Книга мальчики и девочки: 🕮 Мальчики и девочки — два разных мира. Еремеева В. Д. Читать онлайн, Скачать

Содержание

Мальчики и девочки — два разных мира — 90 ответов на Babyblog

Я давно обещала рассказать вам о книге, которая поразила меня — «Мальчики и девочки — два разных мира» Еремеевой и Хризман.  Надеюсь, многие уже прочитали ее, если нет, то, возможно, после моего краткого описания, вам захочется это сделать. Это книга об исследованиях ученых нейрофизиологов, которые, исследуя записи биотоков головного мозга детей, пришли к очень интересным выводам.


Книга рассказывает о психических различиях мальчиков и девочек, о том, какие стратегии воспитания лучше выбирать, воспитывая оба пола, а также о различиях детей с преобладающим правополушарным и левополушарным типом мышления. Ученые отталкиваются от того, правша ребенок или левша, при этом ребенок может быть не только праворуким, но и правоглазым или правоухим, а может сочетать в себе разные комбинации левши и правши.

Эти комбинации очень сильно влияют на способность ребенка знакомится с окружающим миром, на его способности обучатся тем или иным способом. Но самый главный вывод в книге в том, что подход можно найти к любому ребенку. К сожалению, современная система обучения устроена таким образом, что ее стандарты подходят далеко не всем. Если ребенку повезло, то он учится так, как ему комфортно, а если нет, то система обучения начинает ломать его психику и, скорее всего, ребенок не справится с адаптацией к несвойственным ему правилам. И эта книга о том, как избежать или нивелировать последствия такого обучения.

На самом деле очень сложно рассказать в двух словах, о чем эта книга, поэтому я просто приведу здесь несколько цитат, которые мне понравились.

«Давайте зададимся вопросом: если среди мальчиков так много двоечников и трудновоспитуемых, то почему почти все выдающиеся ученые, художники, писатели, врачи, композиторы, конструкторы — мужчины?

Начнем искать различия мальчиков и девочек, взглянув на их функции, заложенные природой. В природе, количество потомков зависит от того числа детей, которое способна воспроизвести женская часть популяции, по крайней мере у большинства млекопитающих. Это значит, что гибель большого числа самцов (но не всех) может слабо отразиться на числе потомства, тогда как гибель части самок способна заметно снизить размер популяции. Поэтому природа «бережет» женский пол, а мужской ей не так «жалко». На особях мужского пола отрабатываются все «новинки» эволюции. Этим определяется высокая предрасположенность особей мужского пола к поисковому поведению. Это для них жизненно важно, это тот выход, который дала им природа. И мозг у них крупнее, более продвинут в развитии, но как расплата — и менее надежен, более раним. Поисковым поведением определяется и тяга самцов (в том числе мужчин) к освоению новых пространств, их большая сообразительность в сложных ситуациях, склонность к поиску нетрадиционных новых решений, к рискованным предприятиям.»

Получается, в школе мальчики занимаются не всегда тем, что им нравится. И если учитель не смог заинтересовать их, поставить перед ними задачу в интересной форме, то это может попросту не развить у мальчиков исследовательский интерес и тягу к познанию.

Девочки же напротив, любят типовые задачи и шаблоны, любят правила, любят им следовать. И в отработке понятной им схемы могут достичь совершенства.

«Обратимся к истории. Уже знакомый нам В. А. Геодакян напоминает, что вязание изобрели в Италии в XIII веке мужчины и в течение нескольких веков это было сугубо мужским делом. Затем вязание начали осваивать женщины и довели процесс до такого совершенства, что мужчины уже не смогли с ними конкурировать и отступили. Теперь вязание — дело сугубо женское. И так было во всем.  Сначала профессию осваивали мужчины, а потом женщины доводили ее до высот совершенства. В любой деятельности, требующей поиска, свежего, нестандартного решения, впереди мужчины. А там, где нужно высочайшее исполнительское мастерство, женщины лидируют или, по крайней мере, не уступают мужчинам.»

Вот еще хороший пример из книги:

«Тех же детей на занятии спросили, для чего можно  использовать кирпич. Первый ответ лежал на поверхности — конечно, чтобы построить дом. Дальше девочки подняли руки и началось… Из кирпича можно построить «гараж», «а еще забор», «а еще сарай»… Наконец  тема строительства исчерпана. Поднимает руку мальчик: «Кирпич можно положить в ведро, когда мама солит грибы — для тяжести». Новая версия. Опять лес рук девочек и самые разные предложения о том, где можно использовать кирпич в качестве груза. Опять исчерпали тему, и снова мальчик: «Кирпичами можно обложить костер, чтобы трава не загорелась». Девочки опять подхватывают эту версию и дают разные рецепты спасения от пожара с помощью кирпичей. И опять мальчики: «Можно положить на кирпич доску, и получатся качели», «Можно их бросать, как снаряды» и т.д. Конечно, это не значит, что ни одна девочка никогда не выдвинет новой идеи, но тенденция здесь очень четкая.»

«В отношении мужского пола эволюция вела отбор на сообразительность, находчивость, изобретательность. Женскому полу важно выжить, и отбор шел на адаптируемость (приспосабливаемое к меняющимся условиям жизни), воспитуемость. Поэтому при неблагоприятных условиях, например, когда наши педагогические воздействия не соответствуют индивидуальным особенностям психики ребенка, девочки принимают несвойственную им стратегию решения задач, навязанную взрослым, и  в определенной мере, лучше или хуже, справляются с заданиями. Мальчики в такой ситуации стараются уйти из-под контроля взрослого, не подчиниться ему, т.к. адаптироваться к несвойственным ему видам деятельности мальчику исключительно трудно.»

Или о том, что бесполезно ругать мальчиков:

«Взрослые должны учитывать особенности эмоциональной сферы мальчиков. Мамам, воспитательницам и учительницам трудно понять эту сторону жизни мальчика — они-то сами другие. Вот и получается, что мама (или педагог) долго ругают мальчика, нагнетая эмоции, и сердятся оттого, что он не переживает вместе с ней, а как бы остается равнодушным к ее словам. Нет, он не равнодушен. Просто он уже дал пик эмоциональной активности, отреагировал на первых минутах разговора, но он, в отличие от мамы (и сестры или одноклассницы), не может долго удерживать эмоциональное напряжение, он к этому не приспособлен и, чтобы не сломаться, просто отключил слуховой канал, и информация до его сознания не доходит. Он вас уже не слышит. Ваши воспитательные усилия пропадают впустую. Остановитесь. Ограничьте длину нотации, но сделайте ее более емкой по смыслу, т.к. мозг мальчика очень избирательно реагирует на эмоциональные воздействия.»

Кстати, в книге также написано, насколько опасно ругать девочек. Но вернемся к мальчикам. Как видите, им не просто угодить, и не факт, что предложенный формат обучения им понравится или заинтересует. Но если ребенок не любит картошку пюре, это не значит, что он не будет есть картошку фри. Перебирайте варианты подачи материала, предлагайте разные формы, ищите, что его может заинтересовать. И пусть все идет не по плану, просто дайте ему новый опыт. Если уж мамам и жаловаться на своих неугомонных мальчиков (ах, как же часто это происходит на страницах моего дневника!), им стоит признать, что в их малышах заложен огромный потенциал.

И про загадки асимметричного мозга:

«Многие думают, что левшество — это чуть ли не дурная привычка, которую можно искоренить у ребенка жесткими мерами, а дальше все пойдет так, как надо.  Но в том-то и дело, что это не привычка, не результат ошибок педагога и не болезнь. Левшество — это один из вариантов нормального развития организма и чаще всего зависит от врожденных генетических особенностей этого организма, а точнее — от особенностей строения мозга ребенка.»

«Правому полушарию (левшам) соответствуют такие характеристики, как целостное, синтетическое, конкретное, эвристическое (от слова «эврика!»), параллельное (одновременное, а не последовательное), дедуктивное. Его называют еще эмоциональным. Ему свойственно пространственно-образное, интуитивное мышление. Отсюда следует, что интуиция — это не что-то второстепенное, второсортное, а результат огромной работы мозга, ход которой скрыт от нас.

»

«Например, если мы говорим малышу: «Ну, ты и молодец, все игрушки разбросал», — он может не понять нашей иронии и считать, что его похвалили, т.к. эмоциональная и рациональная стороны высказывания противоречат друг другу.»

Кстати, интересный факт о детях, чью речь родители часто описывают как «болтает на своем языке»:

«Дети с гештальным типом развития речи, а это в основном левши и небольшая часть правшей, сразу строят нерасчлененный текст, то есть сначала строят предложение, в котором пока нет ни одного слова. Это выгладит как непонятное бормотание, имеющее мелодию речи. Затем ребенок начинает встраивать в это бормотание отдельные слова, которые он научился говорить. При этом для него важнее не точность воспроизведения звуков, а ритм и музыка слова. Кошку он никогда не назовет «ки», а скорее «ти-тя» (измененное «киса»). Итак, ребенок-«аналитик» идет от слова к развернутому высказыванию,  а «гештальтник» — от развернутого высказывания к овладению отдельным словом. Именно из «гештальтников» часто вырастают художественно одаренные люди.

»

«Вообще «чистых» правшей или левшей не существует, и если расставить всех людей по степени праворукости, то у нас получится огромное многообразие от выраженных правшей через слабовыраженных правшей, амбидекстров, слабовыраженных левшей к выраженным левшам. В том, что у каждого из правшей имеется как бы «скрытое левшество», нетрудно убедиться с помощью специальных тестов. У человека, кроме ведущей руки, имеются и ведущий глаз, ухо, нога.»

И для тех, кто считает, что к школе все само разовьется:  

«Вообще в мире сейчас существует такая точка зрения, что общество переоценивает роль левого полушария в становлении мыслительной деятельности ребенка, а следовательно, и роль рационального, логического мышления. Методики обучения в начальной школе, а частично, по- видимому, уже и в детском саду, тренируют главным образом левое полушарие, игнорируя половину умственных возможностей ребенка. В то же время известно, что именно правое полушарие связано с развитием творческой интуиции. Основным типом мышления шестилетнего ребенка еще является наглядно-образное, тесно связанное с эмоциональной сферой, а значит, оно предполагает активное участие правого полушария в обучении.

»

О детях с высокой степенью развития праворукости, т.е. с преобладанием левого полушария над правым:

«Оказалось, что уже в 3 года у детей с большей праворукостью хуже развита речь. У них меньше запас слов, менее богата собственная речь, они путаются в падежных окончаниях, неправильно употребляют предлоги и множественное число, хуже чувствуют и используют интонационные характеристики речи. Две трети детей этой группы по своему речевому развитию не соответствует средневозрастным показателям. А у детей того же возраста с меньшей степенью праворукости развитие речи значительно лучше. Среди них у 70% показатели развития речи выше нормы.

»

И еще:

«Но все мы разные, и каждый вписывается в этот асимметричный мир по-своему. И долгий путь формирования мозга и психики у каждого, вступающего в этот мир, свой. Но, к несчастью, мы ведем ребенка к знанию часто совсем не той дорогой. А дорога эта одна — общепринятые в данное время и в данном детском учреждении программы и методики обучения. И счастлив тот ребенок, воспитатели которого ищут, протаптывают для него ту единственную тропинку, которая именно его быстрее всего приведет к цели.  Это трудный путь для любого родителя и педагога, но его итог — здоровье  и успехи нашего ребенка, его будущее.»

Думаю, нет смысла продолжать вырывать из книги мысли, там всего 90 страниц. И все эти 90 страниц пестрят информацией, которую обязательно надо принять к сведению.

Кстати, книга была издана в 2001 году, и найти в продаже ее сейчас фактически нереально, так что проще всего скачать ее в интернете, например, здесь.

Читать книгу «Мальчики да девочки» онлайн полностью📖 — Елены Колиной — MyBook.

Мальчики да девочки

Свечечки да вербочки

Понесли домой…


Пролог


Февраль 1919 года

Сегодня Лили узнала, что она осталась одна навсегда. Полгода не было никаких известий, а сегодня было известие – погиб. Вообще-то Лили уже давно догадывалась, что она – одна навсегда, но догадываться, надеяться, представлять, как Рара войдет сейчас и скажет: «Ты жива, моя умница, моя мусенька» – это одно, а знать, что отца больше не будет нигде-никогда-навсегда… – это совсем другое. Никто, ни один человек в мире не скажет ей: «Ты жива, моя умница, моя мусенька», всем безразлично, живая она или мертвая, умница она или дура… и ничья она больше не мусенька.

Лили брела по Невскому проспекту, – Невский назывался теперь проспектом 25 Октября, но никто его так не называл, все по-прежнему говорили и думали «Невский». Лили взглянула на здание Пассажа, затем поглядела направо, на Садовую, теперь улицу 3 Июля, зажмурилась и резко открыла глаза, словно рассчитывая увидеть прежнюю довоенную картинку: сверкающую над Пассажем рекламу часов «Омега», а на Садовой убегающие к Сенной трамвайные огни, красный и синий – номер 14, синий и зеленый – номер 7.

Невский сейчас был нисколько не похож на Невский тогда. В той, детской картинке, в шесть вечера, час прогулок, по Невскому струилась толпа. Толпа казалась не чужой, а вполне домашней, Рара с кем-то раскланивался, с кем-то останавливался на несколько слов, Лили благонравно стояла возле него, исподтишка разглядывала офицеров с волочащимися по земле шашками, дам в шляпах с перьями, думала, что бы ей сейчас выпросить – новую шляпку, ботинки? Или лучше сразу идти ва-банк и тащить Рара в меховую мастерскую за новой шубкой, или… или просто зайти в кондитерскую, но в какую?

Пирожные и пирожки были вкусней в кондитерской Филиппова, зато в витрине кондитерской Бормана двигались манекены: посреди карамели и плиток шоколада манекен-старушка сматывала пряжу, а манекен-музыкант пиликал на скрипке.

Они с отцом обязательно заходили к Елисееву. Отец разрешал Лили немного постоять у Елисеевского магазина, полюбоваться увитыми виноградом грудами колбас на витрине, потом отец выбирал, заказывал, а домой покупку доставлял рассыльный в коричневой курточке. Постоять у витрины ювелирного магазина Кноппа Лили не разрешалось – неприлично глазеть на драгоценности, зато можно было замедлить шаг у цветочного магазина Эйлерса, особенно приятно было зимой: на улице снег, а за морозным стеклом сирень, розы, гиацинты. Это было до войны, до всего. Ну, а теперь… Теперь все другое. С домов по приказу новой власти были содраны все вывески, и на месте огромных золоченых кренделей над булочными, огромных ножниц над портняжными мастерскими, рогов изобилия над бакалейными лавками зияли грязные некрашеные пятна.

Лили больше не смотрела по сторонам, лишь иногда поднимала глаза и мгновенно опускала, словно взглядывала на что-то неприличное. Не было больше Петербурга, был военный Петроград, несчастный, заросший травой, ободранный, без ярких вывесок и огней, растерянный, будто застыдившаяся наготы красавица.

Содрали вывески, а булочников, портных, бакалейщиков вымели вон. Лили и сама бы с радостью вымелась вон. Сразу после Октябрьского переворота отец отпустил почти всю прислугу, а остальные слуги после его исчезновения отпустили себя сами, и Лили жила одна. Друзья отца бежали кто за границу, кто в деревню, и те, и другие предлагали взять ее с собой, спасти от голода, холода и наводнивших улицы уголовников, но Лили нельзя было спасаться с чужими людьми – она ждала отца.

Отец исчез полгода назад, в августе, и все это время не было от него никаких известий. Почта не приходила, хотя Лили каждый день смотрела в почтовый ящик, еще она смотрела на карте, куда Рара мог уехать из Петрограда, может быть, он в Крыму, а может быть, за границей – в Париже, в Берлине, в Праге? Лили было пятнадцать лет – слишком мало, чтобы пять бесконечных месяцев жить одной, слишком мало, чтобы каждый день рассматривать карту и гадать, где Рара – в Крыму, в Париже, в Берлине, в Праге?.. Слишком мало, чтобы быть совсем одной навсегда.

Бонна Лили, Амалия Генриховна, говорила, что Лили zu nachdenklich – слишком думная девочка. Нужно по каждому поводу иметь только одну мысль, говорила бонна, а ты, Лили, du machst dich zu viele Gedanken – слишком много думаешь. Действительно, у Лили по каждому поводу была не одна мысль, а сразу несколько. Она уже почти сутки ничего не ела, и теперь от голода у нее ужасно кружилась голова, но зато прибавлялось мыслей… И сейчас Лили не только горевала, не только ощущала себя сироткой, никому не нужной, как грязный клочок газеты «Петроградская правда» на мостовой. Она шла и говорила себе: «А что, если подумать обо всем этом по-другому?» Подумала по-другому и тут же залюбовалась своей исключительностью: вот она идет, такая юная, такая романтичная, такая одна.

Одна… Если она сейчас умрет, пропадет, то их род прекратит свое существование, – они с отцом привыкли гордиться своими предками, они представители рода, она и ее отец, князь Алексей… И вдруг – ужас, ужас! Ужас был в том, что Лили на секунду забыла отчество Рара, как будто она какая-то безродная самозванка! Но прислуга называла отца ваше сиятельство, а близкие – близких было всего-то брат отца с женой – называли его Леля.

На самом деле Лили знала о семье немного, только то, что запомнила с детства, когда ее это не слишком интересовало, – знала, что род князей Горчаковых происходит от Рюрика. Родоначальник, князь Роман Иванович, пятнадцатое колено от Рюрика… или, может быть, шестнадцатое? Он был праправнуком святого князя Михаила Черниговского… или нет? Герб рода находится в седьмой, кажется, части «Общего гербовника дворянских родов Российской империи», а род князей Горчаковых записан в пятую часть родословных книг Московской губернии. Как же их звали, сыновей Романа Ивановича? Нет, не вспомнить… И тех, кто был поближе к ней, Лили не помнила, все смешалось – генерал-поручик, генерал от инфантерии, генерал от артиллерии, генерал-адъютант, генерал-майор… их с отцом ветвь титулованная, но не главная, побочная, из них почти и не осталось никого… нет, не помнит она, ничего не помнит!.. Но отец серьезно занимался историей их рода, и она обязана сохранить в памяти, обязана… Лили шла по Невскому проспекту со стороны Садовой и мысленно рисовала генеалогическое древо семьи. «Алексей, мой прадед, – бормотала она, – у него было трое сыновей – Иван, Алексей и Александр. Иван умер неженатым, дети Александра – Владимир и Варвара, дети Алексея – фу ты, это же я, Лили…»

Если бродить по городу, полному гениев русской культуры, то обязательно столкнешься с каким-нибудь гением лицом к лицу, нос к носу или нос к животу… Особенно если ты – ангел, прекрасная незнакомка, чудное видение. И наоборот, всякий Гений встретит свое Прекрасное Видение, кто в трамвае, кто в аптеке… и это будет Встреча, предназначенная судьбой.

Встреча, предназначенная судьбой, никогда не случается сразу, судьбе непременно требуется несколько подходов: сначала случайно разминулись, потом специально мимо прошли, потом встретились, но и это еще не окончательно…

Лили шла по Невскому проспекту со стороны Садовой, а навстречу ей от Николаевского вокзала шел Георгий Никольский. Он только что сошел с поезда – приехал из Пскова и увидел Петроград впервые. Конечно, Никольский не ожидал найти Невский проспект таким нарядным, как представлял себе по картинкам – блестящие мундиры, и кружева, и витрины, и экипажи. Конечно, он понимал, что Петроград – израненный войной и разрухой город, но… НЕ НАСТОЛЬКО же израненный… в общем, он все-таки немного ожидал увидеть блестящие мундиры, и кружева, и витрины, и экипажи… Ему было двадцать лет, и все здесь было ему возбужденно и восторженно, но он старался скрывать свои эмоции – все же восторг и возбуждение не к лицу взрослому человеку.

Город был немноголюден, почти пуст. По Невскому перемещались только пешком, и люди шли, где хотели – по тротуару, по проезжей части, изредка расступались, пропуская нечастые автомобили, но Никольский дисциплинированно шел по тротуару и внимательно рассматривал всех прохожих и так же внимательно рассмотрел бредущую ему навстречу девочку.

Девочка странно выделялась из толпы своей нарядностью, она как будто была не совсем настоящая, а из книжки с картинками – тоненькая, в меховом пальтишке, в меховой шапочке, сверху повязанной платком, руки спрятаны в муфту. Трогательная, как зайчик… Пальтишко было ей коротко, рукава до локтей, и с обувью у девочки было совсем плохо – посреди зимы на ней были полотняные туфли с оборками. Георгий подумал, что одежду можно было достать из сундука и кое-как напялить на себя маленькое, а ножка у девочки выросла, поэтому девочка в чужих летних туфлях. Оборка с левой туфельки оборвалась и волочилась по тротуару.

Никольский недавно читал в «Красной газете»: «Оставим буржуев в одних комнатных туфлях, а лучшую обувь и одежду отправим на фронт…» – зимой восемнадцатого года в Петрограде производили изъятие у нетрудовых элементов теплой одежды для нужд фронта.

«Наверное, фронту не понадобились муфточка, шапочка и пальтишко», – мысленно фыркнул Никольский. Никольский был не то чтобы нелоялен к власти, а просто смешлив, и в голову ему все время приходили забавные картинки – например, красноармеец в муфточке. «Диккенсовская сиротка, – подумал он. – Сиротка, некому позаботиться о ней, велеть ей одеваться так, чтобы затеряться в толпе, а не выглядеть такой буржуазной, такой барышней… Тоненькие ножки, тоненькие ручки, это бедное буржуйское дитя вырастет в прелестную девушку», – чужими снисходительными словами подумал Никольский, как взрослый опытный мужчина.

Лили шла ему навстречу и размышляла: Рара умер, значит, теперь ему там не больно, не одиноко, не плохо… А ей ЗДЕСЬ одиноко, страшно, плохо… какая она плохая, эгоистичная, потому горюет о себе, о своем сиротстве, а надо горевать о Рара… «Господи, сделай так, чтобы Рара был там…» – взмолилась она. Но ведь она не знает, есть ли это ТАМ, а вдруг никакого там нет и Рара просто лежит в земле… И жалость ее к отцу стала такой огромной, что Лили согнулась еще ниже, словно стараясь хоть как-то снести свое горе, не обронить, не расплескать.

На Аничковом мосту, у первого коня, Лили споткнулась и, пытаясь удержаться на ногах, поскользила вперед и уткнулась в Никольского, как ребенок с разбега утыкается в отца. Никольский невольно обхватил упавшую ему на грудь девочку и, прежде чем смущенно прошептать «простите», долю секунды подержал ее в объятиях, – так получилось, потому что она на него упала. Лили повезло, что Никольский попался на ее пути, иначе она бы упала и разбила коленку и порвала чулок, а чулки у нее и без того были… в общем, бог с ней, с коленкой, но чулок было бы не то чтобы жалко, а просто она не умела штопать.

– Простите, – извинился Никольский.

Девочка тоже прошептала «простите» и подняла на него такое невыносимо прекрасное лицо, нежное, полное такой беззащитной муки, что он судорожно вдохнул воздух и застыл на мгновение с глуповато раскрытым ртом, не взрослым и важным, а просто обалдевшим от ее красоты мальчишкой.

Розово-смуглая, с пушком на щеках, с горестно изогнутыми пухлыми губками, она напомнила ему куклу, которую он когда-то видел в витрине игрушечной лавки. Только у той куклы была идеально гладкая прическа и голубые глазки, а у этой девочки из-под платка выбивались занесенные снегом темные кудри и глаза были ярко-зеленые, огромные, как блюдца, – как у собаки из сказки Андерсена, и взгляд ее был изумленно-печальным, словно не верящим, что вся эта огромная печаль – ей. Глаза у девочки были полны слез, и он спросил:

– Вам больно?..

– Больно? – повторила Лили, как будто он говорил на иностранном языке.

Но тут кто-то отодвинул его от девочки.

– Откуда вы, деточка? Сбежали из фарфорового магазина? – спросил густой мужской голос, очевидно намекая на ее потусторонность, воздушность, тонкость, хрупкость. Эти слова, а также восхищенное хмыканье, черная борода и высокий рост принадлежали совершенно неожиданному в сером сумраке Петрограда человеку, человеку совсем на вид не петроградскому, а словно сошедшему с полотен Рубенса. Он был весь какой-то непомерный, крупный, большой и странно одетый – бархатный плащ в ниспадающих складках, бархатный берет и – совсем уж странно – бант на шее… Человек этот был, на взгляд Никольского, очень пожилой – лет сорока или пятидесяти, точнее он еще не научился определять.

Лили еще раз пробормотала «простите», посмотрела на Никольского этим своим печальным, обиженным взглядом, словно она была принцесса и ждала, чтобы ее спасли от дракона, и Никольский уже было ринулся ее спасать, но она резко и гордо, как птенец, вскинула голову и, мелко перебирая ножками, побрела дальше по Аничковому мосту.

А пожилой, лет сорока или пятидесяти, «рубенсовский тип» пошел, между прочим, рядом с ней, и даже взял ее за руку, и нагло что-то нашептывал ей на ухо. «Мерзавец, соблазнитель маленьких сироток, он же ей в отцы годится», – возмущенно подумал Никольский. Бойкое двадцатилетнее воображение подробно нарисовало ему, что именно произойдет между печальной девочкой и бархатным господином. Если, конечно, он, Никольский, ее не спасет!..

…Но она была чужая ему девочка в чужом городе, а он был провинциальный молодой человек, не готовый к резким публичным действиям… честно говоря, он просто постеснялся бежать, вырывать девочку из развратных рук… а вдруг этот пышный чернобородый господин не старый развратник, а… ну, что-то другое?..

Никольский смотрел им вслед – две удаляющиеся фигуры, жалкенькая и массивная, приобрели на секунду в его воображении другие очертания, как будто обе они не отсюда, не из петроградской оборванной толпы, а из сказки Гофмана… но вот они уже растворились в толпе моряков и красноармейцев – моряков в толпе было много, а красноармейцев почему-то поменьше.

Никольский подумал о пленительной литературности этой встречи – Петербург, вьюга, несчастная очаровательная девочка, уходящая в неизвестность с вальяжным господином, – вытащил записную книжку и карандаш, записал: «Девочка-персик, пошлое сравнение, но она была вся персик, и мужчинам хотелось ее съесть. Ее уводит бархатный господин, потом оказывается, что он не человек, а образ, сбежал с картины Эрмитажа… посмотреть, какой». Свои рассказы Никольский почти всегда начинал с реального факта, события с точными деталями и речевыми характеристиками персонажей, и вдруг возникал неожиданный штрих, мелочь, которая переворачивала всю историю вверх ногами и образовывала новую реальность, непременно с чем-то фантасмагорическим. Особые отношения складывались у него не только с реальностью, но и со словами: слова были как слова, как у всех, но всегда обнаруживалось какое-то новое сочетание, свое.

Никольский взволнованно подумал, что никогда в жизни не забудет эту случайную девочку, это прекрасное горестное личико, и спустя пару минут он больше уже не думал о ней, шагал по Невскому, радуясь тому, что он здесь, в Петрограде, рассматривал дома и даже, кажется, весело посвистывал.

Невский проспект у Александринского театра за три года войны и разрухи превратился в лужайку… Человек, который давно не был в Петрограде, подумал бы в ужасе – прежде здесь плескалась нарядная толпа, человек, который жил в Петрограде все это время, не подумал бы ничего, а Никольский подумал – лужайка. Бурлившая в нем радость не стала бы меньше, даже если бы весь Петербург превратился в лужайку, или поле, или лес, – главное, чтобы остался университет.

Никольский приехал поступать в университет, на историко-филологический факультет, и он был талантлив, даже очень талантлив. И все вокруг разглядывал классическим взглядом провинциала, робкого, но и уверенного в своих талантах, – взглядом «я тебя покорю, Петроград!..».

Мальчики и девочки – два разных мира

Какая же огромная разница между мальчиками и девочками! Меня так удивляют все эти унисекс течения – неужели они не видят, что разница огромная – уже с рождения? Мальчики и девочки – два разных мира.
С тех пор, как у нас родилась дочка, я каждый день вижу разницу мышления и направленности жизни, каждый день, каждую минуту. Они во всем разные.

👫 Дано: бассейн, ведро. Что делают мальчики? Вычерпывают втроём воду на землю рядом, чтобы получилась огромная лужа — и в ней можно было ездить на самокатах.

Что делает девочка? Набирает полное ведро и поливает цветы, травку, кота — распространяет заботу вокруг.

 

👫 Или же утро. Кухня. Что делают мальчики в ожидании каши? Играют, ждут, обсуждают, с чем будут есть кашу. А в это время двухлетняя девочка хватает ложки — сколько найдёт, и раскладывает по столу. Сама, без просьбы о помощи. Заботится.

👫 Укладываю малыша спать — рядом сидит розовое чудо со своим пупсом. Завернула его в пеленку и кормит грудью. Пока парни создают новые галактики в другой комнате, она проявляется как мама.

👫 Папа принёс из магазина стеклянные мячики. «Это будут наши бомбы!» — кричат парни. «Это будут мои детки!» — радуется дочка.

👫 Мальчики хватают со своих полок самые верхние шорты и футболку с любимым героем. А девочка задумчиво перебирает платья: «Это я уже носила, это маленькое, это некрасивое…”. А ей всего три года! И это началось года в полтора.

👫 Папа приехал из магазина с продуктами. «Ура! Папа! Что купил?!» — бегут парни за пакетами с яблоками и персиками. «Ура! Папа!» — кричит она и падает в его объятия. И только потом «что купил?». Потому что девочки – это отношения.

👫 Папа спит на диване, у него болит голова. Мальчики быстро исчезают в другой комнате, чтобы не мешать и не шуметь. Дочка приносит плед и укрывает любимого папу. Ещё и чмокнет аккуратно.

👫 Мальчики лезут на дерево, потому что «смотри как я умею». Дочка лезет туда зачем? Правильно, за цветочком!

👫 Мальчики более прямолинейны. Их месть — такая же прямая. Дать в лоб обидчику. Отобрал у меня игрушку — я отберу у тебя. Девочки хитрее. Месть изощренная и хитрая. Манипулировать они тоже умеют мастерски. Девочки с рождения уже гибкие хитрюшки. Женщин лучше не бесить и не раздражать, дороже выйдет.

👫 Мальчики производят в минуту в несколько раз меньше эмоций, чем девочки. Девочки – это эмоциональные вулканы, качели. И ух как непросто бывает их контейнировать!

👫 Девочки и больше говорят, и им нужно выговаривать свои 22000 слов – уже с рождения можно заметить, что они не просто гуляют и тестируют свой речевой аппарат, как мальчики – вроде как «О как я могу, как умею, какие звуки!». Девочки же общаются, они что-то рассказывают, как могут и умеют. С самых первых дней.

👫 Девочки – это отношения. Мальчики – это достижения и самоутверждение.

Мальчики и девочки разные. С рождения. И в течение всей жизни. Разное мышление. По-разному устроен даже мозг, и это доказано нейробиологами. Поэтому им действительно нужно разное воспитание, разный подход, разные акценты.

Книга Мальчики для девочек, девочки для мальчиков читать онлайн Уильям Сароян

Уильям Сароян. Мальчики для девочек, девочки для мальчиков

 

Tasol nambawan taim God i wokim ol samting, em i wokim man na meri. Orait.

(Gud Nius Mak i Raitim. – Евангелие от Марка на новопапуасском, он же птичий английский.)

 

Тогда как во времена номер первые Бог слепил их зацело, прямо одним куском – мужчину и женщину. Так-то вот.

(То же самое в переводе с сарояно-американского, он же старохренский английский.)

 

В начале же создания, Бог мужчину и женщину сотворил их. Аминь.

(Святое благовествование от Марка, глава 10, стих 6, – примерно соответствует тексту Библии на языке короля Иакова, он же занудский школьный английский.)

 

Глава 1

 

Они сидели в гостиной, которую оба всей душой ненавидели, но каким-то образом одновременно и любили, – а куда денешься? Они – это муж и жена, в браке породившие двоих детей – сперва мальчика, потом девочку. День завершился, дети наконец-то спят или, во всяком случае, разложены по кроваткам, а они сидят, молчат и силятся придумать, что сказать, чтобы не сидеть совсем тупо, хотя говорить им не о чем, разве что устроить перепалку вроде тех, что случаются между ними частенько.

– Я тут, когда гуляла с дочкой, встретила жену Чарли, – говорит наконец женщина. – А ты, когда гулял с мальчиком, кого встречал?

– Никого не встречал. А кто это – жена Чарли?

– Как кто? Элен. А ты, можно подумать, не видел ни одной девушки?

– Одну видел, она стояла на углу, ждала трамвая.

– И как она? Вместо меня подошла бы?

– Ну, если на разок-другой – может быть, только давай не будем ссориться.

– Ага, не хочешь ссориться, а зачем тогда пялишься на каждую девицу и представляешь ее на моем месте?

– Привычка.

– Гадина какая-нибудь, и ты сам это знаешь.

– Да нет, на первый взгляд вроде нет. Такая прямо девочка-ромашка, взгляд чистый-лучистый, но со временем, конечно, запросто может и в гадину превратиться.

– Ты это к тому, что я в нее уже превратилась?

– Вот уж не знаю, в кого ты превратилась.

– Еще как знаешь.

– И в кого же?

– В добропорядочную жену, в хорошую мать, и я чертовски от всего этого устала, должна признаться.

– Так ты ж сама хотела! Впрочем, это и впрямь, наверное, утомляет. Но если примешь ванну и расслабишься (сейчас-то, вечером, слава богу, дети в ногах не путаются, верно?), глядишь, оно и не будет уже так утомительно.

– Да ну, я так устала, какая ванна! И голодна настолько, что даже есть, наверное, не смогу. Во всяком случае, то, что мы умеем сами приготовить.

– Ничего, примешь ванну, сможешь и поесть.

– А знаешь, чего бы мне на самом деле хотелось? Надеть лучшее платье и пойти куда-нибудь, где можно выпить рюмочку-другую и поужинать в приличной обстановке.

– Ну, это нам сейчас никак, но если ты примешь ванну и наденешь лучшее платье, я открою пару банок рагу из чили с мясом и фасолью. Когда выйдешь, у меня уже будет накрыто, а перед едой пропустим по две-три стопочки.

– Ну поедим, а потом что будем делать?

– Давай сначала поедим.

– Думаешь, потом идея сама придет?

– Думаю, должна. Давай-давай, иди в ванну, и без спешки, с толком, с расстановкой…

– А выйду такая над-ду-ушенная!..

– Да мне и без духов нравится, как от тебя после ванны пахнет, но если тебе – нет, то душись на здоровье. Лично мне нравится просто запах чистой кожи, которая дышит.

H. БОЛДЫРЕВ. Мальчики и девочки. Из-во Новые Писатели, Париж. 1929.. Невидимая птица

H. БОЛДЫРЕВ. Мальчики и девочки. Из-во Новые Писатели, Париж. 1929.

Бывает часто, что название книги очень точно и ярко передает читателю основную, «недосказанную» мысль автора. Если автор молод («Мальчики и девочки» первая книга И. Болдырева), то это почти неожиданно для него самого. Тем более важно, в данном случае и удачно: «Мальчики и девочки». Это просто, претенциозно просто, скажут. Но для читателя мало искушенного (кажется, таково большинство), не судящего о книге с точки зрения «литературы вообще, до и после», для такого читателя ясно с первых страниц, что существует и такой подход к жизни, когда «Мальчики и девочки» самое главное и что в этом оправдание некоторой узости, даже наивности книги.

Революционная Москва. Действие происходит в 18-ом, 19-ом годах. Место действия – вчерашняя гимназия, сегодняшняя советская школа. Фон – естественный, не кричащий, даже слегка притушенный. На нем лица, группы, – мальчики, девочки, педагоги. Личности бледны, общее настроение лучше передано. Чувствуется рост молодежи, развитие вопреки внешним событиям. Учатся, думают, спорят (очень обыкновенны, потому и хороши гимназические «сюжеты», споры Сережи, Вали). Ставятся полудетским, важным тоном – «вечные» вопросы. «Есть ли, наконец, Бог?». Конечно, и о любви. Но тут меньше говорят – больше гуляют парочками, больше целуются. Иногда, умом, любви противятся (и это для возраста очень верно, «недостойно»). А кругом май. Москва, откуда приехали с бутербродами, выданными продовольственной комиссией, – эта Москва сейчас далеко. Уснул, в ожидании обратного поезда на воле «не городской», педагог-работник. Он, чуть ли не единственный в школе – «ко второму полугодию бодрых между педагогами по пальцам пересчитать». Устали, спутались, смутились. Не устали и не очень испугались Шуры, Кати, Али и Сережи. Москва, конечно, революционная. Голод. Беспокойно немного. Валя на Рождество за мукой в Казань ездит, но думает она не о муке и не о холоде, а о том, что вот Женя с ней, и он влюблен, интересно, как он себя вести будет?

Гимназия, вот уже год, как не гимназия, а трудовая школа. Но говорить языком Кости Рябцева еще не могут вчерашние гимназисты и гимназистки. В те месяцы еще не решили, хорошо ли это или плохо – большевики? Интересно и кроме революции очень многое. Вот особенно Достоевский. «Только его и стоит читать», – говорит Катя. Есть в школе, конечно, и кружки, есть коммунист Френкель и, в общем, «большевики, конечно, молодцом, у них все вышло». Только Сережа в недоумении: «При чем же тут большевики?» Разговор ведь велся важный, о Раскольникове. – Неужели так никогда и не решите, «убить или не убить?», так всегда, без выхода? Первая безысходность в шестнадцать лет. Большевики тут, пожалуй (пока, по крайней мере), действительно, ни при чем.

Психологии в книге Болдырева мало. Хорошо ли это, плохо ли, неизвестно, скорее слабо, потому что дело идет о людях, маленьких, но очень сложных «человеках». Но очень хорошо замечены и переданы общие для возраста, важные черты – любопытство, некоторая растерянность перед «величием мира», стыд друга перед другом за сентиментальность (это у мальчиков), а у девочек – повышенное чувство дружбы, восторга… (река, луна, Катя милая).

Вообще, лучшее место в книге – дневник Вали. Сама Валя (может быть, именно благодаря дневнику) наиболее индивидуальна, тогда как Сережа составлен из «общих типов». Это плохо, как будто.

Педагоги немного карикатурны – чуть-чуть. Но часто трогательны, хотя не по-новому.

«Числа». Париж. 1930, № 2/3.

Книга «Мальчики для девочек, девочки для мальчиков» Сароян У

Мальчики для девочек, девочки для мальчиков

Уильям Сароян — выдающийся классик американской и мировой литературы, соединивший в своем творчестве, полном юмора, жизнелюбия и житейской мудрости, традиции Чехова и Хемингуэя. За разнообразными человеческими недостатками своих героев он всегда видит светлое, доброе начало; мягкий юмор соседствует с горькой иронией, а внешняя неброскость — с чувством слова прирожденного сказителя. Роман «Мальчики для девочек, девочки для мальчиков» имеет под собой автобиографическую основу: в его героях без особого труда угадываются и сам Сароян, пытающийся преодолеть писательский кризис, и его жена, актриса Кэрол Маркус, воспитывающая их двух детей и тоскующая в Сан-Франциско по нью-йоркскому обществу, и Глория Вандербильт, и даже Чарли Чаплин… Впервые на русском!

Поделись с друзьями:
Издательство:
Азбука; Азбука-Аттикус
Год издания:
2016
Место издания:
СПб
Возраст:
18 +
Язык текста:
русский
Язык оригинала:
английский
Перевод:
Бошняк В.
Тип обложки:
Твердый переплет
Формат:
70х100 1/32
Размеры в мм (ДхШхВ):
165×120
Вес:
225 гр.
Страниц:
256
Тираж:
3000 экз.
Код товара:
856116
Артикул:
А0000011883
ISBN:
978-5-389-11526-2
В продаже с:
18.08.2016
Аннотация к книге «Мальчики для девочек, девочки для мальчиков» Сароян У.:
Уильям Сароян — выдающийся классик американской и мировой литературы, соединивший в своем творчестве, полном юмора, жизнелюбия и житейской мудрости, традиции Чехова и Хемингуэя. За разнообразными человеческими недостатками своих героев он всегда видит светлое, доброе начало; мягкий юмор соседствует с горькой иронией, а внешняя неброскость — с чувством слова прирожденного сказителя.
Роман «Мальчики для девочек, девочки для мальчиков» имеет под собой автобиографическую основу: в его героях без особого труда угадываются и сам Сароян, пытающийся преодолеть писательский кризис, и его жена, актриса Кэрол Маркус, воспитывающая их двух детей и тоскующая в Сан-Франциско по нью-йоркскому обществу, и Глория Вандербильт, и даже Чарли Чаплин…
Впервые на русском! Читать дальше…

Какие книги читать мальчикам?

Рина Жукова 

Какие книги читать мальчикам?

Казалось бы, книги — есть книги. Кому-то интересны одни книги, кому-то другие. И то, что именно человеку нравится читать зависит исключительно от его характера, интеллекта и интересов, но никак не от пола. То есть и мальчикам и девочкам интересны примерно одни и те же детские книги, и особо задумываться, покупая датские книги своим сыновьям, не стоит. В этих утверждениях, конечно, есть доля истины, однако существует и другое мнение о том, что у мальчиков есть свои, особые предпочтения в выборе книг, основанные на отличном от девочек усвоении информации. И пренебрегать этими особенностями, желая привить мальчишкам любовь к чтению ни в коем случае нельзя.

«Дютюктива» или «лубофь»?

Мальчики относятся к чтению книг совсем иначе, чем девочки. Очень хорошо эти различия иллюстрирует знаменитая сценка клоуна-мима Полунина, где герои – она и он – выбирают на какой пойти фильм: детективный или о любви? С выбором книг для чтения происходит примерно то же самое. В сюжете книги мальчики ищут действия, яркие и сильные эмоции, ясную и конкретную информацию, в то время как девочки читают книги ради развлечения и самопознания. Пре выборе книг девочки прислушиваются к посторонним советам, а мальчики не терпят подобного руководства, предпочитая действовать на свой страх и риск, но быстрее устают, если сразу не находят желаемого.

При одном из университетов Норвегии существует Центр изучения чтения. Этот центр провёл исследования читательских привычек и предпочтений мальчиков. И хотя мальчиков изучали норвежских, нет причин не доверять этой информацией, так как мальчик — он и в России, и в Норвегии – мальчик. И вот что выяснили учёные:

  • читают мальчики гораздо меньше девочек;
  • мальчики не считают чтение книг лучшей формой проведения досуга;
  • художественной литературе мальчики предпочитают справочную;
  • мальчики читают не для самопознания, а чаще с практическими целями;
  • гораздо чаще девочек мальчики читают журналы и газеты;
  • именно мальчики главные потребители комиксов;
  • мальчики охотно читают о хобби, о спорте, в общем, о том, что составляет ближайший круг их интересов;
  • мальчики предпочитают такие жанры художественной литературы, как приключения, детектив, фэнтези, фантастика;
  • при выборе книги, большое значение имеет для мальчиков её обложка и иллюстрации.

Лучшие книги для мальчиков

Так какая же детская литература способна заинтриговать мальчика и полностью удовлетворить его читательские запросы? Ориентируясь на вышеописанные результаты исследования, можно порекомендовать следующее: до трёх лет детские книги будут одинаковыми и для мальчиков и для девочек. Это могут быть и стихи, и рассказы, и сказки, и книги о животных, главное, чтобы это была качественная литература. С трёх лет интересы мальчиков уже ориентированы в сторону мужских, поэтому им будет близка литература о машинах, сказки о богатырях и их подвигах.

Лет с пяти, кроме волшебных сказок и рассказов разных писателей о детях этого возраста, можно читать малышам фентези. К этому жанру, как не странно, вполне можно отнести книгу Носова «Незнайка и его друзья», «Незнайка в солнечном городе», а уж «Незнайку на луне» вполне можно считать детским фантастическим произведением. Младшим школьникам из книг русских авторов нравятся приключенческие детские сказки Софьи Прокофьевой, Эдуарда Успенского, фантастические рассказы и повести Кира Булычёва.

Мальчикам младшего подросткового возраста можно предложить «Хоббит» Толкиена, после которой (в чуть более старшем возрасте) можно перейти к чтению всемирно известной трилогии «Властелин Колец» этого же автора. Немаловажную роль в привлечении мальчишек к книге может стать просмотр фильма снятый по ней. Так, после появленья фильма, наблюдался огромный читательский спрос на книги «Гарри Поттер» Дж. Роуллинг и «Хроники Нарнии» Клайва С. Льюэса. Это книги как раз отвечают читательским интересам мальчишек, поскольку их главные герои — мальчики-подростки, а сюжет насыщен действием, приключениями и детективной интригой. Причём обе указанные книги – и «Гарри Поттер» и «Хроники Нарнии» – это многотомные саги, где герои вырастают в процессе повествования, позволяя читателю взрослеть вместе с ними.

Обычно дети без особого интереса читают книги по школьной программе, однако есть и среди таких книг традиционно любимые и читаемые мальчиками книги. Это, конечно, “Приключения Робинзона Крузо” Даниеля Дефо, “Приключения Тома Сойера” и “Приключения Гекльберри Финна” Марка Твена. Из классических русских авторов мальчишки обычно с удовольствием читают Гоголя, особенно повести «Тарас Бульба», «Вий» и другие произведения, а так же юмористические рассказы Чехова.

Из мировой приключенческой литературы бессменно привлекательны для мальчишек “Остров сокровищ” Стивенсона, “Копи царя Соломона” Г.Р. Хаггарда, “Франкенштейн” Мэри Шелли. Так же рекомендованы мальчикам фантастические повести любимого русского писателя А. Беляева. Никогда не перестанут радовать мальчишек многочисленные повести Владислава Крапивина, ведь их герои исключительно мальчики, а сюжеты всех книг невероятно интересны.

В список современных авторов книг для детей можно внести “Автостопом по галактике” Дугласа Адамса, “Северное сияние” Филиппа Пулмана, из современных российских авторов – детскую фантастику Сергея Лукьяненко (автора знаменитого «Ночного дозора») и писателя увлекательных юмористических детективов для детей Валерия Роньшина. Наверняка понравится вашим сыновьям одна из последних книг популярного ныне Бориса Акунина, которая так и называется «Детская книга» — это удивительно захватывающая смесь из фантастики, приключений, детектива и исторического романа.

Как привлечь мальчиков к чтению книг

Просто невозможно перечислить всех авторов и все книги, которые наверняка придутся по душе вашему ребёнку. Думаю, у каждого чуткого родителя есть чем пополнить такой список, однако следует помнить, что навязывать свои интересы мальчику нельзя. Ведь мальчиком крайне важно, чтобы их мнение уважалось и не оспаривалось.

Кроме родительских поучений и навязчивых советов есть и другие способы привлечь мальчишек к книге. Главное, создать им наиболее комфортные условия для чтения, то есть предоставить в распоряжение широкий спектр книг и информационных ресурсов. Очень важно, чтобы книги были и в доме, в классе (а не только в библиотеке), лежали прямо на столах или у компьютера и их можно было в любой момент беспрепятственно брать.

Не надо препятствовать ребёнку, если он предпочитает читать книги в электронном виде. Это такой же вид чтения, может быть более современный, потому не всегда привычный для родителей. Просто проследите за тем, чтобы электронная библиотека вашего сына содержала в себе как можно больше хорошей, качественной детской литературы, которая разнообразит их жизнь, прибавит знаний, разовьёт чувство юмора и позитивное отношение к жизни. И, конечно, не стоит «бубнить» о том, что «ты мало читаешь» и упрекать ребёнка в полном отсутствии интереса к книге, особенно если вы сами читаете мало, или мальчик вообще никогда не видел родителей, читающих книгу. Культура чтения книг ребёнком начинается с подражания, с примера, и тут главное, чтобы этот пример был положительным, тогда привлечь детей к чтению книг не составит особого труда.

Источник

Гольдман, Уильям: 9780345439734: Amazon.com: Книги

Уильям Голдман известен своими сценариями, получившими премию Оскар, печально известным триллером, который сделал для стоматологов то же, что Психо сделал для душа, любимым за его веселую «горячую сказку» и печально известным своими откровенными закулисными голливудскими хрониками. Но задолго до того, как Бутч и Сандэнс, Лютик и Тинсел-Таун заявили обо всем, он оставил свой след в качестве одного из величайших популярных романистов двадцатого века. Теперь его широкая классическая история о бурном взрослении поколения наконец-то вернулась в печать.
МАЛЬЧИКИ И ДЕВОЧКИ ВМЕСТЕ
Аарон, Уолт, Дженни, Бранч и Руди. Они дети послевоенного поколения Америки, настолько непохожие друг на друга, насколько это вообще возможно. Тем не менее, их связывают травмы своего прошлого, отчаянное желание запечатлеть свои мечты и удовлетворить свои страсти, волнующие удовольствия сексуального пробуждения — и повороты судьбы, которые неразрывно свяжут их жизни в бурном мире 1960-х годов. Йорк Сити.

Уильям Голдман — обладатель премии «Оскар», автор сценариев, пьес, мемуаров и романов.За его первым романом « Храм золота » (1957) последовал сценарий бродвейской армейской комедии « Кровь, пот и Стэнли Пул » (1961). Он продолжил писать сценарии для многих известных фильмов, в том числе Бутча Кэссиди и Сандэнс Кид (1969) и Все президентские мужчины (1976), за которые он получил две премии Академии. Он адаптировал свои собственные романы для фильмов-хитов Marathon Man (1976) и The Princess Bride (1987).


Аарон не выходил.

Укрывшись внутри своей матери, слепой, морщинистый и теплый, он бросил вызов врачам. Крики Шарлотты неслись по коридорам больницы, но Аарон, сидевший под своим необычным углом, не обращал на них внимания. Шарлотту рвало, она кричала и хотела умереть. Поскольку эта возможность становилась все менее и менее маловероятной, врачи поспешно решили оперировать и, ловко прорезав стенку брюшной полости Шарлотты, они разрезали матку и проникли внутрь.

Розовый и белый, как леденец, Аарон вошел в мир.

Казалось, это отличное место для посещения. Его отец не мог быть более рад его видеть. Генри Файерстоун, широко известный как Хэнк, был крупным мужчиной, уверенным в себе, с быстрой улыбкой и громким грубым голосом. Аарон никогда не забывал этот голос; годы спустя он все еще внезапно кружился — на улице, в ресторане, в вестибюле театра — всякий раз, когда слышал хоть отдаленно похожий голос.

Хэнк был юристом в Simmons and Sloane, фирме с Уолл-стрит, а когда ему был тридцать один год, сам мистер Слоан сделал Хэнка своим полноправным партнером, мистером Слоаном.В тот день Симмонс был прикован к постели из-за подагры, болезни, от которой он с шумом скончался несколько месяцев спустя. На той неделе, когда он стал партнером, Хэнка отправили в Роанок, штат Вирджиния, в трехдневную командировку.

Пробыл там две недели и вернулся женат.

Ее звали Шарлотта Кроуэлл из Роанока Кроуэллов, или того, что когда-то было Роанок Кроуэлл, семья, которая была достаточно бедной незадолго до начала века. Шарлотта была крохотной, едва ли пяти футов ростом, с милым лицом и мягким голосом, как у ее мужа, который был резким.У нее были черные волосы, длинные и прямые, спускавшиеся по спине; даже когда он стал жестоко бледнеть (ей еще не было тридцати), она так носила.

Хэнк и Шарлотта жили в Нью-Йорке несколько месяцев, но затем, летом после свадьбы, они переехали в большой белый колониальный дом на Библиотеке-плейс, слегка изогнутой обсаженной деревьями улице в лучшем районе Принстона, штат Нью-Джерси. . Сам мистер Слоан жил в Принстоне, на Бэттл-роуд, и, когда он увидел, что дом на Библиотечной площади выставлен на продажу, он вскользь упомянул об этом Хэнку, который тут же взял Шарлотту на осмотр.Шарлотте он очень понравился — он так напомнил ей Роанок, — поэтому Хэнк купил его для нее. Он не мог себе этого позволить, но все равно купил, отчасти потому, что Шарлотта любила его, а отчасти потому, что она была беременна, и все говорили им, что Нью-Йорк не место для воспитания детей. Они переехали в дом через неделю после рождения Деборы, вся восковая и красная, единственный раз, когда она была непривлекательной. Воск вскоре смылся, красный цвет стал розовым, и она превратилась в красивого ребенка, толстого, испорченного и дерзкого. Шарлотта обожала ее, и Хэнку она нравилась достаточно хорошо — он ворковал на нее, носил ее на своих больших плечах и осторожно толкал ее мягкую плоть, пока она не хихикала — Хэнку она нравилась, но он ждал своего сына.

Ожидание заняло более двух лет. Хэнк усердно работал в офисе, зарабатывая больше денег, чем когда-либо прежде, несмотря на депрессию, и Шарлотта наняла на полную ставку горничную, а затем садовника, чтобы они ухаживали за лужайкой летним утром. Они много развлекались, и они развлекались хорошо; У Шарлотты был дар. Хэнк бросил теннис ради гольфа, который ему наскучил, но для бизнеса это было лучше. Многое наскучило Хэнку, пока не появился Аарон.

Еще до того, как мальчику исполнился месяц, его комната была забита игрушками, куклами и музыкальными шкатулками, а у изножья его кровати с балдахином пирамидой был построен зверинец из чучел животных.Почти каждый день Хэнк ездил на север к Ф.А.О. Шварцу за новыми и новыми подарками, и когда Шарлотта предупредила, что он рискует выкупить магазин, он только радостно кивнул и сказал ей, что она угадывала его последние оставшиеся амбиции. Ночи Хэнк проводил в комнате мальчика, укладывая его спать, напевая мягкие колыбельные своим большим грубым голосом. Всякий раз, когда мальчик болел — а он болел очень часто, — Хэнк приходил на работу поздно и возвращался рано, постоянно звонил из Нью-Йорка и всегда задавал один и тот же вопрос: «Аарон? Как Аарон? Как мой сын?»

Хэнк любил Аарона; Шарлотта любила Дебору.На Библиотеке не было никаких проблем.

На третий день рождения Аарона Хэнк купил ему спортзал в джунглях. Они установили его вместе, вдвоем, на заднем дворе. Это было изумительное сооружение, более шести футов в высоту, и Хэнк брал Аарона и поднимал его, ставя на самую верхнюю ступеньку. «Держись крепче, — говорил Хэнк. «Держись крепче и оставайся там один». Так что Аарон крепко держался, сидя на верхней перекладине, его крошечные кулаки сжимали перекладины для равновесия. Тогда Хэнк отступил бы от него, крикнув: «Боишься?» и Аарон кричал: «Нет, нет», хотя и кричал.

Однажды в субботу днем ​​горничная отсутствовала, и Шарлотта смотрела выступление Деборы в балетном классе, поэтому Хэнк и Аарон какое-то время играли в полицейских и грабителей, стреляя друг в друга, падая, внезапно снова вставая, бегая по лужайке. После этого пришло время поиграть в тренажерном зале в джунглях. Хэнк поднял Аарона, понес его на широких плечах и осторожно поместил на самую верхнюю перекладину. Хэнк начал пятиться. «Держись крепче, — сказал он. Аарон крепко держался. «Ты боишься?» он сказал. «Нет», — воскликнул Аарон; «нет.Хэнк стоял на некотором расстоянии от спортзала в джунглях и улыбнулся своей быстрой улыбкой. Затем, бездумно, он побледнел, упав на колени. Он задохнулся на мгновение, затем соскользнул на траву. Задыхаясь громче, он пополз вперед, пополз к джунглям. спортзал, говоря: «Аарон. Аарон «. Он поднял одну большую руку, затем уронил ее. Достигнув своего сына, он умер, растянувшись во весь рост, белый на зеленой лужайке.

Аарон хихикнул.» Это было хорошо, папа «, — сказал он. знает название игры, но что бы это ни было, очевидно, что игра все еще продолжалась — в конце концов, его отец не ответил, — поэтому он снова хихикнул и посмотрел на мертвого человека.Был прекрасный летний день, ветреный и теплый, и Аарон на мгновение взглянул на облака, наблюдая, как они скользят по небу. Схватившись изо всех сил за прутья, он снова посмотрел вниз — ему было страшно смотреть вниз, это было так далеко — но его отец все еще не двигался. «Это хорошо, папа», — сказал Аарон. Он снова хихикнул, поднял голову и посмотрел на облака. Его кулаки начали болеть от того, что он держал поручни, но он не решался ослабить хватку. «Вниз, папа», — сказал Аарон, глядя вверх.«Я хочу спуститься». Игра все еще продолжалась; его отец не двинулся с места. Аарон посмотрел на облака и запел. «Как мило быть облаком, плывущим в синеве. Ты очень горд быть маленьким облаком». Это была песня Винни-Пуха — Аарон знал все песни Винни-Пуха — и Пух пел ее, когда плыл вслед за медом на хвосте воздушного шара. Но он так и не получил мед, потому что пчелы нашли его, и Пух упал полностью. Пух упал. У Аарона ужасно болели руки.«Папа», — сказал он громче. «Забери меня, папа. Пожалуйста, забери меня».

Его отец не сделал этого.

— Папа, — испуганно сказал Аарон. «Я выпью свое молоко, я буду, я обещаю, но сними меня» Он ненавидел плакать — его отец никогда не плакал — но внезапно он заплакал, слезы горели ему в глаза. «Убери меня, папа». Он начал дрожать, его руки онемели, и слезы не прекращались. «Убери меня, дах-ди». Его грудь горела, а облака были монстрами, ныряющими на него, поэтому он закрыл глаза, но он подумал, что может упасть, поэтому он открыл их, чередуя взгляд, то вверх на ныряющих монстров, то вниз на неподвижную фигуру, вверх и вниз, вверх и вниз .Аарон начал кричать. «Дах-ди, да-ди, дах-ди, забери меня, дах-ди, забери меня, забери меня, дай-ди, дах-ди, дах-ди, дах-ди, забери меня»

Он все еще кричал, когда через час Шарлотта нашла его. Она побежала по лужайке, сбила его. Затем она упала на колени рядом с все еще белой фигурой на траве.

Вскоре она тоже кричала.

В течение короткого периода после похорон в жизни Библиотечного места не происходило никаких изменений. Однажды утром садовник не пришел; для стрижки газона наняли старшеклассника.Два месяца спустя Шарлотта отпустила горничную. Теперь денег не поступало, денег не поступало. Они всегда жили за пределами доходов Хэнка, и, вероятно, Шарлотте следовало отказаться от большого дома раньше, но она решила сохранить его, отчаянно работая, срезая углы, убирая, ремонтируя и готовя пока, наконец, через восемь месяцев после смерти Шарлотта, измученная, нашла новое место для жизни, первый этаж желтого каркасного дома на улице Нассау, недалеко от центра города.

Дебора плакала, пока ее мать собирала одежду.«А теперь, Дебора Кроуэлл Файерстоун, прекрати это, слышишь?» — сказала Шарлотта своим мягким южным голосом. Аарон молча стоял в дверях комнаты Деборы и смотрел. «О, детка», — вздохнула Шарлотта, разводя руки. «Вы пришли ко мне.» Дебора бросилась в объятия матери. Шарлотта нежно покачивала ее взад и вперед. «Все в порядке, детка, слышишь? Мама все уладит. Все будет замечательно, детка. Мама обещает. Мама любит тебя и клянется, что все будет хорошо. Мама любит…»

Аарон подкрался в комнате.

«Убирайся», — сказала Дебора.

Шарлотта сказала: «Дебора, перестань так говорить».

«Убирайся», — повторила Дебора.

«Аарон — твой брат. Аарон — мой сын. Аарон — часть этой семьи. Ты собрал свои игры, Аарон?»

«Нет.»

«Ну, может, тебе лучше собрать игры, как думаешь?»

Аарон повернулся и сказал: «Хорошо».

«И держись подальше», — крикнула ему вслед Девора.

Желтый каркасный дом на улице Нассау принадлежал мисс Александре Гамильтон, пожилой женщине, которая преподавала в средней школе Принстона еще до Первой мировой войны.Мисс Гамильтон была замужем дважды, оба раза за одного и того же человека, неотразимо красивого сантехника из Ньюарка. Он все еще был жив и водопроводчик, но после второго развода мисс Гамильтон возобновила свою девичью фамилию. Она встретила Шарлотту и детей, когда они въехали, установила закон страны — «Не должно быть шума» — и быстро вышла на второй этаж по внешней лестнице, которой она всегда пользовалась. Время от времени они слышали, как она входила и выходила, но видели ее только раз в месяц, когда она заходила к нам за арендной платой.

Вскоре после того, как Аарону исполнилось пять лет, Шарлотта пошла и нашла работу. Деньги от продажи белого колониального дома уходили слишком быстро, поэтому однажды утром она причесала свои длинные черные волосы, надела свою лучшую белую шляпу — сзади она была похожа на школьницу — и вышла из дома «искать счастья». , «как она сказала своим детям, нервно хихикая при этом. Когда через несколько часов она вернулась в дом, она сообщила, что «заняла чрезвычайно ответственную должность» продавщицы в Browse-Around, дорогом магазине на улице Нассау, обслуживающем девушек и молодых женщин.С того дня она, казалось, вечно говорила о Browse-Around, о стиле, цвете и стоимости, о женщинах, которые привозили своих маленьких девочек за одеждой, и о том, сколько они потратили, и «ни одна из них не такая красивая, как вы Дебора, никто не держит тебе свечи ». Через месяц после того, как она была в магазине, она принесла домой комбинезон для игр для Деборы. Она сказала, что она была занижена, и, кроме того, она получила скидку для своего сотрудника, и через неделю после комбинезона пришло платье, а затем последовали другие платья, пижамы, туфли, перчатки, носки, блузки, пальто и шляпы.

Аарон начал читать.

Все это время он лежал на кровати, его тонкие руки держали книги вертикально на животе, его тонкие пальцы переворачивали страницы. Он был высоким, костлявым и длинным, и ел только тогда, когда его заставляли. Его не интересовала еда. Шарлотта запретила ему читать за столом, а по ночам заставляла его выключать свет в постели и спать. Он будет частично подчиняться, лежа неподвижно, ожидая, пока она ляжет спать. Затем он читал в ночи, пока его глаза не горели.

Одним жарким летним днем, когда ему было семь лет, Аарон Файерстоун сидел на своем велосипеде, гипнотически глядя на движение на улице Нассау.Улица была многолюдна; казалось, что машины вообще не двигались. Грузовик с шумом подъехал к его дому. Грузовик остановился, затем снова тронулся, но медленно, медленно. Аарон сильно нажал на ножную педаль, и мотоцикл вылетел с тротуара и вылетел через бордюр на горячую улицу. Аарон упал назад, потеряв равновесие. Грузовик затормозил, остановился, но не раньше, чем его огромные колеса прокатились по ногам Аарона.

Он проснулся в больнице и обнаружил, что его мать склонилась над ним и плачет.Отводя глаза от ее слез, он пробормотал: «Прости, мама». Шарлотта громко всхлипнула, потянувшись к сыну, прижимая его к себе. Скрытый под складками платья Шарлотты, Аарон обнаружил, что улыбается.

Больше месяца лежал в больнице. Шарлотта приходила в гости каждый день, иногда приходила и Дебора, но в основном это была его мать. Аарону это нравилось в больнице, пока Шарлотта не сказала ему, что его бедра были повреждены, каким-то образом раздавлены грузовиком, и он снова сможет ходить, не очень хорошо, возможно, не без боли, но он сможет ходить. .

Аарон начал заниматься на костылях. Потом трости. Наконец он смог двигаться без посторонней помощи. Было больно, сначала сильно, и никогда полностью не покидало его, особенно когда он устал, но к тому времени, когда его привезли домой из больницы, он шел один.

Был жаркий полдень, и Шарлотта, впервые увидев, что потребности Аарона учтены, извинилась и поспешила в Обзорную площадку. На короткое время появилась Дебора в новом платье, которое она смоделировала для Аарона, прежде чем пойти по улице играть.Аарон лежал на кровати и пытался читать. В комнате было очень жарко. У него пересохло в горле, а за глазами была другая сухость, и пот стекал с его худого лица.

Аарон закрыл книгу и глаза. Он лежал совершенно неподвижно, пока рядом с ним не зажужжала муха. Он бросился к нему, промахнувшись, но сумев добиться резкости своих движений, его бедра заболели. Аарон закусил губу, пока боль не прошла. Затем, глубоко вздохнув, он медленно спустился с кровати к телефону. Когда он получил Browse-Around, он попросил свою мать, а когда он получил ее, он сказал: «Вы просили меня позвонить вам? Я забыл.«

» Аарон, неважно… «

» Я не мог вспомнить, просили ли вы меня позвонить вам в магазин, чтобы сказать вам, как я или нет, я в порядке.

«Хорошо. Конечно, да. «

» Я читаю эту книгу. Это очень захватывающая приключенческая история.

«Это мой сын», — сказала Шарлотта.

«Что?» — сказал Аарон.

«Я только что объяснял, кем вы были миссис Кавано, Аарон. Миссис Кавано покупает самое красивое — «

». Мне очень понравилось новое платье Деборы ».

« О, хорошо.Аарон? Спасибо за звонок; Я очень рад, что ты позвонил… «

» До свидания, мама, — сказал Аарон, вешая трубку. Он вернулся к своей кровати и лег. Затем он встал и очень медленно вышел из комнаты, из На тротуаре он остановился на мгновение, чтобы посмотреть на то место, где его сбил грузовик. Аарон повернулся и, заставив ноги повиноваться, начал хромать по Нассау-стрит. Он ужасно потел, и его ноги болели еще сильнее. и больше с каждым медленным шагом, но он тащился за собой

Почти час спустя он добрался до Белого дома на Библиотечной площади.Аарон остановился. Во дворе он увидел трех играющих детей, и их смех достиг его в густом летнем воздухе. Он ненавидел плакать — его отец никогда не плакал, — но внезапно он заплакал горько, болезненно, бесконтрольно. Аарон упал на цементный тротуар и заплакал. Когда он закончил, он поклялся, что этого больше не повторится.

Его слово было верным почти двадцать лет.

Последующие дни оказались легко переносимыми. Он читал книги. Сначала быстро, но, тренируясь, он увеличил свою естественную скорость, пока к двенадцати годам он не мог закончить почти любую книгу за один день.Он начал рисовать, его тонкие пальцы торопливо пробегали по белой записной книжке, оставляя после себя точное изображение дерева, ружья или элегантной машины. Он сам научился играть на пианино, хотя у него никогда не было уроков. Дебора получала уроки, по одному каждую неделю от студентки университета, которой на самом деле не были нужны деньги, но которая любила часами смотреть на Дебору каждый вторник; даже в четырнадцать лет Дебору было на что посмотреть. Во время уроков Аарон стоял у двери в гостиную, не издавая ни звука — у него это хорошо получалось; он регулярно пугал свою мать, внезапно появляясь в дверных проемах или темных залах, заставляя ее кружиться, заставляя ее задыхаться.И пока урок проходил внутри, Аарон слушал, и когда студент университета говорил: «Сложите ладони, нет, расслабьте их, расслабьте их», Аарон обхватил и расслабил руки. Затем, когда ученик уезжал, он бросался к фортепиано и практиковался. У него был хороший слух. У Деборы его не было, но уроки продолжались больше года, потому что Шарлотта считала игру Шопена минимальным основным требованием для любой молодой леди, достойной этого имени. К концу года Аарон мог играть. Итак, он играл, и он читал, и он рисовал.

Но больше всего он любил писать.

Он начал писать совершенно случайно. Однажды ночью он был в кино один и по своему обычаю тихонько прокрался в дом. Услышав голос матери, он остановился.

«Я беспокоюсь за Аарона», — сказала Шарлотта.

Дебора хмыкнула.

«Что мы собираемся делать с Ааром? Перестань возиться со своими ногтями и помоги мне, Дебора — в конце концов, он твой брат из плоти и крови».

«Это, — сказала Дебора, — не моя вина.«

« Ему следует чаще встречаться с другими людьми », — сказала Шарлотта.

Дебора засмеялась.« Какие еще люди? Аарон — шутка, мама. Я просто боюсь, что он будет со мной в старшей школе в следующем году ».

« Люди не должны смеяться над Аароном, — сказала Шарлотта. — Почему они? »

« Посмотрите на него. Его рост девяносто футов, его одежда никогда не выглядела так, как она подходит, и он думает, что он такой умный, и все время появляется у вас за спиной, как привидение. Он псих, мама. Мне стыдно, что меня видят с ним, и это правда.«

« Если бы только твой отец был жив », — сказала Шарлотта.« Если бы он не … »

Аарон хлопнул входной дверью.

« Это ты, Аарон? »- позвонила Шарлотта.

« Да, «Мать», — ответил он.

«Как, черт возьми?» — спросила его Дебора.

Аарон улыбнулся. «Вкусно».

В ту ночь он нарисовал злобную фотографию своей сестры. Он посмотрел на нее. Этого было недостаточно. Он начал рисовать другую картину, затем, внезапно переходя из одной формы в другую, он начал писать.Он писал часами. О Деборе. И Шарлотта. Страница за страницей, сокрушая их под тяжестью своей эрудиции, рубя останки своим остроумием. Когда он закончил, уже почти рассвело. Аарон вышел на улицу и стал ждать солнца. Он чувствовал себя диким.

Он начал писать наброски персонажей своих сокурсников, переход в среднюю школу только расширил его выбор предметов. Теперь он был защищен от всех; пока у него была бумага, он был в безопасности. В школе он был блестящим человеком, и если его учителя боялись его привычки задавать сложные вопросы, а затем улыбались им, пока не давали ответа, они также восхищались его талантом.Однокурсники его просто боялись. Иногда, хромая по коридорам, он слышал, как они шепчутся о нем. «Это брат Дебби Файерстоун. Он. Да. Вы можете в это поверить?» Всякий раз, когда он встречал свою сестру по дороге в класс, картина всегда была одинаковой. Она будет изо всех сил не видеть его, пока он не встанет прямо перед ней. Затем она улыбалась. Аарон всегда улыбался в ответ.

Он был первокурсником средней школы, когда узнал свое имя. Он читал в учебном зале, делая домашнее задание в течение дня, когда он случайно натолкнулся на названия четырех элементов: земли, воздуха, огня и воды.Он изучил слова. Земля, воздух, огонь и вода. Земля и воздух. Воздух и огонь. Он сказал их себе. Воздух и огонь. Аарон Файер. Аарон Файер. Он завопил. Головы повернулись к нему лицом. Аарон Файер. Так его звали. Аарон Файер писатель. Это был писатель Аарон Файер.

Наконец он знал, что его бессмертие гарантировано.

Шарлотта решила, что Деборе пора выйти замуж. Деборе было восемнадцать, она была на середине последнего года обучения в старшей школе, и казалось, что ей нечего делать в колледж.Ее оценки в средней школе были едва ли средними, и, более того, какой смысл поступать в колледж, когда все подходящие молодые люди были прямо здесь, в городе, в Принстоне. «И у тебя должен быть подходящий мужчина, моя малышка», — сказала Шарлотта. «Это должен быть достойный мужчина».

«Ты имеешь в виду богатый», — ответила Дебора.

Шарлотта схватила дочь за плечи и повернула ее. Они смотрели друг на друга, стоя близко. «Теперь ты меня слышишь», — прошептала она. «Ты послушай свою мать.Я хочу, чтобы ты женился по любви, ты это понимаешь? Ради любви ». Шарлотта улыбнулась.« Но с таким же успехом ты можешь влюбиться в богатого человека ».

И так начались поиски жениха. Не то чтобы не хватало кандидатов: Дебора была хорошенькой, с бледно-рыжими волосами и гибкое тело, и мальчики стекались в желтый дом на Нассау-стрит. Старшеклассники, второкурсники Принстона и даже несколько аспирантов из Колумбийского университета. Но богатые были слишком молоды, а достаточно взрослые — нет. вполне кажутся достаточно подходящими.

Аарон наблюдал за всем этим, наблюдал, как его мать развлекала мужчин в гостиной, в то время как Дебора наносила последний штрих помады, последний мазок духов. Шарлотта была самой очаровательной — она, казалось, говорила более южно, чем раньше, — когда она нежно прощупывала молодых людей, расспрашивая об их домах, их интересах, занятиях их родителей. «Мистер Файерстоун был прекрасным юристом», — начинала она. «Ваш отец случайно в законе?» Время от времени она использовала Аарона, взывая к нему, когда он стоял у стены за пределами гостиной.«О, заходи, Аарон. Ты знаешь моего сына Аарона? Аарон самый умный в семье». Но всегда, когда Дебора и ее сопровождающие уходили, Шарлотта слегка хмурилась, качая головой. «Не для моего ребенка», — бормотала она. «Недостаточно для моего ребенка».

Обычно ее неодобрение доходило до этого — быстрое покачивание головой. Единственный раз, когда это превысило лимит, было, когда Дебора вышла с Домиником Мельхиорром. Это был крупный мужчина, широкий и смуглый, и он вошел в дверь в полосатом двубортном костюме.Чувствуя себя не в своей тарелке, он наткнулся на несколько минут разговора с Шарлоттой. Затем он улыбнулся Шарлотте — у него была ослепительная улыбка, белые зубы блестели на фоне темной кожи — и вышел на улицу. «Скажи Дебби, что я в машине», — сказал Доминик Мелькиорре. Шарлотта наблюдала за ним через решетчатую дверь, когда он сел в старый седан и начал курить. Через несколько минут Дебора бросилась за ним. «Пока, мама», — сказала она. «Не ждите».

Но Шарлотта ждала.

Аарон слушал эту сцену из своей комнаты.Дебора вернулась домой после трех, и Шарлотта была готова. «Итальянец?» она начала. «Я вырастил свою дочь, чтобы ее мог сопровождать итальянец? Я купил дочери одежду, чтобы она могла хорошо выглядеть для… а…».

«Скажи это», — призвала Дебора.

«Католик», — сказала Шарлотта.

«Он мне нравится».

«Он тебе нравится. О, детка, ты не понимаешь, о чем говоришь. Что он делает?»

«Он занимается строительным бизнесом».

«Поденщик, ты имеешь в виду.Обычный потный поденщик. «

» Но он мне нравится «

» Ничего подобного! Его не существует. Этого не произошло. Не в нашем мире. Он ушел, слышишь? Он мертв, забыт и давно ушел. Ты мне это скажешь. Дебора Кроуэлл Файерстоун, просто скажи мне! »

Воцарилась долгая тишина.

« Ушел », — прошептала тогда Дебора.« Он ушел ».

Они плакали той ночью. Они оба. , Аарон слышал их плач

Аарон улыбнулся.

Джейми Уэйкфилд появился на следующей неделе, как по божественному приказу. Шарлотта встретила его первой в «Обзоре вокруг». «Этот замечательный молодой человек пришел сегодня», — начала она, как только вернулась домой. «Послушай меня, Дебора, пока я расскажу тебе о нем».

«Кто?» Дебора вынула жевательную резинку изо рта и начала катать ее в пальцах.

«Джейми Уэйкфилд, это то, что я пытаюсь тебе сказать. Джейми Уэйкфилд, он купил пальто — Дебора, перестань сейчас играть с резинкой, слышишь? — кашемировое пальто.Для его матери. У нее день рождения, и он купил ей полностью кашемировое пальто именно так. Мы поговорили, он настоящий обаятельный и симпатичный и… «

» Готов поспорить, — сказала Дебора. Ну, у меня, конечно, был его адрес — он отправлял пальто к себе домой — и вы помните мою кузину Милли — ну, она живет в Далласе, живет всю свою жизнь, и она сказала мне сегодня … ее? »- спросила Дебора.« Чтобы проверить этого мальчика? »

« Я никого не проверяла.Я был должен кузине Милли письмо — долгое время — поэтому позвонил ей, чтобы поболтать, и если я случайно упомяну мальчика Уэйкфилда, что ж, я, конечно, не вижу в этом ничего необычного. Дебора, тебе понравится этот Джейми Уэйкфилд — я знаю это. Я рассказал ему все о вас — он очень заинтересован — он студент медицинского факультета, и я упомянул, как вы любите биологию и все такое. Он приедет в пятницу, чтобы увидеть тебя. Я знала, что ты будешь свободна, поэтому взяла это на себя… «

« Я занята в пятницу », — начала Дебора.

« Ты больше не будешь », — сказала Шарлотта.«Не после того, что мне сегодня сказала кузина Милли».

«Что она сказала?»

«Он имеет право, детка. Это то, что она сказала».

Джейми Уэйкфилд прибыл ровно в семь часов пятницы, одетый в темное твидовое пальто, темный твидовый пиджак и темно-серые брюки. Застенчивый, явно нервный, он ждал с Шарлоттой и Аароном в гостиной.

«Я считаю, что роль врача благородна, мистер Уэйкфилд, — сказала Шарлотта. «Мой муж, мистер Файерстоун, был юристом.Это тоже благородно.

«Да, мэм», — сказал Джейми Уэйкфилд. Он был среднего роста, с каштановыми волосами и мягким ровным лицом.

«Мой сын Аарон еще не решил, чего он хочет. быть, не так ли, Аарон? »

« Еще нет », — солгал Аарон. Он никогда не рассказывал ей об Аароне Файре. Не было смысла рассказывать; она никогда бы не поняла.

« Аарон — мозг нашего маленького семья, — продолжила Шарлотта. — У Деборы красота, а у Аарона мозги. Она тихо засмеялась.«Я не знаю, где я вписываюсь».

«Я уверен, что они оба следуют за вами, миссис Файерстоун», — сказал Джейми Уэйкфилд.

«Галантность», — сказала Шарлотта. «Несомненная храбрость. Видите, Аарон? Это правда, что я говорю о южанах. У них есть — как бы вы это назвали, мистер Уэйкфилд?»

«Не знаю, мэм».

«Чутье», — сказала Шарлотта. «Это такое же хорошее слово, как и любое другое. Стиль. У южных мужчин есть стиль».

«Если вы так говорите, мэм». Джейми Уэйкфилд кивнул.

«Да, я помню кое-что из моих любимых, когда я рос в Роаноке.Я помню . . . »

К счастью, появилась Дебора.

Джейми Уэйкфилд молча стояла, глядя на нее. На ней было темно-зеленое платье, которое идеально контрастировало с ее бледно-рыжими волосами. Уэйкфилд, моя дочь Дебора, — начала Шарлотта. — Дебора, это Джейми Уэйкфилд из Далласа.

«Как поживаете, мистер Уэйкфилд», — сказала Дебора.

«Да, мэм.» Джейми кивнул, глядя на нее

Шарлотта проводила их до двери, и когда они ушли, она резко обернулась, ее глаза сияли, а руки были широко раскинуты.«Аарон, — сказала она, — у нас большие надежды».

В течение следующего месяца Дебора и Джейми встречались несколько раз в неделю и каждые выходные. Джейми был неопытным, временами отсталым, неловко. Он водил ее в кино, а потом на кофе, где она в основном говорила, болтала о том, что приходило ей в голову, в то время как он просто кивал, потягивая кофе и кивая, глядя на нее. Потом они стали ездить в Нью-Йорк. Иногда они ели в Le Pavillon — отцу Джейми нравился Le Pavillon — и они ходили в театр по субботам, и, казалось, все оправдывало надежды Шарлотты, пока Дебора не узнала, что она беременна.

Шарлотта отреагировала на эту новость весьма примечательной. Они ужинали, Дебора, Шарлотта и Аарон сидели за маленьким столиком в углу кухни, и Шарлотта рассказывала о том, как она счастлива, и как счастлива Дебора, и как даже Аарон казался счастливее, чем обычно, не так ли? замечательно, что такой человек, как Джейми Уэйкфилд, мог сделать для духа одной семьи и дороговизны свадеб, и было ли когда-нибудь лучшее время дня, чем ужин с семьей вместе, когда Дебора безудержно разразилась одной быстрой волной слез, а затем проговорилась вперед новости.В наступившей тишине Дебора полузакрыла глаза, приподняв лицо к матери, готовая к удару.

Шарлотта просто положила вилку. «Ты уверен?»

Дебора кивнула.

«Джейми?»

Дебора покачала головой.

«Кто же тогда?»

Дебора замерла.

«Скажи мне…» Внезапно Шарлотта остановилась и сказала: «Нет».

Дебора кивнула.

«Католик, я могла бы знать», — сказала Шарлотта и, приложив кончики пальцев к закрытым глазам, очень тихо сказала.«Этого не произойдет, и это все, что нужно сделать. Я просто не позволю…». Она открыла глаза. «Вы уверены, что это не Джейми?»

Дебора кивнула.

«Откуда ты знаешь?» — спросила Шарлотта, больше не разговаривая тихо.

«Джейми меня никогда не трогал, — прошептала Дебора.

Шарлотта потянулась через стол, взяла дочь за руку и посмотрела в глаза дочери. «Мы можем исправить это, не так ли, детка?» Дебора ничего не сказала. «Разве мы не можем, детка? Разве мы не можем, детка?» Шарлотта, пристально глядя и трогая ее, продолжала.«Разве мы не можем, детка? Разве мы не можем, детка? Разве мы не можем, детка?»

Дебора никогда не спорила со своей матерью.

Когда в ту ночь пришел Джейми, Дебора ждала его, сидя в гостиной. «Где твоя мать?» — спросил Джейми. «Не похоже, что я заслуживаю увидеть тебя, не поговорив сначала с твоей матерью. Что-то вроде платы за вход».

«Маме пришлось уехать в Нью-Йорк на вечер. Ее кузина в городе».

«Что ж, я буду скучать по ней», — сказал Джейми.«Я буду очень по ней скучать». Он снял твидовое пальто и сложил его на стуле. «Ты выглядишь очень красиво, Дебора».

Она улыбнулась ему. «Ты всегда так говоришь.»

«Это правда, почему».

На Деборе был черный свитер с расстегнутым воротником и тонкая нить жемчуга на шее. «Привет», — сказала она, хихикая. «Угадай, что я открыл сегодня. Угадай. У матери есть бутылка. Разве это не потрясающе? Хочешь выпить?»

«Нет», — сказал Джейми.

«Настоящий голубой Джейми Уэйкфилд», — ответила Дебора.«Губы, которые касаются этого напитка, никогда не коснутся его. Я собираюсь выпить. Большой крепкий».

Она исчезла на кухне, и Джейми услышал звук открывающегося лотка для льда. Он потер ладонями брюки. Дебора вернулась с двумя стаканами. «Я все равно принес тебе одну. На случай, если ты передумаешь». Она протянула ему, и они оба некоторое время молча потягивали.

«Аарон в кино, — сказала Дебора. «Как всегда, Аарон в кино».

Джейми кивнул.

Пили еще немного.

«Свет мешает мне глаза», — сказала Дебора. «Джейми, выключи свет».

«Что с тобой случилось?» Джейми, выключи свет ». «

Дебора хихикнула. «Я просто пытаюсь остаться с тобой наедине в темноте, глупый. Вот и все».

Джейми посмотрел на нее. «Ты?»

«Я».

«Ой». Он медленно подошел к настенному выключателю и выключил его. В комнате на мгновение стало темно, но потом они начали привыкать к лунному свету.Джейми сидел напротив нее через комнату, крепко держась за свой стакан.

«Джейми Уэйкфилд, ты выиграл голубую ленту за глупость. Чемпионат мира».

«Что я сделал?»

«Почему ты сидишь вон там? Какой смысл оставаться одному в доме и нигде не видно света, если ты собираешься сидеть за миллион миль?»

«Вы хотите, чтобы я села рядом с вами?»

«Нет. Отойдите подальше, если возможно.»

Он прошел сквозь тьму и сел рядом с ней.«Вот и я», — сказал он, делая большой глоток бурбона.

Дебора засмеялась. «Это похоже на детский сад. Клянусь, это так». Она засмеялась громче. «С таким же успехом ты можешь снова включить свет. Ничего страшного. Я сделаю это».

Она хотела пошевелиться, но он взял ее за руку. «Нет.»

«А почему бы и нет?»

Ее жемчуг блестел в лунном свете.

«Почему бы и нет?»

Джейми поставил бокал. Его руки ужасно дрожали.

«Почему бы и нет?»

Джейми схватил ее.Он впился пальцами в ее плечи, и ее лицо повернулось, чтобы встретиться с его лицом.

«Джейми», — сказала Дебора. «Джейми».

Он снова поцеловал ее, и она прижалась всем телом к ​​его телу, обвив руками его шею. Ее язык скользнул по его рту, а его руки прижались к ее плоскому животу. Медленно, нерешительно его руки начали двигаться выше, пока не обвились вокруг ее груди. «Да», — сказала Дебора. Джейми начала расстегивать свитер.

Аарон все это видел.

Стоя в темноте фойе, он увидел это с первого грубого поцелуя. Были времена, когда было трудно удержаться от смеха над тем, что они говорили, над псевдо-страстью Деборы, непреодолимой искренностью Джейми. Но он не засмеялся. Вместо этого он смотрел, как они раздеваются, бросая одежду на пол, лежа на диване в лунном свете. Дебора все еще носила жемчуг, а Джейми был в носках, но Аарон не смеялся. Он придвинулся ближе, когда их тела сцепились, Джейми верхом на ней, Дебора чудесно стонала под ним.

Когда они закончили, Аарон ушел, выскользнув из дома. Оставшись один на тротуаре, он начал выть.

Они ждали три недели, прежде чем Дебора позвонила. Три недели внезапно показались невероятным сроком. По утрам Шарлотта смотрела на живот Деборы, а затем быстро отворачивалась. Но наконец пришло время, и Дебора позвонила.

«Джейми?» она сказала. Она тихо плакала; слезы были настоящими.

«Да?»

«Джейми -»

«Что? Что это? Скажи мне.»

Дебора сказала ему.

» Вы уверены? Не может быть. Слишком рано.

«Я уверен», — все, что сказала Дебора.

Джейми какое-то время молчал.

«Приходи ко мне», — выдавила Дебора, плача сильнее. «Приходи ко мне сегодня вечером, Джейми Уэйкфилд. . Я буду ждать ».

« Я буду там ».

Он нашел записку, когда вернулся в свою комнату после урока. Сложенный листок бумаги, он был подсунут ему под дверь. Джейми наклонился, подобрал это.Затем он прочитал это.

она лежит

она лежит

это не ваш ребенок

это не ваш ребенок

Они ждали его на крыльце дома с желтым каркасом, Шарлотта, Дебора и Аарон. Стояла теплая ночь. Дебора сидела неподвижно. Аарон расхаживал. Шарлотта не могла перестать говорить. «А теперь не волнуйся, детка. Как только он доберется сюда, мы войдем внутрь — правда, Аарон? — как только он появится, ты знаешь, что мы просто исчезнем — понимаешь, Аарон?»

«Да, мама», — сказал Аарон.

Шарлотта повернулась к Деборе. «Во сколько он сказал, что придет?»

«Семь. Он всегда приходит тогда».

«Много времени, детка».

Аарон шагал быстрее.

«Аарон, ты заставляешь меня нервничать», — сказала Шарлотта.

«Очень жаль, мама». Аарон сел.

«Много времени», — сказала Шарлотта.

«Может, он не придет», — сказал Аарон.

«Тише, — сказала ему Шарлотта.

«Ну, может, он и не узнает. Может, он знает».

Шарлотта огрызнулась: «Невозможно.«

« Думаю, ты права, мама ». Пальцы Аарона сжали подлокотники кресла-качалки.

« Много времени », — сказала Шарлотта в семь часов. Она повторила это снова через четверть, потом снова. в половине второго «. Много времени. Много времени ».

Аарон ждал с ними. Он не мог припомнить, чтобы был так безумно счастлив. До тех пор он никогда не подозревал, насколько велика была его ненависть, и сила ее удивляла его, почти пугала. — подумал он.Его сестра смотрела прямо в тихую ночь. Его мать постоянно оборачивалась, глядя вниз на Нассау-стрит в поисках мальчика, выражение ее лица становилось все более и более отчаянным с течением времени. Тело Аарона вспыхнуло. Головокружение, он ждал, ликующий; он смотрел, восторженный, торжествующий, мстительный. Попробуй это. Продолжай. Продолжай. Попробуй, сука. Попробуй, шлюха. Вкусите гнев Аарона Огня!

15 отличных книг для мальчиков и девочек (от 9 лет)

  • Поделиться 165
  • Твитнуть 1
  • Пин 1.8K

По мере приближения лета я собираю столько хороших книг, сколько могу найти для своих мальчиков (9 и 11 лет), чтобы прочитать этим летом. Я читал многие из этих книг, когда был в их возрасте, и хотя в детстве они мне действительно нравились, я знаю, что они тоже будут.

Я был так взволнован, что мои мальчики, наконец, полюбили чтение. Мое сердце замирает, когда я замечаю, что они читают сами по себе.

Мы много читаем вместе, но я действительно хочу, чтобы они могли пойти и читать самостоятельно.

Мы начали обучение на дому летом прошлого года, и это было очень здорово для нас. Этим летом мы по-прежнему планируем проводить много веселых летних мероприятий по утрам, а во второй половине дня ходить в школу. Я действительно хочу сосредоточиться на чтении, математике и письме / грамматике наряду с несколькими проектами в области науки / искусства / истории.

На прошлой неделе я протестировал на них наше новое расписание. Мы пошли на пляж утром, а когда вернулись и устроились там, мы посчитали, написали и хорошо провели полдень, читая.Все прошло лучше, чем я ожидал. Малыши спали, и, поскольку мои старшие мальчики с утра вытащили все свои шевелюры, они не сопротивлялись. Мне очень нравится этот новый график.

Я предвижу, что этим летом у нас будет много тихих послеобеденных чтений. Вот некоторые из книг, над которыми мы надеемся взяться. Большинство из них — отличная классика. На мой взгляд они лучшие. Они никогда не выходят из моды, и к ним вы возвращаетесь снова и снова, независимо от того, сколько вам лет.

Остров Голубых дельфинов

Я любил эту книгу, когда был молод. История об индийской девушке, которая живет одна на острове. Я знаю, что моим мальчикам тоже понравится, поскольку они читают о том, как ей приходится выживать, создавая оружие и находя еду.

Где растет красный папоротник

Мальчик мечтает завести собственных охотничьих собак на енотов. Он извлекает много жизненных уроков, поскольку он и его собаки переживают трагедию, но в конце концов обретают надежду.

Похищен

Классическая история о мальчике, которого отправляют жить к своему дяде. Когда он обнаруживает, что может быть законным наследником поместья своего дяди, он оказывается похищенным и брошенным на произвол судьбы на необитаемом острове.

Истинные признания Шарлотты Дойл

Когда две семьи Шарлотты должны были уехать с отменой своих поездок, Шарлотта оказывается одна в долгом морском путешествии с жестоким капитаном и мятежной командой.

Швейцарская семья Робинсон

После сильного шторма швейцарская семья Робинсон оказалась в море. Они начинают новую жизнь на острове и вскоре адаптируются к новой жизни, каждый день находя новые опасности и удовольствия.

Дети с товарным вагоном

Дети Олдена начинают свое приключение в товарном вагоне и по пути находят множество приключений и дедушку, о которых они не знали.

Маленький домик в прериях Книги

Приключения Лоры Ингаллс и ее семьи, когда они отправились в крытой повозке через открытые прерии.Всегда путешествуете по новым местам и живете во многих домах. Новые приключения, испытания и уроки по пути. В детстве это были мои любимые книги, а теперь они мои мальчики. Мы закончили пятую книгу серии и с нетерпением ждем возможности закончить остальные.

Хроники Нарнии

Эпические битвы добра и зла красиво рассказаны в этой аллегории христианской жизни. Я пролистал эти восхитительные сказки о мифических существах и маленьких детях, которые в них участвовали.Я с удовольствием читал их своим мальчикам.

Энн из Зеленых Мезонинов

Думаю, я прочитал все книги Л.М. Монтгомери, которые попадались мне в руки. Я до сих пор достаю их и читаю. Они никогда не стареют. Я действительно думаю, что они понравятся и моим мальчикам. У Анны так много злоключений, которые, я знаю, будут развлекать их не меньше, чем девочек.

Моя сторона горы

Мы смотрели киноверсию этой книги в прошлом году.Хотя он был написан в 60-х годах и был немного дрянным, сюжет повествования действительно заинтересовал моих детей. Мальчик, который выживает в одиночестве на горе. Мои дети любят все, что связано с выживанием, природой и животными. Вскоре мы получили книгу и с удовольствием прочитали более подробно о том, как он выжил.

The Penderwicks

История четырех сестер, которые отправляются в отпуск в красивое поместье, где их ждёт много восхитительных приключений. Они делают много открытий, и самое лучшее — это мальчик, сын владельца поместья, который быстро становится с ними друзьями и присоединяется к их приключениям.

Счастливые Холлистеры

Хорошие, чистые, полезные книги о пяти детях Холлистеров, которые всегда идут по следу загадки. Каждый из детей помогает найти ключи к разгадке загадок, с которыми они сталкиваются. Первый — это их новый дом, когда вещи исчезают, и они узнают о сокровище, закопанном где-то внутри дома!

Дети железной дороги

Роберта, Питер и Филлис вынуждены покинуть свой городской дом в Лондоне и отправиться в странную деревенскую жизнь, когда их отец таинственным образом исчезает.Они часто бывают на местном вокзале. Без их ведома начальник станции знает секрет исчезновения их отца.

Кэдди Вудлон

Кэдди Вудлон любит охотиться, садиться и бросать вызов своим братьям. Она дружит с некоторыми индейцами, которые пугают ее семью и соседей, но не ее. Кэдди — особенная и смелая девушка, история которой основана на реальной жизни бабушки автора.

Серия приключений Cooper Kids (Дверь в горле дракона)

Эта книга — первая в серии невероятных приключений и встреч с библейской точки зрения, которые не разочаруют.Подростки Джей и Лила Купер сопровождают своего отца-археолога в поисках правды, скрывающейся за древней легендой. С Божьей правдой и Его словом они не боятся влезть в глотку таинственного Дракона и узнать, что лежит по ту сторону. Я читал эти книги, когда был молод, и не мог оторваться от них. Я был так взволнован, увидев, что в серию добавлены новые книги, и с нетерпением жду возможности прочитать их с моими мальчиками.

Собираетесь ли вы с семьей в долгую поездку на автомобиле этим летом к месту отдыха или остаетесь недалеко от дома; Вам захочется заполучить некоторые из этих замечательных книг, которые наверняка будут занимать ваших детей (мальчиков или девочек) на бесчисленное количество часов.

В хороших книгах мне больше всего нравится то, что моих детей не только развлекают с пользой, но и они черпают вдохновение, воображение и информацию, путешествуя по новым направлениям, узнавая новое и узнавая много интересных историй. .

Я надеюсь, что вы и ваши дети найдете в этом списке некоторые из ваших новых любимых книг, которые они захотят читать снова и снова!

Следующие две вкладки изменяют содержимое ниже.Ребекка воплощает в жизнь свои мечты как жена своего лучшего друга и мама, обучающая на дому 5 сумасшедших, красивых малышек. Она любит воодушевлять и сочувствовать другим женщинам и мамам, когда она делится своим сердцем, верой, радостью и борьбой в своем блоге, посвященном малому. Удовлетворяя все потребности своей постоянно нуждающейся семьи, вы можете найти ее бегающим, бережливым, мастером, фотографирующим, выпекающим, писающим и находящим способы быть эффективным и организованным в своем доме с двумя спальнями. Больше всего ей нравится обниматься со своими детьми и смотреть, как они играют, творят и учатся.Она живет в солнечной Флориде на маленькой городской ферме, где живут дети, куры, пчелы, сады и ящерицы.

Двенадцать книг для мальчиков и девочек-феминисток

Большинство американцев говорят, что верят в полное равенство мужчин и женщин — самое прямое определение феминизма — и хотят таким образом воспитывать детей.

Но исследователи говорят, что дети усваивают стереотипы, в том числе о гендерных ролях, к 3 годам. Чтобы научить детей думать более равным образом, требуются усилия, и детские книги могут помочь.У них есть сила обучать ценностям и расширять представление детей о возможностях. Исследования показали, что когда дети читают книги, разрушающие гендерные стереотипы, они тянутся к менее стереотипным игрушкам и расширяют свои будущие цели.

Основываясь на последних научных исследованиях в области гендера, мы составили список из 12 книг, опубликованных за последние три года, которые помогают обучать детей гендерному равенству к сезону праздничных подарков. Здесь есть из чего выбирать — в последние годы издатели нарушили традиции и предложили больше детских книг о влиятельных девушках и чувствительных мальчиках, а также о цветных детях из разных слоев общества.Мы попросили помощи у сотрудников Powell’s Books в Портленде, штат Орегон, и Little Feminist, книжного клуба для детей по подписке.

Вот 12 подарков, от настольных книг до романов для среднего класса, для следующего поколения феминистских мальчиков и девочек:

Моя первая книга феминизма (для мальчиков)

Джули Мерберг, иллюстрировано Мишель Браммер-Эверетт

Дети изучают гендерные стереотипы общества к моменту поступления в дошкольное учреждение. Эта настольная книга бросает вызов стереотипам с помощью стишков и рисунков, которые обращаются к взрослым вопросам, таким как равная оплата, согласие и домашний труд, с прямотой на уровне малыша.Несмотря на название, это не только для мальчиков. И несмотря на то, что слово «феминизм» может вызывать споры, в этой книге используется самое простое определение: равенство полов. Например, мальчики выполняют меньше работы по дому, чем девочки, и больше, чем девочки, отговариваются от занятий нетипичными для пола занятиями. Эта книга побуждает мальчиков помогать по дому и говорит им: «Если вы научитесь много работать, вы сможете сделать что-нибудь классное — тушить пожар, печь пирожные, летать на космическом корабле, преподавать в школе».

Сегодня чувствую…: Алфавит чувств

Мадалена Монис

В недавнем опросе исследовательского центра Pew Research Center большинство взрослых заявили, что слишком мало внимания уделяется тому, чтобы побуждать мальчиков рассказывать о своих чувствах, когда они грустят или расстроены (в отличие от вместо этого показывать гнев) и слишком мало внимания уделять поощрению девушек постоять за себя. Эксперты говорят, что всем было бы полезно расширить эмоциональный словарный запас. Эта книга предлагает 26 чувств, по одному на каждую букву алфавита: «невидимое», «легкое», «нервное», «тихое», «расслабленное».

Хулиан — русалка

Джессика Лав

Девочки сегодня чувствуют растущую свободу быть тем, кем они хотят быть, но мальчики по-прежнему чувствуют, что их возможности ограничены: быть жесткими, спортивными и стоическими, согласно недавнему исследованию Американские дети. Эта книга — ода творческим мальчикам, любящим красивое. Когда Хулиан едет в метро со своей абуэлой, он видит трех женщин, сказочно одетых как русалки, и говорит ей, что он тоже одна из них. Когда они приходят домой, он трансформируется с помощью губной помады, хвоста из штор и головного убора из листьев папоротника, а его бабушка демонстрирует безоговорочное принятие.

От звезд в небе до рыб в море

Кай Ченг Том, иллюстратор Вай-Янт Ли и Кай Юн Чинг

С юных лет дети от природы предпочитают людей, которые выглядят и ведут себя как они — эксперименты обнаружили, что они даже предпочитают, чтобы дети носили футболки того же цвета, что и они. Принятие различий между нами — это жизненный навык в разнообразном обществе, и эта книга трансгендерной женщины — способ начать эти разговоры. Миу Лан — ребенок, который может принимать любую вообразимую форму, но не может решить, кем быть — птицей или рыбой, деревом или звездой, мальчиком или девочкой.

Мэй среди звезд

Рода Ахмед, иллюстрация Стаси Беррингтон

Влияние женских ролевых моделей сильно в таких областях, как наука и математика, где девочки их реже видят. Исследования показали, что наличие только одной женщины-преподавателя STEM, например, может повлиять на девушку, желающую получить ученую степень и сделать карьеру. Эта книга, основанная на жизни Мэй Джемисон, первой афроамериканки, побывавшей в космосе, рассказывает о борьбе с сексизмом и расизмом и о ценности тяжелого труда.Это важный посыл и для мальчиков: они отстают от девочек в успеваемости отчасти потому, что часто получают сообщение о том, что упорно трудиться — это плохо.

Женщина-акула: Правдивая история о том, как Юджини Кларк стала самым бесстрашным ученым океана

Джесс Китинг, иллюстрация Марты Альварес Мигуэнс

Многие родители стараются не говорить о стереотипах, надеясь, что если они покажут своим детям примеры равенства между мужчинами и женщинами в это поверят дети.Но исследования показали, что вместо этого важно прямо обозначить стереотипы и объяснить, почему они вызывают проблемы. Эта книга предлагает такую ​​возможность. Юджини Кларк была полна решимости стать ихтиологом — независимо от того, кто ей велел работать секретарем или домохозяйкой. (И, как и в предыдущей книге о космосе, здесь используется тема, акулы, многие детские товары нацелены на мальчиков, а вместо этого рассказывают историю для всех).

Отец Фрэнни — феминист

Ронда Лит, иллюстрация Меган Уокер

Один из причин, по которым мужчины и женщины остаются наиболее неравными, заключается в том, что женщины по-прежнему больше выполняют обязанности по уходу за детьми и по дому.Это сдерживает их профессионально и моделирует неравенство для детей. Книги вроде этой, в которых изображены вовлеченные отцы, помогают бороться с этим. Пока мать Фрэнни выполняет свою «важную работу», ее отец занимается домашним фронтом, становясь экспертом по плетению волос и ломая границы и для Фрэнни — он учит ее менять шину и подбадривает ее на балетных концертах.

Любимая игрушка Тедди

Автор: Кристиан Триммер, иллюстрация Мэдлин Валентайн

В опросе Pew большинство людей заявили, что мальчиков и девочек следует направлять к занятиям и игрушкам, которые обычно не связаны с их полом.Тем не менее, детские товары более сегрегированы, чем 50 лет назад. Все в этой книге бросают вызов гендерным нормам. Любимая игрушка Тедди — Брен-Да, королева-воительница Тихого океана, кукла в розовом. У Брен-Да «ужаснейшие боевые навыки», и когда она попадает в мусоровоз, мать Тедди спасает положение. Но история рассказывается без особого гендерного фактора — эксперты говорят, что рассказы о детях, занимающихся обычными делами, которые могут быть поняты читателям, являются одними из самых убедительных, демонстрирующих им, что возможно.

Встряска: 14 молодых женщин, которые изменили мир

Сьюзан Худ

Исследователи говорят, что девочек поощряют играть в футбол, а мальчиков не поощряют заниматься балетом, а женщин поощряют становиться врачами, а мужчин стигматизируются за то, что они стали медсестрами, в том смысле, что «женственность» означает более низкий статус. В этой книге прославляются женщины и девочки, которые оказали влияние на всю историю, известные и менее известные, в том числе Малала Юсафзай, Майя Лин и Руби Бриджес (первый афроамериканский ребенок, интегрировавшийся в полностью белую американскую школу.) Каждая история рассказывается в стихотворении, иллюстрированном разными художниками-женщинами.

Истории для мальчиков, которые осмеливаются отличаться: правдивые истории об удивительных мальчиках, которые изменили мир, не убивая драконов

Бен Брукс, иллюстратор Куинтон Винтор

Мальчики особенно чувствительны к влиянию сильных мужских образцов для подражания, исследования показал. Тем не менее, многие учителя и воспитатели в их жизни — женщины, а мальчики говорят, что они чувствуют давление, чтобы быть мужчиной определенного типа: физически сильным и спортивным.Эта коллекция из 76 кратких биографий и иллюстраций демонстрирует образцы для подражания, расширяющие определение мужественности. В него входят люди артистичные, новаторские или интроверты, такие же разные, как Билл Гейтс, Ай Вэйвэй и Фрэнк Оушен.

Лучший мужчина

Ричард Пек

Средняя школа — это время, когда сообщения о гендере являются наиболее сильными, и книги для этой возрастной группы также имеют тенденцию быть сильно гендерными. Девочки говорят, что они чувствуют давление, чтобы быть физически привлекательными. Мальчики чувствуют необходимость быть сверхмаскулинными, и социологи обнаружили, что мальчиков, которых это не так, называют женственными или геями.Этот роман для детей от 8 лет и старше посвящен нескольким из этих тем, включая мужественность, отрочество и однополые браки. Арчер Мэджилл собирал мужские образцы для подражания, и он находит нового в первом учителе-мужчине в своей школе. Затем он узнает, что двое из них влюблены друг в друга. К тому же у Арчера есть лучшая подруга — исследования показали, что у детей с противоположным полом меньше гендерных стереотипов, они лучше умеют решать проблемы и общаться.

Мальчик-ведьма

Молли Нокс Остертаг

В продолжающемся международном исследовании подростков ученые обнаружили, что во всем мире им не рекомендуется отказываться от традиционных гендерных ролей.Астер, главная героиня этого графического романа от 8 лет и старше, является одним из таких людей. Там, где он живет, мальчики вырастают оборотнями, а девочки — ведьмами. Но он хочет научиться колдовству. Так что он практикует тайно, с помощью девушки из-за пределов общины, Чарли, которая по-своему бросает вызов нормам. Он достигает детей в том возрасте, когда они пытаются выяснить, в какую коробку они вписываются, и показывает им, что никого нельзя ограничивать одной коробкой.

Рецензии на книги, Сайты, Романтика, Фэнтези, Художественная литература

Мальчики и девочки, да, и мальчики, и мальчики, и мужья — подрабатывающие, все идут играть в этот распутный роман, в котором рассказывается о жизни пяти основных и многих второстепенных персонажей.(Это большая книга — то есть она длинная — 700-800 страниц.) Помимо того, что немногие, кроме Гарольда Роббинса, преодолевают дистанцию ​​с такой скоростью, она просто полна секса. (Это большая книга, т. Е. Коммерческая.) Далее следует чередующаяся хронология: Бранч Скаддер, чья леди акбет матери кастрировала его задолго до того времени, когда, будучи мальчиком, она позволила ему сковать себя в ее нижнем белье; Уолтер Киркаби, второй сын богатого П.Дж., переехавший в Оберлин, женился и развелся на одной девушке, мечтал о другой; Дженни Деверс из северных лесов Висконсина, менее доступная, чем кажется, которая в конце концов оказывается в Нью-Йорке с надеждой стать актрисой и реальностью романа с хорошо женатым мужчиной; Руди, красивый, слишком красивый мальчик, который воспользовался пожарной лестницей, чтобы сбежать от своего отца «короля Шлемиля» и страдающей мигренью матери; и, наконец, Аарон, мальчик-калека, который вырос за годы бедности в Принстоне до разъедающих, развращающих мучений его гомосексуализма.Вероятно, именно эти раздирающие сцены с Аароном, в колледже, в армии, когда он увидел отвергнутую книгу, пошел к аналитику и затем с отвращением уступил положению оставленного педика, что запомнится больше всего. Это почти оказывается его книгой, несмотря на ее корпоративное начало и сложный конец, когда она разваливается, пытаясь объединить всех мальчиков и девочек … Это четвертый роман Гольдмана. Более ранние из них обладали некоторыми качествами, проявляющимися здесь в нескольких крайне забавных сценах.И, по крайней мере, Goldman может продемонстрировать, насколько живучести может достичь разговорный язык. Еще одно суждение — Аарона — о его книге: «« Если он был мелким, то он был великолепно мелким ».« И еще одно, оно чрезмерно, неизбежно читаемое.

Дата публикации: Н / Д

ISBN: 0345439732

Количество страниц:

Издатель: ? Thenum

Обзор Опубликовано в Интернете: N / A

Обзоры Киркуса Выпуск: 1 июля 1964 г.

Книг для мальчиков и книг для девочек: проблемы с гендерным чтением

Мы можем быть злейшими врагами самих себя, когда дело касается обучения детей чтению.

Мы говорим мальчикам — да, мы говорим мальчикам, — что они не любят читать. Это чтение не для них. Все начинается с нас, взрослых и привратников (библиотекарей, учителей, любого взрослого, у которого есть возможность повлиять на жизнь ребенка). Мы говорим о том, что делаем и не видим в нашем мире, и формулируем его в самой простой и понятной форме. Мы не видим мальчиков, читающих перед нами? Что ж, мальчики не должны быть читателями. Если мальчики не умеют читать, что мы можем сделать, чтобы они стали читателями?

Мы проводим семинары, чтобы научить мальчиков читать.Мы говорим о проблемах «слишком много девочек» в детской литературе (что является ложным утверждением). Мы строим для мальчиков их собственные специально отведенные места в библиотеках («пещеры для мальчиков», если хотите). Мы составляем списки книг и говорим о книгах «для мальчиков», включая комиксы, графические романы, приключенческие рассказы, научную литературу и спортивные книги. Мы делаем это, потому что у мальчиков есть множество других вещей, которые борются за их интересы, и почему они должны останавливаться и захотеть читать? У них нет внутренней жизни, чтобы заполнить .

Эти последние слова принадлежат не мне и не просто случайно высказывает мнение любого человека в Интернете. Они принадлежат известному автору Я.А.

Когда мы верим в эти идеи о мальчиках и чтении, мы также делаем заявление о девочках и чтении. Мы считаем, что они автоматически читают. Им не нужна наша поддержка или поощрение, чтобы читать на всю жизнь, потому что чтение — неотъемлемая часть жизни девочек. Их жизнь мала, внутренняя. Что их интересы не связаны с научной фантастикой, спортивными книгами, комиксами и графическими романами.Но мы посылаем здесь неоднозначный сигнал, поскольку девушки должны быть оскорблены мыслью, что они тоже заинтересованы в чем-то «девчачьем» .

Информационный бюллетень «Дети в порядке»

Зарегистрируйтесь в The Kids Are All Right, чтобы получать новости и рекомендации из мира детских и средних учебников.

Спасибо за регистрацию! Следите за своим почтовым ящиком.

Регистрируясь, вы соглашаетесь с нашими условиями использования

Эти последние слова принадлежат не мне и не просто случайно высказывает мнение любого человека в Интернете.Они принадлежат известному, уважаемому автору Я.А.

#coverflip, пример от пользователя tumblr syrupie.

Гендерная проблематика и чтение этим летом вызвали огромный резонанс в книжных интернет-сообществах благодаря эксперименту Морин Джонсон #coverflip. Намерения, стоящие за проектом, были более чем оправданными. Тем не менее, дискуссия, которая продолжается вокруг него, весьма проблематична по одной причине. Это та же причина, о которой говорилось выше.

«Девчушки».

С каких это пор девчачья обложка или книга с девчачьим содержанием — под этим люди подразумевают розовые обложки, платья с рюшами, макияж, туфли и истории, которые могут быть тяжелее романтики и любви или которые «легче» читать и менее целенаправленно. о глубокой, тяжелой литературе — плохо? Когда мы выносим суждение о книгах, которые мы считаем «девчачьими», называя их «девчачьими» или предполагая, что что-то девчачье легкое или несущественное, мы выносим суждение читателям.Мы говорим им, что их интересы и предпочтения не имеют значения. И поскольку эти читатели часто бывают девушками, мы продолжаем внушать им, что они и их желания меньше.

На одном дыхании мы говорим мальчикам, что у них нет внутренней жизни, которую нужно реализовать, а затем мы говорим всем — мальчикам или девочкам — кто любит «девчачьи» , их внутренняя жизнь не имеет значения. Мы говорим мальчикам, что они особенные снежинки, которым нужно дополнительное внимание, чтобы найти что-то для чтения, потому что они должны заниматься в свое время другими, более увлекательными вещами.Мы говорим девочкам, что у них нет внешней жизни и, что чаще, их интересы не имеют значения. Их статус пола уничижителен. Мы говорим мальчикам, что они герои всех историй, и предлагаем им примеры историй, в которых это разыгрывается; мальчики действуют в приключениях. Мы говорим девочкам быть гибкими, что их статус героя не гарантирован. Девушкам нужно получать удовольствие от приключений, независимо от того, являются ли они героинями или, чаще всего, наблюдающими со стороны (или вообще не являются частью истории).

Те, кто утверждает, что в книге «Детский свет» ничего не написано, кроме рассказов о девочках и девчачьих вещах, не только неправы, но и не думают о книгах, которым учат детей в школе, и о книгах, которые ждут этих читателей во взрослом возрасте. Они читают классические произведения, подавляющее большинство которых написаны мужчинами о переживаниях, произошедших глазами мужчины. Это подготавливает их к миру художественной литературы для взрослых, который заполнен гораздо большим количеством авторов-мужчин, пишущих о переживаниях глазами мужчин (см. The New York Times Bestsellers List или New York Times Book Review ).Книги, выходящие за рамки этого, можно легко очернить как «цыплят с подсветкой». Что, помимо того, что является оскорбительным с точки зрения определения автора-женщины или рассказа с главной женской ролью, еще более оскорбительно для тех читателей, которые находят свою любовь к чтению в рассказах, которые на самом деле — это “цыпочка с подсветкой. ”

Мы делаем все, что интересует девушку, уродливым, используя слово «девчачьи» в качестве проклятия и не желая признать, что эти вкусы и интересы к чтению законны.Мы также говорим мальчикам, которые разделяют эти интересы, что они хуже других, потому что мальчикам должны нравиться только определенные типы опыта чтения, И потому, что те, которые им действительно интересны, являются «девчачьими».

И нам не нужны девчачьи мальчики, не так ли?

Было бы дико наивно предполагать, что мы можем полностью бороться с этими сообщениями, особенно потому, что есть доля правды в предположении, что мальчикам труднее читать (насколько правда спорна — мы рекламируем эту идею в средствах массовой информации, что затем впечатляем на мальчиков, которые передадут это сообщение по внутренней сети и сами начнут верить в него и действовать в соответствии с ним).Но если мы признаем эти сообщения, мы сделаем первый шаг. Мы делаем второй и третий шаг, когда говорим с каждым человеком как с читателем, который приходит в свой мир чтения со своими интересами и увлечениями, и мы помогаем связать их с книгой, которая им идеально подходит. Вместо того, чтобы отвлекать читателя от книги с «девчачьей» обложкой или контентом, не связанным с боевыми действиями, комиксами, научной фантастикой и спортом, мы позволяем читателю сказать нам, что он или она хочет, и делаем все, чтобы правильный матч для них.Чем больше мы открываем юным читателям самые разнообразные возможности чтения, разнообразие того, как книги выглядят, ощущаются и растут в наших руках и умах, тем больше позитивных шагов мы предпринимаем в борьбе с гендерно-ориентированным чтением.

Может быть, пока мы этим занимаемся, мы также перестанем писать о «книгах для мальчиков» и «книгах для девочек».

Книги для читателей .

____________________________

Подпишитесь на нашу новостную рассылку , чтобы каждые две недели получать все самое лучшее от Book Riot прямо на ваш почтовый ящик.Без спама. Мы обещаем.

Чтобы ежедневно идти в ногу с Book Riot, подписывайтесь на нас в Twitter, как мы на Facebook, и подписывайтесь на подкаст Book Riot в iTunes или через RSS. Столько книжного добра — весь день, каждый день.

Почему мальчикам следует читать «девочки», а девочкам — «мальчикам» — Cary Christian School

Это происходило каждый год в пятом классе, с каждым романом, в обязательном порядке.Либо мальчики стонали: «Почему мы должны читать еще одну книгу о ДЕВУШКАх ?!», либо девочки стонали: «Только не еще один роман для МАЛЬЧИКА!» Следует признать, что вначале некоторые книги, естественно, больше нравятся мальчикам, чем девочкам, и наоборот; почему бы нам просто не читать романы, которые внешне нравятся всем? Есть ли преимущества в чтении книг, которые в первую очередь интересны тому или иному полу?

1. Развивает навыки взаимоотношений

Бог действительно создал мальчиков и девочек по-разному, как физически, так и по темпераменту; однако Он не создавал нас в вакууме.Мальчики и девочки должны взаимодействовать друг с другом, поэтому ученикам важно лучше понимать, что заставляет каждого из них работать. Романы, выбранные для пятого класса, а также для других классов в Cary Christian School, позволяют учителям помочь нашим ученикам лучше понять различия, которые Бог создал в мальчиках и девочках.

2. Общие уроки мостов

В нескольких романах для пятиклассников (например, Где растет красный папоротник , Мошенник , Лето обезьян ) главные герои рассказывают о мальчиках, занимающихся тем, что исторически считается «мальчишескими» занятиями: охотой по дну реки со своими верными собаками, жизнь в пустыне и попадание в «пробки».«Но какие девушки в современном мире не заинтересованы в приключениях, в свободном беге по прериям, в заботе о диких животных? Разве девочки не могут извлечь те же уроки из романов, что и мальчики? Разве авантюры, в которых оказываются мальчики, и способы их спасения от неудач не привлекают и девочек? Дают ли навыки решения проблем, которые демонстрируют мальчики, девочкам некоторое представление о мужском мозге и почему мальчики делают то, что делают мальчики? Итог: как только мы углубимся в книги и начнем приключения, ни мальчики, ни девочки не сочтут эти романы «мальчишескими» книгами!

3.Породы признают сильные стороны / различия полов

Точно так же и в некоторых романах для пятого класса (например, The Witch of Blackbird Pond , The Secret Garden ) главными героями являются девочки, и мальчики начали стонать еще до того, как мы открыли книги! Однажды, однако, они получают «заранее прочитанный учительский крючок» (что случилось с людьми, обвиненными в колдовстве в колониальные дни США, в случае Blackbird Pond ; или что такое холера и как она повлияла на людей; и почему совершенно здоровый мальчик предподросткового возраста может думать, что он умирает, в случае The Secret Garden ), мальчики также увлечены и хотят читать.В этих книгах у мальчиков есть возможность увидеть женственную и заботливую сторону девочек, немного романтики и силу, которую девочки используют, чтобы преодолевать невзгоды. Мы обсуждаем, как девочки в этих книгах решают свои (похожие) проблемы иначе, чем мальчики справляются с проблемами в других романах. Почему? Какие черты, данные Богом, вы, возможно, чаще всего видите в девушках-главных героях? В персонажах-мальчиках?

К концу года мы все немного лучше понимаем, каково расти мальчиком или девочкой, и более полно ценим различия, которые Бог создал в каждом из них.С молитвой, мои ученики действительно понимают старую пословицу: «О книге нельзя судить по обложке!»

Еще сообщения этого автора:

5 лучших книг о половом созревании для мальчиков и девочек

Период полового созревания — невероятно запутанный период жизни для всех участников — как для детей, проходящих через него, так и для родителей. Вы могли подумать, что раз уж мы прошли через это, то можно легко объяснить половое созревание, но это не так. Один из лучших способов предоставить вашим детям всю (одобренную и безопасную) информацию — дать им книгу о половом созревании.Поиск в Интернете может привести к некоторым вещам, которые вы не хотите, чтобы они видели, поэтому таким образом вы можете контролировать контент. Существуют отдельные книги по половому созреванию для девочек и книги по половому созреванию для мальчиков, поэтому убедитесь, что вы нашли ту, которая подходит вашему ребенку.

5 лучших книг о подростковом возрасте для девочек

Лучшие книги о половом созревании для девочек не только всеобъемлющие, но и инклюзивные.

Забота о вас и сохранение: Книга тела для девочек младшего возраста Валори Шефер.Американская девушка.

Большинство девушек очень хорошо знакомы с империей American Girl , поэтому им приятно видеть это имя на обложке The Care & Keeping of You: The Body Book for Younger Girls. Эта книга рекомендована детям от восьми до десяти лет, что делает ее идеальным дополнением к информации о раннем половом созревании, включая советы о том, как правильно питаться, заводить друзей, покупать бюстгальтер, избавляться от прыщей и даже менструации. Это первая из серии, поэтому, когда ваш ребенок подрастет, вы можете получить вторую, которая охватывает еще больше.

Взросление: это девичья вещь: откровенный разговор о первых бюстгальтерах, первых месячных и вашем меняющемся теле Марвин Джукс

Это книга, которая выдержала испытание временем благодаря тщательному переписыванию и добавлению разделов. Предназначенный для девочек с 4 по 8 класс, он охватывает множество замечательных вещей, включая использование прокладок или тампонов, всю информацию о волосах на теле и ситуации с потоотделением.Причина, по которой эта книга выдержала испытание временем, заключается в том, что тон книги больше похож на лучшего друга или старшую сестру.

Готово, готово, расти! Что происходит с моим телом? Книга для юных девушек Линды Мадарас,

Для девочек младшего возраста с третьего по шестой класс: Ready, Set Grow! Это комплексный взгляд на половое созревание и старение. Это побуждает вашу дочь праздновать себя и свое изменяющееся тело, открыто и последовательно рассказывая о таких вещах, как запах тела, вес, рост, развитие груди и прыщи.Это не заставляет вашего ребенка бояться собственного тела.

Как здорово быть девушкой! Путеводитель по вашему изменяющемуся телу Дана Греш

Для семьи, которая хочет более библейского подхода к половому созреванию, эта книга — один из лучших вариантов. Он охватывает все темы, затронутые в других книгах, включая питание, упражнения, макияж и физические изменения, но с более религиозной точки зрения.

Girl Stuff: Your Full-on the Teen Years by Kaz Cooke

Одна из самых забавных книг о половом созревании, в ней рассказывается обо всем, с чем придется столкнуться вашей дочери, и мы имеем в виду все. От того, как меняется их тело, до проблем с дружбой, вопросов здоровья, социальных сетей и семейных проблем. Девушкам он нравится, потому что в нем есть список книг, телешоу, фильмов и героинь, к которым они могут подключиться, что делает его больше похожим на рабочую тетрадь и место для самовыражения, а не просто на учебник.

5 лучших книг о подростковом возрасте для мальчиков
Тело мальчика: все, что вам нужно знать, чтобы вырасти! Келли Данэм

Это, вероятно, самая продаваемая книга для мальчиков о половом созревании, в которой объясняется все, что мальчики должны знать об изменении голоса, акне, бритье и, да, «утренних сюрпризах», как они выражаются.Автор действительно понимает, как разговаривать с подростками и мальчиками-подростками, не делая вид, будто она проповедует. Также есть мультфильмы, которые помогают им погрузиться в содержание.

Что происходит с моим телом? Книга для мальчиков Линды Мадарас

Подобно книге для девочек, эта книга является отличным источником для мальчиков старше десяти лет. Она честно и откровенно рассказывает обо всех трудностях и победах, с которыми столкнутся мальчики-подростки — от их голоса, наконец, до того гнева, который они иногда испытывают на остальной мир.Все, от физических изменений до социальной ответственности, освещается профессионально и полностью одобрено родителями.

Руководство для мальчиков, как стать подростком (привыкнуть к жизни в изменяющемся теле) Американской медицинской ассоциации

Это руководство от Американской медицинской ассоциации представляет собой подробный и подробный обзор того, через что проходит мальчик в период полового созревания. Есть много страниц о чувствах и изменениях тела, заставляющих мальчиков по-настоящему задуматься о себе и о том, что делают их тела.В нем даже говорится о том, что девочки, кажется, растут немного быстрее, и почему это не проблема. Это редкий подвиг для книги о половом созревании мальчика. Есть даже полезный глоссарий.

Это совершенно нормально: изменение тела, взросление, секс и сексуальное здоровье Роби Х. Харрис

Полное руководство по сексу, взрослению, изменению тела и здоровью можно найти в этой книге. Эта серия книг для детей от 7 лет — одна из немногих, в которых рассказывается о гомосексуализме, семье и любви.Обратите внимание, что многие люди не подумают, что эта книга подходит их детям, но она чрезвычайно популярна, потому что не лжет вашему ребенку, в ней подробно рассказывается обо всем и учитываются все мальчики.

Только для мальчиков: книга о взрослении от Parragon Books

Эта книга написана людьми, которые понимают, что значит быть мальчиком, переживающим период полового созревания. Похоже, у него есть голос, который нашли несколько других книг.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.