Конформистскому поведению: Конформистское поведение :: § 2. Виды правомерных деяний :: Глава XX. ПРАВОМЕРНОЕ ПОВЕДЕНИЕ, ПРАВОНАРУШЕНИЕ И ЮРИДИЧЕСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ :: Общая теория права: учеб. пособие для вузов :: Библиотека ДипломАрт.ru

Содержание

Конформистское поведение :: § 2. Виды правомерных деяний :: Глава XX. ПРАВОМЕРНОЕ ПОВЕДЕНИЕ, ПРАВОНАРУШЕНИЕ И ЮРИДИЧЕСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ :: Общая теория права: учеб. пособие для вузов :: Библиотека ДипломАрт.ru

С.Г. Дробязко, B.C. Козлов

3. Конформистское поведение. Представляет собой пассивное соблюдение личностью норм права, приспособление, подчинение своего поведения мнению и действиям окружающих (непосредственного социального окружения, группы и т. п.). Иными словами, в сфере социально-правовых отношений человек поступает правомерно, поскольку так поступают другие. Как социально-психологическую категорию конформизм следует отличать от понятия конформности - соответствия поступков личности признанным или требуемым стандартам ценностей, разделяемых группой, в которую входит данная личность.

Конформистское поведение составляет лишь низшую ступень общего, конформного поведения, свойственного при отсутствии собственных критических позиций. Оно основано на приспособленческом соотношении поступков людей с действиями других лиц.

Понятие конформизма применимо только к определенному способу разрешения конфликта между индивидом и группой - к подчинению индивида групповым стандартам и требованиям.

Мотивы такого поведения характеризуют гражданскую несформированность личности: согласное подчинение, основанное на пассивном отношении к правовому порядку; желание избежать обсуждения в группе или коллективе; боязнь утратить доверие близких или знакомых; желание заслужить одобрение тех, с кем связан межличностными отношениями, и т.д. Это приводит к ситуативному поведению, зависящему от подчиненности внешнему приказу и примеру. В противоположность личности с четкой системой ценностных ориентации, которые могут и не совпадать с мнением окружающих, конформистская позиция субъекта права не позволяет ему сопротивляться внушаемым указаниям, противопоставлять свое мнение мнению многих других, отстаивать его и свой выбор поведения.

Социально-правовой конформизм признается социально полезным явлением, поскольку индивид, подчиняясь мнению других, соблюдает требования права и тем самым способствует их реализации. Однако следует признать и то, что конформистское поведение, будучи образцом приемлемого для общества правомерного поведения, не является для него желаемым как перспективная цель действия права, поскольку представляет собой безоговорочное повиновение, слепое следование праву без активного отношения к нему на основании собственных оценок полезности и необходимости правовых установлений.

За сегодняшними протестными настроениями скрываются типичные конформисты — Российская газета

Современный россиянин убежден: я - личность, я не такой как все, я способен отстоять свое мнение, я не подчиняюсь большинству! Но ученые утверждают, что за сегодняшними протестными настроениями и кажущимся индивидуализмом на самом деле скрываются типичные конформисты. О том, чем опасно соглашательство в семье и обществе рассказывает психолог Ольга Маховская.

Давайте прежде уточним, кто такой конформист?

Ольга Маховская: По сути, это хороший мальчик или девочка. Он может изобразить некоторое несогласие, хорошо знает границы дозволенного, но не будет выпендриваться себе во вред.

А несогласие с кем? С большинством?

Ольга Маховская: Каждый из нас все время испытывает давление каких-то групп: рабочего коллектива, семьи, друзей. А всякая группа бережет свою стабильность. Если экстраполировать эту проблему дальше, на отношение личности и общества, то психологи пришли к выводу, что в основании диктатур и массовых репрессий лежит принцип конформизма. Внегласного, активного или пассивного соглашательства общества с нормами, навязанными извне.

То есть "хорошие мальчики и девочки" опасны?

Ольга Маховская: По сути, они являются основными проводниками для любых идей. Вспомните, что происходило в фашистской Германии. Именно соглашательское поведение общества послужило причиной тому, что психопат пришел к власти.

На сегодняшнем этапе, конформизм, с моей точки зрения, основной враг профессионализма. Представьте себе хирурга, который, следуя какому-то внешнему давлению, не хочет зашивать шов как полагается, передает помощнику, и человек умирает. Отступление от своей ответственности чревато последствиями. Профессионализм невозможен, если мы будем размывать эти нормы.

Но почему вдруг сегодня возникла необходимость говорить о конформизме? Ведь конформистское поведение обычно приписывают подросткам...

Ольга Маховская: Для подростков характерно протестное поведение. Они нарушают табу сплошь и рядом. В их среде принято нарушать социальные нормы. Во всех странах подростки - это проблемное сообщество. Говорить о конформизме меня заставили бесконечные разговоры о нем, как о новом коде поведения. При чем, это конформистское поведение проявилось не где-нибудь, а на Манежной и Болотной.

Хотите сказать, что пришедшие разделяли позицию большинства? Разве они не демонстрировали явно протестное поведение?

Ольга Маховская: На первый взгляд, да. Но при этом они без конца повторяют - "мы не хотим впадать в крайности", "мы будем договариваться"... Конформист хорошо знает границы дозволенного и никогда не нарушит общедоговоренную норму. В данном случае, это уберегло общество от ненужных жертв. С другой стороны, серьезного проявления протестного движения, которое мы наблюдаем за границей, у нас нет. Лейблы, которые мы на себя надеваем, не соответствуют действительности. Мы пытаемся изображать из себя личности, а получаются "послушные мальчики".

Почему возможно это "послушное несогласие"? Это особенность нашего характера?

Ольга Маховская: В наше общество привнесли философию индивидуального успеха. Но индивидуальный успех предполагает, что личность будет отстаивать свои идеалы и достижения до конца. А момент, когда их придется отстаивать, обязательно наступит. Мы же пока мимикрировали под успешных. Мы постоянно занимаемся выживанием, а выживать можно только кучей, в одиночку очень трудно. Поэтому каждый из нас, несмотря, на свои принципы, пытается участвовать в символических "клубах". Мы стараемся не ссориться с людьми, с которыми не очень хотелось бы общаться, стараемся оставить их в обойме, а вдруг пригодятся. В итоге мы становимся всем обязанными, потому что иначе просто невозможно подняться. Кроме этого, у нас совершенно не работают социальные лифты снизу наверх. У меня, например, есть вал знакомых и родственников, которые так или иначе хотят делегировать свои проблемы, искренне считая, что я запросто могу их "передать царю-батюшке".

А вы считаете себя "хорошей"?

Ольга Маховская: У меня есть свои идеи, которые не вписываются в общий тренд. Например, мне не нравится наша позиция относительно международных браков. Мы готовы защищать женщин, которые вышли замуж за иностранцев, во что бы то ни стало. Что бы они там ни делали - мы все равно будем их защищать. Лично я чувствую себя оскорбленной, потому что я, работающая женщина, не получаю и сотой доли внимания от государственных структур, которые так яростно защищают женщин, выходящих замуж за иностранцев и бросающих своих детей. Вот когда государственные интересы превыше здравого смысла - это мне кажется просто чрезвычайным. Этот конформизм - "отстоять своих во что бы то ни стало" - приводит к тому, что групповая норма становится выше, чем элементарный здравый смысл.

Конформизм в семье тоже плох?

Ольга Маховская: Когда я на "Фейсбуке" выложила свои размышления о конформизме как о психологии выживания в диком капитализме, многие стали писать мне, что в семейной жизни это - хорошо. Я считаю, что в семейной жизни должен быть компромисс, но не конформизм. Есть нормы, которые нужно отстаивать. Ну, например, кто должен принимать ответственные решения? Муж и жена или жена и ее мама? У нас обычно решение принимает жена и мама, жена и подружки. В конце концов семья разваливается.

Почему муж и жена предпочитают быть "хорошими"?

Ольга Маховская: Потому что они боятся задавать друг другу вопросы. Иногда легче промолчать. И только когда люди идут на развод, они засыпают друг друга вопросами, при чем такими мелкими, что в свое время могли бы их элементарно решить. Кого-то раздражает, что зубная щетка не так стоит, кого-то задевает, что ему не говорят, что он талантливый человек и т. д. На самом деле люди просто не хотели лишний раз друг друга беспокоить, боялись, что начнется серьезный разговор. У нас нет опыта вести дискуссию. Нет опыта выработки каких-то промежуточных норм. Новых норм.

Получается, что конформизм - это "болезнь" современного человека?

Ольга Маховская: Конформизм - это всеядность, и в конце концов равнодушие. Вы правы, и вы правы, и вы тоже правы... Кроме этого, современный человек не хочет, как в старые времена, прожить только свою уникальную жизнь. Он хочет прожить несколько жизней. Интернет дает нам ощущение, что нам удалось объять многое. Но это иллюзия. То же самое происходит с семьей, мы увлекаемся одним человеком, потом бежим к другому, как многостаночники. Еще один момент - борьба со старостью. Индустрия красоты пытается если не умножить эту жизнь, то хотя бы продлить ее. А идея клонирования? Современному человеку хочется нахапать побольше, как в магазине. Мир превратился в какой-то супермаркет. Хочется всего и быстро. Но любить по-быстрому нельзя, ребенка вырастить по-быстрому нельзя.

И что же делать?

Ольга Маховская: Фишка ведь не в том, чтобы одни пошли налево, другие направо. Фишка в том, чтобы мы самоопределились в пределах этого общества. Мы живем в стране Россия. И я должна понять, чего я хочу, и должна высказать это. Но этого обсуждения или нет, или оно происходит в закрытых сообществах. Консолидация и конформизм - это разные вещи. При консолидации я отстаиваю свое, будучи заинтересованной в других группах, но я умею с ними договариваться. Например, онкологи не пускают к больным психологов, хотя те нуждаются в психологической помощи. Не могут между собой договориться и психологи со священниками. Идет борьба за мнение. Новые нормы не вырабатываются, но внешне мы ведем себя, как истинные конформисты, - комфортно для всех. Конформист живет одним днем. И хочет жить так вечно. Но так не бывает! Жизнь конечна, и зрелый человек должен понимать, что для него важнее жизни. Свобода? Ребенок? Бабло? На это и ориентироваться.

Конформистское поведение

Мардалиев Р.Т.:

Конформистское поведение — пассивное соблюдение лицом норм права, приспособление своего поведения к мнению и действиям окружающих. Это поведение по принципу «так поступают все». Поэтому в неустоявшихся обществах отношение большинства к тем или иным явлениям общественной и правовой жизни может быстро меняться в зависимости от обстоятельств, влияния СМИ и т. д.

Основными мотивами конформистского поведения являются:

Такое поведение отражает состояние человека, способного совершить правонарушение, но не делающего это в силу вышеперечисленных обстоятельств.

Правоведение // Мардалиев Р.Т. - 2010

Мальцев Г.В.:

Пассивное, или конформистское, поведение характеризуется тем, что человек в своей жизни и деятельности не ориентируется на законодательство, а действует в соответствии с собственными представлениями о правильной жизни. Нередко он сознательно уклоняется от исполнения предписаний правовых норм.

Пассивное поведение, как правило, свойственно людям, не знающим законодательства, не имеющим опыта юридического отстаивания своих нарушенных прав, относящихся с недоверием к юридическим органам — милиции, прокуратуре, судам, которые, по их мнению, могут привлечь к ответственности невиновного человека. Поэтому они ведут себя пассивно в сфере права, хотя и не нарушают его предписаний.

Ценность пассивного правомерного поведения человека заключается в том, что он сам не нарушает норм права и не разрушает социальных устоев общества. Недостаток его выражается в том, что при пассивном поведении возможны нарушения предписаний законодательства другими людьми, в том числе и в отношении данного человека, который придерживается пассивного правомерного поведения и который не станет обращаться в соответствующие органы за защитой своих нарушенных прав.

Правоведение // Мальцев Г.В. - 2003

Бошно С.В.:

Конформистское правомерное поведение представляет собой пассивное соблюдение личностью норм права, приспособление, подчинение своего поведения мнению и действиям окружающих (непосредственного социального окружения, группы и т. п.)- Человек поступает правомерно потому, что так поступают другие. Конформистское поведение основано на соотношении поступков людей с действиями других лиц при отсутствии собственных критических позиций. Мотивы такого поведения характеризуют гражданскую несформированность личности: согласное подчинение, основанное на пассивном отношении к правовому порядку; желание избежать осуждения в группе или коллективе; боязнь утратить доверие близких или знакомых и т.п. В свою очередь, это приводит к поведению ситуационному, зависящему от подчиненности внешнему приказу и примеру. Конформистская позиция не позволяет лицу сопротивляться внушаемым указаниям, противопоставлять свое мнение мнению других лиц, отстаивать свой выбор.

Правоведение // Бошно С.В. - 2002

соотношение адаптивно-конформистского и индивидуально-творческого типов поведения


Please use this identifier to cite or link to this item: http://hdl. handle.net/10995/60051

Title: Морально-этический климат организации закрытого типа: соотношение адаптивно-конформистского и индивидуально-творческого типов поведения
Other Titles: The ethical climate of the organization of closed type: the proportion between adaptive-conformist and individual-creative behaviors
Authors: Гаврилова, П. С.
Gavrilova, P. S.
Issue Date: 2017
Publisher: Уральский федеральный университет
Citation: Гаврилова П. С. Морально-этический климат организации закрытого типа: соотношение адаптивно-конформистского и индивидуально-творческого типов поведения / П. С. Гаврилова // Личность и общество: нравственная идея в ценностном мире современного человека: Материалы всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Мокроносовские чтения-2017» (г. Екатеринбург, 25 ноября 2017 г. ). — Екатеринбург: УрФУ, 2017. — С. 225-229.
Abstract: This article discusses the relationship between the two conventional types of behavior of people in organizations. The basis for this consideration are the results of a survey of employees of the private security company, conducted under the previous interdisciplinary project.
В данной статье рассматривается соотношение двух условных типов поведения людей в организации. Основой для подобного рассмотрения являются результаты анкетирования сотрудников закрытого охранного предприятия, проведенного в рамках предшествующего междисциплинарного проекта.
Keywords: CORPORATE PERFORMANCE
BEHAVIOR
ADAPTIVE-CONFORMIST TYPE
INDIVIDUALLY-CREATIVE TYPE
КОРПОРАТИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ
ТИП ПОВЕДЕНИЯ
АДАПТИВНО-КОНФОРМИСТСКИЙ ТИП
ИНДИВИДУАЛЬНО-ТВОРЧЕСКИЙ ТИП
URI: http://hdl.handle.net/10995/60051
Conference name: Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Личность и общество: нравственная идея в ценностном мире современного человека»
Мокроносовские чтения-2017
Conference date: 25. 11.2017
RSCI ID: https://elibrary.ru/item.asp?id=35057213
ISBN: 978-5-88687-238-5
Origin: Личность и общество: нравственная идея в ценностном мире современного человека. — Екатеринбург, 2017
Appears in Collections:Конференции, семинары

Items in DSpace are protected by copyright, with all rights reserved, unless otherwise indicated.

Конформистское отношение студенческой молодежи к электоральному процессу Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

_ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ СООБЩЕНИЯ_

УДК 316.44

Сергеева Зоя Николаевна

Кандидат социологических наук, доцент кафедры социально-массовых коммуникаций, Новосибирский государственный технический университет, [email protected] ru, Новосибирск

конформистское отношение

студенческой молодежи

к электоральному процессу

Аннотация. В статье рассматривается электоральное поведение студенческой молодежи как особого типа избирателя с формирующимися политическими предпочтениями и отсутствием опыта принятия политических решений. Автор на основе данных экспертного интервью обосновывает необходимость применения различных методов работы. Для противостояния конформистскому отношению студенческой молодежи необходимо: преодолеть экстернальный локус контроль, актуализировать политические программы под проблемы молодого человека, привлекать школьников к моделированию избирательного процесса, активно использовать средства интернет-коммуникаций в электоральном процессе.

Ключевые слова: конформизм, манипулирование, электоральное поведение, воспитание, студенческая молодежь.

Одной из знаменитых цитат Аристотеля, ставшей афоризмом, является высказывание о том, что судьбы империй зависят от воспитания молодежи. Воспитание же в свою очередь предполагает «научение» навыкам поведения, планомерное воздействие разных институтов и старшего поколения на личность человека, его умственное и физическое развитие. А если речь идет об электоральном поведении, то можно предположить, что влияние родителей, системы среднего и высшего образования является главным фактором, который определяет процессы принятия решений и формирует модели голосования. К сожалению, ни одна из молодежных организаций, политических партий и движений современной России не стала реальным инструментом формирования политической активности молодежи. Наиболее известные организации: «Молодые социалисты России», «Молодая гвардия Единой России», «Молодёжное Яблоко», «Время молодых» («Соколы Жириновского»), которые ставили своей целью повышение политической грамотности, вовлечение молодежи в политические процессы, патриотическое воспитание и др. , на сегодняшний момент или прекратили свою деятельность, или функционируют слабо.

Представители современной российской молодежи не готовы отстаивать собственное мнение по политическим вопросам, большинство из них - конформисты. Поскольку

СМИ позиционирует свою оценку информации как мнение большинства, то они могут изначально рассчитывать на понимание, а затем и на доверие этого большинства. В результате тезис: «Конформизм - власть большинства» можно было бы заменить другим тезисом: «Конформизм - основание для манипулирования». Этот тезис подтверждают выявленные Э. Ноэль-Нойман эффекты формирования общественного мнения: спираль молчания и информационный дефицит [4]. Важной составляющей данной концепции являются средства массовой коммуникации. С точки зрения первого эффекта человек, чье мнение не совпадает с мнением большинства, боится его высказывать, чтобы не оказаться в ситуации социальной изоляции. Сокрытие или нежелание вступать в спор приводит к нарастанию спиралеобразного процесса. Это ведет к конформизму и установлению доминирующей точки зрения, которая не всегда является массовой. Второй эффект связан с низким уровнем информационной культуры: при нарастании потока информации ее могут воспринимать только те люди, которые способны задавать правильные параметры поиска информации, способны ее анализировать и перерабатывать, они будут создавать качественно новую информацию. По мнению Е. А. Сайкина, «поиск, декодирование и/или фильтрация данных, их верификация и критический анализ остаются вне поля компетенций учаще-

гося. В результате к более зрелому возрасту человек привыкает пользоваться встроенными техническими фильтрами и поисковыми машинами, которые программируют за него другие» [7].

Молодые люди редко обладают опытом принятия решения, разносторонними ресурсами для выявления объективной информации, однако большинство из них, обладая компьютерной грамотностью и владея различными формами деятельности в Интернете, включены в интернет-сообщество. Поэтому сегодня для включения молодых людей в возрасте от 18 до 30 лет в электоральный процесс необходимо использовать средства интернет-коммуникаций. Однако важнее не только найти избирателя в сети, но и мотивировать его, знать, как «довести его до урны». Студенческая молодежь - это особый избиратель, так называемый сомневающийся тип электората с несформиро-ванными политическими предпочтениями и отсутствием опыта принятия политических решений. Все эти факторы влияют на степень манипулирования: политической элите / ее представителю довольно легко провести «омассовление» нужной для него части общества - целевой аудитории. Как утверждает Ж. Бодрийяр, «массы - это те, кто ослеплен игрой символов и порабощен стереотипами, это те, кто воспримет все, что угодно, лишь бы это оказалось зрелищным» [2]. Воздействие можно назвать классической формой манипулирования, которое строится по принципу одностороннего и единоличного влияния манипулятора на объект манипулирования. Воздействие (манипулирование) предполагает: конфор-мистско-пассивное поведение объекта, его внешний локус-контроль; проблемы с информированием объекта: недоступность, недостаточность информации; отсутствие обратной связи в отношениях влияния субъекта на объект.

Задача политического субъекта на всех уровнях (федеральном, региональном, местном) - не просто информировать граждан, но и добиться определенного поведения. Как пишет Л. А. Осьмук, «как бы ни был настроен электорат, устройство политической системы и представительной демократии требует, чтобы выборы состоялись; и власти делают все, чтобы люди все-таки пришли

на выборы. В условиях, когда работа с коммуникативными потоками становится обязательным условием политической игры, нельзя игнорировать общественное мнение» [6]. Однако выстраивания коммуникативных потоков бывает недостаточно, особенно если это касается молодежного пассивного электората (и это проблема не только России). Поэтому для того чтобы обеспечить явку, власть вынуждена изменять правила игры. Так, с 2006 г. в Российской Федерации минимальный порог явки избирателей был отменен на выборах всех уровней власти [3]. Появляется необходимость разъяснить, что от уровня избирательной явки зависит легитимность власти, а значит и эффективность ее работы. Используемые избирательной комиссией г. Новосибирска методы работы по повышению электоральной явки на данный момент недостаточно эффективны.

Многие современные политтехнологи считают, что современные выборы «представляют собой театрализованное представление», а это значит, что люди все меньше хотят знать о политической программе кандидата и больше участвовать в «праздничных» мероприятиях. А для того чтобы политические выборы стали интересны студенческой молодежи, не интересующейся политикой, необходимо показать практическую пользу для конкретного жителя на конкретной территории - актуализировать его личную проблему в процессе выборов.

Однако в условиях современной предвыборной борьбы для кандидатов, стремящихся получить мандат, общий уровень избирательной явки достаточно важен. Политические партии и кандидаты нередко самостоятельно пытаются стимулировать явку избирателей, а для этого применяют технологии политического маркетинга и public relations.

Наиболее эффективным на данный момент методом является предоставление молодому избирателю не только возможности сделать политический выбор, но и получить от этого реальную «маркетинговую» пользу. Именно поэтому включение определенных «бартерных» отношений в предвыборный процесс («ты - свой голос, тебе - скидка или подарок») способно повысить явку, прежде всего среди молодого электората, при наличии хорошей сопровождающей рекламно-

информационной компании от 3 до 10 %»'. Некоторые политические консультанты, участвующие в экспертном интервью, говорят о том, что такой метод является хорошим примером современного понимания корпоративной социальной ответственности: коммерсант получает клиента, человек получает реальную материальную экономию, а избирательная комиссия - хороший уровень явки. Таким образом, воплощается принцип корпоративной социальной ответственности, который основывается на взаимном понимании нужд всех трех участников любого процесса, в том числе политического: бизнес - общество - власть.

Развитие политической грамотности должно начинаться еще в школьном возрасте. Именно поэтому важна составляющая «научения» поиску и применению информации, ее анализу и дифференциации. Так, еще недавно Интернет в России не использовали вообще как канал передачи политической информации электорату, сегодня тысячи представителей «офисного планктона», просто молодых людей сутками работают и развлекаются благодаря сети и именно поэтому политическая борьба все чаще переносится в пространство Интернета. «Будущее в отношении повышения политической явки за "электронными выборами", - голосованием не выходя из дома со своего персонального компьютера», - отмечает один из экспертов [7]. В Ленинском районе г. Новосибирска 40 школ, из них 36 имеют компьютерные классы и 63 специализированных кабинета, укомплектованных компьютерами с выходом в Интернет [8], а это значит, что практически каждый выпускник, а впоследствии избиратель - это активный пользователь персональным компьютером с практическими знаниями о возможностях Интернета.

Уже на сегодня активно используются для передачи политической информации социальные сети, блоги, форумы и сайты. Для развития субъектных характеристик необходимо развитие в рамках школьной

1 Данные глубинного фокусированного экспертного интервью с политическими консультантами г Новосибирска, отбор экспертов осуществлялся методом «снежного кома», экспертное интервью проводилось в 2013 и 2014 гг. (всего 15 человек).

среды практики политических игр - выборов президента школы, министров школы, депутатов. Моделирование реального избирательного процесса с присущими ему законодательными тонкостями позволит выпускникам школ с интересом и определенным знанием избирательного права становиться частью политически активного электората. Применение неких социальных технологий повышения политической грамотности старшеклассников 15-17 лет является одним из наиболее важных видов деятельности, которые могут реализовываться в рамках дисциплины «обществознание» или специализированных факультативов. По мнению О. А. Лаврентьевой, в связи с переходом школы на новые федеральные государственные образовательные стандарты и усилением внимания к воспитанию подрастающего поколения перед педагогическим сообществом ставится задача формирования у современных учащихся общественной активности и социальной зрелости [5].

Социальные сети в Интернете во многом есть отражение реального мира, и содержание сообщения формирует лидер. Контент, формируемый особым образом, способен оказывать манипулятивный эффект и охватывать большое количество пользователей сети. Как считают В. И. Белоусов, Е. П. Шаталов, «формирование такой сети обеспечивает стабильные интерактивные коммуникации с посетителями, возможность оказывать постоянное влияние на их потребительское и социальное поведение» [1].

Возможность воздействовать, манипулировать через информационную сеть привлекает субъектов политической сферы и открывает широкие возможности для диалога власти и общества. Привлечение граждан к выработке и принятию решений по политическим вопросам содействует развитию демократии. Социальные субъекты в последнее время все чаще объединяются в группы вокруг конкретной проблемы и отстаивают свои интересы, однако возраст участников в этих группах старше 35 лет. При этом ситуация из виртуальной перетекает в социальную реальность и защита собственных интересов осуществляется уже в реальности. Среди взрослого населения находятся активные граждане, способные и сами оказывать воздействие на субъектов политического ма-

нипулирования. Н. С. Юханов полагает, что в настоящий момент развитие политической коммуникации в сети приводит к появлению на социальной инженерии специалистов нового типа - происходит интернетизация и трансформация самого социального и политического действия. Таким образом, мы имеем дело с новым «активистским» типом сетевой политической культуры участия [9].

Примером эффективной работы в сети может служить победа Б. Обама на выборах президента США: проведя встречу с главами Facebook, Google, Twitter, Yahoo, NetFlix, Oracle, Apple, ему удалось использовать весь потенциал сети Интернет [1].

Вовлечение молодежи в политический процесс с помощью социальных сетей Интернет представляется противоречивым и технологически сложным. Пользователи имеют возможность создавать анонимные контенты, высказывая определенные мнения и не испытывая при этом психологических барьеров, которые могут испытывать в реальной жизни; тем самым обеспечивается эффект свободы, необходимый для противостояния манипулированию. Затрудняется контроль над ситуацией со стороны и возникает необходимость тотальной медиации и модерации коммуникации в сети. По мнению Н. С. Юханова, «функционирующая ныне политическая система, ориентированная на подавление легитимных оппозиционных общественных организаций, не может столь же эффективно управлять политическим поведением средних городских слоев населения. Полагаем, что в перспективе интернетизация российской политики станет одним из факторов модернизации и демократизации политической системы, ее трансформации предположительно в сторону полицентричности» [10].

Высокий уровень конкуренции среди политических партий и увеличение количества пользователей приводит к необходимости работать с молодежной интернет-аудиторией. В России этот процесс только начинает набирать обороты и только сейчас исполнительные комитеты партий создают службы по работе с адаптацией политического контента в социальных сетях, где большинство пользователей - молодые люди. Еще одной технологией построения диалога с молодежью через социальные сети является запуск

«вирусных» видеороликов. Таким образом, работа с так называемым newmedia функционально способна заменить традиционные СМИ.

Для противостояния конформистскому отношению студенческой молодежи необходимо: преодолеть экстернальный локус контроля, воспитывая молодого избирателя, который не считает, что от его голоса ничего не изменится; актуализировать политические программы под проблемы и нужды молодого человека; привлекать школьников к моделированию избирательного процесса в ходе ролевых игр, активно использовать средства интернет-коммуникаций в электоральном процессе, транслировать практическую пользу для студенческой молодежи на конкретной территории, актуализировать решение личной проблемы в процессе выборов.

Библиографический список

1. Белоусов В. И., Шаталов Е. П. Социальные Интернет-сети как политическое оружие и инструмент конкурентной борьбы [Электронный ресурс] // Капитал страны: федер. Интернет-издание. - URL: http://www.kapital-rus.ru/ index.php/articles/article/183584 (дата обращения: 18.04.2011).

2. Бодрийяр Ж. В тени молчаливого большинства, или конец социального. - Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2000. - 95 с.

3. Кузьмин В. Не явки ради [Электронный ресурс] // Российская газета. - 2006. - 7 дек. - Федер. вып. № 4241. - URL: http://www.rg.ru/2006/12/07/ izbir-popravki.html (дата обращения: 25.04.2015).

4. Ноэль-Нойман Э. Общественное мнение: открытие спирали молчания: пер. с нем. - М.: Прогресс. Академия: Весь мир, 1996. - 351 с.

5. Лаврентьева О. А. Подготовка студентов к формированию социальной ответственности у школьников // Сибирский педагогический журнал. - 2014. - № 6. - С. 131-135.

6. Осьмук Л. А. Общественное мнение: социология и психология: учеб. пособие [для гуманитар. специальностей всех форм обучения]. - Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2002. - 167 с.

7. Сайкин Е. А. Проблема эффективности социальных коммуникаций в современном обществе [Электронный ресурс] // Социальные науки: social-economic sciences : электрон. науч. журн. -2014. - № 1. - URL: http://www.academymanag.ru/ journal/tn1.html. (дата обращения: 28.04.2015).

8. Сведения о материальной базе учреждений, реализующих программы общего образования на начало 2010/2011 учебный год: Федер. стат. наблюдение, форма № Д-4 / отдел образования администрации Ленин. р-на г. Новосибирска. - Но-

восибирск, 2011. - 11 с.

9. Юханов Н. С. Интернет и социальные движения: особенности сетевого политического действия [Электронный ресурс] // Пути России. Будущее как культура: прогнозы, репрезентации, сценарии. - М.: Новое лит. обозрение, 2011. - Т. XVII. - С. 116-127. - Режим доступа: http://aturnick.livejournal.com/154428.html. - Загл. с экрана.

10. Юханов Н. С. Трансформация политического консультирования: роль и значение «новых медиа» // Власть. - 2009. - № 11. - С. 37-40.

11. Donohue G. A. Mass media and the knowledge gap: a hypothesis reconsidered // Communication research. - 1975. - Vol. 2, № 1. - P. 3-23.

12. Reckwitz A. Toward a theory of social practices: A development in cultural theorizing // European Journal of Social Theory. - 2002. -№ 5/2. - P. 243-263.

Sergeeva Zoya Nikolaevna

Cand. Sci. (Sociolog.), Assoc. Prof. of the Department of Social Mass Communications, Novosibirsk State Technical University, [email protected], Novosibirsk

conformist students' attitudes to the electoral process

Abstract. In the article the electoral behavior of student's youth, as a special type of the voter, with the former political preferences and lack of experience in making political decisions has been considered. Based on the data of the expert interview the author proves the existing need of application of various methods of work in order to oppose the conformist relation of student's youth. To counter conformist against students should: overcome external locus control, update the policy program under the problems of a young man, to attract students to the modeling of the electoral process, to actively use the tools of internet communications in the electoral process.

Keywords: conformism, manipulation, electoral behavior, education, student's youth.

Поступила в редакцию 28.04.2015

25.2 Типология правомерного поведения. Теория государства и права

25.2

Типология правомерного поведения

Правомерное поведение разнообразно в своих проявлениях, поэтому возможна различная классификация его видов (типов) по разным основаниям. Например, дореволюционный русский юрист С. А. Муромцев в зависимости от рамок нравственного и безнравственного различал «идеальное правомерное» поведение и «внешне правомерное, принуждаемое правом». Акад. В. Н. Кудрявцев, взяв за основу классификацию по субъектам (правомерное поведение гражданина, коллектива, должностных лиц), называет такие разновидности поведения гражданина, как: 1) материальные действия — осуществление своих прав и выполнение обязанностей, социально-правовая активность; 2) инструментальные действия, т.  е. приобретение прав и обязанностей, защита своих прав и законных интересов. В данной классификации не нашла своего места такая разновидность правомерного поведения, как позитивное бездействие, т. е. соблюдение правовых запретов.

В юридической литературе была предложена классификация, согласно которой в зависимости от содержания правосознания различаются: а) объективно-правомерное поведение, выражающее высокий уровень уважения к праву в целом; б) ситуативно-правомерное поведение, не выражающее достаточно высокого уважения к праву в целом; в) законопослушное поведение; г) поведение, не выражающее уважения к праву вообще.

Наибольшее распространение получила классификация типов правомерного поведения в зависимости от его мотивации, т. е. внутренней регуляции поведения людей. По этому критерию принято выделять четыре типа правомерного поведения: маргинальное, конформистское, стереотипное (привычное, положительное), социально-активное.

Маргинальное поведение (маргинальный означает пограничный, находящийся на грани) основано на мотивах страха ответственности, наказания. Оно характеризуется особым пограничным состоянием личности, обладающей предрасположенностью к совершению правонарушений, но единственным сдерживающим мотивом служит угроза наказания, боязнь осуждения со стороны близких, коллектива, окружения. Маргинальный тип правомерного поведения присущ людям, неодобрительно относящимся к праву, к его предписаниям, однако лицо сознательно идет на соблюдение закона, так как сознает невыгодность его нарушения. Таким образом, оно руководствуется личным расчетом или боязнью наказания, ответственности.

Маргинальный тип поведения характеризуется промежуточным, переходным состоянием между правомерным и противоправным поведением. Лицо может совершить правонарушение, если уверено в безнаказанности, но действует правомерно, если считает наказание неизбежным. В целом же данное лицо неодобрительно относится к предписаниям закона.

Для маргиналов характерна деформация традиций, ценностных установок, социальных и правовых ориентиров. Среди лиц с маргинальными типом поведения принято выделять две группы; 1) группу риска, к которой относятся беженцы, безнадзорные несовершеннолетние; 2) асоциальную группу, к которой принадлежат бродяги, попрошайки, бомжи, проститутки, бывшие заключенные, не сумевшие адаптироваться к жизни в обществе, лица, страдающие алкогольной, наркологической и токсической зависимостью, беспризорные дети и др. Данная группа отличается асоциальностью и противоправностью поведения, поэтому речь может идти об ответственности этих лиц, а также о комплексе мер для преодоления их маргинального положения.

Конформистское поведение является следствием приспособления личности к внешним обстоятельствам и выражается в пассивном соблюдении норм права в силу подчинения своих действий (бездействия) мнению окружающей среды. Иначе говоря, человек поступает правомерно, поскольку так поступают окружающие его люди — родственники, коллеги, знакомые и т.  д. Конформизм характеризуется приспособленчеством к обстоятельствам или к окружающей среде, отсутствием собственных позиций, принятием существующего порядка без попыток воздействия на него. Подчинение человека мнению коллектива или иной социальной общности чаще всего чисто внешнее, своих же позиций личность не меняет, как и своих взглядов, приспосабливаясь к требованиям группы, в которую она входит, желая заслужить одобрение последней.

Привычное (стереотипное, положительное) поведение осуществляется в рамках сформировавшейся привычки действовать всегда правомерно, поступать в соответствии с законом. При этом соблюдение закона является для человека само собой разумеющимся, обычным, привычным поведением. Привычка освобождает человека от необходимости всякий раз обращаться к своему сознанию, он действует как бы автоматически, поскольку это норма его поведения — поступать всегда правомерно. Данная привычка обусловлена устойчивым отношением к праву, его требованиям, а такая устойчивость, в свою очередь, базируется на убежденности человека в полезности и необходимости правовых предписаний, на сознательном и глубоком усвоении правовых ценностей.

Социально-активное поведение относится к высшему типу правомерного поведения, поскольку основано на солидарности с требованиями закона, желании руководствоваться его положениями, когда личность проявляет нравственное согласие с правом. Этот общественно полезный, одобряемый государством и обществом тип поведения является наиболее предпочтительным, так как характеризуется не только глубоким восприятием личностью правовых идей и принципов, но и инициативой, творческим выполнением установлений законов.

Социально-активное поведение присуще людям, обладающим высокой правовой культурой, высоким правосознанием, предъявляющим строгие требования к своему поведению и к действиям других лиц.

Государству и обществу небезразлично, какими мотивами руководствуется личность в своем правомерном поведении. Наиболее предпочтительным, как уже указывалось, является социально-активное и привычное поведение. Типология правомерного поведения важна для законодателя, который при установлении тех или иных правил поведения или действий должен выбирать соответствующие стимулы и поощрения для предпочтительных типов поведения и устанавливать конкретные санкции в целях предупреждения неустойчивых членов общества о возможных последствиях нарушения норм права. Важны также научно обоснованные прогнозы вероятности совершения определенными лицами противоправных поступков, чтобы своевременно выработать меры воздействия на конкретных субъектов для устранения деформации в их правосознании.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Младенцы становятся конформистами раньше, чем начинают говорить

https://ria.ru/20130923/965314543.html

Младенцы становятся конформистами раньше, чем начинают говорить

Младенцы становятся конформистами раньше, чем начинают говорить - РИА Новости, 23.09.2013

Младенцы становятся конформистами раньше, чем начинают говорить

Младенцы начинают считать, что все члены одной социальной группы должны вести себя схожим образом и принимать схожие решения, еще до того, как начинают говорить, выяснили ученые. Благодаря групповым поведенческим стереотипам ученые могут предсказывать, как поведет себя тот или иной человек.

2013-09-23T23:17

2013-09-23T23:17

2013-09-23T23:17

/html/head/meta[@name='og:title']/@content

/html/head/meta[@name='og:description']/@content

https://cdn21.img.ria.ru/images/91561/19/915611936_0:0:2000:1126_1920x0_80_0_0_a2a4f9e5a3bc4dbac8d1f6a920c25dd7.jpg

сша

америка

весь мир

северная америка

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2013

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

https://cdn22.img.ria.ru/images/91561/19/915611936_223:0:2000:1333_1920x0_80_0_0_38cf9d9a840d1c0639a3a8cc6e67c21c.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

открытия - риа наука, сша, proceedings of the national academy of sciences

Младенцы начинают считать, что все члены одной социальной группы должны вести себя схожим образом и принимать схожие решения, еще до того, как начинают говорить, выяснили ученые. Благодаря групповым поведенческим стереотипам ученые могут предсказывать, как поведет себя тот или иной человек.

границ | Биологические основы соответствия

В 1963 году этолог Нико Тинберген утверждал, что для полного понимания поведения в биологии необходимо рассмотреть его с четырех различных точек зрения: с точки зрения истории, онтогенеза, функции и причинно-следственной связи. Хотя подобные эвристики могут ограничивать исследования, а также помогать им (Laland et al., 2011a), реализация ответов на четыре вопроса Тинбергена часто является очень полезной целью для исследования, поощряя широкий взгляд на поведение и поощряя междисциплинарные подходы.Здесь мы сосредотачиваемся на поведенческом соответствии, теме, которая привлекла значительное внимание по крайней мере с трех из этих точек зрения. Ниже мы суммируем выводы о конформности, полученные из социальной психологии и психологии развития, моделирования и экспериментирования культурной эволюции, социального обучения животных и когнитивной нейробиологии. Поскольку подходы в этих областях не полностью соответствуют вопросам Тинбергена, мы организуем наш анализ на дисциплинарной основе, но обращаем внимание на то, какие из вопросов Тинбергена рассматриваются в каждом конкретном случае.Мы пришли к выводу, что изучению соответствия препятствовали несогласованность определений и экспериментальные ограничения, и признаем необходимость более всеобъемлющей теоретической основы, если исследователи хотят продвигаться к общему пониманию, которое охватывает эти различные области.

Литература по социальной психологии

Самые ранние исследования конформности были проведены социальными психологами в двадцатом веке и были сосредоточены в основном на его причинной связи; то есть на социальных контекстах, которые его вызвали (Jenness, 1932; Sherif, 1935; Asch, 1955).В чрезвычайно влиятельной статье Соломон Аш (Asch, 1955) описал наблюдение, что взрослые охотно отказываются от собственных перцептивных суждений в очень простой визуальной задаче, когда сталкиваются с группой единомышленников, которые с ними не согласны. Аш назвал это поведение соответствием, предполагая, что почтение к групповой норме обусловлено желанием получить социальное одобрение. Такой вывод был воспроизведен огромное количество раз в разных возрастных группах и культурах, и было выявлено большое количество факторов, влияющих на соответствие индивидов, включая размер группы (Asch, 1955; Bond, 2005), сложность задачи и важность ( Барон и др., 1996), культурной (Bond and Smith, 1996) мотивации (Griskevicius et al., 2006) и настроения (Tong et al., 2008). Хотя социальная психология, изобилующая эмпирическими данными, успешно определила множество факторов, влияющих на принятие людьми решений других, она изо всех сил пыталась объединить такие выводы в единую теоретическую основу. Возможно, наиболее успешной попыткой является теория социального воздействия (Latane, 1981; Latane, Wolf, 1981; Nowak et al., 1990), которая характеризует социальное влияние как силу, аналогичную физической силе, такой как электромагнетизм, которая действует на личность.Предлагаемые факторы, влияющие на величину этой силы, - это ее сила (определяемая такими факторами, как возраст и статус источника), непосредственность (близость в пространстве-времени к наблюдателю) и количество людей в группе, которой наблюдатель выставлен. Теория социального воздействия может эффективно объяснить убывающий эффект увеличения числа сообщников в экспериментах Аша (Latane, 1981), а также была распространена на случаи, когда большинство конфликтовало с меньшинством (Latane and Wolf, 1981).Однако его переменные силы и непосредственности - именно то, что отличает его от других моделей (например, Tanford and Penrod, 1984) - натолкнулись на противоречивые эмпирические данные, и там, где были обнаружены эффекты, они, как правило, были очень низкой величины (Mullen, 1985). , 1986; Джексон, 1986). Более того, эти теории в значительной степени основывались на исследованиях, связанных с принятием произвольных или причудливых групповых решений, и поэтому их способность понимать социальное влияние в более общем плане, особенно в контексте эволюции, ограничена.Соответственно, амбиции теорий социального влияния социальной психологии, хотя и ценный вклад в изучение социального обучения, никогда не были полностью реализованы.

Тем не менее, теории социального влияния оказались очень успешными в учете эффектов размера группы. Более того, социальная психология также является источником ценного различия между информационными и нормативными мотивами для соответствия групповой норме (Deutsch and Gerard, 1955). Это различие возникло, когда исследователи пытались понять, почему их испытуемые соглашались с явно неправильными решениями.Они отстаивали две цели со стороны испытуемого: одна - быть правильной, а вторая - получить положительную оценку других посредством согласия. Первая цель - информационная, вторая - нормативная. Поскольку простота задачи в экспериментах Аша, кажется, исключает информационную цель, утверждалось, что испытуемые подчинялись, чтобы получить нормативное вознаграждение, полученное за согласие со своими товарищами по группе. Удивительно, учитывая это, Дойч и Джерард (1955) обнаружили, что некоторые испытуемые все равно выбирали явно неправильный ответ, даже если они принимали решение в отсутствие единомышленников.Они восприняли это как означающее, что конфедераты также оказывали некоторое информационное влияние и что испытуемые действительно могли поверить групповым решениям. Альтернативное объяснение состоит в том, что, даже будучи явно изолированными, людям может быть трудно сопротивляться нормативным тенденциям.

Моделирование культурной эволюции

Стимулом к ​​изучению конформности также послужила теория культурной эволюции. Начиная с 1970-х годов группа теоретических эволюционных биологов начала исследовать культуру и социальную передачу информации с использованием математических эволюционных моделей (Кавалли-Сфорца и Фельдман, 1981; Ламсден и Уилсон, 1981; Бойд и Ричерсон, 1985).Центральным в этом подходе было определение использования социальной информации в контексте эволюции (то есть с учетом ее «функции» и «эволюционной истории» с точки зрения вопросов Тинбергена) и попытка понять, когда и как люди должны полагаться на социальные трансмиссия, чтобы максимально улучшить их физическую форму. Было предсказано, что люди обладают широким спектром предубеждений, связанных с культурной передачей, которые диктуют, когда они копируют других и кого копируют (Boyd and Richerson, 1985; Feldman et al., 1996; Генрих и Бойд, 1998; Schlag, 1998, 1999; Генрих и Гил-Уайт, 2001; Генрих и Макэлрит, 2003; Лаланд, 2004; Энквист и др., 2007; Вакано и Аоки, 2007; Кендал и др., 2009). Культурные эволюционисты использовали термин «конформность» для описания определенного правила обучения, согласно которому индивидуум с непропорционально высокой вероятностью принимал решение большинства (см. Бойд и Ричерсон, 1985, с. 206, см. Рис. 1). Математические модели установили, что конформность является эффективной стратегией в пространственно изменчивой среде с миграцией между субпопуляциями, потому что она помогает людям сосредоточиться на локально адаптивном поведении (Boyd and Richerson, 1985; Henrich and Boyd, 1998; Nakahashi et al., готовится к печати). В этом отношении понятие соответствия культурным эволюционистам хорошо согласуется с информационным понятием соответствия - ожидается, что люди будут соответствовать, потому что это приводит их к получению ценной информации, улучшающей физическую форму. Тем не менее, эволюция этой тенденции к соответствию может также правдоподобно объяснить существование нормативного соответствия (Boyd and Richerson, 1985; Richerson and Boyd, 2005). Более того, разные группы могут соответствовать разным вариантам под действием конформистской предвзятости, что может объяснить комбинацию стабильной межгрупповой гетерогенности и внутригрупповой однородности, наблюдаемой в человеческих популяциях, и потенциально способствовать культурному групповому отбору (Boyd and Richerson, 1985; Richerson). и Boyd, 2005; Kendal et al., 2009).

Рис. 1. Соответствие (пунктирная линия) - лишь одно из нескольких правил обучения, которые приводят к все более вероятному усвоению признака по мере его увеличения частоты, однако оно уникально, поскольку склонность к наиболее популярному признаку непропорциональна, учитывая его частота . Пропорциональная тенденция, эквивалентная случайному копированию (сплошная линия), приводит к вероятности принятия, равной частоте признака, тогда как антиконформизм (пунктирная линия) сопротивляется наиболее популярному выбору и имеет последствия для популяции, противоположные конформизму.Из этих частотно-зависимых правил только конформность ведет к однородному групповому поведению.

Однако теоретический анализ показал противоречивые результаты при исследовании адаптивной ценности конформистского ответа на социальную информацию. Например, некоторые модели показали, что конформность развивается вместе с менее разборчивым социальным обучением и хорошо справляется даже в условиях пространственно и временно изменчивой среды (Boyd and Richerson, 1985; Henrich and Boyd, 1998).Однако эти модели подвергались критике, поскольку они предполагают, что люди имеют доступ ко всем вариантам поведения в любое время и просто должны выбрать правильный вариант. Критики утверждают, что при ослаблении этого предположения страдает конформность (Eriksson et al., 2007). Однако можно утверждать, что модели Эрикссона и др. Не более реалистичны, чем модели Бойда, Ричерсона, Хенриха и др., Поскольку здесь каждый случай изменения окружающей среды означает, что с нуля необходимо разработать совершенно новое поведение. Не менее важна степень пространственных и временных вариаций, поскольку первая способствует опоре на конформность, а вторая - против нее (Hoppitt et al., 2010; Nakahashi et al., Готовится к печати). Таким образом, степень, в которой ожидается адаптивность соответствия, оспаривается, но данные теоретических моделей в целом заставляют нас ожидать широкого диапазона условий, при которых оно будет использоваться.

Можно подумать, что огромное количество эмпирических данных из социальной психологии проясняет этот вопрос, поскольку исследователи могут эмпирически определить, проявляли ли и при каких обстоятельствах человеческие субъекты конформистские тенденции. Однако, к сожалению, это не так по двум причинам.Во-первых, хотя от конформиста можно ожидать, что он будет вести себя как испытуемые в экспериментальной парадигме Аша, такие эксперименты неспособны различить несколько возможных правил обучения, которые постулируют положительную взаимосвязь между популярностью черты и вероятностью ее принятия. Например, как показано на Рисунке 1, соответствие, антиконформизм и случайное копирование - все это приводит к тому, что более популярные черты будут приняты с большей вероятностью, чем менее популярные (Boyd and Richerson, 1985), но среди них только соответствие приведет к гомогенизация группового поведения; антиконформизм подрывает любые групповые предпочтения, в то время как случайное копирование не влияет на частоту черт.Во-вторых, непропорциональная тенденция к принятию поведения большинства ожидается только в тех случаях, когда наблюдающий индивид наивен (Boyd and Richerson, 1985). Это означает, что парадигма Аша не подходит для исследования конформности в контексте культурной эволюции, поскольку простота используемых задач означала, что испытуемые были далеки от наивности, когда прислушивались к решениям конфедератов. Вместо этого необходимо контролировать асоциальную информацию либо экспериментально, используя такой план, чтобы испытуемые действительно находились в состоянии наивности, либо статистически, чтобы была принята мера асоциальной информации и ее можно было использовать в анализе для разделения эффектов воздействия. асоциальная и социальная информация.Учитывая это, эмпирически мыслящие культурные эволюционисты провели дальнейшие исследования, чтобы изучить природу реакции на частоту вариантов.

Эксперименты на животных

Прежде чем рассматривать эксперименты с людьми, стоит отметить, что исследователи социального обучения проделали большую работу с другими животными в поисках конформистского обучения. Это обеспечивает дальнейшее понимание третьего из вопросов Тинбергена, эволюционной истории, поскольку, рассматривая текущее таксономическое распределение конформности, исследователи потенциально могут сделать вывод о наиболее вероятной эволюционной истории признака.Фактически, доказательства соответствия существуют для широкого круга таксонов, включая рыб (Day, 2001; Pike and Laland, 2010), крыс (Konopasky and Telegdy, 1977; Galef and Whiskin, 2008), обезьян (Dindo et al. , 2009) и человекообразных обезьян (Whiten et al., 2005), хотя в последнем случае требование соответствия основывается на более нормативном понятии. Однако следует отметить, что методов, использованных в этих исследованиях, как и в эксперименте Аша, обычно недостаточно, чтобы исключить другие формы социального обучения, которые предполагают положительную взаимосвязь между популярностью черты характера и вероятностью ее принятия.Единственное известное нам исследование, которое предоставляет убедительные доказательства того, что животные, не являющиеся людьми, демонстрируют непропорциональную тенденцию к принятию поведения большинства, - это исследование Пайка и Лаланда (2010) об использовании общественной информации о колюшках. Учитывая таксономическое расстояние между рыбами и людьми, этот результат, скорее всего, отражает конвергентный отбор на соответствие, а не на гомологичную способность (Laland et al., (2011b). Таким образом, хотя это интригует, но требуется более подробная экспериментальная работа, чтобы понять как эволюционная история человеческой способности к соответствию и ее филогенетическое распространение.

Эксперименты на людях

В отношении людей, однако, было проведено несколько экспериментов с необходимой точностью, чтобы отличить непропорциональную тенденцию к принятию решения большинством голосов от других правил, которые не имеют таких же последствий на уровне популяции. Efferson et al. (2008) провели эксперимент, в котором испытуемые выбирали между двумя «технологиями». Испытуемые знали, что альтернативные технологии дают разные ожидаемые результаты, но не знали, какая из них лучше.На протяжении многих раундов испытуемые неоднократно выбирали одну из двух технологий. Половина испытуемых были асоциальными учащимися, и им была предоставлена ​​обратная связь относительно результатов их решений, другие испытуемые были социальными учениками, и им была предоставлена ​​информация только о решениях асоциальных учеников. Хотя конформность оказалась эффективной стратегией для социальных обучающихся, Efferson et al. обнаружили, что только поведение некоторых субъектов в условиях социального обучения, которые самоопределялись как конформисты, можно хорошо объяснить с помощью конформистской модели, в то время как поведение других субъектов, которые не описывали свое поведение как конформистское, не могло .Efferson et al. охарактеризуйте это различие с точки зрения смешанной популяции конформистов и «индивидуалистов», последние представляют людей, обычно полагающихся на асоциальную информацию. Внутри групп конформистов и индивидуалистов наблюдались значительные различия на индивидуальном уровне, что позволяет предположить, что дихотомия типов не будет подходящей интерпретацией - скорее, люди различаются по степени, в которой они используют социальную информацию и / или склонны к конформизму.

Еще один эксперимент (McElreath et al., 2005) также использовали схему, в которой испытуемые должны были выбирать между двумя технологиями, и снова были обнаружены различия между предметами в использовании социальной информации. Более того, хотя испытуемые иногда и демонстрировали конформистский ответ, они не делали этого, когда окружающая среда была стабильной, что противоречит теории, которая предполагает, что стабильность окружающей среды является идеальным сценарием для успешного конформизма (Henrich and Boyd, 1998). В дополнение к этому Toelch et al. (2010) обнаружили, что испытуемые отслеживают популярность вариантов с течением времени и фактически предвосхищают будущий выбор большинства, отдавая предпочтение вариантам, популярность которых растет.Это имеет смысл в контексте возможных изменений окружающей среды, и такое поведение может позволить людям быстро воспользоваться преимуществами новых технологий и преодолеть культурную инерцию, которую налагает конформность.

После этих противоречивых результатов исследования теперь обращаются к идее гибкого соответствия и пытаются определить факторы, которые влияют на то, является ли поведение субъекта конформистским и при каких обстоятельствах. С этой целью мы провели исследование (Morgan et al., 2011), в котором испытуемые должны были решить, являются ли пары трехмерных фигур одной и той же формой, видимой под разными углами, или совершенно разными формами (см. Shepard and Metzler, 1971). В ходе нескольких испытаний испытуемым сначала разрешили выполнить задание самостоятельно, и их попросили принять решение и оценить свою уверенность в своем решении. Затем им показали решения группы предыдущих испытуемых, которые столкнулись с одной и той же парой форм (количество демонстрантов было 4, 8 или 12, одно испытание на каждого испытуемого не включало никакой социальной информации) и снова попросили принять решение. решение и оцените их доверие к нему.Важно отметить, что этот дизайн фиксировал решения и уверенность субъектов как до, так и после получения социальной информации, что позволяет нам разделять социальную и асоциальную информацию при принятии решений субъектами. Мы обнаружили, что испытуемые с непропорционально высокой вероятностью принимали решение социального большинства только тогда, когда количество демонстрантов было большим и испытуемые не были уверены в своих способностях (см. Рисунок 2). Дальнейший анализ изучил изолированное влияние социальной информации и выявил общий конформистский ответ, лежащий в основе принятия решения субъектом (см. Рисунок 2).Эффект популярности выбора вида транспорта взаимодействовал с размером группы демонстрантов, однако с увеличением размера группы, что соответствовало все более непропорциональной реакции на популярность. Это согласуется с теорией, которая показывает, что информация, предоставляемая большинством населения данного размера, зависит от размера общей популяции (см. ESM, Morgan et al., 2011). Соответственно, мы предоставляем доказательства того, что в основе принятия человеческих решений лежит конформистская предвзятость и что, по крайней мере, в некоторых обстоятельствах человеческое поведение будет соответствовать конформистским предсказаниям.Наконец, мы смогли показать, что использование испытуемыми социальной информации в экспериментах было адаптивным в том смысле, что оно увеличивало их эффективность в ходе эксперимента в соответствии с адаптивными предсказаниями эволюционных моделей.

Рисунок 2. (A) Morgan et al. (2011) обнаружили, что взрослые люди-испытуемые с непропорционально высокой вероятностью переключили свое решение на решение, одобренное большинством, только тогда, когда им была представлена ​​большая группа демонстрантов, они не были уверены в своих собственных способностях решать задачи, и большинство было очень большим. . (B) Однако контроль предшествующей асоциальной информации показал, что реакция субъектов на изолированную социальную информацию была в целом конформистской, как показано на S-образной кривой. В этом случае ось y отражает изменение линейного предиктора до преобразования в вероятность, и форма кривой никоим образом не ограничивалась.

Нейронные основы соответствия

Хотя вышеупомянутые исследования социальных психологов позволили выделить социальные контексты, вызывающие конформность, это лишь один аспект непосредственных причин такого поведения.Полное понимание требует некоторых знаний о том, что происходит в мозгу соответствующих индивидуумов. Однако процессам на нейронном уровне, лежащим в основе конформности, уделялось сравнительно мало внимания.

Тем не менее, недавние исследования нейробиологии социального обучения в более общем плане дали несколько важных результатов. Во-первых, исследования с использованием как задач умственного вращения (Berns et al., 2005), так и слуховых задач (Berns et al., 2010) показали, что социальная информация влияет на нейронную активность в областях обработки относительно низкого уровня, связанных с каждой задачей, в дополнение к области, отличные от этих перцептивных схем принятия решений, предполагая, что социальная информация влияла на восприятие субъектов, а также на их принятие решений, возможность, поднятую Ашем в интерпретации его результатов (Asch, 1955).В дополнение к этому, активность вентрального полосатого тела в задании по выбору музыки (Campbell-Meiklejohn et al., 2010) предполагает, что социальная информация напрямую влияла на воспринимаемую ценность различных песен. Эти результаты согласуются с идеей о том, что социальные и асоциальные источники информации объединяются, начиная с ранних этапов обработки, однако низкое временное разрешение фМРТ ограничивает силу такого вывода. Наконец, Mason et al. (2009) подвергали испытуемых символам, получившим положительную, отрицательную или отсутствующую социальную маркировку.Воздействие социально маркированного символа приводило к активности в медиальной префронтальной коре, независимо от того, была ли она отмечена положительно или отрицательно, в то время как активность хвостатого тела кодировала валентность социальной маркировки. Эти данные свидетельствуют о том, что именно благодаря интеграции деятельности в этих двух областях люди различают положительно и отрицательно социально отмеченные стимулы.

Для испытуемых, использующих предвзятость к конформистскому обучению, мы предполагаем, что существуют части мозга, которые оценивают уровни консенсуса среди демонстрантов.Хотя нет данных об исследованиях с использованием достаточно больших групп демонстрантов с разным уровнем консенсуса, тем не менее есть намеки на существование такого механизма в мозге. Эксперимент по выбору музыки (Campbell-Meiklejohn et al., 2010) обнаружил, что наряду с активностью коры островка и правого височно-теменного соединения, областей, связанных с отслеживанием решений других, активность переднего островка увеличивалась, когда два «опытных» рецензента находились в соглашение. Хотя это наводит на мысль о механизме оценки консенсуса, следует отметить, что в группе из двух демонстрантов социальная информация была либо единогласной, либо полностью несогласной, таким образом, передняя островковая часть могла отвечать на социальную информацию общим сообщением, а не конкретный уровень консенсуса.Однако более очевидны изменения в мозговой активности, вызванные разногласиями между испытуемым и демонстрантами. Ключарев и др. (2009) обнаружили, что разногласия между субъектом и демонстрантами вызвали активность в нескольких областях, которые, как известно, связаны с более общими ошибками и обработкой конфликтов, таких как зона ростральной поясной извилины (Botvinick et al., 2004), и подавленная активность в центрах вознаграждения, таких как ядро acumbens в брюшном полосатом теле. Таким образом, области мозга, которые оценивают ценность объекта, такие как вентральное полосатое тело в задании по выбору музыки (Campbell-Meiklejohn et al., 2010), также, похоже, играют роль в поощрении субъекта за согласие с другими. Кроме того, величина изменения активации этих областей предсказывала изменения в последующем поведении субъекта (Ключарев и др., 2009; Кэмпбелл-Мейкледжон и др., 2010).

Нейробиологические эксперименты делают больше, чем объясняют явления из других областей, однако они также подчеркивают, как эти области должны расширять свои перспективы. Например, культурная эволюция и социальная психология еще не интегрировали изучение нормативных и информационных влияний в единую структуру (Deutsch and Gerard, 1955).Эксперименты обычно пытаются объяснить поведение субъектов с точки зрения того или иного источника влияния (например, информационного; Morgan et al., 2011) и даже постулируют различные поведенческие реакции, когда субъекты находятся под влиянием одного или другого (Campbell and Fairey, 1989 ). Однако данные неврологических исследований свидетельствуют о том, что эти два процесса могут неизбежно переплетаться. Например, Berns et al. 2005) обнаружил повышенную активность, когда испытуемые не соглашались с участниками-людьми, а не с компьютерами, несмотря на то, что задача не носила явно нормативного характера, хотя это могло быть результатом того, что испытуемые уделяли больше внимания человеческим реакциям, чем реакциям компьютеров.Однако в других исследованиях была обнаружена активность в областях, явно указывающих на нормативную реакцию, включая миндалевидное тело, область, связанную с эмоциональной нагрузкой, что свидетельствует о том, что субъекты находили свое несогласие с другими стрессовыми (Klucharev et al., 2009). Потенциально предполагая обратное, исследование социальной модификации памяти (Edelson et al., 2011), в котором испытуемым задавали вопросы о видео, которое они смотрели несколькими неделями ранее, как до, так и после предоставления ложной информации, показало, что миндалевидное тело показало повышенная активность только тогда, когда информация якобы исходила от других людей (в отличие от компьютеров) и , когда субъект впоследствии соответствующим образом изменил свои долгосрочные ответы.То, что такой активности не наблюдалось, когда поведенческие корректировки были временными, предполагает, что активность была связана с модификацией памяти, и поэтому эмоциональная нагрузка могла не быть задействована, однако активность наблюдалась только тогда, когда информация поступала от людей, указывающая на нормативный аспект. Дальнейшее исследование (Berns et al., 2010) обнаружило аналогичную активность в островке, области, связанной с тревогой и остракизмом, в то время как другое исследование (Campbell-Meiklejohn et al., 2010) обнаружило активность в боковой префронтальной коре, области, связанной с Управление репутацией, эта деятельность также предсказывала последующие поведенческие корректировки в соответствии с нормой группы.Сходство между реакцией на человеческие и компьютерные решения можно интерпретировать как субъекты, антропоморфизирующие компьютеры, или, альтернативно, относящиеся к демонстрантам как к машинам. Такие результаты подразумевают, что если исследователи должны понимать использование социальной информации, включая конформность, на поведенческом уровне, может быть недостаточно рассматривать ее в свете либо информационного, либо нормативного влияния изолированно, поскольку они могут не быть отдельными процессами на нейронном уровне. Более полная теория принятия социальных решений может потребовать включения обоих, с переменными выплатами, связанными с получением правильного ответа и согласованием с товарищами по группе.Эксперименты, в которых участвуют и те, и другие, и манипулируют их относительными сильными сторонами, могут помочь нам понять, как они взаимодействуют. С этой точки зрения принятие социальных решений включает в себя максимизацию вознаграждения с учетом предоставленной другими людьми информации о нормах группы и консенсусе на уровне, стоящем за ней, ожидаемой стоимости отклонения от такого консенсуса, собственной информации индивида о задаче, информация о задаче, предоставленная другими лицами, и ожидаемая стоимость принятия неправильного решения.Чтобы продолжить наше понимание принятия социальных решений, может потребоваться объединить вышеуказанные элементы в единую теоретическую основу и перестать думать о поведении с точки зрения нормативных и социальных влияний.

Развитие соответствия

Четвертый из вопросов Тинбергена, онтогенез, - это та область, которую изучение конформности оставило относительно нетронутой. Исследователи имели тенденцию предполагать, что любое конформистское предубеждение - это сформировавшаяся предрасположенность, и обычно не пытались исследовать, как его выражение меняется в течение жизни человека.Однако исследование доверия в психологии развития (Harris, 2007; Harris and Corriveau, 2011) имеет прямое отношение к этой теме. Было показано, что маленькие дети чрезвычайно чувствительны к ряду факторов при принятии решения о том, как использовать социальную информацию, и хотя работа в целом сосредоточена на надежности (Koenig and Harris, 2005, 2007; Fusaro and Harris, 2008; Corriveau and Harris, 2009) , исследования повторили эксперимент Аша с маленькими детьми (Corriveau and Harris, 2010) и обнаружили стойкую предвзятость в пользу людей, которые хорошо вписываются в культурную группу ребенка (Corriveau et al., 2009). Если бы такие исследования были расширены для изучения влияния различных уровней консенсуса, это было бы очень показательно в отношении онтогенеза соответствия. Действительно, уже есть свидетельства того, что правила обучения меняются со временем. Например, у детей разного возраста наблюдается сдвиг в чувствительности к оценке надежности, который может быть вызван опытом (Clement et al., 2004). Это также подтверждается нейробиологическими экспериментами, например, было обнаружено, что дорсомедиальная префронтальная кора, правая средняя височная извилина и правая верхняя височная борозда в височном соединении контролируют надежность информантов аналогично дофаминергической активности у людей. вознаграждение за обучение (Behrens et al., 2008). Это означает, что ожидаемые значения оцениваются для разных источников по мере того, как субъект получает обратную связь от своих решений. Эти области также участвуют в атрибуции мотивов в социальных задачах, предполагая, что социальная надежность принимает во внимание множество отчетливо социальных факторов, таких как обман (Behrens et al., 2008). Точно так же, в то время как активность передней поясной борозды отслеживает изменчивость ожидаемой ценности вознаграждения за несоциальные решения, передняя поясная извилина отслеживает изменчивость ожидаемой ценности вознаграждения за следование советам других (Behrens et al., 2008). Затем эти два источника были объединены в вентромедиальной префронтальной коре с относительной активностью двух потоков, предсказывающей, какой поток лучше всего соответствует поведению (Behrens et al., 2008). Эта непрерывная оценка ценности социальной информации и демонстраторов подразумевает, что онтогенез предубеждений социального обучения может быть более сложным, чем обычно предполагали многие экспериментаторы.

Заключение

Из вышесказанного мы можем видеть, что четыре вопроса Тинбергена об истории, онтогенезе, функции и причинно-следственной связи очень поучительны для определения областей, в которых необходимо развить наше понимание конформности и правил социального обучения в более общем плане.Имея большое количество теоретических и эмпирических данных по этой теме, исследователи начинают определять, когда люди будут соответствовать, и при дальнейшей тщательной экспериментальной работе, не связанной с людьми, они скоро смогут понять текущее таксономическое распределение такого отклонения. Однако недавние нейробиологические эксперименты показывают, что полное понимание соответствия, вероятно, требует интеграции всех этих категорий. Возможно, больше не будет плодотворным рассматривать конформность в исключительно нормативном или информационном мире, поскольку человеческий (и, вероятно, нечеловеческий) мозг, по-видимому, не разделяет их.Необходима дальнейшая работа, чтобы изучить, как опыт может повлиять на развитие конформистского обучения с четкими последствиями как для индивидуальных различий, так и для использования социальной информации в целом. Несмотря на то, что несколько подходов дали ряд впечатляющих результатов, исследователи сейчас достигли той точки, когда требуется интеграция для биологического понимания конформности.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Аш, С. Э. (1955). Мнения и социальное давление. Sci. Являюсь. 193, 31–35.

CrossRef Полный текст

Барон Р. С., Ванделло Дж. А. и Брансман Б. (1996). Забытая переменная в исследовании соответствия: влияние важности задачи на социальное влияние. J. Pers. Soc. Psychol. 71, 915–927.

CrossRef Полный текст

Бернс, Г.С., Чаппелоу, Дж., Цинк, К.Ф., Паньони Г., Мартин-Скурски М. Э. и Ричардс Дж. (2005). Нейробиологические корреляты социальной конформности и независимости при умственном вращении. Biol. Психиатрия 58, 245–253.

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Бонд Р. (2005). Размер группы и соответствие. Групповой процесс. Intergroup Relat. 8, 331–354.

CrossRef Полный текст

Бонд Р. и Смит П. Б. (1996). Культура и конформность: метаанализ исследований с использованием линейного суждения Аша (1952b, 1956). Psychol. Бык. 119, 111–137.

CrossRef Полный текст

Бойд Р. и Ричерсон П. Дж. (1985). Культура и эволюционный процесс . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Кэмпбелл, Дж. Д., и Фейри, П. Дж. (1989). Информационные и нормативные пути к соответствию: эффект размера фракции как функция крайности нормы и внимания к стимулу. J. Pers. Soc. Psychol. 57, 457–468.

CrossRef Полный текст

Кавалли-Сфорца, Л.Л. и Фельдман М. В. (1981). Культурная передача и эволюция: количественный подход . Принстон: Издательство Принстонского университета.

Клемент, Ф., Кениг, М., и Харрис, П. (2004). Онтогенез доверия. Mind Lang. 19, 360–379.

Дэй Р. (2001). Взаимодействие между размером стаи и соответствием при поиске пищи гуппи. Anim. Behav. 62, 917–925.

CrossRef Полный текст

Дойч, М., и Джерард, Х. Б. (1955). Изучение нормативных и информационных социальных влияний на индивидуальное суждение. J. Abnorm. Soc. Psychol. 51, 629–636.

CrossRef Полный текст

Диндо М., Уайтен А. и де Ваал Ф. Б. М. (2009). Конформность внутри группы поддерживает различные традиции кормодобывания у обезьян-капуцинов ( Cebus apella ). PLoS ONE 4, e7858.

CrossRef Полный текст

Эфферсон, К., Лалив, Р., Ричерсон, П. Дж., Макэлрит, Р., и Любелл, М. (2008). Конформисты и индивидуалисты: эмпирика частотно-зависимой культурной передачи. Evol. Гм. Behav. 29, 56–64.

CrossRef Полный текст

Энквист М., Эрикссон К. и Гирланда С. (2007). Критическое социальное обучение: решение парадокса Роджерса неадаптивной культуры. Am. Антрополь. 109, 727–734.

CrossRef Полный текст

Эрикссон, К., Энквист, М., и Гирланда, С. (2007). Критические моменты в современной теории конформистского социального обучения. J. Evol. Psychol. 5, 67–87.

CrossRef Полный текст

Фельдман М., Аоки К. и Кумм Дж. (1996). Индивидуальное и социальное обучение: эволюционный анализ в меняющейся среде. Антрополь. Sci. 104, 209–231.

CrossRef Полный текст

Галеф Б. и Вискин Э. (2008). «Конформизм» у норвежских крыс? Anim.Behav. 75, 2035–2039.

CrossRef Полный текст

Грискявичюс В., Гольдштейн Н. Дж., Мортенсен К. Р., Чалдини Р. Б. и Кенрик Д. Т. (2006). Идти вперед по сравнению с одиночеством: когда фундаментальные мотивы способствуют стратегическому (несоответствию). J. Pers. Soc. Psychol. 91, 281–294.

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Генрих Дж. И Бойд Р. (1998). Эволюция конформистской передачи и возникновение межгрупповых различий. Evol. Гм. Behav. 19, 215–241.

CrossRef Полный текст

Генрих Дж. И Гил-Уайт Ф. Дж. (2001). Эволюция престижа - свободное проявление почтения как механизм увеличения благ культурной трансмиссии. Evol. Гм. Behav. 22, 165–196.

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Генрих Дж. И Макэлрит Р. (2003). Эволюция культурной эволюции. Evol.Антрополь. 12, 123–135.

CrossRef Полный текст

Хоппитт В., Кандлер А., Кендал Дж. Р. и Лаланд К. Н. (2010). Влияние структуры задачи на динамику распространения: последствия для кривой распространения и сетевого анализа. Учиться. Behav. 38, 243–251.

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Джексон, Дж. М. (1986). В защиту теории социального воздействия: комментарий Маллена. Дж.Чел. 50, 511–513.

CrossRef Полный текст

Дженнесс А. (1932). Роль дискуссии в изменении мнения о факте. J. Abnorm. Soc. Psychol. 27, 279–296.

CrossRef Полный текст

Ключарев В., Хитёнен К., Рийпкема М., Смидтс А. и Фернандес Г. (2009). Сигнал обучения с подкреплением предсказывает социальное соответствие. Нейрон 61, 140–151.

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Кениг, М.А. и Харрис П. Л. (2007). Основа эпистемического доверия: достоверные свидетельства или надежные источники? Эпистема 4, 264–284.

CrossRef Полный текст

Конопаски Р., Телегды Г. (1977). Конформность у крысы: выбор цвета двери лидером по сравнению с изученным распознаванием цвета двери. Percept. Моторные навыки 44, 31–37.

CrossRef Полный текст

Лаланд, К. Н., Аттон, Н., и Вебстер, М. М.(2011a). От рыбы к моде: экспериментальные и теоретические взгляды на эволюцию культуры. Philos. Пер. R. Soc. Лондон. B Biol. Sci. 366, 958–968.

CrossRef Полный текст

Лаланд, К. Н., Стерельный, К., Одлинг-Сми, Дж., Хоппит, В., и Уллер, Т. (2011b). Еще раз о причине и следствии в биологии: полезна ли дихотомия Мэйра между приближенным и конечным? Наука 334, 1512–1516.

CrossRef Полный текст

Латане, Б.(1981). Психология социального воздействия. Am. Psychol. 36, 343.

CrossRef Полный текст

Латане Б. и Вольф С. (1981). Социальное влияние большинства и меньшинств. Psychol. Ред. 88, 438–453.

CrossRef Полный текст

Ламсден, К. Дж., И Уилсон, Э. О. (1981). Гены, разум и культура: коэволюционный процесс . Кембридж: Издательство Гарвардского университета.

Мейсон, М.Ф., Дайер Р. и Нортон М. И. (2009). Нейронные механизмы социального воздействия. Org. Behav. Гм. Процесс принятия решений. 110, 152–159.

CrossRef Полный текст

Макэлрит, Р., Любелл, М., Ричерсон, П., Варинг, Т., Баум, В., Эдстен, Э., Эфферсон, К., и Пачиотти, Б. (2005). Применение эволюционных моделей к лабораторным исследованиям социального обучения. Evol. Гм. Behav. 26, 483–508.

CrossRef Полный текст

Морган Т., Ренделл, Л., Эн, М., Хоппит, В., и Лаланд, К. (2011). Эволюционная основа социального обучения человека. Proc. R. Soc. B Biol. Sci. 279, 653–662.

CrossRef Полный текст

Mullen, B. (1985). Сила и непосредственность источников - метааналитическая оценка забытых элементов теории социального воздействия. J. Pers. Soc. Psychol. 48, 1458–1466.

CrossRef Полный текст

Mullen, B. (1986). Эффекты силы и непосредственности в групповом контексте: ответ Джексону. J. Pers. Soc. Psychol. 50, 514–516.

CrossRef Полный текст

Новак А., Замрей Дж. И Латане Б. (1990). От частного отношения к общественному мнению - динамическая теория социального воздействия. Psychol. Ред. 97, 362–376.

CrossRef Полный текст

Ричерсон П. Дж. И Бойд Р. (2005). Не только генами: как культура изменила эволюцию человека . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Шлаг, К.(1998). Зачем имитировать, и если да, то как ?: ограниченно рациональный подход к многоруким бандитам. J. Econ. Теор. 78, 130–156.

CrossRef Полный текст

Шлаг, К. Х. (1999). Какой из них мне подражать? J. Math. Экон. 31, 493–522.

CrossRef Полный текст

Шериф М. (1935). Изучение некоторых социальных факторов восприятия. Arch. Psychol. 187, 60.

Танфорд, С., Пенрод, С.(1984). Модель социального влияния - формальная интеграция исследований процессов влияния большинства и меньшинства. Psychol. Бык. 95, 189–225.

CrossRef Полный текст

Тулч, У., Брюс, М. Дж., Миус, М. Т. Х. и Ридер, С. М. (2010). Люди копируют быстро увеличивающийся выбор в проблеме многорукого бандита. Evol. Гм. Behav. 31, 326–333.

CrossRef Полный текст

Тонг, Э. М. У., Тан, К. Р. М., Латиф, Н.А., Селамат, М. Ф. Б., и Тан, Д. К. Б. (2008). Соответствие: настроение имеет значение. Eur. J. Soc. Psychol. 38, 601–611.

CrossRef Полный текст

Ты конформист (то есть ты человек)

Философ Ханна Арендт известна своим утверждением, что зверства Холокоста были вызваны не психопатами, а обычными людьми, которых заставляли подчиняться. С тех пор мы узнали, что давление вовсе не обязательно должно быть чрезмерным.На самом деле, это может восприниматься не как давление, а как облегчение.

Люди - стадные животные. Мы выживаем только в хорошо скоординированных группах. В индивидуальном порядке мы созданы для того, чтобы улавливать социальные сигналы, а также координировать и согласовывать свое поведение с окружающими. Недавние исследования показали, что социальное неодобрение вызывает опасные цепи мозга. Соответствие успокаивает.

В моем классе я иногда провожу следующую демонстрацию: я прошу двух студентов-добровольцев выйти на улицу. Я говорю остальным ученикам в классе, что их задача - избегать любых контактов и взаимодействия с добровольцами.Я обещаю им баллы на следующем тесте, если они добьются успеха.

Затем я инструктирую двоих, ожидающих снаружи, что их задача - сделать все возможное, чтобы вовлечь учеников в какое-либо взаимодействие. Затем я провожу их обратно внутрь. После того, как они потратили несколько болезненных минут, не добившись какого-либо ответа от своих коллег, я объявляю демонстрацию оконченной.

Я спрашиваю двух добровольцев, как они себя чувствовали. Говорят, ужасно. Смущенный, отвергнутый. Затем я прошу оставшихся студентов угадать цель демонстрации.Обычно они предполагают, что это было разработано, чтобы показать трудности быть аутсайдером, социальным отверженным. Но на самом деле дело в обратном: показать, насколько легко и автоматически приспособиться.

«Никто из вас не отказался следовать моим инструкциям», - говорю я. «Вы только что потратили 10 минут на жалкое обращение с двумя ни в чем не повинными однокурсниками, и никто из вас не встал и не сказал:« Сдавай свои викторины. Я не собираюсь плохо обращаться со своими сверстниками без всякой причины »».

Мы часто даже не осознаем, что приспосабливаемся.Это наша домашняя база, наш режим по умолчанию.

Чтобы оставаться в теплых рамках конформизма, мы полагаемся на два независимых, но связанных типа социальных сигналов. Во-первых, мы обращаемся к другим за информацией о том, что происходит (информационные сигналы). Во-вторых, мы ищем других, чтобы понять, что с этим делать (нормативные сигналы).

Мы начинаем искать эти подсказки рано. По мере того, как представление о себе кристаллизуется на втором году жизни, ребенок начинает попытки выровнять себя в социальном плане. Падающий младенец смотрит на родителей, чтобы определить, плакать ли.Если мама отреагирует испуганно, последуют слезы. Если мама смеется и успокаивает - без слез.

Это раннее внимание к информационным сигналам называется «социальными ссылками». Вскоре после этого ребенок также начинает согласовывать свое поведение с поведением группы, подчиняясь ожиданиям делиться, ждать или не ударить (улавливая нормативные сигналы).

Классическое исследование 30-х годов, проведенное социальным психологом Музафером Шерифом, проиллюстрировало динамику информационного воздействия. Воспользовавшись автокинетическим эффектом - тот факт, что точка света в темной комнате кажется глазу движущейся, - Шериф поместил испытуемых в темную комнату и сказал им, чтобы они наблюдали за крошечной точкой света и сообщали, как далеко она переместилась.

Люди, наблюдавшие только за точкой, делали собственное суждение - обычно от 2 до 6 дюймов. Когда их попросили повторить задание в группах и посоветоваться между собой, они пошли на компромисс. Люди, которые делали индивидуальные оценки от 2 до 6 дюймов в группе, компрометировали около 4 дюймов.

Когда Шериф прямо спросил испытуемых, не повлияли ли на них суждения других, большинство отрицало это. Позже, когда испытуемых тестировали по одному, большинство из них теперь соответствовало групповым суждениям, которые они недавно сделали.Информационные сигналы интернализуются как личное принятие.

Итак, мы используем других, чтобы выяснить, что происходит. Это может быть очень хорошо. Консультации, компромисс, образование и обмен информацией - это рычаги цивилизации. Совокупные данные из множества могут решить более серьезные проблемы, так же как совокупное физическое усилие может преодолеть более тяжелые препятствия.

Информационные подсказки, однако, также могут ввести нас в заблуждение. Это проиллюстрируют два совершенно случайных примера: радиопередача Орсона Уэллса «Война миров» 1938 года о вторжении инопланетян привела к панике, потому что многие люди, пропустившие начало передачи, обращались друг к другу, чтобы узнать, что происходит, дезинформируя друг друга.Недавняя давка на мосту в Камбодже, в результате которой погибло более 350 человек, была обвинена в том, что многие из присутствующих сельских жителей не знали, что подвесной мост слегка раскачивается - это нормально. На протяжении всей истории неверная информация, полученная от плохо информированных, введенных в заблуждение или злонамеренных людей, была причиной многих военных, финансовых и личных бедствий.

Нормативные влияния работают, потому что мы зависим от общественного признания, чтобы выжить и процветать. В классическом исследовании 50-х годов психолог Соломон Аш сказал студентам, что они должны пройти проверку зрения.Участники в небольших группах должны были сравнить длину линий. Однако все участники, кроме одного, были единомышленниками, которые в какой-то момент начали давать неправильные ответы. В целом, примерно 3/4 наивных испытуемых согласились, скорректировав свое общественное мнение, чтобы соответствовать группе, даже несмотря на то, что в своих индивидуальных заметках они последовательно указывали правильный ответ. Другими словами, мы используем нормативные сигналы, чтобы помочь нам добиться признания в обществе.

Работа

Аша показала, что люди не хотят нарушать групповые нормы, даже если группа небольшая, разрозненная и состоит из совершенно незнакомых людей.Но нормативные сигналы имеют тенденцию быть еще более действенными, когда они исходят от людей, дружбу, любовь и уважение которых мы ценим. Если заглянуть внутрь, такие тесно связанные группы оказывают более сильное влияние. Таким образом, если вы хотите узнать, курит ли ваш ребенок травку, спросите себя, курят ли его друзья. Если да, то и она тоже, независимо от ценностей, которым вы ее научили. Глядя наружу, тесные группы друзей часто принимают решение, которое плохо влияет на внешнюю ситуацию, потому что они стремятся сохранить внутреннюю сплоченность.

Таким образом, соответствие - это часть нашего оборудования, которая способствует нашему выживанию и приносит нам комфорт. С другой стороны, как признала Ханна Арендт, эта тенденция стала причиной многих человеческих страданий. Можно утверждать, особенно если кто-то пропитан американским этосом «жесткого индивидуализма», что ответ на неудачное групповое конформность можно найти в актах индивидуального нонконформизма. Но это неверно.

Для людей и проблема, и решение основаны на группах.Группа является источником как согласия, так и восстания. Двойная система информационных и нормативных сигналов объясняет, как социальное соответствие распространяется по мере сближения двух типов сигналов (информационные сигналы передают сообщения, а нормативные сигналы обеспечивают соответствие). Но эта двойная система также объясняет социальные изменения с течением времени по мере расхождения сигналов. Нормативные сигналы удерживают мнение большинства у власти благодаря общественному признанию, в то время как противоречивые информационные сигналы, влияющие на частное признание, могут незаметно распространяться в культурном подполье, пока они не наберут достаточный импульс, чтобы подняться и разрушить старый порядок.

Фактически, эффективное несоответствие само по себе является групповым явлением. Психологические исследования от Аша до Милгрэма снова и снова показывают, что, по иронии судьбы, наличие союзников является лучшим предиктором нонконформистского поведения. Наша индивидуальная смелость - это проявление групповых убеждений и пристрастий. Видимый мужественный человек - лишь верхушка социального айсберга. Когда вы идете против группы, вы делаете это не в одиночку, а от имени - и при поддержке - другой группы.Другими словами, нам не избежать конформности. Что мы можем сделать, так это поднять собственное сознание и лучше осознавать сигналы соответствия. Тогда мы сможем попытаться найти хорошую информацию и правильных союзников, которые помогут защитить нас от нас самих.

Звук других в JSTOR

Абстрактный

В этой статье мы используем «Click» версию задачи выявления риска взрыва, чтобы исследовать предпочтения в отношении конформизма. В задаче субъекты могут делать выводы о поведении других по множеству услышанных щелчков.Этот сигнал не содержит информации о точном выборе других участников и никогда не упоминается в инструкциях. Мы контролируем воздействие на людей щелчков, применяя лечение с наушниками и без них. Мы далее тестируем эффект введения общего, а не индивидуального разрешения неопределенности, по-прежнему сохраняя индивидуальные выплаты независимыми от выбора других субъектов. Мы находим убедительные доказательства конформистского поведения даже в такой негостеприимной среде. Просто слышать щелчки других людей незначительно влияет на поведение испытуемых.Введение общей случайной жеребьевки приводит к резкому сдвигу среднего выбора в сторону склонности к риску, особенно со стороны женщин, что согласуется с соображениями социальных предпочтений.

Информация о журнале

Южный экономический журнал публикует оригинальные рецензированные научные статьи по всем областям экономики, а также статьи по педагогике экономики. Журнал также периодически публикует приглашенные доклады, такие как лекция для выдающихся гостей и президентское послание с ежегодной конференции Южной экономической ассоциации (ЮЭА).Кроме того, журнал обслуживает членов SEA и других читателей, интересующихся экономикой, путем публикации обзоров книг и объявлений. Южный экономический журнал издается ежеквартально Южной экономической ассоциацией с момента ее создания в 1933 году и в настоящее время содержит около 1000 печатных страниц в год.

Информация об издателе

Южная экономическая ассоциация (ЮЭА) была основана в 1927 году для дальнейшего обучения ученых и общественности в области экономики. дела.С этой целью организация стремится стимулировать интерес к недавним теоретическим исследованиям и распространять их. разработка политики, деловая практика и регулирование. В настоящее время SEA насчитывает около 1000 членов по всему миру, и более 1000 дополнительных институциональных подписчиков на журнал. Ассоциация проводит свои ежегодные конференции в ноябре, и издает ежеквартально «Южный экономический журнал».

Удивительные свидетельства конформистского поведения

Автор

Abstract

Было показано, что испытуемые склонны следовать поведению других, даже когда внешние сигналы неинформативны.В этой статье мы идем еще дальше, показывая, что конформизм возникает даже тогда, когда выбор других даже не представлен субъектам, а лишь косвенно воспринимается. Мы используем «кликовую» версию задачи выявления риска взрыва, в которой испытуемые могут сделать вывод о поведении других только на основании множества услышанных кликов. Этот сигнал не имеет отношения к выплате и в значительной степени не информирует о фактическом выборе других участников. Более того, он никогда не упоминается в инструкциях, и поэтому он должен спонтанно (и, возможно, неосознанно) восприниматься, чтобы его можно было использовать.Мы контролируем воздействие на людей щелчков, применяя лечение с наушниками и без них. Более того, мы проверяем, увеличивает ли вероятность появления конформизма введение минимальной формы общности, то есть столкновение с общим, а не индивидуальным разрешением неопределенности. Мы находим убедительные доказательства конформистского поведения даже в такой неблагоприятной среде. Просто слышать щелчки других людей влияет на поведение испытуемых. Введение обычного случайного розыгрыша приводит к дальнейшему резкому изменению среднего выбора, особенно для женщин.

Рекомендуемое цитирование

  • Крозетто, Паоло и Филиппин, Антонио, 2015. " Звуки других: удивительные доказательства конформистского поведения ", Документы для обсуждения IZA 9029, Институт экономики труда (ИЗА).
  • Рукоять: RePEc: iza: izadps: dp9029

    Скачать полный текст от издателя

    Другие версии этого предмета:

    Ссылки на IDEAS

    1. Антонио Филиппин и Паоло Крозетто, 2016 г.« Пересмотр гендерных различий в отношении к риску », Наука управления, ИНФОРМС, т. 62 (11), страницы 3138-3160, ноябрь.
      • Филиппин, Антонио и Крозетто, Паоло, 2014. « Пересмотр гендерных различий в отношении к риску », Документы для обсуждения IZA 8184, Институт экономики труда (ИЗА).
      • Антонио Филиппин и Паоло Крозетто, 2014 г. « Пересмотр гендерных различий в отношении к риску », Пост-печать hal-01997771, HAL.
      • Антонио Филиппин и Паоло Крозетто, 2016 г. « Пересмотр гендерных различий в отношении к риску », Пост-печать hal-01356905, HAL.
      • Филиппин А. и Крозетто П., 2014. « Пересмотр гендерных различий в отношении к риску », Рабочие бумаги 2014-01, Лаборатория прикладной экономики Гренобля (GAEL).
    2. Томас Домен и Армин Фальк, Дэвид Хаффман и Уве Сунде, Юрген Шупп и Герт Г.Вагнер, 2011. " Индивидуальное отношение к риску: измерение, детерминанты и поведенческие последствия ," Журнал Европейской экономической ассоциации, Европейской экономической ассоциации, т. 9 (3), страницы 522-550, июнь.
      • Dohmen, T.J. И Фальк, А., Хаффман, Д., Сунде, У., Шупп, Дж., 2009. " Индивидуальное отношение к риску: измерение, детерминанты и поведенческие последствия ," Меморандум об исследованиях ROA 006, Маастрихтский университет, Исследовательский центр образования и рынка труда (ROA).
      • Dohmen, T.J. И Фальк, А., Хаффман, Д., Сунде, У., Шупп, Дж., Вагнер, Г.Г., 2009. " Индивидуальное отношение к риску: измерение, детерминанты и поведенческие последствия ," Меморандум об исследованиях 039, Маастрихтский университет, Маастрихтская исследовательская школа экономики технологий и организации (МЕТЕОР).
      • Домен, Томас Дж. И Фальк, Армин и Хаффман, Дэвид и Сунде, Уве и Шупп, Юрген и Вагнер, Герт Г., 2011. " Индивидуальное отношение к риску: измерение, детерминанты и поведенческие последствия ," Мюнхенские репринты по экономике 20048, Мюнхенский университет, факультет экономики.
      • Домен, Томас Дж. И Фальк, Армин и Хаффман, Дэвид и Сунде, Уве и Шупп, Юрген и Вагнер, Герт Г., 2009. " Индивидуальное отношение к риску: измерение, детерминанты и поведенческие последствия ," Мюнхенские репринты по экономике 20049, Мюнхенский университет, факультет экономики.
    3. Эрнст Фер и Клаус М. Шмидт, 1999. " Теория справедливости, конкуренции и сотрудничества ," Ежеквартальный журнал экономики, Oxford University Press, vol.114 (3), страницы 817-868.
      • Ernst Fehr & Klaus M. Schmidt, "без даты". " Теория справедливости, конкуренции и сотрудничества ," IEW - Рабочие документы 004, Институт эмпирических исследований в области экономики - Цюрихский университет.
      • Фер, Эрнст энд Шмидт, Клаус М., 1999. " Теория справедливости, конкуренции и сотрудничества ," Мюнхенские репринты по экономике 20650, Мюнхенский университет, экономический факультет.
      • Fehr, Ernst & Schmidt, Klaus M., 1998. " Теория справедливости, конкуренции и сотрудничества ," Документы для обсуждения CEPR 1812 г., C.E.P.R. Документы для обсуждения.
    4. Роберт С. Шупп и Арлингтон В. Уильямс, 2008 г. " Различия в предпочтениях малых групп и отдельных лиц к риску ", Экономический журнал, Королевское экономическое общество, т. 118 (525), страницы 258-283, январь.
      • Роберт С. Шупп и Арлингтон Уильямс, 2003. « Дифференциал предпочтений к риску малых групп и отдельных лиц », Рабочие бумаги 200301, Государственный университет Болла, факультет экономики, отредактировано в апреле 2006 г.
      • Роберт С. Шупп и Арлингтон В. Уильямс, 2006 г. « Дифференциал предпочтений к риску малых групп и отдельных лиц », Рабочие документы CAEPR 2006-006, Центр прикладной экономики и политических исследований, Департамент экономики, Университет Индианы, Блумингтон.
    5. Анджела А. Хунг и Чарльз Р. Плотт, 2001. « Информационные каскады: репликация и расширение на правила большинства и учреждения, поощряющие соответствие », Американский экономический обзор, Американская экономическая ассоциация, т.91 (5), страницы 1508-1520, декабрь.
    6. Биккьери, Кристина и Эрте, Сяо, 2007. « Поступайте правильно: но только если так поступают другие ,» Бумага MPRA 4609, Университетская библиотека Мюнхена, Германия.
    7. Мария Бигони и Марко Казари, Анджей Скшипач и Джанкарло Спаньоло, 2015. « Горизонт времени и сотрудничество в непрерывном времени », Econometrica, Econometric Society, vol. 83, страницы 587-616, март.
      • Мария Бигони и Марко Казари, Анджей Скшипач и Джанкарло Спаньоло, 2011.« Горизонт времени и сотрудничество в непрерывном времени », Серия рабочих документов ЕМЭФ 1116, Институт экономики и финансов Эйнауди (EIEF), пересмотрен в январе 2013 г.
      • Бигони, Мария и Казари, Марко и Скшипач, Анджей и Спаньоло, Джанкарло, 2013. « Горизонт времени и сотрудничество в непрерывном времени », Научно-исследовательские работы 2088r, Стэнфордский университет, Высшая школа бизнеса.
      • М. Бигони, М. Казари, А. Скшипач и Г. Спаньоло, 2011.« Горизонт времени и сотрудничество в непрерывном времени », Рабочие бумаги wp796, Dipartimento Scienze Economiche, Университет Болоньи.
      • Бигони, Мария и Казари, Марко и Скшипач, Анджей и Спаньоло, Джанкарло, 2011. « Горизонт времени и сотрудничество в непрерывном времени », Научно-исследовательские работы 2088, Стэнфордский университет, Высшая школа бизнеса.
    8. Кораццини, Лука и Грейнер, Бен, 2007. « Стадо, социальные предпочтения и (несоответствие) ,» Economics Letters, Elsevier, vol.97 (1), страницы 74-80, октябрь.
    9. Энтони Зигельмейер и Фредерик Кесслер, Юрген Брахт и Эяль Винтер, 2010 г. " Хрупкость информационных каскадов: экспериментальное исследование с использованием выявленных убеждений ", Экспериментальная экономика, Springer; Ассоциация экономических наук, т. 13 (2), страницы 121–145, июнь.
    10. Паоло Крозетто и Антонио Филиппин, 2013 г. « Задача выявления риска« бомбы »,» Журнал риска и неопределенности, Springer, vol. 47 (1), страницы 31-65, август.
      • Паоло Крозетто и Антонио Филиппин, 2012 г. " Задача выявления риска" Бомба "," Статьи об экономических исследованиях в Йене 2012-035, Йенский университет Фридриха Шиллера.
      • Крозетто, Паоло и Филиппин, Антонио, 2012 г. " Задача выявления риска" Бомба "," Документы для обсуждения IZA 6710, Институт экономики труда (ИЗА).
      • Паоло Крозетто и Антонио Филиппин, 2012 г. " Задача выявления риска" Бомба "," Документы SOEP по многопрофильному исследованию панельных данных 517, DIW Berlin, Немецкая социально-экономическая группа (SOEP).
    11. Антонио Филиппин и Паоло Крозетто, 2016. « Click‘n’Roll: Нет доказательств иллюзии контроля », Де Экономист, Springer, т. 164 (3), страницы 281-295, сентябрь.
      • Филиппин А. и Крозетто П., 2015. " Click'n'Roll: Нет доказательств иллюзии контроля ," Рабочие бумаги 2015-06, Лаборатория прикладной экономики Гренобля (GAEL).
      • Антонио Филиппин и Паоло Крозетто, 2016 г. « Click‘n’Roll: Нет доказательств иллюзии контроля », Пост-печать hal-01845699, HAL.
      • Филиппин, Антонио и Крозетто, Паоло, 2015. " Click'n'Roll: Нет доказательств иллюзии контроля ," Документы для обсуждения IZA 9030, Институт экономики труда (ИЗА).
    12. Джейкоб К. Гори и Лиат Ярив, 2015. « Соответствие в лаборатории ,» Журнал Ассоциации экономических наук, Springer; Ассоциация экономических наук, т. 1 (1), страницы 15–28, июль.
    13. Дэниэл Фридман и Райан Опреа, 2012 г. « Непрерывная дилемма », Американский экономический обзор, Американская экономическая ассоциация, т.102 (1), страницы 337-363, февраль.
    14. Сушил Бихчандани и Дэвид Хиршлейфер и Иво Велч, 1998. " Обучение на чужом поведении: конформность, причуды и информационные каскады ", Журнал экономических перспектив, Американская экономическая ассоциация, т. 12 (3), страницы 151-170, Summer.
    15. Гэри Чарнесс и Ури Гнизи, 2010 г. «Выбор портфеля и отношение к риску: эксперимент », Экономическое расследование, Международная западная экономическая ассоциация, т.48 (1), страницы 133-146, январь.
    16. Fosgaard, Toke Reinholt & Hansen, Lars Gaarn & Piovesan, Marco, 2013. «, отделяющая волю от благодати: эксперимент на соответствие и осведомленность в обмане », Журнал экономического поведения и организации, Elsevier, vol. 93 (C), страницы 279-284.
    17. Тёни, Кристиан и Гехтер, Саймон, 2015. « Эффекты сверстников и социальные предпочтения в добровольном сотрудничестве: теоретический и экспериментальный анализ », Журнал экономической психологии, Elsevier, vol.48 (C), страницы 72-88.
    18. Bikhchandani, Sushil & Hirshleifer, David & Welch, Ivo, 1992. « Теория причуд, моды, обычаев и культурных изменений в информационных каскадах », Журнал политической экономии, University of Chicago Press, vol. 100 (5), страницы 992-1026, октябрь.
    19. Бернхейм, Б. Дуглас, 1994. « Теория соответствия ,» Журнал политической экономии, University of Chicago Press, vol. 102 (5), страницы 841-877, октябрь.
    20. Бардсли, Николас и Саусгрубер, Руперт, 2005.« Соответствие и взаимность в обеспечении общественного блага ,» Журнал экономической психологии, Elsevier, vol. 26 (5), страницы 664-681, октябрь.
    21. Андерсон, Лиза Р & Холт, Чарльз А., 1997. « информационных каскадов в лаборатории », Американский экономический обзор, Американская экономическая ассоциация, т. 87 (5), страницы 847-862, декабрь.
    22. Герт Г. Вагнер и Иоахим Р. Фрик и Юрген Шупп, 2007. « Немецкое социально-экономическое панельное исследование (SOEP) - масштаб, развитие и усовершенствования », Schmollers Jahrbuch: Journal of Applied Social Science Studies / Zeitschrift für Wirtschafts- und Sozialwissenschaften, Duncker & Humblot, Berlin, vol.127 (1), страницы 139-169.
    23. Рэйчел Кросон и Ури Гнизи, 2009. " Гендерные различия в предпочтениях ," Журнал экономической литературы, Американская экономическая ассоциация, т. 47 (2), страницы 448-474, июнь.
    24. Чарнесс, Гэри и Гнизи, Ури, 2012. « Веские доказательства гендерных различий в принятии рисков », Журнал экономического поведения и организации, Elsevier, vol. 83 (1), страницы 50-58.
    25. Абхиджит В. Банерджи, 1992. " Простая модель поведения стада ," Ежеквартальный журнал экономики, Oxford University Press, vol.107 (3), страницы 797-817.
    Полные ссылки (включая те, которые не соответствуют элементам в IDEAS)

    Цитаты

    Цитаты извлекаются проектом CitEc, подпишитесь на его RSS-канал для этого элемента.


    Цитируется по:

    1. Антонио Филиппин и Паоло Крозетто, 2016. « Click‘n’Roll: Нет доказательств иллюзии контроля », Де Экономист, Springer, т. 164 (3), страницы 281-295, сентябрь.
      • Филиппин, А.И Крозетто, П., 2015. " Click'n'Roll: Нет доказательств иллюзии контроля ," Рабочие бумаги 2015-06, Лаборатория прикладной экономики Гренобля (GAEL).
      • Антонио Филиппин и Паоло Крозетто, 2016 г. « Click‘n’Roll: Нет доказательств иллюзии контроля », Пост-печать hal-01845699, HAL.
      • Филиппин, Антонио и Крозетто, Паоло, 2015. " Click'n'Roll: Нет доказательств иллюзии контроля ," Документы для обсуждения IZA 9030, Институт экономики труда (ИЗА).
    2. Франческа Джоя, 2017. « Влияние сверстников на рискованное поведение: важность групповой идентичности », Экспериментальная экономика, Springer; Ассоциация экономических наук, т. 20 (1), страницы 100-129, март.

    Самые популярные товары

    Это элементы, которые чаще всего цитируют те же работы, что и эта, и цитируются в тех же работах, что и эта.
    1. Дифэн Пэн и Юлей Рао, Сяньмин Сунь и Эрте Сяо, 2019. « Дополнительное раскрытие информации и обучение с наблюдением ,» Рабочие документы Monash Economics 05-18, Университет Монаш, факультет экономики.
    2. Джейкоб К. Гори и Лиат Ярив, 2015. « Соответствие в лаборатории ,» Журнал Ассоциации экономических наук, Springer; Ассоциация экономических наук, т. 1 (1), страницы 15–28, июль.
    3. Кроуфорд, Ян и Харрис, Донна, 2018. « Социальные взаимодействия и влияние« экстремистов »,» Журнал экономического поведения и организации, Elsevier, vol. 153 (C), страницы 238-266.
    4. Димант, Евгений, 2019. « Распространение про- и антисоциального поведения среди сверстников и роль социальной близости », Журнал экономической психологии, Elsevier, vol.73 (C), страницы 66-88.
      • Димант, Ойген, 2015. « О влиянии сверстников: поведенческое заражение (не) этическим поведением и роль социальной идентичности », Бумага MPRA 68732, Университетская библиотека Мюнхена, Германия.
      • Ойген Димант, 2018. « Инфекция про- и антисоциального поведения среди сверстников и роль социальной близости », Документы для обсуждения 2018-04, Центр исследований решений и экспериментальной экономики, Школа экономики, Университет Ноттингема.
      • Евгений Димант, 2020. « Инфекция про- и антисоциального поведения среди сверстников и роль социальной близости », Серия рабочих документов CESifo 8263, CESifo.
      • Ойген Димант, 2016. « О влиянии сверстников: распространение про- и антисоциального поведения при благотворительности и роль социальной идентичности », Рабочие документы СИЗ 0006, философия, политика и экономика, Пенсильванский университет.
      • Ойген Димант, 2017. " О влиянии сверстников: распространение про- и антисоциального поведения и роль социальной сплоченности ", Документы для обсуждения 2017-06, Центр исследования решений и экспериментальной экономики, Школа экономики, Университет Ноттингема.
    5. Drehmann, Mathias & Oechssler, Jorg & Roider, Andreas, 2007. « Поголовье с внешними выгодами и без них - интернет-эксперимент », Международный журнал промышленной организации, Elsevier, vol. 25 (2), страницы 391-415, апрель.
      • Drehmann, Mathias & Oechssler, Jörg & Roider, Andreas, 2004. « Поголовье с внешними эффектами и без них - Интернет-эксперимент », Документы для обсуждения Bonn Econ 15/2004, Боннский университет, Боннская высшая школа экономики (BGSE).
      • Drehmann, Mathias & Oechssler, Jörg & Roider, Andreas, 2005. " Поголовье с внешними эффектами и без них - Интернет-эксперимент ", Документы для обсуждения CEPR 5310, C.E.P.R. Документы для обсуждения.
      • Матиас Дрехманн и Йорг Охсслер и Андреас Ройдер, 2005 г. « Поголовье с внешними эффектами и без них - Интернет-эксперимент », Рабочие бумаги 0420, Гейдельбергский университет, факультет экономики, пересмотрено в апреле 2005 г.
    6. Кораццини, Лука и Грейнер, Бен, 2007.« Стадо, социальные предпочтения и (несоответствие) ,» Economics Letters, Elsevier, vol. 97 (1), страницы 74-80, октябрь.
    7. Бернадо Морено и Мария дель Пино Рамос-Соса и Исмаэль Родригес-Лара, 2016 г. « Соответствие, информация и правдивое голосование ,» Рабочие бумаги 2016-01, Университет Малаги, Департамент экономической теории, Центр исследований экономической теории Малаги.
    8. Даффи, Джон и Хопкинс, Эд и Корниенко, Татьяна, 2021. " Одинокий волк или стадное животное? Выбор информации и обучение у других ," Европейский экономический обзор, Elsevier, vol.134 (С).
    9. Зафар, Басит, 2011. " Экспериментальное исследование того, почему люди соответствуют ", Европейский экономический обзор, Elsevier, vol. 55 (6), страницы 774-798, август.
    10. Дельфино, Алексия и Маренго, Луиджи и Плонер, Маттео, 2016. « Я сделал это по-вашему. Экспериментальное исследование влияния сверстников на инвестиционный выбор », Журнал экономической психологии, Elsevier, vol. 54 (C), страницы 113-123.
    11. Паоло Крозетто и Антонио Филиппин, 2013 г." Теоретическая и экспериментальная оценка пяти методов выявления рисков ", Документы SOEP по многопрофильному исследованию панельных данных 547, DIW Berlin, Немецкая социально-экономическая группа (SOEP).
    12. Март, Кристоф и Зигельмейер, Энтони, 2020. " Альтруистическое обучение с наблюдением ," Журнал экономической теории, Elsevier, vol. 190 (С).
    13. Даффи, Джон и Хопкинс, Эд и Корниенко, Татьяна и Ма, Минге, 2019. « Выбор информации в эксперименте по социальному обучению », Игры и экономическое поведение, Elsevier, vol.118 (C), страницы 295-315.
    14. Hirshleifer, David & Teoh, Siew Hong, 2008. « Инфекция мышления и поведения на рынках капитала », Бумага MPRA 9164, Университетская библиотека Мюнхена, Германия.
    15. Лукас Меуб и Тилль Прогер и Хендрик Хюнинг, 2017 г. « Сравнение эндогенного и экзогенного времени в эксперименте по социальному обучению », Журнал экономического взаимодействия и координации, Springer; Общество экономических наук с гетерогенными взаимодействующими агентами, т.12 (1), страницы 143-166, апрель.
    16. Фишман, Артур и Фишман, Рам и Гнизи, Ури, 2019. « Рассказ о двух ларьках с едой: Полевое обучение с наблюдением », Журнал экономического поведения и организации, Elsevier, vol. 159 (C), страницы 101-108.
    17. Джонатан Э. Алеви, Майкл С. Хей и Джон Лист, 2006. " Информационные каскады: данные эксперимента с профессионалами финансового рынка ", Рабочие документы NBER 12767, Национальное бюро экономических исследований, Inc.
    18. Стоун, Дэниел Ф. и Миллер, Стивен Дж., 2013. « Руководство, обучение и скотоводство ,» Математические социальные науки, Elsevier, vol. 65 (3), страницы 222-231.
    19. Кристоф Март, 2011 г. « Адаптивное социальное обучение ,» Рабочие бумаги halshs-00572528, HAL.
    20. Эгебарк, Йохан и Экстрём, Матиас, 2011. « Нравится то, что нравится вам, или нравится то, что нравится другим? Соответствие и влияние коллег на Facebook », Серия рабочих документов 886, Научно-исследовательский институт экономики промышленности.

    Подробнее об этом товаре

    Ключевые слова

    конформизм; отношение к риску; эксперимент;
    Все эти ключевые слова.

    Классификация JEL:

    • C81 - Математические и количественные методы - - Методология сбора и оценки данных; Компьютерные программы - - - Методология сбора, оценки и систематизации микроэкономических данных; Доступ к данным
    • C91 - Математические и количественные методы - - Планирование экспериментов - - - Лаборатория, индивидуальное поведение
    • D81 - Микроэкономика - - Информация, знания и неопределенность - - - Критерии принятия решений в условиях риска и неопределенности

    Поля нэпа

    Этот документ был анонсирован в следующих отчетах нэпа:

    Статистика

    Доступ и загрузка статистики

    Исправления

    Все материалы на этом сайте предоставлены соответствующими издателями и авторами.Вы можете помочь исправить ошибки и упущения. При запросе исправления укажите идентификатор этого элемента: RePEc: iza: izadps: dp9029 . См. Общую информацию о том, как исправить материал в RePEc.

    По техническим вопросам, касающимся этого элемента, или для исправления его авторов, заголовка, аннотации, библиографической информации или информации для загрузки, обращайтесь:. Общие контактные данные провайдера: http://www.iza.org .

    Если вы создали этот элемент и еще не зарегистрированы в RePEc, мы рекомендуем вам сделать это здесь.Это позволяет привязать ваш профиль к этому элементу. Это также позволяет вам принимать потенциальные ссылки на этот элемент, в отношении которого мы не уверены.

    Если CitEc распознал библиографическую ссылку, но не связал с ней элемент в RePEc, вы можете помочь с этой формой .

    Если вам известно об отсутствующих элементах, цитирующих этот элемент, вы можете помочь нам создать эти ссылки, добавив соответствующие ссылки таким же образом, как указано выше, для каждого элемента ссылки. Если вы являетесь зарегистрированным автором этого элемента, вы также можете проверить вкладку «Цитаты» в своем профиле RePEc Author Service, поскольку там могут быть некоторые цитаты, ожидающие подтверждения.

    По техническим вопросам, касающимся этого элемента, или для исправления его авторов, названия, аннотации, библиографической информации или информации для загрузки, обращайтесь: Holger Hinte (адрес электронной почты указан ниже). Общие контактные данные провайдера: http://www.iza.org .

    Обратите внимание, что исправления могут занять пару недель, чтобы отфильтровать различные сервисы RePEc.

    Соответствие дошкольников (и его мотивация) связано с их личностью и личностью родителей

    .2018 ноя; 36 (4): 573-588. DOI: 10.1111 / bjdp.12243. Epub 2018 31 марта.

    Принадлежности Расширять

    Принадлежность

    • 1 Упсальская лаборатория для детей и младенцев, Департамент психологии, Уппсальский университет, Швеция.

    Элемент в буфере обмена

    Kahl Hellmer et al. Br J Dev Psychol. 2018 ноя.

    Показать детали Показать варианты

    Показать варианты

    Формат АннотацияPubMedPMID

    .2018 ноя; 36 (4): 573-588. DOI: 10.1111 / bjdp.12243. Epub 2018 31 марта.

    Принадлежность

    • 1 Упсальская лаборатория для детей и младенцев, Департамент психологии, Уппсальский университет, Швеция.

    Элемент в буфере обмена

    Полнотекстовые ссылки Опции CiteDisplay

    Показать варианты

    Формат АннотацияPubMedPMID

    Абстрактный

    Предыдущие исследования соответствия были в основном сосредоточены на факторах, которые снижают уровень соответствия в целом, и мало внимания уделяли объяснению индивидуальных различий.В этом исследовании мы исследуем пятифакторную модель личностных черт как родителей, так и детей и экспериментально выявили соответствие у 3,5-летних (N = 59), используя парадигму Аша, с которой мы измеряем как явное соответствие (общественные отклики), так и скрытые мнения (частные убеждения после конформистских ответов): правильное скрытое мнение после неправильного конформистского ответа является результатом социально нормативной мотивации, тогда как неправильное скрытое мнение является результатом информационной мотивации.Наши данные показывают, что (1) низкая родительская экстраверсия связана с общим уровнем соответствия участников, (2) а низкая степень экстраверсии участников и высокая открытость связаны с информационной, а не нормативной мотивацией соответствовать. Это говорит о том, что чувствительность к социальному контексту или уровню социальной активности, проявляющаяся в экстраверсии, может быть важным фактором конформистского поведения. Заявление о взносе Что уже известно по этому вопросу? Мы все подчиняемся с раннего детства - и даже тогда, когда мы должны знать лучше. Мы можем соответствовать нормативным и информационным мотивам. Некоторые из них более склонны подчиняться, чем другие. Что добавляет это исследование? Это первое исследование, в котором используется индивидуальный подход к соответствию развитию. Социальная вовлеченность (экстраверсия) является важным фактором соответствия.

    Ключевые слова: соответствие; айтрекинг; личность.

    © 2018 Британское психологическое общество.

    Похожие статьи

    • Сильное и стратегическое понимание конформизма со стороны 3- и 5-летних детей.

      Кордонье Л, Крапива Т, Роша П. Кордонье Л. и др. Br J Dev Psychol. 2018 сентябрь; 36 (3): 438-451. DOI: 10.1111 / bjdp.12229. Epub 2017 18 декабря. Br J Dev Psychol. 2018. PMID: 29265381

    • [Исследование темперамента и личности детей с диагнозом синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ)].

      Бувар М., Сигель Л., Лоран А.Bouvard M, et al. Энцефала. 2012 Октябрь; 38 (5): 418-25. DOI: 10.1016 / j.encep.2012.01.004. Epub 2012 26 мая. Энцефала. 2012 г. PMID: 23062456 Французкий язык.

    • Соответствие заданию Аша в зависимости от возраста.

      Уокер МБ, Андраде М.Г. Уокер МБ и др. J Soc Psychol. 1996 июнь; 136 (3): 367-72. DOI: 10.1080 / 00224545.1996.9714014. J Soc Psychol. 1996 г.PMID: 8758616

    • Информационные и нормативные влияния на соответствие с нейрокомпьютерной точки зрения.

      Toelch U, Dolan RJ. Toelch U, et al. Trends Cogn Sci. 2015 Октябрь; 19 (10): 579-589. DOI: 10.1016 / j.tics.2015.07.007. Trends Cogn Sci. 2015 г. PMID: 26412096 Рассмотрение.

    • Личность: универсальная и культурно специфическая.

      Heine SJ, Buchtel EE. Heine SJ, et al. Анну Рев Психол. 2009; 60: 369-94. DOI: 10.1146 / annurev.psych.60.110707.163655. Анну Рев Психол. 2009 г. PMID: 1

      27 Рассмотрение.

    Типы публикаций

    • Поддержка исследований, за пределами США. Правительство

    Условия MeSH

    • Детское поведение / физиология *
    • Экстраверсия, Психологический
    • Личность / физиология *

    LinkOut - дополнительные ресурсы

    • Полнотекстовые источники

    • Другие источники литературы

    Полнотекстовые ссылки [Икс] Wiley [Икс]

    цитировать

    Копировать

    Формат: AMA APA ГНД NLM

    Биологические основы соответствия

    Front Neurosci.2012; 6: 87.

    TJH Morgan

    1 Школа биологии, Университет Сент-Эндрюс, Сент-Эндрюс, Файф, Великобритания

    KN Laland

    1 Школа биологии, Университет Сент-Эндрюс, Сент-Эндрюс, Файф , Великобритания

    1 Школа биологии, Университет Сент-Эндрюс, Сент-Эндрюс, Файф, Великобритания

    Отредактировал: Гвидо Биле, Университет Осло, Норвегия

    Рецензент: Кэролайн Юн, Мичиганский университет, США; Кристофер Дж. Берк, Обсерватория Гарвардского колледжа, США

    * Для переписки: К.Н. Лаланд, Школа биологии, Университет Сент-Эндрюс, Bute Medical Buildings, Westburn Lane, St Andrews, KY16 9TS Fife, UK. e-mail: [email protected]

    Эта статья была отправлена ​​в Frontiers in Decision Neuroscience, специальность Frontiers in Neuroscience.

    Поступило 7 марта 2012 г .; Принято 24 мая 2012 г.

    Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями Некоммерческой лицензии Creative Commons Attribution, которая разрешает некоммерческое использование, распространение и воспроизведение на других форумах при условии указания авторов и источника.Эта статья цитировалась в других статьях в PMC.

    Abstract

    Для людей характерна крайняя зависимость от информации, передаваемой культурой, и недавняя формальная теория предсказывает, что естественный отбор должен способствовать адаптивным стратегиям обучения, которые способствуют эффективному копированию и принятию решений. Одна из стратегий, которая привлекла особое внимание, - это конформистская передача, определяемая как несоразмерно вероятное принятие наиболее распространенного варианта. В литературе по социальной психологии исторически подчеркивалось важное значение конформности, а в последнее время также стали поступать сообщения о конформистском поведении у животных, не являющихся людьми.Однако математические анализы различаются тем, насколько важным и широко распространенным, по их мнению, будет соответствие, а соответствующих экспериментальных работ мало, и они генерируют результаты, которые противоречат друг другу и не соответствуют предсказаниям моделей. Мы рассматриваем соответствующую литературу, рассматривая причинно-следственную связь, функцию, историю и онтогенез соответствия, и описываем компьютерный эксперимент на людях, который мы провели для устранения двусмысленностей. Мы обнаружили, что только когда было доступно много демонстрантов и испытуемые были неуверенными, поведение испытуемых было конформистским.Дальнейший анализ показал, что основная реакция только на социальную информацию была в целом конформистской. Таким образом, наши данные согласуются с конформистским использованием социальной информации, но, поскольку поведение субъектов является результатом как социальных, так и асоциальных влияний, результирующее поведение может не быть конформистским. В заключение мы свяжем эти открытия с литературой по когнитивной нейробиологии, которая недавно начала исследовать нейронные основы социального обучения. Здесь конформистская передача может быть особенно полезным тематическим исследованием не только потому, что есть четко определенные и удобные возможности охарактеризовать биологические основы этой формы социального обучения, но также потому, что первые результаты предполагают, что люди могут обладать особыми когнитивными адаптациями для эффективной социальной адаптации. обучение.

    Ключевые слова: конформность, социальное обучение, культурная трансмиссия, культурная эволюция

    В 1963 году этолог Нико Тинберген утверждал, что для полного понимания поведения в биологии необходимо рассматривать его с четырех различных точек зрения: с точки зрения истории, онтогенеза и т. Д. функция и причинно-следственная связь. Хотя подобные эвристики могут ограничивать исследования, а также помогать им (Laland et al., 2011a), реализация ответов на четыре вопроса Тинбергена часто является очень полезной целью для исследования, поощряя широкий взгляд на поведение и поощряя междисциплинарные подходы.Здесь мы сосредотачиваемся на поведенческом соответствии, теме, которая привлекла значительное внимание по крайней мере с трех из этих точек зрения. Ниже мы суммируем выводы о конформности, полученные из социальной психологии и психологии развития, моделирования и экспериментирования культурной эволюции, социального обучения животных и когнитивной нейробиологии. Поскольку подходы в этих областях не полностью соответствуют вопросам Тинбергена, мы организуем наш анализ на дисциплинарной основе, но обращаем внимание на то, какие из вопросов Тинбергена рассматриваются в каждом конкретном случае.Мы пришли к выводу, что изучению соответствия препятствовали несогласованность определений и экспериментальные ограничения, и признаем необходимость более всеобъемлющей теоретической основы, если исследователи хотят продвигаться к общему пониманию, которое охватывает эти различные области.

    Литература по социальной психологии

    Самые ранние исследования конформности были проведены социальными психологами в двадцатом веке и были сосредоточены в основном на его причинной связи; то есть на социальных контекстах, которые его вызвали (Jenness, 1932; Sherif, 1935; Asch, 1955).В чрезвычайно влиятельной статье Соломон Аш (Asch, 1955) описал наблюдение, что взрослые охотно отказываются от собственных перцептивных суждений в очень простой визуальной задаче, когда сталкиваются с группой единомышленников, которые с ними не согласны. Аш назвал это поведение соответствием, предполагая, что почтение к групповой норме обусловлено желанием получить социальное одобрение. Такой вывод был воспроизведен огромное количество раз в разных возрастных группах и культурах, и было выявлено большое количество факторов, влияющих на соответствие индивидов, включая размер группы (Asch, 1955; Bond, 2005), сложность задачи и важность ( Барон и др., 1996), культурной (Bond and Smith, 1996) мотивации (Griskevicius et al., 2006) и настроения (Tong et al., 2008). Хотя социальная психология, изобилующая эмпирическими данными, успешно определила множество факторов, влияющих на принятие людьми решений других, она изо всех сил пыталась объединить такие выводы в единую теоретическую основу. Возможно, наиболее успешной попыткой является теория социального воздействия (Latane, 1981; Latane, Wolf, 1981; Nowak et al., 1990), которая характеризует социальное влияние как силу, аналогичную физической силе, такой как электромагнетизм, которая действует на личность.Предлагаемые факторы, влияющие на величину этой силы, - это ее сила (определяемая такими факторами, как возраст и статус источника), непосредственность (близость в пространстве-времени к наблюдателю) и количество людей в группе, которой наблюдатель выставлен. Теория социального воздействия может эффективно объяснить убывающий эффект увеличения числа сообщников в экспериментах Аша (Latane, 1981), а также была распространена на случаи, когда большинство конфликтовало с меньшинством (Latane and Wolf, 1981).Однако его переменные силы и непосредственности - именно то, что отличает его от других моделей (например, Tanford and Penrod, 1984) - натолкнулись на противоречивые эмпирические данные, и там, где были обнаружены эффекты, они, как правило, были очень низкой величины (Mullen, 1985). , 1986; Джексон, 1986). Более того, эти теории в значительной степени основывались на исследованиях, связанных с принятием произвольных или причудливых групповых решений, и поэтому их способность понимать социальное влияние в более общем плане, особенно в контексте эволюции, ограничена.Соответственно, амбиции теорий социального влияния социальной психологии, хотя и ценный вклад в изучение социального обучения, никогда не были полностью реализованы.

    Тем не менее, теории социального влияния оказались очень успешными в учете эффектов размера группы. Более того, социальная психология также является источником ценного различия между информационными и нормативными мотивами для соответствия групповой норме (Deutsch and Gerard, 1955). Это различие возникло, когда исследователи пытались понять, почему их испытуемые соглашались с явно неправильными решениями.Они отстаивали две цели со стороны испытуемого: одна - быть правильной, а вторая - получить положительную оценку других посредством согласия. Первая цель - информационная, вторая - нормативная. Поскольку простота задачи в экспериментах Аша, кажется, исключает информационную цель, утверждалось, что испытуемые подчинялись, чтобы получить нормативное вознаграждение, полученное за согласие со своими товарищами по группе. Удивительно, учитывая это, Дойч и Джерард (1955) обнаружили, что некоторые испытуемые все равно выбирали явно неправильный ответ, даже если они принимали решение в отсутствие единомышленников.Они восприняли это как означающее, что конфедераты также оказывали некоторое информационное влияние и что испытуемые действительно могли поверить групповым решениям. Альтернативное объяснение состоит в том, что, даже будучи явно изолированными, людям может быть трудно сопротивляться нормативным тенденциям.

    Моделирование культурной эволюции

    Стимулом к ​​изучению конформности послужила также теория культурной эволюции. Начиная с 1970-х годов группа теоретических эволюционных биологов начала исследовать культуру и социальную передачу информации с использованием математических эволюционных моделей (Кавалли-Сфорца и Фельдман, 1981; Ламсден и Уилсон, 1981; Бойд и Ричерсон, 1985).Центральным в этом подходе было определение использования социальной информации в контексте эволюции (то есть с учетом ее «функции» и «эволюционной истории» с точки зрения вопросов Тинбергена) и попытка понять, когда и как люди должны полагаться на социальные трансмиссия, чтобы максимально улучшить их физическую форму. Было предсказано, что люди обладают широким спектром предубеждений, связанных с культурной передачей, которые диктуют, когда они копируют других и кого копируют (Boyd and Richerson, 1985; Feldman et al., 1996; Генрих и Бойд, 1998; Schlag, 1998, 1999; Генрих и Гил-Уайт, 2001; Генрих и Макэлрит, 2003; Лаланд, 2004; Энквист и др., 2007; Вакано и Аоки, 2007; Кендал и др., 2009). Культурные эволюционисты использовали термин «конформность» для описания определенного правила обучения, согласно которому индивидуум с непропорционально высокой вероятностью принимал решение большинства (см. Бойд и Ричерсон, 1985, с. 206, см. Рисунок). Математические модели установили, что конформность является эффективной стратегией в пространственно изменчивой среде с миграцией между субпопуляциями, потому что она помогает людям сосредоточиться на локально адаптивном поведении (Boyd and Richerson, 1985; Henrich and Boyd, 1998; Nakahashi et al., готовится к печати). В этом отношении понятие соответствия культурным эволюционистам хорошо согласуется с информационным понятием соответствия - ожидается, что люди будут соответствовать, потому что это приводит их к получению ценной информации, улучшающей физическую форму. Тем не менее, эволюция этой тенденции к соответствию может также правдоподобно объяснить существование нормативного соответствия (Boyd and Richerson, 1985; Richerson and Boyd, 2005). Более того, разные группы могут соответствовать разным вариантам под действием конформистской предвзятости, что может объяснить комбинацию стабильной межгрупповой гетерогенности и внутригрупповой однородности, наблюдаемой в человеческих популяциях, и потенциально способствовать культурному групповому отбору (Boyd and Richerson, 1985; Richerson). и Boyd, 2005; Kendal et al., 2009).

    Соответствие (пунктирная линия) - это лишь одно из нескольких правил обучения, которые приводят к все более вероятному усвоению признака по мере его увеличения частоты, однако оно уникально, поскольку тенденция к наиболее популярному признаку непропорциональна, учитывая его частоту . Пропорциональная тенденция, эквивалентная случайному копированию (сплошная линия), приводит к вероятности принятия, равной частоте признака, тогда как антиконформизм (пунктирная линия) сопротивляется наиболее популярному выбору и имеет последствия для популяции, противоположные конформизму.Из этих частотно-зависимых правил только конформность ведет к однородному групповому поведению.

    Однако теоретический анализ обнаружил противоречивые результаты при исследовании адаптивной ценности конформистского ответа на социальную информацию. Например, некоторые модели показали, что конформность развивается вместе с менее разборчивым социальным обучением и хорошо справляется даже в условиях пространственно и временно изменчивой среды (Boyd and Richerson, 1985; Henrich and Boyd, 1998). Однако эти модели подвергались критике, поскольку они предполагают, что люди имеют доступ ко всем вариантам поведения в любое время и просто должны выбрать правильный вариант.Критики утверждают, что при ослаблении этого предположения страдает конформность (Eriksson et al., 2007). Однако можно утверждать, что модели Эрикссона и др. Не более реалистичны, чем модели Бойда, Ричерсона, Хенриха и др., Поскольку здесь каждый случай изменения окружающей среды означает, что с нуля необходимо разработать совершенно новое поведение. Не менее важна степень пространственных и временных вариаций, поскольку первая способствует опоре на конформность, а вторая - против нее (Hoppitt et al., 2010; Nakahashi et al., готовится к печати). Таким образом, степень, в которой ожидается адаптивность соответствия, оспаривается, но данные теоретических моделей в целом заставляют нас ожидать широкого диапазона условий, при которых оно будет использоваться.

    Можно подумать, что огромное количество эмпирических данных из социальной психологии проясняет этот вопрос, поскольку исследователи могут эмпирически определить, проявляли ли и при каких обстоятельствах человеческие субъекты конформистские тенденции. Однако, к сожалению, это не так по двум причинам.Во-первых, хотя от конформиста можно ожидать, что он будет вести себя как испытуемые в экспериментальной парадигме Аша, такие эксперименты неспособны различить несколько возможных правил обучения, которые постулируют положительную взаимосвязь между популярностью черты и вероятностью ее принятия. Например, как показано на рисунке, соответствие, антиконформизм и случайное копирование - все это приводит к тому, что более популярные черты с большей вероятностью будут приняты, чем менее популярные (Boyd and Richerson, 1985), но среди них только соответствие приведет к гомогенизация группового поведения; антиконформизм подрывает любые групповые предпочтения, в то время как случайное копирование не влияет на частоту черт.Во-вторых, непропорциональная тенденция к принятию поведения большинства ожидается только в тех случаях, когда наблюдающий индивид наивен (Boyd and Richerson, 1985). Это означает, что парадигма Аша не подходит для исследования конформности в контексте культурной эволюции, поскольку простота используемых задач означала, что испытуемые были далеки от наивности, когда прислушивались к решениям конфедератов. Вместо этого необходимо контролировать асоциальную информацию либо экспериментально, используя такой план, чтобы испытуемые действительно находились в состоянии наивности, либо статистически, чтобы была принята мера асоциальной информации и ее можно было использовать в анализе для разделения эффектов воздействия. асоциальная и социальная информация.Учитывая это, эмпирически мыслящие культурные эволюционисты провели дальнейшие исследования, чтобы изучить природу реакции на частоту вариантов.

    Эксперименты на животных

    Прежде чем рассматривать эксперименты с людьми, стоит отметить, что исследователи социального обучения проделали большую работу с другими животными в поисках конформистского обучения. Это обеспечивает дальнейшее понимание третьего из вопросов Тинбергена, эволюционной истории, поскольку, рассматривая текущее таксономическое распределение конформности, исследователи потенциально могут сделать вывод о наиболее вероятной эволюционной истории признака.Фактически, доказательства соответствия существуют для широкого круга таксонов, включая рыб (Day, 2001; Pike and Laland, 2010), крыс (Konopasky and Telegdy, 1977; Galef and Whiskin, 2008), обезьян (Dindo et al. , 2009) и человекообразных обезьян (Whiten et al., 2005), хотя в последнем случае требование соответствия основывается на более нормативном понятии. Однако следует отметить, что методов, использованных в этих исследованиях, как и в эксперименте Аша, обычно недостаточно, чтобы исключить другие формы социального обучения, которые предполагают положительную взаимосвязь между популярностью черты характера и вероятностью ее принятия.Единственное известное нам исследование, которое предоставляет убедительные доказательства того, что животные, не являющиеся людьми, демонстрируют непропорциональную тенденцию к принятию поведения большинства, - это исследование Пайка и Лаланда (2010) об использовании общественной информации о колюшках. Учитывая таксономическое расстояние между рыбами и людьми, этот результат, скорее всего, отражает конвергентный отбор на соответствие, а не на гомологичную способность (Laland et al., (2011b). Таким образом, хотя это интригует, но требуется более подробная экспериментальная работа, чтобы понять как эволюционная история человеческой способности к соответствию и ее филогенетическое распространение.

    Эксперименты на людях

    В отношении людей, однако, было проведено несколько экспериментов с необходимой точностью, чтобы отличить непропорциональную тенденцию к принятию решения большинством от других правил, которые не имеют таких же последствий на уровне популяции. Efferson et al. (2008) провели эксперимент, в котором испытуемые выбирали между двумя «технологиями». Испытуемые знали, что альтернативные технологии дают разные ожидаемые результаты, но не знали, какая из них лучше.На протяжении многих раундов испытуемые неоднократно выбирали одну из двух технологий. Половина испытуемых были асоциальными учащимися, и им была предоставлена ​​обратная связь относительно результатов их решений, другие испытуемые были социальными учениками, и им была предоставлена ​​информация только о решениях асоциальных учеников. Хотя конформность оказалась эффективной стратегией для социальных обучающихся, Efferson et al. обнаружили, что только поведение некоторых субъектов в условиях социального обучения, которые самоопределялись как конформисты, можно хорошо объяснить с помощью конформистской модели, в то время как поведение других субъектов, которые не описывали свое поведение как конформистское, не могло .Efferson et al. охарактеризуйте это различие с точки зрения смешанной популяции конформистов и «индивидуалистов», последние представляют людей, обычно полагающихся на асоциальную информацию. Внутри групп конформистов и индивидуалистов наблюдались значительные различия на индивидуальном уровне, что позволяет предположить, что дихотомия типов не будет подходящей интерпретацией - скорее, люди различаются по степени, в которой они используют социальную информацию и / или склонны к конформизму.

    Еще один эксперимент (McElreath et al., 2005) также использовали схему, в которой испытуемые должны были выбирать между двумя технологиями, и снова были обнаружены различия между предметами в использовании социальной информации. Более того, хотя испытуемые иногда и демонстрировали конформистский ответ, они не делали этого, когда окружающая среда была стабильной, что противоречит теории, которая предполагает, что стабильность окружающей среды является идеальным сценарием для успешного конформизма (Henrich and Boyd, 1998). В дополнение к этому Toelch et al. (2010) обнаружили, что испытуемые отслеживают популярность вариантов с течением времени и фактически предвосхищают будущий выбор большинства, отдавая предпочтение вариантам, популярность которых растет.Это имеет смысл в контексте возможных изменений окружающей среды, и такое поведение может позволить людям быстро воспользоваться преимуществами новых технологий и преодолеть культурную инерцию, которую налагает конформность.

    После этих противоречивых результатов исследования теперь обращаются к идее гибкого соответствия и пытаются определить факторы, которые влияют на то, является ли поведение субъекта конформистским и при каких обстоятельствах. С этой целью мы провели исследование (Morgan et al., 2011), в котором испытуемые должны были решить, являются ли пары трехмерных фигур одной и той же формой, видимой под разными углами, или совершенно разными формами (см. Shepard and Metzler, 1971). В ходе нескольких испытаний испытуемым сначала разрешили выполнить задание самостоятельно, и их попросили принять решение и оценить свою уверенность в своем решении. Затем им показали решения группы предыдущих испытуемых, которые столкнулись с одной и той же парой форм (количество демонстрантов было 4, 8 или 12, одно испытание на каждого испытуемого не включало никакой социальной информации) и снова попросили принять решение. решение и оцените их доверие к нему.Важно отметить, что этот дизайн фиксировал решения и уверенность субъектов как до, так и после получения социальной информации, что позволяет нам разделять социальную и асоциальную информацию при принятии решений субъектами. Мы обнаружили, что испытуемые с непропорционально высокой вероятностью принимали решение социального большинства только тогда, когда количество демонстрантов было большим, а испытуемые не были уверены в своих способностях (см. Рисунок). Дальнейший анализ изучил влияние социальной информации изолированно и выявил общий конформистский ответ, лежащий в основе принятия решения субъектом (см. Рисунок).Эффект популярности выбора вида транспорта взаимодействовал с размером группы демонстрантов, однако с увеличением размера группы, что соответствовало все более непропорциональной реакции на популярность. Это согласуется с теорией, которая показывает, что информация, предоставляемая большинством населения данного размера, зависит от размера общей популяции (см. ESM, Morgan et al., 2011). Соответственно, мы предоставляем доказательства того, что в основе принятия человеческих решений лежит конформистская предвзятость и что, по крайней мере, в некоторых обстоятельствах человеческое поведение будет соответствовать конформистским предсказаниям.Наконец, мы смогли показать, что использование испытуемыми социальной информации в экспериментах было адаптивным в том смысле, что оно увеличивало их эффективность в ходе эксперимента в соответствии с адаптивными предсказаниями эволюционных моделей.

    (A) Morgan et al. (2011) обнаружили, что взрослые люди-испытуемые с непропорционально высокой вероятностью переключили свое решение на решение, одобренное большинством, только тогда, когда им была представлена ​​большая группа демонстрантов, они не были уверены в своих собственных способностях решать задачи, и большинство было очень большим. . (B) Однако контроль предшествующей асоциальной информации показал, что реакция субъектов на изолированную социальную информацию была в целом конформистской, как показано на S-образной кривой. В этом случае ось y отражает изменение линейного предиктора до преобразования в вероятность, и форма кривой никоим образом не ограничивалась.

    Нейронные основы конформности

    Хотя вышеупомянутые исследования социальных психологов сделали основу для выделения социальных контекстов, вызывающих конформность, это лишь один аспект непосредственных причин такого поведения.Полное понимание требует некоторых знаний о том, что происходит в мозгу соответствующих индивидуумов. Однако процессам на нейронном уровне, лежащим в основе конформности, уделялось сравнительно мало внимания.

    Тем не менее, недавние исследования, посвященные нейробиологии социального обучения в более общем плане, дали несколько важных результатов. Во-первых, исследования с использованием как задач умственного вращения (Berns et al., 2005), так и слуховых задач (Berns et al., 2010) показали, что социальная информация влияет на нейронную активность в областях обработки относительно низкого уровня, связанных с каждой задачей, в дополнение к области, отличные от этих перцептивных схем принятия решений, предполагая, что социальная информация влияла на восприятие субъектов, а также на их принятие решений, возможность, поднятую Ашем в интерпретации его результатов (Asch, 1955).В дополнение к этому, активность вентрального полосатого тела в задании по выбору музыки (Campbell-Meiklejohn et al., 2010) предполагает, что социальная информация напрямую влияла на воспринимаемую ценность различных песен. Эти результаты согласуются с идеей о том, что социальные и асоциальные источники информации объединяются, начиная с ранних этапов обработки, однако низкое временное разрешение фМРТ ограничивает силу такого вывода. Наконец, Mason et al. (2009) подвергали испытуемых символам, получившим положительную, отрицательную или отсутствующую социальную маркировку.Воздействие социально маркированного символа приводило к активности в медиальной префронтальной коре, независимо от того, была ли она отмечена положительно или отрицательно, в то время как активность хвостатого тела кодировала валентность социальной маркировки. Эти данные свидетельствуют о том, что именно благодаря интеграции деятельности в этих двух областях люди различают положительно и отрицательно социально отмеченные стимулы.

    Для испытуемых, использующих предвзятость к конформистскому обучению, мы предполагаем, что существуют части мозга, которые оценивают уровни консенсуса среди демонстрантов.Хотя нет данных об исследованиях с использованием достаточно больших групп демонстрантов с разным уровнем консенсуса, тем не менее есть намеки на существование такого механизма в мозге. Эксперимент по выбору музыки (Campbell-Meiklejohn et al., 2010) обнаружил, что наряду с активностью коры островка и правого височно-теменного соединения, областей, связанных с отслеживанием решений других, активность переднего островка увеличивалась, когда два «опытных» рецензента находились в соглашение. Хотя это наводит на мысль о механизме оценки консенсуса, следует отметить, что в группе из двух демонстрантов социальная информация была либо единогласной, либо полностью несогласной, таким образом, передняя островковая часть могла отвечать на социальную информацию общим сообщением, а не конкретный уровень консенсуса.Однако более очевидны изменения в мозговой активности, вызванные разногласиями между испытуемым и демонстрантами. Ключарев и др. (2009) обнаружили, что разногласия между субъектом и демонстрантами вызвали активность в нескольких областях, которые, как известно, связаны с более общими ошибками и обработкой конфликтов, таких как зона ростральной поясной извилины (Botvinick et al., 2004), и подавленная активность в центрах вознаграждения, таких как ядро acumbens в брюшном полосатом теле. Таким образом, области мозга, которые оценивают ценность объекта, такие как вентральное полосатое тело в задании по выбору музыки (Campbell-Meiklejohn et al., 2010), также, похоже, играют роль в поощрении субъекта за согласие с другими. Кроме того, величина изменения активации этих областей предсказывала изменения в последующем поведении субъекта (Ключарев и др., 2009; Кэмпбелл-Мейкледжон и др., 2010).

    Нейробиологические эксперименты делают больше, чем объясняют явления из других областей, однако они также подчеркивают, как эти области должны расширять свои перспективы. Например, культурная эволюция и социальная психология еще не интегрировали изучение нормативных и информационных влияний в единую структуру (Deutsch and Gerard, 1955).Эксперименты обычно пытаются объяснить поведение субъектов с точки зрения того или иного источника влияния (например, информационного; Morgan et al., 2011) и даже постулируют различные поведенческие реакции, когда субъекты находятся под влиянием одного или другого (Campbell and Fairey, 1989 ). Однако данные неврологических исследований свидетельствуют о том, что эти два процесса могут неизбежно переплетаться. Например, Berns et al. 2005) обнаружил повышенную активность, когда испытуемые не соглашались с участниками-людьми, а не с компьютерами, несмотря на то, что задача не носила явно нормативного характера, хотя это могло быть результатом того, что испытуемые уделяли больше внимания человеческим реакциям, чем реакциям компьютеров.Однако в других исследованиях была обнаружена активность в областях, явно указывающих на нормативную реакцию, включая миндалевидное тело, область, связанную с эмоциональной нагрузкой, что свидетельствует о том, что субъекты находили свое несогласие с другими стрессовыми (Klucharev et al., 2009). Потенциально предполагая обратное, исследование социальной модификации памяти (Edelson et al., 2011), в котором испытуемым задавали вопросы о видео, которое они смотрели несколькими неделями ранее, как до, так и после предоставления ложной информации, показало, что миндалевидное тело показало повышенная активность только тогда, когда информация якобы исходила от других людей (в отличие от компьютеров) и , когда субъект впоследствии соответствующим образом изменил свои долгосрочные ответы.То, что такой активности не наблюдалось, когда поведенческие корректировки были временными, предполагает, что активность была связана с модификацией памяти, и поэтому эмоциональная нагрузка могла не быть задействована, однако активность наблюдалась только тогда, когда информация поступала от людей, указывающая на нормативный аспект. Дальнейшее исследование (Berns et al., 2010) обнаружило аналогичную активность в островке, области, связанной с тревогой и остракизмом, в то время как другое исследование (Campbell-Meiklejohn et al., 2010) обнаружило активность в боковой префронтальной коре, области, связанной с Управление репутацией, эта деятельность также предсказывала последующие поведенческие корректировки в соответствии с нормой группы.Сходство между реакцией на человеческие и компьютерные решения можно интерпретировать как субъекты, антропоморфизирующие компьютеры, или, альтернативно, относящиеся к демонстрантам как к машинам. Такие результаты подразумевают, что если исследователи должны понимать использование социальной информации, включая конформность, на поведенческом уровне, может быть недостаточно рассматривать ее в свете либо информационного, либо нормативного влияния изолированно, поскольку они могут не быть отдельными процессами на нейронном уровне. Более полная теория принятия социальных решений может потребовать включения обоих, с переменными выплатами, связанными с получением правильного ответа и согласованием с товарищами по группе.Эксперименты, в которых участвуют и те, и другие, и манипулируют их относительными сильными сторонами, могут помочь нам понять, как они взаимодействуют. С этой точки зрения принятие социальных решений включает в себя максимизацию вознаграждения с учетом предоставленной другими людьми информации о нормах группы и консенсусе на уровне, стоящем за ней, ожидаемой стоимости отклонения от такого консенсуса, собственной информации индивида о задаче, информация о задаче, предоставленная другими лицами, и ожидаемая стоимость принятия неправильного решения.Чтобы продолжить наше понимание принятия социальных решений, может потребоваться объединить вышеуказанные элементы в единую теоретическую основу и перестать думать о поведении с точки зрения нормативных и социальных влияний.

    Развитие соответствия

    Четвертый из вопросов Тинбергена, онтогенез, - это та область, которую исследование конформности оставило относительно нетронутой. Исследователи имели тенденцию предполагать, что любое конформистское предубеждение - это сформировавшаяся предрасположенность, и обычно не пытались исследовать, как его выражение меняется в течение жизни человека.Однако исследование доверия в психологии развития (Harris, 2007; Harris and Corriveau, 2011) имеет прямое отношение к этой теме. Было показано, что маленькие дети чрезвычайно чувствительны к ряду факторов при принятии решения о том, как использовать социальную информацию, и хотя работа в целом сосредоточена на надежности (Koenig and Harris, 2005, 2007; Fusaro and Harris, 2008; Corriveau and Harris, 2009) , исследования повторили эксперимент Аша с маленькими детьми (Corriveau and Harris, 2010) и обнаружили стойкую предвзятость в пользу людей, которые хорошо вписываются в культурную группу ребенка (Corriveau et al., 2009). Если бы такие исследования были расширены для изучения влияния различных уровней консенсуса, это было бы очень показательно в отношении онтогенеза соответствия. Действительно, уже есть свидетельства того, что правила обучения меняются со временем. Например, у детей разного возраста наблюдается сдвиг в чувствительности к оценке надежности, который может быть вызван опытом (Clement et al., 2004). Это также подтверждается нейробиологическими экспериментами, например, было обнаружено, что дорсомедиальная префронтальная кора, правая средняя височная извилина и правая верхняя височная борозда в височном соединении контролируют надежность информантов аналогично дофаминергической активности у людей. вознаграждение за обучение (Behrens et al., 2008). Это означает, что ожидаемые значения оцениваются для разных источников по мере того, как субъект получает обратную связь от своих решений. Эти области также участвуют в атрибуции мотивов в социальных задачах, предполагая, что социальная надежность принимает во внимание множество отчетливо социальных факторов, таких как обман (Behrens et al., 2008). Точно так же, в то время как активность передней поясной борозды отслеживает изменчивость ожидаемой ценности вознаграждения за несоциальные решения, передняя поясная извилина отслеживает изменчивость ожидаемой ценности вознаграждения за следование советам других (Behrens et al., 2008). Затем эти два источника были объединены в вентромедиальной префронтальной коре с относительной активностью двух потоков, предсказывающей, какой поток лучше всего соответствует поведению (Behrens et al., 2008). Эта непрерывная оценка ценности социальной информации и демонстраторов подразумевает, что онтогенез предубеждений социального обучения может быть более сложным, чем обычно предполагали многие экспериментаторы.

    Заключение

    Из вышесказанного мы можем видеть, что четыре вопроса Тинбергена об истории, онтогенезе, функции и причинно-следственной связи очень поучительны для определения областей, в которых необходимо развить наше понимание конформности и правил социального обучения в более общем плане.Имея большое количество теоретических и эмпирических данных по этой теме, исследователи начинают определять, когда люди будут соответствовать, и при дальнейшей тщательной экспериментальной работе, не связанной с людьми, они скоро смогут понять текущее таксономическое распределение такого отклонения. Однако недавние нейробиологические эксперименты показывают, что полное понимание соответствия, вероятно, требует интеграции всех этих категорий. Возможно, больше не будет плодотворным рассматривать конформность в исключительно нормативном или информационном мире, поскольку человеческий (и, вероятно, нечеловеческий) мозг, по-видимому, не разделяет их.Необходима дальнейшая работа, чтобы изучить, как опыт может повлиять на развитие конформистского обучения с четкими последствиями как для индивидуальных различий, так и для использования социальной информации в целом. Несмотря на то, что несколько подходов дали ряд впечатляющих результатов, исследователи сейчас достигли той точки, когда требуется интеграция для биологического понимания конформности.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Источники

    • Аш С. Э. (1955). Мнения и социальное давление. Sci. Являюсь. 193, 31–3510.1038 / Scientificamerican1155-31 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Барон Р. С., Ванделло Дж. А., Брунсман Б. (1996). Забытая переменная в исследовании соответствия: влияние важности задачи на социальное влияние. J. Pers. Soc. Psychol. 71, 915–92710.1037 / 0022-3514.71.5.915 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Беренс Т. Э. Дж., Хант Л. Т., Вулрич М. В., Рашворт М. Ф. С. (2008).Ассоциативное обучение социальной ценности. Природа 456, 245–24910.1038 / nature07538 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Бернс Г. С., Капра К. М., Мур С., Нуссэр К. (2010). Нейронные механизмы влияния популярности на подростковые рейтинги музыки. Нейроизображение 49, 2687–269610.1016 / j.neuroimage.2009.10.070 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Berns GS, Chappelow J., Zink CF, Pagnoni G., Martin-Skurski ME, Richards Дж. (2005).Нейробиологические корреляты социальной конформности и независимости при умственном вращении. Биол. Психиатрия 58, 245–25310.1016 / j.biopsych.2005.04.012 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Bond R. (2005). Размер группы и соответствие. Групповой процесс. Intergroup Relat. 8, 331–35410.1177 / 1368430205056464 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Бонд Р., Смит П. Б. (1996). Культура и конформность: метаанализ исследований с использованием линейного суждения Аша (1952b, 1956). Psychol. Бык. 119, 111–13710.1037 / 0033-2909.119.1.111 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ботвиник М. М., Коэн Дж. Д., Картер С. С. (2004). Мониторинг конфликтов и передняя поясная извилина: обновленная информация. Trends Cogn. Sci. (Рег. Ред.) 8, 539–54610.1016 / j.tics.2004.10.003 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Бойд Р., Ричерсон П. Дж. (1985). Культура и эволюционный процесс. Чикаго: Издательство Чикагского университета [Google Scholar]
    • Кэмпбелл Дж. Д., Фэйри П. Дж. (1989). Информационные и нормативные пути к соответствию: эффект размера фракции как функция крайности нормы и внимания к стимулу.J. Pers. Soc. Psychol. 57, 457–46810.1037 / 0022-3514.57.3.457 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Campbell-Meiklejohn D., Bach D., Roepstorff A. (2010). Как мнение других влияет на нашу оценку объектов. Curr. Биол. 20, 1165–117010.1016 / j.cub.2010.04.055 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Кавалли-Сфорца Л. Л., Фельдман М. В. (1981). Культурная передача и эволюция: количественный подход. Princeton: Princeton University Press [PubMed] [Google Scholar]
    • Клемент Ф., Кениг М., Харрис П. (2004). Онтогенез доверия. Mind Lang. 19, 360–379 [Google Scholar]
    • Корриво К., Харрис П. Л. (2009). Дошкольники продолжают доверять более точному информатору через 1 неделю после ознакомления с точной информацией. Dev. Sci. 12, 188–19310.1111 / j.1467-7687.2008.00792.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Корриво К. Х., Фузаро М., Харрис П. Л. (2009). Плыть по течению: дошкольники в качестве информаторов предпочитают неисследователей. Psychol. Sci. 20, 372–710.1111 / j.1467-9280.2009.02291.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Корриво К. Х., Харрис П. Л. (2010). Дошкольники (иногда) полагаются на большинство при вынесении простых суждений о восприятии. Dev. Psychol. 46, 437–44510.1037 / a0017553 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Day R. (2001). Взаимодействие между размером стаи и соответствием при поиске пищи гуппи. Anim. Behav. 62, 917–92510.1006 / anbe.2001.1820 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Дойч М., Герард Х. Б. (1955). Изучение нормативных и информационных социальных влияний на индивидуальное суждение.J. Abnorm. Soc. Psychol. 51, 629–63610.1037 / h0046408 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Диндо М., Уайтен А., де Ваал Ф. Б. М. (2009). Конформность внутри группы поддерживает различные традиции кормодобывания у обезьян-капуцинов ( Cebus apella ). PLoS ONE 4, e7858.10.1371 / journal.pone.0007858 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Эдельсон М., Шарот Т., Долан Р. Дж., Дудай Ю. (2011). Вслед за толпой: мозговые субстраты соответствия долговременной памяти. Наука 333, 108–1110.1126 / science.1203557 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Эфферсон К., Лалив Р., Ричерсон П. Дж., Макэлрит Р., Любелл М. (2008). Конформисты и индивидуалисты: эмпирика частотно-зависимой культурной передачи. Evol. Гм. Behav. 29, 56–6410.1016 / j.evolhumbehav.2007.08.003 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Энквист М., Эрикссон К., Гирланда С. (2007). Критическое социальное обучение: решение парадокса Роджерса неадаптивной культуры. Являюсь. Антрополь. 109, 727–73410.1525 / aa.2007.109.4.727 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Эрикссон К., Энквист М., Гирланда С. (2007). Критические моменты в современной теории конформистского социального обучения. J. Evol. Psychol. 5, 67–8710.1556 / JEP.2007.1009 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Фельдман М., Аоки К., Кумм Дж. (1996). Индивидуальное и социальное обучение: эволюционный анализ в меняющейся среде. Антрополь. Sci. 104, 209–23110.1537 / ase.104.209 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Фузаро М., Харрис П. Л. (2008).Дети оценивают надежность информатора, используя невербальные сигналы посторонних. Dev. Sci. 11, 771–77710.1111 / j.1467-7687.2008.00728.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Galef B., Whiskin E. (2008). «Конформизм» у норвежских крыс? Anim. Behav. 75, 2035–203910.1016 / j.anbehav.2007.11.012 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Грискевичюс В., Гольдштейн Н. Дж., Мортенсен К. Р., Чалдини Р. Б., Кенрик Д. Т. (2006). Идти вперед по сравнению с одиночеством: когда фундаментальные мотивы способствуют стратегическому (несоответствию).J. Pers. Soc. Psychol. 91, 281–29410.1037 / 0022-3514.91.2.281 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Харрис П. Л. (2007). Доверять. Dev. Sci. 10, 135–13810.1111 / j.1467-7687.2007.00575.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Харрис П. Л., Корриво К. Х. (2011). Избирательное доверие детей младшего возраста к информаторам. Филос. Пер. R. Soc. Лондон. B Biol. Sci. 366, 1179–118710.1098 / rstb.2010.0321 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Хенрих Дж., Бойд Р. (1998).Эволюция конформистской передачи и возникновение межгрупповых различий. Evol. Гм. Behav. 19, 215–24110.1016 / S1090-5138 (98) 00018-X [CrossRef] [Google Scholar]
    • Хенрих Дж., Гил-Уайт Ф. Дж. (2001). Эволюция престижа - свободное проявление почтения как механизм увеличения благ культурной трансмиссии. Evol. Гм. Behav. 22, 165–19610.1016 / S1090-5138 (00) 00071-4 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Хенрих Дж., Макэлрит Р. (2003). Эволюция культурной эволюции.Evol. Антрополь. 12, 123–13510.1002 / evan.10110 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Хоппитт В., Кандлер А., Кендал Дж. Р., Лаланд К. Н. (2010). Влияние структуры задачи на динамику распространения: последствия для кривой распространения и сетевого анализа. Учиться. Behav. 38, 243–25110.3758 / LB.38.3.243 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Джексон Дж. М. (1986). В защиту теории социального воздействия: комментарий Маллена. J. Pers. 50, 511–51310.1037 / 0022-3514.50.3.511 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Jenness A.(1932). Роль дискуссии в изменении мнения о факте. J. Abnorm. Soc. Psychol. 27, 279–29610.1037 / h0074620 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Кендал Дж., Жиральдо Л.-А., Лаланд К. (2009). Эволюция правил социального обучения: смещенная передача и частотно-зависимая передача. J. Theor. Биол. 260, 210–21910.1016 / j.jtbi.2009.05.029 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ключарев В., Хитёнен К., Рийпкема М., Смидтс А., Фернандес Г. (2009). Сигнал обучения с подкреплением предсказывает социальное соответствие.Нейрон 61, 140–15110.1016 / j.neuron.2008.11.027 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Кениг М. А., Харрис П. Л. (2007). Основа эпистемического доверия: достоверные свидетельства или надежные источники? Эпистема 4, 264–28410.1353 / epi.0.0017 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Кениг М. А., Харрис П. Л. (2005). Дошкольники не доверяют невежественным и неточным ораторам. Child Dev. 76, 1261–127710.1111 / j.1467-8624.2005.00849.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Конопаски Р., Телегды Г.(1977). Конформность у крысы: выбор цвета двери лидером по сравнению с изученным распознаванием цвета двери. Восприятие. Двигательные навыки 44, 31–3710,2466 / pms.1977.44.1.31 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Лаланд К. Н. (2004). Стратегии социального обучения. Учиться. Behav. 32, 4–1410.3758 / BF03196002 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Лаланд К. Н., Аттон Н., Вебстер М. М. (2011a). От рыбы к моде: экспериментальные и теоретические взгляды на эволюцию культуры. Филос. Пер. Р.Soc. Лондон. B Biol. Sci. 366, 958–96810.1098 / rstb.2010.0328 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Лаланд К. Н., Стерельный К., Одлинг-Сми Дж., Хоппитт В., Уллер Т. (2011b). Еще раз о причине и следствии в биологии: полезна ли дихотомия Мэйра между приближенным и конечным? Наука 334, 1512–151610.1126 / science.1210879 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Латане Б. (1981). Психология социального воздействия. Являюсь. Psychol. 36, 343.10.1037 / 0003-066X.36.4.343 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Латане Б., Вольф С. (1981). Социальное влияние большинства и меньшинств. Psychol. Ред. 88, 438–45310.1037 / 0033-295X.88.5.438 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ламсден К. Дж., Уилсон Э. О. (1981). Гены, разум и культура: коэволюционный процесс. Кембридж: Издательство Гарвардского университета [Google Scholar]
    • Мейсон М. Ф., Дайер Р., Нортон М. И. (2009). Нейронные механизмы социального воздействия. Орг. Behav. Гм. Процесс принятия решений. 110, 152–15910.1016 / j.obhdp.2009.04.001 [CrossRef] [Google Scholar]
    • McElreath R., Любелл М., Ричерсон П., Уоринг Т., Баум В., Эдстен Э., Эфферсон К., Пачиотти Б. (2005). Применение эволюционных моделей к лабораторным исследованиям социального обучения. Evol. Гм. Behav. 26, 483–50810.1016 / j.evolhumbehav.2005.04.003 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Morgan T., Rendell L., Ehn M., Hoppitt W., Laland K. (2011). Эволюционная основа социального обучения человека. Proc. R. Soc. B Biol. Sci. 279, 653–66210.1098 / rspb.2011.1172 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Mullen B.(1985). Сила и непосредственность источников - метааналитическая оценка забытых элементов теории социального воздействия. J. Pers. Soc. Psychol. 48, 1458–146610.1037 / 0022-3514.48.6.1458 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Mullen B. (1986). Эффекты силы и непосредственности в групповом контексте: ответ Джексону. J. Pers. Soc. Psychol. 50, 514–51610.1037 / 0022-3514.50.3.514 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Nowak A., Szamrej J., Latane B. (1990). От частного отношения к общественному мнению - динамическая теория социального воздействия.Psychol. Ред. 97, 362–37610.1037 / 0033-295X.97.3.362 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Пайк Т. У., Лаланд К. Н. (2010). Конформистское обучение в решениях о кормлении девятииглой колюшки. Биол. Lett. 6, 466–46810.1098 / rsbl.2009.0815 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Ричерсон П. Дж., Бойд Р. (2005). Не только генами: как культура изменила эволюцию человека. Чикаго: Издательство Чикагского университета [Google Scholar]
    • Шлаг К. (1998). Зачем имитировать, и если да, то как ?: ограниченно рациональный подход к многоруким бандитам.J. Econ. Теор. 78, 130–15610.1006 / jeth.1997.2347 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Шлаг К. Х. (1999). Какой из них мне подражать? J. Math. Экон. 31, 493–52210.1016 / S0304-4068 (97) 00068-2 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Shepard R. N., Metzler J. (1971). Мысленное вращение трехмерных объектов. Наука 171, 701.10.1126 / science.171.3972.701 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Шериф М. (1935). Изучение некоторых социальных факторов восприятия. Arch. Psychol. 187, 60 [Google Scholar]
    • Tanford S., Пенрод С. (1984). Модель социального влияния - формальная интеграция исследований процессов влияния большинства и меньшинства. Psychol. Бык. 95, 189–22510.1037 / 0033-2909.95.2.189 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Тулч У., Брюс М. Дж., Миус М. Т. Х., Ридер С. М. (2010). Люди копируют быстро увеличивающийся выбор в проблеме многорукого бандита. Evol. Гм. Behav. 31, 326–33310.1016 / j.evolhumbehav.2010.03.002 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Тонг Э. М. У., Тан К. Р., Латиф Н. А., Селамат М.Ф. Б., Тан Д. К. Б. (2008). Соответствие: настроение имеет значение. Евро. J. Soc. Psychol. 38, 601–61110.1002 / ejsp.485 [CrossRef] [Google Scholar]
    • Wakano J. Y., Aoki K. (2007). Совместно ли эволюционируют социальное обучение и конформистские предубеждения? Генрих и Бойд снова посетили. Теор. Popul. Биол. 72, 504–51210.1016 / j.tpb.2007.04.003 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
    • Уайтен А., Хорнер В., де Ваал Ф. Б. М. (2005). Соответствие культурным нормам использования инструментов у шимпанзе. Природа 437, 737–74010.1038 / nature04047 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

    Конформистское обучение в культурных знаниях (КЛИК)

    «Конформистское обучение - это одна из форм социального обучения (обучение у других), в которой учащийся сходится, сознательно или нет, к наиболее распространенной форме поведения в своей референтной группе.«

    Конформистское поведение считается основной силой, порождающей культурные процессы и набор эволюционных последствий, особенно - но не исключительно - в эволюции человека. Этот междисциплинарный проект CNRS 80PRIME между экономистами, нейробиологами и поведенческими экологами проведет сравнительное исследование конформистского обучения у людей и нечеловеческих видов с конечной целью лучшего понимания глубинной природы человеческого конформистского поведения. Цель состоит в том, чтобы 1) классифицировать типы социального обучения и конформистского обучения среди других типов социального обучения; 2) изучить задействованные молекулярные, клеточные, физиологические и психологические механизмы; и тем самым 3) выяснить, было ли человеческое конформистское обучение построено на механизмах, которые уже выполняют аналогичную функцию у других видов, или на совершенно новых механизмах, специфичных для людей.

    Вопросы, на которые мы хотим ответить, например: когда и почему стоит быть конформистом? В каких областях поведения мы видим конформистское обучение у разных видов? Можем ли мы отличить конформистское обучение от простого пастушества? Насколько гибко конформистское обучение? Это больше, чем простое практическое правило? Существуют ли условия, в которых не-люди более успешны, чем люди, в обнаружении большинства черт? Какие задачи обучения человека подходят для выявления сходства с животными, не являющимися людьми?

    Помимо проведения онлайн-исследований на людях для оценки их конформистского поведения, мы будем использовать плодовых мушек (Drosophila melanogaster) в качестве модельных организмов для изучения конформности.Мы уже знаем из предыдущего исследования, что самки демонстрируют удивительно сильную конформистскую предвзятость в выборе партнера и копируют выбор в соответствии с мужским фенотипом, с которым они чаще всего наблюдали совокупление. Поскольку генетика и нейроанатомия дрозофилы уже хорошо изучены, мы стремимся исследовать нейронные цепи, необходимые для копирования партнера, и решить сложное обучение с противоречивыми сигналами. Это даст первое представление о нейронных путях, участвующих в конформности, и о том, насколько эволюционно сохраняется поведение.

    Пол Сибрайт, TSE / IAST

    Пол Сибрайт - профессор экономики (classe exceptionnelle) Тулузского университета 1 Capitole (UT1C), член Тулузской школы экономики (TSE) и (с 2012 года) директор Института перспективных исследований в Тулузе (IAST) .

    Этьен Данчен, EDB

    Этьен Данчен - Emiritus Directeur de Recherche (DRCE) CNRS по поведенческой экологии в Университете Тулузы III Поль Сабатье (UPS), бывший директор Лаборатории эволюции и биологического разнообразия (EDB) и бывший содиректор Labex TULIP .

    Гийом Изабель, CRCA

    Гийом Изабель - мэтр конференции по нейробиологии в Исследовательском центре познания животных (CRCA) при Университете Тулузы III Поль Сабатье.

    Сабина Нёбель, IAST / EDB

    Сабина Нёбель - научный сотрудник, имеющий докторскую степень в области поведенческой экологии в Институте перспективных исследований в Тулузе (IAST) и член Лаборатории эволюции и биологического разнообразия (EDB) Университета Тулузы III имени Поля Сабатье (UPS).

    Рикардо Сантьяго, EDB

    Рикардо Сантьяго - аспирант Лаборатории эволюции и биологического разнообразия (EDB) Университета Тулузы III Поль Сабатье (UPS).

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *