭ № 28  ФМБА России

О.А. Ткаченко

 

Семь эмоций, которых больше нет

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

В прошлом эмоции чаще были связаны с определенным временем или местом.

Человеческие эмоции традиционно считаются чем-то вечным, одинаковым для всех людей.

Однако они разнятся от места к месту (например, чисто немецкое Schadenfreude, а по-нашему "злорадство"), а высоколобые ученые регулярно обнаруживают новые, чему свидетельством миллионная армия страдающих "синдромом упущенной выгоды" (Fear of Missing Out, иначе говоря - боязнь пропустить что-то чрезвычайно важное в "Твиттерах" и "Фейсбуках" бесчисленных друзей, большинство из которых ты и в глаза никогда не видел).

Более того, как сами эмоции, так и то, как мы их испытываем, воспринимаем и обсуждаем, с течением времени могут меняться.

Би-би-си побеседовала с доктором Сарой Чейни из Центра истории эмоций и выбрала несколько наиболее ярких примеров.

1. Ацедия

Ацедия - это весьма специфическое переживание, свойственное отдельному классу людей Средневековья: монахам, живущим в монастырях.

В списке восьми смертных страстей средневековые богословы поместили ацедию на шестое место. Ее частенько вызывает духовный кризис, а страдающие ацедией испытывают лень, уныние, вялость, а превыше всего - желание как можно скорее распрощаться со "святой жизнью".

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Ацедией страдали исключительно монахи в монастырях

"В наши дни это посчитали бы чем-то похожим на депрессию, - говорит Сара Чейни. - Но ацедия была прочно связана именно с духовным кризисом и монастырской жизнью".

Похоже, эти проблемы всерьез заботили настоятелей средневековых монастырей, которых приводила в отчаяние сопровождающая ацедию лень.

С течением времени ацедия все больше воспринималась как синоним лености - одного из смертных грехов.

2. Неистовство

"Это еще один хороший пример эмоций, свойственных средневековью, - объясняет Сара Чейни. - Сродни гневу, но более узкий термин по сравнению с тем, как мы описываем гнев сегодня. Некто, пребывающий в неистовстве, также сильно возбужден, временами впадает в приступы ярости, мечется взад-вперед и в целом производит много шума".

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Безумие сопровождалось физическим возбуждением: невозможно было оставаться на месте

Скажем так: тихо сидеть на стуле в приступе неистовства не выйдет. Эта конкретная эмоция диссонирует с нашими современными представлениями об эмоциях как о чем-то сугубо внутреннем, что можно спрятать, если хорошо постараться. К средневековому неистовству это никак не применимо.

"Словарь, применявшийся людьми того времени для описания своих ощущений, означает, что испытать похожие эмоции нам сегодня недоступно", - говорит Чейни. Многие эмоции настолько привязаны к географии и историческому периоду, что испытать их сегодня невозможно.

3. Меланхолия

Сегодня мы называем меланхолией чувство тихой, печальной задумчивости. "В прошлом все было по-другому, - говорит Сара Чейни. - На заре современного периода истории меланхолия воспринималась как физический недуг, зачастую сопровождающийся страхом".

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Меланхолия считалась признаком переизбытка черной желчи

До XVI века считалось, что человеческое здоровье определяет баланс четырех жизненных соков: крови, слизи, черной и желтой желчи. Меланхолии соответствовал переизбыток черной желчи.

"В то время одним из симптомов меланхолии был страх. В отдельных случаях люди даже боялись двигаться, поскольку им казалось, что они сделаны из стекла и могут разбиться", - говорит Сара Чейни.

Например, французский король Карл VI страдал именно этим расстройством настолько, что приказал вшить в свою одежду железные стержни - чтобы случайно не разбиться вдребезги.

4. Ностальгия

Ностальгия - еще одна эмоция, значение которой изменилось со временем.

"Сегодня мы часто используем это слово в разговорах, но когда оно появилось, ностальгия обозначала физическую болезнь, - рассказывает доктор Чейни. - Это была болезнь моряков XVIII века: что-то связанное с тягой к дому и ощущение, что дома что-то произошло, пока они в море".

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Ностальгия - болезнь моряков, тоскующих по суше и дому

В отличие от современной, ностальгия трехсотлетней давности имела и физические симптомы. Ностальгирующие моряки ощущали усталость, апатию, страдали от загадочных болей и не могли выполнять свою работу.

В особо острых случаях ностальгия могла закончиться смертельным исходом. Согласитесь, совсем не то же самое, что наша сегодняшняя тоска по "старым добрым временам".

5. Военный невроз

Это расстройство, которое, в частности, испытывали солдаты в траншеях Первой мировой под постоянным артиллерийским обстрелом.

Как и некоторые другие эмоциональные переживания, военный невроз находится на стыке эмоций и физической болезни в том, что касается его восприятия и лечения.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Страдавшие военным неврозом солдаты иногда теряли зрение и слух без визимых причин

"Страдавшие от невроза испытывали странные спазмы и зачастую теряли слух и зрение, на вид без всяких внешних повреждений или травм, - объясняет Сара Чейни. - В начале войны считалось, что это следствие нахождения на передовой, слишком близко от разрывов снарядов, которые физически сотрясали мозг. Но позже было принято думать, что это следствие эмоциональных переживаний".

6. Ипохондрический синдром

К XIX веку ипохондрия тоже стала напрямую ассоциироваться с эмоциональным состоянием.

"В общих чертах ипохондрия была мужской версией того, что доктора Викторианской эпохи называли "истерией", - объясняет Чейни. - Считалось, что она вызывает усталость, боли и проблемы с пищеварением. В XVII и XVIII веке полагали, что ипохондрию вызывает больная селезенка, но потом стали считать, что в ней виноваты нервы".

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

К некоторым эмоциям относились как к болезням

Викторианские врачи считали, что эти симптомы вызывал ипохондрический синдром, то есть навязчивое беспокойство о состоянии собственного тела. Так что, хотя речь шла о физических симптомах, дух и эмоции тоже считались пострадавшими.

7. Нравственное помешательство

Сам термин был изобретен доктором Джеймсом Коулсом Причардом в 1835 году.

"Практически он означает "эмоциональное сумасшествие", - говорит Сара Чейни. - Дело в том, что долгое время термины "нравственный", "моральный" означали "психологический", "эмоциональный", и в то же время применялись в том же смысле, что и сейчас, что создавало определенную путаницу".

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

"Нравственным помешательством" назывался широкий список болезней и эмоциональных состояний

Пациенты, которых доктор Причард считал "нравственно помешанными", вели себя странно и хаотично в отсутствие ярких признаков психических отклонений.

"Причард считал, что значительное количество пациентов в принципе могли функционировать как обычные люди, но при этом не могли контролировать свои эмоции или неожиданно совершали преступления", - объясняет Чейни.

Например, клептомания среди образованных высокородных женщин считалась "нравственным помешательством", поскольку предполагалась, что этим женщинам незачем красть. "Это был собирательный термин для всех чрезмерно ярких эмоций, и зачастую применялся к неуправляемым детям", - добавляет Сара Чейни.

Эмоциональная целостность в период изменений

ГлавнаяО проектеНовостиЭмоциональная целостность в период изменений

02.11.2020

Каких эмоций вы боитесь? Гнева или страха, тревожности или растерянности, вины или досады? На самом деле не существует плохих и хороших эмоций: то, какой мы считаем эмоцию, зависит от нашего воспитания и бэкграунда. Мы сдерживаем те эмоции, которые не приняты в нашем окружении, и проявляем те, что нам позволили. В одной семье не принято проявлять гнев, в другой страх, в третьей — сочувствие. Но подавление эмоций приводит к эмоциональному истощению, стрессу и даже серьезным заболеваниям. В условиях изменений внешней среды они вызывают сильное напряжение и в результате — эмоциональные взрывы. В этом материале мы расскажем, как сохранять эмоциональную целостность в период изменений и быть хозяином своих мыслей. Советами с нами поделилась Марина Багаева, эксперт-практик в области личностного и командного развития.

Эмоции — производные наших мыслей, индикаторы состояния организма. Поэтому их нужно проживать, прорабатывать. Неэффективно заглушать эмоции — на какое-то время станет легче, но внутри будет нарастать негатив, организм будет жить в страхе. Например, если подавлять гнев, радость будет проявляться слабее.

КАК ПРОРАБОТАТЬ ЭМОЦИЮ

  1. Осознайте и нарисуйте свою эмоцию. Лучше рисовать левой рукой. Можно попробовать рисовать с закрытыми глазами. Учитесь распознавать свои эмоции, называть их. Это чувство жалости или разочарования? Вины или неловкости?
  2. Покричите. В лесу, парке или дома в подушку.
  3. Сходите на силовой массаж. Убирание зажимов помогает справиться с эмоциями.
  4. Переведите эмоцию в танец. Сфокусируйтесь на эмоции и начните танцевать.
  5. Выговоритесь. Важно просто поделиться проблемой, не получая без обратной связи. Если вы понимаете, что близкие начнут давать советы, то лучше выговоритесь для начала неодушевленному предмету или дереву в парке.
  6. Сделайте дыхательную практику. Дыхание связано с нервной системой. Поэтому любая дыхательная гимнастика поможет вам успокоиться.
  7. Напишите письмо человеку, вызывающему негативные эмоции. Осознайте чувства и запишите их на бумаге. После этого письмо нужно не отправить, а порвать или выбросить.
  8. Можно воспользоваться анкетой «Радикального прощения» Колина Типпинга. Она поможет прочувствовать и принять эмоции, отделить напускные чувства, посмотреть на ситуацию со стороны и спокойно изменить ее.

Есть сильные эмоции, которые в одиночестве страшно проживать. В таком случае лучше обратиться к специалисту.

Важно прислушиваться к себе, к своему телу. Почаще безоценочно описывать ощущения. Что с вашим телом? Какая у вас осанка? Сильно ли бьется сердце?

Не забывайте, что все эмоции — это индикаторы. Неэффективные эмоции защищают наш организм от негатива. Подумайте, в чем ценность каждой вашей негативной эмоции. Разберите каждую из них с точки зрения пользы. Например, отвращение защищает от гнилой пищи и ненужных людей. Страх связан с инстинктом самосохранения, помогает избежать опасности и лучше подготовиться к событию. Гнев помогает понять, что кто-то нарушает ваши границы. Обида — это запрос на любовь, форма гнева для того, кто запрещает себе гневаться. Она показывает, что человек для вас важен и сделал вам больно. Обида помогает выстроить границы и понять ваши ценности. Вина сигнализирует о том, что вы противоречите собственным ценностям.  Апатия показывает, что нужно отдохнуть и восполнить ресурсы.

ЧТО ДЕЛАТЬ С ЭМОЦИЯМИ В ПЕРИОД ИЗМЕНЕНИЙ

  • Осознайте эмоцию.
  • Проявите ее: сообщите о ней.
  • Поймите, в чем ваша цель. Что вы собираетесь сделать?
  • Сопоставьте цель и эмоцию. Возможно, вам нужна именно эта эмоция!
  • Определите, какая эмоция нужна для этой цели. Например, вас подкалывают коллеги. Хотите сохранить с ними отношения? Тогда поможет спокойствие. Хотите отстоять границы? Понадобится доля раздражения — поможет спокойно высказать то, что не нравится.
  • Выберите способ для нужного эмоционального состояния. Заранее заведите себе список способов для достижения нужного эмоционального состояния.
  • Примените этот способ.

Переформулируйте внутренний посыл, поймите, какая именно цель вам нужна и какие эмоции помогут, задайте правильную атмосферу и, конечно, начинайте с небольших шагов уже сейчас.

Возврат к списку

Наши эмоции - Медицинская клиника «ДонМед» в Ростове-на-Дону

«Эмоции не только играют роль важнейших факторов в жизни отдельной личности, но они вообще самые могущественные из известных нам природных сил». Карл Ланге

У вас когда-нибудь захватывало дух от счастья? Или сжимало сердце от сожаления или горечи потери? Или вдруг неожиданно «схватывал» живот от волнения и тревоги? Если да, то теперь вы знаете как эмоции отражаются на нашем теле, а значит и на нашем самочувствии и здоровье. Разберем немного, что такое эмоции и как они могут на нас влиять.
Отражая наше личностное восприятие себя, окружающих людей, ситуаций и мира в целом, эмоции (от лат. emoveo — потрясаю, волную) раскрашивают нашу жизнь в яркие краски. Эмоции позволяют нам более выразительно коммуницировать, проявлять себя, служат двигателем нашего развития на пути удовлетворения новых интересов и устремлений, подкрепляют нашу мотивацию и решимость совершить то, что хочется. Эмоциям принадлежит решающая роль в процессе обучения, в формировании условных рефлексов и привычек, эмоции активируют память, содействуют саморазвитию в процессе освоения новых сфер деятельности.
Эмоции помогают вовремя осознать опасность или благоприятность момента. Они предупреждают нас, сигналят, привлекают наше внимание к чему-то важному и дают возможность найти верное решение в конкретной ситуации, служат приспособляемости и самосохранению индивида. Также эмоции напрямую связаны с эмоциональным и физическим здоровьем человека.
Основными эмоциями, согласно Р. Плутчику, являются радость, грусть, страх, доверие, ожидание, удивление, злость, неудовольствие. Сложные эмоции получаются из базовых путем их сложения и создают дополнительное многообразие эмоциональных проявлений разной степени насыщенности.
Разделение эмоций на положительные и отрицательные определяет наше прогнозирование относительно вероятности удовлетворения нашей потребности. Низкая вероятность удовлетворения потребности делает эмоции отрицательными (например, досада, гнев, печаль, скука), высокая степень ожидания удовлетворения потребности придает нашим эмоциям положительную окраску (например, радость, интерес, доверие).
Эмоции проявляются эмоциональными реакциями (плачем, смехом), эмоциональными состояниями (настроением, тревогой, волнением, аффектом), эмоциональными отношениями (любовью, ненавистью, ревностью).
Эмоции напрямую связаны с высшими психическими функциями, деятельностью центральной нервной системы, уровнем гормонов и нейромедиаторов. Та или иная эмоция активирует вегетативную нервную систему, которая в свою очередь воздействует на эндокринную и нервно-гуморальную системы. Например, проявление доверия связано с уровнем окситоцина, агрессии, ярости — с уровнем тестостерона и адреналина, спокойствия — с уровнем эндорфинов, радости – с уровнем норадреналина, серотонина, мелатонина.
Эмоции могут придавать нам силы (стенические эмоции), а могут их забирать (астенические).
Стенические эмоции сопровождаются улучшением самочувствия, жизненного тонуса, психической активности и ощущением собственной силы. Сюда относят не только все положительные, но и часть отрицательных эмоций (например, ярость, гнев). Проявления стенических эмоций чаще всего связаны с возбуждением симпатического отдела вегетативной нервной системы. Слишком выраженные стенические эмоции могут приводить к заболеваниям, связанным с нарушениями в деятельности сердечно-сосудистой системы.
Астенические эмоции (страх, горе) угнетают настроение, снижают психическую активность, жизненный тонус и самочувствие. Длительно текущие астенические эмоции ведут к снижению защитных сил организма и способствуют развитию ряда заболеваний, связанными с замедлением обмена веществ, кровообращение, упадком сил, снижением умственной и мышечной деятельности.
Эмоции могут быть также здоровыми, которые помогают осознанию произошедшего и ведут к поиску решения, и нездоровыми, которые заставляют мысли и чувства «бегать по кругу», начинают мешать жить в нормальном состоянии и со временем истощают.
А. Эллис делит эмоции на рациональные и иррациональные. Первые выражаются в форме пожеланий и предпочтений («Я хотел бы…», «Мне нравится, когда…»), вторые – в форме абсолютных требований («Я должен…», «Всегда…», «Никогда…»)
И одна и та же отрицательная эмоция при правильном (рациональном) отношении к происходящему оказывается неприятной, но вполне выносимой, а при искаженном восприятии реальности (иррациональном) может оказаться пыткой. Таким образом, здоровая негативная эмоция отличается от нездоровой лишь нашим отношением и верованием, которое мы к ней применяем.
Связь эмоционального реагирования с уровнем здоровья изучается давно и подтверждена многими исследователями. Перефразируя известное высказывание можно сказать: «Скажи, какие ты испытываешь эмоции, и я скажу какое у тебя здоровье».
Традиционно считается, что к стрессу и заболеваниям приводят только негативные эмоции, однако постоянное испытывание только позитива также не укрепляет здоровье, может приводить к энергетическому истощению, внутреннему хаосу, бессоннице, сердечным заболеваниям. Стресс, вызванный радостными переменами, может оказаться даже сильнее, чем стресс от неприятностей. Какой бы ни была эмоция, переживаемая человеком, она всегда вызывает те или иные изменения в организме — как в отдельных органах, так и влияет на здоровье человека в целом.
Таким образом, эмоциональное здоровье напрямую связано с физическим благополучием и комфортом, и во многом определяет степень удовлетворенности жизнью и даже успешность. Можем ли мы сами в какой-то степени регулировать свое здоровье через эмоции? Конечно, да! Находясь в хорошем эмоциональном состоянии, мы способны легче воспринимать неожиданные перемены, справляться с препятствиями и негативными событиями. Оптимистичные люди лучше справляются с заболеваниями, меньше болеют и быстрее выздоравливают. Они чувствуют себя более естественно и комфортно будучи тем, кем они на самом деле являются, потому что при здоровой эмоциональной жизни человек позволяет своим эмоциям течь свободно в соответствии с реальностью.
И мы сами в состоянии управлять своим эмоциональным здоровьем через свое отношение к окружающей его реальности, через свободу, силу, степень своего эмоционального реагирования, через выбор доминирующих эмоций, через выбор спектра эмоциональных проявлений и частоту переключения этой палитры. Сохраняя баланс эмоций в его многообразии проявлений и степени выражения, мы сохраняем и свое физическое здоровье в гармонии на долгие годы.
О. Копылова, врач, психолог, коуч.

В клинике “ДонМед” ведет прием врач-психолог Копылова Ольга Станиславовна со стажем работы 26 лет. Записывайтесь на прием по тел: +7-863-333-50-70.

Имеются противопоказания. Необходима консультация специалиста.

Эмоции. Что такое "Эмоции"? Понятие и определение термина "Эмоции" – Глоссарий

Эмоции (от лат. emovere – возбуждать, волновать) – особый вид психических процессов или состояний человека, которые проявляются в переживании каких-либо значимых ситуаций (радость, страх, удовольствие), явлений и событий в течение жизни. Эмоции выступают в качестве главных регуляторов психической жизни и возникают в процессе практически любой активности человека. Эмоции возникли в процессе эволюции: с их помощью животные могли оценивать биологическую значимость явлений окружающего мира и внутреннего состояния организма.

Выделяют различные виды эмоций. Тон ощущений (реакции, сопровождающие вкусовые, болевые, слуховые и другие ощущения) – простейшая форма эмоций. Они могут быть положительными – побуждать человека или животного к повторному позитивному переживанию – и отрицательными - побуждать к избеганию подобных переживаний.

В стрессовой ситуации могут появляться аффекты– особый вид эмоциональных явлений, отличающийся большой силой и краткостью протекания. При возникновении аффекта тормозятся все другие психические реакции. Обычно состояние аффекта возникает при критическом, затруднительном положении человека или животного. Аффект навязывает особый тип «аварийного поведения», закрепленного эволюционным путем: бегство, нападение и т.п.

Собственно эмоции представляют собой особый вид. Они могут возникать как в реальном, так и воображаемом плане, то есть вызываться не только реальными событиями, но и представляемыми объектами. Обычно они не имеют каких-то внешних выражений. Эмоции привязаны к каким-либо определенным ситуациям и возникают при различной деятельности человека.

Важная особенность эмоций состоит в том, что они могут обобщаться и передаваться. Благодаря продуктам культуры формируется общий эмоциональный язык, общий опыт эмоциональных переживаний, который гораздо шире и разнообразнее индивидуального опыта человека. Чувства – высшая стадия эмоций, результат их обобщения. Они надситуативны и могут даже иногда управлять более простыми формами эмоций (например, гордость за успех любимого или любимой).

Большое влияние на формирование представлений об эмоциях оказали Аристотель (он полагал, что эмоции – особый вид познания мира), Рене Декарт, Борух Спиноза. В 1872 году вышла работа Ч. Дарвина «Выражение эмоций у человека и животных» об адаптивной роли эмоций. Существуют несколько известных теорий эмоций: Теория Джемса – Ланге, Кэннона – Барда, теория активации, бехивиористская теория эмоций, когнитивно-оценочная и т.д.

«Тепловая» карта эмоций на человеческом теле

Команда учёных из Университет Аалто (Хельсинки, Финляндия) составила карту эмоций, выяснив в каких частях тела и как именно мы ощущаем то или иное эмоциональное состояние.

В исследовании приняло участие 700 человек. Для чистоты эксперимента и корреляции культурных и языковых особенностей восприятия эмоций, к участию были приглашены представили из Западной и Восточной Европы, Юго-Восточной Азии.

В ходе серии экспериментов учёные с помощью различных стимулов вызывали у испытуемых различные эмоции и с помощью датчиков фиксировали неврологические и физиологические изменения. Кроме того, каждому участнику было предложено самостоятельно указать свои телесные ощущения, раскрасив соответствующим цветом области на бумажных силуэтах человеческого тела. Например, учащённое сердцебиение, «жар» — красными и жёлтыми цветами, холодные руки и ноги, «холод» — синими и т. д.

Тепловая карта эмоций на человеческом теле

На рисунке: особенности "теплового" изображения человеческого тела в зависимости от испытываемой эмоции

Проанализировав и сгруппировав данные было обнаружено, что люди независимо от пола, возраста, языка и культуры ощущают и испытывают эмоции одинаково: гнев, страх и тревога нашли отражение в груди и связаны с увеличением сердцебиения, чувство грусти, стыда или депрессии вызывает слабость, снижение чувствительности конечностей и т. д.

Учёные установили интересную взаимосвязь между базовыми человеческими эмоциями и физиологическими реакциями в разных частях тела, что в свою очередь может дать объяснение некоторым выражениям, таким как, «оцепенеть от страха», «разбитое сердце», «бабочки в животе» и другие.

Понимание связи между телесными ощущениями и эмоциями может открыть двери для лечения целого спектра эмоциональных расстройств. Учёные предполагают, что составленная карта эмоций может помочь в разработке биомаркеров для некоторых заболеваний. Кроме того, результаты исследования могут найти применение в восстановительной медицине, основываясь на гипотезе, что эмоциональное состояние модулирует, изменяет физиологические реакции. Иными словами, хорошее настроение, ощущение радости способствует выздоровлению, нежели постоянная депрессия.

Источник: Proceedings of the National Academy of Sciences

9 достоверных фактов о наркотиках

  1. Наркотики мешают творчеству

Существует шкала эмоций, по которой люди перемещаются вверх и вниз в течение жизни. Предположим, кому-то скучно. Человек курит «травку» (марихуану), под действием наркотика нервы немеют, человека «поднимает» в состояние ложного счастья. Но это фальшивка, так как после наркотика он чувствует себя так плохо, что все становится безразлично. Когда наркоман снова поднимется по шкале эмоций, он окажется чуть «ниже» того состояния, в котором был до приема наркотика.

Человек движется все ниже и ниже по шкале, чувствует себя все менее и менее счастливым и со временем теряет способность к творчеству.

 

  1. Наркотики притупляют все чувства

Так как наркотики «замораживают» нервную систему, они становятся единственным способом, который может избавить от нежелательных ощущений боли, грусти, скуки или страха. Иногда, в критических медицинских ситуациях, наркотики необходимы. Однако эти вещества блокируют все ощущения и чувства. В конце концов, любое чувство становится труднее для восприятия. Человек ощущает себя менее активным и может вести себя так, будто ничто происходящее его не заботит.

Кроме всего прочего, наркотики влияют на человека так, что он становится менее восприимчивым к окружению, более медлительным. Затормаживаются мыслительные процессы и реакция. Таким образом, если человек принял наркотики, несчастные случаи и другие опасные ситуации могут произойти с ним с большей вероятностью.

 

  1. Экстази – один из наиболее опасных наркотиков

Исследования показали, что экстази очень серьезно и на продолжительное время повреждает нервную систему. Экстази – это «галлюциноген» (наркотик, который действует на разум таким образом, что человек видит или чувствует что-то, чего не происходит в реальности). Галлюциногены – одни из наиболее опасных наркотиков.

Галлюциногены перемешивают «картинки» в разуме человека. Результатом этого могут стать постоянный страх, грусть и другие чувства, которые не имеют ничего общего с происходящим в реальности.

 

  1. Марихуана повреждает легкие, нервы и мозг

В дыме марихуаны содержится 400 химикатов, 60 из которых увеличивают риск заболевания раком. Эти элементы остаются в организме на годы. Марихуана содержит нейротоксин (яд, действующий на мозг и нервы).

Когда кто-либо курит марихуану, происходит две вещи: во-первых, происходит очень быстрое сжигание витаминов и минералов в теле человека, во-вторых, нервы человека немеют.

Каждый раз он курит больше, так как не чувствует себя достаточно хорошо, и каждый раз, когда действие наркотика заканчивается, он чувствует себя немного хуже, чем до этого.

В конце концов, те, кто курят марихуану, не хотят наркотика… им НУЖЕН наркотик, чтобы приглушить нежелательные ощущения в теле, вызванные его употреблением.

 

  1. Наркотики остаются в организме годами после употребления

Большинство наркотиков откладывается в жирах организма и может оставаться там годами.

 

  1. Когда действие наркотика закончится, человек захочет еще

Когда действие любого наркотика проходит, боль или неприятное ощущение становятся еще сильнее, чем раньше.

 

  1. Алкоголь – самый широко используемый наркотик

Алкоголь это наркотик. Подобно любому другому наркотику, он отравляет организм. Он сжигает витамины в вашем организме, и вы чувствуете себя уставшим или больным после его принятия. Это является причиной «похмелья».

 

  1. Все наркотики воздействуют на разум

Когда человек думает о чем-либо, он пользуется картинками из своей памяти. Такую «умственную картинку» легко увидеть самому. Если вы закроете слова на несколько секунд и подумаете о кошке, то увидите изображение кошки. Каждую секунду разум записывает 25 картинок и хранит их в дальнейшем для решения жизненных проблем.

Обычно, когда человек вспоминает что-нибудь, информация приходит к нему из картинок его разума очень быстро. Но наркотики затуманивают эти картинки, они делают их бессмысленными и расплывчатыми, что образует «пустоты» в разуме.

Когда человек пытается получить информацию из такой мутной массы, ему это не удается. Наркотики делают человека заторможенным и глупым.

  1. Люди принимают наркотики, чтобы избавиться от неприятных ощущений

Те, кто принимают наркотики, пытаются избавиться от боли или нежелательных ощущений, включая скуку. Чтобы понять, почему человек принимает наркотики, необходимо знать, что с ним было не так до начала их приема.

Возможно, это была проблема со здоровьем, причиняющая боль. Возможно, ему хотелось почувствовать себя более счастливым. Или, может быть, ему было просто скучно.

Наркотики – это временный уход от нежелательных ощущений. Чтобы найти настоящее решение, человеку необходимо найти первопричину.

 

История эмоций | Институт Макса Планка человеческого развития

У эмоций есть история? И делают ли они историю? На эти вопросы и пытается ответить новый Исследовательский центр «История эмоций». Чтобы исследовать эмоциональные порядки прошлого, историки тесно сотрудничают с психологами и специалистами в области образования. Кроме того, они опираются на опыт антропологов, социологов, музыковедов и ученых, занимающихся литературой и искусством. Наше исследование основывается на предположении, что эмоции - чувства и их выражения - формируются культурой и усваиваются / приобретаются в социальном контексте.То, что кто-то может и может почувствовать (и показать) в данной ситуации по отношению к определенным людям или вещам, зависит от социальных норм и правил. Таким образом, он исторически изменчив и открыт для изменений.

Основная цель Исследовательского центра - отслеживать и анализировать меняющиеся нормы и правила чувств. Поэтому мы смотрим на разные общества и видим, как они развивают и организуют свои эмоциональные режимы, коды и лексиконы. Исследования сосредоточены на современном периоде (18–20 вв.).
Географически он включает как западные, так и восточные общества (Европа, Северная Америка и Южная Азия).

Особое внимание уделяется институтам, которые оказывают сильное влияние на человеческое поведение и его эмоциональные основы, такие как семья, закон, религия, армия, государство.
Не менее важным для исследовательской программы Центра является историческое значение эмоций. Считается, что эмоции мотивируют человеческие действия и, таким образом, влияют на социальное, политическое и экономическое развитие.

В этом качестве они были и были привилегированным объектом манипуляции и инструментализации. Кому какие эмоции по каким причинам обращались? В какой степени эмоции сыграли роль / способствовали формированию и распаду социальных групп, сообществ и движений? Эти и другие вопросы открывают двери в новую область исследований, целью которой является тщательное историзирование важнейшего элемента человеческого развития.


Согласно исследованию
, у

человек всего четыре эмоции

Забудьте о расхожем мнении, что люди - сложные существа с широким спектром эмоций.Новое исследование показывает, что их всего четыре.

Широко распространенное научное предположение состоит в том, что у нас есть шесть эмоций: счастье, удивление, страх, отвращение, гнев и грусть. Но новое исследование ученых из Университета Глазго, опубликованное на этой неделе в журнале Current Biology , говорит, что у людей может быть только четыре биологически обоснованных эмоции: счастье, грусть, испуг / удивление и гнев / отвращение.

Участникам исследования показали выражения лиц, сгенерированные компьютером, и попросили определить эмоцию из шести наиболее приемлемых.Вначале гнев и отвращение, а также страх и удивление были очень похожи. Например, у удивления и страха похожие движения бровей. Однако по мере развития выражений участники могли различать их, но только со временем, предполагая, что различия в гневе, отвращении, удивлении и страхе являются результатом социальной эволюции, а не биологического характера.

Дети эмо повсюду воспринимают эту новость с гораздо более ограниченным диапазоном эмоций, чем раньше.

[ Current Biology ]

Подпишитесь на нашу новостную рассылку о развлечениях.

Подпишитесь на More to the Story, чтобы получить контекст, который вам нужен для любимой поп-культуры.

Спасибо!

В целях вашей безопасности мы отправили письмо с подтверждением на указанный вами адрес.Щелкните ссылку, чтобы подтвердить подписку и начать получать наши информационные бюллетени. Если вы не получите подтверждение в течение 10 минут, проверьте папку со спамом.

Свяжитесь с нами по [email protected]

Анатомия эмоций

iStock.com/cglade

В 1970-х годах антрополог Пол Экман предположил, что люди испытывают шесть основных эмоций: гнев, страх, удивление, отвращение, радость и печаль. С тех пор ученые оспаривают точное количество человеческих эмоций - некоторые исследователи утверждают, что их всего четыре, в то время как другие насчитывают целых 27. Ученые также спорят, являются ли они универсальными для всех человеческих культур и рождены ли мы с ними. или узнайте их на собственном опыте. Даже определение эмоции вызывает споры. Ясно одно: эмоции возникают в результате активности определенных областей мозга.

Три структуры мозга, по-видимому, наиболее тесно связаны с эмоциями: миндалевидное тело, островковая часть или островковая кора и структура в среднем мозге, называемая периакведуктальной серой.

Исследовать Миндалевидное тело 3D МОЗГ

Парная миндалевидная структура глубоко внутри мозга, миндалевидное тело объединяет эмоции, эмоциональное поведение и мотивацию. Он интерпретирует страх, помогает отличить друзей от врагов, а также определяет социальные награды и способы их достижения. Миндалевидное тело также важно для типа обучения, называемого классическим кондиционированием. Русский физиолог Иван Павлов впервые описал классическое обусловливание, когда при многократном воздействии раздражитель вызывает особую реакцию в своих исследованиях пищеварения у собак.У собак выделялась слюна, когда лаборант приносил им еду. Со временем Павлов заметил, что у собак также начиналось выделение слюны при одном взгляде на техника, даже если он был с пустыми руками.

Островок является источником отвращения, например, сильной негативной реакции на неприятный запах. Переживание отвращения может защитить вас от проглатывания яда или испорченной пищи. Исследования с использованием магнитно-резонансной томографии (МРТ) показали, что островок активен, когда кто-то чувствует или ожидает боли.Нейробиологи считают, что островок получает отчет о физиологическом состоянии тела и порождает субъективные ощущения о нем, таким образом связывая внутренние состояния, чувства и сознательные действия.

Периакведуктальный серый цвет, расположенный в стволе мозга, также участвует в восприятии боли. Он содержит рецепторы для обезболивающих соединений, таких как морфин и оксикодон, и может помочь подавить активность чувствительных к боли нервов - это может быть одной из причин, по которой вы иногда можете отвлекаться от боли, чтобы вы не ощущали ее так остро.Периакведуктальный серый также участвует в защитном и репродуктивном поведении, материнской привязанности и тревоге.

Хотя эмоции неосязаемы и их трудно описать даже для ученых, они служат важным целям, помогая нам учиться, инициировать действия и выживать.


Адаптировано из 8-го издания Brain Facts Алексиса Внука

Об авторе

Дебора Халбер

Дебора Халбер - писательница, научная писательница и журналист из Бостона.Ее работы публиковались в The Atlantic, Time.com, The Boston Globe, MIT Technology Review, журнале Boston и университетских публикациях.

Список литературы

Крейг АБР. 2009. Как вы себя чувствуете - сейчас? Передний островок и человеческое сознание. Nat Rev Neurosci. 10 (1): 59–70. DOI: 10,1038 / номер 2555.

Linnman C, Moulton EA, Barmettler G, Becerra L, Borsook D.2012. Нейровизуализация периакведуктального серого: состояние поля. Нейроизображение. 60 (1): 505–522. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2011.11.095.

Помощь компьютерам в восприятии человеческих эмоций | MIT News

Исследователи MIT Media Lab разработали модель машинного обучения, которая делает компьютеры на шаг ближе к интерпретации наших эмоций так же естественно, как это делают люди.

В растущей области «аффективных вычислений» разрабатываются роботы и компьютеры для анализа выражений лица, интерпретации наших эмоций и соответствующей реакции.Приложения включают, например, мониторинг здоровья и благополучия человека, оценку интереса учащихся к занятиям, помощь в диагностике признаков определенных заболеваний и разработку полезных роботов-компаньонов.

Однако проблема заключается в том, что люди по-разному выражают эмоции в зависимости от многих факторов. Общие различия можно увидеть среди культур, полов и возрастных групп. Но другие различия еще более мелкие: время дня, сколько вы спали или даже ваш уровень знакомства с собеседником приводит к тонким вариациям в том, как вы выражаете, скажем, счастье или печаль в данный момент.

Человеческий мозг инстинктивно улавливает эти отклонения, но машины борются. В последние годы были разработаны методы глубокого обучения, чтобы помочь уловить тонкости, но они все еще не так точны и не так легко адаптируемы для разных групп населения, как могли бы.

Исследователи Media Lab разработали модель машинного обучения, которая превосходит традиционные системы в улавливании этих небольших вариаций выражения лица, чтобы лучше оценивать настроение при обучении на тысячах изображений лиц.Более того, используя немного дополнительных обучающих данных, модель может быть адаптирована для совершенно новой группы людей с такой же эффективностью. Цель состоит в том, чтобы улучшить существующие технологии аффективных вычислений.

«Это ненавязчивый способ контролировать наше настроение», - говорит Огги Рудович, исследователь Media Lab и соавтор статьи с описанием модели, представленной на прошлой неделе на конференции по машинному обучению и интеллектуальному анализу данных. «Если вам нужны роботы с социальным интеллектом, вы должны заставить их разумно и естественно реагировать на наши настроения и эмоции, больше как люди.”

Соавторами статьи являются: первый автор Майкл Феффер, студент курса электротехники и информатики; и Розалинд Пикард, профессор медиаискусств и наук и директор-основатель исследовательской группы Affective Computing.

Персонализированные эксперты

В традиционных моделях аффективных вычислений используется концепция «универсального решения». Они тренируются на одном наборе изображений, отображающих различные выражения лица, оптимизирующих функции, например, как скрученные губы при улыбке, и сопоставляют эти общие оптимизации функций с целым набором новых изображений.

Вместо этого исследователи объединили метод, называемый «смесь экспертов» (MoE), с методами персонализации моделей, которые помогли получить более подробные данные о выражениях лиц людей. По словам Рудовича, это первый раз, когда эти два метода были объединены для аффективных вычислений.

В MoE несколько моделей нейронных сетей, называемых «экспертами», обучаются, чтобы специализироваться на отдельной задаче обработки и выдавать один результат. Исследователи также включили «стробирующую сеть», которая вычисляет вероятность того, какой эксперт лучше всего обнаружит настроение невидимых субъектов.«В основном сеть может различать людей и говорить:« Это правильный эксперт для данного изображения », - говорит Феффер.

Для своей модели исследователи персонализировали МО, сопоставив каждого эксперта с одной из 18 отдельных видеозаписей в базе данных RECOLA, общедоступной базе данных людей, разговаривающих на платформе видеочата, разработанной для приложений эмоциональных вычислений. Они обучили модель на девяти объектах и ​​оценили их на девяти других, при этом все видео были разбиты на отдельные кадры.

Каждый эксперт и стробирующая сеть отслеживали выражения лиц каждого человека с помощью остаточной сети (ResNet), нейронной сети, используемой для классификации объектов. При этом модель оценивала каждый кадр на основе уровня валентности (приятного или неприятного) и возбуждения (возбуждения) - обычно используемых показателей для кодирования различных эмоциональных состояний. По отдельности шесть экспертов-людей пометили каждый кадр для валентности и возбуждения по шкале от -1 (низкие уровни) до 1 (высокие уровни), которые модель также использовала для обучения.

Затем исследователи выполнили дальнейшую персонализацию модели, в которой они загрузили данные обученной модели из некоторых кадров оставшихся видеороликов субъектов, а затем протестировали модель на всех невидимых кадрах из этих видеороликов. Результаты показали, что, имея всего 5-10 процентов данных, полученных от новой популяции, модель значительно превзошла традиционные модели, что означает, что оценка валентности и возбуждения на невидимых изображениях намного ближе к интерпретациям экспертов-людей.

Это показывает потенциал моделей для адаптации от популяции к популяции или от индивидуума к индивиду, с очень небольшим количеством данных, говорит Рудович.«Это ключ», - говорит он. «Когда у вас появляется новая популяция, вы должны иметь способ учитывать изменение распределения данных [тонкие изменения лица]. Представьте себе набор моделей для анализа выражений лица в одной культуре, который необходимо адаптировать для другой культуры. Без учета этого сдвига данных эти модели будут работать хуже. Но если вы просто попробуете немного из новой культуры, чтобы адаптировать нашу модель, эти модели могут работать намного лучше, особенно на индивидуальном уровне. Здесь лучше всего проявляется важность персонализации модели.

В настоящее время доступные данные для таких исследований аффективных вычислений не очень разнообразны по цвету кожи, поэтому данные обучения исследователей были ограничены. Но когда такие данные станут доступны, модель можно будет обучить для использования в более разнообразных группах населения. Следующим шагом, по словам Феффера, будет обучение модели на «гораздо большем наборе данных с более разнообразными культурами».

Улучшение взаимодействия между машиной и человеком

Еще одна цель - обучить модель, чтобы компьютеры и роботы автоматически учились на небольших объемах изменяющихся данных, чтобы более естественным образом определять, как мы себя чувствуем, и лучше удовлетворять потребности человека, говорят исследователи.

Он может, например, работать в фоновом режиме компьютера или мобильного устройства, чтобы отслеживать видео-разговоры пользователя и изучать тонкие изменения выражения лица в разных контекстах. «У вас могут быть такие вещи, как приложения для смартфонов или веб-сайты, которые смогут рассказать, что люди чувствуют, и рекомендовать способы справиться со стрессом или болью, а также другие вещи, которые негативно влияют на их жизнь», - говорит Феффер.

Это также может быть полезно при мониторинге, скажем, депрессии или слабоумия, поскольку выражение лица людей имеет тенденцию незначительно изменяться из-за этих условий.«Имея возможность пассивно контролировать выражение лица, - говорит Рудович, - со временем мы сможем персонализировать эти модели для пользователей и отслеживать, сколько отклонений они имеют ежедневно - отклоняясь от среднего уровня выразительности лица - и использовать их. для индикаторов благополучия и здоровья ».

Многообещающее приложение, по словам Рудовича, - это взаимодействие человека и робота, например, для персональных роботов или роботов, используемых в образовательных целях, где роботам необходимо адаптироваться для оценки эмоционального состояния множества разных людей.Одна из версий, например, использовалась, чтобы помочь роботам лучше интерпретировать настроение детей с аутизмом.

Родди Коуи, почетный профессор психологии Королевского университета в Белфасте и специалист по аффективным вычислениям, говорит, что работа Массачусетского технологического института «показывает, где мы на самом деле находимся» в этой области. «Мы приближаемся к системам, которые могут грубо расположить, от изображений лиц людей, где они лежат на шкале от очень положительного до очень отрицательного и от очень активного до очень пассивного», - говорит он. «Кажется интуитивно понятным, что эмоциональные знаки, которые подает один человек, не совпадают с знаками, которые дает другой, и поэтому логично, что распознавание эмоций работает лучше, когда оно персонализировано.Метод персонализации отражает еще один интригующий момент: более эффективно обучать нескольких «экспертов» и обобщать их суждения, чем обучать одного супер-эксперта. Эти двое вместе составляют удовлетворительный пакет ».

Риски использования ИИ для интерпретации человеческих эмоций

Что на самом деле чувствуют люди?

Это всегда было нелегко для компаний. Во-первых, эмоции по своей природе трудно читать.С другой стороны, часто существует разрыв между тем, что люди говорят, они чувствуют, и тем, что они чувствуют на самом деле, .

Подумайте, как люди реагируют на рекламу Суперкубка. По данным USA Today Ad Meter, в 2018 году телезрители проголосовали за лучший рекламный ролик Amazon «Алекса теряет голос», в котором знаменитости пытаются (безуспешно) заменить Алексу. "Groove" Diet Coke, в котором женщина, неловко танцующая после того, как выпила банку Diet Coke Twisted Mango, был признан худшим рекламным роликом.Основываясь на этом опросе, можно сделать вывод, что реклама Alexa оказала большее влияние. По словам Пола Зака, исследователя в области нейробиологии и главного исполнительного директора Immersion Neuroscience, команда которого изучала неврологическое погружение людей в рекламу. Команда Зака ​​оценивала уровень эмоциональной вовлеченности зрителей, измеряя изменения в уровне окситоцина, «нейронной сигнатуре эмоционального резонанса» мозга. Исследование показало, что «Groove» на самом деле имел большее влияние - доказательство для Зака, что в рекламе Суперкубка отсутствует «нулевая корреляция» между тем, что люди говорят, и тем, что они подсознательно чувствуют.

Когда мы брали интервью у Зака ​​об этом явлении, он резюмировал его словами: «Люди лгут, а их мозг - нет».

Многие компании используют фокус-группы и опросы, чтобы понять, что люди чувствуют. Теперь технология эмоционального ИИ может помочь предприятиям фиксировать эмоциональные реакции в режиме реального времени - например, путем декодирования выражений лица, анализа голосовых паттернов, отслеживания движений глаз и измерения уровней неврологического погружения. Конечным результатом является гораздо лучшее понимание своих клиентов и даже своих сотрудников.

Риски предвзятости в эмоциональном ИИ

Из-за субъективной природы эмоций эмоциональный ИИ особенно склонен к предвзятости. Например, одно исследование показало, что технология эмоционального анализа вызывает больше негативных эмоций у людей одних национальностей, чем у других. Рассмотрим последствия на рабочем месте, где алгоритм, последовательно определяющий человека как проявляющего негативные эмоции, может повлиять на карьерный рост.

Insight Center
  • AI и смещение
    При поддержке SAS

    Создание справедливых и равноправных систем машинного обучения.

AI часто также недостаточно сложен, чтобы понимать культурные различия в выражении и чтении эмоций, что затрудняет получение точных выводов. Например, в Германии улыбка может означать одно, а в Японии - другое. Путаница в этих значениях может привести к неправильным решениям. Представьте себе японского туриста, которому нужна помощь во время посещения магазина в Берлине. Если магазин использовал распознавание эмоций, чтобы определить, каких клиентов поддерживать, продавец мог бы ошибочно принять их улыбку - признак вежливости дома - как указание на то, что им не требовалась помощь.

Короче говоря, сознательная или бессознательная эмоциональная предвзятость, если ее оставить без внимания, может закрепить стереотипы и предположения в беспрецедентных масштабах.

Как предприятия могут предотвратить распространение предвзятости в распространенных сценариях использования

Основываясь на наших исследованиях и опыте работы с глобальными клиентами, мы видим, что компании используют технологию эмоционального ИИ по четырем направлениям. В каждом случае последствия алгоритмической предвзятости являются четким напоминанием о том, что руководители бизнеса и технологий должны понимать и не допускать проникновения таких предубеждений.

Понимание того, насколько на самом деле эмоционально вовлечены сотрудники. Когда ИИ используется для измерения эмоций сотрудников, он может серьезно повлиять на распределение работы. Например, сотрудники часто думают, что они играют правильную роль, но, попробовав новые проекты, могут обнаружить, что их навыки лучше согласованы с другими. Некоторые компании уже позволяют сотрудникам пробовать разные роли раз в месяц, чтобы увидеть, какая работа им нравится больше всего. Вот где предвзятость в искусственном интеллекте может укрепить существующие стереотипы.Например, в США, где 89% инженеров-строителей и 81% руководителей полиции и детективов первой линии - мужчины, алгоритм, предназначенный для анализа мужских черт, может с трудом распознавать эмоциональные реакции и уровни вовлеченности среди новобранцев-женщин. Это может привести к ошибочным решениям о распределении ролей и обучении.

Повышение способности создавать продукты, которые адаптируются к эмоциям потребителей. С помощью отслеживания эмоций разработчики продуктов могут узнать, какие функции вызывают у пользователей больше всего энтузиазма и заинтересованности.Возьмем, к примеру, платформу Affectiva Auto AI, которая может распознавать такие эмоции, как радость и гнев, и соответствующим образом адаптировать среду в салоне автомобиля. Камеры и микрофоны могут улавливать сонливость пассажира - и в результате могут снизить температуру или встряхнуть ремень безопасности. Умный помощник может изменить свой тон в ответ на разочарование пассажира. С помощью эмоционального ИИ любой продукт или услуга - будь то в машине или где-то еще - может стать адаптивным опытом. Но предвзятая адаптивная среда в салоне может означать, что некоторых пассажиров неправильно понимают.Например, пожилые люди с большей вероятностью будут ошибочно идентифицированы как имеющие усталость от водителя (чем старше возраст лица, тем меньше вероятность того, что выражение лица будет правильно расшифровано). И по мере того, как эти системы станут более распространенными, страховые компании захотят получить часть данных. Это может означать более высокие страховые взносы для пожилых людей, поскольку данные свидетельствуют о том, что, несмотря на многочисленные побуждения к отдыху, водитель продолжал.

Инструменты улучшения для измерения удовлетворенности клиентов. Такие компании, как стартап Cogito из Бостона, предоставляют предприятиям инструменты, которые помогают их сотрудникам лучше взаимодействовать с клиентами. Его алгоритмы могут не только определять «усталость от сострадания» у агентов по обслуживанию клиентов, но также помогать агентам реагировать на звонки через приложение. Расстроенный покупатель может, например, позвонить и пожаловаться на продукт. Записывая и анализируя разговор, платформа Cogito предлагала агенту замедлить или подсказывать, когда проявлять сочувствие.Предвзятый алгоритм, возможно, искаженный акцентом или более глубоким голосом, может привести к тому, что с одними покупателями будут обращаться лучше, чем с другими, оттолкнув тех, кто несет на себе основную тяжесть плохого обращения, от бренда. К звонящему мужчине может относиться меньше сочувствия, чем к женщине, что усиливает восприятие в обществе мужчин как «эмоционально сильных». С другой стороны, звонившая женщина может рассматриваться как менее жесткий переговорщик, в результате чего предлагается меньшая компенсация. Как ни странно, сами агенты могут даже не обладать этими предубеждениями, но, омраченные неправильным представлением о высокой точности алгоритмов, они могут слепо следовать их советам.Таким образом систематически и неоспоримо распространяются предубеждения.

Преобразование процесса обучения. Эмоциональные идеи можно использовать для улучшения процесса обучения в любом возрасте. Это могло бы, например, позволить учителям разрабатывать уроки, которые стимулируют максимальное вовлечение, помещая ключевую информацию на пиках вовлеченности и переключая контент на минимумах. Он также дает представление о самих студентах, помогая определить, кому нужно больше внимания. Китай уже внедряет системы обнаружения эмоций в классные комнаты, чтобы отслеживать степень сосредоточенности учащихся.Но при наличии предубеждений ошибочное предположение о том, что кто-то не вовлечен, может привести к тому, что опыт обучения будет адаптирован для определенных групп, а не для других. Подумайте о разных стилях обучения: некоторые люди учатся наглядно. Некоторые учатся на практике. Другие предпочитают интенсивную уединенную концентрацию. Но алгоритм, возможно, разработанный визуальным учеником, может полностью пропустить или неверно истолковать такие сигналы. Неправильные показатели вовлеченности могут повлиять на результаты обучения вплоть до рабочего места, а это означает, что даже в программах производственного обучения только часть сотрудников может получить полное профессиональное развитие.Такие ошибочные предположения могут повлиять на результаты обучения на всем пути к месту работы, а это означает, что даже в программах производственного обучения только часть сотрудников может получить полное профессиональное развитие.

Предотвращение смещения AI

По мере того, как все больше и больше компаний включают эмоциональный ИИ в свою деятельность и продукты, крайне важно, чтобы они осознавали возможность появления предвзятости и активно работали над ее предотвращением.

Будь то субъективная природа эмоций или несоответствие эмоций, ясно, что обнаружение эмоций - непростая задача.Некоторые технологии лучше других отслеживают определенные эмоции, поэтому объединение этих технологий может помочь уменьшить предвзятость. Фактически, исследование Nielsen, в котором проверялась точность нейробиологических технологий, таких как кодирование лица, биометрия и электроэнцефалография (ЭЭГ), показало, что при использовании отдельно уровни точности составляли 9%, 27% и 62% соответственно. В сочетании уровни точности достигают 77%. Тестирование результатов с помощью опроса увеличило этот показатель до 84%. Таким образом, такие комбинации служат проверкой точности результатов - своего рода справочной системой.

Но учет культурных нюансов в алгоритмах потребует большего, чем просто комбинирование и ссылки на несколько технологий. Наличие разнообразных команд, создающих эмоциональные алгоритмы ИИ, будет иметь решающее значение для предотвращения предвзятости и полного улавливания сложности эмоций. Это означает не только гендерное и этническое разнообразие, но и разнообразие социально-экономического статуса и взглядов, отрицая все, от ксенофобии до гомофобии и эйджизма. Чем разнообразнее исходные данные и точки данных, тем больше вероятность того, что мы сможем разработать справедливый и беспристрастный ИИ.

Компаниям также необходимо проявлять бдительность, чтобы не увековечивать исторические предубеждения при обучении эмоционального ИИ. Хотя исторические данные могут использоваться в качестве основы для обучения ИИ различным эмоциональным состояниям, в реальном времени потребуются живые данные для определения контекста. Возьмем, к примеру, улыбки. Одно исследование показало, что из 19 различных типов улыбок только шесть случаются, когда люди хорошо проводят время. Мы также улыбаемся, когда нам больно, смущены и неудобно - различия, которые можно провести только в контексте.

Таким образом, эмоциональный ИИ действительно станет мощным инструментом, заставляющим компании пересмотреть свои отношения как с потребителями, так и с сотрудниками. Он не только предложит новые метрики для понимания людей, но также изменит определение продуктов в том виде, в каком мы их знаем. Но по мере того, как компании вторгаются в мир эмоционального интеллекта, необходимость предотвращения просачивания предубеждений становится все более важной. Неспособность действовать приведет к тому, что определенные группы будут систематически более непонятыми, чем когда-либо - это далеко от обещаний, предлагаемых эмоциональным ИИ.

Авторы хотели бы поблагодарить коллег из Accenture Research Сяо Чанга, Пола Барбагалло, Дэйва Лайт и Х. Джеймса Уилсона за их значительный вклад в эту статью.

Человеческая культура и познание развивались через эмоции

Чарльз Дарвин завершил свою книгу О происхождении видов , , (1859 г.) провокационным обещанием, что «будет пролен свет на происхождение человека и его историю». В своих более поздних книгах The Descent of Man (1871) и The Expression of Emotions in Man and Animals (1872) Дарвин пролил часть обещанного света, особенно на эволюционные эмоциональные и когнитивные способности, которые люди разделяют с другими млекопитающими. .В одном скандальном отрывке он продемонстрировал, что четыре «определяющих» характеристики Homo sapiens - использование орудий, язык, эстетическая чувствительность и религия - все присутствуют, если они рудиментарны, у нечеловеческих животных. Он утверждал, что даже мораль возникла в результате естественного отбора. Альтруистическое самопожертвование может не дать человеку преимущества в выживании, но, как он писал:

Не может быть никаких сомнений в том, что племя, состоящее из многих членов, которые, обладая в высокой степени духом патриотизма, верности, послушания, отваги и сочувствия, всегда были готовы помогать друг другу и жертвовать собой ради общего блага. , победит большинство других племен; и это был бы естественный отбор.

Тем не менее, революционное понимание Дарвина эволюционной природы человеческих эмоций с тех пор игнорировалось. Когда столетие спустя ученые снова обратились к разуму, компьютер стал моделью, которая одновременно вызвала революцию в когнитивных науках и послужила ее эксклюзивным исследовательским инструментом. Вычислительная модель разума была очень мощной, но у нее нет возможности (и нет необходимости) уловить биологический ингредиент мотивационных состояний чувств, и она не обращает внимания на эволюционировавший субстрат для таких процессов.Даже когда эволюционная психология приобрела известность в 1990-х годах, она сделала это, игнорируя фактическую эволюционировавшую физиологию и поведение мозга и тела. Скорее, он направился на поиск вычислительных модулей, которые поместили человеческое поведение в какой-то в значительной степени мифический плейстоцен. Действительно, современная моральная психология и ее философский аналог часто продолжают этот модульный подход, предполагая существование врожденных нормативных переключателей в человеческом сознании и не принимая во внимание эмоциональную природу этических действий.

Наконец, в нашу эпоху искусственный интеллект добился больших успехов, удерживая долговые обязательства неизбежного всеобщего интеллекта. В то время как алгоритмические цифровые вычисления создают машины для решения проблем, в таком решении проблем - ошибочно называемом «интеллектом» доминирующей парадигмой - отсутствуют очевидные мотивационные стимулы и другие аффективные триггеры, наблюдаемые у реальных разумных животных. Фактически, искусственный интеллект и исследования искусственной жизни потеряли интерес, без всяких извинений, к биологическому существу.

Без особой помпы группа интенсивно творческих ученых, включая нейробиологов Яака Панксеппа и Антонио Дамасио и нейропсихолога Ричарда Дэвидсона, с 1990-х годов разрабатывает новую область аффективной (или эмоциональной) науки. Область аффективной нейробиологии изолирует эмоциональные системы мозга (в основном в областях мозга, которые мы разделяем с другими млекопитающими), которые лежат в основе адаптивного поведения у позвоночных. С помощью нейробиологических и поведенческих исследований мы начинаем понимать, насколько живым и здоровым является мозг предков млекопитающих внутри наших высших неокортикальных систем.В отличие от вычислительного подхода к разуму, аффективный поворот глубоко укоренен в том, что мы знаем о мозге как о биологической реальности. В первое десятилетие нового тысячелетия аффективные (или эмоциональные) исследования начали проникать в такие дисциплины, как этология (изучение поведения животных). Приматолог Франс де Ваал, например, попытался строго и научным образом распознать настоящие эмоции у наших кузенов-приматов. В области экономики психологи, такие как Дэниел Канеман, начали детализировать предубеждения, часто эмоционально обоснованные, которые мешают принятию рациональных решений.А в философии такие мыслители, как Марта Нуссбаум, начали заново вводить эмоции как форму псевдо-суждения. Наконец, пришло время защитить эмоции как биологические приспособления, которые не просто следуют или искажают веления разума, но также успешно руководят.

Конечно, этот проект основан на предположении, что действительно существуют универсальные естественные эмоции, унаследованные от наших предков. Действительно ли эмоции универсальны? Некоторые историки и антропологи утверждают, что мы узнаем свои эмоции из нашего культурного опыта, и что они, таким образом, формируются очень определенными обстоятельствами.Если это так, то наши аргументы в пользу важности эмоциональных источников в эволюции (и, следовательно, в природе) человеческого разума остаются несостоятельными. Так является ли основная эмоциональная структура разума универсальным, биологическим фактом?

Недавно биологическая основа человеческих эмоций была поставлена ​​под сомнение мыслителями, которые в основном сосредотачиваются на эмоциях более высокого уровня и наших культурных повествованиях об эмоциональной жизни. Этот подход проделал большую работу по восприятию разнообразия эмоциональных культур, их исторических и антропологических различий, но он теряет что-то важное, когда полностью отвергает естественные эмоции.Одним из самых ярых и популярных ее сторонников является социальный психолог Лиза Фельдман Барретт. В своей книге Как создаются эмоции (2017) Барретт утверждает, что эмоции - это концептуальные события, а наши эмоции, такие как гнев или печаль, - это очень быстрые мысленные конструкции - почти как миниатюрные теории о нашем опыте в реальном времени.

Эмоции в этой формулировке - это интеллектуальные процессы, требующие языка, чтобы разделить грубые чувства на отдельные эмоции. Говорят, что вместо биологических или физиологических систем эмоции больше похожи на мысли, и каждый человек в раннем возрасте учится давать им названия и организовывать их в, казалось бы, естественные виды, которые на самом деле, согласно Барретту, являются когнитивно и культурно сконструированными условностями.Барретт утверждает, что когда ваш желудок бурлит в пекарне, ваш мозг называет эти чувства «голодом», тогда как другой контекст - например, приемная в больнице - заставляет ваш мозг называть одни и те же чувства «беспокойством». Она применяет ту же логику ко всем эмоциям, утверждая, что не существует таких вещей, как врожденный гнев или похоть, а есть просто контекстуальные интерпретации телесного возбуждения.

Аргумент в пользу этой парадоксальной точки зрения сомнительно опирается на аналогию с некоторыми нисходящими аспектами сенсорного восприятия.Хорошо известно, что восприятие подвержено искажению даже при весьма незначительном когнитивном внушении, и психологи в своей карьере заставляют субъектов «настраивать» людей на неправильное восприятие чего-либо или замечать что-то, что иначе не выделялось бы. Например, опрос свидетелей, с какой скоростью движется автомобиль, когда он «врезается» в другое транспортное средство, значительно повышает расчетную скорость свидетелей по сравнению с тем, кого спрашивают, с какой скоростью движется автомобиль, когда он «врезается» в другое транспортное средство. Когнитивная предвзятость в отношении определенных видов восприятия очевидна даже в случае, казалось бы, неопосредованного восприятия.

Точно так же, утверждает Барретт, наш разум автоматически предлагает способы отнести чувства к явно инстинктивным эмоциям - они кажутся инстинктивными, потому что у нас нет сознательного доступа к этой умственной категоризации деятельности. Однако те, кто следуют нововведениям аффективной науки (как и мы), думают, что глубокие эмоции, такие как вожделение, гнев, забота, страх, поиск, горе и игра, концептуально не построены, даже если они могут быть концептуально разработаны в виде умы, обладающие концептуальными способностями.

При ближайшем рассмотрении аналогия между восприятием и эмоциями разрушается. Для начала, хотя некоторое восприятие открыто для структурирования сверху вниз (например, предубеждение влияет на то, как я «вижу» незнакомца), в большинстве случаев это не так. Недавняя работа Йельской лаборатории восприятия и познания, в частности Чаза Файерстоуна и Брайана Шолля, показывает, что большинство восприятия надежно свободны от влияния сверху вниз. Восприятие не так доступно для высших когнитивных функций, как утверждают Барретт и другие. Фактически, эмпирическая работа, кажется, предполагает, что повторяющиеся ограничения или влияния на восприятие происходят в основном из чувств, эмоций или аффектов, а не из-за языка, убеждений или концепций.Другими словами, недостаточно иметь личную или культурную теорию об опасности крокодилов, скажем, чтобы заставить вас отшатнуться, когда вы их увидите. Восходящая ассоциация страха (когда система сигнализации миндалевидного тела обусловила или закодировала раннее восприятие насилия крокодила) может сильно повлиять на то, как вы видите (и реагируете) на это новое восприятие крокодила. Чувственное состояние заставляет человека определять встречу с крокодилом как пугающую, тогда как Барретт и другие конструкционисты думают, что определение ее как страха - вот что порождает чувственное состояние.Это означает, что проницаемость восприятия фактически противоречит аргументу о том, что эмоция является другой формой познания, поскольку она раскрывает физиологическую причинную силу (, а именно , аффективные системы), которая формирует и ограничивает восприятие и познание.

В основе «гнева» лежит физиологический паттерн, и такие паттерны развились в мозгу млекопитающих, чтобы помочь им выживать.

С конструкционистской точки зрения я или моя культура могли бы решить определить страх как счастье, и переопределение сделало бы это так.Но страх кажется ужасным и ведет к совершенно иному поведению, чем счастье. Конструкционисты, такие как Барретт, признают низкоуровневую положительную или отрицательную валентность чувств (основной аффект), но затем приписывают дискретные эмоции, такие как страх и гнев, когнитивной маркировке этого низкоуровневого чувства. На наш взгляд, эта теория радикально недооценивает нейробиологию, этологию и даже чувство (феноменологию) наших эмоций, которые кажутся более полезными рубриками для дифференциации эмоций.

Очевидно, что существует разнообразие возможных эмоциональных профилей у людей и культур, что, кажется, подтверждается такими доказательствами, как атипичные эмоциональные реакции в индивидуальных самоотчетах и ​​атипичные нейронные паттерны в исследованиях фМРТ.Однако это не аномалии, которые раскрывают биологическую парадигму эмоций, а исключения, которые примечательны тем, что отличаются от нормы. Аффективная наука предполагает наличие многоуровневого мозга, достаточно пластичного, чтобы учитывать разнообразие, без необходимости отбрасывать биологию эмоций. Причина, по которой мы классифицируем некоторые виды поведения, выражений и чувств как «гнев», заключается в том, что в их основе лежит идентифицируемый физиологический паттерн, и такие паттерны эволюционировали в мозгу млекопитающих, чтобы помочь им выживать.Сканирование мозга выявляет некоторое разнообразие нервных путей, например, во время гнева или похоти, но недостаточное, чтобы искажать распределение плотности данных. Более высокий (или третичный) уровень языка, культуры и сознательного обдумывания действительно влияет на то, как проявляются наши эмоции, но диапазон возможных эмоциональных состояний и интерпретаций довольно строг и ограничен. Это следует из нашего аргумента о том, что существует универсальность эмоций с возможностью незначительных (мы, конечно, можем придраться к этому слову) изменений через опыт.

Некоторые критики заявляют, что существуют очень разреженные неокортикально запутанные эмоции (такие как «многоточие»), которые, кажется, не вписываются в первичный уровень генетически выгравированного и в значительной степени специализированного набора аффектов. «Многоточие» - это слово, придуманное для описания печали, которую испытывает человек, когда думает, что не доживет до будущего. Ненаучный, но интригующий сайт The Dictionary of Obscure Sorrows подробно описывает многие из этих высокоуровневых эмоций, включая эмоцию «либероза» - желание меньше заботиться о вещах, как когда многие взрослые хотят снова стать детьми.То, как историки и антропологи изучают эмоции, действительно поможет созерцанию и объяснению этих более когнитивных, дискурсивных и культурно ограниченных чувств, но также есть место для изучения того, как эти разреженные эмоции могут быть результатом развития взаимодействий между аффективными системами млекопитающих на более простых основах. уровни. Например, «либерозис», кажется, имеет как функциональное, так и феноменологическое сходство с аффективной системой, определяемой как «игра»; Точно так же «многоточие» может иметь корни в более фундаментальной системе «паника / горе».

Важно отметить, что за последние три десятилетия аффективные нейробиологи использовали специализированные технологии для тщательного картирования различных нейронных путей для самых основных, первичных эмоций. Например, обширные исследования миндалевидного тела показывают, что страх имеет четкую мозговую подпись. А точная локализованная электрическая стимуляция мозга позволяет выявить специфические аффективные и поведенческие реакции у животных. Например, страх млекопитающих - это естественный вид (как биологический вид) с разнообразной изменчивостью (опять же, как биологический вид).

Наконец, мы должны противостоять неинтуитивным и, казалось бы, абсурдным последствиям конструкционистского взгляда на эмоции, когда речь идет о жизни нечеловеческих животных. Если эмоции зависят от более высокого концептуального познания, культурного контекста и языка, тогда животные и младенцы не имеют эмоциональной жизни.

Определить эмоцию у нелингвистического субъекта, безусловно, очень сложно. Мы не можем знать наверняка, испытывают ли животные эмоции. Но если этот методологический барьер верен, то это истина лишь тривиально и в равной степени применима и к нашему невозможному прямому доступу к другим человеческим разумам, тем самым превращая всех нас в трагических солипсистов.Вместо того, чтобы искать лингвистическое подтверждение того, что существо действительно испытывает эмоции, наблюдение за его поведением оказывается более показательным. Явным следствием привязки переживания эмоций к владению концепциями является то, что все животные и младенцы не испытывают эмоций, потому что им не хватает языка. Это кажется поразительно несовместимым с данными исследований на животных, психологией развития, а также со здравым смыслом.

Какова же новая картина нашей развитой эмоциональной жизни? В нашей книге Эмоциональный разум: аффективные корни культуры и познания (2019) мы утверждаем, что эмоциональные системы играют центральную роль в понимании эволюции человеческого разума (а также систем наших кузенов-приматов).Мы объединяем идеи и данные из философии, биологии и психологии, чтобы сформировать новую исследовательскую программу.

По крайней мере, 200 миллионов лет эмоциональный мозг строился. Для сравнения, фокус когнитивного подхода, расширение «рационального» неокортекса около 1,8 миллиона лет назад появилось на сцене поздно, а развитие нашей языковой системы символов еще моложе. Как набор адаптивных инструментов эмоции действуют значительно дольше, чем рациональное познание, поэтому с биологической точки зрения не имеет большого смысла думать о разуме как об идеализированном рациональном компьютере с точки зрения затрат и результатов, спроецированном в глубокое время.

Достаточное описание эволюции разума должно идти глубже, чем наша сила пропозиционального мышления - наша разреженная способность манипулировать лингвистическими представлениями. Нам нужно будет понять гораздо более древнюю способность - способность чувствовать и адекватно реагировать. Нам нужно думать о самом сознании, как археолог думает о слоях осадочных пород. На нижних уровнях у нас есть основные побуждения, которые подталкивают нас (и других животных) в окружающую среду для эксплуатации ресурсов.Жажда, похоть, страх и так далее - это триггеры в эволюционно более ранних областях мозга, которые стимулируют позвоночных к удовлетворению и возвращению к гомеостазу (физиологическому балансу). Например, на низшем уровне начальной школы страх радикален. Под угрозой испуганное животное опорожняет кишечник, а всплеск активности миндалевидного тела и гипоталамуса подготавливает его к защите или побегу.

Мозг млекопитающих создает петлю обратной связи между этими древними аффективными системами и следующим уровнем - эмпирическим обучением и обусловливанием, которым подвергается существо.На этом вторичном уровне страх (продолжая наш пример) становится более конкретным - крысы боятся света, а люди боятся темноты. Та же система страха, разные угрозы. И, наконец, у людей существует еще одна петля обратной связи между неокортикальными «рациональными» когнитивными процессами и вышеупомянутыми подкорковыми триггерами и системами обучения. На этом высшем, третичном уровне страх переплетается с концептуальным и повествовательным мышлением более высокого уровня. Размышления и мысли, подкрепленные языком, символами, исполнительным контролем и планированием будущего, составляют этот третичный уровень, хотя они подпитываются эмоциями более низкого уровня.На этом третьем уровне мы приходим к уникальным человеческим эмоциям, таким как те сложные и эфемерные чувства, так прекрасно выраженные интроспективными литературными учеными, такими как Генри Джеймс, Федор Достоевский и, в случае ужасов, Эдгар Аллан По.

Эмоции более высокого уровня (третичные аффекты) все еще коренятся в нижних областях мозга, но более тесно связаны с более эволюционно новыми частями мозга - неокортексом в целом и лобными областями в частности. Это означает, что они играют роль в когнитивных исполнительных функциях разума, замедляя и контролируя наши более автоматические реакции животных.Они также участвуют в эмоциональных размышлениях (например, когда субгенуальная префронтальная кора зацикливается на сети режима по умолчанию), и они связаны с чувством свободы воли или рефлексивным намерением действовать (эмоциональное содержание в `` пространстве реакции '' дорсолатеральной префронтальной активность коры).

Семь эмоций универсальны для людей и млекопитающих, но фильтруются через три слоя разума

Существуют восходящие причины разума, вроде тех, которые подталкивают организм к удовлетворению определенных физико-химических потребностей.Существуют также нисходящие причины - те, которые регулируют основные лимбические эмоции с помощью когнитивных и поведенческих стратегий. Сознательная субъективность не возникает внезапно на верхней дуге этого круга обратной связи, скорее она существует во всех существах из рода млекопитающих как основополагающая мотивация, воплощающая биологические гомеостатические триггеры. Эмоции на первичном и вторичном уровнях иногда считаются «бессознательными», и даже когда мы регулируем их, у нас нет четкого интроспективного сознательного доступа к их функционированию.Например, мы можем почувствовать предпочтение выбрать одно направление вместо другого на перекрестке или заказать одно блюдо над другим - и мы можем с трудом объяснить, почему. Вероятно, наиболее точно будет сказать, что первичные и вторичные эмоции имеют феноменальное сознание (эмпирическое чувство), но не имеют доступа к сознанию (способность рационально получать доступ к эмоциям, манипулировать ими и размышлять над ними).

Вслед за нашим покойным наставником Яаком Панксеппом (1943-2017) мы думаем, что все млекопитающие разделяют семь основных аффективных систем: СТРАХ, ПОХОЖДЕНИЕ, ЗАБОТА, ИГРА, ГНЕЗДО, ИСКУССТВО и ПАНИКА / СКОРБЬ (Панксепп использует имена с заглавной буквы, чтобы указать, что эти специфические аффекты - это физиологические / поведенческие системы, а также взаимосвязанные субъективно переживаемые эмоции.Но психологические и физиологические аспекты нельзя разделить дуалистическим или даже эпифеноменальным образом). Каждый из них имеет определенные нейронные электрохимические пути с соответствующими состояниями чувств и поведенческими моделями. Другие исследователи рисуют карту немного иначе в отношении того, что считается «первичной эмоцией», но продолжение исследований в области аффективной науки позволит сгладить лучшую таксономию в ближайшие десятилетия. Эти семь эмоций универсальны для людей (и млекопитающих), но они фильтруются через три слоя разума, создавая огромное разнообразие.

Биологические и психологические науки исторически изолировали или сосредоточили внимание на одном слое сознания, исключая другие, и, таким образом, представляли частичные, а иногда и противоречивые картины ума и поведения. Психологи и ученые-когнитивисты, как правило, сосредотачиваются на аспектах человеческого разума, в то время как биологи используют больше данных, полученных от нечеловеческих животных. Важно отметить, что многие ученые-когнитивисты склонны создавать вычислительные модели обработки на третьем уровне (например, репрезентативное мышление более высокого уровня, такое как язык и внимание), в то время как бихевиористы, такие как нейробиологи на животных, сосредотачиваются на обработке вторичного уровня (например, парадигмы подкрепления и кондиционирования) .Именно на третичном уровне мы наблюдаем распространение тонких различий эмоций в разных культурах, в истории и между людьми, но это не противоречит фундаментальной природе первичных эмоций.

Аффективная наука утверждает, что самые низкие слои разума проникают, проникают и оживляют более высокие слои. Эволюция разума - это история развития того, как эти слои возникли и действовали как петли обратной связи друг с другом. Однако такая обратная связь - это не просто мозговой процесс, а воплощенный, активный, встроенный и социокультурный процесс.

Часто объявляют о впечатляющих достижениях когнитивной ниши человека, в то время как эмоциональная ниша осталась незамеченной. Например, развитие индустрии сложных инструментов или эволюция характерных для нас человеческих семейных структур никогда бы не произошли без параллельных достижений в эмоциональной жизни Homo sapiens . Люди не были бы такими умелыми сотрудниками, особенно в социальных группах, не являющихся родственниками, если бы они не подверглись некоторому значительному эмоциональному одомашниванию, которое сформировало наши мотивации и стремления к просоциальному сосуществованию.Как утверждает приматолог Ричард Рэнгэм в книге The Goodness Paradox (2019), по сравнению с нашими кузенами-приматами, люди приручили себя, значительно уменьшив свою реактивную агрессию. Мы думаем, что, помимо гнева, аналогичные избирательные процессы культурной эволюции формировали и другие эмоции, такие как вожделение и забота, в течение эволюционного времени.

Аффективный или эмоциональный подход может продемонстрировать удивительное отношение чувств к восприятию, мышлению, принятию решений и социальному поведению.Ум пропитан чувствами. Почти каждое восприятие и мысль имеют валентность или эмоционально взвешены с качеством притяжения или отталкивания . Более того, эти чувства, сформированные в результате столкновения нейропластичности и экологической обстановки, обеспечивают истинные семантические контуры разума. Смысл в основе своей является продуктом воплощения, нашего отношения к ближайшему окружению и эмоциональных сигналов социального взаимодействия, а не абстрактного соответствия между знаком и референтом.Тогда задача состоит в том, чтобы распаковать этот вариант воплощения. Как эмоции, такие как забота, ярость, похоть и даже игривость, создают успешный социальный мир для млекопитающих, богатую информацией нишу для человеческого обучения и систему идеальной значимости? Наша книга стремится предоставить концептуальную дорожную карту, чтобы ответить на этот вопрос.

Понимание аффективных корней культуры и познания и точной роли эмоций в сознании позволит нам избежать нездорового возврата как к бихевиористскому, так и к картезианскому агностицизму в отношении сознания животных.Наш эволюционный подход к разуму млекопитающих, построенный на слоях петель обратной связи, подтверждает реальность животных эмоций, которые мы разделяем, а также разработки уникальных человеческих страстей. Аффективный подход к эволюции разума раскрывает глубокий двигатель человеческого сознания и нашу общую эмоциональную жизнь с другими живыми существами. Мы надеемся, что это поможет нам в будущем более точно и надежно понять наши потребности, желания и мотивации.

Эмоциональный разум: эмоциональные корни культуры и познания Стивен Т. Асма и Рами Габриэль опубликованы в издательстве Harvard University Press.

Ученые долгое время считали, что физиологическая реакция человека на эмоции единообразна. В этом исследовании говорится, что они ошибаются

Что вы чувствуете, когда злитесь? Напряженный? Дрожь? Измученный? Каждый раз одно и то же? Идентично ли это тому, что чувствует ваш лучший друг, коллега или бариста, когда испытывает гнев? Скорее всего, ответ будет отрицательным: то, как вы испытываете гнев, варьируется в зависимости от ситуации, и то, как вы его переживаете, отличается от других.

Согласно новому исследованию, проведенному в Северо-Восточном университете, то, как ваше тело изменяется во время гнева и других эмоций, также может сильно различаться - результаты, которые опровергают расхожее мнение на сотни лет.

Психологи долгое время исходили из того, что категории эмоций - гнев, печаль, страх, отвращение, счастье, удивление - имеют свой собственный физиологический отпечаток. Например, ваше кровяное давление должно повышаться, когда вы злитесь, или ваша частота пульса должна повышаться, когда вы напуганы. Однако это предположение неверно. Это согласно новому исследованию, проведенному Лизой Фельдман Барретт, заслуженным профессором психологии Северо-Восточного университета, Карен С. Куигли, доцентом-исследователем психологии, и Эрикой Сигел, научным сотрудником Калифорнийского университета в Сан-Франциско и бывшей докторанткой Северо-Восточного университета. студентка, начавшая работу в рамках своей диссертации.

Барретт, Куигли и их коллеги провели метаанализ более 200 исследований, в которых измерялись эмоциональные состояния и соответствующие телесные изменения у более чем 8400 человек. Результаты, опубликованные недавно в журнале Psychological Bulletin , показали, что вариации - это норма, когда речь идет о физических изменениях во время эмоций. Бывшие докторанты Пол Кондон, Йель Чанг и Молли Сэндс, а также Дженнифер Дай, доцент кафедры электротехники и вычислительной техники, были соавторами исследования.

«Мы убедительно показали в сотнях исследований, что это здравое мнение о том, что каждая эмоция имеет свой собственный физический отпечаток, является ложным», - сказал Барретт.

Например, Барретт сказал, что реакции организма, такие как частота сердечных сокращений, дыхание и артериальное давление, значительно колеблются по всем категориям эмоций. Новое исследование предполагает, что на самом деле существует не один физиологический отпечаток для каждой эмоции, а скорее совокупность потенциальных реакций.

В прошлом исследовании Барретт также показал, что существует мало научных доказательств того, что эмоции имеют определенные выражения лица.«Оказывается, примерно в 20% случаев люди хмурятся от гнева. Они делают много-много разных движений лица, когда злятся, и иногда хмурятся, когда не злятся », - сказала она. «Вариации, опять же, норма».

Что результаты могут означать для технологических компаний
Разоблачение этого давнего мифа может иметь серьезные последствия для технологических компаний, которые создают гаджеты и приложения для чтения эмоций, объяснил Куигли.

«Эти компании обычно предполагают, что набор периферических физиологических показателей может сказать вам, что чувствует человек, например, попытка определить« счастье », используя только физиологические реакции», - сказал Куигли.«Эта работа показывает, что это не так просто».

Новые результаты, пояснил Барретт, актуальны для компаний, занимающихся разработкой платформ искусственного интеллекта для чтения человеческих эмоций. «Вместо построения одной модели, которая считывает гнев для всех во всем мире, вам может потребоваться построить модель, которая считывает переменные изменения гнева для одного человека с течением времени, в зависимости от контекста», - сказал Барретт.

Нил Харрисон, клинический ученый Wellcome и читатель по нейропсихиатрии в Медицинской школе Брайтона и Сассекса в Соединенном Королевстве, изучает, как изменения в теле взаимодействуют с мозгом, чтобы модулировать эмоции.Он сказал, что вопрос о том, есть ли у эмоциональных категорий телесные отпечатки пальцев, поставил ученых в тупик, «начиная, по крайней мере, со времен Дарвина».

«Это впечатляющее исследование Барретта и его коллег представляет собой, пожалуй, самую амбициозную попытку решить этот вопрос», - сказал Харрисон. «Полученные данные предполагают, что вместо использования классического подхода существует более фундаментальная потребность в переоценке всей концепции эмоционально-специфического формирования автоматических реакций нервной системы.”

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *