Психопат книга – Книги про психопатов: 121 книга

Читать книгу Психопат

Глава 1

На душе у Сабатини Мистретты было муторно. Он сидел у Сил, сестры Сола Иммордино, и пил отвратительный кофе, заедая его печеньем. Только накануне он дал согласие на смертный приговор ее брату. В довершение ко всему Сил — монахиня. Старый дон мафии плотно сжал губы. Черт знает что.

Он взял еще одно печенье с тарелки, ненадежно стоящей на подлокотнике дивана. Вкусное, только есть так много не следовало бы. Но ведь нужно же чем-то перебить вкус приготовленного Сил кофе.

— Налью вам еще, мистер Мистретта?

Сил наклонила голову набок и смиренно улыбнулась, ее большие очки блеснули.

Мистретта приложил руку к животу и скорчил гримасу.

— Нет, Сил, спасибо. Я и так не смогу уснуть до утра.

— А тебе, Джерри?

Джерри Релла, шофер и телохранитель Мистретты, пожал плечами и кивнул:

— Налей, Сил. Полчашечки.

На его грубоватом, внушающем доверие лице появилась любезная улыбка. Взгляд блестящих голубых глаз излучал доброту. Он вообще был добрым человеком, пока его не задевали за живое.

Встав с противоположного дивана, Сил взяла у Джерри блюдце с чашкой.

— Сейчас.

Она повернулась и плавной поступью отправилась на кухню в задней части дома — старого особняка, превращенного в приют Марии Магдалины для матерей-одиночек.

Мистретта поднял взгляд к потолку, пятнистому от сырости. Крыша прохудилась. И весь дом пришел в плачевное состояние. Мебель в гостиной годится только на свалку. Его удивляло, что Сил не просит денег. Раньше она при каждой встрече донимала его этой просьбой, хотя неизменно встречала отказ. Он отвечал ей, что денег у церкви много. Например в Ватикане. Чего стоит взять оттуда немного золота и вложить в приют. Однако Сил упряма, как ее братец. Не желает обращаться за деньгами в епархию. Заявила, что хочет оставаться независимой. Поэтому ей и несчастным девчонкам с младенцами приходится жить в этой развалюхе на окраине Джерси-Сити. Но теперь у Мистретты было муторно на душе, брат Сил обречен на смерть и все такое прочее. Может, дать ей парочку тысяч. Хотя бы на ремонт крыши.

Джерри, сидящий на третьем диване, протянул руку и взял печенье. Под взглядом Мистретты впился в него зубами, обсыпав сахарной пудрой лацкан пиджака. Мистретта подумал, не ему ли заказано убрать Сола. Джерри не раз брался за такую работу, пока не стал телохранителем. Стрелять он умеет.

Кто знает? Для этой работы могли выбрать и Джерри. Хорошо, если так, но Мистретта решил держаться в стороне. Ему стали надоедать все эти дрязги. Повседневные заботы он готов предоставить другим. Однако если Сола Иммордино уберет Джерри, у него установятся добрые отношения с Джуси Вакарини, и, когда некоторые обязанности дона перейдут к Джуси, он позаботится о парне. Это хорошо. Если, конечно, работа заказана Джерри.

Мистретта поглядел на Джерри, стряхивающего с лацкана сахарную пудру. Отличный парень, прекрасно ладит со всеми. Однако близкими друзьями они с Солом никогда не были, и если Джерри появится в психушке, Сол догадается зачем. Может, это дело поручено и не ему.

Дон задумался. Возможно, исполнителем будет сын Бартоло, Фрэнк-младший. Отчаянный сукин сын и почти такой же здоровяк, как Сол. Неплохой способ для парня завоевать уважение в семье. Правда, умом Фрэнк-младший не блещет. Возможно, он сумеет проникнуть к Солу под видом пациента. Парень он решительный и за эту работу возьмется.

Потом есть еще Джой д’Амико с большой уродливой бородавкой на носу. Мистретта недоумевал, почему парень не обратится к врачу и не уберет эту штуку. Работник д’Амико неплохой, но подлиза. Как только Сола не станет, начнет подмазываться к новому дону, ругать покойного, все рассказывать об остальных ребятах в команде. Уродливый гаденыш, он уберет Иммордино уже хотя бы для того, чтобы подольститься к Бартоло.

Сил вернулась в гостиную, неся Джерри кофе. Казалось, она плывет, словно призрак, потому что ног под длинной рясой не было видно. Поставив чашку на край стола, села и сложила на коленях руки, мило улыбаясь безо всякой причины. Мистретта решил, что она собирается опять попросить денег. И когда он ответит — да, шлепнется от удивления в обморок.

— Мистер Мистретта, у меня есть для вас небольшой сюрприз.

Дон приподнял кустистые брови:

— Вот как?

С ее лица не сходила странная легкая улыбка.

— В подвале.

Мистретта наморщил лоб и подергал кожу под нижней челюстью.

— В подвале?

Улыбка Сил стала еще шире.

— Да.

Дон поглядел на Джерри, тот, потягивая кофе, пожал плечами.

— Сил, что там?

— Не могу сказать. Секрет.

Стекла ее очков блестели. Мистретта пожалел, что за ними не разглядеть глаз.

Она поднялась и указала на дверь под лестницей, ведущую в подвал. Мистретта посмотрел через плечо на окна, выходящие на темную улицу. Дрянной район. Голос повышать нельзя, мало ли кто может оказаться поблизости.

— Сил, почему не хочешь сказать, что там? В подвале небось полно тараканов, я их терпеть не могу.

— Тараканов нет. Уверяю.

Она продолжала улыбаться, словно Пресвятая Дева только что спустилась к ней и отмочила шутку.

Джерри, опершись локтями о колени, ждал, когда дон решит, как поступить.

Мистретта пожал плечами:

— Ладно, спустимся, посмотрим, что там у тебя.

Встав с дивана, он сморщился от боли в коленях. Артрит. Старость не радость. Джерри последовал за ним к подвальной двери. Мистретта решил, что, должно быть, девчонки, живущие здесь, что-то смастерили. Когда он приезжал сюда прошлый раз, одна из этих беременных дурочек подарила ему сделанную собственными руками кормушку для птиц. Сил пыталась разжиться деньгами, заставляя своих соплячек делать кормушки. А сколько кормушек продашь в этом районе? Люди не хотят здесь жить, а птицы и подавно. Сил неплохая девушка, но именно она в семье Иммордино действительно сумасшедшая.

Джерри открыл дверь и стал спускаться. Мистретта ждал, что за ним последует Сил, но та снова отправилась на кухню.

— Сил, ты куда? Как я понял, ты приготовила для нас сюрприз.

Она оглянулась.

— Вы найдете его внизу. — Пожала плечами, брови поднялись над оправой больших очков. Продолжая улыбаться, закусила нижнюю губу. — Нужно выключить чайник. Я снова готовлю себе чай.

И, трепеща черным одеянием, скрылась в дверном проеме.

Мистретта, вздохнув, поглядел на Джерри и постукал себя по виску.

— Джер, у нее и наверху свет не всегда горит. Спускайся. Посмотрим, что она заставила мастерить девок на сей раз.

Джерри кивнул и щелкнул выключателем на стене. У спуска в подвал вспыхнула тусклая лампочка без абажура. Должно быть, двадцать пять ватт. У Мистретты вновь стало муторно на душе. Сил старается экономить на чем только возможно.

Спускаясь по узкой лестнице, Джерри слегка опирался ладонью о стену. Внизу горел свет, до Мистретты доносились звуки телевизора. Похоже, шла игорная передача по седьмому каналу, та, где блондинка открывает буквы — как там она называется?

«Колесо фортуны».

Мистретта зашагал вниз, грузно опираясь о перила. И скрипел при этом зубами. От ходьбы по лестницам у него сильно болели колени.

— Джер, так что же у нее там? Скажи, чтобы мне не спускаться до конца.

Джерри уже почти достиг подножия лестницы.

— Я ничего не вижу, мистер Мис…

Пфиттт, пфиттт!

Сойдя с последней ступеньки, Джерри развернулся и стал падать, как срубленное дерево. Одна рука его осталась за бортом пиджака, где он носил пистолет, другая — на лацкане. Он грохнулся боком, сильно, будто говяжья туша на стол.

— Джер!

Грудь Мистретты часто вздымалась. Он нагнулся и увидел, что телохранитель распростерся на черно-белых квадратах линолеума. Его голубые блестящие глаза остекленели. Он был совершенно неподвижен, лишь по рубашке расползалось кровавое пятно.

— Как поживаете, мистер Мистретта?

Старый дон вздрогнул:

— Кто там?

Он пристально вгляделся в тускло освещенное помещение. Но оттуда слышался только голос. Стиснул челюсти, потому что боль в коленях стала невыносимой.

— Вы уже забыли меня? А ведь не прошло и двух лет. Почему не спускаетесь? Потолкуем кое о чем, возобновим знакомство.

Мистретта разглядел длинный ствол, торчащий из полумрака у нижней ступеньки. Пистолет с глушителем. Проклятая штука смотрела ему прямо в глаз. Старик поморщился. Колени схватило так, что он не мог даже выпрямиться. Не мог побежать наверх ради спасения жизни, будь на это хоть какая-нибудь надежда.

— Спускайся, Мистретта. Вспомним прежние времени. Давай-давай.

Мистретта с усилием шагнул на следующую ступеньку. Теперь он разглядел лицо за этим чертовым пистолетом. И не поверил своим глазам. Внизу стоял Сол Иммордино, брат Сил.

— Что ты делаешь здесь, черт возьми? Тебе положено находиться в психушке!

Здоровенный детина лишь пожал плечами и улыбнулся совсем как его сестра. Мистретта обернулся и глянул наверх.

— Заманила в ловушку, черт возьми. А еще монахиня. Праведница.

Сол покачал крупной головой, его мясистые щеки затряслись.

— Сил не заманивала. Я сказал ей, что хочу удивить тебя. А она верит всему, что я говорю. Она до сих пор считает, что мы независимые бизнесмены. Я велел ей пригласить тебя сюда, так как знал, что ты будешь рад повидаться, Мистретта. Разве не так?

От гнева Мистретта не мог выдавить ни слова. Сол, видимо, прятался под лестницей, дожидаясь, когда он и Джерри спустятся. Похоже, этот скот со дня их последней встречи растолстел еще больше. Весит, должно быть, не меньше двухсот семидесяти фунтов. При росте шесть футов пять дюймов. Здоровенный мешок дерьма.

Старый дон злобно глянул в дуло пистолета:

— Сол, как ты, черт возьми, выбрался из психушки? Вступил в сделку с властями? И будешь стучать на меня, так?

Иммордино оттопырил нижнюю губу и потряс головой:

— Спускайся. Поговорим.

— Пошел знаешь куда?

Мистретта услышал наверху шаги.

— Как там у вас, все в порядке?

Голос принадлежал Сил.

— Н…

Глушитель воткнулся ему в рот, ударясь о передние зубы, и прижался к зеву. Привкус смазки металла был еще противнее, чем кофе Сил, и Мистретта ощутил рвотную спазму.

— Все отлично, Сил, — ответил ей брат. — Ложись спать.

— Ладно, Сол. Доброй ночи, мистер Мистретта. Доброй ночи, Джерри.

Сол широко усмехнулся:

— Доброй ночи.

Дверь наверху закрылась.

Усмешка Сола стала злобной.

— Я же просил тебя спуститься с этих чертовых ступенек. Чего ждешь?

Мистретта отвел голову, чтобы ствол вышел изо рта. Понимает этот тип, с кем он говорит? Полез пальцем в рот.

— Ты сломал мне зуб, скотина.

— А ты упек меня в психушку на полтора года. Ну как, будем считать, что мы в расчете?

— Ты не понимаешь, Сол.

— Еще как понимаю. Ты одобрил решение Джуси и Бартоло убрать меня.

Сердце Мистретты заколотилось еще сильней.

— Чушь. Кто тебе наплел?

— Не важно кто. И я знаю, что это не чушь.

— Ты совсем запутался, Сол. Ты ничего не понимаешь.

— Я понимаю, что ты отдал мою команду Бартоло и позволил присвоить кучу денег, которые по праву мои, на них я мог бы нанять хорошего адвоката.

— Сол, ты же знаешь эти дела. Как поступить с деньгами, зависело от Бартоло.

— Мог бы заставить его. Или ты уже не дон?

— Не серди меня. Ты знаешь, что я дон.

— Только толку от тебя мало. Не заботишься о своих людях. Я столько сделал для тебя, а когда попал в переплет, ты забыл обо мне.

— Я никогда не забывал о тебе, Сол.

— Но никогда ничего не сделал для меня! — выкрикнул Сол. Злобно сверкнул на Мистретту глазами, потом оглянулся через плечо. — Чарльз, сделай звук погромче. Не хочу, чтобы слышала сестра.

И тут Мистретта заметил в отсветах от телевизионного экрана еще двоих — негра, здоровенного, хотя и не такого, как Иммордино, и белого, который съежился на изодранном диване, вперясь в маленький черно-белый телевизор, стоящий на пластиковом ящике из-под молока. Тощий, бледный, с длинными волосами на темени, но выбритыми возле ушей. Он что-то бормотал под нос, подергиваясь и раскачиваясь взад-вперед, взгляд его был неотрывно устремлен на экран. Всякий раз, когда он дергался, глаза его на секунду закатывались.

— Эй, Мистретта! Кажется, я велел тебе спуститься.

Дон глянул ему в глаза:

— Это же дом твоей сестры. Святое место. Как ты можешь осквернять его таким делом?

— Забудь о моей сестре. Она ничего не знает. И с каких это пор ты беспокоишься о ней? Она много лет выпрашивала у тебя небольшое пожертвование на этот дом, а т

www.bookol.ru

Отзывы о книге Психопат

Сразу скажу: в объятиях «Психоза» я провела немало времени. Первоисточник, легший в основу культового фильма и создавший монстра, которым — как оказалось — в своё время бредили миры кино и литературы, «Психоз» даёт прекрасную возможность не просто прочитать историю, но и устроить себе грандиозный экскурс в историю, разворошить большой культурный пласт, привлекая на помощь разные виды искусства, статьи и комментарии. Звучит так, будто я проделала целое исследование, и в какой-то мере так и было. Порядок такой: «Психоз», «Психоз-2», «Дом психопата» Роберта Блоха; затем интервью с Робертом Блохом, отрывок из книги Франсуа Трюффо «Кинематограф по Хичкоку» и статья «История безумия в постклассическую эпоху»; наконец, фильм Хичкока «Психоз» и ремейк 98 года от режиссёра Гас Ван Санта. Потом я нашла в себе силы остановиться.

«Психоз»
Конечно, главный недостаток первой книги — вы уже знаете, что произойдёт. Но в этих безнадёжно потерянных неожиданных поворотах есть и плюс: возможность внимательнее вчитываться, отыскивать подсказки, разбросанные автором по страницам, замечать, как он ловко скрывает сумасшествие своего персонажа, одновременно выдавая его по мелочам то тут, то там. Вы как бы читаете книгу впервые — и одновременно перечитываете. Уже зная, что будет дальше, не проскакиваете на всех парах мимо удачных авторских находок, ведь за сюжетом вам торопиться не надо.

И знаете, обладая почти таким же всезнанием (в границах этой истории, само собой!), как у самого автора, я не заскучала, читая первую книгу трилогии. Более того, Роберт Блох вырос в моих глазах: «Психоз» действительно мастерски сделан, это не просто средненький триллер — в нём много игры с читателем. Да, местами он чересчур прямолинеен, весь его символизм подаётся открытым текстом: скажем, Блох описывает, как героиня решила вернуть деньги и, приняв это решение, идёт в душ. И тут же пишет, зачем: чтобы очиститься, «стать белой, как снег». В принципе, и так понятен подтекст, но автор на всякий случай его подчёркивает. Ну знаете, чтобы избежать спора о синих занавесках. Или он не слишком доверяет читателю — тоже вариант.

Этот роман выглядит очень простым, и он, наверное, действительно очень прост. Но при этом простор для толкований и интерпретаций, для создания тех же кинолент — огромный. Я понимаю, почему в него сразу вцепился Хичкок, почему «продолжения» хлынули ливнем, так что Блоху пришлось собраться и написать свою версию дальнейших событий! Правда, на мой взгляд, первая книга — недостижимо лучше следующих двух. И финал её слишком хорош, чтобы портить его продолжениями. Но, как говорится, хозяин — барин.

«Психоз-2».
Значительно менее хорош. Действие начинается с того, что Норман Бейтс сбегает из психушки (и всё заверте…). Теперь сюжет действительно полон неожиданностями, но, как бы хороши они ни были, до первой, насквозь проспойлеренной, книги всё-таки не дотягивают. Персонажи блеклые — в «Психозе» они тоже весьма заурядны, за исключением самого Бейтса, но это не так бросается в глаза. Отвлекает живость сюжета, картины разворачивающегося безумия, внезапного, как гром среди ясного неба, насилия. В продолжении насилие естественно — мы ведь его и ждём. Безумия оказывается как-то слишком много и оно слишком очевидно. Сюжет пробуксовывает.

Ещё во второй части развивается тема, слегка намеченная в первой. Как бы её назвать?.. Сочувствие к убийце? Не совсем. Это скорее попытка разобраться, что не так в нашем обществе, если оно производит маньяков-психопатов — но такая постановка вопроса неизбежно снимает с убийцы вину или часть вины, и требует к нему, изуродованному по воле общества, сочувствия. Очень скользкая тема, на ней по инерции можно далеко уехать.

«Дом психопата».
Совсем уж лишняя книга, на мой взгляд. Откровенно скучная, и непредсказуемость финала вызвана не мастерством автора, а отсутствием психологической достоверности. Вместо старых добрых подсказок и обманок — такая запутанная белиберда, что нипочём не отгадаешь, убийца ли садовник. Тема общества, продуцирующего уродов, расцветает пышным цветом. И почему-то к Норману Бейтсу настойчиво требуют проявить уважение. В общем, эту часть трилогии точно никому не порекомендую.

Приложения.
Возможно, авторы этих статей смотрят слишком уж глубоко, и временами отыскивают глубокие смыслы, которые в произведение и не закладывались… Возможно. Но в целом это было крайне увлекательно. Именно такие разборы фильмов и литературных произведений я люблю: дотошные, препарирующие каждую деталь, определяющие смысл и способы его выражения через форму, а не в отрыве от неё — и вместе с тем такие энергичные и увлеченные, что нет никакой возможности заскучать. Если бы не эти статьи, я не стала бы пересматривать «Психоз» Хичкока, потому что когда-то он мне совсем не понравился. Но они меня убедили, я пересмотрела фильм — и не зря. Действительно, многие моменты от меня при первом просмотре ускользнули, а теперь я смогла отдать должное тому, как режиссёр справился с непростой задачей (не показать лицо матери Бейтса — и не вызвать этим никаких подозрений), насколько в этом фильме нет ничего лишнего.

Но — хоть убейте — сцена в душе, знаменитая, классическая сцена в душе! — самое слабое место во всей картине. Когда я смотрю этот эпизод, я вижу убийцу, который ни разу не попал по жертве. И дело не в том, что соприкосновение ножа с телом не показывают, дело в общей картине: в движениях руки, в отсутствии крови, в том, как не меняется лицо женщины до гипотетического удара и после. Даже когда она сползает по стенке, кажется, что он её просто напугал-напугал, и вот она присаживается передохнуть. Никогда мне не понять, чем хороша эта сцена.

Что касается ремейка, в котором появляется цвет, а Норман Бейтс не только подглядывает, но и мастурбирует под шумок… На любителя. Сравнить два фильма было любопытно, ремейк можно считать экспериментом с неясной целью. Сцена в душе всё так же плоха, хоть её и постарались сделать реалистичнее.

www.livelib.ru

Book: Психопат

Василий Шукшин

Психопат

title: Купить книгу «Психопат»:
feed_id: 5296
pattern_id: 2266
book_author: Шукшин Василий
book_name: Психопат

Живет на свете человек, его зовут Психопат. У него есть, конечно, имя – Сергей Иванович Кудряшов, но в большом селе Крутилине, бывшем райцентре, его зовут Психопат – короче и точнее. Он и правда какой-то ненормальный. Не то что вовсе с вывихом, а так – сдвинутый.

Один случай, например.

Заболел Психопат, простудился (он работает библиотекарем, работает хорошо, не было, чтоб у него в рабочее время на двери висел замок), но, помимо работы, он еще ходит по деревням – покупает по дешевке старинные книги, журналы, переписывается с какими-то учреждениями в городе, время от времени к нему из города приезжают… В один из таких походов по деревням он в дороге попал под дождь, промок и простудился. Ему назначили ходить на уколы в больницу, три раза в день.

Уколы делала сестричка, молодая, рослая, стеснительная, очень приятная на лицо, то и дело что-то все краснела. Стала она искать иголкой вену у Психопата, тыкала, тыкала в руку, покраснела… Психопат стиснул зубы и молчал, ему хотелось как-нибудь приободрить сестричку, потому что он видел, что она сама мучается.

– Да вы не волнуйтесь, – сказал он. – Вы спокойней – как вас учили-то…

– Она ускользает, – пояснила сестричка.

Психопат пошевелил свободным плечом вторую руку, левую, он напряг и изо всех сил работал кулаком, как велела сестричка. Кое-как всадили укол.

– Неужели все так будут? – спросил Психопат. Он даже вспотел.

Сестричка ничего на это не сказала, только опять смутилась, пинцетиком свихнула иголку со шприца и положила ее в металлическую блестящую вазочку, в которой кипела вода. Психопат подумал: «Как суп варится из железок, надо же».

Пришел он в другой раз делать укол. Заранее стал волноваться. Дождался своей очереди, вошел в кабинетик, оголил правую руку до локтя и стал работать кулаком. Защемили резиновой кишкой руку выше локтя, и он продолжал пока работать кулаком, а сестричка налаживала шприц. Психопат между делом отметил, какая она статная, пора вообще-то замуж – хорошая, наверно, мать будет.

Стали опять искать вену. Рука у Психопата онемела.

– Отпускайте, – велела сестричка.

Психопат стал постепенно отпускать резиновую удавку, а сестричка все искала и все попадала мимо.

– Ускользает… – сказала она.

– Да, куда она, к черту, ускользает! – вышел из терпения Психопат. Руку прямо ломило от боли. – Что вам тут, игра в прятушки, что ли? – ускользает… Уметь же, наверно, надо!

Потом, идя из больницы, Психопат сожалел, что накричал, но не мог без раздражения думать про сестричку Он думал: «Только детей и рожать – здоровые хоть будут. Мужа хоть аккуратно кормить будет… Нет, поперлась в медсестры – в люди вышла, называется».

Пошел он в третий раз делать укол. Шел и с ужасом думал, что надо ходить так целую неделю. «Как же она училась? – думал он с удивлением. – Ведь учил же ее кто-то – отметки ставили. Решил кто-то, что все, готовая медсестра». Что у него ускользает вена, он как-то не мог этого понять. Куда ускользает? Как это?.. Бред же. Не умеет человек, и все.

Оголил он в кабинетике левую руку, стянул ее резинкой, положил на красную холодную подушечку и пошел умело работать кулаком. На медсестру не смотрел – как она готовила шприц. У него болела душа – больно же, нестерпимо больно, еще от старого укола боль не утихла, а теперь она снова начнет вену искать. Он работал кулаком и думал: «Ну на кой черт надо было в медучилище-то? Ну, бухгалтер там, счетовод, секретарь в сельсовете, если дояркой не хочется, – нет, непременно надо в медсестры!»

Сестричка подошла к нему, вытолкнула из шприца вверх тонюсенькую струйку лекарства, свободной ладошкой с силой несколько раз погладила руку Психопата от локтя книзу. На Психопата не смотрела – сама, как видно, всерьез страдала, что у нее плохо получается.

«Буду терпеть, – решил Психопат. – Неделю как-нибудь вытерплю».

Вена опять ускользала. И сестричка, и Психопат вспотели. Боль из руки стреляла куда-то под сердце. Психопат подумал, что так, наверно, можно потерять сознание.

– Да неужели вы всем так? – спросил он сквозь зубы. – Что же это такое-то?.. Мучительно же!

– Но если она у вас ускользает! – тоже осердилась сестричка.

«Она же еще и сердится!»

– Прекратите! – Психопат отвел свободной рукой руку сестры со шприцем. – Это пытка какая-то, а не лечение.

Сестричка растерялась. Покраснела.

– Ну а как же? – спросила.

– Да, как, как!.. – Психопату тут же и жаль ее стало. – Не знаю как, но так же тоже нельзя, милая. Ведь я же не железный, ну!

– Я понимаю… – сестричка стояла перед ним и при своей мощной молодой стати выглядела жалкой.

– Вы повнимательней как-нибудь, вспомните, как вас учили…

– Я все правильно делаю, – сестричка смотрела на него сверху просто, с искренним недоумением. – Всем так делаю – ничего…

– Ну, всем, всем… – сказал Психопат. И опять невольно с раздражением подумал: «В люди вышла». – Ну давайте, что теперь…

Сестричка нацелилась опять в вену, вроде нащупала, вонзила иглу и успела надавить поршенек шприца… Психопат вскрикнул от боли; боль полоснула по руке, даже в затылке стало тяжело и больно.

– Идиотство, – сказал он, чуть не плача. – Ну идиотство же полное!.. Позовите врача.

– Зачем? – спросила сестричка.

– Позовите врача! – требовал Психопат. И встал, и начал нервно ходить по кабинетику, согнув левую руку и прижав ее к боку, и раздражаясь все больше и больше. – Это идиотизм! Будем мы когда-нибудь что-нибудь уметь делать или нет?! – он кричал на сестру, и она поэтому и пошла к врачу, что он кричал: жаловаться пошла, потому что он выражается – «идиотизм».

Пришел врач: молодой, с бородкой, тоскует в деревне, невнимательный, остроумный сверх всякой меры, заметил Психопат еще в тот раз, когда врач принимал его.

– Что тут у вас? – да с этакой снисходительной усмешечкой в глазах – прямо Миклухо-Маклай, а не лекарь заштатный. Эта-то усмешечка и взбесила вконец Психопата.

– Да у вас тут, знаете, коней куют, а я укол пришел делать…

– Ну-ну, – прервал его врач и видом своим показал, что ему некогда, – поближе к делу, пожалуйста.

– Да дела-то нету! – закричал ему в бородку Психопат. – Будем мы когда-нибудь хоть уколы-то делать или шпаги будем глотать?! – Психопат, когда выходил из себя, говорил непонятно, нелепо, отчего сам потом страдал и казнился. – Ну что же, милые вы мои, как же так работать-то? Укол вот – час бьемся – сделать не можем. А мы бородки отпускаем, пенсне еще только осталось… Работать не умеем! Бородку-то легче всего отпустить, а она вон у вас уколы не умеет делать! – Психопат показал на сестричку. – Дядя доктор с бородкой… научили бы! Или сами тоже не умеем?

«Дядя доктор» сперва слушал с удивлением, потом рассердился.

– Ну-ка, прекратите кричать здесь! – сказал он строго. – Что вам здесь, базар, что ли?

– Да хуже! – не унимался Психопат. – Хуже! Базар по своим законам живет – там умеют, а у вас тут… черт знает что, конюшня.

Сестричка на это молча очень изумилась и возмутилась.

– Здание им построили!.. – все кричал Психопат. – А что толку? Все равно самодеятельность. Да что за проклятие такое, что же, вечно так и будем?! Ну, уколы-то, уколы-то – ведь уж… ну чего же проще-то! Нет, и тут через пень колоду! Да чтобы вас черт побрал с вашими бородками, с вашими гитарами!..

– Что, милицию, что ли, вызвать? – спросил доктор спокойно и презрительно.

– Давай! Давай, братец, дело простое. Проще, чем укол сделать. Эх-х… – Психопат надел пиджак и направился к выходу. Но не утерпел и еще сказал с порога: – Ду ю спик инглишь, сэр? А как насчет картошки дров поджарить? Лескова надо читать, Лескова! Еще Лескова не прочитали, а уж… слюни насчет неореализма пустили. Лескова, Чехова, Короленку… Потом Толстого, Льва Николаевича. А то – гитара-то гитара, а квакаем пока. А уж думаем – соловьи, – помолчал, воспользовался, что доктор тоже молчит, еще сказал, миролюбиво, поучительно: – Работать надо учиться, сынок, работать. Потом уж – снисходительность, гитара – черт с ней, если так охота, но сперва-то работать же надо.

И Психопат ушел. Сестричка посмотрела на доктора – так посмотрела, словно хотела проверить и убедиться, что она не зря побеспокоила доктора, вызвав его.

– Работайте, – недовольно сказал доктор. И вышел из кабинетика.

Его в коридоре поджидал Психопат. Он все еще держал руку согнутой и морщился. Врач, натолкнувшись на него, даже как будто растерялся – он думал, что нервный пациент ушел уже, а он тут.

– Простите, – сказал Психопат искренне, – я накричал там… Но я не виноват – больно же.

– Пойдемте, я вам в таблетках выпишу, – сказал молодой доктор на ходу. – Температура какая сейчас?

– Я не мерил, – ответил Психопат, входя следом за доктором в его кабинет.

– Ну вот… – доктор с бородкой не горестно, а с досадой, привычно усмехнулся и присел к столу писать рецепт. – А возмущаемся… Толстой. При чем здесь Толстой-то? – спросил он и посмотрел на Психопата насмешливо. Насмешка эта задела Психопата, но он решил быть спокойным.

– При том, что он умные слова писал: не мешало бы их помнить.

– А почему вы решили, что я… что их не помнят?

– Это вы-то помните? – удивился Психопат.

– Ну а почему бы нет? – доктор не только насмешливо, а и с презрением опять, и снисходительно, как показалось Психопату, смотрел от стола – молодой, довольный, уверенный. Психопат в свои 54 года полагал, что это он должен снисходительно смотреть на такого, как этот доктор, а не наоборот.

– Да неужели?

Доктор счел, наверно, что в его положении – врача – несерьезно, даже глупо спорить с больным, да еще так… странно: читал ли он Толстого, Льва Николаевича? Кстати, он его не читал, кроме как в обязательном порядке: в школе и в институте. Но при чем здесь Толстой, господи! И он склонился и стал писать рецепт.

– Может быть, вы тогда скажете: почему мы ничего делать не умеем? – спросил Психопат, продолжая стоять у двери.

– Что мы не умеем делать? – доктор не поднял головы, продолжал писать.

– Уколы, например.

– Она не читала Льва Толстого, поэтому не умеет.

– Хорошо, вы читали, тогда скажите: почему вы ничего не умеете делать?

– О, дядя!.. – доктор перестал писать и с удивлением смотрел на Психопата. – Это уже интересно. Ничего не умею?

– Нет, – Психопат пооглядывался, не нашел близко табуретки, присел на жесткий диван, застеленный белой простынкой, на краешек. – Не умеете, молодой человек.

– В чем же это выражается? – спросил ироничный доктор.

– Да во всем, – Психопат прямо и просто смотрел на доктора. – Вы – врач, – продолжал он рассуждать спокойно, – ваша медсестра не умеет делать уколы, а вы… вас это ни капли не встревожило. Вы, как крючок конторский, сели выписывать мне таблетки… Да ведь мне уколы нужны-то! – Психопат протянул руку к доктору и членораздельно еще раз сказал: – У-ко-лы! Ведь вы же сами назначили уколы.

– Видите ли, – тоже терпеливо заговорил доктор, – есть такие особенные вены, которые…

– Бараны есть особенные, это я понимаю: разной породы, а вены у всех людей одинаковые. Ты не доктор, – Психопат встал. – Из тебя такой же доктор, как из меня – акушерка. Но меня удивляет вот это вот… – Психопат показал на доктора, как если бы он кому-то показывал на выставке заковыристую претенциозную картину – всей рукой, растопырив пальцы ладошкой вверх, и еще тряхнул рукой, – это вот… тупое самодовольство. Сидит душа мертвая, ни заботы, ни горюшка – пишет рецепт. Умеет писать рецепты – тоже в люди вышел.

Доктор, изумленный до чрезвычайности, смотрел на больного. Молчал.

– Как же вы так живете-то? А? Как же так можно?.. Вы простите, я на «ты» перешел – это не надо. Я не ругаюсь с вами, я, правда, хочу понять: неужели так можно жить? Ведь не знает человек ни дела своего, ни… Даже знать-то не хочет, не любит, а сидит – хмурится важно… Та хоть краснеет, а этот… важный. Господи, боже мой-то, да неужели только за кусок хлеба? Да что вы, люди! Куда же мы так пришлепаем-то? Ну? Голубчик ты мой, бородка, ведь я так-то… не знаю – архиереем сяду вон и буду сидеть: мне что черт, что дьявол, что Никола Угодник – неинтересно. Что же уж так… обнаглели, что ли? Институт кончил… Да в двадцать-то пять лет я бы по домам ходил – старух с печек стаскивал: лечись, карга, а не жди конца, как… А тут все есть, а живой труп: сидит таблетки выписывает. Тогда уж касторку лучше, что же.

– Все? – спросил доктор жестко. И встал. – Выйдите отсюда, – он еле сдерживал себя. – Выйдите, я прошу. Я требую!

– «Я требую!..» – передразнил его Психопат. – Эхх… А жить еще небось лет пятьдесят, а уж сосулька сосулькой. Он требует. Ты потребуй, чтоб тебе прожить человеком. Ничего не хотят люди! Бородки хотят носить… Да ведь когда и поработать-то смолоду, ведь чего уж лучше – людей лечить – нет, к тридцати годам душа уж дохлая. Только на гитаре и остается играть.

И Психопат вышел из кабинета. А доктор сел и некоторое время ошалело смотрел на дверь. Потом посмотрел в окно…

По больничному двору шел Психопат – высокий, прямой, с лицом сильного, целеустремленного человека. Шел широким ровным шагом, видно, привык ходить много и далеко; на нем какой-то длинный нелепый плащ и кожаная шляпа.

Вечером доктор нарочно пошел к своему товарищу, школьному учителю, который жил в этом селе года два уже. Спросил про Кудряшова Сергея Ивановича – знает ли он его.

– Знаю, – сказал учитель, улыбаясь. – А что?

– А кто он такой?

– Библиотекарь.

– Но он что… Он здешний?

– Здешний. Это человек любопытный, такой, знаешь… с неистребимой энергией: кроме работы, ходит еще по деревням, книги старые скупает, к нему из областной библиотеки приезжают, с архивами переписывается…

– А какое у него образование?

– Да никакого. Я не знаю точно, может, классов восемь… Сам ходит, по собственной инициативе. А что он? Наскандалил? Он скандалист большой…

– Да нет, просто интересно.

– Его в селе Психопатом зовут.

– Но ты его хорошо знаешь-то? Что он, читает много?

– Не думаю. Иногда такой дребедени нанесет… А иногда попадает на дельное: тут раскольников было много, книги на чердаках есть. Иногда интересные приносит. Вообще любопытный мужик. Кляузник только: завалил все редакции предложениями и советами. Мешанины в человеке много. Но вот… никто же не просит ходить, по деревням – ходит, свои деньги тратит…

– Но у него же покупают… Библиотеки-то.

– Не все же покупают-то, купят одну-две, а он по полмешка привозит. Такой вот… подвижник. Раздает много книг… В школу нам дарит. С ним одна история была. Набрал как-то мешок книг и стоит голосует на дороге… А платить шоферу нечем: весь истратился. Один подвез и требует плату. Этот ему книгу какую-то: на, мол, дороже всяких денег. Тот, видно, послал его… а книжку – в грязь. Этот, Психопат-то, запомнил номер машины, нашел того шофера, в соседней деревне где-то живет, поехал к нему с братом, у него брат здесь, охотник, и побили шофера.

– Ничего себе! Ну и как? Судили?

– Шофер не подал – охотник откупился. У этого-то нет ничего, а охотник наскреб деньжат: откупились.

– А семья-то есть у него?

– У Кудряшова? Есть, двое детишек… Один в десятом классе – нормальные дети. А что он? Написал небось что-нибудь на больницу?

– Нет, так – был у меня сегодня, поговорили…

– Он поговорить любит! Пофилософствовать. Я, правда, писанину его не читал, но говорить часто приходится – любопытно.

– А печатают его? В газетах-то.

– Да ну, кто его будет печатать. Так – душу отводит. Его не трогают, привыкли… А он убежден, что делает великое дело – книги собирает. У него целая теория на этот счет.

Доктор помолчал… И спросил:

– Слушай, а как думаешь: Льва Толстого он читал?

– Ну, вряд ли, – удивился учитель. – Не думаю. Может быть, «Жилина и Костылина», и то вряд ли. Да нет, такой просто энтузиаст, как говорят. Убежден, что надо доставать книги с чердаков, – достает. Убеждение там колоссальное… Может, потому и кричит на всех. Но он безвредный. Не пьет, кстати. А может, и читал, надо спросить. Но думаю, что нет.

– А как же он библиотекарем без образования-то?

– Он тут с незапамятных времен библиотекарь, тогда не до этого было. Между прочим, хорошо работает. Не пьет, кстати… А, говорил уже, – учитель засмеялся, поискал в карманах сигареты, нашел, закурил… И опять с интересом посмотрел на товарища. И спросил: – Ведь наверняка же что-то выкинул этот Кудряшов, а? Чего ты с таким пристрастием расспрашиваешь-то?

– Да нет, говорю же тебе… Побеседовали просто в больнице, – врач тоже закурил, посмотрел, как горит спичка, послюнявил пальцы, перехватил спичку за обгоревший конец и сжег всю спичку до края. И внимательно смотрел на огонек.

Copyright (c) 2001 Электронная библиотека Алексея Снежинского

www.e-reading.life

Читать книгу Psychopath Free. Как распознать лжеца и манипулятора среди партнеров, коллег, начальников и не стать жертвой обмана Джексона Маккензи : онлайн чтение

Джексон Маккензи
Psychopath Free. Как распознать лжеца и манипулятора среди партнеров, коллег, начальников и не стать жертвой обмана

© Jackson MacKenzie 2015

© Самсонова Т. П., перевод на русский язык, 2016

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа «Азбука-Аттикус», 2016

Азбука Бизнес®

* * *

Чтобы понять психопата, нужно забыть обо всех базовых эмоциональных инстинктах. Помните: психопаты – это люди, которые питаются чужим прощением. Они выпивают из вас все соки. Они манипулируют вашим сочувствием и эксплуатируют ваше сострадание.

С незапамятных времен психопаты ведут психологическую войну со всем остальным человечеством. Они унижают и мучают добрых, ничего не подозревающих людей – своих жертв, которые не заслужили такого обращения и даже не догадываются, что с ними воюют, пока война не кончится.

Но психопату недолго осталось торжествовать.

Поэтому попрощайтесь с любовными треугольниками, невразумительными письмами и сомнениями в себе. Вы больше никогда не будете подавлять спонтанные проявления своего подлинного «я» из страха потерять «идеальные» отношения. Вы больше не будете пешкой в чужих мысленных играх. Вы свободны.

А вот теперь начнется ваше приключение…

Джексон Маккензи

Посвящаю эту книгу Константам моей жизни. Спасибо, что помогли мне снова поверить в людскую доброту

«Никакая боль не продержится долго, если мы сами не будем ей помогать», – сказала она, поцеловала меня и велела снова идти играть – до конца жизни.

Брайан Андреас. StoryPeople

Введение. Приключение

Оказаться в отношениях с психопатом – это большое приключение, спору нет. Оно откроет вам глаза на человеческую природу, недостатки нашего общества и – что, может быть, важнее всего – на вашу собственную душу. Этот путь через долину тьмы повергнет вас в депрессию, ярость и одиночество. Он вскроет ваши самые больные места и страхи и оставит с чувством зияющей пустоты, населяющим каждый ваш вздох.

Но в конце концов он вас исцелит.

Вы обретете силу, о которой никогда и не мечтали. Вы поймете, кто вы на самом деле. И в конце концов будете благодарны, что все случилось именно так.

Когда я это говорю, мне не верят. Во всяком случае, сразу. Но я даю честное слово – это приключение того стоит. После него ваша жизнь уже не будет прежней.

Так что же такое психопат? А нарциссист? Социопат? Они – манипуляторы, напрочь лишенные способности сочувствовать. Они намеренно причиняют боль другим людям – и при этом не ощущают никакой вины и не считают себя ответственными. Между тремя этими типами есть некоторая разница, но главное – то, что их отношения с другими людьми развиваются по абсолютно предсказуемому циклу: «идеализировать – обесценить – выкинуть на помойку».

Много лет назад и меня втянуло в этот цикл. Я думал, что никогда уже не буду счастлив. Я влюбился и умудрился полностью потерять себя в этой любви. Радость и доверие сменились клубком страхов, беспокойства и неуверенности в себе.

Но сегодня я снова радуюсь жизни и способен с наслаждением скакать по пляжу и пожирать пиццу. А все благодаря интернету. Удачный поиск в Google привел меня к понятию «психопатия», а от него – к друзьям, которые спасли мою жизнь, и вместе мы основали небольшое интернет-сообщество для жертв психопатов. Сейчас к нам ежемесячно обращаются за помощью миллионы людей!

Каждый день на сайте PsychopathFree.com регистрируются новые пользователи. Каждый из них рассказывает одну и ту же знакомую нам всем историю. Каждый думает, что безнадежен. Каждый сломлен, потерян и не верит, что когда-либо снова найдет счастье.

Через год этот несчастный исчезает.

На его или ее месте возникает прекрасный человек с гордой осанкой, который ступает уверенно и помогает другим выйти из теней. Человек, который гордится своими лучшими качествами: способностью чувствовать чужую боль, состраданием, добротой. Человек, который знает, что такое самоуважение и границы. Человек, который не боится заглянуть к себе в душу и сразиться с собственными демонами.

Так что же происходит за этот год?

Много хорошего. Так много, что мне пришлось написать об этом книгу. Возможно – даже наверняка – я предвзят, но все равно скажу: я считаю, что PsychopathFree. com предлагает одну из лучших программ для восстановления после нездоровых отношений. Мы верим в необходимость просвещения, открытого диалога, взаимной поддержки и поисков своего подлинного «я». У нас собралась уникальная база пользователей, которые вдохновляют и поддерживают друг друга, строя честную дружбу на основе ценностей, помогающих восстановиться.

Да, дружбу. Потому что это путешествие очень личное, но в то же время подчиняется универсальным законам. Независимо от того, что именно вас ранило – стремительный роман, интриган-сотрудник на работе, абьюзер1

  Абьюзер – тот, кто практикует абьюз (англ. abuse – бездушное или жестокое обращение, насилие в отношениях, как физическое, так и психологическое). (Прим. ред.)

[Закрыть] в семье, любовь всей вашей жизни, – отношения с психопатом всегда развиваются по одной и той же схеме. Вы ошарашены, у вас голова идет кругом. Вам кажется, что вы ничтожны и потеряны. Вас не радует то, что радовало раньше.

Я не могу помочь вам исправить токсичные отношения, поскольку токсичные люди не меняются. Но вы получите стартовую площадку, где сможете начать все сначала. И могу обещать, что вы снова сможете радоваться. Вы научитесь доверять своей интуиции. Вы обретете мудрость пережившего катастрофу и способность мечтателя кротко изумляться жизни.

Но первым делом вам придется отринуть все, что вы когда-либо знали о людях. Чтобы понять психопата, нужно забыть обо всех базовых эмоциональных инстинктах. Помните: психопаты – это люди, которые питаются чужим прощением. Они выпьют из вас все соки, пользуясь тем, что вам нужно ощущение завершенности. Они манипулируют вашим сочувствием и эксплуатируют ваше сострадание.

С незапамятных времен психопаты ведут психологическую войну со всем остальным человечеством. Они унижают и мучают добрых, ничего не подозревающих людей – своих жертв, которые не заслужили такого обращения и даже не догадываются, что с ними воюют, пока война не кончится.

Но психопату недолго осталось торжествовать.

Так что попрощайтесь с любовными треугольниками, невразумительными письмами, сомнениями в себе и специально нагнетаемым беспокойством. Вы больше никогда не будете грызть ногти, с тревогой ожидая СМС от любимого человека. Вы больше никогда не будете подавлять спонтанные проявления своего подлинного «я» из страха потерять «идеальные» отношения. Вас больше никогда не упрекнут в том, что вы чрезмерно придирчиво анализируете события, если к ним и впрямь надо присмотреться. Вы больше не будете пешкой в чужих мысленных играх. Вы свободны.

А вот теперь начнется ваше приключение.

С любовью, Джексон

КАК РАСПОЗНАТЬ ТОКСИЧНОГО ЧЕЛОВЕКА

Тренируйте интуицию – это лучшая защита от манипулятора. Никто не сможет обратить вашу интуицию против вас. Это умение, один раз освоенное, будет служить вам всю жизнь.

30 «красных флажков» (тревожных признаков)

Существует множество удивительных исследований, посвященных чертам характера и свойствам психопатов. Если вас интересуют научные работы, посмотрите «Критерии психопатии» (Criteria of Psychopathy) Херви Милтона Клекли или «Перечень симптомов психопатии» (Checklist of Psychopathy Symptoms) Роберта Хаэра (см. раздел Ресурсы). Описание «красных флажков» в моей книге служит дополнением к ресурсам, перечисленным в этом разделе.

Так чем же мой список отличается от остальной литературы из списка ресурсов? В первую очередь он посвящен отношениям. Но в то же время он посвящен вам. При чтении каждого пункта вам придется заглянуть в себя и изучить себя немного лучше. Потому что, если вы хотите распознавать токсичных людей, нельзя опираться только на их поведение – это лишь половина битвы. Вы должны научиться распознавать «красные флажки» в собственном сердце. Тогда вы будете во всеоружии.

1. Газлайтинг2

  Газлайтинг – форма психологического насилия, главная задача которого – заставить человека усомниться в объективности своего восприятия, а также в самой реальности. Психологические манипуляции призваны выставить индивида «дефективным», «ненормальным», вынудить его поверить в собственное безумие. Термин происходит от названия фильма Gaslight (1944, США) с участием Ингрид Бергман. (Прим. перев.)

[Закрыть] и превращение черного в белое. Психопат вопреки всякой очевидности отрицает свое собственное манипулятивное поведение и игнорирует факты, даже если они прямо перед глазами. Если вы пытаетесь опровергнуть эти построения вещественными доказательствами, он или она3

  Психопатами, нарциссами и социопатами бывают как мужчины, так и женщины (хотя первые, по некоторым данным, чаще). В силу особенностей грамматики русского языка, в котором слово «психопат» мужского рода, приходится писать «психопат сказал», «психопат сделал», хотя это может быть и женщина. (Прим. перев.)

[Закрыть] небрежно отвергает их и начинает критиковать в ответ. Вместо того чтобы исправить свое поведение, психопат поворачивает дело так, что во всем виноваты вы – вы «чересчур эмоциональны» или просто «сошли с ума». Токсичные люди дрессируют вас, и в итоге вы начинаете верить, что проблема не в их поведении, а в вашей реакции на него.

2. Психопат не способен поставить себя на ваше место (и вообще на место другого человека). Вы многократно пытаетесь объяснить партнеру, как плохо было бы ему или ей, если бы вы обращались с ним (ней) так, как он(а) обращается с вами. Но в ответ получаете лишь пустой взгляд. Постепенно вы начинаете понимать, что нет смысла говорить о своих чувствах, поскольку ответом бывает лишь раздражение или молчание.

3. Предельное лицемерие. «Делай, как я говорю, а не как я делаю». Психопат предъявляет к вам чрезвычайно высокие требования относительно верности, уважения и обожания. Но не станет отвечать вам тем же, когда пройдет фаза идеализации. Психопат будет изменять вам, лгать вам, критиковать вас и манипулировать вами. Вы же обязаны по-прежнему вести себя идеально, иначе вас тут же заклеймят «нестабильной личностью» и заменят другим человеком.

4. Патологическая ложь и обилие оправданий.

Психопат всегда найдет оправдание своим поступкам – даже тем, которые в оправдании не нуждаются. Психопат генерирует лживые ответы быстрее, чем вы успеваете задавать вопросы. Психопат постоянно валит вину на других – он(а) не бывает виноват(а) абсолютно ни в чем. Психопат тратит больше времени на измышление оправданий для своих поступков, чем на исправление своего поведения. Даже если психопата «поймали на горячем», он(а) не выкажет ни замешательства, ни раскаяния. Часто это выглядит так, как будто он(а) специально подстроил(а) разоблачение.

5. Подчеркивает ваши оплошности и игнорирует свои. Если психопат опоздал на два часа, не забудьте, что вы когда-то явились на первое свидание с задержкой в пять минут. Указывая психопату на его неподобающее поведение, будьте уверены, что он или она тут же переведет разговор на вас. Лучше сразу постарайтесь превратиться в перфекциониста, поскольку любая ошибка может быть (и будет) использована против вас.

6. Вам приходится разъяснять взрослому человеку азы уважительных человеческих взаимоотношений. Нормальные люди понимают такие базовые концепции, как честность и доброта. Психопаты часто кажутся простодушными, как дети, но пусть эта маска вас не обманывает. Взрослый человек должен сам, без объяснений, понимать, какие чувства он вызывает своими поступками у других людей.

7. Эгоизм и постоянная жажда быть в центре внимания. Эти люди высасывают из вас энергию и пожирают всю вашу жизнь. Их потребность в обожании ненасытима. Вам казалось, что лишь вы можете сделать партнера счастливым, но теперь вы чувствуете, что на эту роль сгодился бы первый встречный. Истина, однако, заключается в том, что в душе у психопата зияет черная дыра, заполнить которую не может никто.

8. Психопат обвиняет вас в том, что вы испытываете чувства, которые он(а) сам(а) же намеренно провоцирует. Он или она флиртует со своими бывшими (часто – в социальных сетях, чтобы видел весь мир), а потом обвиняет вас в ревности. Психопат намеренно игнорирует вас несколько дней, а потом, когда вы пытаетесь вступить в контакт, обвиняет в назойливости. Психопат намеренно вызывает у вас определенную реакцию, чтобы стяжать сочувствие у других жертв, стоящих у него на очереди, – показывает им, с какой «истеричной личностью» приходится иметь дело. Возможно, когда-то вы считали, что у вас очень легкий характер, но после встречи с психопатом ваши представления о себе будут вывернуты наизнанку.

9. Вы обнаружите, что заняты игрой в детектива.

До сих пор с вами такого не случалось, но внезапно вы начинаете следить за человеком, которому раньше доверяли безусловно. Если у него (нее) есть Фейсбук, вы пролистываете все его или ее альбомы и записи на годы назад. И страницы его или ее бывших – тоже. Вы пытаетесь найти объяснение некоему смутному чувству, которое даже не можете толком сформулировать.

10. Вы единственный человек, видящий психопата в истинном свете. Что бы ни делал психопат, почему-то любой его или ее поступок сопровождается одобрительными воплями хора поклонников. Психопат использует этих людей, выкачивая из них деньги, ресурсы и внимание, но поклонники этого не замечают, поскольку психопат запудривает им глаза стратегической лестью. Такая поверхностная дружба у психопатов бывает гораздо долговечней близких отношений.

11. Вы боитесь, что любая ссора может стать последней. Нормальные пары спорят, чтобы прийти к решению проблемы. Но психопаты дают понять, что разговор в негативном ключе ставит под угрозу ваши отношения. Особенно это касается разговоров о его или ее поведении. Любые попытки с вашей стороны наладить коммуникацию кончаются тем, что вам объявляют бойкот. Вы все проглатываете и быстренько извиняетесь, зная, что иначе вас просто бросят.

12. Ваши границы размываются – медленно и неуклонно. Вас критикуют и высмеивают – свысока, якобы в шутку. Вы пытаетесь выразить свои чувства, но ответом на ваш крик души служит ухмылка. Основной метод в общении с вами – насмешка и поддразнивание. Психопат тонко принижает ваши умственные и другие способности. Но если вы на это укажете, вам поставят диагноз «чрезмерная чувствительность» или «ненормальность». Возможно, вы начинаете злиться или расстраиваться, но вы уже научились прятать негативные чувства подальше, лишь бы не вызвать очередной скандал.

13. Вас намеренно игнорируют и подрывают вашу самооценку. Когда-то вас беспрестанно осыпали знаками внимания и восхищения. Но теперь, кажется, вы не вызываете у партнера ничего, кроме зевоты. С вами не разговаривают. Психопата раздражает, что вы заинтересованы в продолжении страстных отношений, которые он(а) сам(а) же и инициировал(а). Вы начинаете чувствовать, что вы для партнера лишь нудная обязанность.

14. Психопат ожидает от вас умения читать мысли.

Например, если он или она вдруг исчезает на несколько дней, виноваты вы – ведь вы должны были догадаться о его или ее планах, про которые вам не сообщили. У психопата всегда находится оправдание, которое превращает вас в агрессора, а его или ее – в жертву. Психопат принимает важные решения относительно вас обоих и ставит в известность всех, кроме вас.

15. В обществе этого человека вы ощущаете, что стоите на краю пропасти, но все равно стараетесь нравиться ей или ему. Вы обнаружите, что оправдываете сомнительное поведение партнера – «это случайность», или «он(а) просто не понимает, что делает больно», поскольку вам постоянно приходится конкурировать с другими за внимание и похвалу психопата. А психопату, кажется, все равно, рядом вы или ушли куда-то – ему или ей ничего не стоит переключиться на следующий источник подпитки.

16. На жизненном пути психопата попадается необычно много «психически ненормальных».

Психопат немедленно ставит клеймо на любого из бывших партнеров или друзей, кто не приползает на коленях просить прощения – «патологически ревнива», «маникально-депрессивен», «алкоголик» или что угодно еще, главное – мазнуть грязью. Даже не сомневайтесь – вас опишут следующим жертвам ровно в тех же терминах.

17. Психопат провоцирует ревность и соперничество, сохраняя при этом невинный вид. Когда-то все внимание психопата было устремлено на вас, и потому вы особенно теряетесь, когда он или она вдруг начинает отдаляться и переносить все внимание на других. Психопат своими поступками заставляет вас постоянно сомневаться в его или ее чувствах. Если он или она пользуется социальными сетями, то будет осыпать бывших (которых до этого описывал(а) вам в самых черных красках) знаками внимания – старыми песнями, фотографиями, интимными шуточками, понятными только им двоим. Психопат будет ставить «лайки» и писать «комменты» к действиям соперника или соперницы, игнорируя ваши.

18. Идеализация, «бомбардировка любовью», лесть.

После вашей первой встречи все происходит очень быстро. Психопат рассказывает вам, как много у вас двоих общего и как идеально вы подходите друг другу. Психопат как хамелеон мимикрирует под ваши надежды, мечты и страхи, чтобы немедленно приковать вас цепью доверия и обожания. Психопат постоянно инициирует общение. Его или ее будто бы завораживает каждая грань вашей личности. Если у вас есть страница в Фейсбуке, психопат заполонит ее комплиментами, песнями, стихами и «вашими маленькими интимными шутками».

19. Сравнивает вас со всеми. Психопат будет сравнивать вас со своими бывшими, с друзьями, с родными и, наконец, с тем, кто вас рано или поздно заменит. В фазе идеализации вы проникнетесь своей уникальностью – вам будут рассказывать, насколько вы лучше всех этих людей. В фазе обесценивания эти сравнения будут использоваться для того, чтобы возбудить у вас ревность и ощущение своей ничтожности.

20. Ваши качества, которые когда-то приводили психопата в восхищение, становятся омерзительными недостатками. Сначала психопат подстраивается под ваши глубоко спрятанные уязвимые места и потребность в обожании – он или она все подмечает и мимикрирует, изображая именно ту реакцию, которая для вас желанней всего. Но стоит вам попасть в психологическую зависимость, и психопат начинает использовать все то же самое против вас. У вас все больше времени уходит на доказательства своей полноценности человеку, который когда-то уверял вас, что вы совершенны.

21. Трещины в маске. В иные моменты очаровательная, милая, невинная личина слетает и на ее месте оказывается нечто совершенно другое. Вы видите ту сторону личности психопата, которую вам не показывали в фазе идеализации, – холодную, манипулятивную, равнодушную. Вы начинаете понимать, что совершенно неверно представляли себе этого человека – и что того, кого вы полюбили, не существует в природе.

22. Психопат легко начинает скучать. Психопаты постоянно окружают себя людьми, чтобы получать от них стимуляцию и похвалу. Психопат не выносит одиночества. Он или она быстро теряет интерес ко всему, что не приносит ему или ей непосредственной выгоды и не подпитывает его или ее самооценку. Поначалу психопат покажется вам восхитительной, общительной, светской персоной, и вы ощутите свое недостоинство в сравнении с ней или с ним – ведь вас больше привлекает все знакомое, привычное, последовательное.

23. Построение треугольников. Психопаты окружают себя бывшими любовниками и любовницами, потенциальными партнерами и вообще всеми, кто обеспечивает им дополнительное внимание. В этот список входят и люди, которых психопат ранее заклеймил в разговорах с вами, объявив, что вы их во всем превосходите. Это, во-первых, запутывает вас, а во-вторых, создает впечатление, что психопат пользуется высокой популярностью.

24. Скрытый абьюз. Большинство из нас еще с детства способно распознавать физическое насилие и открытые словесные оскорбления. Но психопаты умеют очень хорошо маскировать насилие. Скорее всего, вы даже сам факт, что находились в отношениях абьюза, осознаете с большим запозданием. Психопат сначала идеализирует вас, а потом незаметно принижает – такое обращение эффективно стирает границы у любой жертвы. Для стороннего наблюдателя это будет выглядеть так, как будто вы «вдруг – ни с того ни с сего – слетели с катушек». Психопат же удалится, сохраняя полную невозмутимость.

25. Игра на жалость и истории, выжимающие слезу.

Психопат обязательно расскажет вам жалостливую историю в объяснение своего поведения. Окажется, что он или она ведет себя так, потому что пережил(а) жестокое обращение со стороны мужа или жены, отца или матери… или кошки… Психопат будет утверждать, что ему или ей ничего не надо в жизни – лишь минута покоя и возможность зализать раны. Психопат скажет, что терпеть не может трагедии – хотя, на ваш взгляд, в его или ее жизни трагедий больше, чем у кого бы то ни было.

26. Цикл «плохойхороший». Иногда психопат осыпает вас знаками внимания, иногда игнорирует, иногда критикует. При посторонних он или она обращается с вами иначе, чем наедине. Сегодня психопат заговаривает с вами о браке, а завтра – о разрыве. Имея дело с психопатом, вы никогда не знаете, где находитесь. Как сформулировала моя компаньонка по утреннему кофе Ридия: «Они вкладывают в ваши отношения как можно меньше, но когда вы пытаетесь освободиться, они начинают преувеличивать свой вклад».

27. Для вас этот человек заменяет собой весь мир. Вы проводите все больше времени с партнером и его друзьями и все меньше – со своей собственной сетью поддержки. Вы думаете и говорите только о нем. Вы отгораживаетесь от всего мира, чтобы быть доступным для партнера в любой момент. Вы отменяете все планы и сидите у телефона, ожидая звонка. Почему-то ваши отношения требуют многих жертв с вашей стороны, но очень мало – со стороны партнера.

28. Заносчивость. В начале ваших отношений психопат казался милым и скромным человеком, но постепенно вы начинаете замечать, что он или она обращается с вами свысока. С вами разговаривают снисходительно, словно вы умственно неполноценны или эмоционально нестабильны. После разрыва психопат с совершеннейшим бесстыдством будет демонстрировать вам свои новые отношения, чтобы вы поняли, как он(а) счастлив(а) без вас.

29. Сплетни, направление которых меняется. Психопат сеет ядовитые семена – в глаза он или она превозносит человека, а за глаза возводит на него поклеп. Вы обнаружите в себе неприязнь или обиду на людей, с которыми даже не знакомы. Почему-то вам будет лестно, что именно вам психопат выкладывает свои жалобы. Но стоит вашим отношениям испортиться, как психопат помчится к тем самым людям, которых только что мазал черной краской, и будет жаловаться им, что вы совсем чокнулись.

30. Ваши чувства. Ваши природные качества – способность любить и сострадать – сменились всеобъемлющей паникой и тревожностью. Еще никогда вам не приходилось столько извиняться. Еще никогда в жизни вы столько не плакали. Вы плохо спите, а по утрам просыпаетесь в тревоге и неуверенности. Вы не можете понять, куда делся ваш прежний беззаботный, легкий характер. После общения с психопатом вы чувствуете, что сходите с ума – вы истощены, выбиты из колеи, полностью вымотаны. Вы разрушаете свою прежнюю жизнь – тратите огромные суммы, порываете с друзьями, пытаясь увидеть во всем этом хоть какой-то смысл.

Когда-нибудь вы поймете, что отношения с нормальными, любящими людьми не заставят вас поднять ни один из этих «красных флажков». Тот, кто пережил отношения с психопатом, обычно страдает сверхбдительностью: кому на самом деле можно доверять? Стрелка вашего «психопатометра» будет некоторое время качаться туда-сюда, как неустойчивый маятник. Вы будете гадать, не сошли ли с ума: вам и захочется поверить в лучшее относительно старого друга или нового знакомого, но в их обществе вам станет физически плохо, ведь вы все время будете ждать, когда же начнется манипулятивное поведение.

Выработка интуиции – очень личный процесс. Я скажу лишь одно: хороших людей в мире больше, и нельзя лишать себя общения с ними только потому, что однажды вам причинили боль. Дайте себе время, чтобы научиться осознавать свои чувства. Ищите, пока не найдете удобный для вас баланс между доверием и четким осознанием того, что происходит. Загляните к себе в душу и поймите, почему вы именно так чувствовали себя с партнером-абьюзером и как вы себя воспринимали до встречи с ним или с ней. Вы обнаружите, что очень многие старые отношения нужно пересмотреть. И по мере того, как вы начнете отказываться от токсичных схем, их место начнут занимать здоровые человеческие связи.

Процитирую Феникс, моего друга и давнего пользователя нашего сообщества: «Вы перестанете спрашивать, нравитесь ли вы ему, и начнете спрашивать себя, нравится ли он вам».

ЧТО ЕСТЬ НОРМА?

Если ваша «половинка» только что слушала как завороженная, а теперь зевает, это ненормально. Если человек, который вам активно изменяет, обозвал вас ревнивцем и сумасшедшим, это ненормально. Если вы сидите, уставившись в телефон, и ждете СМС, которые раньше приходили каждую минуту, это ненормально. Если все бывшие вашего партнера «маниакально-депрессивны» или «бешено влюблены» в него, это ненормально. Психопат паразитирует на других людях. Его эмоциональное развитие заторможено, и он не способен меняться. Как только этот человек исчезнет из вашей жизни, она снова начнет подчиняться разумным законам. Хаос рассеется, и к вам вернется душевное здоровье. Ваша жизнь опять станет нормальной.

iknigi.net

10 лучших книг про психически больных

Книги про психов – легкий способ пощекотать нервишки и заглянуть за завесу непонятного. Причудливые, страшные и даже мистические истории – в нашей новой подборке. 

Лена (Ligea)

Деннис Лихэйн: Остров проклятых

Тревожный, мрачный и захватывающий детектив, где не только герои с нарушениями психики, но и само действие происходит на отрезанном от мира острове, центром которого является самая настоящая псих.больница. Только держат там не мирных шизофреников, а опасных преступников.

Два федеральных пристава отправляются на этот остров, чтобы найти беглянку, сумасшедшую женщину, убившую своих детей. Эти представители закона на первый взгляд нормальные парни: весельчак Чак, не очень талантливый, но зато легко находящий общий язык с людьми и Тедди, серьезный, вдумчивый, испытывающий посттравматический синдром после войны и гибели жены. Странные вещи творятся на этом острове, чем дальше приставы продвигаются в расследовании, тем больше находят загадок и несостыковок. На острове проводятся ужасные эксперименты? Люди, там работающие не те, за кого себя выдают? А был ли побег? Или может быть с самими приставами что-то не то?

Чем дальше, тем запутаннее становится ситуация, уже совсем непонятно, кто тут жертва, кто преступник, а кто больной. Сюжет до самого конца держит в напряжении, а развязка для меня лично оказалась шоком.

 

Франк Тилье: Сновидение

Новый закрученный детективный триллер от французского мастера головоломок Франка Тилье. Группа полицейских безуспешно уже не первую неделю бьется над сложным расследованием: маньяк похищает детей прямо прямо из-под носа у родителей и действует очень обдуманно, никаких следов и зацепок. Мотивы и причины тоже крайне туманны. Расследованию помогает психиатр Абигэль Дюрнан, и эта история по большей части о ней. Обычно психи не понимают того, что они больны, просто следуют своей извращенной логике, легко находя объяснения ужасным действиям. С Абигель все наоборот, она отчаянно хочет быть просто нормальным человеком с ясным мышлением.

К сожалению, неизлечимая болезнь, которая мучает ее с детства, нарколепсия, обострилась после страшной аварии. Полгода, начиная с момента, когда машина, в которой она была, врезалась в дерево, превратились в бесконечный кошмар, в котором разум Абигэль играет с ней в игры, путая реальность и сновидения, факты и фантазии. Чтобы иметь хоть какие-то якоря в настоящем, женщина причиняет себе постоянную боль: сначала уколы иглами, затем ожоги и татуировки. Осложняется все тем, что маньяк-психопат, крадущий чужих детей, как-то связан с Абигэль и время от времени посылает ей «намеки».

 

 

Рю Мураками: Мисо-суп

Про Рю Мураками обычно говорят вполголоса и немного смущаясь «тот, другой Мураками, у которого жесть в книгах». В его романах много того, что мы предпочли бы не замечать: преступлений, насилия, всех самых грязных и темных секретиков современной Японии. Приличные девочки такое не читают. Но если поскрести этот липкий слой, то под ним обнаружатся серьезные и почти философские размышления о современниках, стране, причинах глубинных конфликтов.

Мисо-суп – это тоже не то, чем кажется на первый взгляд. Локальная и камерная история, которая начинается незатейливо: молодой японец Кенжи, нелегально подрабатывающий гидом по злачным районам Токио, встречается с очередным клиентом, американцем Фрэнком, и сразу же начинает подозревать, что что-то идет не так. Весь роман – это 3 дня, которые Фрэнк и Кенжи провели вместе. 3 дня и 2 героя (ну вообще 2.5, эпизодически появляется девушка Кенжи), при таких скромных ингредиентах Мураками выстроил отличный, по-настоящему страшный психологический лабиринт. Тут и образцовый псих, со сложным внутренним миром и запутанной логикой, и резкие повороты сюжета, и шокирующие детали, но при всем это еще и глубокие размышления о таких разных цивилизациях. Осторожно, в книге есть элементы насилия и жестокости.

 

Сюзанна Кэхалан: Разум в огне, 2 месяца моего безумия

Симпатичная здоровая девушка, живущая в Нью-Йорке, работающая репортером в престижном издании вдруг начинает потихоньку сходить с ума. Ее атакуют галлюцинации, мучают резкие перепады настроения, появляется мания преследования, все то, что у нас емко называется «слететь с катушек». Обеспокоенные ее странным поведением близкие люди практически силой сдают девушку в психбольницу, но даже лучшие доктора не могут понять в чем же дело. Звучит, как неплохое начало психологического триллера, да? Только вот это не художественный вымысел, книга автобиографическая, автор Сюзанна Кэхалан и есть та самая обезумевшая девушка.

Два месяца жизни, когда врачи и семья боролись за то, чтобы сохранить ей жизнь, совершенно выпали из ее памяти. По записям видеокамер, дневникам, которые вели ее родные, по медицинским записям врачей позже она попытается восстановить день за днем все события того периода. История эта довольна тяжелая, но не зря Сюзанна работала и продолжает работать журналистом, история затягивает с первых же страниц и скорее познавательная, чем грустная. Кстати, благодаря этой книге теперь начали диагностировать и лечить это сложно произносимое аутоиммунное заболевание и многие молодые женщины (а почему-то заболевают именно они) теперь имеют шанс выздороветь.

  

Иэн Бэнкс: Осиная фабрика

Из всех книг моего списка – эта, пожалуй, эталонная в категории «про психов», и я бы ее отнесла в категорию Must read. Если вы все-таки решитесь ее прочитать, то знайте заранее, что любопытство будут в вас бороться с отвращением, вы будете много раз ее закрывать ее и откладывать, некоторые страницы вам захочется вырвать и уничтожить, но вы дочитаете до конца и с большой вероятностью через несколько лет захотите пройти этот сложный путь заново.

Это роман о сложном подростке, которого зовут Фрэнк, и повествование ведется от первого лица, чтобы читатель в полной мере могу погрузиться в этот причудливый мир, построенный по сложным логическим законам главного героя. У Фрэнка есть брат, который только что сбежал из психушки, и отец, тоже слегка с причудами. Живет эта не совсем нормальная семейка на острове, ставшим для Фрэнка чем-то вроде отдельной, оторванной от мира экосистемы. У него тут свои правила, свои законы и почти религиозные ритуалы. Охраняют территорию жертвенные столбы, в «дар» им приносятся животные, обитающие на острове, иногда и люди, а всем этим безумием управляет «Осиная фабрика» — огромный циферблат на чердаке. Всю книгу Фрэнк описывает свои ритуалы, убийства и жертвоприношения, местами читать очень тяжело и жутко, но с каждой строчкой понимаешь, что автор, Иэн Бэнкс, — чертов гений. Из извращенного жестокого мира Фрэнка просто невозможно вырваться, и в какой-то момент с ужасом понимаешь, что начинаешь испытывать к нему сочувствие и даже симпатию.

 

Марк Хэддон: Загадочное ночное убийство собаки

Эта книга у меня есть в бумажном виде, и я ее никому не отдам, хотя обычно легко расстаюсь с печатными изданиями. Но эта история такая живая, трогательная и настоящая, что мне хочется иметь возможность время от времени ее перечитывать, или просто подержать саму книгу в руках. Нельзя сказать, что сюжет какой-то веселый или оптимистичный: начинается все с убийства собаки с кличкой Веллингтон, а расследованием этого преступления занимается Кристофер Бун, 15-летний подросток, у которого аутизм и еще какие-то отклонения, возможно синдром Аспергера. Кристофер не умеет врать, не любит прикосновения, зато обожает простые числа и красные пожарные машины, чем больше он их увидит, тем лучше пройдет день.

Обычно книги про больных детей слишком тяжелые и слезовыжимательные, но здесь другой случай, нам предоставлена возможность посмотреть на мир глазами главного героя. И этот мир не лучше и не хуже, он просто другой, в нем страшно уходить дальше своей улицы, но легко решать сложные математические задачки, здесь плохо распознаются эмоции, зато целый склад энциклопедических данных. Взрослые, окружающие Кристофера, часто ведут себя менее логично, чем он и кто тут нормальный, а кто нет – еще большой вопрос. Я редко советую читать одну книгу всем-всем, но тут как раз такой случай, мне кажется, никто не останется равнодушным.

Себастьян Жапризо: Ловушка для золушки

Давно уже изданный детектив и сейчас не теряет актуальности. А все потому, что центральная тема: вся гамма женских чувств, зависть, обиды, злость, ревность, — ни капли не изменилась.  Жили-были 2 девушки, одна (Мишель), красивая, взбалмошная богатая наследница семейного бизнеса и вторая (Доменика), спокойная, рассудительная, сотрудница банка. В детстве они дружили, потом на много лет друг друга потеряли, и однажды уже повзрослевшие встретились. А потом был страшный пожар. Девушка, очнувшаяся в больнице, ничего не помнит, хуже, что и ее никто не узнает из-за сильных ожогов. Кто она: Ми или До, жертва или преступница? Окружающие ее люди мало чем помогают и ведут какую-то свою игру, и чем больше героиня узнает прошлое каждой из девушек, тем меньше ей хочется быть одной из них.

Этот небольшой захватывающий детектив читается за одни вечер (или ночь), я вам обещаю, что вы не сможете заснуть, пока не перевернете последнюю страницу и не узнаете развязку.

 

 

 

 

Ника (Nostalgia)

Кен Кизи: Пролетая над гнездом кукушки

Эта книга о психбольнице и о том, что получается, когда туда попадает человек, которому не требуется лечение. Макмерфи (в кино его играет Джек Николсон) преступник, а не больной, поэтому он быстро начинает скучать и выдумывает все новые способы развлечься. Как правило, все эти выходки противоречат укладу лечебницы и Макмерфи постоянно огребает от персонала. Такие невинные шалости как поиграть в отделении в баскетбол, провести ночью двух проституток или подраться с санитарами прекрасно характеризуют главного героя.

К сожалению, основная масса пациентов лечебницы – действительно больные люди, и на них происходящее влияет крайне негативно. Драматические ситуации начинают случаться все чаще, несмотря на то, что Макмерфи любит своих «психов» и старается сделать их скучную жизнь веселее. Финал истории крайне печален и не оставляет никакой надежды на лучшее. Наверное, эта книга о том, что жизнь больного человека крайне хрупкая, и чтобы ее сохранить, ее нужно оберегать. Проблема в том, что никто не хочет оберегать тех, кто перестал быть полноценными членами общества, и остался наедине со своей бедой.

 

 

Дэниел Киз: Цветы для Элджерона

Элджерон – мышь, над которой ставят эксперимент по повышению интеллекта. Ученые вдруг понимают, что интеллект можно разогнать подобно метаболизму до некой наивысшей точки. Конечно же, экспериментом на мыши дело не ограничивается и новую технологию применяют и на умственно отсталом человеке. Трогательная история с хорошей дозой жесткости и чудес. Такая, знаете, легкая научная фантастика.

Вообще, несмотря на то, что Дэниел Киз – писатель, он почти всю жизнь так или иначе работал с психически больными людьми или людьми с отклонениями, например, преподавал английский для детей с ограниченными способностями. Все образы в его книгах имеют свои прототипы, какие-то реальны полностью, какие-то частично выдуманные. Сам Киз мечтал быть писателем, но родители посчитали, что ему надо быть врачом и он посвятил психологии несколько лет жизни. Возможно, именно поэтому он пишет довольно четко, где-то даже научно, не расплываясь в метафорах и прочих стилистических приемах. Его очень приятно и легко читать.

По этой книге сняли фильм «Чарли» в 1968 году, он получил много наград, в т. ч. «Оскар» за лучшую мужскую роль. После него была еще куча экранизаций, но ни одна из них меня не заинтересовала (начинала смотреть и выключала). На эту тему я бы посоветовала посмотреть старенький фильм с Робертом Де Ниро, который не является экранизацией «цветов», но очень похож по посылу.

 

Дэниел Киз: Таинственная история Билли Миллигана

В 2017 году эта книга стала моей любимой художественной. И хотя стиль Киза довольно-таки научный, а произведение объемное, все равно читается на одном дыхании. Билли Миллиган – реальный человек с диагнозом множественной личности. Это значит, что единовременно в сознании Билли может быть только какая-то одна личность, а другие «спят». При этом личность, которая в сознании, может совершить какой-то поступок, о котором никак не могут узнать другие личности. Так они постоянно преподносят друг другу сюрпризы и изо всех сил стараются стать одним целым.

Некоторые личности раскрыты больше других, например, мы очень много знаем о Рейджене, Артуре, Томми и почти ничего, скажем, о Кристофере и Шоне. Интересно, что у разных личностей разные акценты и они из разных стран. Моей любимой личностью был югослав Рейджен ­– коммунист, который пьет водку, занимается спортом, отлично дерется, и обожает детей.

Книга понравится тем, кто любит научную фантастику, психологию и «основанное на реальных событиях». Сразу скажу, что фильм «Сплит», снятый на основе этой истории, не имеет ничего общего с Билли Миллиганом, это 2 разные истории.

 

 


Друзья, посоветуйте нам еще книг про психов, как видите, нам они очень нравятся. А у вас есть любимые книги в этом жанре?

www.be-bloggers.com

Книга Американский психопат (American Psycho). Брет Истон Эллис

Семь женщин умирали долго и мучительно. Семь мужчин — быстро и почти безболезненно. Женщины впадали в забытье от боли, приходили в себя и снова теряли сознание от ужаса. С одной Пэт Бейтман, 27-летний уоллстритский финансист, снял кожу, другую истыкал гвоздями, еще одну обезглавил и совокупился с отрезанной головой. С мужчинами поступал проще — кого-то зарубил топором, кого-то банально порешил из пистолета. 

 Роман Брэта Истона Эллиса «Американский психопат», написанный от лица этого самого психопата, на три четверти состоит из сцен насилия. На сто процентов — он жесткая сатира на восьмидесятые годы. В 1991 году издательство «Саймон и Шустер», заплатившее Эллису $300 000 аванса, отказалось печатать книгу: сотрудницы издательства и женские инициативные группы грозились устроить акции протеста. Когда роман все-таки вышел у конкурентов, когда завороженные критики единогласно объявили его отвратительным — «Американского психопата», разумеется, решили экранизировать.

Николай Клименюк

«Чудовищно жестокая, бесстыдно аморальная история серийного убийцы-яппи вызвала невероятный скандал среди читателей и в прессе, когда первый издатель книги Simon & Sсhuster отверг возможность публикации, потеряв в качестве неустойки 300,000 долларов аванса. Самые крупные книжные магазины США отказывались долгое время продавать роман.»

T-ough press

Экранизации:

— «Американский психопат» / «American Psycho» 2000, США, реж: Мэри Херрон

Интересные факты:

— Канадский маньяк Пол Бернардо был большим поклонником романа. Книга была найдена в его доме в Сент-Кэтринсе, где он жил с женой Карлой Хомолкой. Ходили слухи, что именно книга вдохновила Бернардо на преступления. Впрочем, Бэйтмен действовал в одиночку, а Бернардо активно помогала его жена. — Бэйтмен утверждает что самая грустная песня, которую он когда-либо слышал — You Can’t Always Get What You Want, «The Beatles». Однако в действительности эту песню пели «The Rolling Stones». — Первоначально выпустить книгу должно было издательство Simon & Schuster в марте 1991 года, однако в итоге оно отказалось от этого из-за содержания романа. Опубликовало книгу Vintage Books. Сегодня говорят, что изданный вариант является значительно более мягким, чем рукопись Эллиса. — В эпизоде романа фигурирует Шон Бэйтмен, который был главным героем в романе Эллиса «Правила секса» (1987). Патрик, в свою очередь, появляется в «Правилах…», и оба брата упомянуты в романе «Гламорама» (1998). — В другом эпизоде — в ресторане Harry’s — Патрик Бейтмен встречает знакомого, среди спутников которого был Пол Дентон — персонаж романа «Правила секса» (1987), влюбленный в Шона Бейтмена — брата Патрика. Видимо, он увидел сходство, потому что с ужасом смотрит на главного героя во время короткой встречи. У Бэйтмена складывается впечатление, что Дентон узнал его и что-либо знает. — Эллис в деталях описывает одежду персонажей в романе. Он признался, что это стоило ему больших усилий, поскольку сам он за модой совершенно не следит. Кроме того, он заметил в интервью, что герои романа вовсе не выглядят гламурными звездами с обложек, как может подумать невнимательный читатель. На самом деле большинство из сочетаний костюмов в романе больше напоминают клоунские одеяния. 

— Известно, что Эллис получил множество угроз убийства и «писем ненависти» после публикации романа. — Феминистка-активистка Глория Стайнем была одной из ярых противниц публикации романа из-за наличия там сцен изуверского насилия в отношении женщин. Стайнем — мачеха Кристиана Бейла, экранного воплощения Патрика Бэйтмена. Эта ирония судьбы упомянута в последнем по времени романе Эллиса «Лунный парк» (2005). 

— После публикации романа на канадской границе выстраивались пикеты, чтобы не допустить ввоза книги в страну. 

— В Австралии книга до сих пор продается в бумажном пакете. 

— Первое издание в твердой обложке в США вышло только в конце 2012 г. 

librebook.me

Book: Психопат

Василий Шукшин

Психопат

title: Купить книгу «Психопат»:
feed_id: 5296
pattern_id: 2266
book_author: Шукшин Василий
book_name: Психопат

Живет на свете человек, его зовут Психопат. У него есть, конечно, имя – Сергей Иванович Кудряшов, но в большом селе Крутилине, бывшем райцентре, его зовут Психопат – короче и точнее. Он и правда какой-то ненормальный. Не то что вовсе с вывихом, а так – сдвинутый.

Один случай, например.

Заболел Психопат, простудился (он работает библиотекарем, работает хорошо, не было, чтоб у него в рабочее время на двери висел замок), но, помимо работы, он еще ходит по деревням – покупает по дешевке старинные книги, журналы, переписывается с какими-то учреждениями в городе, время от времени к нему из города приезжают… В один из таких походов по деревням он в дороге попал под дождь, промок и простудился. Ему назначили ходить на уколы в больницу, три раза в день.

Уколы делала сестричка, молодая, рослая, стеснительная, очень приятная на лицо, то и дело что-то все краснела. Стала она искать иголкой вену у Психопата, тыкала, тыкала в руку, покраснела… Психопат стиснул зубы и молчал, ему хотелось как-нибудь приободрить сестричку, потому что он видел, что она сама мучается.

– Да вы не волнуйтесь, – сказал он. – Вы спокойней – как вас учили-то…

– Она ускользает, – пояснила сестричка.

Психопат пошевелил свободным плечом вторую руку, левую, он напряг и изо всех сил работал кулаком, как велела сестричка. Кое-как всадили укол.

– Неужели все так будут? – спросил Психопат. Он даже вспотел.

Сестричка ничего на это не сказала, только опять смутилась, пинцетиком свихнула иголку со шприца и положила ее в металлическую блестящую вазочку, в которой кипела вода. Психопат подумал: «Как суп варится из железок, надо же».

Пришел он в другой раз делать укол. Заранее стал волноваться. Дождался своей очереди, вошел в кабинетик, оголил правую руку до локтя и стал работать кулаком. Защемили резиновой кишкой руку выше локтя, и он продолжал пока работать кулаком, а сестричка налаживала шприц. Психопат между делом отметил, какая она статная, пора вообще-то замуж – хорошая, наверно, мать будет.

Стали опять искать вену. Рука у Психопата онемела.

– Отпускайте, – велела сестричка.

Психопат стал постепенно отпускать резиновую удавку, а сестричка все искала и все попадала мимо.

– Ускользает… – сказала она.

– Да, куда она, к черту, ускользает! – вышел из терпения Психопат. Руку прямо ломило от боли. – Что вам тут, игра в прятушки, что ли? – ускользает… Уметь же, наверно, надо!

Потом, идя из больницы, Психопат сожалел, что накричал, но не мог без раздражения думать про сестричку Он думал: «Только детей и рожать – здоровые хоть будут. Мужа хоть аккуратно кормить будет… Нет, поперлась в медсестры – в люди вышла, называется».

Пошел он в третий раз делать укол. Шел и с ужасом думал, что надо ходить так целую неделю. «Как же она училась? – думал он с удивлением. – Ведь учил же ее кто-то – отметки ставили. Решил кто-то, что все, готовая медсестра». Что у него ускользает вена, он как-то не мог этого понять. Куда ускользает? Как это?.. Бред же. Не умеет человек, и все.

Оголил он в кабинетике левую руку, стянул ее резинкой, положил на красную холодную подушечку и пошел умело работать кулаком. На медсестру не смотрел – как она готовила шприц. У него болела душа – больно же, нестерпимо больно, еще от старого укола боль не утихла, а теперь она снова начнет вену искать. Он работал кулаком и думал: «Ну на кой черт надо было в медучилище-то? Ну, бухгалтер там, счетовод, секретарь в сельсовете, если дояркой не хочется, – нет, непременно надо в медсестры!»

Сестричка подошла к нему, вытолкнула из шприца вверх тонюсенькую струйку лекарства, свободной ладошкой с силой несколько раз погладила руку Психопата от локтя книзу. На Психопата не смотрела – сама, как видно, всерьез страдала, что у нее плохо получается.

«Буду терпеть, – решил Психопат. – Неделю как-нибудь вытерплю».

Вена опять ускользала. И сестричка, и Психопат вспотели. Боль из руки стреляла куда-то под сердце. Психопат подумал, что так, наверно, можно потерять сознание.

– Да неужели вы всем так? – спросил он сквозь зубы. – Что же это такое-то?.. Мучительно же!

– Но если она у вас ускользает! – тоже осердилась сестричка.

«Она же еще и сердится!»

– Прекратите! – Психопат отвел свободной рукой руку сестры со шприцем. – Это пытка какая-то, а не лечение.

Сестричка растерялась. Покраснела.

– Ну а как же? – спросила.

– Да, как, как!.. – Психопату тут же и жаль ее стало. – Не знаю как, но так же тоже нельзя, милая. Ведь я же не железный, ну!

– Я понимаю… – сестричка стояла перед ним и при своей мощной молодой стати выглядела жалкой.

– Вы повнимательней как-нибудь, вспомните, как вас учили…

– Я все правильно делаю, – сестричка смотрела на него сверху просто, с искренним недоумением. – Всем так делаю – ничего…

– Ну, всем, всем… – сказал Психопат. И опять невольно с раздражением подумал: «В люди вышла». – Ну давайте, что теперь…

Сестричка нацелилась опять в вену, вроде нащупала, вонзила иглу и успела надавить поршенек шприца… Психопат вскрикнул от боли; боль полоснула по руке, даже в затылке стало тяжело и больно.

– Идиотство, – сказал он, чуть не плача. – Ну идиотство же полное!.. Позовите врача.

– Зачем? – спросила сестричка.

– Позовите врача! – требовал Психопат. И встал, и начал нервно ходить по кабинетику, согнув левую руку и прижав ее к боку, и раздражаясь все больше и больше. – Это идиотизм! Будем мы когда-нибудь что-нибудь уметь делать или нет?! – он кричал на сестру, и она поэтому и пошла к врачу, что он кричал: жаловаться пошла, потому что он выражается – «идиотизм».

Пришел врач: молодой, с бородкой, тоскует в деревне, невнимательный, остроумный сверх всякой меры, заметил Психопат еще в тот раз, когда врач принимал его.

– Что тут у вас? – да с этакой снисходительной усмешечкой в глазах – прямо Миклухо-Маклай, а не лекарь заштатный. Эта-то усмешечка и взбесила вконец Психопата.

– Да у вас тут, знаете, коней куют, а я укол пришел делать…

– Ну-ну, – прервал его врач и видом своим показал, что ему некогда, – поближе к делу, пожалуйста.

– Да дела-то нету! – закричал ему в бородку Психопат. – Будем мы когда-нибудь хоть уколы-то делать или шпаги будем глотать?! – Психопат, когда выходил из себя, говорил непонятно, нелепо, отчего сам потом страдал и казнился. – Ну что же, милые вы мои, как же так работать-то? Укол вот – час бьемся – сделать не можем. А мы бородки отпускаем, пенсне еще только осталось… Работать не умеем! Бородку-то легче всего отпустить, а она вон у вас уколы не умеет делать! – Психопат показал на сестричку. – Дядя доктор с бородкой… научили бы! Или сами тоже не умеем?

«Дядя доктор» сперва слушал с удивлением, потом рассердился.

– Ну-ка, прекратите кричать здесь! – сказал он строго. – Что вам здесь, базар, что ли?

– Да хуже! – не унимался Психопат. – Хуже! Базар по своим законам живет – там умеют, а у вас тут… черт знает что, конюшня.

Сестричка на это молча очень изумилась и возмутилась.

– Здание им построили!.. – все кричал Психопат. – А что толку? Все равно самодеятельность. Да что за проклятие такое, что же, вечно так и будем?! Ну, уколы-то, уколы-то – ведь уж… ну чего же проще-то! Нет, и тут через пень колоду! Да чтобы вас черт побрал с вашими бородками, с вашими гитарами!..

– Что, милицию, что ли, вызвать? – спросил доктор спокойно и презрительно.

– Давай! Давай, братец, дело простое. Проще, чем укол сделать. Эх-х… – Психопат надел пиджак и направился к выходу. Но не утерпел и еще сказал с порога: – Ду ю спик инглишь, сэр? А как насчет картошки дров поджарить? Лескова надо читать, Лескова! Еще Лескова не прочитали, а уж… слюни насчет неореализма пустили. Лескова, Чехова, Короленку… Потом Толстого, Льва Николаевича. А то – гитара-то гитара, а квакаем пока. А уж думаем – соловьи, – помолчал, воспользовался, что доктор тоже молчит, еще сказал, миролюбиво, поучительно: – Работать надо учиться, сынок, работать. Потом уж – снисходительность, гитара – черт с ней, если так охота, но сперва-то работать же надо.

И Психопат ушел. Сестричка посмотрела на доктора – так посмотрела, словно хотела проверить и убедиться, что она не зря побеспокоила доктора, вызвав его.

– Работайте, – недовольно сказал доктор. И вышел из кабинетика.

Его в коридоре поджидал Психопат. Он все еще держал руку согнутой и морщился. Врач, натолкнувшись на него, даже как будто растерялся – он думал, что нервный пациент ушел уже, а он тут.

– Простите, – сказал Психопат искренне, – я накричал там… Но я не виноват – больно же.

– Пойдемте, я вам в таблетках выпишу, – сказал молодой доктор на ходу. – Температура какая сейчас?

– Я не мерил, – ответил Психопат, входя следом за доктором в его кабинет.

– Ну вот… – доктор с бородкой не горестно, а с досадой, привычно усмехнулся и присел к столу писать рецепт. – А возмущаемся… Толстой. При чем здесь Толстой-то? – спросил он и посмотрел на Психопата насмешливо. Насмешка эта задела Психопата, но он решил быть спокойным.

– При том, что он умные слова писал: не мешало бы их помнить.

– А почему вы решили, что я… что их не помнят?

– Это вы-то помните? – удивился Психопат.

– Ну а почему бы нет? – доктор не только насмешливо, а и с презрением опять, и снисходительно, как показалось Психопату, смотрел от стола – молодой, довольный, уверенный. Психопат в свои 54 года полагал, что это он должен снисходительно смотреть на такого, как этот доктор, а не наоборот.

– Да неужели?

Доктор счел, наверно, что в его положении – врача – несерьезно, даже глупо спорить с больным, да еще так… странно: читал ли он Толстого, Льва Николаевича? Кстати, он его не читал, кроме как в обязательном порядке: в школе и в институте. Но при чем здесь Толстой, господи! И он склонился и стал писать рецепт.

– Может быть, вы тогда скажете: почему мы ничего делать не умеем? – спросил Психопат, продолжая стоять у двери.

– Что мы не умеем делать? – доктор не поднял головы, продолжал писать.

– Уколы, например.

– Она не читала Льва Толстого, поэтому не умеет.

– Хорошо, вы читали, тогда скажите: почему вы ничего не умеете делать?

– О, дядя!.. – доктор перестал писать и с удивлением смотрел на Психопата. – Это уже интересно. Ничего не умею?

– Нет, – Психопат пооглядывался, не нашел близко табуретки, присел на жесткий диван, застеленный белой простынкой, на краешек. – Не умеете, молодой человек.

– В чем же это выражается? – спросил ироничный доктор.

– Да во всем, – Психопат прямо и просто смотрел на доктора. – Вы – врач, – продолжал он рассуждать спокойно, – ваша медсестра не умеет делать уколы, а вы… вас это ни капли не встревожило. Вы, как крючок конторский, сели выписывать мне таблетки… Да ведь мне уколы нужны-то! – Психопат протянул руку к доктору и членораздельно еще раз сказал: – У-ко-лы! Ведь вы же сами назначили уколы.

– Видите ли, – тоже терпеливо заговорил доктор, – есть такие особенные вены, которые…

– Бараны есть особенные, это я понимаю: разной породы, а вены у всех людей одинаковые. Ты не доктор, – Психопат встал. – Из тебя такой же доктор, как из меня – акушерка. Но меня удивляет вот это вот… – Психопат показал на доктора, как если бы он кому-то показывал на выставке заковыристую претенциозную картину – всей рукой, растопырив пальцы ладошкой вверх, и еще тряхнул рукой, – это вот… тупое самодовольство. Сидит душа мертвая, ни заботы, ни горюшка – пишет рецепт. Умеет писать рецепты – тоже в люди вышел.

Доктор, изумленный до чрезвычайности, смотрел на больного. Молчал.

– Как же вы так живете-то? А? Как же так можно?.. Вы простите, я на «ты» перешел – это не надо. Я не ругаюсь с вами, я, правда, хочу понять: неужели так можно жить? Ведь не знает человек ни дела своего, ни… Даже знать-то не хочет, не любит, а сидит – хмурится важно… Та хоть краснеет, а этот… важный. Господи, боже мой-то, да неужели только за кусок хлеба? Да что вы, люди! Куда же мы так пришлепаем-то? Ну? Голубчик ты мой, бородка, ведь я так-то… не знаю – архиереем сяду вон и буду сидеть: мне что черт, что дьявол, что Никола Угодник – неинтересно. Что же уж так… обнаглели, что ли? Институт кончил… Да в двадцать-то пять лет я бы по домам ходил – старух с печек стаскивал: лечись, карга, а не жди конца, как… А тут все есть, а живой труп: сидит таблетки выписывает. Тогда уж касторку лучше, что же.

– Все? – спросил доктор жестко. И встал. – Выйдите отсюда, – он еле сдерживал себя. – Выйдите, я прошу. Я требую!

– «Я требую!..» – передразнил его Психопат. – Эхх… А жить еще небось лет пятьдесят, а уж сосулька сосулькой. Он требует. Ты потребуй, чтоб тебе прожить человеком. Ничего не хотят люди! Бородки хотят носить… Да ведь когда и поработать-то смолоду, ведь чего уж лучше – людей лечить – нет, к тридцати годам душа уж дохлая. Только на гитаре и остается играть.

И Психопат вышел из кабинета. А доктор сел и некоторое время ошалело смотрел на дверь. Потом посмотрел в окно…

По больничному двору шел Психопат – высокий, прямой, с лицом сильного, целеустремленного человека. Шел широким ровным шагом, видно, привык ходить много и далеко; на нем какой-то длинный нелепый плащ и кожаная шляпа.

Вечером доктор нарочно пошел к своему товарищу, школьному учителю, который жил в этом селе года два уже. Спросил про Кудряшова Сергея Ивановича – знает ли он его.

– Знаю, – сказал учитель, улыбаясь. – А что?

– А кто он такой?

– Библиотекарь.

– Но он что… Он здешний?

– Здешний. Это человек любопытный, такой, знаешь… с неистребимой энергией: кроме работы, ходит еще по деревням, книги старые скупает, к нему из областной библиотеки приезжают, с архивами переписывается…

– А какое у него образование?

– Да никакого. Я не знаю точно, может, классов восемь… Сам ходит, по собственной инициативе. А что он? Наскандалил? Он скандалист большой…

– Да нет, просто интересно.

– Его в селе Психопатом зовут.

– Но ты его хорошо знаешь-то? Что он, читает много?

– Не думаю. Иногда такой дребедени нанесет… А иногда попадает на дельное: тут раскольников было много, книги на чердаках есть. Иногда интересные приносит. Вообще любопытный мужик. Кляузник только: завалил все редакции предложениями и советами. Мешанины в человеке много. Но вот… никто же не просит ходить, по деревням – ходит, свои деньги тратит…

– Но у него же покупают… Библиотеки-то.

– Не все же покупают-то, купят одну-две, а он по полмешка привозит. Такой вот… подвижник. Раздает много книг… В школу нам дарит. С ним одна история была. Набрал как-то мешок книг и стоит голосует на дороге… А платить шоферу нечем: весь истратился. Один подвез и требует плату. Этот ему книгу какую-то: на, мол, дороже всяких денег. Тот, видно, послал его… а книжку – в грязь. Этот, Психопат-то, запомнил номер машины, нашел того шофера, в соседней деревне где-то живет, поехал к нему с братом, у него брат здесь, охотник, и побили шофера.

– Ничего себе! Ну и как? Судили?

– Шофер не подал – охотник откупился. У этого-то нет ничего, а охотник наскреб деньжат: откупились.

– А семья-то есть у него?

– У Кудряшова? Есть, двое детишек… Один в десятом классе – нормальные дети. А что он? Написал небось что-нибудь на больницу?

– Нет, так – был у меня сегодня, поговорили…

– Он поговорить любит! Пофилософствовать. Я, правда, писанину его не читал, но говорить часто приходится – любопытно.

– А печатают его? В газетах-то.

– Да ну, кто его будет печатать. Так – душу отводит. Его не трогают, привыкли… А он убежден, что делает великое дело – книги собирает. У него целая теория на этот счет.

Доктор помолчал… И спросил:

– Слушай, а как думаешь: Льва Толстого он читал?

– Ну, вряд ли, – удивился учитель. – Не думаю. Может быть, «Жилина и Костылина», и то вряд ли. Да нет, такой просто энтузиаст, как говорят. Убежден, что надо доставать книги с чердаков, – достает. Убеждение там колоссальное… Может, потому и кричит на всех. Но он безвредный. Не пьет, кстати. А может, и читал, надо спросить. Но думаю, что нет.

– А как же он библиотекарем без образования-то?

– Он тут с незапамятных времен библиотекарь, тогда не до этого было. Между прочим, хорошо работает. Не пьет, кстати… А, говорил уже, – учитель засмеялся, поискал в карманах сигареты, нашел, закурил… И опять с интересом посмотрел на товарища. И спросил: – Ведь наверняка же что-то выкинул этот Кудряшов, а? Чего ты с таким пристрастием расспрашиваешь-то?

– Да нет, говорю же тебе… Побеседовали просто в больнице, – врач тоже закурил, посмотрел, как горит спичка, послюнявил пальцы, перехватил спичку за обгоревший конец и сжег всю спичку до края. И внимательно смотрел на огонек.

Copyright (c) 2001 Электронная библиотека Алексея Снежинского


www.e-reading.mobi

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о