Типы нарушения мышления: Тема №4 «Нарушения мышления» — кафедра психиатрии и наркологии 1СПбГМУ им. И.П. Павлова

Содержание

Типы нарушения мышления

нарушение операциональной стороны мышления
Мышление — синтез, обобщение и отвлечение на основе системы понятий. По Выготскому, обобщенные системы связей могут обобщаться далее, передаваться, отражаться в языке и служить передаче общечеловеческого опыта. Некоторые формы психопатологии мешают использовать систему операций обобщения и отвлечения. Два крайних варианта:снижение уровня обобщенияВыражается в том, что в суждениях больных доминируют непосредственные представления о предметах и явлениях, оперирование общими признаками заменяется установлением сугубо конкретных связей между предметами. Из всех признаков больной не может отобрать те, которые раскрывают понятие.
Может оказаться вообще недоступна задача на классификацию (предметы слишком различны по конкретным свойствам). Или обобщение заменяется конкретно-ситуационным сочетанием, что видно в экспериментах на аналитико-синтетические операции.

Не выделяют ведущий признак предмета, не понимают условности, переносного смысла какого-то конкретного описанного в пословице явления, непонимание несовпадения смысла пословицы со всеми частными жизненными ситуациями (пословица кажется недостаточно точной, неверной и т.д.). Не выделяют ключевого элемента в ситуации и поэтому не могут составить из картинок связную последовательность, их связи подиктованы всплывшими частными ассоциациями на каждую конкретную картинку.
Особенно ярко — в методике пиктограмм, когда среди многообразия образов на слово и слов на образ больной сориентироваться не может, рисует конкретную жизненную ситуацию и страдает, что не может изобразить все варианты ситуаций, пытаются уточнить у экспериментатора буквальный смысл (из-за чего голодный, развитие чего и пр.).
Ассоциативный эксперимент показал: на 33% стимулов нет ответа или эхолалия, на 34% называется функция или признак предмета, на 11% — синонимы стимула и лишь на 22% -адекватные ответы.
искажение процесса обобщения
Утрированный «отлет» от конкретных связей, обобщение происходит, но суждения больных отражают случайную или латентную сторону явлений, упуская предметное содержание и существенные характеристики.
В классификации ориентируются на чрезмерно общий выхолощенный признак, неадекватный реальным взаимоотношениям между предметами. Пытаются даже к самым незначительным обыденным явлениям подойти с «теоретической» точки зрения, речь часто вычурная.
Бессодержательность, выхолощенность особенно ярко проявляется в методике пиктограмм. Условные беспредметные рисунки, не отражающие реальное содержание слова.
Ассоциативный эксперимент: 46% эхолалий, созвучий, речевых штампов
Описание сюжетных картинок, определение и сравнение понятий, объяснение пословиц показывают тенденции к бесплодному мудрствованию, резонерству; невозможность отбора смысла, соответствующего ситуации, в толковании пословиц, поэтому резонерство может относиться не к метафорическому смыслу, а к чему-то косвенному, непринципиальному в формулировке. Как и в первом случае, слово не является инструментом обобщения, но если там оно — «кличка», отражение несущественных деталей, то здесь — бессодержательная абстракция.
нарушение динамики мышлениялабильность мышленияБольной способен к адекватным суждениям, но адекватный характер суждений неустойчив. Темп мыслительной деятельности и уровня обобщения - истощаемость ГМ.
Возможные варианты в классификации: 1) чередования обобщенных и конкретно-ситуационных решений; 2) логические связи подменяются случайными сочетаниями; 3) образование одноименных групп.
Лабильность мышления свойственна маниакальной фазе МДП — импульсивность, невникание в смысл, любое переживание сразу находит отражение в речи больного. Большое количество ассоциаций «уводит» больного от начальной точки рассуждения. Задание доступно больному, но любое слово отвлекает, свое или чужое (сюда же - феномен «повышенной откликаемости» — бессвязное вплетение в речь случайно услышанного, попавшего в поле зрения при пересказывании, в ассоциативном эксперименте в разных вариантах, словесном и особенно — в цветовом).
инертность мышления
Феномен инертности связей прошлого опыта, невозможности переключения. Характерна для эпилепсии, последствий тяжелых травм ГМ, некоторых форм умственной отсталости. Даже в тех случаях, когда задача доступна, больной испытывает затруднения в переключении на новый способ решения задачи. Выявляется в методике пиктограмм, опосредованного запоминания. В крайних формах приводит к снижению уровня обобщения.
Феномен излишней детализации, вязкости мышления при развернутом объяснении, феномен запаздывающих ответов в ассоциативном эксперименте с инструкцией о противоположном значении.
обстоятельность мышления
Замедленность мыследеятельности и, самый яркий признак, подробнейшие пиктограммы. Характерна для депрессий, астении (повышенная утомляемость, истощаемость, невротическое состояние).ускорение мышленияСоскальзывание, высокий темп мышления, обдумывание нескольких тем одновременно. Встречается в мании и гипомании при МДП.

нарушение личностного компонента мышленияразноплановость мышленияНарушение заключается в том, что суждения больного об одном явлении протекают в различных областях. Операциональный план мышления сохранен, но направление выполнения задания не удерживается. Действия больного остаются адекватны цели, но, к примеру, основание классификации не сохраняется на протяжении выполнения задания — одновременное обобщение по нескольким основаниям. Основание для объединения предметов в методике исключения или классификации может быть обобщенным или конкретным, но вдруг оказывается подмененным личным отношением и ассоциациями субъекта, или даже вся деятельность по выполнению задания сменяется выяснением отношения больного к предмету. Наряду с адекватными связями больной порождает «причудливые» в данной ситуации связанные с его болезнью или просто отдаленные ассоциации. Эти парадоксальные установки проявляются и в обыденной жизни — в системе предпочтений на первые места часто выходят социально и ситуативно не значимые мотивы, появляются вычурные поступки и т.д.

резонерствоЭто нарушение часто определяется как тенденция к непродуктивным многоречивым рассуждениям вследствие повышенной аффективности, неадекватного отношения, стремления под любое самое незначительное явление подвести «концепцию». «Резонерство выражается в претенциозно-оценочной позиции больного и склонности к большому обобщению по отношению к маленькому объекту». Аффективность проявляется и в тоне высказываний — многозначительный, с неуместным пафосом. Грамматический строй речи также имеет характерные особенности — частые инверсии, вводные слова, разорванность (нарушение функции речи как средства общения), нет постоянного объекта мысли.
Типично для шизофрении в разных формах.нарушение процесса саморегуляции познавательной деятельностиУ больных шизофренией происходит ослабление процесса саморегуляции мышления, выражающееся в нарушении конструктивной и мобилизующей функции при относительной сохранности контрольной функции и активизации защитной. Иногда нарушается способность к смене позиции, отчуждению и объективации своих действий.некритичность

сверхценные идеи

бредовые состоянияИзобретательский бред, кверулянтство — сутяжный бред, бред преследования, бред отношения, бред величия, ипохондрический бред, бред самоуничижения, любовный бред — можно разбить на три основные группы — величия, самоуничижения, отношения. Непонятно, что это — нарушения личности или мышления? Аргумент в пользу личности — нарушение адекватности самооценки.

5. Виды патологии мышления

Мы начали раздел с того, что, помимо распространенности, отметили многообразие нарушений мышления. Надо сказать, что в психопатологии существует несколько иной подход к классификации этих нарушений и порой иное их название. Кли­ническому психологу, чтобы профессионально общаться с пси­хиатром и психопатологом, надо знать эти особенности.

В литературе по психопатологии рассматривают наруше­ния мышления в виде расстройств:

  1. ассоциативного процесса,

  2. патологии суждений,

  3. патологии мышления по темпу, характерные для психи­ атрической клиники.

159

Расстройства ассоциативного процесса, в свою очередь, проявляются:

а) в нарушении стройности мышления;

б) в нарушении целенаправленности мышления. К нарушениям стройности мышления относят:

  1. Разорванность мышления — нарушение смысловых свя­ зей между членами предложения при сохранности грамматиче­ ского построения фразы.

  2. Бессвязность — нарушение и смысловой речи, и синтак­ сического строя речи.

  3. Вербигерации — своеобразные стереотипии в речи вплоть до бессмысленного нанизывания сходных по созвучию слов.

  4. Парагномен — действие под влиянием внезапного нелепо­ го умозаключения.

5. Паралогическое мышление — отсутствие адекватной логики. К нарушениям целенаправленности

относятся следующие:

  1. Патологическая обстоятельность.

  2. Резонерство.

  3. Цементная детализация.

  4. Персеверация.

  1. Символизм. В отличие от общепринятой системы симво­ лов, усматривание больными обычных символов там, они не играют символической роли.

  2. Аутическое мышление. Отрыв от реальной действитель­ ности, погружение в мир воображения, фантастических пережи­ ваний.

К патологии суждений относят четыре вида нарушений:

  1. Бредовые расстройства — ложные умозаключения. Раз­ личает паройяльный бред — систематизированный бред; парано­ идный бред — характеризуется наличием бредовых идей, кото­ рые чаще не имеют достаточно стройной системы; парафренный бред — сочетается с нарушениями ассоциативного процесса (ра­ зорванность, резонерство и символизм).

  2. Бредоподобные расстройства — ложные умозаключения, связанные с расстройством воли, влечений, эмоциональными нарушениями, отличаются от бредовых отсутствием тенденции

160

к систематизации, кратковременностью, возможностью частич­ной коррекции методом разубеждения.

3. Сверхценные идеи — аффективно насыщенные стойкие убеждения и представления.

4. Навязчивые идеи — неправильные мысли при критичном к ним отношении, но невозможности избавиться.

Нарушения мышления по темпу встречаются двух видов:

  1. Ускоренное мышление, как скачка идей (наблюдается в маниакальной фазе при МДП) и ментизм, или мантизм, — возни­ кающий помимо воли больного наплыв мыслей (при шизофре­ нии).

  2. Замедленное мышление, которое проявляется как замед­ ление темпа мыслительной деятельности (во время депрессив­ ной фазы при МДП), или как тугоподвижность, ригидность (при эпилепсии).

6. Методики исследования нарушений мышления

Для исследования нарушения мышления используются, как правило, следующие методики:

1. Классификация. Методика представляет собой набор карточек с изображением различных предметов, растений, жи­вых существ. Изображения могут быть заменены надписями. Сначала испытуемый раскладывает предметы на группы так, чтобы предметы, находящиеся в одной группе, имели общие свойства (одежда, мебель, животные, измерительные приборы, люди). Затем испытуемый укрупняет группы. Способность вы­делить две или три группы на последнем этапе свидетельствует о высоком уровне обобщения.

2. Исключение. Существует два варианта этой методики: словесный и предметный. Последний представляет собой набор карточек с изображением четырех предметов, три из которых имеют между собой нечто общее и их можно объединить в одну группу, а один из них существенно отличается от первых, и он должен быть исключен. Решение испытуемого на основе кон­кретно-ситуационного объединения предметов в группу свиде-

161

тельствует о снижении уровня обобщения, актуализация «сла­бых», чрезмерно обобщенных признаков свидетельствует об искажении процесса обобщения.

  1. Образование аналогий. В методике «Простые аналогии» представлены пары слов (образцы), между которыми существу­ ют определенные смысловые отношения. Испытуемому следует составить другую пару слов по данной аналогии. Помимо сло­ весного варианта можно использовать невербальный — таблицы Равена. Лицам со средним и высшим образованием можно пред­ ложить методику «Сложные аналогии».

  2. Сравнение и определение понятий. Для определения по­ нятий нужно проанализировать множество признаков предмета или явления и выделить наиболее общие, те, в которых отраже­ но родовое и видовое отличие. В качестве стимульного мате­ риала используют однородные понятия (танк-трактор, человек- животное) и разнородные (телeгa-ложка, ботинок-карандаш). Последние используются для диагностики искажения процессов обобщения.

  3. Понимание переносного смысла пословиц и метафор. Можно просто предлагать испытуемому распространенные по­ словицы и метафоры для объяснения их переносного смысла. Есть вариант этой методики, когда для данной пословицы нуж­ но найти соответствующую ей по значению фразу или другую пословицу. Этот вариант помогает тем испытуемым, которые понимают значение переносного смысла, но затрудняются вер­ бализовать понимаемое. Есть еще одна модификация: серию табличек, на которых написаны пословицы или метафоры, надо соотнести по смыслу с фразами, которых по количеству гораздо больше пословиц. Последняя модификация чаще используется для выявления нарушений мышления по шизофреническому типу, а также при трудностях вербализации и понимания пере­ носного смысла, когда фраза облегчает объяснение.

  4. Пиктограммы. Испытуемому предлагают нарисовать не­ сложный рисунок для запоминания названных ему 15 слов или словосочетаний. Среди них обязательно должны быть эмоцио­ нально окрашенные, абстрактные и конкретные. После выпол-

162

нения задания анализируется характер смысловых связей между стимульным словом и рисунком. Смысловые связи могут быть содержательные или слабые. Способность выполнять задание свидетельствует о доступности для испытуемого обобщенной символизации слова и др.

Существует множество других методик для исследования нарушений мышления, они описаны в литературе, однако, пере­численные выше методики, являются основными.

Классификация нарушений мышления: VIKENT.RU

Классификация нарушений мышления по Б.В. Зейгарник

Б. В. Зейгарник предложила  патопсихологическую классификацию нарушений мышления:

—  нарушение операциональной стороны мышления;
—  нарушение личностного (мотивационного) компонента мышления;
—  нарушение динамики мышления.

«Особенности мышления каждого отдельного больного далеко не всегда могут быть квалифицированы в пределах одного вида нарушений мышления. Нередко в структуре патологически измененного мышления больных наблюдаются более или менее сложные  сочетания разных видов нарушений. Например, нарушение процесса обобщения в одних случаях сочетается с нарушением целенаправленности мышления, в других — с различными подвидами нарушений его динамики.

Нарушение операциональной стороны мышления. Это нарушение процессов обобщения и опосредования, при котором теряется способность пользоваться основными операциями мышления.

Мышление как обобщенное и опосредованное отражение действительности выступает практически как усвоение и использование знаний. Это усвоение происходит не в виде простого накопления фактов, а в виде процесса синтезирования, обобщения и отвлечения, в виде применения новых интеллектуальных операций. Мышление опирается на известную систему понятий, которые дают возможность отразить действие в обобщенных и отвлеченных формах. […] При исследованиях мышления больных, страдающих различными заболеваниями мозга, отмечает Зейгарник, обнаружено, что нарушения операциональной стороны мышления принимают различные формы. При всем их разнообразии они могут быть сведены к двум крайним вариантам:

— снижение уровня обобщения;
— искажение процесса обобщения.

Снижение уровня обобщения. В данном случае в суждениях больных доминируют непосредственные представления о предметах и явлениях; оперирование общими признаками заменяется установлением сугубо конкретных связей между предметами. При выполнении экспериментального задания подобные больные не в состоянии из всевозможных признаков отобрать те, которые наиболее полно раскрывают понятие. Так, например, в опыте по методу классификации один из подобных больных отказывается объединить в одну группу кошку с собакой, «потому что они враждуют»; другой больной не объединяет лису и жука, потому что «лиса живёт в лесу, а жук летает». Частные признаки «живёт в лесу», «летает» больше определяют суждения больного, чем общий признак «животные».

При ярко выраженном снижении уровня обобщения больным вообще недоступна задача на классификацию: для испытуемых предметы оказываются по своим конкретным свойствам настолько различными, что не могут быть объединены. Даже стол и стул нельзя отнести к одной группе, так как «на стуле сидят, а на столе работают и кушают». В некоторых случаях больные создают большое количество мелких групп на основании чрезвычайно конкретной предметной связи между ними, например, ключ и замок, перо и ручка, нитка и иголка, тетрадь и карандаш. Иногда испытуемые объединяют предметы как элементы какого-нибудь сюжета (больной рассказывает что-нибудь по поводу этих предметов), но классификация не производится. Например, одну группу составляют яйцо, ложка, нож; другую — тетрадь, перо, карандаш; третью — замок, ключ, шкаф; четвертую — галстук, перчатки, нитки, иголки и т. п. При этом испытуемый объясняет: «Он пришёл с работы, закусил яйцом из ложечки, отрезал себе хлеба, потом немного позанимался, взял тетрадь, перо и карандаш…» Такого рода ошибочные решения мы обозначаем как конкретно-ситуационные сочетания. В некоторых случаях, при более выраженной  степени заболевания, больные затрудняются даже объединить слова по конкретному признаку.

При более выраженной степени интеллектуального снижения больные не могут понять самого смысла предлагаемой задачи. Они не могут усвоить, что для исключения четвёртого, лишнего, предмета необходимо объединить три предмета по какому-то принципу, руководствуясь которым, надо противопоставить им четвертый. Сама умственная операция объединения и противопоставления оказывается им не под силу. Нередко сразу же после ознакомления с инструкцией больные протестуют: «Здесь ничего лишнего нет, все предметы нужны». Невозможность выполнения задания в обобщенном плане, неумение отвлечься от отдельных конкретных свойств предметов связаны с тем, что больные не могут усвоить условности, скрытой в задании.

Особенно четко выступает непонимание условности при толковании испытуемыми пословиц и метафор.

Пословицы являются таким жанром, в котором обобщение, суждение передаются через изображение отдельного факта или явления конкретной ситуации. Истинный смысл пословицы только тогда становится понятным, когда человек отвлекается от тех конкретных фактов, о которых говорится в пословице, когда конкретные единичные явления приобретают характер обобщения. Только при этом условии осуществляется перенос содержания ситуации пословицы на аналогичные ситуации. Такой перенос сходен по своим механизмам с переносом способа решения одной задачи на другую, что особенно четко выступает при отнесении фраз к пословицам. Рассматривая проблему переноса, С. Л. Рубинштейн отмечает, что «в основе переноса лежит обобщение, а обобщение есть следствие анализа, вскрывающего существенные связи».

Больные, которые не могли выделить обобщенный признак в опыте на классификацию предметов, часто не могут передать переносного смысла пословиц. «Куй железо, пока горячо», по мнению одного из больных, означает, что «железо нельзя ковать, когда оно холодное». Другой больной заявляет: «Железной рука не бывает. Если речь идёт о протезе — его делают из дерева, а не из железа». Ещё один больной при предъявлении пословицы «Не в свои сани не садись» говорит: «Зачем же в чужие сани садиться? Как же это? Нехорошо в чужие сани лезть!» Экспериментатор пытается объяснить, что эту пословицу можно понять и не по отношению к саням. Больной не соглашается: «Как же это случилось, чтобы в чужие сани сесть? Может быть, кто задумался и по рассеянности не в своих санях уехал?» Экспериментатор: «Ну а если человек не за свое дело взялся, можно применить эту поговорку?» Больной: «Нет, нельзя, тут ведь сани, а там какое-то дело». Лишь с большим трудом удавалось в отдельных случаях объяснить больному переносный смысл; однако при предъявлении следующей поговорки такой больной опять пытался передать лишь ее конкретное содержание. Вследствие того что слово выступает для больных в его конкретном значении, они не могут осмыслить условность, которая кроется в поговорке.

В некоторых случаях, отмечает Зейгарник, отсутствие свободного охвата условного значения выражается в том, что больные способны понять переносный смысл, но пословица кажется им недостаточно точной, не отражающей все фактически возможные жизненные случаи. Так, один больной не соглашается с пословицей «Шила в мешке не утаишь», заявляя: «Это не всегда так. Бывает же, что жулики скрываются, их не поймаешь. Я знаю такой случай». Другой больной заявляет по поводу поговорки «Волков бояться — в лес не ходить»: «Это неверная пословица. Иногда не нужно рисковать: эта пословица проповедует лихачество». В данном случае больные в состоянии понять условный смысл пословицы, однако тот факт, что она не может быть применена ко всем жизненным случаям, мешает им признать ее правильность. Больные не могут отвлечься от того, что смысл пословицы может не совпадать с частными жизненными ситуациями. Следовательно, и в этих случаях выступает чрезмерная связанность суждений больных с реальными жизненными фактами, неумение абстрагироваться от них, что приводит к непониманию условности содержания пословицы и метафоры.

Особенно четко выступает непонимание условности в опыте на опосредованное запоминание (метод пиктограмм). Сложность этого задания состоит в том, что рисунок не может (и не должен) отражать того обилия ассоциаций, которые могут актуализироваться при восприятии слова; необходимо отобрать лишь какую-нибудь из них, которая способна «встать» на место слова, а это возможно лишь при достаточном уровне обобщения.

Г. В. Биренбаум обнаружила с помощью этой методики у больных с грубыми органическими поражениями мозга преобладание конкретно-ситуационных связей; она указывает, что затруднение в правильном установлении условных связей было обусловлено нарушением образования понятий. Зейгарник подтвердила эти данные. Так, при необходимости найти рисунок для запоминания слова «развитие» больной говорит: «Какое развитие? Оно бывает разное: и развитие мускулов, и умственное развитие. Какое же Вы хотите?» Этот же больной не может придумать рисунок для запоминания слов «тяжелая работа»: «Что Вы называете тяжелой работой? Мне трудно было в школе задачи решать, а Вам, вероятно, тяжело заниматься физическим трудом, Вы слабая. Не понимаю, что нарисовать?» Другой больной затрудняется найти рисунок для запоминания словосочетания «больная женщина». Он пытается нарисовать кровать, но сразу же заявляет, что этот рисунок не подходит, так как больная женщина не обязательно должна лежать: «У нее может быть грипп, и она его на ногах переносит». Тогда испытуемый решает нарисовать столик с лекарствами, но и это его не удовлетворяет: «Ведь не обязательно больная женщина лекарства принимает. Может быть, она лечится физиотерапией, может быть, у нее только зубы болят, а может быть, у неё роды… Хотя нет, роды — не болезнь» и т. д.

Некоторые больные пытаются почти фотографически отобразить в рисунке жизненную ситуацию. Так, при необходимости запомнить выражение «веселый праздник» больной говорит: «Что же нарисовать? Надо бы гармонь, пляску, или можно еще накрытый стол, бутылочки бы надо, ну, и еду. Как все это изобразить? Я же не художник, да и художнику надо долго рисовать».

Зейгарник приводит следующие наблюдения. Так, один из больных хочет для запоминания слов «голодный человек» нарисовать хлеб, но тут же отвергает этот рисунок как неправильный: «У голодного человека-то ведь как раз и нет хлеба». Тут же он решает изобразить фигуру худого человека, но и этот рисунок его не удовлетворяет, ибо «ведь человек может быть худой не из-за голода, а из-за болезни».

Не будучи в состоянии понять условность, содержащуюся в задании, больные часто пытаются уточнить буквальный смысл слова. Так, больной, о котором только что говорилось, с раздражением упрекает экспериментатора: «Вы же мне не сказали, какой это голодный человек и почему он голодный: потому ли, что жертва стихийного бедствия, или потому, что он безработный в капиталистической стране, или он просто не успел покушать». Вместо обобщенного понятия «голодный человек» выступают разные представления о голодном человеке в разных ситуациях.

Таким образом, при сопоставлении данных, полученных с помощью различных методов (классификации предметов, метода исключения, объяснения пословиц и метода пиктограмм), обнаружено у больных эпилепсией, энцефалитом и у олигофренов нарушение процесса обобщения: конкретно-ситуационный характер их суждений, непонимание переноса, условности. Эти больные были объединены в группу лиц, у которых нарушения мышления квалифицировались как снижение уровня обобщения.

Снижение уровня обобщения обнаруживалось, по данным Зейгарник, не только при выполнении экспериментальных проб, требовавших более или менее сложной аналитико-синтетической деятельности, но и при актуализации ассоциаций. При ассоциативном эксперименте обнаруживается необобщенный характер ассоциаций больных. Само требование «отвечать любым словом» являлось для больных слишком условным заданием: «Стол есть стол, что же мне говорить?» Около трети ответных реакций больных являлись обозначением функции или признака предмета («карандаш — писать», «ягода — красная»). Частично ответы были синонимами предъявленного слова. Резюмируя, можно сказать, что мыслительная деятельность подобных больных несовершенно отражает предметы, явления и их взаимосвязи, ибо при полноценном процессе отражения объективных свойств и закономерностей вещей всегда предполагается умение абстрагироваться от конкретных деталей».

Медицинская психология: новейший справочник практического психолога / Сост. С.Л. Соловьева, М., «Aст»; СПб, «Сова»,  2007 г., с. 89-96.

 

 

Нарушение мышления у человека при шизофрении, у детей, виды

Нарушение мышления у человека – это расстройство процессов информационной обработки, выявление отношений, связывающих разнообразные явления либо предметы окружающей действительности, отклонения в отражении существенных свойств предметов и в определении связей, которые их объединяют, что порождает возникновение ложных представлений и мнимых суждений об объективно существующей действительности. Выделяют несколько типов нарушения процесса мышления, а именно расстройство динамики мыслительных процессов, патология операционального функционирования мышления и расстройства мотивационно-личностной составляющей мыслительной деятельности. В большинстве случаев, особенности мыслительного оперирования каждого пациента, квалифицировать в рамках одного вида нарушения процесса мышления практически не представляется возможным. Зачастую в структуре патологически измененной мыслительной деятельности пациентов отмечаются сочетания различных видов отклонений, находящихся в неодинаковой степени выраженности. Так, к примеру, расстройство процесса обобщения в ряде клинических случаев сочетается с патологиями целенаправленности мыслительных операций.

Нарушение мышления являются одними из максимально часто встречаемой симптоматики психических заболеваний.

Виды нарушения мышления

Расстройство операциональной функции мыслительной деятельности. Среди основных операций мышления выделяют: абстрагирование, анализ и синтез, обобщение.
Обобщение является результатом анализа, который вскрывает основные отношения, связывающие явления и объекты. Различают несколько этапов обобщения:
— категориальный этап, заключается в причислении к виду, основываясь на существенных признаках;
— функциональный – заключается в причислении к виду, основываясь на функциональных признаках;
— конкретный – заключается в причислении к виду, основываясь на конкретных признаках;
— нулевой, то есть операции нет – заключается в перечислении объектов или их функций без намерений обобщить.

Патологии операциональной стороны мыслительного функционирования довольно многообразны, но можно выделить два крайних варианта, а именно понижение уровня обобщения и деформация процесса обобщения.

В рассуждениях больных при понижении уровня обобщения превалируют прямые представления об объектах и событиях. Взамен акцентирования обобщенных свойств пациенты употребляют конкретно-ситуационные соединения, у них наблюдаются сложности в абстрагировании от конкретных элементов. Подобные расстройства могут протекать в легкой форме, умеренно выраженной и сильно выраженной степени. Такие нарушения обычно отмечаются при умственной отсталости, тяжелом течении энцефалита, при органической патологии головного мозга с деменцией.

Можно говорить о понижении уровня обобщения исключительно в том случае, когда такой уровень у индивида был ранее, а потом понизился.

При искажении операциональных процессов обобщения пациенты руководятся чересчур обобщенными свойствами, неадекватными действительным связям между предметами. Отмечается превалирование формальных, мимовольных ассоциаций, а также уход от содержательного аспекта задачи. Такие пациенты устанавливают исключительно формальные, словесные связи, истинное же отличие и похожесть не являются для них проверкой их суждений. Подобные расстройства мыслительной деятельности встречаются у индивидов, страдающих шизофренией.

Психиатрия выделяет два наиболее распространенных расстройства динамики мыслительного функционирования: лабильность и инертность мыслительных операций.
Лабильность заключается в непостоянстве тактики выполнения задания. У больных уровень обобщения отвечает их образованности и приобретенному жизненному опыту. Проведенные исследования свидетельствуют, что у испытуемых наряду с верно обобщенными заключениями могут отмечаться заключения, сделанные на основе актуализации случайных связей или базирующиеся на конкретно-ситуационном объединении предметов, событий в группу определенный класс. У индивидов с проявлениями лабильности мыслительного оперирования повышено «реагирование». У них отмечаются реакции на любые случайные раздражители, они вплетают в собственные суждения любой мимоходный стимул из внешней среды, при этом нарушая установленную инструкцию, теряя целенаправленность действий и последовательность ассоциаций.
Инертностью мыслительной деятельности называют выраженную «тугую» подвижность переключения с одной деятельности на иную, сложность в изменении выбранного способа собственной работы. Инертность отношений прошлого опыта, сложности переключения приводят к понижению способности обобщения и уровня отвлечения. Больные не могут справиться с упражнениями на опосредование. Такая патология встречается у индивидов, страдающих эпилепсией или последствиями тяжелых травм мозга.

При патологии мотивационно-личностной составляющей мыслительной деятельности наблюдаются такие проявления, как разноплановость мыслительных операций, резонерство, некритичность, бред.

Разноплановость мыслительных операций проявляется отсутствием целенаправленности действий. Индивид не может классифицировать объекты и события, выделить общие признаки. Наряду с этим у них сохранены, такие операции, как обобщение, сопоставление и различение. Также больные воспринимают инструкции, но не выполняют их. Представления об объектах и суждения о явлениях протекают в различных плоскостях, вследствие чего отличаются непоследовательностью. Систематизирование и отбор предметов может совершаться на основе индивидуальных особенностей восприятия, вкусов индивидов и их привычек. Поэтому объективность представлений отсутствует.

Резонерство можно представить, как нарушение логического мышления, которое проявляется в бессмысленном и пустом многословии.

Индивид ударяется в продолжительные по времени бесконечные рассуждения, которые не имеют определенной цели и не подкреплены никакими конкретными идеями. Речь индивида, страдающего резонерством, характеризуется разорванностью, изобилует сложными логическими конструкциями и абстрактными понятиями. Зачастую больные оперируют терминами, не понимая их значения. Такие индивиды склонны постоянно терять нить рассуждения, а отдельные фразы в длительных рассуждениях нередко абсолютно между собой не связанны и не несут смысловой нагрузки. В большинстве случаев у больных также отсутствует и объект мысли. Философствования индивидов, страдающих резонерством, носят риторический характер. «Ораторам» с подобным нарушением не требуется ответная реакция или внимание собеседника. Данная патология характерна для шизофрении.

Именно признаки, указывающие нарушение логического мышления, обладают огромным значением в диагностике психических недугов.

Некритичность мыслительной деятельности характеризуется ее поверхностностью и незавершенностью. Мыслительный процесс перестает регулировать поведение и действия индивидов и прекращает быть целенаправленным.

Бред проявляется в качестве умозаключения, суждения или представления, не связанного с информацией, которая поступает из окружающей реальности. Для больного соответствие его бредовых идей действительности не имеет значения. Индивид руководствуется своими умозаключениями, вследствие чего отстраняется от реальности, уходя от нее в бредовое состояние. Таких пациентов невозможно уверить в ложности их бредовых идей, они решительно уверены в их соответствии реальной действительности. По своему содержанию бредовые рассуждения отличаются огромным многообразием.

Перечисленные типы нарушения мышления, преимущественно, характерны для умственной отсталости, деменции и шизофрении.

Нарушения мышления при шизофрении

Психический недуг, которому присуще грубое расстройство взаимодействия с окружающей действительностью, именуются шизофренией. Состоянию больных шизофренией может сопутствовать неадекватное поведение, различные галлюцинации и бредовые суждения. Для данного недуга характерен распад внутреннего единства чувств и воли, кроме этого отмечается нарушение памяти и мышления, вследствие чего больной индивид не может адекватно приспособиться к социальной среде.

Шизофрения характеризуется хроническим прогрессирующим течением и имеет наследственную природу.

Описанный психический недуг разрушительно воздействует на личность субъектов, меняя ее до неузнаваемости. Большинство людей ассоциирует шизофрению с галлюцинациями и бредовыми суждениями, однако на самом деле данная симптоматика вполне обратима, а вот изменения в мыслительных процессах и эмоциональной сфере нет.

Нарушение мышления психология рассматривает в качестве наиболее часто встречающегося симптома психических заболеваний, в частности шизофрении. При диагностировании того либо иного психического недуга пси­хиатры зачастую руководствуются наличием одного или нескольких видов патологии мыслительной деятельности.

Основные нарушения мышления имеют формальный характер и заключаются в утрате ассоциативных связей. У индивидов, страдающих шизофренией, изменяется не смысл суждений, а логические внутренние связи суждений. Другими словами происходит не разложение понятий, а нарушение процесса обобщения, при котором у пациентов появляется множество мимолетных, ненаправленных ассоциаций, отображающих весьма общие связи. При прогрессировании заболевания у больных изменяется речь, она становится разорванной.

Для шизофреников характерно так называемое «соскальзывание», заключающееся в резком непоследовательном переходе от одной идеи к другому суждению. Подобное «соскальзывание» пациенты самостоятельно не в состоянии заметить.

В размышлениях пациентов зачастую появляются «неологизмы», то есть они придумывают новые вычурные слова. Таким образом, проявляется атактическое (неконкретное) мышление.

Также у шизофреников наблюдается бесплодное мудрствование, теряется конкретность и обобщенность речи, утрачивается координация между фразами. Больные придают явлениям, чужим высказываниям собственный тайный смысл.

По данным проведенных экспериментов в сравнении с результатами здоровых индивидов, шизофреники лучше распознают раздражители, являющиеся менее ожидаемыми, а хуже – раздражители, более ожидаемые. Вследствие чего отмечается туманность, расплывчивость, замысловатость мыслительной деятельности больных, что провоцирует нарушения психических процессов при шизофрении. Такие индивиды не могут определить значимые связи, наличествующие между предметами, не выявляют второстепенные конкретно-ситуационные свойства, а актуализируют довольно общие, не отображающие реальной ситуации, зачастую поверхностные, мимовольные, формальные признаки.

При шизофрении основные нарушения мышления нельзя рассматривать, не учитывая целостную жизнь личности. Нарушения мыслительной деятельности и личностные нарушения взаимосвязаны.

При шизофрении нарушение памяти и мышления, расстройства внимания, также могут выявляться. Но при отсутствии изменений органического характера в головном мозге данные патологии являются следствиями расстройства мыслительной деятельности.

Нарушения мышления у детей

К окончанию раннего возрастного периода у маленьких индивидов складывается интеллектуальная деятельность, включающая способность к обобщениям, перенесению приобретенного опыта из начальных условий в новые, установлению отношений, наличествующих между предметами путем проведения своеобразных экспериментов (манипуляций), запоминать связи и применять их при решении задач.

Нарушение мышления психология представляет в виде нарушений умственной деятельности, которые возникают при различных недугах или аномалиях развития психики, а также локальных поражениях мозга.

Мыслительные процессы, протекающие в коре больших полушарий мозга малышей, обуславливает их взаимодействие с социумом.

Выделяют следующие типы нарушения мышления у детей: соскальзывание, разорванность и разноплановость, опора на скрытые признаки.

В связи с тем, что мыслительное оперирование – это процесс отображения конкретных признаков объектов, а также отношений, связывающих их, оно ведет к зарождению суждений и воззрений на объективную реальность. Когда наступает расстройство таких представлений, на смену может прийти ускорение мыслительных процессов. Вследствие чего у крох возникает самопроизвольная и быстрая речь, представления быстро меняют друг друга.

Инертность мыслительной деятельности проявляется в замедление процессов, происходящих в коре полушарий. Речь ребенка характеризуется односложными ответами. О таких детях складывается впечатление, слово у них голова «без мыслей» – совершенно пустая. Подобное расстройство мыслительного функционирования может наблюдаться при маниакально-депрессивном синдроме, эпилепсии либо психопатии.

Гораздо большим клиническим значением обладает инертность мыслительных процессов с торможением осмысления, сравнительной скудостью ассоциаций, неторопливой и немногословной обедненной речью.

Инертность мыслительной деятельности ведет к затруднению усвоения больными детьми школьной программы, так как они не в состоянии обучаться в одинаковом темпе со здоровыми малышами.

Разорванность мыслительного функционирования обнаруживается в отсутствии целенаправленности умственной деятельности, нарушаются отношения, устоявшиеся между объектами или представлениями. Порядок мыслительного оперирования искажается, при этом иногда может сохраняться грамматическая структура фраз, что трансформирует речь, лишенную смысла, во внешне упорядоченное предложение. В случаях, когда теряются грамматические связи, мыслительная деятельность и речь преобразуется в бессмысленный словесный набор.

Нелогичность (непоследовательность) рассуждений проявляется в чередовании верных и неверных методов выполнения упражнений. Данную форму нарушения мыслительной деятельности легко исправить посредством акцентированного внимания.

Откликаемость умственного функционирования у детей проявляется изменчивостью способов выполнения упражнений.

Автор: Психоневролог Гартман Н.Н.

Врач Медико-психологического центра «ПсихоМед»

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Патология психической деятельности при шизофрении: мотивация, общение, познание››

Трудность раскрытия природы психических заболеваний обусловлена прежде всего чрезвычайной сложностью и опосредованностью связи между основными клиническими (психопатологическими) проявлениями болезней и их биологической сущностью. В этом отношении они, несомненно, «превосходят» все остальные заболевания человеческого организма. Психопатологические феномены в виде измененного поведения больных, их поступков, идей, высказываний и тому подобного представляют собой итоговое, результативное выражение нарушенного протекания сложной цепи мозговых процессов.

Опосредованность связи между клиническими проявлениями и биологической сущностью болезней диктует усиливающуюся во всем мире тенденцию к мультидисциплинарному изучению их, выражающую объективную необходимость «тащить» всю цепь, опосредующую эту связь. Поскольку клинические проявления представляют собой результативное выражение скрытых за ними нарушений сложных мозговых процессов, только на основании анализа этих проявлений нельзя раскрыть характер лежащих в их основе нарушений мозговой деятельности. Поэтому изучению подлежат процессы на всех уровнях сложности, исследуемые при помощи методов соответствующих наук: психологии, нейрофизиологии, биохимии, биофизики, генетики и т. д. Каждое звено изучения необходимо, но недостаточно для выяснения природы и механизмов развития психической патологии.

Наиболее ответственным в этой цепи является переход от клинических проявлений к их биологическим механизмам через изучение закономерностей нарушения психических процессов и свойств личности, что довольно долго с легкой руки эпигонов учения о высшей нервной деятельности у нас недооценивалось. Это нанесло серьезный урон отечественной психиатрии и медицине в целом.

Если психопатологические данные выявляют закономерности проявлений нарушенных психических процессов [136], то экспериментально-психологические исследования должны дать ответ на вопрос: как нарушены закономерности строения (протекания) самих психических процессов и свойств личности при той или иной патологии? Поэтому основная задача психологических исследований при изучении патологии психики — исследование психических процессов, психической деятельности и связанных с ними свойств личности.

Целесообразность, обоснованность исследования тех или иных конкретных видов психической деятельности определяются особенностями изучаемой болезни, известными психопатологическими данными о ней.

Рассматривая проблему нарушений психической деятельности при шизофрении, мы имеем в виду не все возможные и наблюдающиеся в течение болезни виды ее патологии, а те изменения, проявления которых отражаются в так называемых негативных изменениях, негативных симптомах болезни, относящихся к стойким, малообратимым изменениям личности, характерным для шизофрении. Сюда не относятся все те разнообразные нарушения мышления и восприятия, которые, развиваясь довольно быстро, характеризуясь динамичностью и, как правило, обратимостью (спонтанно или под влиянием терапии), возникают в связи с остротой состояния больных и наблюдаются в картине различных синдромов — кататонических, галлюцинаторно-параноидных, парафренных и т. д. Речь идет о тех изменениях психических процессов, психопатологические проявления которых, характеризуясь стойкостью (стабильностью или прогредиентностью) и входя в структуру различных синдромов, могут наблюдаться с самого начала болезни (даже до манифестных ее проявлений). Наиболее отчетливо выступают вне острых состояний, при непрерывном вялом течении процесса или в ремиссиях.

Одной из наиболее старых (но не устаревающих) проблем, обусловливающих значимость экспериментально-психологического исследования закономерностей изменения познавательных процессов, является проблема своеобразия негативных психопатологических проявлений мышления и восприятия при шизофрении. Тем общим, что объединяет большинство клиницистов, независимо от их взглядов на природу, сущность и течение шизофрении, является подчеркивание необычности, причудливости расстройств мышления при шизофрении, невозможность приложить к ним известную «мерку» слабоумия, которое встречается при других психических заболеваниях, в частности при органических поражениях мозга.

По мнению многих авторов, в отличие от патологии мышления при органических поражениях центральной нервной системы, когда одновременно нарушаются способности и операции воспроизведения, внимания, синтеза, абстрагирования и т. д., при шизофрении больные, иногда даже с грубым дефектом, могут неплохо выполнять некоторые виды довольно сложной мыслительной деятельности (счетные операции, решение конструктивно-пространственных задач, игра в шахматы и т. п.), демонстрируя при этом неплохую способность концентрации внимания и воспроизведения ранее усвоенного материала.

Эти клинические данные, «е давая сами по себе возможности понять характер нарушенного протекания процессов мышления, постоянно стимулировали и стимулируют исследователей к раскрытию сущности изменений познавательных процессов. И дело не только в субъективном желании и потребности понять этот странный. клубок особенностей, это парадоксальное сочетание, необъяснимое с точки зрения «нормальной психики» и не имеющее аналогий среди других известных видов ее патологии. Необходимость исследования закономерностей измененного протекания познавательных процессов, лежащих за этими проявлениями, диктуется более глубокими мотивами, связанными с положением о том, что эти изменения выражают то «особенное», то своеобразие патологии мозговой деятельности, которым, в частности, эта болезнь отличается от других психических заболеваний.

Другой мотив, определяющий интерес и объективную значимость изучения особенностей психической деятельности при шизофрении, связанных с негативными психопатологическими ее проявлениями, обусловлен значением самих этих проявлений (стойких, необратимых изменений личности) в общей клинической картине болезни. При всех успехах психиатрии «течения», при основополагающей роли критерия динамики (смены) синдромов, используемого для обнаружения стереотипов развития болезни (форм течения), психопатологическая характеристика негативных изменений психики три шизофрении остается на сегодня одним из клинических критериев, цементирующих понятие шизофрении и отграничивающих ее от других психических заболеваний.

Едва ли надо раскрывать значение выявления механизмов, углубления наших знаний о сути тех психопатологических проявлений, которые, являясь столь типичными, служат как объединению понятия шизофрении, так и отграничению его от других нозологических категорий.

Несмотря на то что еще со времен Е. Блейлера [172] расстройства мышления рассматривались как основной, первичный симптом шизофрении, на основе которого формировались вторичные симптомы заболевания, многие авторы, в том числе и сам Е. Блейлер, при анализе этой патологии выходили за рамки изучения собственно познавательных процессов. Так, М. О. Гуревич и М. Я. Серейский [40] полагали, что у больных шизофренией нарушается мышление при сохранности «предпосылок интеллекта», страдают не столько интеллектуальные способности, сколько умение пользоваться ими. При этом они исходили из принятого в функциональной психологии противопоставления интеллекта как совокупности изолированных способностей и мышления, сущность которого заключаются в специальной «интерпсихической активности», интегрирующей и регулирующей интеллектуальные функции. И. Берце [170], X. Груле [189] говорили о потенциальной сохранности интеллекта при шизофрении и снижении активности мышления как следствии снижения общей психической активности.

Факты, свидетельствующие о сохранности памяти у больных шизофренией при своеобразном изменении мышления, послужили основой для предположения ряда авторов о разобщении, отсутствии согласованности актуального мышления у этих больных с опытом прошлого. Причина такого разобщения усматривалась каждый раз в соответствии с общепсихологической теорией, которую разделял тот или иной исследователь.

Так, Е. Блейлер [15] считал, что отрыв мышления от опыта у больных шизофренией является следствием разрыхления ассоциаций, и это ведет к установлению ложных, не соответствующих опыту связей. Результатом такого «отрыва» является также и то, что эти больные лучше, чем здоровые, воспринимают отклонения от обычного и могут проводить идеи, которые здоровым представляются немыслимыми. Е. Блейлер высказал предположение, что такие черты шизофренического мышления, как склонность к новому, необычный ход мышления, свобода от традиций при отсутствии грубого разрыва ассоциаций, должны благоприятствовать продуктивности в области искусства.

Другие авторы [169—171; 189] пытались объяснить разобщение мышления больных шизофренией с опытом прошлого, исходя из противопоставления продуктивного и репродуктивного мышления. Они говорили о нарушении продуктивного мышления у больных шизофренией при сохранной репродуктивной деятельности. «Разобщение мыслительного задания с опытом прошлого» является следствием «гипотонии сознания» [170]. Это снижение ведет в конце концов от «активной продукции к голой репродукции… Вместо мыслящей переработки содержания опыта выступает слепая игра форм мышления». По Берингеру, суждения больных шизофренией каждый раз строятся заново вне обычного материала мышления, задача не решается в плане имеющегося опыта и знаний. Причину такого разобщения автор видит в недостаточности «интенциональной дуги».

Основанный на противопоставлении продуктивного мышления репродуктивному вывод о неспособности больных шизофренией к продуктивной деятельности [169; 189; 94] противоречит известным фактам о сохранной способности этих больных к выполнению определенных видов мыслительной (а не чисто репродуктивной) деятельности: математического мышления, игры в шахматы, конструктивной деятельности и т. д. Эти же факты не дают основания для столь категорического вывода о разобщении актуального мышления с опытом прошлого. Такое разобщение сделало бы невозможной всякую продуктивную деятельность у больных шизофренией.

Практически все исследователи, разрабатывавшие проблемы шизофренического дефекта, и в дальнейшем опирались на эти данные, свидетельствующие о своеобразии нарушений психики у больных шизофренией. В качестве основных характеристик шизофренического дефекта выделялись прежде всего аутизм (отгороженность больного от других людей, погруженность в свой внутренний мир, потеря контакта с окружающими), эмоциональное обеднение, снижение психической активности. Большинство авторов особо подчеркивают наличие диссоциации на разных уровнях психической деятельности, как на уровне мышления, так и в более широком плане, парциальность отмечается и в эмоциональной жизни в распределении интересов и направленности личности. Указанные черты образуют то особое качество, которое проявляется при любом синдромальном «оформлении» клинической картины шизофрении. Это своеобразие на разных этапах изучения шизофрении обозначалось по-разному: как «схизис», «ослабление интенции», «дискордантность», «изменения личности». Это качество особенно явно выступает при ослаблении остроты состояния— в ремиссии, на этапах вялого, спокойного течения или в исходах болезни. Многие авторы связывают специфику проявлений шизофренического дефекта в первую очередь с личностными изменениями, нарушением структуры личности (дисгармония личностного склада [135], деформация структуры личности [196], дискордантность личности [183], а наличие псевдоорганических особенностей некоторые из них отмечают лишь при углублении дефекта.

Другой подход к рассмотрению шизофренического дефекта недоучитывает его специфику, поскольку к основным его проявлениям относится редукция энергетического потенциала [179], а также астенические и псевдоорганические расстройства. Изменения в сфере личности, эмоций, мышления вообще не рассматриваются в этом случае как признаки дефекта, поскольку они обратимы и включаются в дефект вторично.

В последние годы в систематике шизофренического дефекта наметилась тенденция рассматривать его как «политетический», имеющий сложную структуру, включающую как псевдоорганические нарушения, так и шизоидные изменения личности [167]. В. Ю. Воробьевым [26] была сформулирована гипотеза об «интеграционной» природе шизофренического дефекта, сочетающем как шизоидные, так и псевдоорганические изменения. Согласно этой концепции при медленном темпе течения заболевания на первый план выступают шизоидные изменения личности, которые завершаются формированием дефекта типа «фершробен». При прогредиентном течении шизофрении в структуре дефекта преобладают псевдоорганические расстройства, а личностные нарушения формируются по типу дефицитарных шизоидов. Интеграция двух тенденций в развитии единого дефекта позволила объединить две крайние точки зрения в трактовке шизофренического дефекта, по-разному оценивающие его специфику.

Для психологического анализа такого сложного и противоречивого явления, как патология психической деятельности при шизофрении, необходимо рассмотреть все имеющиеся клинические и экспериментальные данные с позиций современной психологической науки, используя ее новые теоретические и методологические подходы.

Наибольшее число экспериментальных работ было посвящено изучению познавательных процессов при шизофрении (мышлению, восприятию). Многие из них велись и ведутся до сих пор в русле традиционного анализа соотношения уровней когнитивных процессов — чувственно-конкретного и абстрактного [29; 190; 185; 222; 181; 210; 235]. На этом пути было получено большое число противоречивых фактов, одни из которых свидетельствовали о преимущественно «конкретном» характере мышления больных шизофренией, другие, напротив, о «сверхабстрактности» этих больных. Ряд исследований, проведенных в плане сопоставления двух уровней мышления, не подтвердили как вывода о конкретности мышления больных шизофренией, так и противоположного вывода об абстрактном характере мышления этих больных. Авторы этих исследований, используя различные тесты на классификацию предметов и формирование понятий, отмечают необычность обобщений больных шизофренией.

Таким образом, результаты исследований, ведущихся в плане анализа уровней мышления, свидетельствуют о неадекватности такого подхода для выявления патологии мышления, специфичной для больных шизофренией. Бесперспективность указанного направления все более осознается многими прежними ее сторонниками.

Другая линия исследований психических процессов была связана с выявлением фактов и механизмов так называемых «сверхвключений» при шизофрении. Этот термин был введен Н. Камероном [173; 174; 175], который в своих работах подчеркивал существенное отличие мышления больных шизофренией от детского мышления, с одной стороны, и от нарушений мышления, наблюдаемых при органических заболеваниях центральной нервной системы,— с другой. Автор характеризует мышление больных как «сверхвключающее», т. е. больные при решении различных задач привлекают избыточное количество категорий или, как это обозначалось впоследствии, информации. Это явление Камерон связывал с нарушением межличностных отношений, подчеркивая тем самым роль социальной детерминации этой патологии.

В дальнейшем исследования патологии психической деятельности велись главным образом в рамках когнитивного направления. Суть его состоит в фиксации постбихевиористских ориентации психологии, включающей в свой предмет совокупность познавательных процессов (восприятие, память, мышление, представление). В качестве ведущей детерминанты поведения здесь полагается не стимул, а знание окружающей человека действительности, конечной целью его является анализ закономерностей организации и функционирования внутренних репрезентаций среды.

Исследования когнитивной ориентации шли в двух направлениях. Первое основывалось на информационном подходе к анализу психических явлений и психической патологии; второе, не ограничиваясь анализом собственно когнитивных процессов, ставило вопрос о влиянии на эти процессы межличностных отношений.

Факты сверхвключений в познании при шизофрении были широко описаны и в разных исследованиях часто получали весьма неоднозначную интерпретацию. Так, в работах канадского исследователя Т. Вековича и его сотрудников [247] эти явления были интерпретированы с позиций известной и широко распространенной в настоящее время селективной теории американского психолога Дж. Брунера [22]. Наличие сверхвключений в мышлении больных шизофренией связывалось с их неспособностью к удержанию установки [234] или с невозможностью противостоять эмоциональным стимулам [242]. Дальнейшие исследования проблемы сверхвключающего познания связаны как с уточнением самого понятия, так и с усовершенствованием методов его изучения [177].

Направление исследований, связанных с изучением сверхвключений при шизофрении, представляется продуктивным прежде всего в отношении выявления фактов, отражающих своеобразие патологии мышления при шизофрении по сравнению с другими видами нарушений мышления. Эти факты свидетельствуют о расширении у больных шизофренией объема информации, круга свойств и отношений, включаемых в процесс мышления. Несмотря на многочисленные попытки дать разные интерпретации этих фактов, истинные психологические механизмы этой патологии остаются невыясненными. Полученные данные либо анализируются с позиций теории информации, либо предпринимаются попытки их интерпретации с позиций разных физиологических теорий. При этом собственно психологические закономерности патологии познавательной деятельности не являются предметом анализа.

Второе направление исследований, связанных с когнитивной ориентацией, ведется в русле психодинамической концепции, подчеркивающей ведущую роль средовых воздействий (в первую очередь внутрисемейных отношений) на формирование патологии психических процессов. Наиболее активно эти работы проводятся в США (Национальный институт психического здоровья, Йельский университет и др.). Эти исследования направлены на изучение семей, имеющих шизофренического потомка [206; 226; 248; 249].

Включение в исследование родителей и их потомков предполагало возможность поиска общих особенностей психики, с этой целью определялся познавательный стиль тех и других. В этих работах подчеркивалась ведущая роль средовых, внутрисемейных отношений в формировании как патологии психики, так и самой шизофрении.

Однако в настоящее время все более утверждается мнение о том, что нарушение семейных отношений является необходимым, но недостаточным условием для развития шизофрении и формирования особого познавательного стиля, который рассматривается в качестве «основной патологии» при шизофрении [186], т. е. в развитии данной патологии допускается влияние и других факторов, в частности генетического и конституционального. В этом плане ведутся работы с использованием близнецового материала [216].

Область изучения познавательных стилей лежит на стыке психологии познавательных процессов и психологии личности. Интерес к ней, явно обозначившийся в американской психологии в начале 50-х годов, свидетельствует об осознании того факта, что изучение только общих закономерностей, свойственных всем людям, не может удовлетворять психолога. Не менее важным является вопрос об индивидуальных особенностях познавательной деятельности. Таким образом, изучение познавательных стилей явилось необходимым дополнением к исследованию общих механизмов познавательной деятельности. Познавательный стиль рассматривается как особенность познавательных процессов (в первую очередь восприятия и мышления), которая устойчиво проявляется у человека в различных ситуациях, при решении разных задач. Следует подчеркнуть, что здесь речь идет о стилистических особенностях познавательной деятельности, изучаемых независимо от ее содержания.

Безусловным достоинством этого подхода являются выход за пределы исследования собственно когнитивных процессов, изучение их личностного аспекта. Однако само понятие «нарушение когнитивного стиля» основано на рассмотрении конгломерата различных видов патологических реакций и процессов без анализа их внутренних взаимосвязей как отражения единой системы.

Важное место в современных исследованиях занимают вопросы о роли социального опосредования психической деятельности. В них затрагивается широкий круг проблем, в частности, связанных со способностями больных шизофренией к генерированию идей и принятию решений в интерперсональных проблемных ситуациях, к решению межперсональных проблем [220]. Было показано, что больные шизофренией по сравнению со здоровыми людьми имеют менее сложные и дифференцирующие личностные конструкты. Рядом авторов исследовалось влияние социального подкрепления и социальных оценок на поведение больных шизофренией. Результаты исследований показали меньшую подверженность больных социальному подкреплению и снижение роли социальных оценок, что, безусловно, оказывает влияние и на качество межперсональных отношений и функционирования. Для его изучения создаются различные теоретические модели. Однако отдельные компоненты, входящие в структуру межперсонального функционирования, как правило, изучаются изолированно друг от друга, а не в единой системе [245].

Целостную картину особенностей социального поведения больных шизофренией, включающую и мотивационный, и регуляторный, и поведенческий компоненты, можно получить лишь при реализации деятельностного подхода в исследовании, предполагающего изучение больных в реальной деятельности, в процессе их «живого» взаимодействия с окружающими.

Деятельностный подход к анализу психических явлений разрабатывается в отечественной психологии, в его основе лежат труды С. Л. Рубинштейна [123], А. Н. Леонтьева [77]. Суть его составляет положение о том, что психическое формируется и реализуется в деятельности человека посредством сложного взаимодействия внешних и внутренних условий.

С. Л. Рубинштейн раскрыл принцип индивидуализации личности как избирательность внутреннего по отношению к внешнему, способность внутреннего преобразовывать внешнее, опосредовать его и объективировать. Развивая далее эти положения, К. А. Абульханова-Славская [2] подчеркивает принципиальное значение этого метода в построении теории личности и в разработке ее типологии. Особенность такого подхода состоит в том, что этот метод не предполагает набора черт личности, а выявляет движущие силы ее активности, соотносит их с социальными потребностями, с общественными движущими силами. Часто в социальной психологии разрываются внутренняя активность личности и ее социальные позиции, динамика усматривается только в смене ролевых позиций, в их исполнении, не затрагивающем внутренней активности личности. Диалектический принцип — внешние причины действуют через внутренние условия — фиксирует не факторное совпадение тех или иных особенностей личности с теми или иными общественными процессами, а причинные способы связей внешних и внутренних тенденций, реализуя принцип анализа личности через ее жизнедеятельность. Организация жизни личностью осуществляется при одновременном встречном процессе регуляции со стороны общества и на основе саморегуляции. Одной из форм активности, которая может по праву считаться движущей силой личности, является ее направленность.

Личностный подход помогает преодолеть разрыв между рассмотрением мышления как интеллекта, с одной стороны, и когнитивного отношения к миру — с другой. Предметом первого является решение проблем и задач, предметом второго — познание социального мира. Соответственно механизмы интеллекта как творчества и решения проблем—одни, механизмы когнитивного отношения к миру — другие. Как отмечает К. А. Абульханова-Славская [3], выявить единство и различие двух областей знаний, развивающихся сегодня обособленно, возможно только через анализ личности. Преобладание в когнитивном отношении проблемного аспекта, способность преодолеть установочность мышления и т. д. зависят не только от интеллектуального потенциала личности, ее креативности, но и от ее социально-психологической позиции, перехода к выделению универсального и общезначимого. Если личность стоит на общезначимых позициях, ее мышление не монологично, а диалогично, объект рассматривается одновременно с разных позиций; ее установки, когнитивные схемы носят более всеобщий характер по сравнению с личностью, занимающей эгоцентрическую позицию.

Основой, определяющей рассмотрение психики человека в целом, является личность в единстве ее исходных побуждений и мотивов, ее направленности и конечных целей. Задачей психологической. науки является выделение отдельных компонентов и раскрытие структурных взаимосвязей внутри этого единства. Этот подход развивался в целом ряде исследований советских психологов. В патопсихологии такой личностный подход осуществлялся прежде всего в трудах Б. В. Зейгарник [46—50].

Б. В. Зейгарник указывала на два возможных пути в исследовании патологии личности: более прямого — наблюдения за поведением и реакциями больного в ситуации эксперимента наряду с анализом данных историй болезни и опосредованного выявления изменений личности с помощью эксперимента, например при исследовании познавательных процессов, поскольку познавательные процессы не существуют изолированно от установок личности, ее потребностей, эмоций. Она явно отдавала предпочтение методам, реализующим деятельностный подход по сравнению с использованием анкет, опросников и т. д. Такой деятельностный подход реализовался в экспериментальных исследованиях путем изучения системы мотивов у больных [49; 51].

Категория синдрома, синдромальный психологический анализ нарушений психической деятельности являются центральным моментом настоящей работы.

Вслед за А. Р. Лурия [82], исследовавшим больных с локальной (очаговой) патологией головного мозга, нами с конца 60-х годов разрабатывается и применяется синдромный психологический подход при изучении природы психических болезней [111; 112; 114; 115]. Онтологическую основу синдрома составляет всякое патологическое состояние организма, обусловливающее изменение комплекса (системы) взаимосвязанных функций и процессов.

Продолжая эту линию исследований применительно к анализу патологии психической деятельности у больных шизофренией, мы рассматриваем нарушение мотивации в структуре основного патопсихологического синдрома. Он представляет собой систему нарушенных психических процессов и свойств, составляющих психологическую основу негативных изменений психики при шизофрении (аутизм, снижение психической активности, эмоционального изменения и др.). Задачей исследования являются выделение отдельных компонентов внутри этой единой системы и анализ их взаимосвязей. Определение ведущих компонентов в структуре психологического синдрома позволит рассмотреть его разновидности.

Гипотеза исследования: ведущим компонентом патопсихологического синдрома, определяющего специфику шизофренического дефекта (всех его разновидностей), является нарушение потребностно-мотивационных характеристик психической деятельности. Они включают систему потребностей, в первую очередь потребность в общении, характеристики психической активности, определяемые потребностями, и эмоционально-волевые процессы.

Нарушение исполнительского компонента регуляции — средств осуществления деятельности (способности, операции, способы действий, навыки, умения и т. д.) — вторично и зависит от уровня снижения потребностно-мотивационных характеристик психики.

Гипотеза и основные задачи определили методические приемы исследования, предполагающие включение испытуемых в виды деятельности, различающиеся по структуре, содержанию, сложности, по степени социального опосредования, выполнение которых связано с разными уровнями регуляции.

Согласно сформулированной гипотезе особое значение имело введение в ситуацию эксперимента разного рода мотивирующих стимулов. Это позволяло обнаружить скрытые, резервные возможности испытуемых, которые вследствие снижения мотивации оставались у них нереализованными. Вместе с тем сам факт возможности повышения уровня деятельности под влиянием мотивирующих стимулов мог бы стать наиболее прямым доказательством мотивационной природы снижения уровня социальной регуляции деятельности.

Существенной особенностью исследования явился принцип клинической определенности изучаемой группы больных. Недооценка значения четкой клинической дифференциации больных в рамках шизофрении является наиболее распространенной ошибкой большинства психологических исследований данной проблемы, как отечественных, так и зарубежных. Неоднородность обследуемых больных не позволяет выявить действительных закономерностей нарушения психических процессов, так как при разных вариантах болезни эти закономерности могут быть различны. Необходимость клинической дифференциации диктуется направленностью исследования на изучение изменений психических процессов, лежащих в основе негативных психопатологических проявлений болезни.

Нами исследовались различные возрастные группы больных непрерывной и приступообразной шизофренией в сопоставлении с соответствующими возрастными группами здоровых испытуемых. Общей клинической чертой исследованных больных являлось наличие в разной степени выраженных негативных симптомов при практическом отсутствии продуктивной симптоматики в период исследования: больные, как правило, исследовались в состоянии ремиссии.

Расстройства личности — как распознать (признаки и симтомы), методы лечение

Расстройство личности представляет собой серьезное нарушение психической деятельности, с одновременным изменением поведенческих и характерологических тенденций. Для болезни характерны вовлечение нескольких сфер личности, стойкие нарушения в чувствах, мышлении, действиях. На фоне подавления и декомпенсации одних черт, ярко начинают проявляться другие, значительно обостряется выраженность внутренних переживаний.

Следует отметить, что под этим диагнозом могут подразумеваться расстройства, не имеющие между собой сходства. В некоторых случаях проявления настолько выражены, что жизнь больного становится невыносимой. Помочь исправить положение могут квалифицированные специалисты «Profi-Detox», имеющие огромный опыт в лечении подобных расстройств.

Причины расстройств личности

Болезнь может развиваться спонтанно или быть симптомом других психических нарушений. К патологическому состоянию могут привести любые факторы, повреждающие головной мозг, начиная с детского возраста:

  • стрессы,
  • патологическая наследственность;
  • перинатальные нарушения;
  • экзогенно-органические воздействия;
  • токсины – наркотики, спайс, алкоголь;
  • черепно-мозговые травмы;
  • заболевания мозга.

Доказано, что личностные дефекты часто носят врожденный характер, хотя могут сформироваться в пубертате и намного более позднем возрасте. Провокаторами для ребенка могут служить:

  • перенесенное насилие;
  • пренебрежение интересами и чувствами;
  • алкоголизм и психические заболевания родителей;
  • интимное надругательство.

Симптомы расстройств личности

Заболевание протекает на фоне прогрессирующих изменений поведения, мышления, личностных особенностей. Первые признаки становятся заметны в неадекватном отношении больного к окружающим, в сложностях при общении с близкими людьми. Возникают частые расстройства настроения и пищевого поведения.

Среди основных проявлений выделяют следующие устойчивые симптомы:

  • неспособность управлять отрицательными эмоциями и чувствами;
  • нарушение взаимоотношений с родственниками – детьми, родителями, супругами;
  • постоянное присутствие негатива – гнев, тревожность, ощущение беды;
  • чувство ненужности;
  • частые конфронтации с окружающими людьми – ссоры, угрозы, оскорбления;
  • повышенное беспоойство;
  • опустошенность, эмоциональное отключение;
  • избегание контактов с людьми.

Виды расстройств личности

Любое расстройство имеет характерные типичные признаки, отличается степенью выраженности и этиологией. В классификации, используемой врачами-психотерапевтами, выделяют 10 наиболее характерных форм личностных расстройств, которые подразделяются на 3 основные категории:

Кластер Отклонения Расстройство
«А» Эксцентричные Шизотипическое
Шизоидное
Параноидальное
«В» Эмоциональные Пограничное
Театральные Истерическое
Антисоциальное
Колеблющиеся Нарциссическое
«С» Тревожные Избегающее
Обессивно-компульсивное
Панические Зависимое

Как проходит лечение расстройств личности?

Терапия пациентов с личностными расстройствами в «Profi-Detox» проводится в несколько этапов и является очень индивидуальной. Психотерапевты с большим многолетним опытом, на основании оценки общего состояния больного и его симптоматики, подбирают индивидуальную медикаментозную схему лечения. Во внимание принимаются типологические и диагностические показатели.

Все наши специалисты имеют высшую квалификацию и регулярно проходят аттестации, поскольку работа с такими больными носит определенные сложности и требует особенной подготовки и знаний. Психотерапия комбинируется с медикаментозным лечением.
Используются препараты следующих классов:

  • Седативные. Успокаивают и снимают излишнее нервное напряжение, тревогу. Восстанавливают нормальный сон, корректируют общее состояние. Устраняют симптомы тревожности и депрессии.
  • Нейролептики. Оказывают выраженный успокоительный эффект и позволяют пациенту не реагировать на триггеры. Устраняют агрессивность и раздражительность.
  • Антипсихотики. Редуцируют психомоторное возбуждение. Применяют при галлюцинациях, бреде.
  • Транквилизаторы. Снимают перенапряжение и оказывают мягкое успокоительное воздействие. Снимают любые формы перенапряжения.
  • Ноотропы. Восстанавливают умственную деятельность, улучшают мыслительные процессы, помогают бороться со стрессом.

Основные задачи, которые стоят перед психотерапевтами – снять депрессивные проявления, понизить уровень тревожности, помочь понять особенности неправильного поведения и поступков, снизить неадекватность их проявлений. Важное значение отводится психической коморбидной и личностной психологии.

Эффективность доказали такие методики:

  • классический психоанализ;
  • диалектическая поведенческая терапия;
  • семейная терапия;
  • групповые методы самопомощи.

Самостоятельно пациенты не в состоянии заметить личностные расстройства, поэтому им требуется помощь близких для обращения к профессионалам. Связаться с клиникой можно по телефону или в онлайн-чате. Если своевременно начать психотерапевтическое и медикаментозное лечение, врачи клиники гарантируют благоприятный прогноз. Пациент будет иметь значительно лучшее качество жизни.

📖 3.8. Нарушения мышления при локальных поражениях мозга, Раздел 3. Основные нейропсихологические симптомы и синдромы, Часть II. Основы нейропсихологии. Основы клинической психологии. Репина Н. В. Страница 33. Читать онлайн

Раздел 3. Основные нейропсихологические симптомы и синдромы.


. . .

3.8. Нарушения мышления при локальных поражениях мозга.

Нейропсихология мышления относится к числу мало разработанных разделов нейропсихологии. Следует отметить, что современная психология рассматривает мышление как активную психическую деятельность, направленную на решение определенной задачи. Как известно, мыслительная деятельность проходит стадию предварительной ориентировки в условиях задачи, стадию формирования программы и выбора средств решения задачи, стадию непосредственного осуществления мыслительных операций, стадию контроля за промежуточными и конечными результатами, стадию сличения конечного результата с условиями задачи и ожидаемым результатом.

А. Р. Лурия, описывая нейропсихологические синдромы поражения различных отделов левого полушария мозга (у правшей), выделяет несколько типов нарушения интеллектуальных процессов при поражении височных, теменно-затылочных, премоторных и префронтальных отделов мозга /22, 41/.

При поражении левой височной области нарушается звуковая структура речи, в то время как ее семантическая сторона остается сохранной. Поэтому у больных страдает способность выполнять последовательные вербальные операции, для осуществления которых необходима опора на речевые связи или их следы. Но, как указывает Е. Д. Хомская, у них сохраняется непосредственное понимание наглядно-образных и логических отношений. Они могут правильно оперировать пространственными отношениями элементов, выполнять арифметические операции (в письменном виде), решать задачи на поиск последовательности наглядно развертывающегося сюжета (серии сюжетных картин) /41/.

При поражении теменно-затылочных отделов мозга страдает комплексный синтез элементов в группы. В данном случае дефект интеллектуальной деятельности связан с нарушением наглядно-образного мышления, требующего выполнения операций на пространственный анализ и синтез. У больных сохранно намерение выполнить ту или иную задачу, они могут составить план действий, но не могут выделить наглядные признаки и их пространственные отношения, например, в задачах на «конструктивный интеллект» (например, кубики Кооса). В этих задачах элементы, на которые распадается модель, не соответствуют тем элементам, из которых может быть составлена конструкция. Кроме того, у больных нарушено выполнение арифметических действий из-за первичной акалькулии.

Поражение премоторных отделов левого полушария головного мозга приводит к изменению динамики мыслительного процесса. В основе лежит дефект внутренней речи: нарушен процесс «развертывания» речевого замысла и процесс «свертывания» речевых структур, необходимый для понимания смысла текста. В обоих случаях наблюдается изменение последовательности речевых процессов и, как следствие, нарушение динамики вербально-логического мышления, распад свернутых «умственных действий» (арифметических, вербальных и т. п.), патологическая инертность интеллектуальных актов. Но у таких больных сохранны пространственные операции и понимание логико-грамматических конструкций, отражающих пространственные отношения.

При поражении префронтальных отделов мозга расстройства интеллектуальной деятельности носят сложный характер. Во-первых, они возникают вследствие нарушения ее структуры: у больных выпадает стадия ориентировки в условиях задачи, они импульсивно начинают выполнять случайные действия, не сличая их с исходными целями. Во-вторых, нарушаются операции с понятиями и логическими отношениями, страдает избирательность семантических связей. В-третьих, для лобных больных характерна общая интеллектуальная инактивность.

Как показали исследования нейронной активности при решении различных умственных задач, любая интеллектуальная деятельность сопровождается активацией различных корковых и подкорковых структур.

Контрольные вопросы

1. Наглядное (конструктивное) мышление и факторы его нарушения.

Психология bookap

2. Вербально-логическое мышление и факторы его нарушения.

3. Особенности нарушения мышления при поражении лобных долей мозга.

4. Что общего и в чем различия в мозговой организации вербально-логического и наглядно-образного типов мышления?

Психология bookap

5. Особенности нарушения интеллектуальных процессов при поражении премоторных отделов левого полушария.

6. Способен ли лобный больной замечать свои ошибки; ошибки, допускаемые другими людьми?

7. Особенности нарушения мышления при поражении теменно-затылочных отделов.

8. Особенности нарушения мышления при поражении левой височной области.

Расстройство мышления: симптомы, особенности, причины, лечение

Что такое расстройство мышления?

Расстройство мышления включает нарушение того, как мысли организованы и выражены. Это вызывает неорганизованное мышление и приводит к тому, что люди выражают себя необычным образом во время разговора или письма.

Расстройство формального мышления также известно как неорганизованная речь. Он отмечен нарушением структуры или формы мысли. Это один из основных симптомов шизофрении и психотических расстройств.Поскольку эти симптомы можно наблюдать, их можно использовать для оценки степени тяжести психоза.

Мышление требует способности рассматривать предмет, организовывать мысли о нем мысленно, а затем выражать эти мысли в понятной форме. Расстройство мышления может создавать проблемы в любой или во всех этих областях.

Сбои в мышлении связаны с трудностями повседневного функционирования, социальных отношений и психологического благополучия.

В этой статье обсуждаются симптомы, причины и типы нарушений мышления.В нем также рассказывается о том, как диагностируется расстройство мышления и о некоторых доступных вариантах лечения.

Симптомы

Хотя нарушения мышления характеризуются проблемами с мышлением и речью, этих симптомов недостаточно для постановки диагноза. Это связано с тем, что такие симптомы могут также временно возникать, когда люди перенапрягаются или утомляются.

Эти симптомы могут указывать на нарушение мышления в зависимости от их частоты, тяжести и нарушения, которое они вызывают.Симптомы, связанные с расстройством мышления, могут включать:

  • Неспособность придерживаться темы
  • Отсутствие речи
  • Быстрая, напористая речь
  • Несогласованность
  • Нелогичная речь
  • Блуждающий ход мыслей

Другие симптомы, которые могут быть связаны с расстройствами мышления, включают бред, галлюцинации, неуверенность, изменения в движениях, раздражительность, отсутствие эмоций, отсутствие выражения и паранойю.

Выявление расстройства мышления

Расстройства мышления диагностирует специалист в области здравоохранения.Диагноз обычно заключается в том, чтобы задать людям открытые вопросы и затем оценить их вербальные ответы.

Для измерения нарушений мышления можно использовать несколько инструментов оценки, в том числе:

  • Тест Роршаха с чернильными пятнами : Тест Роршаха — это проективный тест, в ходе которого людям показывают серию неоднозначных чернильных пятен. Затем специалисты в области психического здоровья могут использовать систему баллов при интерпретации словесных ответов на чернильные пятна, чтобы искать признаки расстройства мышления.
  • Индекс нарушения мышления (TDI) : Эта оценка включает в себя участие медицинского работника в беседе с человеком, которая записывается и затем расшифровывается. Затем TDI (также известный как дельта-индекс) используется для оценки обмена, включая рассмотрение 23 различных областей, которые могут указывать на нарушение мышления.
  • Шкала оценки мышления, языка и общения (TLC) : одна из наиболее широко используемых оценок нарушений мышления.Он включает в себя проведение наблюдений и оценку степени их серьезности на основе определений различных аспектов нарушения мышления.

Многие заболевания также могут влиять на речевую и письменную речь. Они могут включать:

Врачу необходимо исключить основные медицинские факторы, прежде чем диагностировать расстройство мышления. Помимо оценки речи человека, врач может также провести его физический осмотр и провести лабораторные тесты, чтобы оценить общее состояние здоровья и проверить наличие других заболеваний.

Языковые аномалии довольно часто встречаются в повседневной речи и часто возникают из-за стресса и недостатка сна. Johns Hopkins Medicine отмечает, что серьезность и частота симптомов являются важными факторами, которые следует учитывать при постановке диагноза.

Диагностика расстройства мышления включает наблюдение и оценку словесных ответов человека на вопросы. В дополнение к этим оценкам, медицинские работники также должны исключить другие состояния, которые могут вызывать аналогичные симптомы, влияющие на речь.

Причины

Точные причины нарушения мышления неизвестны. Однако считается, что ряд переменных может играть важную роль, включая генетику, аномалии мозга и факторы окружающей среды.

Неорганизованное мышление проявляется в ряде психических заболеваний, включая шизофрению. В случае шизофрении некоторые исследования показали, что это состояние связано с отклонениями в семантической системе мозга.

Типы

У каждого типа расстройства мышления есть свой набор симптомов, мешающих мыслительному процессу.Однако в каждом случае нарушается организация и выражение идей и мыслей.

Некоторые из множества различных типов расстройств мышления включают:

  • Алогия: Это расстройство мышления характеризуется бедностью речи и обычно наблюдается у людей с шизофренией или деменцией. Ответы часто бывают резкими и неполными.
  • Блокировка : Люди с нарушениями мышления могут перестать говорить на полуслове и делать паузу на длительный период.Когда они возобновляют разговор, зачастую речь идет о совершенно другой теме.
  • Косвенное мышление : Этот тип неорганизованного мышления включает включение множества ненужных деталей, которые часто косвенно или даже не связаны с основной темой разговора.
  • Clanging : Использует слова на основе их звуков, а не их значения. Сюда входят рифмующиеся слова или каламбур.
  • Эхолалия : Это включает повторение речи других говорящих.Они могут часто повторять звуки или слова, которые слышат от других.
  • Неологизм : Включает спонтанное создание новых слов. Эти слова бессмысленны и неузнаваемы, но включены в речь.
  • Тангенциальность : Этот тип беспорядочного мышления предполагает переход от одной идеи к другой. Идеи связаны поверхностно, но никогда не доходят до сути.
  • Салат из слов : Это смесь случайных слов и фраз, которые непонятны.

Они характеризуются как расстройства мышления обоих типов, так и симптомы формального расстройства мышления.

Лечение

Доступны методы лечения, которые могут помочь людям справиться с симптомами расстройства мышления. Некоторые лечебные стратегии, которые можно использовать, обсуждаются ниже.

Психотерапия


Терапия может быть полезна для людей, которые также испытывают симптомы бредовых или искаженных мыслей. Типы терапии, которые могут использоваться в зависимости от индивидуальных симптомов, включают:

  • Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) может помочь людям выявить и изменить искаженные мысли.
  • Семейная терапия может помочь семьям узнать, что они могут сделать, чтобы поддержать своих близких, страдающих расстройством мышления.
  • Групповая терапия может быть полезным лечением для отработки навыков и поиска поддержки.

Лекарства

Иногда могут быть прописаны лекарства для лечения симптомов, связанных с шизофренией или психотическими расстройствами. Такие лекарства могут включать нейролептики, антидепрессанты и стабилизаторы настроения.

Копинг

Помимо терапии и лекарств, люди с нарушениями мышления также могут извлечь выгоду из обучения жизненным навыкам и социальной поддержки:

  • Обучение социальным навыкам : Поскольку проблемы с неорганизованным мышлением влияют на общение, это может создать проблемы в отношениях. Изучение и отработка социальных навыков может помочь людям с расстройствами мышления найти способы улучшить свои коммуникативные способности, что принесет пользу их отношениям.
  • Социальная поддержка : Социальная поддержка также важна для людей с расстройствами, влияющими на организацию мышления. Семейная терапия и группы поддержки могут быть полезны как для людей, страдающих этим заболеванием, так и для членов семьи и других близких.
  • Управление стрессом : Методы релаксации также могут быть полезны, поскольку стресс иногда может ухудшить симптомы таких состояний, как шизофрения.

Слово от Verywell

Если вы испытываете симптомы расстройства мышления, влияющие на вашу способность общаться, вам следует поговорить с врачом.Они могут оценить ваши симптомы и поставить диагноз. Правильный диагноз — лучший способ убедиться, что вы получите соответствующее лечение, которое поможет вам справиться с симптомами, которые вы испытываете.

Селективный дефект внимания при мании бросает вызов дихотомии крепелина — обзор

Schizophr Bull. 2008 Янв; 34 (1): 109–117.

C. Raymond Lake

2 Департамент психиатрии, Медицинский центр Канзасского университета, 3901 Rainbow Boulevard, Kansas City, KS 66160-7341

2 Департамент психиатрии, Медицинский центр Канзасского университета, 3901 Rainbow Boulevard , Канзас-Сити, KS 66160-7341

1 Кому следует адресовать корреспонденцию; тел: 816-678-4848, факс: 913-273-1706, электронная почта: удэ[email protected]Авторское право © Автор 2007. Опубликовано Oxford University Press от имени Центра психиатрических исследований Мэриленда. Все права защищены. За разрешениями обращайтесь по электронной почте: [email protected] Эта статья цитируется в других статьях PMC.

Abstract

Крепелин сказал, что тяжелое психическое заболевание было вызвано двумя заболеваниями, которые впоследствии были охарактеризованы как расстройства мышления и расстройства настроения, то есть дихотомия Крепелина. Шизофрения, традиционно считающаяся расстройством мышления, определяется наличием галлюцинаций, бреда, кататонии и дезорганизации.Касание, крушение, свободные ассоциации и блокировка мысли обычно считаются патогномоничными для шизофрении. Напротив, аффективные расстройства характеризовались только как расстройства эмоций, хотя и депрессия, и мания в тяжелой форме теперь признаны включающими те же психотические признаки, которые традиционно считаются диагностическими для шизофрении. В этой статье рассматривается расстройство мышления при мании, чтобы прояснить связь между шизофренией и психотическими расстройствами настроения.Обычно механизм избирательного внимания мозга фильтрует входящие стимулы и определяет их приоритетность, исключая из сознания посторонние, низкоприоритетные стимулы и оценивая важность более релевантных данных. Поскольку этот «фильтр / установщик приоритета» становится неисправным при мании, касательные стимулы обрабатываются без соответствующей приоритизации. Наблюдаемый как отвлекаемость, этот симптом является показателем нарушения избирательного внимания и тяжести мании, составляя признаки и симптомы психотического мышления.Зона редкости между шизофренией и психотическими расстройствами настроения размыта, поскольку тяжелые расстройства настроения также являются расстройствами мышления. Эти отношения ставят под сомнение постулат о том, что шизофрения — это заболевание, отдельное от психотических расстройств настроения. Пациенты, чьи истории болезни обсуждаются здесь, дали свое письменное информированное согласие на участие в этом протоколе, одобренном институциональным комитетом субъектов.

Ключевые слова: психоз, мания, шизофрения, избирательное внимание, теория фильтра Бродбента, дихотомия Крепелина. 20 века.Крепелин описал 2 различных расстройства (дихотомия Крепелина), раннее слабоумие, переименованное Блейлером в шизофрению в 1911 году, и маниакально-депрессивное безумие, теперь называемое биполярным расстройством (и). 1 , 2 Kraepelin , Bleuler, Schneider и другие определили шизофрению по наличию неупорядоченного мышления, проявляющегося в психотических симптомах галлюцинаций, бреда, кататонии и / или дезорганизации. 1 3 Блейлер и Шнайдер приравняли психоз к шизофрении, независимо от выраженных симптомов настроения. 2 , 3 Введение Касаниным в 1933 г. шизоаффективного расстройства признало важность симптомов настроения у психотических пациентов, привлекло внимание к сходству между биполярным расстройством и шизофренией и отразило попытку разрушить дихотомию Крепелина. 4 Несмотря на это, концепция шизофрении, продвигаемая Блейлером и Шнайдером, была влиятельной и устойчивой к изменениям в Соединенных Штатах, где академическая психиатрия дифференцировала расстройства настроения как расстройства эмоций, а шизофрению — как расстройства мышления.Растущая литература ставит под сомнение эту концепцию.

Таблица 1.

DSM-IV-TR Диагностические критерии шизофрении (модифицированные) a

A. Характерные симптомы: у пациента должно быть 2 симптома в течение 1-месячной (активной) фазы (кроме как указано ниже) (требуется только 1 симптом, если бред причудливые или галлюцинации — это голос, комментирующий поведение / мысли, или если 2 или более голосов разговаривают друг с другом b c )
1.Бред b
2. Галлюцинации b
3. Дезорганизованная речь (частые срывы, несогласованность) b
4. Сильно дезорганизованное 9017 b или бодрое поведение.
5. Негативные симптомы (аффективное уплощение, алогия и отказ) b
B. Социальная / профессиональная дисфункция: работа, межличностные отношения или самообслуживание заметно ухудшились b
C.Продолжительность: постоянные признаки в течение 6 месяцев с симптомами активной фазы в течение 1 месяца и могут включать продромальные или резидуальные симптомы b
D. Исключить шизоаффективный синдром и настроение D / O d с психотическими особенностями e
E. Исключить субстанцию ​​и общее заболевание b
F. Исключить ранее существовавшее повсеместное развитие D / O

Таблица 2.

DSM-IV-TR Диагностические критерии и характеристики Mania (изменено для краткости)

а.Диагностические критерии маниакального эпизода (определяет биполярное настроение D / O)
A. Четкий период в течение не менее 1 недели (или необходима госпитализация в стационар) ненормального и постоянно повышенного, экспансивного или раздражительного настроения
B. В период 3 симптома (4, если настроение только раздражительное) сохраняются в значительной степени
1. Отвлекаемость
2. Бессонница с повышенной энергией
3.Грандиозность / повышенная самооценка
4. Полет идей
5. Увеличение активности: в том числе звонки, расходы, путешествия, инвестирование, азартные игры, секс; чрезмерное вовлечение в приятные занятия с высоким потенциалом отрицательного исхода
6. Речь: бессвязная a
7. Мысли: скачки, свободные, тангенциальные a
C. нарушение функционирования a (работа, социальная сеть, семья) или госпитализация a оправдана из-за тяжести симптомов
D.Симптомы, не связанные с веществом или общим состоянием здоровья
b. Спецификаторы диагнозов настроения D / O:
A. Текущее состояние — для биполярного расстройства: маниакальное, депрессивное, смешанное; для униполярного: единичный эпизод или рецидив
B. Степень тяжести: легкая, умеренная, тяжелая без, тяжелая с психотическими особенностями a ; частичная, полная ремиссия
C. Течение / начало: хроническое (симптомы более 2 лет) a , сезонный аффективный D / O, быстрый цикл a (не менее 4 эпизодов в год), послеродовое начало (в пределах 4 недель), с полным межэпизодным восстановлением или без него a
D.Характеристики: кататонический a , меланхолический, атипичный a

К 1978 г. Поуп и Липински наблюдали, что пациенты с тяжелыми расстройствами настроения действительно испытывали галлюцинации, бред, кататонию и дезорганизацию, которые, по сути, являются расстройствами мысль. 5 Они и другие пришли к выводу, что психоз и расстройство мышления являются обычным явлением при тяжелом биполярном расстройстве и что многим пациентам с диагнозом шизофрения (из-за того, что они испытывают галлюцинации и / или бред) ставят неправильный диагноз и на самом деле они страдают тяжелым, но нераспознанным биполярным расстройством. 5 13 Кроме того, хроническая форма заболевания, резистентность к лечению или когнитивный дефицит не различают эти два расстройства. 11 , 12 , 14 23 Стойкие когнитивные дефекты исполнительной функции и рабочей памяти изначально были связаны с пациентами с диагнозом шизофрения. 17 Однако пациенты с тяжелым биполярным расстройством могут страдать от хронического ухудшения состояния с аналогичным постоянным когнитивным нарушением, которое ухудшается с учащением эпизодов и ухудшает исполнительную функцию и память даже во время ремиссии. 11 , 12 , 14 , 21 Подобные дефекты развития нервной системы были предложены в этиологии как биполярного расстройства, так и шизофрении. 22 , 23 Еще одна область пересечения — это нарушения сна, общие для пациентов с диагнозом шизофрения и биполярное расстройство. 24 , 25 Такое совпадение фенотипов подтверждает вывод о том, что шизофрения может быть тем же заболеванием, что и психотическое расстройство настроения. 5 , 13 Является ли одно из этих расстройств более допустимым?

В отличие от шизофрении, биполярное расстройство научно обосновано как «добросовестное» заболевание, поскольку его диагностические критерии уникальны. Пациенты с классическим биполярным расстройством настолько отличаются от нормальных людей и пациентов с другими заболеваниями, и они демонстрируют такие большие различия в своих мыслях и поведении между эпизодами мании и депрессии, что уверенность отбора высока. Шизофрения не имеет уникального симптома или группы симптомов, не связанных с тяжелым психотическим биполярным расстройством.Несмотря на фенотипическое сходство, дальнейшее прояснение взаимосвязи между шизофренией и психотическим биполярным расстройством можно ожидать от выяснения механизмов психотического мышления, но такое понимание остается сложным и спекулятивным. 18 23 , 26 29

Выборочное внимание: фильтр / установщик приоритетов мозга

Человеческий мозг обладает способностью выборочно обрабатывать поступающую информацию.Внимание является частью этого процесса и представляет собой многомерную конструкцию. Селективное внимание относится к тем механизмам, которые приводят к тому, что в нашем сознании доминирует одна вещь, а не другая. 26 Частично под произвольным контролем, частично на подсознательном уровне и частично в зависимости от яркости стимула, некоторые стимулы обрабатываются более тщательно, чем другие. Экспериментальные модели, включая теорию фильтра Дональда Бродбента и различные методы когнитивной нейробиологии у психиатрических пациентов, сосредоточены на избирательном внимании и его сбоях. 18 21 , 26 29 Селективное внимание, по-видимому, управляет начальным процессом фильтрации, который связан с механизмом приоритезации до того, как стимулы достигнут сознания (–3). Стимулы, которые достигают сознания, являются основой мыслей, вербализаций и действий. Этот фильтр / установщик приоритетов позволяет отсеивать и избегать посторонних отвлекающих факторов во время разговора или другой целенаправленной деятельности, такой как начальное диагностическое интервью.Хотя существует широкая индивидуальная вариативность в том, что может привлечь или отвлечь внимание, стимулы, указывающие на чрезвычайные или опасные для жизни ситуации, всегда имеют приоритет у эутимных людей. Например, запах дыма перекрывает большинство разговоров. Напротив, в игре с мячом, в зависимости от их индивидуальных интересов, хоум-ран или тачдаун могут уместно отвлечь лишь некоторых от серьезного обсуждения.

Избирательное внимание при расстройствах настроения: мания.При мании субъект «мама» неуместно теряется, когда стимул 2, «ключи», проходит через фильтр и получает приоритет, возможно, из-за того, что это самый последний стимул. Идея ключей не вербализуется из-за потока последовательных внутренних стимулов, основанных сначала на ключах, а затем на последующих внутренних стимулах (см. Текст). В эту серию внутренних раздражителей входят пункты 3–9. Стимул 7 показан пунктирной линией внешнего воздействия, потому что в комнате могло быть тепло. Озвучиваются только 5 и 9.Хотя существует связь с каждой мыслью, основанной на отчете пациента, неспособность отфильтровать и расставить приоритеты приводит к тому, что стимулы приходят так быстро и требуют внимания (очевидно, на основе самого последнего порядка), что не хватает времени, чтобы выразить их все словами. Наблюдатель слышит только «мама», «пирамиды» и желание воды, делая вывод, что произошла «блокировка мысли». Настоящее объяснение основано на основных маниакальных симптомах отвлекаемости, полета идей и бега мыслей. Маниакальное мышление действительно беспорядочно.Потенциально критический внешний стимул в виде «дыма» (пункт 10) может пройти через фильтр, но при мании не может получить должного приоритета для принятия мер. «Дым» может быть быстро вытеснен следующим стимулом, например «сигареты дорогие» или «Медведь Смоки милый». Первые 9 стимулов — это настоящие мысли пациента, обсуждаемые в тексте; стимул 10 предполагается. Этот обмен и серия мыслей могут произойти всего за 1 минуту. Три области обработки данных центральной нервной системы обозначены каждым набором из 3 прямоугольников, каждый набор представляет 1 из 3 состояний настроения.Примеры стимулов, использованных на рисунке, взяты из реального интервью с пациентом во время студенческой конференции (см. Текст). Представленные первым прямоугольником в каждом из трех наборов, внешние стимулы, по-видимому, соответствуют фильтру, который устраняет тривиальные данные при эутимии, в то время как большинство или все стимулы проходят через фильтр при мании. Чрезмерные раздражители могут быть остановлены фильтром при депрессии. Показаны внутренние раздражители, но их фильтрация на рисунке не указана. Представленный средними прямоугольниками второй механизм обработки данных представляет собой функцию определения приоритетов, которая может изменять важность стимулов, уменьшая или преувеличивая внимание к поступающим данным.Третьи поля в каждом наборе представляют действие или вербализацию. Время, прошедшее во время обработки материала интервью, различается в зависимости от состояния настроения. При эутимии 8 стимулов занимают 2–5 минут; 10 стимулов при мании менее минуты и 5 шагов при депрессии 5–10 минут.

Дефектное избирательное внимание наблюдается как маниакальная отвлекаемость

Отвлекаемость — признанный основной диагностический симптом мании (). 30 При мании функция избирательного внимания ухудшается, а фильтр / установщик приоритета становится более пористым, позволяя неуместным и нерелевантным стимулам привлечь внимание и сосредоточиться ().Клинически этот дефект проявляется в виде маниакальной отвлекаемости, неадекватности суждений и недостатка проницательности. Уровень отвлекаемости представляет собой клинический индекс, отражающий серьезность дефекта обработки информации у пациентов с маниакальным синдромом. 18 , 28 , 29 Повышение отвлекаемости при мании приводит к дезорганизации мышления и поведения и к психозу. Хотя дезорганизация по-прежнему считается диагностикой шизофрении в соответствии с Диагностическим и статистическим руководством по психическим расстройствам , четвертое издание, редакция текста ( DSM-IV-TR ), 30 , это характерная черта тяжелой мании, которая, вероятно, усугубляется. из-за отказа функции избирательного внимания и увеличения отвлекаемости. 18 Существует ряд симптомов расстройства мышления, которые традиционно считаются патогномоничными для шизофрении, такие как касательность, крушение, свободные ассоциации, идеи ссылки / влияния, блокирование, рифма, каламбур, эхолалия, лязг, словесный салат, паранойя, дезорганизация. , и непоследовательность (). Как этот набор симптомов возникает из-за маниакальной отвлекаемости, рассматривается ниже ().

Таблица 3.

Симптомы нарушения мышления и речи, традиционно указывающие на шизофрению или манию

Расстройство мышления 9024 9022 Величие 9022 Смещение 24 Блокировка
Шизофрения a Мания
Дельта 9024 Расстройство настроения 9024 9024 Расстройство мышления Отвлекаемость
Галлюцинации Гоночные мысли
Дезорганизованная речь Полет идей
Дезорганизованное поведение Давление речи
Кататония
Касательность
Обстоятельства
Свободные соединения
Echolalia
Echopraxia
Clanging
Rhyming 9024 9022 902 902 902 9022 9022 902 902 9022 902 902 9022 902 902 9022 902 902 902 9022 902 902 902 Ссылочные идеи
Идеи влияния

При легкой мании дефект в системе фильтра / приоритезации незначителен, что позволяет адекватно оценивать поступающие данные, но с меньшим затуханием идей и больше активности, чем обычно для этого человека.В этом состоянии новые идеи возникают быстрее и выражаются с меньшими ограничениями и большей уверенностью. Пациенты с гипоманией обычно становятся более продуктивными в своей сфере деятельности, а также в дополнительных начинаниях. История показывает, что некоторые из самых известных и успешных писателей, композиторов, музыкантов, художников, генералов и политиков страдали биполярным расстройством настроения. Однако, когда механизм фильтра / приоритезации становится менее разборчивым, рациональность и качество продуктивности снижаются.

При умеренно тяжелой мании последовательные стимулы требуют внимания, даже если они косвенны, расплывчаты или кажутся не связанными с предметом разговора. Например, во время первоначального диагностического интервью пациент с умеренной манией может обращать внимание на нерелевантные стимулы от картинок на стене, часов, шума на улице, галстука интервьюера и других неуместных отвлекающих факторов, а не на вопросы интервьюера. Перенаправление пациента может стать затруднительным из-за повышенной отвлекаемости и раздражительности.

При тяжелой мании мозговой фильтр / установщик приоритетов очень уязвим для нежелательных отвлекающих факторов. Способность различать и, таким образом, отбрасывать тривиальные сенсорные сигналы теряется, и маниакальный мозг, кажется, пытается обрабатывать и озвучивать мириады стимулов (). Этот дефект приводит к переживанию гонок мыслей, полета идей и замешательства, которые обычно описываются маниакальными пациентами и наблюдаются интервьюером как давление речи, переходящее в дезорганизацию и бессвязность. Новые идеи и мысли приходят так быстро, что, даже говоря как можно быстрее, пациент может выразить лишь небольшой процент из них.И наоборот, на критические стимулы можно не обращать внимания. Рациональный разговор становится трудным, потому что таких пациентов сбивает с толку сенсорная и мысленная перегрузка, как показано ниже.

Конференция студентов

Случай с 56-летним женатым мужчиной, недавно переведенным в отделение неотложной помощи, был представлен на еженедельной студенческой конференции. Ему поставили диагноз шизофрения дезорганизованного типа. Студент сообщил о своих симптомах схода с рельсов, свободных ассоциаций, блокировок, заблуждений и грубой дезорганизации мыслей, речи и поведения в течение более 6 месяцев ().Он выполнил критерии DSM для шизофрении и продемонстрировал дополнительные признаки и симптомы, обычно связанные с этим диагнозом (). После выступления студента пациент был приглашен в конференц-зал для интервью с лечащим профессором. Примерно через 2 минуты после интервью, когда пациент ответил на вопрос о своей матери в нормальном ритме, но с умеренным давлением, профессор «случайно» сбил свой брелок со стола. Пациент замолчал, промолчал около 15 секунд, а затем сказал с соответствующими эмоциями: «Пирамиды — великолепные сооружения.После очередной необычной паузы пациент сказал: «Можно мне стакан воды?» Это, кажется, хрестоматийные примеры «блокировки шизофренического мышления», понимаемой как внезапное затруднение или потеря мысли во время потока речи и наблюдаемое как необычное молчание, за которым следует появление совершенно не связанного с ним предмета. Нет очевидной связи между «матерью», «пирамидами» и желанием воды. Эта презентация, казалось, соответствовала всем критериям DSM для шизофрении, но исключение для психотического расстройства настроения было упущено.

Таблица 4.

Другие признаки и симптомы, которые, как часто думают, указывают на шизофрению a

1. Одиночка; плохая преморбидная личность b
2. Начало психотического заболевания в позднем подростковом или раннем взрослом возрасте
3. Расстройство мышления, формальное расстройство мышления
4. Смещение с рельсов, касательность, свободные ассоциации, дезорганизация, блокирование, бессвязность, словесный салат, лязг, эхолалия, эхопраксия, говорение на языках
5.Кататония
6. Копрофагия, копрофилия
7. Нисходящий дрейф в обществе и занятости b
8. Кратковременная работа на нескольких предприятиях b
24 b 9017 9017
10. Идеи контроля или ссылки, паранойя b
11. Галлюцинации и / или бред, несовместимые с настроением

Лечащий профессор попросил пациента сосредоточить свое внимание и попытаться объяснить, как его мысли перескочили с обсуждения матери на пирамиды на желание воды.С некоторой переориентацией он смог сохранить фокус, чтобы сказать, что брелок стимулировал мысль о «ключе жизни», ведущую к идее о том, что жизнь началась в долине реки Нил в Египте. «Египет» привел его к пирамидам, и какими «великолепными» они должны быть. Египет также побуждал к мысли о пустыне, ощущении жара и жажды, поэтому он попросил стакан воды. Эта последовательность мыслей произошла за секунды.

Анализ того, что произошло в этом взаимодействии, демонстрирует отвлекаемость, полет идей и скачкообразные мысли и может быть объяснен дефектом функции избирательного внимания, типичной для мании ().Фильтр / установщик приоритета пациента не смог предотвратить его неуместное отвлечение и обработку «ключей». Эта тема была потеряна из-за того, что ему не удавалось должным образом сосредоточиться на вопросах интервьюера о своей маме. Включая начальную тему «мама», посторонний стимул ключей лечащего профессора привел к каскаду по крайней мере 9 внутренне генерируемых слабо связанных идей: (1) мама, (2) ключи профессора, (3) ключ жизни , (4) Египет, (5) величественные пирамиды, (6) пустыня, (7) чувство жара, (8) жажда и (9) недостаток воды.Разум пациента бился до такой степени, что у него было время только словесно сказать «пирамиды великолепны» и ему нужна вода, пункты 5 и 9 (). Такой срыв, по-видимому, позволяет такому количеству мыслей достичь сознания, что некогда говорить их все. Согласно отчету пациента, есть связи со всеми его мыслями, но наблюдатель не обращает внимания на эти связи, потому что только около 20% его мыслей выражены словесно, и ни одна из них не имеет никакого отношения к теме «мама». Во время эутимии отвлечение внимания на клавиши, падающие на пол, обычно блокировалось фильтром или им давался такой низкий приоритет, что интервью с субъектом «мама» продолжалось надлежащим образом и непрерывно ().При депрессии исключение раздражителей может быть усилено ().

Избирательное внимание при расстройствах настроения: эутимия. При эутимии вопросы психиатра о «маме» являются приоритетными и не отменяются «ключами» (ни одним из двух ключевых стимулов 1 или 2) или разными стимулами, 1 или 2. Первый стимул «ключи (1)» достаточно эффективен, чтобы пройти фильтр, но отображается как пониженный функцией определения приоритета (второе поле), и в нем нет никаких действий или вербализации. Второй стимул «ключи (2)», когда профессор взял свои ключи, не проходит фильтрацию.Внутренний стимул 4 (мама 2) и внешний стимул 6 («мама 3» в форме другого вопроса интервьюера) должным образом расставлены по приоритетам и вербализованы при продолжении психиатрического интервью. Диалог на тему «мама» может длиться 5 минут и подавляется только гипотетическим стимулом «дым». Вид или запах дыма (стимул 7) легко проходит через фильтр и имеет высокий приоритет. Обратите внимание на увеличение толщины линии и возвышение до верхней части поля «действие», что сразу привлекает внимание над темой «мама».

Избирательное внимание при расстройствах настроения: депрессия. При депрессии все когнитивные процессы замедляются. Пациенту с депрессией может быть трудно удерживать внимание на «маме» не из-за последующих прерывающих стимулов, а из-за дефекта концентрации, связанного с депрессией. Другие стимулы могут быть неправильно отфильтрованы или получить необоснованное снижение приоритетов. Стимул 5, «дым», показан как прошедший фильтр, но не получивший достаточно высокого ранга приоритета для выполнения действия.Никаких внутренних стимулов не возникает, что резко контрастирует с маниакальным состоянием, когда чрезмерное количество внутренних стимулов достигает сознания. При депрессии только 5 стимулов могут потребовать 5–10 минут с меньшим пониманием, чем 8 стимулов при эутимии за то же время.

Блейлер и Шнайдер интерпретировали бы этот обмен как блокировку мысли, свободные ассоциации, крушение, дезорганизацию и несогласованность мысли и речи, ведущие к диагнозу шизофрении, 2 , 3 , но эти признаки также совместимы с маниакальная отвлекаемость.После дополнительного запроса обсуждаемый пациент одобрил DSM , симптомы заболевания, диагностирующие маниакальный эпизод (). 30 Вторая половинка пациента подтвердила маниакальные симптомы.

При тяжелой психотической мании с более обширным повреждением механизма фильтра / приоритезации пациенты могут сосредотачиваться только на словах или звуках, которые рифмуются, или могут быть в состоянии только произносить слова или издавать звуки, не имеющие очевидного отношения друг к другу. Эти неорганизованные и бессвязные модели речи, называемые рифмами, каламбурами, лязгом, эхолалией и словесным салатом, традиционно ассоциируются с шизофренией, а не манией ().Пример такой маниакальной бессвязности исходит от выздоровевшего пациента, который сказал, что в маниакальном состоянии он мог сосредоточиться на первой букве каждого слова, произнесенного другими, и «составлять целые предложения, начинающиеся с каждой из этих букв». Его речь была бессвязной (словесный салат), а поведение — дезорганизованным, бредовым и психотическим, но все же он чувствовал себя организованным. Он соответствовал критериям мании DSM для конкретного заболевания. 30

Еще один крайне дезорганизованный пациент был доставлен в отделение неотложной помощи полицией.Он был посреди оживленного перекрестка, отчаянно жестикулируя и быстро, безостановочно разговаривая на «иностранном языке» или «на языках» ни с кем или ни с кем. В ED он продолжал говорить быстро, без пауз, но с ритмом, который указывал на возможность смысла. Никаких английских слов не разобрать. Его аффект был крайним возбуждением и возбуждением. Его жена отрицала, что он говорил на иностранном языке, и сказала, что он находился в этом психическом состоянии в течение 2 дней без сна и еды. Оглядываясь назад, можно сказать, что его первоначальный диагноз дезорганизованной шизофрении был, вероятно, неправильным, потому что он, вероятно, страдал возбужденной манией, тяжелой с психотическими особенностями.Такое представление может быть понято как серьезное нарушение функции фильтра / приоритезации. Этот случай подчеркивает важность рассмотрения диагноза мании у неорганизованных людей, у которых наблюдается «говорение на языках» и несоответствующее «проповедование».

Дефектная маниакальная сенсорная обработка предрасполагает к грандиозности и паранойе

Специфический для болезни маниакальный симптом грандиозности также может быть связан с этим дефектом фильтра / приоритезации. При мании с психотическими особенностями фильтр / установщик приоритетов настолько неполноценен, что теряются суждение, понимание и способность отличать реальность от ложных представлений и иллюзий.Без адекватных механизмов фильтрации и оценки данных иллюзии или неправильные представления могут быть преувеличены до бредовой славы, знаний и богатства. Возникновение одной такой мысли может стимулировать нефильтрованную череду все более грандиозных заблуждений. Как только пациенты с маниакальным расстройством убеждают, что они обладают особыми способностями, способностями, идеями, знаниями или богатством, естественным следствием этого является возникновение «параноидальных иллюзий» о том, что другие хотят иметь это имущество. Называемые «идеями ссылки» несвязанные разговоры или жесты других людей на публике, по телевидению или радио, носят индивидуальный характер и точно так же неверно истолковываются и преувеличиваются как угрожающие.Такие пациенты опасны, потому что они могут нанести удар первыми, будучи убежденными в смертельной опасности. Поскольку выживание становится доминирующим направлением, подавляя и скрывая их грандиозность, жалобы пациентов в отделении неотложной помощи — это страх и паранойя, а не грандиозные иллюзии. 31 Идеи ссылки и влияния, которые Шнайдер считал патогномоничными для шизофрении 3 и нынешний DSM (), 30 , были отброшены как симптомы заболевания, поскольку они часто возникают у психотических пациентов с биполярным расстройством. 32 36 Погоня за симптомами настроения у таких пациентов имеет решающее значение, потому что интервьюер сосредотачивает внимание на параноидальных, психотических симптомах, что может привести к ошибочному диагнозу маниакальных пациентов как к шизофреникам, что приведет к неправильному управлению.

Пагубные последствия неправильного диагноза

Еще больше сбивает с толку точные диагнозы у психотических пациентов — это наблюдение, что пациенты с биполярным расстройством могут страдать от таких тяжелых и хронических психотических симптомов, что нарушения настроения скрываются на несколько недель. 11 , 12 Некоторые врачи, полагая, что психоз означает шизофрению, не могут агрессивно преследовать симптомы настроения. Автор соглашается с Поупом, который сказал: «Ошибочный диагноз шизофрении как биполярного расстройства редко приносит вред; неправильно диагностировать биполярное расстройство, поскольку шизофрения может отрицательно повлиять на все будущее пациента ». 32 , 33 Неправильный диагноз шизофрении у пациентов с биполярным расстройством приводит к существенным отрицательным результатам, включая неправильное фармакологическое лечение.После ошибочного диагноза шизофрении представление о том, что шизофрения — это пожизненное заболевание, препятствует пересмотру как диагноза, так и снижению дозировки нейротоксических антипсихотических препаратов. 32 , 33 Пациенты с наиболее тяжелым биполярным расстройством, которым ошибочно поставлен диагноз шизофрения, вряд ли получат лекарства, стабилизирующие настроение; без них частота цикличности увеличивается, а состояние пациентов ухудшается из-за киндлинга и эксайтотоксичности. 11 , 12 , 34 Высокий уровень самоубийств у пациентов с диагнозом шизофрения (неправильно диагностированный) из-за психотических симптомов может отражать отсутствие исследования лития, эффективного антисуицидного и противовоспалительного препарата. .Потенциал нейротоксических эффектов от антипсихотических препаратов выше у пациентов с диагнозом шизофрения, потому что антипсихотики назначаются в более высоких дозах и в течение более длительных периодов времени, чем у пациентов с диагнозом биполярное расстройство. 37 Стигма префикса «шизо» оказывает существенное влияние на всю жизнь. Для психотических пациентов, которые не испытывают явных симптомов настроения, рекомендуется временный диагноз DSM психотического расстройства, не указано иное, 30 , пока неясное настроение и / или органические объяснения исследуются дальше.Есть много тонких органических причин психоза. 37 39

Резюме

Отвлекаемость — это показатель степени серьезности основного дефекта обработки информации в маниакальном мозге, требующего избирательного внимания. 18 Этот срыв мании ведет к серьезной дезорганизации мысли и поведения, галлюцинациям, бреду и бессвязности и, кажется, объясняет большую часть, если не все, признаки и симптомы нарушенного мышления, традиционно приписываемого шизофрении ().Когнитивные нарушения при шизофрении и биполярном расстройстве имеют общие черты и частично совпадают. 18 21 , 28 , 29 Добавление дополнительных сомнений к дихотомии шизофрении и биполярного расстройства и предположение о том, что общая невропатология — это быстро растущий объем фенотипических и генотипических данных из широкого спектра фенотипических и генотипических данных. фундаментальная наука и доклинические области, такие как нейрохимия, 40 42 метаболизм мозга, 43 , 44 визуализация, 45 , 46 эпидемиология, 47 когнитивная функция ( внимание / понимание), 14 23 , 28 , 29 , 48 и генетика 49 59 , которые показывают значительное сходство.Молекулярно-генетические результаты выявили 5–9 общих локусов восприимчивости. 49 , 50 , 54 59 «Начало конца крепелиновой дихотомии» было предсказано на основе фенотипического и генотипического совпадения. 57 Данные, которые подтверждают дихотомию или показывают бимодальное распределение различающих оценок с естественным прерыванием, могут быть объяснены различиями между психотическими и непсихотическими расстройствами настроения, а не двумя отдельными расстройствами.Как недавно было сказано, «… достоверность диагностического различия между шизофренией и биполярным расстройством становится все более и более сомнительной…». Диагностическое разделение между шизофренией и биполярным расстройством не позволяет определить отдельные этиологические и / или патофизиологические сущности ». 60 и «К сожалению, как только такое диагностическое понятие, как шизофрения … вошло в широкое употребление, оно имеет тенденцию овеществляться. То есть люди слишком легко предполагают, что это какая-то сущность, которая может быть вызвана для объяснения симптомов пациента и достоверность которой не подлежит сомнению. 61 Расстройство мышления и функциональные психозы могут быть объяснены одним расстройством, расстройством, которое мы в настоящее время диагностируем как биполярное расстройство. Правильный дифференциальный диагноз имеет решающее значение, поскольку пациенты с психотическим биполярным расстройством, которым ошибочно поставлен диагноз шизофрении или шизоаффективное расстройство, не получают стандартного лечения.

Благодарности

Автор благодарит Хизер Нахбар, Марту Мундис и Аниту Свишер за техническую поддержку.

Ссылки

1.Крепелин Э. Клиническая психиатрия. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: компания William Wood Company; 1913. [Google Scholar] 2. Блейлер Э. Раннее слабоумие или группа шизофрении. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пресса международных университетов; 1911. / 1950. [Google Scholar] 3. Шнайдер К. Клиническая психопатология. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Grune & Stratton, Inc; 1959. [Google Scholar] 4. Касанин Ю. Острые шизоаффективные психозы. Am J Psychiatry. 1933; 13: 97–126. [Google Scholar] 5. Папа Х.Г., Липинский Я.Ф. Диагностика шизофрении и маниакально-депрессивного заболевания, переоценка специфики «шизофренических» симптомов в свете текущих исследований.Arch Gen Psychiatry. 1978; 35: 811–828. [PubMed] [Google Scholar] 6. Lake CR, Hurwitz N. Шизоаффективные расстройства — это психотические расстройства настроения; шизоаффективных расстройств нет. Psychiatry Res. 2006; 143: 255–287. [PubMed] [Google Scholar] 7. Kendell RE, Gourlay J. Клиническое различие между аффективными психозами и шизофренией. Br J Psychiatry. 1970; 117: 261–266. [PubMed] [Google Scholar] 8. Fowler RC, McCabe MS, Cadoret RJ, Winokur G. Обоснованность хорошего прогноза шизофрении. Arch Gen Psychiatry.1972; 26: 182–185. [PubMed] [Google Scholar] 9. Томас П. Множество форм биполярного расстройства: современный взгляд на старую болезнь. J влияет на Disord. 2004; 79: S3 – S8. [PubMed] [Google Scholar] 10. Абрамс Р., Тейлор М.А., Газтанага П. Маниакально-депрессивная болезнь и параноидальная шизофрения. Arch Gen Psychiatry. 1974. 31: 640–642. [PubMed] [Google Scholar] 11. Гудвин Ф.К. Биология рецидивов: новые направления фармакологического моста. J Clin Psychiatry. 1989; 50: 40–44. [PubMed] [Google Scholar] 12. Сообщение RM. Трансдукция психосоциального стресса в нейробиологию рецидивирующего аффективного расстройства.Am J Psychiatry. 1992; 149: 999–1010. [PubMed] [Google Scholar] 13. Dieperink ME, Sands JR. Биполярная мания с психотическими особенностями: диагностика и лечение. Psychiatr Ann. 1996; 26: 633–637. [Google Scholar] 14. Зуйбета Дж. К., Хугелет П., О’Нил Р. Л., Джордани Б. Дж.. Когнитивные функции при эутимическом биполярном расстройстве I. Psychiatry Res. 2001; 102: 9–20. [PubMed] [Google Scholar] 15. Мартинес-Аран А., Виета Э., Рейнарес М. и др. Когнитивная функция при маниакальном или гипоманиакальном, депрессивном и эутимическом состояниях при биполярном расстройстве.Am J Psychiatry. 2004; 161: 262–270. [PubMed] [Google Scholar] 16. Суини Дж. А., Кмиц Дж. А., Купфер Д. Д.. Нейропсихологические нарушения при биполярных и униполярных расстройствах настроения на нейрокогнитивной батарее CANTAB. Биол Психиатрия. 2000. 48: 674–684. [PubMed] [Google Scholar] 17. Харви П.Д., Дочерти Н., Серпер М.Р., Расмуссен М. Когнитивный дефицит и нарушение мышления: II. Последующее восьмимесячное исследование. Шизофр Бык. 1990; 16: 147–156. [PubMed] [Google Scholar] 18. Oltmanns TF. Избирательное внимание при шизофренических и маниакальных психозах: влияние отвлечения на обработку информации.J Abnorm Psychol. 1978; 87: 212–225. [PubMed] [Google Scholar] 19. Олинси А., Мартин Л. Уменьшение подавления слухового вызванного потенциала P50 у субъектов с биполярным расстройством с историей психоза. Am J Psychiatry. 2005. 162: 43–49. [PubMed] [Google Scholar] 20. Politis A, Lykouras L, Mourtzouchou P, Christodoulou GN. Нарушения внимания у пациентов с униполярной психотической депрессией: исследование выборочного и устойчивого внимания. Компр Психиатрия. 2004. 45: 452–459. [PubMed] [Google Scholar] 21.Аддингтон Дж., Аддингтон Д. Индикаторы уязвимости внимания при шизофрении и биполярном расстройстве. Schizophr Res. 1997. 23: 197–204. [PubMed] [Google Scholar] 22. Тиихонен Дж., Хаукка Дж., Хенрикссон М. и др. Преморбидное интеллектуальное функционирование при биполярном расстройстве и шизофрении: результаты когортного исследования призывников-мужчин. Am J Psychiatry. 2005; 162: 1904–1910. [PubMed] [Google Scholar] 23. Макинтош AM, Харрисон Л.К., Форрестер К., Лори С.М., Джонстон ЕС. Нейропсихологические нарушения у людей с шизофренией или биполярным расстройством и их здоровых родственников.Br J Psychiatry. 2005. 186: 378–385. [PubMed] [Google Scholar] 24. Benson KL. Сон при шизофрении: нарушения, корреляты и лечение. Psychiatr Clin North Am. 2006; 29: 1033–1045. [PubMed] [Google Scholar] 25. Costa e Silva JA. Расстройства сна в психиатрии. Обмен веществ. 2006; 55: S40 – S44. [PubMed] [Google Scholar] 26. Драйвер Дж. Выборочный обзор исследований избирательного внимания прошлого века. Br J Psychiatry. 2001; 92: 53–78. [PubMed] [Google Scholar] 27. Познер М.Л., Петерсен С.Е. Система внимания человеческого мозга.Annu Rev Neurosci. 1990; 13: 25–42. [PubMed] [Google Scholar] 28. Миалет JP, Папа HG. Нарушение внимания при депрессивных состояниях: неспецифический дефицит? Psychol Med. 1996; 26: 1009–1020. [PubMed] [Google Scholar] 29. Дэвид А.С. Пространственное и избирательное внимание в полушариях головного мозга при депрессии, мании и шизофрении. Brain Cogn. 1993; 23: 166–180. [PubMed] [Google Scholar] 30. Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, четвертое издание-TR. Вашингтон.: Пресса Американской психиатрической ассоциации; 2000. [Google Scholar] 32. Папа HG. Отличие биполярного расстройства от шизофрении в клинической практике: рекомендации и отчеты о случаях. Общественная психиатрия больниц. 1983; 34: 322–328. [PubMed] [Google Scholar] 33. Swartz CM. Шизофреническая шизофрения. Psychiatr Times. 2002, октябрь: 47–51. [Google Scholar] 34. Карлсон Г. А., Гудвин Ф. К.. Этапы мании. Продольный анализ маниакального эпизода. Arch Gen Psychiatry. 1973; 28: 221–228. [PubMed] [Google Scholar] 35.Карпентер В. Т., Штраус Дж. С.. Есть ли при шизофрении патогномоничные симптомы? Эмпирическое исследование симптомов первого ранга Шнайдера. Arch Gen Psychiatry. 1973; 28: 847–852. [PubMed] [Google Scholar] 36. Гонсалес-Пинто А., ван Ос Дж., Перес де Эредиа Дж. Л. и др. Возрастная зависимость симптомов шнайдеровского психоза у пациентов с биполярным расстройством. Schizophr Res. 2003. 61: 157–162. [PubMed] [Google Scholar] 37. Swartz CM. Поздняя психопатология. Нейропсихобиология. 1995. 32: 115–119. [PubMed] [Google Scholar] 38. Swartz CM.Ошибочный диагноз шизофрении у больного эпилепсией. Psychiatr Serv. 2001; 52: 109–110. [PubMed] [Google Scholar] 39. Мартин MJ. Краткий обзор органических заболеваний, маскирующихся под функциональные заболевания. Общественная психиатрия больниц. 1983; 34: 328–332. [PubMed] [Google Scholar] 40. Ткачев Д., Миннак М.Л., Райан М.М. и др. Дисфункция олигодендроцитов при шизофрении и биполярном расстройстве. Ланцет. 2003; 362: 798–805. [PubMed] [Google Scholar] 41. McCullumsmith RE, Мидор-Вудрафф JH. Экспрессия транскрипта транспортера возбуждающих аминокислот в полосатом теле при шизофрении, биполярном расстройстве и большом депрессивном расстройстве.Нейропсихофармакология. 2002; 26: 368–375. [PubMed] [Google Scholar] 42. Ко П.О., Анди А.С., Каббани Н., Левенсон Р., Голдман-Раки П.С., Лидоу М.С. Повышение регуляции нейронального сенсора кальция-1 (NCS-1) в префронтальной коре головного мозга пациентов с шизофренией и биполярным расстройством. Proc Natl Acad Sci USA. 2003. 100: 313–317. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 43. аль-Мусави А.Х., Эванс Н., Эбмайер К.П., Роеда Д., Чалонер Ф., Эшкрофт Г.В. Лимбическая дисфункция при шизофрении и мании. Исследование с использованием фтордезоксиглюкозы, меченной 18F, и позитронно-эмиссионной томографии.Br J Psychiatry. 1996. 169: 509–516. [PubMed] [Google Scholar] 44. Коэн Р.М., Семпл В.Е., Гросс М. и др. Доказательства общих изменений метаболизма глюкозы в мозге при основных аффективных расстройствах и шизофрении. Нейропсихофармакология. 1989; 2: 241–254. [PubMed] [Google Scholar] 45. Билдер Р.М., Ву Х., Богертс Б. и др. Асимметрии объема головного мозга при шизофрении и расстройствах настроения: количественное исследование магнитно-резонансной томографии. Int J Psychophysiol. 1999; 34: 197–205. [PubMed] [Google Scholar] 46. Рой П.Д., Зипурский РБ, Сен-Сир Дж. А., Бери А., Ланжевен Р., Симан М. В..Увеличение височного рога присутствует при шизофрении и биполярном расстройстве. Биол Психиатрия. 1998. 44: 418–422. [PubMed] [Google Scholar] 47. Berrettini WH. Связаны ли шизофрения и биполярное расстройство? Обзор семейных и молекулярных исследований. Биол Психиатрия. 2000; 48: 531–558. [PubMed] [Google Scholar] 48. Pini S, Cassano GB, Dell ‘Osso L, Amador XF. Понимание болезней при шизофрении, шизоаффективном расстройстве и расстройствах настроения с психотическими особенностями. Am J Psychiatry. 2001. 158: 122–125. [PubMed] [Google Scholar] 49.Berrettini WH. Исследования молекулярной связи биполярных расстройств. Биполярное расстройство. 2001; 3: 276–283. [PubMed] [Google Scholar] 50. Берреттини В. Доказательства общей предрасположенности к биполярному расстройству и шизофрении. Am J Med Genet. 2003. 123: 59–64. [PubMed] [Google Scholar] 51. Schurhoff F, Szoke A, Meary A, et al. Семейная агрегация бредовой предрасположенности при шизофрении и биполярных родословных. Am J Psychiatry. 2003; 160: 1313–1319. [PubMed] [Google Scholar] 52. Cardno AG, Rysdijk FV, Sham PC, Murray RM, McGuffin P.Двойное исследование генетических взаимосвязей между психотическими симптомами. Am J Psychiatry. 2002; 159: 539–545. [PubMed] [Google Scholar] 53. Валлес В., Ван Ос Дж., Гилламат Р. и др. Повышенный риск развития шизофрении в семьях стационарных пациентов с биполярным расстройством. Schizophr Res. 2000; 42: 83–90. [PubMed] [Google Scholar] 54. Шульце Т.Г., Ольраун С., Черски П. и др. Исследования генотипа-фенотипа при биполярном расстройстве, показывающие связь между локусом DAOA / G30 и бредом преследования: первый шаг к молекулярно-генетической классификации психиатрических фенотипов.Am J Psychiatry. 2005; 162: 2101–2108. [PubMed] [Google Scholar] 55. Шумахер Дж., Джамра Р.А., Фройденберг Дж. И др. Исследование f G72 и оксидаза D-аминокислот как генетические факторы риска шизофрении и биполярного аффективного расстройства. Мол Психиатрия. 2004; 9: 203–207. [PubMed] [Google Scholar] 56. Hodgkinson CA, Goldman D, Jaeger J, et al. Нарушение при шизофрении 1 (DISC1): связь с шизофренией, шизоаффективным расстройством и биполярным расстройством. Am J Hum Genet. 2004. 75: 862–872. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 57.Крэддок Н., Оуэн MJ. Начало конца крепелиновой дихотомии. Br J Psychiatry. 2005. 184: 384–386. [PubMed] [Google Scholar] 58. Крэддок Н., О’Донован М.С., Оуэн М. Генетика шизофрении и биполярного расстройства, рассекающего психоз. J MedGenet. 2005; 42: 193–204. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 59. Пак Н., Джо Ш., Ченг Р. и др. Анализ связи психоза в биполярных родословных предлагает новые предполагаемые локусы биполярного расстройства и общую предрасположенность к шизофрении.Мол Психиатрия. 2004; 9: 1091–1099. [PubMed] [Google Scholar] 60. Майер В., Зобель А., Вагнер М. Шизофрения и биполярное расстройство: различия и совпадения. Curr Opinion Psychiatry. 2006; 19: 165–170. [PubMed] [Google Scholar] 61. Кенделл Р., Джабленски А. Различение между достоверностью и полезностью психиатрических диагнозов. Am J Psychiatry. 2003; 160: 4–12. [PubMed] [Google Scholar]

Расстройство мышления: симптомы, типы и методы лечения

Расстройство мышления, по определению Американской психологической ассоциации (APA), представляет собой «когнитивное расстройство, которое влияет на общение, язык или содержание мыслей.Расстройства мышления обычно связаны с шизофренией, но наблюдаются при нескольких различных расстройствах. 1 Существующее лечение в основном включает в себя несколько вариантов лекарств и различные типы разговорной терапии. 2

Что такое нарушения мышления?

Расстройства мышления — это серьезные аномальные когнитивные нарушения, которые могут серьезно повлиять на мыслительный процесс, речь и коммуникативные способности человека. 1, 3 Расстройства мышления в первую очередь выражаются или наблюдаются через речь человека, что затрудняет информирование человека о потребностях и проблемах.

В то время как на речь могут влиять несколько расстройств и симптомов, дезорганизованное мышление и расстройства мышления проявляются с серьезными уровнями дезорганизации, которые значительно влияют на способность человека участвовать в разговоре или вообще участвовать. Примеры этого включают быстрое переключение с одной темы на другую, предоставление минимальных или несвязанных ответов на вопросы, а также использование сочетания слов, не составляющих предложения.

APA обычно связывает нарушения мышления с шизофренией из-за неорганизованного мышления при шизофренических эпизодах; однако расстройства мышления также могут наблюдаться при расстройствах настроения (т.е., биполярное расстройство или большое депрессивное расстройство), маниакальные эпизоды (также наблюдаемые при биполярном расстройстве I типа) и другие психотические расстройства. Наконец, нарушения мышления также могут наблюдаться в связи с физическими и неврологическими проблемами, такими как деменция. 1, 3, 4, 5

Симптомы нарушения мышления

Симптомы нарушения мышления могут серьезно повлиять на способность человека общаться, будь то письмо или речь. Имейте в виду, что симптомы расстройства мышления могут проявляться по-разному у каждого человека, что делает диагностику очень индивидуализированным процессом.

Возможные симптомы расстройства мышления могут включать: 2, 4

  • Трудности с концентрацией внимания или легкое отвлечение внимания
  • Блуждание, несвязная речь, также называемая «бессвязной речью» 2, 4
  • Отключенный мыслительный процесс
  • Быстрое и нечеткое переключение тем, также называемое «свободными ассоциациями» 4
  • Заметные изменения в движении
  • Колебания уровней энергии
  • Изоляция от других
  • Слуховые или визуальные галлюцинации
  • Бредовые идеи или грандиозные мысли (напр.g., «Я президент».)
  • Паранойя
  • Ограниченное понимание и суждение
  • Равномерность тона, голоса или мимики
  • Плохой зрительный контакт или пристальный взгляд без фокуса
  • Быстрая речь и мыслительный процесс, вплоть до невнятной речи
  • Нестабильность настроения, будь то депрессивное или эйфорическое настроение
  • Повышенная раздражительность
  • Небезопасное или безрассудное поведение
  • Повышенное употребление психоактивных веществ, включая наркотики или алкоголь 2

7 типов расстройств мышления

Существует семь типов расстройств мышления, которые можно определить на основе конкретных наблюдаемых симптомов или поведения.

Вот семь типов расстройств мышления:

  • Алогия: Когда человеку трудно говорить в целом. Человек может бороться с беглостью речи, т. Е. Способностью вспоминать воспоминания и выражать эту информацию. 1, 6
  • Блокировка: Когда человеку кажется, что ему трудно полностью выразить или завершить свои мысли, особенно если у него наблюдаются частые паузы в речи.Осмысление своих мыслей может происходить с большой задержкой; они могут просто перестать говорить. 5
  • Обстоятельство: Когда человек говорит круговым, «окольным» образом. Они могут сбиться с пути по поводу вещей, которые не связаны между собой, и в конечном итоге вернуться к фокусу своего утверждения или предложенного вопроса. 5
  • Clanging или Clang Association: Когда человек говорит словами, которые связаны между собой тем, как они звучат.что они имеют в виду или в любом контексте. Вместо того, чтобы иметь прямую мысль, наполненную смыслом, человек может использовать беспорядочную смесь похожих по звучанию слов. 1
  • Крах: Неспособность человека поддерживать одну мысль. Они будут прерывать одну мысль, чтобы перейти к другой, которая, как правило, не связана или имеет только косвенную связь. Это наблюдается не только в речи человека, но и в его письме. Крушение часто называют «свободными ассоциациями».” 1
  • Эхолалия: Когда человек повторяет слова, которые ему говорят. Такое повторение считается бесчувственным или безличным. Хотя эхолалия наблюдается при нарушениях развития, таких как аутизм, она также наблюдается у людей с нарушениями мышления. 1, 5
  • Персеверация: Когда человек слишком много говорит, уделяя особое внимание одной теме или мысли.Это может включать повторяющиеся фразы, относящиеся к этим темам. 1, 5

Причины расстройства мышления

Хотя нет четкой единой причины расстройства мышления, некоторые исследования отмечают связь с эпилепсией, генетикой и с пациентами, находящимися в домах с ненормальными моделями речи и общения. Расстройства мышления обычно являются симптомами шизофрении, которая вызвана множеством факторов. Но они также наблюдаются при таких состояниях, как другие психотические расстройства и расстройства настроения, нарушения развития, неврологические проблемы и проблемы с физическим здоровьем.

Некоторые исследователи считают, что когда у детей возникает перерыв в стабилизации постоянства объектов (вещи учатся, даже когда они их не видят), это может повлиять на их способность идентифицировать мир за пределами их точки зрения, влияя на их способность воспринимать различия и границы. 3

Некоторые теории сосредотачиваются на общении между людьми и их семьями или опекунами. Например, исследование, проведенное с усыновленными, выявило более высокий уровень нарушений мышления у лиц из группы высокого риска и в семьях с высоким уровнем ненормального общения.Хотя существует несколько теорий развития, в других исследованиях отмечается, что и генетика, и окружающая среда могут играть роль в формировании нарушений мышления. 3

Некоторые исследователи сообщают, что нарушения мышления являются нормальным явлением для развития детей, особенно при диагностике дефицита внимания / гиперактивного расстройства (СДВГ), судорог, эпилепсии и высокофункционального аутизма. Однако они отметили, что наличие расстройства мышления у детей с эпилепсией и парциальными припадками может повлиять на их способность приобретать определенные навыки развития. 7

Лечение расстройства мышления

Существует эффективное лечение расстройства мышления, которое в первую очередь включает в себя различные методы разговорной терапии и варианты лекарств. Хотя разговорная терапия может показаться сложной, особенно если кто-то изо всех сил пытается сообщить о своих проблемах и потребностях, это не означает, что нет никакой помощи или надежды.

Терапия

Эффективные методы лечения расстройства мышления, а также расстройств, вместе с которыми оно может диагностироваться, включают когнитивно-поведенческую терапию (КПТ), групповую терапию, поддерживающую терапию и терапию, основанную на реальности, и семейную терапию (если их семья участвует в лечение).Хотя терапия может быть полезной сама по себе, исследования показывают, что на наиболее эффективное лечение влияет сочетание эффективной терапии и психиатрических препаратов.

Эффективная терапия расстройств мышления выполняет следующие функции:

  • Направляет симптомы и другие потенциальные проблемы психического здоровья и снижает их
  • Направляет трудности в общении, чтобы снизить факторы стресса и повысить способность человека выражать потребности в ожидании появления симптомов
  • Выявляет потенциальные влияния на окружающая среда человека 2, 8

Лекарства

Лекарства могут помочь уменьшить нарушения в общении человека и стабилизировать его симптомы. 2 Лекарства для лечения психических заболеваний могут выписывать врачи, практикующие медсестры (NP) и психиатры. 2, 8, 9

Расстройства мышления можно лечить самостоятельно или в связи с другими расстройствами. Нейролептики (первого и второго поколения) — это наиболее часто назначаемые препараты для лечения симптомов расстройства мышления. Лекарства будут выбраны для устранения симптомов состояния, связанного с расстройством мышления у каждого отдельного пациента. 2

Последние мысли о расстройстве мышления

Если у вас расстройство мышления, возможно, вы переживаете ужасные времена. Обращение к терапевту, врачу, надежному другу или члену семьи может помочь вам почувствовать себя менее одиноким в своем опыте. Всегда есть варианты лечения. Если вам нужно место для начала поиска, подумайте об использовании онлайн-справочника терапевтов «Выбор терапии».

Что такое беспорядочное мышление? И это «расстройство мышления»?

Вы настолько беспорядочно думаете, что беспокоитесь, что что-то не так? Расстройство мышления часто связано с поддающимися диагностике и лечению психическими расстройствами.

Что такое расстройство мышления?

Это то, на что это похоже — мышление стало дезорганизованным, за которым трудно уследить.

Если у вас расстройство мышления, вы не можете контролировать свои мысли или хорошо выражать свои мысли, что может затруднить отношения с другими людьми.

Симптомы расстройства мышления

Симптомы могут вас увидеть:

  • не умею думать прямо
  • Ощущение, будто в голове туман или песок
  • изо всех сил пытается сосредоточиться
  • быстрый переход от одного предмета к другому
  • не доедает
  • говорит непонятно: слишком быстро, слишком много пауз, отключается
  • теряет логический порядок в ваших идеях.

Почему это важно, если мои мысли в беспорядке?

Во-первых, когда мы не можем хорошо думать, мы не можем хорошо общаться. А когда мы не можем хорошо общаться, это влияет на нашу способность справляться. Мы не можем просить о том, что нам нужно, или говорить о своих чувствах или о том, что нас расстраивает. Отношения с другими становятся трудными, из-за чего мы можем чувствовать себя отверженными и отвергнутыми.

И в некоторых случаях неорганизованное мышление может быть началом более серьезного расстройства психического здоровья , такого как шизофрения.

Проблемы, связанные с психическим здоровьем

, фото: Джозеф Франк

Расстройство мышления связано с тяжелой депрессией, из-за которой вы чувствуете себя настолько затуманенным и сбитым с толку, что вам трудно сформировать полезные мысли или говорить четко.

Это также может быть частью мании , когда ваше мышление может стать слишком быстрым, и вы не можете угнаться за своими собственными идеями.

Но расстройство мышления чаще всего известно как симптом шизофрении .Здесь к нему обычно (но не всегда) присоединяются заблуждения (вера в реальность, которая не является реальностью) и галлюцинации (ощущение того, что есть вещи, которых нет).

Что такое расстройство мышления?

Термин «расстройство мышления» может сбивать с толку. Да, это называется расстройством. Но в настоящее время это не отдельный диагноз. Это также не является фактическим, отдельным расстройством в DSM-V или ICD-10, двух наиболее часто используемых руководствах по диагностике психических расстройств. Это скорее признак других расстройств или используется как синоним сильно дезорганизованного мышления.

В какой-то момент аргумент в пользу «расстройства мышления» относился к нескольким различным вопросам. В 1980-х годах нейробиолог Нэнси С. Андреасен утверждала, что расстройство мышления «часто рассматривалось как единое целое, но на самом деле оно состоит из нескольких различных языковых форм поведения». Она определила не менее 18 различных типов расстройств мышления, а также шкалу, которая попыталась их измерить.

Но в наши дни, когда психиатры и специалисты в области психического здоровья говорят «расстройство мышления», они обычно просто говорят о неорганизованном мышлении, которое является достаточно серьезным и влияет на то, как кто-то говорит и представляет себя.

Если это помогает, рассматривайте нарушения мышления как «суб-расстройства», симптом других перечисленных основных расстройств психического здоровья.

Диагностика в Великобритании

Здесь, в Великобритании, если вы пойдете на прием к терапевту, вы вернетесь домой не с диагнозом «расстройство мышления», а со связанным диагнозом, таким как тяжелая депрессия, шизофрения или психотическое расстройство.

Национальный институт здравоохранения и повышения квалификации (NICE) , который используется для диагностики в Великобритании, не упоминает о нарушениях мышления.Вместо этого он предлагает «Справочник по психозу и шизофрении».

Расстройство формального мышления

Это более точный термин для обозначения расстройства мышления и снова часто используется как синоним для обозначения сильно дезорганизованного мышления.

Автор: cometstarmoon

Формальное расстройство мышления — это форма, которую принимают ваши мысли, , и связана с организацией и выражением.

Это означает, что ваши мысли настолько неорганизованы и беспорядочны. что влияет на то, как вы говорите и пишете, и что это не связано с каким-либо заболеванием.

Это не то же самое, что — быть уставшим или подавленным и говорить по-другому. Или короткий эпизод странного разговора, например, после шока, подобного несчастному случаю. Если у вас формальное расстройство мышления, вы говорите непоследовательно и бессвязно по неизвестной причине, и так было в течение некоторого времени.

Формальное расстройство мышления может включать такие вещи, как:

  • говорит слишком быстро и громко или искаженно
  • странные паузы
  • бессвязные мысли
  • чрезмерная детализация
  • или говорит очень мало и расплывчато, что сбивает других с толку
  • с использованием устаревшего, формального или странно возвышенного языка
  • повторение определенных слов снова и снова
  • больше одержим звучанием слов, чем их значением
  • Придумывает слова или использует неправильные слова для объяснения вещей.

Расстройство мышления содержания

«Расстройство мышления контента» — это примерно того, о чем вы думаете . Ваши мысли нелогичны и запутаны. Пример — заблуждения. Вы можете полагать, что вас преследуют инопланетяне или что все тайно пытаются вас заполучить. Вы можете не говорить об этом, но вы так думаете.

Если у вас шизофрения, у вас могут быть формальных и содержательных расстройств мышления.

Это сбивает с толку …

Есть некоторая ирония в том, что специалисты в области психического здоровья и индустрия психического здоровья сделали свое описание и диагноз дезорганизованного мышления, ну… дезорганизованным. И очень запутанный.

Возможно, нужно было прислушаться к нейробиологу Андреасен, когда она на самом деле определила это замешательство. «Поскольку термин« формальное расстройство мышления »был неправильно понят и неправильно использован, рекомендуется больше не использовать его», — предложила она. Она отметила, что «большинство из них на самом деле являются расстройствами общения … [которые] можно лучше представить как« расстройства мышления, языка и общения ».

Но проблема еще и в том, что у нас просто нет стандартного «нормального» языка, с которым мы могли бы все сравнивать, когда на него, помимо прочего, влияет культура.Как объясняется в обзоре исследований расстройств мышления за 2017 год,

«Языковое« искажение »- это признак — в медицинском смысле, — который потенциально поддается измерению, но в настоящее время не имеет общепринятой меры».

Что действительно важно в расстройстве мышления

Следует иметь в виду, что термины психического здоровья и диагнозы не являются точной наукой. Это просто слова, придуманные специалистами в области психического здоровья для более простого описания групп людей с похожими проблемами.И, как показывает эта статья, сроки и диагнозы могут меняться со временем.

Что имеет значение, если ваше мышление или мышление вашего любимого человека означает, что они не могут общаться, общаться и справляться? Тогда пора обратиться за помощью.

Беспокоитесь, что у вас расстройство мышления и вы хотите поговорить с кем-то, кто осведомлен? Мы соединяем вас с командой уважаемых экспертов в области психического здоровья в Лондоне. Или воспользуйтесь нашей платформой онлайн-бронирования, чтобы найти терапевта по всей Великобритании.


Остались вопросы, что такое расстройство мышления? Спросите ниже.Обратите внимание, что мы не можем предоставлять бесплатные консультации через комментарии.

[contact-form-7 title = «Форма журналиста»]

Переосмысление расстройства мышления | Бюллетень по шизофрении

Аннотация

Прошло 30 лет с тех пор, как Хольцман представил специальный выпуск Бюллетеня по шизофрении, озаглавленный «Расстройство мышления при шизофрении». Он указал во Введении своего редактора, что, в отличие от всплеска интереса к биологическим аспектам шизофрении в то время, существуют важные области исследования, которые представляли «… относительно малоизученные аспекты психопатологии шизофрении, а именно разновидности расстройств мышления (курсив добавлен), характерных для больных шизофренией, и их возможные лежащие в основе механизмы ». Возможно, дальновидно, он закончил свое вступление, выразив надежду, что статьи, включенные в этот выпуск, приведут к дальнейшему интенсивному изучению когнитивных дисфункций , (курсив добавлен) при шизофрении. Действительно, были проведены обширные исследования для дальнейшего понимания когнитивных дисфункций при шизофрении, но значительно меньше — для понимания расстройства мышления.

Мы подчеркиваем в этом введении, как это сделал Хольцман 1 30 лет назад, важность расстройства мышления и надеемся, что этот выпуск Schizophrenia Bulletin будет стимулировать дальнейший интерес к тому, что все еще остается относительно забытой областью. Однако, в отличие от Хольцмана, мы предполагаем, что расстройство мышления в конечном итоге может быть лучше всего изучено как многомерное перекрестно-диагностическое явление, которое будет иметь широкое значение для понимания и лечения психопатологии.

Переосмысление расстройства мышления

Мысль — это сложное явление, через которое строится наше понимание себя, мира и реальности.Связанное с нашей способностью к языку, мышление имеет решающее значение для общения и играет важную роль в том, как мы понимаем других и делимся своим собственным опытом. Сбои в системе мышления (например, в том, как человек воспринимает, интерпретирует, структурирует и реагирует на информацию) неразрывно связаны с трудностями с психологическим и социальным благополучием и способностью адаптироваться в мире. В своих крайних проявлениях эти расстройства составляют основу психотических переживаний.

Расстройство мышления (TD) — это многомерная конструкция, отражающая особенности мышления, языка и общения.В широком смысле TD определяется как любое нарушение, которое влияет на форму мышления, включая организацию, контроль, обработку или выражение мыслей. Учитывая широту конструкции, TD был определен и классифицирован множеством различных способов. В разных точках зрения по-разному акцентируется внимание на особенностях, связанных с контекстуальной уместностью идей, способом их организации и языком, на котором они выражаются.

Расстройство мышления в анамнезе

Нарушения мышления занимали центральное место в концептуализации психоза с тех пор, как Крепелин 2 представил диагностический конструкт , dementia praecox , который классифицировал психозы, которые проявлялись относительно рано в жизни и приводили к прогрессирующему ухудшению психических функций.Для Крепелина это ухудшение свидетельствовало о «сбоях» и «несогласованности» мыслительных процессов и наблюдалось в речи пациентов.

Когда Блейлер 3 переформулировал конструкцию dementia praecox, он подчеркнул «расщепление» психических функций как концептуальное ядро ​​шизофрении, описывая процесс, в котором психологическая сила, объединяющая аспекты психики — восприятие, аффект, память, мысль, поведение — ломается. Первичным проявлением расщепления было нарушение мысли, о чем он заключил, наблюдая за речью пациентов.Он описал тонкие феноменологические различия в форме нарушений мышления, описывая процессы, в которых «наиболее важным детерминантом ассоциаций отсутствует концепция цели 3 (стр. 15)», и другие процессы, в которых «ассоциации не становятся полностью бессмысленными. , но они все равно кажутся странными, причудливыми, искаженными 3 (стр. 19) ». По мнению Блейлера, клиническая неоднородность и предполагаемая размерность имели решающее значение для понимания природы психоза. Он считал, что точное измерение и классификация нарушений мышления поможет прояснить механизмы, лежащие в основе психоза.

С развитием нашей современной диагностической системы другие симптомы сместили центральное место ТД в психоз. Этот сдвиг был ускорен публикацией DSM-III, в которой шизофрения была переопределена с точки зрения наблюдаемых политетических критериев, а именно галлюцинаций и иллюзий. Сложность и концептуальное значение нарушений мышления было еще больше уменьшено с пересмотром шизофрении в DSM-IV, именуемой просто «дезорганизованной речью». Короче говоря, TD был назначен на второстепенную роль в лечении шизофрении, а категориальный диагноз стал золотым стандартом.

Современный подход к диагностике и расстройству мышления

Движение к многомерному подходу к диагностике, критериям исследовательской области (RDoC) 4 согласуется с ТД как многомерным, многогранным набором характеристик, которые проявляются как трансдиагностически, так и у психологически благополучных людей. Хотя TD является центральным определяющим признаком психоза, он не четко отображается на конкретные диагностические категории, но может иметь большую специфичность с точки зрения этиологии, течения и лечения.Нарушения мышления представляют собой уникальный и многообещающий путь к пониманию природы психотических явлений, а также их субклинических представлений. Изучение этого с точки зрения измерения может способствовать созданию более всеобъемлющей и интегративной модели психоза, которая имеет значение как для науки, так и для клинического применения.

Теории расстройства мышления

В соответствии с ассоциативной парадигмой, которая преобладала в психологии на рубеже прошлого века, Крепелин и Блейлер концептуализировали TD как результат нарушения взаимосвязи идей.За последнее столетие попытки объяснить природу TD и ее значение при психозах были теоретически разнообразными.

Когнитивно-развивающая

Язык и мышление — это способности, которые мы развиваем с течением времени, поэтому неудивительно, что нарушения этих функций объясняются с точки зрения развития. Piaget 5 видел шизофрению как результат сбоев в процессе приобретения детьми знаний и построения понимания мира.Он считал, что нормативное когнитивное развитие происходит в течение 4 последовательных стадий, а именно сенсомоторной, предоперационной, оперативной и конкретно-оперативной. Согласно Пиаже, при шизофрении установление постоянства объекта и дифференциации от матери было нарушено на дооперационной стадии, в результате чего ребенок не мог преодолеть первичный эгоцентризм. В результате никогда полностью не устанавливаются границы между собой и другими, субъективным и объективным. Кроме того, это повлияло на развитие на более поздних стадиях, что, по мнению Пиаже, проявлялось в нарушении способности категоризировать, что часто встречается у людей с диагнозом шизофрения.

Взгляд Выготского на шизофрению соответствовал взглядам Пиаже, но подчеркивал социокультурный контекст когнитивного развития. Он рассматривал развитие познавательных способностей ребенка как в значительной степени социальный процесс, основанный на сотрудничестве и совместном диалоге с опекунами. Это было в основе его теории психоза, в которой он описал, что «фрагментация и разрушение той части психики, которая участвует в процессе формирования понятий, столь же характерны для шизофрении, как и развитие функции психики. формирование представлений характерно для подросткового возраста » 6 (с.1063).

Психодинамика

TD с психодинамической точки зрения (теория влечений, психология эго, объектные отношения и психология самости) в значительной степени недоступен, поскольку представляет собой неопределенный отказ сложного набора психических процессов, которые формируют представления или «внутренние рабочие модели» 7 из себя и других в контексте аффекта. Эти внутренние когнитивные модели, возникающие на ранних этапах развития человека, влияют, помимо других функций, на языковые модели. 8

Чаще всего исследуемое в контексте расстройства личности, TD с этой точки зрения может быть истолковано как нарушение когнитивного процесса, которое приводит к фрагментированным аспектам личности. То есть TD — это потеря когнитивной стабильности, лежащей в основе интегрированного Я, такая как неспособность подавить мышление первичного процесса, что приводит к вторжению несдерживаемого влечения материала (например, либидинозного, агрессивного и т. Д.). Некоторые полагают, что это представляет собой регресс к более ранняя форма мышления, в которой внутренние представления о себе и других становятся размытыми и фрагментированными, идея, которая может быть истолкована как интерпретация более ранних когнитивных гипотез. 9,10 Особо следует отметить, что TD полагался на широкий спектр поведения, наблюдаемого и интерпретируемого клиницистами.

Социальное обучение

Истоки TD также были концептуализированы с точки зрения социального обучения, сфокусированного на том, как межличностные транзакции формируют то, как мы воспринимаем и осмысливаем окружающую среду, формируем концепции, обрабатываем и модулируем аффекты, а также конструируем понимание себя и другие. Когда ранние отношения не дают возможности установить общую точку зрения или представляют неточную или противоречивую обратную связь о перцептивном и эмоциональном опыте, у ребенка может не развиться организованное, стабильное представление о себе и мире.

Сингер и Винн 11 постулировали роль семейных коммуникативных паттернов в формировании развития ДП и психоза в более широком смысле. Их работа была основана на социально-транзакционной гипотезе TD; как объясняет Винн и др. 12 , «фрагментация опыта, распространение идентичности, нарушенные способы восприятия и коммуникации, а также некоторые другие характеристики структуры личности остро реактивного шизофреника в значительной степени являются производными процессов интернализации, от характеристик социальной организации семьи.Также усвоены способы мышления и понимания смысла, точки беспокойства и иррациональность, замешательство и двусмысленность, которые выражались в общих механизмах социальной организации семьи ».

Их исследование показало, как необычные способы, которыми родители воспринимают, интерпретируют и рассуждают о мире, мешают их способности устанавливать совместное внимание и строить взаимный смысл со своими детьми. Винн и Сингер утверждали, что эти нарушенные социальные взаимодействия ставят под угрозу развитие у ребенка сплоченных, стабильных мысленных представлений о себе и мире, тем самым подвергая его повышенному риску психоза.Они определили паттерн общения, который надежно предсказал более позднее возникновение и тяжесть психоза у детей, который характеризовался как расплывчатые, фрагментарные и противоречивые черты, распознаваемые в современных измерениях TD (рассмотрено ниже). Интересно, что тонкие препятствия на пути к общему значению были более вредны для слушателя психологически, чем явные нарушения.

Семейная основа расстройства мышления

Семейная основа TD хорошо доказана не только с точки зрения социального обучения, но и с генетической точки зрения.Это подтверждается свидетельством чрезмерно представленной агрегации TD внутри семейств. 13,14 Исследования семейного высокого риска документально подтвердили TD у детей и подростков, у которых развиваются психотические расстройства. 15–19 Кроме того, TD часто встречается у клинически здоровых родственников маниакальных и шизофренических пациентов, что отличает их от родственников здоровых людей из контрольной группы. 20–22 Интересно, что тип и тяжесть TD группируются в семьях. 22,23

Исследования по усыновлению помогли разобраться в генетическом и экологическом вкладе в TD.Wahlberg и его коллеги 24 исследовали вероятность TD у приемных родителей на основе генетического риска (наличие или отсутствие психотического расстройства у биологической матери) и коммуникативного отклонения (CD) у приемных родителей. Результаты показали значительный эффект взаимодействия, при этом усыновленные из группы высокого риска в среде с высоким уровнем CD демонстрируют наибольшую TD. Интересно, что усыновленные из группы высокого риска в семьях с низким CD имели значительно более низкий TD, что указывает на потенциальные защитные эффекты окружающей среды. Результаты также продемонстрировали совместную семейность TD независимо от общих факторов окружающей среды.В последующем исследовании Wahlberg и его коллеги 25 воспроизвели эти результаты с помощью TDI, обнаружив, что взаимодействие между статусом высокого риска и CD у приемных родителей однозначно предсказывает идиосинкразическое мышление у приемных детей. Взятые вместе, результаты семейных исследований и исследований усыновления предполагают, что в развитии TD, вероятно, участвуют как генетические факторы, так и влияние окружающей среды.

Классификация и измерения

Блейлер использовал предложение: «Горы, очерченные вздутием кислорода, прекрасны» как четкое изображение девиантного использования языка (исх. 14 ). Хотя особенность этого утверждения в основном согласована, как описать и определить его — более сложный вопрос. Термин TD отражает широкую конструкцию, охватывающую различные концептуальные и нозологические точки зрения, затрагивающие области мышления, языка и речи. Несмотря на то, что исследование TD имеет богатую и долгую историю, не удалось достичь консенсуса в отношении того, что представляет собой неупорядоченный TD или как его следует классифицировать и измерять. Для выявления и оценки нарушений мышления использовались различные подходы, включая интервью с оценочными шкалами, психодиагностические тесты и показатели, основанные на подсчете.При этом были подняты вопросы относительно степени сложности измерения TD, в частности, связанной с фиксацией сложности языковых явлений по сравнению с максимизацией межэкспертной надежности, минимизацией субъективности, бремени обучения, администрирования и выставления оценок.

Мысль, язык и общение

Изучение «TD» предполагает, что мыслительные процессы могут быть точно выведены из речи. Это предположение было поставлено под сомнение из-за того, что мышление может происходить независимо от языка, предполагая, что это отдельные области. 26 Исследования по изучению языка подтвердили это; например, было обнаружено, что способность к концептуальному мышлению существует у глухих детей до овладения языком. Лингвист Чайка и Ламбе 27 утверждали, что психотическая речь отражает исключительно языковой дефицит и не подразумевает нарушения основных мыслительных процессов. Эта точка зрения подтверждается наблюдениями за лексическими и синтаксическими ошибками у больных шизофренией, которые также наблюдаются у здоровых людей на более низком уровне. 28 Кроме того, люди с диагнозом шизофрения, которые демонстрируют бредовое и причудливое мышление, часто могут сформулировать эти мысли, используя ясный и общепринятый язык. 29 Этот момент поднимает дополнительные вопросы о взаимодействии мысли и языка, одновременно вводя дополнительные сложности в методы оценки.

Методы оценки

Роршах и Рапапорт.

Для измерения TD были разработаны различные подходы, в том числе задачи на рассуждение, оценочные шкалы клиницистов и самооценки.Возможно, наиболее широко используемым средством был тест Роршаха с чернильными пятнами, который имеет богатую историю в области измерения неупорядоченного мышления, был основой нескольких систем оценки и, как это ни парадоксально, даже получил сильную поддержку этого использования со стороны крупного критика. Роршаха. 30 Тест Роршаха хорошо подходит для оценки TD, поскольку это относительно стандартизованный метод, который позволяет испытуемым свободно интерпретировать и структурировать задачу, сводя к минимуму вариативность администрирования и максимизируя вариабельность индивидуальных ответов. 21 Его проективная природа дает представление о том, как человек воспринимает, интерпретирует и реагирует на неоднозначные стимулы.

Использование шкалы Роршаха для оценки нарушений мышления восходит к самому Роршаху, который наблюдал характерный стиль реагирования, отраженный в протоколах людей с психозом. Он описал склонность этих людей формулировать ответы на основе абсурдных узких деталей пятна, игнорируя типичные детерминанты формы, цвета и оттенка и часто приписывая перцептивным особенностям идиосинкразическое или личное значение. 31 Основываясь на работе Роршаха, Rapaport 32 стремился разработать более формальную систему классификации нарушений мышления, которые он назвал «девиантными вербализацией». Он считал, что адаптивное мышление является функцией интеграции перцептивных (например, черты пятен) и ассоциативных (например, внутренних идей, воспоминаний, чувств) процессов. Относительное влияние одного процесса на другой приводило либо к потере, либо к увеличению соответствующего «расстояния» от задачи, что свидетельствует о нарушениях мышления.Утрата дистанции восприятия отражала тенденцию рассматривать пятно как слишком реальное, в то время как увеличение дистанции восприятия было связано с чрезмерно символическим взглядом на восприятие.

Индекс расстройства мышления.
Система

Rapaport стала основой для Delta Index, 33 — первой стандартизированной оценки, предназначенной исключительно для измерения нарушений мышления. Индекс Delta включал 15 из 21 оценочной категории Rapaport, каждой из которых был присвоен 4-балльный уровень серьезности.Индекс Delta Index был новаторским, поскольку отражал многогранный и непрерывный характер TD. По этой причине Джонстон и Хольцман, разработавшие Индекс расстройства мышления, несколько десятилетий спустя пересмотрели эту шкалу.

Индекс расстройства мышления 21 (TDI) предоставляет систему для выявления, классификации и оценки тяжести расстройства мышления, выраженного на языке. Оценка TDI может быть основана на любой вербальной выборке, включая шкалу интеллекта взрослых Векслера (WAIS), но чаще всего получается из дословных ответов на тест Роршаха. 21 Как предполагалось ранее, считается, что метод Роршаха вызывает больше случаев TD, чем более структурированные методы, 21 , такие как интервью (например, Шкала оценки мысли, языка и коммуникации 26 ) и непроективные тесты. (например, WAIS).

TDI определяет 23 категории нарушений мышления, большинство из которых основаны на оригинальной классификации Раппапорта. Поскольку ПД понимается как существующий в континууме, каждой категории присваивается уровень серьезности от легкой до тяжелой (0.25, 0,50, 0,75 и 1,00), отражая структуру индекса Delta. Уровень 0,25 отражает незначительные случаи когнитивного отставания, которые иногда наблюдаются у здоровых людей, особенно в периоды тревоги, стресса и усталости. 21 Нарушения на уровне 0,50 «создают впечатление потери стоянки, шаткого контакта с реальностью, чрезмерной эмоциональной реакции и явной странности» 21 (стр. 490). Значительная нестабильность в мышлении и восприятии представлена ​​на 0.75 уровень, а ответы на уровне 1.0 говорят о полном отрыве от реальности.

При разработке TDI Джонстон и Хольцман 21 выделили 4 качественных аспекта TD, основанных на концептуальной взаимосвязи отдельных категорий. К ним относятся: ассоциативная слабость, при которой кажется, что ответы вызваны внутренними процессами, а не требованиями задачи; комбинаторное мышление, при котором восприятия, идеи или образы соединяются несоответствующим, несоответствующим или нереалистичным образом; неорганизованные реакции, в которых проявляется нечеткость мысли и чувство растерянности; девиантные вербализации, в которых словоупотребление является странным, идиосинкразическим или неразборчивым.

Последующий факторный анализ выявил 6 дискретных факторов, многие из которых совпадают с исходными, концептуально выведенными измерениями. 22 Эти «эмпирические факторы» включали: (1) комбинаторное мышление, (2) идиосинкразические вербализации, (3) аутистическое мышление, (4) подвижное мышление, (5) абсурд и (6) заблуждение.

TDI — это высокочувствительная мера TD и, таким образом, способна обнаруживать незначительные нарушения в языке, которые могут быть упущены другими методами. Этому способствует протокол подсчета баллов, поскольку рейтинги основываются на письменных транскрипциях дословных образцов, что позволяет проводить систематический анализ нарушений мышления с точки зрения качественной формы и степени тяжести.

Причудливо-идиосинкразическое мышление.

Хэрроу и Куинлан 34 представили понятие «причудливо-идиосинкразическое мышление» для описания разнообразного набора языковых моделей поведения, связанных с формальным TD. Они определили причудливо-идиосинкразическое мышление как: (1) уникальное для конкретного субъекта; (2) отклонение от общепринятых социальных норм; (3) часто бывает трудно понять или посочувствовать в контексте, из которого возникла реакция; (4) может показаться запутанным, противоречивым или нелогичным; (5) может включать внезапные или неожиданные контрасты; и (6) обычно не подходят для поставленной задачи.Первоначально Харроу и Куинлан оценили эти области неупорядоченного мышления на основе ответов на Роршаха, 35,36 , но позже отошли от этого из-за требовательного и трудоемкого характера администрации Роршаха, отдав предпочтение словесным образцам, полученным из бесплатных материалов. -техники вербализации.

Шкала оценки мышления, языка и общения.

Были разработаны альтернативные подходы к оценке TD, которые не являются столь методологически строгими, как TDI.Из этих показателей Шкала оценки мышления, языка и общения 26,37,38 (TLC), пожалуй, является наиболее широко используемой оценкой ДР по оценке клиницистов как в исследованиях, так и в клинической практике. Его разработка была предпринята как часть более широкой цели по созданию стандартного набора подтипов TD для включения в глоссарий DSM-III. Подтипы были идентифицированы и определены строго на основании клинических наблюдений, без каких-либо предположений об основополагающих этиологических механизмах.Этот атеоретический подход был сознательно использован при разработке инструмента с высокой межэкспертной надежностью и клинической полезностью. 26 Первоначальные определения были опробованы на небольшой выборке пациентов ( n = 44) и впоследствии пересмотрены для большей ясности. Степень серьезности каждого пункта оценивается по 4- или 5-балльной шкале от «отсутствует» до «серьезная». Эти опорные точки определяются количественно (например, речевое поведение встречается 5–10 раз во время интервью) и зависят от заданий.В дополнение к относительной серьезности каждого пункта подтипы TD идентифицируются как «более патологические» (например, бедность речи, давление речи, лязг) или «менее патологические» (например, обстоятельства, настойчивость, блокировка). 39 Таким образом, элементы не имеют равного веса при определении глобальной серьезности TD.

Несколько исследований изучали факторную структуру ТСХ с неоднозначными результатами. В своем раннем исследовании TLC Андреасен 37 провела исследовательский факторный анализ 12 заданий TLC, который дал единственный фактор «многословия», на который загружены крушение, нелогичность, потеря цели, настойчивость, бессвязность и давление речи. положительно и бедность речи загружена отрицательно.Эти результаты были интерпретированы как свидетельство различных «положительных» (витиеватых) и «отрицательных» (уменьшенных) размеров TD. В последующем факторном анализе полной ТСХ Андреасен и Гроув 39 сообщили о трех различных областях, плавной дезорганизации, пустоте и лингвистическом контроле. Сравнимая трехфакторная модель была создана на основе исследовательского факторного анализа 8 пунктов ТСХ 23 , а затем воспроизведена посредством подтверждающего факторного анализа. 40 Интересно, однако, что включение всех 18 пунктов ТСХ обычно выявляет более сложную факторную структуру с 6–7 отдельными измерениями. 41–43

Индекс нарушений связи.

Индекс коммуникативных нарушений (CDI) оценивает коммуникативные нарушения в естественной речи с точки зрения категоризации и серьезности, не пытаясь отделить язык от мысли. CDI основан на предположении, что и мышление, и язык являются когнитивными процессами, которые происходят вместе и, следовательно, могут быть измерены как таковые. 44,45 В отличие от некоторых показателей формального TD, CDI чувствителен к низким уровням нарушений, включая незначительные коммуникативные ошибки.Это увеличивает полезность CDI для выявления лиц, находящихся в преморбидной и продромальной фазах шизофрении.

Теоретическая основа CDI была основана на лингвистических концепциях, впервые использованных в работах Cohesion in English 46 и Crazy Talk , 47 , в которых основное внимание уделялось связи между речью и референтами «реального мира». 28,44 В обеих композициях преобладает идея сплоченности, которая способствует успешному общению за счет эффективного синтеза речи и ее точного обращения к внешнему миру. 48 Кроме того, более ранние исследования лингвистики Дочерти и его коллег 44,49–51 помогли сформировать CDI. В каждом из этих 4 исследований изучались образцы речи из выборки больных шизофренией и оценивались такие переменные, как нечеткие и некомпетентные ссылки, в дополнение к применению установленных мер формального TD. Используя вышеупомянутую теоретическую основу и основанную на исследованиях информацию, в рамках CDI были созданы 6 категорий сбоев связи; это: расплывчатых ссылок, нечетких ссылок, недостающих информационных ссылок, неоднозначного значения слов, неправильных словарных ссылок и грамматических неясностей . 44,52

Измерение расстройства мышления: размерное против категориального.

Важно различать качественный характер различных шкал / оценок и то, как эти шкалы / рейтинги используются при анализе данных. Все рассмотренные выше меры имеют габаритный характер. Независимо от того, основаны ли они на наблюдении врача или на подсчете случаев формы TD, присваиваются числа, которые представляют порядковые различия между уровнями TD. «1» отражает меньшее TD, чем «3», что, в свою очередь, отражает меньшее TD, чем «5».То есть числа во всех системах измерения отражают масштабную размерную шкалу серьезности. Данные, используемые для генерации чисел, могут широко варьироваться, например, от общих оценок алогии до количества специфических случаев использования слов. Поэтому важно помнить, что, хотя все меры предоставляют размерные числовые индексы тяжести TD, лежащие в основе поведенческие данные, на которых основаны эти числа, могут сильно отличаться. Наконец, часто бывает так, что размерные баллы используются для создания категориальных различий.Нередко для целей статистического анализа можно обнаружить, что пациенты с шизофренией делятся на «с» и «без» TD. Это может создать обманчивое ощущение различия между группами, которое противоречит непрерывному характеру измерения TD и «нечеткости» границ между группами. 53

Диагностическая специфика расстройства мышления

На протяжении большей части 20-го века TD была широко признана как особенность, специфическая для шизофрении, и изучалась в этом контексте.Эта точка зрения изменилась в 1970-х годах с признанием того, что нарушения мышления также преобладали при мании, что побудило значительные усилия по выявлению паттернов TD, которые дифференцировались между диагностическими группами. Самое раннее из этих исследований, в которых ТД оценивалось с помощью абстрактных задач на рассуждение (например, тест пословиц Горхэма), продемонстрировало, что недостаточно инклюзивное мышление, как правило, характеризует шизофрению, в то время как чрезмерно всеобъемлющее мышление более типично для мании. 54,55 При использовании этого подхода было показано, что пациенты с депрессией демонстрируют дефицит, характеризующийся недостаточно всеобъемлющим и конкретным мышлением, по сравнению с контрольной группой, хотя и в меньшей степени, чем пациенты с шизофренией. 56,57

Подобные закономерности были обнаружены в серии более поздних исследований с использованием TLC, с бедностью речи и речевого содержания (т. Е. С отрицательной TD), характерной для шизофрении, и давлением речи, касательной, непоследовательностью, нелогичностью и потерями. цели, характеризующей манию (т. е. положительная ТД). 37,39,49,58,59 Однако сообщалось и о противоречивых доказательствах: в нескольких исследованиях было обнаружено, что при шизофрении больше касательности, слабости и нелогичности, чем при мании. 41,60,61 Шизоаффективные пациенты были включены только в 2 исследования, оба из которых продемонстрировали профили TD, сравнимые с пациентами с маниакальным синдромом. 39,61 Изучая различия по подтипам шизофрении, Andreasen и Grove 39 сообщили о значительно более высокой распространенности бедности речевого содержания у пациентов с гебефренической по сравнению с параноидальной шизофренией. 39

Наличие отрицательной TD также наблюдалось у пациентов с первичной депрессией, хотя общая тяжесть TLC, как правило, значительно ниже, чем при шизофрении и мании. 37,61,62 Кроме того, пациенты с диагнозом психотическая депрессия, как правило, демонстрируют значительно большую алогию, бедность содержания, блокировку и персеверацию, чем их непсихотические коллеги. 62

В серии исследований Holzman и его коллег изучалась форма и тяжесть TD при шизофрении, мании и шизоаффективном расстройстве с использованием TDI. 21,22,63,64 Результаты выявили характерные для расстройства паттерны ПД, при которых шизофрения характеризовалась «текучестью мышления, взаимопроникновением одной идеи на другую, нестабильными вербальными референтами и чрезмерно сжатыми и сжатыми сообщениями, которые производили впечатление внутреннее смятение и смятение » 63 (с.369). И наоборот, маниакальные мыслительные процессы описывались как «слабо связанные друг с другом идеи, которые чрезмерно и неумеренно комбинируются и разрабатываются» с «игривостью, весельем и свежестью их произведений» 63 (стр. 369). Вопреки выводам Andreasen и Grove, 39 Johnston и Holzman 21 не сообщили о значительных различиях в показателях TDI между параноидальными и непараноидными пациентами.

Картина TD у шизоаффективных пациентов была менее последовательной, поскольку были обнаружены значительные различия между пациентами в маниакальном и депрессивном состояниях.Пациенты с шизоаффективным маниакальным синдромом демонстрировали высокий уровень комбинаторного мышления, сравнимый с маниакальными пациентами. Однако им не хватало характерной легкомыслия и юмора маниакальных пациентов, и они напоминали пациентов с шизофренией с точки зрения частоты идиосинкразических вербализаций, замешательства и аутистической логики. Пациенты с шизоаффективной депрессией были похожи на группу шизофреников с точки зрения частоты абсурдных ответов и относительно ограниченной длины протокола. Однако у них были очень низкие уровни общего TD, а их общие показатели TDI напоминали таковые в группе сравнения здоровых людей.Напротив, частота их абсурдных ответов была аналогична таковой в группе шизофреников.

Несмотря на свидетельства различий в качественной форме и степени тяжести среди расстройств, вариабельность в представлении TD не полностью объясняется диагностическими группировками. Сравнительные исследования TD неизменно сообщают о значительной внутригрупповой дисперсии (т. Е. О больших стандартных отклонениях) общих и факторных оценок TDI в диагностических и контрольных группах. Этот момент был эмпирически продемонстрирован с помощью анализа дискриминантной функции, который показал, что общие баллы TDI правильно классифицировали только 63.0% пациентов с маниакальным синдромом и шизофренией. 64 Было показано, что качественные факторы более точно дифференцируют группы, поскольку подмножество из 5 эмпирически выведенных категорий (нерелевантные вторжения, комбинаторное мышление, подвижное мышление, путаница и идиосинкразическая вербализация) правильно классифицировали 76,5% выборки. Однако при повторном рассмотрении в последующем исследовании, которое также включало шизоаффективную подвыборку, уровень точности тех же факторов упал до 57,7%. 22

Курс и хроничность.

Течение TD сильно различается у разных людей. Было показано, что диагноз объясняет часть этой дисперсии, при этом TD при шизофрении более стабильный и стойкий, чем при шизоаффективном расстройстве и аффективных психозах. 65–67 TD при мании был описан как обратимый, 39 с учетом наблюдения, что нарушения обычно тяжелы во время острых фаз болезни (например, при поступлении в больницу) и полностью исчезают после лечения. 39,49,66,68 Однако ремиссия положительной TD также наблюдалась у пациентов с шизофренией, 39 , что позволяет предположить, что некоторые подтипы имеют тенденцию к эпизодическому течению, независимо от диагноза.Было показано, что формы TD, которые характерны для шизофрении, имеют большую стабильность во времени, включая более серьезные нарушения уровня (т.е. 0,50, 0,75) по TDI 17,67 и идиосинкразические вербализации. 17,18,57,68

Резюме.

Исследования документально подтвердили различия в форме и тяжести TD между диагностическими группами. В целом, мышление при шизофрении характеризуется странной, бедной и внутренне управляемой речью.Классический «шизофренический» ПД имеет тенденцию к большей стабильности с течением времени, с увеличением степени тяжести во время острой фазы болезни. Разрозненные и разработанные расстройства мышления, наблюдаемые при мании, имеют тенденцию быть эпизодическими, возникающими во время острых фаз и после частичного или полного устранения в результате лечения. Напротив, показатели дезорганизации мышления (например, нечеткость, персеверация, несоответствующая дистанция, замешательство, неплотность, плавность, абсурдные ответы и непоследовательность), по-видимому, отражают более устойчивую черту.Было высказано предположение, что стабильные нарушения мышления, связанные с шизофренией, являются патогномоничными для лежащей в основе патофизиологии, в то время как формы, связанные с состоянием, вторичны по отношению к клиническим и ситуативным факторам. 14,25

Несмотря на высокую степень вариабельности внутри субъектов исследований, эти данные демонстрируют четкую связь между TD и диагнозом. Следует отметить, однако, что связь между TD и диагнозом сильно зависит от течения и / или обратимости нарушения мышления.То, что тип TD может переводить, не означает, что он ipso facto TD. В той степени, в которой мы полагаемся на течение симптома, чтобы определить, следует ли его квалифицировать как симптом, отражает логическую ошибку (post hoc ergo propter hoc.)

Учитывая, что TD может изменяться со временем, возможно, что исследования Рассмотренные выше TD отражают связь между TD и определенными клиническими или личными особенностями, связанными с диагнозом, такими как симптомы, лекарства или социальное функционирование. В этом случае диагноз содержит важную информацию о природе TD, которая требует дальнейшего изучения.Ниже мы рассмотрим некоторые из возможных влияний на TD.

Последствия и направления на будущее

Блейлер видел TD как ключевую определяющую черту психотических явлений, отражающую «расщепление психических функций», которое происходит, когда в процессе мышления идеи и чувства человека разъединяются, становясь фрагментированными и конкурирующими функциями. Эту точку зрения поддержал Миль, 69 , который назвал TD «диагностическим звоном» шизофрении, примером чего для него стал комментарий: «Естественно, я отращиваю волосы своего отца.Хотя Мил предупредил, что наличие единственного симптома является неадекватным основанием для вывода нозологии, он рассматривал TD как «редкое исключение», которое само по себе является патогномоничным для шизофрении.

Интерес к TD как концептуальному ядру психоза уменьшился с появлением современной системы DSM, смещая акцент на более четко определенные и легко наблюдаемые индикаторы, которые повысили бы надежность психодиагностики. Последние несколько десятилетий стали свидетелями растущей критики структуры DSM, что вызвало движение за реформу нашей научной парадигмы.В настоящее время этот маятник, кажется, возвращается к основанному на измерениях подходу к классификации и изучению.

В связи с этим сдвигом пересмотр значения ТД как ключевого измерения в изучении психозов не только оправдан, но и своевременен. Теоретические и эмпирические основы TD подтверждают его как конструкцию с высокой степенью специфичности (например, по сравнению с галлюцинациями, которые очень разнообразны с точки зрения этиологии). Таким образом, исследования в этой области могут выявить надежные этиологические связи, которые, в свою очередь, могут послужить основой для индивидуальных эффективных подходов к вмешательству.

Благодарность

Эта статья адаптирована из докторской диссертации первого автора: Изучение многофакторной клинической модели расстройства мышления: применение пространственного трансдиагностического подхода (2016). Авторы хотели бы поблагодарить Элисон Соммерс за ее полезные отзывы о более ранней версии рукописи. Наконец, авторы хотели бы выразить свою признательность за отзывы и сотрудничество с рецензентами этой рукописи.

Список литературы

1.

Хольцман

.

Расстройство мышления при шизофрении: введение

.

Шизофр Бык

.

1986

;

12

:

342

347

.2.

Крепелин

E

.

Раннее слабоумие и парафрения

. Переведено

Мары Р.

Барклай

; Отредактировано

Джордж М.

Робертсон

.

Хантингтон, Нью-Йорк

:

R. E. Krieger Pub. Co

.;

1971

.3.

Блейлер

E

.

Dementia Praecox; или Группа шизофрении

. Переведено

Джозеф

Зинкин

; предисловие Нолана Д.К. Льюиса.

Нью-Йорк

:

International Universities Press

;

1952

.5.

Piaget

Дж

.

Конструирование реальности в ребенке

.

Нью-Йорк

:

Basic Books

;

1954

.6.

Выготского

LS

.

Мысль при шизофрении

.

Arch Neurol Psychiatr

.

1934

;

31

:

1062

1077

.7.

Блатт

S

Ауэрбах

Дж

Леви

К

.

Психические репрезентации в развитии личности, психопатологии и терапевтическом процессе

.

Rev Gen Psychol

.

1997

;

1

:

351

374

.8.

Кернберг

O

Калигор

E

.

Психоаналитическая теория расстройства личности

. В

Ленценвегер

м

Кларкин

Дж

, ред.

Основные теории расстройства личности

. 2-е изд.

Нью-Йорк

:

Guilford Press

;

2005

:

114

156

.9.

Холт

руб. .

Теория Фрейда о первичном процессе: текущий статус

.

Переоценка Фрейда: новый взгляд на психоаналитическую теорию

. Перепечатано.

Нью-Йорк

:

Guilford Press

;

1989

:

280

301

.10.

Мелой

JR

.

Организация мышления и первичный процесс у родителей шизофреников

.

Br J Med Psychol

.

1984

;

57

:

279

281

. 11.

Певица

MT

Винн

LC

.

Расстройство мышления и семейные отношения у шизофреников. IV.Результаты и последствия

.

Arch Gen Psychiatry

.

1965

;

12

:

201

212

.12.

Винн

LC

Ryckoff

IM

День

Дж

Hirsch

SI

.

Псевдо-взаимность в семейных отношениях шизофреников

.

Психиатрия

.

1958

;

21

:

205

220

. 13.

Дочерти

НМ

Зал

МДж

Gordinier

SW

.

Аффективная реактивность речи у больных шизофренией и их нешизофренических родственников

.

Дж Ненормальный Психол

.

1998

;

107

:

461

467

.14.

Леви

DL

Коулман

МДж

Сун

H

и другие. .

Генетическая основа расстройства мышления и расстройств речи и общения при шизофрении

.

Дж. Нейролингвист

.

2010

;

23

:

176

.15.

Берден

С

Wu

К

Каплан

R

Пушка

т

.

Расстройство мышления и коммуникативные отклонения как предикторы исхода у молодых людей с высоким клиническим риском психоза

.

Am J Psychiatry

.

2011

;

50

:

1

19

. 16.

Гудинг

постоянного тока

Коулман

МДж

Робертс

SA

Шентон

ME

Леви

DL

Эрленмейер-Кимлинг

л

.

Расстройство мышления у потомков родителей-шизофреников: результаты Нью-Йоркского проекта высокого риска

.

Шизофр Бык

.

2012

;

38

:

263

271

. 17.

Metsänen

м

Уолберг

KE

Hakko

H

Сааренто

O

Тиенари

.

Индекс расстройства мышления: продольное исследование уровней тяжести и факторов шизофрении

.

J Psychiatr Res

.

2006

;

40

:

258

266

. 18.

Metsänen

м

Уолберг

KE

Сааренто

O

и другие. .

Раннее присутствие расстройства мышления как предполагаемый признак психического расстройства

.

Psychiatry Res

.

2004

;

125

:

193

203

.19.

Отт

SL

Робертс

S

Скала

D

Аллен

Дж

Эрленмейер-Кимлинг

л

.

Расстройство позитивного и негативного мышления и психопатология в детстве у лиц с шизофренией во взрослом возрасте

.

Schizophr Res

.

2002

;

58

:

231

239

.20.

Hain

С

Майер

Вт

Hoechst-Janneck

S

Franke

.

Субклиническое расстройство мышления у родственников первой степени родства больных шизофренией. Результаты исследования подобранных пар с индексом расстройства мышления

.

Acta Psychiatr Scand

.

1995

;

92

:

305

309

. 21.

Джонстон

MH

Хольцман

PS

.

Оценка мышления при шизофрении

.

Сан-Франциско, Калифорния

:

Джосси-Басс

;

1979

.22.

Соловей

MR

Шентон

ME

Хольцман

PS

.

Сравнительные исследования нарушений мышления. I. Мания и шизофрения

.

Arch Gen Psychiatry

.

1987

;

44

:

13

20

. 23.

Беренбаум

H

Oltmanns

TF

Готтесман

II

.

Формальное расстройство мышления у шизофреников и их близнецов

.

Дж Ненормальный Психол

.

1985

;

94

:

3

16

. 24.

Уолберг

KE

Винн

LC

Oja

H

и другие. .

Взаимодействие генов и окружающей среды в уязвимости к шизофрении: результаты исследования шизофрении в финских приемных семьях

.

Am J Psychiatry

.

1997

;

154

:

355

362

.25.

Уолберг

KE

Винн

LC

Oja

H

и другие. .

Индекс нарушения мышления приемных родителей-финнов и коммуникативные отклонения их приемных родителей

.

Психол Мед

.

2000

;

30

:

127

136

. 26.

Андреасен

NC

.

Расстройства мышления, языка и общения. I. Клиническая оценка, определение терминов и оценка их достоверности

.

Arch Gen Psychiatry

.

1979

;

36

:

1315

1321

. 27.

Чайка

E

Ламбе

R

.

Локус дисфункции в шизофренической речи

.

Шизофр Бык

.

1985

;

11

:

8

15

. 28.

Куперберг

ГР

.

Язык при шизофрении

.

Lang Linguist Compass

.

2010

;

4

:

576

589

. 29.

Дочерти

НМ

.

О выявлении процессов, лежащих в основе шизофренического расстройства речи

.

Шизофр Бык

.

2012

;

38

:

1327

1335

. 30.

Лилиенфельд

SO

Дерево

JM

Наряд

HN

.

Научное состояние проективных методик

.

Психологические науки Общественный интерес

.

2000

;

1

:

27

66

. 31.

Клейгер

JH

.

Беспорядочное мышление и Роршах: теория, исследования и дифференциальный диагноз

.

Нью-Йорк

:

Рутледж Пресс

;

1999

.32.

Рапапорт

D

Жабра

ММ

Schafer

R

.

(1945–1946). Диагностическое психологическое тестирование

.

2

тт. Ред.

Нью-Йорк

:

International Universities Press

;

1968

.33.

Уоткинс

JG

Stauffacher

JC

.

Индекс патологического мышления по шкале Роршаха

.

Дж. Продж Тех

.

1952

;

16

:

276

286

. 34.

Борона

м

Куинлан

D

.

Является ли расстройство мышления уникальным для шизофрении?

Arch Gen Psychiatry

.

1977

;

34

:

15

21

0,35.

Куинлан

DM

Борона

м

Такер

г

Карлсон

К

.

Разновидности «беспорядочного» мышления по шкале Роршаха: данные о пациентах с шизофренией и не шизофренией

.

Дж Ненормальный Психол

.

1972

;

79

:

47

53

.36.

Куинлан

DM

Борона

м

.

Пограничные нарушения при шизофрении

.

Дж Ненормальный Психол

.

1974

;

83

:

533

541

0,37.

Андреасен

NC

.

Расстройства мышления, языка и общения. II. Диагностическое значение

.

Arch Gen Psychiatry

.

1979

;

36

:

1325

1330

. 38.

Андреасен

NC

.

Шкала оценки мышления, языка и общения (TLC)

.

Шизофр Бык

.

1986

;

12

:

473

482

. 39.

Андреасен

NC

Роща

WM

.

Мысль, язык и общение при шизофрении: диагностика и прогноз

.

Шизофр Бык

.

1986

;

12

:

348

357

.40.

Харви

ПД

Ленценвегер

MF

Киф

RS

Погге

DL

Серпер

MR

Мооса

RC

.

Эмпирическая оценка факторной структуры клинических симптомов у больных шизофренией: формальное нарушение мышления

.

Psychiatry Res

.

1992

;

44

:

141

151

.41.

Куэста

МДж

Перальта

В

.

Отличается ли формальное расстройство мышления у пациентов с шизофреническими, шизофрениформными и маниакально-шизоаффективными расстройствами?

Schizophr Res

.

1993

;

10

:

151

158

.42.

Куэста

МДж

Перальта

В

.

Расстройство мышления при шизофрении. Тестирование моделей с помощью подтверждающего факторного анализа

.

Eur Arch Psychiatry Clin Neurosci

.

1999

;

249

:

55

61

. 43.

Перальта

В

Куэста

МДж

-де-Леон

Дж

.

Формальное расстройство мышления при шизофрении: факторно-аналитическое исследование

.

Компр Психиатрия

.

1992

;

33

:

105

110

. 44.

Дочерти

НМ

Грош

ES

Векслер

BE

.

Аффективная реактивность когнитивного функционирования и семейный анамнез при шизофрении

.

Биологическая психиатрия

.

1996

;

39

:

59

64

. 45.

Nienow

TM

Дочерти

НМ

.

Мониторинг внутреннего источника и нарушение коммуникации у больных шизофренией

.

Психол Мед

.

2005

;

35

:

1717

1726

. 46.

Холлидей

MAK

Хасан

R

.

Cohesion на английском языке

.

Лондон, Великобритания

:

Longman

;

1976

0,47.

Рочестер

S

Мартин

JR

.

Безумный разговор: исследование дискурса шизофренических спикеров

.

Нью-Йорк, Нью-Йорк

:

Plenum Press

;

1979

. 48.

De Smet-D’Hondt

JJ

.

Сплоченность на английском языке (книга)

.

Английский стад

.

1977

;

58

:

470

.49.

Дочерти

N

Шнур

м

Харви

ПД

.

Справочная производительность и расстройство позитивного и негативного мышления: последующее исследование маниакальных и шизофренических больных

.

Дж Ненормальный Психол

.

1988

;

97

:

437

442

.50.

Дочерти

НМ

Эванс

IM

Санки

WH

Сейбил

JP

Кристал

JH

.

Аффективная реактивность речи при шизофрении

.

Дж. Нерв Мент Дис

.

1994

;

182

:

98

102

. 51.

Дочерти

НМ

.

Лингвистическая справочная способность родителей больных шизофренией

.

Психиатрия

.

1995

;

58

:

20

27

. 52.

Gordinier

SW

Дочерти

НМ

.

Факторный анализ индекса коммуникативных нарушений

.

Psychiatry Res

.

2001

;

101

:

55

62

. 53.

Meehl

ПЭ

.

К единой теории шизотаксии, шизотипии и шизофрении

.

Дж. Перс Disord

.

1990

;

4

:

1

99

. 54.

Андреасен

NJ

Силы

PS

.

Чрезмерно инклюзивное мышление при мании и шизофрении

.

Br J Психиатрия

.

1974

;

125

:

452

456

.55.

Брейки

WR

Goodell

H

.

Расстройство мышления при мании и шизофрении, оцененное с помощью сеточного теста Баннистера для шизофренического расстройства мышления

.

Br J Психиатрия

.

1972

;

120

:

391

395

.56.

Брафф

DL

Глик

ID

Грифон

.

Расстройство мышления и депрессия у психиатрических больных

.

Компр Психиатрия

.

1983

;

24

:

57

64

. 57.

Брафф

DL

Глик

ID

Джонсон

MH

Zisook

S

.

Клиническое значение нарушения мышления во времени у психиатрических пациентов

.

Дж. Нерв Мент Дис

.

1988

;

176

:

213

220

. 58.

Андреасен

NC

Олсен

S

.

Отрицательный против положительной шизофрении. Определение и проверка

.

Arch Gen Psychiatry

.

1982

;

39

:

789

794

.59.

Харви

ПД

Эрл-Бойер

EA

Вильгус

MS

.

Устойчивость расстройства мышления при мании и шизофрении. Оценка острых психозов

.

Дж. Нерв Мент Дис

.

1984

;

172

:

458

463

.60.

Джампала

VC

Тейлор

MA

Абрамс

R

.

Диагностические последствия формального расстройства мышления при мании и шизофрении: переоценка

.

Am J Psychiatry

.

1989

;

146

:

459

463

.61.

Рагин

AB

Oltmanns

TF

.

Расстройство коммуникабельности и мышления у шизофреников и других диагностических групп. Последующее исследование

.

Br J Психиатрия

.

1987

;

150

:

494

500

0,62.

Уилкокс

JA

Рамирес

AL

Baida-Fragoso

N

.

Прогностическое значение расстройства мышления при психотической депрессии

.

Психиатрия Энн Клин

.

2000

;

12

:

1

4

.63.

Хольцман

PS

Шентон

ME

Соловей

MR

.

Качество расстройства мышления при дифференциальной диагностике

.

Шизофр Бык

.

1986

;

12

:

360

371

0,64.

Соловей

MR

Шентон

ME

Гасперетти

С

и другие. .

Руководство по выставлению оценок для индекса расстройства мышления

.

Шизофр Бык

.

1986

;

12

:

483

496

0,65.

Харви

ПД

.

Речевая компетентность при маниакальных и шизофренических психозах: связь между клинически оцениваемым расстройством мышления и сплоченностью и эталонными характеристиками

.

Дж Ненормальный Психол

.

1983

;

92

:

368

377

0,66.

Маренго

JT

Борона

м

.

Продольные курсы расстройства мышления при шизофрении и шизоаффективном расстройстве

.

Шизофр Бык

.

1997

;

23

:

273

285

0,67.

Spohn

НЕ

Койн

л

Ларсон

Дж

Миттлман

Ф

Спрей

Дж

Хейс

К

.

Эпизодическая и остаточная патология мышления у хронических шизофреников: действие нейролептиков

.

Шизофр Бык

.

1986

;

12

:

394

407

0,68.

Борона

м

Маренго

JT

.

Шизофреническое расстройство мышления при последующем наблюдении: его постоянство и прогностическое значение

.

Шизофр Бык

.

1986

;

12

:

373

393

.69.

Meehl

ПЭ

.

Шизотаксия, шизотипия, шизофрения

.

Ам Психол

.

1962

;

17

:

827

838

.

Заметки автора

© Автор, 2017. Опубликовано Oxford University Press от имени Центра психиатрических исследований Мэриленда. Все права защищены. Для получения разрешений обращайтесь по электронной почте: [email protected]

Что это такое и что это вызывает

Процесс мышления по обстоятельствам также известен как косвенность. Это когда вы включаете в свой разговор или письмо много ненужных и незначительных деталей. Это уводит от сути того, что вы говорите. Излишние подробности и лишняя информация могут затруднить отслеживание вашего разговора.

Признаки процесса косвенного мышления

Когда вы разговариваете с кем-то, вы можете:

  • Включать много не относящихся к делу деталей.
  • Говорите о вещах, связанных с предметом, но не важных.
  • Рассказывайте истории, лишь немного относящиеся к предмету.
  • Ответьте на вопросы более подробно, чем необходимо.
  • Возвращайтесь к главному только после того, как поговорите о многих других вещах.

Причины косвенного мышления

Врачи не знают точно, что вызывает косвенные мысли. Это может произойти при психическом заболевании, таком как шизоаффективное или биполярное расстройство.

Обычно ваш мозг фильтрует и приоритизирует информацию, чтобы помочь вам обратить внимание на то, что важно. Этот фильтр отключается, когда у вас мания, которая бывает при шизоаффективных и биполярных расстройствах. Это заставляет все казаться важным.

Мания случается, когда у вас очень высокая энергия. Это не просто хорошее настроение. Это сильно отличается от того, как вы обычно думаете или действуете. Некоторые другие симптомы мании включают:

  • Чувство кайфа
  • Чувство неудержимости
  • Неспособность уснуть
  • Импульсивность
  • Странное поведение
  • Чувство крайней тревоги
  • Быть легко раздражаемым
  • Чувствовать себя как люди и вещи вокруг вы не настоящий

Другие условия могут привести к косвенному мыслительному процессу.У вас может быть обстоятельство, если у вас есть:

У вас может быть обстоятельный мыслительный процесс, не имея диагноза болезни. У многих людей необычный язык. Одной лишь констатации недостаточно, чтобы диагностировать какое-либо расстройство. Это могло быть просто так, как ты говоришь.

Диагностика процесса косвенного мышления

Обусловленность — один из нескольких типов расстройства мышления. Ваш врач поговорит с вами о ваших симптомах и вашей истории болезни, чтобы диагностировать ваше состояние.Вы можете иметь:

  • Медицинский осмотр
  • Анализ крови
  • Психологическое обследование.

Ваш врач может диагностировать расстройство мышления несколькими способами. Двумя наиболее распространенными являются:

Тест Роршаха. Это также называется тестом чернильных пятен. Вы посмотрите на 10 разных чернильных пятен и опишете то, что вы видите. Ваш врач проанализирует ваши ответы, чтобы понять ваши мыслительные процессы.

Индекс расстройства мышления. Человек, оценивающий тест, посмотрит дословную стенограмму разговора, который у вас был, и оценит случаи расстройства мышления от 0 до 1. Этот индекс можно использовать с тестом Роршаха или другим открытым разговором. .

Обработка процесса косвенного мышления

Обработка обстоятельств будет зависеть от:

  • Причина этого
  • Насколько это плохо
  • Что работает для вас

Варианты лечения могут включать:

Лекарства. Психиатрические препараты могут улучшить ваши симптомы и помочь другим методам лечения. Ваш врач вместе с вами определит, какое лекарство лучше всего подходит для вашего состояния. Некоторые виды психиатрических препаратов включают:

Психотерапия. Это также называется разговорной терапией. Несколько видов психотерапии могут помочь вам улучшить повседневную жизнь и улучшить ваше самочувствие. Терапия может быть краткосрочной или долгосрочной. Некоторые виды психотерапии могут дать вам инструменты для изменения ваших негативных стереотипов мышления и поведения.

Жилой комплекс. Если у вас серьезное психическое заболевание, вам может потребоваться более интенсивное лечение. Вам может быть полезно нахождение в психиатрической больнице или программе лечения в стационаре. Это может произойти, если вы не можете позаботиться о себе или рискуете навредить себе или другим.

Прочие виды терапии. Косвенный мыслительный процесс, вызванный аутизмом или когнитивной инвалидностью, можно лечить с помощью других видов терапии.Это могут быть:

Изменения в образе жизни, чтобы помочь обостренности

В большинстве случаев вам понадобится помощь врача, если у вас расстройство мышления. Есть несколько вещей, которые вы можете сделать, чтобы почувствовать себя лучше и помочь вашему лечению лучше. Вам следует:

Шизоаффективное расстройство | НАМИ: Национальный альянс по психическим заболеваниям

Шизоаффективное расстройство — это хроническое психическое заболевание, характеризующееся в первую очередь симптомами шизофрении, такими как галлюцинации или бред, и симптомами расстройства настроения, например манией и депрессией.

Многим людям с шизоаффективным расстройством часто сначала неправильно ставят диагноз биполярного расстройства или шизофрении. Поскольку шизоаффективное расстройство менее изучено, чем два других состояния, многие вмешательства заимствованы из их подходов к лечению.

Шизоаффективное заболевание встречается относительно редко, его распространенность составляет всего 0,3% в течение всей жизни. Мужчины и женщины испытывают шизоаффективное расстройство с одинаковой скоростью, но мужчины часто заболевают в более раннем возрасте. Шизоаффективное расстройство можно эффективно лечить с помощью лекарств и терапии.Сопутствующие расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, представляют собой серьезный риск и требуют комплексного лечения.

Симптомы

Симптомы шизоаффективного расстройства могут быть серьезными и требуют тщательного наблюдения. В зависимости от типа диагностированного расстройства настроения, депрессии или биполярного расстройства, люди будут испытывать разные симптомы:

  • Галлюцинации, когда человек видит или слышит то, чего нет.
  • Заблуждения, которые представляют собой ложные твердые убеждения, которых придерживаются независимо от противоречивых доказательств.
  • Дезорганизованное мышление. Человек может очень быстро переключаться с одной темы на другую или давать совершенно несвязанные ответы.
  • Подавленное настроение. Если человеку поставлен диагноз шизоаффективное расстройство депрессивного типа, он будет испытывать чувство печали, пустоты, чувства никчемности или другие симптомы депрессии.
  • Маниакальное поведение. Если человеку был поставлен диагноз шизоаффективное расстройство: биполярный тип, он будет испытывать чувство эйфории, гонку мыслей, повышенное рискованное поведение и другие симптомы мании.

Причины

Точная причина шизоаффективного расстройства неизвестна. Сочетание причин может способствовать развитию шизоаффективного расстройства.

  • Генетика. Шизоаффективное расстройство, как правило, передается по наследству. Это не значит, что если кто-то из родственников заболел, вы обязательно заболеете. Но это означает, что у вас больше шансов заболеть.
  • Химия и строение мозга. Функции и структура мозга могут отличаться в том смысле, который наука только начинает понимать.Сканирование мозга помогает продвигать исследования в этой области.
  • Напряжение. Стрессовые события, такие как смерть члена семьи, разрыв брака или потеря работы, могут вызвать симптомы или начало болезни.
  • Употребление наркотиков. Психоактивные препараты, такие как ЛСД, были связаны с развитием шизоаффективного расстройства.

Диагностика

Шизоаффективное расстройство трудно диагностировать, поскольку оно имеет симптомы как шизофрении, так и депрессии или биполярного расстройства.Существует два основных типа шизоаффективного расстройства: биполярный тип и депрессивный тип. Чтобы быть диагностированным шизоаффективное расстройство, у человека должны быть следующие симптомы.

  • Период, в течение которого наблюдается серьезное расстройство настроения, депрессия или мания, которое возникает одновременно с симптомами шизофрении.
  • Бред или галлюцинации в течение двух или более недель при отсутствии серьезного эпизода настроения.
  • Симптомы, соответствующие критериям серьезного эпизода настроения, присутствуют на протяжении большей части общей продолжительности болезни.
  • Злоупотребление наркотиками или лекарствами не вызывает симптомов.

Лечение

Шизоаффективное расстройство лечится и лечится несколькими способами:

  • Лекарства, включая стабилизаторы настроения, нейролептики и антидепрессанты
  • Психотерапия, такая как когнитивно-поведенческая терапия или терапия, ориентированная на семью
  • Стратегии самоуправления и обучение

Связанные условия

У человека с шизоаффективным расстройством могут быть дополнительные психические расстройства:

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.