Старушка есть ли жизнь после свадьбы книга: Читать «Есть ли жизнь после свадьбы (СИ)» — Козьякова Наталья Дмитриевна — Страница 35

Читать «Есть ли жизнь после свадьбы (СИ)» — Козьякова Наталья Дмитриевна — Страница 35

Роксидион все-таки встал, побродил по спальне, зашел в ванную. Включил воду, вспомнил, как устроен душ у приятеля — соперника, повздыхал.

— Хочу, чтобы леди Апрелия занялась моим домом, — пробормотал он — Хочу, чтобы она вместе со мной принимала душ, чтобы в доме пахло сиренью, чтобы…

Тут он все же набрался смелости и с головой погрузился в ледяную воду, чтобы сразу же вскочить, шипя и отплевываясь.

— Идиот! — подумал про себя, проворно кутаясь в халат — Так и простудиться недолго, а завтра я должен быть в ратуше. Я должен увидеть эту чертову акварию, а потом подарить подобное ей. Нет — не ей! Артуру. И хотя я ничего не понимаю в детях, постараюсь сделать все, что смогу, чтобы этот малыш был счастлив.

Ночь… Слишком жаркая для конца лета. Спать не хочется. Лорд Тариэл сидит в гостиной, где от порядка не осталось и следа. Да и какой порядок может быть в доме, если следить за ним некому, а сам граф и понятия не имеет — как это делается. Хорошо, хоть кухарку удалось вернуть. Даже верный и преданный слуга, Иеремей, бросил его, оставшись у Апрелии. Хотя он и велел ей вернуть камердинера. Эта зазнайка лишь пожала плечами.

— Я ему не хозяйка, ваше сиятельство. Силой никого возле себя не держу. Но и в приют для стариков определить не дам.

— Но он мой камердинер, леди! Двадцать пять лет прослужил мне! Я никогда не собирался выгонять его из дома. Кто-то же должен заботиться о моем удобстве!

Она ничего не ответила на это, лишь серые глаза блеснули гневом. — Мой вам совет, ваше сиятельство: наймите себе экономку, возьмите горничных, прачку, а управляющий у вас уже есть. Гери настоящий специалист, и вы ему доверяете. Он сможет какое-то время наблюдать за всеми. А потом выберете себе жену из порядочного семейства вашего круга. Думаю, теперь недостатка в невестах у вас не будет. Леди Силла уверяет, что молодые люди с проснувшимся даром будут представлены ко двору. Так что займитесь своим Даром. Переговорите с леди — она имеет в вас участие. Думаю, с удовольствием займется вашим развитием.

Повернулась и ушла, оставив после себя щекочущий ноздри аромат цветочных духов… Никогда не любил сирень, а вот сейчас так бы и зарылся носом в букет. Жаль — время сирени кончилось, и сейчас под окнами гостиной цветут поздние розы.

Тариэл поднялся, подошел к двери, ведущей на террасу, посмотрел в сад. Вздохнул: хорошо, садовник с помощником под руку не подвернулись, так что этот уголок остался, как и положено настоящему саду — ухоженным, без намека на сорняки и дикие заросли. В самом деле — надо озаботить Г ери наймом прислуги. Сколько можно — у него уже и чистого белья не осталось. Не покупать же каждый раз новый комплект одежды — так никакого приданого не хватит. Завтра надо будет съездить к Роксидиону. Он как-то умеет находить нормальную прислугу. И кухня у него выше всяких похвал, и дела в имении идут если не блестяще, то очень даже неплохо. И сам всегда как с картинки модного журнала.

Потоптавшись у двери, Тариэл развернулся, и побрел на второй этаж — в библиотеку. Там сами собой вспыхнули магические светильники, разогнав ночную темноту. Уютная комната получилась. Так и тянет взять со стеллажа книгу потолще, опуститься в уютное кресло и погрузиться в чтение. Вот только пыль… Тонкий слой пыли на поверхности столов. Да аквария с погибшими рыбками. Зато растения разрослись, создав целый подводный сад. Рука графа сама собой потянулась к воде, коснулась поверхности. Пальцы кольнуло. А потом по руке побежали колкие иголочки — так бывает, когда затечет рука от неудобного положения. Неожиданно и приятно, пожалуй. И даже как-то на душе легче стало… Будто кто-то сильный поделился с ним теплом… Может быть, это и впрямь магия? Честно сказать, Тариэл не очень-то поверил в наличие искры. Откуда бы ей взяться, если раньше она себя никак не проявляла. А тут вдруг вспыхнула. Может быть, и впрямь дед что-то наколдовал? Надо бы порыться в дедовых бумагах: как-то не доходили руки до них, голова болела о другом. А сейчас так и подмывает семейные тайны разгрести.

Тариэл с неохотой вытащил руку из воды, на прощание бережно погладив пальцами поверхность. Если он и впрямь обладает хотя бы искрой — есть шанс восстановить и пруды, и имение. А приданое… Что ж, возможно, он и вернет его жене. Если она сама не вернется. Или не вернет — все же, сама предложила отступные за виконта. Две главные проблемы будут решены. А в восстановленное имение можно будет и жену подобрать. Только в этот раз он будет выбирать тщательно. Сначала все проверит, досконально, чтобы ни единой червоточинки. А уж потом — в Храм. И непременно пяток наследников — чтобы жене в голову не приходило самоуправством заниматься. Не оставлять же все сделанное бастарду. Ну, батюшка, удружил! И ведь как тонко все продумал! Так или иначе — а стал бы Артур хозяином всего, что есть. Старший сын и наследник. Вот только прогадал, прогадал… Спасибо древнему артефакту — вывел всех на чистую воду. И пусть теперь у леди Апрелии голова болит о мальчишке. Можно, конечно, еще один хитрый ход сделать… Предложить это имение Роксидиону. Даже в таком виде оно принесет достаточное количество средств. Можно будет уехать в столицу, купить дом, выкупить какую-нибудь усадьбу — и там построить собственное гнездо, не замаранное мезальянсом, внебрачными связями и незаконными детьми. В конце концов, ему только тридцать — еще вся жизнь впереди, все можно успеть. К тому же, если и впрямь молодых магов представят ко двору… Перспективы заманчивые… Завтра же надо встретиться с этой леди Силлой. Нет, брать её в наставницы не стоит. Слишком уж настойчиво нос сует. Но ведь он вполне может съездить в столицу самостоятельно, есть у него там парочка приятелей еще по лицею.

Разузнать, продумать и потом уже решать…

С такими мыслями граф Тариэл Тарский отправился в спальню, улегся на свой пружинный матрац и мгновенно провалился в сон.

Глава шестая. Письма старой подруги

Кабинет бабушки Аксиньи для меня всегда был тайной за семью печатями. Проще говоря, не пускали меня туда ни в детстве, ни в юности. Бабушка всегда ловко переводила мое внимание с запретной темы на что-то более привлекательное. Потом я жила в пансионе, к бабушке приезжала лишь на два — три дня на каникулах, и тогда у нас была масса других тем для разговора… Да и батюшка стремился всегда держать меня поближе к семье. И вовсе не потому, что не желал моего общения со старушкой. Скорее — ревновал, как это часто случается. Опасение, что дочка будет любить кого-то другого больше, чем родного отца. Потому-то и таскал меня за собой везде, куда только было можно взять ребенка. И я благодарна ему за это.

Ладно, хватит стоять под дверью. Можно, конечно, прийти сюда днем. При свете дня как-то легче, что ли… Но все равно не спится. Может быть, есть тайны, которые легче открываются при свете луны? Потолкала дверь — замочной скважины нет, значит, она не заперта. Или заперта при помощи магии? Уколола палец не то об некстати вылезший гвоздь, не то о заусеницу, появившуюся на бронзовой ручке. И чуть не подпрыгнула, услышав таинственный скрип: нет, надо было все же дождаться утра, а то так и до сердечного приступа недалеко. Стараниями дядюшки Берта в доме все отлажено, дверь ни одна не скрипит. Кроме этой. Сразу повеяло тайнами и секретами. Я даже хихикнула — войду сейчас, а на меня какой-нибудь Страж кинется. Что-то подобное сестренки мне читали, помнится. А еще про черные-черные пятна и гробы на колесиках…

Стража не было. Я потихоньку вошла, попыталась оглядеться и хлопнула себя ладошкой по лбу — ну, и дура же ты, Лелька! Ночью в комнате с закрытыми окнами оглядываться! Хоть бы свечу захватила! Я еще раз хлопнула — теперь уже ладошкой о ладошку. Сработало! У бабули тут магические светильники, оказывается! Здорово! Продвинутая была у меня бабуля, ничего не скажешь. Итак, что мы имеем? Завтра надо будет заставить дядюшку открыть все ставни на окнах и устроить генеральную уборку. Воздух застоялся, немного пахнет пылью и запустением — почти как в имении Тарских. Только там еще и разрухой пахло. И ощущение у меня — будто кто-то присматривается ко мне, оценивая — достойна ли сего места? Стоит ли пускать в святая святых? А, да пусть смотрит. Теперь я — хозяйка этого дома и места. Договоримся, однако.

🕮 Читать книгу «Есть ли жизнь после свадьбы» онлайн » Страница 16

\

— Виконт проснется через полчаса, ваше сиятельство, — улыбнулась она. — Положите рядом с ним его любимого медведя, он сейчас в кресле. И разговаривайте с ним негромко, чтобы мальчик спросонок не устроил истерику…

Спустя еще два часа благородное семейство отправилось в квартал Бризон. Граф и графиня сидели в бричке, малыш устроился между ними, держа обоих за что придется: отца за краешек жилета, Лели — за оборку на светло — голубом платье. На козлы уселся Гери с видом заправского кучера. Лита, Грипа и прибежавшая из дома Тэсса получили приказ навести порядок в двух соседних спальнях, в кухне, приготовить ужин, и нагреть воды к вечеру, чтобы господа могли принять ванну перед сном. Сторож все еще спал в своей сторожке, не зная о готовящемся наказании.

Город Браск вырос когда-то из обычного села.

Просто оно так удобно было расположено: в месте слияния двух рек. Шумной и торопливой Айи и неспешной Байи. Далее по обширной равнине катила свои волны величавая Браска. Предприимчивый народ сначала устраивал на просторном лугу ярмарки и базары, потом кто-то из купцов построил дом и поставил постоянную лавку. К нему присоединился другой, потом третий. Дома и лавки располагались вокруг той самой торговой площади: купцы постарались, замостили обширное пространство, применив известный во всем мире способ: долгое время торговая пошлина взималась камнями и булыжниками. Городок разрастался, и вскоре от площади разбежались лучиками в разные стороны новые улицы. Анусьен был государством мирным, войн не случалось давно, так что народ жил без опаски, вкладывая немалые деньги в развитие вот таких уютных городков. Подводила разве что аристократия, время от времени устраивая попытки переворотов, но королевская семья власть держала крепко, не допуская разброда и шатания в своих рядах. Опальных ссылали в отдаленные места, часто без права возвращения.
Так и в Браске появилась высшая знать. Держалась высокомерно, с купечеством не сближалась, хотя брать в долг не стеснялась…

Бричка неторопливо катилась по нешироким улицам, давая возможность седокам полюбоваться городком. Последний весенний месяц близился к завершению, и во всех уютных двориках буйствовала зацветающая сирень, осыпали на землю лепестки яблони, и умопомрачительно пахло отцветающей черемухой. Апрелия скользила взглядом по выглядывающей из — за кованной решетки зелени, по черепичным крышам домов, по встречным открытым и закрытым коляскам, и думала о том, как будет смотреться этот пейзаж на очередном полотне, вышитом дорогим каенским бисером и полудрагоценными камнями. А потом надо будет подобрать бисер, и вышить картину, где главным действующим лицом станет Браска, зеленоватые воды которой то и дело мелькали в просветах между домов.

Граф Тариэл искоса поглядывал на супругу, мучительно пытаясь угадать: о чем с таким безмятежным видом может размышлять его жена? О красоте Браска? Полноте — разве может женщина оценить пейзаж? Весь его опыт подсказывал, что женщины оценивают лишь красоту и стоимость украшений, нарядов, и часами могут разговаривать об уместности бантика на шляпке или броши на изящной туфельке. А может быть, она размышляет о свидании с поклонником? Зачем-то она захотела поехать в город, и собралась буквально за двадцать минут. Как — будто у нее все давно было приготовлено к поездке, надо было просто взять баул и прихватить ребенка со служанками. Не являются ли модные лавки всего лишь предлогом? И почему ему, графу Тариэлу Тарскому, так невыносимо думать о возможном сопернике? А еще у супруги, кажется, хранится немало тайн в хорошенькой головке, прикрытой от ярких солнечных лучей изящной шляпкой с букетиком каких-то цветов. В цветах граф разбирался плохо. Именно эти были бледно — голубыми, в тон платья с вырезом каре и рукавами — фонариками. Платье удивительно подходило Апрелии, добавляя глазам голубизны. Сейчас её глаза были похожи на ту искру, сорвавшуюся с её пальцев в первый день… Да и утренний поцелуй, избавивший его от совершенно не нужного синяка на лбу…

— Леди Апрелия, как вы смотрите на то, чтобы посетить леди Силлу, директрису Школы талантливых детей? — отважился он задать вопрос. Жена сморгнула, возвращаясь из своих мечтаний, улыбнулась светло.

— Вы считаете, что мне нужно с ней встретиться, ваше сиятельство?

— Да, — твердо сказал граф. — Возможно, вы имеете зачатки магического дара, тогда вам надо его развивать. Мой дед рассказывал, что пренебрежение таким занятиями может привести к печальным последствиям.

— Я думала об этом, — кивнула супруга. — Не хочется, знаете ли, печальных последствий ни для себя, ни для других.

— Хорошо, тогда я сегодня же пошлю леди Силле просьбу о встрече. Видите ли, мой дед был хорошо с ней знаком, и она всегда относилась ко мне по — дружески.

— Как скажете, мой лорд, как скажете… Вот мы и прибыли по адресу. Господин Гери, остановите здесь, пожалуйста.

Бричка остановилась, и Апрелия легко спрыгнула на землю, не дожидаясь поддержки супруга. Приняла на руки виконта, что-то шепнула ему в розовое ушко, улыбнулась графу, и чуть не в припрыжку побежала по мощеной подъездной дорожке к узорчатой кованой калитке. Достала из сумочки большой ключ, вставила в замочную скважину. Калитка со звоном распахнулась, явив уютный дворик, наполненный зеленью и цветами. Пожилая, но еще крепкая старушка спустилась навстречу по свежеокрашенным ступенькам.

— Нянюшка! Здравствуй!

И Апрелия, оставив на секунду руку малыша, крепко обняла старушку.

— Знакомься, нянюшка — это мой подопечный, виконт Артур Тарский. Артур, а это моя нянюшка, Талия. Она живет в моем доме вместе со своим мужем. Он исполняет обязанности сторожа, садовника и истопника. Нянюшка, где же дядюшка Верт? Я так соскучилась!

Да погоди ты, стрекоза, — ворчливо отозвалась нянюшка. — Я чего-то не поняла. Ты подалась в воспитательницы, что ли? Дома тебя все ж таки достали?

Апрелия рассмеялась звонко — Тариэл раньше не слышал от нее такого беспечного и веселого смеха.

— Да нет же, няня! Меня просто выдали замуж. За графа Тариэла Тарского. Вот, познакомься! Мой муж, его сиятельство Тариэл Тарский. А это его сын, виконт Артур. А там, за калиткой — наш управляющий, господин Гери. Коня привязывает. Так где дядюшка Верт? Пусть он займется нашим выездом.

— Иду, иду, красавица! — отозвался откуда-то из глубины сада старческий надтреснутый тенорок. — Талия, что ж ты хозяйку-то на пороге держишь?

— И вправду, чего это я? — всплеснула руками старушка и проворно засеменила по ступенькам в дом. — Проходите, проходите, ваше сиятельство. Уж простите — не ждали, не чаяли… Чайку — не угодно ли?

Глава шестнадцатая. Семейные заморочки

— Нянюшка, а пошли-ка кого-нибудь к батюшке: не сможет ли он заехать сюда, пока наше сиятельство отбыл по делам?

Мы сидели с нянюшкой вдвоем в маленькой гостиной: дядюшка Верт, весело что-то приговаривая, увел виконта с собой: показать мальчишке только что вылупившихся цыплят и гусят. Кажется, там еще и крольчата стали из гнезда высовывать подвижные носишки. Устроит мне виконт допрос перед сном, как пить дать…

Нянюшка отложила в сторону расписную деревянную коробочку с кубиками — достала для малыша — и посмотрела на меня строгим взглядом.

— А сама почто не доедешь? Или и тебе зазорно с родителем — купцом общаться?

— Не в этом дело, нянюшка! Батюшку я люблю, и встречаться с ним так или иначе буду, пусть меня хоть королевой сделают. Не хочу пока ссоры провоцировать. И так лада нет. А его сиятельство запретил мне в родительский дом ехать.

— Вот ведь говорила я бабке твоей — не выйдет из такого брака путя, так ведь нет! Уперлась, покойница, руками — ногами. Дескать, у Апрелии все шанцы есть былую славу роду вернуть. А на што она, та слава, ежели от рода только ты одна и осталась? Вышла бы замуж за доброго парня, детей нарожала, дом вела, как полагается. Тут тебе и счастье.

— Стоп, нянюшка! Как это — я одна из рода? А батюшка? А мои сестры и брат? Мы же единокровные? Или я опять чего-то не знаю?

Нянюшка подошла ко мне и обняла меня так, как делала это в детстве: обеими руками за плечи, спрятав мою головушку буйную на своей груди. Погладила по волосам натруженной ладонью, вздохнула.

— Что ты, Лелюшка, что ты! Отец тебе — родней не бывает. Мать-то твоя тоже — осколок. Сирота. Я толком-то и не знаю, вроде был в роду матери маг. Лет, может, сто пятьдесят назад. Вот бабка и свела их: надеялась, что две искорки пламя дадут. Да что-то не так пошло. Пламя-то мелькнуло, да погасло. Вот она тебя и отправила в пансион. Я ей не советчица была.

ОДИНОКАЯ ПОЖИЛАЯ ЖЕНЩИНА: ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ВРАЧА | Геронтолог

Вдовы и разведенные в дальнейшей жизни: снова сами по себе , под редакцией Кэрол Л. Дженкинс. Бингемтон, штат Нью-Йорк, Hawthorn Press, 2003, 192 стр., 39,95 долларов США (ткань), 24,95 долларов США (бумага).

От вдовы к вдове: продуманные практические идеи по переустройству вашей жизни , Женевьева Дэвис Гинзбург. De Capo Press, Кембридж, Массачусетс, 2004 г., 222 стр., 15,95 долларов США (бумага).

Поскольку ожидаемая продолжительность жизни увеличилась за 20 9В 0011-м -м веке нормативная последовательность основных жизненных переходов также изменилась. Например, увеличение продолжительности жизни открыло новые возможности для отдыха и создало этап жизни, называемый выходом на пенсию. «Ранняя взрослость» — это этап жизни, который развился после того, как молодые люди отложили свой переход во взрослую жизнь, достигнув более высокого уровня образования и отодвинув возраст, в котором они вступают в брак и рожают детей. Особый интерес для этого эссе представляет появление еще одной жизненной фазы, которую я называю «одиночество в позднем возрасте». Одиночество в позднем возрасте является результатом расторжения брака в результате вдовства или развода. Обычно это происходит после того, как человек провел большую часть своей взрослой жизни в супружеских отношениях.

It’s A Girl Thing

Гендерные различия в ожидаемой продолжительности жизни в сочетании с тем фактом, что женщины выходят замуж за мужчин старше себя, означают, что женщины чаще, чем мужчины, испытывают одиночество в конце жизни. Как показано в таблице 1, подавляющее большинство мужчин остаются в браке на протяжении всей своей жизни. С другой стороны, только 56% женщин в возрасте от 65 до 74 лет замужем; и менее одной трети состоят в браке к тому времени, когда им исполняется 75 лет. Сегодня женщины могут рассчитывать прожить еще 19 лет после 65 лет, что позволяет предположить, что эта фаза одиночества в позднем возрасте занимает значительную часть современной женской жизни. продолжительность жизни.

Хотя потеря супруга является очень частым явлением в жизни женщины, исследователи стресса утверждают, что вдовство является одним из самых мучительных жизненных переходов (Holmes & Rahe, 1967). В этом эссе рассматриваются две книги, в которых рассматриваются конкретные проблемы, с которыми сталкиваются пожилые женщины, когда они вступают в этот уникальный этап жизненного пути и занимают его. В отличие от традиционных исследований переживаний утраты, посвященных психологии, две книги, рассмотренные в этом эссе, рассматривают более широкий спектр приспособлений, с которыми сталкиваются женщины после расторжения брака. Помимо психологического стресса, пожилые женщины также сталкиваются с социальными, экономическими, медицинскими и поведенческими последствиями после потери супруга.

Вдовы против разведенных

Одна из книг, Вдовы и разведенные в дальнейшей жизни: снова сами по себе, , представляет собой тематический сборник рецензируемых статей, посвященных различным проблемам, с которыми сталкиваются одинокие пожилые женщины. Том под редакцией Кэрол Дженкинс был одновременно опубликован в качестве специального выпуска Journal of Women and Aging (том 15, выпуск 2/3), что, возможно, объясняет, почему он кажется несколько бессвязным и фрагментарным при чтении от корки до корки. Хотя редактор попытался объединить различные статьи с кратким введением и заключительной главой, книга по-прежнему больше похожа на сборник журнальных статей, чем на хорошо интегрированную монографию.

Тем не менее, Вдовы и разведенные в более поздней жизни предлагает девять отдельных статей, посвященных некоторым наиболее важным проблемам, с которыми сталкиваются пожилые женщины. Используя различные теоретические и эмпирические подходы, авторы обсуждают такие темы, как повышенный риск госпитализации после вдовства (Джеймс и Сара Ладитка) и перспективы выхода на пенсию разведенных женщин (Барбара Бутрика и Ховард Иамс). Другие темы, затронутые в книге, — это то, как пожилые вдовы сохраняют свою независимость в свете хронических заболеваний (Дженкинс) и как духовность и религия могут компенсировать стресс, связанный с потерей супруга (Скотт Майкл, Марта Кроутер, Беттина Шмид и Ребекка Аллен). . Почти все авторы обсуждают важность членов семьи и друзей как средства поддержки и понимания для одинокой пожилой женщины. В совокупности этот сборник статей, не связанных между собой, представляет собой отличный обзор некоторых из наиболее распространенных проблем, с которыми сталкиваются одинокие пожилые женщины.

Дополнительным достоинством этого отредактированного тома является внимание к культурному и этническому разнообразию. Во многих отдельных статьях авторы предполагают, что переживания женщиной потери супруга являются отражением исторического времени и культурного места, в котором она живет. Например, Джеймс МакНалли проводит сравнительный анализ вдовства и поддержки семьи в северной и южной частях Тихого океана. Мария Кеттелл обсуждает историю вдовства в африканских культурах. Жаклин Энджел, Нора Дуглас и Рональд Энджел исследуют условия долгосрочного ухода за американскими вдовами мексиканского происхождения, а Карен Глейзер, Эмили Гранди и Кевин Линч исследуют условия проживания вдов в Англии и Уэльсе. В заключительной статье Дороти Руис, Кэролайн Чжу и Марты Кроутер обсуждается опыт афроамериканцев в качестве бабушек и дедушек, находящихся под опекой. Эти статьи подчеркивают тот факт, что, хотя одинокие пожилые женщины сталкиваются с общим набором проблем, индивидуальный опыт зависит от исторического и культурного контекста, в котором он происходит. В частности, социальная политика и нормативные ожидания влияют на то, с какими трудностями может столкнуться пожилая вдова или разведенная женщина и какую поддержку она может получить.

Несмотря на то, что этот сборник называется Вдовы и разведенные в дальнейшей жизни , эта книга в значительной степени представляет собой исследование того, как пожилые женщины справляются с поздним вдовством, а не разводом. Из девяти статей только одна статья (Бутрика и Ямс) посвящена последствиям развода в позднем возрасте. В дополнительной статье (автор Glaser et al.) в единый анализ включены как вдовы, так и разведенные; однако авторы объединяют вдов и разведенных в одну категорию «незамужних». Учитывая, насколько часто вдовство встречается в более позднем возрасте (обратитесь к Таблице 1), я не был удивлен, что в статьях больше внимания уделялось вдовству, чем разводу. Однако я был разочарован тем, что в книге явно не сравнивается опыт вдов и разведенных.

Хотя и вдовство, и развод знаменуют конец супружеских отношений, вдовство начинается со смертью любимого человека. Развод начинается, когда оба супруга подписывают юридический документ. Крайне важно, чтобы мы, как геронтологи, начали рассматривать такие вопросы, как: Подвержены ли вдовы и разведенные пожилые люди одним и тем же типам стрессоров и адаптации? Живут ли разведенные лучше, чем вдовы (или наоборот), при каких обстоятельствах и почему? Сравнительный анализ, выявляющий различия и сходства между вдовством и разводом, позволит специалистам-практикам и политикам учитывать разнообразие потребностей пожилых одиноких женщин.

Практические идеи для вдов

Вторая книга, От вдовы к вдове: продуманные практические идеи по переустройству вашей жизни , посвящена исключительно тому, как женщины справляются с вдовством. Автор, Женевьева Дэвис Гинзбург, умело создала легко читаемое руководство по самопомощи для женщин, переживших утрату. В книге юмор, эмоции и повседневный опыт сочетаются с практическими и сострадательными советами для вдов. Изданный в твердом переплете в конце 1990-х, он недавно был выпущен в мягкой обложке.

Автор, сама вдова, точно описывает многие проблемы, с которыми сталкиваются вдовы. В серии очень коротких глав она подробно описывает ожидаемые и неожиданные эмоции, возникающие после потери супруга, а также практические решения, которые женщины должны принять после смерти супруга. Она предполагает, что супружеская утрата «является самым глубоким из всех эмоциональных переживаний», и в то же время призывает женщин использовать уникальные возможности, предоставляемые этим разрушительным и часто нежелательным событием. Она дает мудрый совет женщинам, которые принимают очень рутинные, но непростые решения, связанные с вдовой, например, когда освободить шкафы и ящики покойного, как ответить на все полученные письма с сочувствием, снять обручальное кольцо. , есть в одиночестве, встречаться и оплачивать счета. Она даже включила главу о том, как одинокие пожилые женщины могут достичь сексуального удовлетворения, и главу под названием «Вчера жена, сегодня механик». Внимание Гинзбург как к эмоциональным, так и к практическим аспектам вдовства делает ее книгу одним из самых вдумчивых комментариев о вдовстве, которые я читал.

От вдовы к вдове предназначено в качестве самопомощи для тех, кто потерял близких; автор называет это «группой поддержки между обложками». Несмотря на это, научные достоинства этой книги не следует недооценивать или преуменьшать. Гинзбург, консультант по вопросам брака по образованию, с 1977 года руководила программой под названием «Услуги от вдовы к вдове» в Темпе, штат Аризона. относятся. В результате она создала красноречивый и богатый рассказ о том, что значит быть вдовой и что нужно, чтобы восстановить свою жизнь после вдовства. Доступность ее языка и глубина ее понимания обеспечивают элемент правды и ясности, которого часто не хватает в эмпирическом анализе тяжелой утраты. В этом отношении я нашел книгу Гинзбурга впечатляющим образцом качественного исследования. Это позволило мне, как специалисту по скорби, который никогда лично не переживал тяжелую утрату, лучше понять проблемы и возможности, с которыми сталкиваются вдовы. Это расширило мою перспективу и поставило ряд исследовательских вопросов, которые я еще не рассматривал.

Хотя эти две книги написаны для очень разной аудитории и для разных целей, они затрагивают некоторые из наиболее важных вопросов, связанных с одиночеством в позднем возрасте. Первая книга представляет собой идеальный набор статей, которые можно было бы использовать в университетском курсе о женщинах и старении. Последний представляет собой вдумчивое и практическое руководство, которое можно дать недавно потерявшим близких. В оставшейся части этого эссе мы кратко рассмотрим четыре общие темы, возникшие в обоих текстах.

  1. Супружеская потеря требует многоуровневой корректировки.

  2. Супружеская потеря, хотя и эмоционально тяжелая, может привести к личностному росту и новым возможностям для одинокой пожилой женщины.

  3. Стресс от потери супруга можно компенсировать различными формами социальной поддержки.

  4. Несмотря на то, что потеря супруга является обычным переходным периодом в жизненном цикле женщины, каждая особь демонстрирует уникальную модель приспособления.

Многослойная потеря

Чтобы понять бесчисленное множество проблем, с которыми сталкиваются женщины после потери супруга, необходимо понять, что на самом деле было потеряно, когда брак распался. Для некоторых конец брака означает потерю близкого партнера, доверенного лица или друга. Для других это может означать потерю разнорабочего, механика или финансового консультанта. Для большинства женщин это некоторая комбинация вышеперечисленного. Истинный характер утраты женщины зависит от истории отношений с супругом. В случае одиночества в конце жизни эти отношения могут иметь очень долгую историю, охватывающую многие десятилетия ее взрослой жизни.

Когда два человека впервые вступают в брачный союз, они публично клянутся любить, уважать и лелеять друг друга. Они также начинают функционировать как единое целое или команда. Например, один из супругов может готовить ужин, а другой мыть посуду. Муж может работать за плату, а жена сидит дома с детьми. Пары распределяют ежедневные задачи, чтобы извлечь выгоду из сильных сторон каждого из супругов, не дублируя при этом усилия ни одного из них. Теоретически пара более эффективна и продуктивна, чем один из супругов.

Когда браку приходит конец из-за смерти или развода, эта хорошо смазанная машина дает сбой. Оставшаяся в живых супруга становится ответственной за все задачи повседневной жизни, включая те, которыми ранее руководил ее покойный (или бывший) супруг. Она должна сделать это, одновременно оплакивая потерю близких личных отношений. Цель одинокой пожилой женщины состоит не в том, чтобы восстановить свою прежнюю жизнь, а в том, чтобы перестроить свою жизнь так, чтобы она отражала ее новую реальность как одинокой пожилой женщины. Принимая терминологию Гинзбурга, самая большая проблема, с которой сталкивается женщина, недавно вышедшая замуж, — это процесс «разъединения», когда она должна превратиться «из половины пары в цельную личность».

Популярная теория под названием «Модель совладания с двумя процессами» (Stroebe & Schut, 1999) объясняет, что люди, пережившие утрату, колеблются между задачами преодоления, ориентированными на утрату, и задачами, ориентированными на восстановление. Совладание, ориентированное на потерю, позволяет скорбящим смириться с эмоциональным горем потери близкого партнера, в то время как совладание, ориентированное на восстановление, позволяет пострадавшим восстановить повседневную деятельность и социальные отношения, которые были нарушены смертью мужа. Таким образом, утрата получила новое определение. Это не просто тоска по умершему супругу; это многомерный процесс приспособления, в котором скорбящие должны справиться с социальными, психологическими, финансовыми и инструментальными потерями, связанными с распадом брака.

Хорошее горе

В то время как некоторые женщины испытывают сильные и длительные страдания, другие демонстрируют замечательную стойкость и личностный рост после потери супруга. В результате ученые, занимающиеся тяжелой утратой, начали исследовать положительные, а не просто отрицательные последствия, связанные с потерей супруга (Carr, 2004). Как клиницист, Гинзбург напоминает женщинам, что вдовство — это «возможность обнаружить человека, погребенного под столькими слоями дочери, жены, матери». Она призывает женщин думать о вдовстве как о «личности» и наслаждаться временем, которое они могут посвятить своим личным потребностям. Одиночество в конце жизни часто является временем для самопознания, обновления и размышлений.

Незамужняя пожилая женщина часто демонстрирует рост уверенности и самоуважения по мере того, как она перестраивается и привыкает к своей новой жизни в качестве одинокой женщины. Например, женщина, которая никогда не косила газон и не платила налоги (потому что этим занимался ее муж), испытает огромную гордость, когда поймет, что способна выполнять эти рутинные задачи. Она может испытать чувство личностного роста, потому что знает, что ей не нужно зависеть от других в своем ежедневном выживании. Другими словами, то, что ее не убивает, только делает ее сильнее.

Вы не одиноки

Социальная поддержка является одним из факторов, смягчающих негативные последствия потери супруга. Друзья, члены семьи и соседи часто оказывают одинокой пожилой женщине различные формы эмоциональной и инструментальной поддержки, чтобы облегчить трудный переход. Друзья, потерявшие своих мужей, проявляют сочувствие и понимание к одинокой пожилой женщине. Члены семьи и друзья, которые, вероятно, тоже скорбят о потере, могут помочь с работой или поручениями. Они могут предоставить финансовую помощь или альтернативные условия проживания. Они могут обеспечить отвлечение от печали или передышку от одиночества. Вдовы получают так много социальной поддержки, что Дженкинс пришел к выводу, что одинокая пожилая женщина «снова НЕ одна». Ее окружают друзья, члены семьи и соседи, которые беспокоятся о ее благополучии и готовы помочь в случае необходимости. Поддержка, ощутимая или полученная, помогает компенсировать огромную потерю, которую она чувствует.

Исследования показывают, что взрослые дети оказывают значительную поддержку своим овдовевшим и разведенным матерям, иногда даже в совместном проживании. Однако в высокомобильных обществах, таких как Соединенные Штаты, дети часто географически разнесены со своими матерями, что вынуждает их полагаться на технологии, такие как телефоны и компьютеры, чтобы сблизить их со своими детьми. Кроме того, по мере того как все больше пар остаются бездетными, большему проценту пожилых женщин придется столкнуться с этим трудным переходным периодом без поддержки со стороны взрослых детей. Чтобы компенсировать эти демографические тенденции, незамужняя пожилая женщина может больше полагаться на сверстников и группы взаимопомощи, такие как «Услуги от вдовы к вдове» Гинзбурга, чтобы найти поддержку и понимание. В 2003 году почти 91 000 000 пожилых женщин овдовели, и примерно 1 700 000 женщин в возрасте 65 лет и старше развелись (U.S. Census Bureau, 2005). Конечно, пожилая женщина, переживающая потерю супруга, найдет утешение в том, что многие ее сверстники переживают такой же трудный переход. Общность опыта свяжет одиноких пожилых женщин вместе.

Каждая женщина сама за себя

Несмотря на то, что после потери супруга женщины могут сталкиваться со схожими стрессовыми факторами, важной темой исследований в области тяжелой утраты является то, что ни одна женщина не переживает расторжение брака точно так же, как другая женщина. Это предположение резко контрастирует с традиционными стадийными теориями, утверждающими, что большинство людей, переживших утрату, будут испытывать один и тот же набор симптомов в сходной последовательности (Kubler-Ross, 19).

69). Книги, рассмотренные в этом эссе, предполагают, что продолжительность, курс и характер адаптации зависят от индивидуальных факторов риска, таких как демографические характеристики (возраст, пол, социально-экономический статус), наличие у скорбящего ранее проблем с психическим здоровьем, качество и продолжительность супружеских отношений, наличия социальной поддержки и характера смерти. Как показывают анализы, представленные в томе Дженкинса, горе также зависит от культурного и исторического контекста, в котором оно возникает. Слияние этих факторов создает уникальный опыт горя для каждого человека.

В заключение, две книги, рассмотренные в этом эссе, послужили фоном для обсуждения наиболее важных тенденций в современных исследованиях переживаний утраты. Том Дженкинса напомнил нам, что одиночество в конце жизни может быть результатом развода, в дополнение к вдовству. Это особенно важное различие, которое следует учитывать, поскольку разводы, скорее всего, будут более распространены среди будущих когорт пожилых женщин.

Книга Гинзбурга, которая представляет собой глубоко личный рассказ о вдовстве, раскрывает понимание и практические советы, которые могут исходить только от непосредственных знаний о том, что такое вдовство. Взятые вместе, эти две книги, написанные для очень разных аудиторий, обобщают некоторые из наиболее важных вопросов в исследованиях переживаний утраты. В обеих книгах подчеркиваются множественные источники стресса, возникающие после потери супруга, идея о том, что не всякое горе может быть плохим для одинокой пожилой женщины, важность социальной поддержки и индивидуальность переживания тяжелой утраты. Хотя одиночество в позднем возрасте является одним из наиболее распространенных переходов в жизни женщины, это также и один из самых трудных переходов, с которыми женщина столкнется.

Таблица 1.

Семейное положение населения США в разбивке по полу и возрасту, 2003 г.

9019 9019 .0134
Возраст . Распространение (%)
.
. . .
Никогда не был женат . Женат . Вдова . Разведен .
Men         
    45–54 years  10.8  73.8  1.0  14.4 
    55–64 years  5.8  79.3  2,2 12,8
65–74 Годы 4,6 77,6 8,8 9.0 9.0 9.0 9.0 9.0 9.0 9.0 9.0 3.8  70.2  21.5  4.4 
Women         
    45–54 years  8. 70.4  3.1  17.7 
    55 –64 years  5.6  66.5  10.4  17.4 
    65–74 years  3.4  56.1  29.4  11.2 
    75+ years  3.9  30.8  59.2  6.1 

.0134
Age . Распространение (%)
.
. . .
Никогда не был женат . Женат . Вдова . Разведен .
Men         
    45–54 years  10.8  73.8  1.0  14.
    55–64 years  5.8  79.3  2,2 12,8
    65–74 года 4,6 77,6 1 35 9 909 818 8,80134
    75+ years  3.8  70.2  21.5  4.4 
Women         
    45–54 years  8.7  70.4  3.1  17,7
55–64 годы 5,6 66,5 10,4 17,4
65–744474 17,4
65–74444444444444
65–7444444444444444
56.1  29.4  11.2 
    75+ years  3.9  30.8  59.2  6.1 

Notes : Table data are taken from the U. S. Census Bureau, 2005. Оценки численности населения основаны на 102 313 000 мужчин и 110 115 000 женщин по состоянию на март 2003 г.

Открыть в новой вкладке

Таблица 1.

Семейное положение населения США в разбивке по полу и возрасту, 2003 г.

Возраст . Распространение (%)
.
. . .
Никогда не был женат . Женат . Вдова . Разведен .
Мужчины  
    45–54 years  10.8  73.8  1.0  14.4 
    55–64 years  5.8  79.3  2.2  12.
    65–74 years  4.6  77.6  8.8  9.0 
    75+ years  3.8  70.2  21.5  4.4 
Women         
    45–54 years  8.7  70.4  3.1  17.7 
    55–64 years  5.6  66.5  10.4  17.4 
    65–74 years  3.4  56.1  29.4  11.2 
    75+ years  3.9  30.8  59.2  6.1 

Возраст . Распространение (%)
.
. . .
Никогда не был женат . Женат . Вдова . Разведен .
Men         
    45–54 years  10.8  73.8  1.0  14.4 
    55–64 years  5.8  79.3  2.2  12.8
    65–74 years  4.6  77.6  8.8  9.0 
    75+ years  3.8  70.2  21.5  4.4 
Women         
    45–54 years  8.7  70.4  3.1  17.7 
    55–64 years  5.6 66.5  10.4  17.4 
    65–74 years  3. 56.1  29.4  11.2 
75+ лет 3,9 30,8 59,2 6,1

Примечания : Табличные данные взяты из США. по состоянию на март 2003 г.

Открыть в новой вкладке

Карр Д. (

2004

). Пол, супружеская зависимость до потери и приспособление пожилых людей к вдовству.

Журнал брака и семьи,

66

,

220

-235.

Холмс Т. и Рэй Р. (

1967

). Шкала социальной адаптации.

Журнал психосоматических исследований,

11

,

213

-218.

Кублер-Росс, Э., (

1969

). О смерти и умирании . Нью-Йорк: Макмиллан.

Стробе М. и Шут Х. (

1999

). Модель двойного процесса преодоления утраты: обоснование и описание.

Исследования смерти,

23

,

197

-224.

Бюро переписи населения США. (

2005

). № таблицы 53. Семейное положение населения в разбивке по полу и возрасту: 2003. Статистический обзор США: 2004–2005 , 49.

Геронтологическое общество Америки

Геронтологическое общество Америки

50 обязательных к прочтению романов о пожилых женщинах

Этот контент содержит партнерские ссылки. Когда вы покупаете по этим ссылкам, мы можем получать партнерскую комиссию.

В прошлом году мне исполнилось 50. Чтобы отпраздновать это, я написала пост, в котором предложила книги с сильными женскими персонажами старше 50 лет, рассказы о наделенных властью женщинах, которые пережили великий второй акт своей жизни. Сейчас мне скоро исполнится 51 год, и я нахожусь в настроении для еще большего количества романов о пожилых женщинах. Поэтому я создал новый список для чтения.

Этот список длиннее и шире, а персонажи более разнообразны⁠ — вы найдете убийцу, нескольких ученых, космического путешественника, пару детективов, известную актрису и предпринимателя, а также домохозяек, бабушек. , и пенсионеры. Возраст женщин в этих историях варьируется от 50 до 110 лет, и они представляют широкий спектр опыта, личностей и жанров. Во всех этих романах пожилые женщины являются ключевыми персонажами. Наслаждаться!

Описания в цитатах взяты из описаний издателя и при необходимости сокращены.

Чудесное состояние Энн Пэтчетт

«Доктор. Марина Сингх отправляется в неуверенное путешествие по кишащей насекомыми Амазонке. Обязанная найти своего бывшего наставника доктора Анник Свенсон, исследователя, пропавшего во время работы над новым ценным лекарством, ей придется столкнуться со своими собственными воспоминаниями о трагедии и жертвах, когда она путешествует в неумолимое сердце тьмы».

Ханна Коултер by Wendell Berry

«Ханна, уже пожилая рассказчица, помнит каждого из двух своих мужей, а также все места и общественные связи, которым угрожают технологии двадцатого века. Под угрозой находится вся культура семейного фермерства, надежда искупается, когда ее своенравный и когда-то потерянный внук Вирджил возвращается в свой сельский дом, чтобы работать на ферме».

Девушка со всеми дарами М. Р. Кэри

Эта книга представляет собой захватывающую, красиво написанную историю зомби-апокалипсиса с сердцем. В нем представлены три динамичных женских персонажа, в том числе пожилой доктор Колдуэлл, ученый с сомнительными намерениями. « Девушка со всеми дарами — это новаторский триллер, эмоционально заряженный и захватывающий от начала до конца».

Тайное Писание Себастьяна Барри

«Приближаясь к своему столетию, Розанна Макналти сталкивается с неопределенным будущим, поскольку больница, в которой она провела свою взрослую жизнь, готовится к закрытию. Преломляясь в тумане воспоминаний и пересказов, история Розанны становится альтернативной, тайной историей меняющегося характера Ирландии и историей жизни, омраченной ужасным жестоким обращением и невежеством, но все же отмеченной любовью, страстью и надеждой».

Family Trust Кэти Ванг

«Познакомьтесь со Стэнли Хуангом: отцом, мужем, бывшим мужем, недавно диагностированным раком поджелудочной железы. По мере приближения смерти Стэнли Хуаны сталкиваются с неожиданными проблемами, которые переворачивают их с ног на голову и в конечном итоге приводят к открытию того, что они больше всего ценят. Захватывающая история о культурных ожиданиях, карьерных амбициях и наших отношениях с людьми, которые знают нас лучше всего».

Японский любовник Изабель Альенде

«Альма подходит к концу своей долгой и насыщенной жизнью. Ирина Базили, работница по уходу, изо всех сил пытающаяся смириться со своим тяжелым прошлым, встречает пожилую женщину и ее внука Сета. По мере того, как Ирина и Сет налаживают дружбу, они заинтригованы серией таинственных подарков и писем, отправленных Альме, и в конце концов узнают о необычайной тайной страсти, которая длится уже почти семьдесят лет».

Наследство от матери от Минаэ Мизумуры

«Мицуки Кацура, японка лет пятидесяти, преподает французский язык в частном университете в Токио. У ее мужа роман с гораздо более молодой женщиной. Кроме того, Мицуки приходится иметь дело со своей больной восьмидесятилетней матерью. «Наследие матери » — это глубокая работа о матерях и дочерях, браке, старости и стойкости женщин».

Искатель отдыха by Michael Zadoorian

«Робина прожили замечательную жизнь более шестидесяти лет. Вместе с Эллой в качестве бдительного второго пилота Джон ведет свой дом на колесах Leisure Seeker 1978 года по забытым дорогам шоссе 66 в направлении Диснейленда в поисках прошлого, которое им чертовски трудно вспоминать. И все же Элла полна решимости доказать, что когда дело доходит до жизни, вы можете вернуться на несколько секунд, даже когда все говорят, что вы не можете».

Убийство в доме священника Агата Кристи

«Благодаря своему дару вынюхивать злые стороны человеческой натуры мисс Марпл по первому делу направляется на место преступления в местный дом священника. Полковник Протеро, судья, которого все в городе ненавидят, был убит выстрелом в голову. Выстрела никто не слышал. Нет зацепок. Тем не менее, у всех, кто окружает дом викария, похоже, есть причина желать смерти полковника.

Дочь костоправа Эми Тан

«У Рут Янг и ее овдовевшей матери ЛуЛинг всегда были бурные отношения. Теперь, прежде чем она поддастся забывчивости, ЛуЛинг дает Рут некоторые из своих сочинений, которые раскрывают ту сторону ЛуЛинг, которую Рут никогда не знала. Правда, которую Рут узнает из прошлого своей матери, навсегда изменит ее представление о семье, любви и прощении».

Это твоя жизнь, Харриет Шанс! Джонатан Эвисон

«Эвисон написал великодушный роман, центральным элементом которого является чрезвычайно привлекательная героиня. Он рисует сладостно-горький портрет постмодернистской женщины с большой теплотой, человечностью и юмором. Частично неблагополучная история любви, частично острое исследование отношений матери и дочери — все не так, как кажется в этой истории о принятии, пересмотре, прощении и, в конечном счете, исцелении».

Летняя книга Туве Янссон

«Пожилая художница и ее шестилетняя внучка проводят вместе лето на крохотном острове в Финском заливе. Постепенно они учатся приспосабливаться к страхам, капризам и стремлению к независимости друг друга, и возникает жестокая, но недооцененная любовь, которая охватывает не только дачников, но и сам остров с его замшелыми скалами, продуваемыми ветром елями и непредсказуемым морем. ”

Остаток населения Элизабет Мун

«В течение сорока лет Колония 3245.12 была домом Офелии. И именно здесь она надеется закончить свои дни — до тех пор, пока переменчивая судьба компании Sims Bancorp не потребует расформирования колонии 3245. 12. Но в то время как ее товарищи-колонисты скрепя сердце ожидают трудной адаптации, Офелия смакует обещание завершить свою жизнь в блаженном одиночестве, в месте, которое она не собирается покидать. Население из одного человека».

Каменные дневники Кэрол Шилдс

«Рожденная в 1905 году, Дейзи Стоун Гудвилл дрейфует по ролям ребенка, жены, вдовы и матери и, наконец, достигает преклонного возраста. Ее жизнь полна событий, и все же она чувствует себя бессильной. Она слушает, наблюдает и благодаря исключительно силе воображения становится свидетелем собственной жизни: своего рождения, своей смерти и тревожных упущенных связей, которые она обнаруживает между ними».

Ненужная женщина Раби Аламеддин

«В этом захватывающем дух портрете женщины-затворницы, переживающей кризис позднего возраста, читатели следят за отвлеченным умом Алии, когда он рикошетом рикошетит сквозь видения прошлого и настоящего Бейрута. В проницательные размышления о литературе, философии и искусстве вторгаются воспоминания о гражданской войне в Ливане и изменчивом прошлом Алии. Пытаясь преодолеть свое стареющее тело и спонтанные эмоциональные подъемы, Алия сталкивается с немыслимой катастрофой, которая угрожает разрушить ее маленькую жизнь».

Emily, Alone by Stewart O’Nan

«Эмили Максвелл мечтает о визитах своих внуков, оплакивая при этом разрушение своего тихого района Питтсбурга. Когда ее невестка и единственная спутница Арлин падает в обморок за их любимым завтраком, жизнь Эмили неожиданно меняется. Когда она борется со своей новой независимостью, она обнаруживает скрытую силу и понимает, что жизнь всегда предлагает новые возможности».

История Артура Трулува Элизабет Берг

«Трогательный роман о трех людях, которые находят выход из потери и одиночества. Артур, вдова, встречает Мэдди, проблемную девочку-подростка, которая прячется на кладбище, куда Артур каждый день ходит на обед, чтобы вести воображаемые беседы со своей покойной женой. С любопытной соседкой Артура Люсиль они создают любящую и нетрадиционную семью, доказывая, что самые драгоценные моменты жизни слаще, когда они разделены».

Альтернативная сторона Анна Квиндлен

«Нью-Йорк когда-то был местом мечты Норы, и ее клановый тупиковый квартал стал безопасной гаванью, тихой деревней среди городского сумасшествия. Затем однажды утром она возвращается с пробежки и обнаруживает, что ужасный инцидент потряс весь район, и начинают открываться линии разлома: в квартале, на работе, особенно в браке».

Все еще Элис от Лизы Дженовой

«Элис Хоулэнд, счастливая в браке, имеющая троих взрослых детей, знаменитый профессор Гарварда на пике своей карьеры, когда замечает, что в ее жизнь вкрадывается забывчивость. Когда смятение начинает затуманивать ее мышление, а память начинает подводить ее, она получает сокрушительный диагноз: раннее начало болезни Альцгеймера. Яростно независимая, Элис изо всех сил пытается сохранить свой образ жизни и жить настоящим моментом, даже когда ее чувство собственного достоинства лишается».

Миссис Дэллоуэй Вирджиния Вульф

«Июньский день из жизни Клариссы Дэллоуэй — день, который занят выполнением мелких поручений в рамках подготовки к вечеринке и прерывается ближе к концу самоубийством молодого человека, которого она никогда не встречала. Книга «Миссис Дэллоуэй », первоначально опубликованная в 1925 году, представляет собой первую полную визуализацию Вулф того, что она назвала «светящейся оболочкой» сознания: ослепительное отображение внутренней части разума, играющего на блестящей поверхности и темных глубинах реальности».

Восторги тетушки Ли by Ovidia Yu

«Потеряв мужа, Рози Ли легко могла бы стать праздной богатой дамой, увлеченной маджонгом и роскошными покупками. Вместо этого она бросилась строить кулинарную империю из своего ресторана. Но когда тело находят в одном из красивых туристических убежищ Сингапура и когда один из ее богатых гостей не появляется на званом обеде, тетя Ли понимает, что эти двое, вероятно, связаны».

Селин Питера Хеллера

«Яркий, искусный роман саспенса — история Селин, элегантной аристократки, частного сыщика, которая специализируется на воссоединении семей и пытается компенсировать потерю в собственном прошлом. Работая в своей шкатулке с драгоценностями в квартире у подножия Бруклинского моста, Селин сделала карьеру, разыскивая пропавших без вести, и у нее в этом послужной список лучше, чем у ФБР».

Эй! от Хулии Альварес

«Иоланда Гарсия — для краткости Йо — является литературной в семье. Ее первый опубликованный роман, в котором в качестве персонажей используются практически все, кого она знает, имел большой успех. Теперь она греется в центре внимания, в то время как эти «персонажи» обнаруживают, что их очень узнаваемые личности висят в том же ослепительном свете. Итак, семья и друзья Иоланды Гарсии рассказывают правду о Йо. Они по очереди рассказывают свою версию истории».

Элегантность ежа Мюриэль Барбери

«В центре Парижа Рене работает консьержем. Она невысокая, уродливая и сварливая, но также любит и изучает искусство, философию, музыку и японскую культуру. Палома — очень умная 12-летняя девочка, которая решила покончить с собой в свой 13-й день рождения. Палома и Рене скрывают свои истинные таланты и лучшие качества от мира, который, как они подозревают, не может или не хочет их ценить. Они обнаруживают родственные души, когда в здание заходит богатый японец по имени Одзу».

Эротические истории для пенджабских вдов  от Балли Каур Джасвал

«Никки устраивается на работу преподавателем курса «творческого письма» в самом сердце сплоченного лондонского пенджабского сообщества. Стремясь освободить этих скромных женщин, она учит их, как выражать свои нерассказанные истории, раскрывая творческий потенциал самого неожиданного и захватывающего рода. Но когда сплетни вдов раскрывают шокирующие факты о смерти молодой жены, а друзья рассказывают о классной эротике, это вызывает скандал, угрожающий всем».

Лилиан Бокфиш на прогулке Кэтлин Руни

«Это последний день 1984 года, и 85-летняя Лилиан Бокфиш собирается на прогулку. Она встречает барменов, продавцов винных погребов, шоферов, охранников, представителей богемы, преступников, детей, родителей и будущих родителей — в удивительные моменты щедрости и грации. Прогуливаясь, Лилиан вспоминает свою долгую и полную событий жизнь, которая включала в себя короткое правление самой высокооплачиваемой рекламной женщины в Америке — карьеру, оборвавшуюся из-за замужества, материнства, развода и нервного срыва».

Олив Киттеридж Элизабет Страут

«Победитель Пулитцеровской премии, Олив Киттеридж предлагает глубокое понимание человеческого состояния — его конфликтов, его трагедий и радостей, а также выносливости, которую оно требует. Пока горожане борются со своими проблемами, легкими и ужасными, Оливия приходит к более глубокому пониманию себя и своей жизни — иногда болезненно, но всегда с безжалостной честностью».

О красоте Зэди Смит

«Говард Белси — англичанин за границей и многострадальный профессор гуманитарного колледжа Новой Англии. Он женат уже тридцать лет на Кики, американке, которая больше не похожа на сексуальную активистку, которой когда-то была. Трое их детей страстно идут своим путем. Измена, смерть и наследие привели в движение цепочку событий, в результате которой все стороны вынуждены исследовать невысказанные предположения, лежащие в основе их жизни».

Поворот разума Элис ЛаПланте

«Потрясающий первый роман о бывшем хирурге с деменцией, который цепляется за кусочки реальности через гнев, разочарование, стыд и невыразимую утрату. Когда лучшую подругу доктора Дженнифер Уайт, Аманду, находят мертвой с хирургически удаленными четырьмя пальцами, доктор Уайт становится главным подозреваемым. По мере углубления расследования убийства остается леденящий душу вопрос: разрушенная память Уайт мешает ей раскрыть правду или помогает ей скрыть ее?»

Семь мужей Эвелин Хьюго Тейлор Дженкинс Рид

«Стареющая и затворническая икона голливудского кино Эвелин Хьюго наконец-то готова рассказать правду о своей гламурной и скандальной жизни. Она выбирает для работы неизвестного репортера журнала Моник Грант. Эвелин рассказывает историю о безжалостных амбициях, неожиданной дружбе и великой запретной любви. Когда история Эвелин близится к завершению, становится ясно, что ее жизнь пересекается с жизнью Моник трагическим и необратимым образом».

Лидо Либби Пейдж

«Роман о юной репортерше и ее восьмидесятишестилетнем герое — и маловероятной дружбе, которая меняет их жизнь. То, что начинается как простая местная история для Кейт, вскоре перерастает в прекрасную дружбу, которая обеспечивает пропитание для обеих женщин. Тем временем Розмари медленно, наконец, начинает открываться Кейт, преображая их обоих так, как они никогда не знали».

Здесь была Бритт-Мари by Fredrik Backman

«Когда Бритт-Мари бросает мужа-изменщика и ей приходится позаботиться о себе в жалком захолустном городке Борг, она находит работу сторожем в центре отдыха, который скоро снесут. Привередливая Бритт-Мари вскоре оказывается втянутой в повседневные дела своих сограждан, странного набора негодяев, пьяниц, бездельников. Сможет ли Бритт-Мари найти место, где ей действительно место, в этом маленьком городке неудачников?»

Три факта об Элси Джоанна Кэннон

«84-летняя Флоренс упала в своей квартире в приюте для престарелых Cherry Tree. Ожидая спасения, Флоренс задается вопросом, не раскроется ли ужасная тайна ее прошлого; и, если очаровательный новый житель тот, за кого себя выдает, почему он выглядит в точности как человек, умерший шестьдесят лет назад?

Sacred Wilderness Сьюзен Пауэр

«История матери клана для двадцать первого века, Sacred Wilderness исследует жизнь четырех женщин разных эпох и происхождения, которые собираются вместе, чтобы восстановить основу для запутанного, женщина со смешанной кровью — женщина, которая жила американской мечтой и нашла в ней огромную пасть пустоты. Эти Матери Клана — женщины радости и горя, рискующие своими сердцами, а иногда и жизнями ради тех, кого любят».

Маленькое бретонское бистро Нина Джордж

«Марианна застряла в несчастливом браке без любви. Через сорок один год она достигла своего предела и однажды вечером в Париже решает действовать. После драматического события на берегу Сены Марианна бросает свою жизнь и отправляется к побережью Бретани, также известному как край света. Марианна понимает, что никогда не поздно начать поиск того, какой должна была быть жизнь с самого начала».

Пожилая дама не в духе by Helene Tursten

«Мод — вспыльчивая 88-летняя шведка, у которой нет ни семьи, ни друзей, и… никаких сомнений по поводу небольшого убийства. Но когда местные власти будут вызваны для расследования убийства в ее многоквартирном доме, сможет ли Мод избежать подозрений или детектив-инспектор Ирэн Хасс разгадает ее фарс?»

Встретимся в музее автор Anne Youngson

«Когда куратор датского музея отвечает на вопрос о древних экспонатах, он не ожидает ответа. Когда Тина Хопгуд впервые написала это, она тоже не… Океаны разделены, неожиданная переписка процветает, когда они обнаруживают общие увлечения. Через интимные истории радости, страданий и открытий каждый раскрывает свою душу другому. Но когда письма Тины внезапно прекращаются, Андерс впадает в отчаяние. Сможет ли эта маловероятная дружба сохраниться?»

Fledgling Октавия Батлер

«История явно молодой девушки с амнезией, чьи тревожно нечеловеческие потребности и способности приводят ее к поразительному выводу: на самом деле она генетически модифицированный 53-летний вампир. Вынужденная узнать все, что она может о своей украденной прежней жизни, она должна в то же время узнать, кто хотел — и до сих пор хочет — уничтожить ее и тех, о ком она заботится, и как она может спасти себя».

Broken for You Стефани Каллос

«Когда мы встречаем семидесятилетнюю Маргарет Хьюз, она живет одна в особняке в Сиэтле. Входит Ванда Шульц, молодая женщина с разбитым сердцем, которая приехала на запад в поисках своего своенравного парня. Обе женщины хранят темные тайны. По мере того, как их предварительная дружба развивается, Маргарет открывает свой дом для молодой женщины. « Broken for You » одновременно забавный и душераздирающий — это свидетельство спасительной благодати суррогатных семей».

Автобиография мисс Джейн Питман Эрнест Дж. Гейнс

«Одна из самых незабываемых героинь американской фантастики, женщина, жизнь которой стала символом борьбы за свободу, достоинство и справедливость. Роман Гейнса охватывает сто лет замечательной жизни мисс Джейн, от ее детства в качестве рабыни на плантации Луизианы до эпохи гражданских прав 1960-х годов. Это история мужества и выживания, истории, фанатизма и надежды, увиденная глазами женщины, которая все это пережила».

Т Мальчик-один-на-миллион Моника Вуд

» История вашей жизни никогда не начинается с самого начала. Так говорит 104-летняя Она 11-летнему мальчику, которого посылают помогать ей каждое субботнее утро. Пока он наполняет кормушки для птиц и приводит в порядок садовый сарай, Она рассказывает ему о своей долгой жизни, от первой любви до второго шанса. Вскоре она признается в секретах, которые скрывала десятилетиями».

Джейн Янг Янг Габриэль Зевин

В 22 года Авива Гроссман оказывается в центре политического сексуального скандала. Голосами пяти женщин⁠ — студентки колледжа и ее матери, жены конгрессмена, молодой матери и ее дочери⁠ — книга рассказывает о том, как это ключевое событие связывает их и меняет их жизни. Умный, заставляющий задуматься и очень интересный.

Illumination Night Автор Элис Хоффман

«Вонни живет на острове Мартас-Винъярд со своим мужем Андре и сыном Саймоном. Их соседка Элизабет, женщина лет семидесяти, падает из окна верхнего этажа, и ее внучку Джоди вызывают, чтобы она ухаживала за ней, пока она выздоравливает. Сцена создана для волшебной истории любви и одиночества, ужаса и человеческой слабости, тайны и благодати обыденного опыта».

Студент факультета истории Нина Ревойр

«Рик Нагано — аспирант исторического факультета Университета Южной Калифорнии, изо всех сил пытающийся заработать на аренде своей квартиры в Южном Лос-Анджелесе. Когда он получает работу помощника по исследованиям у пожилой миссис В., наследницы нефтяного состояния, он сначала видит в этом просто источник дополнительных денег. Но по мере того, как он становится ближе к иконоборческой, очаровательной и дерзкой миссис В., он втягивается в мир привилегий и богатства, сильно отличающийся от его расово-смешанного рабочего начала».

Хороший дом Энн Лири

«Хилди Гуд встречает мир с кривой улыбкой, мрачным умом и парой бокалов Пино Нуар. Когда двое ее взрослых детей устраивают «интервенцию», она думает, что вся эта суета нелепа. Но по мере развития сюжета мы начинаем видеть ложь и самообман, необходимые для поддержки ее пьянства, и вред, который она причиняет тем, кого любит. Когда группа секретов опасно переплетается, безрассудное поведение одного угрожает разоблачением другого с разрушительными последствиями».

The Hole by Hye-Young Pyu

«Оги очнулся от комы после разрушительной автомобильной аварии, в которой погибла его жена, а сам он был парализован и сильно изуродован. Его опекуном является его свекровь, вдова, оплакивающая потерю единственного ребенка. «Дыра » — великолепно написанный и глубоко нервирующий роман об ужасах изоляции и пренебрежения. В то время как Оги отчаянно ищет способ сбежать, он узнает суровую правду о своей жене и о той плате, которую нанесла ей их совместная жизнь».

Повестка в Мемфис от Питера Тейлора

«На закате мартовского воскресного дня Филиппу Карверу срочно звонят все его старшие незамужние сестры. Они умоляют Филиппа помочь предотвратить предстоящий повторный брак их отца-вдовца с более молодой женщиной. Он неохотно соглашается вернуться на юг только для того, чтобы узнать истинную причину беспокойства своих сестер. Филипп вынужден противостоять своим властным братьям и сестрам, контролирующему патриарху и потоку воспоминаний из своего беспокойного прошлого».

Этта, Отто, Рассел и Джеймс от Эммы Хупер

«Самое большое неисполненное желание Этты, живущей на холмистых сельскохозяйственных угодьях Саскачевана, — увидеть море. Итак, в возрасте восьмидесяти двух лет она встает однажды утром очень рано и начинает идти 2000 миль к воде. Тем временем ее муж Отто терпеливо ждет дома, оставив только свои воспоминания. Их сосед Рассел тоже помнит, но по-другому — и он по-прежнему любит Этту так же сильно, как и более пятидесяти лет назад, до того, как она вышла замуж за Отто.

Уроки дыхания Энн Тайлер

«Удивительно трогательная и удивительная история Айры и Мэгги Моран. Она порывиста, покладиста; он терпелив, кажется непогрешимым. Они женаты уже 28 лет. Теперь, когда они едут на похороны мужа лучшей подруги Мэгги, Энн Тайлер показывает нам все, что нужно знать о браке – ожидания, разочарования, то, как дети могут создавать бури в семье, как жена и муж могут влюбиться снова».

В Уэст-Миллс Де’Шон Чарльз Уинслоу

«Азалия «Узел» Центр полна решимости жить так, как ей заблагорассудится.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *