Зачем современному человеку нужна философия – ?

Зачем нужна философия современному человеку \ Книга Разума

Многие спрашивают, зачем нужна философия современному человеку, почему она так важна в наш современный изменчивый мир. Ведь наша жизнь земная не вечна и настало время развиваться духовно, внутри себя, так как секты, церкви не дают человеку такой возможности, так как Бог один и он внутри каждого из нас и мы – его частички, которые нельзя разъединять. Страдает одни – страдают и другие.

В статье вы поймете, почему на самом деле и зачем нужна философия современному человеку, что она делает полезного для человека и почему ее не изучали раньше. Вера полезная для достижения земного успеха, для того чтобы быть здоровым и сильным. Но вера не сможет раскрыть вас и найти ваше вечное, духовное существование. Только вы сами можете прийти к данному осознанию, если будете развиваться каждый день и следовать некоторым советам из философии.

Зачем нужна философия современному человеку

Чтобы развиваться духовно

Понятно, что первая причина, зачем нужна философия современному человеку, так это для духовного развития, так как все философы и ученые все давно нашли и раскрыли, но современный человек не может пока осознать все эти законы природы и начать жить и развиваться духовно, а не материально. Конечно, материальная жизнь приносит нам удовольствие, но она временна и для удовольствия, приходиться работать, страдать и тратить время. Философия предлагает отказаться от глупого земного существования и научиться развиваться духовно, найдя свою душу. Узнайте: почему лучше умереть стоя, чем жить на коленях.

Для приобретения души, не нужно умирать

Многие считают, что духовная жизнь начинается после смерти человека, но это не так. Многие просто не знают, зачем нужна философия современному человеку, но это так просто. Философия позволяет нам не только мечтать и читать красивые фразы и высказывания, но и развиваться. Так как найти душу и развить ее можно правильными мыслями, чувствами и ощущениями. Когда человек тратит жизнь на материю, думая, что душа у него и так есть и он будет в ней жить после смерти. Но запомните следующее: пока вы не нашли и не развили душу при жизни, вы ее не получите и после смерти. Душа – это не бессмысленная вера в что-либо, это ощущение ее внутри себя. Узнайте: зачем мы живем.

Верить ведь сегодня можно чему угодно и кому угодно, особенно если человек знаменит, ему доверяет народ, но даже знаменитости ради денег способны обманывать людей. Поэтому вам не нужен никто, вам нужно просто изучать философию своей жизни и развиваться внутри себя. Ищите и развивайте душу только мысленно внутри себя, так как другого способа просто не существует. Даже те люди которые регулярно ходят в церковь или посещают духовные практики, не находят настоящего Бога и свою душу, которую можно ощутить в себе, а не просто верить или не верить что она есть.

СОВЕТЫ ПСИХОЛОГА

knigarazuma.ru

Нужна ли современному человеку философия

Значение философии

Рассматривая проблему необходимости философии в современном мире, невозможно обойти стороной вопрос о ее сущности и значении в истории вообще. Хотя официально философия зародилась в первом тысячелетии до н.э. в настоящее время многие мыслители говорят о том, что философия не как наука, а как способ мышления, как обращение к сущности самого человека, и попытка постижения мира существовала с самого момента возникновения человечества. Даже рисунки древнего человека, выполненные углем на стенах пещеры, уже представляют собой попытку философского осмысления мира, в том отношении, что они являются актом отвлеченного осмысления бытия, оторванности от конкретики реальной жизни, ее насущных проблем, попыткой выхода за пределы привычно, что уже в известной степени и есть философия.

С данной точки зрения вопрос о необходимости философии современному человеку становится абсурдным, в той же степени, что и вопрос о необходимости человеку критического мышления. Отказ от философии влечет за собой замыкание человека в бесконечном круге бытовых (а не бытийных) проблем и трудностей, от разрешения которых он не в состоянии оторваться, хотя и сам в точности не понимает зачем так занят их решением и к какому итогу стремится прийти в конце.

Вместе с тем, ряд современных мыслителей подчеркивают значительную оторванность философии от общества (особенно российского), замкнутость и изолированность данных систем друг от друга. Философы заключены в свой обособленный и непонятный человеку «высший мир», в то время как обыденный человек не находит в себе сил, времени и устремления для обращения к философским во спросам. А даже в том случае если и обращается к философии, то последняя оказывается неспособной предоставить ему адекватный ответ, так как сама давно оторвалась от решения жизненных задач в пользу поиска абстрактных истин и метафизики.

Значительную роль в данном отношении играет становление массового сознания как апофеоза научно-технического прогресса и капиталистического общества, в массовой системе философия оказывается лишней, поскольку она способна вырвать человека из контекста бытия и поставить перед вечностью, в то время как массовый человек должен быть лишь усредненной частью массы не более того. В данном отношении многие философы указывают на кризисность современного общества и рационалистической философии, необходимость качественного перехода и возрождения духовности, обращения от производства материальных благ, к благам духовным. Однако пути подобного перехода остаются неясными и лучшее, что способны предложить иные мыслители заключается в традиционном обращении к религиозному мировоззрению, что вряд ли можно рассматривать как качественный шаг вперед.

Философия и мировые проблемы

Необходимость философии современному человеку особенно выпукло высвечивается на фоне осознания обществом глобальных проблем объединяющегося мира. К числу подобных традиционно относят:

  • проблему Севера и Юга,
  • глобальную экологическую проблему,
  • проблему наращивания вооружений,
  • проблему перенаселения и т.д.

Замечание 1

Разрешение данных проблем невозможно за счет усилий отдельной страны или даже группы стран, имея глобальных характер, они требуют глобальных скоординированных усилий и политики, что в условиях разобщенного, политически и экономически напряженного мира совершенно невозможно. Ведущая роль в преодолении барьеров между отдельными странами, в настоящее время может принадлежать исключительно философии, как явлению плюралистическому, обще цивилизационному, лишенному каких-либо границ.

Практическое же значение философии в данном контексте для конкретного человека выражается в понятии «пайдейи», т.е. философском воспитании человека. Современная система образования учит знанию, но этого закономерным образом совершенно недостаточно. Для решения глобальных проблем человек должен преодолеть сам себя, свою варварскую природу, что невозможно без его философского образования на самом конкретном и перманентном уровне.

Изучение философии в рамках пайдейи не должно носить умозрительного характера коллекционирования фактов и теорий, оно должно быть творческим и практическим, главное учить не фактам, а образу мысли, направлению развития, в то время как конкретное наполнение для мышления человек сможет определять уже сам. Только практически сознавая ценность и равноправность каждого мнения человечество сможет достичь глобальной согласованности.

Функции философии

Несмотря на всю сложность положения философии в настоящее время, она помимо воли и желания отдельного индивида продолжает выполнять целый ряд функций необходимых для общества, и таким образом участвовать в жизнедеятельности каждого его члена. К функциям философии можно отнести:

  • мировоззренческую,
  • гуманистическую,
  • социально-аксиологическую и др.

Мировоззренческая функция философии заключается в формировании парадигмы, т.е. того образа мира, который представляется большинству в настоящий момент самоочевидным, аксиоматическим, исходя из которого выстраивается вся дальнейшая жизненная логика и путь каждого отдельного индивида. В частности, существование космоса, звезд, других планет, для современного человека представляет такую же обыденность, как существование духов камней, грозы, животных и растений, непререкаемость табу, для древнего человека, что в конечном итоге приводит к существованию современного и древнего человека в категорически разных мирах, хотя физически это одна и та же территория.

Гуманистическая функция философии связана с обоснованием ценности человека, человеческой жизни, прав и свобод в современном мире и обществе, учета этих ценностей общественной практикой – юридической, экономической, трудовой, политической и т.д. Особенно важным является утверждение гуманистической ценности духовной жизни человека, возвращение утраченной потребности в переживании духовной ценности существования, которая в настоящее время часто заменяется идеалами социального успеха и личностных достижений.

Социально-аксиологическая функция философии ориентирована на формирование тех ценностей, ориентиров в жизни общества, которые находят свое отражение в жизни каждого индивида. Важнейшими из них являются идеальные образы как самого общество и его устройства, так и отдельного человека.

spravochnick.ru

Зачем философия современному человеку? / Философия / magSpace.ru


Рафаэль Санти. Афинская школа («Философия»). 1509-1511

глянем сначала сюжет

Множество мыслителей утверждали, что суть философии заключается в удивлении. И в самом деле, философия рождается из природного устремления человека интересоваться собой и окружающим миром. Философия переводится как «любовь к мудрости», она учит нас исследовать и искать фундаментальные истины. Философия – это не просто теория, она может стать образом жизни, если применять ее на практике. Так жили многие мыслители, писатели, художники, ученые, создавая великие произведения искусства, делая великие открытия.

Ответы современных философов на два вопроса:

1.Как философия может помочь современному человеку?

2.Что лично в Вашей жизни изменила философия?

Владимир Васильевич Миронов
Доктор философских наук, профессор, член-корреспондент РАН, заведующий кафедрой онтологии и теории познания философского факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, декан философского факультета МГУ им. М. В. Ломоносова.


1.Это хороший вопрос и он постоянно задается на протяжении 2500 лет, сколько существует философия. Простым ответом является такой: если философия есть, значит, она нужна. Потому что как только появился человек философствующий, он (по Ясперсу), стал осознавать трагедию, трагедийность своего положения в мире, некоторую несправедливость: с одной стороны есть человек, который размышляет, к чему-то стремится, который в отличие от животного осознает, что земля конечна, жизнь конечна, а с другой стороны — бесконечный космос. Это же трагедия по большому счету, что человек, который многое понимает, понимает одновременно и свою смертность. Это может быть один из первых центральных вопросов. Это вопрос из вечных вопросов, на который человек всегда будет пытаться отвечать.

Ясперс говорил, что философия начинается с детских вопросов. Именно ребенок способен задать философский вопрос. Я раньше к этому относился, как к некой банальной красивой фразе, а потом я понял, что за этим стоит глубокая истина. Почему? Потому что над взрослым человеком довлеет огромное количество культурных стереотипов: ему что-то удобно спросить, что-то неудобно. А вот ребенку все удобно. Он может поставить самый неудобный вопрос и внешне очень простой, но когда вы попытаетесь на него ответить, вы увидите, насколько он сложный. А что такое дети? Это начало цивилизации, начало человечества. Почему говорят, что философия начинается с любознательности. Человек начинает простые вопросы задавать. Если кто-то думает, что философии начинается со сложных вопросов, то это не очень верно. Сложные они возникают, но из простых. Проблема другая — философ должен на сложные вопросы относительно просто ответить. Потому что если мы беседуем о философии в кругу философов, и говорим о критериях этики, морали, мы «договоримся». А вот как это потом объяснить людям? И поэтому люди часто играют, говоря, что философия не понятна. «Философия делает ясным то, что было смутным в мифе», — говорил Гегель или Кант, сейчас могу ошибиться. Т.е. философия, в принципе, должна прояснять. Не «затуманивать» мозги, а прояснять. И человек, который говорит не понятно, по большому счету, не может себя считать философом. Это мое убеждение. Поэтому философия всегда востребована. Кстати, конкурс на наш факультет это показывает: 6-7 человек в самые тяжелые годы…

2.Философ – он просыпается в человеке. Окончание факультета не гарантирует, что вы станете философом. Бёме был сапожником, Спиноза – стекольщиком… Образование на философском факультете – это некоторая школа, которая позволяет этой философии проснуться. Но каждый становиться для себя философом сам. Вот он понимает это на определенном этапе, что у него определенный взгляд на мир, совершенно иной, чем у человека, который философией не занимается. Всегда остается непознанное, мы из бытия вырезаем все больший кусочек, стремимся охватить это бытие целиком, но никогда не охватываем – всегда остается непознанное. И здесь философия тоже важна. Есть такой образ: философия в науке представляет собой такие строительные леса. Вроде бы они для здания не нужны, когда здания построены, покрашены Но для того, чтобы сдать здание, строят эти строительные леса, которые позволяют здание довести до конца – другая функция. Поэтому я думаю, что философия всегда останется. С другой стороны есть проблема: философия уподобилась королю Лиру, который роздал детям свои земли, а сам остался ни с чем. Но это не так, от философии отпочковываются дисциплины, и тем сам самым самоопределяется, и очищается сам ее предмет. Поэтому философия – она занимается всеобщим, она занимается бытием. Философия – это метафизика. Это предметы, которые мы может исследовать только с помощью разума. Насколько я своим разумом могу рассуждать о природе и претендовать на истину? Так философия начиналась: не было ни физики, ничего не было, а человек отвечал на вопросы об устройстве мира. У человека всегда есть такая потребность: объяснить.

Юрий Никифорович Солонин
Декан факультета философии и политологии СПбГУ, доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой философии культуры и культурологии


1.Вы знаете, понятие философии — оно может быть также без границ, как и человек в представлении вашего журнала. Поэтому в зависимости от того, какие беды и проблемы человека мучают, какие у него цели, установки или даже, если таковых нет и ему нужно помочь их сформировать, вот философия становится той точкой, или кочкой, на которую человек обязательно становится, сознательно или бессознательно. То есть философия — это высшее искусство формирования мышления, созерцания мира, без чего человек не может обойтись. Он воображает, что от природы наделен мышлением и правильным взглядом на мир, в действительности это не так, а это формируется в результате житейского опыта, каких-то обстоятельств случайного рода. А в зависимости от того, в какой сфере он себя реализует, то и тот тип практической философии оказывается ему полезным. Сугубо теоретическая философия дает ученому ориентировку в научной деятельности. Экзистенциальная философия помогает понять основные типы, формы, способы жизни и проблемы, с которыми человек сталкивается. Человек, который ориентируется на проблемы абстрактной духовной жизни, может тяготеть к неким формам мистической философии, и это оказывается тем духовным и интеллектуальным прибежищем, в котором человек себя находит. То есть в философии человек себя находит в максимальной полноте своей жизни.

Сегодня мы живем во времени без философии. Это мое ощущение: философия существует сама по себе, человек, если иметь в виду особенно русское общество, сам по себе. В критические моменты слышен голос: «Помогите нам, дайте нам определение, скажите нам самое существенное, фундаментальное: Кто мы? Какие цели нашей жизни? Какие наши надежды, ожидания?»

А философия молчит, потому что она оказалась погруженной в свои собственные проблемы, а у нее есть немало профессиональных проблем; как, что устроить, отточить детали, раздвинуть свои собственные границы… И наша философия отучилась отвечать на запросы жизни, и поэтому дни петербургской философии это попытка разрушить вот эту странную берлинскую стену отчуждения, которая отделяет ее от общества. И вот это — самая главная проблема. Философия никогда не дает прямые ответы, она заставляет человека самого думать, как только человек начинает думать, так он находит ответы. А мы покамест вот эту философскую составляющую в нашей культуре презрели, ее нет или она существует сама по себе, как горох, выкатившийся в поле и не дающий плод.

2.Вы знаете, поскольку я профессионал, буквально погружен в философию, то мне ответить на этот вопрос практически невозможно. Потому что если бы я пришел к ней от занятий физикой, лирикой, поэзией, был бы бухгалтером, банкиром, токарем, слесарем, я бы мог вам ответить. Но поскольку для меня это — и профессия, и жизненный процесс, то я это не могу разделить.

Я морализатор по своему характеру, я думаю, что мне понятней больше, чем моим коллегам, которые лишены возможности осмыслить реальность в ее философских категориях, потому что философские категории — это очень глубокое проникновение в сущность процессов, которые обычно сверкают лишь своим поверхностным блеском, ярким, но, чаще всего, ложным.

Александр Владимирович Перцев
Доктор философских наук, профессор, декан философского факультета Уральского государственного университета им. А.М. Горького, действительный член Российской Академии Естественных Наук


1.Начнем с того, что философы, когда они возникли, они вовсе не были учеными. В древней Греции философы занимались тем, что они консультировали людей. В частности Демокрит объяснял, каким образом выбирать жену: надо брать маленькую и молчаливую. Т.е. философ прежде всего был ориентирован на человеческие отношения. И у нас философский факультет Уральского государственного университета лет 15 назад, когда я стал деканом, повернул благодаря ученому совету именно в этом направлении. Мы ввели новые специализации, среди которых, например, философская антропология. Это не психология, которая сводится к каким-то общим научным закономерностям, Это понимание глубинных человеческих потребностей, где нужен индивидуальный подход. Дальше – это социальное управление. Это философия правафилософская лингвистика. Это очень широкая дисциплина, подразумевающая использование языка в общественных целях. здесь философ в моем понимании – человек, который хорошо пишет, человек, который хорошо общается, который может понимать других,

Сегодня философ – это коммуникатор. Это человек, который устраивает человеческие взаимоотношения, налаживает их. античные философы говорили – тот, кто не может выступить на Агоре, и сказать чего он хочет, не гражданин. Гражданин – это тот, кто может сказать, чего он хочет. И сегодня не гражданин тот, кто не может сделать телепередачу. Не гражданин тот, кто не может выступить по радио. И этому должен учить философ. Т.е. вообще роль философии сегодня для нас, по крайней мере, изменилась. Вместо того чтобы научить как жить в роли просветителя, мы сегодня должны прояснить то, что говорят люди обычные, не философы. Мы должны помочь им сказать то, что они думают вообще. без всяких разных искусственных логических конструкций. Т.е. мы друзья, которые позволяем, помогаем человеку высказаться.

2.Лично у меня в жизни философия ничего не изменила, потому что она собственно вся философии и посвящена. Что-то другое могло бы изменить. Потому что я уже 15 лет как декан философского факультета и собственно вся моя жизни уходит на это. я организую всю эту деятельность, я организую, скажем так, лозунг у меня, который я сформулировал, называется «Мы вернем миру смысл». И я чувствую, что мы отвечаем за смысл того, что происходит, потому что бытовой рационализм – да, захлестывает и об этом хорошо сказал Фридрих Энгельс. Он говорит, почему мы об истории говорим, что в ней нет никакого смысла? Почему мы говорим, что история – это естественные процессы? Потому что действует правило сложения сил – один хочет одного, другой хочет другого, а в результате получается то, чего никто не хотел. Т.е. вообще говоря, считают что философия глубоко иррациональна. Всем правит потребность. Никакого разума нету в истории. И вот это хорошее воспитание бытового рационализма, который закатывает, захлестывает, а мы должны вечно возвращать всему свой смысл.

Владимир Александрович Конев
Доктор философских наук, профессор, академик АГН, заслуженный деятель науки РФ, заведующий кафедрой философии гуманитарных факультетов СамГУ


1.Философия не может сделать мир лучше, да его и не надо делать лучше. Надо себя делать лучше. Это можно сделать, а мир изменить нельзя. Он сам изменяется. Но вот в этом изменении философия играет свою роль, когда она создает категориальный язык видения мира и думания. Вот так повлияла филосфия античности и нового времени на европейскую цивилизацию, создав язык рационального мышления об общем, универсальном. И мы имеем тот мир, который получился в результате этого способа мысли. Сейчас этот мир исчерпал свой ресурс. Нужен новый тип рациональности, т.е. новый тип мысли и действия, который может быть контролирован. И тут, конечно, философия, и не только она (например, искусство), может сказать свое слово. Но это дело долгое. Способ мысли не рождается за год-два или десять лет. Требуются усилия поколений. А пока каждый человек должен обустраивать свою жизнь так, чтобы она его устраивала и чтобы она была, как любят сейчас говорить, стабильна.

2.Для меня философия — это род моих занятий. Во-первых, как предмет преподавания. И тогда я смотрю на нее с точки зрения того, а что в ней есть удивительного для современного ума. Что в этой или той философской концепции живо до сих пор и может как-то осветить (просветить) нашу повседневность. Во-вторых, я работаю в области философии — пишу статьи, книжки, выступаю с докладами. Тогда это не философия как таковая, а философские проблемы, или точнее, проблемы в поле философии, в той области философского знания, которой я занимаюсь — философия культуры, философия индивидуальности (самобытного бытия).

Роберт Израилевич Таллер
Доктор философских наук, профессор, заслуженный деятель науки, почетный работник Высшей школы, член Ассоциации Политических наук АН СССР, заведующий кафедрой философии

1.Подчеркнуть надо: «наш» и «сделать». Если его можно сделать, то он наш, значит, речь идет о социуме, ибо природа не наша и поэтому сделать ее нельзя. Конечно, самый облегченный ответ: человек творит этот наш мир. Отсюда сделайте человека (ибо он творит по своему образу и подобию) и он сотворит человеческий мир конвертируя в него разум, добро и красоту.
Но это «полуфилософия».
Философия исходит из действительности, из того, что другой нет (нет другого глобуса) и потому предлагает не переустраивать мир, а жить в нем. Мир таков и поэтому «быть или не быть?», знание мира – это наука. Философия – это понимание мира как предпосылка жизни в нем, вписания в него. Вписаться в мир это не значит приспособиться к нему. Это научились делать многие не будучи философами. Вписаться в мир – это значит синтезировать свои возможности, ценности, самосохранение своей индивидуальности и мира. Не совпадение систем ценностей явление нормальное, ибо, в противном случае исчезла бы индивидуальность, самоидентичность. В стадном мире их нет. Индивидуальность это отрицание стада. Но отрицание это не война, а конструирование нового содержания и механизма связи личности и социума.
Трагизм человеческого бытия не в ценностях сегодняшнего мира, а в не способности сохранить себя в этой господствующей системе ценностей. И поэтому беда не в мире, а в человеке. Развитая индивидуальность может надеяться на изменение мира только живя в нем. Иначе это позиционирование со стороны, вне мира, а значит и без надежды на его совершенствование. Все в мире преходящее, а, значит, конечно. Зло, несчастье, ночь, холод, кризис. Надо уметь выйти за них (трансцендировать). За злом есть добро, за логикой истина, за болезнью здоровье. И тогда мир окажется не таким уж плохим. И тогда окажется, что в нем можно и нужно жить.

2.Жизнь это и есть способ бытия философа. Поэтому им не становятся, а рождаются. Философия в этом смысле судьба. Судьба это предначертанность жизни. Строитель, финансист, физик не могут жить в бочке. Бочка исключает их жизнь. Философ все свое носит с собой, в себе. Мыслить не только, в силу этого, можно и в бочке, но еще и лучше думается: никто и ничто не мешает.

Виктор Аронович Малахов
Доктор философских наук, профессор, Институт философии имени Г. С. Сковороды НАН Украины

1.Подлинную потребность в философии в наши дни ощущают, конечно, немногие. Ощущают её, в частности, некоторые мыслящие люди из числа тех, кто, вопреки бессердечию и поверхностности, задающим тон в нынешней жизни, стремится отстоять свою человечность. Быть и оставаться человеком сегодня совсем не просто – порою куда сложнее, чем сохранять свою идентичность «сознательного украинца», единоросса, приверженца той или иной конфессии. Человечность как таковая прежде всего есть, разумеется, категория нравственная – она предполагает способность к бескорыстной самоотдаче, способность заботиться о других, щедро уделять им своё внимание и время. Вместе с тем, стремление сохранить это драгоценное качество человечности, не дать ему полностью выветриться из нашей жизни, связано и с определённым усилием сознания – усилием собрать себя воедино, восстановить ясность и последовательность мысли, тонкую структуру сочленения человеческих очевидностей, ценностей, смыслов. И вот здесь-то без философии – как, впрочем, и без искусства – не обойтись. Бесспорно, философия ныне – не самый престижный тип рациональности, ей свойственно пребывать в тени более «продвинутых» отраслей науки, идеологии, политики, да и в тени здравого смысла повседневности, который, как водится, ни перед кем никаких комплексов не испытывает. Тем важнее нам сегодня не упускать из виду ариаднину нить философии как именно такой развивающей формы мышления, которая обеспечивает смысловую адекватность последнего, предъявляя ему весь комплекс отношений его реального субъекта, т.е. человека, к миру. Существует немало захватывающих – именно «захватывающих» человеческое мышление – областей, в которых последнее, стремясь во всю прыть к поставленной перед ним цели, склонно забывать о собственных истоках, собственной внутренней мере. Философия же как таковая служит живым напоминанием об этом; гегелевское определение её как «мыслящего самоё себя мышления», реально говоря, ничего иного в себе и не содержит. В этом смысле, акт философствования, как в своё время прекрасно сказал Мераб Мамардашвили, – это всегда некая пауза, некий интервал, некое движение вспять относительно течения непосредственной практической жизни, в том числе и тех требований, тех ожиданий, которые она набрасывает самому мышлению. Благо для человека и человечности, что в переломные моменты истории человеческого духа в ней до сих пор неизменно являлся эдакий Сократ, или Паскаль, или Кьеркегор, или Сковорода – некто, с кем невозможно маршировать, а надо остановиться (или побродить) и подумать: кто я? как это я живу и зачем? о чём в своей жизни я ни в коем случае забывать не должен? Сегодня, повторяю, раздумья такого рода – необходимый компонент защиты человечности, скромного призвания и счастья быть одноразовым человеком на этой земле.

Если говорить о факторах и тенденциях, бросающих сегодня вызов стойкости человеческого сознания, то в первую очередь приходится упомянуть о феномене манипулирования, феномене всепроникающем, пропитывающем своими флюидами едва ли не каждый регион общественной и духовной жизни. Ныне мы с избытком убеждаемся в том, что манипулировать можно и самой жаждой свободы, и нравственным возмущением масс – украинский оранжевый «майдан» яркое тому свидетельство. Совершенно очевидно, что для современных практиков и идеологов манипуляции – а таковые встречаются и в профессиональной философской среде – человек перестаёт существовать как единица, способная оказывать сопротивление, отстаивать собственную точку зрения; уважение к личности вытесняется пресловутой борьбой за рынки, за передел политических позиций. Так вот, мы не можем себе позволить утрачивать способность к сопротивлению, в первую очередь, способность к сопротивлению сознания. Философия, поистине, как сказал бы Гегель, соответствующая своему понятию, должна в нынешних условиях – хотя, безусловно, её роль к этому не сводится – укреплять духовную неподатливость личности, помогать ей в ежедневном противостоянии соблазнам века сего, равно как и его навязчивому пафосу. С неё, с философии, никто не снимал вменённую ей ещё Ф. Бэконом обязанность разоблачения «идолов», становящихся, к сожалению, всё более многочисленными и влиятельными в нашей жизни. Разумеется, идти против течения всегда трудно, трудно прекословить диктату глашатаев времени, трудно удержаться на ногах в подкашивающих объятиях толпы. Что ж – желающий в наши дни быть собой, сохранять верность своему человеческому призванию должен иметь достаточно крепкую интеллектуальную мускулатуру.

Резюмирую. Философия, наиболее востребованная нынешней ситуацией человека, – это, на мой взгляд, прежде всего философия сопротивления. Сопротивления ползучему расчеловечению мира, постмодернистской всеядности, пошлой идеологии праматического успеха, вкрадчивости современных манипуляторов, лишающих нас свободы быть собой. Увы, несложно предсказать, что кому-то такая позиция обязательно покажется несовременной, в чём-то донкихотской. Ничего не поделаешь: донкихотство не чуждо философии, да и сам Рыцарь Печального Образа – не один ли из ходячих символов человечности как таковой?

2.В ранней юности с философией я был знаком очень мало и не задумывался о том, являются ли проблемы, которые меня занимают, проблемами философскими. Иное дело – художественная литература, которую я читал запоем. И вот случилось так – учился я тогда в одиннадцатом классе, – что волею судеб моим постоянным чтением одновременно оказались Александр Грин, Лев Толстой и Франц Кафка. Именно «взрывчатая смесь» мироощущений этих авторов, столь парадоксальным образом дополняющих друг друга, думается, и подвигла меня к размышлениям собственно философского характера. Ну а потом в игру вступили Беккет, Ионеско, Сартр, вслед за ними – Платон, Аристотель, Кант, Гегель, Паскаль…
Были, впрочем, стимулы и более внутреннего свойства. С детства я был существом впечатлительным, с неплохо развитой способностью воображения. Где-то лет с 9–10 (а может и раньше) меня занимали вопросы о том, как можно представить себе границы мирового пространства и времени, как входит в мир четвертое и последующие измерения, как наступает смерть и что бывает после неё. Смерти я боялся панически, но очень надеялся, что за необозримое время моей собственной взрослой жизни человечество её победит. Подспудно этот страх и эти надежды повлияли, конечно – наряду с более прозаическими факторами – на моё решение поступать после школы в Киевский медицинский институт. Слава Богу, я туда не прошёл, и у меня появилось время, чтобы понять: то, чего я добивался от медицины, по-настоящему следовало искать совсем в другой области – в области философии. Ибо только философия по-настоящему, всерьёз выводит человеческое воображение и человеческую мысль на рандеву с Абсолютом – так по-настоящему, так всерьёз, как это не под силу сделать даже религии. Дело не только в том, что в философии мы постоянно вопрошаем об абсолютном – о первом и последнем месте пространства, времени, жизни. Дело ещё и в том, что сам опыт философствования, как я вскорости осознал, есть опыт отношения к Абсолюту – отношения практически неизбежного, как бы предзаданного самим существом данного рода деятельности. Нельзя мыслить по-философски, уже заранее не пребывая в «поле притяжения» Абсолюта – в поле сколь смысловом, столь же и реальном. Немало лет спустя я наткнулся у Кьеркегора на фразу, которая объяснила мне многое в моём собственном духовном опыте: «Если всякий человек не принимает существенного участия в Абсолюте, значит, всё потеряно». Думаю, потеряно ещё далеко не всё. Меня, как, наверное, многих моих коллег время от времени укрепляет в этой мысли процесс писания философских текстов. Как только оказываешься вынужден, как только найдёшь в себе силы сойти с лёгкого пути благополучных трюизмов на опасную, неизвестно куда ведущую еретическую тропу, сойти ради неизвестно чего, просто ощущая контроль над собой некоей теряющейся в тумане строгости – вот тогда-то, именно тогда и убеждаешься: есть он, Абсолют, есть!
Год спустя после провала в мединституте я стал студентом-философом.
В философии меня не сразу, но безвозвратно привлекла мало известная и малоуважаемая у нас по тем временам (начало 70-х гг. прошлого века) её область – этика.
Почитаемой, известной, любимой лучшими студентами и преподавателями была сводная сестра этики – эстетика. Кружок эстетики, которым руководил умница и великий энтузиаст философии Анатолий Станиславович Канарский, был в те годы бесспорно лучшим на философском факультете; его горнило, вместе со своими друзьями, прошёл и я, и многим ему обязан.
Но вот этика… Существенное знакомство с ней началось для меня в тихом прохладном зале Исторической библиотеки, чтением старых, пропахших сыроватой прохладой хранилища книг Спинозы, Лейбница, Канта, Ницше, Паскаля. Раз и навсегда я вдруг понял, что ничего более интересного и привлекательного в философии для меня быть не может: счастливым образом мне отворилось то пространство мысли, тот простор, где грешному разумению моему стало легко и свободно.
Должен добавить, что для меня, питомца эстетического кружка Канарского, путь в этику изначально прорисовывался едва ли не вопреки общепринятым представлениям о существе сей суровой дисциплины. Нет, не моральный пафос, не благоговение перед категорическим императивом влекли меня, сознаюсь, в её заповедные глубины. Влекло меня восхищение – восхищение малообразованного неофита – перед бесконечной, искрящейся, переливающейся всеми цветами радуги, сулящей счастье, и боль, и утоление тайной человеческой свободы и человеческой любви.
Так что дипломная моя работа оказалась посвящена проблеме свободы воли – сюжету, в те годы достаточно редкому. О свободе и о любви, насколько это мне под силу, пишу до сих пор. А также о стыде, о благоговении, о страхе, тошноте, жалости, о человеческом общении и различных его нюансах.
Ведь где нет нюансов – там нет философии; это относится и к этике. Нюансы указывают на обилие траекторий мысли и чувства, манят на простор, светлый простор свободы, заветный доступ к которому, я убеждён, открыт для человека всегда.
С этим убеждением и живу.

***
Философский мультфильм про судьбу поросенка «Моя жизнь».
Рассказ о своей жизни от первого лица маленького поросёнка, пока ещё совершенно не разбирающегося в этой сложной и жестокой жизни.
Картины сельского быта, милый непосредственный юмор. Философские вопросы и долгий взгляд на заходящее солнце.

magspace.ru

Зачем нужна философия современному человеку

Зачем нужна философия современному человеку

Многие спрашивают, зачем нужна философия современному человеку, почему она так важна в наш современный изменчивый мир. Ведь наша жизнь земная не вечна и настало время развиваться духовно, внутри себя, так как секты, церкви не дают человеку такой возможности, так как Бог один и он внутри каждого из нас и мы – его частички, которые нельзя разъединять. Страдает одни – страдают и другие.

 В статье вы поймете, почему на самом деле и зачем нужна философиясовременному человеку, что она делает полезного для человека и почему ее не изучали раньше. Вера полезная для достижения земного успеха, для того чтобы быть здоровым и сильным. Но вера не сможет раскрыть вас и найти ваше вечное, духовное существование. Только вы сами можете прийти к данному осознанию, если будете развиваться каждый день и следовать некоторым советам из философии.

Зачем нужна философия современному человеку

Чтобы развиваться духовно

Понятно, что первая причина, зачем нужна философия современному человеку, так это для духовного развития, так как все философы и ученые все давно нашли и раскрыли, но современный человек не может пока осознать все эти законы природы и начать жить и развиваться духовно, а не материально. Конечно, материальная жизнь приносит нам удовольствие, но она временна и для удовольствия, приходиться работать, страдать и тратить время. Философия предлагает отказаться от глупого земного существования и научиться развиваться духовно, найдя свою душу.

Многие считают, что духовная жизнь начинается после смерти человека, но это не так. Многие просто не знают, зачем нужна философия современному человеку, но это так просто. Философия позволяет нам не только мечтать и читать красивые фразы и высказывания, но и развиваться. Так как найти душу и развить ее можно правильными мыслями, чувствами и ощущениями. Когда человек тратит жизнь на материю, думая, что душа у него и так есть и он будет в ней жить после смерти. Но запомните следующее: пока вы не нашли и не развили душу при жизни, вы ее не получите и после смерти. Душа – это не бессмысленная вера в что-либо, это ощущение ее внутри себя.

Верить ведь сегодня можно чему угодно и кому угодно, особенно если человек знаменит, ему доверяет народ, но даже знаменитости ради денег способны обманывать людей. Поэтому вам не нужен никто, вам нужно просто изучать философию своей жизни и развиваться внутри себя. Ищите и развивайте душу только мысленно внутри себя, так как другого способа просто не существует. Даже те люди которые регулярно ходят в церковь или посещают духовные практики, не находят настоящего Бога и свою душу, которую можно ощутить в себе, а не просто верить или не верить что она есть.

golbis.com

Журнал «Человек без границ» - Конкурс эссе «Зачем философия современному человеку?»

В марте 2015 г. волгоградский городской портал «ВсеХорошо» и культурный центр «Новый Акрополь» в Волгограде провели конкурс на лучшее эссе на тему «Зачем философия современному человеку». Семеро победителей конкурса были награждены призами. Наш журнал счел важным поделиться на своих страницах размышлениями участников конкурса о нужности философии в современном мире.

 

Наталья Максимова:

«Первая мысль, на которой я себя поймала, была та, что надо в Интернете сначала найти точное понятие термина "философия". Такой уж он современный человек - все перепроверяет в Интернете. Увы, перечитав множество запутанных терминов, что-то определенное так и не смогла сформулировать. Почему-то представляются либо образы античных философов, либо ночные разговоры на кухне за рюмкой коньяка. Причем разговоры эти с ноткой горечи и разочарования, чаще всего, построенные на своем жизненном опыте. В общем, для меня это наука о жизни. Непростой человеческой жизни, где больше вопросов, чем ответов, и никогда не бывает единственного правильного варианта.
Казалось бы, в современном сумасшедшем мире вообще думать некогда. Какие там жизненные вопросы, если на работу – бегом, главными ценностями являются вечная парочка, время и деньги, а из-за бешеного ежедневного ритма не отвечаем на звонки близких людей и забываем перезванивать? И бежим мы так, бежим, но в один момент происходит словно щелчок такой, после которого мы замечаем все то, что проходило мимо нас - как постарели наши родители, как мало мы видимся с друзьями, как давно мы видели радугу, как продолжают жить наши детские мечты…
И тогда начинает происходить самое интересное. Понимание сумасбродности этой современной жизни, размышление о своих успехах и ошибках позволяет сделать неожиданное открытие - ну, нельзя сказать, что такое хорошо, а что такое плохо. Учеба на одни пятерки не обеспечивает хорошую работу, новый знакомый может стать гораздо более хорошим другом, чем человек, с которым ты общаешься с первого класса. Все шаблоны правильной жизни на самом деле не работают! И нет универсального рецепта счастливой жизни.
И, благодаря этому пониманию, мы наконец-таки меняемся – прерываем любое совещание ради звонка мамы, и пускай это некрасиво. Любуемся рассветом – ну и что, опоздаем на пять минут. Бухгалтерша, получившая профессию, потому что ей так родители сказали, записывается на курсы кулинарии, и неважно, что у нее уже такой большой стаж и глупо, по мнению коллег, бросать денежную работу.
Нет черного и белого. И решать, что хорошо, а что плохо, можем только мы сами».

Маргарита Потапова, «Человек и философия»:

«Философия, говоря простым языком – это всего-навсего способность задавать вопросы, быть любопытным. Таким образом можно заявить, что все мы становимся в какой-то степени философами еще в детстве.
Трехлетний ребенок задает огромное количество вопросов о том, как происходит то или иное явление, отчего в жизни случаются какие-либо события. Так он учится размышлять, познает мир. Взрослые, на мой взгляд, в этом плане не слишком отличаются от детей – философия нужна им, чтобы выяснять что-то новое, развиваться, продвигаться вперед и находить новые решения.
То, что философские вопросы в большинстве случаев не имеют ответов – не проблема. Сам ответ не важен. Важен его поиск. Именно эта способность вопрошать делает человека человеком, помогает оставаться адекватным в этом мире.
В современном мире умение размышлять над глобальными проблемами крайне важно для каждого. Поиск нестандартных решений, умение обнаружить новое на «старом» месте, способность посмотреть на ту или иную ситуацию со стороны и прийти к какому-либо выводу – это позволяет каждому из нас шагать вперед самим, эффективно взаимодействовать с другими и развивать все общество».

Тимур Перепелкин:

"Я знаю, что ничего не знаю" Сократ

«Философия по определению большинства ученых-философов является инструментом познания мира. Но так можно сказать и о других науках. Например биологии или физики. Биология изучает живые микроорганизмы, их взаимодействия внутри себя и с себе подобными. Физика же освещает вопросы естествознания и в первую очередь отвечает на вопрос: "Как это устроено?". Эти науки также являются инструментом познания мира, но по моему скромному мнению сами они лишь составляющии философии. Ибо философия ставит перед собой цели недосягаемые для обычного, бытового мышления.
Приведем пример. Древний человек обьяснял природные явления своей фантазией, так как не имел достаточного опыта и уровня интеллекта чтобы использовать научный подход. Но он задался вопросом! Почему бьет молния?
Со временем, установив причинно следственные связи и проделав огромную научную работу уже не человек, но человечество смогло обьяснить, в первую очередь себе, почему бьет молния. И хотя чем больше человечество познавало, тем больше философских вопросов вновь вставало перед ним. Устройство вселенной, реальность надмировых сущностей. Все эти вопросы, относящиеся к категории философских, запускали двигатели познания. Толкая человечество вперед к неизведонному.
В современном мире, в его многообразии информации и, к сожалению, дезинформации, философия необходима как тренажер критического мышления. Изучая эту науку, человек учится смотреть на вещи не с одной стороны, а с двух, трех и более. Давая предмету или ситуации многогранное, подробное описание. Сумев воспитать в себе подобный способ познания окружающего мира, человек, как часть общества, дает ему шанс ответить на очередной философский вопрос. Которых, как я уже говорил, еще много и будет намного больше».

Юлия Пахомова:

«Для кого-то течение времени оказывается крайне скоротечным, для кого-то его оказывается слишком много, но оно идет, никого не щадя.
Но даже на этот факт можно взглянуть под другим углом, и в этом нам поможет философия.
Говорят что время, оно остается, оно всегда есть. Это мы, человеческие создания, приходим на эту планету, чтобы прожить выделенный нам отрезок, после чего также неизбежно испаряемся. Все это философские суждения.
Философия дает нам возможность взглянуть на вещи, которые не преподаются в школе, скрытые от общего обозрения и на те, о которых задумываются единицы. Предположим, какая еще наука изучает добро и зло?
Ведь это крайне относительные понятия. Еще в раннем детстве нам даются определенные установки и стереотипы, которые можно изменить только посредством их глубокого переосмысления. День сменяет ночь, весна сменяет зиму, огонь и вода очень разные, они могут выступить как источником созидания, так и разрушения – ничто ни есть «плохо или хорошо», на самом деле. Все это не более чем призма нашего восприятия.
Благодаря философии, частичка которой в современном мире, присутствует практически в каждой науке, мы можем построить своё собственное мировоззрение, отличное от других. Все это поможет нам, прожить иную жизнь, не идя следом за большинством, а выбирая свой собственный путь.
Такие люди выбиваются из большинства и предлагают человечеству новый взгляд на мир. Из позже и называют философами, разглядев долю истины в их словах.
Также философия предлагает из большинства вариантов обратить внимание именно на тот, который будет вам ближе к сердцу и осветит ваш жизненный путь вдохновением».

Юрий Чернов:

«Задать правильный вопрос - еще полдела, важно найти на него правильный ответ. Но что есть правильный ответ? Всегда есть контексты, рамки, категории, в масштабе которых нельзя понять абсолютную истинность того или иного суждения. Философия для современного человека, это скорее возможность уметь правильно расставить необходимые акценты в повседневной жизни, чем размышления о насущном. Это может показаться изначально мелким и неправильно интерпретированным к такому широкому понятию, но для личности скорее необходимо правильно мыслить в рамках определенного набора факторов, чем развивать ее во вне себя.
Философия для современного человека это скорее плацдарм категорий, определений и понятий, которые он использует в самопознании себя и самоосознании себя. Мораль философии как науки позволяет правильно поставить вопрос, который должен в общем итоге привести ответ от общего к частному. Понять себя. Ведь в понимании себя рождается то, что мы можем назвать абсолютной истиной. Истиной которая будет применима именно к нам, как к индивидам.
Попытками мыслить внутрь себя мы можем дать объяснения тому, что находится вокруг нас, ведь каждая мелочь, которая крутится вокруг нашего духовного мира - есть материальный мир, который мы воспринимаем через призму духовности. И не важно, атеист ты или верующий, важно, то что те категории, которые в руках человека становятся инструментами для исследования себя, в конечном итоге дают ответы на вопросы о глобальных вещах.
Ведь всего лишь стоит задать себе вопрос "Кто есть я?", и можно пуститься в рассуждения о предназначении себя в этом мире, перевести поток мыслей во всеобщее русло человечества, и в итоге выйти на формирование рассуждения о том, для чего мы здесь, как это делали не раз многие писатели фантасты, такие, как братья Стругацкие, например.
Философия является для современного человека инструментом познания мира через самого себя, возможностью заглянуть через себя во вселенную и искать ответы на вопросы внешнего мира, развивая себя изнутри.
Мы учимся быть большим чем просто "Я". Философия нас ведет от себялюбивого "Я" к открытому для всех "Мы"».

Екатерина Соколова:

«Думаю, современному человеку нужны Знания. И Академические - точные науки и Гуманитарные и Философические и Древние! Нужны Знания о Сказания, Мифах разных народов - для чего? Да что бы Гордо носить Звание "Человек РАЗУМНЫЙ". Так как, по моему мнению, сейчас, когда ОГРОМНОЕ количество информации, я бы сказала, человек в целом - достаточно ОГРАНИЧЕН! Ограничен однообразным, узкопрофильным, и порою, очень не красивым мусором. Философия позволяет понять МИРоЗДАНИЕ, Истинную суть, а размышления развивают МОЗГИ 🙂 и воображение! И это и правда интересно!!!».

Анна Гуськова:

 «Уже около 12 ночи. Мы с Костей мчимся по первой продольной в его новой машине. Костя – модель. Участвует в конкурсах красоты для мужчин, выигрывает творческие соревнования, он молод и привлекателен. Любимое движение – проводить пальцами по идеально причесанной шевелюре. «И зачем тебе вся эта чушь?», - спрашиваю я после рассказов о клубах, девочках гоу-гоу и фотосъемках. «Один раз живем. Философия у меня такая: меньше думай – больше делай». Замолчав, взглядывает на свое отражение в зеркале.
Застиранный, выцветший свитерок, неухоженные руки, вечно сутулая спина и усталый тяжелый взгляд. «Гуськова, напиши на доске: «Все люди смертны, а Сократ - человек». Мне стыдно, я не слушаю Светлану Аркадьевну – нашего преподавателя по философии, но и слушать ее не могу. Философские истины в ее исполнении звучат как-то плоско и скучно. «Сократ смертен», - заключаю я, оглядываясь на нее. Та медленно вырисовывает в журнале оценку.
В баре темно, только сцена освещена очень ярко. Сегодня здесь мастер-класс от шеф-повара, а пока публику развлекают двое ведущих. Наконец появляется Алексей. «Сегодня приготовим салат из морепродуктов, фетучини с овощами и каре ягненка», - спокойно говорит он. Мне нравится его хвостик. Он темноволос, высок и выглядит взрослым на фоне заливающихся ведущих. «Знаете, как мы его зовем на кухне?», - скаля белые зубы, обращается к публике первый. «Философ! - кричит второй. – У Леши на все есть умный ответ». «А иногда заумный!..». Философ тем временем нарезает листья салата.
В каждой жизни звучит своя философия. Ее только услышать, только поймать, не дать ускользнуть. А заглянешь в себя – откроешь такие глубины, что закачаешься, как над пропастью. Кажется, будто сегодня философия – это не модно. Фундаментализм заменили книгами успеха и тренингами уверенности. Но мудрая философия, чем бы мы ее не называли, просачивается в комнату бунтующего подростка, подсаживается в баре к уставшему работнику, вступает басами в наушниках хипстера. Философия – это плато в будничных равнинах. И кем бы ни были, когда бы ни жили, мы чувствуем рядом это вечное и необъяснимое Нечто».

 
Константин Шивцов:

«По сути необходимо дать определение философии, столь обширному понятию. Философия — это... Философия — это... Поразмыслив, оказывается это не так-то просто. Это скорее инструмент, один из способов познания окружающего нас мира и взаимодействия с ним. Философия сильно отличается от менталитета и разных групп общества. Человеку часто важны логические выкладки или, что-то на них похожее, для возможности действовать, или даже для индульгенции. Она бесспорно важна, но, как и любой инструмент проявляться двояко, и может служить способом манипуляции. Философия, неотъемлемая часть сознания. В процессе становления личности она подбирается человеком под его качества, а после начинает их развивать. Где нужно даёт свободу, местами включает тормоза, или сглаживает неровности. Не стоит её недооценивать, у человека времени мало совсем, а философия даёт вектор развития, не только индивиду, но и обществу в целом. Словом, необходимо жить, радоваться и искать своё счастье, а философия поможет нам в этом».

 
Тихон Спирин:

«Жизнь современного человека определяют шаблоны, навязанные из вне: как правильно жить, что за чем идёт, чем престижно заниматься, а к чему не стоит и притрагиваться, когда стоит создавать семью и т.д. Получается, жизнь прописана за нас, и мы лишь, не задумываясь, следуем чьему-то плану. Не задумываясь - вот главная проблема современного общества - люди перестали думать, перестали рассуждать и смотреть на свою жизнь как-то иначе, чем другие, легче же жить, когда за нас думает кто-то.
А что же делает философия? Она заставляет думать, заставляет рассуждать и осознавать, что происходит вокруг нас. Рефлексия становится более глубокой, и свои поступки ты анализируешь уже немного иначе, понимая, что раньше ты вовсе и не думал, когда смотрел на своё взаимодействие с этим миром, социумом.
Бешенный ритм повседневности, жизнь летит всё быстрее и быстрее: родился, садик, школа, университет, работа, карьера, семья, дети, работа, старость, внуки, смерть. Кажется, я ничего не забыл, вы поправьте, если сможете, где я ошибся в вашем идеальном бытие? Вот она - проблема современного человека: следование плану, созданного не им, а кем-то там, кем-то, кто знает лучше. Занятия философией, вот что заставляет человека остановиться в этом потоке и посмотреть, что же происходит. Он отходит от бегущей толпы в сторону и взирает на происходящее со стороны. Человек начинает думать, и это ему помогает обходить других: толпа бежит по намеченному пути, а философ дойдёт до той точки, куда они прибудут через год, за месяц, отчего? Всё от того, что он видит множество путей достижения той или иной цели и выберет кротчайший для себя, потому что не имеет право растрачивать время и жить по чужому шаблону.
Великий русский писатель Фёдор Михайлович Достоевский сказал: “Жизнь задыхается без цели”, так и всем нам необходимо найти жизнь в чём то большем, чем просто шаблонное существование, вот зачем современному человеку нужна философия».

 
Ирина Князева:

«Для меня философия как наука начинается там, где заканчивается вера в Бога. Если человек верит в Бога - он ищет ответы на главные вопросы Бытия в религиозной литературе, к какой бы конфессии он не принадлежал. Даже если человек ещё не нашёл своей религии, но в нём есть эта вера, он никогда не будет искать для себя истины в рассуждениях людей о материях и идеях.
Но в наши дни, когда вера в Бога стала играть очень маленькую роль в жизни людей, когда зачастую душевные искания и переживания подменяются ритуалами, философия становится актуальной как никогда. Когда в человеке засыпает вера в Творца, пропадает глубина жизни. Люди словно плавают по поверхности, но они чувствуют в уголках своих сердец, что они что-то упускают. И тогда философия может стать проводником и спасителем.
Жаль лишь, что не каждый преподаватель философии способен донести до аудиторию весь интерес этой науки. Зачастую изучение этого предмета в рамках курсы в ВУЗе наоборот отбивает у людей всякий интерес к этому предмету. Нужно выучить кучу каких-то теорий, с именами, датами. А между тем, на мой взгляд, философия носит более чем прикладной характер. Ведь философия жизни есть у каждого человека, вопрос лишь в том, на какие идеи опирается эта философия. И если бы философию не ставили на пьедестал, и не возводили в ранг супер возвышенной науки, а объясняли её приземлённость и важность для каждого думающего человека, возможно люди смогли бы стать немного счастливее. Потому что думающий человек ищет счастье, в первую очередь, в самом себе, и легче различает что есть цель, а что может быть только средством».

 
Ольга Забарина:

«Зачем современному человеку философия? Зачем философия мне? Чтобы задавать вопросы и искать на них ответы. Чтобы оставаться человеком мыслящим.
Вопросов без ответов у меня много. Но чаще других задаю себе один, для меня наиболее важный: для чего человеку дарована жизнь и почему лишь на некоторое время? Ведь не ради же академических успехов, достижения каких-либо благ, определенного статуса в обществе. Конечность самой жизни в итоге лишает все это смысла. Познание истины? Сомневаюсь. Познать истину и умереть с этим знанием? Нелогично. Служение Богу, воспевание его величия? Бог самодостаточен, не тщеславен и не нуждается в подтверждении своего величия. Так для чего человеку дан этот недолгий промежуток времени?
В моей жизни был период, когда я перестала задаваться подобными вопросами. На них не оставалось времени и сил. Жизнь ограничилась самым, как казалось, необходимым: едой, сном и работой. И появилась неудовлетворенность, появилось ощущение, что я не живу, а время, отпущенное мне уходит.
У меня нет однозначных ответов на мои вопросы, но пока они меня волнуют, пока я задаю их себе, я ищу, я пытаюсь что-то менять в своей жизни. Пока я мыслю, я живу».

 
Сара Вериго (псевдоним):

«Много мыслей в моей голове, но увы:
Если выскажу их – не сносить головы!
Только эта бумага достойна доверия…
…Я познание сделал своим ремеслом...
(Омар Хайям)

Вопросы «Познаваем ли мир?», «Существует ли Бог?», «Что такое Человек?», которые являются наиболее распространенными и известными каждому человеку, можно назвать истинно философскими. Стоит заметить, что каждый человек хотя бы изредка задается подобными вопросами.
Но что есть философия? Хоть и много людей называют ее наукой, но сами философы утверждают, что это мировоззрение. Она не едина – можно выделить, например, этику, эстетику, философию кино. В свое время от философии отделились другие науки – биология, физика, психология. Но ответ на вопрос «Что такое философия?» - не дан до сих пор.
«Философия» в переводе с греческого языка означает «Любовь к мудрости». Значит, философия – это в первую очередь попытки познать себя и мир вокруг, мудро рассуждая, сопоставляя факты, опираясь на размышления наставников и предшественников, выслушивая мнение более умудренных товарищей, но многие из философов, например, Платон и Аристотель, ставят превыше всего вопросы о смысле жизни, месте человека в ней и его предназначении, о природе наших поступков и действий, о развитии общества и личности.
Разное развитие интеллекта, технологий, иные нравы и правила. Каждое поколение задает свои вопросы, ответы которых важны для него. Поэтому и философия – это не что-то определенное, загнанное в оковы, а нечто, не имеющее ни пределов, ни рамок. Каждый век, каждое десятилетие она плавно меняется, изменения почти незаметны, невидимы нашему глазу, и только спустя время люди осознают, насколько различаются эпохи, человек и смысл его жизни.
Все мы исключительны и неповторимы, и наши вопросы так же уникальны, как и мы сами: наши мысли, и цели, и способы их достижений. Потому и философия у каждого своя. Скажем так: каждый из нас имеет свою собственную, очень важную для себя, чтобы понять самих себя, философию жизни.
«Назначение философии не в умозрительных догадках и построениях картины мира, а в раскрытии того, как людям следует жить, чем руководствоваться, как оказывать воздействие на других и на самого себя. Повседневная жизнь человека – это искусство. Основное познание должно быть направлено на себя, на деятельность своей души по поиску истины и смысла жизни», - философствовал века назад Сократ, а его слова до сих пор на устах. Что такое смысл жизни?
Смысл жизни – это мечта, родившаяся еще в детстве. Смысл жизни – это цель, которая появилась еще в юности. Смысл жизни – это задача, что будет выполнена любой ценой.
Согласившись с этим, человек продолжит список. Или, отрицая это, расскажет о своем понимании. У каждого человека смысл в жизни разный.
Я не знаю, чем является смысл моей жизни – я еще лишь на пути познания его. Но уже сейчас я могу уверенно назвать самое дорогое для себя, выделить исходя из этого свои ориентиры. В моем понимании главным для человека являются семья, верность ей и принципам, честь, вера. Поэтому своими ориентирами я назову желание отстоять важное и поступки по совести. Для меня совесть – это чувство, которое всегда справедливо «оценивает» мои поступки. Благодаря этому, я могу прийти к наиболее верному решению – так, чтобы быть уверенной в том, что каждый получил то, что заслужил или найден компромисс.
Что такое ориентир? Строго говоря, это – основная цель приложения усилий, предмет, по которому определяешь курс движения. Эти значения точно описывают значение этого слова во всех смыслах. Ориентир в жизни очень важен, ибо без него человек не живет, а существует; у животных ориентиры тоже имеются, но они не так разнообразны, как наши. Ориентиром жизни можно назвать и цель школьника поступить в колледж, и план восхождения по карьерной лестнице курьера. Это ведь должно быть не то, что практически невозможно выполнить, а то, к чему можно стремиться со всеми силами и усилиями – и достичь. Каков смысл в цели, если она будет удаляться раз за разом, если все усилия и всё сделанное пойдет прахом просто потому, что человеку не достаточно уже имеющегося, и он желает получить почти звезду с неба.
Чем руководствоваться людям в жизни, создавая из нее самое настоящее искусство, как советовал Сократ? Быть может, жить следует по законам, не нарушая их – ни земных, ни небесных, и не тратить время на хаос и глупые сумасшедшие выходки, не несущие пользы. Конечно, кто-то не согласится с этим: так как жизнь у нас одна, то зачем в ней строгий распорядок, какой смысл в «жизни по расписанию», если можно получать все радости и быть счастливым? На человека в первую очередь влияет семья – именно она закладывает в него уважение к традициям и обычаям, бережливость к тому, что имеешь, любовь к миру, благодарность Богу за удачи и счастливые моменты. Нескончаемый труд поиска – именно он поможет нам познать себя и душу, желание познать смысл жизни и «деятельность своей души» даст возможность соприкоснуться с Небесами. Может, Сократ и не помышлял о возвышенном, но неужели можно понять наш мир, не чувствуя, не ощущая поддержки его Создателя, которую стараешься найти, веря в нее в самой глубине души, даже если утверждаешь обратное?
Однажды знаменитый философ Сократ заметил, что «жизнь тела есть зло и ложь. И потому уничтожение этой жизни тела есть благо, и мы должны желать его». Это высказывание наталкивает на мысль: «Как же можно считать тело злом и ложью, самому себе желать смерти?». Я думаю, многие люди любят преувеличивать, утрировать – и великие далеко не исключение. «…Уничтожение этой жизни тела есть благо…» – что этим желал сказать Сократ? Конечно, мы никогда не узнаем, чье из наших суждений верно, пока не создадим машину времени, но никто не мешает нам рассуждать и дискутировать на эту тему. Я позволю себе попытку поделиться своими мыслями о словах людей, что посвятили всю жизнь философии.
Тело – оно бренно и грешно, оно собирает в себя всю грязь бытия, и очищается от нее после смерти в самой земле. Земному телу не место там, за гранью жизни, потому мудрецы всех времен твердят в один голос: бессмертие не нужно человеку. Бессмертие и вечность – звучит заманчиво и соблазнительно, не так ли? Но это нарушит такое твердое и одновременно хрупкое равновесие добра и зла, жизни и смерти. Осознание вечной жизни изменит до неузнаваемости, как и одержимость найти источник ее. Само слово «человек» дает нам понять – жизнь наша длится век, и срок этот либо удлинит, либо укротит, сам Господь. Попытки увеличить срок собственными усилиями тщетны, но нескончаемы, ибо глупость людская не иссякает.
Мы приходим в этот мир и уходим из него по своему желанию.

От страха смерти я, поверьте мне, далек:
Страшнее жизни что приготовил мне рок?
Я душу получил на подержанье только
И возвращу ее, когда наступит срок.
(Омар Хаяйм)

Философия многогранна, размышления о философии могут лишь прерваться, ибо у них нет конца. «Месяца месяцами сменялись до нас, мудрецы мудрецами сменялись до нас»; чтобы стать мудрецом необходимо пройти жизненный путь».

www.bez-granic.ru

Для чего современному человеку философия

Для чего современному человеку философия

Начавшаяся со скромных выступлений в школьных вечерах концертная деятельность постепенно достигла сравнительно крупных масштабов, чему главным образом способствовали первые премии на Международном конкурсе имени Роберта Шумана в Цвиккау (1996) и им. Франца Шуберта в Дортмунде (1997). Имеет награды на многих других конкурсах (в России, Австрии, Италии, Франции, Андорре). Михаил Мордвинов работал с такими дирижерами, как Юрий Симонов, Дамиан Йорио, Владимир Понькин, Владимир Вербицкий, Федор Глущенко, Карен Корниенко, Павел Сорокин, Теодор Курентзис, Дмирий Васильев, Александр Скульский, Велизар Генчев.

Статья: Зачем современному экономисту философия?

Действительно, зачем!

Мировоззренческая функция философии позволяет представить выживание, переход к новому цивилизационному пути в контексте эволюции космического и общественно-исторического развития. Особое значение в настоящее время приобретает аксиологическая (ценностно-регулятивная) функция философии: оценка имеющихся путей познания и форм деятельности с позиций их соответствия гуманистическим идеалам и этическим принципам.

Нужна ли философия современному человеку

32]. полагая, что главная его цель – это развитие рассудка ученика и обучение философствованию.

Готовы ли нынешние школьники философствовать, а главное: зачем им нужна философия?

Необходимость философии для современных российских школьников продиктована устойчивым приоритетом прагматической педагогики, которая сводит образовательный процесс к получению, переработке и проверке усвоенной информации в виде известных методик тестирования.

Известно, что Николай Бердяев.

В настоящее время, во время компьютеризации и интернетизации, человек редко задается вопросами, волнующими всех еще 20 или 30 лет назад, потому что везде на все можно найти ответ. Тогда зачем же мне рассуждать или философствовать, спросит любой школьник или студент начального курса ВУЗа.

В данной статье мы будем рассуждать о том, зачем нужна философия и нужна ли она вообще.

Для ответа на вопрос о необходимости такой науки, как философия, надо попытаться определить, что же это такое.

А это и есть размышления о жизни, о вечном, об окружающей нас действительности. Мысли на эти темы никогда не теряют своей остроты.

  • Во-первых, эта наука помогает осмыслить все, что совершается человеком, потому что тем или иным образом мы задумываемся и пытаемся прийти к определенному пониманию происходящего.
  • Во-вторых, понимание того, зачем нужна философия, дает нам возможность понять прошедшие эпохи. Поскольку исторические события, имеющие место в то или иное время, были во многом охарактеризованы именно с философских позиций. Что очень облегчает нам сегодня их понимание.
  • В-третьих, философский путь мышления является объединяющим моментом целесообразности и непредвзятости сегодняшнего мира. Причем философия помогает классифицировать происходящее в полной мере.

Следует провести обзор того, что находится в поле зрения науки. Это поможет определить, для чего нужна философия и каковы её направления.

Таким образом, можно установить, что философия человеку нужна для определения его места в жизни, для успешного роста, как личности, так и части социума.

Поскольку знания, которые черпаются из этой науке, выгодно отличают индивида от всех остальных.

В настоящее время, во время компьютеризации и интернетизации, человек редко задается вопросами, волнующими всех еще 20 или 30 лет назад, потому что везде на все можно найти ответ. Тогда зачем же мне рассуждать или философствовать, спросит любой школьник или студент начального курса ВУЗа.

В данной статье мы будем рассуждать о том, зачем нужна философия и нужна ли она вообще.

Для ответа на вопрос о необходимости такой науки, как философия, надо попытаться определить, что же это такое.

А это и есть размышления о жизни, о вечном, об окружающей нас действительности. Мысли на эти темы никогда не теряют своей остроты.

  • Во-первых, эта наука помогает осмыслить все, что совершается человеком, потому что тем или иным образом мы задумываемся и пытаемся прийти к определенному пониманию происходящего.
  • Во-вторых, понимание того, зачем нужна философия, дает нам возможность понять прошедшие эпохи. Поскольку исторические события, имеющие место в то или иное время, были во многом охарактеризованы именно с философских позиций. Что очень облегчает нам сегодня их понимание.
  • В-третьих, философский путь мышления является объединяющим моментом целесообразности и непредвзятости сегодняшнего мира. Причем философия помогает классифицировать происходящее в полной мере.

Следует провести обзор того, что находится в поле зрения науки.

yuridicheskayakonsulitatsiya.ru

Журнал «Человек без границ» - Зачем философия современному человеку?

Международный день философии проводится в третий четверг ноября с 2002 года по регламенту ЮНЕСКО. Смысл праздника заключается в том, чтобы приобщить людей к философскому наследию человечества, открыть сферу обыденного мышления для новых идей. Множество мыслителей утверждали, что суть философии заключается в удивлении. И в самом деле, философия рождается из природного устремления человека интересоваться собой и окружающим миром. Философия переводится как «любовь к мудрости», она учит нас исследовать и искать фундаментальные истины. Философия – это не просто теория, она может стать образом жизни, если применять ее на практике. Так жили многие мыслители, писатели, художники, ученые, создавая великие произведения искусства, делая великие открытия.

В этот день мы попросили некоторых из современных философов ответить на два вопроса:

Как философия может помочь современному человеку?

Что лично в Вашей жизни изменила философия?

Приглашаем вас познакомиться с ответами наших собеседников.

 

Владимир Васильевич Миронов

Доктор философских наук, профессор, член-корреспондент РАН, заведующий кафедрой онтологии и теории познания философского факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, декан философского факультета МГУ им. М. В. Ломоносова. 

Это хороший вопрос и он постоянно задается на протяжении 2500 лет, сколько существует философия. Простым ответом является такой: если философия есть, значит, она нужна. Потому что как только появился человек философствующий, он (по Ясперсу), стал осознавать трагедию, трагедийность своего положения в мире, некоторую несправедливость: с одной стороны есть человек, который размышляет, к чему-то стремится, который в отличие от животного осознает, что земля конечна, жизнь конечна, а с другой стороны - бесконечный космос. Это же трагедия по большому счету, что человек, который многое понимает, понимает одновременно и свою смертность. Это может быть один из первых центральных вопросов. Это вопрос из вечных вопросов, на который человек всегда будет пытаться отвечать.

Ясперс говорил, что философия начинается с детских вопросов. Именно ребенок способен задать философский вопрос. Я раньше к этому относился, как к некой банальной красивой фразе, а потом я понял, что за этим стоит глубокая истина. Почему? Потому что над взрослым человеком довлеет огромное количество культурных стереотипов: ему что-то удобно спросить, что-то неудобно. А вот ребенку все удобно. Он может поставить самый неудобный вопрос и внешне очень простой, но когда вы попытаетесь на него ответить, вы увидите, насколько он сложный. А что такое дети? Это начало цивилизации, начало человечества. Почему говорят, что философия начинается с любознательности. Человек начинает простые вопросы задавать. Если кто-то думает, что философии начинается со сложных вопросов, то это не очень верно. Сложные они возникают, но из простых. Проблема другая - философ должен на сложные вопросы относительно просто ответить. Потому что если мы беседуем о философии в кругу философов, и говорим о критериях этики, морали, мы «договоримся». А вот как это потом объяснить людям? И поэтому люди часто играют, говоря, что философия не понятна. «Философия делает ясным то, что было смутным в мифе», - говорил Гегель или Кант, сейчас могу ошибиться. Т.е. философия, в принципе, должна прояснять. Не «затуманивать» мозги, а прояснять. И человек, который говорит не понятно, по большому счету, не может себя считать философом. Это мое убеждение. Поэтому философия всегда востребована. Кстати, конкурс на наш факультет это показывает: 6-7 человек в самые тяжелые годы…

Рафаэль Санти. "Афинскаяшкола"

("Философия"). 1509-1511

Философ – он просыпается в человеке. Окончание факультета не гарантирует, что вы станете философом. Бёме был сапожником, Спиноза – стекольщиком… Образование на философском факультете – это некоторая школа, которая позволяет этой философии проснуться. Но каждый становиться для себя философом сам. Вот он понимает это на определенном этапе, что у него определенный взгляд на мир, совершенно иной, чем у человека, который философией не занимается. Всегда остается непознанное, мы из бытия вырезаем все больший кусочек, стремимся охватить это бытие целиком, но никогда не охватываем – всегда остается непознанное. И здесь философия тоже важна. Есть такой образ: философия в науке представляет собой такие строительные леса. Вроде бы они для здания не нужны, когда здания построены, покрашены Но для того, чтобы сдать здание, строят эти строительные леса, которые позволяют здание довести до конца – другая функция. Поэтому я думаю, что философия всегда останется. С другой стороны есть проблема: философия уподобилась королю Лиру, который роздал детям свои земли, а сам остался ни с чем. Но это не так, от философии отпочковываются дисциплины, и тем сам самым самоопределяется, и очищается сам ее предмет. Поэтому философия – она занимается всеобщим, она занимается бытием. Философия – это метафизика. Это предметы, которые мы может исследовать только с помощью разума. Насколько я своим разумом могу рассуждать о природе и претендовать на истину? Так философия начиналась: не было ни физики, ничего не было, а человек отвечал на вопросы об устройстве мира. У человека всегда есть такая потребность: объяснить.

Юрий Никифорович Солонин

Декан факультета философии и политологии СПбГУ, доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой философии культуры и культурологии

Вы знаете, понятие философии — оно может быть также без границ, как и человек в представлении вашего журнала. Поэтому в зависимости от того, какие беды и проблемы человека мучают, какие у него цели, установки или даже, если таковых нет и ему нужно помочь их сформировать, вот философия становится той точкой, или кочкой, на которую человек обязательно становится, сознательно или бессознательно. То есть философия - это высшее искусство формирования мышления, созерцания мира, без чего человек не может обойтись. Он воображает, что от природы наделен мышлением и правильным взглядом на мир, в действительности это не так, а это формируется в результате житейского опыта, каких-то обстоятельств случайного рода. А в зависимости от того, в какой сфере он себя реализует, то и тот тип практической философии оказывается ему полезным. Сугубо теоретическая философия дает ученому ориентировку в научной деятельности. Экзистенциальная философия помогает понять основные типы, формы, способы жизни и проблемы, с которыми человек сталкивается. Человек, который ориентируется на проблемы абстрактной духовной жизни, может тяготеть к неким формам мистической философии, и это оказывается тем духовным и интеллектуальным прибежищем, в котором человек себя находит. То есть в философии человек себя находит в максимальной полноте своей жизни.

Сегодня мы живем во времени без философии. Это мое ощущение: философия существует сама по себе, человек, если иметь в виду особенно русское общество, сам по себе. В критические моменты слышен голос: «Помогите нам, дайте нам определение, скажите нам самое существенное, фундаментальное: Кто мы? Какие цели нашей жизни? Какие наши надежды, ожидания?»

А философия молчит, потому что она оказалась погруженной в свои собственные проблемы, а у нее есть немало профессиональных проблем; как, что устроить, отточить детали, раздвинуть свои собственные границы… И наша философия отучилась отвечать на запросы жизни, и поэтому дни петербургской философии это попытка разрушить вот эту странную берлинскую стену отчуждения, которая отделяет ее от общества. И вот это — самая главная проблема. Философия никогда не дает прямые ответы, она заставляет человека самого думать, как только человек начинает думать, так он находит ответы. А мы покамест вот эту философскую составляющую в нашей культуре презрели, ее нет или она существует сама по себе, как горох, выкатившийся в поле и не дающий плод.

Вы знаете, поскольку я профессионал, буквально погружен в философию, то мне ответить на этот вопрос практически невозможно. Потому что если бы я пришел к ней от занятий физикой, лирикой, поэзией, был бы бухгалтером, банкиром, токарем, слесарем, я бы мог вам ответить. Но поскольку для меня это — и профессия, и жизненный процесс, то я это не могу разделить.

Я морализатор по своему характеру, я думаю, что мне понятней больше, чем моим коллегам, которые лишены возможности осмыслить реальность в ее философских категориях, потому что философские категории — это очень глубокое проникновение в сущность процессов, которые обычно сверкают лишь своим поверхностным блеском, ярким, но, чаще всего, ложным.

Шамиль Гимбатович Алиев

Почетный академик Российской академии космонавтики, советник председателя правительства Дагестана по науке и ВПК, доктор технических наук

В выборе абсолютной ценности. В понимании того, что подлинные радости находятся не во вне нас, а внутри. Для этого необходимо попасть под волшебство классиков науки, культуры, поэзии и искусства. Тогда Вам не навяжут ценности ни улица, ни деньги, ни власти.

Не изменила, а сохранила возможность с абсолютными ценностями идти, становясь дорогой, и дотрагиваться до вечности.

Вот так вот иду я и он
А он незабвенный, который
Со всеми идет, кто идет

 

Валерий Павлович Поршнев

Кандидат культурологии, автор исследований по теме "Мусеи античности"

Философия, как и искусство, это врожденная потребность человека. Человек не может без нее существовать. Ведь она появилась задолго до того как начали существовать первые философы. Творчество дикаря – это особая форма отношения к миру, к действительности. Я считаю, человек философствовал изначально. Вначале это в мифе проявлялось, потом в текстах, которые он оставлял после себя, поэтому запретить человеку философствовать невозможно. Другое дело, что в какие-то исторические периоды человечеству навязывалась определенная форма философии. Она внедрялась в сознание, она шла не от сердца, а от разума и это приводило всегда к печальным последствиям.

Вот мы отмечаем Дни петербургской философии, а ведь, в общем, это трагические дня для истории русской философии. Высылка из России лучших представителей мысли, этот пароход философский. Неслучайно всегда совершается акция возложения цветов камню философскому. Я считаю, что философия должна быть, прежде всего, частным делом граждан, но хорошее государство должно стимулировать диспуты философские, наличие как можно большего количества школ. Философия конечно должна быть частью гуманитарного образования. Вот ведется спор, нужно ли сдавать кандидатские экзамены по философии, допустим, инженерам. Я-то считаю, что философия - наука самодостаточная, и поэтому если вы пишете диплом по синхродатронам, то сдавать кандидатские, конечно, не нужно. Вот для гуманитарной сферы, для филологии, искусствознания, истории эта наука необходима совершенно, потому что без нее вы целостного представления о мире иметь не будете. Будете заниматься какой-то узкой проблемой, не видя за деревьями леса.

Кроме того, философия изучает культуру, т.е. то, что произвел человек. Главное отличие человека от животного, это историческая память. Соответственно, ее роль в том, чтобы как раз холить и лелеять то, что было до этого. В отличие от научных теорий, в философии ничто не пропадает бесследно, начиная с Древнего Китая и Древней Индии, мы сохраняем все, что было. Я считаю, что и в дальнейшем будет так именно. Это свободное творчество, прежде всего, но плюс это еще исследование прошлого, поэтому надо изучать все, что было до нас, даже если это написано в шумерской клинописи, или на каком-нибудь экзотическом языке, это не должно пропасть, я считаю.

Пожалуй, она позволяет пессимизма избежать и в то же время излишнего оптимизма, т.е. найти золотую середину. Не хочется заниматься карьерой, какими-то материальными делами, а в то же время, поскольку мне знакомы многие философские системы, зная, что нельзя найти готовую истину ни в одной из них, может быть даже какое-то легкое чувство иронии по отношению к действительности появляется. Именно здоровой иронии, которая не позволяет излишне увлекаться и становиться фанатиком какой-то идеи. Опасность может заключаться в том, что идея может полностью захватить человека, и он может ради нее разрушить все вокруг себя, совершенно искренне, как это делали у нас в стране, допустим, или в Китае. И вот опять таки, философия должна быть и историей философии, изучением того опыта, который позволяет избегать крайностей. Т.е. золотая середина в жизни без излишнего экстремизма. Ну и потом, повторяю, нужно иметь какую-то картину целостную, без философии это невозможно, иначе все науки раздробятся, утекут друг от друга ручейками, и мы опять за деревьями не будем видеть леса.

Александр Владимирович Перцев

Доктор философских наук, профессор, декан философского факультета Уральского государственного университета им. А.М. Горького, действительный член Российской Академии Естественных Наук 

Начнем с того, что философы, когда они возникли, они вовсе не были учеными. В древней Греции философы занимались тем, что они консультировали людей. В частности Демокрит объяснял, каким образом выбирать жену: надо брать маленькую и молчаливую. Т.е. философ прежде всего был ориентирован на человеческие отношения. И у нас философский факультет Уральского государственного университета лет 15 назад, когда я стал деканом, повернул благодаря ученому совету именно в этом направлении. Мы ввели новые специализации, среди которых, например, философская антропология. Это не психология, которая сводится к каким-то общим научным закономерностям, Это понимание глубинных человеческих потребностей, где нужен индивидуальный подход. Дальше – это социальное управление. Это философия правафилософская лингвистика. Это очень широкая дисциплина, подразумевающая использование языка в общественных целях. здесь философ в моем понимании – человек, который хорошо пишет, человек, который хорошо общается, который может понимать других,

Сегодня философ – это коммуникатор. Это человек, который устраивает человеческие взаимоотношения, налаживает их. античные философы говорили – тот, кто не может выступить на Агоре, и сказать чего он хочет, не гражданин. Гражданин – это тот, кто может сказать, чего он хочет. И сегодня не гражданин тот, кто не может сделать телепередачу. Не гражданин тот, кто не может выступить по радио. И этому должен учить философ. Т.е. вообще роль философии сегодня для нас, по крайней мере, изменилась. Вместо того чтобы научить как жить в роли просветителя, мы сегодня должны прояснить то, что говорят люди обычные, не философы. Мы должны помочь им сказать то, что они думают вообще. без всяких разных искусственных логических конструкций. Т.е. мы друзья, которые позволяем, помогаем человеку высказаться.

Лично у меня в жизни философия ничего не изменила, потому что она собственно вся философии и посвящена. Что-то другое могло бы изменить. Потому что я уже 15 лет как декан философского факультета и собственно вся моя жизни уходит на это. я организую всю эту деятельность, я организую, скажем так, лозунг у меня, который я сформулировал, называется «Мы вернем миру смысл». И я чувствую, что мы отвечаем за смысл того, что происходит, потому что бытовой рационализм – да, захлестывает и об этом хорошо сказал Фридрих Энгельс. Он говорит, почему мы об истории говорим, что в ней нет никакого смысла? Почему мы говорим, что история – это естественные процессы? Потому что действует правило сложения сил – один хочет одного, другой хочет другого, а в результате получается то, чего никто не хотел. Т.е. вообще говоря, считают что философия глубоко иррациональна. Всем правит потребность. Никакого разума нету в истории. И вот это хорошее воспитание бытового рационализма, который закатывает, захлестывает, а мы должны вечно возвращать всему свой смысл.

Владимир Александрович Конев

Доктор философских наук, профессор, академик АГН, заслуженный деятель науки РФ, заведующий кафедрой философии гуманитарных факультетов СамГУ

Философия не может сделать мир лучше, да его и не надо делать лучше. Надо себя делать лучше. Это можно сделать, а мир изменить нельзя. Он сам изменяется. Но вот в этом изменении философия играет свою роль, когда она создает категориальный язык видения мира и думания. Вот так повлияла филосфия античности и нового времени на европейскую цивилизацию, создав язык рационального мышления об общем, универсальном. И мы имеем тот мир, который получился в результате этого способа мысли. Сейчас этот мир исчерпал свой ресурс. Нужен новый тип рациональности, т.е. новый тип мысли и действия, который может быть контролирован. И тут, конечно, философия, и не только она (например, искусство), может сказать свое слово. Но это дело долгое. Способ мысли не рождается за год-два или десять лет. Требуются усилия поколений. А пока каждый человек должен обустраивать свою жизнь так, чтобы она его устраивала и чтобы она была, как любят сейчас говорить, стабильна.

Для меня философия - это род моих занятий. Во-первых, как предмет преподавания. И тогда я смотрю на нее с точки зрения того, а что в ней есть удивительного для современного ума. Что в этой или той философской концепции живо до сих пор и может как-то осветить (просветить) нашу повседневность. Во-вторых, я работаю в области философии - пишу статьи, книжки, выступаю с докладами. Тогда это не философия как таковая, а философские проблемы, или точнее, проблемы в поле философии, в той области философского знания, которой я занимаюсь - философия культуры, философия индивидуальности (самобытного бытия).

Роберт Израилевич Таллер

Доктор философских наук, профессор, заслуженный деятель науки, почетный работник Высшей школы, член Ассоциации Политических наук АН СССР, заведующий кафедрой философии

Подчеркнуть надо: «наш» и «сделать». Если его можно сделать, то он наш, значит, речь идет о социуме, ибо природа не наша и поэтому сделать ее нельзя. Конечно, самый облегченный ответ: человек творит этот наш мир. Отсюда сделайте человека (ибо он творит по своему образу и подобию) и он сотворит человеческий мир конвертируя в него разум, добро и красоту.

Но это «полуфилософия».

Философия исходит из действительности, из того, что другой нет (нет другого глобуса) и потому предлагает не переустраивать мир, а жить в нем. Мир таков и поэтому «быть или не быть?», знание мира – это наука. Философия – это понимание мира как предпосылка жизни в нем, вписания в него. Вписаться в мир это не значит приспособиться к нему. Это научились делать многие не будучи философами. Вписаться в мир – это значит синтезировать свои возможности, ценности, самосохранение своей индивидуальности и мира. Не совпадение систем ценностей явление нормальное, ибо, в противном случае исчезла бы индивидуальность, самоидентичность. В стадном мире их нет. Индивидуальность это отрицание стада. Но отрицание это не война, а конструирование нового содержания и механизма связи личности и социума.

Трагизм человеческого бытия не в ценностях сегодняшнего мира, а в не способности сохранить себя в этой господствующей системе ценностей. И поэтому беда не в мире, а в человеке. Развитая индивидуальность может надеяться на изменение мира только живя в нем. Иначе это позиционирование со стороны, вне мира, а значит и без надежды на его совершенствование. Все в мире преходящее, а, значит, конечно. Зло, несчастье, ночь, холод, кризис. Надо уметь выйти за них (трансцендировать). За злом есть добро, за логикой истина, за болезнью здоровье. И тогда мир окажется не таким уж плохим. И тогда окажется, что в нем можно и нужно жить.

Жизнь это и есть способ бытия философа. Поэтому им не становятся, а рождаются. Философия в этом смысле судьба. Судьба это предначертанность жизни. Строитель, финансист, физик не могут жить в бочке. Бочка исключает их жизнь. Философ все свое носит с собой, в себе. Мыслить не только, в силу этого, можно и в бочке, но еще и лучше думается: никто и ничто не мешает.

Виктор Аронович Малахов

Доктор философских наук, профессор, Институт философии имени Г. С. Сковороды НАН Украины

Подлинную потребность в философии в наши дни ощущают, конечно, немногие. Ощущают её, в частности, некоторые мыслящие люди из числа тех, кто, вопреки бессердечию и поверхностности, задающим тон в нынешней жизни, стремится отстоять свою человечность. Быть и оставаться человеком сегодня совсем не просто – порою куда сложнее, чем сохранять свою идентичность «сознательного украинца», единоросса, приверженца той или иной конфессии. Человечность как таковая прежде всего есть, разумеется, категория нравственная – она предполагает способность к бескорыстной самоотдаче, способность заботиться о других, щедро уделять им своё внимание и время. Вместе с тем, стремление сохранить это драгоценное качество человечности, не дать ему полностью выветриться из нашей жизни, связано и с определённым усилием сознания – усилием собрать себя воедино, восстановить ясность и последовательность мысли, тонкую структуру сочленения человеческих очевидностей, ценностей, смыслов. И вот здесь-то без философии – как, впрочем, и без искусства – не обойтись. Бесспорно, философия ныне – не самый престижный тип рациональности, ей свойственно пребывать в тени более «продвинутых» отраслей науки, идеологии, политики, да и в тени здравого смысла повседневности, который, как водится, ни перед кем никаких комплексов не испытывает. Тем важнее нам сегодня не упускать из виду ариаднину нить философии как именно такой развивающей формы мышления, которая обеспечивает смысловую адекватность последнего, предъявляя ему весь комплекс отношений его реального субъекта, т.е. человека, к миру. Существует немало захватывающих – именно «захватывающих» человеческое мышление – областей, в которых последнее, стремясь во всю прыть к поставленной перед ним цели, склонно забывать о собственных истоках, собственной внутренней мере. Философия же как таковая служит живым напоминанием об этом; гегелевское определение её как «мыслящего самоё себя мышления», реально говоря, ничего иного в себе и не содержит. В этом смысле, акт философствования, как в своё время прекрасно сказал Мераб Мамардашвили, – это всегда некая пауза, некий интервал, некое движение вспять относительно течения непосредственной практической жизни, в том числе и тех требований, тех ожиданий, которые она набрасывает самому мышлению. Благо для человека и человечности, что в переломные моменты истории человеческого духа в ней до сих пор неизменно являлся эдакий Сократ, или Паскаль, или Кьеркегор, или Сковорода – некто, с кем невозможно маршировать, а надо остановиться (или побродить) и подумать: кто я? как это я живу и зачем? о чём в своей жизни я ни в коем случае забывать не должен? Сегодня, повторяю, раздумья такого рода – необходимый компонент защиты человечности, скромного призвания и счастья быть одноразовым человеком на этой земле.

Если говорить о факторах и тенденциях, бросающих сегодня вызов стойкости человеческого сознания, то в первую очередь приходится упомянуть о феномене манипулирования, феномене всепроникающем, пропитывающем своими флюидами едва ли не каждый регион общественной и духовной жизни. Ныне мы с избытком убеждаемся в том, что манипулировать можно и самой жаждой свободы, и нравственным возмущением масс – украинский оранжевый «майдан» яркое тому свидетельство. Совершенно очевидно, что для современных практиков и идеологов манипуляции – а таковые встречаются и в профессиональной философской среде – человек перестаёт существовать как единица, способная оказывать сопротивление, отстаивать собственную точку зрения; уважение к личности вытесняется пресловутой борьбой за рынки, за передел политических позиций. Так вот, мы не можем себе позволить утрачивать способность к сопротивлению, в первую очередь, способность к сопротивлению сознания. Философия, поистине, как сказал бы Гегель, соответствующая своему понятию, должна в нынешних условиях – хотя, безусловно, её роль к этому не сводится – укреплять духовную неподатливость личности, помогать ей в ежедневном противостоянии соблазнам века сего, равно как и его навязчивому пафосу. С неё, с философии, никто не снимал вменённую ей ещё Ф. Бэконом обязанность разоблачения «идолов», становящихся, к сожалению, всё более многочисленными и влиятельными в нашей жизни. Разумеется, идти против течения всегда трудно, трудно прекословить диктату глашатаев времени, трудно удержаться на ногах в подкашивающих объятиях толпы. Что ж – желающий в наши дни быть собой, сохранять верность своему человеческому призванию должен иметь достаточно крепкую интеллектуальную мускулатуру.

Резюмирую. Философия, наиболее востребованная нынешней ситуацией человека, – это, на мой взгляд, прежде всего философия сопротивления. Сопротивления ползучему расчеловечению мира, постмодернистской всеядности, пошлой идеологии праматического успеха, вкрадчивости современных манипуляторов, лишающих нас свободы быть собой. Увы, несложно предсказать, что кому-то такая позиция обязательно покажется несовременной, в чём-то донкихотской. Ничего не поделаешь: донкихотство не чуждо философии, да и сам Рыцарь Печального Образа – не один ли из ходячих символов человечности как таковой?

В ранней юности с философией я был знаком очень мало и не задумывался о том, являются ли проблемы, которые меня занимают, проблемами философскими. Иное дело – художественная литература, которую я читал запоем. И вот случилось так – учился я тогда в одиннадцатом классе, – что волею судеб моим постоянным чтением одновременно оказались Александр Грин, Лев Толстой и Франц Кафка. Именно «взрывчатая смесь» мироощущений этих авторов, столь парадоксальным образом дополняющих друг друга, думается, и подвигла меня к размышлениям собственно философского характера. Ну а потом в игру вступили Беккет, Ионеско, Сартр, вслед за ними – Платон, Аристотель, Кант, Гегель, Паскаль…

Были, впрочем, стимулы и более внутреннего свойства. С детства я был существом впечатлительным, с неплохо развитой способностью воображения. Где-то лет с 9–10 (а может и раньше) меня занимали вопросы о том, как можно представить себе границы мирового пространства и времени, как входит в мир четвертое и последующие измерения, как наступает смерть и что бывает после неё. Смерти я боялся панически, но очень надеялся, что за необозримое время моей собственной взрослой жизни человечество её победит. Подспудно этот страх и эти надежды повлияли, конечно – наряду с более прозаическими факторами – на моё решение поступать после школы в Киевский медицинский институт. Слава Богу, я туда не прошёл, и у меня появилось время, чтобы понять: то, чего я добивался от медицины, по-настоящему следовало искать совсем в другой области – в области философии. Ибо только философия по-настоящему, всерьёз выводит человеческое воображение и человеческую мысль на рандеву с Абсолютом – так по-настоящему, так всерьёз, как это не под силу сделать даже религии. Дело не только в том, что в философии мы постоянно вопрошаем об абсолютном – о первом и последнем месте пространства, времени, жизни. Дело ещё и в том, что сам опыт философствования, как я вскорости осознал, есть опыт отношения к Абсолюту – отношения практически неизбежного, как бы предзаданного самим существом данного рода деятельности. Нельзя мыслить по-философски, уже заранее не пребывая в «поле притяжения» Абсолюта – в поле сколь смысловом, столь же и реальном. Немало лет спустя я наткнулся у Кьеркегора на фразу, которая объяснила мне многое в моём собственном духовном опыте: «Если всякий человек не принимает существенного участия в Абсолюте, значит, всё потеряно». Думаю, потеряно ещё далеко не всё. Меня, как, наверное, многих моих коллег время от времени укрепляет в этой мысли процесс писания философских текстов. Как только оказываешься вынужден, как только найдёшь в себе силы сойти с лёгкого пути благополучных трюизмов на опасную, неизвестно куда ведущую еретическую тропу, сойти ради неизвестно чего, просто ощущая контроль над собой некоей теряющейся в тумане строгости – вот тогда-то, именно тогда и убеждаешься: есть он, Абсолют, есть!

Год спустя после провала в мединституте я стал студентом-философом.

В философии меня не сразу, но безвозвратно привлекла мало известная и малоуважаемая у нас по тем временам (начало 70-х гг. прошлого века) её область – этика.

Почитаемой, известной, любимой лучшими студентами и преподавателями была сводная сестра этики – эстетика. Кружок эстетики, которым руководил умница и великий энтузиаст философии Анатолий Станиславович Канарский, был в те годы бесспорно лучшим на философском факультете; его горнило, вместе со своими друзьями, прошёл и я, и многим ему обязан.

Но вот этика… Существенное знакомство с ней началось для меня в тихом прохладном зале Исторической библиотеки, чтением старых, пропахших сыроватой прохладой хранилища книг Спинозы, Лейбница, Канта, Ницше, Паскаля. Раз и навсегда я вдруг понял, что ничего более интересного и привлекательного в философии для меня быть не может: счастливым образом мне отворилось то пространство мысли, тот простор, где грешному разумению моему стало легко и свободно.

Должен добавить, что для меня, питомца эстетического кружка Канарского, путь в этику изначально прорисовывался едва ли не вопреки общепринятым представлениям о существе сей суровой дисциплины. Нет, не моральный пафос, не благоговение перед категорическим императивом влекли меня, сознаюсь, в её заповедные глубины. Влекло меня восхищение – восхищение малообразованного неофита – перед бесконечной, искрящейся, переливающейся всеми цветами радуги, сулящей счастье, и боль, и утоление тайной человеческой свободы и человеческой любви.

Так что дипломная моя работа оказалась посвящена проблеме свободы воли – сюжету, в те годы достаточно редкому. О свободе и о любви, насколько это мне под силу, пишу до сих пор. А также о стыде, о благоговении, о страхе, тошноте, жалости, о человеческом общении и различных его нюансах.

Ведь где нет нюансов – там нет философии; это относится и к этике. Нюансы указывают на обилие траекторий мысли и чувства, манят на простор, светлый простор свободы, заветный доступ к которому, я убеждён, открыт для человека всегда.

С этим убеждением и живу.

В преддверии Международного дня философии мы провели небольшой опрос на улицах Москвы, чтобы понять актуальность философии в наши дни. На наши вопросы ответили более 50 человек. Опрос показал, что для большинства людей вопросы философии очень важны.

Предлагаем вашему вниманию сюжет.

http://rutube.ru/video/471486a16f6f65d2f4e865bc45ce26bf/#.UKtsMeQyJVQ

Статья опубликована в 2008 году.

www.bez-granic.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о