Гексли мужчина: Мужчина: Гексли (ИЭЭ) — Соционический «Клуб-16»

Содержание

Мужчина: Гексли (ИЭЭ) - Соционический «Клуб-16»

Не вижу, почему бы благородным донам не выпить вина?
А. и Б. Стругацкие. Трудно быть богом

Бесшабашность и веселый нрав, приветливая, подбадривающая улыбка и бесконечный энтузиазм — вот что отличает настоящего ГЕКСЛИ. Пышная шевелюра — в коротком или длинном варианте — чаще всего образует на голове художественный беспорядок. Тот же самый беспорядок может царить и в одежде. Небрежно накинутая поверх футболки рубашка, распахнутое пальто со свободно висящим или перекинутым через плечо шарфом — все это самым непринужденным образом болтается и развевается во время ходьбы. Любит придумывать для себя экстравагантную одежду, чтобы слегка поэпатировать публику и одновременно доставить себе удовольствие.

В целом ГЕКСЛИ очень сообразителен и талантлив, но при этом невероятно рассеян. Впрочем, несобранность сочетается у него с умением нравиться окружающим. Благодаря этому и устраиваются все его дела.

ГЕКСЛИ ничего не стоит с помощью шуток и приветливых взглядов войти в контакт с кем угодно и где угодно. Он не чувствует субординации и может оказаться в кабинете у любого начальника. И люди чаще всего готовы откликнуться на просьбы этого доброжелательного, спокойного, искреннего человека. А уж он никогда не забудет одарить их своей обаятельной улыбкой.

Главный враг в жизни ГЕКСЛИ — формальности любого рода, от заполнения квитанций по квартплате до всевозможных правил и договоренностей. Ваш друг уверен, что, если обстоятельства изменились, прежние договоренности уже не могут оставаться в силе. К его огорчению, не все думают так же, как он.

Если ГЕКСЛИ слишком долго тянет с принятием решения (назначением встречи, выполнением обязательств и пр.) и откладывает все это на неопределенный срок, значит, его что-то беспокоит в ваших с ним отношениях. Подумайте, не слишком ли наступательную тактику вы избрали со своим другом.

Шаг первый (вперед)

Второй псевдоним ГЕКСЛИ — ДОН ЖУАН, поэтому в компании вы не пройдете мимо него. Вы наверняка обратите внимание на яркого, общительного, открытого, внимательного ко всем без исключения дамам ГЕКСЛИ.

При первом знакомстве он обычно рассказывает анекдоты, пародирует знакомых, быстро сокращает дистанцию общения. Полюбуйтесь на него, покажите ему, что он здесь самый интересный.

Ключевые фразы:
«Вы уникальный человек, я такого никогда не встречала».
«У вас такая энергетика».
«Против вас невозможно устоять» и т. д.
Вы польстите его самолюбию, и он скорее всего заметит среди других хохотушек надежную, серьезную девушку.

Шаг второй (вперед)

Серединная мечта ГЕКСЛИ — чтобы ничего не объясняли и заботились о нем просто так. Не надо пускаться в подробности «что, как и почем» и требовать каких бы то ни было отчетов. Это может показаться странным, но придется соблюдать это условие, если вы хотите быть рядом с ГЕКСЛИ. Любые причинно-следственные конструкции вызывают у него защитную реакцию в виде неудержимой скуки.

Зато он всегда оценит ваши кулинарные, дизайнерские и медицинские способности. Он проявляет искренний детский интерес к уюту, одежде, красивой посуде и т. п. Ваши конструктивные предложения в этих областях приятно удивят его. Ему понравятся и изысканный обед при свечах, и ваше умение навести уют в его холостяцкой берлоге. Он также с удовольствием поддержит беседу о затейливых рекомендациях Кама-сутры.

В ответ он совершенно сознательно «расплатится» с вами за это хорошим отношением и душевной привязанностью.

Шаг третий (вперед)

Едва ли ГЕКСЛИ сам предложит вам оформить отношения. Формальности его настораживают, а понятие целесообразности для него неочевидно.

Зато ГЕКСЛИ отзывчив на простое деловое предложение. Вот и ваше предложение должно быть сформулировано по-деловому. Объясните ему, что вдвоем вам будет выгоднее и проще идти по жизни. Поговорите о разделении обязанностей и экономии денег при совместном проживании. Это должно показаться ему убедительным.

Ключевые фразы:
«Давай сделаем это».
«Сделал дело — гуляй смело».
«Представляешь, сколько подарков нанесут нам на свадьбу!»

Шаг назад

Если вас уже сильно «достали» непредсказуемость поведения и неуемная разносторонность интересов этого человека, пора прощаться. Лучше всего вам притвориться МАКСИМОМ.

В один прекрасный день распишите ему подробную смету расходов на семью до 2025 года. Подойдите к этому серьезно и со всей ответственностью, причем требуйте его конкретных предложений по каждому пункту.

Говорите так: «Все должно быть просчитано заранее. Никакая неопределенность в семейной жизни недопустима. Сам посчитай, когда с твоей зарплаты мы сможем купить машину, квартиру, дачу. А ведь без этого нельзя заводить детей. Все нужно делать последовательно и осознанно. Ничего нельзя пускать на самотек в таком важном и ответственном деле, как семья».

Объясните ему, что его талант не вынесет тех жестких рамок, без которых вы не мыслите себе правильной семьи. И именно для того, чтобы дать ему возможность реализовать себя, вы решили освободить его от обязательств, которые в противном случае ему придется взять на себя.

Слова «жесткие рамки», «правильная семья» и «обязательства», которые он с ужасом выловит из вашей речи, погасят в нем всякий энтузиазм продолжать отношения. И он сам придумает какой-нибудь предлог, чтобы, не оскорбляя вашего достоинства, никогда больше с вами не встречаться.

Художественный образ: ТОМ СОЙЕР (М. Твен. «Приключения Тома Сойера»), ОСЕЛ (из мультфильма «Шрек»), КОСТИК (из фильма «Покровские ворота»), ДОКТОР КАРТЕР (из фильма «Скорая помощь»), РУМАТА ЭСТОРСКИЙ (А. и Б. Стругацкие. «Трудно быть богом»)

Любовь Бескова, Елена Удалова

Соционика. Интуитивно-этический экстраверт - Гексли (ИЭЭ)



Мир для интуитивно-этического экстраверта (ИЭЭ) - Гексли - состоит из интересных тем, возможностей, людей и других объектов, которые хочется исследовать, чтобы проникнуть в их суть, понять. Умеет из отдельных кусочков, обрывков информации сложить и понять внутреннюю мотивацию человека. Умеет пользоваться этим знанием, подстраиваясь под человека. Прирожденный психолог. Искренне интересуется людьми, увлекается ими, рассматривая каждого нового человека как интересный феномен.

Умеет найти подход к самым закрытым для общения людям. Умеет улаживать конфликты, помогает людям налаживать отношения. Производит впечатление влюбчивого и ветреного человека, но по настоящему Гексли привязывается только к небольшому кругу близких людей.

В вопросах защиты своей территории, силового давления Гексли легко идет на открытый конфликт, если того требует ситуация, но быстро остывает и способен быстро перейти к мирным методам решения спорных вопросов. Однако на их поведение могут оказывать влияние общепринятые нормы, в т.ч. гендерные (например, часто мужчины этого типа могут быть более агрессивными в условиях конфликта, чем женщины).

Гексли Тяжело воспринимают слишком длинные и громоздкие теоретические выкладки и схемы, им легче ухватить суть теории, не вникая в нее слишком глубоко. Не умеет существовать в структурах с жестко заданными рамками и ограничениями. Переживает из-за упреков в нелогичности.

Гкксли Очень нуждается в комфортных условиях, но сам не всегда может их для себя организовать. С удовольствием принимает заботу о себе. В течение жизни набирается опыта физического обустройства, учится различать вкусы, запахи. С удовольствием воспринимает такую информацию.

Гексли хочет выглядеть деловым человеком и хорошим профессионалом, может интересоваться различными схемами заработка, технологиями. Ему тяжело доводить свои дела до конца, выполнять скучную рутинную работу, с благодарностью принимает помощь в этом.

Не любит долго ждать и тратить слишком много времени на выполнение какой-то задачи. Старается не ставить слишком долгосрочных целей, требующих много времени. Легко меняет свои планы. Может откладывать дела до последнего момента и жить в условиях цейтнота.

Гексли неосознанно выражает именно те эмоции, которые нужны в каждой конкретной ситуации, эмоционально подстраивается под окружающих, из-за чего может производить впечатление не слишком искреннего человека. Свое плохое настроение скрывает, может в плохие для себя моменты демонстировать оптимизм и позитив.


© Валерия Воробьева. Любая перепечатка без указания автора и ссылки (для интернет-сайтов - гиперссылки) на эту страницу запрещена.





Описания других авторов:

Воробьева В. Интуитивно-этический экстраверт - "Гексли"

Вайсбанд И.Д. Интуитивно-этический экстраверт - "Гексли"

Стратиевская В. Интуитивно-этический экстраверт - "Гексли"

Панченко А.Л. Интуитивно-этический экстраверт - "Гексли"

Женское описание: Интуитивно-этический экстраверт - "Гексли"

Мужское описание: Интуитивно-этический экстраверт - "Гексли"

Гексли (ENFP) - Динамическая соционика

Блок ЭГО*1-я позиция*Программная функция* "Интуиция возможностей"

Представителям этого типа свойственна исключительная проницательность. Характер человека могут определить практически с одного взгляда, причем настолько точно, что почти сразу способны дать ему емкую и лаконичную характеристику.

Великолепно предвидят развитие ситуации в ее этическом плане. Нередко способны довольно точно предсказывать развитие событий в будущем.

Тонкие психологи, тонко чувствующие малейшее изменение настроения и отношений. Прекрасно чувствуют собеседника. Легко общаются. Прекрасно работают с людьми.

Актеры-Гексли очень быстро находят контакт с публикой и великолепно его держат на протяжении всего своего выступления. Великолепно работают в шоу-бизнесе, причем на выступлениях обычно проявляют себя лучше, чем на репетициях. "Страх сцены" им не свойствен, наличие публики — только приятно возбуждает.

Представители этого типа прекрасно работают и в медицине — это, как правило, великолепные диагносты, способные определить заболевание на самой ранней стадии его развития и по самым отдаленным признакам.

Благодаря умению выбрать для реализации своих планов наиболее удачную возможность, представители этого типа способны добиться огромных успехов, не прилагая для этого излишних усилий.

Великолепно используют те возможности, которые предоставляет им случай. Из каждой ситуации умеют извлечь для себя максимум пользы.

Для представителей этого типа характерно постоянное и повсеместное испытание своих возможностей и сопоставление их с возможностями окружающих. Обожают создавать ситуацию соревнований для себя и импровизированных испытаний, проверок и экзаменов -для других. Гексли обычно довольно ревниво относятся к чужим достижениям, неохотно признают чужое превосходство, и если кого-то хвалят, то только тех, чьей конкуренции не опасаются, или тех, чье расположение стремятся завоевать.

Завышенное требование к собственным возможностям приводит к тому, что повышается и значимость такого фактора, как успех. Успех, в понимании Гексли, — это норма. Отсутствие успеха его настораживает, как нечто неблагополучное. Такое, "программное" требование к самому себе не позволяет представителям этого типа допускать какие-либо просчеты, ошибки или неудачи. Они сами себе этого не могут позволить, поскольку признание собственной ошибки и неудачи занизит их самооценку, т. е. снизит их представление о собственных возможностях.

Поэтому в любой ситуации и при любых обстоятельствах представители этого типа стараются держаться "на высоте" или по крайней мере производить такое впечатление у окружающих. ("Как сам себя преподнесешь, так тебя и будут воспринимать"). Более того, Гексли вообще довольно часто претендует на репутацию "человека без недостатков". Очень не любит, когда критикуют его поведение и, хоть теоретически понимает, "что все не без греха", лично за собой никаких серьезных "грехов" не признает, поэтому иногда может полусерьезно сказать: "Если вы видите во мне какие-то недостатки, скажите мне об этом, и я исправлюсь".

Способы достижения успеха всегда волнуют и интересуют представителей этого типа. Многие из них являются авторами книг о том, как достичь успеха в той или иной сфере и как преуспеть на том или ином поприще.

Потребность всегда и во всем быть на высоте заставляет их в любой ситуации и при любых обстоятельствах претендовать на приз или выигрыш. Тупиковых и безвыходных ситуаций, по их мнению, просто не должно существовать. В неловкое положение невозможно поставить ни одного из них, поскольку они просто не признают за собой никакой вины и в любой ситуации поведут себя так, словно ничего особенного не произошло.

У Гексли феноменальная способность не обнаруживать своей неловкости и не признавать себя побежденным ни при каких обстоятельствах.

Перспектива достижения успеха ценой многолетнего и кропотливого труда кажется им малопривлекательной — слишком хорошо они знают, как бывает недолговечна популярность и как переменчивы интересы толпы. Так, стоит ли ради минутной славы много лет трудиться в поте лица и заниматься только одним делом, упуская другие возможности?

Считают для себя необходимым завоевывать внимание окружающих и удерживать его любой ценой - это для них своего рода тренировка "интуиции успеха". Многие из них, особенно в детстве и в молодости, постоянно "тянут" внимание на себя. Раздражаются и нервничают, если их присутствие игнорируется. Собирая внимание окружающих, Гексли буквально "расцветает": старается проявить себя как можно интереснее и оригинальнее (причем в этом с ним лучше не состязаться). А если все-таки не чувствуют к себе достаточного интереса, демонстративно игнорируют всех присутствующих, что одновременно является и вызовом обществу и еще одним средством привлечь к себе внимание.

"Пользоваться успехом", "завоевать популярность", "удерживать популярность" - все это "подвиги" одного порядка, а для представителей этого типа — достижения, имеющие первостепенную значимость. Именно поэтому многие из них имеют склонность к дерзким и экстравагантным выходкам и смелым "этическим экспериментам". Многие из них даже в зрелом возрасте сохраняют способность высмеивать, дразнить, передразнивать и подшучивать. (Что бывает не всегда деликатно и уместно.)

Очень любят прихвастнуть. Часто рассказывают о своих успехах у представителей противоположного пола или о том, как легко и оригинально им удалось найти выход из самого затруднительного положения. Создается впечатление, что Гексли как будто не задумывается о том, что подобные истории пробуждают у слушателей желание последовать его примеру, хотя на самом деле именно для этого они и рассказываются. Даже если "подвиги" Гексли от начала и до конца вымышленные, ему все равно интересно посмотреть, как другие сделают то, чего он, на самом деле, сделать не решился (но о чем очень красочно рассказал).

Гексли постоянно "исследуют" потенциальные возможности людей в самых разных ситуациях, причем "лабораторией" им служит весь окружающий мир. Гексли прекрасно умеет прощупывать ситуацию чужими руками", учиться на чужих ошибках и на чужом опыте.

Каждый раз, когда представителя этого типа осеняет какая-нибудь "оригинальная идея", он довольно быстро представляет себе, кто из его окружения мог бы стать ее исполнителем и испытателем. Гексли великолепно умеет находить тех, кто с интересом воспринимает его замыслы и соглашается их реализовывать. Он умеет убедить любого, даже самого осторожного и осмотрительного человека в том, что предлагаемая им затея делается именно в интересах "исполнителя", никаких неприятностей ему не сулит, а даже наоборот — большие и очевидные выгоды. Разумеется, Гексли всегда безошибочно точно определяет, на какую именно приманку и на какой аргумент "купится" человек, которого он наметил для своего "эксперимента". Если его замысел реализуется успешно или хоть с какой-то пользой, Гексли будет этому искренне рад, хотя и не упустит случая извлечь для себя определенную выгоду (например, намекнет человеку, что теперь он ему чем-то обязан).

В случае неудачи "эксперимента" Гексли меньше всего думает о том, что кого-то "подставил" и является виновником чьих-то неприятностей. (Гексли вообще старается поменьше думать о своих неудачах: "Не пилите опилки", как советует Дэйл Карнеги.) Воодушевляя кого-либо своей новой идеей, он вовсе не исключает ее успешного завершения, хотя в любом случае ничем не рискует: если начинание завершается успешно, ему будут благодарны и обязаны. Даже если результат окажется неблагоприятным, по крайней мере приобретен опыт, причем лично для него безболезненный. Такие условия "эксперимента" объясняются тем, что Гексли по сути своей — пессимист. При всем кажущемся легкомыслии и бесшабашности он осторожен и осмотрителен, поэтому предпочитает идти по проторенным дорожкам, но при этом старается во что бы то ни стало приходить первым и получать приз. ("Перехватить" приз он может и перед финишем, что в его глазах ничуть не умаляет цену победы, наоборот, только увеличивает.)

Поскольку чужие успехи, заслуги и достижения не оставляют равнодушными представителей этого типа, у Гексли часто возникает желание перепроверить чужие успехи. Например, если подружка похвасталась перспективами и возможностями на своей новой работе, Гексли не успокоится, пока не заставит кого-нибудь из своих знакомых "проверить", действительно ли эти перспективы так заманчивы. Любая информация о возможностях для представителей этого типа крайне важна, и если она им кажется неправдоподобной, они стараются ее лишний раз проверить. Причем сами в качестве "разведчиков" выступают крайне неохотно: при малейшей опасности для себя "раскалываются" и "по простоте душевной" подставляют тех, кто их подослал.

Посылать Гексли на ответственное поручение очень рискованно. Это только кажется, что в любой ситуации они ведут себя непредсказуемо — всегда есть нечто постоянное в их поведении: при любых обстоятельствах они стараются поступать с наименьшими потерями для себя.

Гексли не упустит возможности испробовать все, что привлекательно и заманчиво выглядит. Великолепно умеет "держать нос по ветру". Умеет быть в курсе всех событий, мнений и веяний. Знает, какое мнение нужно поддержать и к какому направлению нужно примкнуть, причем всегда будет в числе первых. (Многим вследствие этих качеств кажется пронырой.)

Умеет представить свои способности, возможности и квалификацию в самом выгодном свете, независимо от их реального уровня. Часто "блефует", причем не боится быть уличенным в этом, поскольку рассматривает свои действия как эксперимент: оправдается его самореклама хорошо, не оправдается — тоже не страшно. Приобретенный опыт может когда-нибудь пригодиться.

Склонен переоценивать свои способности, как, впрочем, иногда недооценивает их у других. Часто берется за работу, значительно превышающую его компетентность, рассчитывая, что со временем он войдет в курс дела и будет работать не хуже других, или может быть ему представится какая-то возможность хорошо себя зарекомендовать.

Быть уличенным в некомпетентности не боится, поскольку великолепно умеет "себя подать", и, кроме того, как уже говорилось, никогда не признается в своих ошибках, даже если его откровенно разоблачают -поворачивается и уходит, не утруждая себя объяснениями и извинениями. Если все-таки решает себя оправдать, всегда с легкостью сумеет это сделать: "Допустим, у меня еще не все получается, но я готов учиться, и я не считаю себя безнадежным!" (Гексли в некоторых случаях не стесняется показаться некомпетентным, особенно перед человеком, который обожает объяснять и поучать, каковым, например, является его дуал Габен.)

Такая легкость в признании ошибок объясняется тем, что Гексли, по большому счету, никогда и ни в чем не считает себя виноватым, но охотно создает видимость раскаяния и самокритики, когда считает нужным кому-либо "подыграть". Иногда "признание собственных ошибок" — для него выгодный этический трюк или тактическая уловка.

Скромность не считается в его глазах добродетелью, хотя отсутствие скромности у других резко осуждает. (Средство, помогающее ему притормозить чужую прыть.) И хотя собственную индивидуальность старается проявлять при каждом удобном (и неудобном) случае, к любому проявлению индивидуальности у других относится критически. В сфере любой деятельности для себя всегда отмечает, кто ему конкурент, а кто — нет. Тех, в ком не видит соперника, и чьего расположения предполагает добиться, умеет подбодрить, поддержать, воодушевить. Но обязательно найдет способ "подрубить крылья" всякому, кто хоть в чем-то может встать на его пути.

Умеет обратить внимание окружающих даже на самое незначительное свое достижение, умеет придать ему вес и значимость, а при необходимости умеет "раздуть" его в большую победу. (Качество, благодаря которому Гексли способен прекрасно утвердиться на новом месте или укрепить свой пошатнувшийся профессиональный авторитет. )

Любит поучать неудачников. Часто ставит в пример чужие успехи и достижения. Умеет и любит навязывать свои установки и ориентировать на свои ценности. Любое проявление равнодушия к славе, к карьере, успехам и достижениям других, любое нежелание включаться в соревнование или состязание осуждает, поскольку воспринимает как признак слабости, легкомыслия. (Иногда считает это проявлением индивидуализма: "Всем это нужно, а тебе — почему-то нет!")

Ничего лишнего Гексли стараются о себе не рассказывать, по крайней мере в широком кругу или малознакомым людям: опасаются, что эта информация может быть использована им во вред. Если кто-нибудь из близких сболтнет про них лишнее, всегда это осуждают. Правда, сами чужие секреты хранить не умеют, особенно, если их заранее об этом не попросить. Иногда, как бы не задумываясь, сболтнут что-нибудь "компрометирующее".

Гексли любит создавать щекотливые ситуации (ведь ему так интересно их наблюдать!) И уж с самым невинным видом может поставить кого-то в неловкое положение, недоумевая при этом, почему на него обижаются. (Ведь для Гексли — это не более, чем игра: казалось бы, нет такой неловкости, из которой они не могли бы легко выйти.)

И тем не менее, Гексли стараются ни при каких обстоятельствах не подставлять себя под возможные неприятности и по этой причине не любят никого "прикрывать". Опасаются брать на себя лишнюю ответственность. Поэтому преспокойно могут отказаться от всех своих прежних обещаний, если это обязывает их к каким-то затруднительным или рискованным поступкам.

Обожают водить дружбу со знаменитостями или хотя бы с членами их семьи. Не упускают случая рассказать о своих блистательных (или влиятельных) "друзьях". Непременные участники и завсегдатаи самых популярных тусовок. Всегда в поисках чего-нибудь "новенького и инте-ресненького".

Интересы Гексли обширны и разнообразны, но весьма поверхностны и нестабильны. Все новое и неизведанное привлекает его, увы, ненадолго. Гексли быстро увлекается и быстро охладевает. Его интерес к новым знакомствам и новым отношениям столь же поверхностен и непродолжителен. Как ребенок, разбирающий новую игрушку заглядывает в ее устройство, а затем теряет к ней интерес, так и Гексли торопится разобраться в сути каждого человека: поверхностно, глубоко ли — не важно, — как только цель достигнута и любопытство удовлетворено, Гексли перестает им интересоваться, и судьба дальнейших с ним отношений ему совершенно безразлична. (Гексли часто хвастается тем, что кого-то "послал", кому-то отказал, кого-то выгнал, кого-то "надинамил".)

Гексли умеет быстро оценить людей соответственно их возможностям и способностям. Всегда знает, от кого чего ожидать, кого для чего использовать. Обладает способностью увидеть в каждом человеке его наиболее уязвимую точку, его "ахиллесову пяту". Великолепно умеет играть на слабостях других и пользуется этой способностью для достижения своих целей, выстраивая собственный механизм отношений, который и будет рассмотрен в следующем разделе.

Блок ЭГО*2-я позиция*Творческая функция* "Этика отношений"

Характерная черта этики отношений Гексли умение приспосабливаться к собеседнику, умение "настроиться на его волну": качество, помогающее ему добиться расположения практически любого, даже самого некоммуникабельного человека и позволяет "заглянуть в душу" настолько глубоко, насколько это нужно для удовлетворения его собственного интереса.

Гексли наделен свойством "подбирать отмычки" к каждому человеку и к каждой душе даже самой закрытой и загадочной. И для этого у него есть масса средств и способов.

Способность бурно восхищаться и очаровываться каждым заинтересовавшим его человеком. Узнавать все о его привычках, интересах, увлечениях и с готовностью перенимать его стиль поведения и образ жизни.

Способность соглашаться с мнением большинства (и "старшинства"), приспосабливать к различным обстоятельствам и веяниям свою точку зрения.

Умение увидеть в каждом человеке степень его уверенности и неуверенности в себе — качество, позволяющее ему великолепно манипулировать людьми, играть на их амбициях и комплексах.

Умение предложить свои услуги и умение навязать их: заинтересовать человека своими возможностями, влиянием и связями. (Хотя на самом деле, Гексли никого к своим связям и близко не подпустит — очень боится, что кто-то другой перехватит его счастливый случай, его выигрышный билет.)

И все же было бы ошибкой представлять Гексли этаким коварным интриганом, ловко использующим свои способности в корыстных целях. Такая форма отношений всего лишь реализует его программу и обеспечивает успех задуманному им мероприятию.

Может ли Гексли предложить свою помощь просто так, из добрых побуждений? — Может! И очень часто это делает. Причем предложение его помощи нужно понимать именно как демонстрацию симпатий и доброжелательности к человеку, как выражение сочувствия к его проблемам. Но реальную помощь Гексли оказывать не спешит. Более того, он уже начинает нервничать, когда человек еще только соглашается принять его предложение. В этом случае Гексли сразу же пугается взятого на себя обязательства, он начинает задумываться о трудностях, с которыми оно будет сопряжено, начинает опасаться излишнего расхода времени и сил, он уже не рад, что предложил свою помощь и, в свою очередь, обижается на человека за то, что тот так буквально понял его предложение. Теперь ему уже начинает казаться, что этот посторонний человек от него слишком многого хочет. Стараясь как-то исправить создавшуюся неловкость, Гексли часто ставит дистанцию между собой и этим человеком: напускает на себя высокомерный вид, чем особенно подчеркивает ценность будущей услуги и дает тем самым понять, что за эту услугу ему будут слишком обязаны — короче, ведет себя с таким расчетом, чтобы человеку стало неудобно пользоваться его предложением и он либо откажется от своей просьбы, либо никогда больше о ней не напомнит. Гексли же со своей стороны не забывает о предложенной услуге и выполняет ее при первом же удобном случае, т.е. тогда, когда ему удается подгадать для этого подходящий момент, когда ему это не стоит ни малейшего труда и как бы получается само собой.

Еще одно, характерное для представителей этого типа этическое свойство: Гексли непревзойденный мастер "крутить динамо", причем, опять же, никакого преднамеренного коварства в этом не следует усматривать — это не более, чем способ отрегулировать психологическую дистанцию в формируемых им отношениях с целью вызвать к себе стабильный интерес со стороны партнера и испытать глубину его чувств. Причем, необходимость такого этического подхода определяется тем, что Гексли сориентирован на такого дуала, как Габен, зачастую слишком быстро переводящего отношения из области этической в область чувственных удовольствий, удовлетворив которые он довольно быстро теряет интерес к партнеру. Поэтому такая тактика нужна в первую очередь именно Габену, поскольку постоянно подпитывает его интерес и стабилизирует его отношения. (В противном случае, Габен вообще рискует остаться без партнера. Только проницательный и дальновидный Гексли способен составить ему во всех отношениях достойную пару.)

Не следует усматривать злого умысла в поведении Гексли еще и потому, что изначальная доброжелательность входит в систему его этических ценностей (как, впрочем, и всех представителей четвертой квадры). Гексли знакомится с человеком, общается и поддерживает отношения с ним постольку, поскольку этот человек ему интересен и привлекателен. Проблемы начинаются тогда, когда Гексли теряет интерес к своему партнеру, что иногда происходит почти в самом начале его взаимоотношений. Спрашивается, как же должен выйти из щекотливой ситуации дальновидный и предусмотрительный Гексли, стремящийся за версту обходить всякие скандалы, не желающий наживать себе врагов и навлекать на себя чей-то гнев?

Первая и единственная цель, которую он сразу же себе ставит, — всеми возможными средствами смягчить создавшуюся неловкость, замять ее. Любым способом успокоить человека, развеять его подозрения, наобещать ему все, что только придет в голову, и постараться убедить его в самых лучших своих намерениях. Любым путем избежать ссоры и отложить выяснение отношений на неопределенный срок, надеясь, что впоследствии необходимость в разборке отпадет сама собой или будущее внесет в эту ситуацию свои коррективы. (Стремление Гексли смягчить эмоциональное напряжение подсознательно связано с ориентацией на слабую и уязвимую эмоциональность его дуала Габена. Именно поэтому он обычно старается не доводить отношения до откровенных раздоров и конфликтов.)

Но на этом ситуация не исчерпывается: отсутствие интереса к партнеру у Гексли тоже непостоянно. Поэтому он никогда и никому не позволяет "исчезнуть насовсем". Независимо от того, на какую бы далекую дистанцию ни отбросил Гексли своего партнера, он всегда найдет повод напомнить о себе и возобновить отношения в той форме, в какой именно ему это удобнее всего. Для него это еще один способ отрегулировать дистанцию. (Аналогичным способом "регулирует дистанцию" и Габен — ему это необходимо для того, чтобы сбалансировать эмоциональный напор своего партнера)

Гексли старается ни при каких обстоятельствах не оставаться в одиночестве (одинокий человек выглядит неудачником, а это отталкивает от него всех окружающих, и, соответственно, лишает шансов на успех). В силу этих причин, а также ввиду своей исключительной коммуникабельности, Гексли предпочитает иметь запасные варианты партнеров для любой формы отношений. ("Запасные варианты" партнеров в этической игре Гексли с его дуалом Габеном выполняют функцию "отвлекающего маневра": Габену неудобен партнер, целиком и полностью зацикливающийся на нем. Такая форма отношений ему кажется слишком обременительной, в то время как отношения с "запасным вариантом" его, с одной стороны, несколько успокаивают, а с другой стороны усыпляют его бдительность, чем и подготавливают его для новых этических уловок Гексли.)

По той же причине Гексли иногда создает миф о "запасном варианте", создает "призрак соперника". Например, любит знакомить своих "поклонников" друг с другом ("сталкивать их лбами"), придя на свидание к одному, рассказывать про свои чувства и отношение к другому. Зачем? — затем, что опять же запрограммирован на взаимоотношения с Габеном, которого именно такая этическая "игра" приятно тонизирует, интригует и возбуждает; который к вопросам этики отношений иногда подходит еще и с таким рассуждением: "Если у этой женщины никого нет, значит, она никому не нужна, а раз так, зачем она мне?"

И еще один повод, заставляющий Гексли заводить одновременно несколько поклонников: при любых обстоятельствах, Гексли старается не сосредотачивать все свое внимание на одном партнере (вспомним, Габен не любит, чтобы на нем зацикливались). Поэтому Гексли заводит несколько партнеров, чтобы каждый из них чувствовал себя немного "обделенным". Если, к примеру, Гексли удалось завести только одного партнера, остальные придумываются, но реальный партнер опять же должен чувствовать некоторый недостаток внимания.

Представители этого типа часто производят впечатление крайне легкомысленных и непостоянных в своих привязанностях людей, провоцирующих сближение отношений, но в последний момент старающихся избежать физической близости. Такая непоследовательность тоже объяснима: Гексли не задает четкую дистанцию своим отношениям — он как бы одновременно и близок и далек, создавая таким образом некоторую неопределенность и недосказанность в отношениях. Такая форма поведения создает удобный психологический режим его дуалу Габену, который не переносит жестких, ограниченных заданной дистанцией отношений.

Кроме того, Гексли обожают рискованные-приключения, любят усложнять этическую ситуацию до предела и выходить из нее самым неожиданным образом. Зачем им это нужно? - Это одно из требований их программной функции, их интуитивной программы — поиск границ собственных этических возможностей, а также расширение этих границ. И это то, чем Гексли занимаются постоянно в любой этической (и не только этической) ситуации.

Чем же объясняется стремление Гексли в некоторых случаях избегать физической близости? — Опять же подсознательной ориентацией на Габена, довольно быстро пресыщающегося неумеренными чувственными отношениями (а, как известно, состояние пресыщенности вызывает у Габена неприятные ощущения, которых он стремится всячески избегать). Кроме того, Гексли — интуит, дальновидный и предусмотрительный. Поэтому перспективное развитие отношений в нужном направлении для него важнее удовлетворения своих сегодняшних потребностей в ощущениях и чувствах.

Отсюда и некоторые стереотипы его поведения: "Женщина должна быть загадочной и недоступной. Если она слишком быстро уступит мужчине, он потеряет к ней всякий интерес и она снова останется одна". (А этого Гексли всегда боится.)

Этика отношений Гексли в любом случае и при любых обстоятельствах в первую очередь выполняет одно из основных требований его интуитивной программы — поиск новых лучших и перспективных возможностей, для чего ему очень важно не оставаться в одиночестве и не обрубать уже завязавшиеся контакты и отношения, а использовать их для поисков других вариантов и для новых возможностей. Это еще одна причина, по которой Гексли старается не доводить отношения до окончательного разрыва, а оставаться со своими бывшими партнерами в "товарищеских" отношениях: обращаются к ним за помощью, если таковая потребуется, в момент осложнения отношений с очередным партнером -выплакиваются им в "жилетку", привлекают их к решению своих текущих проблем, пользуются их связями, общаются с их друзьями и знакомыми. (Одного из представителей этого типа спросили: мог бы он отдать жизнь за ночь, проведенную с любимой женщиной? — Нет, не мог бы, — ответил он, — потому, что тогда бы я изменил своему главному принципу: оставаться с бывшими возлюбленными в дружеских отношениях. А какой же я буду друг, если я умру?")

Гексли не исключают "дружбы" между мужчиной и женщиной. Предложение своей "дружбы" для Гексли, на самом деле, очень тонкая и расчетливая "этическая игра", суть которой заключается опять же в том, чтобы установить нужную психологическую дистанцию с партнером. Под "дружбой" Гексли обычно подразумевают определенные этические перспективы, подавая в то же время намек на многообещающие и далеко идущие отношения. Такая этическая игра, как, впрочем, и вся этика Гексли, строится в подсознательном расчете на слабую и уязвимую этику его дуала Габена, которого любая открытая и прямолинейная форма отношений пугает и отталкивает.

Именно та "этическая паутина," которую плетет Гексли, представляется Габену наиболее привлекательной, заманчивой, интригующей и в то же время ни к чему не обязывающей формой отношений. (А то, что в эту "паутину" попадают представители других психологических типов, Гексли, конечно же, никоим образом не виноват.)

Блок СУПЕРЭГО*3-я позиция*Нормативная функция* "Волевая сенсорика"

Представители этого типа обожают развивать у себя волевые качества. Часто любят и умеют "показывать характер". Мягкие и уступчивые по натуре, они развивают в себе способность к волевому воздействию и волевой защите, учатся отказывать и отказываться, учатся говорить "нет". (Представители этого типа очень боятся кого-нибудь обидеть своим отказом и тем самым навлечь на себя чей-то гнев, именно по этой причине им намного легче "морочить голову", чем отказать напрямую. ) Говорить в категоричном тоне им очень трудно. В резком приказном — также весьма затруднительно.

Любая попытка предъявить настойчивые требования в их интерпретации выглядит откровенным занудством: "Ну, сделай то, о чем я тебя прошу! Ну, пожалуйста, ну послушайся меня..."

Довольно трудно им сделать над собой волевое усилие. Процесс воспитания силы воли, целеустремленность, выносливость, физическое развитие — темы, постоянно занимающие их внимание, причем даже несколько демонстративно. Разговоры, касающиеся этих тем, они, как правило, с удовольствием поддерживают. Любят рассказывать о своих достижениях в области физического развития, обмениваться сведениями и рекомендациями о всевозможных развивающих и укрепляющих гимнастиках.

Гексли, нимало не смущаясь присутствием посторонних, могут делать "развивающие и общеукрепляющие" упражнения прямо на рабочем месте, не прекращая производственного процесса. Причем они обожают рекомендовать такой метод "физического развития" и окружающим: "Если ты работаешь за компьютером, ты должен каждые 15 минут делать гимнастику для глазных мышц. .." На возражение по поводу неспособности или нежелания совмещать работу с гимнастикой реагируют крайне обиженно, как если бы они предлагали нечто абсурдное. (Впрочем, некоторые их предложения многими именно так и воспринимаются.)

Гексли обожают вычитывать в журналах рекомендации об эффективном физическом развитии ценой минимальной затраты времени и усилий и восторженно делятся своими познаниями с окружающими.

Любят говорить о выносливости и жизнестойкости. (Часто приводят в пример себя.) С удовольствием поучают "искусству" отстаивать свои права и настаивать на своем. (Причем, сами в бой с ветряными мельницами предпочитают не ходить.) Нельзя сказать, что такое "преподавание" им дается легко. Напротив, требует огромного расхода сил и энергии. Сам Гексли в такую минуту очень напряжен (мысленно он уже воюет). Независимо от того, требует ли данная ситуация отстаивания своих прав или нет, Гексли уже мысленно "проигрывает" ее именно в боевом варианте и часто именно на такой ее развязке настаивает, хотя по своей природе довольно миролюбив. У представителей этого типа иногда возникает желание испытать свои бойцовские качества, но не в реальной ситуации, а как бы в чуть-чуть игрушечной. Поэтому они иногда неожиданно для себя могут спровоцировать чью-то ссору, могут начать дразнить, могут полушутя ударить, но при столкновении с настоящим задирой они безусловно проигрывают. Поэтому, чувствуя силовой перевес противника, не прочь заручиться поддержкой сильного и влиятельного союзника. (Гексли очень уважает сильных людей, всегда мечтает о сильном и надежном партнере)

Сам Гексли не всегда удачно выступает чьим-либо защитником: если видит, что его "подзащитный" имеет слишком влиятельных противников, постарается выйти из ситуации без ущерба для себя.

При необходимости самому дать отпор чувствует себя неуютно. Защищаясь, суетится, раздражается, демонстративно обижается, ведет себя очень противоречиво и непредставительно. Любит строить свою защиту, ссылаясь на авторитеты. Всегда обижается, если его советами откровенно пренебрегают, а его собственный авторитет ни в грош не ставят. "Последнее слово" в споре Гексли стараются оставить за собой и очень переживают, если что не удается. ("Последнее слово" Гексли иногда выглядит откровенно неэтичным — иногда это то, что называется "запрещенный прием" или удар "ниже пояса". Но Гексли это обстоятельство не смущает: главное для него победить в споре, а какой ценой -не всегда важно.)

Часто напускают на себя надменный и высокомерный вид, не прочь поблефовать, намекая на свои влиятельные связи.

Наличие дипломов, аттестатов, чинов и наград всегда производит на них неотразимое впечатление: "Я думала он приличный человек все-таки имеет высшее образование..."

Любят (но не всегда умеют) брать на себя роль лидера. Готовят себя к экстремальной ситуации, иногда ее мысленно про себя проигрывают, но в условиях реальных трудностей долго сохранять хладнокровие и собранность не могут, часто распыляются на показную суету.

Любят демонстрировать свою решительность и физическую силу. Часто с демонстративной готовностью берутся за непосильные нагрузки, но потом довольно быстро находят способ от них избавиться.

Любят ощущать свою силу — это их приятно возбуждает и тонизирует.

Будучи наделенными властью, склонны ею злоупотреблять. Любят демонстративно командовать. Иногда им нравится разыгрывать роль жестокого и неумолимого человека.

Упрямы. При всей внешней мягкости и доброжелательности, становятся непримиримыми и неуступчивыми там, где что-либо угрожает их интересам.

Очень снисходительны и недостаточно требовательны к себе. Не всегда любят отвечать за свои слова и поступки. Не любят брать на себя лишней ответственности — им трудно быть исполнительными и обязательными.

Блок СУПЕРЭГО*4-я позиция*Мобилизационная функция* "Логика соотношений"

Гексли теряет интерес к любому предмету, лишь только его любопытство хотя бы поверхностно удовлетворено. Причем возбудить этот интерес или как-то углубить его уже невозможно: эта тема, по мнению Гексли, уже достаточно им изучена и он не собирается к ней возвращаться, тем более, что на свете есть так много нового и неизученного. (Гексли очень боятся упустить какие-то новые возможности. Поэтому не позволяют себе "застревать" на том, что для них уже "пройденный этап".)

Единственный способ удержать интерес Гексли это все время "подогревать" его любопытство: распалять воображение, интриговать, обнадеживать, постоянно что-то недосказывать. Словом, "держать на крючке" (что, собственно, и делает его дуал Габен).

Гексли очень непоследователен в своих поступках и рассуждениях. Причем лично у себя не считает это недостатком — ему так удобно, поэтому он так и поступает, но ему неудобно, когда так поступают другие, Гексли трудно, иногда невозможно собраться с мыслями. Его внимание постоянно рассредотачивается. Слушая объяснения, легко схватывает общий, зачастую только поверхностный смысл. Иногда у Гексли возникает непреодолимый интерес к анализу несущественных частностей (причем ему эти частности кажутся сверхзначимыми и необходимыми для глубокого и сиюминутного понимания сути). Вследствие чего он уводит объяснение в сторону, а иногда вообще разбивает его, задавая несвоевременные или неуместные вопросы и при этом настойчиво требуя ответа на них. Причем сама постановка вопроса иногда бывает настолько абсурдной и нелепой, что объясняющий даже не всегда знает, как на нее прореагировать.

Интуитивно постигая смысл многих логических понятий и категорий, Гексли часто имеет о них довольно поверхностное представление. Поэтому иногда ставит себя в неловкое положение, высказывая явно абсурдные вещи самым безаппеляционным тоном. Причем "нетривиальная" точка зрения Гексли способна поставить в тупик даже самого опытного и квалифицированного преподавателя, тем более, что для представителей этого типа очень характерна способность затевать диспут в самое неподходящее время.

Часто испытывает трудность в объяснении каких-либо элементарных понятий. Но еще более затрудняется объяснить сложное явление простыми средствами. (Вот пример того, как представитель этого типа объяснял четырехлетнему ребенку природу грома и молнии:

"Плывет облако, допустим, со знаком "плюс", а навстречу ему другое — со знаком "минус", а потом они сталкиваются, и получаются гром и молния. ") Иногда Гексли начинает свое объяснение слишком подробно и обстоятельно, но впоследствии сам теряет к нему интерес и продолжает объяснять уже более обобщенно. Часто он запутывается в собственных объяснениях, нервничает и обижается на свою туго думную аудиторию.

И тем не менее представители этого типа очень любят "все объяснять". Например, попав в затруднительное положение, часто говорят: "Я вам сейчас все объясню!" И начинают объяснять по порядку. "По порядку" — это значит издалека. То есть: сначала подробно описываются какие-то побочные и малозначащие обстоятельства ("моей племянницы мужа троюродного брата сослуживец"), далее этим побочным "обстоятельствам" дается "интуитивная" характеристика ("во всех отношениях неудачник"). Попытка подвести Гексли к самой сути изложения обычно ни к чему не приводит — он только раздражается, нервничает, просит дать ему высказаться "по порядку", а там начинается все сначала.

Всегда интересно послушать Гексли, объясняющего месторасположение какого-нибудь объекта. Гексли обычно описывает расположение всех ближайших объектов и относительно их ориентирует: "Справа, в ста метрах увидишь обувной магазин, но туда не сворачивай поворачивай налево..." Гексли может и карту нарисовать, но она будет слишком подробной и слишком запутанной.

Очень боятся что-нибудь перепутать, но именно это чаще всего и происходит. Причем путаются они именно в тех вещах, которые им кажутся достаточно легкими для понимания и запоминания.

Гексли болезненно воспринимают любое обвинение в нелогичности и непоследовательности. Обижаются, когда критикуют их умственные способности. Многие из них с удовольствием работают на интеллектуальном поприще. Увлекаются философией и сами не прочь порассуждать на отвлеченные темы. Часто высказываются в форме изречений. Некоторые из представителей этого типа любят записывать свои изречения в тетрадь, цитировать их окружающим и опубликовывать в газете.

Любят высказывать свои рассуждения с самым многозначительным видом: "Если женщина хочет показаться интересной, она должна быть непредсказуемой и непонятной. " Гексли любят производить впечатление своими высказываниями, причем им в этом очень помогает их обычный самоуверенный тон. Часто в их рассуждениях присутствует преувеличенная (ложная) многозначительность, способная придать "значимость" самым тривиальным и примитивным по смыслу высказываниям: "В жизни каждой женщины бывает нечто такое, о чем она не может рассказать ни одному мужчине".

Ложная многозначительность у представителей этого типа присутствует не только в интонациях, но и в выражении лица — в "многообещающем" взгляде и в "загадочной" улыбке. Но в том-то и проявляется "нелогичность" выражаемых ими эмоций, что ни взгляд, ни улыбка не отражают их истинных намерений, и вообще никоим образом с ними не связаны. Гексли великолепно наблюдает и анализирует чужие эмоции, но только не свои собственные. Он может сколько угодно откровенно и призывно смотреть на представителей противоположного пола, но при этом абсолютно не давать себе отчета в своем поведении (этика эмоций реализуется у него подсознательно). Поэтому для него будет искренней и полной неожиданностью обвинение в том, что своим поведением он дает повод для ревности.

Один только Габен — его дуал, воспринимает поведение Гексли адекватно. Любой намеренный или "нечаянный" намек он видит и воспринимает именно в том значении, в каком он подается. Никакой нелогичности в поведении Гексли Габен не наблюдает — видит только тонкую и красивую этическую игру. Даже тогда, когда Гексли с очаровательной непосредственностью пытается объяснить всякие премудрости, Габена это только умиляет. Свойственная Гексли путаная манера изложения его приятно расслабляет и успокаивает: он прекрасно понимает, что логический аспект информации Гексли — это всего лишь второстепенный план отношений, главное этический аспект, который за всем этим стоит. Поэтому логическую путаницу Гексли Габен воспринимает как своего рода оформление его этической игры.

Блок СУПЕРИД*5-я позиция*Суггестивная функция* "Сенсорика ощущений"

Проявляет живейший интерес к любой информации по этому аспекту. Любые новости культуры, искусства, спорта и здоровья чрезвычайно занимают представителей этого типа.

О здоровье и о спорте говорят много и охотно. Интересуются всевозможными диетами и гимнастиками, причем, еще не успев попробовать их на себе, активно рекомендуют другим.

Советы о здоровье воспринимают внимательнейшим образом, и однажды приняв для себя какую-то рекомендацию, стараются ей неукоснительно следовать.

На свое самочувствие обычно не жалуются, но о предпринимаемых профилактических мерах говорят охотно и во всеуслышание.

Со вкусом у представителей этого типа далеко не все обстоит благополучно, хотя они считают своим долгом внимательно следить за модой и тщательно выполнять все эстетические рекомендации. В вопросах эстетики очень внушаемы. Причем раз внушенное воспринимается ими как аксиома. Поэтому иногда Гексли отличаются некоторой консервативностью вкусов, которая самым неожиданным образом уживается с присущей им оригинальностью.

В одежде стараются придерживаться "собственного стиля", который далеко не всегда бывает удачен. Часто в их облике наблюдается явная нелогичность, как, например, фетровая шляпка и замшевые сапоги в 30-градусную жару. Такое "сочетание" вполне объяснимо с точки зрения Гексли, поскольку составилось в соответствии с требованием "цветовой гаммы" выбранного наряда, а то, что при этом испытываются не самые приятные ощущения, не важно: "красота требует жертв".

У представительниц этого типа наблюдаются трудности с использованием косметики: они либо совсем ею не пользуются ("естественность лучшая красота"), либо используют самым невыгодным для себя образом. Также и с окраской волос: могут красивый, естественный цвет поменять на какую-то ярко выраженную химию только потому, что именно это сейчас "носят".

Интерьер в их доме тоже организовывается далеко не лучшим образом: как правило, перегружен, часто захламлен. Иногда ему присущ этакий "цыганский", аляповатый стиль. Порядок в доме Гексли наводить не любит, часто делает это в силу привычных обязанностей, но внутренней потребности к эстетике и порядку не испытывает. (За исключением самодуализированных представителей этого типа)

В изобразительном искусстве также проявляют себя далеко не всегда удачно. Возникают проблемы с ощущением цвета, формы и линии. Часто используют сочетания слишком насыщенных цветов, или наоборот — однообразно тусклых. (Любят использовать те цветовые сочетания, которые, по их мнению, считаются удачными: красное-белое-черное либо фиолетовое-синее-серое)

В вопросах эстетики, рационального комфорта, в организации удобного неперегруженного интерьера, в вопросах кулинарии, основанной на полезных диетах, в организации быта, сочетающего разумный режим работы и отдыха, во всех этих вопросах у Гексли есть единственно подходящий советчик — его дуал Габен. Потому что именно на его "программную" сенсорику Гексли подсознательно сориентирован. Мнение других сенсориков ему представляется неубедительным и малоавторитетным.

Блок СУПЕРИД*6-я позиция*Активационная функция* "Деловая логика"

Увлекается любой возможностью проявить свою практичность. С интересом относится к практическим рекомендациям в журналах и телепередачах. Прежде чем выбросить вещь, подумает, нельзя ли переделать ее во что-нибудь нужное. (Иногда может ее подарить кому-нибудь именно с этой целью.)

Частый посетитель "комиссионок" и дешевых распродаж. Вещь, выставленная по дешевой цене, в глазах Гексли становится резко привлекательной, причем в эту минуту он совершенно не думает о ее заниженных эстетических качествах, а принимает во внимание только ее функциональные свойства (которые, впрочем, не всегда считает нужным проверить).

Таким образом, у "практичного" Гексли иногда скапливается огромное количество дешевых и малопривлекательных вещей, к которым он почти сразу теряет интерес и настойчиво предлагает их в качестве подарка или "выгодной" покупки своему окружению. Причем Гексли не был бы "практичным" человеком, если бы не проверял, пользуются его подарком или нет. Если не пользуются, следует этот подарок ему вернуть: он будет передарен кому-нибудь другому.

За новую работу берется с энтузиазмом, но быстро теряет к ней интерес. В работу предпочитает включаться без подготовки. Подготовительный процесс его расхолаживает. Если подготовка к работе сопряжена с какими-то физическими усилиями, уборкой, перестановкой мебели и другими скучными или утомительными делами, начинает суетиться, раздражаться словом, подсознательно ведет себя таким образом, чтобы эту часть работы сделал за него кто-то другой.

Как уже говорилось, представителям этого типа трудно сделать над собой волевое усилие, трудно быть обязательным, трудно работать долгое время на одном месте в условиях жесткого рабочего графика. Утвердившись на новом месте, Гексли, как правило, обговаривает для себя более выгодные условия работы. Предпочитает гибкий график или ненормированный рабочий день. Вообще такое понятие, как трудовая дисциплина, очень усложняет его жизнь.

В процессе работы Гексли может (и любит) часто отвлекаться, способен выполнять одновременно самые различные обязанности. И это не кажется ему обременительным.

Радуется случаю изобрести новую методику Обожает инструктировать "по собственной методике". Причем очень обижается, если его метод вызывает критику или просто отвергается без видимой причины.

В работе старается достичь высокого профессионализма, но только если это не требует слишком больших усилий.

Не любит прорабатывать детали. Любая нудная и кропотливая работа его раздражает. Терпеть не может дорабатывать, переделывать и исправлять уже сделанную работу.

Представители этого типа любят совмещать рабочий процесс со всякими мышечными и дыхательными гимнастиками. Иногда любят петь на рабочем месте, шутить, рассказывать анекдоты. Слишком молчаливое и серьезное окружение их обычно раздражает.

Гексли трудно долгое время быть внимательным, собранным и сосредоточенным. Уборку рабочего места делают только в силу необходимости. В конце рабочего дня Гексли обычно из последних сил расшвыривает по местам свои рабочие инструменты и то, если только профессия к этому обязывает.

Столкнувшись с необходимостью сделать какую-либо неприятную или неинтересную работу, Гексли в первую очередь размышляет, кому бы можно было ее перепоручить. Для представителей этого типа свойственно запускать и запутывать свои дела таким образом, что они "вырастают" в, казалось бы, совершенно неразрешимую проблему. В этой ситуации Гексли очень выручает его дуал спокойный и рассудительный Габен, способный с завидным терпением и настойчивостью разобраться в самом сложном и запутанном деле.

Блок ИД*7-я позиция*Наблюдательная функция* "Интуиция времени"

Гексли постоянно наблюдает, сколько времени требует достижение поставленной им задачи или реализация выбранной им возможности. Любая идея кажется ему бесперспективной, если ее реализация требует слишком большого расхода времени. ("Полгода здесь работаю, и хоть бы кто меня заметил!") И именно за этим следит его "наблюдательная функция", именно с негативных позиций она подает информацию его "программной" интуиции потенциальных возможностей.

Еще одна область наблюдения Гексли — темпы развития его взаимоотношений с людьми. Он всегда наблюдает за тем, насколько быстро ему удается расположить к себе человека. Для Гексли это очень важный показатель. Гексли постоянно следит за тем, чтобы в интересующих его взаимоотношениях дистанция сокращалась именно в том темпе, в каком ему это нужно. Гексли умеет сколько угодно долго создавать иллюзию близких отношений, оставаясь по сути на позициях стороннего наблюдателя.

У Гексли есть свои способы регулирования темпов сокращения и увеличения психологической дистанции. Как, например, назначить свидание и не прийти на него; заставить партнера понапрасну себя дожидаться, а затем как ни в чем не бывало позвонить и уверять в своем горячем желании встретиться. Было бы ошибкой объяснять такое поведение обычной для Гексли нелогичностью. И еще ошибочнее думать, что Гексли игнорирует фактор времени -этого вообще не может быть, поскольку Гексли — интуит, и фактор времени входит в систему его ценностей. Поэтому в его поведении можно усматривать именно глубокий интуитивно-этический смысл — намерение охладить распаленные чувства партнера, затем подогреть их, если они поостыли, и так "охлаждать" и "подогревать" их до тех пор, пока не отрегулируется определенная, удобная ему дистанция взаимоотношений.

Во взаимоотношениях, с его дуалом Габеном этот метод оказывает решающее позитивное действие, поскольку Габен "сокращает" дистанцию примерно аналогичным способом: с самым невозмутимым видом чередует сближение и отдаление. Поэтому в результате такого своеобразного взаимодействия друг с другом оба партнера довольно быстро убеждаются в том, что во всех отношениях они друг друга достойны, после чего можно считать их дуализацию на первом этапе завершенной.

Отношение к расходу времени у Гексли зависит от отношения к субъекту, это время расходующему. Если Гексли дорожит отношениями с человеком, он дорожит и его временем.

Как правило, не любит ограничивать себя во времени, особенно, если оно расходуется на удовлетворение его собственных интересов и удовольствий.

Например, если ему захотелось пообщаться именно тогда, когда интересующий его человек стеснен временем, о чем ему недвусмысленно намекается, это обстоятельство нисколько его не смутит, и общение будет продолжаться до тех пор, пока у Гексли не иссякнет интерес к собеседнику. Другое дело, когда он сам куда-нибудь торопится, особенно, если это важная встреча: в этом случае он нервничает, неоднократно напоминает о том, что скоро должен уйти, — словом, приятного общения не получается.

Не любит, когда его заставляют ждать, но не видит большой беды в том, чтобы заставить ждать других. Обычная ситуация: собравшиеся друзья ждут его за накрытым столом, а Гексли в этот момент звонит по телефону и сообщает, что вот он сейчас уже выходит.

Обычно Гексли всегда планирует выйти вовремя, но в последнюю минуту обычно возникают различные обстоятельства, требующие от него непредвиденного расхода времени. (Бывает и такая, очень характерная ситуация: студентка-Гексли приходит на лекцию с получасовым опозданием и через 15 минут просит разрешения уйти домой, поскольку, как ей кажется, оставила на плите чайник. )

Гексли не всегда отдает себе отчет о расходе собственного времени. Ему легче контролировать время, расходуемое не самым интересным и не самым приятным для себя образом. О продуктивности израсходованного времени вспоминает редко, и только тогда, когда отмечает для себя какие-то свои достижения: "Я сегодня за шесть часов работы выполнил полторы нормы!"

Старается не ставить себе далеких целей и не строить далеко идущих планов. Его собственные планы меняются в зависимости от обстоятельств, но их переменчивость и непоследовательность, как уже говорилось, его мало смущает.

Блок ИД*8-я позиция* Демонстративная функция * "Этика эмоций"

Поскольку Гексли подсознательно сориентирован на болезненно восприимчивого к эмоциональному воздейст вию Габена, он выражает свои эмоции в той форме, в какой всего удобнее воспринимать их его дуалу, т.е. как бы понарошку, как бы полусерьезно и слегка театрально. Причем такой характер эмоций у Гексли выражается именно подсознательно — обстоятельство, особенно мешающее представителям других психологических типов воспринимать чувства Гексли в той мере, в какой они значимы для него самого.

У всех, кроме Габена, создается впечатление, что эмоции Гексли неадекватны ситуации, на которую он реагирует. Многим он кажется притворщиком, кривлякой, подхалимом — кем угодно, только не самим собой. То, что Гексли как бы демонстрирует свои эмоции, — это всем видно и всем понятно. Видно, что он как бы выносит их на обозрение, видно, что всегда наблюдает за производимым впечатлением. Но трудно себе представить, что все это он делает неосознанно. Ив то же время именно это и происходит. У Гексли есть как бы подсознательный регулятор эмоций, который выносит их на определенный угол выражения, т. е. выражает как бы с искажением. Выражение глаз часто не совпадает с выражением остальной части лица: взгляд получается либо заискивающий, либо ускользающий, либо нарочито равнодушный; улыбка часто многообещающая, двусмысленная.

Часто создается впечатление, что Гексли не столько реагирует на собеседника, сколько именно "подыгрывает" ему. Старается попасть в тон создавшемуся настроению или старается создать видимость каких-то переживаний, чувств и настроений.

Знакомясь с новым человеком, Гексли демонстративно выражает свое восхищение и очарование им. Особенно это заметно у журналистов-Гексли, интервьюирующих кого-нибудь из популярных актеров или знаменитостей: Гексли не только с восторженным обожанием смотрит собеседнику в глаза (общаясь, Гексли постоянно заглядывает в глаза, создавая тем самым ощущение особой интимности общения — "близкий контакт"), но и, что характерно, иногда часто повторяет губами движение его губ, как бы дублируя его слова.

Иногда Гексли реагирует так, как ему кажется необходимым отреагировать в данной ситуации, что особенно характерно для демонстративно выражаемых эмоций (которые, в свою очередь, всегда являются следствием проблематичной логики). То есть эмоции выражаются как бы по написанному сценарию, и Гексли вроде как сам себе и сценарист и режиссер.

Гексли реагирует всерьез только в случае самых крайних переживаний, причем может сам себя "накрутить" и довести до истерики (опять же исходя из каких-то своих, логических стереотипов).

Какова бы ни была ситуация, создается впечатление, что Гексли как будто отмеривает необходимое количество эмоций, для того чтобы воздействовать нужным образом; как будто у него стоит какой-то подсознательный "счетчик", координирующий его эмоции, относительно эмоций его партнера. (И это действительно так — в противном случае, беспроблемные отношения с его дуалом Габеном для Гексли были бы просто невозможны.)

В восприятии отрицательных эмоций Гексли всегда болезненно раним: если его откровенно обидеть, он будет искренне страдать, хотя может совершенно противоположным образом на это прореагировать. Но в плане выражения эмоций Гексли выбирает в первую очередь самые деликатные и тактичные средства эмоционального воздействия, поскольку подсознатель о сориентирован на "труднопробиваемого" Габена, отгораживающегося от всякого рода отрицательных эмоций непроницаемой броней. (Воздействие в другом эмоциональном режиме Габеном либо вообще не воспринимается, либо требует от его партнера непомерной затраты сил и энергии, что обычно приводит психологически несовместимых с ним партнеров к физическому и эмоциональному перенапряжению. ) Только эмоциональный режим Гексли оптимален для Габена и всегда адекватно им воспринимается.

Cхожие материалы:

В чем суперсила Есенина и Гексли | Соционика на TV.UA

Мечты - не уход от действительности, а средство приблизиться к ней.
Сомерсет Моэм


Сегодня вас ждет удивительная встреча. С мечтателями, которым дано управлять временем, которые видят людей насквозь и точно знают, какие таланты скрываются в каждом из нас. Докладчик прежний - Наталия Клименченко.

Интуиты-этики - последний элемент в мозаике соционических типов, которую мы складываем на просторах спецпроекта TV.UA Соционика. В нашей мозаике 16 частей, которые соединились в единую картину: логики-сенсорики (Горький и Штирлиц), логики-интуиты (Робеспьер и Джек Лондон), этики-сенсорики (Драйзер и Гюго), этики-интуиты (Гамлет и Достоевский), сенсорики-логики (Жуков и Габен), сенсорики-этики (Дюма и Наполеон), интуиты-логики (Дон Кихот и Бальзак)… и сегодня последний штрих - суперсила интуитов-этиков (Есенин и Гексли).

Интуитивно-этических типов в соционике два – интровертный и экстравертный.

Есенин (интуитивно-этический интроверт ИЭИ) – его блок ЭГО образовывают две функции информационного метаболизма: интуиция времени и этика эмоций .

Гексли (интуитивно-этический экстраверт ИЭЭ) – его блок ЭГО образовывают две функции информационного метаболизма: интуиция возможностей и этика отношений .

Блок ЭГО и определяет программную задачу личности человека. Его СУПЕРСИЛУ, те качества и способности, в которых ему нет равных.


 

Есенин, Лирик, Интуитивно-Этический Интроверт (ИЛИ)


На серой стене нарисую Мечту
Багровою краской средь чёрного неба...

Неизвестный автор


Это тот случай, когда «ни разу не логик». Есенин в своих фантазиях живет сто жизней сразу. Он умеет жить за себя и за других, в прошлом и будущем.

Интуиция времени настолько сильна, что люди этого типа не просто чувствуют время, оно как будто становится на их сторону и подстраивается под них.

Есенин живет не по часам, он чувствует именно время «вовремя». Он знает, когда приходит момент, или чувствует, что «еще не сейчас». Увидеть все подробности, как будет развиваться любая ситуация ему вполне под силу. В своих фантазиях лирик заглядывает далеко вперед, и чувствует, что будет актуально, например, через год. А большинство об этом еще даже не успело задуматься.

Суперсила интуитивно-этического интроверта - точно предугадывать тенденции развития событий и ситуаций, чувствовать надежность людей как партнеров.

Интуитивная фантазия Есенина может создать целые миры. Целый жанр литературы, фэнтези, - пример интуитивной фантазии. Воздушные замки гораздо долговечнее настоящих - так чувствуют жизнь люди этого типа. Картины, которые рисует воображение, светлые и яркие, гораздо привлекательнее, чем будничная жизнь. Есенин верит в хорошее будущее, потому что «Мечта – это радуга, соединяющая Сегодня и Завтра» (С.Федин).

Этика эмоций Есенина (творческая функция, инструмент воздействия на мир) разноцветная и искрящаяся, очень обаятельная. Есенин создает вокруг себя энергию доброжелательности и отлично чувствует состояние других. Он прекрасно знает тот самый «нужный» момент, когда обратиться с просьбой. И с помощью арсенала своих улыбок и теплых фраз вполне способен вертеть вами, как захочет.

Эмоции Есенина не обязательно могут быть положительными, но всегда выглядят естественно, к тому же Есенин умеет управлять своим состоянием и моментально превратить любую обиду в шутку. Будучи очень мягким, тактичным и сентиментальным, Есенин, тем не менее вполне способен разыграть драму и устроить истерику со слезами. После чего моментально успокоиться – когда цель достигнута и желаемое получено – и снова сиять особенной «есенинской» мечтательной улыбкой.

На первый взгляд, трогательный Есенин кажется человеком, который нуждается в заботе и опеке. В этом есть доля правды. Но только доля. Конечно, самостоятельно инициативу к физическому труду Есенин вряд ли проявит. И когда все работают, а у Есенина появилась возможность увильнуть - он ею непременно воспользуется без зазрений совести. При этом свободно распорядится своим и чужим временем. Всегда поступает так, как будто этого времени у него вагон, считает себя хозяином времени, и оно идет ему навстречу! Многое откладывает на завтра, но если сказать или попросить - Есенин легко начинает готовить еду, заниматься домашними обязанностями, и вполне способен позаботиться о себе и не только.

Со стороны Есенин иногда кажется «не от мира сего». А все потому, что в своем поведении руководствуется интуитивными предчувствиями. Благодаря этому качеству Есенин способен выжить в самой трудной обстановке, так как быстро различает искусственность, фальшь, лицемерие, деградацию. "Хранить мечту и жить сердцем - вот, что важно". (Остин Батлер).


 
Размышляя о мечте, интуиции и этике, в памяти всплывает совершенно нелогичный, немного странный, но очень душевный и всеми любимый с детства мультик про крокодила Гену и Чебурашку.

Нелогичность сразу бросается в глаза – Чебурашка сначала читает записки и надписи, а потом идет в школу, потому что оказался неграмотным. Разгуливающий по улицам крокодил никого не пугает, но когда вдруг вылез из воды – все бегут от него с криками «Караул, спасайся, кто может!». Ну и так далее.

Именно эта нелогичность и влюбляет зрителя в мультфильм с первых кадров. И главный герой – Чебурашка – как раз из тех душевных натур, которые в жизни мягкие, тихие и мечтательные. Конечно, Чебурашка – интуитивно-этический интроверт – Есенин. Когда он начинает работать руками, получаются, мягко говоря, не шедевры. Чтобы сработать что-то качественное – нужно напрячься, а ещё лучше – чтобы в этом и другие участвовали. «Мы строили, строили, наконец построили!» При этом он - «настоящий друг», и всегда утешит, и поддержит: «Ты не горюй, Ген, отдохнём и ещё раз переделаем».

Соционика к интуитивно-этическим интровертам причисляет Лао Цзы, Михаила Булгакова, Сергея Есенина, Рэя Брэдбери, Дж. Р. Толкиена, Юрия Гагарина, Марка Шагала, Жан-Жака Руссо и других.
 

Гексли, Советчик, Интуитивно-Этический Экстраверт (ИЭЭ)

 

Истинная радость - серьезная штука
Сенека


Самый радостный и жизнелюбивый житель социона - Гексли отлично чувствует и видит, какие возможности сокрыты в каждом объекте и каждой ситуации. Особенно сильна интуиция на людей. По отдельным фразам, интонации, мимике, особенностям поступков других интуитивно он точно воссоздает внутреннюю мотивацию человека. Легко догадывается, чего тот добивается.

Голова у Гексли - этическая, а не логическая, и в нее приходят совершенно фантастические идеи и мечты. А фантазия Гексли - очень деятельная и продуктивная; придумывает истории, строит образы, занимательные сюжеты.

Гексли любознателен, быстро запоминает большое количество информации. Быстро обучается, так как умеет схватить суть проблемы. А то, что не знает - может угадать, именно потому что интуиция возможностей подсказывает наиболее вероятное решение для конкретного случая.

Суперсила интуитивно-этических экстравертов - чувствовать таланты людей и перспективы отношений.

«Талант великих душ - есть узнавать великое в других людях». (Карамзин Н.М.) Гексли отлично справляются с задачами педагогов и воспитателей - они видят таланты детей и всегда могут подсказать, чем заниматься и в какую сторону направить усилия.

Творческая функция Гексли - этика отношений. Люди этого типа прекрасно видят скрытые чувства, причины и следствия отношений, улавливают все симпатии и антипатии, но самое главное - сами могут управлять этим. Они без труда могут создать и сохранить отличные отношения, пользуясь связями, добиться своих целей, влюбить в себя и заставить охладеть. Они обаятельные, тактичные, романтичные, изобретательные (благодаря базовой интуиции возможностей) и действительно очень яркие.

Гексли умеет поощрять и вдохновлять людей, делая им комплименты, описывая радужные перспективы. Как никто другой разбирается в логике человеческих отношений, особенно ему понятны причины осложнений и раздоров в любви и дружбе. Ему легче сохранить отлаженные отношения, чем восстановить разорвавшиеся. Чутко реагирует на антипатии. Обаятелен и общителен. Сумеет выстроить систему отношений с любым человеком, лишь бы он был ему интересен. Понимает, с кем и на какой дистанции надо общаться, хотя и не всегда ее выдерживает. Знает, что надо делать, чтобы поддерживать в коллективе благоприятную психологическую атмосферу. Советует, как общаться с человеком, чтобы стать ему необходимым.

Сила обаяния Гексли настолько велика, что он способен разговорить кого угодно. При этом за несколько секунд «просканирует» характер собеседника и сдружится с ним в мгновение ока.
Производить впечатление и импровизировать – врожденные таланты Гексли, так же как делать одновременно несколько дел, весело при этом болтая. Вместе с этими талантами Гексли-непоседе досталось стойкое отвращение к однообразной работе, скучной жизни и рутине во всех ее проявлениях.

Именно поэтому Гексли любит интересные и веселые дела с большой зарплатой и свободным графиком. Общение с необыкновенными людьми привлекает людей этого типа, они всегда стремятся наполнить свою жизнь разнообразием и яркими впечатлениями.



Помните Мартышку из старых кукольных мультфильмов по сказкам Григория Остера? Ее отличительная черта - неуёмное любопытство. Очень легко загорается энтузиазмом, но также легко и переключается на новые дела. Кроме того, Мартышка очень эмоциональна, и при этом ей недостаёт элементарной логики:

– А много – это сколько?
– Много – это много! … Ты меня совсем запутал! Я знаю, что куча – это когда много! А мало – это когда не куча! И больше я ничего не знаю!

Обнаружив Удава лежащим в задумчивости, она начинает его дёргать вопросами. А когда Удав говорит ей: «я никогда не смогу ходить!», немедленно собирает по этому поводу звериный консилиум, вместо того, чтобы подумать над очевидным – а чем же Удаву ходить? Хвостом?

Помимо логики, Мартышке не хватает и наблюдательности. Слабость сенсорики проявляется, в том, что, при всей своей подвижности, она вынуждена осваивать элементарную зарядку. Перед нами типичный Гексли - интуитивно-этический экстраверт.

Знаменитые Гексли - Моцарт, Марк Твен, Дейл Карнеги, Пол Маккартни, Мерилин Монро.

Итак, мы разобрались, какими сильными качествами обладает каждый из соционических типов. Очевидно, что из этого следует вывод о том, что у каждого из нас – своя роль в обществе, свой путь в жизни. Своя задача и свое предназначение.

В следующих наших встречах я расскажу вам о том, как общие ценности объединяют разные типы в соционические квадры. Как квадры образуют социон. Что такое кольцо прогресса. Как взаимодействуют между собой различные психологические типы.

Не переключайтесь!

Отношения социального заказа: Гюго и Гексли

В отношениях социального заказа партнеры испытывают друг к другу неравное отношение. Партнер-заказчик часто снисходителен к партнеру-подзаказному, видит его недостатки и понимает, почему у того возникают сложности. Партнер-подзаказный, наоборот, видит в заказчике идеал, которому хочется подражать, может заискивать перед ним и стремиться любыми способами получить от него положительную оценку.

Заказчиком в рассматриваемой нами паре является Гюго (Этико-Сенсорный Экстраверт), а подзаказным — Гексли (Интуитивно-Этический Экстраверт).

Гексли очень любит узнавать новое по вопросам питания, здорового образа жизни, потребностях тела, комфорте. Гюго является специалистом в данных областях и для Гексли часто становится неким «гуру» в отношении физических потребностей человека.

Гюго старается обучить Гексли, как правильно вести быт и заниматься хозяйством, как вкусно готовить и наводить уют в квартире. Гексли осознает, что он не справляется с таким мощным потоком знаний на свою слабую функцию, из-за чего чувствует себя бездарностью.

Если же у Гексли получается что-то в области сенсорики, а Гюго хвалит его, то тот ходить счастливым в течение долгого времени — у него получилось произвести впечатление на заказчика!

Что касается других функций, то и Гюго, и Гексли являются этиками. Отсутствие экспертной логики делает союз уязвимым в области планирования бюджета, совершения сделок и накопления средств. Кроме этого, партнеры не всегда понимают, как оптимизировать свою деятельность. В паре не хватает человека логичного, спокойного, который сможет без эмоций взглянуть на любую проблему.

Гексли способен взглянуть на проблему глобально, что ценится сенсорным и приземленным Гюго, который не может предугадать, что его ждет завтра.
Много конфликтов в союзе будет возникать из-за рациональности Гюго и иррациональности Гексли. Если первому очень важно все знать заранее, то второй привык действовать в моменте, при этом часто даже не думая о последствиях.

Гексли благодарен Гюго за то, что тот берет на себя всю работу по дому и хозяйству. Взамен он готов предложить поддержание хорошего настроения в семье и постоянные интересные начинания, которые способны разнообразить жизнь Гюго и втянуть его в авантюру.

Совместимость по психософии делает этот союз более комфортным, но основные проблемы, указанные в статье, никуда не денутся.

Жена — Гексли, муж — Гюго

В таком союзе все рабочие и хозяйственные вопросы лежат на мужчине Гюго, которому стоит многих сил не сломаться, и зарабатывая деньги, и занимаясь готовкой да уборкой.

Женщина Гексли при этом старается быть непредсказуемой и развлекать мужа перевоплощениями, но Гюго важнее, чтобы в доме был порядок, а не чтобы жена каждый день удивляла чем-то новеньким. Он начинает быть вспыльчивым, из-за чего назревает большой конфликт.

Жена — Гюго, муж — Гексли

А в таком раскладе партнеры достаточно удачно меняются местами: мужчина Гексли начинает зарабатывать деньги, а на женщину Гюго сваливаются все работы по дому.

Гексли является хорошим добытчиком, если работа связана с общением и не подразумевает ежедневное сидение в офисе с 9 до 18 часов. Женщина Гюго с радостью берется за домашние дела и поддерживать идеальный порядок в доме, успевая и воспитать детей.

В целом, такой вариант гораздо предпочтительней предыдущего согласно соционике.

Особенности отношений типов Габен и Гексли

Габен рядом с Гексли: лучше не бывает

Эта пара является одним из самых гармоничных союзов, возможных в рамках соционики. Как на интеллектуально-эмоциональном, так и на физическом уровне они взаимодействуют довольно слаженно, без глубинных противоречий и конфликтов. Практичный Габен, решая повседневные задачи, проявляет смекалку и логику, которыми восхищается Гексли. А последний, в свою очередь, вдохновляет Габена на новые свершения, и придает его жизни элемент умеренного авантюризма.

Давайте рассмотрим отношения Гексли и Габена, возможные в рамках семейной жизни, более детально.

Когда она – Гексли, а он – Габен

Подобные отношения Гексли и Габена многие женщины назовут «браком, заключенным на небесах». В этой семье мужчина будет придерживаться логичных взглядов на вещи и умело решать хозяйственные вопросы. А рядом с ним будет наслаждаться жизнью непредсказуемая женщина-Гексли – само воплощение женственности, способная легко сводить окружающих мужчин с ума.

Он-Габен предпочтет поужинать дома и провести вечер за чтением книги, просмотром хорошего фильма или домашними делами. Она-Гексли в это время будет отрываться с подружками в клубе, напропалую флиртуя с мужчинами, но неизменно возвращаясь домой – к любимому мужу.

Успешному построению отношений Габена и Гексли сильно помогает то, что партнеры отлично понимают потребности друг друга, воспринимая их, как должное. Габен не ревнует Гексли, зная, что тяга к флирту заложена в ее природу, а Гексли не раздражает склонность Габена проводить свободное время дома на диване. Воссоединившись ночью, они с удовольствием обменяются новостями, а Гексли, к тому же, может дать мужу-Габену хороший совет относительно перспективности любых его инициатив – она обладает чутьем и умением воодушевлять.

Муж-Гексли при Габене-жене

Такие отношения Гексли и Габена встречаются несколько реже, но и этот союз можно смело считать успешным: хозяйственная женщина, заботящаяся о муже – источнике ее позитивных эмоций и хорошего настроения.

Полы в доме женщины-Габена всегда вымыты, мебель блестит, а посуда сверкает. В ее холодильнике царит изобилие, дети и муж всегда накормлены и чисто одеты. А если, не приведи Господь, кто-то из них заболеет – жена-Габен в два счета поставит его на ноги. При этом выглядеть она будет неизменно превосходно, так как умеет хорошо одеться и правильно себя подать.

Вечный ребенок и оптимист Гексли, он всегда может поднять жене настроение и заставить рассмеяться удачной шутке, но достаточно непредсказуем и склонен к поиску себя все в новых областях. До того, как мужчина-Гексли найдет свой уникальный путь самореализации, может пройти немало времени, в течение которого он будет весьма посредственным кормильцем. Но найдя свое место в жизни, мужчины с типом личности Гексли часто занимают устойчивое положение, в том числе, и с точки зрения финансов.

В качестве заключения, приведем черты каждого из психотипов, способствующие удачному построению отношений Габена и Гексли.

Габен:

  • Практичность.
  • Стремление окружить партнера заботой.
  • Спокойствие.
  • Склонность жить «здесь и сейчас», отсюда слабое ощущение перспективы.

Гексли:

  • Легкость в общении.
  • Широкий спектр интересов.
  • Умение заметить и выделить перспективные идеи и возможности.
  • Непредсказуемость поступков.

Пожалуй, самым главным в отношениях Гексли и Габена является то, что эти партнеры способны усилить положительные качества друг друга и, а негативные черты характера супруга – преобразовать в его достоинства.

Руководство по обольщению Гексли - Соционика — LiveJournal

I. Общие сведения.

Сложности

Непредсказуемость? Большие аппетиты? Экспансия интересов? Экспорт возможностей? Авантюризм? Новизна стимулов? Новые устремления и новые друзья?

Новизна

Гечка - это сломанная головоломка. Слишком иррациональная, чтобы запихнуть её в какую-то категорию. Желание новизны сильнее риска, и все ставится на новую карту.

Любвеобильность

Мы все знаем, кто такая Гексли. Она - милая энергичная девушка, которая охотно поговорит со всеми, в том числе и с вами, а затем уйдет, лишь раздразнив ваши желания. Это был флирт, или она общается так с каждым? Ирония в том, что все остальные парни в помещении ломают голову над той же задачкой.

Изменчивость

В каком-то смысле Гексли находится один на один с вечно сонным, инертным миром. В каком-то смысле - это предсказуемая непредсказуемость. Однако, если посмотреть на неё с другой стороны, то вот она, яркая порхающая бабочка с которой наконец-то появляется возможность поставить на карту всё, и радикально изменить судьбу, появляется возможность стать другим! Главное - не теряйте голову, потому что она её уже давно потеряла.

Гибкость

В ней сочетается гибко разворотливый темперамент, страстный стиль коммуникации, иррациональное упрямство, бешеная деклатимность и негативизм. Она красива, соблазнительна, и ее совсем непросто поймать, если у вас нет четкого и продуманного плана действий.

Свободолюбие

Как и в случае со всеми экстравертными этиками, вы должны отделить себя от бесчисленного множества других парней, преследующих ее в тщетной надежде на приз. Однако следует помнить, что Гексли от других страстных типов, отличает её суггестивная БС. Она не имеет ничего против секса, пока у нее не возникнет чувство, что вы хотите похитить её свободу.

Если вам удастся поддерживать непринужденную, веселую связь без тени давления, то секс будет вам почти гарантированной наградой, как только вы останетесь с ней наедине. Но если она заподозрит в вас завоевателя и почует в вашем отношении малейшую нацеленность на то, чтобы ограничить её в возможностях, она упорхнет и будет такова.

Всеядность

Конечно, предусмотрительность и контроль над желаниями - это не самая сильная черта Гексли. Она вполне готова ввязаться в интересную авантюру, не думая о последствиях. Гечка, как никто другая, открыта миру и перспективам и поскольку разорваться на части нельзя, то Гексли хочет попробовать всего, понемногу. Ей часто тесно в рамках обыденной повседневности и она стремится сменить или расширить пространство приоритетов, то есть, влезть в область чужих интересов, вынудить подвинуться окружающих там, где все уже притерто друг к другу.

Противоречивость

Гечка, с одной стороны страстное, с другой, свободолюбивое существо, а значит, будет спасать себя за счет окружающих, покушаясь на их ценности, предлагая себя, соблазняя, а затем убегая в неизвестном направлении.

Её желания

Главной сложностью, с которой сталкиваются мужчины при обольщении Гексли, является то, что ей самой нравится флиртовать и преследовать. Она хочет выбрать свою "жертву" и охотиться на нее. По иронии судьбы в качестве объекта преследования она обычно выбирает парня, который либо

а) ее не хочет, либо

б) вовсе не является тем «сильным и загадочным мужчиной», которого она дорисовала, он просто настолько интровертен, что не смог выдавить из себя ни слова.

В Гексли живет такая сильная потребность очаровать хладнокровного парня, что она часто обманывает саму себя, видя в парне нечто такое, чего в нем нет и в помине. Мы не можем контролировать иррациональную модель поведения, но в наших силах распознать ее и обратить себе на пользу. Позже мы подробнее остановимся на этом. Достаточно будет сказать, что Гексли сильнее всего привлекает то, что она не может заполучить.

Неоднозначность

В личной жизни Гечка руководствуется особым любопытством. Стремлением охватить максимально большую группу тех, кому она может понравиться. В этом ей помогает способность сосредотачивать внимание на интересах окружающих. И дело тут даже не в желании соблазнять: столь неуемное желание пробуждает в ней жажда всего нового. Она быстро воспламеняется и быстро остывает. Она рассеянна, поскольку любит пребывать в постоянном возбуждении, а ничто не возбуждает так, как неизвестность и непонятность. Выводы и выбор Гечка делает легко и непринужденно, но также красиво готова менять или корректировать их. Что ещё? Это скользкое существо, если у вас задача не навязать, а выяснить её мнение или позицию. То есть она вам много чего наговорит, но из этого не удастся вычленить ничего однозначного.

Пуля

Озабоченная полезностью и практичностью, Гексли прибывает в постоянной охоте за "синичками в руках". Некогда даже подумать о каком-то там мифическом "журавле в небе". Гораздо лучше получается не целиться, а выстреливать. Гечка не стрелок, а пуля. Впрочем, от пули она отличается только тем, что не любит и не может лететь по прямой. Хорошо, если это самонаводящийся патрон, но чаще он именно САМОотводящий. Легко залетает в какие-то ненужные с точки зрения главной задачи углы. Это тактик и манипулятор, а не стратег, который чудом попадает в ситуации, когда её принимают именно за стратега. Это беспечный манипулятор, который склонен увлекаться игрой в соблазнение.

Секс

Как правило, Гечку нельзя уличить в недостатке сексуального опыта. Она привыкла много и с удовольствием… "цензура". Но новая поза или внесение элемента психологического доминирования посредством ролевых игр могут оказаться дуновением свежего ветра в ее сексуальной жизни. Если даже ей и приходилось заниматься чем-то более эксцентричным, чем известные вам плотские утехи, вы, по крайней мере, не попадете в категорию скучных партнеров. Она и сама вполне способна предложить вам что-нибудь новенькое. В этом случае вы должны соглашаться или останетесь не у дел.

Отношения

В интимных отношениях Гечки склонны к единению душ, к взращиванию специального эмоционального состояния. В худшем случае, она желает острых переживаний более, чем самих отношений. Впрочем, для тех, кого она любит, открыт кредит доверия и кредит любой помощи. Она готова вкладывать свои чувства и силы в перспективу, в обещание взаимности, не желая делить отношения на романтику и физиологию или осторожничать. Её не сложно привязать интимными отношениями, голой физиологией, если она получит в таких отношениях то, что ей надо (тепло, заботу, понимание и комфорт). Гечка и сама стремится создать тепличные условия для тех, кого любит, окружить их комфортом и посильным благополучием. Ей важны настройка на партнера, совпадение настроения, отсутствие давления и бытовых проблем, которые здорово влияют на её либидо.

Скала

Относительно молодая Гечка возбуждена от любопытства. Вам это только на руку. Но если уж она пойдет на серьезные отношения с парнем, то тому лучше как следует заботиться о ней. Иначе она начнет ему изменять и скоро оставит с носом. Это та женщина, возле которой все равно всегда крутятся мужчины. Полагаю, для вас уже стало очевидным то, что отделение себя от других зависимых, покорных и унылых воздыхателей – первейший шаг в сторону её обольщения?
В общей тенденции, когда Гечка находит парня, который приходится ей по душе, их роман, как правило, длится не долго. Если, конечно, она не выйдет замуж. Эта девушка - сама импульсивность. При этом она остается женщиной, и ее природа велит ей жертвовать и воспитывать. Поэтому иногда отпускать прекрасное - лучший (если не единственный) способ обеспечить его возвращение к вам. Станьте тем парнем, за которым ей придется бегать, думая, что он - неприступная скала. Я расскажу вам, как этого добиться.

II. Знакомство.

Пробуждение интереса

Агрессивный подход при знакомстве с Гексли не сработает. Ключ - в уверенности и эмоциональной устойчивости. Она знает разницу между самонадеянностью и подлинной уверенностью в себе.
Поэтому, при знакомстве вы должны проявлять выдержку и спокойствие. В этом случае, ее начнет разбирать любопытство - почему вы не гарцуете перед ней, как все остальные парни? Задавайте больше вопросов. Расспросите: чем она занимается, какое у неё хобби, как давно она этим увлеклась и почему?

Поддержание интереса

Как я уже говорил, вызвать заинтересованность Гечки легко, в силу двух причин. Во-первых, она любит завоевывать мужчин - таким образом она утверждается в своей силе. Во-вторых, абсолютное большинство парней ведут себя несдержанно с ней. Поэтому, вам просто не нужно повторять их ошибок. Она сама захочет покорить вас.

Она оценивает мужскую силу по тому - насколько парень способен сохранять самообладание. Не боясь, говорите о своих целях, неудачах, намерениях, детских воспоминаниях, вы вполне можете упомянуть самые неловкие моменты своей жизни. В ответ поинтересуйтесь о ее опыте подобных ситуаций. Развейте тему увлечений, целей и
интересов, которые всем нам не чужды.

Установление связи

Безусловно, лучшей темой для разговора с Гечкой является секс. И здесь-то вы и должны показать - чего на самом деле стоите. В то время, как остальные парни начали бы перегибать палку, беседуя о столь щепетильном предмете с такой сексуальной женщиной, вы - сохраняете полное спокойствие. В этот момент она начнет вас тщательно оценивать - ей нужно выяснить кое-какие вещи. Она воспримет бахвальство и самоуверенность как попытку компенсировать свои неудачи в реальности. Но, если вы сможете
сохранять спокойствие, быть конкретным и хладнокровным, словно вы говорите о чем-то обыденном, то ей самой захочется вас раскрутить.

Правило тут простое - больше о ней и меньше о себе. Ей надо знать, что вы адекватный. Поэтому, образно говоря, не пускайте сладострастные слюни. Не создавайте впечатление, что вы очень заинтересованы в ней. Не начинайте глупо хихикать и уж тем более удивляться от того, что она вам расскажет. Говорите о плотских утехах так, словно речь зашла о погоде - вернее, нет - о вашем хобби. Сейчас объясню почему.

Она любит качественный секс и тяготеет к разнообразию. Но, ей не слишком-то весело дарить наслаждение тому, кто не способен это оценить. Равно как и не очень приятно полагать, что для вашего партнера секс - это последовательность механических движений. Ей необходимо знать, что, после того как она вас заведет, вы покажите ей нечто особенное. Что вас не будет конфузить от её желаний, от её страсти. Ей важно знать, что вам можно доверять, что с вами можно быть естественной.

Надеюсь, вам не надо объяснять разницу между похотливостью и страстностью. Если вы рассказываете ей, как вам нравится наблюдать за подпрыгивающей женской задницей, то не надо давать намеков, что хотите проделать то же самое и с ней. Она сама захочет стать объектом вашей страсти, захочет возбудить в вас желание наброситься на нее (и она без шуток огорчается, не понимая, почему вы до сих пор не изъявляете такого желания).

Она ни в коем случае не ищет дарителя. Мужчины эгоистичны - уж ей ли этого не знать. Ей не нужно получить в вашем лице эксперта по ласкам, но она хочет удостовериться, что вы восхититесь ее телом, ведь она сексуальна и, черт подери, заслуживает этого!

Психология

В разговоре об интимном с Гексли от вас требуется определенный уровень осознания своих желаний и потребностей, умение выражать их, но, в то же время, готовность к отказу. Понимание, что никто не обязан удовлетворять эти желания. Вы должны обладать ясностью в вопросе того, что секс - это добровольное взаимодействие, которое возможно только на основе постоянного открытого диалога, само-осознанности и уважения к друг другу. Очевидно, что подобный подход актуален не только для сексуальных отношений, но и для любой другой формы взаимодействия.

Если вы допускаете мысль, что удовольствие грешно и считаете необходимым ограничить сценарии допустимого сексуального взаимодействия, то не стоит знакомиться с Гексли, потому что Гексли, напротив, считает сексуальное наслаждения совершенно естественным и наличие разнообразия желанным условием сексуального взаимодействия.
Гексли поощряет адекватный критический подход, без перехода на личности и негативно окрашенные оценки. Секс Гексли оценивается не по тому, кто с кем им занимается и в какой именно форме, а по тому - добровольно ли занимаются им все участники и получают ли они удовольствие от происходящего.

Как интуиту, Гексли скорее важен даже не сам секс, а отношение к сексу. Главный принцип - это обсуждение и активное участие. Для того, чтобы отношения были действительно взаимно удовлетворяющими - недостаточно, чтобы партнеры не возражали, нужно, чтобы они активно хотели происходящего и не боялись выражать свои желания, но в то же время готовы были принять отказ, без осуждения.

Если вам что-то не нравится или вы считаете что-то неприемлемым, то говорите о себе. Скажите о том, что лично у вас нет в этом потребности. Не нужно осуждать и говорить о том, что такие желания неестественны - этим вы просто все разрушите.

Как я уже писал ранее, Гексли очень любопытны и беспечны. Они не всегда отдают себе отчет в грядущих последствиях желанного выбора. Иногда их заносит. Ваша задача - стать стратегом. Спросите: готова ли она нести ответственность за свой выбор? Отдает ли она себе отчет в том, что она предлагает? Не давайте своих личных оценок, прежде чем не добьётесь определенности от неё. Определенность предполагает, что её желание должно быть выражено ясно и активно. Важно, чтобы Гексли не просто пыталась вам угодить, удовлетворяя ваше желание, но и чтобы сама осознавала, что хочет секса, причем именно в той конкретной форме, о которой идет речь в настоящий момент.

Можно конечно обойтись и без этого. Спровоцировать Гечку на секс не так уж и сложно. Сложно её удержать, сложно создать такие условиях в отношениях, чтобы она осталась.

III. Физический контакт.

Гексли не будет возражать против вторжения в личное пространство, если на то у вас будет причина. Но не начинайте кокетливую игру в "гляделки". Позвольте ей выступить инициатором флирта. Если она пригласит вас к такой игре, не раздумывая подхватите ее.

Гексли хочет сама двигаться в комфортном для себя темпе. Не стоит её подталкивать. Расслабитесь и сохраняйте спокойствие. Она все сделает сама. От вас же требуется сигнализировать ей о том, что вам это нравится.

Гексли не любят быстрого перехода к чувственным прикосновениям, не любят они и частого визуального контакта. Вы должны позволить ей управлять процессом. Как экстраверт, она хочет сама воздействовать и впадает в ступор, когда неожиданно начинают воздействовать на неё.

Как инфантил, во флирте Гексли есть что-то от детской непосредственности и любопытства. То есть, она не всегда отдает себе отчета в том, что она сейчас делает. Ей кажется это забавным и милым. Поэтому от вас должна исходить спокойная, жизнерадостная, расслабляющая энергетика. Не спешите, дайте ей самой себя завести.

Прикосновения

Все дело в правильном выборе момента. Если она говорит что-то веселое или интересное, покажите, что она поразила вас, дотронувшись до ее руки или спины. Для Гексли это имеет первостепенное значение. Главной причиной физического контакта должна быть она сама.

Гексли, суггестивный БС, поэтому знает толк в сексе, и ее не надо силком затаскивать в постель. Для неё хороший секс начинается с грамотной прелюдии. А столпами прелюдии должны быть чувственность и внимательность. Прикасаясь к Гексли, источайте мягкую, полную признательности энергетику. Избавьтесь от чрезмерной легкости и робости в движениях, но не будьте агрессивным и неуклюжим. Она любит, когда ее трогают.

Будет нелишним, если вы возьмите ее за руку, когда будете идти в другое место. Она любит держаться за руки, любит мужские тела и любит, когда ее по-дружески тискают, не забывая об аккуратности. Как и всегда, ваши прикосновения должны быть обоснованы желанием защитить ее и позаботится о ней.

Она уверена в себе и независима, но в присутствии мужчины ей все равно нужно чувствовать безопасность и желанность.

Вы можете её обнять. Позвольте ей привыкнуть к своему запаху и к температуре вашего тела. Дайте ей понять, что вы никуда не спешите.

Интим

Я уже касался этой темы, но повторюсь: Гексли важно иметь возможность давать, чувствовать свою нужность. Она хочет доставлять вам удовольствие и получать наслаждение в ответ. Ее заводит само знание того, что она может выпустить ситуацию из-под своего контроля и отдаться в вашу власть. Ей очень понравится, если вы проявите любопытство и узнаете, какое обращение подходит именно ей. Таким образом, вы превзойдете всех других партнеров, которые были в ее жизни, потому что будете знать ее слабые места не хуже, чем свои пять пальцев.

Она, в свою очередь, захочет узнать, что нравится вам. В арсенале у нее, скорее всего, есть несколько движений, которые могут удивить вас, но еще больше ее взволнует ситуация, в которой вы будете направлять ее действия. Она - объективист, поэтому если вы расскажите о конкретных приемах, пробуждающим в вас чувственность, в сексуальном плане она ощутит, куда большую уверенность. В этом она похожа на мужчин: чем более уверенно она себя чувствует, тем больше хочет секса. Мы все любим заниматься тем, что у нас хорошо получается!

Помните, что Гексли не должна думать, что вы с ней только ради секса. Удостоверьтесь, что она знает, насколько вы цените ее как человека. Пока она чувствует вашу признательность, она будет отличным партнером и в эмоциональном, и в сексуальном плане. Она не будет пытаться ограничить вашу свободу и останется рядом, если вы скажете ей, что она нужна вам. Гексли - прекрасный выбор: страстная, игривая, любопытная и всегда разная.

Томас Хаксли

Томас Генри Хаксли был одним из первых приверженцев теории Дарвина. эволюции путем естественного отбора, и сделал больше, чем кто-либо другой, чтобы продвинуть ее признание среди ученых и общественности. Как видно из письма цитировалось выше, Хаксли был страстным защитником теории Дарвина, поэтому страстно, что его называли «Бульдогом Дарвина». Но Хаксли был не только бульдогом теории Дарвина, но и великим биолог, который провел оригинальные исследования в области зоологии и палеонтология.Он также не проглотил теорию Дарвина рабски и некритически; он раскритиковал несколько его аспектов, указав на ряд проблем.

Биография Хаксли

Он родился 4 мая 1825 года в Илинге, недалеко от Лондона, седьмого из восьми. дети в семье, которая не была слишком обеспеченной. Единственное детство Хаксли учился два года в школе Илинг, где его отец преподавал математику; это закончилось в 1835 году, когда семья переехала в Ковентри. Несмотря на его отсутствие формального образования, молодой Хаксли жадно читал по естествознанию, истории и философии и выучил немецкий язык.В 15 лет Хаксли начал медицинскую ученичество; вскоре он выиграл стипендию для учебы в больнице Чаринг-Кросс. В 21 год Хаксли записался ассистентом хирурга на H.M.S. Rattlesnake , фрегат Королевского военно-морского флота, предназначенный для картографирования морей. вокруг Австралии и Новой Гвинеи. Хаксли ярко описал условия на корабль в дневнике:

Интересно, может ли человеческий разум постичь что-нибудь большее? унизительно оскорбительно, чем состояние нас, 150 человек, заткнитесь в этом деревянный ящик, поливают горячей водой, как сейчас.. . Слишком жарко спать, и единственное мое развлечение состоит в том, чтобы наблюдать за тараканами, которые находятся в состоянии сильного волнения и счастья.
Несмотря на возбужденных тараканов и плохую научную базу на борту, Хаксли собирал и изучал морских беспозвоночных, в частности книдарийцы, туникаты, и головоногие моллюски. (Он также встретил невесту Генриетту Хиторн, которую он встретил и сразу влюбился в порт в Сиднее, Австралия.) Когда он вернулся в Англию в октябре 1850 г. он обнаружил, что результаты его исследований, которые он отправил по почте в Англию, из каждого порта захода, добился его принятия в ряды английских научное учреждение.Вскоре Хаксли познакомился с такими учеными, как геолог Чарльз Лайель, ботаник Джозеф Хукер, философ Герберт Спенсер и натуралист Чарльз Дарвин. Профессиональные должности в науке были редкостью на время - большинство натуралистов были состоятельными любителями, - но Хаксли сумел содержать себя на стипендию от ВМФ и писать научно-популярные статьи. После ухода из флота в 1854 г. Хаксли удалось получить лекцию в Горной школе в Лондоне, и послал за своей невестой.Они поженились в 1855 году.

Научная мысль Хаксли

Как следует из прозвища «бульдог Дарвина», Хаксли был откровенным защитник и сторонник теории эволюции Дарвина путем естественного отбора. Возможно, что удивительно, поначалу он был противником любых эволюционных изменений. вообще, полагая, что живой мир остался почти таким же, как давным-давно, поскольку его история могла быть прослежена, и что современные таксоны в конечном итоге можно найти в самых старых породах.Но он пришел к выводу, что эволюционный просмотров: его реакцией на чтение Происхождение видов было "Как глупо с моей стороны не подумать об этом ".

Он наиболее известен своими знаменитыми дебатами в июне 1860 года в Британской ассоциации. встреча в Оксфорде. Его противник, архиепископ Самуил Уилберфорс, был не так ласково известный как «Мыльный Сэм» за его известную скользкость в дебаты. Уилберфорс тренировал против Хаксли пользователя Ричард Оуэн. Во время дискуссии Архиепископ Уилберфорс высмеивал эволюцию и спросил Хаксли, произошел от обезьяны по линии его бабушки или деда.Рассказы о том, что произошло дальше, различаются, но в зависимости от одного рассказывая эту историю, Хаксли пробормотал: «Господь предал его в мою руки ", а затем поднялся, чтобы дать блестящую защиту теории Дарвина, в заключение возражением: "Я бы предпочел быть потомком двух обезьян, чем быть человеком и бояться смотреть правде в глаза ». Собственный пересказ Хаксли был немного другим и весьма интересным. немного менее драматично:

Если тогда, - сказал я, - мне зададут вопрос, не лучше ли я обезьяна для деда или человека, одаренного природой и обладающего великие средства влияния, и тем не менее, кто использует эти способности и влияние просто с целью высмеять могилу научного В ходе обсуждения я без колебаний подтверждаю, что предпочитаю обезьяну.
Все отчеты сходятся во мнении, что Хаксли победил Уилберфорса в дебатах, защищая эволюция как лучшее объяснение видового разнообразия.

Однако Хаксли не слепо следовал теории Дарвина, а критиковал ее. даже когда он защищал это. В частности, там, где Дарвин видел эволюции и медленного, постепенного, непрерывного процесса, Хаксли считал, что развивающаяся линия может совершать быстрые скачки или скачки. Как он писал Дарвин незадолго до публикации Происхождения видов : «У вас есть нагружали себя ненужными трудностями при принятии Natura non facit saltum [Природа не делает скачков] так безоговорочно."

Поддержка Хаксли естественного отбора, возможно, удивительна, если сравнивать с его более ранними нападками на эволюционные теории, выдвинутые Ламарк и Роберт Чемберс. Обе эти теории отстаивали некоторый прогресс - некую общую тенденцию присутствует во всех организмах, чтобы эволюционировать «вверх» во все более и более сложные формы. Хаксли не имел ничего общего с такими прогрессивными идеями, который он считал более метафизическим, чем научным; это недоверие прогресса лежала в основе его первоначального скептицизма ко всему эволюционному идеи.Сходным образом, Хаксли отверг популярную тогда теорию перепросмотра вслед за Карлом. фон Бэра (чьи произведения Хаксли перевел с немецкого). Хаксли писал: «прогресс высшего животного в развитии происходит не через формы низшего, но через формы, общие как для низшего, так и для выше. . . "

Самым известным произведением Хаксли, опубликованным в 1863 году, является «Свидетельств о человеческом происхождении». Место в природе. Эта книга, опубликованная всего через пять лет после книги Дарвина. Происхождение видов , было всесторонним обзором того, что было известно на время о палеонтологии и этологии приматов и человека.Больше чем это, это была первая попытка явно применить эволюцию к человечеству. Дарвин избегал прямого упоминания эволюции человека, заявив только, что «свет будет пролит на происхождение человека»; Хаксли явно представил доказательства эволюции человека. В этом он снова сцепился рогами с Ричард Оуэн, утверждавший, что человеческий мозг содержали части, которые не были обнаружены у обезьян, и поэтому люди не могут быть отнесены к обезьянам или происходить от них. Хаксли и его коллеги показали, что мозг обезьян и людей принципиально похож в каждая анатомическая деталь.

Хаксли основал замечательную династию английских ученых и мыслителей. Его сын Леонард был известным биографом и «писателем». Леонарда старший сын Юлиан был одним из авторов эволюционной синтез начала 20 века; Сын Джулиана Фрэнсис стал известным антрополог. Другой сын Леонарда, Эндрю (позже сэр Эндрю Хаксли) был также выдающимся ученым, получившим Нобелевскую премию 1963 года по физиологии или Медицина за его работу по нервным импульсам и сокращению мышц.Джулиана брат Олдос Хаксли был писателем, сценаристом и публицистом; его самая известная книга - антиутопия О дивный новый мир . Более далекий родственник Леонард Джордж Голден Хаксли стал выдающимся физиком.

Талантливый мистер Хаксли | Национальный фонд гуманитарных наук

Все в Хаксли казалось большим. «В первые годы его голова была пропорционально огромной, так что он не мог ходить, пока ему не исполнилось два года, потому что он был склонен опрокинуться», - пишет биограф Сибилла Бедфорд.Незадолго до смерти Хаксли признался другу, что его детское прозвище было «Оги», заменяющее «Огр».

Но это похоже на преувеличение, которое дети так часто используют, чтобы дразнить друг друга. На фотографиях Хаксли выглядит внушительно, но отнюдь не некрасиво. Анита Лоос, американский сценарист, драматург и писатель, была впечатлена «физической красотой Хаксли. . . голова ангела, нарисованная Уильямом Блейком ».

Его голос, сохраненный в записях, легко сэмплированных в Интернете, также был частью его обаяния.Хаксли говорил, как Лоуренс Оливье, - с требовательной британской дикцией и безошибочной вербальной точностью, которой тогда или сейчас мало кто обладает в повседневной беседе. Он говорил серебряными фразами, рассматривая разговор как форму театра или даже литературы.

Размер этого человека и точность его языка продолжают жить более полувека после его смерти. Каждый год новое поколение молодых студентов получает это представление о нем из «О дивный новый мир », романа 1932 года, который стали читать миллионы учеников средней школы.

Получив свое название от иронической строчки из Буря Шекспира, О дивный новый мир представляет вымышленное общество, в котором младенцы выращиваются в лабораториях, а люди настолько привыкают к потребительским удобствам, что больше не подвергают сомнению своих лидеров. Среди этого недуга задерживается диссидент, которого считают дикарем, потому что он все еще принимает Шекспира, его страсть к поэзии предполагает потакание чувствам, которые в этом дивном новом мире завтрашнего дня кажутся опасным табу.Читатели до сих пор спорят о том, в какой степени мрачно задуманное будущее Хаксли стало человеческим настоящим, а появление детей из пробирки, телевидения и онлайн-культуры предлагает очевидные параллели с О дивный новый мир .

Хаксли расшифровывает эмоционально засушливый пейзаж О дивный новый мир в визуальных терминах, переводя дремоту человеческой души в город, лишенный ярких красок. В своем описании лаборатории, в которой рождаются новые граждане, он пишет:

Огромная комната на первом этаже обращена на север.. . Несмотря на всю тропическую жару самой комнаты, резкий тонкий свет падал в окна, жадно ища какую-нибудь задрапированную фигуру, какую-то бледную форму академической гусиной кожи, но обнаруживая только стекло, никель и тускло сияющий фарфор лаборатории. . . . Комбинезоны рабочих были белыми, их руки были покрыты перчатками из бледной резины трупного цвета. Свет был заморожен, мертв, призрак.

Хаксли также писал стихи, пьесы, путевые заметки, эссе, философию, рассказы и множество романов.К сожалению, омрачающая слава «О дивный новый мир », как правило, затемняет диапазон его таланта.

Хаксли происходил из одной из великих интеллектуальных семей Англии: он родился в графстве Суррей, Англия, в семье Леонарда Хаксли, редактора влиятельного журнала Cornhill , и Джулии Арнольд, племянницы легендарного поэта и эссеиста Мэтью Арнольда. Хаксли был внуком Т. Х. Хаксли, ученого и друга Чарльза Дарвина. Брат Хаксли Джулиан был известным биологом и писателем, а его сводный брат Эндрю был лауреатом Нобелевской премии по физиологии.

Хаксли, похоже, тоже суждено было работать в науке, первоначально он планировал стать врачом. Но в 1911 году, когда ему было 16 лет, он перенес глазную инфекцию, из-за которой он почти ослеп почти на два года. Его зрение было настолько ослаблено, что он научился читать шрифтом Брайля. В конце концов, он немного восстановил зрение, сначала используя сильные очки, чтобы справиться с ситуацией. Из-за того, что у него было повреждено зрение, карьера в медицине или науке казалась непрактичной, поэтому Хаксли обратился к писательству.

«Он поднялся над инвалидностью, но никогда не преуменьшал важность этого опыта в своей жизни», - отмечает биограф Николас Мюррей.Хаксли был очарован тем, как корректировка чувств сильно изменила то, как мы воспринимаем реальность, - тема, которая глубоко прояснила некоторые из его более поздних книг.

Его борьба со зрением была предметом книги 1943 года « Искусство видения », в которой Хаксли отстаивал противоречивые теории доктора У. Х. Бейтса, который утверждал, что глаза можно улучшить с помощью тренировочных упражнений вместо линз. Хаксли утверждал, что метод Бейтса сработал для него, хотя он все еще остается далеко за пределами основного направления медицины.

Неизвестно, насколько Хаксли мог видеть, хотя его глаза были явно скомпрометированы, что вынудило его компенсировать это творчески. Джулиан Хаксли думал, что у его брата развилась геркулесова память, поэтому он мог лучше запоминать то, что так тяжело читал. «Одним глазом он умудрялся пролистывать научные журналы, популярные статьи и всевозможные книги», - вспоминал Джулиан. «Он, по-видимому, смог их охватить с первого взгляда и, более того, запомнить их основное содержание.Его интеллектуальная память была феноменальной, несомненно, натренированной стойкой волей преодолевать первоначальный ужас угрожающей слепоты ».

В начале своей писательской карьеры Хаксли работал журналистом и учителем, в том числе некоторое время в Итоне, обучая молодого Эрика Блэра, который впоследствии стал известен миру как Джордж Оруэлл.

Опубликованная в 1949 году, почти через два десятилетия после шедевра Хаксли, книга Оруэлла 1984 изображает мир, в котором государство навязывает свою волю силой.Хаксли написал Оруэллу письмо фанатов после появления 1984 , в котором хвалил его за «насколько прекрасна и насколько важна эта книга». Но Хаксли вежливо выразил несогласие с посылкой Оруэлла: «Я чувствую, что кошмар Nineteen Eighty-Four суждено превратиться в кошмар мира, имеющего большее сходство с тем, что я представлял в Brave New World ». Хаксли считал более вероятным, что в долгосрочной перспективе деспоты сочтут эффективным нянчиться с людьми, а не принуждать их к подчинению.

Когда Хаксли опубликовал свой первый роман « Crome Yellow » в 1921 году, он привлек внимание не как трезвый пророк человеческого угнетения, а как легкий сатирик английского дворянства. «Что делает Crome Yellow ? . . настолько привлекателен его покой », - заметил литературный эссеист Майкл Дирда. «Не о чем говорить. Ничего драматичного не происходит. Вместо этого книга вызывает интерес почти исключительно благодаря своему стилю, сдержанному ироническому остроумию и воспоминанию о неторопливом лете культурных удовольствий загородного дома.Молодые люди занимаются любовью, а их старшие рассуждают о жизни; днем гуляете или рисуете, вечера читаете вслух и разговариваете ».

Выдуманный дом, названный в названии романа, похоже, основан на Гарсингтоне, поместье, где леди Оттолайн Моррелл принимала художников и писателей эпохи Блумсбери, включая Хаксли. В Гарсингтоне Хаксли познакомился с красавицей Марией Нис, бельгийской беженкой, перемещенной во время Первой мировой войны. Они поженились в 1919 году, и их брак, возможно, отражающий его происхождение в авангардном обществе Блумсбери, был нетрадиционным.Мария была бисексуальна, и Хаксли в какой-то момент вошли в романтический треугольник с общей подругой Мэри Хатчинсон. Хотя такая договоренность могла быть необычной, Хаксли казались преданными друг другу до самой смерти Марии в 1955 году. В их семье появился сын Мэтью, родившийся в апреле 1920 года.

«Она полностью посвятила себя ему», - пишет Мюррей об отношениях Марии с Олдосом. «Из-за его плохого зрения она читала ему бесконечно, даже если материал утомлял ее до невозможности.Она возила его за тысячи миль по Европе и Соединенным Штатам, указав свою профессию «шофер» в гостиничных книгах. Она печатала его книги и была его секретарем и экономкой ».

Жизнь, которую создали Хаксли, казалась в основном счастливой. Хотя будущее, которое Хаксли популяризировал в «О дивный новый мир », было мрачным, сам автор не испытывал недостатка в веселье или юморе, что быстро обнаруживает любой, кто читает его эссе. «Олдос Хаксли - эссеист, которого я был бы готов поставить в один ряд с Хэзлиттом», - заявил Сомерсет Моэм.«Эссеисту для начала нужен характер, затем ему нужны энциклопедические знания, ему нужен юмор, легкость в обращении, чтобы обычный человек мог читать его без труда, и он должен уметь сочетать развлечение с обучением. Эти квалификации найти нелегко. Они есть у Олдоса Хаксли.

«Медитация на Луне», эссе 1931 года, иллюстрирует иногда мечтательно-поэтический стиль Хаксли. Он утверждает, что любителям неба не обязательно думать о Луне как о скале или как о романтическом символе; это может быть и то, и другое.Это эссе о притязаниях и ограничениях технических знаний, в котором Хаксли, чье генеалогическое древо включает поэтов и ученых, пытается примирить их интеллектуальные традиции. Он написал:

Луна - это камень; но это очень сверхъестественный камень. Или, если быть более точным, это камень, о котором и из-за которого мужчины и женщины испытывают сверхъестественные чувства. Таким образом, мягкий лунный свет может дать нам покой, превосходящий понимание. Есть лунный свет, внушающий некоторый трепет.Холодный и суровый лунный свет говорит душе о ее одиночестве и отчаянной изоляции, ее ничтожности или нечистоте. Любовный лунный свет побуждает любить - любить не только отдельного человека, но иногда и всю вселенную.

Этот отрывок указывает на ловкость Хаксли в постановке сцен, умение, которое сделало его также великим писателем-путешественником. Along the Road , сборник путевых заметок Хаксли 1921 года, возможно, одна из лучших современных книг о путешествиях - и, по необъяснимым причинам, одна из самых недооцененных.В нем рассказывается о его путешествиях по Европе, часто с самоуничижительным шармом. В забавном размышлении под названием «Книги для путешествий» Хаксли рассматривает склонность библиофила к переполнению. «Все туристы питают иллюзию, от которой их никогда не избавит никакое количество опыта; они воображают, что во время своих путешествий найдут время, чтобы много почитать », - пишет Хаксли. «Они видят себя в конце дня осмотра достопримечательностей или поездки на автомобиле или сидя в поезде, старательно перелистывающих страницы всех обширных и серьезных произведений, которые в обычное время года у них никогда не бывает времени читать.”

Хаксли предлагает в качестве альтернативы всем этим тяжелым книгам просто взять с собой случайный том из Encyclopedia Britannica . «Я никогда не провожу дня вдали от дома, не беря с собой том», - признается он. «Перелистывая его страницы, роясь в хранилищах фантастически разнообразных фактов, которые сводят вместе опасности алфавитного расположения, я погряз в своих мысленных пороках».

Хаксли действительно серьезно относился к тому, чтобы носить с собой Britannica .«Бертран Рассел пошутил, что можно предугадать тему разговора Хаксли, если знать, какой алфавитный раздел Энциклопедии он читал в то время», - отмечает Мюррей. «Хаксли даже сконструировал для него специальный чемодан для переноски во время своих путешествий».

Это было так похоже на Хаксли, его ум вспыхивал любым фактом, каким бы произвольным он ни был. Поэт Элизабет Бишоп, которая жила в Бразилии, когда Хаксли приехал с визитом, описала, каково было видеть, как он исследует новое место:

У его плохого глаза есть легкий оттенок, и эта характеристика, которую я всегда нахожу странно привлекательной, в случае Хаксли добавляет еще больше к его завуалированному и потустороннему взгляду.При изучении чего-то близкого. . . фотографию или картину, он иногда достает маленькую лупу в роговой оправе или, для удаленных объектов, миниатюрный телескоп и часто сидит, отдыхая здоровым глазом, накрыв его ладонью.

Путешествие Хаксли сопровождалось интеллектуальной и духовной одиссеей, которая все больше определяла его творчество. Его ранняя фантастика, которая расширила кричащий тон Жёлтого хрома , превратилась в более мрачные, психологически сложные романы, такие как Безглазый в Газе , его рассказ 1936 года о циничном англичанине, который достиг совершеннолетия во время Первой мировой войны и в конечном итоге превращается в восточный. философия и медитация, чтобы преодолеть его разочарование.Многие читатели видят « Eyeless » как глубоко автобиографическую работу, отражающую собственный поворот Хаксли от иронической непривязанности к жизни как, по словам Дирды, «кроткого мистика».

Путешествие по миру привело Хаксли в 1937 году в Соединенные Штаты, где он поселился на всю оставшуюся жизнь, прежде всего в Лос-Анджелесе. Было трудно устоять перед прибыльными голливудскими сценариями. Он написал экранизации Гордость и предубеждение и Джейн Эйр , а также диснеевскую версию Алисы в стране чудес , которая так и не была сделана.В 1956 году, через год после смерти Марии, Хаксли женился на Лоре Арчера, итальянской скрипачке и психотерапевте, которая была другом семьи и оказалась столь же преданной женой. Калифорнийский климат культурных экспериментов казался подходящим для Хаксли, чья готовность исследовать новые вещи в поисках просветления привела его к самому странному писательскому проекту в его жизни.

Весной 1953 года Хаксли принял точно отмеренную дозу мескалина, галлюциногенного препарата, полученного из кактуса пейот на юго-западе Америки, затем записал свой опыт в небольшой книге Двери восприятия , название которой вдохновлено цитата поэта-провидца Уильяма Блейка: «Если бы двери восприятия были очищены, все казалось бы человеку таким, как оно есть, бесконечным.Хаксли обнаружил, что это лекарство значительно улучшило его чувство цвета. «Визуальные впечатления значительно усиливаются, и в глазах восстанавливается некоторая невинность восприятия, как в детстве», - писал он. Но Хаксли также отметил, что под влиянием мескалина «воля претерпевает глубокие изменения к худшему. Лицо, принимающее мескалин, не видит смысла делать что-то конкретное ».

Книга не выступает за неограниченное употребление наркотиков, и в других работах Хаксли указывал на опасность злоупотребления и зависимости.«В своем непрекращающемся поиске самопревосхождения миллионы потенциальных мистиков становятся наркоманами, совершают десятки тысяч преступлений и участвуют в сотнях тысяч несчастных случаев, которых можно избежать», - предупредил он в своем эссе «Наркотики, формирующие умы людей. ” Тем не менее, The Doors of Perception добился значительного успеха в наркокультуре 1960-х годов. Рок-группа The Doors получила свое название от книги Хаксли, и, по грустной иронии, ее вокалист Джим Моррисон боролся со злоупотреблением наркотиками и алкоголизмом до своей смерти в 1971 году.

Смерть Хаксли после долгой борьбы с раком содержала в себе иронию. Он умер 22 ноября 1963 года, всего через несколько часов после убийства президента Джона Ф. Кеннеди, и в тот же день скончался его писатель К. С. Льюис. Смерть Кеннеди омрачила кончину Хаксли и Льюиса. Но точно так же, как события в Далласе открыли хаос 1960-х годов, жизнь и работа Хаксли с их сомнением в соответствии и власти государства, казалось, предвосхитили контркультурную революцию, которая вскоре охватит его приемную страну.

В научно-популярной работе 1958 года « О дивный новый мир: повторение » Хаксли пришел к выводу, что новые разработки сделали еще более возможным воплощение зловещего социального порядка из его самого известного романа. Но в утопическом романе «Остров », завершенном незадолго до его смерти, Хаксли изобразил доброжелательное зеркальное отражение «Дивный новый мир », в котором изобретательность используется во благо, а не во зло. Это был способ Хаксли сказать, что человеческая судьба по-прежнему является вопросом морального выбора - выбора, который должен быть обоснован постоянным исследованием.

«Бесстрашное любопытство было одной из самых благородных черт Олдоса, результатом его величия как человеческого существа», - вспоминал Ишервуд о своем друге. «Маленькие люди так боятся того, что скажут соседи, если они зададут Лайфу нестандартные вопросы. Олдос непрерывно задавал вопросы, и ему даже в голову не приходило беспокоиться о соседях ».

Томас Хаксли делает человека наукой | История науки и техники

  • Томас Хаксли, получивший прозвище «Бульдог Дарвина» за его боевую роль в викторианских спорах по поводу теории эволюции, был широко известен как воплощение профессионального ученого, появившегося в девятнадцатом веке из-за ограничений церковной власти и аристократического патронажа.Тем не менее, с 1850-х годов до своей смерти в 1895 году Хаксли всегда определял себя как «человек науки», моральный и религиозный деятель, а не ученый. Исследуя свои отношения с женой, коллегами-натуралистами, священнослужителями и литераторами, Уайт представляет новый анализ авторитета науки, литературы и религии в викторианский период, показывая, как эти различные практики были вплетены в ткань высокой культуры. и интегрированы в учреждения печати, образования и исследований. Он предлагает существенно иной взгляд на роль Хаксли в дебатах об эволюции и на его отношения со своими современниками-учеными, особенно Ричардом Оуэном и Чарльзом Дарвином.

    • Первая книга, посвященная исследованию того, кем был викторианский «ученый» и как он был создан.
    • Представляет новый отчет о викторианских дебатах между наукой и религией, а также наукой и литературой.
    • Удовлетворяющая как академических, так и обычных читателей, эта биография сочетает в себе повествовательный подход с анализом без академического жаргона.
    Подробнее

    Отзывы и подтверждения

    «… убедительно аргументированный отчет… Пол Уайт создал чувствительный и многогранный портрет Хаксли… Особая сила ... это отношение Хаксли к Оуэну и Чарльзу Дарвину.… Один из наиболее последовательно разрабатываемых аспектов портрета Уайта - это изображение Хаксли как защитника высокой культуры… красиво написанное и убедительное описание… » Британский журнал истории науки

    Отзывы клиентов

    Еще не рассмотрено

    Оставьте отзыв первым

    Отзыв не размещен из-за ненормативной лексики

    ×

    Подробнее о продукте

    • Дата публикации: ноябрь 2002 г.
    • формат: Мягкая обложка
    • isbn: 9780521649674
    • длина: 222 страницы
    • размеры: 232 x 153 x 13 мм
    • вес: 0.31кг
    • содержит: 9 ч / б илл.
    • наличие: В наличии
  • Содержание

    Введение
    1. Наука дома
    2. Господа науки? Споры по поводу нравов и институтов
    3. Наука как культура
    4. Поклонение науке
    5. «Самая мрачная Англия»: наука и труд в 1880-е и 1890-е годы
    Заключение: конец «человека науки».

  • Автор

    Пол Уайт

  • Выделение коллекции: Хаксли, Доказательства относительно Man's Place...

    Другие элементы из нашей коллекции редких книг


    Томас Генри Хаксли (1825-1895).
    Доказательства места человека в природе.
    New York: D. Appleton and Company, 1872.

    Биолог и апологет естественнонаучного образования Томас Хаксли был одним из самых верных защитников теории эволюции Дарвина. Например, вскоре после публикации Происхождение видов , Хаксли написал очень благоприятные обзоры в The Times, Macmillan's Magazine, и Westminster Review, , и в конце концов он ввел термин «дарвинизм», записав его для впервые в октябрьском номере журнала « Natural History Review: Ежеквартальный журнал биологических наук» (том 4, 1864 г.): 567: «То, что мы можем назвать философской позицией дарвинизма.«Возможно, Хаксли лучше всего запомнился своими остроумными замечаниями во время оксфордского собрания Британской ассоциации содействия развитию науки в 1860 году. Обращаясь к социальным и моральным последствиям эволюции, епископ Сэмюэл Уилберфорс (1805-1875) обратился к Хаксли и спросил его были ли обезьяны на стороне его дедушки или бабушки. Вариант ответа Хаксли записан в письме, которое он послал Фредерику Дистеру (9 сентября 1860 г.). Вот выдержка:

    Если тогда, сказал я, вопрос в том, Я предпочел бы иметь жалкую обезьяну для дедушки или человека, одаренного природой и обладающего большими средствами и влиянием, но использующего эти способности и это влияние только с целью внесения насмешек в серьезную научную дискуссию - я без колебаний подтверждаю, что предпочитаю обезьяну.

    Наша копия книги Хаксли «Свидетельства о месте человека в природе » ранее принадлежала американскому антропологу Льюису Генри Моргану (1818–1881), библиотека которого частично находится в отделе редких книг и специальных коллекций Университета. Рочестера (Trautmann & Kabelac, 1994).

    С публикацией Доказательства места человека в природе, , впервые появившейся в Лондоне и Нью-Йорке в 1863 году , Хаксли стремился распространить идеи Дарвина за пределы научного сообщества.Фактически, три эссе книги («Естественная история человекоподобных обезьян»; «Об отношениях человека с низшими животными»; «О некоторых ископаемых останках человека») основаны на публичных лекциях, прочитанных различным аудитория между 1860 и 1863 годами. Например, Хаксли уже затронул тему второго эссе в шести лекциях, адресованных рабочим в 1860 году, и в двух лекциях для членов Эдинбургского философского института в 1862 году. Кроме того, доступность Его книги было ясно объявлено в коротком предисловии под названием «Реклама для читателя».Вот отрывок:

    Готовность, с которой мои слушатели следовали моим аргументам в этих случаях, вселяет во меня надежду, что я не совершил ошибку, в которую так легко впадают работники науки, затенения моего смысла ненужными технические детали: хотя продолжительность периода, в течение которого предмет, в различных его аспектах, присутствовал в моем уме, может быть достаточно, чтобы убедить Читателя в том, что мои выводы, правильные они или ошибочные, не были сформированы поспешно или сформулировано грубо.

    Избранная библиография

    Бибби, Сирил. Т. Хаксли: ученый, гуманист и педагог. Лондон: Уоттс, 1959.

    Хаксли, Л. Жизнь и письма Томаса Генри Хаксли. 2 тт. Нью-Йорк: Д. Эпплтон и компания, 1900.

    Траутманн Р. Томас и Карл Сэнфорд Кабелак. Библиотека Льюиса Генри Моргана и Мэри Элизабет Морган. Труды Американского философского общества. Vol. 84, части 6 и 7.Филадельфия: Американское философское общество, 1994.

    Пабло Альварес

    BBC - История - Исторические личности: Томас Генри Хаксли (1825

    Около 1860 года: английский биолог Томас Генри Хаксли. © Хаксли был биологом-первопроходцем и педагогом, наиболее известным своей решительной поддержкой теории эволюции Чарльза Дарвина.

    Томас Генри Хаксли родился в Лондоне 4 мая 1825 года в семье учителя математики.Когда ему было 10 лет, семья Хаксли переехала в Ковентри, а три года спустя он поступил в ученики к своему дяде, хирургу в местной больнице. Позже он переехал в Лондон, где продолжил свое медицинское образование. В 21 год Хаксли записался ассистентом хирурга на HMS Rattlesnake, корабль Королевского флота, которому поручено составить карту морей вокруг Австралии и Новой Гвинеи. Во время путешествия он собирал и изучал морских беспозвоночных, отправляя свои документы обратно в Лондон. Вернувшись, он обнаружил, что газеты читали и им восхищались, и в 1851 году он был избран членом Королевского общества.

    В 1854 году Хаксли был назначен профессором Горной школы в Лондоне. Он встретил Чарльза Дарвина примерно в 1856 году и был очарован его теорией эволюции путем естественного отбора. «Происхождение видов» Дарвина было опубликовано в 1859 году. Оно вызвало бурю споров, поскольку бросило вызов христианской вере в то, что Бог создал жизнь на Земле. Неоднократная и страстная защита книги Хаксли принесла ему прозвище «Бульдог Дарвина». В июне 1860 года в Оксфорде Хаксли принял участие в знаменитых публичных дебатах об эволюции с Сэмюэлем Уилберфорсом, епископом Оксфорда.Уилберфорса тренировал Ричард Оуэн, выдающийся викторианский ученый, который должен был стать самым значительным противником Хаксли.

    Хаксли продолжал читать лекции, собирать данные и публиковать статьи, в основном о происхождении человека. В 1863 году он опубликовал свою собственную книгу по эволюции «Свидетельства о месте человека в природе». В отличие от «Происхождения Дарвина», эта книга была сосредоточена на происхождении человека и была короткой и популистской по стилю. В 1880 году Хаксли читал в Королевском институте лекцию на тему «Наступление возраста происхождения видов», фактически переписывая историю с Дарвином в центре.С 1881 по 1885 год он был президентом Королевского общества, а в 1892 году был назначен членом тайного совета. Он умер 29 июня 1895 года.

    Уильям В. Маттер - Утопическая традиция и Олдос Хаксли

    # 6 = Том 2, Часть 2 = июль 1975 г.

    Уильям В. Мэттер

    Утопическая традиция и Олдос Хаксли

    Изучение различных критериев в истории поиска человеком идеального содружество дает ценную информацию об идеях и идеалах, которые глубоко повлиял на утопическую мысль Олдоса Хаксли. О дивный новый мир , Обезьяна и Essence , и Island свидетельствуют о том, что их автор знал о том, что много случаев его неприязни, основных моментов в утопической литературе. Ранние сочинения содержат отсылки к мифическим островам и доисторическому Золотому веку, который обеспечил простую, но невероятно благоприятную жизнь. Такой миф обязательно должен предполагают исполнение желаний и стремление к бегству от реальности. Особенно в Brave New World , Хаксли отвергает примитивизм и пастырское совершенство.Против эскапистская утопия личных удовольствий - это идеальное содружество, созданное и поддерживается тщательным регулированием. Это этакая утопия, из которых Платон Республика является наиболее известным примером, требует, чтобы человек предлагал большую часть своих свобода ради привилегии жить в небесном городе и стремиться к добру. Хотя Republic гораздо более описательный, чем предписывающий, Хаксли решительно возражает против кажущейся авторитарной позиции произведения.Он не может принять Republic как описание добра, и он явно не может рассматривайте работу как рецепт для достижения желаемых целей. В соответствии с Философия Хаксли - это пример той утопии, которая должна быть избегали.

    Практически все ранние греческие утописты были очень строгими. Ренессанс писатели пытались расширить человеческую свободу в идеальном содружестве; но для по большей части они сделали это неубедительно.Преступники обычно наказываются в этих утопиях, потому что гражданское неповиновение тянет за сплоченные ткань идеального общества. По той же причине все правила должны быть неуклонно соблюдается. Война тоже является неотъемлемой частью жизни в начале утопии. Как и современные жители менее "идеальных" стран, Утописты часто считают необходимым подготовиться к опасности нападения. Граждане Платона - воины; Остров Мора сильно укреплен; а также Город Кампанеллы окружен высокими стенами.Пала Хаксли, напротив, не иметь типичных защит; таким образом, он легко подвергается вторжению бронетехники и иностранные войска.

    Утопическому единству и успеху мирного времени способствуют общественные магазины и общие таблицы, которые являются частью большинства первых идеальных городов, и сообщество жены, имущество и дети описаны во многих таких произведениях. Евгенический контроль часто помогает в стабилизации населения.Образование - тоже главная забота Платону, Мору, Андреэ, Хаксли и другим утопистам. Это помогает подготовить людей для жизни в новом мире.

    Постепенное развитие науки заинтриговало писателей-утопистов и обеспечило с помощью инструмента, позволяющего сделать земной рай более реальным. В качестве человек улучшил свою науку, многие утописты увидели появление deus ex machina . Стальной и железный бог индустриализации обещал всем много.Вместо того старательно избегая роскоши как инструмента, разрушающего единство и стабильность, теоретики девятнадцатого века горячо приветствовали промышленность и науку как доброжелательные агенты, в высшей степени оснащенные, чтобы в изобилии обеспечить каждого члена идеальное общество. Тем не менее, подчинение личности центральной власти который обладал силой и мудростью для эффективного администрирования в идеальном Мир оставался центральной темой в утопической литературе.

    Безусловно, описанные здесь основные элементы утопизма без возражений. Аристофан и Аристотель считали платоновский идеал превосходящим пределы доверия. Аристотель прибег к более практическому плану. утопизма в его Политика , и Аристофан произвел антиутопию в какие сексуальные практики подвергаются довольно массовым непристойностям; мужчины и женщины, как сетует Бернард в О дивном новом мире , начинают думать о себя и других как мясо.У Аристофана самое испорченное мясо побеждает день. В 632 г. н.э. мясо не портится; он просто исчезает в дыму из мусоросжигательных печей для сжигания трупов.

    Представление о благородном дикаре, социальная сфера которого не испорчена культивируемое зло представляет собой еще одно отклонение от основного направления утопического традиция. Однако жизнь каннибалов Монтеня показалась большинству неприятной. авторы, построившие идеальные содружества.В девятнадцатом веке тоже его мятежные утописты. Моррис вернулся на землю, и Батлер запретил машинам его утопия. Однако главный акцент в девятнадцатом веке был сделан на индустриализации и на идее, что прогресс действительно может произвести утопию, которую писатели вроде Беллами видели в ожидании счастливого сочетания человека и машину реализовать.

    В начале двадцатого века Уэллс укрепил оптимизм Беллами и размышляли о всемирной утопии, созданной на основе успешных научных исследований. противостояние с врагами прогресса.Одним из таких врагов был Олдос Хаксли. Он решительно выступал против убеждения, что прогресс, особенно прогресс через науку, приведет к идеальному миру. Общее мнение, что промышленность не может удовлетворить все потребности человека, что побудило некоторых утопистов поддержать все более популярный и пессимистическое отрицание машины. Отражая настроение времени, Художественная литература-антиутопия заняла ведущее место в жанре утопии. Писатели начали поставить под сомнение классический утопизм и даже более оптимистичный утопии конца девятнадцатого века.Конфликт прекрасно описан Негли и Патрик: «Конечно, утопист провозглашает свободу и счастье человека в его идеальном обществе, но читатель должен задуматься над сомнительный статус личности в полностью централизованной и институционализированное экономическое, политическое или религиозное общество. Это был страх перед институционализация мужчин, которая встревожила таких сатириков, как Хаксли и Оруэлл." 1 Страх перед тоталитарными утопиями был чрезвычайно велик. важна для утопической традиции первой половины ХХ века. Сомнения, высказанные Замятиным, Хаксли и Оруэллом, отражены в следующем: краткий отрывок Льюиса Мамфорда:

    Изоляция, стратификация, фиксация, регламентация, стандартизация, милитаризация - один или несколько из этих атрибутов входят в концепцию утопического города, как это было объяснено греками.И эти же особенности остаются, в открытой или замаскированной форме, даже в якобы более демократичных утопии девятнадцатого века, такие как книга Беллами «Взгляд назад». В конец утопии сливается с антиутопией двадцатого века; и один внезапно понимает, что расстояние между положительным идеалом и отрицательный никогда не был так велик, как считали сторонники или почитатели утопии исповедовал. 2

    Сатира всегда была частью утопической мысли. Как утверждают многочисленные критики заметил, что сама идея создания лучшего мира подразумевает, что есть что-то не так с нынешним миром. Многие из самых устойчивых произведений в утопический жанр содержит резкую критику современного общества. Вместо того погружая читателя в утопию и подчеркивая злоупотребления внешнего мира, однако писатели утопической литературы стали подчеркивать бесчеловечность "идеальный" мир и предположить, что современное общество было приятным по сравнению.Антиутопический взгляд двадцатого века не был полностью новым; Антиутопия Аристофана по крайней мере так же стара, как республика года . Swift и даже сам Море временами сатирически относился к концепции утопии. Для Впервые в истории утопической мысли антиутопическая точка зрения вытеснил традиционный утопизм как наиболее значительный элемент в философия утопических спекуляций. До двадцатого века немногие авторы много работал над сатирами утопии.До сих пор утопия была в большом измерить хорошее место для посещения.

    Но для таких писателей, как Хаксли, это становилось все более пугающе очевидным. что, как замечает Николас Бердяев, утопия осуществима. Предисловие к Brave New World - это комментарий Бердяева на французском языке, который утверждает, что в новом разумные люди века вполне могут искать способ избежать "утопии" и вместо этого вернитесь к менее «идеальному», но более свободному обществу. Храбрый Новый Свет служит мощным предупреждением о том, что человек может достичь столь часто встречающихся искал состояние идеального содружества. Однако всемирная утопия Хаксли, значительно менее желательно, чем предполагал Уэллс. Роман атака на утопизм - атака, которую невозможно полностью понять, если он знаком с утопической традицией и работами, против которых Хаксли проводил особую кампанию.Фактически, Хаксли говорит, что республика Платона жесткая стабильность и единство - общество с небольшой личной свободой и без инновации - застойны и непродуктивны. Его литературная атака на утопию Традиция широка и не совсем неоправданна. Индивидуальность действительно часто скрываются за фасадом утопического порядка и разума.

    Другая главная цель Хаксли в Дивный новый мир - это девятнадцатый век утопия, предполагающая, что научный прогресс ведет к идеальному миру.Хаксли, становится очевидным, не любит ни механизации, ни концепции прогресс. Он подразумевает, что массовая индустриализация создает людей, похожих на машины. и что слишком большое внимание к прогрессу несправедливо приносит в жертву здесь и сейчас ради потенциально лучше завтра. В году «О дивный новый мир » он восстает против идея прогресса и механизации, и он отвергает само понятие утопии. Ни первобытное существование индейцев, ни неуправляемое земледелие. сообщество альф, ни мировая утопия не могут быть определены как идеальные.В общество А.Ф. 632 «совершенно» устрашает творческих людей. человек, который желает испытать врата рая и ада, и который стремится найти двери восприятия, которые не открываются для извращенных целей штат. Когда удовольствие и бегство становятся неизбежными целями, считает Хаксли, человек живет в кошмарном идеальном обществе, которое не может позволить ему быть несчастным.

    В своей второй антиутопии Хаксли спасает общество от утопии, но цена высокий.В Ape и Essence можно увидеть альтернативу науке и промышленность может предоставить. Жители Америки двадцать второго века даже более извращенный и жалкий, чем Наш Форд мог вообразить. Тем не менее, есть некоторые надежды на менее ненормальную жизнь в "Горячих" Сообщество "- сообщество, в котором секс и любовь не относятся к животным. как это часто делали первые утописты.

    Может показаться любопытным, что автор, столь решительно осуждающий как традиционные и самые поздние утопические попытки также могли создать его, но последняя утопическая идея Хаксли понимание предсказуемо от его развития к философии бегства.В конце концов Хаксли должен был найти свою утопию, так как он долго жил в очень туманная страна отрицаний. В его антиутопиях можно увидеть лишь намек на то, что их удовлетворительная коммутация могла бы быть.

    Последний роман Хаксли во многих отношениях традиционно утопичен. Идеал Содружество наций - это остров, населенный красивыми людьми и открытый путешественник, который после кораблекрушения в раю обнаруживает атрибуты идеальное общество - иногда со скептицизмом, но обычно с радостью.В качестве Нортроп Фрай отмечает: «В утопических историях частое устройство для кого-то, обычно рассказчик от первого лица, чтобы войти в утопию и показать ее окружающим своего рода путеводитель ». 3 В Дивный новый мир это Дикарь, путешествующий по утопии. В Ape and Essence доктор Альфред Пул узнает о современных условиях, и в Island Уилл Фарнаби становится ученик паланской системы ценностей.Как в Utopia и многих других подобных работ, скептицизм центрального персонажа опровергается непоколебимая логика человека, привыкшего к идеалу. Во многом в отличие от большинства утопий, однако островное общество Палы настаивает на правах личности для самопознания, самосознания и самоудовлетворения. Доминирующий Атмосфера утопии Хаксли предполагает упор на свободу, любовь, личные удовольствия и взаимодействие разума и тела, типичные для Новости из ниоткуда но совершенно нетипичен для большинства идеальных содружеств.Ключ к счастью на Пала здесь и сейчас - это не туманное обещание будущего счастья, порожденное вера в прогресс.

    Рассмотрение трех утопических романов Хаксли на фоне утопическая традиция позволяет яснее увидеть те темы, которые повлияли на Хаксли больше всего. Он показывает читателю, что многие утописты стремились к цели, и виноваты не средства, которые они используют для достижения этих целей.После прочтения Brave New World , можно предположить, что Хаксли считает, что кондиционирование младенцев всегда неправильно. Однако при просмотре острова можно понять, что это только цель, к которой направлено кондиционирование в О дивном новом мире что Хаксли возмущен. На острове , Остров , обусловливается любовь, а не страх. одобрено. Точно так же после прочтения описания либерального пола Хаксли практики дивного нового мира и «жары» периода 2108 г. можно сделать вывод, что автор пуритан в отношении секса.Но на острове каждый ребенок обучается йоге любви и в раннем возрасте ему разрешается иметь сексуальный опыт. Опять же, это тот конец, к которому направлен секс в Brave. New World и Ape и Essence , о которых сожалеет Хаксли. Значимый сексуальный отношения, особенно связанные с йогой любви, приветствуются; Только осуждаются поверхностные, бездумные приключения в сексе. Худший из Востока и Запад обсуждается в Ape и Essence , но Хаксли решительно поддерживает встречи лучших сторон Востока и Запада.В Дивный новый мир искусственное оплодотворение и банки спермы приводят к производственной линии людей; на острове те же самые научные приемы, используемые для гуманных целей, улучшают расу. Обезьяна и Essence и Brave New World - это атаки на использование человеком технология. На острове наука служит человеку; это не контролирует его. Точно так же сома - зло, потому что оно используется для побега; а мокша -медицина раскрывает реальность.

    Общества Дивный новый мир и Обезьяна и Сущность были направлены на достижение целей, которые Хаксли считает невыгодными и часто разрушительны для человеческого духа. Остров , с другой стороны, описывает общество со здравым смыслом направления. Ключ к изменению Хаксли Философия содержится в предисловии 1946 года к «О дивный новый мир ». В свое время автор говорит, что он считал выбор человека между безумием и безумием.Но в его предисловии кратко описан побег. В таком сообществе Хаксли заявляет, что "наука и техника будут использоваться так, как если бы, как суббота, они были созданы для человека, а не ... как будто человека нужно приспособить и поработить им. Религия была бы сознательным и разумным стремлением к окончательному достижению человека. Конец, объединяющее знание имманентного Дао или Логоса, трансцендентного Божество или Брахман ». Хаксли заявляет, что общее понятие утопии побег был "в глубине души в то время [1946], и он С тех пор меня очень сильно волновало." 4 А на острове происходит окончательное осознание озабоченности автора. Таким образом, очевидно, что последний роман Хаксли является результатом постепенного развития его утопического философия. Таким образом, все три работы свидетельствуют об осведомленности их создателя о и его реакция на утопическую традицию.

    Однако было бы ошибкой утверждать, что Хаксли был внимательным учеником. всех аспектов утопической литературы.Очевидно, он хорошо знал Республику . достаточно, чтобы не любить это. Он упоминает Эревон в Острове и писал введение в частное печатное издание романа Батлера. 5 То, что он был знаком со многими утопическими условностями, подтверждается обоими его вымыслом и многочисленными случайными комментариями. Около Остров Хаксли заявляет: "И затем, как в Новости из ниоткуда и других утопиях, у меня есть еще один злоумышленник из внешнего мира, чья экскурсия дает возможность описание общества." 6 Его статья" Границы утопии "критикует утопии, подобные утопиям Беллами и Уэллса, которые предсказывают идеальный мир, достигнутый благодаря прогрессу. 7 Еще из таких признаки, которые предполагают, что Хаксли знал историю утопической мысли в сущности, нельзя логически заключить, что он много читал во всех различные аспекты утопизма. Скорее, Хаксли находился под влиянием генерала впечатления от того, что ему не нравилось в утопии и от редких утопических произведений который он нашел приемлемым.По этой причине выборочное обследование утопизм сочетается с анализом собственных версий идеала Хаксли. содружество - особенно эффективный инструмент стипендии.

    Проведя такое исследование, возникает соблазн сделать некоторые выводы с уважение и к утопизму, и к Хаксли. Что касается первого, Уайт отмечает, что «побуждение к созданию утопий ... близко к фундаментальным мотивам вся человеческая деятельность." 8 Более того, утопии человек творит, как Комментарии Мамфорда могут быть предназначены в первую очередь для побега или для общения. реконструкция. 9 Наконец, они могут быть предназначены, например, Ecclesiazusae и О дивный новый мир , как осуждение утопических целей. Пока человечество достигает стадии, когда он не видит дальнейшей необходимости в улучшении, однако писатели продолжу рассуждать об утопии. Иногда они чувствуют то же самое. утопия может оказаться недостижимой; но человеческие надежды легче уравнять с планами Беллами по фактическому национализму, с усилиями Платона в Сиракузах, с разочарованным Хоторном на Брук-Фарм, с Джоном Ленноном, который воображает мир без собственности и братства людей, 10 и с идеалистический хиппи в своей коммуне Нью-Мексико.Независимо от желания человека найти утопия, однако, история реальных попыток утопической жизни, как Фрай замечает, делает «меланхолическое прочтение». 11 Он также подходит для значительное количество чтения. Многие тома описывают различные утопические человеческие проекты. 12 Например, в последнее десятилетие движение хиппи проникнуты атмосферой поиска идеального существования. Многочисленные коммуны, которые существуют лишь в предварительном порядке, наводят на мысль о более ранних утопических сообществ и изолированных обществ, которые поддерживает Хаксли.Коммуна философии, основанной, как это часто бывает, на отрицании материализма и упоре на Восточные идеалы разделяют эти цели с жителями Палы.

    Однако для того, чтобы создать долговременную утопию, нужно найти способ полностью покончить с человеческими глупостями и слабостями. Платон использовал евгенику и примитивные методы кондиционирования для достижения этой цели в его Republic . Современные теоретики, такие как Б.Ф. Скиннер полагается на более изощренную обусловленность процедура. Вера в то, что человечество можно научить вести себя должным образом в совершенный мир жизнеспособен, если предположить, что человек представляет собой tabula rasa ; но если человеческий разум имеет врожденные инстинкты к менее желательным и менее совершенным переживаниям чем те, что можно найти в утопии, человек никогда не достигнет этого идеального острова. Если человечество имеет, как предполагает Конрад, «сердце тьмы», тогда желание стать свидетелем героической борьбы и увидеть боль и удовольствие, которые невозможно устранить путем кондиционирования.Хаксли - один из немногих утопистов, допускающих героические борьба и печаль, чтобы войти в земной рай, и его утопия не может терпеть безумие внешнего мира. Возможно, утопия в конце концов слишком хороша на самом деле существовать. Пожалуй, единственный способ достичь совершенства - сделать человека меньше чем человек, как Хаксли в О дивном новом мире . Самые известные утопии часто приходится жертвовать творчеством и настоящим искусством ради более практических качеств.Даже старая рага на Пале признает, что хорошая литература и хорошая жизнь антагонистический (с. 204). Читатель помнит, что островитяне любят добро. литературу опосредованно, читая на чужом языке. Эдип в Pala , как образец местных усилий, оставляет чувство облегчения от того, что паланезы не пишущие люди. Утописты по необходимости должны приносить жертвы, чтобы достичь осуществимость. Иногда страдает только домашний питомец; но иногда поэт изгнан, и человек должен отказаться от своей свободы, своей индивидуальности и своего творчество ради чести жить в утопии.

    В «О дивный новый мир » Хаксли нападает на утопическую традицию; он изменяет его нападение в Ape и Essence , чтобы включить возможность побега. В В своем последнем романе он описывает этот побег. От факта несчастного Уничтожение Паланских ценностей Существенным Ужасом в мире, необходимо пришли к выводу, что мнение Хаксли о направлении, на котором настаивает общество, практически не изменился с тех пор, как он написал свою первую антиутопию.

    ПРИМЕЧАНИЯ

    1 Гленн Р. Негли и Дж. Макс Патрик, The Quest for Utopia: An Антология воображаемых обществ (Нью-Йорк, 1952), стр. 8.

    2 Льюис Мамфорд, «Утопия, город и машина», в Утопиях. и Утопическая мысль , изд. Фрэнк Э. Мануэль (Бостон, 1965), стр. 9.

    3 Нортроп Фрай, «Разновидности литературных утопий», в Утопиях и Утопическая мысль (Примечание 2), стр. 26

    Американский журнал дерматопатологии

    Что вы по профессии? Academic MedicineAcute Уход NursingAddiction MedicineAdministrationAdvanced Практика NursingAllergy и ImmunologyAllied здоровьеАльтернативная и комплементарной MedicineAnesthesiologyAnesthesiology NursingAudiology & Ear и HearingBasic ScienceCardiologyCardiothoracic SurgeryCardiovascular NursingCardiovascular SurgeryChild NeurologyChild PsychiatryChiropracticsClinical SciencesColorectal SurgeryCommunity HealthCritical CareCritical Уход NursingDentistryDermatologyEmergency MedicineEmergency NursingEndocrinologyEndoncrinologyForensic MedicineGastroenterologyGeneral SurgeryGeneticsGeriatricsGynecologic OncologyHand SurgeryHead & Neck SurgeryHematology / OncologyHospice & Паллиативная CareHospital MedicineInfectious DiseaseInfusion Сестринское делоВнутреннее / Лечебное делоВнутреннее / Лечебное отделениеБиблиотечные науки Уход за матерью и детьмиМедицинская онкологияМедицинские исследованияНеонатальный / Перинатальный Неонатальный / Перинатальный уход ecialtiesNursing-educationNutrition & DieteticsObstetrics & GynecologyObstetrics & Gynecology NursingOccupational & Environmental MedicineOncology NursingOncology SurgeryOphthalmology / OptometryOral и челюстно SurgeryOrthopedic NursingOrthopedics / Позвоночник / Спорт Медицина SurgeryOtolaryngologyPain MedicinePathologyPediatric SurgeryPediatricsPharmacologyPharmacyPhysical Медицина и RehabilitationPhysical Терапия и женщин Здоровье Физическое TherapyPlastic SurgeryPodiatary-generalPodiatry-generalPrimary Уход / Семейная медицина / Общие PracticePsychiatric Сестринское делоПсихиатрияПсихологияОбщественное здравоохранениеПульмонологияРадиационная онкология / ТерапияРадиологияРевматологияНавыки и процедурыСонотерапияСпорт и упражнения / Тренировки / ФитнесСпортивная медицинаХирургический уходПереходный уходТрансплантационная хирургияТерапия травмТравматическая хирургияУрологияЖенское здоровьеУход за ранамиДругое

    Что ваша специальность? Addiction MedicineAllergy & Clinical ImmunologyAnesthesiologyAudiology & Speech-Language PathologyCardiologyCardiothoracic SurgeryCritical Уход MedicineDentistry, Oral Surgery & MedicineDermatologyDermatologic SurgeryEmergency MedicineEndocrinology & MetabolismFamily или General PracticeGastroenterology & HepatologyGenetic MedicineGeriatrics & GerontologyHematologyHospitalistImmunologyInfectious DiseasesInternal MedicineLegal / Forensic MedicineNephrologyNeurologyNeurosurgeryNursingNutrition & DieteticsObstetrics & GynecologyOncologyOphthalmologyOrthopedicsOtorhinolaryngologyPain ManagementPathologyPediatricsPlastic / Восстановительная SugeryPharmacology & PharmacyPhysiologyPsychiatryPsychologyPublic, Окружающая среда и гигиена трудаРадиология, ядерная медицина и медицинская визуализацияФизическая медицина и реабилитация Респираторная / легочная медицинаРевматологияСпортивная медицина / наукаХирургия (общая) Травматологическая хирургияТоксикологияТрансплантационная хирургияУрологияСосудистая хирургияВироло у меня нет медицинской специальности

    Каковы ваши условия работы? Больница на 250 коекБольница на более 250 коекУправление престарелыми или хосписы Психиатрическое или реабилитационное учреждениеЧастная практикаГрупповая практикаКорпорация (фармацевтика, биотехнология, инженерия и т.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *