Жак саломе откуда в отношениях проблемы – Книга: «Откуда в отношениях проблемы.Поговори со мной!» — Саломе, Прощенок-Кальнина. Купить книгу, читать рецензии | ISBN 978-5-4461-0404-8

«Я говорю о сложных вещах просто, поэтично и с юмором»

4 349

Социальный психолог Жак Саломе любит говорить, что старается делать понятными сложные вещи. Возможно, по этой причине коллеги не спешили его признавать. А вот публика принимает Жака Саломе безоговорочно: тираж его книг – 6 млн экземпляров, они переведены на 30 языков. Он и правда не любит усложнять. Например, когда учит искусству общения, объясняя, что «нет» надо говорить, не обижая собеседника, а «да» – не обижая себя. Его методика общения – одна из самых популярных в мире. Просто потому, что она работает.

Psychologies:  

Любовные отношения всегда были в центре вашего внимания. Почему?

Жак Саломе:  

Любовь – это величайший труд моей жизни. Мне кажется, это потому, что я дитя любви. Я родился, когда моей матери было 19 лет, от 15-летнего юноши. Первые пять лет мать растила меня одна, пока не вышла замуж. Поэтому я был отмечен страданием этой женщины, которая сама была покинута, потому что она выросла в детском доме.

Значит, ваш интерес к человеческим отношениям берет начало от этой отмеченности?

Ж. С.:  

Да, я так думаю. Я хотел вернуть потерянную любовь матери. В детстве я мечтал об этом. Но вокруг любви существует много недоразумений, в наше время ей приписывают ценность как средству исцеления ран прошлого или настоящего, а это заблуждение. То, что было нам дано в родительской любви, не может помочь нам в любви-влюбленности, которая каждый раз уникальна. У меня в жизни было три любви, но последняя любовь – такая же, как первая... Мне 77 лет, я влюблен с 70 лет, и это что-то совершенно новое.

читайте такжеОткуда столько не(до)понимания?

Каким вы были ребенком?

Ж. С.:  

С раннего детства и до пяти лет я получал столько любви, сколько выпадает мало кому из детей. А затем случилась катастрофа. Моя мать вышла замуж, и родился мой брат. Это было для меня настолько ужасно, что я несколько раз пытался его убить. Мне казалось, что меня больше не любят. А раз меня сначала обожали, а затем «предали», я начал ненавидеть себя. Когда мне было 9 лет, я заболел костным туберкулезом и пять лет провел закованным в гипс с ног до головы. Это были годы невероятных открытий. Я проглатывал по две-три книги в день. Я открыл для себя силу воображения, это спасло мне жизнь. Я также открыл силу отношений с товарищами по палате – моими ровесниками.

Попав в больницу, вы оказались разлучены с семьей, но это позволило вам открыть для себя другие отношения?

Ж. С.:  

Несомненно. Я общался с детьми из разных слоев общества. Один из моих товарищей, принадлежавший к образованной аристократии, познакомил меня с искусством, живописью, музыкой. Когда меня выписали из санатория, я начал изучать право и бухгалтерию. Но одновременно влюбился в психологию! Да-да, это была брюнетка с голубыми глазами, которая работала психологом в доме для детей с нарушениями поведения. К бухгалтерскому учету я уже не вернулся, а поступил в педагогическое училище, чтобы стать воспитателем. В 24 года меня назначили директором детдома для правонарушителей. Там я проработал 12 лет, был близок к отчаянию, совершил все возможные ошибки, но многому научился у этих детей, которых можно назвать «умными детьми с трудным характером». Они научили меня слышать, не зацикливаться на внешней стороне. Я вырос вместе с ними. А потом, у меня пятеро детей. Кстати, я пишу прежде всего для них.

Вы уехали за границу. Это помогло вам открыть для себя другие аспекты психологии?

Ж. С.:  

Я был последователем психоанализа, а Канада позволила мне узнать другие направления, такие как гуманистическая психология, гештальт, транзактный анализ, работа со сновидениями... Это было совершенно ново для меня как европейца.

Что вы именно узнали там?

Ж. С.:  

Я открыл, что слова необходимы, чтобы общаться, но недостаточны, чтобы создать живые отношения. Нужно что-то большее, чем слова: невербальный язык, взгляд, прикосновения, эмоциональные вибрации. Именно там я начал разрабатывать метод Espere. Моей мечтой было предложить доступный метод построения отношений, которому можно было бы научить других. Именно этим я отличаюсь от психотерапевта. Ведь можно вести психотерапию в течение двадцати лет и при этом ничего не передать. Мой метод позволяет делиться с другими людьми.

Каким образом?

Ж. С.:  

Мы не понимали, что по мере развития таких средств связи, как телефон или электронная почта, мы выражаем себя больше, но общаемся меньше. Эти устройства служат для функциональной коммуникации, но не для того, чтобы говорить важные вещи. Наше общение настолько бедное! Знаете ли вы, что семейные пары разговаривают в среднем 6 минут в день? Вот почему я думаю, что детей надо учить общаться еще в школе, учить их питать и поддерживать важнейшие отношения.

Что конкретно это значит?

Ж. С.:  

С одной стороны, принципиально важно не путать чувства и отношения, а с другой стороны, хорошо бы уметь формулировать просьбы. И понимать, что в отношениях нас трое: я, ты и отношения. Вспомним известный символ шарфа, который мы держим каждый за свой конец: он представляет отношения, за которые мы оба несем ответственность, каждый со своей стороны. Если я выпущу шарф из рук, он упадет, но я также могу его удерживать. Это позволяет отойти от безответственности и постоянной потребности в посторонней помощи. Я несу ответственность за свой конец шарфа и за то, что со мной происходит. Когда через пять лет пребывания в стационаре с меня сняли последний гипс, хирург сказал мне: «Саломе, вам повезло, вы сможете прожить остаток жизни в инвалидном кресле». Мне было 14 лет! С его точки зрения, это был положительный результат, потому что мои товарищи остались прикованы к постели. Но когда я осознал, что он мне сказал, я воспринял это как приговор. Я даже думал покончить с собой, но в конце концов решил снова учиться ходить. Это заняло еще пять лет, но я считал себя ответственным за то, что со мной происходит.

читайте такжеЭмоциональный шантаж: как не дать собой манипулировать

«Знаете ли вы, что семейные пары разговаривают в среднем всего 6 минут в день?»

Как бы вы вкратце изложили свой метод?

Ж. С.:  

Не говорить о человеке, а разговаривать с человеком. Пользоваться визуализацией. Например, моя дочь спрашивает у меня разрешения пойти на вечеринку. Если я ей откажу, мы пойдем в направлении конфликта. Она идентифицирует меня с ответом. Я становлюсь отцом-идиотом, который ничего не понимает. Если она символически представит свою просьбу, поставив на стол сахарницу, а я ей отвечу, поставив на стол чашку вверх дном (отказ), она сразу визуально представит себе, что речь идет об отношении между просьбой и ответом, причем ценность каждого из нас не ставится под вопрос. И это меняет все. Не будем путать поведение и человека. А также жизнь и существование. Метод Espere позволяет удовлетворить потребности в отношениях, которые оживят нашу жизнь, и предлагает нам самим и окружающим отношения взаимные, без насилия, с большим уважением к ресурсам и границам себя и других людей. Каждый должен о них заботиться.

читайте такжеВ начале будет слово «я»

Вы продали 6 млн книг... Что ищут в них ваши читатели?

Ж. С.:  

Я думаю, что они ищут средства снова стать хозяевами собственного существования. Я предлагаю непривычное освещение современных тем: пара, отношения с детьми, мир работы. Я пишу простым слогом. Моя мать, которая перестала учиться в школе, когда ей было 12 лет, читала мои книги и понимала их. Я говорю о сложных вещах просто, поэтично и с юмором. Вы знаете, у книги всегда два автора: тот, кто ее пишет, и тот, кто ее читает. Я невероятно благодарен моим читателям, которые восхищают меня тем, как они овладевают моими идеями.

Откуда взялись ваши теории?

Ж. С.:  

Из идей психологов Карла Роджерса и Якоба Морено (Carl Rogers, Jacob Moreno). Но я практикую метод Саломе и никакой другой. Правила «гигиены отношений» легко понять и освоить. Если у вас трудности с детьми, измените ваш запрос. Вместо того чтобы требовать, чтобы они «делали» – домашние задания, застилали свою постель... – попросите их помочь вам быть больше «мамой», чем «матерью». Пусть они самостоятельно делают то, что необходимо, чтобы вы могли расслабиться и наслаждаться их присутствием. Как только мы находим подходящий канал коммуникации, отношения улучшаются.

Читайте также

www.psychologies.ru

Статья. Лу Андреас-Саломе "Мысли о проблемах любви"

Статья. Лу Андреас-Саломе «Мысли о проблемах любви»

 

В рамках эмоциональных отношений человека с окружающим миром, со всеми его живыми существами и вещами все можно, на первый взгляд, расположить в определенном порядке, разделив на две большие группы: с одной стороны — все однородное, симпатичное, интимно-близкое, а с другой — все неоднородное, чужое, враждебное. Наш природный эгоизм непроизвольно чувствует себя либо побуждаемым разделить радость, так проникнуться сочувствием к сущности другого, как будто речь идет о собственном «я», либо наоборот, что-то заставляет его замкнуться, съежиться, отвергая внешний мир, выступая агрессивно, угрожающе против него. Такой тип эгоизма в более узком значении слова есть своеволие, которое любит только себя и прислушивается только к себе, а все остальное подчиняет собственным целям; напротив, тип так называемого самопожертвования есть натура самаритянина с ее идеалом всеобщего братства; этот идеал признает в каждом, даже самом отчужденном существе, стремление к великому единению со Вселенной. Оба эти свойства беспрестанно и неумолимо заостряются в ходе развития человечества, и от того, как решится конфликт между ними, будет зависеть характер культуры каждой отдельной эпохи. Они никогда не смогут окончательно примириться друг с другом. И если одна из этих двух противоположностей резко поднимется до уровня единственного повеления, то произойдет это только в том случае и будет лишь тогда оправданно, если другая в силу своей утрированности будет нуждаться в особенно резкой коррекции.

В реальной жизни трудно в каждом отдельном случае верно провести границы между слабостью и добром, между суровостью и силой духа, и то, как люди должны объединять в себе добро и силу, — предложений и мнений на этот счет существует множество, словно песка в море. Между тем это обстоятельство психологически интересно тем, что человек не может вступить ни в одно из этих состояний, не вредя себе, и что они оба, несмотря на их видимое противоречие, все же, в конце концов, могут находиться во взаимодействии.
Эгоист, который, по возможности, многое для себя требует, так же, как и альтруист, который многое отдает другим, на своем языке творят одну и ту же молитву одному и тому же Богу — и в этой молитве любовь к самому себе нераздельно смешивается с отреченностью от самого себя в одно целое: «я хочу иметь все» и «я хочу быть всем», они достигают своего апогея в сходстве самой интенсивности страстного желания. И что же?
Оба ничего не добиваются, ибо в этом и кроется суть противоречия. Эгоист должен перестать быть эгоистом, точно так же, как неэгоист должен стать эгоистом. Это наши стены, в которые мы упираемся и на которых мы рисуем свою картину мира.
Именно в абсолютном противоречии кроется новое, необыкновенно эффектное и плодотворное в них, поскольку оно вызывает такое состояние, что человек фактически уходит сам в себя и одновременно выходит из своей скорлупы обратно в целое жизни. Это касается и эротических отношений. Часто, — и не без основания, — замечают, что любовь — это вечная борьба, вечная враждебность полов и даже, если в отдельных случаях это звучит несколько преувеличенно, все же мало кто станет отрицать тот факт, что в любви встречаются две противоположности, два мира, между которыми нет мостов и не может быть никогда.
Не случайно в природе действует тот закон, который самое близкородственное размножение наказывает неплодовитостью, дегенерацией, гибелью.
В любви каждого из нас охватывает влечение к чему-то иному, непохожему; это новое может быть предугаданным нами и страстно желанным, но никогда не осуществимым. Поэтому постоянно опасаются конца любовного опьянения, того момента, когда два человека слишком хорошо узнают друг друга — и исчезнет это последнее притяжение новизны. Начало же любовного опьянения связано с чем-то неизведанным, волнующим, притягательным; это озарение особенно волнующее, глубоко наполняющее все ваше существо, приводящее в волнение душу. Верно, что полюбившийся объект оказывает на нас такое воздействие, пока он еще не до конца знаком. Но как только рассеивается любовный пыл, он тут же становится для нас символом чужих возможностей и жизненных сил.
После того как влюбленные столь опасным образом открываются друг другу, они еще долгое время испытывают искреннюю симпатию. Но эта симпатия, увы, по своей окраске уже не имеет ничего общего с прошедшим чувством, и характеризуется часто, несмотря на честную дружбу, тем, что полна мелких обид, мелкой досады, которую, как правило, пытаются скрыть.
В любви эгоизм распространяется не добросердечно и мягко, он во много раз заостряется как сильное оружие захвата. Но этим оружием не пытаются как-то захватить облюбованный предмет для собственных целей, этим оружием он завоевывается лишь для того, чтобы оценить объект со всех сторон, чтобы переоценить его, вознести на трон, носить на руках. Эротическая любовь скрывает весь возросший эгоизм под доброжелательностью, возникшая страсть, беспечная к противоречиям, соединяет доброжелательность и эгоизм в едином чувстве.
Любящий человек чувствует себя сильным: он чувствует, будто завоевал весь мир в силу этого внутреннего союза собственного «я» с тем, что привлекало его как высшее проявление всех прекрасных возможностей и необычностей всего мира. Но это чувство — только оборотная психическая сторона того физиологического процесса, при котором человеку фактически удается возвыситься над самим собой, в котором он себя ощущает самым полным образом и добивается наибольшего успеха: в любовной страсти он соединяется с другим не для того, чтобы отречься от самого себя, а для того, чтобы еще раз превзойти самого себя — чтобы продолжиться в новом человеке — в своем ребенке.
Итак, эротические отношения — это промежуточная форма между отдельным существом, эгоистом, и социально чувствующим существом.
В действительности эротическое чувство само по себе является таким же своеобразным миром, как и все социально окрашенные чувства или чувства отдельного эгоистического человека; эротическое чувство проходит все ступени: от самых примитивных до сложнейших в своей собственной сфере.
Понятно, почему такое по сути противоречивое своеобразие, как своеобразие любовных ощущений, оценивается обыкновенно как зыбкое; почему это своеобразие лишь в незначительной степени считается эгоистичным и переоценивается скорее как альтруистское. Это второе противоречие, из которого оно совершенно очевидно и полностью состоит. Тут физические способы выражения смешиваются с духовными и, несмотря на противоречивость, все же уживаются. Мы привыкли отличать наши самые сильные физические потребности и инстинкты от наших духовных исканий, но мы также знаем и то, как тесно они связаны между собой и как непременно они сопровождают друг друга; таким образом физические процессы не выступают с такой требовательностью, чтобы постоянно притягивать к себе наше внимание и чтобы через нас самих себя осознавать. Эротическое чувство наполняет нас как никакое другое, насыщая всю душу иллюзиями и идеализациями духовного рода, и толкает нас при этом жестоко, без малейших поблажек на жертву такого возбуждения — на тело. Мы не можем его больше игнорировать, мы не можем больше от него отворачиваться: при каждом откровенном взгляде на сущность эротики мы словно содействуем древнему изначальному спектаклю процессу рождения психического в своем полном великолепии из огромной, всеохватывающей утробы-матери — физического.
Но здесь мы связываем понятия «физическое» и «духовное» как отдельные представления, точно так же, как невольно пытаемся это сделать и с понятиями «эгоистическое» и «альтруистическое», чтобы по возможности целостно понять феномен любви и выразить это единым представлением.
Отсюда — странный дуализм во мнениях об эротическом, и отсюда изображение эротического, исходящее из двух совершенно противоположных сторон.
Резкости этих контрастов способствует еще одно обстоятельство. Наша половая жизнь — точно так же как и все остальное — физически в нас локализована и отдельна от прочих функций. Половая жизнь воздействует централизованно и так же обширно, как деятельность головного мозга, но отличие ее в том, что при этом она выступает на передний план намного грубее и выразительнее.
Да, «темное» чувство этого феномена любви может само прийти к влюбленным, и, возможно, это явится одной из самых сильных причин того глубокого инстинктивного стыда, который будут испытывать совершенно юные непорочные люди по отношению к своей физической связи. Этот первоначальный стыд не всегда восходит только к недостаточному опыту, а возникает спонтанно: они считали и ощущали любовь как целостность, всей их взволнованной сущности, и этот переход к специальному физическому процессу, к процессу, на который падает ударение, сбивает с толку: это походит на то, как ни парадоксально это звучит, как если бы между ними двоими присутствовал еще и третий. И это вызывает такое ощущение, будто они сблизились преждевременно, в безусловном расточительстве своей духовной общности.
Тем не менее это сближение пробуждает в человеке пьянящее, ликующее взаимодействие продуктивных сил его тела с наивысшим духовным подъемом. И хотя нашему сознанию наша же собственная телесность знакома довольно плохо и еще меньше подлежит контролю тот мир, с которым мы должны вступить в соединение, став единой сущностью — неожиданно возникает такая остроощущаемая иннервация между ними, что все желания вспыхивают в одночасье — разом и одновременно.
Справедливо утверждение: всякая любовь — счастье, даже несчастливая. Справедливость этого выражения можно признать полностью, без всякой сентиментальности: понимая это как счастье любви в самом себе, которая в присущем ей праздничном волнении будто бы зажигает сто тысяч ярких свечей в затаенных уголках нашего существования, чей блеск яркими лучами озаряет всех нас изнутри. Потому люди с истинной душевной силой и глубиной знают о любви еще до того, как полюбили, — подобно Эмилии Бронте.
В эротическом опыте реальной жизни любовь и обладание другим человеком прибавляют к этому глубинному опыту особый вид счастья, счастья как бы удвоенного — подобно эффекту эха. Удивление и радость от того, что вещи изнутри откликаются на наш возглас ликования.
Поэтому любой вид духовно-творческой деятельности в эротическом состоянии с особой силой подвержен влиянию, порою он повышается, воодушевляется, и это случается даже в тех сферах, которые практически очень далеко лежат от всего личного.
Обращенный в эту творческую глубину, наш дух, находясь в таком бессознательно-эротическом состоянии, обнаруживает силы, которые до этого были неведомы нам, наряду с утратой других сил, которые были известны нам ранее.
Это звучит странно, но есть тем не менее чудесные стороны бытия, которые воистину в полной мере связывают влюбленного с часто хваленой детской непосредственностью гениально творящих натур.
Эта детская непосредственность, в которую, в силу эротического омоложения, может впасть самый благоразумный и закоренелый педант, отличает строжайшим и неподкупнейшим образом подлинно эротическое от любого рода похоти, ибо та всегда остается изолированной, локальной в своем телесном возбуждении и не вызывает того исключительного состояния опьянения, которое охватывает человека целиком.

Определенные вещи стилизуются, ощущаются как бы вне реальности в своем собственном мире, и может потому, что они поэтически наполнены, и могут только в такой форме вообще восприниматься.
Художник выбирает только те вещи, которые его настраивают продуктивно вплоть до гениальности, он может выбирать к тому же только определенные их стороны, а также только определенные отношения их сущности к самому себе, не обращая внимания на прочие качества.
Что касается объекта нашей любви, то не мы открываем его, как и не мы выбираем его для себя — мы выбираем в нем только то, что как раз необходимо нам, чтобы это открылось в нас самих. Поэтому любовь и творчество в корне своем тождественны.
Вот почему чувство эротического в нас, без всякого сомнения, должно быть по сути своей точно таким, как гениальное творчество, которое воспринимают чаще как периодичность, которое приходит и прерывается, и чью интенсивность или полноту счастья совершенно определенно измерить в отдельном случае нельзя, как нельзя предположить и его продолжительность. И все же, при любых обстоятельствах, сильное любовное чувство неспособно поверить до конца в крах своих же иллюзий.
В любви, как и в творчестве, лучше отказаться, чем вяло существовать. Лучше верить, что периодичность высшего счастья в любви, как и в творчестве, естественна. И все же колебания чувств переносятся весьма с трудом, в особенности когда их фазы не всегда у двух людей совпадают.
Преходящий характер любой любовной страсти, как в творчестве, мог бы приводить к менее опасным кризисам, если бы к этому не добавлялись некоторые недоразумения.
Жизнь и любовь не совпадают и делают затем друг другу печальные уступки, чтобы вообще продолжать существовать: любви предоставляется несколько праздничных мгновений, но она неохотно соглашается снять после бала свои праздничные одежды, и в самом скромном, повседневном платье ютиться в углу. Но этот печальный конец, который искушенный человек обычно с грустной уверенностью предвидит для всякого влюбленного, оттого и случается, что сначала блеск любви воспринимается как очень важный, но затем ее право на ее собственный и праздничный наряд и ее идею вечного возрождения праздника недооценивается.
Это, конечно, должно звучать печально, как проповедь все более глубокого одиночества для каждого, кто хочет выйти за его пределы. Между тем фактически только это возвращает любви ее право властвовать вместо того, чтобы отнять его после кратковременного первого опьянения и вместо того, чтобы смешать его с узкообусловленными выгодами жизни. Все же любовь действует как непрямой повод в том случае, если она используется любимым человеком в качестве огнива, а не в качестве самого огня, у которого он согревается. Однако за это остается ей ограниченная власть так долго, как она хочет этого, и так далеко, как только она может достичь во всех областях жизни. Дальше и дальше может она действовать подобно тому, как она поступает в физическом слиянии: охваченный ею, человек зарождает настоящую полноту жизни в контакте с другим человеком, в нем высвобождается его творческая сила, так дело всей жизни, вся внутренняя плодотворность и красота могут брать свое начало только из этого контакта, ибо это именно то, что для каждого человека означает «все» — момент связи с недостижимой подлинностью вещей. Она — средство, при помощи которого с ним говорит сама жизнь, которая неожиданно становится чудесной, яркой, как будто она говорит на языке ангела, милостью которого она находит необходимые именно для него слова.
Любить — это означает знать о ком-то, чей «цвет мира» — способ видения вещей — вы должны принять так, чтобы эти вещи перестали быть чужими и ужасными, или холодными, или пустыми, словно, приближаясь к раю, вы приручили диких животных. Так в самых прекрасных песнях о любви живет соль самой эротики, которая тоскует о возлюбленной так, как будто возлюбленная — не только она сама, а также весь мир, вся вселенная, как будто бы она еще листочек, дрожащий на ветке, как будто луч, сверкающий в воде преобразовательница всех вещей, одновременно способная преобразовываться во все вещи: так, дробясь и соединяясь, оживает образ предмета любви в сотнях тысяч отражений.
Наибольшая опасность кроется не в том безрассудном ослеплении любовной страсти, когда человек в другом хочет увидеть больше, чем есть на самом деле: опасней, если вместо этого он попытается наоборот — представить свою собственную сущность искусственно, «по образу и подобию» другого. Только тот, кто полностью остается самим собой, может рассчитывать на долгую любовь, потому что только во всей полноте своей жизни он может символизировать для другого жизнь, только он может восприниматься ею как сила. Ничего поэтому так не искажает любви, как боязливая приспособляемость и притирка друг к другу, и та целая система бесконечных взаимных уступок, которые хорошо выносят только те люди, которые вынуждены держаться друг друга лишь по практическим соображениям неличностной природы, и должны эту необходимость по возможности рационально признать. Но чем больше и глубже два человека раскрыты, тем худшие последствия эта притирка имеет: один любимый человек «прививается» к другому, это позволяет одному паразитировать за счет другого, вместо того, чтобы каждый глубоко пустил широкие корни в собственный богатый мир, чтобы сделать это миром и для другого. В этом причина такого своеобразного и все же отнюдь не редкого явления, когда после продолжительной и повидимости счастливой жизни смерть разделяет пару, и — оставшаяся в живых «половина» неожиданно начинает расцветать по-новому. Иногда женщины, которые были для своих спутников слишком преданными, полностью сокращенными до «половины», узнают став печалящимися вдовами, к своему собственному удивлению, чудесный поздний расцвет своей подавленной, почти уже позабытой собственной сущности.
На деле быть «половинами» всегда плохо для обеих сторон и всегда бывает тесно в их «жилище», если они к тому же еще «притерлись» друг к другу: хотя они говорят теперь «мы» вместо «я», но «мы» уже не имеет никакой ценности, когда захвачено «я», — и это относится не только к духовно бедным личностям, но свойственно и для личностей с богатым внутренним миром, где один у другого наивно отнимает его содержание, присваивает и пытается жить сам, и для этого прячет внутрь свое собственное, до тех пор, пока они не разлучатся. Теперь они, может быть, были бы друг для друга по-братски родными, если бы они не любили друг друга — с воспоминаниями и страстными желаниями — были бы, если бы только по ошибке из привлекательной, плодотворной новизны — которой они были друг для друга — они не стали бы смертельной банальностью друг для друга.
Люди говорят о любви с громким преувеличением. Зачем они преувеличивают? Они вынуждены это делать, потому что они не могут объяснить это по-другому — а в объяснении они никогда не были сильны — как же это все-таки происходит, что становятся все больше уверенными в себе, когда любят другого, и что двое только тогда становятся одним, если ли они остаются двумя.
Они потому так редко остаются «двумя», потому что единство, по большей части, означает искажение.
Отсюда постоянно растущее взаимное недовольство, столь сильно охватывающее любовную страсть. Опасаются стать ограниченными, опасаются отсутствия больших возможностей для развития и перемен, и смотрят с растущим недоверием на «возможность вечной любви в дальнейшем».
В прежней их вере скрывалось много наивной нетребовательности относительно действительно оживляющего любовного чувства.
Современный человек уже лучше знает, что люди никогда друг другом не «владеют», что они получают или теряют друг друга в любой момент жизни, что любовь вообще «существует» только в их фактическом спонтанном воздействии. По этой причине сегодня трудней отделить легкомыслие или игру от подлинной любовной страсти, и все же они перемешаны не сильней, чем раньше. Но если раньше даже довольно незначительное и бедное в чувственном смысле весьма малоплодотворное внутреннее отношение пытались представить божьей милостью, то теперь можно отказаться, при обстоятельствах, от относительно богатой и глубокой любовной связи спустя непродолжительный отрезок времени (так, как раньше «от флирта»), потому что приходит понимание того, что она все же не является абсолютно всем, что может дать любовь, и что лучше — идти дальше порознь. Конечно, в таком понимании лежит определенная жестокость. Эта жестокость знает, что там, где любовь хочет быть большим, чем чувственное или мечтательное времяпрепровождение, она должна сотрудничать с той же самой великой задачей жизни, которой принадлежат наши самые высокие цели и самые святые надежды, — и что она из своей области, из самой себя должна завладеть отрезком жизни после другого. Самая совершенная любовь останется всегда такой, пока ей удается самым совершенным образом в большинстве моментов и областей «сделать» так, что человек переживает все посредством другого человека, — да, до тех пор, пока они в состоянии вместе быть «всем»: влюбленными, супругами, братом и сестрой, друзьями, родителями, товарищами, играющими детьми, строгими судьями, милосердными ангелами.
Если мы взглянем в мир простейших существ, то мы обнаружим, что маленькие амебы совокупляются и размножаются, причем они попарно вжимаются одна в другую, абсолютно сливаясь с другим существом. Нам кажется естественным, что люди в области физической уже не способны на столь полное слияние; наше тело удовлетворяется тем, что лишь частичка его самого должна «пойти» для оплодотворения, лишь она должна принять участие в этом полном слиянии и только в узкоограниченной функции.
Странным образом, но в том, что касается души, а не тела, нам хочется, чтобы это взаимопроникновение распространялось еще дальше, — так, как это происходит у амеб. Душой мы хотим того же самого, что и телом: не растворения в другом человеке, а — наоборот, благодаря своему контакту, — плодотворного становления, усиления, удвоения, вплоть до плодотворного роста. В таких же отношениях состоят художник и его творчество. Потому что автор, даже не соприкасаясь при этом с предметом, пребывает с ним в этом «амебообразном соитии», поскольку этот предмет оплодотворил его фантазию.
За этой полной аналогией физических и духовных способов выражения любовного восприятия стоит то, что при этом речь идет только о двух сторонах одного и того же процесса. Как творческое возбуждение коренится в процессах фантазии, так эротическое возбуждение, подобно процессу творчества, нельзя вычленить из фантазии, являющейся его порождающим центром. Несправедливо относятся к эротическому процессу, если его ограничивают лишь грубым физическим действием, а все дальнейшее больше не хотят признавать. Но с не меньшей несправедливостью относятся к нему те, которые его лишь морализуют и эстетизируют, искажая при этом половую жизнь. Эротическое — это все то, что относится к изначальной силе притяжения, преодолевая при этом существующую разделенность и несходство между телесными и духовными проявлениями его сути, подчеркивая физический момент в духовном и наоборот.

С этой суверенной областью — ведь эротическое являет свой собственный целый мир во всех его физических проявлениях — пребывают в разнообразных конфликтах другие области человеческой жизни и различные мнения человека. Пример тому — то, как часто люди могут одновременно любить и презирать. Я при этом предвижу, в очень частом случае, что наше «презрение» только привито и что именно любовь в действительности совпадает с нашей глубинной оценкой вещей.
Притягательность предмета остается источником сильного опьянения, но опьянение нашей целостной сущности существует лишь только в пределах определенных моментов, в то время как в другие моменты наступает уныние, разочарование. Если эта симпатия возникает в очень чувствительных местах души, ей противостоят в нашей сознательной личностной направленности очень сильные пристрастия и оценки: таков исток борьбы между любовью и презрением, и, странным образом, от каждого человека, без исключения, ожидается, что он преодолеет свою страсть, хотя никто — даже он сам — не может предугадать, какие боги в глубине глубин борются тут за его сердце и на какой стороне может быть самая тяжелая потеря, серьезное увечье.
Как своеобразный итог этих размышлений напрашивается вопрос: почему любимый предмет так часто настолько мало нам подходит — по сравнению с большинством симпатичных нам людей — и почему, тем не менее, для нас все сосредотачивается в нем одном? Почти в каждой любовной страсти живет это недоразумение и, невольно спрашивая себя о причине выбора и тайне своей зависимости, мы, как правило, не в состоянии их объяснить.
Это происходит тогда, когда в основе любовной страсти лежит физическое впечатление, причем это физическое впечатление говорит на совершенно «другом языке», так сказать, символизирует, обещает совершенно иное, нежели то, чем оказывается душа этого человека при более близком знакомстве. Это происходит так, как будто его походка, его вид, его улыбка, его интонация, короче, все, до самых мельчайших черточек его существа, рассказало о совершенно другом человеке, чем он есть на самом деле.
Если речь идет о страсти легкого рода, то этот парадокс не сильно ее разрушает, ведь она, собственно, и любит только физического человека, и потому она не находится в трагическом конфликте, подобно конфликту между любовью и презрением. В своих физических впечатлениях она не ошибается и никогда не ошибется: в этом человеческие инстинкты не могут заблудиться. Но может случиться так, что то, что она видит и чувствует в этом отдельном индивидууме, явственно подчеркнуто только физически — может быть, возрастом, предками, особенностями семьи, может быть, с детства — т. е. то, чего он лишился со временем, что было отрезано приобретенными позднее внутренними свойствами. Тело — более консервативная сила, и многое медленно в него «внедряется».
То, что мы любим, схоже со светом тех звезд, которые от нас так далеки, что их свет мы видим только после того, как они сами уже погасли. Мы любим потом нечто, что есть и чего одновременно нет, но даже потом мы любим не зря. Ибо даже потом этот еще видимый, уловимый луч угасающего света может зажечь огонь всей нашей сущности, который не смог бы так вспыхнуть ни от одной другой, самой богатой действительности. Эротически мы любим только то, что в самом широком смысле физически выражено, что, так сказать, стало физическими символами, обрело материальность. Это подчеркивает всю окольность пути от одной человеческой души к другой. Это означает, что мы уже действительно никогда не приблизимся друг к другу, и нечто подобное только изображаем физически. Между тем, по причине дарованного нам физического повода, сами в себе мы создаем блестящий портрет другого и тем самым все наши силы высвобождаются и воодушевляются. В этом кроется и причина того, почему в некотором смысле искалеченного или обезображенного человека можно продолжать безумно любить, поскольку он уже прежде подал нам не обезображенно и не изувеченно свою физическую символику.
Любовь — это как раз и полностью физическое, и самое глубоко-духовное, спиритуалистическое, что в нас проявляется: она всецело удерживается в теле, но и в нем всецело является символом, подобием для любого человека и для всего, что прокрадывается через ворота чувств в нашу самую сокровенную душу, чтобы ее разбудить.
Вечное отчуждение в вечном состоянии близости — древнейший, извечный признак любви. Это всегда ностальгия и нежность по недосягаемой звезде.
Только творческий человек знает, что счастье и мучение являются одним и тем же во всем самом интенсивном, самом творческом опыте нашей жизни. Но задолго до него чудак-человек, который любил, — моля, простирал руки к звезде, не спрашивая, будет ли это радостью или страданием.

Поделиться ссылкой:

Понравилось это:

Нравится Загрузка...

Опубликовано:29.08.2018Вячеслав Гриздак

psychoanalysis.by

Саломе, Жак - Откуда в отношениях проблемы. Поговори со мной! [Текст] : [16+]


Поиск по определенным полям

Чтобы сузить результаты поисковой выдачи, можно уточнить запрос, указав поля, по которым производить поиск. Список полей представлен выше. Например:

author:иванов

Можно искать по нескольким полям одновременно:

author:иванов title:исследование

Логически операторы

По умолчанию используется оператор AND.
Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе:

исследование разработка

author:иванов title:разработка

оператор OR означает, что документ должен соответствовать одному из значений в группе:

исследование OR разработка

author:иванов OR title:разработка

оператор NOT исключает документы, содержащие данный элемент:

исследование NOT разработка

author:иванов NOT title:разработка

Тип поиска

При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться. Поддерживается четыре метода: поиск с учетом морфологии, без морфологии, поиск префикса, поиск фразы.
По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии.
Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак "доллар":

$исследование $развития

Для поиска префикса нужно поставить звездочку после запроса:

исследование*

Для поиска фразы нужно заключить запрос в двойные кавычки:

"исследование и разработка"

Поиск по синонимам

Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку "#" перед словом или перед выражением в скобках.
В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов.
В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден.
Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе.

#исследование

Группировка

Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса.
Например, нужно составить запрос: найти документы у которых автор Иванов или Петров, и заглавие содержит слова исследование или разработка:

author:(иванов OR петров) title:(исследование OR разработка)

Приблизительный поиск слова

Для приблизительного поиска нужно поставить тильду "~" в конце слова из фразы. Например:

бром~

При поиске будут найдены такие слова, как "бром", "ром", "пром" и т.д.
Можно дополнительно указать максимальное количество возможных правок: 0, 1 или 2. Например:

бром~1

По умолчанию допускается 2 правки.
Критерий близости

Для поиска по критерию близости, нужно поставить тильду "~" в конце фразы. Например, для того, чтобы найти документы со словами исследование и разработка в пределах 2 слов, используйте следующий запрос:

"исследование разработка"~2

Релевантность выражений

Для изменения релевантности отдельных выражений в поиске используйте знак "^" в конце выражения, после чего укажите уровень релевантности этого выражения по отношению к остальным.
Чем выше уровень, тем более релевантно данное выражение.
Например, в данном выражении слово "исследование" в четыре раза релевантнее слова "разработка":

исследование^4 разработка

По умолчанию, уровень равен 1. Допустимые значения - положительное вещественное число.
Поиск в интервале

Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO.
Будет произведена лексикографическая сортировка.

author:[Иванов TO Петров]

Будут возвращены результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, Иванов и Петров будут включены в результат.

author:{Иванов TO Петров}

Такой запрос вернёт результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, но Иванов и Петров не будут включены в результат.
Для того, чтобы включить значение в интервал, используйте квадратные скобки. Для исключения значения используйте фигурные скобки.

search.rsl.ru

Жак Саломе, психолог, писатель

Социальный психолог, тренер межличностного общения, писатель. Автор более 70 книг, переведенных на более 25 языков.

После окончания Высшей школы социальных наук в Париже работал педагогом в молодежном центре Витри-сюр-Сен в парижском пригороде. Затем стал директором центра по работе с семьями трудных подростков в Виньели, руководил курсами в Лилльском университете, основал учебный центр «Ле Регард Фертиль» в Дижоне.

С 1962 года занимается изучением методов коммуникации, основанных на уважении и сотрудничестве. Разрабатывая собственную методику, Саломе опирался на работы основателя гуманистической психотерапии Карла Роджерса.

Саломе учит клиентов брать ответственность за собственную жизнь. Его методика не предполагает советы или рекомендации, она направлена на стимулирование размышлений и повышение осознанности.

Саломе вел колонку во французском журнале Psychologies в течение 15 лет, сейчас сотрудничает и с другими французскими СМИ. С 1997 года пишет романы и стихи.

Жак Саломе женат, у него пятеро детей. Он признается, что семья – его главный источник вдохновения. Он поддерживает тесную связь со своими взрослыми детьми, говорит, что и они многому его научили. Об этом он пишет в нескольких книгах.

Высшая школа социальных наук в Париже

Автор книг:

Соавтор книги:

Прежде чем полюбить, полюбите себя

Любовь к себе — источник доброжелательности и уважения. Если этих чувств не хватает, отношения становятся авторитарными или строятся по типу «жертва — преследователь». Если я не люблю себя, то не смогу любить и другого, потому что буду стремиться только к одному — самому быть любимым.

Продолжать жить

Известный французский психолог Жак Саломе – о том, как мелочи повседневной жизни помогают нам справиться с болью, преодолеть страх и продолжать жить несмотря ни на что.

Человеческая хрупкость

Всем известны примеры людей, выживших в нацистских концлагерях, советском Гулаге или во время геноцида в Камбодже, Руанде. Они обнаружили в себе скрытые ресурсы, о которых даже не подозревали, – это помогло пройти через ад и остаться в живых. Психолог Жак Саломе размышляет о том, как человеческая хрупкость раздвигает границы возможного.

Не загубите свою любовь!

У нас есть бесконечно много вариантов того, как подпитывать энергией и оживлять любовь, которую мы носим в себе или получаем от другого.

Никогда не поздно обрести веру в себя

Вера в себя всегда неустойчива. Она должна ежедневно подкрепляться, воссоздаваться, подтверждаться и становиться сильнее, чтобы противостоять переменчивости жизни и всплескам неприемлемого.

www.psychologies.ru

Саломе Жак, Прощенок-Кальнина О.. Откуда в отношениях проблемы. Поговори со мной!

  • Питер — Питер: В Викисловаре есть статья «Питер» Питер (имя) (англ.  …   Википедия

  • Питер ФМ — Питер FM Piter FM Жанр Комедия, Мелодрама Режиссёр Оксана Бычкова (Постановщик) Продюсер Елена Глинман Игорь Т …   Википедия

  • Питер Хёг — Peter HØEG Имя при рождении: Питер Хёг Дата рождения: 17 мая 1957 Место рождения: Копенгаген, Дания Гражданство: Датское Род деятельности: прозаик Хёг, Питер (род …   Википедия

  • ПИТЕР — ПИТЕР, народное название Петербурга. Питерка жен., яросл. слащевая редька, питерская, ·т.е. из Питера. Питерщина, все петербургское; питерщик, бывалый, наторелый парень, промышлявший в Питере; отхожий крестьянин на промыслы и работы в Петербурге …   Толковый словарь Даля

  • Питер —       народное название Петербурга, усечённое от старинной формы официального названия Санкт Питер Бурх; бытовало с начала ХVIII в., в разговорной речи сохранилось и ныне. Отсюда диалектное «питерщик» в ХVIII XIX вв. мастеровой или крестьянин,… …   Санкт-Петербург (энциклопедия)

  • питер — петроград, ленинград, санкт петербург, петербург Словарь русских синонимов. питер сущ., кол во синонимов: 4 • ленинград (12) • …   Словарь синонимов

  • Питер — Питер, народное название Петербурга, усечённое от старинной формы официального названия Санкт Питер Бурх; бытовало с начала XVIII в., в разговорной речи сохранилось и ныне. Отсюда диалектное «питерщик» — в XVIII—XIX вв. мастеровой или… …   Энциклопедический справочник «Санкт-Петербург»

  • Питер Бёрк — Питер Бурк (англ. Pieter Bourke) австралийский перкуссионист, композитор и аудиоинженер. Он сотрудничал с Dead Can Dance и Дэвидом Трасселлом и записал материал с Лизой Джеррард. Он был номинован на премию Золотой глобус на Лучшую музыку в 1999 и …   Википедия

  • Питер Бёрд — Совершил первый одиночный переход на вёслах через Тихий океан, судно «Hele on Britania», длина 9.7 метра. Бёрд стартовал из Сан Франциско, США, 23 августа 1982 года.Финишировал в Австралии 14 июля 1983 года. Затратил 294 дня и прошёл 14480… …   Википедия

  • Питер — СПб С. Петербург Санкт Петербург разг., Санкт Петербург СПб Словарь: С. Фадеев. Словарь сокращений современного русского языка. С. Пб.: Политехника, 1997. 527 с …   Словарь сокращений и аббревиатур

  • Питер — I общ. Петербург II = Питер Камчатский; разг.; Камчатка, редко другие районы Дальнего Востока Петропавловск Камчатский Для снятия неоднозначности о Санкт Петербурге на Камчатке говорят большой Питер или западный Питер Питер, это где, по твоему?… …   Языки русских городов

  • books.academic.ru

    Откуда в отношениях проблемы. Поговори со мной!

    Артикул 9785446104048
    Серия Психология. The Best
    Переплет Обложка
    Автор
    Издательство Питер (СПб.)
    Дата издания 2017
    Кол-во страниц 224
    Формат страниц 76x100 1/32

    Категории: Психология, философия

    Описание:

    Почему в отношениях, построенных на любви и уважении, наступает момент, когда людям становится трудно говорить друг с другом? Можно ли улучшить такие отношения, научиться снова открыто и свободно выражать свои чувства и мысли и понимать друг друга? Знаменитый французский психолог Жак Саломе дает рекомендации парам, столкнувшимся с подобными проблемами, потому что отношения, в которых нет коммуникации, увы, обречены. Если вы хотите сохранить отношения с любимым человеком и сделать их более гармоничными и счастливыми, Жак Саломе поможет вам найти источник трудностей в вашей паре и преодолеть их.

    kogortashop.ru

    404 ошибка

      К сожалению данная страница больше не сущестует. Начните поиск с главной



      Нормативные и правовые основы организации спортивной подготовки в Российской Федерации
      2273 ₽ Купить
      Об отношении различных групп населения Российской Федерации к Всероссийскому физкультурно-спортивном
      1965 ₽ Купить
      DeLonghi Kbi 2001.BK
      2149 ₽ Купить
      Sprut V750F
      3160 ₽ Купить

      DeLonghi Ecam 22.110 B
      11046 ₽ Купить
      Wader Трактор Гигант с прицепом (66100)
      1424 ₽ Купить
      Котел анодированный с крышкой Tramp 7 л (TRC-041)
      1109 ₽ Купить
      Elite Screens T119UWS1 Black Case
      4975 ₽ Купить

      Вопреки всему. "Ванкуверская катастрофа" и что нас ждет в Сочи?
      1409 ₽ Купить
      Картридж Brother HL-2132R, DCP-7057 (TN2090)
      1118 ₽ Купить
      Midea MSMB-24HRN1
      20550 ₽ Купить
      Насосная станция Насосы+ Aujs 110/24L
      3048 ₽ Купить

      Насосная станция Насосы+ Aujs 110/50L
      3541 ₽ Купить
      Аккумулятор для Lenovo A516, A706, A760, A820 (BMP-809) - Аккумулятор
      1070 ₽ Купить
      Насосная станция Насосы+ Aujex 750/E1(А)
      2753 ₽ Купить
      Защитное стекло для Apple iPhone 7, 8 (Baseus PET Soft 3D Anti-Blue Light SGAPIPH7-TES09) (красный) - Защита
      860 ₽ Купить

      Аккумулятор для Apple iPhone 5C (0L-00001824) - Аккумулятор
      929 ₽ Купить
      Gefest ПГ 6100-02 0004
      7439 ₽ Купить
      Двигатель бензиновый Loncin G270F (9лс)
      6280 ₽ Купить
      Часы наручные PAPRCUTS WATCH (камуфляж белый) - Наручные часы
      890 ₽ Купить

      Павильон садовый «Антрацит Нью» 2x2 м, антимоскитная сетка, сталь
      10104 ₽ Купить
      Сетевой удлинитель ТМ Союз 481S-1301 (ПВС, шнур 1.5м, розеток 3) (белый) - Сетевой фильтр
      655 ₽ Купить
      Acorp CRIP200-B (черный) - Картридер, Card Reader
      946 ₽ Купить
      Чехол-накладка для Huawei Honor 8A (iBox Crystal YT000017081) (прозрачный) - Чехол для телефона
      660 ₽ Купить

      Аккумулятор для LG CU915 Vu, CU920, HB620, HB620T, KB770, KC910 (SEB-TP106) - Аккумулятор
      1020 ₽ Купить
      Арт бумага (610 мм х 12.3 м) (Lomond 1211200) - Бумага
      4728 ₽ Купить
      Чех

      shop.rus.bz

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *