Мышление в психиатрии: Тема №4 «Нарушения мышления» — кафедра психиатрии и наркологии 1СПбГМУ им. И.П. Павлова

Содержание

Общая психопатология | Обучение | РОП


Нарушения мышления подразделяют на две основные группы расстройств:

  • формальные расстройства мышления (расстройства ассоциативного процесса) — нарушение хода, формы рассуждений. Условно можно выделить нарушения темпа, глубины, последовательности, гибкости, критичности и самостоятельности мышления;
  • патологические суждения — нарушение содержания мышления, ошибочные (несоответствующие реальности или неправильно оцениваемые) суждения и умозаключения. Сюда относят: бредовые и сверхценные идеи, навязчивые явления.

Разделять форму и содержание мышления при его анализе предложил Аристотель. Основная задача созданной им науки — логики (формальной или классической логики) — отделение правильных способов рассуждения от неправильных. При этом формальная логика исходит из принципа, что правильность рассуждения зависит только от его логической формы, а не от содержания. Так же и в психопатологии при анализе особенностей мышления обращают внимание на протекание ассоциативного процесса, непосредственное содержание рассуждений в этих случаях не имеет существенного значения. Формальные расстройства мышления имеют важное диагностическое значение, так как в значительной степени могут отражать изменения в деятельности головного мозга.

Расстройства, которые относят к патологии суждений, также имеют в своей основе те или иные нарушения протекания мыслительного процесса, но основой диагностики этих симптомов является несоответствие между суждениями пациента и реальностью и то, как оно отражается на функционировании.

Оценивая характеристики процесса (формы) мышления, выделяют следующие качества:

  • Быстрота (темп) мышления.
  • Глубина — степень проникновения в сущность явления, т.е. характеристика процесса обобщения.
  • Последовательность — взаимосвязанность, доказательность, обоснованность хода рассуждений.
  • Гибкость — способность изменять намеченный план действий, когда это необходимо.
  • Критичность — способность правильно оценивать свое понимание ситуации, сопоставлять объективную реальность и свои субъективные представления о ней.

Расстройства мышления

Выделяют расстройства мышления по форме (нарушения ассоциативного процесса) и по содержанию (сверхценные идеи, бред, навязчивости).


Нарушения ассоциативного процесса

Ускорение мышления выражается в ускоренном течении ассоциативных процессов; мысли очень быстро сменяют друг друга, их так много, что больные, несмотря на очень быструю («пулеметную») речь, все-таки не успевают их высказывать. Внешне такая речь больных может напоминать шизофазию (разорванную речь), однако если ее записать, допустим, на магнитофон, то потом можно найти в ней определенный смысл, чего нет при шизофазии.

Для патологически ускоренного течения ассоциативных процессов характерна также отвлекаемость: мышление больного становится поверхностным, склонным к моментальному переключению; все, что попадает в поле зрения такого больного, тут же привлекает его внимание, занимает его мысли, дает новое направление его идеям. Крайняя степень отвлекаемости выражается в скачке идей (fuga idearum), когда мысли больных, молниеносно сменяя друг друга, переключаются с одного предмета на другой так быстро, что уже трудно бывает уловить в них какой-нибудь общий смысл.

Замедление мышления характеризуется бедностью ассоциаций, замедленным течением ассоциативного процесса, заторможенностью его. Больные с такими явлениями жалуются, что у них «часами не бывает в голове никаких мыслей», «ничего не приходит в голову». На вопросы они обычно отвечают очень лаконично, односложно, иногда только словами «да» или «нет», часто после очень долгой паузы, когда у спрашивающего уже может создаться впечатление, что больной не расслышал или не понял вопроса. Сами больные в таком состоянии говорить не начинают, ни к кому ни за чем не обращаются.

Обстоятельность мышления заключается в чрезвычайной вязкости, тугоподвижности мыслительных процессов; больным очень трудно переключиться с одной темы на другую, они застревают на самых незначительных деталях, им все кажется важным, нужным - каждая мелочь, каждый штрих; они не могут выделить главного, основного, существенного.

Больная эпилепсией, желая сообщить врачу об очередном припадке, описывает свое состояние следующим образом: «Так вот, когда я встала, то пошла умываться, полотенца еще не было, его, наверное, Нинка-гадюка взяла, я ей это припомню. Пока я полотенце искала, уж на завтрак надо было идти, а я еще и зубы не чистила, мне няня говорит: «Иди скорее», а я ей про полотенце, тут как раз и упала, а что потом было, не помню».

Патологическая обстоятельность мышления характеризуется очень малой продуктивностью, подчас же вообще непонятно, что больной хотел сказать, какой смысл имела его длинная витиеватая речь (лабиринтное мышление).

Персеверация мышления (лат. perseveratio - настойчивость, упорство) - патологическое застревание, задержка на одних и тех же представлениях, что клинически выражается в повторении (иногда очень длительном) одних и тех же фраз или слов. Чаще всего такие больные могут правильно ответить только на первый вопрос врача, а затем уже однообразно повторяют тот же ответ или части его.

Больного, страдающего тяжелой формой церебрального атеросклероза, спрашивают, где он лечится. Больной отвечает: «В больнице имени Соловьева». - «Сколько времени вы здесь?» - «Больница Соловьева». - «Ваша специальность до болезни?» - «Больница Соловьева». -«Чем вы сегодня занимались?» - «Больница Соловьева».

Вербигерация (лат, verbum - слово + gero - веду, совершаю) - речевая стереотипия - бессмысленное, нередко ритмическое повторение одних тех же слов, реже - фраз или их обрывков.

Паралогичное мышление характеризуется отсутствием в мышлении логической связи; выводы, которые делает больной в таких случаях, не только не закономерны, но часто совершенно нелепы: «Я заболела шизофренией, потому что в детстве мало ела манной каши» или «Я хочу спать, а потому научите меня, пожалуйста, музыке».

Резонерство - склонность к пустым рассуждениям, когда, как говорят, «очень много слов и мало мыслей». Такое мышление характеризуется бесплодностью, отсутствием конкретности, целенаправленности: «Вы видите, как это важно, мне бы хотелось сказать и отметить, что это очень важно, важность значительная, это надо отметить, вы же не будете думать, что это не важно».

Разорванность мышления (шизофазия) выражается в отсутствии связи между отдельными мыслями или даже отдельными словами. Речь такого больного может быть совершенно непонятной, лишенной всякого смысла, и поэтому ее нередко называют словесной окрошкой, словесным салатом.

Паралогичное мышление, резонерство и разорванность мышления наиболее характерны для шизофрении.

Бессвязность мышления (инкогерентность), инкогерентное мышление; лат. in - частица отрицания + cohaerentia - сцепление, связь) характеризуется полной хаотичностью, бессмысленностью мышления, речь состоит из набора отдельных слов, никак между собой не связанных: «Чудо, чудо... жили-были... ах, как холодно... день, пень, лень... до свидания...». Инкогерентность может напоминать разорванное мышление, но главное отличие в том, что разорванное мышление возникает на фоне ясного сознания, инкогеренция же - всегда следствие помрачения сознания (обычно по типу аментивного синдрома, аменции).

Расстройства мышления по содержанию

Сверхценные идеи (гиперквантивалентные идеи: гр. hyper - над, сверх + лат. quantum - сколько + valenti -сила) - мысли, возникающие в связи с какими-то действительными фактами или событиями, но приобретающие для человека особую значимость, определяющие все его поведение. Характеризуются большой эмоциональной насыщенностью, выраженным эмоциональным подкреплением. Например, человек, действительно пишущий стихи и, может быть, удостоившийся за это когда-то похвалы, начинает думать, что он поэт необыкновенный, чрезвычайно талантливый, гениальный, и вести себя соответствующим образом. Непризнание же его окружающими расценивает как происки недоброжелателей, зависть, непонимание и в этом своем убеждении он уже не считается ни с какими реальными фактами.

Такие сверхценные идеи собственной исключительности могут возникать и по поводу других чрезвычайно переоцениваемых способностей: музыкальных, вокальных, писательских. Может переоцениваться и собственная склонность к научной деятельности, изобретательству, реформаторству. Возможны сверхценные идеи физического недостатка, недоброжелательного отношения, сутяжничества.

Человек, в действительности имеющий небольшой косметический недостаток, например слегка оттопыренные уши, считает, что это - трагедия всей его жизни, что окружающие к нему из-за этого плохо относятся, что все его неудачи - только в связи с этим «уродством». Или человека кто-то действительно обидел, и он после этого ни о чем другом уже не может думать, все его помыслы, все его внимание направлены только на это, он уже и в самых безобидных поступках окружающих и даже в их доброжелательных действиях видит только одно - желание ущемить его интересы, вновь обидеть его. То же может касаться и сутяжничества (кверулянства; лат. querulus - жалующийся) - склонности к бесконечным жалобам, рассылаемым во всевозможные инстанции, причем число этих инстанций все возрастает, так как в конечном итоге каждая инстанция (например, газета, суд и т. д.), куда вначале жаловался такой сутяга, не признавшая его «правоты», сама становится объектом очередной жалобы.

Сверхценные идеи особенно характерны для психопатических личностей.

Бредовые идеи (бред) - неправильные умозаключения, ошибочные суждения, ложная убежденность. От обычных человеческих заблуждений (например, от суеверия -убежденности в существовании ведьм, колдунов, «нечистой силы») или от неправильного предположения о недоброжелательном отношении окружающих бред отличается следующим:

  1. всегда возникает на болезненной основе, это всегда симптом болезни;
  2. человек полностью убежден в достоверности своих ошибочных идей;
  3. бред не поддается никакой коррекции, никакому разубеждению со стороны;
  4. бредовые убеждения имеют для больного чрезвычайную значимость, так или иначе они влияют на его поведение, определяют его поступки.

Просто заблуждающийся человек (например, в силу недостатка знаний или особенностей воспитания верящий в «нечистую силу») при настойчивом разубеждении может отказаться от своих заблуждений, равно как и человек, по тем или иным причинам думающий о плохом к нему отношении окружающих. Если же это бред, допустим, бред околдования или бред преследования, то никакими доводами, никакими фактическими доказательствами этого больного разубедить не удастся. Пока он болен, он непоколебимо будет верить в то, что «испорчен нечистой силой», или в то, что окружающие его «жестоко преследуют».

По клиническому содержанию (по теме бреда) все бредовые идеи с известной долей схематизма можно разделить на три большие группы: бредовые идеи преследования, бредовые идеи величия и бредовые идеи самоуничижения (депрессивный бред).

Концепция когнитивного дизонтогенеза: история разработки и результаты исследований нарушений мышления | Зверева

1. Алфимова М.В. Оценка когнитивного дефицита при шизофрении: современные задачи. В кн.: Экспериментальные методики патопсихологии и опыт их применения. К 100-летию С.Я. Рубинштейн: Материалы конференции. М., 2011:25-28.

2. Башина В.М. Ранняя детская шизофрения (статика и динамика). 2-е изд. М.: Медицина, 1989.

3. Вроно М.Ш. Детская шизофрения и дизонтогенез (клинический аспект). В кн.: Проблема шизофрении детского и подросткового возраста. М.; 1986. С. 3-12.

4. Иванов М.В., Незнанов Н.Г. Негативные и когнитивные расстройства при эндогенных психозах: диагностика, клиника, терапия. СПб.: Изд. НИПНИ им. В.М. Бехтерева, 2008.

5. Ковалев В.В. Психиатрия детского возраста: Руководство для врачей. М.: Медицина, 1979.

6. Чередникова Т.В. Экспериментальные исследования нарушений мышления при шизофрении. Обзор зарубежной литературы конца XX — начала XXI в.: Ч. 2. Сибирский вестник психиатрии и наркологии. 2011;64(1):77-83.

7. Экспериментально-психологические исследования патологии психической деятельности при шизофрении / Под ред. Ю.Ф. Полякова. Труды института психиатрии АМН СССР. Под общ. ред. академика АМН СССР А.В. Снежневского. Т. 1. М., 1982.

8. De Bruin Е.I. et al. Assessment of formal thought disorder: The relation between the Kiddie Formal Thought Disorder Rating Scale and clinical judgment Psychiatry research. 2007;149(l):239-246.

9. Harvey P.D. Cognitive deficits as a core feature of schizophrenia / In: Thinking about Cognition: concepts, targets and therapeutics / Eds. C.G. Kruse et al. Amsterdam, 2006.

10. Yalincetin B. et al. Formal thought disorder in schizophrenia and bipolar disorder: a systematic review and meta-analysis. Schizophr. res. 2017;185:2-8.

11. Lesh Tyler A. et al. Cognitive control deficits in schizophrenia: mechanisms and meaning. Neuropsychopharmacology. 2011;36(l):316-338.

12. Ziermans T. et al. Formal thought disorder and executive functioning in children and adolescents with autism spectrum disorder: Old leads and new avenues. J. Autism. Dev. Disord. 2017. Jun;47 (6): 1756-1768.

13. Исаева E.P., Лебедева Г.Г. Сравнительный анализ отечественного и зарубежного подходов к изучению когнитивных процессов у пациентов с шизофренией. В кн.: Диагностика в медицинской (клинической) психологии: современное состояние и перспективы. Коллективная монография. С. 65-82.

14. Кобзова М.П., Николаева Н.О. Влияние культурно-исторической среды на изменение актуализированных признаков в методике «Четвертый лишний» в современной выборке здоровых испытуемых // Материалы научно-практической конференции 1415 февраля 2013 г. «Теоретические и прикладные проблемы медицинской (клинической) психологии». / Под общ. ред. Н.В. Зверевой, И.Ф. Рощиной. 2013:64.

15. Султанова А.С., Иванова И.А. К проблеме нормативных показателей в патопсихологической диагностике [Электронный ресурс]. Клиническая и специальная психология. 2017;6(2): 83-96. doi: 10.17759/cpse.2017060207

16. Лебединская К.С. Лебединский В.В. Нарушение психического развития в детском и подростковом возрасте. М.: Академический проект; Трикста, 2011.

17. Симашкова Н.В., Клюшник Т.П. Клинико-биологические аспекты расстройств аутистического спектра. М., 2016.

18. Рубинштейн С.Я. Психология умственно отсталого школьника. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Просвещение, 1986.

19. Зверева Н.В. Патопсихология детского и юношеского возраста/ Н.В. Зверева, О.Ю. Казьмина, Е.Г. Каримулина. М.: Академия, 2008.

20. Иванова А.Я. Сборник трудов по патопсихологии детского возраста/ А.Я. Иванова, Э.С. Мандрусова; под ред. Э.С. Мандрусовой. М.; Берлин: Директ-Медиа, 2015.

21. Белопольская Н.Л. Исключение предметов (четвертый лишний): модифицированная психодиагностическая методика. М.: Когито-центр 2006.

22. Зейгарник Б.В. Основы патопсихологии. М.: Изд-во Московского университета, 1973.

23. Выготский Л.С. Мышление и речь / Под ред. Г.В. Шелгурова. М.: Лабиринт, 2005.

24. Критская В.П. Патология психической деятельности при шизофрении: мотивация, общение, познание / В.П. Критская, Т.К. Мелешко, Ю.Ф. Поляков. М., 1991.

25. Алейникова С.М. Сравнительное исследование формирования мышления у детей, больных шизофренией с разными типами дизонтогенеза // Экспериментально-психологические исследования патологии психической деятельности при шизофрении / Под ред. Ю.Ф. Полякова. Труды института психиатрии АМН СССР; под общ. ред. академика АМН СССР А.В. Снежневского. Т. 1. М.. 1982. С. 106-122.

26. Щербакова Н.П. Сравнительное изучение особенностей мышления у подростков, здоровых и больных шизофренией. Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 1976;76(12):1834-1839.

27. Зверева Н.В. Дисгармоничность как специфический признак когнитивного дизонтогенеза при шизофрении в детском возрасте / В.М. Бехтерев и современная психология: Материалы докладов на Российской научно-практической конференции. Казанский госуниверситет, 29-30 сентября 2005 г. Казань, 2005. С. 138-144.

28. Власенкова И.Н., Зверева Н.В. Избирательность мышления и особенности ассоциативной деятельности в разных модальностях у детей 8-11 лет в норме и при шизофрении [Электронный ресурс]. Клиническая и специальная психология. 2017;6(2): 17—29. doi: 10.17759/cpse.2017060203

29. Зверева Н.В., Коваль-Зайцев А.А., Хромов А.И. Патопсихологические методики оценки когнитивного развития детей и подростков при эндогенной психической патологии (зрительное восприятие и мышление): Методические рекомендации. М.: Издательство МБА, 2014.

30. Зверева Н.В., Хромов А.И. Возрастная динамика мыслительной деятельности детей и подростков с эндогенной психической патологией на примере методик «Малая предметная классификация» и «Конструирование объектов» [Электронный ресурс]. Психолого-педагогические исследования. 2011;4:60-70. URL: http://psyjournals.ru/psyedu_ru/2011/n4/48744.shtml (дата обращения: 15.01.2018)

31. Зверева Н.В., Коваль-Зайцев А.А. Диагностика когнитивного дизонтогенеза при расстройствах шизофренического спектра в детском возрасте. Мир психологии. 2010;1:145-156.

32. Строгова С.Е. Психометрический метод в оценке видов когнитивного дефекта при шизофрении у детей и подростков. Вестник ЮУрГУ. Серия: Психология. 2014;4:37- 43.

33. Мелешко Т.К., Алейникова С.М., Захарова Н.В. Особенности формирования познавательной деятельности у детей, больных шизофренией. В кн.: Проблемы шизофрении детского и подросткового возраста / Под ред. М.Ш. Вроно. М., 1986: 147-160.

34. Строгова С.Е., Зверева Н.В., Хромов А.И. Клинические характеристики болезни и особенностей патопсихологического профиля при прогредиентной детской шизофрении. Медицинская психология в России: электрон, науч. журн. 2016;4(39) [Электронный ресурс]. URL: http://mprj.ru. (дата обращения 15.01.2018).

35. Зверева Н.В., Хромов А.И. Специфика когнитивного дефицита у детей и подростков при шизофрении: клинические и возрастные факторы. Медицинская психология в России: электрон, науч. журн. 2014; 1(24) [Электронный ресурс]. URL: http://mprj.ru. (дата обращения: 16.01.2018).

36. Зверева Н.В., Строгова С.Е., Хромов А.И. Методика «сравнение понятий» как средство изучения нарушений мышления при шизофрении у детей и подростков // Мышление и речь: подходы, проблемы, решения: Материалы XV Международных чтений памяти Л.С. Выготского. 2014;2:45-51.

Паралогическое мышление

Паралогическое мышление — расстройство, противоположное тангенциальному мышлению в том плане, что пациент с паралогическим мышлением жёстко привязан к доминирующему целевому представлению. Таким целевым представлением у всех параноиков мира является идея собственной исключительности. Именно его персона находится в центре всеобщего внимания и только его суждения имеют объективное значение. При этом из содержания мышления параноика исключаются любые суждения, факты, воспоминания, если они противоречат этому представлению. Таким образом, это мышление предвзятое, тенденциозное, одностороннее, «кривое». В нём не выводы вытекают из рассуждения, а сам ход рассуждения подчиняется уже готовому, априорному выводу. Пациенты обычно не замечают своих логических ошибок, не принимают во внимание альтернативных суждений и игнорируют возражения окружающих.

При патологиях мышления у кого-то из близких Вы можете записаться на консультацию в нашей клинике онлайн или позвонить нам

Вот иллюстрация паралогического мышления из работы П.Б.Ганнушкина. Пациент рассуждает:

«Главная причина движения воды есть шарообразность земного шара. Вода на шаре не может пребывать в покойном состоянии, так как на поверхности шара каждый его пункт или точка, есть центр, или высокое место по отношению к другим пунктам шара, то есть, если от каждого пункта провести горизонтальную прямую линию, то вы увидите, что ваша точка, где вы стоите, выше той, которая стоит дальше вас. Например, если вы по шару пойдёте к противоположному пункту, предположим, на 10 вёрст, — и вы ясно увидите, что должны идти под гору, и, действительно, вы пойдёте под гору, но когда вы дошли до назначенного вами места и пойдёте обратно по тому же пути, то вы и с этого места увидите то же самое, что вы стоите выше того места, от которого вы пришли, и вам надо обратно идти под гору. Итак, на поверхности нет пути в гору, всё равно как во внутренней поверхности пустого шара нет пути под гору. На основании такого закона вода на шаре в покойном состоянии находиться не может, а должна вечно переливаться; такова главная причина переливания вод на земном шаре, а климатические условия служат направлению течения. Так как по шару ей всё равно, куда стремиться, в таком случае течениями и управляют климатические условия».

Пациент явно претендует на изобретение чего-то наподобие вечного двигателя и только потому, что уверен, будто любая точка на поверхности Земли находится выше всех остальных. Он не замечает, что вода, следуя его указаниям, должна течь из одной точки в любую другую, а точнее, оставаться неподвижной и при этом вести себя так совершенно независимо от климата, под которым, в свою очередь, он понимает причину направления движения воды, то есть фактически смешивает или подменяет разные понятия.

Почему всего одна логическая ошибка — а именно в этом состоит главная особенность паралогического мышления — так сильно влияет на умственную деятельность пациента и почему бы эту ошибку ему не исправить, понять достаточно сложно, если игнорировать факт бреда. Можно, по-видимому, предполагать, что существо дела состоит не в одной этой ошибке, а в том, что у пациента сложилась стойкая болезненная когнитивная структура, которая по законам целостности подчиняет себе все частные детали, имеющие к ней какое-то отношение. Может быть, дело и в том, что уверенность пациента относительно привилегий точки на шаре символизирует его бредовую убеждённость в собственном особом положении среди людей: «Любая точка, если на ней нахожусь я, всегда будет выше всех остальных, где находится кто-то другой».

В типичных случаях паралогическое мышление наблюдается у пациентов с более или менее систематизированным бредом толкования и, предположительно, у больных со сверхценными образованиями, а также у индивидов с глубоко укоренившимися заблуждениями и предрассудками. Приведём несколько наблюдений за пациентами.

Пациент после пяти лет безработицы с помощью отца устроился на работу по своей специальности (программист) и с приличным заработком. С профессиональными обязанностями он справлялся без особых проблем, был на хорошем счету, так как работу выполнял всегда в срок и с хорошим качеством. Некоторое время спустя он стал замечать, что коллеги подшучивают над ним, на что-то многозначительно намекают и как бы склоняют его к мыслям о женитьбе. Например, говорят, что «работа теперь у тебя есть», «такой зарплаты хватит, чтобы содержать семью», «в 30 лет заводить семью самый раз, такие браки распадаются реже, чем ранние» и т. п.

Однажды в разговоре между собой коллеги сказали, что в соседнем отделе работает «славная девушка» и «незамужняя», «её надо бы познакомить с нормальным парнем, таких теперь мало». В конце концов пациент понял, что сотрудники «сговариваются женить его насильно». «Я вообще не собираюсь жениться, тем более принудительно. Но на меня стали оказывать такое давление, что я не выдержал и подал заявление на увольнение». К недоумению руководителя учреждения, пациент не внял просьбам остаться на работе и, как его ни уговаривали, настоял на своём. Три года потом он не работал, убивал свой досуг за чтением книг и компьютером. Наконец помогли знакомые отца, вновь удалось получить работу программиста с зарплатой 1 тыс. долларов США. На этот раз «странно» повёл себя его коллега, однокурсник по университету. Он стал опаздывать на работу, покидать её раньше времени, откладывать решение вопросов, запускать дела, а на просьбы и замечания пациента раздражаться, грубить.

«Через месяц я понял, что он специально ведёт себя так. Ему надо было дискредитировать, подвести меня, он определённо хотел вынудить меня уволиться, чтобы самому остаться на работе». Спустя три месяца пациент «вышел из терпения» и оставил работу — «ничего другого мне уже не оставалось». Уговоры не увольняться, обещания повысить в должности не помогли. После двух лет безделья пациент решил пойти работать в органы внутренних дел. «Я устраиваюсь на работу сам, по объявлению, значит, тут я буду более нужен». Мотивирует своё решение «соотношением компетенции, зарплаты и возможностей». В данном случае, судя по этой истории, пациент перенёс по меньшей мере два отчётливых приступа болезни с паранойяльным бредом преследования, а в начале третьего вновь попытался искать себе работу.

В другом наблюдении инженер-геолог получил задание пробурить в Н-ске скважину. Расценил задание как «неграмотное и вредное». Понял его как попытку «привлечь меня к ответственности и упрятать за решётку». Спустя несколько дней пошёл «объясниться» с руководителем. В приёмной он оказался не один, в кабинет начальника его пригласили вместе с двумя другими людьми. Секретарша при этом будто бы сказала: «Василий, вы, Иван Дмитриевич (пациент) и вы, Могилевич, пройдите к Петру Вячеславовичу». Тут он окончательно укрепился в своих подозрениях. Смысл приглашения, понял он, был таков:

«Вас, Иван Дмитриевич, теперь уж точно ждёт могила и бесславный конец». Это пример «мышления с выкрутасами», то есть паралогического мышления, когда далеко не глупые пациенты с паранойей изощрённо казуистически и по-своему остроумно интерпретируют самые обычные и безобидные вещи в угоду своему бредовому убеждению.

Ещё одна больная сообщает, что в последние годы она должна избегать бывать в обществе людей, где она может рассмеяться. Её теория такова. Если она вдруг не выдержит и рассмеётся, а у кого-то из присутствующих есть некий дефект или какая-то болезнь, то этот человек может на неё обидеться. А это, в свою очередь, приведёт к тому, что болезнь или недостаток такого человека перейдёт от него к ней. С ней, говорит она, это уже не раз случалось. В первый раз это было, когда по улице мимо проходил горбатый человек. Кто-то из присутствующих о нём что-то сказал. Все смеялись и она в том числе.

Спустя некоторое время ей сказали, что она стала сутулиться. Она тотчас сообразила, что произошло, это было наказанием за её злорадный смех. В другой раз она посмеялась над очками знакомого своего друга. Это привело в итоге к тому, что её зрение вскоре стало падать. Недавно во сне она смеялась над бабушкой. Через две недели после этого знакомые стали ей говорить, что она выглядит старше своего возраста и что её кожа делается сухой и морщинистой. Теперь она опасается не только бывать в чьей-то компании, но боится смеяться и во сне. В данном случае, как видно, наблюдаются тенденция к формированию ипохондрического бреда и бреда физического недостатка, а также связанные с этой тенденцией паралогические суждения.

Нередко встречаются случаи тенденциозного мышления, явно уклоняющиеся от нормы, но вместе с тем не имеющие клинически чётко очерченной паралогической структуры. Они наблюдаются не только на уровне бытового мышления, их можно увидеть и в литературных текстах, иногда претендующих на научность и художественное творчество.

Приведём в качестве примера фрагмент текста книги «Криминальный гипноз» президента Всемирной ассоциации профессиональных гипнотизёров академика В.Кандыбы (2001). Автор стремится доказать факт тотального «зомбирования» населения в СССР и открыть для непосвящённых методы этого зомбирования: «И уж конечно, ещё труднее получить ответ на следующий вопрос: была ли (или есть) подобная программа у нас? Но если мы вспомним исторические аналогии по созданию других видов оружия «у них» и «у нас», когда страна, не доедая, всё же находила средства и возможности создавать ядерные и термоядерные бомбы, ракеты и прочее оружие, можно ли сомневаться — не только в области балета мы впереди планеты всей… Человеку с детского сада закладывались в голову уже готовые образчики «делать жизнь с кого». В школе его изо дня в день учили, как и какими цитатами из основоположников, лозунгами и шаблонами пользоваться. Демонстрации, явка на которые была обязательна, а также лагеря, не пионерские, нет, а прежде всего «архипелаг ГУЛАГ» и «психушки» дополняли перечень средств на формирование облика так называемого советского человека. Чем вам не зомби с определённой программой?»

«Ну, а микролептоны, — переходит автор на другую тему, — как выясняется из опытов с умершими крысами, несут не только информацию о том, жив организм или нет, при нём душа или уже отлетела. Воздействовать на подобное подобным советовал ещё Воланд, он же Сатана из романа М.А.Булгакова «Мастер и Маргарита»… И если направить на организм достаточно мощный пучок микролептонов, можно эту самую душу привести в изрядное возмущение, то есть попросту свести человека с ума» (тут автор текста демонстрирует не только свою склонность к тенденциозным суждениям, он показывает, что ему не чужды и методы оккультного мышления). Последнее открытие автора, напоминающее бредовое, по своей обоснованности едва ли чем уступает тому, которое совершил пациент П.Б.Ганнушкина. Что же касается знаменитого и удостоенного Нобелевского признания

«Архипелага ГУЛАГа» А.И.Солженицына (1973), то, по словам А.А.Зиновьева, с появлением этого романа «прочно утвердилось представление о сталинском периоде как о периоде злодейства, как о чёрном провале в русской истории, а о самом Сталине — как о самом злодейском злодее из всех злодеев в человеческой истории». «Архипелаг ГУЛАГ», указывает А.А.Зиновьев, «есть фальсификация истории. Фальсификация особого рода — концептуальная. Факты, приводимые в нём, по отдельности описаны верно. Но они отобраны, скомбинированы и истолкованы так, что получилась в целом ложная концепция… Шолохов правильно назвал Солженицына литературным власовцем». Есть, как видим, некоторые основания говорить о Солженицыне и как о параноике, который в силу своей природной нескромности присвоил себе право ни много ни мало судить саму историю. Посягнуть на это вполне способен любой уязвлённый и злопамятный индивид с непомерно раздутым самомнением, особенно если этот его недостаток эксплуатируют с известными целями. История, между прочим, столь многопланова и насыщена различными событиями, что она легко становится объектом паранойяльных спекуляций.

Подсчитано, сообщает А.А.Зиновьев, что на описание в языке одного только года реальной истории — такой, какой она была на самом деле, то есть со всем множеством событий вплоть до минимальных, — потребовалось бы использовать все компьютеры планеты, превратив всех людей в компьютерных операторов, и работать днём и ночью непрерывно миллиард лет. Тем не менее, строго говоря, говорить о паралогическом мышлении в подобных случаях всё же не следует из опасений дискредитировать достаточно определённое о нём понятие.

К содержанию

Экспериментально-психологическое исследование (ЭПИ) | Медицинский центр Премиум

Экспериментально-психологическое исследование (ЭПИ)

Экспериментально-психологическое исследование — это метод, позволяющий выявить особенности психики путем применения специальных тестов или создания специальных контролируемых условий. ЭПИ проводит психолог или врач, имеющий специальную подготовку в области медицинской психологии. Цель такого исследования — выявить нарушения психических процессов (восприятия, памяти, внимания, мышления, интеллекта и др.) и вообще личности. 

Если речь идет о пациенте с психическим расстройством, то особое внимание уделяется маловыраженным, «замаскированным» нарушениям, которые могут не проявляться при клиническом обследовании. Например, с помощью специальных приемов удается установить характерные для шизофрении искажения процесса обобщения, когда заболевание еще в самом начале и общее нарушение мышления еще не проявилось. Или при начинающемся слабоумии: тонкие нарушения памяти и внимания также могут быть установлены только с помощью специальных психологических методик. У больных с дефектами психики ЭПИ позволяет оценить наиболее сохранные стороны личности, навыки и умения. Кроме того, специальные приемы помогают обнаружить те болезненные переживания, которые пациент не раскрывает (скрытую депрессию, психотравмирующие ситуации и т.п.).

Если же ЭПИ проводится в отношении здорового человека, оно может быть направлено на более глубинное исследование личности, определение индивидуальных особенностей психики с тем, чтобы получить возможность более детально разобраться в психологической проблеме, с которой обратился пациент; помочь ему разрешить конфликты в семье или в коллективе; решить проблему профориентации или поиска других жизненных ориентиров.

В целом, ЭПИ позволяет получить более развернутую и объективную информацию о состоянии различных психических сфер личности, а это может быть очень полезно для постановки основного диагноза, выяснения глубины и характера поражений и оценки эффективности проводимого лечения. Кроме того, данное исследование помогает в решении вопросов о профессиональной пригодности, трудовой, военной и судебно-психиатрической экспертизы.

Направляя больного на психологическое обследование, врач-психиатр должен четко сформулировать вопросы, на которые он хотел бы получить ответ. Например, необходимо выяснить уровень интеллекта, наличие нарушений мышления, характерных для шизофрении; изменений памяти и внимания, присущих органическому поражению мозга; личностных особенностей при неврозах и психопатиях и т.д.

Медицинский психолог представляет врачу полученные результаты обследования больного и их толкование. Для клинического диагноза эти данные служат только вспомогательным материалом, их окончательная оценка остается за врачом.

Методик проведения ЭПИ довольно много. Самые распространённые из них направлены на решение следующих задач:

  • Определение типа личности и особенностей характера.
  • Выявление своеобразия мышления, конкретности, поверхностности или неопределенности суждений:
  • Определение способов психологической защиты и типов реагирования в критических ситуациях.
  • Обнаружение симптомов утомляемости, ослабления внимания, снижения темпа психической деятельности;
  • Выявление расстройств памяти и т.д..

 

Запись на консультации производится круглосуточно
по телефону в Н.Новгороде (831) 429-05-83.

есть ли выход из внутренней тюрьмы? — Моноклер

Рубрики : Последние статьи, Психология

Магическое мышление как попытка контроля реальности возникло ещё в первобытные времена. Тогда, не зная законов объективного мира, люди пытались защитить себя от ударов судьбы специфическими ритуалами. Удивительно, но сегодня, в XXI веке, во время расцвета науки и свободного доступа к знаниям многие по-прежнему зацикливаются на «магических ритуалах» в попытках воздействовать на постоянно меняющийся мир. В том, что такое магическое мышление, чем оно опасно и что собой представляет обсессивно-компульсивное расстройство, разбираемся вместе с практикующими психологами и ведущими исследователями.

Каждое новое столетие ставит человечеству условия, к которым оно не было готово: Первая и Вторая мировые войны поразили мир своей невиданной жестокостью и сломали психику целым поколениям, а относительно стабильный XXI обрушился на нас ежедневной изменчивостью реальности. Находясь в так называемом информационном обществе, мы ежедневно получаем потоки информации самого разного, порой полярного содержания, вынуждены осваивать новые программы и технику, регулярно повышать квалификацию, чтобы сохранить источник дохода, переосмысливать общественные процессы и самое главное — смириться с абсолютной нестабильностью  повседневности.

Требования, которые нам предъявляет современность, затрагивают огромное количество психических ресурсов. Между тем, потребность в стабильности по-прежнему остается для нас одной из базовых. Реальность ускоряется, и в этих непростых условиях все больше людей прибегает к так называемому «магическому мышлению». Его суть заключается в том, что человек начинает думать, что его мысли, действия или слова оказывают определенное воздействие на окружающую его реальность.

Стоит заметить, что исследованием этого явления занимался еще Иван Петрович Павлов, который изучал склонность человека к попытке запрограммировать окружающую действительность.

Как отмечают современные специалисты, такая привычка может перерасти в зависимость, и в этом случае все свои победы и поражения личность станет объяснять тем, что «нагрубил кому-то в общественном транспорте», «не занял другу денег», «не стал выслушивать надоевшего ему товарища» и т.д. Варианты «магических действий» глубоко индивидуальны и разнообразны.

Кроме того, по мнению доктора социологических наук В.С. Свечникова и соискателя кафедры «Культурология» СГТУ Л.Н. Чевтаевой, мифы о магии устойчиво внедрены в коллективное бессознательное. Они отмечают:

Здравомыслящие граждане России, бизнесмены, политики, врачи, ученые понимают, что любые таинственные явления всегда интересуют массы и являются почвой для различного рода спекуляций.

Особенно это было заметно в 90-е гг. В период абсолютной нестабильности люди с особым рвением обращались к всевозможным магам, гадалкам и экстрасенсам. На протяжении этого времени, а в последствии и в 2000-х гг. телевидение, радио и прочие СМИ поддерживали интерес масс ко всему «таинственному»: особой популярностью пользовались передачи А. Кашпировского, шоу с экстрасенсами, звонки в студию к «магам», «разрешающим» на расстоянии любые проблемы — от алкоголизма мужа до серьёзных заболеваний.

В связи с этим Российская академия наук даже создала специальную Комиссию по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований.

При этом интересно, что многие понимают алогичность «магического мышления» и высказываются против такого метода контроля реальности. Однако проведенное в Великобритании психологом Е. Субботским исследование показало обратное. Один из экспериментов описывается так:

Взрослых испытуемых просили вообразить их будущую жизнь. После этого им пытались внушить, что а) наложенное на их будущую жизнь магическое заклинание изменит эту жизнь к лучшему или худшему (мифическое внушение), и б) изменение чисел на экране компьютера изменит их будущую жизнь к лучшему или худшему (обычное внушение). Все испытуемые отрицали, что изменение цифр на экране компьютера может повлиять на их будущую жизнь, однако в своих действиях они продемонстрировали веру в эту возможность.

Таким образом, можно сказать, что психически здоровые люди осознают нелепость «магических заклинаний», однако глубоко заложенное в бессознательном иррациональное зерно, в некоторых случаях связанное с детской травмой, а также с культурой (сказками, мифами, сказаниями, поговорками и местными суевериями) мешает им мыслить рационально и значительно повышает уровень тревоги.

Именно этим и опасно «магическое мышление». Получая иллюзию контроля над миром, человек начинает стремиться к «абсолютному всемогуществу» и старается запрограммировать неконтролируемое. В тех случаях, когда его действия совпадают с получением ожидаемого результата, он все больше верит в то, что нашел «волшебный способ» контроля окружающей среды. В обратном случае — винит себя за якобы «неправильные» мысли или действия.

Привычка мыслить «магически» чревата тем, что, казалось бы, безобидные действия довольно быстро прогрессируют в реальное психическое заболевание — обсессивно-компульсивное расстройство (далее – ОКР), принося личности тяжелые, порой невыносимые страдания.

ОКР представляет собой навязчивое состояние, которое характеризуется обсессиями и компульсиями, где обсессия является некой настойчивой, сильно пугающей или неприятной мыслью, приходящей в голову больного помимо его воли, а компульсия — особенным, глубоко индивидуальным ритуалом, который помогает временно избавиться от навязчивых мыслей.

Таким образом, сознание личности с разной степенью частоты посещают фобические, иногда отвратительные, несвойственные индивиду мысли. Среди самых распространённых — страх заразиться опасной, неизлечимой болезнью, подхватить вирус, потерпеть фиаско на работе или в учебе, потерять близкого человека и т.д. Иногда больной сталкивается с противными и несвойственными ему образами насилия, жестокости, сексуальных извращений, намерениями причинить кому-то моральный или физический вред.

Не имеющие ничего общего с личностью пациента мысли сводят его с ума, вгоняют в панику. Чтобы избавиться от них, он старается выполнять абсурдные, им же придуманные ритуалы. Самые частые из них — постоянное мытье рук, избегание наступать на определенные ступеньки лестницы, выстраивать книги и другие предметы в «нужном» порядке и т.д. Ритуалы могут быть очень различны. Например, некоторые люди испытывают страх перед тем, чтобы сделать репост в социальных сетях или поставить лайк, просто потому что им кажется, что может случиться «что-то плохое».

Психолог-консультант А.В. Духарева замечает:

Человек верит, что повторение определенных действий может защитить его от превратностей судьбы. Часто от таких клиентов можно услышать фразы вроде: «если я все сделаю правильно, то ничего не случится», «главное выключить свет с правильной/хорошей мыслью», «если я ошибся в последовательности действий, то важно все начать сначала» и т.п.

Обычно ОКР возникает по разным причинам. Это может быть как следствие увлечения магическим мышлением, так и детская травма, перенесенный стресс, моральное и физическое истощение, сильная загруженность на работе, нестабильность в профессиональной деятельности.

Угроза заключается в том, что в действительности никаких «волшебных» ритуалов не существует. Но искренне веря в их силу, пациент может тратить часы только на то, чтобы мыть руки, поворачивать ручки двери определенное количество раз, переписывать сообщения в социальных сетях, выбирая «правильный порядок слов» и пр. Страх, стоящий за каждым ритуалом, существенно различается у каждой отдельной личности. Например, люди, больные анорексией, могут запрещать произносить себе определенные слова или буквы из-за страха набрать вес. При этом ритуалы приносят лишь временное облегчение, заставляя человека самостоятельно погружать себя во внутреннюю тюрьму, полную невыносимых страданий.

Интересно, что большинство людей, подверженных ОКР, действительно понимают абсурдность ситуации, но ничего не могут исправить. Как правило, они скрывают свою болезнь, боясь осуждения и насмешек. По данным ВОЗ, В 2013 году от ОКР страдали от 1 до 3% населения. Однако, по мнению специалистов, эта цифра сильно занижена.

Важно и то, что, кроме большинства людей, осознающих алогичность своих поступков, пациенты с «психопатическим уровнем организации будут верить в то, что ритуалы действительно спасают их от фатальных последствий».

Хорошая новость заключается в том, что это заболевание излечимо. Советы психиатров универсальны. Человек должен чутко следить за своим состоянием и усилием воли пробовать нарушать цепочку его собственной «причинно-следственной связи», пытаясь выявить в причине удачи или неудачи не признак «правильного выполнения магических действий», а реальный поступок, осознать уровень тревоги, мешающий полноценной жизни, например, в виде проблем в отношениях, пищевом расстройстве, стрессовой работе, нестабильном бизнесе. Также психотерапевты предлагают доводить ритуалы до абсурда, то есть, к примеру, закрывать и открывать двери до того момента, пока человек просто не устанет и не осознает бессмысленность этого действа. Более того, врачи рекомендуют визуализировать свои страхи, представлять, а что бы случилось, если бы я «потерял работу», «набрал вес», «расстался с токсичным партнером» и т.д. В таком случае пациент, пусть и с долей большего дискомфорта и высокой тревоги, прорабатывает альтернативные варианты, которые помогают ему убрать фатальные сценарии из его жизни.

Как правило, пациенты, имеющие диагноз «обсессивно-компульсивное расстройство», проходят как медикаментозную терапию (обычно с помощью антидепрессантов и транквилизаторов), так и посещают психотерапевта, который помогает не только избавиться от навязчивых мыслей, но и старается помочь клиенту найти и обезвредить причину его тревог. Ведь все, что происходит с нами, будь то ОКР или паническая атака, по сути, является сигналом того, что в нашей жизни что-то идет не так. И наша психика начинает бунтовать, требуя более бережного отношения к себе и к своей жизни. Пересмотр жизненного сценария, осознание того, что пациент, возможно, идет не по своему пути или слишком много на себя берет, помогает ему вернуться к здоровой жизни.

Кроме того, важно помнить, что жизнь всегда была, есть и будет изменчивой субстанцией. В этом ее ценность и красота. Мы не в праве «забетонировать» настоящее, но мы имеем уникальную возможность жить без страха, наслаждаясь каждым днем, со всеми его удивительными сюрпризами или неприятностями, которые, в конечном итоге, избавляют нас от инфантилизма и делают сильнее.


Подборка по теме
— «Первобытное мышление»: Люсьен Леви-Брюль о пралогических представлениях древних
— Синдром Диогена: зачем мы коллекционируем хлам
— Политический миф: как базовые архетипы стали оружием манипуляции

Обложка: Рене Магритт, фрагмент картины «Суть дела» (1937 г.)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Похожие статьи

Страница не найдена |

Страница не найдена |

404. Страница не найдена

Архив за месяц

ПнВтСрЧтПтСбВс

262728293031 

       

       

       

     12

       

     12

       

      1

3031     

     12

       

15161718192021

       

25262728293031

       

    123

45678910

       

     12

17181920212223

31      

2728293031  

       

      1

       

   1234

567891011

       

     12

       

891011121314

       

11121314151617

       

28293031   

       

   1234

       

     12

       

  12345

6789101112

       

567891011

12131415161718

19202122232425

       

3456789

17181920212223

24252627282930

       

  12345

13141516171819

20212223242526

2728293031  

       

15161718192021

22232425262728

2930     

       

Архивы

Авг

Сен

Окт

Ноя

Дек

Метки

Настройки
для слабовидящих

Какие бывают типы расстройств мышления?

«Кот упал, глупые коровы борются». «Через туннель пурпурной горы стол ест рубиновый нефрит».

Хотя эти предложения определенно не имеют смысла, для человека с расстройством мышления это нормальное явление. Расстройства мышления могут расстраивать всех участников, особенно если этот человек пренебрегает лечением расстройства мышления.

Расстройство мышления - это когда у кого-то возникают проблемы с построением логических предложений с помощью речи и / или письма.Расстройства мышления часто являются симптомами других расстройств психического здоровья, чаще всего шизофрении или психотических расстройств. Человеку, страдающему этим расстройством, часто требуется официальное лечение психического здоровья, чтобы увидеть улучшение. Есть много различных типов расстройств мышления, и они различаются по степени тяжести. Некоторые люди могут быть совершенно непонятными.

Примеры расстройства мышления

Как поставщик лечения с двойным диагнозом, мы сталкиваемся с людьми с различными проблемами психического здоровья, а также с зависимостями.Мы хотим познакомить вас с некоторыми из различных типов расстройств мышления, чтобы вы могли следить за любыми связанными с ними проблемами психического здоровья и при необходимости оказывать любимому человеку надлежащий уход.

Персеверация - Этот тип расстройства мышления относится к чрезмерному и навязчивому повторению слов или тем.

Echolalia - В этом примере человек просто повторяет фразы собеседника.

Несогласованность - Этот пример неорганизованного мышления, также называемый «словесным салатом», влияет на порядок слов и семантику, вызывая тем самым борьбу за создание последовательной речи.

Блокировка - Когда кажется, что человек не может завершить свою мысль из-за постоянных пауз, он, вероятно, испытывает блокировку.

Неологизм - Человек, который борется с неологизмом, часто при разговоре создает новые слова или выражения.

Обстоятельство - Этот тип речи лишний и окольный. Прежде чем вернуться к основной теме рассказа, оратор уйдет на нерелевантные темы.

Давление речи - Человек с проблемами речи будет говорить быстрее и часто с большей громкостью. Может быть трудно поговорить с этим человеком.

Приближение слов - Это расстройство мышления относится к ненормальному и неправильному использованию слов в середине предложений.

Есть ли у вашего любимого человека признаки психического расстройства? Наше психическое здоровье PHP может быть тем, что им нужно, чтобы помочь им противостоять этому расстройству.


Узнайте больше о нашей психиатрической помощи в Бока-Ратон и о том, как мы можем помочь вашему близкому, позвонив по телефону 888-280-4763.

Источники:

  1. Руководство по психиатрии Джона Хопкинса - Расстройство мышления

Роль социальных наук

Am J Psychiatry. Авторская рукопись; доступно в PMC 2011 17 мая.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC3096667

NIHMSID: NIHMS288480

Департамент психиатрии и биоповеденческих наук, Институт Семела Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, Западный Лос-Анджелес, штат Вирджиния, Уилшир, 10920 , Suite 300, Los Angeles, CA

, (310) 478-3711 X41584

Окончательная отредактированная версия этой статьи издателя доступна в Am J Psychiatry

. В 1969 году резидент психиатрической больницы признался молодой женщине, которая призналась своему врачу, что: «Двадцать процентов времени я вижу реальность, а остальное время я нахожусь в мире своих снов.Шесть месяцев спустя, ближе к концу лечения антипсихотическими препаратами и психотерапии, ее резидент резюмировал, как он понимал ее болезнь:

Нет никаких сомнений в том, что психоз продолжается… Тем не менее, внутри личности в целом есть… эго- адаптивный, справляющийся, наблюдающий, пытающийся судить - хотя и со слабой, неуверенной и шаткой позиции… [часто] подавленный перед лицом внутреннего хаоса и психоза. Но внутри психотических морей есть острова силы, и когда моря уменьшаются, по-видимому, сами по себе, эти острова можно увидеть более ясно, чем когда-либо прежде ... Можно только задаться вопросом, не связаны ли все эти острова каким-то образом под водой, и если да, то как можно продолжать поднимать массу суши, то есть способность справляться и адаптироваться выше уровня бушующих импульсов ее психоза.

Сравните эту запись с записью, написанной почти 40 лет спустя в том же учреждении. Здесь резидент психиатрической больницы описывает госпитализацию мужчины с таким же диагнозом, как и у женщины:

Это 25-летний латиноамериканский мужчина с психическим заболеванием шизофренией в прошлом, который явился в реанимацию с основной жалобой командующего AH. велит ему пораниться и причинить боль своему брату. … .Pt также поддерживает подавленное настроение, снижение аппетита и бессонницу. У него не было других активных SI или HI.Pt признал, что он не принимал психотропные препараты в течение последних 30 дней ... Pt был возобновлен на своих предыдущих лекарствах. На 2 день пациент сообщил об улучшении самочувствия после лечения. Он отрицал мысли о самоубийстве или убийстве. У него снизилась частота АГ. На 3 день пациент сообщил об улучшении настроения, отрицании суицидальных или убийственных мыслей. Куратор связался с братом пациента, который заявил, что пациент не ладит с членами его семьи, и члены семьи не будут готовы предоставить жилье.Пациент согласился на выписку в приют.

Два пациента испытали почти одинаковые проблемы, включая неспособность жить независимо, недостаток социальных отношений и стойкий психоз. В первом случае резидентка мало интересовалась симптомами пациентки (несмотря на то, что антипсихотические препараты широко использовались более 15 лет) и потратила много часов на изучение своей жизни за пределами больницы и своего внутреннего психологического мира.Второй резидент очень заботился о симптомах пациента и считал их не связанными с редкостью и одиночеством, которые характеризовали его социальную жизнь. Эти расходящиеся представления о пациенте с шизофренией отражают драматические изменения в социальных, культурных и научных контекстах, в которых практикуется психиатрия.

Многое из того, что мы делаем, как врачи, не является следствием мира природы, а, напротив, является результатом нашего случайного социального и культурного контекста и, как таковое, заслуживает критического изучения.Исторический и антропологический подходы предоставляют инструменты, с помощью которых стажеры-психиатры могут справиться с клиническими проблемами, возникающими в сложном мире. С этими целями в течение последних трех лет авторы проводили курс социальных наук и психиатрии для психиатров второго года обучения. Посредством лекций, чтений и домашних заданий курс вовлекает резидентов в обсуждение психиатрической задачи. Социальные науки преподаются не как набор абстрактных теорий, а как набор инструментов, с помощью которых можно подумать об ответственности, сложностях и неопределенностях клинической работы.Цель состоит в том, чтобы научить резидентов критически использовать знания, которые они используют в качестве психиатров, и сделать интеллектуальный вклад в будущее своей профессии. В этой статье описываются концептуальные основы курса, его структура и влияние.

Обоснование курса

Курс просит резидентов принять во внимание тот факт, что наш социокультурный контекст так же важен, как и базовая нейробиология, в формировании того, как мы понимаем и вмешиваемся в болезни наших пациентов. Психиатрическая подготовка включает в себя не только усвоение основных фактов (1), но также ряд сложных моральных выборов.Внутрипрофессиональные сдвиги, отраженные в приведенных выше виньетках, представляют собой лишь одну сложность из многих. Сегодня организации, не относящиеся к профессии, такие как фармацевтическая промышленность и сторонние плательщики, оказывают значительное давление на структуру психиатрической работы. Неврология и молекулярная биология обладают таким высоким культурным наследием, что привлекают внимание к методам межличностной заботы, которым жители отчаянно хотят научиться. В то же время достижения нейробиологии (например, улучшение когнитивных способностей, хирургическая имплантация долгосрочных систем доставки антипсихотических препаратов) ставят этические проблемы, с которыми психиатры только начали сталкиваться (2).В результате психиатры борются с навязываемой им идентичностью: неврологи мозга, эффективные биллинговые машины, продавцы чудесных лекарств, менеджеры неуправляемого.

Подчеркивая, что исторические и культурные обстоятельства формируют психиатрическую работу, курс является частичным противоядием от редукционистских тенденций в биологической психиатрии. Резидентов часто учат видеть в страданиях пациентов как на неверное выражение нейробиологии. Вместо этого в этом курсе рассматриваются психические заболевания как одновременно биологические, культурные и исторические.Кто считается «больным» или «здоровым», в значительной степени зависит от культурных представлений о нормальности и характера психиатрических учреждений. Как сказал антропологу человек с шизофренией: «Если бы я жил в деревне, никого не волновало бы мое одиночество, но в городе нельзя жить отшельником» (с. 39) (3). Более того, терапевтические истины в психиатрии далеко не вечны. Жители могут начать понимать, что то, как они оценивают психические заболевания, когда они считают оправданным вмешательство, и как выглядят эти вмешательства, определяется историческим и социальным контекстом.

Курс позволяет резидентам приобрести навыки культурной самооценки (4, 5). Культурная самооценка включает в себя как видение себя как находящегося в определенном социальном и историческом моменте, так и размышление о том, каким образом имплицитные нормы и предположения формируют действие. Культура слишком часто рассматривается как атрибут исключительно других . Жители хорошо осведомлены о том, что реклама фармацевтической промышленности, направленная непосредственно потребителю, формирует то, как пациенты думают о своем бедственном положении (6), но они меньше осведомлены о том, как их собственные ценности формируют их ожидания в отношении пациентов.Обсуждая такие концепции, как биологический редукционизм и социальное строительство, а также анализируя исторические изменения, жители могут увидеть культурные основы, лежащие в основе клинической мысли и действий. Эта осведомленность может подготовить жителей к тщательному обдумыванию смысла своих действий с пациентами.

Инструкторы

Два психиатра, получившие образование в области социальных наук (EB, JTB), разрабатывают и проводят этот курс. Один инструктор (JTB) - историк, специализирующийся на психиатрической терапии 20 -х годов -го века.Другой (EB) - антрополог, изучающий современные методы психиатрических исследований. Преподаватели используют различные области социальных наук, поскольку они служат общим целям курса. Эти области включают психологическую антропологию, медицинскую антропологию, исследования инвалидности, историю и социологию науки, социальную историю психиатрии и службы психического здоровья. Преподаватели делают упор на истории психиатрии в США и не преподают явным образом вопросы кросс-культурной психиатрии.Психиатры без подготовки на уровне магистратуры, но обладающие опытом в некоторых из этих областей, могли бы разработать сопоставимый курс. Например, преподаватели описывают такие вопросы, как разрыв между исследованиями и практикой, а также равенство в психиатрической помощи, не для того, чтобы представить мнения экспертов, а для достижения целей курса.

Цели курса

В результате курса резиденты будут:

  • Активно думать о процессе становления психиатром

  • Узнавать исторические и культурные корни клинических инструментов

  • Изучать основные концепции, включая редукционизм и социальное конструирование

  • Критически оценивайте полученную мудрость в психиатрии

  • Интересуйтесь жизненным опытом психиатрического заболевания

Модули обучения

За 6-8 занятий инструкторы раскрывают 4 темы: 1 ) Стать психиатром; 2) Диагностика; 3) Лечение; 4) Болезнь.Каждый модуль состоит из тем, рассматриваемых в классе, обучающих инструментов, используемых в классе, вопросов, задаваемых слушателям во время урока, и домашних заданий, которые слушатели выполняют между уроками. Домашние задания просят слушателей отмечать события в течение недели, которые относятся к вопросам, заданным в классе. Распространяется читатель, который включает в себя как статьи, так и материалы для обзора в классе (например, страницы из DSM I и II). Жители редко читают статьи перед уроком, но им рекомендуется сохранять и читать их вовремя.Исторические документы, истории болезни и образовательные видеокассеты, используемые в классе, выбираются из местного ресурса - Архивов истории неврологии Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе.

1) Стать психиатром

Темы

Модуль начинается с обсуждения резидентства как процесса социализации. Стать психиатром означает изменить то, как человек видит себя и других. Модели психопатологии - это не просто информация; это теории людей. То, что человек узнает о себе и других, выходит за рамки рабочего дня.Становится неспособным игнорировать признаки гипомании у продавца магазина или свидетельства галлюцинаций у странного соседа. Представляться на вечеринке становится неудобно, поскольку простые знакомые раскрывают конфиденциальную информацию или неуклюже шутят, что психиатры могут «читать мысли». Это новое видение может быть как воодушевляющим, так и обременительным (7). Преподаватели открыто раскрывают и обсуждают эти изменения.

Другие темы для обсуждения включали эмоциональные требования тренировочного процесса (8) и общие предположения о психиатрах.Жители обсуждали, представляют ли психиатрические учебные программы две конкурирующие парадигмы - биологическую и динамическую - или эти две точки зрения дополняют друг друга (9).

Инструменты

На первом сеансе каждый резидент отвечает на вопрос: «Что сказали друзья и семья, когда вы сказали им, что собираетесь в психиатрию?» Выявлены общие темы в рассказах резидентов, которые используются для изучения предположений о психиатрах. Местные жители заявили, что психиатры не являются «настоящими» врачами, восхищаются нейробиологией, а другие врачи идеализируют или обесценивают психиатрическую задачу (напр.g., «Я очень уважаю любого, кто мог бы быть терапевтом» или «Вы слишком умны, чтобы идти в психиатрию»).

Анализируется исследование одежды врачей, чтобы говорить об авторитете и доверии к психиатрическим контактам (10). Жители читают популярные статьи, критикующие психиатрию, такие как недавняя передовая статья в газете Los Angeles Times с провокационным заголовком «Болезненное принуждение психиатрии: превращение слабостей в болезни» (11). Изучая эти взгляды на психиатрию, преподаватели анализируют исторические и культурные обстоятельства, которые могли способствовать появлению таких концепций.

Вопросы

Кто такой психиатр? Чем на самом деле занимается психиатр? Что теряет, став психиатром, и что приобретает? Что вы скажете в ответ критикам психиатрии или тем, кто ее идеализирует?

Домашнее задание

Опишите лечащего врача, с которым вы работали, и скажите, каким образом он или она воплощает идею психиатра.

2) Диагностика

Темы

Одно занятие посвящено истории понятий психических заболеваний.Преподаватели читают лекции о множественных сдвигах в представлениях психиатров о шизофрении в прошлом веке и об изменениях в представлениях о депрессии за последние 30 лет (12). Исторический обзор создания клинических инструментов, таких как DSM и рейтинговые шкалы, подчеркивает, что эти клинические инструменты являются продуктом истории и подвержены современным силам, которые стабилизируют их использование. Теория маркировки представлена ​​(13), чтобы обсудить, как диагностические метки влияют на восприятие пациентами самих себя (14).Темы включают в себя то, что некоторые диагнозы могут необратимо изменить самоощущение человека («шизофрения, параноидальный тип» или «пограничное расстройство личности»), в то время как другие диагнозы служат просто для облегчения общения и стандартизации клинической работы («тревожное расстройство БДУ»).

Диагноз рассматривается как акт редукционизма. Диагностические схемы являются редукционистскими, потому что они позволяют понять сложные явления (например, опыт), обращая внимание на набор более простых явлений (например, критериев).Редукционизм обсуждается потому, что это незаменимый методологический инструмент, а также потому, что сложные явления, такие как человеческие страдания, могут быть по своей природе несводимыми (15, 16). Биологический редукционизм и лежащие в его основе предположения обсуждаются с жителями. Строгие биологические редукционистские теории рассматривают психическое заболевание как прямое проявление расстройства мозга; Социальные и психологические обстоятельства не влияют на течение или характер заболевания (17). Преподаватели используют пример шизофрении, чтобы обсудить, позволяют ли биологические модели психических заболеваний лечащим врачам представить, что жизненный опыт их пациентов менее сложен, чем их собственный, как утверждают некоторые (17).

Инструменты

Текст из DSM I (1952) и DSM II (1968) контрастирует с современной диагностической схемой. Рассказы врачей из историй болезни 1950-х, 60-х и 70-х годов демонстрируют изменения во взглядах врачей на пациентов. Фармацевтическая реклама используется для демонстрации тех же изменений, например, реклама валиума 1970 года под названием «35 и один», в которой представлены клинические концепции, которые жители считают анахронизмом (18). Преподаватели изучают данные о путях социальной причинности шизофрении (19).

Вопросы

Как диагностические инструменты, которые я использую, меняют мой взгляд на пациентов? Какую функцию выполняют ярлыки пациента («очень ось II», «хроническая шизофрения», «злоупотребляющий психоактивными веществами»)? Как представления о биологической причинности определенных явлений меняют то, как я слушаю своих пациентов?

Домашнее задание

Приведите клинический пример «редукционизма». Например, какие структуры вы используете для организации данных о пациенте? Какие еще организационные рамки вы могли бы использовать? Что влияет на ваш выбор одного фреймворка над другим?

3) Лечение

Инструкторы подчеркивают исторический и социальный контекст развития лечения в психиатрии.Темы лекций включали использование амфетаминов у детей в 1930-х годах (20), разработку торазина, внедрение клинических испытаний в психиатрические исследования и историческую роль психоанализа в шизофрении (21). Подчеркивается зависимость открытия лекарств от клинической работы: методы лечения в психиатрии часто так же тесно связаны с клиническим контекстом, как и с результатами исследований. Инструкторы читают лекции по истории лоботомии, чтобы продемонстрировать, что это не было процедурой второстепенной важности и не воспринималось как варварство; профессиональные лидеры мнений (и лауреат Нобелевской премии) заявили о его полезности.В то же время контекст государственной больничной помощи сформировал использование вмешательства (22, 23). История психиатрического лечения может продемонстрировать резидентам, что, поскольку сегодняшние вмешательства поддерживаются сегодняшними нормами, некоторые проверенные практики могут показаться безответственными для будущих психиатров. Подчеркивая, что то, что профессия считает «лучшим» и «истинным», изменится в зависимости от карьеры резидентов, дискуссии подготавливают жителей к активному обучению в ближайшие годы.

Преподаватели обсуждают практическую актуальность современных психиатрических исследований.Жителей просят подумать, что фундаментальные научные конструкции значат для их пациентов (24), и подумать, как они будут использовать доказательства на практике. Исследователи лечения определяют клинические цели, используя лабораторные методы измерения, но исследовательские конструкции редко можно сопоставить со сценариями оказания помощи пациентам (25). Жителей просят интерпретировать полезность сложных выводов. Может ли нарушение семантического прайминга при шизофрении, измеряемое с помощью потенциалов, связанных с событием N400 (26), изменить то, как они общаются с пациентами? Если «сбой фронтолимбической тормозной функции» (с.1840) (27) у лиц с пограничным расстройством личности изменить клиническое принятие решений? Когда клинические испытания, несмотря на тщательно отобранный пул субъектов и структурированные критерии оценки результатов, должны изменить практику назначения лекарств (28)? Инструкторы поощряют жителей задавать эти вопросы себе, присутствующим и исследователям; и представить себе, как могло бы выглядеть исследование, имеющее отношение к практике.

Инструменты

Записи пациентов раскрывают логику, которая заставляет поставщиков выбирать одно лечение вместо другого.Исследования предыдущих десятилетий, такие как испытания лечения 1930-х годов (29), демонстрируют сдвиги в научных стандартах. Рассматривается недавний выпуск American Journal of Psychiatry , и каждый резидент объясняет, что следует вынести из каждой статьи.

Вопросы

Как я решил, что некоторые факты важно знать? Что влияет на нашу базу знаний (приоритеты фармацевтических компаний, интерес к новым технологиям, структуры компенсации)?

Домашнее задание

Приведите пример предположения, замаскированного под факт.Собирайте впечатления, полученные от посещения, как если бы они были правдой, или клинические советы, описанные как фактические, которые, как вы подозреваете, могут быть не так хорошо понятны («оланзапин более эффективен при негативных симптомах, чем другие нейролептики, поэтому я бы выбрал именно этот»).

4) Болезнь

Рассмотрены рассказы от первого лица или этнографические описания переживаний психических заболеваний, включая депрессию (30), шизофрению (31) и умственную отсталость (32, 33). Эти отчеты подчеркивают неоднородность переживаний психических заболеваний и описывают результаты во всеобъемлющем нарративе.Тексты о болезни напоминают жителям клиники, что они видят очень короткий отрезок жизни человека в клинике. Преподаватели изучают модели исследований, в которых опыт болезни направляет исследования в области психического здоровья. Утверждения о том, что ограниченный голос пациентов в исследованиях приводит к «репрезентативному разрыву» (34) в исследованиях психического здоровья (35), обсуждаются. Резиденты рассматривают возможности участия пациентов в исследованиях (36).

Социальный конструктивизм рассматривается в этом контексте. К сожалению, социальный конструкционизм слишком часто отождествляют с набором радикальных положений, которые не имеют большого значения для поставщиков психического здоровья, например, что психические заболевания представляют собой сконструированные категории, используемые для поддержания социального порядка; или что психоз - это форма политического освобождения.Инструкторы не приписывают эти радикальные версии социального конструкционизма и не учат их, потому что они не помогают клиницистам думать о пациентах. Вместо этого социальное строительство обсуждается как идея о том, что социальные конфигурации изменяют то, что считается болезнью и здоровьем, и что социальные обстоятельства формируют переживания болезни. Мы обсуждаем исследование 1970-х годов, в котором здоровые люди, поступающие в психиатрические отделения, считались больными, несмотря на их нормальное поведение; контекст может формировать наши оценки других (37).Жители обсуждают, будут ли результаты воспроизведены сегодня. Также обсуждаются аспекты американской культуры, определяющие границу, отделяющую больного от колодца (38).

Инструменты

«Игра психического пациента» (39) и свидетельства из первых рук (40) демонстрируют влияние институционализации на идентичность. Предоставляется программа из первых рук и этнографических отчетов.

Вопросы

Как можно зафиксировать переживания с помощью феноменологической или симптоматологической схемы? Какую роль играет наш опыт, если мы не знаем и не можем знать, что значит иметь тяжелое психическое заболевание? Как и почему вы работаете с пациентами, которым не нужна ваша помощь?

Домашнее задание

Определите некоторые предположения стационарного персонала о жизни пациентов за пределами больницы.Объясните, какую функцию эти предположения выполняют для персонала (например, снятие стресса).

Ответ на курс

Курс относительно новый. Несмотря на то, что он был хорошо воспринят, следует проводить систематическую оценку, чтобы определить, приводит ли курс к изменениям в: отношении к диагностике и лечению; концепции пациентов; привычки к обучению; и принятие клинических и этических решений.

Следует отметить несколько предварительных наблюдений. Два резидента аспирантуры активно откликаются на курс.Приспособление к новой роли, положению психиатрии в медицине и построению знаний беспокоит их каждый день. Модули 2 и 3 лучше всего преподавать резидентам PGY3, у которых больше опыта в лечении и диагностике. Учебный план может быть полезен для резидентов на любом этапе, но обсуждения могут значительно отличаться.

Курс требует защищенного лекционного времени. Нехватка времени или перерывы (например, просмотр страниц) мешают обсуждениям, а полная посещаемость облегчает общение. Поскольку он побуждает жителей отвечать друг другу, курс может стать местом для выражения общих жалоб.Некоторые из этих обсуждений продолжаются, поскольку они способствуют достижению целей курса. Например, обсуждение опыта помещения пациентов в лечебное учреждение однажды вызвало у жителей ощущение того, что они тоже являются «рабочими пчелами» в отделении, «заперты» и «на привязи». В другом случае жители выразили разочарование тем, что пациенты недооценивать, сколько усилий они прилагают для ухода за ними. Ощущение недооценки обсуждалось как опыт жителей и пациентов.

Курс может быть эмоционально стимулирующим.По мере того, как резиденты учатся овладевать новым набором навыков, курс просит их признать неопределенность в базе знаний. Навыки, которые психиатры больше не получают - в области психосоциального лечения или психоанализа - могут беспокоить пациентов, особенно тех, кто работает в отделениях краткосрочного пребывания в стационаре. Тот факт, что психиатры из лучших побуждений использовали такие методы лечения, как лоботомия, также может беспокоить жителей, заставляя некоторых беспокоиться о неизвестных побочных эффектах нынешних методов лечения. Обсуждается вопрос о соответствующей роли критики.Преподаватели подчеркивают внутреннюю ценность того, что делают психиатры, и гуманность психиатрической работы. В итоге курс порождает здоровый скептицизм, который скорее оживляет, чем отвлекает от клинической работы.

Предыдущие версии этого курса вызвали меньше энтузиазма, когда их преподавали социологи, не являющиеся психиатрами. Если инструктору не хватает непосредственного опыта физических и интеллектуальных требований ординатуры, или если инструктор привык обучать аспирантов, жаждущих чтения и дебатов, резиденты могут казаться отстраненными.Напротив, клиницисты-исследователи из социальных наук могут охарактеризовать проблемы социальных наук (например, редукционизм) как имеющие отношение к повседневной жизни резидента (например, в рамках диагностического интервью). Преподаватели в значительной степени опираются на свой опыт стажеров, чтобы сделать абстрактные концепции конкретными и резонансными.

Выводы

Знакомство с социальными науками о психиатрии может научить резидентов критически оценивать базу психиатрических знаний, уделять внимание роли социальных факторов в формировании психического заболевания и лечения и подвергать сомнению свои собственные предположения о том, что лучше всего делать для пациентов .Узнав, что терапевтические истины в психиатрии меняются с течением времени и что клинические инструменты, такие как DSM, являются продуктами определенной интеллектуальной и социальной истории, могут помочь пациентам взять на себя ответственность за знания, которые они применяют. Курс также может помочь пациентам осознать сложность становления психиатром сегодня.

Таблица 1

Пример программы

Пример программы
стать психиатром C.Л. Боск. «Глава вторая: ошибка, ранг и ответственность». в Простите и помните: управление медицинской неудачей. Чикагский университет. 1981.
М. Уайт, Г. Ричардс. «Одежда и адрес психиатров». Br J Психиатрия . 172: 95. 1998.
T. Luhrmann. «Психологическая антропология как искусство естествоиспытателя». в становлении психологической антропологии II, М. Суарес-Ороско и Г. и Л. Шпиндлер, ред. Харкорт Брейс. 1994.
T. Luhrmann. "Вступление." in Of 2 Minds: Растущее расстройство в американской психиатрии.Кнопф. 2001.
диагностика A. Ong. «Глава 4: Медицина беженцев: привлечение и отведение взгляда». в «Скрывается Будда: беженцы, гражданство и Новая Америка». Калифорнийский университет. 2003.
L. Capps & E. Ochs. «Глава 10: Социальная тревога». в Constructing Panic: The Discourse of Agoraphobia. Гарвардский университет. 1995.
T. O'Brien. «Как рассказать правдивую военную историю». в вещах, которые они несли. Пингвин. 1990.
I. Взлом.«Глава 7: Мера». в переписывании души: множественная личность и науки о памяти. Университет Принстона. 1995.
G. Obeyesekere. «Депрессия и работа культуры». в культуре и депрессии Б. Гуд и А. Клейнман, ред. Калифорнийский университет. 1985.
Г. Гроб. «Истоки DSM-I: исследование внешнего вида и реальности». Am J Psychiatry 148 (4). 1991.
М. Уилсон. «DSM-III и трансформация американской психиатрии: история». Ам Дж. Психиатрия .150 (3). 1993.
Д. Хили. «Формирование интимного: влияет на повседневные нервы». Общественные науки . 34 (2). 2004.
П. Бургуа. «Глава первая: Нарушение апартеида в Соединенных Штатах». in В поисках уважения: продажа трещин в Эль-Баррио. Кембриджский университет. 1995.
лечение N. Scheper-Hughes. «Воспитание и шизофрения». в Святые, ученые и шизофреники: психические заболевания в сельской Ирландии. Калифорнийский университет.1997.
J. Prager. "РС. А и проблема неверного запоминания ». в «Представляя прошлое: психоанализ и социология неверных воспоминаний о Гарвардском университете». 1998.
J. Braslow. «Влияние терапевтических инноваций на восприятие болезни и отношения врача и пациента: история общего паралича душевнобольных и терапии малярийной лихорадки, 1910-1950». Am J Psychiatry 152 (5). 1995.
S.E. Estroff. «Гармония в трех частях: утопическое лечение шизофрении». Новые направления оказания услуг в области психического здоровья .Падение, нет. 83. 1999.
L.A. Rhodes. «Глава 7: Невозможно быть хорошим». в опорожнении кроватей: работа отделения неотложной психиатрической помощи. Калифорнийский университет. 1991.
опыт болезни Д. Л. Розенхан. «О том, как быть нормальным в безумных местах». Наука . 179 (4070). 1973.
К. Эллиотт. «Глава 3: Лицо за маской». in Лучше, чем хорошо: американская медицина встречает американскую мечту. Нортон и компания. 2003.
S.E. Estroff.«Субъект / субъективность в споре: политика и поэтика шизофрении в рассказах от первого лица». в грани опыта: шизофрения, культура и субъективность / культура, субъективность и шизофрения. Р. Барретт и Дж. Дженкинс, ред. Кембриджский университет. 2004.
В. Хеффернан. «Вкусное плацебо». в «Нечестивом призраке: писатели о депрессии». Н. Кейси, изд. Многолетник. 2002.

Ссылки

1. Эпштейн Р.М., Зигель Д.Д., Сильберман Дж. Самоконтроль в клинической практике: проблема для преподавателей-медиков.J Contin Educ Health Prof. 2008; 28 (1): 5–13. [PubMed] [Google Scholar] 2. Аппельбаум П. Обращение к Американской ассоциации директоров психиатрической ординатуры. Новый Орлеан, Лос-Анджелес: 2008. [Google Scholar] 3. Saris JA. Истории жизни, рассказы о болезнях и институциональные ландшафты. Культурная медицина и психиатрия. 1995; 19: 39–72. [PubMed] [Google Scholar] 5. Хороший минет, Дельвеккио, хороший MJ. «Художественная литература» и «Историчность» в рассказах врачей: социальные и нарративные аспекты изучения медицины. В: Mattingly C, Garro LC, редакторы.Повествование и культурное строительство болезни и исцеления. Беркли: Калифорнийский университет Press; 2000. С. 50–69. [Google Scholar] 6. Хили Д. Формирование интимного: влияние на повседневные нервы. Общественные науки. 2004. 34: 219–245. [PubMed] [Google Scholar] 7. Шильдкроут Б. Нью-Йорк Таймс. Нью-Йорк, Нью-Йорк: 2008. Я смотрю на злокачественную меланому? [Google Scholar] 8. Лурманн Т. Психологическая антропология как искусство естествоиспытателя. В: Suarez-Orozco M, Spindler G, Spindler L, редакторы.Создание психологической антропологии II. Harcourt Brace; 1994. С. 60–79. [Google Scholar] 9. Luhrmann TM. Двух разумов: растущее расстройство в американской психиатрии. Нью-Йорк: Альфред Кнопф; 2000. [Google Scholar] 10. Гледхилл Дж. А., Уорнер Дж. П., Кинг М. Психиатры и их пациенты: взгляды на формы одежды и обращения. Br J Psychiatry. 1997; 171: 228–32. [PubMed] [Google Scholar] 11. Саводник И. Время Лос-Анджелеса. Лос-Анджелес: 2006. Болезненное принуждение психиатрии: превращение слабостей в болезни.[Google Scholar] 12. Хили Д. Эра антидепрессантов. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета; 1997. [Google Scholar] 13. Scheff TJ. Обозначение безумия. Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл; 1975. [Google Scholar] 14. Орр Дж. Панические дневники: генеалогия панического расстройства. Дарем и Лондон: издательство Duke University Press; 2006. [Google Scholar] 15. Корин Э. Факты и значение в психиатрии. Антропологический подход к жизненному миру шизофреников. Культура, медицина и психиатрия. 1990; 14: 153–188.[PubMed] [Google Scholar] 16. Шепер-Хьюз Н. «Психика» в «Южном»: индивидуальные, семейные и общественные реакции на психоз в Южном Бостоне. Культура, медицина и психиатрия. 1987. 11 (1): 53–78. [PubMed] [Google Scholar] 17. Sass LA. Безумие и модернизм: безумие в свете современного искусства, литературы и мысли. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: BasicBooks; 1992. [Google Scholar] 18. Metzl JM. Прозак на диване: определение пола в эпоху чудесных лекарств. Дарем, Северная Каролина: издательство Duke University Press; 2003. [Google Scholar] 19.Велинг В., Сассер Е., Ван Ос Дж., Маккенбах Дж. П., Селтен Дж. П., Хук Х. Этническая плотность кварталов и частота психотических расстройств среди иммигрантов. Am J Psychiatry. 2008. 165 (1): 66–73. [PubMed] [Google Scholar] 20. Бромли Э. Стимулирование нормального приспособления: неправильное поведение, амфетамины и электроэнцефалограмма в детском доме Брэдли. J Hist Behav Sci. 2006. 42 (4): 379–398. [PubMed] [Google Scholar] 21. Searles HF. Источники беспокойства при параноидной шизофрении. В: Бакли Питер, доктор медицины, редактор.Основные статьи по психозу. Нью-Йорк: Нью-Йоркский университет; 1988. [Google Scholar] 22. Braslow JT. Психические заболевания и телесные исцеления: психиатрическое лечение в первой половине двадцатого века. Беркли: Калифорнийский университет Press; 1997. [Google Scholar] 23. Braslow JT. История и доказательная медицина: уроки истории соматического лечения с 1900-х по 1950-е годы. Ment Health Serv Res. 1999; 1 (4): 231–40. [PubMed] [Google Scholar] 24. Родос, Лос-Анджелес. «Это очистит ваш разум»: использование метафор лекарств в психиатрических учреждениях.Культура, медицина и психиатрия. 1984. 8 (1): 49–70. [PubMed] [Google Scholar] 26. Кианг М., Кутас М., Лайт Г.А., Брафф Д.Л. Связанное с событием исследование потенциала мозга прямого и косвенного семантического прайминга при шизофрении. Am J Psychiatry. 2008. 165 (1): 74–81. [PubMed] [Google Scholar] 27. Зильберсвейг Д., Кларкин Дж., Гольдштейн М., Кернберг О., Тучер О., Леви К., Брендель Г., Пан Х., Бейтель М., Павони М., Эпштейн Дж., Ленценвегер М., Томас К., Познер М., Стерн Э. Нарушение функции фронтолимбического торможения в контексте негативных эмоций при пограничном расстройстве личности.Американский журнал психиатрии. 2007. 164 (12): 1832–41. [PubMed] [Google Scholar] 28. Braslow JT, Duan N, Starks SL, Polo A, Bromley E, Wells KB. Возможность обобщения исследований по лечению психических заболеваний и их исходам, 1981–1996 гг. Psychiatr Serv. 2005. 56 (10): 1261–8. [PubMed] [Google Scholar] 29. Брэдли С. Поведение детей, получающих бензедрин. Американский журнал психиатрии. 1937; 94 (1): 577–85. [Google Scholar] 30. Соломон А. Полуденный демон: Атлас депрессии. Нью-Йорк: Скрибнер; 2002 г.[Google Scholar] 31. Saks ER. Центр не может удержать: Мое путешествие через безумие. Нью-Йорк: Гиперион; 2007. [Google Scholar] 32. Estroff SE. Сводя с ума: этнография клиентов психиатрических клиник в американском сообществе. Беркли: Калифорнийский университет Press; 1981. [Google Scholar] 33. Эджертон РБ. Плащ компетентности: стигма в жизни умственно отсталых. Беркли: Калифорнийский университет Press; 1967. [Google Scholar] 34. Estroff SE. Предмет / Субъективности в споре: поэтика, политика и исполнение рассказов от первого лица людей с шизофренией.В: Jenkins JH, Barrett RJ, редакторы. Шизофрения, культура и субъективность. Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета; 2004. С. 282–302. [Google Scholar] 35. Аллен М. Х., Карпентер Д., Шитс Дж. Л., Миччио С., Росс Р. Чего, по словам потребителей, они хотят и в чем они нуждаются во время неотложной психиатрической помощи? J Psychiatr Pract. 2003. 9 (1): 39–58. [PubMed] [Google Scholar] 36. Ходжес JQ. Включение потребителей психического здоровья в исследовательские группы. Psychiatr Serv. 2005. 56 (9): 1158–9. [PubMed] [Google Scholar] 37. Розенхан Д.Л. О том, как оставаться в здравом уме в безумных местах.Наука. 1973; 179 (4070): 250–258. [PubMed] [Google Scholar] 38. Эллиотт С. Лучше, чем хорошо: американская медицина встречает американскую мечту. Нью-Йорк: WW Norton & Company; 2003. [Google Scholar] 39. Родос, Лос-Анджелес. Опорожнение кроватей: работа отделения неотложной психиатрической помощи. Беркли: Калифорнийский университет Press; 1991. [Google Scholar] 40. Аллан С. Нью-Йорк Таймс. Нью-Йорк, Нью-Йорк: 2006. Летние пейзажи: кошмар в летнюю ночь. [Google Scholar]

Клиническое мышление в психиатрии - PubMed

DOI: 10.1111 / jep.12324. Epub 2015 4 февраля.

Принадлежности Расширять

Принадлежность

  • 1 Отделение психиатрии и психологии, клиника Мэйо, Рочестер, Миннесота, США.

Элемент в буфере обмена

Ллойд А. Уэллс. J Eval Clin Pract. 2015 июн.

Показать детали Показать варианты

Показать варианты

Формат АннотацияPubMedPMID

DOI: 10.1111 / jep.12324. Epub 2015 4 февраля.

Принадлежность

  • 1 Отделение психиатрии и психологии, клиника Мэйо, Рочестер, Миннесота, США.

Элемент в буфере обмена

Полнотекстовые ссылки Опции CiteDisplay

Показать варианты

Формат АннотацияPubMedPMID

Абстрактный

Я обсуждаю неточность термина «клиническое обоснование» и его связь с доказательной медициной и критическим мышлением.Я изучаю навыки критического мышления, их недооценку в медицинском образовании и успешные попытки исправить их. Доказательная медицина (и доказательная психиатрия) предлагает многое, но ей мешает повсеместность и недостатки метаанализа. Я изучаю взгляды на доказательную медицину среди психиатров, а также на способность к критическому мышлению пациентов до и после курса философии. Обсуждаю принятие решений опытными врачами и предлагаю возможные варианты решения этого вопроса.

Ключевые слова: клиническое мышление; критическое мышление; доказательная психиатрия; логические ошибки; мета-анализ; резидентура.

© 2015 John Wiley & Sons, Ltd.

Похожие статьи

  • Принятие клинических решений в психиатрии психиатрами.

    Бхугра Д., Пасха А, Малларис Ю., Гупта С. Bhugra D, et al. Acta Psychiatr Scand. 2011 ноябрь; 124 (5): 403-11. DOI: 10.1111 / j.1600-0447.2011.01737.x. Epub 2011 8 июля. Acta Psychiatr Scand. 2011 г. PMID: 21740401

  • Новая парадигма обучения изменению поведения: последствия для ординатуры по семейной медицине и психиатрии.

    Триана А.С., Олсон М.М., Тревино ДБ.Triana AC и др. BMC Med Educ. 2012 3 августа; 12:64. DOI: 10.1186 / 1472-6920-12-64. BMC Med Educ. 2012 г. PMID: 22863077 Бесплатная статья PMC.

  • Пребывание с пациентом: использование «клинических данных» пересмотрено.

    Харпер Дж., Беккер Д. Ф., Копанс С. А., Флаэрти Л. Т., Галиб К., Краснер А. Дж., Квок С., Онешти С. Дж., Виттенберг Дж.; Комитет по подростковому возрасту, Группа по развитию психиатрии.Харпер Дж. И др. J Nerv Ment Dis. 2013 сентябрь; 201 (9): 813-7. DOI: 10.1097 / NMD.0b013e3182a2142f. J Nerv Ment Dis. 2013. PMID: 23995038 Рассмотрение.

  • Как думают психиатры? Клинические аргументы в психиатрическом интервью: исследовательский и образовательный проект.

    Нуркомб Б., Фиценри-Коор И. Нуркомб Б. и др. Aust N Z J Psychiatry. 1982 Март; 16 (1): 13-24.DOI: 10.3109 / 00048678209159466. Aust N Z J Psychiatry. 1982 г. PMID: 6956327

  • Как научить резидентов выявлять и лечить пациентов с двойным диагнозом.

    Реннер Дж. А. Младший Реннер Дж. А. Младший Биол Психиатрия. 2004 15 ноября; 56 (10): 810-6. DOI: 10.1016 / j.biopsych.2004.04.003. Биол Психиатрия. 2004 г. PMID: 15556127 Рассмотрение.

Типы публикаций

  • Поддержка исследований, Non-U.С. Правительство

Условия MeSH

  • Отношение медицинского персонала
  • Психические расстройства / диагноз *
Полнотекстовые ссылки [Икс] Wiley [Икс]

цитировать

Копировать

Формат: AMA APA ГНД NLM

Блог Терапия, Терапия, Блог Терапии, Терапия Блоггинга, Терапия..

A Расстройство мышления - это психическое заболевание, которое влияет на убеждения, мысли или восприятие человека. Расстройства мышления изменяют способ, которым человек собирает упорядоченные последовательности идей, и могут влиять на поведение человека, вызывая у него паранойю, бред, галлюцинации или другие симптомы.

Что такое расстройство мышления?

Расстройства мышления обычно диагностируются, когда поведение или речь человека указывают на проблемные, нелогичные или бессвязные модели мышления.Мышление обычно состоит из трех частей: размышления о чем-то, объединения мыслей вместе о том, о чем вы думаете, и, наконец, доставки или потока мышления. Расстройство мышления нарушает один или несколько аспектов мыслительного процесса.

Расстройство мышления отличается от расстройств речи, которые возникают в результате трудностей с речевыми моделями и производительностью, а не основной проблемы с мыслительными процессами. Шизофрения - это тип расстройства мышления, и заблуждения - ложные убеждения, в которые человек упорно верит, несмотря на противоречивые данные, - также могут быть вызваны расстройствами мышления.

Симптомы расстройства мышления

Когда людям ставят диагноз «расстройство мышления», им часто диагностируют какое-либо другое состояние, которое вызывает или способствует нарушению мышления. Общие симптомы нарушения мышления включают:

  • Быстрая, бессвязная или нелогичная речь
  • Частые прерывания хода мыслей человека
  • Убеждение, что физическое или юридическое лицо удалило мысли человека
  • Заблуждения и ложные убеждения
  • Чрезвычайно тангенциальные модели речи, во время которых человек быстро обсуждает несколько очевидно не связанных между собой тем
  • Неспособность следовать логическому ходу мысли или ясно рассказать историю или передать идею

Как лечат расстройства мышления?

Люди с шизофренией обычно демонстрируют симптомы расстройства мышления, но другие проблемы психического здоровья, такие как биполярное расстройство, шизотипическая личность и психотические эпизоды, также могут вызывать симптомы расстройства мышления.Лечение часто включает психотерапию, а в некоторых случаях может включать антипсихотические препараты или стабилизаторы настроения.

Психотерапия полезна для людей, испытывающих симптомы расстройства мышления, поскольку позволяет терапевту решать поведенческие и эмоциональные проблемы, которые могут быть связаны с расстройством мышления или усугубить его. Этот тип лечения помогает улучшить качество жизни человека, страдающего расстройством мышления, и может быть частью совместного подхода к лечению.

Иногда расстройства мышления могут подвергать опасности людей, которые их переживают. Например, человек может верить в то, что безопасно, что небезопасно, вести себя рискованно или действовать на основании ложных убеждений, подвергающих опасности других. Когда расстройство мышления мешает безопасности, людям с этим заболеванием может потребоваться психиатрическая госпитализация.

Артикул:

  1. Коттон, А. (12 августа 2012 г.). Разблокировка мозга; Доктора CU изучают расстройство мышления. Почта Денвера .Получено с http://www.denverpost.com/news/ci_21292953/unlocking-brain-cu-doctors-study-gotit-disorder
  2. .
  3. Расстройство мышления. (нет данных). Сеть потребителей / выживших в области психического здоровья в Миннесоте . Получено с http://www.mhcsn.org/education/gotit-disorders
  4. .

Последнее обновление: 19.01.2018

Пожалуйста, заполните все обязательные поля, чтобы отправить свое сообщение.

Подтвердите, что вы человек.

Нарушения мыслительного процесса при шизофрении

Люди с шизофренией довольно часто не могут сохранять ясность своих мыслей и выражать то, что у них на уме.Неорганизованное мышление является одним из основных симптомов шизофрении, и оно может приводить к различным расстройствам мыслительного процесса, которые вызывают разрозненные мысли, коллапс или внезапную остановку мыслительного процесса, произнесенные случайным образом слова и бессвязность.

Что такое неорганизованное мышление?

Мышление относится к нашей способности принимать решения, решать проблемы, рассуждать и запоминать. В более широком смысле мышление - это совокупность переживаний, происходящих в уме. Как правило, мы обрабатываем свои мысли логически и последовательно.Однако у людей с шизофренией этот процесс нарушается, что приводит к неорганизованным мыслям и расстройству речи.

Причины

Непонятно, что вызывает неорганизованное мышление (или что вызывает шизофрению). Это может быть связано с различными факторами, такими как генетика и семейный анамнез, окружающая среда и прошлые травмы. Есть свидетельства того, что у людей с неорганизованным мышлением есть структурные различия в мозге, поскольку они проявляют необычную активацию в областях, вовлеченных в:

  • Язык и обработка речи
  • Слуховое восприятие
  • Социальное взаимодействие
  • Когнитивные функции высшего порядка, такие как принятие решений, оценка, мозговой штурм и обучение

Ваши мысли, эмоции, ощущения, воспоминания и фантазии являются важными строительными блоками того, как ваш мозг мыслит.Любое нарушение вашего мыслительного процесса или то, как эти блоки связаны друг с другом, повлияет на другие области вашей жизни.

Содержание мысли и процесс мышления

Имеет смысл попытаться понять неорганизованное мышление с двух точек зрения: содержание мысли и мыслительный процесс. В то время как изменения в содержании мыслей человека влияют на то, что они воспринимают или думают, изменения в мыслительном процессе влияют на то, как они формируют свои идеи и выражают их.

Нарушения содержания мыслей Нарушения мыслительного процесса
  • Обстоятельное мышление

  • Ассоциации Clang

  • Крушение

  • Отвлекаемость

  • Тангенциальное мышление

  • Салат из слов (непоследовательность)

Типы беспорядочного мышления

Вот более подробный взгляд на эти аномалии мыслительного процесса.

Отвлекаемость

Некоторые люди с нарушенным мышлением могут отвлекаться. Они могут начать говорить об одном, а затем полностью сменить тему, прежде чем закончить предложение. Это часто происходит из-за близлежащих стимулов, которые мешают мыслительному процессу.

  • Например, : «Я переехал в Нью-Йорк после колледжа. Что вы едите на обед?»

Непосредственное мышление

Косвенное мышление возникает, когда человек разговаривает кругами, прежде чем перейти к сути дела, излишне и излишне подробно рассказывая о нем.Вот пример нейробиолога и исследователя нейропсихиатра Нэнси Кувер Андреасен:

  • Вопрос : «Как вас зовут?»
  • Ответ : "Ну, иногда, когда меня спрашивают, я должен думать, отвечу ли я, потому что некоторые люди думают, что это странное имя, хотя на самом деле это не так, потому что моя мама дала мне его, и я думаю мой отец помог, но, на мой взгляд, это имя такое же хорошее, как и любое другое, но да, это Том ".

Тангенциальное мышление

Тангенциальное мышление возникает, когда кто-то переходит от мысли к мысли, но никогда не доходит до сути.Вместо этого мысли в некоторой степени связаны, но поверхностно или косвенно.

  • Например, : «Я действительно разозлился, когда стоял в очереди в продуктовом магазине. Я не могу стоять в очередях. Ждал и ждал. Я долго ждал, чтобы получить свои водительские права. просто сумасшедший."

Крушение или свободные ассоциации

В случаях сильно нарушенного мышления мысли теряют почти все связи друг с другом и становятся разъединенными и разрозненными.Это нелогичное мышление называется срывом или «бесполезными» ассоциациями.

  • Например, : «Мне очень понравилось в некоторых сообществах, и я попробовал это, и на следующий день, когда я выйду, знаете, я взял под свой контроль, например, я нанес, эм, отбеливатель на свои волосы, в Калифорния. Моя соседка по комнате была из Чикаго, и она собиралась учиться в неполном колледже. А мы жили в YMCA, поэтому она хотела нанести перекись на мои волосы ... "

Ассоциации Clang

Звук - это когда человек выбирает слова на основе звука (рифмующиеся или каламбурные ассоциации), а не значения.Они также могут использовать вымышленные слова или неологизмы и могут говорить ровным или необычным голосом.

  • Например, : «У меня тоже была маленькая золотая рыбка, как у клоуна… Счастливого Хэллоуина вниз».

Несогласованность

Люди с очень серьезным нарушением мышления могут испытывать бессвязность, когда между словами нет заметной связи. Эта непоследовательность (также известная как «словесный салат») делает невозможным понимание мыслительного процесса человека.

  • Например, : «Они уничтожают слишком много скота и нефти только для того, чтобы сделать мыло. Если нам нужно мыло, когда вы можете прыгнуть в бассейн с водой, а затем, когда вы пойдете за бензином, мои люди всегда думал, что они должны, получить поп, но лучшее, что можно получить, это моторное масло, и деньги ... "

Диагностика

Пятое издание Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам включает критерии, которые помогут вашему врачу диагностировать шизофрению.Ваш врач будет искать типичные симптомы этого состояния, такие как нарушение речи, бред, галлюцинации, дезорганизованное или кататоническое поведение и снижение эмоционального выражения. Они также могут искать признаки неорганизованного мышления, исследуя то, как вы общаетесь, и направляя ваше внимание.

Вашему врачу также необходимо исключить другие условия, которые могут повлиять на мыслительные процессы, например:

Лечение

Лечение нарушений мыслительного процесса при шизофрении часто включает прием лекарств, психотерапию, обучение жизненным навыкам и поддержку семьи.

  • Лекарство : Подходящее лекарство может помочь уменьшить расстройство мышления и улучшить функционирование. Сюда могут входить антидепрессанты, стабилизаторы настроения или успокаивающие лекарства наряду с нейролептиками для длительного лечения симптомов шизофрении.
  • Психотерапия : Разговорная терапия, включая когнитивно-поведенческую терапию (КПТ), может помочь вам лучше выявлять аномалии мыслительного процесса и находить способы справиться с необычным или дисфункциональным образом мышления.
  • Обучение социальным навыкам : Неспособность ясно выражать свои мысли и чувства может сказаться на вашей семье и общественной жизни, а также на ваших рабочих отношениях. Обучение социальным навыкам может помочь вам улучшить ваше общение с другими, чтобы вы могли лучше ориентироваться в этих отношениях.
  • Поддержка семьи : Члены семьи часто являются ключевыми лицами, оказывающими помощь больным шизофренией. Семейная терапия может помочь вам и вашим близким понять ваше состояние и почувствовать поддержку.

Слово Verywell

С неорганизованным мышлением трудно справиться, но с помощью вашего врача и поддержки ваших близких вы можете добиться больших успехов и справиться. В этом процессе может помочь больше информации о симптомах шизофрении, равно как и присоединение к группе личной или онлайн-поддержки. Обращение за поддержкой может дать возможность выразить свои эмоции и помочь вам выработать стратегии, позволяющие лучше донести свои мысли.

Расстройство мышления - обзор

Расстройство мышления, Психоз

Расстройство мышления определяется как любое нарушение мышления, которое влияет на язык, общение или содержание мыслей.Проявления варьируются от простого блокирования и умеренных обстоятельств до глубокого ослабления ассоциаций, непоследовательности и заблуждений, характеризующихся несоблюдением семантических и синтаксических правил, несовместимых с образованием, интеллектом или культурным происхождением человека. 1 Это может быть связано с трудностями при объединении связных мыслей, пониманием речи или нарушением способности генерировать логическую последовательность идей, на что указывает неупорядоченная речь и / или письмо.

Существуют разные типы нарушений мышления. Полет идей относится к языку, который может быть трудным для понимания, потому что он быстро переключается с одной несвязанной идеи на другую. Обусловленность относится к языку, который может быть трудным для понимания, потому что он многословен и запутан в достижении своей цели. Словесный салат относится к словам, которые неправильно соединены вместе, что приводит к тарабарщине. 1

Начиная с ранних работ Bleuler, 2 Kraepelin, 3,4 и Moukas et al., 5 Расстройство мышления считается основным симптомом психоза. Симптомы психоза схожи, независимо от клинического диагноза. Пациенты с разными диагнозами могут иметь такое же поведение и реакцию на лечение, как и пациенты с психозом. Хотя психоз не является уникальным для таких расстройств, как шизофрения, они могут иметь общий нейрофизиологический субстрат, даже если в разных диагностических группах могут быть различные специфические причины психоза. Например, расстройства мышления часто наблюдаются у тех, кому поставили диагноз шизофрения или шизофренико-подобное расстройство, биполярное расстройство (маниакальный эпизод, т.е., с психотическими симптомами), депрессия с психотическими особенностями, расстройства оси I, вызванные черепно-мозговой травмой (ЧМТ) (депрессия, биполярные расстройства, шизофрения и психоз) и эпилепсия, 6 , а также в различной степени присутствуют при тревожных расстройствах . 7–9

Крупные популяционные исследования показывают, что у людей с эпилепсией в анамнезе почти в 2,5 раза выше риск развития шизофрении и почти в три раза выше риск развития шизофреноподобного психоза, чем у населения в целом, 6 и частота развития шизофрении после ЧМТ составляет 1%. 8 Кроме того, даже начальная ЧМТ может подвергнуть человека риску развития психоза с отсроченным началом, такого как шизофрения, и последующих травм головного мозга независимо от психоза. 10 Развитие психоза может быть отсроченным следствием патофизиологических изменений, возникших в результате ранней или поздней ЧМТ. 11 Лица с факторами риска развития психоза, вторичного по отношению к ЧМТ, с большей вероятностью ранее имели врожденное неврологическое расстройство или получили травму головы до подросткового возраста. 12

Показатели заболеваемости выживших после ЧМТ в течение жизни, у которых позже проявляются психотические симптомы, варьируют в разных исследованиях, от 3,4% до 8,9%. 13,14 Начало психоза после ЧМТ сильно варьирует, но обычно откладывается. В своем исследовании ветеранов Второй мировой войны Achte et al. 15 сообщили, что возникновение психотических симптомов варьировалось от 2 дней до 48 лет после травмы, причем 42% испытывали свой первый психотический эпизод через 10 или более лет после получения ракетного ранения в голову.Fujii и Ahmed 16 сообщили о диапазоне от 3 месяцев до 19 лет со средним началом через 5,9 года после закрытой травмы головы. Файнштейн и Рон 17 сообщили о средней латентности 11,7 года с диапазоном от 0 до 52 лет.

Есть несколько общих черт между психотическими явлениями и нежелательными навязчивыми мыслями (НИН). Garety and Hemsley 18 обнаружили, что многие пациенты с бредовыми убеждениями имеют высокие баллы (8 или более из 10) по характеристикам, которые обычно связаны с UIT (например,g., сопротивление [69%] и помехи [47%]). Также было отмечено, что галлюцинаторные явления имеют много общих характеристик с UIT. 19 Слуховые галлюцинации (AH) обычно имеют внешние раздражители, 20 , как и UIT, 21 , и они часто усиливаются при стрессе, 20 , как и UIT. 22

Сочетание тревожных расстройств может опосредовать некоторые социальные и функциональные нарушения, хорошо известные при шизофрении. 23 Хупперт и Смит, обнаружив, что галлюцинации также были связаны с симптомами обсессивно-компульсивного расстройства (ОКР), о которых сообщают сами пациенты, приводит к более широкой возможности: нейрофизиологически может иметь место совпадение между симптомами ОКР и положительными симптомами, такими как шизофрения, потому что Известно, что нейронные цепи, относящиеся к обоим типам, включают орбитофронтальную кору и переднюю поясную извилину (ACC). 24,25

Несколько исследований показывают связь между нарушениями мышления и когнитивными нарушениями, 26–28 , что предполагает общий нейробиологический субстрат для обеих дисфункций. Кроме того, метаанализ Кернса и Беренбаума 29 выявил корреляцию между формальными нарушениями мышления (FTD) и исполнительными функциями, а также связи между нарушениями мышления и семантической памятью. В последнее время нарушения мышления были связаны как со структурными, так и с динамическими аномалиями языковой системы в головном мозге, что может указывать на общую нейробиологическую основу, лежащую в основе, например, нарушений мышления и АГ. 30,31 Исследования, предполагающие, что у пациентов с нарушениями мышления отсутствуют некоторые составляющие когнитивные функции, созвучны представлению о том, что контекстуальные дефициты у пациентов с нарушениями мышления и шизофренией являются центральной проблемой. Нарушения эффективности когнитивной обработки при шизофрении, по-видимому, связаны с дефицитом задач, в которых большое внимание уделяется избирательному вниманию. 32 Функции центральной исполнительной системы, разработанные Баддели, 33,34 , связаны с шизофренией.Они начинают описывать координирующие функции, которые могут быть использованы для избирательного внимания, такие как разделение внимания, фокусировка на подмножестве или переключение внимания - все из которых явно нарушены у пациентов с шизофренией. Исследования прайминга также демонстрируют, как внимание может быть нарушено из-за расторможенной активации семантических сетей, что ухудшает способность сосредотачиваться или уделять внимание определенному подмножеству информации. Субъекты с нарушением мышления с высоким уровнем нарушений демонстрируют более сильные эффекты подавления семантического прайминга, чем у субъектов с менее нарушенным нарушением мышления, что свидетельствует об отклонениях в активации когнитивных семантических сетей. 35

Андреасен и Гроув 36 обнаружили, что ЛТД имеет прогностическую ценность в отношении прогноза на несколько месяцев у лиц с психиатрическими диагнозами. Они обнаружили, что расстройство негативного мышления, по-видимому, предсказывает краткосрочный исход шизофрении. Пациенты с бедностью речи и бедностью содержания чаще болели формой шизофрении, тогда как положительные формы расстройства мышления были более распространены среди аффективных психозов. 3,4,36–38

Что такое расстройство мышления? Лечение расстройства мышления, терапия - TherapyTribe

Расстройство мышления само по себе не является конкретным диагнозом, это скорее термин, который используется для описания типа когнитивной дисфункции, которая влияет на способность человека генерировать логическую речь, письмо и поведение.Расстройство мышления нарушает мыслительный процесс человека. Это нарушение организации и выражения мысли, которое вызывает бессвязную, нелогичную или проблемную речь и поведение. Расстройства мышления часто встречаются при шизофрении, биполярном расстройстве, аутизме, синдроме дефицита внимания (СДВГ) и других серьезных психических заболеваниях. 1

Симптомы расстройства мышления

Расстройство мышления характеризуется неорганизованным мышлением, которое проявляется в необычной речи и письме.Ниже приведены другие симптомы расстройства мышления: 2

  • Обычные убеждения - Вера в то, что мысли удалены.
  • Неологизм - Создание новых слов.
  • Нетрадиционная речь - Использование слов очень необычным или своеобразным образом.
  • Прессовая речь - Быстрая, трудная для расшифровки речь.
  • Бессвязная речь - Смешение несвязанных слов приводит к бреду.Это также называется словесным салатом.
  • Речь, которую отвлекают - Трудно удерживать тему из-за того, что поблизости отвлекают или часто прерывают ход мыслей.
  • Тангенциальная речь - Ответы на вопросы речью, не относящейся к теме или не относящейся к теме.
  • Полет идей - Быстрое переключение между темами во время разговора.
  • Крушение - Неспособность следовать логическому ходу мысли, чтобы рассказать историю.Сошел с рельсов и на полпути речи.
  • Косвенная речь - Использование чрезмерно косвенной речи, никогда не доходящей до сути.
  • Бедность речи - Ограниченная, очень расплывчатая речь.
  • Персеверация - Чрезмерное повторение слов или идей.

Заболевания, связанные с симптомами расстройства мышления

Симптомы расстройства мышления обычно являются результатом основного состояния. Приведенные ниже заболевания часто связаны с нарушениями мышления.

Найдите терапевта

Переключить фильтры Ваш браузер не поддерживает JavaScript или отключен. Для просмотра списков должен быть включен JavaScript.

Шизофрения

Шизофрения относится к тяжелому психическому расстройству, которое влияет на то, как человек чувствует, думает и ведет себя. Человек с шизофренией может испытывать галлюцинации, которые относятся к тому, что он видит, слышит или чувствует что-то нереальное.Заблуждения также распространены при шизофрении. Заблуждения относятся к непоколебимым убеждениям, не основанным на реальности. Несмотря на то, что это убеждение не основано на реальности, человек верит в его истинность. Шизофрения также связана с дисфункциональным или необычным образом мышления. 3

Биполярное расстройство

Биполярное расстройство - это психическое заболевание, которое вызывает серьезные изменения в настроении, мыслях и поведении. Хотя биполярное расстройство обычно считается расстройством настроения, симптомы расстройства мышления могут возникать, если биполярное расстройство является тяжелым.Человек с биполярным расстройством может испытывать полет идей, особенно во время маниакальных эпизодов. 4

Гиперактивное расстройство с дефицитом внимания (СДВГ)

СДВГ - одно из наиболее распространенных психических расстройств, поражающих детей. Это расстройство психического развития коренится в развитии мозга и влияет на способность человека не отвлекаться от задачи, уделять внимание и контролировать импульсивность. СДВГ часто сохраняется в зрелом возрасте. 5 Люди с СДВГ также могут испытывать симптомы расстройства мышления.Детям с СДВГ иногда бывает трудно вести логические беседы. Их речь может быть косвенной и непоследовательной.

Лечение расстройства мышления

Лечение нарушений мышления включает лечение основного состояния. Человека с расстройством мышления можно лечить с помощью лекарств и / или терапии в зависимости от того, что вызывает расстройство мышления. Лечение часто включает:

  • Лекарства. Лекарства часто используются для лечения шизофрении, биполярного расстройства и СДВГ.Эти препараты могут помочь улучшить симптомы расстройства мышления. Тип используемого лекарства зависит от заболевания. Шизофрения обычно лечится антипсихотическими препаратами, такими как оланзапин (Zyprexa) и арипипразол (Abilify). Биполярное расстройство также иногда лечат антипсихотическими препаратами, такими как Zyprexa и Abilify. Врачи также используют противосудорожные препараты, такие как Депакот, для стабилизации настроения при биполярном расстройстве. Лекарства от СДВГ включают риталин (метилфенидат) и аналогичные стимуляторы.
  • Психотерапия. Психотерапия также очень полезна для лечения основных психических заболеваний, связанных с нарушениями мышления. Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) может помочь человеку выявить ложные мысли и научиться заменять их более реалистичными мыслями. Психотерапия наиболее эффективна при шизофрении в сочетании с другими методами лечения. 6

Зачем нужна помощь?

Расстройства мышления влияют на образ мыслей человека. Расстройство мышления может затруднить повседневную жизнь.Симптомы расстройства мышления мешают удерживать работу, поддерживать полноценные отношения с другими и выражать свои потребности. Если у вас расстройство мышления, лечение может помочь вам вести здоровую и продуктивную жизнь за счет устранения симптомов. Первым шагом к получению помощи при расстройстве мышления является обращение к терапевту, обученному в этой области.

Являетесь ли вы членом семьи человека с расстройством мышления? Часто члены семьи первыми обращаются к терапевту.Расстройства мышления влияют на восприятие человеком реальности, поэтому люди с расстройствами мышления могут не осознавать, что им нужна помощь. Но члены семьи знают иначе. Если вы подозреваете, что у вашего любимого человека нарушение мышления, не бойтесь обратиться за помощью к квалифицированному специалисту. Психотерапевт может помочь вам определить способы лечения вашего любимого человека.

На что обращать внимание на терапевта

Хотя есть множество терапевтов, из которых можно выбирать, найти кого-то, кто лечит расстройства мышления, требует определенных усилий.Расстройства мышления отличаются от других психических заболеваний, и их нужно лечить по-другому. Важно выбрать терапевта, имеющего опыт решения подобных проблем. С помощью TherapyTribe вы можете искать терапевтов по местоположению и лечению расстройства. Позвольте нам помочь вам найти терапевта, который может лечить расстройства мышления в вашем районе.

Ссылки

  1. Морган, К., Коулман, М., Ульген, А., Болинг, Л., О, Коул, Дж., Джонсон, Ф., Лербингер, Дж., Бодкин, А., Хольцман, П., Леви, Д. (2017, май). Расстройство мышления при шизофрении и пробанды биполярного расстройства, их родственники и средства непсихиатрического контроля. Бюллетень по шизофрении, том 43, выпуск 3, 1 мая 2017 г., страницы 523–535, https://doi.org/10.1093/schbul/sbx016.
  2. Медицина Джона Хопкинса. (2017, август). Расстройство мышления. Получено 10 апреля 2019 г. с сайта https://www.hopkinsguides.com/hopkins/view/Johns_Hopkins_Psychiatry_Guide/787025/all/Thought_Disorder
  3. .
  4. Национальный институт психического здоровья.(2016, февраль). Шизофрения. Получено 10 апреля 2019 г. с сайта https://www.nimh.nih.gov/health/topics/schizophrenia/index.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *