Хочу в школу книга – Я хочу в школу читать онлайн — Андрей Жвалевский, Евгения Пастернак

Я хочу в школу читать онлайн — Андрей Жвалевский, Евгения Пастернак

Андрей Жвалевский, Евгения Пастернак

Я хочу в школу!

От авторов

Мы давно хотели сказать большое спасибо нашим учителям и очень рады, что такой повод представился.

Лучший способ сказать спасибо — написать книгу.

Дорогие учителя!

Те, кто вопреки всему не растерял умение слышать, те, кто в перерывах между внеклассными мероприятиями и заполнением бумажек, еще способен преподавать, те, для кого «педагогика» — это не название давно забытого предмета, сданного в вузе, а жизнь…

Дорогие! Спасибо вам за то, что вы есть! Спасибо вам за то, что вы делаете!

И когда вы в очередной раз подумаете: «Уволюсь! Нет больше сил!», пожалуйста, возьмите в руки эту книжку. Мы бы очень хотели, чтобы она помогла вам остаться в школе. Потому что на вас вся надежда…

Первая четверть

— Предлагаю убить Анечку! — вдруг сказал Женька.

Сказал тихо, но горячее обсуждение сразу же оборвалось. Женька просто так говорить не стал бы. Анечка охнула и прикрыла ладошкой рот. Она во все свои огромнющие глаза смотрела снизу вверх на Женьку, не веря, что он вот так просто…

— А что? — задумчиво согласился Ворон, ссутулившись больше обычного. — Вполне может быть. Анечка обычно трещит как сорока, а сейчас молча сидит… Ее мочить нужно.

У Анечки задрожали нижняя губа и оба хвостика.

— И рот ладонью прикрывает. Признак вранья…

Предполагаемая жертва мелко-мелко заморгала. Это был нехороший знак. Щуплая восьмилетняя Анечка умела плакать, как профессиональный клоун — фонтанами. Кошка вскочила с места:

— Ты офонарел! Анечка — честный человек, ясно?! Скажите им, Впалыч!

Впалыч никак не отреагировал, развалившись в кресле-«груше», мягком и бесформенном. Трупы, разбросанные по ковру, тоже молчали. Давились от смеха, но молчали.

— Хорошо, — Женька пригладил волосы, хотя особой нужды в этом не было. — А кого тогда?

— А Ворона! — Кошка стала тыкать в новую жертву, чуть не выкалывая ей глаз. — Что-то он быстро согласился на Анечку!

— Я согласился? — обиделся Ворон. — Я просто…

— Просто тебе все равно, кого убивать! — Юлька-Кошка, казалось, сейчас задушит Ворона, хотя он на две головы выше. — Ты — мафия!

Галдеж возобновился с новой силой, но Ворон так и не отбился. За него проголосовали все, кроме Молчуна. Он поднял руку за Женьку.

— Дураки вы все, — пробурчал Ворон, переворачивая карту.

Это был червовый валет. Даже не дожидаясь появления метки «честного человека», Кошка, Анечка и Женька победно завопили. От толпы трупов к ним присоединился Димка.

— Осталось три мафии и три честных, — бесстрастно прокомментировал Впалыч. — По условиям игры это означает победу мафии.

— Нечестно! — убитый в первом же туре лидер Ежей наконец дал себе выговориться. — Вы, Виктор Павлович, специально выдали карты мафии Птицам! Они слетанные! Если бы вы нашей группе дали мафию, мы бы тоже всех раскатали!

Впалыч не стал спорить.

— Ага, — сказал он, — я решил показать вам, как трудно справиться с командой хорошо подготовленных манипуляторов. Группа «Птицы» справилась с задачей… на «восьмерку».

— А чего на «восьмерку»?! — Кошке хотелось полного триумфа. — Мы кратчайшим путем шли!

Виктор Павлович покачал головой.

— Во-первых, давайте успокоимся… Анализ нужно проводить как?

— На холодную голову, — неохотно согласилась Кошка и даже выполнила три дыхательных упражнения, которым их обучили на физре.

На большее ее не хватило, потому что Анечка решила собезьянничать и принялась пародировать Кошку. Естественно, Кошка покатилась со смеху, погналась за Анечкой, та спряталась за Женьку, как за скалу…

Словом, к анализу удалось приступить только минут через десять.

— Итак, продолжим, — заявил Впалыч, как будто ничего не случилось.

Он, кстати, все десять минут суматохи преспокойно читал ридер.

— Я бы поставил «десятку», если бы вы не потеряли Дмитрия…

— Так это же элементарно! — Кошка никак не могла успокоиться. — Я же его специально сдала! У меня сразу авторитет до неба!

Впалыч сдвинул брови. Кошка прикусила язык.

— А как было бы идеально? — учитель психологии повернулся к Женьке.

Лидер группы «Птицы» по обыкновению ответил не сразу. Достал расческу, повертел ее в руках, спрятал.

— В идеале мы должны были создать атмосферу общей подозрительности. Если бы никто никому не верил… — он задумался на мгновение и поправился: — Если бы все друг друга боялись, то никто бы не был адекватен. Вот тогда в мутной воде…

Договорить он не успел — грянул звонок. Впалыч вылез из кресла, давая понять, что урок закончен. Остальным тоже пришлось подниматься с ковра, только Анечка заканючила:

— Да ну ее, эту перемену! Давайте еще поговорим!..

Однако учитель покачал головой:

— Звонок на перемену вы уже пропустили. Это на следующий урок…

— Упс, — Женька озабоченно глянул на часы. — Пернатые, у нас предзащита проекта!

Птицы вылетели из класса, словно и на самом деле обладали крыльями. Остальные тоже потянулись в коридор, но неторопливо, обсуждая, как ловко Кошка подставила своего же. У большинства групп была литература, а туда чего спешить? Сел в коридоре с книжкой — и читай.

Последним шел Молчун, маленький, стриженный почти под ноль, но при этом неуловимо монументальный.

— Артем! — остановил его Виктор Павлович.

Молчун послушно остановился.

— Ты когда понял, кто мафия?

— В первом, — тихо ответил мальчик.

— В первом туре? А почему молчал? Почему не отстаивал свою точку зрения?

Молчун пожал одним плечом. Впалыч терпеливо ждал. Когда он подобрал этого чернявого паренька на улице, тот вообще не разговаривал. Да и теперь для него две фразы подряд оставались событием. Если не подвигом.

— Я голосовал, — наконец родил Молчун вторую фразу, выбрав на этом дневной лимит болтовни.

Впалыч понимающе кивнул. Молчун вздохнул и пошел к выходу. Его ждало индивидуальное по инглишу. Добрейшая Алла Терентьевна пока просто крутила ему диснеевские фильмы в оригинале да иногда просила что-нибудь написать на английском. Поэтому Молчун инглиш, кажется, любил.

Вопль: «Едуууут!» взорвал коридор школы. Он не разрушил тишину, нет. В этих коридорах никогда не было абсолютной, гулкой тишины стандартного учебного заведения. Но после этого крика коридор забурлил, закипел и стал выплескивать самых активных на крыльцо, а потом и во дворик. А там уже выгружались из автобуса такие красивые, такие загоревшие…

— Ну вы и негры! — не выдержала Анечка, разглядывая приехавших.

— Ничего, мы помоемся, и это пройдет, — отмахнулся старшеклассник, вытаскивая из автобуса огромный рюкзак.

— А фотки, когда будут фотки? — заскулила Аня.

— Дайте хоть поесть, — засмеялся физрук, выгружая снаряжение. — Мы две ночи практически не спали, рейс задержали очень сильно. Да и последнюю ночь в горах было… не очень комфортно.

— Пал Иванович, зато фотки получились, — хмыкнул старшеклассник.

— В жизни больше не куплюсь на проект под названием «Выживание в горах», — заявил физрук, зевая.

— А в пустыне? — полюбопытствовала Анечка.

Все вокруг захихикали, а Пал Иванович сделал вид, что обдумывает ее предложение.

— В пустыне ладно, — решил он, — хоть согреемся.

— А вот и нет! — горячо заявила Анюта. — В пустыне ночью…

Дима потащил Аню в школу.

— Пойдем! Женька убьет, мы и так опаздываем.

Они влетели в кабинет и наткнулись на суровый взгляд руководителя группы.

— Жень, — Анечка изобразила свой коронный прием, «брови домиком», — ты нас наругаешь?

Женя прикусил губу, чтобы не рассмеяться, но демонстративно постучал ногтем по стеклу наручных часов.

— Там с Эльбруса вернулись! — сообщила Аня. — Фотки привезли! И Пал Иванович обещал меня в пустыню с собой взять…

Женя понял, что сейчас точно улыбнется, и перебил:

— У нас предзащита проекта. Сегодня мы должны выявить все слабые места нашей защиты. Понять, за что могут зацепиться наши оппоненты, предусмотреть их вопросы и приготовить свои ответы. Давайте посмотрим презентацию так, как будто видим ее первый раз.

Экран, который заменял доску, ожил, и появилось изображение Икара, летящего на зрителя. За Икаром тянулся ряд букв, которые выстроились в вопрос: «Почему человек произошел от птицы?»

— А вам не кажется, что вы сразу подставляетесь?

Группа «Птицы» как по команде повернулась к самой дальней парте. Там, подперев подбородок рукой, сидела Ольга Петровна, учительница биологии.

— Разве правильно начинать защиту с вопроса? Такое впечатление, что вы сами не уверены в правоте этого утверждения.

— Это правильный вопрос! — тут же отозвалась Кошка. — Мы же не спрашиваем, правда ли, что человек произошел от птицы, мы спрашиваем «почему». То есть уверены в том, что правы, и хотим разъяснить это всем окружающим.

— Хорошо, убедила, — улыбнулась Ольга Петровна, — просто я не люблю вопросы в названиях. Потом вас каждый будет попрекать, что вы на него не ответили.

— Мы ответим! — уверенно сказал Женя. — Обещаю.

Презентация катилась, Ольга Петровна реагировала хорошо. Где-то смеялась, где-то хмурилась, что-то черкала у себя в блокнотике.

— В целом неплохая работа, — сказала она. — Дырки есть, конечно… Особенно все, что касается строения скелета, притянуто за уши. Я б на вашем месте вообще про это ничего не говорила, это ваше самое слабое место.

— Но если совсем ничего не говорить — вступил Дима, поправляя очки, — все поймут, что мы не хотим говорить на эту тему, и нас завалят.

— Зато теория о том, почему и как пропало оперение — просто блеск! — продолжила Ольга Петровна.

Анечка счастливо покраснела.

— Она настолько остроумна, что ее не хочется критиковать, хочется сразу в нее поверить!

— Просто это правда! — радостно сообщила Аня, и все засмеялись.

— Ладно, я от всей души буду желать вам завтра победы, но не думайте, что будет легко.

— Да мы и не думаем! — отозвался Женя.

— Хотя лично мне гораздо приятнее поверить в то, что человек произошел от птицы, чем от рыбы или от растения, — добавила учительница. — Кстати, обычного голосования не будет.

— А что будет? — спросила Кошка.

— Вам будут начисляться баллы. Сначала на презентацию, потом за ответы на вопросы. Для зачета нужно не меньше 50 баллов. А еще будут учитываться все ваши вопросы, которые вы зададите командам-противникам.

— Не противникам, — серьезно поправила Аня, — а командам, предоставляющим альтернативную точку зрения.

Ольга Петровна кивнула и продолжила:

— А за агрессию и переход на личности будут начисляться штрафные баллы.

Кошка потупилась и принялась разглядывать пол.

— Летите на обед, Птицы, — улыбнулась Ольга Петровна, — уже почти три часа. И постарайтесь не наиграться сегодня до полусмерти в футбол, как перед предыдущей защитой.

Птицы захихикали и убежали.

Беда пришла, откуда не ждали.

Ждали ее с задней парты, на которой расположился проверяющий из РОНО — лысоватый толстячок с заранее недовольным видом. По опыту и ученики «нашумевшей» школы № 34, и ее учителя знали, что люди со стороны очень тревожно относятся ко всему, что происходит в этих стенах. Чужих раздражало: отсутствие привычных «параллелей» и наличие вместо них странных разновозрастных «групп»; оценки, которые ставились только в качестве поощрения; вольное обращение с учебным планом и утвержденной министерством программой; даже то, что ученики обращаются к педагогам по имени, а то и по кличкам.

Но толстячок оказался безвредным. Когда он увидел тему дебатов — «От кого на самом деле произошел человек», — то замер, удивленно задрав брови к лысине. И чем больше слушал, тем выше поднимались брови, хотя это противоречило всем нормам физиологии и стандартам пластической хирургии.

К третьей защите («Человек разумный еще не произошел») брови гостя добрались почти до макушки и застряли там — зато за ними потянулись уголки губ. «Птицы» защищались последними. Их представитель РОНО встречал радостной улыбкой и нетерпеливым выражением лица: «Ну, удивите и вы меня чем-нибудь!». Похоже, толстячку в его детстве очень не хватало вот таких сумасшедших посиделок, на которых пятиклашки с умным видом доказывают выпускникам, что направленные вниз ноздри — еще не доказательство водного происхождения человека. И что самое удивительное — выпускники не отвешивают наглой мелюзге «леща», а на полном серьезе отвечают: «При всем уважении к вашему ошибочному мнению…»

Словом, проверяющего оставалось только добить, и Птицы горели желанием это сделать. Они не ограничились иллюстрированным докладом и моделированием в «3D Мах». Целый месяц они готовили механическую модель эволюции птицы в человека. Это должно было произвести сногсшибательное и зубодробительное впечатление: с размахивающей крыльями птицы сначала слетает все оперение (которое держится на тщательно рассчитанном слое клея), затем деформируются кости (Димка весь месяц колдовал над телескопическими трубами), выпрямляется походка (тут сработает металл с термопамятью) и преобразится череп (единственный этап, на котором вмешивался человек — Кошка, мгновенно меняющая одну черепушку на другую).

И все это произошло! Все перья облетели, ни одно не «примерзло»! «Кости» без единого скрипа преобразовались в «человеческие»! Термопамять сработала всего с двухсекундной задержкой! А маневр с заменой черепов вышел у Кошки прямо-таки виртуозно.

В этот момент, хотя это и не было принято на дебатах, все захлопали. Даже проверяющий. Или нет, он, кажется, и начал… Впрочем, неважно. Таких оваций школьный зал не слышал — разве что во время юбилея директора.

Только Молчун не хлопал. Он тихо подошел к макету и попытался что-то с ним сделать. Не получилось. Молчун исподлобья посмотрел на «Птиц», но те сейчас мало что соображали, только краснели, пыхтели и с трудом сдерживали улыбки.

Тогда Молчун подошел к доске и принялся рисовать. Один за другим зрители переставали хлопать, удивленно уставившись на фигурку у доски. Когда Молчун закончил чертеж, в зале царила полная тишина.

— А что случилось, Михаил Александрович? — шепотом спросил проверяющий у сидевшего рядом директора.

Тот ответил громко, для всех:

— Артем только что нашел критическую нестыковку в вашей гипотезе. Большой палец…

Зал нестройно, но явственно ахнул.

— Я извиняюсь, — человек из РОНО чувствовал себя, как Иван-дурак на съезде Эйнштейнов, — но причем тут палец?

И Михаил Александрович растолковал — уже вполголоса, только для проверяющего — что отстоящий большой палец есть определяющий атрибут Homo habilis и вообще всего отряда Homo. И что у птиц большой палец никак не мог стать отстоящим. А если мог, то в проекте этот момент упущен…

У доски тем временем кипела битва. На Птиц наседали. Птицы отбивались как звери, но силы были неравны. Дельфины разобрали скелет птицечеловека по косточкам (и в прямом смысле, и в переносном). Хомо Футурисы засомневались в скорости трансформации черепа. Динозавры требовали археологических доказательств… Молчун скромно уселся за парту и молчал, уткнувшись в свой планшет.

Птицы оказались единственной командой, которая провалила защиту, недобрав всего пару баллов. Проверяющий подошел к ним и искренне сказал:

— Вы молодцы! Мне очень понравилось!

— Ага, «молодцы», — буркнула Кошка. — Это несправедливо! У нас не хуже был, чем у всех!

— И что теперь? — инспектор почему-то чувствовал себя виноватым. — Снизят оценку за четверть?

— Да причем тут оценки! — Юля мотнула головой так, что хвост чуть не хлестнул ее по щекам. — Опозорились же!

— Но проект переделаем… — вздохнул Женька. — Если захотим.

— А если не захотите?

Птицы посмотрели на проверяющего, как на человека с ограниченными умственными возможностями.

— Тогда не переделаем, — терпеливо объяснил лидер группы.

— Но мы переделаем! — пообещал Димка, протирая стекла очков, которые запотели во время бурных дебатов. — А то стыдно же…

Кошка глухо зарычала. Проверяющий растерялся и хотел погладить ее по голове, но в последний момент передумал и погладил Анечку. А потом зачем-то пожал руку мрачному Жене. Окончательно смутившись, толстячок пробормотал нечто невнятное и торопливо ушел…

А на следующий день пришла настоящая беда.

День не задался с самого начала, даже у вечно спокойной Настеньки (учительницы русского языка) все валилось из рук.

А когда она решила «посмотреть вдаль» — то есть заглянуть в словарь Даля — и потянула его с полки, то… все содержимое книжного шкафа вывалилось ей под ноги.

— Говорили мы вам, давайте пользоваться интернет-словарями, — бурчала Кошка, откапывая из-под толстых томов учительницу.

— Интернет-словари у вас и дома есть. Они хороши, когда нужно срочно что-то глянуть. А мы с вами учимся, мы можем себе позволить… пока…

Настенька запнулась и опустила глаза.

— Что значит «пока»? — спросил Женя.

Учительница махнула рукой.

— Нет уж, — встала в позу Кошка, — раз уж начали говорить — договаривайте.

— У вас собрание после моего урока, там все и узнаете, — вздохнула Настенька и быстро надела очки на подозрительно влажные глаза.

От нехорошего предчувствия ни у кого даже слов не нашлось, чтоб друг друга подбодрить.

Школьный зал, битком набитый народом, молчал. Ученики школы № 34 пытались осознать то, что только что сообщил их любимый директор.

— Вы же знаете, как мне дорога наша школа. Я постараюсь сделать все, что от меня зависит, чтобы ее сохранить. Но в данный момент обстоятельства складываются так, что…

— Что с нами будет? — не выдержала Кошка.

— Ничего страшного, — улыбнулся директор, — вы просто немного поучитесь в обычной школе. Точнее, в нескольких школах: 45-й, 33-й, 7-й…

Зал опять замер. У кого-то тихо пиликнул телефон, приняв сообщение, и это показалось чуть ли не ревом музыки из колонок.

— Поймите, у меня просто нет другого выхода, — тихо сказал Михаил Александрович, — вы же знаете, наша программа не совсем согласуется… Если эта проверка несколько дней будет наблюдать наши занятия, то… А так мы тихо закроем школу на ремонт, я пообещаю им, что после ремонта мы начнем внедрять все ценные указания.

— Это вчерашний толстяк виноват? — хмуро спросил Дима.

Директор сделал неопределенный жест рукой.

— Но ведь ему понравилось! — воскликнула Анечка. — Он же улыбался! И подошел к нам после защиты.

— А может, он вас просто пожалел? Проект-то вы провалили! — ехидно поинтересовался Ворон.

Все, как по команде обернулись на Молчуна-Артема, который сидел, уставившись в окно.

— Да нет, не может быть, — примирительно сказал Дима, — просто совпадение…

— Дорогие мои! — перебил его директор. — Давайте не будем искать виноватых! У вас впереди неделя каникул, а потом четверть в новой обстановке. Я очень надеюсь, что у вас хватит ума воспринять все происходящие правильно и по возможности вынести для себя как можно больше полезного из этой ситуации. Лично я верю в то, что Новый год мы будем встречать здесь. Все вместе.

— А на каникулах нам что делать? — спросил Дима.

— Отдыхать, — развел руками Михаил Александрович.

— От чего отдыхать?

— Как отдыхать?

— Да что мы дома не видели?!

— Тихо! — повысил голос директор. — С завтрашнего дня школа закрыта на ремонт! Постарайтесь за сегодня привыкнуть к этой мысли.

И собрание бы на этом и закончилось, если бы не истошный крик Ани.

— А фотографии с Эльбруса! Нам что, их теперь целую четверть ждать?!

Трехчасовой рассказ участников похода с подробным фотоотчетом немного скрасил всем минуты расставания.

А потом… Выгребали и паковали личные вещи, которые скопились в школе, обсуждали, делились планами. Настроение у всех было боевое.

— Подумаешь, чутка в обычной школе поучиться, — успокаивал себя и окружающих Дима. — Остальные там одиннадцать лет учатся — и ничего. Живы.

knizhnik.org

«Я хочу в школу» читать онлайн книгу автора Евгения Пастернак на MyBook.ru

Не понравилось. Даже разозлило в чём-то.

От начала и до конца — махровая «крапивинщина». Милые умные деточки — парочка всепонимающих взрослых — и страшные злющие взрослые все прочие, цель жизни которых уделать милых умных деточек. Невыносимо стереотипно.

Идея в чём? В том, что в школе должно быть интересно, весело и задорно, тогда и учёба лучше пойдёт? Кто бы спорил! Но зачем доводить всё до абсурда. Зачем строить абсолютно нежизнеспособную модель некой «чудесной школы» и демонизировать при этом школы прочие?

Или хотели в первую очередь показать, какие страшные и ужасные учителя бывают в обычных школы? Кошмарная Злыдня — конкретно так со страниц Крапивина шагнула, там таких персонажей море! — и лицемерная Анастасия Львовна. Да, такие бывают. Бывают и хуже, впрочем. Так, знаете, везде, в любой сфере жизни. Просто в школе лучше видно, там дети, на них всё это сказывается сильнее, чем на объектах неодушевлённых (то же с врачами). Вот только где были родители учеников 3 «Б» класса все те три года, что их учительница «вымораживала» детей? Ах, милая мама Катя, она ходила на собрания к старшему сыну, она и не заметила, что дочь по сути сходит с ума — кто виноват-то?

Дальше длинно и негативно

Прочие родители тоже весьма занятны. Дети у них едва не гениальны, а родители сами — ни малейшего понятия не имеют, чем дети живут. Бывает такое? Да, пожалуй, бывает, только вот как раз в этом-то и проблема. Не со школами в первую очередь бороться надо — родителям на себя посмотреть надо. А так-то что: посетуем, что нет у нас рядышком такой вот прекрасной 34-й — и дальше детей не замечать, пусть себе учатся где учатся? Прекрасный папа Юли-Кошки так ей в открытую и заявил: я тебя своими проблемами не гружу — не смей и меня заставлять разгребать твои проблемы. Офигительно!

Учитель Впалыч — на первый взгляд один из тех прекрасных взрослых, что так нужны детям. И что же этот распрекрасный Впалыч делает, как только у него отняли халявные деньги? Сначала вовсе бросает своих прирученных учеников на произвол судьбы — «Ах, мне запрещено с вами общаться!» — а потом выдаёт номер на тему «я такой прекрасный, вот ещё я буду тратить время на всякую шелупонь». Ах, у него три высших образования, поэтому объяснять теорему Пифагора балбесам ему, видите ли, неохота. И денег платят мало! Ну да, когда деньги лились рекой, можно было и поразвлекаться с умными деточками в «Мафию», а когда надо сделать что-то реально — научить хоть чему-то тех, кто сам учиться не умеет — наш прекрасный гений-педагог поднимает ручки сразу. Нет, когда его пристыдили, он всё-таки взялся. Снизошёл. Обещал почитать свои сверхумные лекции. И ни одного лишнего дела — даже проверять работы не согласился. Ну где ж нам, гигантам мысли, корпеть над детскими закорючками. Вы сначала заслужите моё расположение, потом я, может быть, обращу на вас внимание. Правильно, правильно сказала Эля: «Если вы так его боитесь, то чем он лучше Злыдни?».

Я даже не берусь говорить о хоть какой-то реалистичности идеи с точки зрения предпринимателя. По самым скромным прикидкам он должен был спускать на школу ежемесячно не менее двух миллионов. Тут уж и впрямь впору сказать словами Впалыча: «Вопросы финансирования 34-й школы я обсуждать не могу». Ибо пытаться это обсуждать — это как искать философский камень, много слов сказать можно, да вот только толку — чуть.

В общем и целом. Я не люблю «ужастики» про школу. Школа во все эпохи во всех странах — это вещь проблемная. И корень всех проблем в том, что задача школы плохо стыкуется с исходными материалами. Легко учить тех, кто хочет учиться, трудно учить всех. Но школа не может от этого отказаться. Особенно в нынешнее время — знаете ли вы, что сейчас учителя толком не имеют даже права выгнать ученика из класса? Оставить на второй год? Исключить из школы? Школа не имеет никаких средств защиты, она обязана работать со всеми, кого в неё привели. Абсолютно со всеми — а не с горсткой исключительных, отобранных где-то по всему городу. И да, в школе много проблем. В ней много людей, которым там быть не нужно. В ней используются многие малоэффективные или не эффективные совсем методы. Но проблема эта — от массовости. Все должны быть грамотными — так записано в Конституции — да не все-то на самом деле хотят. Не спешите ругать школу как школу! Если у ребёнка проблемы — начните с родителей. Если всё в семье идеально — разбирайтесь не со школой вообще, а с конкретными людьми. Из-за того, что высокомерный мачо-интеллектуал с тремя высшими образованиями не желает объяснять детям теорему Пифагора, это приходится делать даме, которая к этому никак не приспособлена. И она совершенно права в том, что ощущает себя безнаказанной: больше-то никто за её работу не берётся! А раз не берётся, раз детей-таки приводят в школу — то хавайте, пиплы, что дают. Хотим, чтобы было лучше — надо делать так, чтобы было лучше. Не ждать, пока какого-нибудь ещё олигарха «стукнет» и он начнёт спускать миллионы на некую сказку.

Ибо всё, что даётся само, сверху, «от деда мороза», на самом деле не так уж много пользы приносит. Ученики 34-й это с лихвой доказали. Да-да, они умные — умные, да балбесы. Как можно было проучиться столько лет в такой прекрасной школе, идеально разбираться в психологии (якобы!), но так облажаться, как сделал это лидер Женя?! Каким, извините, тупым балбесом надо быть, чтобы вот так повестись на разводку, ни разу не посоветоваться ни с одним опытным человеком, самому подставить девушку и взвалить на себя то, о чём даже понятия не имеешь! Какой смысл учиться все эти годы в таком прекрасном месте, если на выходе ты неспособен разобраться в довольно простой жизненной ситуации? А ведь жизнь самостоятельная у Жени только начинается — сколько ещё подобных ситуаций будет?

mybook.ru

Читать книгу «Я хочу в школу» онлайн полностью — Евгения Пастернак — MyBook.

От авторов

Мы давно хотели сказать большое спасибо нашим учителям и очень рады, что такой повод представился.

Лучший способ сказать спасибо – написать книгу.

Дорогие учителя!

Те, кто вопреки всему не растерял умение слышать, те, кто в перерывах между внеклассными мероприятиями и заполнением бумажек, еще способен преподавать, те, для кого «педагогика» – это не название давно забытого предмета, сданного в вузе, а жизнь…

Дорогие! Спасибо вам за то, что вы есть! Спасибо вам за то, что вы делаете!

И когда вы в очередной раз подумаете: «Уволюсь! Нет больше сил!», пожалуйста, возьмите в руки эту книжку. Мы бы очень хотели, чтобы она помогла вам остаться в школе. Потому что на вас вся надежда…

Первая четверть

– Предлагаю убить Анечку! – вдруг сказал Женька.

Сказал тихо, но горячее обсуждение сразу же оборвалось. Женька просто так говорить не стал бы. Анечка охнула и прикрыла ладошкой рот. Она во все свои огромнющие глаза смотрела снизу вверх на Женьку, не веря, что он вот так просто…

– А что? – задумчиво согласился Ворон, ссутулившись больше обычного. – Вполне может быть. Анечка обычно трещит как сорока, а сейчас молча сидит… Ее мочить нужно.

У Анечки задрожали нижняя губа и оба хвостика.

– И рот ладонью прикрывает. Признак вранья…

Предполагаемая жертва мелко-мелко заморгала. Это был нехороший знак. Щуплая восьмилетняя Анечка умела плакать, как профессиональный клоун – фонтанами. Кошка вскочила с места:

– Ты офонарел! Анечка – честный человек, ясно?! Скажите им, Впалыч!

Впалыч никак не отреагировал, развалившись в кресле-«груше», мягком и бесформенном. Трупы, разбросанные по ковру, тоже молчали. Давились от смеха, но молчали.

– Хорошо, – Женька пригладил волосы, хотя особой нужды в этом не было. – А кого тогда?

– А Ворона! – Кошка стала тыкать в новую жертву, чуть не выкалывая ей глаз. – Что-то он быстро согласился на Анечку!

– Я согласился? – обиделся Ворон. – Я просто…

– Просто тебе все равно, кого убивать! – Юлька-Кошка, казалось, сейчас задушит Ворона, хотя он на две головы выше. – Ты – мафия!

Галдеж возобновился с новой силой, но Ворон так и не отбился. За него проголосовали все, кроме Молчуна. Он поднял руку за Женьку.

– Дураки вы все, – пробурчал Ворон, переворачивая карту.

Это был червовый валет. Даже не дожидаясь появления метки «честного человека», Кошка, Анечка и Женька победно завопили. От толпы трупов к ним присоединился Димка.

– Осталось три мафии и три честных, – бесстрастно прокомментировал Впалыч. – По условиям игры это означает победу мафии.

– Нечестно! – убитый в первом же туре лидер Ежей наконец дал себе выговориться. – Вы, Виктор Павлович, специально выдали карты мафии Птицам! Они слетанные! Если бы вы нашей группе дали мафию, мы бы тоже всех раскатали!

Впалыч не стал спорить.

– Ага, – сказал он, – я решил показать вам, как трудно справиться с командой хорошо подготовленных манипуляторов. Группа «Птицы» справилась с задачей… на «восьмерку».

– А чего на «восьмерку»?! – Кошке хотелось полного триумфа. – Мы кратчайшим путем шли!

Виктор Павлович покачал головой.

– Во-первых, давайте успокоимся… Анализ нужно проводить как?

– На холодную голову, – неохотно согласилась Кошка и даже выполнила три дыхательных упражнения, которым их обучили на физре.

На большее ее не хватило, потому что Анечка решила собезьянничать и принялась пародировать Кошку. Естественно, Кошка покатилась со смеху, погналась за Анечкой, та спряталась за Женьку, как за скалу…

Словом, к анализу удалось приступить только минут через десять.

– Итак, продолжим, – заявил Впалыч, как будто ничего не случилось.

Он, кстати, все десять минут суматохи преспокойно читал ридер.

– Я бы поставил «десятку», если бы вы не потеряли Дмитрия…

– Так это же элементарно! – Кошка никак не могла успокоиться. – Я же его специально сдала! У меня сразу авторитет до неба!

Впалыч сдвинул брови. Кошка прикусила язык.

– А как было бы идеально? – учитель психологии повернулся к Женьке.

Лидер группы «Птицы» по обыкновению ответил не сразу. Достал расческу, повертел ее в руках, спрятал.

– В идеале мы должны были создать атмосферу общей подозрительности. Если бы никто никому не верил… – он задумался на мгновение и поправился: – Если бы все друг друга боялись, то никто бы не был адекватен. Вот тогда в мутной воде…

Договорить он не успел – грянул звонок. Впалыч вылез из кресла, давая понять, что урок закончен. Остальным тоже пришлось подниматься с ковра, только Анечка заканючила:

– Да ну ее, эту перемену! Давайте еще поговорим!..

Однако учитель покачал головой:

– Звонок на перемену вы уже пропустили. Это на следующий урок…

– Упс, – Женька озабоченно глянул на часы. – Пернатые, у нас предзащита проекта!

Птицы вылетели из класса, словно и на самом деле обладали крыльями. Остальные тоже потянулись в коридор, но неторопливо, обсуждая, как ловко Кошка подставила своего же. У большинства групп была литература, а туда чего спешить? Сел в коридоре с книжкой – и читай.

Последним шел Молчун, маленький, стриженный почти под ноль, но при этом неуловимо монументальный.

– Артем! – остановил его Виктор Павлович.

Молчун послушно остановился.

– Ты когда понял, кто мафия?

– В первом, – тихо ответил мальчик.

– В первом туре? А почему молчал? Почему не отстаивал свою точку зрения?

Молчун пожал одним плечом. Впалыч терпеливо ждал. Когда он подобрал этого чернявого паренька на улице, тот вообще не разговаривал. Да и теперь для него две фразы подряд оставались событием. Если не подвигом.

– Я голосовал, – наконец родил Молчун вторую фразу, выбрав на этом дневной лимит болтовни.

Впалыч понимающе кивнул. Молчун вздохнул и пошел к выходу. Его ждало индивидуальное по инглишу. Добрейшая Алла Терентьевна пока просто крутила ему диснеевские фильмы в оригинале да иногда просила что-нибудь написать на английском. Поэтому Молчун инглиш, кажется, любил.

Вопль: «Едуууут!» взорвал коридор школы. Он не разрушил тишину, нет. В этих коридорах никогда не было абсолютной, гулкой тишины стандартного учебного заведения. Но после этого крика коридор забурлил, закипел и стал выплескивать самых активных на крыльцо, а потом и во дворик. А там уже выгружались из автобуса такие красивые, такие загоревшие…

– Ну вы и негры! – не выдержала Анечка, разглядывая приехавших.

– Ничего, мы помоемся, и это пройдет, – отмахнулся старшеклассник, вытаскивая из автобуса огромный рюкзак.

– А фотки, когда будут фотки? – заскулила Аня.

– Дайте хоть поесть, – засмеялся физрук, выгружая снаряжение. – Мы две ночи практически не спали, рейс задержали очень сильно. Да и последнюю ночь в горах было… не очень комфортно.

– Пал Иванович, зато фотки получились, – хмыкнул старшеклассник.

– В жизни больше не куплюсь на проект под названием «Выживание в горах», – заявил физрук, зевая.

– А в пустыне? – полюбопытствовала Анечка.

Все вокруг захихикали, а Пал Иванович сделал вид, что обдумывает ее предложение.

– В пустыне ладно, – решил он, – хоть согреемся.

– А вот и нет! – горячо заявила Анюта. – В пустыне ночью…

Дима потащил Аню в школу.

– Пойдем! Женька убьет, мы и так опаздываем.

Они влетели в кабинет и наткнулись на суровый взгляд руководителя группы.

– Жень, – Анечка изобразила свой коронный прием, «брови домиком», – ты нас наругаешь?

Женя прикусил губу, чтобы не рассмеяться, но демонстративно постучал ногтем по стеклу наручных часов.

– Там с Эльбруса вернулись! – сообщила Аня. – Фотки привезли! И Пал Иванович обещал меня в пустыню с собой взять…

Женя понял, что сейчас точно улыбнется, и перебил:

– У нас предзащита проекта. Сегодня мы должны выявить все слабые места нашей защиты. Понять, за что могут зацепиться наши оппоненты, предусмотреть их вопросы и приготовить свои ответы. Давайте посмотрим презентацию так, как будто видим ее первый раз.

Экран, который заменял доску, ожил, и появилось изображение Икара, летящего на зрителя. За Икаром тянулся ряд букв, которые выстроились в вопрос: «Почему человек произошел от птицы?»

– А вам не кажется, что вы сразу подставляетесь?

Группа «Птицы» как по команде повернулась к самой дальней парте. Там, подперев подбородок рукой, сидела Ольга Петровна, учительница биологии.

– Разве правильно начинать защиту с вопроса? Такое впечатление, что вы сами не уверены в правоте этого утверждения.

– Это правильный вопрос! – тут же отозвалась Кошка. – Мы же не спрашиваем, правда ли, что человек произошел от птицы, мы спрашиваем «почему». То есть уверены в том, что правы, и хотим разъяснить это всем окружающим.

– Хорошо, убедила, – улыбнулась Ольга Петровна, – просто я не люблю вопросы в названиях. Потом вас каждый будет попрекать, что вы на него не ответили.

– Мы ответим! – уверенно сказал Женя. – Обещаю.

Презентация катилась, Ольга Петровна реагировала хорошо. Где-то смеялась, где-то хмурилась, что-то черкала у себя в блокнотике.

– В целом неплохая работа, – сказала она. – Дырки есть, конечно… Особенно все, что касается строения скелета, притянуто за уши. Я б на вашем месте вообще про это ничего не говорила, это ваше самое слабое место.

– Но если совсем ничего не говорить – вступил Дима, поправляя очки, – все поймут, что мы не хотим говорить на эту тему, и нас завалят.

– Зато теория о том, почему и как пропало оперение – просто блеск! – продолжила Ольга Петровна.

Анечка счастливо покраснела.

– Она настолько остроумна, что ее не хочется критиковать, хочется сразу в нее поверить!

– Просто это правда! – радостно сообщила Аня, и все засмеялись.

– Ладно, я от всей души буду желать вам завтра победы, но не думайте, что будет легко.

– Да мы и не думаем! – отозвался Женя.

– Хотя лично мне гораздо приятнее поверить в то, что человек произошел от птицы, чем от рыбы или от растения, – добавила учительница. – Кстати, обычного голосования не будет.

– А что будет? – спросила Кошка.

– Вам будут начисляться баллы. Сначала на презентацию, потом за ответы на вопросы. Для зачета нужно не меньше 50 баллов. А еще будут учитываться все ваши вопросы, которые вы зададите командам-противникам.

– Не противникам, – серьезно поправила Аня, – а командам, предоставляющим альтернативную точку зрения.

Ольга Петровна кивнула и продолжила:

– А за агрессию и переход на личности будут начисляться штрафные баллы.

mybook.ru

Книга Я хочу в школу — читать онлайн


Перейти на страницу:
12345678910111213141516171819202122232425262728293031323334353637383940414243444546474849505152535455

Андрей Жвалевский, Евгения Пастернак

Я хочу в школу!

От авторов

Мы давно хотели сказать большое спасибо нашим учителям и очень рады, что такой повод представился.

Лучший способ сказать спасибо — написать книгу.

Дорогие учителя!

Те, кто вопреки всему не растерял умение слышать, те, кто в перерывах между внеклассными мероприятиями и заполнением бумажек, еще способен преподавать, те, для кого «педагогика» — это не название давно забытого предмета, сданного в вузе, а жизнь…

Дорогие! Спасибо вам за то, что вы есть! Спасибо вам за то, что вы делаете!

И когда вы в очередной раз подумаете: «Уволюсь! Нет больше сил!», пожалуйста, возьмите в руки эту книжку. Мы бы очень хотели, чтобы она помогла вам остаться в школе. Потому что на вас вся надежда…

Первая четверть

— Предлагаю убить Анечку! — вдруг сказал Женька.

Сказал тихо, но горячее обсуждение сразу же оборвалось. Женька просто так говорить не стал бы. Анечка охнула и прикрыла ладошкой рот. Она во все свои огромнющие глаза смотрела снизу вверх на Женьку, не веря, что он вот так просто…

— А что? — задумчиво согласился Ворон, ссутулившись больше обычного. — Вполне может быть. Анечка обычно трещит как сорока, а сейчас молча сидит… Ее мочить нужно.

У Анечки задрожали нижняя губа и оба хвостика.

— И рот ладонью прикрывает. Признак вранья…

Предполагаемая жертва мелко-мелко заморгала. Это был нехороший знак. Щуплая восьмилетняя Анечка умела плакать, как профессиональный клоун — фонтанами. Кошка вскочила с места:

— Ты офонарел! Анечка — честный человек, ясно?! Скажите им, Впалыч!

Впалыч никак не отреагировал, развалившись в кресле-«груше», мягком и бесформенном. Трупы, разбросанные по ковру, тоже молчали. Давились от смеха, но молчали.

— Хорошо, — Женька пригладил волосы, хотя особой нужды в этом не было. — А кого тогда?

— А Ворона! — Кошка стала тыкать в новую жертву, чуть не выкалывая ей глаз. — Что-то он быстро согласился на Анечку!

— Я согласился? — обиделся Ворон. — Я просто…

— Просто тебе все равно, кого убивать! — Юлька-Кошка, казалось, сейчас задушит Ворона, хотя он на две головы выше. — Ты — мафия!

Галдеж возобновился с новой силой, но Ворон так и не отбился. За него проголосовали все, кроме Молчуна. Он поднял руку за Женьку.

— Дураки вы все, — пробурчал Ворон, переворачивая карту.

Это был червовый валет. Даже не дожидаясь появления метки «честного человека», Кошка, Анечка и Женька победно завопили. От толпы трупов к ним присоединился Димка.

— Осталось три мафии и три честных, — бесстрастно прокомментировал Впалыч. — По условиям игры это означает победу мафии.

— Нечестно! — убитый в первом же туре лидер Ежей наконец дал себе выговориться. — Вы, Виктор Павлович, специально выдали карты мафии Птицам! Они слетанные! Если бы вы нашей группе дали мафию, мы бы тоже всех раскатали!

Впалыч не стал спорить.

— Ага, — сказал он, — я решил показать вам, как трудно справиться с командой хорошо подготовленных манипуляторов. Группа «Птицы» справилась с задачей… на «восьмерку».

— А чего на «восьмерку»?! — Кошке хотелось полного триумфа. — Мы кратчайшим путем шли!

Виктор Павлович покачал головой.

— Во-первых, давайте успокоимся… Анализ нужно проводить как?

— На холодную голову, — неохотно согласилась Кошка и даже выполнила три дыхательных упражнения, которым их обучили на физре.

На большее ее не хватило, потому что Анечка решила собезьянничать и принялась пародировать Кошку. Естественно, Кошка покатилась со смеху, погналась за Анечкой, та спряталась за Женьку, как за скалу…

Словом, к анализу удалось приступить только минут через десять.

— Итак, продолжим, — заявил Впалыч, как будто ничего не случилось.

Он, кстати, все десять минут суматохи преспокойно читал ридер.

— Я бы поставил «десятку», если бы вы не потеряли Дмитрия…

— Так это же элементарно! — Кошка никак не могла успокоиться. — Я же его специально сдала! У меня сразу авторитет до неба!

Впалыч сдвинул брови. Кошка прикусила язык.

— А как было бы идеально? — учитель психологии повернулся к Женьке.

Лидер группы «Птицы» по обыкновению ответил не сразу. Достал расческу, повертел ее в руках, спрятал.

— В идеале мы должны были создать атмосферу общей подозрительности. Если бы никто никому не верил… — он задумался на мгновение и поправился: — Если бы все друг друга боялись, то никто бы не был адекватен. Вот тогда в мутной воде…

Договорить он не успел — грянул звонок. Впалыч вылез из кресла, давая понять, что урок закончен. Остальным тоже пришлось подниматься с ковра, только Анечка заканючила:

— Да ну ее, эту перемену! Давайте еще поговорим!..

Однако учитель покачал головой:

— Звонок на перемену вы уже пропустили. Это на следующий урок…

— Упс, — Женька озабоченно глянул на часы. — Пернатые, у нас предзащита проекта!

Птицы вылетели из класса, словно и на самом деле обладали крыльями. Остальные тоже потянулись в коридор, но неторопливо, обсуждая, как ловко Кошка подставила своего же. У большинства групп была литература, а туда чего спешить? Сел в коридоре с книжкой — и читай.

Последним шел Молчун, маленький, стриженный почти под ноль, но при этом неуловимо монументальный.

— Артем! — остановил его Виктор Павлович.

Молчун послушно остановился.

— Ты когда понял, кто мафия?

— В первом, — тихо ответил мальчик.

— В первом туре? А почему молчал? Почему не отстаивал свою точку зрения?

Молчун пожал одним плечом. Впалыч терпеливо ждал. Когда он подобрал этого чернявого паренька на улице, тот вообще не разговаривал. Да и теперь для него две фразы подряд оставались событием. Если не подвигом.

— Я голосовал, — наконец родил Молчун вторую фразу, выбрав на этом дневной лимит болтовни.

Впалыч понимающе кивнул. Молчун вздохнул и пошел к выходу. Его ждало индивидуальное по инглишу. Добрейшая Алла Терентьевна пока просто крутила ему диснеевские фильмы в оригинале да иногда просила что-нибудь написать на английском. Поэтому Молчун инглиш, кажется, любил.

Вопль: «Едуууут!» взорвал коридор школы. Он не разрушил тишину, нет. В этих коридорах никогда не было абсолютной, гулкой тишины стандартного учебного заведения. Но после этого крика коридор забурлил, закипел и стал выплескивать самых активных на крыльцо, а потом и во дворик. А там уже выгружались из автобуса такие красивые, такие загоревшие…

— Ну вы и негры! — не выдержала Анечка, разглядывая приехавших.

— Ничего, мы помоемся, и это пройдет, — отмахнулся старшеклассник, вытаскивая из автобуса огромный рюкзак.

— А фотки, когда будут фотки? — заскулила Аня.

— Дайте хоть поесть, — засмеялся физрук, выгружая снаряжение. — Мы две ночи практически не спали, рейс задержали очень сильно. Да и последнюю ночь в горах было… не очень комфортно.

— Пал Иванович, зато фотки получились, — хмыкнул старшеклассник.

— В жизни больше не куплюсь на проект под названием «Выживание в горах», — заявил физрук, зевая.

— А в пустыне? — полюбопытствовала Анечка.

Все вокруг захихикали, а Пал Иванович сделал вид, что обдумывает ее предложение.

— В пустыне ладно, — решил он, — хоть согреемся.

— А вот и нет! — горячо заявила Анюта. — В пустыне ночью…

Дима потащил Аню в школу.

read-books-online.ru

Книга «Я хочу в школу!»

Добавить

  • Читаю
  • Хочу прочитать
  • Прочитал

Оцените книгу

Скачать книгу

2604 скачивания

Читать онлайн

3 планируют прочитать

О книге «Я хочу в школу!»

Это фантастика, сказка и небывальщина. В этой книге вы не встретите инопланетян, Бабу Ягу или, на худой конец, говорящих животных. Зато познакомитесь с удивительной школой, в которую ученики по утрам бегут с одной мыслью: «Поскорее бы!». В ней исполняются самые смелые мечты – от полета на воздушном шаре до путешествия на Эльбрус. В ней нет привычных «предметов» и «параллелей», но есть куча проектов и братство единомышленников. Словом, чудо, а не школа. Однако, как всякое чудо, оно очень хрупко. И в один непрекрасный день ученикам приходится встать грудью на защиту своей мечты.

На нашем сайте вы можете скачать книгу «Я хочу в школу!» Жвалевский Андрей Валентинович, Пастернак Евгения Борисовна бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

Мнение читателей

Содержание — детки учиться в школе будущего, где нет классов, а есть разновозрастные группы, нет домашек и контрольных, а есть проекты

4/5Кузнецова Вера

После того как прочитали «Время всегда хорошее» стали читать эту

5/5Мария Михайловна

Знакомство с авторами началось с прочтения книги «Время всегда хорошее»

3/5Валова Светлана

Читала затаив дыхание, выкраивала каждую минутку, чтобы узнать, прожить с ее героями их жизнь

5/5Алисова Аделя Арслановна

Часто в процессе чтения становится откровенно неуютно от того, насколько четко авторами зафиксированы нелицеприятные реалии современной жизни

5/5Синичкина Анастасия

В первый раз у меня не было чувства какой-то незаконченности, которую я чувствовала в других книгах этих авторов.

5/5Hunter

Поэтому стоит заранее самим взрослым прослушивать купленные сказки зарубежных авторов и принимать решение, слушать ли их ребенку!?

4/5Бойцова Мария

Я в полном восторге от неё, детям от 13 лет рекомендую

5/5Жарикова Юлия

Соавторы Жвалевский и Пастернак творят чудеса, правда «Правдивая история Деда Мороза» для меня продолжает оставаться их главным чудом

5/5Анна Агрова

О том как выживали дети в других условиях эта книга

5/5Ольга Алекс.

Не мог оторваться от книги, даже забыл про компьютер

5/5Anna Vladimirovna

Обязательно читать школьникам и в особенности учителям!

4/5Борода Елена

Отзывы читателей

Подборки книг

Похожие книги

Другие книги авторов

Информация обновлена:

avidreaders.ru

Андрей Жвалевский — Я хочу в школу » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Это фантастика, сказка и небывальщина. В этой книге вы не встретите инопланетян, Бабу Ягу или, на худой конец, говорящих животных. Зато познакомитесь с удивительной школой, в которую ученики по утрам бегут с одной мыслью: «Поскорее бы!». В ней исполняются самые смелые мечты – от полета на воздушном шаре до путешествия на Эльбрус. В ней нет привычных «предметов» и «параллелей», но есть куча проектов и братство единомышленников. Словом, чудо, а не школа. Однако, как всякое чудо, оно очень хрупко. И в один непрекрасный день ученикам приходится встать грудью на защиту своей мечты.

Андрей Жвалевский, Евгения Пастернак

Я хочу в школу!

Мы давно хотели сказать большое спасибо нашим учителям и очень рады, что такой повод представился.

Лучший способ сказать спасибо – написать книгу.

Дорогие учителя!

Те, кто вопреки всему не растерял умение слышать, те, кто в перерывах между внеклассными мероприятиями и заполнением бумажек, еще способен преподавать, те, для кого «педагогика» – это не название давно забытого предмета, сданного в вузе, а жизнь…

Дорогие! Спасибо вам за то, что вы есть! Спасибо вам за то, что вы делаете!

И когда вы в очередной раз подумаете: «Уволюсь! Нет больше сил!», пожалуйста, возьмите в руки эту книжку. Мы бы очень хотели, чтобы она помогла вам остаться в школе. Потому что на вас вся надежда…

Первая четверть

– Предлагаю убить Анечку! – вдруг сказал Женька.

Сказал тихо, но горячее обсуждение сразу же оборвалось. Женька просто так говорить не стал бы. Анечка охнула и прикрыла ладошкой рот. Она во все свои огромнющие глаза смотрела снизу вверх на Женьку, не веря, что он вот так просто…

– А что? – задумчиво согласился Ворон, ссутулившись больше обычного. – Вполне может быть. Анечка обычно трещит как сорока, а сейчас молча сидит… Ее мочить нужно.

У Анечки задрожали нижняя губа и оба хвостика.

– И рот ладонью прикрывает. Признак вранья…

Предполагаемая жертва мелко-мелко заморгала. Это был нехороший знак. Щуплая восьмилетняя Анечка умела плакать, как профессиональный клоун – фонтанами. Кошка вскочила с места:

– Ты офонарел! Анечка – честный человек, ясно?! Скажите им, Впалыч!

Впалыч никак не отреагировал, развалившись в кресле-«груше», мягком и бесформенном. Трупы, разбросанные по ковру, тоже молчали. Давились от смеха, но молчали.

– Хорошо, – Женька пригладил волосы, хотя особой нужды в этом не было. – А кого тогда?

– А Ворона! – Кошка стала тыкать в новую жертву, чуть не выкалывая ей глаз. – Что-то он быстро согласился на Анечку!

– Я согласился? – обиделся Ворон. – Я просто…

– Просто тебе все равно, кого убивать! – Юлька-Кошка, казалось, сейчас задушит Ворона, хотя он на две головы выше. – Ты – мафия!

Галдеж возобновился с новой силой, но Ворон так и не отбился. За него проголосовали все, кроме Молчуна. Он поднял руку за Женьку.

– Дураки вы все, – пробурчал Ворон, переворачивая карту.

Это был червовый валет. Даже не дожидаясь появления метки «честного человека», Кошка, Анечка и Женька победно завопили. От толпы трупов к ним присоединился Димка.

– Осталось три мафии и три честных, – бесстрастно прокомментировал Впалыч. – По условиям игры это означает победу мафии.

– Нечестно! – убитый в первом же туре лидер Ежей наконец дал себе выговориться. – Вы, Виктор Павлович, специально выдали карты мафии Птицам! Они слетанные! Если бы вы нашей группе дали мафию, мы бы тоже всех раскатали!

Впалыч не стал спорить.

– Ага, – сказал он, – я решил показать вам, как трудно справиться с командой хорошо подготовленных манипуляторов. Группа «Птицы» справилась с задачей… на «восьмерку».

– А чего на «восьмерку»?! – Кошке хотелось полного триумфа. – Мы кратчайшим путем шли!

Виктор Павлович покачал головой.

– Во-первых, давайте успокоимся… Анализ нужно проводить как?

– На холодную голову, – неохотно согласилась Кошка и даже выполнила три дыхательных упражнения, которым их обучили на физре.

На большее ее не хватило, потому что Анечка решила собезьянничать и принялась пародировать Кошку. Естественно, Кошка покатилась со смеху, погналась за Анечкой, та спряталась за Женьку, как за скалу…

Словом, к анализу удалось приступить только минут через десять.

– Итак, продолжим, – заявил Впалыч, как будто ничего не случилось.

Он, кстати, все десять минут суматохи преспокойно читал ридер.

– Я бы поставил «десятку», если бы вы не потеряли Дмитрия…

– Так это же элементарно! – Кошка никак не могла успокоиться. – Я же его специально сдала! У меня сразу авторитет до неба!

Впалыч сдвинул брови. Кошка прикусила язык.

– А как было бы идеально? – учитель психологии повернулся к Женьке.

Лидер группы «Птицы» по обыкновению ответил не сразу. Достал расческу, повертел ее в руках, спрятал.

– В идеале мы должны были создать атмосферу общей подозрительности. Если бы никто никому не верил… – он задумался на мгновение и поправился: – Если бы все друг друга боялись, то никто бы не был адекватен. Вот тогда в мутной воде…

Договорить он не успел – грянул звонок. Впалыч вылез из кресла, давая понять, что урок закончен. Остальным тоже пришлось подниматься с ковра, только Анечка заканючила:

– Да ну ее, эту перемену! Давайте еще поговорим!..

Однако учитель покачал головой:

– Звонок на перемену вы уже пропустили. Это на следующий урок…

– Упс, – Женька озабоченно глянул на часы. – Пернатые, у нас предзащита проекта!

Птицы вылетели из класса, словно и на самом деле обладали крыльями. Остальные тоже потянулись в коридор, но неторопливо, обсуждая, как ловко Кошка подставила своего же. У большинства групп была литература, а туда чего спешить? Сел в коридоре с книжкой – и читай.

Последним шел Молчун, маленький, стриженный почти под ноль, но при этом неуловимо монументальный.

– Артем! – остановил его Виктор Павлович.

Молчун послушно остановился.

– Ты когда понял, кто мафия?

– В первом, – тихо ответил мальчик.

– В первом туре? А почему молчал? Почему не отстаивал свою точку зрения?

Молчун пожал одним плечом. Впалыч терпеливо ждал. Когда он подобрал этого чернявого паренька на улице, тот вообще не разговаривал. Да и теперь для него две фразы подряд оставались событием. Если не подвигом.

– Я голосовал, – наконец родил Молчун вторую фразу, выбрав на этом дневной лимит болтовни.

Впалыч понимающе кивнул. Молчун вздохнул и пошел к выходу. Его ждало индивидуальное по инглишу. Добрейшая Алла Терентьевна пока просто крутила ему диснеевские фильмы в оригинале да иногда просила что-нибудь написать на английском. Поэтому Молчун инглиш, кажется, любил.

Вопль: «Едуууут!» взорвал коридор школы. Он не разрушил тишину, нет. В этих коридорах никогда не было абсолютной, гулкой тишины стандартного учебного заведения. Но после этого крика коридор забурлил, закипел и стал выплескивать самых активных на крыльцо, а потом и во дворик. А там уже выгружались из автобуса такие красивые, такие загоревшие…

– Ну вы и негры! – не выдержала Анечка, разглядывая приехавших.

– Ничего, мы помоемся, и это пройдет, – отмахнулся старшеклассник, вытаскивая из автобуса огромный рюкзак.

– А фотки, когда будут фотки? – заскулила Аня.

– Дайте хоть поесть, – засмеялся физрук, выгружая снаряжение. – Мы две ночи практически не спали, рейс задержали очень сильно. Да и последнюю ночь в горах было… не очень комфортно.

– Пал Иванович, зато фотки получились, – хмыкнул старшеклассник.

– В жизни больше не куплюсь на проект под названием «Выживание в горах», – заявил физрук, зевая.

– А в пустыне? – полюбопытствовала Анечка.

Все вокруг захихикали, а Пал Иванович сделал вид, что обдумывает ее предложение.

– В пустыне ладно, – решил он, – хоть согреемся.

– А вот и нет! – горячо заявила Анюта. – В пустыне ночью…

Дима потащил Аню в школу.

– Пойдем! Женька убьет, мы и так опаздываем.

Они влетели в кабинет и наткнулись на суровый взгляд руководителя группы.

– Жень, – Анечка изобразила свой коронный прием, «брови домиком», – ты нас наругаешь?

Женя прикусил губу, чтобы не рассмеяться, но демонстративно постучал ногтем по стеклу наручных часов.

– Там с Эльбруса вернулись! – сообщила Аня. – Фотки привезли! И Пал Иванович обещал меня в пустыню с собой взять…

Женя понял, что сейчас точно улыбнется, и перебил:

– У нас предзащита проекта. Сегодня мы должны выявить все слабые места нашей защиты. Понять, за что могут зацепиться наши оппоненты, предусмотреть их вопросы и приготовить свои ответы. Давайте посмотрим презентацию так, как будто видим ее первый раз.

Экран, который заменял доску, ожил, и появилось изображение Икара, летящего на зрителя. За Икаром тянулся ряд букв, которые выстроились в вопрос: «Почему человек произошел от птицы?»

– А вам не кажется, что вы сразу подставляетесь?

Группа «Птицы» как по команде повернулась к самой дальней парте. Там, подперев подбородок рукой, сидела Ольга Петровна, учительница биологии.

– Разве правильно начинать защиту с вопроса? Такое впечатление, что вы сами не уверены в правоте этого утверждения.

– Это правильный вопрос! – тут же отозвалась Кошка. – Мы же не спрашиваем, правда ли, что человек произошел от птицы, мы спрашиваем «почему». То есть уверены в том, что правы, и хотим разъяснить это всем окружающим.

nice-books.ru

Я хочу в школу читать онлайн — Андрей Жвалевский, Евгения Пастернак (Страница 10)

На географии («Кто готов перечислить мне все столицы европейских стран?») Молчун перебирал способы. Всякие акции протеста он отмел сразу — никто не примет всерьез школьников, которые, например, устроили голодовку. Еще и накормят насильно — они дети, они не имеют права наносить вред своему здоровью. То ли дело взрослые…

Можно было еще писать всякие письма, но и в их эффективность верилось слабо. На истории («Записываем основные даты, которые я буду спрашивать на следующем уроке!») он тайком под партой влез со своего коммуникатора в Сеть и попытался найти примеры, когда письма протеста что-то изменили. Не нашел. Чтобы письмо получило хоть какой-то резонанс, его должны были подписать или тысяч десять людей, или какие-нибудь випы. Да и то дело ограничивалось болтовней по поводу.

На английском («Неправильные глаголы спрошу у каждого!») возникла идея привлечь телевидение и прочие СМИ. Что-то в этой идее было… Молчун катал ее по голове, но так и не придумал, как заманить к себе телевизионщиков. Подумаешь, школу закрывают! Вот если бы кто-то погиб… Молчун испуганно отогнал последнюю мысль подальше. Но зарубку про СМИ сделал.

Надо было обратить на себя внимание, но как? Молчун чувствовал, что ответ есть, и очень простой, но не мог его отловить…

А потом на перемене увидел Кошку — и все стало на свои места. Кошка шла по коридору на руках. Видно, заранее придумала, потому что надела в школу не юбку, а штаны. Все на нее смотрели и угорали от смеха.

Молчун бросился к Кошке, радостно повторяя:

— Флешмоб! Флешмоб!

Она явно не была готова, шлепнулась на попу, мягко перекатилась:

— Молчун! Ты сдурел?!

Он еще раз растерянно повторил:

— Флешмоб…

Кошка покрутила пальцем у виска и сердито поднялась. У Молчуна не было времени составить и выучить текст, он чуть не расплакался, но все-таки выдал:

— Школу. Спасти. Внимание. Флешмоб.

— Какую школу? — не поняла Кошка.

— Нашу, тридцать четвертую, — ответил из-за спины Молчуна Димка. — Ее сносить собираются.

— А мне почему не сказали?! — взвилась Кошка.

— А ты, Юля, — едко ответил Дима, — все время занята чем-то.

И повернулся к Молчуну:

— Так что там про флешмоб?

Молчун полез в рюкзак за планшетом.

Дима говорил долго и горячо. Это была самая эмоциональная его речь за время существования Птиц.

Он говорил о том, что их преподаватели разрабатывали уникальные методики и возились с ними по двенадцать часов в сутки вовсе не для того, чтобы, попав в соседнюю школу, они все забыли.

— Мы должны были стать лидерами, а стали аутсайдерами. Мы поссорились, разругались… Получается, что нас учили зря?

— Не зря! — вскинулась Кошка.

— Да уж, — завелся Дима, — ты у нас преуспела! Если раньше наш класс был худо-бедно, но коллективом, то сейчас это сборище сплетников. Все друг друга подозревают, все друг на друга наговаривают… Вместо того, чтобы…

— Наш класс? — переспросила Кошка. — Ты сказал «наш класс»?

Дима смутился.

А Молчун встал и молча пожал Диме руку.

На Кошкино счастье, инициативу перехватил Женя. Он сказал, что план следующий:

— Сверхзадача — привлечь СМИ. Серьезные, типа телевидения. Начнем шуметь, обратим внимание властей. Не дураки же там сидят! Не позволят уникальную школу завалить!

Молчун тихонько вздохнул. У него был некоторый опыт прямого контакта с властями в лице участкового и инспекторов по работе с несовершеннолетними. Но он оказался единственным, кто усомнился, остальные радостно закивали. Ведь там, наверху, просто не знают, какую жемчужину хотят выбросить на помойку!

Женя продолжал:

— Но сейчас идти на ТВ глупо. К нашему мнению никто не прислушается, даже в школе…

— Авторитетом у одноклассников не пользуемся, — подтвердил Димка, — учителя нас не любят. По крайней мере, большинство…

— Значит, цель у нас пока такая: обратить на себя внимание. Показать, что мы вместе и мы — сила. Самый простой и безболезненный способ — флешмоб. На большой перемене, между третьим и четвертым уроками, собираемся в холле второго этажа и… что делаем?

— Танцуем! — подскочила Кошка.

— Это было бы здорово, но танец нужно подготовить. Займешься?

— Да, конечно.

— Я с тобой! Я с тобой! — закричала Анечка.

— Отлично, — сказал Женя, — хорошо бы человек пятнадцать привлечь. Сами обзвоните?

— Сами! Сами! — запрыгала Анечка, счастливая от того, что опять появилось дело.

— А пока, — продолжил Женя, — нужно что-то простое, не требующее репетиций.

Молчун захлопал.

Женя манерно поклонился.

Молчун мотнул головой, мол, не в этом смысле.

Женя смутился и принялся приглаживать ладонью шевелюру.

— Хлопать репетировать не надо, — сказал Молчун. — Громко и весело.

Аня немедленно захлопала и затопала.

— Ну вот и договорились, — сказал Женя, — завтра в 11—20 в холле второго этажа начинаем хлопать. Потом расходимся. На вопросы не отвечаем, сохраняем загадочный вид. Послезавтра хлопаем и топаем. У кого будут идеи на дальнейшие флешмобы — говорите.

— Становимся роботами!

— Чистим зубы!

— Садимся на пол!

— Включаем одну и ту же песню!

— Прыгаем!

Женя еле успевал записывать.

— А через неделю — танец, — сказал он. — Только это должен быть не просто танец, а ВАУ. Чтоб ожидания оправдались.

— Других не держим, — ухмыльнулась Юля, — а некоторые и так уже звезды дискотек… Полкласса по нему сохнет.

Дима хотел съязвить в ответ, но посмотрел на Кошку и понял, что не надо. Она не хотела его обидеть. И еще он увидел, что Юлькины глаза потеплели, как будто оттаяли после долгой зимы.

— Будет вам такое ВАУ! — сказал Дима. — Даже ВАУ-ВАУ! Мы же вместе — сила! Да, Кошка? То есть Юля…

— Кошка! — сказала Юлька. — Помните, что Кошка — Птица гордая, не пнешь — не полетит!

Давно уже Птицы так не хохотали. С прошлого года…

Сначала никто ничего не понял. Ну, стоит малявка какая-то и в ладоши хлопает. В ладушки, наверное, играет. Но из другого конца коридора ее вдруг поддержал элегантный старшеклассник. И не просто поддержал — двинулся навстречу, бодро аплодируя. И еще двое… И еще один — такой странный пацан, которого вся параллель побаивается. Хлопают, сходятся — и все это с непроницаемыми лицами, как будто ничего не происходит. Кто-то даже присоединился, похлопал, но тут же смущенно опустил руки («Чего это я?»). Зато за это время кто-то из девчонок пару раз подхлопнул. А потом малявки все разом сообразили, что это же прикольно — взять и поплескать в ладошки. От них шум получился такой, что еще пару минут перемены — и вся школа рукоплескала бы. Но, как только прозвенел звонок, зачинщики всего этого действа резко прекратили аплодировать, церемонно поклонились друг другу и разошлись по классам.

После этого школа только и говорила, что о флешмобе. Даже на уроках, что очень не нравилось учителям, особенно Злыдне. Алена из-под парты послала Димке СМС: «Круто-круто-круто! Это ты придумал?». Димке на секунде захотелось ответить утвердительно, но он поборол гордыню и ответил честно: «Мы вместе». Алена не поверила — или притворилась, что не поверила. На перемене принялась тормошить:

— Но это же ты, да? Идея твоя?

Глаза сияют, во взгляде восхищение и надежда. Димке пришлось трижды повторить про себя: «Грубая лесть. Мною манипулируют», чтобы не соврать или не ответить обтекаемо (что тоже было бы вариантом вранья).

— Про хлопки Молчун придумал… Артем Пивоваров из 5 «А».

Алена слегка приутихла.

— Тот самый… — она перешла на шепот, — который одноклассника убил?

— Не убил, — Дима постарался говорить безразлично, — а просто отлупил. А вообще Молчун… Артем у нас гений. Только странный.

— А ты скромный, — не сдавалась Алена. — Ты из скромности все так говоришь…

Она дожала все-таки Димку до того, что он взял на себя часть славы за флешмоб — а именно за финальные поклоны (это действительно он придумал).

— Я так и думала! Это самое клевое было! Так прикольно, вообще! А завтра тоже будете хлопать?..

Но назавтра не просто хлопали — еще и топали. Отбивали ритм «We will rock you» руками и ногами. Школьники отрывались по полной. Теперь стесняющихся было совсем немного.

Потом был день «роботов». В организаторы взяли еще пару человек из других групп бывшей 34-й. Это было сюрпризом: все следили на большой перемене за Женькой, Анечкой, Молчуном, Кошкой и Димой, а начали флешмоб две девчонки из Цветов. Они внезапно застыли на секунду, неестественно согнув руки в локтях, затем дернулись и, утробно загудев, протянули руки. Зрители принялись дергать друг друга за рукав и тыкать пальцем:

— Смотри! Вон!

Тут же к «роботам» подключились еще пару новичков, а потом и Птицы. Самое сложное было сохранять невозмутимый вид. Анечка пару раз не выдерживала и хваталась за живот. Но, отхохотав, снова включалась в игру. Кошка однажды была на грани срыва — но ничего, обошлось. Лучше всех держался Молчун. Он, казалось, действительно приводился в движение сервомоторами, которые иногда сбоили, и тогда голова поворачивалась судорожно, рывками, а руки вдруг начинали мелко вибрировать прежде чем сдвинуться на пару миллиметров.

Зеваки пытались присоединиться, но быть роботом оказалось не так-то просто. Большинство просто кривлялись и дергались, только у единиц получалось что-то похожее.

Правда, с Молчуном чуть было не случилась неприятность: в разгар флешмоба перед носом вдруг появился его остроносый обидчик. Женька, который держался в двух шагах, напрягся, готовый при первых признаках опасности броситься — не на Александра, а на Молчуна, но обошлось. Пацан так противно и неоригинально корчил рожи и высовывал язык, что это не могло никого обидеть. Более того, когда он выдохся, Молчун неожиданно произнес утробным безжизненным голосом:

— Низшая форма жизни, — и резко повернулся всем корпусом, давая понять, что роботам всякие придурки неинтересны.

Зрители грохнули. Александру оставалось только растерянно моргать в спину Молчуну.

Это был успех!

Его не могла испортить даже перекошенная физиономия Злыдни, которая маячила в конце коридора. Но в тот раз учительница ничего не сказала. Возможно, потому, что в двух шагах от нее хохотали физик и физрук. А может быть, побоялась услышать «низшая форма жизни» в свой адрес.

Кошка остервенело готовилась к танцу.

— Мы на чемпионат мира едем? — спросила у нее после трехчасовой репетиции «цветочная» Лиза.

Она валялась под станком в хореографическом зале колледжа, где преподавала ее мама. Мама и выдала им ключи.

— Все должно быть супер! — упрямо буркнула Кошка.

— Все и так супер! — сказала Лиза.

— Но еще не безупречно, — отрезала Юля.

Она прекрасно понимала, что все уже ждут флешмобов, и каждый раз они должны быть все интереснее и изобретательнее.

Посмотрев на измученных танцами партнеров, Кошка смягчилась.

— Ладно, давайте вполноги. Просто проходим под музыку. И главное, внимательнее следите, кто и когда вступает. Каждое новое вступление должно быть ВАУ! Димка, ты — супер! Но не расслабляйся.

Дима только усмехнулся. Так похвалить может только Кошка. Между делом, походя, как будто ничего важного не сказала, просто: «Димка, ты — супер!»…

— А я супер? — спросила Аня.

— Нет, — серьезно ответила Кошка.

Секунду любовалась на то, как вытягивается Анечкино лицо, и добавила:

— Ты — звезда. Все, давайте начинать. На счет «три» я включаю музыку. И-раз. И-два. И-три!

…В день танца-флешмоба она так нервничала, как не случалось ни на одной предзащите. Что-то было в этом танце символичное. Как будто она должна завоевать вражескую территорию.

После третьего урока рекреация второго этажа гудела, сюда уже привычно стекались любопытные ученики, чтобы посмотреть, что сегодня придумают «эти».

А «эти» подозрительно не спешили. Более того, никого из «этих» в рекреации не наблюдалось. Время тянулось медленно, самые нетерпеливые были уже готовы уйти, но тут в дверном проеме показалась Кошка.

Она вытянула руки вверх и этим нехитрым движением уже смогла привлечь всеобщее внимание, потом выпрямилась, заполнив собой весь проем.

А на третий счет включилась музыка.

Кошка вообще танцевала отлично, а сейчас она еще и очень старалась. Ее движения завораживали, она двигалась по коридору — и перед ней все расступались.

— Ой, их трое!

Никто не заметил момент, когда к Кошке присоединились еще и Лиза со Светой.

— Вау!

— Вау!

Танец незаметно для всех обрастал участниками. Вот стоят три девчонки — смотрят и даже пытаются снимать, а через секунду — раз! Уже танцуют!

Анечка примчалась их коридора с криком:

— А что здесь такое?

Влезла в середину, посмотрела на Юлю, подумала…

И влилась в общий рисунок.

Каждого вновь вступившего народ встречал овациями. Многие снимали видео, стоя на подоконниках.

Ну и финал… В финале выходил Димка, и они с Кошкой зажигали. Это был не просто танец, это было то самое ВАУ, о котором потом еще месяц говорила вся школа. Потому что одно дело увидеть такое по телевизору, и совсем другое — вот так, у себя в школе, на перемене.

Кошка отрывалась. Димка страховал. Кошка могла крутить с ним самые невероятные сальто, потому что точно знала — Дима поймает. А Дима ни с кем другим не мог танцевать вот так, на полную катушку, потому что от Кошки шел ток, и этот ток его подпитывал круче любых аплодисментов.

А потом они разлетелись в разные стороны на максимуме музыки, и… Все кончилось. Только что в коридоре гремела музыка и отплясывали двадцать человек, и вдруг — тишина, и участники разошлись по своим делам.

Правда, тишина продлилась только секунду, школьный коридор превратился в спортзал сумасшедшего дома. Одноклассники рванули к участникам флешмоба, чтобы просто постоять рядом, потрогать, продемонстрировать, что они причастны. Видео уже начало кочевать с мобильника на мобильник.

— А ты этого снял? А я снял! С самого начала!

— Ух ты, круть! А я зато вон тех девчонок угадал и их снимал!

До звонка оставалось еще несколько минут, но тут в коридоре появилась Злыдня, и ее вид не предвещал ничего хорошего.

— Что? — завизжала она. — Что вы тут устроили? А ну слезли с подоконников!

Коридор загудел.

— А что такого… А почему нельзя?

— Это школа, а не балаган!

— У нас перемена!

Злыдня шваркнула журналом по стене. От резкого звука все, как обычно, затихли.

— Перемена дана для того, чтоб подготовиться к уроку. Антонова! Ты отвечаешь первая! Кузнецов — второй! А остальной класс пишет контрольную. И дневники на стол — всем «неуды» по поведению.

— За что? — пронеслось по коридору.

— Это школа, а не балаган!

И бормоча под нос «Я вам покажу, что такое порядок», Злыдня удалилась в учительскую.

А вечером Птицы сидели во дворе дома Жени, хохотали, пересматривали видео, хвалили друг друга. Принимали сообщения от одноклассников, хвастались, гордились. Строили планы на ближайшие флешмобы. Напланировали еще на неделю всяких штук, а потом договорились потихоньку подбираться к сути проблемы.

Юля последнее время все чаще раздражалась.

Одноклассницы лезли к ней «дружить», но она чувствовала, что ее на самом деле не любят, просто боятся с ней ссориться. Это бесило.

Разговоры у девушек были все ненастоящие. Листать модные журналы или сидеть в кафе с томным видом Кошке было смертельно скучно. Обсуждать по двадцать пятому разу подробности очередной лав-стори (кто на кого КАК посмотрел и что при этом сказал) тошно. Других интересов у одноклассниц не было. Или они тщательно скрывались, потому что быть умной в 8 «Г» было немодно, модно было быть крутой и выглядеть на восемнадцать.

Ужасно бесил Денис. Он, как рыба-прилипала, все время таскался рядом. Заколебал звонками и эсэмэсками. Ну поцеловались и поцеловались, с кем не бывает? Это что, повод ее изводить до скончания века?

А больше всего бесила Эля. Первое время она вела себя с Кошкой как ни в чем не бывало, потом заподозрила неладное и принялась приставать с идиотскими вопросами. Ну, Кошка ей все и вывалила. Все-все…

Сначала Эля слушала с интересом, потом пошла красными пятнами. Кошка продолжала рассказывать со смелостью камикадзе. Эля слушала. Про то, как сама повелась на Юлины манипуляции, про то, как отдалилась от подруг.

— Да ты не переживай, — махнула рукой Кошка, — это не дружба. Это стая. Они найдут нового вожака и пойдут за ним.

Эля, сузив глаза, слушала про то, как Кошка лихо развела ее в кино, и даже про то, как Юля потом целовалась с Денисом в парке.

— Если б я знала, как он меня задолбает, я б с ним не связывалась, — призналась Юля.

Она прекрасно видела, что Эле очень неприятно выслушивать все это, но остановиться не могла. Эля раздражала, ее хотелось укусить побольнее.

Назавтра, придя после второго урока в холл второго этажа, школьники обнаружили, что коридор перекрыт столами, в центре устанавливается экран, а Злыдня прогоняет всех с прохода.

— Здесь будет проходить семинар. Освободите коридор!

Отличницы блеклого вида переминались с ноги на ногу внутри огороженной зоны предполагаемого семинара и растерянно хлопали глазами.

— Что стоите? — рыкнула Злыдня. — Запускайте ролик!

На большом экране появилось изображение 33-й школы и из всех углов кадра начал хитроумным образом выкручиваться текст про показатели успеваемости, поступаемости и прочие нудные подробности.

Пришедшие поглядеть на флешмоб попытались сбежать, но были остановлены дежурными учителями и превращены в зрителей.

Флешмобщики растерялись. Они попытались скоординироваться, но времени не хватило. К тому же в этом день все было придумано так, что быстро перенести все действо в другое место было крайне сложно.

Прозвенел звонок на урок, флешмоб не состоялся.

На следующей перемене Птицы снова собрались на втором этаже. Экран висел грозным предупреждением: никаких флешмобов! Столы стояли, как противотанковые ежи, а вдалеке сторожевой башней маячила Злыдня.

— Эта Злыдня просто доктор Зло! — мрачно сказал Женя. — Я раньше думал, что в жизни таких не бывает, они живут только в плохих фильмах.

— Жизнь еще хуже, — ответил Дима. — Все время какая-то фигня происходит, и никакого хеппи-энда…

— Тогда давай вспомним, как в кино побеждают доктора Зло, — продолжил Женя.

— Он сам лопается от злости, — сказал Дима, — особенно в мультиках. И черная туча расползается по экрану.

— Итак, — громко сообщил Женя всем присутствующим, — на повестке дня вопрос. Как сделать так, чтоб Злыдня лопнула от злости?

— Разозлить ее до смерти! — нашлась Анечка.

— Мы на правильном пути, — мрачно сказал Дима, — только она скорее нас из школы вышибет, чем лопнет.

— Ее, кстати, все ненавидят, не только мы, — сказал Женя. — Просто остальные думают, что ничего не могут изменить, вот и терпят.

— А ведь это мысль! — вскинулся Дима. — Нужно объединиться! Всех она из школы не вышибет!

Он и не думал, что повод для объединения представится так быстро.

Шестым уроком состоялся классный час.

Злыдня зашла в класс и заперла за собой дверь. Потом она рассказала, что преподает в этой школе уже много лет и еще никогда не находились отморозки, позволявшие себе до такой степени не уважать людей, которые тут работают. Что в то время, когда другие в поте лица трудятся, чтобы обеспечить безопасность и повысить успеваемость, эти пришедшие извне и совершенно беспринципные молодые люди…

— О чем это она? — не выдержала Кошка.

Она спросила шепотом у соседки по парте, но Злыдня услышала.

— Рябцева! Антонов! Встать! — взревела она. — Я не позволю вам позорить мой класс! Я не позволю вам своими танцульками устраивать балаган!

Димка понял, что сейчас Кошка ответит. Так ответит, что ее выгонят не только из школы, но из всей системы образования. С волчьим билетом. Поэтому за четверть секунды до Кошки сказал сам:

knizhnik.org

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о