Предупреждение конфликта это: 📖 ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ КОНФЛИКТОВ. Шпаргалка по конфликтологии. Кузьмина Т. В. Страница 46. Читать онлайн

Содержание

Технология предупреждения конфликтов

Предупреждение конфликта

Определение 1

Предупреждение конфликта – это его пресечение, то есть недопущение возникновения конфликта в конкретной ситуации.

Для того чтобы эффективно предупредить конфликт, нужно добиться развития проблемной ситуации в выгодную сторону, ведя при этом диалог в конструктивном направлении. Предупреждение в узком смысле означает работу с субъектами, с которыми возникают конфликты, а также и с иными лицами при необходимости.

Существуют специальные технологии предупреждения конфликтов, которые являются совокупностью знаний о способах, приемах и средствах воздействия на предконфликтную ситуацию для того, чтобы она в дальнейшем не развивалась в конфликт. При этом изучаются возникшие противоречия с учётом интересов конфликтующих сторон.

Воздействовать на конфликт можно несколькими способами:

  • влияние на своё поведение;
  • воздействие на психику и поведение оппонента.

Нередко для того, чтобы скорректировать ситуацию, достаточно откорректировать свое отношение к ней.

То есть необходимо изучать субъективные предпосылки возникновения конфликта.

Предконфликтная ситуация никогда не возникает внезапно, чаще всего конфликт нарастает постепенно. Очень важно умерить эмоциональный накал между сторонами, не допуская его выхода за разумные приделы, а также грамотно сгладить конфликт на стадии возникновения. Обострение страстей может проявляться факторами, как мимика, покраснение лица, определенные жесты, интонация голоса и так далее.

Рисунок 1. Технология предупреждения конфликтов. Автор24 — интернет-биржа студенческих работ

Способы сглаживания конфликта

Конфликт можно сгладить определёнными способами, которые перечислены ниже:

  • Напоминание о том, в чем прав ваш оппонент, а в чем правы вы.
  • Сведение проблемы к шутке, использование юмора.
  • Переведение разговора на другую тематику.
  • Уступка, если проблема спора не важна для вас, однако важно достигнуть определённой цели.
  • Хитрости, например, сказать оппоненту, что вы не успели разобраться в проблеме и предложить перенести разбирательство на завтра. За это время эмоции улягутся, и конфликт будет сглажен.

Для того чтобы предупредить конфликт, нужно уметь грамотно общаться. Грамотное общение необходимо не только медиаторам или юристам, разрешающим конфликты и споры, но и нужно любым людям, вступающим в отношения с другими людьми. Человеческие взаимоотношения предполагают конфликты, так как мы все разные, обладаем разными интересами. Однако используя навыки конфликтологии, человек может обучиться применять приемы, анализировать конфликтные ситуации, настраивать оппонента на правильное разрешение конфликта. От умения ориентироваться в конкретной ситуации зависит исход конфликта в целом

Способы воздействия на партнера

Воздействовать на партнера можно различными способами, с помощью которых возможно не только откорректировать его поведение, но и позицию. Выделяют следующие способы воздействия:

  • Реальность требований. Не стоит требовать от оппонента невозможного, необходимо учитывать, что все мы люди, и наши возможности ограничены.
  • Неторопливое разрешение конфликта. Не стоит быстро или бегло пытаться разрешить конфликт, зачастую это невозможно. Перевоспитать людей путём конфликта также в большинстве случаев нельзя. Поэтому не стоит ждать быстрых результатов и действовать осторожно и тактично.
  • Использование невербальное знаков. Конфликтология предполагает изучение жестов и взглядов, мимики и эмоций человека. Советы по данному направлению – необходимо наблюдать за своим оппонентом, менять позы во время разговора с ним на более открытые, располагающие к общению. В результате ваш партнёр может скопировать вас и начать вести себя также более открыто.
  • Получение своевременной и точной информации. Информация должна быть к месту, то есть своевременная. Если вы оперируется старой информацией, то рискуете так и не разрешить конфликт. Всю информацию, которую субъект получает, необходимо проверять на достоверность, в противном случае данная информация может стать новым поводом для развития конфликта
  • Умение отделить личность партнёра от проблемы. Люди субъективны, однако необходимо объективно относиться к разрешению возникающей проблемы, не быть категоричным и учитывать, что у каждого человека есть слабости. Необходимо следовать также принципам этики, например, не перебивать друг друга во время разговора, уважительно относиться друг другу, не оскорблять партнёра. По возможности, не стоит использовать критику.

Некоторые авторы полагают, что критика является одним из способов разрешения конфликта. Например, когда руководители критикуют работу подчинённого, они тем самым помогают ему реализовать поставленную задачу, приобрести опыт и так далее. Однако необходимо учитывать субъективное отношение человека к критике, так как не все люди способны адекватно воспринять её. Важно, чтобы критика была позитивной и конструктивной, необходимо соблюдать ряд правил при реализации критики в отношении другого человека. Например, не стоит переходить на личности, высказывать обидные факторы, которые могут ранить партнёра. Очень важно уметь анализировать, как партнёр воспринимает критику, как он к ней относится. Известна ситуация, когда люди совершали самоубийство в результате критического отношения к какой-либо сфере деятельности. Если же критикуемый позитивно настроен на советы, которые ему дает оппонент, то в данном случае критика сыграет только позитивную роль.

Если же критика поступает в ваш адрес, то здесь необходимо помнить следующие правила:

  • Критика является резервом для самосовершенствования. Поэтому необходимо отмечать все обстоятельства, высказываемые оппонентом, отбирать из них те, которые относятся лично к вам, самосовершенствоваться в данных областях. Не стоит обижаться на критику, особенно понимая, что это лишь метод разрешения конфликта.
  • Зажим критики также вреден, так как в некоторых случаях критика помогает преодолевать конфликтную ситуацию.
  • Не стоит отождествлять критику с оппонентом, с его личностью.

что это такое и признаки приближения?

Офисная жизнь – настоящая автотрасса. Приходится выискивать возможности для обгона, сигналить зазевавшимся перед светофором и аккуратно разъезжаться на перекрестках. Главная функция правил дорожного движения – предупреждение конфликтов на дороге. Правила офисного движения помогут избежать столкновений в рабочем пространстве.

Что такое предупреждение конфликтов?

Предупреждение конфликтов — это способность рассмотреть зарождающийся конфликт на ранних стадиях, выявить противоречия и предпринять активные целенаправленные действия по его урегулированию.

Конфликтологи определили главные признаки конфликта, которые помогут распознать его на ранних стадиях:

  • Информационный: непроверенная, некачественная и несвоевременная подача информации.
  • Коммуникационный: резкие или агрессивные высказывания, разговоры на повышенных тонах, постоянная критика в обсуждении.
  • Психологический: подавление эмоций или, наоборот, внезапные вспышки гнева, нежелание общаться.
  • Психосоматический: головные боли, головокружение, постоянное чувство усталости, сонливость.
  • Управленческий: невыполнение договоренностей, рассогласованность действий, понижение показателей производительности.
  • Манипулятивный: попытки найти крайнего, приписывание всех успехов одному и всех ошибок другому человеку.

В автогонках на выживание не место интригам или истерикам, иначе просто не выжить. Рассогласованная работа в офисе не приводит к мгновенной катастрофе. Но игнорирование одного или нескольких признаков приближающегося конфликта гарантировано приведут к разногласиям и скажутся на прибыли.

Водители и пассажиры знают, как бесят на дороге лихачи, непредсказуемые экстремалы и неуверенные в своих навыках новички. В офисе происходит то же самое. Если присмотреться, можно выявить несколько явных автомобильно-офисных закономерностей и предупредить аварию.

Пройти тест на эмпатию

Признаки конфликта.

1. Аварийная остановка.

На заре карьеры каждый, наверное, сталкивался с ситуацией, когда порученное дело просто не двигалось с места. Вроде бы и задание понятное и знания есть, но ступор. Новички боятся, что их упрекнут в некомпетентности, поэтому совершают большую ошибку: они молчат. В итоге работа не делается, настает день «Х» и начинается паника. Остальные работники срываются со своих мест и разгребают завал. Итог – недовольство и неприязнь коллектива.

Что делать? Водители на дороге останавливаются и включают «аварийку». Первое, что можно сделать в офисе – подойти к другому сотруднику или руководителю и прямо сказать «я запутался» и попросить о помощи. Иногда десятиминутного объяснения достаточно, чтобы увидеть решение задачи.

 2. Правила обгона.

При собеседовании кадровики проверяют кандидатов на инициативность. Но с приходом в устоявшийся коллектив ситуация меняется. Если вас не взяли на должность суперкреативного массовика-затейника, не стоит бежать в первый рабочий день к руководителю с предложением об улучшении работы. Или того хуже – напрямую обращаться к «начальнику начальника».

Что делать? Помнить о правилах обгона. Сначала разобраться в ситуации, поговорить с коллегами, включить воображаемый «поворотник». То есть дать понять другим, что вы собираетесь предпринять. Иногда идеи, которые новичку кажутся свежими и полезными уже не раз рассматривались на общих собраниях. Потом можно обратиться к прямому руководителю. Выполненный по всем правилам обгон ни и у кого не вызовет раздражения.

3. Своевременный сигнал.

Ничто так не раздражает водителя, как звук сигнала сзади. Ничто так не раздражает коллег, как оглушительный рингтон телефона (ну, чтоб я издалека услышал), громкие разговоры по телефону (я же по работе), обсуждение личных проблем, громкий смех, мысли вслух. В общем – все, что мешает остальным сконцентрироваться на работе.

Что делать? Помнить, то кнопка сигнала дана для экстренных ситуаций. Если вы приглушите рингтон, выключите колонки на компьютере коллеги будут вам только благодарны. Для обсуждения рабочих моментов на офисах есть комнаты переговоров. Если выхода нет и нужно переговорить в общем кабинете – тогда можно «посигналить» и извиниться.

Пройти тест на тип личности

4. Неряха на дороге.

Автомобилисты знают, что за грязную машину могут оштрафовать, поэтому не экономят на мойке. Почему-то многие пренебрегают этим правилом на работе. Кажется, что заваленный бумагами стол создает видимость работы? А вот и нет. Особенно раздражает коллег и начальника, когда на столе неряхи срочно нужно отыскать нужный документ. Инструкции «открой 25 папок и может в одной из них отыщется…» не просто бесят, но и тормозят работу.

Что делать? Устроить мойку на рабочем столе (реальном и виртуальном). Это упростит жизнь не только коллегам, но и лично вам. Если придется срочно уехать в командировку или уйти на больничный, нужную папку заместитель найдет без труда. А коллеги не будет докучать дополнительными звонками.

5. Наезд.

Сохранить личное пространство в небольшом кабинете тяжело. Поэтому бесцеремонность со стороны коллег воспринимается остро. Людей, которые берут без разрешения личные чашки, опустошают запасы печенья или кофе, садятся на стол или роются в рабочем компьютере тихо ненавидят. А еще им устраивают бойкот.

Что делать? Если вы кого-то жестко подрезали или наехали, будьте готовы к ответной агрессии. И неважно, что на предыдущем месте работы у вас было все общее и никто не жаловался. В каждом офисе есть свои негласные правила. Если вам позарез понадобилась чужая вещь, лучше спросите разрешения и обязательно верните на место.

6. Культура вождения.

Водители знают, что лихачи подрезают и резко перестраиваются на дороге не потому, что они такие умные. А потому, что остальные им это позволяют. Поэтому результаты успешно завершенного дела или проекта не стоит приписывать одному человеку. Конечно, руководителю приходится брать на себя больше ответственности, но все же результат – это заслуга всего коллектива.

Что делать? Не забывать о благодарности. Если машину пропустили на дороге – водителя «благодарят» миганием фар. В офисе, стоит искренне поблагодарить человека, этого будет достаточно. Если вас выручили коллективно, можно заказать в офис пиццу или придумать что-то поинтереснее. И тогда, в следующий раз вам помогут с еще большим энтузиазмом.

7. Бахвальство «бывалого».

Кажется, что опыт работы в одной сфере дает право снисходительно улыбаться новичкам и отметать все новые идеи. Конечно, набитые шишки поддерживают авторитет. Но бизнес подкидывает все новые задачи, а новые знания повысят не только ваш рейтинг в глазах руководства, но и самооценку.

Что делать? Отправиться на курсы экстремального и контраварийного вождения, как делают опытные водители. Или записаться на обучающий курс по своей специальности, пройти дополнительное обучение менеджменту, психологии, английскому. Это позволит быть не раздражающим «всезнайкой», а человеком, который постоянно учится.

Психологи утверждают, что иногда человека все раздражает в том случае, если он сам ищет повод для раздражения. Поэтому совет профессионалов прост: предупреждение конфликтов стоит начинать с себя. Для этого нужно просто углубиться в работу настолько, чтобы времени на выяснение отношений попросту не оставалось.

Пройти тест: ребенок, взрослый, родитель

Тесты по конфликтологии с ответами

Правильные ответы отмечены  +

1. Предконфликтная ситуация – это:

+ нарастание социальной напряженности между оппонентами – потенциальными участниками конфликта из-за возникших противоречий;

— использование угрозы как способа воздействия на оппонента при проведении переговоров;

— действие, которое направлено против кого-либо другого.

2.Тест. Стимулирование конфликта предполагает:

+ целенаправленные действия субъекта управления, направленные на возникновение конструктивного конфликта;

— умышленный срыв рабочего процесса в виде отказа или ненадлежащего исполнения своих обязанностей;

— настойчивую борьбу за свои интересы, противоречащие другим.

3. Предупреждение конфликта представляет собой:

+ действия управленца по недопущению и нейтрализации факторов возникновения конфликта;

— наказание противодействующих оппонентов за участие в конфликте;

— мирное урегулирование возникших противоречий до начала открытого конфликта.

4. К этапам конфликта относятся:

+ предконфликтная ситуация; открытый конфликт с инцидентом, эскалацией и завершением; послеконфликтный период;

— возникновение противоречий, этап попыток снижения напряженности, нарастание противоречий, разрешение конфликта;

— инцидент, эскалация, примирение.

Тест — 5. Компромисс невозможен в конфликте:

+ ценностей;

— интересов;

— ресурсов.

6. Предметом конфликтологии являются:

+ закономерности появления и развития конфликтных противоречий, динамика и направления развития конфликтных ситуаций, способы и методы профилактики, решения и управления конфликтами;

— причины возникновения конфликтов в разных социальных сферах и способы их разрешения;

— предпосылки зарождения противоречий в различных социальных слоях общества, их профилактика и разрешение мирным путем.

7. Конфликтология как наука возникла, выделившись из наук:

+ социологии и психологии;

— философии и политологии;

— педагогики и культурологии.

8. Инцидент в конфликтологии – это:

+ формальный повод, позволяющий сторонам конфликта начать открытое противодействие;

— истинная причина возникновения непримиримых противоречий;

— отрицательное восприятие чьего-либо превосходства или успехов.

9. Объектом конфликтологии является:

+ социальный конфликт как специфический вид социального взаимодействия субъектов;

— межличностные конфликты сослуживцев в процессе трудовой деятельности;

— политические противоречия на разных уровнях власти, включая международные конфликты.

10. Основоположником американской конфликтологии считается:

+ Л. Козер;

— К. Боулдинг;

— Э. Берн.

11.Тест. Первый этап становления конфликтологии характеризуется:

+ формированием и развитием знаний о природе, принципах и видах конфликтов;

— появлением конфликтологических теорий и частных концепций;

— изучением конфликта как самостоятельного явления.

12. Поднятие уровня взаимной осведомленности сторон – это функция конфликта:

+ информационная;

— профилактическая;

— сигнальная.

13. Что такое толерантность?

+ Отсутствие или довольно незначительная реакция сторон на конфликтогенный фактор;

— Рост недовольства, отрицательной психологической напряженности и деструктивных социальных связей;

— Недобросовестное использование открытой информации.

14. Что представляет собой авторитет?

+ Признание со стороны других людей влияния и значимости кого-либо;

— Субъект, который отличается особенно активными действиями;

— Человек, для которого интересы других выше собственных.

15. Разрыв отношений как знак протеста против поведения оппонента называется:

+ бойкотом;

— блефом;

— бунтом.

16. Публичное высказывание мнений и обсуждение ключевых тезисов – это:

+ дебаты;

— беседа;

— декларация.

17. Замораживание конфликта предполагает:

+ его отсрочку с сохранением имеющихся противоречий;

— изучение возникших противоречий для определения их причин и прогнозирования;

— запрет управляющего субъекта на участие в конфликте во имя общих интересов.

18. Какая стратегия конфликтного поведения состоит в отказе от участия в конфликте с сохранением имеющихся противоречий?

— Избегание;

— Денонсация;

— Медиация.

19. Противоречия между равными по положению субъектами – это конфликт:

+ Горизонтальный;

— Межгрупповой;

— Политический.

20. Кризис в конфликтологии представляет собой:

+ точку степени нарастания остроты конфликта, при достижении которой ситуация кардинально меняется в сторону отступления либо применения силы;

— состояние эмоциональной разрядки;

— неадекватную эмоциональную реакцию на конфликтогенный фактор.

21. Человека, который не адаптировался к социальным ценностям и условиям вплоть до полного их отрицания, называют:

+ маргиналом;

— еретиком;

— медиатором.

22. Возмездное поведение, адекватное причиненному вреду, — это:

+ месть;

— насилие;

— моббинг.

23. Переговоры как способ разрешения конфликта представляют собой:

+ выдвижение своих требований каждой из сторон с одновременной готовностью к компромиссу;

— обращение за помощью третьей стороны;

— обязательства, данные участниками конфликта, по восстановлению мирных отношений.

24. Использование в процессе проведения переговоров разных приемов давления, включая угрозы, – это:

+ прессинг;

— месть;

— манипуляция.

25. Ренегат представляет собой человека, который:

+ после возникновения конфликта со своей группой, вышел из нее и стал вести борьбу извне;

— имеет завышенный уровень притязаний;

— выполняет функции посредника в урегулировании конфликтной ситуации.

26. Сравнительно устойчивый и упрощенный образ какого-либо социального объекта называется:

+ стереотипом;

— паритетом;

— макетом.

27. Ультиматум – это:

+ безапелляционное требование одной стороны конфликта к другой с угрозой применения радикальных мер разрешения спора при неисполнении этого требования;

— форма насилия, которой присущи особая жестокость и устрашение во имя достижения своих целей;

— готовность воспринимать будущие события максимально объективно.

Предупреждение и стимулирование конфликтов. — Конспект лекций по управлению персоналом

Предупреждение конфликта — это деятельность, направленная на недопущение его возникновения и разрушительного влияния на ту или иную сторону человеческих отношений. Естественно, что такая деятельность представляет собой активное вмешательство управляющего субъекта (одной или обеих сторон предполагаемого конфликта) в реальный процесс отношений людей, их взаимоотношений в различных сферах жизни.

Предупреждение конфликта предполагает его прогнозирование. Без обоснованного прогноза возможной конфликтной ситуации нельзя и предупредить ее появление. Прогноз — это представление о будущем конфликте с определенной вероятностью указания места и времени его возникновения. Научная и практическая ценность прогноза определяется уровнем его обоснованности и достоверности.

В качестве исходного пункта прогностического конфликтологического мышления следует признать определение противоречия, обусловливающего данную проблемную ситуацию, которая может породить конфликт. Противоречие, выражаемое в проблеме, суть причина возможного конфликта. Следующий шаг на пути разработки прогноза — выявление тенденций изменения данной ситуации, развития противоречий и раскрытие проблемы. Эта мыслительная операция включает описание событийного ряда, то есть совокупности событий, проявляющих проблему во взаимодействии субъектов, а также прослеживание объективной последовательности и взаимосвязи событий — логики процесса.

Описание событийного ряда и анализ логики изменение существующей ситуации (развития противоречия, раскрытие проблемы) позволяет очертить облик вступающих в противостояние субъектов и предметов его. Дальнейшее исследование развития проблемной ситуации в возможный конфликт предполагает включение в анализ принципов и норм функционирования данной системы (подсистемы), временного и пространственного факторов ее изменения, а также другие условия.

На основе изложенного исследования складываются предпосылки для разработки возможных сценариев прогноза конфликтной ситуации. Заметим, что описание событийного ряда и анализ логики процесса изменения ситуации не позволяют однозначно предсказать возможный конфликт, так как на процесс формирования влияет ряд трудно учитываемых в исследовании явлений, прежде всего субъективного порядка (эмоциональный настрой людей, уровень их толерантности и т.п.). Так что, каким бы корректным ни был научный анализ событий, их логики, речь может идти лишь о выработке тех или иных вариантов ожидаемых проявлений конфликтной ситуации.

Стратегия предотвращения конфликтов включает систему деятельности, совокупность этапов и методов управления конкретным процессом противоречивых взаимоотношений субъектов. Различаются этапы частичного и полного предотвращения конфликтов, раннего предупреждения и упреждающего разрешения. Частичное предотвращение становится возможным при условии блокирования действия одной из причин данного конфликта и ограничения его негативного влияния на интересы противоборствующих сторон. Стратегия полного предотвращения предполагает нейтрализацию действия всего комплекса детерминирующих конфликт факторов, что и позволяет направить взаимодействие субъектов в русло их сотрудничества во имя реализации совпадающих интересов. Упреждающее разрешение конфликта, равно как и ранее его предупреждение, означает не что иное, как осуществление согласования позиций и интересов противоречивых субъектов.

Стратегия предупреждения конфликта предусматривает осуществление таких принципов, как своевременность действий по предупреждению возможных коллизий, оперативность, гласность. Что касается последнего, то следует отметить только одно обстоятельство: чем раньше возможный конфликт станет известен общественности, тем меньше вероятность его реального появления.

Стимулирование конструктивных конфликтов, являющихся двигателем прогрессивных изменений. Стратегия стимулирования конфликтов — это стратегия мобилизации активности того или иного субъекта при решении жизненно важных проблем, стратегия развития позитивной инициативы, достижения оптимального эффекта управления.

Борьба нового со старым, прогрессивного с консервативным — это самые общие формы проявления конструктивных конфликтов. Всяко новое зарождение в недрах старого, любое инновационное действие встречает противодействие. Стимулирование нового, осуществление инновации всегда реализуется через конфликты. Их рационализация, то есть перевод в сознательно регулируемое русло, в процесс, подчиненный определенным правилам и нормам, обеспечивает успех в достижении разумных интересов и целей.

Инициирование определенных конфликтов зачастую используется в целях нейтрализации других, разрушительных, опасных.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

  • Реферат

    Предупреждение и стимулирование конфликтов.

    От 250 руб

  • Контрольная работа

    Предупреждение и стимулирование конфликтов.

    От 250 руб

  • Курсовая работа

    Предупреждение и стимулирование конфликтов.

    От 700 руб

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Предупреждение и урегулирование конфликтов в трудовых коллективах Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ Серия Философия. Социология. Право. 299

2012. №8(127). Выпуск 20

УДК 130.2

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ И УРЕГУЛИРОВАНИЕ КОНФЛИКТОВ В ТРУДОВЫХ КОЛЛЕКТИВАХ

Основой конфликта всегда являются противоречия между интересами субъектов. Поэтому лучший и наиболее результативный путь разрешения конфликтов — устранение такого рода противоречий. Но гораздо важнее и эффективнее предупреждение нежелательного конфликта, чем его прекращение или разрушение. Чем же отличается каждый из стилей поведения в конфликтах? В статье рассматриваются методы поддержания и разрешения конфликтных ситуаций. Все, что может способствовать сохранению нормальных деловых отношений между людьми, укреплению их взаимного доверия и уважения, «работает» против конфликта, предупреждает его возникновение, а если он все-таки возникнет, — помогает его разрешить.

Ключевые слова: коллектив, конфликт, ситуация, методы, противоречия, конфликтология.

С.В. РЯЗАНЦЕВ

Московский университет МВД России (тульский филиал)

e-mail: [email protected] ru

Общение в трудовом коллективе — это сложный процесс, протекающий от установления контактов до развития взаимодействия. В его основе находятся совместная трудовая деятельность людей, необходимость согласования и соотнесения действий различных работников, взаимосвязи и взаимозависимости, возникающие в коллективе.

Человек является решающим звеном деятельности любой организации; ни материально-технические условия, ни совершенная технология сами по себе не могут гарантировать ее успеха. Отношение человека к делу, его заинтересованность в результатах своего труда и совместной с другими работы, свойственная ему реакция на общественные инициативы — это психологические и социальные аспекты деятельности трудовых коллективов, которые имеют решающее значение для успешного функционирования организации в целом.

Поскольку в коллектив объединяются люди, обладающие различными личностными характеристиками, приходится сталкиваться с так называемыми конфликтными личностями. Знание особенностей поведения таких людей, своевременное их выявление в коллективе служит частью реализации мер по предупреждению причин возникновения конфликтных ситуаций и предотвращению деструктивных конфликтов.

Основой конфликта всегда являются противоречия между интересами субъектов. Поэтому лучший и наиболее результативный путь разрешения конфликтов — устранение такого рода противоречий. Но гораздо важнее и эффективнее предупреждение нежелательного конфликта, чем его прекращение или разрушение. Основные усилия должны направляться на недопущение возникновения конфликтных ситуаций, грозящих негативными последствиями, развитие взаимопонимания и сотрудничества, создание норм, регулирующих поведение людей, поддержание нормального психологического климата в коллективе. Каждый конфликт по-своему уникален, неповторим по причинам возникновения, формам взаимодействия двух или более сторон, исходу и последствиям. К тому же отдельный человек и любая общность обнаруживают свои способы налаживания и поддержания отношений с другими людьми, свой стиль поведения в конфликтных ситуациях. Но при всей несхожести стилей конфликтное поведение имеет некоторые общие признаки. Это связано в первую очередь с тем, что решение той проблемы, которая стала камнем преткновения в отношениях, в определенной мере значимо для каждой из оппонирующих сторон, делает их взаимодействующими партнерами.

Очевидно, что эффективное решение проблемы, приведшей к конфликтной ситуации, требует от каждого субъекта ясного представления об общей природе и специфике данного типа конфликтов, осмысленного стиля поведения, выбранного с учетом стилей, используемых другими сторонами. Стиль в этом контексте означает способ осуществления

Серия Философия. Социология. Право. 2012. № 8 (127). Выпуск 20

определенных интересов, образ действий по достижению намеченной цели и вместе с тем способ общения.

Поведение участников конфликта складывается по-разному. Оно может иметь конструктивную направленность, для которой характерен совместный поиск выхода из конфликтной ситуации, приемлемого для всех сторон. Возможно превосходство в силе (ранге) одной стороны, которой беспрекословно уступают другие. Не исключается и деструктивное поведение, проявляющее себя в действиях разрушительного характера.

В конфликтологии с 70-х годов XX в. признано существование следующих пяти стилей конфликтного поведения: уклонение, приспособление, конфронтация, сотрудничество, компромисс. Описав и систематизировав признаки различных стилей, американцы Кеннет Томас и Ральф Киллмен предложили при обучении применять схематическую сетку, которая названа их именами. Модель Томаса — Киллмена демонстрирует, что выбор конфликтного поведения зависит как от интересов участвующих в конфликте сторон, так и от характера предпринимаемых ими действий. Сам стиль поведения в конфликте определяется, во-первых, мерой осуществления собственных интересов (личных или групповых) и степенью активности или пассивности в их отстаивании. Во-вторых, на стиль поведения существенно влияют стремление удовлетворить интересы других сторон, участвующих в конфликте, а также то, какие действия приоритетны для отдельных лиц, социальных групп — индивидуальные или совместные. Чем же отличается каждый из названных стилей поведения в конфликтах?

Уклонение как стиль поведения в конфликтах характеризуется явным отсутствием у вовлеченного в конфликтную ситуацию желания сотрудничать с кем-либо и приложить активные усилия для осуществления собственных интересов, равно как пойти навстречу оппонентам; стремлением выйти из конфликтного поля, уйти от конфликта. Такой стиль поведения обычно выбирают в тех случаях, когда: проблема, вызвавшая столкновение, не представляется субъекту конфликта существенной, предмет расхождения, по его мнению — мелочный, основан на вкусовых различиях, не заслуживает траты времени и сил; обнаруживается возможность достичь собственных целей иным, неконфликтным путем; столкновение происходит между равными или близкими по силе (рангу) субъектами, сознательно избегающими осложнений в своих взаимоотношениях; участник конфликта чувствует свою неправоту или имеет оппонентом человека, обладающего более высоким рангом.

Уклонение оказывает вполне оправданным способом разрешения конфликта, возникающего по причинам субъективного, эмоционального порядка. Этот стиль чаше всего используют реалисты по натуре. Люди такого склада, как правило, трезво оценивают преимущества и слабости позиций конфликтующих сторон.

Иное дело, если конфликт возник на объективной основе. В такой ситуации уклонение и нейтралитет могут оказаться неэффективными, поскольку спорная проблема сохраняет свое значение, причины, ее породившие, сами собой не отпадают, а еще более усугубляются.

Приспособление как стиль пассивного поведения отличается склонностью участников конфликта смягчить, сгладить конфликтную ситуацию, сохранить или восстановить гармонию во взаимоотношениях посредством уступчивости, доверия, готовности к примирению. В отличие от уклонения этот стиль предполагает в большей мере учитывать интересы оппонентов и не избегать совместных с ними действий. Обычно приспособлению дают выход в тех ситуациях, когда: участник конфликта не очень-то озабочен возникшей проблемой, не считает ее достаточно существенной для себя и потому проявляет готовность принять во внимание интересы другой стороны, уступая ей, если обладает более высоким рангом, или приспосабливаясь к ней, если оказывается рангом ниже; оппоненты демонстрируют сговорчивость и намеренно уступают друг другу в чем-то, считаются с тем, что, мало теряя, приобретают больше, в том числе добрые взаимоотношения, обоюдное согласие, партнерские связи; создается тупиковая ситуация, требующая ослабления накала страстей, имеется искреннее желание одной из конфликтующих сторон оказать поддержку оппоненту, при этом чувствовать себя вполне удовлетворенным своей добросердечностью.

Серия Философия. Социология. Право. 2012. № 8 (127). Выпуск 20

Приспособление применимо при любом типе конфликтов. Но, пожалуй, этот стиль поведения наиболее подходит к конфликтам организационного характера, в частности по иерархической вертикали: нижестоящий — вышестоящий, подчиненный — начальник и т.д. В таких ситуациях бывает крайне необходимо дорожить поддержанием взаимопонимания, дружественного расположения и атмосферы делового сотрудничества, не давать простора запальчивой полемике, выражению гнева и тем более угроз, быть постоянно готовым поступиться собственными предпочтениями, если они способны нанести урон интересам и правам оппонента.

Разумеется, стиль приспособления, выбранный в качестве образца конфликтного поведения, может оказаться и малоэффективным. Он вовсе не приемлем в ситуациях, когда субъекты конфликта охвачены чувством обиды и раздражения, не хотят отвечать друг другу доброжелательной взаимностью, а их интересы и цели не поддаются сглаживанию и согласованию.

Конфронтация по своей направленности ориентирована на то, чтобы, действуя активно и самостоятельно, добиваться осуществления собственных интересов без учета интересов других сторон, непосредственно участвующих в конфликте, а то и в ущерб им. Применяющий подобный стиль поведения стремится навязать другим свое решение проблемы, уповает только на свою силу, не приемлет совместных действий. При этом проявляются элементы максимализма, волевой напор, желание любым путем, включая силовое давление, административные и экономические санкции, запугивание т.п., принудить оппонента принять оспариваемую им точку зрения, во что бы то ни стало взять верх над ним, одержать победу в конфликте. Как правило, конфронтацию избирают в тех ситуациях, когда: проблема имеет жизненно важное значение для участника конфликта, считающего, что оно обладает достаточной силой для ее быстрого решения в свою пользу; конфликтующая сторона занимает весьма выгодную для себя, по сути беспроигрышную позицию и располагает возможностям и использовать ее для достижения собственной цели; субъект конфликта уверен, что предлагаемый им вариант решения проблемы наилучший в данной ситуации, и вместе с тем, имея более высокий ранг, настаивает на принятии этого решения; участник конфликта в данный момент лишен другого выбора и практически не рискует что либо потерять, действуя решительно в защиту своих интересов и обрекая оппонентов на проигрыш.

Конфронтация вовсе не означает, что непременно употребляется грубая сила или делается ставка лишь на власть и высокий ранг того, кто добивается возобладания своего мнения, собственных интересов. Возможно, что настойчивое стремление выиграть противостояние опирается на более убедительные аргументы, на умение одного из оппонентов искусно драматизировать свои идеи, подавать их в эффектном изложении, в манере броского вызова. Нельзя, однако, забывать, что любое давление, в какой бы «элегантной» форме оно ни происходило, может обернуться взрывом необузданных эмоций, разрушением уважительных и доверительных отношений, чрезмерно негативной реакцией со стороны тех, кто окажется побежденным и не оставит попыток добиться реванша. Потому конфронтационность, желание считать себя всегда правым — мало пригодный стиль поведения в большей части межличностных конфликтов, не лучший вариант сохранения здоровой морально-психологической атмосферы в организации, создания условий, позволяющих сотрудникам ладить друг с другом. Сотрудничество, как и конфронтация, нацелено на максимальную реализацию участниками конфликта собственных интересов. Но в отличие от конфронтационного стиля сотрудничество предполагает не индивидуальный, а совместный поиск такого решения, который отвечает устремлениям всех конфликтующих сторон. Это возможно при условии своевременной и точной диагностики проблемы, породившей конфликтную ситуацию.

Стиль сотрудничества охотно используется теми, кто воспринимает конфликт как нормальное явление социальной жизни, как потребность решить ту или иную проблему без нанесения ущерба какой-либо стороне. В конфликтных ситуациях возможность сотрудничества появляется в тех случаях, когда: проблема, вызвавшая разногласия, представляется важной для конфликтующих сторон, каждая из которых не намерена уклоняться от ее совместного решения; каждая сторона желает добровольно и на равноправной основе

Серия Философия. Социология. Право. 2012. № 8 (127). Выпуск 20

обсудить спорные вопросы, с тем чтобы, в конечном счете, прийти к полному согласию относительно взаимовыгодного решения значимой для всех проблемы.

Выгоды сотрудничества несомненны: каждая сторона получает максимум пользы при минимальных потерях. Но такой путь продвижения к положительному исходу конфликта по-своему тернист. Он требует времени и терпения, мудрости и дружеского расположения, умения выразить и аргументировать свою позицию, внимательного выслушивания оппонентов, объясняющих свои интересы, выработки альтернатив и согласованного выбора из них в ходе переговоров взаимоприемлемого решения.

Компромисс занимает срединное место в сетке стилей конфликтного поведения. Он означает расположенность участника (участников) конфликта к урегулированию разногласия на основе взаимных уступок, достижения частичного удовлетворения своих интересов. Этот стиль в равной мере предполагает активные и пассивные действия, приложение индивидуальных и коллективных усилий. Стиль компромисса предпочтителен тем, что обычно преграждает путь к недоброжелательности, позволяет, хотя и отчасти, удовлетворить притязания каждой из вовлеченных в конфликт сторон. К компромиссу обращаются в ситуациях, когда:

субъекты конфликта хорошо осведомлены о его причинах и развитии, чтобы судить о реально складывающихся обстоятельствах, всех «за» и «против» собственных интересов; равные по рангу конфликтующие стороны, имея взаимоисключающие интересы, сознают необходимость смириться с данным положением дел и расстановкой сил, довольствоваться временным, но подходящим вариантом разрешения противоречий; участники конфликта, обладающие разным рангом, склоняются к достижению договоренности, чтобы выиграть время и сберечь силы, не идти на разрыв отношений, избежать излишних потерь.

Способность к компромиссу — признак реализма и высокой культуры общения, т.е. качество, особо ценимое в управленческой практике. Не следует, однако, прибегать к нему без нужды, торопиться с принятием компромиссных решений, прерывать тем самым обстоятельное обсуждение сложной проблемы. Каждый раз нужно проверять, эффективен ли в данном случае компромисс по сравнению, например, с сотрудничеством, уклонением или приспособлением.

Названные методы поддержания и укрепления сотрудничества, конечно, не являются исчерпывающими. Но все, что может способствовать сохранению нормальных деловых отношений между людьми, укреплению их взаимного доверия и уважения, «работает» против конфликта, предупреждает его возникновение, а если он все-таки возникнет, — помогает его разрешить.

1. Дмитриев А.В. Конфликтология: Учебное пособие. — М.: Альфа-М, 2003.

2. Горбунова М.Ю. Конфликтология. Конспект лекций. — Ростов н/Д.: Феникс, 2005.

3. Кибанов А.Я. Ворожейкин И.Е., Захаров Д.К., Коновалова В.Г. Конфликтология: Учебник / под ред. А.Я. Кибанова. — М.: ИНФРА-М, 2007.

4. Леонова Н.А. Конфликтология. — М.; Воронеж, 2002.

Список литературы

PREVENTION AND SETTLEMENT OF CONFLICTS IN LABOUR COLLECTIVES

Moscow University of Home Affairs Ministry of Russia (Tula Faculty)

e-mail: [email protected]

S.V. RYAZANTSEV

The bases of the conflict are always the contradictions between the interests of the subjects. Therefore the best and most productive way of the resolution of conflicts is the elimination of such contradictions. But the prevention of the unnecessary conflict is much more important and more effective, than its termination or destruction. But how does each style of the behaviour in conflicts differ? In the article methods of maintenance and the sanction of conflict situations are considered. Everything that can lead to the preservation of normal business relationship between people, to strengthening of their mutual trust and respect, «works» against the conflict, warns its occurrence and if it still arises, — helps to resolve it.

Key words: collective, conflict, situation, methods, contradictions, conflict resolution.

www.Psyarticles.ru — учебные статьи по психологии

Учебные материалы по психологии и психологические статьи — основное содержание сайта.

Проект в значительной степени рассчитан на самообразование читателей, ранее систематически не изучавших психологию, однако может оказаться полезным и для специалистов, расширяющих свой профессиональный кругозор.

Материалы сайта представляют собой наиболее важные и интересные фрагменты из учебных пособий и научных работ из самых разнообразных отраслей психологии.

Проект будет полезен психологам и врачам, студентам и преподавателям, специалистам в области управления, а также широкому кругу читателей, интересующихся вопросами современной психологии.

Предпосылки возникновения конфликта в процессе общения

Рассмотрим особенности поведения человека в конфликтной ситуации прежде всего в процессе общения. В процессе человеческих взаимоотношений, как вы уже знаете из предыдущих разделов, процесс общения предполагает наличие следующих трех факторов: восприятия, эмоций и обмена информацией. В конфликтных ситуациях легко забыть об этом. Поэтому кратко рассмотрим, что же может создавать почву для их возникновения.

Социально-психологические предпосылки. Первая трудность — это разногласия из-за несовпадения ваших рассуждении с рассуждениями другой стороны. Ведь то, какой вы видите проблему, зависит от того, с какой колокольни, образно говоря, смотрите на нее.

Специфика конфликтов в образовательных процессах

В культурно-историческом подходе Л.С. Выготского процессы образования рассматриваются, с одной стороны, как предназначенные для разрешения противоречий развития общества, с другой — как обладающие внутренне противоречивым характером.

Мы придерживаемся именно этого подхода, и вслед за Л.С. Выготским и его последователями исходим из того, что конфликт представляет собой механизм развития человеческой деятельности и соответственно личности.

Современная психология: ее задачи и место в системе наук

В последние годы наблюдается бурное развитие психологической науки, обусловленное многообразием теоретических и практических задач, встающих перед нею. В нашей стране интерес к психологии особенно показателен — ей наконец-то начинают уделять то внимание, которого она заслуживает, причем практически во всех отраслях современного образования и бизнеса.

Основной задачей психологии является изучение законов психической деятельности в ее развитии. В течение последних десятилетий значительно расширились диапазон и направления психологических исследований, появились новые научные дисциплины.

Методы психологии

Методы научных исследований — это те приемы и средства, с помощью которых ученые получают достоверные сведения, используемые далее для построения научных теорий и выработки практических рекомендаций.

Сила науки во многом зависит от совершенства методов исследования, от того насколько они валидны и надежны, как быстро и эффективно данная отрасль знаний способна воспринять и использовать у себя все самое новое, передовое, что появляется в методах других наук.

Алгоритм оценки достоверности информации в результате психофизиологического исследования с применением полиграфа

Двадцать лет назад использование прибора способного отличить ложь от правды – «детектора лжи» было исключительной прерогативой спецслужб ведущих мировых держав. За прошедшие годы ситуация кардинально изменилась.

Проверки на «детекторе», стали доступными для широкого круга потребителей – правоохранительных органов, руководителей коммерческих и банковских структур, представителей кадровых служб, частных охранных предприятий и просто граждан, желающих получить достоверную информацию.

Процесс формирования двигательного навыка. Принцип активности и его развитие Н.А. Бернштейном

Переходим к следующей важной теме, совершенно по-новому раскрытой Н. А. Бернштейном, — механизмам формирования навыка. Эта проблема очень важна для психологии, так как формирование навыков составляет, как вы уже знаете, основу всякого обучения.

Процесс формирования навыка описан у Бернштейна очень подробно. Он выделил много частных фаз — порядка семи, которые объединяются в более общие периоды. Для первого знакомства достаточно будет разобрать эти периоды.

Проблема психодинамического диагноза

Психодинамическая диагностика, в отличие от дискретно-описательного диагностического подхода, укоренившегося в отечественных медицинской и психологической традициях, представляет собой прежде всего диагностику структуры личности с точки зрения ее развития.

Подобный подход, обеспечивающий целостный и всесторонний анализ личности и ее психопатологии, определяет и специфику терапевтических методов.

Психологическая профилактика конфликтов в коллективе

Многие организационные конфликты легче предупредить, чем разрешить.

Поскольку центральными фигурами конфликтов в организации являются конкретные личности, то такая профилактика должна быть личностно-ориентированной.

Остановимся на некоторых особо значимых организационно-управленческих условиях, способствующих снижению конфликтности личности.

Четыре элемента процесса убеждения

Процесс убеждения складывается из следующих элементов: агент влияния (источник сообщения), само сообщение, условия, в которых передается сообщение (контекст), и реципиент, то есть тот индивид, которому предназначено сообщение.

Само сообщение, в зависимости от его содержания, от того, как оно сформулировано и в какой форме преподнесено, также может либо убеждать, либо внушать. Но может и не иметь вообще никакого эффекта.

Повышение уровня сознания. Насколько это важно?

Тема самосовершенствования и развития человеческих качеств, можно сказать, вечная, при этом мудрые люди часто повторяют, что самой важной задачей для каждого человека является развитие его собственного сознания.

Несмотря на очевидную важность темы, серьезных и качественных материалов, посвященных этому вопросу, не так уж и много, хотя периодически все же появляются интересные работы.

Предотвращение конфликтов | Global Peace Operations Review

Необходимость уделять больше внимания предотвращению конфликтов является общей темой основных докладов 2015 года об операциях в пользу мира, миростроительства и Резолюции 1325 СБ ООН. Это широкая предметная область, охватывающая широкий спектр миротворческие операции.

Предотвращение конфликтов можно разделить на три классических типа: оперативное предотвращение, когда посланник направляется, чтобы использовать дипломатию для прекращения насильственного конфликта; структурное предотвращение, которое может заключаться в размышлениях о том, как можно изменить политическую экономию места, чтобы сделать его более устойчивым к конфликтам; и системное предотвращение, которое создает «коллективный иммунитет» за счет использования глобальной сети договоров и международных законов для защиты от насилия, особенно между государствами. С другой стороны, идея предотвращения затрагивает четыре основных текущих дискурса в Организации Объединенных Наций: предотвращение конфликтов, предотвращение насилия, предотвращение массовых злодеяний и предотвращение насильственного экстремизма.

Не все эти типы и дискурсы были охвачены Глобальным обзором миротворческих операций, но по мере того, как мы затрагиваем эту тему в наших эссе, комментариях и анализе, эти материалы будут собраны здесь, на этой тематической странице.


С помощью программы «Поддержание мира» ООН сможет превратить риторику в действие? | 20 июля 2016 г.

Гизем Сукуоглу и Таниша Хеванпола

В апреле 2015 г. президент Бурунди Пьер Нкурунзиза объявил, что будет баллотироваться на третий срок — шаг, который его оппоненты осудили как неконституционный. Последовали протесты и столкновения между сторонниками оппозиции и силами безопасности. На фоне быстро ухудшающейся атмосферы серьезных нарушений прав человека, внесудебных казней, запугиваний, подавления СМИ и разжигания межэтнической напряженности росли опасения широкомасштабного насилия, что спровоцировало массовое трансграничное перемещение. | Подробнее


Южно-Китайское море и мировой беспорядок | 18 июля 2016 г.

WPS Sidhu

Решение Постоянной палаты третейского суда (ППС) в Гааге в отношении иска Китая в отношении Южно-Китайского моря по делу, возбужденному в суде Филиппинами, если prima facie остается двусторонним вопросом между тяжущимися. В действительности, однако, он стал образцом роли Китая в продолжающейся борьбе за определение мирового порядка. | Подробнее


Разбираемся в предотвращении конфликтов в ООН | 7 июля 2016 г.

Адриана Эрталь Абденур и Густаво де Карвальо

70-летие основания Организации Объединенных Наций (ООН) в прошлом году вызвало новые вопросы о способности организации эффективно решать проблемы мира и безопасности во всем мире. | Подробнее


Создание «Обязанности по предотвращению» в ООН | 28 июня 2016 г.

Кристоффер Тарп

Большая часть тематических дебатов высокого уровня (HLTD) по вопросам мира и безопасности в Генеральной Ассамблее в мае, как и ожидалось, была сосредоточена на предотвращении. Участники выступили за активизацию усилий по предотвращению вспыхивания или повторного возникновения конфликта и приверженность поддержанию мира. Но, может быть, пришло время, как утверждал Юссеф Махмуд, отделить термин «предотвращение» от конфликта? | Подробнее


Загадка Туниса: сеешь диктатуру, собираешь урожай терроризма | 28 июня 2016 г.

Ханни Мегалли

Почему Тунис производит наибольшее в мире количество иностранных боевиков-джихадистов, когда эта страна, по-видимому, является единственной историей успеха, возникшей после арабских восстаний 2011 года? Эта загадка поставила аналитиков в тупик не в последнюю очередь потому, что ответы были очень противоречивыми. Углубление в современную историю Туниса может помочь в контекстуализации ответа на этот вопрос. | Подробнее


Южно-Китайское море и пределы предотвращения конфликтов ООН | 9 июня 2016 г.

Джим Делла-Джакома

На этой неделе состоялись крупные переговоры о крупнейшем назревающем конфликте в Азии. На ежегодном Шангри-Ла-диалоге представителей министерства обороны Азиатско-Тихоокеанского региона и на переговорах высокого уровня между США и Китаем в Пекине спор вокруг Южно-Китайского моря был в центре внимания. Бескомпромиссное экспансионистское поведение Пекина на группе ранее необитаемых островов вызывает волну, повышает напряженность и подпитывает региональную гонку вооружений. Вы можете подумать, что это благодатная почва для какой-то старомодной превентивной дипломатии Организации Объединенных Наций? | Подробнее


Интервью PSC: Создание мирных трансграничных пространств | 9 мая 2016 г.

Агибу Диарра

Границы Африки и их отсутствие четкой демаркации были названы одной из основных причин конфликта на континенте. Пограничная программа Африканского союза (AUPB) работает над снижением риска этого конфликта. | Подробнее


Сохранение мира является основной деятельностью ООН | 28 апреля 2016 г.

Оскар Фернандес-Таранко

27 апреля 2016 г. в результате длившегося более года процесса, направленного на обзор усилий ООН в области миростроительства, государства-члены Организации Объединенных Наций пришли к консенсусу по двум практически идентичным , параллельные резолюции Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности. Всеобъемлющие и далеко идущие резолюции успешно отражают амбициозное и новаторское содержание Доклада Консультативной группы экспертов по архитектуре миростроительства ООН за 2015 год. | Подробнее


Глобальный консенсус по поддержанию мира | 27 апреля 2016 г.

Джиллиан Берд и Исмаэль А. Гаспар Мартинс

Бенджамин Франклин однажды сказал, что унция профилактики стоит фунта лечения. Члены Организации Объединенных Наций признали это консенсусом, приняв 27 апреля самую всеобъемлющую и далеко идущую резолюцию по миростроительству в истории Организации. | Подробнее


Между бюрократией и адхократией: создание спектра миротворческих операций ООН | 31 марта 2016 г.

Ян Джонстон

Набор инструментов, разработанных ООН для предотвращения, управления и разрешения конфликтов, за последние годы расширился. Они развертываются в новых форматах, от политических миссий и небольших миротворческих групп до крупных миссий наблюдателей и многоаспектных миротворческих операций с наступательным потенциалом. Но Независимая группа высокого уровня по миротворческим операциям (HIPPO) и другие недавние отчеты задаются вопросом, используются ли инструменты настолько эффективно, насколько это возможно. | Подробнее


Могенс Люккетофт : Задача , стоящая перед ООН в области мира и безопасности , состоит в том , как быть и выглядеть действительно актуальной | 23 марта 2016 г.

Могенс Ликкетофт

ООН срочно необходимо идти в ногу с растущими вызовами и угрозами международной безопасности от изменения климата до насильственного экстремизма и терроризма и не только. | Подробнее


Совет Безопасности ООН должен более эффективно использовать «дипломатию поездок» | 21 марта 2016 г.

Джим Делла-Джакома

Дебаты в Совете Безопасности Организации Объединенных Наций могут быть похожи на путешествие в самолете на крейсерской высоте: быстрый облет континента в разреженной атмосфере, намного выше грязной реальности конфликта внизу. Дебаты могут быть вызваны факторами, которые могут иметь мало общего с тем, что может происходить на местах. | Читать далее


Возвращение профилактики в словарный запас ООН | 14 марта 2016 г.

Джим Делла-Джакома

Слово «предотвращение» давно стало ругательством в Организации Объединенных Наций: некоторые государства-члены приравнивают его к вмешательству, а необходимость раннего предупреждения, сопровождающая его, — к шпионажу. Но некоторые считают, что во время кризиса пришло время пересмотреть, какую роль должна играть всемирная организация в прекращении конфликта до того, как он произойдет. | Подробнее


Кто-нибудь знает, как выглядит хорошее миростроительство? | 1 марта 2016 г.

Густаво де Карвалью и Онни Кок

За последние 20 лет миростроительство претерпело значительные изменения. Теперь, когда мы знаем, для чего он предназначен, пришло время сделать это хорошо. | Подробнее


Политика вместо мира: роль АС в Бурунди | 11 февраля 2016

Лесли Коннолли

Когда решение [вокруг Бурунди] дошло до уровня Ассамблеи глав государств, оно показало, что при отсутствии согласия нет политической воли африканских лидеров действовать против своих| Подробнее


Многосторонние посланники: проблемы при оценке успеха | 9 февраля 2016 г.

Хэнни Мегалли

Недальновидная политика, неудачное руководство, деспотичные подходы, целеустремленность только на мерах безопасности и полное пренебрежение правами человека часто усугубляли ситуацию. | Подробнее


Механизмы поддержки: многосторонний, многоуровневый и грибовидный | 17 декабря 2015 г.

Тереза ​​Уитфилд

Идея о том, что «мирные процессы должны иметь политическую, техническую и финансовую поддержку», как заявил Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун во введении к «Руководству ООН по эффективному посредничеству», является что-то вроде трюизма. Конечно, никто никогда не стал бы выступать за плохую политико-техническую или финансовую поддержку мирного процесса. Но появление поддержки посредничества в качестве специальной деятельности, наряду с формальными механизмами для ее осуществления, является относительно недавним событием, имеющим серьезные последствия для работы многосторонних посланников.| Подробнее


Многосторонние посланники: проблемы в оценке успеха | 9 декабря 2015 г.

Центр международного сотрудничества

Посланники, отправленные для заключения мира, отправляются с полной сумкой предположений. Те, кто их посылает, считают, что многосторонняя структура дает их эмиссару моральную легитимность для вмешательства. Они считают, что объединение усилий в рамках одного коллективного мероприятия более эффективно с точки зрения затрат. Они утверждают, что многостороннее предотвращение конфликтов спасает жизни. Но как можно проверить эти и другие предположения об эффективности многосторонних посланников? | Подробнее


Там, где нет посланников | 8 декабря 2015 г.

Тереза ​​Уитфилд

Эта серия эссе была задумана для документирования и анализа работы многосторонних посланников, особенно их участия в усилиях по посредничеству или урегулированию вооруженных конфликтов. Он обязательно фокусируется на конфликтах, в которых присутствуют один или несколько многосторонних посланников. Это эссе, напротив, рассматривает конфликты, в которых посланники не присутствуют, и пытается проанализировать причины, по которым это может иметь место. | Подробнее


Знакомство с посланниками: тенденции в профилях и назначениях посланников | 7 декабря 2015 г.

Нора Гордон

С тех пор как в 1948 году первый посредник ООН, граф Фольке Бернадот, был назначен посредником ООН в Палестине, многосторонние учреждения все чаще направляли посланников для урегулирования конфликтов между странами и внутри них, а в последнее время и конфликтов с участием негосударственных субъектов. В 2013 году около 52 многосторонних посланников работали в 29 местах по всему миру. | Подробнее


Обаяние, Критика, Компромисс | 25 ноября 2015 г.

Ричард Гоуэн

Хорошие дипломаты знают, как донести жесткую информацию до важных партнеров, не создавая хаоса. Это процесс, состоящий из трех частей. Во-первых, вам нужно умаслить свою цель комплиментами. Во-вторых, вы должны твердо, но не истерично выражать свои опасения. | Подробнее


Мудрый выбор посланников | 23 ноября 2015 г.

Барт М.
Дж. Шевчик

Специальные посланники по определению являются агентами, назначаемыми принципалом или группой руководителей для выполнения конкретной задачи. Тем не менее, объем их власти и полномочий варьируется в зависимости от учреждения. Различные международные организации приняли разные решения относительно выбора специальных посланников; определение их мандатов; развертывание, финансирование и поддержка группы поддержки посланника; и создание механизмов отчетности и надзора. Эти формальные решения происходят в контексте неформальных обычаев, которые по большей части выходят за рамки данного исследования.| Подробнее


Трое — это толпа? Межорганизационное сотрудничество в разрешении конфликтов | 19 ноября 2015 г.

Алиша Кугель

Из не менее 51 многостороннего посланника, направленного в 2013 г. для разрешения конфликтных ситуаций по всему миру, 28 посланников из различных многосторонних организаций работали вместе в урегулировании конфликтов в одной стране, регионе или субрегионе. через Африку, Азию, Европу и Ближний Восток. | Подробнее


«Добрые услуги» означают риск | 18 ноября 2015 г.

Тамрат Самуэль

«Вы не можете ожидать от нас какой-либо помощи, если мы не можем поговорить со всеми участниками. Вы можете обращаться с ними как с террористами, но если вы хотите мира, вам придется привести этих людей на доска.»| Подробнее


Уроки многосторонних посланников | 18 ноября 2015 г.

Ричард Гоуэн и Алиша Кугель

Посредничество было центральной темой Независимой группы высокого уровня по миротворческим операциям, созванной в октябре 2014 г. Эта группа имела преднамеренно широкий мандат для рассмотрения миротворческих операций ООН (ОПМ) и Специальные политические миссии (СПМ). | Подробнее


Практическое — это политическое: Глобальное исследование ООН по проблемам женщин, мира и безопасности | 12 ноября 2015 г.

Роб Дженкинс

417-страничное глобальное исследование по выполнению резолюции 1325 Совета Безопасности ООН, опубликованное в прошлом месяце, весит чуть меньше пяти фунтов и является весьма амбициозным. Его обширный подзаголовок — «Предотвращение конфликтов, трансформация правосудия, обеспечение мира» — правильно намекает на широкий тематический охват исследования. | Подробнее


Может ли ООН уменьшить глобальный конфликт? | 27 августа 2015 г.

Сара Клифф

В 2015 году многочисленные обзоры миротворческих усилий ООН способствовали коллективному осознанию того, что миротворческие операции ООН, разработанные в 1990-х годах для поддержки мирных соглашений после гражданской войны, возможно, достигли своего предела для поддержание международного мира и безопасности. | Подробнее


«Зияющая дыра» в ООН для поддержания мира | 28 июля 2015 г.

Сара Хирн

В 2015 г. многочисленные обзоры миротворческих усилий ООН способствовали коллективному осознанию того, что миротворческие операции ООН – разработаны в 1990-е годы для поддержки мирных соглашений после гражданской войны — возможно, достигли своего предела в поддержании международного мира и безопасности. | Читать далее


Предотвращение конфликтов означает устранение экономических, социальных и институциональных причин конфликтов |

Для предотвращения конфликтов необходимо ликвидировать пробелы в развитии, сократить неравенство и дать надежду людям во всем мире, заявили во вторник в Совете Безопасности высокопоставленные должностные лица ООН.

«История показала, что конфликты не возникают из воздуха и не являются неизбежными», — сказал Генеральный секретарь Антониу Гутерреш.

Слишком часто они возникают из-за отсутствия доступа к основным услугам и предметам первой необходимости, таким как еда, вода и медицинское обслуживание, или из-за пробелов в системе безопасности, законах и системах управления.

#SecurityCouncil при выполнении своего мандата также полагается на успех #ГА ООН, #ЭКОСОС и #МС в выполнении их соответствующих мандатов и в создании условий, способствующих действительно устойчивому миру.

Фотография, сделанная до открытых дебатов 🇲🇽s о превентивной дипломатии pic. twitter.com/HI2VwK4vvk

— Президент ГА ООН (@UN_PGA) 16 ноября 2021 г.

Конфликты также могут быть вызваны пробелами в общественном доверии как к институтам, так и друг к другу.

«Эти промежутки являются потенциальными очагами насилия и даже конфликта», — пояснил глава ООН.

Это означает не только разрядку напряженности посредством диалога, но и обеспечение того, чтобы ни одна мать не была вынуждена пропускать прием пищи, чтобы накормить своих детей. Устранение пробелов в развитии и надежда людей могут помочь стабилизировать общество и уменьшить неравенство, разжигающее конфликты .

Инструментарий ООН по предотвращению

Глава ООН подчеркнул, что за 76 лет ООН дала миру «дом для диалога, а также инструменты и механизмы, необходимые для мирного урегулирования споров».

Ссылаясь на судебный аспект предотвращения, обеспечиваемый расположенным в Гааге Международным судом, а также на работу Экономического и Социального Совета по продвижению устойчивого развития, он также напомнил о своих собственных призывах к активизации дипломатии и усилий по предотвращению конфликтов.

Эти усилия включали обзор всех инструментов, составляющих миротворческую архитектуру ООН, лучшую интеграцию предотвращения и управления рисками, а также больше инноваций и прогнозирования.

Другим важным инструментом является все более тесное партнерство ООН с региональными и субрегиональными группами, такими как Африканский союз, которые дают важные глубокие знания о динамике на местах.

Он обратил внимание на отчет «Наша общая повестка дня», в котором представлен целостный взгляд на глобальную безопасность и предлагается новый общественный договор.

Факторы нестабильности

Председатель Генеральной Ассамблеи Абдулла Шахид сказал, что за десятилетия ООН узнала больше о связи между социально-экономическими факторами и конфликтами.

Обращая внимание на некоторые из наиболее серьезных возникающих проблем современности, он указал на пандемию COVID-19, усугубляющую социально-экономическую борьбу и неравенство; климатические кризисы, которые угрожают перемещению; и неэффективные институты, которые лишают людей надежды.

Тем временем, отсутствие демократического участия, политических свобод и равенства лишает все население их прав человека .

Хотя глобальная безопасность всегда будет находиться в ведении Совета Безопасности, он утверждал, что она может быть дополнена усилиями Ассамблеи и Экономического и Социального Совета (ЭКОСОС) по созданию более устойчивых и процветающих сообществ.

Фото ООН/Мануэль Элиас

Генеральный секретарь Антониу Гутерриш выступает перед членами Совета Безопасности ООН на заседании, посвященном поддержанию международного мира и безопасности.

Экономические и социальные аспекты

Председатель ЭКОСОС Коллен В. Келапиле напомнил, что мандат этого органа заключается в содействии экономическому и социальному развитию всех народов, защите прав человека и надзоре за системами развития и гуманитарной помощи ООН, увязывая их с предотвращением конфликтов.

Страдания продолжаются в африканском регионе Сахеля «из-за неспособности оценить сложное взаимодействие человеческого выживания в очень хрупкой и культурно разнообразной среде», — сказал он.

Крайняя нищета в Южном Судане коренится в более чем 50-летнем конфликте, в то время как огромные проблемы Гаити проистекают из исторического и структурного неравенства, дефицита управления и уязвимости к изменению климата.

Однако, несмотря на взаимосвязанные мандаты ООН по урегулированию таких кризисов, взаимодействие между ними оставалось спорадическим и  ad hoc .

« Сегодняшние сложные задачи требуют более институционализированного сотрудничества », — подчеркнул г-н Келапиле.

Урегулирование споров во «Всемирном суде»

Также на брифинге для Совета председатель Международного суда Джоан Э. Донохью рассказала о том, как этот орган может способствовать предотвращению конфликтов.

Она сказала, что Государства могут обращаться в Суд как средство урегулирования споров для разрядки напряженности по поводу ресурсов, земельных или водных границ или других источников потенциального конфликта.

Хотя обстоятельства и требования в каждом случае различаются, г-жа Донохью сказала, что все основные органы ООН имеют возможность в пределах своей компетенции помогать в выполнении решений Суда и способствовать укреплению мира, безопасности и справедливости.

«Сам суд готов принять любые запросы о консультативных заключениях, которые могут сделать соответствующие органы и специализированные учреждения ООН», — поддержала она.

Форум по предотвращению конфликтов и миру – Совет по исследованиям в области социальных наук (SSRC)

  • Наша работа
  • Методология
  • 22 года воздействия
  • Где мы работаем
  • Наша сквозная работа
  • Публикации

Форум по предотвращению конфликтов и установлению мира работает над укреплением базы знаний и аналитических возможностей системы Организации Объединенных Наций. Созданный в 2000 году докладом группы Брахими о миротворчестве, CPPF помогает ООН лучше понимать конфликты: их причины, динамику и возможные решения.

Он поддерживает разработку политики и операции ООН, предоставляя руководителям ООН быстрый, тихий и беспрепятственный доступ к ведущим ученым, экспертам и практикам за пределами системы ООН посредством неофициальных консультаций, неофициальных брифингов и заказных исследований. Система Организации Объединенных Наций часто обращается к нему для проведения анализа во время кризисных ситуаций или для обзора текущих операций.

Посмотреть ещё

Избранная публикация

Методология

Укрепление разработки политики на основе фактических данных

CPPF помогает устранить разрыв между фактическими данными и разработкой политики ООН. Это дает лицам, принимающим решения в ООН, быстрый доступ к ведущим ученым, экспертам и практикам за пределами системы ООН через ряд форматов, таких как неофициальные встречи, неофициальные брифинги и заказные исследования. Когда политические процессы требуют внедрения внешних, контекстуальных и глубоких знаний, CPPF имеет проверенную методологию преобразования академических исследований в знания, которые могут быть непосредственно применены к текущим политическим процессам.

Укрепление внутренней согласованности

CPPF использует свои полномочия честного посредника для укрепления общесистемной согласованности путем совместного анализа и обеспечения представительства всех соответствующих заинтересованных сторон в системе. Мы помогаем связывать программы ООН и страновые группы друг с другом и с внешними экспертами, которые могут информировать операции ООН и предлагать региональный и тематический контекст. Недавние структурные реформы в ООН, а также растущая сложность конфликтов и миротворческих интервенций только повысили потребность в регулярном повышении внутренней согласованности

Поддержка исполнительных процессов

CPPF систематически поддерживает процессы проверки на исполнительном уровне, предоставляя экспертный анализ Административной канцелярии Генерального секретаря; расширение возможностей региональных директоров и их команд для понимания моделей конфликтов, улучшения региональных стратегий и пересмотра мандатов; и путем усиления работы координаторов-резидентов и других руководителей на местах в целях обеспечения общесистемной согласованности и углубления их базы знаний.

Поддержка государств-членов

CPPF оказывает поддержку своим донорам посредством ряда предложений, таких как заказные отчеты, протоколы совещаний и брифинги экспертов. CPPF опирается на свой обширный опыт поддержки стратегических приоритетов ООН, чтобы помочь информировать и направлять делегации, стремящиеся к представлению в Совете Безопасности, а также тем, кто работает в Совете Безопасности.

22 года воздействия

Где мы работаем

Африка

Великие озера, Центральная Африка и Африканский Рог долгое время находились в центре внимания программ CPPF, учитывая глубокие знания и опыт организации, а также широту инвестиций ООН в этих областях. CPPF поддержал разработку региональных стратегий в этих регионах и добрые услуги различных специальных посланников ООН.

Азия и Тихий океан

CPPF создал сильную рабочую группу и сеть экспертов по Мьянме и по вопросам, связанным с Южно-Китайским морем. Работа CPPF в Мьянме по-прежнему сосредоточена на ряде вопросов, таких как нарушения прав человека, процессы демократизации и свободы СМИ.

Европа и Средняя Азия

Средиземноморье как ресурс и рынок для природного газа и сотрудничество в области энергетической безопасности расширились после открытия крупных месторождений природного газа. В ответ деятельность CPPF направлена ​​на то, чтобы помочь лучше понять многомерную динамику в Восточном Средиземноморье, которая, учитывая географическое положение региона, пересекается с несколькими региональными подразделениями ООН и полевыми присутствиями.

Латинская Америка и Карибский бассейн

Латинская Америка и Карибский бассейн (ЛАК) были областями постоянной деятельности CPPF. CPPF работала над Колумбией и Андским регионом почти два десятилетия, при этом Центральная Америка, особенно Северный треугольник, стала приоритетом в последнее время.

Ближний Восток и Северная Африка

За десятилетие, прошедшее после арабских восстаний, CPPF расширил свои программы в странах Ближнего Востока и Северной Африки, включая созыв ежегодного форума координаторов-резидентов ООН (КР), который объединяет более 15 глав полевых представительств ООН в регионе для обмена мнениями с экспертами из региона и из него. .

Наш глобальный охват

Понимание насильственного конфликта

UVC является домом для исследовательской деятельности и сотрудничества CPPF в области политической экономии войны, новых участников и военных технологий, принудительного перемещения и возвращения, правосудия и безопасности, а также управления и государственной власти. Он предоставляет основанные на опыте выводы из труднодоступных исследовательских центров, а также точки зрения на конфликты, которые часто скрыты от практиков в области международного мира и безопасности.

Учить больше

Наша сквозная деятельность

Академическая сеть по вопросам мира, безопасности и Организации Объединенных Наций

Академическая сеть SSRC по вопросам мира, безопасности и Организации Объединенных Наций, инициатива Форума Совета по предотвращению конфликтов и миру (CPPF) и его Программы понимания насильственных конфликтов (UVC), была создана в 2019 году по запросу Организации Объединенных Наций. Секретариату предоставить структурам и департаментам ООН, отвечающим за мир и безопасность, лучший и более систематический доступ к новым и появляющимся исследованиям в академии.

Китай и глобальный Юг

Экономический и геополитический подъем Китая за последние два десятилетия включал в себя растущее присутствие и влияние по всему миру, не в последнюю очередь на Глобальном Юге, где Китай является важным инвестором во многих секторах. UVC и CPPF за десятилетие своей деятельности стали ведущим узлом растущего, но фрагментарного интереса к взаимодействию Китая с миром.

Предотвращение конфликтов

Профилактика лежит в основе работы и деятельности CPPF. Возобновление интереса к правильной профилактике, как указано в «Видении предотвращения» Генерального секретаря ООН, требует обдуманных усилий, которые объединяют многостороннее и многоуровневое взаимодействие с упором на ранние инвестиции в профилактику на уровне сообществ, поддерживаемую структурным миростроительством на местном уровне. и реформы на национальном уровне.

Covid-19 в нестабильных и затронутых конфликтами странах

Исследователи и специалисты-практики, работающие в районах, затронутых конфликтом, уже давно обсуждают, как лучше всего справляться с этическими, политическими, методологическими и техническими проблемами работы в небезопасных условиях. В условиях Covid-19 эти проблемы приобрели удвоенную важность, учитывая ограничения, которые пандемия наложила на полевые социальные исследования по всему миру.

Дезинформация и разжигание ненависти

CPPF помогает углубить понимание ООН и другими многосторонними заинтересованными сторонами того, как дезинформация влияет на повестку дня ООН по предотвращению, и как система ООН может лучше выявлять, отслеживать и реагировать на негативные последствия дезинформации и разжигания ненависти там, где задействована ООН. Дезинформация и разжигание ненависти поднимают неотложные и сложные геополитические вопросы, которые бросают вызов ООН и ее международным партнерам. Эти возникающие проблемы меняют то, как общества борются с демократическими процессами, а также то, как и когда возникает и происходит насилие.

Окружающая среда и конфликт

Растущая работа CPPF в области окружающей среды и конфликтов предоставляет ООН внешний опыт в картировании горячих точек и приоритетных областей, помогает ООН лучше интегрировать окружающую среду и изменение климата в свои программы предотвращения и планирования, а также способствует согласованности и сотрудничеству в рамках системы ООН для заполнения пробелы и устранить дублирование в инициативах ООН по экологической безопасности.

Права человека

Защита прав человека является сквозной темой всей работы CPPF, начиная от целевых сессий по правам человека и демократизации на семинарах CPPF и углубленного изучения стран до учета различных точек зрения организаций гражданского общества и правозащитников во всех мероприятиях. .

Политика возвращения: РДР и миграция

CPPF имеет большой опыт программной деятельности по разоружению, демобилизации, реинтеграции (РДР) в Африке, Азии и Латинской Америке. Наша работа в области миграции, возвращения и РДР распространяется на большинство регионов, в которых мы работаем с нашими коллегами из ООН. В дополнение к предоставлению основанного на фактических данных понимания того, что сработало и не сработало в операциях РДР, CPPF и UVC возглавили совместные исследования в Центральной Африке, которые улучшают наше понимание того, куда возвращаются бывшие комбатанты и перемещенные лица и почему; и о проблемах, с которыми сталкиваются перемещенные лица при доступе к системам правосудия.

Женщины, мир и безопасность

«Женщины, мир и безопасность» — это тема всех программ CPPF, особенно в рамках резолюции 1325 Совета Безопасности о женщинах, мире и безопасности. CPPF исследует роль женщин в вопросах мира и безопасности и помогает Организации Объединенных Наций претворить этот императив в жизнь, способствуя вовлечению женщин в предотвращение и разрешение конфликтов, мирные переговоры, миротворческие операции, миростроительство и постконфликтные переходы.

Публикации

Отзывы

Цитировать

«Очень умелая модерация сессий [CPPF] позволила участникам существенно улучшить региональный анализ Организации … [CPPF] предоставил участникам важное пространство для повышения согласованности между присутствиями ООН в регионе и штаб-квартирой в принятии мер по Повестка дня Генерального секретаря по предотвращению».

«Очень умелая модерация сессий [CPPF] позволила участникам существенно улучшить региональный анализ Организации… [CPPF] предоставил участникам важное пространство для повышения согласованности между присутствиями ООН в регионе и штаб-квартирой при принятии мер в отношении Секретаря- Генеральная программа профилактики».

Старший сотрудник ООН, Департамент по политическим вопросам и вопросам миростроительства

Цитировать

«Тщательная подготовка и плодотворность обсуждения обеспечили успех встречи.

Роль [CPPF] в умелом содействии обсуждениям сыграла важную роль в обеспечении выражения новых и критических идей».

«Тщательная подготовка и плодотворность обсуждения обеспечили успех встречи. Роль [CPPF] в умелом содействии обсуждениям сыграла важную роль в обеспечении выражения новых и критических идей».

Бывший специальный посланник Генерального секретаря ООН

Цитировать

«[CPPF сыграл] важную роль в достижении консенсуса по широкому кругу вопросов среди многих заинтересованных сторон, помогая заполнить пробелы в анализе по сквозным темам, таким как женщины и молодежь в переходный период, а также по региональным вопросам».

«[CPPF сыграл] важную роль в достижении консенсуса по широкому кругу вопросов среди многих заинтересованных сторон, помогая заполнить пробелы в анализе по сквозным темам, таким как женщины и молодежь в переходный период, а также по региональным вопросам».

Специальный посланник Генерального секретаря ООН

Цитировать

«[CPPF сыграл] важную роль в формировании консенсуса по широкому кругу вопросов среди многих заинтересованных сторон, включая консенсус по широкому кругу вопросов среди многих заинтересованных сторон, включая специальных представителей и посланников Генерального секретаря, Исполнительного секретаря Экономического Комиссия для Африки, региональные директора агентств, фондов и программ ООН, а также координаторы-резиденты и координаторы по гуманитарным вопросам.

Многие участники отметили, насколько умело вы организовали встречу, которая в значительной степени способствовала достижению желаемого результата».

«[CPPF сыграл] важную роль в формировании консенсуса по широкому кругу вопросов среди многих заинтересованных сторон, включая консенсус по широкому кругу вопросов среди многих заинтересованных сторон, включая специальных представителей и посланников Генерального секретаря, Исполнительного секретаря Экономического Комиссия для Африки, региональные директора агентств, фондов и программ ООН, а также координаторы-резиденты и координаторы по гуманитарным вопросам. Многие участники отметили, насколько умело вы организовали встречу, которая в значительной степени способствовала достижению желаемого результата».

Специальный посланник Генерального секретаря ООН

Новости — 1 июля 2022 г.

Янцю опубликовал статью под названием «Китайский тофу на Тайване времен холодной войны: гендерный космополитизм и оспариваемая китайскость» в Global Food History.

Мероприятие — 30 июня 2022 г. | 9:30–12:30

Встреча CPPF по вопросам изменения климата, мира и безопасности в Центральной Африке

Мероприятие — 27 июня 2022 г. | 12:00–23:59

CPPF-DPPA RC MENA Forum

Новости — 14 июня 2022 г.

Татьяна выступила с докладом о производстве знаний, политике и адвокации на коллоквиуме Летней школы ООН Новой школы

Мероприятие — 8 июня 2022 г. | 12:00–23:59

Мозговой штурм экспертов CPPF по Сирии (VTC)

Новости — 25 мая 2022 г.

Консультанты CPPF Эмили Дюпюи и Элизабет Селлвуд приняли участие в панельной дискуссии «Рост напряженности в меняющемся климате: инновационные методы и партнерские отношения для поддержки экологического миростроительства на местном уровне» на Стокгольмском форуме мира и развития 2022 года в Стокгольме, Швеция.

Новости — 20 мая 2022 г.

Джино опубликовал статью под названием «Состояние (раз)единства и неопределенной принадлежности: Центральноафриканская Республика и ее мусульманское меньшинство» в Исламской Африке.

Другие новости

Предотвращение конфликтов: Приручение псов войны

Европа столкнулась с тем, что, как многие думали, никогда больше не повторится: с войной. Незаконное вторжение России в Украину привело к тому, что миллионы людей стали беженцами в Польшу, Венгрию, Германию, Молдову и Румынию, и все это в течение нескольких дней.

Для многих такой уровень подавляющей агрессии и огневой мощи, наряду с опасными, незаконными нападениями на гражданские атомные электростанции, применением кассетных боеприпасов, противопехотных мин и угрозой применения ядерного оружия стал огромным шоком.

Но для тех, кто живет в Сирии, Афганистане, Йемене, Тыграе, если назвать лишь несколько текущих конфликтов, это может не стать неожиданностью.

Война стремительно распространяется на соседние территории и за их пределы. Последствия включают рост незаконной экономики, подрывающей управление, появление беженцев, разрушение городов и деревень, ущерб окружающей среде и многое другое.

Современные вооруженные конфликты становятся все более разрушительными и сложными для разрешения, в результате чего количество мирных соглашений резко сократилось за последнее десятилетие.

Неприемлемая практика

Война была частью социальных и политических отношений на протяжении всей истории до момента прославления. Подготовка к войне, обычно представляемая как сдерживание войны военными средствами, является частью нашей политической культуры и культуры государственного строительства. По данным Стокгольмского международного института исследований проблем мира, в 2020 году глобальные военные расходы составляют 1 981 миллиард долларов.

Насильственный конфликт представляет собой опасный спектр, который может меняться во многих измерениях, например, от локального к региональному и глобальному или от обычной войны к ядерной. Он представляет собой неудачу — в предотвращении конфликта с самого начала или в разрешении конфликта после того, как он начался.

Другие формы человеческой деятельности были категорически отвергнуты как бесчеловечные, такие как рабство, гендерное неравенство и детский труд. Организованное насилие может пополнить этот список неприемлемых практик.

35

вооруженных конфликта в настоящее время продолжаются по всему миру

Действительно, Устав Организации Объединенных Наций совершенно ясно выражает это стремление, требуя, чтобы все государства-члены разрешали свои международные споры мирными средствами и воздерживались от угрозы или применения силы против территориальной целостности или политической независимости любого государства.

И все же, спустя 77 лет после подписания, мы здесь. После постепенного снижения количество вооруженных конфликтов в 2010 году снова начало расти. В настоящее время в мире продолжается около 35 вооруженных конфликтов.

За последнее десятилетие между негосударственными субъектами, такими как политические ополчения, национальные и международные преступные организации и международные террористические группировки, возникло множество конфликтов.

Хотя большинство конфликтов являются внутренними, мы наблюдаем рост интернационализации и вмешательства третьих сторон в конфликты. Это видно по террористической деятельности Исламского государства в Ираке, Сирии, Тунисе, Ливии и других странах.

Другие факторы, способствующие росту конфликтов, включают нарушение верховенства закона, слабость государственных институтов и рост незаконной экономики. Нехватка ресурсов, усугубляемая изменением климата, межобщинным насилием и насилием на почве идентичности, также являются доминирующими движущими силами конфликтов.

Предотвращение возможно 

Предотвращение конфликтов – это не изолированная или идеалистическая политика, а часть комплексных социальных систем, способствующих благополучию, миру и безопасности как внутри страны, так и на международном уровне. Предупреждение должно быть направлено на устранение причин неустойчивости государства в их экономическом, экологическом, политическом, социальном и социальном аспектах.

Существует два основных подхода к предотвращению насильственных конфликтов. Один из них заключается в устранении причин конфликта, особенно сложности его корней и динамики. Это называется структурной профилактикой.

Другое, оперативное предотвращение, направлено на укрепление дипломатических, силовых и политических механизмов во избежание неминуемой вспышки насилия в более широком контексте международного сотрудничества и соблюдения международного права.

Конфликты случаются и будут происходить, но если принять меры в рамках этих широких рамок, используя оперативные и структурные стратегии предотвращения, особенно со стороны влиятельных государств и многосторонних организаций, можно предотвратить эскалацию многих конфликтов.

После 11 сентября 2001 г. война с терроризмом подорвала усилия по предотвращению конфликтов, вытеснив наше понимание дивидендов мира после окончания «холодной войны»

С 1990-х годов интеллектуальные усилия были сосредоточены на предотвращении в результате относительной неудачи политики мира и государственного строительства в нестабильных государствах и продолжающегося нежелания государств участвовать в операциях по поддержанию мира.

Это исследование основано на исследованиях, таких как отчеты Комиссии Карнеги по предотвращению смертоносных конфликтов, которые были слишком охотно отложены после 11 сентября 2001 г. Война с терроризмом сорвала усилия по предотвращению конфликтов, в то время как наше понимание мирные дивиденды были смещены.

На многостороннем уровне Антониу Гутерриш, Генеральный секретарь ООН, с момента вступления в должность в 2017 году продвигал концепцию комплексного предотвращения конфликтов. Она сочетает в себе права человека, гуманитарную деятельность, экономическое и социальное развитие, разрешение конфликтов и посредничество.

Результатом его усилий стал совместный доклад Всемирного банка и Организации Объединенных Наций «Пути к миру» . При запуске прогнозировалось, что к 2030 году более половины беднейших людей мира будут жить в странах, сильно пострадавших от насилия.

В прошлом году Гутерриш добавил отчет Наша общая повестка дня , в котором он изложил «новую повестку дня для мира», в основе которой лежит глобальная солидарность и сотрудничество.

Он рассматривает сочетание факторов, направленных на продвижение мирных структур и решение текущих войн: от укрепления международного предвидения до включения женщин в центр политики безопасности, обеспечения мирного, безопасного и устойчивого использования космического пространства и многого другого между ними. .

Некоторые штаты и агентства по развитию подходят к предотвращению конфликтов с разных точек зрения. Некоторые сосредотачиваются на справедливости и правах человека; другие по неравенству и бедности, гендеру, вредному использованию окружающей среды и содействию инклюзивному управлению. Региональное предотвращение также отслеживается, особенно в странах Африки к югу от Сахары, как проанализировал эксперт Института международных исследований мира Крока Лори Натан. А предотвращение связано с дипломатией и стабильностью.

Внедрение превентивных механизмов не гарантирует успеха, но является существенным прогрессом по сравнению с чисто военными подходами, основанными на «реалистичном соотношении сил». Интересным примером является ряд мер по укреплению доверия, принятых между странами Южной и Центральной Америки в период с 1980 по 2000 год, которые создали эффективную систему военного и дипломатического предотвращения. Этот регион теперь свободен от войн между государствами.

Аналогия с общественным здравоохранением

Существует прямая аналогия между использованием средств профилактики во время глобальных кризисов в области общественного здравоохранения и во время войн между государствами и внутри них. Медицина сместила свою ориентацию с реактивных ответов на превентивные меры между 19м и 21 вв. Этому развитию общественного здравоохранения способствовали устойчивый подход к политике, быстрый научный прогресс, лучшая городская и сельская социальная организация и образование, а также применение моделей общественного здравоохранения.

Аналогичная эволюция возможна для предотвращения организованного насилия, но такая стратегия менее заметна.

Профилактика не новость, когда она успешна. Отсутствие войны считается «нормальным». Мобилизация дипломатических, политических и экономических ресурсов для предотвращения возникновения конфликтов разрабатывалась и применялась с течением времени, но большинство правительств не уделяют приоритетного внимания долгосрочным превентивным мерам и не инвестируют их.

Предотвращение конфликтов страдает от отсутствия неопровержимых доказательств. «Все равно могло бы и не быть» — мантра для тех, кто не уверен в эффективности таких мер. Та же мантра звучит, когда речь идет о стихийных бедствиях, промышленных авариях и последствиях изменения климата. Только после бедствия, после расследования возникает вопрос, почему не было предпринято больше для его предотвращения.

Общественное здравоохранение разработало способы проверки того, какие профилактические стратегии работают, а какие нет.

Создание структур мира — использование опыта и знаний местного населения для борьбы с конфликтами — способствует устойчивому экономическому развитию 

Задача непростая. Измерить успех непросто, особенно когда практики и ученые расходятся во мнениях относительно корней того или иного конфликта. Но с использованием подхода теории сложности были достигнуты успехи в измерении миростроительства и анализе конфликтов. Например, Ричард Каплан в своей книге Измерение мира: принципы, практика и политика предлагает основанный на фактических данных политический подход к укреплению усилий по миростроительству.

Несколько исследований показали, что, как и в случае с общественным здравоохранением, инвестиции в профилактику имеют значительные преимущества. То же самое относится и к изменению климата. Исследования показывают, что меры по защите окружающей среды могли бы предотвратить угрозу необратимых уровней разрушения окружающей среды, по данным Межправительственной группы экспертов по изменению климата.

Создание миротворческих структур с использованием опыта и знаний местного населения для борьбы с конфликтами в соответствии с рекомендациями организации по миростроительству «Ресурсы примирения» создает ресурсы для устойчивого экономического развития.

Напротив, война отбрасывает развитие пострадавших стран на десятилетия, а также уносит жизни и уничтожает социальный капитал.

Ложная дихотомия 

Насильственный конфликт, как и все неразрешимые проблемы, сложен.

При попытке предотвратить конфликт важно не попасть в ловушку между ложной дихотомией краткосрочных мер, таких как системы раннего предупреждения, и планами полного изменения структур, порождающих вооруженные конфликты, таких как неравенство, бедность, слабость государства, социальная изоляция и незаконная экономика.

Обе точки зрения необходимы и должны быть интегрированы во всестороннюю комплексную структуру.

Меры по обеспечению стабильности, осуществляемые «сверху вниз», тесно связаны с миростроительством «снизу вверх», связанным с разрешением конфликтов между сообществами с разными идентичностями и интересами. Они никогда не должны противопоставляться друг другу в аргументе «выбирай одно вместо другого».

Этот двойной подход может привести к успеху, о чем свидетельствуют результаты инициативы «Умный мир», возглавляемой «Ресурсами примирения» при участии Chatham House. Эта программа разработала целевые и адаптивные инициативы по разрешению конфликтов, которые реагировали на изменение местных приоритетов мира, встраивая «живое обучение» в мирную практику для уменьшения насилия и построения мира.

Основа мира

В основе мирного и процветающего общества лежит планирование, готовность и устойчивость. Для Европейского союза, стратегия миростроительства и безопасности которого сосредоточена на устойчивости, этот подход позволяет устранить как симптомы, так и коренные причины кризиса, создавая возможности для межполитических действий.

Комплексная схема предотвращения включает в себя многоуровневую дипломатию с быстрыми и долгосрочными действиями. Такие рамки должны включать укрепляющие соглашения и договоры по контролю над вооружениями и безопасности, международному праву и правам человека.

Он должен полагаться на гражданское общество, чтобы обеспечить пространство для диалога и посредничества, а также быстрой, оперативной гуманитарной деятельности и стратегического использования международного и регионального сотрудничества. Последняя будет направлена ​​на создание инклюзивных социальных и экономических структур, справедливую интеграцию постконфликтных стран в глобальный рынок и поддержку заключения социальных пактов.

Необходимо поощрять политиков и правительства вкладывать политический и финансовый капитал в конфликты в отдаленных странах, даже если это не гарантирует краткосрочных результатов

Необходимо преодолеть сопротивление политиков и правительств, чтобы вкладывать политический и финансовый капитал в конфликты, происходящие в отдаленных странах, даже если это не гарантирует краткосрочных результатов. Конфликты на Украине, в Ливии и Сирии показывают, что думать, что войны далеко, — серьезная ошибка.

Ужасные войны, бушующие сегодня, могут нас чему-то научить. Доказательства и понимание должны стимулировать устойчивость стратегий предотвращения конфликтов. Эти стратегии, в свою очередь, должны быть в центре краткосрочного и долгосрочного планирования для государств, многосторонних организаций и организаций по обеспечению безопасности, а также для ученых, журналистов и гражданского общества.

Войны в Сирии и Ираке повлияли на геополитику Ближнего Востока, США, России и Европы. И, как теперь показывают военные действия России в Грузии в 2008 году и российское вторжение в Украину, даже когда насилие стоит на пороге Европы, мы склонны делать вид, что война маловероятна, пока она не произойдет. Это должно измениться.

Наша планета маленькая, и все мы связаны между собой. Вряд ли какие-либо войны можно сбрасывать со счетов как слишком далекие, чтобы иметь значение, или слишком мелкие, чтобы их можно было сосчитать. Политический прагматизм диктует необходимость рассмотрения превентивной политики. Если мы переживем этот ужасный конфликт в Украине без его эскалации, мы должны помнить, как близко мы подошли, и как мы должны серьезно относиться к предотвращению конфликта.
 

На пути к эффективному предотвращению конфликтов: сравнение различных инструментов

На пути к эффективному предотвращению конфликтов: сравнение различных инструментов — Раймо Вайринен

Раймо Вяйринен

Неспособность международного сообщества предотвратить и разрешить конфликты в нескольких регионах мира привели к сильным политическим беспокойство и, в то же время, стимулировал новый интерес к их раннему предупреждению и профилактика. Как Организация Объединенных Наций (ООН), правительства, так и неправительственные организации подчеркивают важность принятия мер на раннем этапе и разработки эффективные средства предотвращения возникновения и эскалации насильственных конфликтов. Эта тенденция берет свое начало в предположении, что насилие легче для предотвращения и решения на ранней стадии, когда проблемы все еще являются специфическими и следовательно, более поддающееся трансформации количество сторон конфликта ограничен, что снижает его сложность, а ранние меры более рентабельны чем более поздние усилия1.

С другой стороны, недавний упор на предотвращение конфликтов подвергался критике. за то, что он неактуален и нереалистичен. По мнению критиков, «профилактическое дипломатия требует предвидения, рецепта и мобилизации», которые не могут создаваться в сложных чрезвычайных ситуациях после окончания «холодной войны». Говорят также, что профилактика опускают созидательную роль конфликтов в обществе, чтобы быть иллюзорным в предположении, что превентивные действия недороги и без риска, игнорируют проблемы реализации и в той мере, в какой оно направлено на устранение коренных причин конфликтов, страдает от экономического и экологического детерминизма (Стедман, 1995).

За немногими исключениями ни сторонники, ни критики превентивных действий систематически изучали его инструменты и последствия в реальных конфликтах. Таким образом, как активный, так и пассивный подходы к превентивным действиям, как правило, основывают свои взгляды на на общих и зачастую стереотипных представлениях о том, являются ли действия третьих лиц, в в целом способны предотвратить возникновение и эскалацию насильственных конфликтов. Вместо безрезультатных дискуссий о преимуществах и недостатках этих подходов, нам нужно больше твердых знаний о том, может ли превентивная дипломатия быть эффективной и если да, то при каких обстоятельствах. Другими словами, кто и какие виды должен использовать. инструментов профилактики против кого и когда?

В принципе, такое систематическое знание может быть получено двумя разными способами. пути; либо путем систематических сравнительных исследований превентивной дипломатии, либо практических политический опыт. 2 Серьезные научные исследования действия в межгосударственных и внутригосударственных кризисах немногочисленны и редки. Почти единственными исключениями являются редкие попытки разработать концептуальные основы для различных типов превентивных стратегий и тестировать их на конкретных примерах. Такие исследования касается, например, субъектов и конкретных превентивных инструментов, используемых ими для предупреждать вспышки и эскалацию насилия в отдельных конфликтах. Эти исследования начали углублять наши знания о пределах и возможностях для превентивных действий (которые, однако, все еще остаются в очень зачаточном состоянии) (Chayes и др., 1995; Лунд, 1996).

Политический опыт превентивной дипломатии дает более богатый, но в малоиспользуемый источник информации. Александр Л. Джордж указал, что теория и общие знания обычно более полезны в диагностике конкретных проблемы, чем в предоставлении рецептов к действию. Теория и знания могут, тем не менее, способствовать выработке политических рецептов, когда они формулируются в терминах условных обобщения, которые определяют: «(1) условия, благоприятствующие успешному использование каждого конкретного инструмента и стратегии, а также (2) другие условия, которые делают успех маловероятным» (Джордж, 1993: 17-18).

Использование практических знаний затруднено тем, что немногие страны сформулировали четкую политику предотвращения смертоносных конфликтов. Также нет согласия относительно того, какие средства и стратегии профилактики уместны и эффективны в каждой ситуации. Делая выбор между различными инструменты, правительства сталкиваются с такими вопросами, как предотвращение конфликтов. должны включать только непринудительные средства посредничества и убеждения, или, если принудительные инструменты также должны быть включены в его набор инструментов? Говоря языком ООН, превентивное дипломатия охватывает только операции, предпринимаемые в соответствии с главой 6 Устава для разрешать споры мирным путем, а принудительные меры являются частью правоприменительная политика в соответствии с главой 7.

Кроме того, необходимо лучше понять приоритеты и отношения между инструментами предотвращения, используемыми сторонами в конфликта, с одной стороны, и третьими сторонами, будь то правительства или международные организации, с другой. В большинстве случаев восходящая профилактика конфликта местными сторонами не вариант, либо из-за неразрешимости коренных причин конфликта или потому, что кризис вышел за рамки доступность местных средств правовой защиты.

Таким образом, предотвращение конфликтов обычно возлагается на третьи сторон, и в этот момент они должны сделать основной выбор между невмешательством и участие. В случае привлечения основными вариантами являются нейтральное посредничество. или более силовое вмешательство, чтобы остановить распространение и эскалацию насилия. Посредничество направлено на улучшение отношений между сторонами в конфликте, в то время как силовое вмешательство пытается переориентировать их поведение, переопределяя выигрыши участников конфликта. Посредничество в основном зависит от хороших услуг и вмешательства на власть перекроить конфликтную ситуацию (Принсен, 1992).

Концептуальная основа

В этом документе проводится различие между тремя различными этапами профилактического действие и три стратегии профилактики. Этапы: (а) предотвращение конфликта, то есть предотвращение возникновения споров между сторонами; (b) предотвращение эскалации, то есть предотвращение как вертикальной, так и горизонтальной эскалации боевых действий до более разрушительные формы ведения войны и привлечение дополнительных участников; и (с) постконфликтное предотвращение, то есть предотвращение повторного возникновения споров путем реинтеграции и реконструкция общества.3 В различении этих три этапа превентивных действий, я отклоняюсь от стандартного решения, которое только усилия по предотвращению вспышки насилия и, таким образом, сохранению конфликта латентные, рассматриваются как профилактика.

Предотвращение конфликтов может иметь разные цели. Самый комплексный подход будут нацелены на коренные причины насилия. Согласно этой точке зрения, «всеобъемлющее превентивная стратегия должна в первую очередь сосредоточиться на основных политических, социальных, экономических, и экологические причины конфликтов» (Комиссия по глобальному управлению, 1995). Вместо того чтобы устранять эти «отдаленные» причины смертоносных конфликтов, эту статью больше интересуют более «непосредственные» причины, особенно манипулирование стимулами и выплатами конфликтующих сторон с помощью различных инструментов профилактики. Они предоставляют более осязаемые инструменты превентивных действий, чем, например, содействие коллективной безопасности и баланс сил, с одной стороны, или развития и демократии, с другой. другое.4

При условии, что меры принуждения считаются законными в превентивных действиях, он может опираться на три различных типа инструментов, т. е. политические, экономические, и военные. Политические инструменты происходят в основном из дипломатической практики; установление фактов, мониторинг, посредничество, влияние, обещания и угрозы. Экономический инструменты полагаются на манипулирование материальными затратами и выгодами путем отрезания экономические связи, обещая их восстановление или предоставляя прямое вознаграждение. Наконец, военные инструменты сводятся к применению силы или ее угрозы в По делу стороны продолжают обострять противостояние. Это было даже предложил, чтобы оборонная политика в целом определялась превентивными термины: «это возможность заниматься тем, что я называю превентивной защитой, т. действия, которые мы можем предпринять, чтобы предотвратить условия конфликта и создать условиях мира».5

В более аналитическом ключе можно сказать, что стороны конфликта или третьи стороны могут попытаться предотвратить вспышку или эскалацию насилия пятью различными превентивными стратегиями. Это утешение, побуждение, сдерживание, принуждение или упреждение6. попытаться убедить цель в бесполезности применения силы либо словесно, призывы или обязательства к конкретным будущим действиям. В побуждении стороны инициируют позитивные действия, чтобы стимулировать конструктивные ответы и показать, что они серьезно относятся к своим усилиям по предотвращению насилия. В крайнем случае побуждения может перерасти во взятки, посредством которых «действующее лицо передает ресурс целевому в обмен на изменение поведения жертвы» (Ротгеб, 19 лет).93: 110-117).

В отношениях сдерживания предотвращающий субъект общается с целью что нарушение нормы приведет либо из-за отрицания, либо из-за наказания, в основных расходах. В то время как сдерживание является политикой статус-кво, принуждение требует инициатива, с помощью которой поведение цели изменяется. Принуждение более рискованное поведение, которое после провала сдерживания в первую очередь продолжается «до тех пор, пока действует другой, а не действует он» (Шеллинг, 1980; Ротгеб, 1993: 139-140). Наконец, в упреждении другая сторона так убеждена о готовности цели применить силу, которую она решит действовать по заранее обдуманному способ ограничения масштабов разрушения. Война в Персидском заливе в 1990-91 годах тому пример. конфликта, в котором ни разу не применялись заверения и побуждения, а устрашение не удалось. Поэтому принуждение как форма международного принуждения было оставлено как единственный вариант (Ракисиц, 1992; Гросс Штейн, 1992).

Эти пять аналитических стратегий можно классифицировать по-разному. Условно их можно разделить на позитивные и негативные инструменты по с одной стороны и активные и пассивные средства воздействия с другой. Уверенность и побуждение являются активными позитивными стратегиями, в то время как принуждение и упреждение являются активными негативными стратегиями. Сдерживание, в свою очередь, является пассивно-негативной стратегией. который пытается предотвратить изменения, угрожая вызвать негативные последствия. Пассивный позитивные стратегии, такие как привлекательность экономического богатства крупная держава, поддерживающая свою политику, существуют, но их роль в превентивных действиях кажется ограниченным.

Доминирующие средства в активных позитивных стратегиях, как правило, либо политические, либо экономическим, так как военные инструменты редко можно использовать конструктивно (за исключением помощи оружием в особых случаях). С другой стороны, активные негативные стратегии полагаться либо на экономическое, либо на военное принуждение, которое, как ожидается, изменит поведение цели непосредственно возлагаемыми на нее издержками. Пассивный отрицательный подходы, опирающиеся на различные формы сдерживания, как правило, носят военный, но они могут также содержать экономические и политические элементы. Эта предварительная оценка предполагает, что политические средства воздействия являются наиболее универсальными. Они могут использоваться в нескольких типах превентивных стратегий, и они касаются большинства фактически причины насилия и его эскалации. Экономические и в особенности военные средства имеют более ограниченное действие, даже если они должны быть используется, когда политические и дипломатические инструменты не дают желаемых результатов (Leatherman и др., 1996). С другой стороны, тот факт, что политические средства, иногда символы и ценности, редко могут использоваться в отрыве от экономических и военных инструменты указывает на необходимость смотреть на интерфейсы различных стратегий влияния.

В конечном итоге средства превентивных действий сводятся к позитивным стратегиям (т. е. обещания, убеждения и вознаграждения) и негативные стратегии (т. е. угрозы, принуждение и наказание). «Принудительная дипломатия» является примером негативная стратегия, которая направлена ​​на получение положительных результатов путем нацеливания на соответствующего субъекта с конкретным требованием, сроком его выполнения, и реальная угроза наказания. Таким образом, принудительная дипломатия опирается на применение военной или экономической силы, которое носит избирательный, дискриминационный, демонстративный, и четко проинформированы политическими целями. В конце концов, принудительная дипломатия является сильной формой политики, а не формой ведения войны.

Во избежание ошибочного принятия принудительной дипломатии за крупномасштабную войну и, следовательно, риска эскалации, он должен содержать паузы и элементы управления, которые дают целевое время и возможности понять превентивные мотивы используемых инструментов. Превентивные военные действия могут быть ограничены по масштабу, нацеливая их, например, на на террористических объектах и ​​объектах, производящих оружие массового поражения.7 Еще один способ прояснить истинную цель принудительной дипломатии — сообщить четко те существенные ограничения, которые цель должна соблюдать, если она хочет добиться превентивное принудительное действие до конца (Дым, 1977: 241-242). Также экономичный санкции кажутся более эффективными, если они применяются инструментально и умеренно. способ достижения ограниченных целей, а не использовать жестко и всесторонне для публично унизить цель (Эланд, 1995).

Несмотря на усилия по ограничению средств и уточнению сообщений принудительного дипломатии, он содержит риск эскалации, что может повредить его первоначальному конструктивному цель. Более того, трудно добиться международного признания односторонних упреждающие удары, если нет веских доказательств того, что цель реальная угроза международному миру и безопасности (Хаас, 1994: 24-25). Совсем недавно, все чаще подчеркивается, что положительные стимулы, вероятно, более действенный способ воздействия, чем принудительные наказания, хотя они также могут быть дороже, потому что их стоимость не может быть заменена.

Это признает и Александр Л. Джордж, отец-основатель концепции: «Сработает ли принудительная дипломатия в конкретном случае, может зависеть от основывается ли оно исключительно на негативных санкциях или сочетает угрозы с позитивными стимулы и гарантии». Это равносильно выводу о том, что стратегия принуждения может оказаться неэффективным в предотвращении возникновения конфликтов, хотя и может по-прежнему актуальны для сдерживания внутрикризисной эскалации боевых действий. Даже в этом случае сочетание кнута и пряника может привести к недостижимым результатам. исключительно наказаниями или их угрозами. Однако условия предпочтительного урегулирование конфликта должно быть четко прописано. Сюда входят определенные термины по прекращению конфликта, а также положения по их проверке и приведению в исполнение чтобы обе стороны выполняли свои обязательства (Джордж, 1991:11).

Югославия как тестовый пример

Политика международного сообщества в отношении Югославии в 1991-92 гг. предлагает тестовый пример того, как превентивная дипломатия сработала и потерпела неудачу в постхолодной Контекст войны. В превентивных усилиях в Югославии множество международных организаций, включая Конференцию по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ), Европейском сообществе (ЕС), Западноевропейском союзе (ЗЕС), Организация Североатлантического договора (НАТО) и ООН. Я исследовал в другом месте институциональные причины их провала с упором на такие факторы, как волатильность международного порядка, недостаточная координация и разделение труда между вовлеченных организаций, а также поспешное навязывание модели суверенного заявляет о федеративной, многонациональной реальности Югославии (Вайринен, 1996б).

Эта статья, в свою очередь, посвящена средствам, используемым в превентивных действиях. в Югославии, а не на соответствующих учреждениях. Основной вопрос в этот запрос следующий; делает выбор между различными стратегиями и инструменты профилактики влияют на результат, и если да, то как инструменты по отдельности или в сочетании с другими являются наиболее эффективными те? Чтобы иметь возможность ответить на этот вопрос, я кратко рассмотрю политические, экономические и военные средства, а также более широкие превентивные стратегии, использовавшиеся в югославском кризисе (ориентируясь прежде всего на 1991-92).

1. Политические инструменты

Международное сообщество медленно реагировало на разразившийся кризис в Югославии. Это было ясно к 1989 году — и уж точно к моменту проведения многопартийных выборов в 1990 году — что югославские республики расходятся и готовы применять силу для достижения своих политических целей. Для Словении и Хорватии это целью была свободная конфедеративная система или полная независимость. Этому сопротивлялись Сербией и Черногорией, которые стремились к сильной федеральной системе, способной обеспечить Господство Белграда в Юго-Восточной Европе.

Международная акция началась в мае 1991 года, когда ЕС направил миссию в Югославию, во главе с Жаком Делором и Жаком Сантером с целью поощрения мирного поселок. Эти и последующие ходы ЕС могут быть оценены по-разному. способы. С одной стороны, можно сделать вывод, что Сообщество действовало быстро. весной и летом 1991 года в начале своей посреднической деятельности (Лукич и Аллен, 1996: 264-265). С другой стороны, особенно в долгосрочной перспективе. точки зрения, можно судить, что ЕК действовал слишком поздно, учитывая, что в марте 1991 Сербия уже приняла решение применить силу8. Последняя оценка согласуется с более общим выводом о том, что инициативы ЕС в Югославии носили в основном реактивный характер, и что упреждающие и упреждающие меры пренебрегали (Lucarelli, 1995: 9).

Причин пассивности международного сообщества несколько. Во времена холодной войны любой крупный кризис на Балканах вызвал бы беспокойство. в Вашингтоне и Москве, что их противник будет искать односторонние выгоды в область. Однако к концу 19 века ситуация изменилась.80-е годы. Куст Администрация определила стабильность и сплоченность Советского Союза как свою первоочередной задачей и, несмотря на ухудшение ситуации в Югославии, американское и советские руководители практически не обращали внимания на кризис в их взаимном консультации. Это представляло собой серьезное изменение по сравнению с войной и сценарии интервенций предыдущих десятилетий.9

Советский Союз в принципе поддерживал усилия международных институтов разрешить югославский кризис. В действительности, однако, он по-прежнему опасался любого внешнее вмешательство во «внутренние дела» Югославии. Основной причиной этого была параллель, проведенная многими наблюдателями между распадом Союзной Республики Югославии и мультикультурное будущее советского Сам союз. Москва была особенно обеспокоена последствиями независимости Словении и Хорватии могли иметь на стремлении стран Балтии к независимости. Прежде всего, он не хотел создавать прецедент, позволяющий Западу игнорировать принцип суверенитета и принять политическое участие во внутренних проблемы Советского Союза. Москва также была обеспокоена возможностью внешнего военного участия в Югославии на том основании, что это может открыть путь для более широкой военной роли Запада в Восточной Европе в генерал (Лукич и Линч, 1996: 334-337; Валландер и Прокоп, 1993: 97-99). Со своей стороны, после московского переворота в августе 1991 года Запад избегал всякой действия в Югославии, которые могли осложнить ситуацию в России и Советский Союз (Бург, 1995: 242-243).

В Западной Европе ЕК была поглощена составлением проекта и (после декабря 1991 г.) ратифицировал Маастрихтский договор. Парадоксально, что в то время как развитие Общая внешняя политика и политика безопасности (CFSP) для Сообщества была высоким приоритетом, он не смог действовать решительно в югославском кризисе. Вместо этого политика в отношении Югославия стала разменной монетой между Германией, с одной стороны, и Великобританией и Франция, с другой. Хотя британское и французское правительства в целом менее критично относились к Сербии, чем немцы, тем не менее они согласились с Решимость Германии признать Хорватию и Словению 19 декабря91, в основном в ответ на уступки Германии во время переговоров в Маастрихте по таким вопросам, как Европейский валютный союз (ЕВС) (Baun, 1995-1996: 621).

В дополнение к этим связям с повесткой дня государства-члены ЕС сочли важным сохранять видимость единства в своих внешних действиях. Единство цели и действие было ключевым мотивом для окончательной доработки внешнеполитических положений Маастрихтский договор в декабре 1991 года. Неспособность сотрудничать в признании Словения и Хорватия не сулили будущего сотрудничества во внешней политике. отношения ЕС. Однако югославский опыт также показал, что ОВПБ не сможет обеспечить коллективных действий и, по сути, мало что докажет. нечто большее, чем бессвязное сочетание национальной внешней политики (Цуккони, 1996: 258-260).

В многостороннем контексте СБСЕ продвинулось вперед в Югославии в июне 1991 г. активировав свой аварийный механизм, отправив миссии по наблюдению и установлению фактов в регион, требуя немедленного и полного прекращения боевых действий в Словении и Хорватии.10 Однако эти меры практически не повлияло на динамику конфликта. Тем не менее, Ганс-Дитрих Геншер (председатель Совета министров СБСЕ в 1991) посмотрел СБСЕ столь же полезным, поскольку он предоставил форум для участия государств, не входящих в ЕС, особенно Россия — в предотвращении кризисов в Югославии и дала степень внешним державам законного доступа к республиканским лидерам в Югославии (Genscher, 1995). Однако суждение Геншера можно рассматривать скорее с точки зрения собственные интересы Германии, чем как оценка коллективной эффективности предотвращения кризисов СБСЕ в Югославии.

Эти выводы о недостаточной эффективности также применимы к Действия ЕС. После того, как Югославская национальная армия (ЮНА) решила применить силу чтобы предотвратить независимость Словении и Хорватии, ЕС выступил посредником в заключении Соглашения Бриони. 7 июля 1991 года под руководством Ганса ван ден Брука. Соглашение стремились остановить боевые действия, дать трехмесячную передышку, в которой декларации независимости Словении и Хорватии не будут реализованы, и дать возможность начать переговоры между республиками. Сообщество также отправило Спонсируемые СБСЕ миссии в Словению и Хорватию для наблюдения за выполнением прекращения огня.

Соглашение Бриони было якобы триумфом посреднических усилий ЕС. В действительности, однако, этому способствовало столкновение интересов между Словенией и Сербией и прозвучал похоронный звон югославской федерации. Вывод федеральных войск из Словении обеспечил независимость республики, в то время как Сербия получила дополнительные военные ресурсы для последующего использования в Хорватии и Босния. Таким образом, Соглашение Бриони было оценено жестко: «оно оставило каждый важный предмет разногласий остается неразрешенным… он просто ставит все на держи» (Сильбер и Литтл, 1996: 166). Было также отмечено, что Соглашение выбило почву из-под ног военных и политических группировок в Сербии которые защищали федеральный порядок, тем самым играя на руку радикальным националистов в Хорватии, Сербии и Словении (Woodward, 1995a: 168–170).

Стратегия переговоров, основанная на Соглашении Бриони, применялась Гаагой Мирная конференция, открытая 7 сентября 1991 г. Под председательством лорда Кэррингтона, Конференция была основным средством, с помощью которого ЕС стремился добиться дипломатического решение кризиса. С тех пор Гаагская конференция подверглась критике как наивное и бесполезное упражнение в многостороннем миротворчестве. Однако этот вывод слишком сурово, учитывая, насколько искренне Кэррингтон стремился придумать конституционное урегулирование, приемлемое для всех югославских республик.

Кэррингтон стремился к конституционному урегулированию, которое обеспечило бы переменную степени суверенитета отдельных республик. Такая договоренность позволили Словении сохранить де-факто независимость, связали Хорватию с конфедерация посредством различных межправительственных соглашений покинула Боснию и Македония как составные, но полуобособленные части, а также Сербия и Черногория как основной регион. По сути, «асимметричная федерация» такого рода фактически был предложен Боснией и Македонией летом 1991, до Гаагская конференция даже началась. Теперь он снова потерпел неудачу в качестве основы для соглашения сопротивлением Хорватии и особенно Сербии (Silber & Little, 1996: 241-243).

Тем не менее Кэррингтон смог составить рамочное соглашение, озаглавленное «Порядок общего урегулирования». Это было направлено на установление конфедеративное объединение суверенных государств на основе существующих границ, «если иное согласовано», защищать права меньшинств и содействовать экономическому сотрудничеству. и ограниченное разоружение. Однако компромисс Кэррингтона был отвергнут Милоеви, поскольку его реализация подорвала бы его усилия по создать Великую Сербию, включающую Сербию, Черногорию и населенные сербами части Боснии и Хорватии. Важной причиной сербского вето было то, что положения соглашения о правах меньшинств представляли двойную угрозу к Милоеви; они защищали сербов в Боснии и Хорватии, не давая им право присоединиться к Сербии, а албанцам предоставлены права меньшинства. в Косово (Silber & Little, 1996: 164-165).

Можно утверждать, что Гаагская конференция так и не приблизилась к истинному урегулированию югославского кризиса. Процесс был мертв, когда Милоеви выбрал в октябре Не позднее 1991 года, чтобы преследовать Великую Сербию силой оружия за счет договорной конфедерации. Однако лорд Каррингтон при поддержке голландцев приблизились к соглашению по югославскому кризису — и, таким образом, предотвращение его эскалации — чем любые другие дипломатические усилия в то время. Посредничество процесс мог увенчаться успехом только в октябре и 19 ноября91 с гораздо сильнее давление на югославские стороны со стороны ЕС, США (которые стояли в кулуарах) и Совет Безопасности ООН11

ЕК разделилась в своей поддержке Кэррингтона. Уже в августе 1991 г. например, Франция начала сотрудничать с Австрией в системе безопасности ООН. Совета в поисках альтернативных путей политического влияния в условиях кризиса. Правда, резолюция 713 Совета Безопасности ООН поддержала усилия ЕС в Гааге. Конференция 19 сентября91, но таким образом, который может быть истолкован как подрыв Миссия Каррингтона. Утверждалось также, что Запад дал неадекватное политическая и экономическая поддержка политических сил в Сербии и Хорватии, которые выступали против чрезмерной националистической политики Милоеви и Туджмана. (Вудворд, 1995а: 147-181).

Истечение трехмесячного моратория 7 октября 1991 года, предусмотренного Соглашение Бриони и провал Гаагской конференции способствовали эскалация насилия в Хорватии, особенно сербские наступления на Дубровник и Вуковар. Правительство Германии активизировало кампанию по признанию Хорватии и Словении, частично поддерживаемые внутренним мнением Германии (в том числе громким хорватским лобби), которые требовали поддержки Хорватии перед лицом сербской агрессии. Эта политика признания была основана на распаде Югославии, который был позже официально признан 19 декабря91 Арбитражной комиссии Гаагская конференция под председательством Роберта Бадинтера.

Утверждалось, что немецкая политика признания отражала ее нежелание для участия в военной кампании в бывшей Югославии. Это наблюдение обосновывается тем, что Германия высказалась за признание только после того, как Белград применил военную силу против Словении и Хорватии. После этого оставалось только две возможности; либо коллективный военный откат сербского операции или интернационализация войны через дипломатическое признание ключевых актеров (Lukic & Lynch, 1996: 270-273). Ожидалось признание создать политический сдерживающий фактор, не позволяющий Сербии продолжать свою экспансионистскую политика в Хорватии и Боснии (Maull, 1995-1996: 102-105, 121-123).

Выбрав такой подход, ЕС во главе с Германией переоценил собственные возможности и недооценили тактические навыки и приверженность Милоеви своему политическому курсу. Главное, признания не сделал, а ведь не мог содержать каких-либо положений о том, что произойдет, если Хорватия и Сербия не исправили своих путей. Это была политика одного шага без каких-либо оперативных непредвиденных обстоятельств. спланировать, что можно сделать дальше.

Сообщество разделилось по вопросу признания. На самом деле, он имеет было высказано предположение, что это была сама слабость западных многосторонних институтов и нормы того времени, которые побудили Германию отказаться от консенсуса США и ЕС об образовании конфедеративной Югославии. Согласно этой интерпретации, отечественные Давление с целью признать Словению и Хорватию подтолкнуло правительство Германии к односторонняя политика, потому что нельзя было быть уверенным, что другие страны ЕС согласился бы с этим (Кроуфорд, 1996). Однако Германия приложила большие усилия. обеспечить сотрудничество с другими членами ЕС и, таким образом, его отказ от сотрудничества был частичным, а не полным.

Чтобы избежать дальнейших разногласий, Сообщество установило график и процедуру 16 декабря 1991 г., проложив путь к признанию всех соответствующих республик Югославии в течение месяца. Основным критерием признания была неприкосновенность республиканских границ, приверженность делу всеобъемлющего политического урегулирования, и уважение прав человека и меньшинств (Вудворд, 19 лет).95а: 183-189; Андерссон, 1995: 343-346). Несмотря на множество свидетельств обратного, Геншер с тех пор утверждал что вдохновленная Германией стратегия превентивного признания сработала, потому что Сербия прекратила свою военную агрессию в Хорватии (Genscher, 1995: 963-964). Этот аргумент конечно, согласуется с интерпретацией того, что основная мотивация Германии заключалась в том, чтобы не допустить своего участия в коллективных военных действиях на Балканы.

Геншер опускает тот факт, что Сербия уже добилась своего главного военного цели в Хорватии — получение контроля над одной третью хорватской территории — путем дата признания. Слабость аргументации Геншера также можно увидеть в развитие ситуации в Боснии в начале 1992 года, когда признание помешало ни Хорватии, ни Сербии от использования военной силы для продвижения своих политических и территориальные цели. На самом деле, это, возможно, даже способствовало их последующему усилия по разделу Боснии.

Кроме того, политика признания подорвала любое многостороннее решение Югославский кризис. Как позже описал лорд Каррингтон в своем послании к встрече министров иностранных дел ЕС 15-16 декабря 1991 г.: «Я очень решительно что я чувствовал, что время для этого было неправильным. Я указал, что раннее признание сорвать [Гаагскую] конференцию. Конференция никак не могла будет продолжаться и после этого»12. что признание Хорватии также противоречило совету Бадинтера комиссия. Основной урок состоит в том, что ни у Хорватии, ни у Сербии не было никакого стимула продолжить многосторонний процесс после признания независимости Хорватии.

2. Экономические инструменты

В дополнение к этим политическим мерам, ЕК также пытался изменить ситуацию в Югославии сочетанием экономических стимулов и наказаний. Экономический инструменты были потенциально важны, поскольку Югославия активно торговала с Западная Европа и зависела от нее как от источника государственных и частных денег. По мере обострения кризиса в апреле и мае 1991 г. ЕК предложила дополнительные кредиты, кредиты и соглашение об ассоциации с Югославией в качестве стимула для федерация останется единой. Однако эти моркови не были интегрированы с любая комплексная политическая стратегия (Маулл, 1995-1996: 100-101; Лукич и Линч, 1996: 262-263).

Политика ЕС по предоставлению экономических стимулов Югославии не продлилась долго однако. Отчасти это было связано с нежеланием США поддерживать экономическое вознаграждение. Действительно, Вашингтон приостановил свою помощь и финансовую поддержку Югославии в мае 1991 г. Эта политика основывалась не столько на политических соображениях, как на нежелании по экономическим причинам продолжать кредитовать погрязшую в долгах Югославию. Иными словами, удержание средств Югославии не служило какой-то четко определенной цели. политическая цель. Напротив, это обострило политическую напряженность в стране. подпитываемый экономическим кризисом и оттолкнувший людей от либералов в оружия националистов (Вудворд, 1995).

В рамках новой экономической стратегии ЕС пригрозил в июне 1991 г. от экономической помощи сторонам, если они не договорились о прекращении огня в Хорватии и Словении. 5 июля 1991 г. Сообщество приостановило всю финансовую помощь и запретила экспорт оружия в Югославию, чтобы поддержать свои посреднические усилия в Бриони. Соединенные Штаты поддержали усилия Европы в сентябре 1991 г., чтобы остановить поток оружия в регион, подтолкнув ООН к объявлению эмбарго на поставки оружия всем сторонам к югославскому конфликту (резолюция 713 Совета Безопасности). Этот ход застыл военное превосходство Сербии, контролировавшей арсеналы вооружений ЮНА. Последующие усилия США по снятию эмбарго на поставки оружия с 1992 года были противостояла Россия, которая хотела, чтобы Сербия продолжала получать от этого выгоду, и Великобритания и Франция, которые утверждали, что подъем поставит под угрозу безопасность их сухопутные войска, задействованные в операциях по поддержанию мира в бывшей Югославии (Лукич и Линч, 1996: 295–300).

Санкции ЕС были более тщательно нацелены на Сербию после окончательного сербского вето на мирный план Кэррингтона на Гаагской конференции в начале ноября 1991. ЕС прекратил действие соглашений об экономическом сотрудничестве с Югославией и объявил что он будет добиваться запрета ООН на поставки нефти в Сербию. Последний ход был однако отказалась от ЕС, чтобы заручиться согласием Сербии на развертывание ООН миротворцев в этом районе (Goodby, 1995: 165-168). Этот случай говорит о том, что приоритет, отдаваемый развертыванию нейтральных миротворческих сил, и их защиты для гуманитарных операций, подорвало попытки повлиять на поведение более принудительными мерами — в данном случае экономическими.

Более тщательный анализ сроков и направленности экономических наказаний предполагают, что у ЕС была хоть какая-то последовательная превентивная стратегия в Югославии. кризис. Об этом свидетельствует заявление министра иностранных дел Италии Джанни де Микелиса. предложение организовать пакет экономического развития между ЕС и Черногорией, с намерением вбить клин между Черногорией и Сербией во время решающий этап Гаагской конференции. Однако, несмотря на то, что инициатива была достигнута недолгий успех, он не смог помешать Черногории Политика Сербии в долгосрочной перспективе (Зильбер и Литтл, 1996:194-196).

В целом, экономические инструменты предотвращения оказали лишь очень ограниченное влияние в ходе югославского кризиса. Их использование не отвратило Сербию от свою экспансионистскую политику, убедить Хорватию уважать права своих меньшинств, или заставить стороны согласовать план Кэррингтона. Было даже предложено что экономические санкции усугубили раскол между теми силами, которые решил остаться в составе Югославии и тех, кто хотел покинуть ее. Сербия в любом случае не ждала помощи от ЕС, а Хорватия уже получил существенные обещания помощи от Германии. Разные взгляды к использованию экономических инструментов среди государств-членов ЕС может иметь также углубили политические разногласия, которые уже существовали между Германией и другие (Вудворд, 1995а:175-176; Вудворд, 1995b:144-145).

3. Военные инструменты

До середины 1991 года международное сообщество демонстрировало сильное предпочтение использовать дипломатию, а не военное сдерживание или принуждение, чтобы предотвратить Начало и эскалация югославского кризиса. Оно также верило в влияние европейского общественного мнения на балканских лидеров. Бриони Соглашение побудило Геншера заявить, что его дипломатический успех сделал применение военной силы для достижения политических целей недопустимо (Genscher, 1995: 940-941). Эта вера в достоинства посредничества вместе с нежеланием систематически использовать более ощутимые формы влияния, гарантировало, что « ЕС вел переговоры, используя несколько инструментов принуждения» (Goodby, 1995: 163–164).

Переход от экономических поощрений к наказаниям летом 1991 г. растущее признание того, что необходимы более эффективные инструменты предотвращения. По Августа, Сообщество осознало, что даже экономические средства недостаточны. справиться с нестабильной военной обстановкой в ​​Югославии и с той или иной формой могут понадобиться военные средства. Это породило предложения о создании Европейского «интерпозиционная сила». В частности, при поддержке Франции, которая стремясь к более заметной роли ЗЕС в европейской безопасности в целом, и Нидерландах, силы предназначались для разделения воюющих сторон и сохранить мир. Создание сил по взаимодействию добавило бы элемент военного правоприменения в превентивный инструментарий ЕС и поощряется более тесное сотрудничество между ЕС и ЗЕС (Лукарелли, 1995: 19-20).

Однако планы создания интерпозиционных сил застопорились по нескольким причинам. Лондон (и Москва) сопротивлялись политически; командно-логистические возможности WEU были неадекватны для такой задачи; и Сербия отказалась дать согласие на развертывание. Министры иностранных дел ЕС фактически исключили создание сил. 19 сентября 1991 г., хотя они тем не менее просили ЗЕС составить план на случай возможного применения военной силы. 19 ноября91, Планировщики ЗЕС рекомендовали использовать военно-морские силы, но британская оппозиция обеспечила что этот план также был отвергнут (Zucconi, 1995:168-171).

Нежелание Европы вводить войска в Югославию теперь стало вмешательством ООН существенный. Сербское сопротивление миротворческим силам было преодолено Сайрусом Вэнсом. в ноябре 1991 года, когда Милоеви понял, что эти силы могут ему помочь закрепить сербские территориальные приобретения в Хорватии. 12 декабря 1991 года ООН объявила что он направит в Югославию более 10 000 солдат. Усилия ООН по отправке миротворцев, подстрекаемых западными постоянными членами Совета Безопасности, отчасти предназначался для того, чтобы воспрепятствовать одностороннему стремлению Германии признать Хорватию. Британцы и французы утверждали, что преждевременное признание повредит примирению процесс, от которого зависела успешная миротворческая миссия (До свидания, 1995: 168-171). Однако этим усилиям не удалось убедить Германию передумать.

Несмотря на ограниченные успехи, Силы ООН по охране (UNPROFOR) потерпели неудачу в количество уважения. Хотя иногда это помогало стабилизировать местную ситуацию и для обеспечения доставки гуманитарной помощи, он не смог внести к долгосрочному решению. Одна из причин этого заключалась в том, что его основная политическая договоренности не касались пограничных вопросов и вопросов прав меньшинств, которые, особенно в Хорватии, представляет собой политическую и военную бомбу замедленного действия. После основных Хорватское перевооружение, бомба в итоге взорвалась в 1995, когда хорватские войска восстановил контроль над Западной Славонией и Краиной. мандат СООНО был также нереалистичен, поскольку содержал амбициозные политические цели без предоставление силам адекватных инструментов и политической поддержки для их преследования.13

Утверждалось, что война в Хорватии не распространилась бы на Боснию в начале 1992 года, если бы Словения и Хорватия не были признаны так скоро. В соответствии исходя из этого, миротворчество могло бы заморозить конфликт в Хорватии, и не подтолкнуло бы возглавляемое мусульманами боснийское правительство к декларации независимости таким образом, что преждевременное признание Хорватии политически необходимый. Без такого заявления боснийские сербы могли бы сохранить их связи с Белградом. Однако с обретением независимости Хорватией и Боснией войны в Боснии можно было избежать крупномасштабным вмешательством ООН — фактически превращение Боснии в протекторат (Гленни, 19 лет).95: 61-62). Основная слабость Этот аргумент заключается в том, что без международного признания Хорватии она было гораздо труднее заручиться согласием всех сторон на развертывание войск ООН в регионе.


Заключение: уроки превентивных действий


Неудачу превентивной дипломатии в Югославии можно рассматривать с двух разных точек зрения. уровни. С одной стороны, какие бы меры ни предпринимали третьи стороны, республиканский лидеры Югославии крайне не хотели идти на компромисс со своими политическими замыслами. Зильбер и Литтл охарактеризовали переговоры между ними зимой и весна 1991 как «разговоры глухих» (Silber & Little, 1996: 147-153). Поскольку возможности для местных решений кризиса иссякли вдали, вмешательство третьей стороны становилось все более необходимым. Как мы видели, не было недостатка в усилиях. Но добиться ощутимых результатов не удалось. Хотя третьи стороны не были первоначальными виновниками югославского кризиса, их неэффективная политика в 1991–1992 годах вполне могла способствовать эскалации конфликт.

Совершенно очевидно, что сдерживание, будь то политическое или военное, потерпело неудачу в Югославия. Республиканские лидеры не слишком беспокоились о негативных откликах. либо от сторонних правительств, либо от международных организаций. Основная причина провалом сдерживания было то, что правительства Хорватии и Сербии знали, что они вряд ли понесут жесткое наказание Запада за Их агрессивная роль в конфликте. Когда политическое сдерживание было опробовано превентивное признание независимости Словении и Хорватии, политика была настолько неверно направлена, что фактически подтолкнула Хорватию и Сербию к эскалации применения силы в Боснии.

Учитывая эффективность различных средств профилактики, справедливо сказать, что в многостороннем политическом посредничестве ЕС приложил серьезные усилия предотвратить эскалацию кризиса. Было высказано предположение, что Сообщество провал был, по крайней мере отчасти, из-за того, что Милоевич считал, что не нейтрален в конфликте.14 Вряд ли более позитивное отношение со стороны Сообщества по отношению к Сербии, помогло бы, однако, во многом, если не считать его согласие с генеральным планом Милоеви о Великой Сербии.

Активные позитивные стратегии были предприняты в начале кризиса с обещаниями экономической помощи и более тесного сотрудничества с ЕС. Но они не смогли переориентировать ход событий. Таким образом, активные негативные стратегии остались прежними. единственная реальная альтернатива. Опыт Югославии в 1991 году дает контрдоказательства. к популярной сейчас идее о том, что экономические стимулы являются более мощным средством формируют исход политических процессов, чем негативные санкции. Минимум, причины отказа от стимулов должны быть указаны, чтобы лучше понять, как они могут работать более эффективно в будущем.

Чтобы быть более эффективной, дипломатическая превентивная стратегия должна была подкрепляется более строгими мерами. Маловероятно, что экономические санкции, даже если бы они применялись более последовательно и эффективно, сделали бы достаточно разницы в результате. Таким образом, международное сообщество должно были более склонны использовать военную силу на раннем этапе, особенно для защиты Боснии. Однако крупные западные державы, особенно Соединенные Штаты, не желали предоставить сухопутные войска и, таким образом, стать политически вовлеченными. Это также мыслимо что Россия наложила бы вето на резолюцию Совета Безопасности, разрешающую возглавляемым Западом военное правоприменение в Югославии.

Михаэль Лунд, очевидно, прав, замечая, что «многогранное действие», то есть использование нескольких различных инструментов, обеспечивает основу для эффективная стратегия предотвращения конфликтов (Lund, 1996: 85-86). Тем не менее, это не уверен, что использование более разнообразных и хорошо скоординированных действительно усилили бы их влияние на динамику конфликта. На самом деле, это вполне вероятно, что в таких трудноразрешимых кризисах, как Югославия, только более формы дипломатии имели бы реальное значение. Это особенно случае, если насилие уже вспыхнуло и стоит задача не допустить его вертикального или горизонтальная эскалация.

Помимо внутреннего нежелания ввязываться в кризис, разногласия между крупными державами неоднократно подрывали более скоординированные и принудительное предотвращение конфликтов. В ЕС возникли серьезные разногласия между Германией, с одной стороны, и Великобританией и Францией при поддержке Соединенных Штаты, с другой. Более того, в отличие от войны в Персидском заливе, жизненные интересы Запада не было поставлено на карту, и гористая местность Балкан представляла собой Западные правительства столкнулись с более сложными военными задачами, чем случай в песках пустыни Ирака и Кувейта (Иоффе, 1992-1993: 32-36).

Таким образом, установленный вывод о том, что посредники должны тесно координировать средства и последовательность их движений, и тем самым лучше контролировать и разрешать конфликт, подтверждается югославским случаем. Однако, несмотря на то, что политика ЕС в Югославии было справедливо оценено как «гораздо более скоординированное, чем в во многих других подобных ситуациях», расхождение интересов его государств-членов а сложный характер современной международной системы имел тенденцию подрывать последовательное и эффективное вмешательство со стороны ЕС (Webb et al, 1995: 177-178, 183-184; Кроуфорд, 1996).

Разногласия Запада привели к двойной политике предотвращения; Германия поддержала Хорватия, в то время как остальные не желали серьезно бросать вызов Сербии. Это было, пожалуй, худшая из всех возможных комбинаций. Политическая и экономическая поддержка из Германии и, в конечном счете, из ЕС, заставили Хорватию поверить в то, что она может безнаказанно проводить безнаказанную политику в Боснии. В равной степени наказание Сербии только экономическими санкциями ЕС и ООН, без какого-либо реального риска военных правоприменения, дали Милоеви возможность поддерживать — в пределах скудных ресурсов Сербии — военная агрессия боснийских сербов.

Главный урок Югославии для эффективной превентивной стратегии довольно просто. Это требует хорошей координации как инструментов предотвращения и политика крупных держав, которые ими управляют. Профилактика легко терпит неудачу без такой координации, особенно в сложных и трудноразрешимых конфликтах, где никто не может контролировать косвенные и непреднамеренные последствия децентрализованного политические действия. Как метко заметил Роберт Джервис: «Результаты не соответствуют намерениям, потому что последствия часто бывают косвенными, в двух смыслах слова. Во-первых, результаты часто достигаются через цепочку действий и реакции. Во-вторых, результатом попытки двигаться прямо к цели может быть движение в противоположном направлении» (Джервис, 1993: 31).

В таких ситуациях решительный и умелый политический лидер может играть третьим сторон друг против друга и заключать выгодные сделки с другими сторонами к конфликту под прикрытием международной интервенции. Это особенно возможно, если вмешательство не может определить основные параметры конфликта и разработайте долгосрочное представление о том, как они могут быть впоследствии переопределены. Если третьи стороны верят в крупное одноразовое решение и не имеют заслуживающих доверия непредвиденных обстоятельств планирование, превентивные действия вряд ли увенчаются успехом. Готовность к использованию ограничена, но эффективная военная сила в интересах коллективной безопасности является ключевым элемент такого плана.

Серьезной проблемой югославского кризиса было то, что как политическое посредничество, так и военное вмешательство третьих сторон забрало республиканские и провинциальные границы как должное. Была соответствующая неспособность рассмотреть другие более творческие и гибкие альтернативы, пока не стало слишком поздно. Модель суверенитета стал смирительной рубашкой, которая усугубила, а не смягчила конфликт. В конечном счете, любая успешная стратегия предотвращения насильственных конфликтов требует предвидение и способность к коллективным действиям.

Примечания

* Автор выражает благодарность доктору Кевину Р. Уорнсу за помощь в редактировании.

1. См. Бутрос-Гали, (1992) и Эванс, (1994). Недавняя превентивная деятельность ООН подробно описаны в Boutros-Ghali (1995). План Эванса по профилактике дипломатия подтверждается несколькими исследованиями в Clements & Ward (1994).

2. Имея практический политический опыт, Комиссия Карнеги по предотвращению Deadly Conflict разрабатывает амбициозную программу, включающую всеобъемлющую понимание роли демократии, развития, религий и других социальных силы, а также различные инструменты, такие как негативные и позитивные санкции, в предотвращении насилия. В то же время Центр превентивных действий в г. Совет по международным отношениям, Международная кризисная группа, возглавляемая бывшим Сенатор США Джордж Митчелл и базирующаяся в Лондоне организация International Alert больше полагаются на о миссиях по установлению фактов и других формах стороннего вмешательства в кризис области.

3. Эти концептуальные вопросы более подробно обсуждаются в моей главе (1996а). Дум и Влассенрут (1995: 18-21) различают стадию до эскалации конфликта, открытого конфликта и исходов.

4. Диамонг исследует демократию с точки зрения предотвращения конфликтов. (1995).

5. Перри (1996) — курсив в оригинале.

6. В условиях холодной войны эти методы превентивного воздействия подробно обсуждался Лебоу и Гросс Штейн (1994: 291-323).

7. Понятие и формы принудительной дипломатии и ее применение в отдельных случаях во время холодной войны получает дальнейшее развитие в George et al (1971).

8. См. Burg (1995: 238). 1989 год считается переломным До свидания (1995: 160-62).

9. Этот вывод подтверждается Beschloss & Talbott (1993). Эта история складывается впечатление, что Буш и Горбачев почти не упоминали Югославию в их обсуждения.

10. О действиях СБСЕ см. Remacle (1994: 213–228).

11. Эту интерпретацию предложил Гленни (1995: 56-65).

12. Цитируется по Silber & Little (1996: 199-200).

13. Лучшим анализом провала ООН в Югославии по-прежнему является Higgins (1993). См. также Экнес (1995).

14. Вудворд (1995а: 178-79). Нейтралитет ЕК как посредника считается более подробно Wiberg (1995).

Каталожные номера

Андерссон, Стефани. 1995. «ЕС, НАТО и ответы СБСЕ на югославские Кризис: испытание новой архитектуры безопасности Европы». Европейская безопасность, Том. 4, № 2, стр. 328-353.

Баун, Майкл Н. 1995-96. «Маастрихтский договор как высокая политика: Германия, Франция и европейская интеграция». Ежеквартальный журнал «Политология», том. 110, № 4, стр. 605-627.

Бешлосс, Майкл Р. и Талботт, Строуб. 1993. На самых высоких уровнях. Внутренняя история окончания холодной войны. Бостон: Литтл, Браун и Ко

Бутрос Бутрос-Гали. 1992. Повестка дня для мира. Превентивная дипломатия, Миротворчество и миротворчество. Нью-Йорк: Организация Объединенных Наций.

Бутрос Бутрос-Гали. 1995. Перед лицом новых вызовов. Годовой отчет о Работа Организации, 1995 г. Нью-Йорк: Организация Объединенных Наций, часть IV.

Бург, Стивен Л. 1995. «Международное сообщество и югославский кризис», в Эсман, Милтон Дж. и Телами, Шибли, ред. Международные организации и этнический конфликт. Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета, стр. 235–271.

Чейес, Абрам и Чейс, Антония Хэндлер, ред. 1995. Предотвращение конфликтов в посткоммунистическом мире. Мобилизация международных и региональных организаций. Вашингтон, округ Колумбия: Институт Брукингса.

Клементс, Кевин и Уорд, Робин, ред. 1994. Создание международного сообщества. Сотрудничество во имя мира Тематические исследования. Сент-Леонардс, Австралия: Allen & Unwin.

Комиссия по глобальному управлению. 1995, Наше глобальное соседство. Отчет Комиссии по глобальному управлению. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Кроуфорд, Беверли. 1996. «Объяснение отказа от международного сотрудничества. Одностороннее признание Германией Хорватии». Мировая политика, т. 48, № 4, стр. 482-521.

Даймонд, Ларри. 1995. Продвижение демократии в 1990-е годы. Актеры и инструменты, Вопросы и императивы. Нью-Йорк: Корпорация Карнеги в Нью-Йорке.

Дум, Радди и Влассенрут, Коэн. 1995. Раннее предупреждение и предотвращение конфликтов. Мудрость Минервы? Брюссель: Vlaamse Interuniversitaire Raad.

Экнес, Оке. 1995. «Затруднительное положение Организации Объединенных Наций в бывшем Югославия», в Вайс, Томас Г., ред. Организация Объединенных Наций и гражданские войны. Боулдер, Колорадо: Линн Риеннер, стр. 109-26.

Эланд, Ива. 1995. «Экономические санкции как инструмент внешней политики», в Кортрайт, Дэвид и Лопес, Джордж А., ред. Экономические санкции. Панацея или миростроительство в мире после холодной войны? Боулдер: Вествью, стр. 29-42.

Эванс, Гарет. 1994. Сотрудничество во имя мира. Глобальная повестка дня на 1990-е годы и далее. Сент-Леонардс, Австралия: Allen & Unwin.

Геншер, Ганс-Дитрих. 1995. Эриннерунген. Берлин: Siedler Verlag.

Джордж, Александр Л., Холл, Дэвид К. и Саймон, Уильям Э. 1971. Пределы Принудительной дипломатии: Лаос, Куба, Вьетнам. Бостон: Литтл, Браун и Ко

Джордж, Александр Л. 1991. Силовое убеждение. Принудительная дипломатия как альтернатива к войне. Вашингтон, округ Колумбия: Институт мира прессы США.

Джордж, Александр Л. 1993. Преодоление разрыва. Теория и практика иностранных Политика. Вашингтон, округ Колумбия, Институт мира прессы США.

Гленни, Миша. 1995. «Югославия: Великое падение». Нью-Йорк Обзор Книг, 23 марта, стр. 56-65.

До свидания, Джеймс Э. 1995. «Конфликт в Европе: пример Югославии», в Goodby, Джеймс Э., ред. Региональные конфликты. Вызов российско-американскому сотрудничеству. Оксфорд: Oxford University Press/SIPRI, стр. 157-187.

Гросс Штейн, Дженис. 1992. «Сдерживание и принуждение в Персидском заливе, 1990-91 гг. Неудачная или невыполнимая задача». Международная безопасность, том 17, № 2, стр. 147-79.

Хаас, Ричард Н. 1994. «Военные силы. Руководство пользователя». Иностранный Политика, № 96: 21-37.

Хиггинс, Розалин. 1993. «Новая Организация Объединенных Наций и бывшая Югославия». Международные отношения, Vol. 69, № 3, стр. 165-83.

Джервис, Роберт. 1993. «Системы и эффекты взаимодействия», Снайдер, Джек и Джервис, Роберт, ред. Преодоление сложностей в международном Система. Боулдер: Westview Press, стр. 25-46.

Йоффе, Йозеф. 1992-93 гг. «Новая Европа: вчерашние призраки». Иностранный Дела, Том. 72, №1, стр. 29-43.

Лебоу, Ричард и Гросс Штейн, Дженис. 1994. Мы все проиграли холодную войну. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

Лукарелли, Соня. 1995. «Европейский ответ югославскому кризису. История двухуровневого ограничения». Рабочий документ EUI 37/95. Флоренция: Институт европейского университета.

Лукич, Ренео и Линч, Аллен. 1996. Европа от Балкан до Урала. Распад Югославии и СССР. Лондон: СИПРИ/Оксфордский университет Нажимать.

Лунд, Майкл С. 1996. Предотвращение насильственных конфликтов. Стратегия превентивного Действие. Вашингтон, округ Колумбия: Институт мира Press США.

Молл, Ханс В. 1995-96 гг. «Германия в югославском кризисе». Выживание, Том. 37, № 4, с. 99 130.

Перри, Уильям Дж. 1996. «Превентивная защита». Трехсторонняя нота, май 31.

Принсен, Томас. 1992, Посредники в международном конфликте. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

Ракисиц, Клод. 1992. «Кризис в Персидском заливе: провал превентивной дипломатии», в Клементс, Кевин и Уорд, Робин, ред. Создание международного сообщества. Сотрудничество во имя мира Тематические исследования. Сент-Леонардс, Австралия: Allen & Unwin, стр. 63-72.

Ремакл, Эрик. 1994. «Предотвращение и разрешение конфликтов в бывшем Югославия: действие и бездействие СБСЕ», в Calleja, James, Wiberg, Хокан и Бусутти, Сальвино, ред. В поисках мира в Средиземноморье Область, край. Мальта: Mireva Publications, стр. 213–28.

Ротгеб, Джон М. 1993. Определение власти. Влияние и сила в современности Международная система. Нью-Йорк: Издательство Св. Мартина.

Шеллинг, Томас С. 1980. Стратегия конфликта. Кембридж, Массачусетс: Гарвард Университетское издательство.

Зильбер, Лаура и Литтл, Аллан. 1996. Югославия. Смерть нации. Новый Йорк: Телевизионные книги. Дым, Ричард. 1977. Война. Контроль эскалации. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Стедман, Стивен Джон. 1995. «Алхимия нового мирового порядка: перепродажа». «Превентивная дипломатия». Иностранные дела, т. 74, № 3, стр. 14–20.

Вяйринен, Раймо. 1996а. «Держать закрытыми врата войны: максимизировать мирный потенциал превентивных действий», в Лезерман, Джени, ДеМарс, Уильям, Гаффни, Патрик и Вяйринен, Раймо, Превентивные и Изобретательные Действия во внутригосударственных кризисах. Джоан Б. Крок Институт международного мира Исследования. Университет Нотр-Дам (рукопись).

Вяйринен, Раймо. 1996б. «Провал превентивных действий в Югославии». Международные операции по поддержанию мира, Vol. 3, № 4 (ожидается).

Валландер, Селеста А. и Прокоп, Джейн Э. 1993. «Стратегии советской безопасности. к Европе: после стены, прислонившись к ней спиной», в Кеохане, Роберт О., Най, Джозеф С. и Хоффманн, Стэнли, ред. После холодной войны. Международные институты и государственные стратегии в Европе, 1989–1991 годы. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета, стр. 63–103.

Уэбб, Кит, Кутраку, Василики и Уотерс, Майк. 1995. «Югославский Конфликт, европейское посредничество и модель непредвиденных обстоятельств: критическая перспектива». в Беркович, Джейкоб, ред. Разрешение международных конфликтов. Теория и Практика медиации. Боулдер: Линн Риеннер, стр. 171–189.

Виберг, Хокан. 1995. «Мир в бывшей Югославии. Проблемы. и уроки», в Calleja, Wiberg & Busutti op. cit. 1995, стр. 229.-53.

Вудворд, Сьюзан Л. 1995a. Балканская трагедия. Хаос и разложение после Холодная война. Вашингтон, округ Колумбия: Институт Брукингса.

Вудворд, Сьюзен Л. 1995b. «Применение санкций в бывшей Югославии: Непонимание политических реалий», Cortright & Lopez op.cit. 1995, стр. 171-176.

Зуккони, Марио. 1996. «Европейский Союз в бывшей Югославии», в Chayes, Abram & Chayes, Antonia Handler, ред. Предотвращение конфликтов в посткоммунистический мир. Мобилизация международных и региональных организаций. Вашингтон, округ Колумбия: Институт Брукингса, стр. 237–278.

 

Сложности предотвращения конфликтов

Превентивное разрешение конфликтов направлено на создание условий, структур и отношений между конфликтующими сторонами, которые делают насилие менее вероятным и, в конечном счете, немыслимым. Однако в необходимости сосредоточить внимание на предотвращении конфликтов как на ключевом элементе разрешения конфликтов нет ничего нового.

Предотвращение конфликтов лежало в основе политики Организации Объединенных Наций (ООН) в области миротворчества и миростроительства еще с момента запуска Генеральным секретарем ООН Бутросом-Гали Повестка дня ООН для мира в 1992 г. 1 Это событие станет знаменательным событием в направлении активной интеграции превентивной дипломатии в международные усилия по разрешению конфликтов до вооруженных конфликтов с большим количеством жертв, которые охватят 1990-е годы и позже, таких как район Великих озер или Балканские войны. Итак, о каких вооруженных конфликтах идет речь?

Прежде чем разбирать тонкости предотвращения конфликтов, нужно понять природу зверя — о каких вооруженных конфликтах идет речь. Согласно Уппсальской программе данных о конфликтах (UCDP), общая тенденция с 1990-х годов наблюдается неуклонный спад межгосударственных конфликтов в пользу внутригосударственных интернационализированных вооруженных конфликтов. 2 Эмпирические данные также свидетельствуют о растущем преобладании негосударственных вооруженных субъектов в качестве сторон в конфликтах, сражающихся как с государством, так и с другими негосударственными вооруженными субъектами. Недаром традиционные гражданские войны в настоящее время именуются «новыми войнами», что означает, что комбатанты сливаются с гражданскими лицами, а мотивы затяжных боевых действий в большей степени связаны с недовольством, чем с жадностью. Понятие «внутригосударственные» не должно вести нас к предположению, что эти «новые войны» происходят только в пределах государственных границ. Напротив, их связь с глобальной теневой экономикой и транснациональными вооруженными сетями лежит в основе увековечивания этих войн во времени.

Глобальный конфликт пошел на убыль по сравнению с пиком 1990-х годов, хотя с 2010 года наблюдается его возрождение, когда мы начинаем наблюдать самое большое число жертв, связанных с конфликтом, зарегистрированное за 20 лет. Они также были сильно сконцентрированы в трех странах конфликта, то есть в Афганистане, Ираке и Сирии. Согласно данным UCDP (2017), более 76 процентов всех смертельных случаев, зарегистрированных в 2016 году, произошли в этих трех странах. Цена насильственного конфликта , однако, следует измерять не только по его интенсивности или продолжительности, но и по его человеческому, социальному и экономическому воздействию , которое выражается в будущей нестабильности и нестабильности внутри стран и во всем регионе. Эти параметры становятся более актуальными, если мы посмотрим на количество повторений конфликтов, которое показывает, что текущие вооруженные конфликты стало труднее прекратить, чем межгосударственные войны.

 

Что такое предотвращение конфликтов?

Вопреки общеизвестному, предотвращение конфликтов заключается не только в предотвращении возникновения конфликта, что может быть конструктивным, но и в предотвращении насильственных конфликтов. Согласно Повестке дня ООН для мира (1992 г.), предотвращение конфликтов — это «предотвращение новых вооруженных конфликтов, сдерживание существующих вооруженных конфликтов и недопущение повторения прекращенных вооруженных конфликтов».

Однако ключевой момент, который часто упускается из виду, заключается в том, что предотвращение конфликтов охватывает весь цикл конфликта, а не только этап, предшествующий насилию. Таким образом, мы можем применять предотвращение конфликтов к трем основным фазам конфликта. Наиболее очевидным из них было бы предотвращение начала насильственного конфликта с момента возникновения разницы до очевидной поляризации между сторонами конфликта, когда между ними еще не вспыхнуло насильственное поведение. Второй этап будет направлен на предотвращение эскалации, продления и распространения насильственного конфликта с целью достижения некоего прекращения огня, как только начнется насилие в значительных масштабах. Заключительный этап предотвращения конфликта будет сосредоточен на предотвращении рецидива насилия после того, как будет достигнуто мирное соглашение и конечной целью будет достижение примирения между конфликтующими сторонами.

 

Подходы и средства предотвращения

Чтобы сделать предотвращение конфликтов максимально успешным, мы должны понимать, что необходимо устранять корни конфликта, то есть несовместимость сторон, . В конце концов, стороны должны быть готовы пересмотреть свои коллективные цели таким образом, чтобы сделать их совместимыми и тем самым навсегда изменить отношения между ними. Это говорит об очень глубоком и структурном подход к предотвращению конфликтов, который фокусируется на «предотвратителях войны», таких как необходимость обеспечения политической стабильности, повышения экономической справедливости и качества управления, соблюдения верховенства закона и прав человека. Дополняет это то, что известно как «превентивная дипломатия», которая представляет собой более легкую и оперативную форму предотвращения конфликтов, которая работает, когда споры близки к насилию и есть пространство для маневра с точки зрения трансформации недоверия и недопонимания между сторонами конфликта.

В тандеме с этими двумя подходами существует более системных подходов к предотвращению конфликтов, посредством которых открыто признается, что так называемые «внутригосударственные» конфликты сопряжены с глобальными рисками, которые на самом деле выходят за рамки отдельных государств. Об этом говорят все более широко употребляемые понятия транснациональных конфликтов и региональных конфликтных комплексов . Однако, как подчеркивается в Резолюции СБ ООН (S/RES/2150 2014) от 2014 года, связанной с Конвенцией о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, «государства несут основную ответственность за соблюдение и обеспечение прав человека своих граждан…» . 3 Однако это не означает, что государства являются единственными субъектами, участвующими в предотвращении конфликтов.

Предотвращение конфликтов далеко не является делом государства , однако организации гражданского общества активно участвуют в этой сфере , как показало стремительное развитие НПО в странах, затронутых вооруженными конфликтами. В докладе Генерального секретаря ООН о предотвращении конфликтов от 2001 г. четко показано, что основная ответственность за предотвращение конфликтов лежит на национальных правительствах, поддерживаемых гражданским обществом. 4 Совпадающие интересы и планы этих организаций, а также финансовые и операционные ограничения составляют еще одну тему, требующую отдельного обсуждения.

Традиционно международные организации, такие как ООН и ее филиалы, играли ведущую роль в предотвращении конфликтов, несмотря на сопротивление некоторых государств-членов ООН вмешательству во «внутренние дела» других государств. Региональные организации также набирают силу в этом отношении благодаря исторической ведущей роли Европейского союза (ЕС) и растущему участию Африканского союза (АС), среди прочих. Стоит отметить, что в азиатском контексте, например, Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) проявляет все большую активность, но всегда под знаменем межгосударственных конфликтов как средства избежать обвинений в нарушении принципа государственного суверенитета.

 

Один размер не подходит всем

Ключевые выводы, которые мы можем сделать о предотвращении конфликтов де-факто , касаются области разрешения конфликтов в широком смысле. Во-первых, важно понимать местный контекст и его сложности, избегая универсального подхода . Наличие адекватных контекстуальных знаний и чувствительность к местному восприятию конфликтной ситуации являются ключевыми .

Обеспечение достаточного политическая воля для продолжения усилий по предотвращению конфликтов является еще одним обязательным условием. Это должно исходить не только от внешних игроков, но и, самое главное, от местных игроков. Адекватные ресурсы — будь то экономические, человеческие и политические — должны быть предоставлены для поддержки таких инициатив, например, посредством партнерства с региональными субъектами. Наконец, более эффективная координация между субъектами, действующими в области предотвращения конфликтов, могла бы избежать дублирования мандатов и дублирования действий между субъектами на местах.

 

© IE Insights.

________________________________________________________________________________

[1]     См. «Повестка дня для мира: превентивная дипломатия, миротворчество и поддержание мира», 17 июня 1992 г., на сайте https://www.un.org/ruleoflaw/files/A_47_277.pdf.

[2] Источники: UCDP и Институт исследования мира в Осло (Allansson, Melander, and Themnér 2017, Gleditsch et al. 2002) и UCDP (Sundberg, Eck, and Kreutz 2012; Allansson, Melander and Themnér 2017).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.