Соотношение свободы и ответственности: 47. Соотношение свободы и ответственности.

Содержание

47. Соотношение свободы и ответственности.

Свобода — одна из основных категорий социальной философии, характеризующих сущность человека и его бытие. Она предполагает возможность личности мыслить и поступать в соответствии со своими представлениями и желаниями, а не вследствие внешнего принуждения. Это понятие прошло в истории философской мысли длительную эволюцию — от «отрицающей» (свобода «от») до «утверждающей», «положительной» (свобода «для») трактовки. «Философия свободы человека была предметом размышлений Канта и Гегеля, Шопенгауэра и Ницше, Сартра и Ясперса, Бердяева и Соловьева. Свобода рассматривалась в соотношении с необходимостью («познанная необходимость»), с произволом и анархией, с равенством и справедливостью».

Диапазон понимания этого понятия чрезвычайно широк — от полного отрицания самой возможности свободного выбора (в концепциях бихевиоризма) до обоснования «бегства от свободы» (Э. Фромм), в условиях современного цивилизованного общества.

Упрощенчески материалистическое понимание свободы воли человека, связывающее его только с необходимостью, даже познанной, фактически лишает человека этой свободы. Французский философ П. Гольбах отмечал: «во всех поступках человек подчиняется необходимости… его свобода воли есть химера»… Действительно, если все однозначно необходимо, если нет случайностей, возможностей, если человек действует как автомат, то не остается места для свободы».

П.В. Алексеев и А.В. Панин предлагают иную, противоположную первой, трактовку свободы. Свобода, считают они, это «высшая форма самодетерминации и самоорганизации материи, проявляющая себя на социальном уровне ее движения».

Однако существуют и другие точки зрения на данную проблему. И. Кант пишет, что «свободу должно предполагать как свойство воли всех разумных существ. …каждое существо, которое не может поступать иначе, как руководствуясь идеей свободы, именно поэтому в практическом отношении действительно свободно, т.

е. для него имеют силу все законы, неразрывно связанные со свободой, точно так же как если бы его воля, значимая и сама по себе, и в теоретической философии была признана свободной». Такое понимание свободы не имеет ничего общего с произволом, поскольку «свобода каждого должна быть ограничена законом постольку и только постольку, поскольку она ограничивает свободу другого».

Что же касается абсолютной свободы, то ее наличие ставиться под сомнение. Представим себе на мгновение, что человек смог достичь абсолютной свободы. Став таким, он начинает осознавать, что его беспредельная свобода обернулась для него беспредельным же одиночеством. Очень хорошо эта мысль описана в книге американского философа и психолога Э. Фромма «Бегство от свободы». Избавившись от всевозможных форм зависимости, индивид в итоге остается наедине с самим собой, со своей «самостью». «Исчезают многочисленные узы, которые хотя и ограничивали свободу человека, но зато делали его близким определенному кругу людей, связывали его с определенными вещами.

«Человек свободен» — это значит, он одинок и беспомощен. А «эта беспомощность приводит либо к особому роду «бегства», характерному для авторитарной личности, либо к вынужденному конформизму, вследствие которого индивид превращается в робота, теряет себя, но при этом убежден, что он свободен и подвластен лишь собственной воле». Лозунг свободы «не мешайте действовать» восходит к эпохе буржуазных революций XVII-XVIII вв. Путь к нему проложила критика различного рода феодальных регламентации. Развитие капитализма вплоть до наших дней сопровождается требованиями обеспечения для личности разнообразных «свобод». Свобода стала трактоваться как основная ценность буржуазно-либерального общества. Близка к этому позиция французского экзистенциалиста Ж. П. Сартра, который не делал различия между бытием человека и его свободой. Согласно Ж. П. Сартру человек находится в определенной ситуации, в рамках которой он должен сделать соответствующий выбор. Всякого рода принуждение извне не отменит свободу человека, ибо он всегда имеет поле возможностей для своего выбора.
Для Ж. П. Сартра свобода есть абсолютная ценность.

Эта позиция была весьма популярной вплоть до последней четверти XX в. Ситуация резко изменилась после появления в 1979 г. книги немецко-американского философа Г. Ионаса «Принцип ответственности. Попытка разработки этики для технической цивилизации». С тех пор появилось несколько тысяч публикаций, авторы которых обращали внимание на относительный характер свободы как ценности, на то, что свободу необходимо объединить с ответственностью.

Основополагающим Принципом этики понятие ответственности стало лишь в 80-е г. XX в.

Можно выделить две концепции ответственности: классическую и неклассическую. Согласно классической концепции субъект действия несет ответственность за его последствия. Как носитель ответственности субъект должен быть самостоятельным и свободным; мы еще раз убеждаемся, что свобода и ответственность взаимосвязаны. Субъект действия должен быть в состоянии предусмотреть последствия своих действий, а это возможно лишь тогда, когда он действует самостоятельно, а не в качестве «винтика». Наконец, субъект действия должен отвечать перед кем-то: перед судом, начальником, Богом или своей собственной совестью. Отвечать приходится за содеянное, за последствия действий, которые ставят их субъекта в положение обвиняемого. Этика ответственности – это этика поступка; если поступок не состоялся, нет и ответственности.

Там, где субъект выступает участником группы, где из-за разделения функций невозможно предусмотреть последствия своих действий, необходима новая, неклассическая концепция ответственности, ибо в описанной ситуации классическая концепция теряет свою применимость из-за того, что условия ее правомерности не выполняются. Субъект действия ответствен теперь изначально не за неудачи своих действий в рамках заданной организационной структуры, а за успех порученного дела. Несмотря на неопределенность, субъект решает задачу правильной организации дела, управления ходом его осуществления; теперь ответственность связана не с абсолютной свободой человека, а с нормами и функциями демократического общества.

ответственность, негативизм, забота //Психологическая газета

С докладом-размышлением

«Свобода: ответственность, негативизм, забота» выступил Артур Александрович Реан, профессор, доктор психологических наук, академик Российской академии образования, председатель Федерального научно-координационного совета РАО по вопросам семьи и детства, директор Центра социализации, семьи и профилактики асоциального поведения Московского педагогического государственного университета. Доклад прозвучал на Санкт-Петербургском фестивале практической психологии.

Свобода и ответственность

Свобода всегда предполагает ответственность. С этой базовой вещью, по-моему, никто уже не спорит. Вне ответственности нет свободы. Вне ответственности может быть только воля — неограниченная и ничем не регламентированная свобода, то есть свобода анархического типа личности.

По Виктору Франклу, человек свободен по отношению к трем базовым вещам: влечениям, наследственности и среде.

Свобода личности по отношению к влечениям, в частности, выражается в относительной свободе от них. Как красиво говорил Франкл, «человек обладает влечениями, однако влечения не владеют им». В контексте деструктивных движений и агрессии необходимо не отрицать наличие агрессивных импульсов, но видеть принципиальную разницу между тремя аспектами: агрессивными импульсами, агрессивным импульсивным поведением и свободным поведением зрелой личности. Отсутствие такого разграничения, игнорирование относительной свободы личности и ее поведения от собственных же импульсивных влечений ведет к фатальной агрессии. В этом случае агрессивные импульсы оправдывают агрессивное поведение, являются его объяснительной моделью, превращаясь в своеобразное алиби. Однако, как справедливо замечал Франкл, человек не перестанет ненавидеть, пока его учат, что ненависть создается импульсами и механизмами: надо понимать, что это он сам ненавидит.

Вспомним Эриха Фромма и его конструкт «позитивная свобода». Мне кажется, этот конструкт прямо вписывается в соотношение свободы и ответственности, потому что Фромм в конечном счете связывает позитивную свободу с ответственным поведением личности.

Свобода и негативизм

Для подросткового возраста характерно крайне сильно выраженное стремление к автономности и к свободе. Это нормальная возрастная реакция, как мы все понимаем, за ней стоит стремление к самостоятельному освоению мира, к получению определенного социального опыта, а попутно — к укреплению собственной самооценки.

Негативизм рассматривается как одна из форм агрессии наряду с физической, вербальной, косвенной агрессией, враждебностью, аутоагрессией и другими. В основе негативизма лежит принципиально оппозиционное поведение, которое в особо сильной мере проявляется к авторитетам: возрастным (родители, старшие люди) или должностным (начальство, учителя). Хочу подчеркнуть, что стремление молодого человека к автономности ни в коем случае не может объясняться негативизмом.

Но важно дифференцировать, стоит ли за гипертрофированным стремлением подростка к свободе типичная возрастная реакция или же это формирующийся негативизм с соответствующими рисками развития агрессивной личности.

Проблема дифференциации стремления к свободе и рисков негативизма актуальна не только для поведения подростков и молодых людей, но и для поведения взрослых. Для объяснения такого поведения полезно привлечение такого феномена, как предвзятая атрибуция враждебности, которая почти всегда стоит за негативизмом. Если негативизм и связан со стремлением к свободе, то это свобода от чего-то или кого-то, а не свобода для.

Свобода и забота

При эгалитарной концепции семейного воспитания родители исповедуют принцип равенства, стараются предоставлять ребенку максимальную автономность, свободу, минимизируя контроль за ним и за его жизнью. Этот подход обычно рассматривается в позитивном ключе: родители уверены, что снижение контроля — это проявление уважения к личности ребенка, отношение к нему как к самостоятельному субъекту. При этом достаточно обоснованно предполагается, что такая воспитательная стратегия ведет к развитию автономной, независимой личности с высокой устойчивой самооценкой. Однако здесь есть свои подводные камни. Целый ряд исследований показывают, что девиантное и делинквентное поведение зачастую более характерно для детей и подростков именно из таких семей по сравнению с детьми из семей с более традиционным воспитанием, где за поведением и свободным временем детей осуществляется плотный родительский контроль.

Исследования, в том числе и отсроченные, показали, что повзрослевшие дети из семей с воспитательной стратегией свободы часто менее всего удовлетворены своим детством. Повзрослевшие дети часто, оценивая свое прошлое, говорили: «Мною пренебрегали», «Ко мне не было достаточного внимания родителей», «Не было достаточного внимания к моей жизни», то есть — не было заботы. Я бы сказал, что была депривация заботы.

Я думаю, можно заключить: помня о свободе, нельзя забывать о заботе.

#ЗНАТЬ. Свобода и ответственность – аналитический портал ПОЛИТ.РУ

Стенограмма лекции психолога Дмитрия Леонтьева, прочитанной 23 ноября 2014 года в рамках Фестиваля публичных лекций #ЗНАТЬ – совместного проекта информационно-аналитического канала «Полит.ру» и Департамента науки, промышленной политики и предпринимательства г. Москвы.

Борис Долгин: Добрый день, уважаемые коллеги. Мы продолжаем наш Фестиваль публичных лекций #ЗНАТЬ. Совместный проект информационно-аналитического канала «Полит.ру» и Департамента науки, промышленной политики и предпринимательства правительства Москвы. Сегодня у нас третий день Фестиваля. Сегодня у нас три лекции из разных областей знания. Первую лекцию я объявлю в конце, потому что она будет прямо сейчас. Вторая лекция физика Михаила Данилова о том, какие задачи стоят перед физикой элементарных частиц после открытия бозона Хиггса. Третья лекция историка Павла Уварова о категории Средневековья, насколько ее можно ограничивать Старым Светом, что вообще представляла из себя эта эпоха. А наша сегодняшняя первая лекция, то, что будет сейчас, – это лекция Дмитрия Алексеевича Леонтьева, доктора психологических наук, профессора МГУ, заведующего международной лабораторией позитивной психологии личности и мотивации Высшей школы экономики на тему  «Философия свободы и ответственности».

Дмитрий Леонтьев: Уважаемые коллеги, друзья, я подрядился поговорить о проблемах свободы и ответственности. Причем в меня по мере подготовки материалов как-то впихивали сюжет психологии свободы и ответственности. А я отбивался, говоря, что невозможно рассматривать эту проблему чисто психологически. Хоть я психолог и никакого другого образования не имею, постоянно гуляю по смежным дисциплинам. И та проблема, которую мы сегодня будем обсуждать, как раз носит междисциплинарный характер, влезает не только в философию, но даже и в сюжеты права, экономику, культурологию, психологию. Сегодня эти проблемы в рамках какой-то одной узкой дисциплины рассмотреть нельзя. Вообще на самом деле во всех гуманитарных науках все границы между дисциплинами тесны достаточно относительны, достаточно зыбки, все время приходится гулять в разные их стороны. Проблема свободы и ответственности – это не абстрактная философская проблема, это проблема жизненная, проблема, в каком-то смысле, выживания всех нас, страны и человечества в целом. Несколько лет назад нашумел такой шокирующий опрос, из которого следовало, что на 87% процентов населения считали, что не оказывают влияния на свою жизнь. Конечно, ко всем социологическим опросам надо относиться осторожно, с некоторой долей здорового скептицизма, хотя бы потому, что полученные цифры очень сильно зависят от того, как точно вы сформулировали вопрос, с точностью до запятой, до слова. Тем не менее в целом тенденция не расходится с ощущением того, что происходит. И это, конечно, во многом проблема, которая в науках о человеке, в философии, психологии прежде всего, выглядит как проблема свободы и ответственности. Что это? Существует ли она? Возможна ли она? Много ее или мало? Возможен ли баланс? Как к этому прийти? Или наоборот, лучше без этого? Действительно, одна из первых фундаментальных книг на эту тему, знаменитая книга Эриха Фромма «Бегство от свободы» как раз и говорила о том, что свобода – это что-то, что большинство людей не воспринимают как ценность, абсолютное счастье. Именно благодаря связи с ответственностью эта штука хлопотная, от нее лучше как-то поскорее отделаться. Без свободы жить как-то легче и проще, не нужна она нам, забирайте ее вместе с вашей ответственностью. И действительно, многие общественные явления повседневной жизни заставляют вспомнить об этом. Хотя все не так однозначно, не так просто. У меня не так много времени, чтобы пройтись по всем этим проблемам, поэтому начну с начала. Я сейчас пройдусь по целому ряду контекстов. В отличие от проблемы ответственности, которая сравнительно новая, проблема свободы – одна из самых древних проблем в истории наук о человеке. В сборниках, которые приписываются Платону или кому-то из его школы, под названием «Определения», есть определение свободы, короткое, лаконичное, которое можно взять в качестве точки отсчета. Свобода – это власть над жизнью. И главный вопрос, который встает в этой связи – властен ли я над собственной жизнью? Это проблема свободы, как она выглядит для каждого из нас в отдельности. И исторически первый главный контекст – это дилемма свободы и детерминизма. Есть ли вообще свобода, возможна ли она? Или все предначертано, все предопределено, все детерминировано, записано в книге судеб или решается волей богов. В античной философии, в античных представлениях, строго говоря, свободно принимали решения и действовали только боги. А смертным ничего не оставалось делать, кроме как исполнять решения, которые были приняты на Олимпе. Никакой свободы для смертных быть не могло. Правда, за некоторыми исключениями, возникают какие-то промежуточные формы, как сейчас принято говорить – титаны из божественной семьи, герои – люди, более-менее смертные, хотя они являются потомками богов по какой-то боковой линии, нелегальными их отпрысками. Геракл, Персей и прочие. И они-то как раз оказываются способными действовать свободно и принимать решения, идти наперекор воле богов, с богами как-то бороться. Естественно, сражаться против богов можно только опираясь на других богов, участвуя в этих разборках. В общем, отсюда вытекала одна простая мысль, что свобода – это божественный атрибут. Чтобы вести себя свободно, в вас должна течь кровь богов, а иначе ничего не получится. Надо сказать, что первым символом свободы в западной культуре был Прометей, который пошел наперекор всеобщей воле, правилам и решениям богов в целом. Он нес в себе божественную кровь. Но он был тем одиночкой, который противопоставил себя коллективному разуму, коллективной политической воле Олимпа и принес огонь людям, за что был, как известно, наказан. Но тем не менее он остается до сих пор символом того, что можно идти против решений, против детерминизма. И хотя он наказание серьезное получил, тем не менее, последствия реальные были, это сработало. То, что огонь пришел к людям, это имело многочисленные позитивные последствия.

В Средние века, в Новое время проблема эта обсуждалась, конечно, больше в контексте теологическом, после зарождения и победы в Европе христианства. Опять же контексты рассмотрения вопросов, возможна ли свобода вообще, были привязаны к тому, каким образом это соотносится с идеей божественного предначертания. И Мартин Лютер, реформист христианства, основатель протестантизма, выпустил в свое время целый трактат под названием «О рабстве воли». Где он говорил: что за бред, ребята? Чуть раньше, в эпоху Возрождения стало появляться какое-то обсуждение вопросов о свободе воли. Мартин Лютер говорит, что за ерунда? Какая свобода воли, если известно, что все предначертано, без воли божьей не упадет и волос с головы ни одного человека. Поэтому какая может быть свобода? Но ему возразил его известный современник, свободномыслящий гуманист, диссидент того времени Эразм Роттердамский, который выпустил трактат о свободе воли. И конечно, аргументация не могла быть из другой какой-то области, опираться на что-то другое, Эразм в рамках той же самой системы аргументации привел встречные аргументы. Почему по образу и подобию божьему создан человек? Есть у бога свобода? Есть. Значит, и у человека тоже что-то такое должно быть. Иначе по какому образу и подобию получается? И эти дискуссии опять же постепенно переросли в тот же самый вопрос, возможна ли свобода или все детерминировано, в рамках естественных наук. С развитием естественных наук в XIX-XX веках возникло представление о том, что все жестко детерминировано, причем детерминировано уже не божественным провидением, а просто материальными процессами, которые становились все более ясными. Законы выводились все более строгие, красивые и однозначные. Возникала такая эйфория по поводу успехов естественных наук. Возникло ощущение, что все уже объяснено. Если что-то еще не объяснено, непонятно, не включено в систему естественных связей, то это не ваше достоинство, а наша недоработка. Сейчас еще чуть-чуть – и объясним. И формулы впишем. И возникло такое понятие, как материальное единство мира. Даже некоторые крупные ученые в контексте свободы человека говорили, что свобода человека – это субъективная иллюзия, потому что объективно мы все знаем, биохимия, нервные процессы, все детерминировано. Но просто человек не знает на самом деле, что его действия детерминированы, ему кажется, что он решает свободно, принимает свободные решения. Эта иллюзия чисто субъективна. Если бы он знал, он не думал бы так. Мы не знаем, что на самом деле нами движет. Вот как раз несколько десятилетий назад этому представлению о естественнонаучном детерминизме был нанесен очень большой удар из недр самих естественных наук. Один из блестящих представителей методологии современного естествознания, недавно скончавшийся, лауреат Нобелевской премии по химии Илья Пригожин, лицо русской национальности, но с бельгийским гражданством, в детстве эмигрировал с семьей в Европу, с тех пор работал уже под бельгийским флагом. Действительно трудно переоценить тот вклад, который он внес в развитие вообще представления о структуре естествознания, структуры методологии естественных наук в последнее время. И одна из важных вещей, то, за что он получил Нобелевскую премию – он обнаружил разрывы детерминизма в неживой природе, в неорганических процессах. В какой-то момент возникает два варианта, по которым может идти этот процесс. И нет абсолютно никаких причин, которые бы детерминировали, пойдут ли этот процесс по руслу А или по руслу B. И дифференциальные уравнения, которые описывают процесс в этой точке, имеют два вероятных решения, два корня. И только от случайности зависит, пойдут ли процессы в ту или другую сторону. Разрыв, который он назвал бифуркацией – это слово стало очень популярным, оно действительно очень важно, – в дословном переводе с латинского «раздвоение». До бифуркации процесс долгое время был детерминирован, описывался, был вполне предсказуем, но затем исчерпываются механизмы, которые придерживали его в предыдущем состоянии, траектория движения этого процесса меняется, как она изменится, предсказать невозможно. Я могу увидеть угол, но не могу увидеть, что за этим углом. И в зоне бифуркации происходит смена траектории процесса. Когда происходит выбор этой траектории, то дальше опять процесс встает на новые рельсы, становится на какое-то время предсказуемым и управляемым до того момента, пока вновь не войдет в зону бифуркации. В самой точке бифуркации очень слабые, очень малые по своим масштабам влияния могут повлиять на выбор траектории всего процесса и определить будущее. Другое дело, что предсказать это заранее просто невозможно в принципе. Это во многом внесло существенный вклад в развитие идеи об истории. О том, подчиняется ли история каким-то закономерностям или в ней велика роль личности – всегда традиционно на первое место выдвигалась роль великих личностей в направлении исторических процессов. Потом, уже сравнительно недавно, появились направления истории, которые объяснялись каким-то объективными закономерностями. Наиболее известная из них – это теория Карла Маркса, которая оказала немалое влияние. А потом опять встает вопрос, когда стало понятно, что не все ясно описывается этими закономерностями. Эта идея бифуркации вносит очень большую ясность в понимание этих процессов, потому что в истории любого большого образования, страны, скажем, нации, как и в истории человечества в целом, тоже можно выделить процессы сравнительно устойчивые, которые предсказываются системой движущих сил и закономерностей. И на этом отрезке ни одна личность не может сдвинуть линию исторического движения куда-то в сторону, на какую-то траекторию. Но периодически возникают разрывы этого детерминизма, зоны бифуркации, когда эти закономерности перестают на какое-то время однозначно работать, мы входим в зону, в которой происходит переход на какую-то новую траекторию, на новые рельсы. Именно в этой зоне личность может оказать очень существенное влияние на исторические процессы. Вы помните, у Маяковского в поэме «Владимир Ильич Ленин» приписывалась как одному из самых крупных политиков прошедшего века фраза про то, что сегодня выступать еще рано, а послезавтра будет поздно. Выступаем завтра. То есть особенность исторических личностей независимо от их знака заключается в том, что они оказываются чувствительными к той единственной точке, в которой небольшое воздействие в виде действий каких-то отдельных групп людей может оказать влияние на исторические закономерности, на сдвиг той траектории, которая повлияет на исторические процессы. Что и произошло в 1917-м году. И сейчас мы опять входим, уже вошли, в некоторую зону бифуркации. Мы достаточно отчетливо оказываемся в той точке, в которой одни закономерности, одна устойчивая траектория перестает действовать, дальше возможен переход на одну из новых траекторий. И от сравнительно небольших, в историческом масштабе, влияний и действий может зависеть то, какую траекторию в конце концов мы выберем.

Общий вывод по поводу вопросов детерминированности или свободы человека сформулировал великий психолог, философ Виктор Франкл в виде формулы. Человек детерминирован, но не пандетерминирован. То есть детерминация человека имеет место, но она не является всеобщей, абсолютной, сплошной. И первый вывод – свобода возможна. Не все детерминировано, и есть какое-то пространство, где возможна свобода.

Проблема свободы и границ. Достаточно давно введено это различие «свободы от» и «свободы для». Иван Петрович Павлов, великий физиолог, говорил про рефлекс свободы по отношению к своим подопытным собакам. Рефлекс свободы – это стремление собаки, привязанной к столу для опытов, освободиться от пут. Вот Павлов обнаружил, что если собаку привязывают, она пытается отвязаться. Назвал это «рефлекс свободы». Понятно, что это «свобода от», даже более того, как выясняется, Павлов признавался, что не у всех собак наблюдается этот рефлекс свободы. Вместе с рефлексом свободы, говорил Павлов, существует также врожденный рефлекс рабской покорности. И в русском языке есть очень интересное понятие воли, которое ни на какой другой язык не переводится. Свобода и воля представляют собой очень интересную пару. Наш крупный известный философ, мой хороший приятель, Григорий Львович Тульчинский, рассказывает про одну историю. Жил в Англии сын российских иммигрантов, будучи уже вполне зрелым человеком, попал он на концерт какого-то советского ансамбля песни и пляски. После концерта направился в советское посольство. Как его ни уговаривали родственники, он сменил гражданство, уехал в Советский Союз, работал преподавателем. Каждый год при первой же возможности улетал в Англию. Его спрашивали, что его так тянет обратно? Свобода, отвечал он. Здесь нет свободы, свободен я только там. Тогда, спрашивали его, что же его здесь держит? Воля, отвечал он, воля только здесь. Очень интересное соотношение наших понятий свободы и воли. Я не использую старое философское клише «свобода воли», поскольку от этого ушли. Но только в русском языке воля – что-то противоположное свободе. И вот тут цитата из Фридриха Ницше, из его главной программной книги «Так говорил Заратустра», который в наиболее выпуклом виде развел «свободу от» со «свободой для». Потом оно воспроизводилось очень у многих.

«Свободным называешь ты себя? Твою господствующую мысль хочу я слышать, а не то, что ты сбросил ярмо с себя. Из тех ли ты, что имеют право сбросить ярмо с себя? Таких немало, которые потеряли свою последнюю ценность, когда освободились от рабства. Свободные от чего? Какое дело до этого Заратустре? Но твой ясный взор должен поведать мне, свободный для чего? Можешь ли дать себе свое добро и свое зло и навесить на себя свою волю как закон? Можешь ли быть сам своим судьей и мстителем своего закона?»

В общем, второй выход – свобода не значит отсутствие ограничений. Третье – свобода и спонтанность. Свобода — это что? Это возможность спонтанно делать все, что придет в голову? Нет. Лев Семенович Выготский, великий психолог прошлого века, различал два вида функций: естественные природные функции и высшие функции, которые связаны с сознанием, с произвольностью, с опосредованием. Вот спонтанность – это низшая функция. Животное ведет себя спонтанно. Маленький ребенок ведет себя спонтанно. А свобода – это преодоление спонтанности, это опосредствование спонтанности. Это высшая произвольная функция, это искусственное, надприродное явление. И замечательно это выразил Федор Тютчев: «Созвучье полное в природе, – /
Лишь в нашей призрачной свободе / Разлад мы с нею сознаем». То есть свобода – это разлад с природой. Это что-то, что в природе не содержится. Свобода возникает в паузе, которую мы можем делать. Несколько психологов, здесь уже начинаются чисто психологические вещи, говорили, что свобода всегда начинается с некоторой паузы. С паузы между стимулом и реакцией, говорил Ролло Мэй, великий экзистенциальный психолог. Именно там коренится человеческая свобода, если перед тем, как реагировать, ты просто сдерживаешься, делаешь паузу, то ты разрываешь механическую связь стимулов и реакций, причин и следствий. И в тот момент, когда ты разрываешь эту связь, после этого, просто задержав, сделав паузу, ты уже овладеваешь своим поведением. И в следующий момент можешь сделать все что угодно, а не то, что было заложено в этом рефлексе. То же самое говорил советский психолог Дмитрий Николаевич Узнадзе, один из первых, кто занимался разрешением этой проблемы, что первый шаг к свободе – это отрицание свободы. Свобода воздержаться что-то сделать – это первый и самый главный этап. После этого уже можно переходить к свободе что-то делать. И вот замечательная форма, которую я нашел у нашего философа в полном смысле этого слова, Михаила Михайловича Жванецкого, которая выражает ту же саму мысль. Хочешь сказать нет, считай до 10; что-то серьезное – до 100. Хочешь совершить поступок – до 1000. Потому что именно в этой паузе возникает овладение ситуацией, возможность начать с чистого листа, начать действовать не под влиянием каких-то других причин, а отталкиваясь от самого себя. Свобода создается произвольным усилием в паузе. Четвертый момент – свобода и сознание. Очень большая роль, конечно, сознания. В свободных действиях нельзя вести себя свободно по автомату, на автопилоте. Эрих Фромм, которого я уже упоминал, писал, что практически свобода и сознание это одно и то же. Это одни и те же вещи. Шесть аспектов осознания он выделял, которые важны для понимания того, как вести себя свободно. Первое – осознавать, что такое хорошо, а что такое плохо, то есть отличать добро от зла. Второе – осознание того, какой способ действия в данной ситуации подходит для достижения желаемой цели, то есть связывать причины со следствием  собственных действий. Третье – осознание собственных неосознанных желаний: что же меня на самом деле тащит, куда-то влечет. Четвертое – осознание реальных возможностей, между которыми есть выбор. Что находится в меню, из чего я могу реально выбирать? А что – просто фантазия? Пятое – осознание последствий любого решения. Ну, добьюсь я этого, а что дальше? Главное – самому потом не пожалеть. Шестое – осознание того, что осознания еще недостаточно, если оно не идет рука об руку с политической волей, с желанием действовать, с готовностью взять на себя боль и лишения, платить цену. И это шесть моментов осознания, каждый из которых оказывается необходимым для того, чтобы действовать свободно. Это не такая простая вещь – действовать свободно. Если у вас недостает осознания хотя бы одного из этих пунктов, ваше действие не может быть свободным. Очень важное понятие в этой связи – понятие рефлексии, направленности души на саму себя, взгляд в себя, позиция, которая занимается по отношению к самому себе. Виктор Франкл, которого я тоже уже упоминал, ввел такое понятие самодистанцирования как антропологической способности человека отнестись к самому себе, занять какую-то позицию, чему-то в себе сказать «нет», а чему-то в себе сказать «да». Именно благодаря этому самодистанцированию «свобода от» трансформируется в свободу как позицию. По отношению к чему? По отношению к тому, что нас окружает, по отношению к нашим влечениям и импульсам. Я могу занять по отношению к ним позицию, сказать «нет» или сказать – «подожди, потом, не сейчас». Или сказать что-то другое. По отношению к генотипу, по отношению к нашей собственной наследственности. Очень много в литературе говорится по поводу влияния на нас, достаточно рокового, нашей наследственности, нашей генетики. Чуть дальше я про это скажу, как относиться к тому, насколько мы действительно обусловлены нашей генетикой. Четвертый пункт основ свободы – рефлексивная позиция по отношению к самому себе, возможность посмотреть на себя со стороны, возможность занять по отношению к себе определенную дистанцию, что-то себе сказать.

Пятое. Свобода и саморегуляция. В механике есть понятие степени свободы. И в математике есть понятие степени свободы. В математике это возможность переменных принимать какое-то значение. В механике это возможность каких-то рычагов. В биомеханике это возможность конечностей двигаться в самых разных направлениях. Человеческое тело имеет очень много возможностей применения свободы. Человек может принимать больше тысячи разных поз, не цирковых, а обычных. И постепенно, по мере развития человека, мы выучиваем шаблоны движения и у нас оттормаживается все лишнее. Если взрослый сформировавшийся человек – спортсмен, то даже хуже, там еще более узкие бывают шаблоны движений. Вообще у нас очень сильно ограничена степень свободы нашего тела. Наши движения оказываются вписаны в определенное русло. А если уже в зрелом возрасте вы начинаете заниматься, скажем, восточными единоборствами, то приходится тело переучивать, всю биомеханику, отучиваться от тех движений, к которым вы привыкли, и усваивать новые последовательности движений, которые совершенно непривычны в нашей обычной культуре, и по-другому настраивать свое тело. Но самое главное, как выдающийся физиолог Николай Бернштейн, изучавший проблемы построения движений человека, констатировал – регуляция движений, то есть построение правильных, целесообразных, нужных движений, заключается всегда в уменьшении числа степени свободы органа. Чтобы рука действовала правильно, число степени свободы должно резко уменьшиться. И она не должна делать любые движения, какие попало, она должна делать правильные движения. Спортсмен, выучивая какие-то правильные действия в процессе выполнения какого-то движения, тоже оттормаживает все лишние движения. Я должен двигаться не как попало, а именно правильно. Но это общая закономерность, касающаяся свободы. Потому что любое целенаправленное, осмысленное действие, любое намерение предполагает ограничение степеней свободы. Если я чего-то хочу добиться и получить результат, я должен ограничить свою свободу.

Я должен сконцентрироваться на выбранном пути и двигаться по нему последовательно. Конечно, в принципе я в каждый момент могу передумать, в каждой точке отказаться от этого, свернуть, уйти. Но таким образом я не достигну цели. Если я хочу достичь цели, это вступает в противоречие с возможностью двигаться как угодно, я не должен двигаться как угодно, я должен двигаться именно туда, к цели, к смыслу. И в этом плане оказывается, что свобода, саморегуляция, осознанное, осмысленное действие всегда предполагает ограничение свободы. Я всегда должен ограничить свободу, чтобы достичь цели. Об этом  формулировка из поздних книг Стругацких: высшая свобода – это когда у тебя нет выбора. Когда вариантов нет, когда суть вещей однозначна. И это есть тот путь, который ты нашел и выбрал. То есть общий вывод по этому пункту – целенаправленность ограничивает свободу, или еще точнее можно сказать – саморегуляция питается свободой. Свобода есть топливо, которое сгорает в топке осмысленного, целенаправленного действия. Его нужно иметь в достаточной мере, но бессмысленно экономить. Потому что ни для чего другого по большому счету она не нужна.

Свобода и судьба. Есть много в нашей жизни, что действительно нас детерминирует, это факт. Честертон говорил, что рок – это не то, что происходит с вами, что бы вы ни делали, а то, что происходит с вами, если вы ничего не делаете. Тогда вы оказываетесь полностью игрушкой рока. Но вы можете как-то вступать во взаимодействие с этим. У каждого из нас есть прошлое, которое никто не отменял. От прошлого идут силовые линии в настоящее. Мы не властны над прошлым, но настоящее в наших руках. И наша свобода, и судьба, то есть детерминизм, связаны с прошлым, могут взаимодействовать разным образом. Я могу бунтовать против судьбы, я могу подчиняться судьбе, я могу пытаться искать с ней какие-то компромиссы, договариваться с ней. Возможны разные хитрые стратегии взаимодействия с тем, что нас детерминирует с нашей собственной судьбой. В меру, опять же, нашего осознания. Я некоторое время назад пришел к пониманию того, что происходит с генетическим детерминизмом. Тоже интересная вещь. В психологии  огромное количество литературы вы найдете, в которой говорят про коэффициент генетической детерминации – что счастье ваше на 50% предсказывается уровнем счастья и удовлетворенностью жизнью ваших биологических родителей и так далее. Все это в достаточной степени генетически запрограммировано. Если судить по цифрам, по достаточно строгим проведенным исследованиям, все это так. Получается так. Но возьмем такую иллюстрацию. Насколько это фатально? Я прихожу в магазин, где продают компьютеры в сборке. Фиксирую все компьютеры, что есть на складе, их заводские настройки по умолчанию. Любой собранный компьютер имеет настройки по умолчанию. И через 2 года я прихожу к тем покупателям, которые купили эти компьютеры, и проверяю стоящие на их компьютерах настройки. Я даю голову на отсечение, что я получу высоко значимую корреляцию тех настроек с настройками, которые были в день отгрузки с завода. Люди не меняют стоящие по умолчанию заводские настройки. Значит ли это, что их невозможно изменить? Это к вопросу о нашей генетической детерминации. Те коэффициенты, которые показывают очень статистически убедительно, что наши психологические характеристики во многом предсказываются тем, что было в начале, это ситуация настроек по умолчанию. Мало кто пытается что-то изменить в этих настройках. Мы все очень неквалифицированные пользователи самих себя. Мы не лезем в эти настройки, мы пускаем все на самотек. Да, по факту, рок – это то, что с нами случается, если мы ничего не делаем. Мы ничего не делаем – получаем очень высокий коэффициент генетической детерминации. Если мы поставим задачу что-то сделать, у нас возникнет совершенно другая картина при условии осознания, при условии целенаправленности и постановки задач, что называется политическая воля. На факультете психологии МГУ когда-то я рецензировал один диплом, один студент решил перестроить свой темперамент. Темперамент – это объективная вещь, это типология нервной системы, есть определенные тесты. Он потратил на это два года, разработал для себя специальную процедуру, делал эксперименты на себе. И он действительно изменил свой тип темперамента. В начале исследования у него был по всем тестам один тип темперамента, один тип нервной системы, в конце исследования у него по тем же объективным тестам появился другой тип нервной системы. Но мало кто этим занимается, мягко говоря. На самом деле сфера возможного гораздо шире, не описывается статистическими закономерностями. Общий вывод – судьба не отрицает свободу, детерминизм, в том числе генетический и биологический, не отрицает свободу, а сосуществует с ним.

Седьмой пункт. Свобода как путь освобождения. Никто не может сделать меня свободным. Разве что развязать. Развяжите меня, и братья меч вам отдадут. Свобода стоит радостно у входа, это «свобода от» только, а «свободы для» нет. Чтобы сделать свободным, надо пройти путь освобождения. Освобождения, прежде всего, от симбиотических связей, это долгая история, но можно не проходить этот путь и остаться на всю жизнь связанным со своими родителями, со своим начальством, со своей группой, не принимать решения, отказываться от принятия решений, жить в симбиозе с окружающими. Это возможно, это не вопрос жизни и смерти, многие так живут. Но если я хочу стать свободным, я должен пройти путь постепенного преодоления этих симбиотических связей, зависимости от других в одном, в другом, в третьем. Изначально этап рождения – это когда на уровне организма мы соединены с материнским организмом, у нас общий обмен веществ. Когда нам перерезают пуповину при появлении на свет, первое, что у нас появляется, это автономный обмен веществ, первый шаг к автономии. Автономный обмен веществ начинается. Дальше мы еще не можем передвигаться, ничего. Постепенно мы осваиваем владение телом, сначала нас носят на ручках, потом мы можем самостоятельно передвигаться. Сначала наша ориентация в окружающем мире зависит от тех, кто с нами, потом мы начинаем сами ориентироваться. Вначале наши ценности зависят от того, что мы усвоили из семьи, от старших, потом мы начинаем вырабатывать собственные ценности и смыслы. Развитие личности представляет собой процесс постепенной эмансипации от симбиотических связей. Освобождение в разных деталях. Путь развития в направлении к автономной личности. Вот замечательная фраза из Иосифа Бродского, которая описывает метафорически этот процесс: «Человек – существо автономное, и на протяжении всей жизни ваша автономность более увеличивается. Это можно уподобить космическому аппарату: поначалу на него в известной степени воздействует сила притяжения – к дому, к базе, к вашему естественному Байконуру. Но по мере того как человек удаляется в пространство, он начинает подчиняться другим, внешним законам гравитации». Я подчеркиваю сразу, что это не абсолютные закономерности. Это может быть, этого может не быть. Это факультативный процесс. Развитие личности – это, собственно, вообще процесс факультативный. По выбору. После ЕГЭ вы может продолжать успешно развиваться. А можете замереть в этом состоянии до глубокой старости. Не вопрос, многие так живут. Это дело вкуса – развиваться или нет. В нашем современном мире есть достаточно возможностей для того, чтобы развиваться. И достаточно возможностей для того, чтобы не развиваться. Общий вывод: свобода – это не состояние, а путь развития.

Теперь ответственность. Что такое ответственность? Очень интересная вещь. Когда мы говорим слово «ответственность», оно, к сожалению, несет в себе многие негативные контексты. Что такое ответственность, какая она бывает? Она бывает уголовная, административная и гражданская. Она связывается прежде всего с контекстами юридическими, с наказанием, с санкциями, с виной и так далее. Несколько лет назад я читал статью Дмитрия Быкова, которого я крайне уважаю и ценю. Там он писал про ответственность, образ какой-то очень мрачный, как бетонный блок, который над нами висит. В общем, очень нехорошее впечатление он озвучивал по поводу ответственности как таковой. Действительно, уголовная, гражданская и административная. На самом деле понятие ответственности, конечно, в советские и постсоветские времена довольно сильно было испорчено. Но надо сказать, что по своей сути оно представляет собой что-то гораздо более ценное. Здесь есть несколько формулировок, которые при всех своих различиях на самом деле говорят про одно и то же, про важные вещи. Жан-Поль Сартр определял ответственность как авторство собственной жизни. Великий философ Михаил Михайлович Бахтин использовал такую замечательную формулу применительно к описанию ответственности, как «неалиби в бытии». Что такое алиби? Алиби означает, что меня тут не было. Ответственность – это невозможность сказать, что меня тут не было. Я тут был. Все это проходит не мимо меня. Опять же у Михаила Михайловича Жванецкого великолепная формула ответственности – только себе спасибо за все. И Иосиф Бродский – быть причинами, а не болтливыми следствиями. Ответственность, по сути дела, – это способность быть причиной. Отвечать за следствия. В юридическом плане тоже. Ответственность – действительно понятие, сильно нагруженное юридическими коннотациями. Отвечать за следствие может только причина. Ответственность –  управляемая способность производить целенаправленные изменения в себе и в мире. Что очень близко к юридическим понятиям дееспособности и вменяемости. Что такое вменяемость? Это способность вменить человеку что-то, вменить человеку ответственность. То есть указание на то, что он является причиной, возможной причиной, чтобы чего-то не было, что-то было. Вообще понятие личности – изначально юридическое, про это еще Джон Локк писал. Это очень важные контексты, связанные с перекличкой между юридическими и психологическими понятиями. Но в общем и  целом ответственность – способность быть причиной. Если свобода – это способность не быть следствием других причин, то ответственность – это способность быть причиной самому. Чувствуете? Очень взаимосвязанные, близкие вещи. Сейчас мы их дальше свяжем, если времени хватит.

Проблема вины, с которой часто путают ответственность. Да, вина это тоже причинность. Но вина это по отношении к прошлому, к тому, что было. Вина может быть только за то, что в прошлом. Ответственность – способность быть причиной будущего, реализующаяся в настоящем. И в некотором смысле они оказываются противоположными. Если я думаю о своей вине, о том, что было в прошлом, то я не могу принять на себя ответственность, это мешает мне сейчас что-то сделать, чтобы из ситуации выйти, чтобы ее если не преодолеть, то как-то искупить. Деклан Доннеллан, знаменитый театральный режиссер, выразил это в такой формуле, что чувство вины рождает чувство безответственности. Парадокс? Почему так? Потому что чувство вины погружает меня в прошлое, а в настоящем я уже ничего не могу сделать, будучи погруженным в прошлое, думая о своей вине. Я оказываюсь бессильным в плане нового причинения последствий сейчас. И замечательная формула из Сент-Экзюпери: «Непоправимо прошедшее, но настоящее ждет строителя, валяясь под ногами грудой самого разнообразного материала, вы должны сложить его, чтобы у нас было будущее». И соответственно, девятый вывод:  ответственность направлена в будущее, реализуясь в настоящем. Этим она отличается от вины.

Десятое. Ответственность за что? Ну, за себя, конечно. Потому что многие люди, которые не в состоянии отвечать за себя, пытаются отвечать за других, контролировать и быть причиной поведения других. Родители, начальники. Это, конечно, абсурд, потому что невозможно контролировать других, не контролируя себя. Каким образом можно ответственность передавать, делегировать? Есть вопрос один из таких важных, ситуация, которая обсуждается нередко в философской, этической, юридической литературе. Проблема выполнения преступного приказа, нюрнбергская проблема. Офицер отдал преступный приказ, солдат выполнил преступный приказ. На ком лежит ответственность за последствия? На обоих, совершенно верно. Потому что это две разных точки. И в каждой точке своя ответственность. У офицера своя ответственность. У солдата своя ответственность. И ни у одной из этих точек эта ответственность не заменяет одна другую. Она не суммируется, она не перемножается, она везде своя. «Но был один, который не стрелял». И отсюда выводится то, что я назвал законом неделимости ответственности, и принятие ответственности за другого не снижает его ответственности. Потому что у него ответственность другая. Она не моя. А принятие другим моей ответственности не снижает мою ответственность. В каждой точке ответственность иная. И освобождение от ответственности – опять же юридическое понятие форс-мажора, которое дословно означает «высшая сила». От юридической ответственности освобождает высшая сила. Это означает, что я не могу породить нужные следствия, потому что вмешивается какая-то высшая сила, которая сама становится причиной, которая ломает мою способность производить эти следствия. Это опять же моменты субъективные. Для кого-то изменения собственного настроения оказываются форс-мажором, он отказывается от своих планов и обещаний. А кто-то может преодолевать самые разные помехи, и ничего для него не является форс-мажором. Это связано уже с ресурсами личности. И границы ответственности, в общем-то, совпадают с границами личности, потому что я могу отвечать за то только, что я могу контролировать, невзирая на действия высших сил. То, что находится в зоне моей ответственности, я могу контролировать. Я как офицер могу контролировать тот приказ, который я отдаю солдату. У меня уже ограниченная возможность контролировать, выполнит ли солдат приказ или нет. У солдат нет возможности контролировать те приказы, которые отдает офицер, но у него в своей точке есть своя система ответственности.

Последний пункт, когда они сводятся воедино. Виктор Франкл в свое время, в 60-е годы, делая лекционное турне по США, говорил о том ,что свобода неотделима от ответственности, свобода без ответственности вырождается в произвол. И надо бы вообще вам тут в США на тихоокеанском побережье воздвигнуть такую же большую статую ответственности. В 2005 году, когда отмечался 100-летний юбилей рождения Франкла на конгрессе в Вене, приехал один американец, выступил на этом конгрессе. Сказал, что создана ассоциация в США, которая решила реализовать этот проект, воздвигнуть статую ответственности в одной из крупных гаваней США. Они уже заказали известному художнику эскиз. Они собирают деньги на выкуп земельного участка, они выбирают один из четырех крупных портов – место, где эту статую водрузить. Потом дальше это неравномерно двигалось, потом проект этот заглох. Сейчас опять начинают об этом говорить. Но очень интересно будет, если этот проект сдвинется. Может каким-то образом реализоваться. Вот как выглядит статуя ответственности. Две сцепленные руки, удерживающие друг друга над пропастью. Это про две стороны свободы и ответственности. Это две стороны одной медали. Эта медаль называется в психологии личностной причиной, то есть способностью быть причиной действий. Свобода – это та сторона, которой внутренняя причина обращена ко мне самому. Свобода – это мое личное дело, это факт моей биографии, никому нет дела до моей свободы. Поэтому свобода важнее всего внутренняя. Она не обязательно должна проявляться. Никто не знает про мою внутреннюю свободу. И никому по большому счету до нее нет дела. Ответственность – это моя способность порождать какие-то следствия, которые касаются уже не только меня, но и других людей. Я уже вношу что-то в мир, что-то изменяю. И на других это как-то сказывается. Вот ответственность – это уже та сторона, которой моя субъективная причинность обращена к другим людям. Это я уже пропущу, психологическую модель развития, нет времени.

Общий вывод из исследований, которые проводились по развитию механизмов свободы и ответственности в подростковом возрасте – что свобода сливается с ответственностью у зрелой личности, но они расходятся у незрелой. Мы обнаружили в целом ряде исследований, которые проводились на подростках, несколько разных типов сочетания или не сочетания свободы и ответственности. Импульсивность, квазисвобода, сочетающаяся с отсутствием контроля и саморегуляции, то есть ответственности. Хорошая исполнительность, то есть ответственность, сочетающаяся с отсутствием свободы постановки целей и принятия решений. Автономный тип, в котором идеальным образом сочетаются свобода и ответственность. И тип конформный, где ни свобода, ни ответственность, а полное плавание по течению. И на протяжении полутора-двух десятков лет эти исследования проводились у нас на разных группах школьников, ситуация менялась. И менялись эти типы, менялась эта структура. На первое место все больше и больше в последнее время вылезают не проблемы свободы и ответственности, а проблемы адаптации, выживания и благополучия. Они оттесняют на задний план различия структуры свободы и ответственности, но один из типов оказывается самым живучим, самым устойчивым, который воспроизводится снова и снова одинаково во всех видах. Остальные все типы сминаются как пластилин и реструктурируются. Тип автономный, в котором сочетаются свобода и ответственность развитые, которые слиты. Есть порядка 20–25% подростков, которые относятся к этому типу. Они воспроизводятся четко во все времена во всех выборках. Потому что это тип тех, кто в минимальной степени зависит от внешней среды. Они все равно пробиваются, все равно выживают.

Резюме. Свобода сама по себе не факт, а возможность. Реализация этой возможности зависит от каждого человека в отдельности. Эту возможность мы открываем через открытие экзистенциального опыта, работу освобождения. Кто-то в своей жизни в разных ситуациях это открывает, в каких-то случаях это происходит через психологические тренинги, что не все в жизни оказывается предначертано, однозначно, детерминировано. Что, оказывается, можно очень интересным образом всегда выработать в себе это пространство свободы и выбора возможностей. Ответственность в свою очередь есть возможность быть причиной событий своей собственной жизни. Слияние свободы и ответственности есть мера и следствие личностной зрелости. Спасибо за внимание.

Борис Долгин: Спасибо большое. Я по некоторой традиции начну со своего вопроса и маленького соображения – насколько порой связываются представления о степени свободы человека с представлением того, какую ответственность он должен понести. Все-таки один из предметов дискуссии иезуитов и янсенистов был ровно о границах свободы личности. Как бы более близкие гумнизму янсенисты считали человека менее свободным, иезуиты же, напротив, воспринимали его как более свободного в своих действиях, а, значит, заслуживающего большего наказания. Так за представлением о большей свободе шло представление о большей ответственности. Постольку поскольку человек свободен, он должен наказываться сильнее. Это, что называется, к слову, а теперь вопрос. Вы говорили о проблеме генетической детерминированности, о том, как она, на ваш взгляд, соотносится с реальной свободой. В последнее время все чаще звучат попытки объявить свободу несуществующей в связи с нейрофизиологической детерминированностью, с указанием на сроки прохождения сигнала, на время, когда как будто бы уже принимается решение, поэтому не может быть никакой речи о свободе. Как вы относитесь к этим тезисам?

Дмитрий Леонтьев: Так же. Здесь действительно проблема, что детерминированность есть, но она не отрицает возможности изменений. Пол генетически детерминирован? Детерминирован. Тем не менее его умудряются менять. Это достаточно мощная настройка по умолчанию. Тем не менее, если поставить такую задачу, и такую настройку удается перестроить. Что касается нейрофизиологии, в последнее время появились очень интересные данные, касающиеся пластичности мозговых структур, которые показывают обратную связь. Что есть обратное влияние чисто психологических, виртуальных, так сказать, процессов на мозговые структуры. Не мозговые структуры однозначно определяют те психологические процессы, которые развиваются на их основе, есть и обратное влияние. Этот вопрос очень далек от своего промежуточного решения. Эти вопросы сейчас поставлены, но там далеко не все так однозначно.

Борис Долгин: Спасибо. В рамках нашего цикла обычных публичных лекций в некоторый момент Татьяна Владимировна Черниговская как раз выступала явно с позиции большего детерминизма, поэтому я сформулировал свой вопрос.

Дмитрий Леонтьев: Я в ее работах как раз не замечал в ней слишком сильной переоценки этого детерминизма. У нее очень сбалансированный взгляд на эти вещи.

Вопрос из зала: Спасибо, совершенно блестящая лекция, мне этого не хватало. У меня вопросов на самом деле несколько. Вот лекция по блокаде Ленинграда в конце концов вырулила на жизненную силу. Не это ли есть свобода? И воспитание руководителя, как вы считаете, меняет ли его генетическую конституцию? И самый главный вопрос – отсутствие ответственности журналистов за доведение до общества значимой информации. Эта тема обсуждается вообще как-то? Потому что при отсутствии этого мы не можем выявить мнение большинства.

Дмитрий Леонтьев: Давайте по порядку. Очень разные вопросы. Мера ответственности журналистов. Для одного журналиста лишение премии есть форс-мажор, а для другого даже угроза увольнения не есть форс-мажор, а есть та неприятность, на которую надо закладываться, которую учитывать и как-то преодолевать. То есть здесь во многом это отношение к тому, что мы воспринимаем как те силы, которые способны, что называется, перешибать наши карты. Или вопреки этому всему все-таки прерываться с той информацией, которую мы считаем важной.

Теперь предыдущий вопрос. Само по себе воспитание как-то влияет на генетическую конституцию. Я встречал очень любопытные данные психогенетиков, которые говорят об ассиметрии степени генетической обусловленности положительных и отрицательных эмоций. Отрицательные эмоции в гораздо большей степени обусловлены генетически. А положительные в меньшей степени. Эти коэффициенты существенно отличаются. То есть это говорит о том, что положительные эмоции – это то, что мы выучиваем в процессе индивидуального формирования. Это то, что помогает нам сбалансировать и преодолеть отрицательные эмоции. То же самое в плане эгоизма и альтруизма. Я встречал данные, что эгоизм в большей степени генетически детерминирован, а альтруизм в меньшей, и в большей степени коррелируется стратегией семейного воспитания. То есть действительно оказывается в соответствии с этими данными, что если мы берем себя как  некий биологический факт, мы вступаем в мир с сомнительным в этическом смысле слова биологическим оснащением. Но дальше мы в процессе очеловечивания, воспитания, социализации некоторым образом очеловечиваемся. Мы имеем шанс в процессе этого развития как раз внести, добавить нечто позитивное, что в состоянии сбалансировать те исходные,  не самые позитивные биологические предпосылки.

Вопрос из зала: Спасибо вам большое за лекцию, она очень вдохновляющая. У меня есть один вопрос по ходу. Вы говорили о том, что цель есть некое лишение свободы. То есть если человек выбирает себе цель, то он отметает другие варианты и, по сути, лишается свободы. Получается, если человек стремится к обретению свободы, то он отменяет какую-то хаотичность своей жизни, и получается, что стремление к свободе и свобода – это лишение свободы?

Дмитрий Леонтьев: Есть очень интересная вещь в психологии. Спасибо за вопрос, отличный вопрос. Одним из выдающихся европейских психологов, Хайнцем Хекхаузеном и соавторами была предложена интересная так называемая модель Рубикона для объяснения процессов мотивации, целеобразования и перехода к действию. В соответствии с этой моделью поведение человека делится на две фазы. Первая фаза – когда мы находимся в промежутках между целями и еще не определились. И у нас есть возможность выбрать любую цель, выбрать, что мы хотим. Мы осуществляем этот выбор. В этом состоянии наше сознание открыто. Это состояние, которое замечательный философ Александр Лобок назвал всевозможностностью. Огромный спектр широчайших возможностей. В этом состоянии мы абсолютно открыты, мы можем выбрать одно, другое, третье. Мы сканируем информацию, которая к нам поступает широким фронтом, взвешиваем все, что можем. Но в какой-то момент мы должны поставить точку, перейти Рубикон, перестать колебаться и перейти к действию. И очень интересно, что это происходит в точке, которая ничем не детерминирована. Мы сами выбираем тот момент, когда мы подводим черту и принимаем решение. Наше сознание переходит в другой режим. Оно схлопывается. Когда мы приняли решение, мы отсекли все отвергнутые альтернативы, выбрали одну, сосредоточились на ней. Наше сознание становится сфокусированным. Мы отмахиваемся от всего, что не относится к нашей цели. И пока мы до цели не дошли или пока мы не решили по каким-то веским причинам от этой цели отказаться, такое тоже может быть, пока мы находимся на второй фазе, движении к выбранной цели, наше сознание оказывается закрытым. А потом, когда мы достигли цели, мы опять возвращаемся в пространство между целями, в состояние открытости.

Это общая модель. Но индивидуально люди часто застревают на одной или другой фазе. Есть люди, которые очень четко всегда знают, что делать, которые никогда не сомневаются, которые не проблематизируют свои цели, которые очень успешны в их  достижении. Но при этом сами цели они не могут поставить под вопрос, для них все однозначно. Они не могут достичь ничего за пределами того, к чему они стремятся. Мы называем таких людей крутыми. На Востоке говорили, что если ты чего-то сильно хочешь, то ты этого добьешься и больше ничего. То есть тем самым повышается эффективность достижения цели, но закрывается возможность увидеть нечто иное за пределами цели. Другие люди, наоборот, все время бесконечно колеблются, не могут выбирать, столько разных возможностей, они просто тонут в избытке всевозможностности, не могут определиться на чем-то одном. Потому что определиться с чем-то одним значит пожертвовать чем-то другим. А это большая проблема с человеческим выбором, почему выбор так трудно часто бывает нам сделать? Потому что всегда нужно чем-то пожертвовать. Сделать выбор – пожертвовать всем остальным. А жертвовать не хочется. Хочется все сохранить, поэтому мы никак не можем выбрать окончательно. Я назвал две эти формы застревания синдромом Макбета и синдромом Гамлета. 

Борис Долгин: Но тут на самом деле в вопросе был еще один парадоксальный момент. Что делать с ситуацией, как описывать ситуацию, когда целью является состояние? То есть в вопросе прозвучало, что делать, если целью является состояние свободы?

Дмитрий Леонтьев: Состояние свободы не может быть целью. Потому что цель по определению – это образ конечного результата. Сознание не может быть конечной точкой. Сознание есть некоторый процесс, не имеющий точки, к которой можно прийти. Пришел, дело сделано. Тема закрыта, задача решена.

Борис Долгин: Есть классическая фраза Эдуарда Бернштейна на счет того, что в социализме процесс все, а цель ничто. В этом смысле, конечно, процесс может восприниматься как вариант цели. Даже вы говорили о свободе как о процессе.

Дмитрий  Леонтьев: Да, свобода – это процесс. Это соотношение смысла и цели. Потому что цель – это некоторая точка, которая может быть достигнута, а смысл нет. В этом отношении психологии говорят про синдром Мартина Идена, есть такое понятие. Страшная вещь. Когда поставленная цель достигнута, что дальше? Дальше суицид, как у героя Джека Лондона. Потому что цели поставлены высокие и далекие. Но тем не менее любая конкретная цель опасна тем, что она может быть достигнута. Почему важно не путать цели и смыслы? Потому что если вы ориентируетесь на смысл, вы никогда не окажетесь в такой ситуации. Вы достигли одной цели, вы можете в рамках вашего прежнего смысла ставить новые и новые. А если вы привели все к жизненным целям…

Борис Долгин: То есть в этом смысле смысл является маршрутом, который никогда не заканчивается, вектором…

Дмитрий  Леонтьев: А цель – конкретная точка назначения. Поэтому состояние не может быть целью. Никакое состояние не может быть конечным. Счастье – это ведь тоже состояние, которое не может быть конечным. Есть только иллюзия перманентного счастья. Поднявшись на вершину, вы должны будете потом оттуда спуститься. Вы не можете подняться на вершину, испытать экстаз и так на этой вершине остаться сидеть.

Борис Долгин: Или вам нужно концептуализировать эту вершину как следующее пологое место, от которого надо подняться к следующей вершине.

Дмитрий  Леонтьев: Кроме того, если вы еще подниметесь на эту вершину, вы уже не испытаете этого состояния, вам уже нужна другая, выше.

Вопрос из зала: А если целью является саморазвитие, а свобода как часть того саморазвития – почему бы и нет?

Дмитрий  Леонтьев: Саморазвитие, строго говоря, это не цель. Потому что цель – это конечная точка. Цель – это то, во что я целюсь, во что могу попасть или не попасть. Саморазвитие не подходит под это определение.

Борис Долгин: Это больше напоминает ваш смысл.

Дмитрий  Леонтьев: Это мотив. Психология про саморазвитие говорит как про мотив. Мотив, который дает смысл тем или иным целям. В рамках этого саморазвития я могу выучить китайский язык, заниматься айкидо, это конкретные цели.   А саморазвитие – это все вместе и ничего по отдельности.

Вопрос из зала: Вы сказали, что среди подростков зрелых личностей 25% примерно. Изменяется ли этот процент с возрастом? Есть ли разница, например, в России и за рубежом?

Дмитрий  Леонтьев: Не было сравнительных исследований. Опять же, это были не социологические исследования, это были конкретные исследования, получались очень и очень грубые цифры на относительно небольших выборках. Таких способов организовать какие-то массовые исследования на больших группах нет. Вы знаете, трудно сказать, гадать не хочу. Очень неоднозначная ситуация. С одной стороны, именно у подростков растет самостоятельность. С другой стороны, общий фонд социальный, макросоциальные условия, они толкают в направлении максимального снижения самостоятельности. В этом отношении, конечно, интересно было бы сопоставить разные поколения. Нынешнее непоротое поколение с поколением нашим, уже слегка запуганным. Но даже не представляю, как методически организовать такого рода исследования. С психологическими исследования несколько сложнее, чем с социологическими. Социологи имеют дело с мнениями. Когда я объяснял коллегам из других наук, экологам, чем психологические исследования отличаются от социологических, я отвечал примерно так: социологи верят на слово тому, что им говорят, психологи нет.

Борис Долгин: Социологи, конечно, тоже не верят, во всяком случае, профессиональные социологи.

Дмитрий  Леонтьев: Соответственно, психологические исследования нельзя широко обобщать. С одной стороны, они имеют дело с некоторыми устойчивыми механизмами. С другой стороны, здесь речь идет о том, что возможно, что бывает, но не о том, как количественно может быть распределено. Это к социологам.

Вопрос из зала: Два вопроса. Свобода существует в подсознании? И второй вопрос, какие человеческие ресурсы у свободы и ответственности?

Дмитрий  Леонтьев: Поскольку я  уже сказал, что свобода связана с осознанием очень четко, Фромм перечислял шесть аспектов осознания, которые важны для свободы; из того,  что свобода связана с произвольностью, вытекает достаточно однозначно, что свобода связана именно с сознанием, и уж никак не с бессознательным. Ресурсы… Здесь есть очень много аспектов проблемы ресурсов свободы и ресурсов выбора. Скажем, компетенции во многом являются ресурсами свободы. Если говорить о степенях свободы, человек, который имеет больше вариантов выбора поведения в той или иной ситуации, свободнее, чем человек, который имеет меньше вариантов поведения. То есть в определенных ситуациях человек, который владеет иностранными языками, свободнее, чем человек, который не  владеет. Человек, который умеет плавать, свободнее, чем человек, который не умеет. Человек, который умеет водить машину или вертолет, свободнее, чем человек, который не умеет. Но все это привязано к определенным ситуациям, в которых эти ресурсы могут сыграть роль. В какой-то ситуации владение финским языком может оказаться важнее, чем владение английским, но таких ситуаций ограниченное количество. Но в принципе все ресурсы увеличивают возможность выбора.

Борис Долгин: Это прямо без оговорок? Я прошу прощения, просто довольно легко промоделировать ситуацию, когда у тебя наличие среднего и мелкого бизнеса дает меньше ограничений, чем наличие крупного бизнеса и так далее.

Дмитрий  Леонтьев: Я говорил про ресурсы, касающиеся личности, про то, что нельзя отнять. А то, что связанно с собственностью, это палка о двух концах. Это одновременно и дает возможности, и их ограничивает, это амбивалентная вещь.

Вопрос из зала: Вы вскользь коснулись успешного опыта студента, который смог изменить свой темперамент. Скажите, есть ли отражение этого в науке, если нет, то можно ли поподробнее?

Дмитрий  Леонтьев: Я на самом деле самое главное сказал про это. Не помню, были ли на эту тему какие-то публикации или нет, это уникальный случай. Молодой человек своеобразный достаточно. Не каждому придет в голову такие эксперименты на себе ставить. Но тем не менее я как рецензент этой дипломной работы могу удостоверить, что там было все сделано четко, корректно, убедительно, правильно, аргументированно. Не могу дать ссылки на какие-то публикации. Дальше аналогов таких я не встречал. Но хотел показать, что в принципе это возможно.

Борис Долгин: Странно было бы предположить, что никто больше не пытался такой эксперимент проводить.

Дмитрий  Леонтьев: Мир велик, кто знает.

Вопрос из зала: У меня вопрос, если по памяти, то это Гегель сказал. Пока существует государство, свобода отсутствует. Когда будет свобода – не будет государства.

Дмитрий  Леонтьев: Это как-то черное-белое, да-нет. Государство, как и любые формы социальной организации, ограничивает свободу, но ограничение свободы, как я хотел показать, не всегда плохо. Но здесь есть очень сложное взаимодействие, диалектика. Государство ограничивает поле свободы. Но не отменяет. И государство тоже понятие очень растяжимое, разнообразное. В этом есть определенная доля истины, но не абсолютная.

Борис Долгин: Легко себе представить опять-таки модель с отсутствием государства и затрудненностью выхода на улицу, например, вечером. Отсутствие идеального государства. И наличие идеальной полиции в идеальном государстве, в котором выйти вечером на улицу все-таки можно.

Дмитрий  Леонтьев: Ну да, первый вариант – отсутствие государства. «Повелитель мух» Голдинга. Как раз модель.

Вопрос из зала: Скажите, пожалуйста, к вопросу об ответственности, может ли быть ответственность только за себя? Или она обращена вовне? Ответственность за себя или за других. Как расходятся эти два понятия?

Дмитрий  Леонтьев: Ответственность за себя первична. Главное, что я хотел сказать, что прежде, чем пытаться отвечать за других, надо отвечать за себя. Как во всех самолетах говорят, наденьте сначала маску на себя, а потом уже на ребенка. Это принципиально важный момент. Вы должны быть этой точкой опоры, сначала контролировать то, что происходит с вами, потому что без этого вы не сможете контролировать то, что происходит с другими, и отвечать за других. А вот дальше возникает довольно тонкая и сложная проблема, в особенности для психологов, ответственности за других. Наша профессия – профессия людей, которые оказывают помощь. Есть такая мифология. Касающаяся психологической помощи – сейчас приду, всем вам помогу. То есть здесь есть некая избыточная ответственность и иллюзия возможности помочь другим людям, хотят они этого или нет, готовы они к этому или нет. Здесь очень большая вещь. Тонкое желание помочь, но помочь можно не каждому, не в каждой ситуации, не в каждом моменте. Помочь можно только тому, кто что-то делает. Помочь можно ему в этом движении. При этом можно помочь, только включившись в его собственное движение, в его собственный проект. А помочь человеку, который покоится, нельзя. Здесь главное – выстраивание взаимоотношений с другим человеком, нужно очень четко, очень тонко чувствовать, чтобы суметь ему реально помочь. Если я прихожу со своей концепцией  помощи, я тебя не слушаю, я все равно знаю, что тебе надо, лучше всех. Особенно это частая позиция взрослых по отношению к детям. Я лучше знаю, что тебе надо. Проблема причинения добра. Очень острая проблема, она заслуживает отдельного большого разговора.

Вопрос из зала: Не думаю, что на эту тему проводили какие-то исследования, психологические или социологические. Как соотносится ответственность за себя, за других, с ощущением себя счастливым? С понятием счастья. Тут интересно ваше мнение.

Дмитрий  Леонтьев: Есть исследования, которое косвенным образом на это указывают. В частности, были исследования касательно того, что происходит в семьях, когда появляются дети. Оказывается, что в семьях, в которых появляются дети, уровень счастья, удовлетворенности жизнью падает, а уровень смысла возрастает.

Вопрос из зала: Скажите, пожалуйста, вот уже отметили, что знания, вооруженность, ресурсы помогают человеку более быть свободным. По христианской, по другим религиям, они говорят как? Что Христос принес в мир знания, концепции. Как вы считаете, это истина у них изложена и помогает людям жить? Или это заблуждение?

Дмитрий  Леонтьев: То есть вопрос в том, как я отношусь к содержанию христианского учения. Знаете, с истиной очень сложно. Я бы сказал, ни то, ни другое. Потому что понятие истины – очень сложная тонкая проблема. Что есть истина? Вот гораздо однозначнее можно сказать про то, что есть неправда, что есть заблуждение. Это обычно всегда более-менее понятно, всегда можно установить. Вопрос в том, что есть правда, не имеет однозначного ответа. Это зависит от очень многих точек зрения, нет никакого доступа к истине. Мы можем доказать, что что-то неверно, но мы не можем доказать, что что-то верно. Ни одну научную теорию мы не можем окончательно подтвердить, сказать, что да, эта теория верна. Потому что через два года может появиться теория, которая ее опровергнет. Нет способа сказать, что что-то есть окончательная истина. Есть только способ сказать, что что-то является неправдой, заблуждением. Поэтому я к понятию истины отношусь с очень большой осторожностью. Солженицын в свое время говорил, помните, жить не по лжи. Не жить по правде. Жить по правде – сразу начнется драка между людьми, каждый из которых имеет свое мнение по поводу того, что такое правда. А вот жить не по лжи – это то, на чем можно консенсус сложить. Потому что ложь – это гораздо более определенная вещь.

Вопрос из зала: Знаете, есть такое учение адвайты, недвойстенности, там подход совершенно другой к личности, к уму. Философия индийская. Там рассматривается природа ума. Я не прошу вас рассматривать эту природу ума. Я просто хотел бы, чтобы вы дали определение, что такое ум, примерно, я ничего не требую. И, во-вторых, откуда начинается личность, откуда она стартует? Как есть понятие жизни и смерти. Все знают, когда человек жив. Но когда он умер, никто не знает. Где начинается личность?

Дмитрий  Леонтьев: Первый вопрос не мой, я не готов на него ответить. На второй отвечу. Я много занимался вопросами психологии личности, в частности, вопросами, с чего начинается личность. Я бы ответил на этот вопрос так. Личность – это определенная форма, способ взаимодействия с миром, который отличается от способа взаимодействия с миром, присущего братьям нашим меньшим. И уловить тот способ, где она начинается,  довольно непросто. Потому что она начинается в виде тонких ручейков и становится заметной уже позже, там, где ребенок начинает действовать не на основании своих импульсов. Не реагируя, что на него в данный момент сваливается извне, снаружи; не воспроизводя стереотип, выученный раньше. Там, где появляются какие-то уже новые учитывающие более широкую перспективу действия, не сводящиеся к этим трем, там начинаются первые проблески личности.

Вопрос из зала: Мы можем сказать, что первичные реакции, которые закрепляются, скажем так, в психике, которые содержатся в паттернах, могут считаться эквивалентом, семенем личности? Именно из чего вырастают потом поступки?

Дмитрий  Леонтьев: Может, и можно. Но опять же, кто-то воспроизводит заложенные когда-то давно настройки по умолчанию, а кто-то выстраивает на базе этих настроек, в какой-то степени преодолевая их, новые настройки, более осознанные, более находящиеся у него под контролем. И то, и другое есть.

Вопрос из зала: Были ли у вас какие-то интересные наблюдения, связанные с прохождением точки бифуркации и следствиями из этого? Например, с фактическим изменением границ свободы и ответственности на примере событий, которые происходят в соседнем государстве.

Дмитрий  Леонтьев: В общем, все время, наверное. Что самое главное я могу сказать по поводу прохождения этих точек. В последнее время существует много дискуссий, в том числе и между очень достойными людьми, но придерживающихся по каким-то причинам разных взглядов по поводу того, какое в этой ситуации бифуркации поведение правильное, какое неправильное. Что надо делать, что не надо делать. Какие действия приведут к позитивным результатам, какие не приведут. Как там в свое время в начале XX  века в РСДРП были дискуссии между ликвидаторами и отзовистами, надо ли участвовать в парламентских формах борьбы за власть, участвовать в Думе или переходить в подпольную работу. Или полтора десятилетия назад дискуссии между Явлинским и СПС по поводу того, как сотрудничать с властью или, наоборот, устраниться. И сейчас на эту тему много дискуссий. Так вот единственное, что я могу сказать: в этой ситуации бифуркации нет однозначно прогнозируемого правильного решения. Ни один из способов поведения нельзя назвать с высокой горы неправильным и ложным и утверждать, что только то, что я считаю правильным, приведет к положительным результатам. Это вещи абсолютно непредсказуемые в принципе. Поэтому каждый делает этот выбор для себя, он делает этот выбор в соответствии с опытом, со своим темпераментом, со своими специфическими навыками. И каждый в этой ситуации как-то определяется. Идет какое-то самоопределение общества, самоорганизация, попытка самоорганизовываться. Вот главный момент, главное послание, что сейчас нет однозначно правильных и неправильных решений. Здесь надо уважать именно разнообразие мнений других людей, которые в плане тактики действий могут быть.

Вопрос из зала: Ставите ли вы перед собой задачу выхода теоретической концепции сопряжения свободы и ответственности на некие прикладные технологии? И если вы не ставите, то в принципе возможна ли постановка такой задачи?

Дмитрий  Леонтьев: Я думаю, что здесь приложения могут быть очень широкими. Я не то чтобы ставлю эту задачу, но я веду работу в режиме практических психологических занятий, групп. Я не люблю называть это тренингами, потому что тренинги – это отработка каких-то готовых шаблонных стереотипов. А я называю это группой экзистенциального опыта, жизнетворческие мастерские, где я помогаю людям решать проблемы своей жизни через нахождение как раз пространства свободы экзистенциального опыта в своей повседневности в режиме психологической помощи. Периодически  я провожу такого рода занятия, в разных местах, на выезде. Непосредственно в этом плане я практически внедряю работу с живыми конкретными людьми. Вот еще одна важная вещь по поводу предыдущего вопроса, которую не успел сказать. Есть такой хороший лозунг – «За нашу и вашу свободу». Он сейчас, пожалуй, актуальнее всего звучал бы – «За нашу и вашу ответственность».

Борис Долгин: Разделимы ли эти два лозунга? Может один быть без другого?

Дмитрий  Леонтьев: Акценты чуть-чуть разные.

Вопрос из зала: Можно ли говорить о влиянии национальной принадлежности и исторического прошлого на свободу отдельной личности, общества, государства?

Дмитрий  Леонтьев: Данных, которые бы об этом говорили, нет.

Борис Долгин: Я переформулирую вопрос. Можно ли говорить о том, что какие-то этнокультурные стереотипы хоть как-то коррелируют с механизмами свободы?

Дмитрий  Леонтьев: Вот в таком варианте да. По крайней мере, были исследования по выбору. По исследованию выбора. Оказывается, были сопоставления культур, которые относятся к индивидуалистским, американской прежде всего, и таких культур, как Индия, Япония – коллективистских, где больше коллективные интересы и ценности подчиняются целому. В частности, было обнаружено, что представители коллективистских культур в одних и тех же ситуациях гораздо в меньшей степени видят для себя возможности выбора. Само понятие индивидуального выбора оказывается в большей степени связано именно с менталитетом западной культуры. В данном случае здесь есть какие-то культурные различия. Не буду говорить национальные, именно культурные. Потому что вопрос в том, в каком культурном контексте, в каких культурных правилах поведения и конструкциях мы воспитаны. Это конечно играет большую роль. Потому что культура тоже задает свою систему настроек по умолчанию. Биология задает одну систему настроек по умолчанию. Культура задает другую систему настроек по умолчанию, в которой мы вырастаем как в неком повседневном фоне. Семья задает третью систему настроек по умолчанию. Мы можем вообще не морочиться, не грузиться, не думать и жить в этих настройках, по готовым силовым линиям, все механизмы в нас уже включены. А можем включить сознание и начать действовать как личности и осознавать эти настройки по умолчанию, относиться к ним как-то. Принимать одни из них, отвергать другие, принимать свою собственную уникальную траекторию. Это возможность, которая совершенно не гарантирована и не обязательна. Это то, что связано с приложением некоторых усилий. А усилия мы все не любим прикладывать. Гораздо проще расслабиться и плыть по течению. Но тем не менее формирование человеческого в нас – это трудоемкое занятие, требует усилий. Я очень не люблю такое популярное понятие, как личностный рост. Потому что само по себе ничего не растет. Только сорняки растут сами по себе. Чтобы что-то полезное вырастить, нужно прикладывать много усилий, культивировать это. Здесь как раз ключевое понятие – это работа личности.

Борис Долгин: Наше время почти истекло. Я только уточню очень важный вопрос об этнокультурных стереотипах. Вы сказали о культурах, более ориентированных на индивидуальное и на коллективное. На это различие можно посмотреть как минимум двумя способами. Один способ – это попытка идентифицировать это с данными культурами раз и навсегда. А другой способ говорить о «традиционных» обществах, модерных обществах и так далее.

Дмитрий  Леонтьев: Это условно. Потому что я на самом деле должен сказать, что это различение сейчас начинает ставиться под некоторое сомнение, под вопрос. Оно отнюдь не такое четкое и однозначное, как казалось в одно время, оказывается. Хотя за ним определенный смысл стоит. Во-первых, сами по себе конструкции индивидуализма и коллективизма начинают пересматриваться сейчас. Они начинают восприниматься не как две полярные оппозиции, не как два полюса одной шкалы, а как две независимых шкалы. И оказывается – я встречал соображения на эту тему у умных людей, – в частности,  что это не противоречащие друг другу вещи, а как раз скорее ортогональные. Но есть и эмпирические данные. Группа новозеландских исследователей создала новые методики, новые инструменты диагностики индивидуализма и коллективизма, которые рассматривают эти два параметра как независимые, как отдельные шкалы. И обнаружили, что у самых разных культур, которым раньше приписывался коллективизм, оказываются низкие значения по коллективизму, наряду с низкими по индивидуализму. Например, в Китае. У нас, боюсь, то же самое.

Борис Долгин: Спасибо, очень интересно.

Осмысление понятий свободы и ответственности реферат по философии | Сочинения Философия

Скачай Осмысление понятий свободы и ответственности реферат по философии и еще Сочинения в формате PDF Философия только на Docsity! Введение В становлении и формировании мировоззренческой культуры человека философия всегда играла особую роль, связанную с ее многовековым опытом критически- рефлексивного размышления над глубинными ценностями и жизненными ориентациями. Философы во все времена и эпохи брали на себя функцию прояснения проблем бытия человека, каждый раз заново ставя вопрос о том, что такое человек, как ему следует жить, на что ориентироваться, как вести себя в периоды кризисов культуры. Говоря о специфике понимания свободы и ответственности человека следует подчеркнуть то, что мир вступает в полосу цивилизационного перелома, когда многие традиционные способы бытия человека будут нуждаться в значительной коррекции. Футурологи прогнозируют усиление явлений нестабильности многих физических и биологических процессов, рост феномена непредсказуемости социальных и психологических явлений. В этих условиях, которые во многом складываются на объективной основе, быть личностью — не благое пожелание, а императив развития человека и человечества. Брать на себя груз личных и общечеловеческих проблем — единственный путь выживания и дальнейшего совершенствования человека. Он предполагает развитие высочайшей степени ответственности, которая простирается от узкого круга ближайшего окружения личности до планетарно- космических задач и проблем. Права человека стимулируют преобразование личностью окружающей действительности для удовлетворения своих интересов. При этом каждый гражданин обладает равным правом на одинаковую меру свободы. Отсюда — ответственность за свои поступки и запрет злоупотреблять своими правами1. Ключевым понятием общества выступает свобода как условие и способ 1 Гладышева Л.А. Права человека: моделирование в контексте культурно- цивилизационного плюрализма // История государства и права, 2008. №17. С. 6-8. человеческого самоосуществления, отягощенного мерой персональной ответственности. В рамках гражданского общества и его институтов свобода проявляется не так, как в границах государства, где человек заявляет о себе как существо пассивное, страдательное, ибо оно объект внимания и манипулирования, заботы и наказания2. Свобода означает не только то, что индивидуум имеет возможность, но и то, что он должен отвечать за последствия своих действий. В этом плане свобода и ответственность неотделимы3. 1. 2 Грудцына Л.Ю. Гражданское общество и средний класс в России // Адвокат, 2008. №4. С. 100-104. 3 Арутюнян А.Ш. Ответственность и свобода // Коституционное и муниципальное право. 2008. №2. С. 2-5. решение со знанием дела) 6. Монтескье считал свободой право делать все, что позволено законами, и если бы гражданин мог делать то, что этими законами запрещается, то у него не было бы свободы, так как то же самое могли бы делать и прочие граждане7. Так же в философии под свободой понимается определенная сторона взаимоотношений, характеризуемая отсутствием связи между объектами. Всякое отношение представляет собой взаимосвязь двух сторон или объектов, которые обладают самостоятельным существованием и в то же время взаимно определяют друг друга. Свобода есть взаимная обособленность двух сторон, выступающая обратной стороной связи. Связь — зависимость одного явления от другого в каком-либо отношении. Высокоинтенсивная, тесная, жесткая связь означает минимум свободы. Независимость, обособленность одного предмета от другого означает максимум свободы. Чем больше связей, тем больше зависимостей, тем меньше свободы8. Согласно экзистенциализму Хайдеггера, основным состоянием бытия является страх — страх перед возможностью небытия, страх, который освобождает человека от всех условностей действительности и, таким образом, позволяет ему достигнуть в некоторой степени свободы, основанной на ничто, выбрать самого себя в своем неизбежном возлагании ответственности на себя самого, то есть выбрать себя как собственное, имеющее ценность существование. Согласно экзистенциализму Ясперса, человек свободен преодолеть бытие мира в выборе самого себя и достигнуть трансценденции Всеобъемлющего9. Свобода есть один из видов проявления случайности, направляемое свободой воли или стохастическим законом. В этом смысле, понятие 6 Философия. Часть вторая: Основные проблемы философии: Учеб. посбие для вузов / Под ред. Проф. В.И. Кириллова. – Изд. 2-е, перераб. И доп. – М.: Юристь, 2006. С. 213. 7 Монтескье Ш. О духе законов. СПб.: Издание Л.Ф. Пантелеева, 1990. С. 154. 8 Бучило Н.Ф., Чумаков А.Н. Философия: учеб пособие.- 5-е изд., перераб. И доп.- М.: ТК Велби, ид-во Проспект, 2008. С. 383. 9 http://ru.wikipedia.org/wiki/ — по состоянию на 28.03.2010 «свобода» противоположно понятию «необходимость». Французский философ П. Гольбах отмечал, что во всех своих поступках человек подчиняется необходимости… его свобода воли есть химера10. В литературе, однако, распространена иная, противоположная, высказанной точке зрения. Свобода, есть возможность поступать так, как хочется. Свобода — это свобода воли. Воля — по своей сущности всегда свободная воля11. Одной из наиболее разработанных концепций свободы является экзистенциальная концепция Н. А. Бердяева. Он считает, что связь свободы с природной или социальной необходимостью лишает подлинную свободу всякого смысла. Материальный мир причинен, принудителен, а подлинная свобода безосновна. Свобода не есть только выбор возможности, свобода есть творчество, созидание ранее не бывшего. Творчество неотрывно от свободы, лишь свободный творит, отмечал Н.А. Бердяев12. Творчество предполагает ничто…И этот меон есть тайна изначальной, первичной, домирной, добытийственной свободы в человеке. Творчество только и возможно из бездонной свободы, ибо лишь из бездонной свободы возможно создание нового, небывшего13. Развитие общества — дело рук творческих личностей. Их историческая миссия состоит в том, чтобы успешно ответить на вызов истории. Именно творческое меньшинство вдыхает в общество новую жизнь14. Свобода — это наличие возможности выбора варианта и реализацию исхода события. Отсутствие такого выбора и реализации выбора равносильно отсутствию свободы — несвободе. 10 Гольбах П. Здравый смысл. М., 1941. С. 60 11 Философский словарь: Основан Г. Шмидтом. — 22-е изд., новое, перераб. под ред. Г.Шишкоффа / Пер. с нем. /Общ. ред. В.А.Малинина. М.: Республика, 2003. С. 523. 12 Бердяев Н. А. Философия свободы. Смысл творчества. М.: Правда, 1990. С. 368. 13 Хрестоматия по философии: учеб. пособие / сост. П.В. Алексеев. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Проспект, 2008. С. 314. 14 Бучило Н.Ф., Чумаков А.Н. Философия: учеб пособие.- 5-е изд., перераб. И доп.- М.: ТК Велби, ид-во Проспект, 2008. С. 382. В полосе реальных возможностей человек свободен делать свой выбор. В каждом конкретном случае выбор носит случайный характер, но в массе случайностей пробивают себе дорогу объективно необходимые тенденции развития. Иногда выбор имеет альтернативный характер и ведет к диаметрально противоположным последствиям. Например, человек может быть законопослушным, а может встать на путь правонарушений. Это его выбор. Но в любом случае ему приходится считаться с существующей в данном обществе правоохранительной системой, общественным мнением и т.п. Человек несет ответственность за свой выбор15. 2. 15 Философия. Часть вторая: Основные проблемы философии: Учеб. посбие для вузов / Под ред. Проф. В.И. Кириллова. – Изд. 2-е, перераб. И доп. – М.: Юристь, 2006. С. 212. значимых действий исходя из правового долга — факт реальной действительности, который заключается в активном правомерном поведении. Так, установление правового долга и действий субъекта, основанных на нем, имеет значение для применения мер поощрения, которые являются объективным выражением добровольной ответственности, противовесом наказанию и принуждению. Правовой долг взаимосвязан с социально активным правомерным поведением22. Позитивная юридическая ответственность рассматривается так же, как правомерное поведение, т.е. в соответствии с нормами права. Некоторые ученые понимают позитивную юридическую ответственность как реальное правомерное поведение субъекта, т.е. ответственность как выполнение должного. По мнению И.С. Ретюнских, позитивная ответственность есть мера дозволенного поведения, она возникает, когда субъект реализует права и обязанности23. Суть позитивной ответственности не в обязанностях соблюдать закон, не в правах и обязанностях граждан и государства, а в их ответственном поведении24. Добросовестная, добровольная реализация прав и обязанностей есть процесс, динамика ответственности, противовес правонарушению и наказанию за его совершение. В процессе реализации прав и обязанностей субъект должен постоянно соизмерять свое поведение с той моделью, которая указана в правовой норме и которая является мерой свободы и ответственности личности25. Юридическая ответственность в механизме реализации прав и свобод 22 Минина И.А. Корпоративная социальная ответственность как форма реализации позитивной юридической ответственности // Адвокат, 2009. №7. С. 30-32. 23 Минина И.А. Корпоративная социальная ответственность как форма реализации позитивной юридической ответственности // Адвокат, 2009. №7. С. 30-32. 24 См. Лазарев В.М. Юридическая ответственность как форма и средство реализации социальной справедливости в советском обществе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1990. С. 8, 13. 25 Хачатуров Р.Л., Липинский Д.А. Общая теория юридической ответственности. СПб.: Юридический центр «Пресс», 2007. С. 137. граждан выступает в качестве средства, меры и гарантии правомерного поведения индивидов, поэтому, с одной стороны, юридическая ответственность обеспечивает лицу определенную сферу свободы, а с другой — ограничивает эту сферу государственным принуждением, неблагоприятными последствиями для правонарушителя26. 26 Ухов В.Ю. О правовых гарантиях прав и свобод человека и ответственности граждан и должностных лиц в условиях чрезвычайного положения // Российский следователь, 2007. №20. С. 11. 3. Реалии и идеалы Мир предстает не только как нечто, соотносящееся с человеком и его реальной деятельности, но и как мир возможного: ещё не реализованных творческих возможностей. Картина мира в определенной культуре для философа выступает как исходный «факт культуры», относительно которого предстоит произвести категориальную рефлексию. Чтобы преобразовать «факт культуры» в онтологию, в систему категорий, где человек с его атрибутами понимается как органическая часть мира с его атрибутами, надо обозначить основные черты картины мира, вырисовывающаяся в современной культуре27. Говоря о состоянии положений понятий ответственности и свободы в реальности и в идеале необходимо, на наш взгляд, в первую очередь рассмотреть их реальное состояние. 3.1 Реалии В настоящее время, говоря о реальном положении свободы и ответственности в обществе, следует отметить следующее. По мнению некоторых современных философов, вера в индивидуальную ответственность, которая всегда была сильна, когда люди твердо верили в индивидуальную свободу, постепенно уменьшается вместе с уверенностью в свободе. Ответственность стала непопулярным принципом. Ответственность вызывает враждебность у людей, которых учили, что только обстоятельства, которые они не могут контролировать, определили их позицию в жизни и их действия. Это отрицание ответственности, однако, обычно обязано страху ответственности, страху, который становится также страхом свободы. Сомнению не подлежит тот факт, что многие боятся свободы, потому что свобода означает дисциплину, которую каждый человек 27 Хрестоматия по философии: учеб. пособие / сост. П.В. Алексеев. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Проспект, 2008. С. 551. Заключение Философия являет собою полную противоположность всем иным формам и сферам человеческой активности. Она возможна лишь в постоянном процессе самообращенности, самовоспоминания. И то, и другое совершается как акт рефлексии, то есть осознанно. А это значит, что современный философ, как бы оригинален он ни был, мыслит не только от своего имени, но и от имени философов прошлых веков, от имени философии в целом. Вот почему история философии — не «часть» ее, а основа, ее суть, ее самосознание. Свобода — одна из основных философских категорий, характеризующих сущность человека и его существование, состоящие из возможности личности мыслить и поступать в соответствии со своими представлениями и желаниями, а не вследствие внутреннего или внешнего принуждения. Юридическая ответственность рассматривается как субстанция, высшая сущность права во всех видах и формах его проявления и движения, развития и совершенствования. Это сложный, многогранный феномен, имеющий специфику в конституционно-правовом, административно- правовом, гражданско-правовом, уголовно-правовом и других общетеоретических и отраслевых аспектах33. Это один из видов социальной ответственности, предусмотренная нормами права обязанность субъекта правонарушения претерпевать неблагоприятные последствия. В правовой науке нет общепринятого мнения о сущности юридической ответственности. Одна группа ученых считает, что юридическая ответственность — это санкция за правонарушения. Разделяя понятие юридической ответственности и санкции, другие ученые считают, что юридическая ответственность связана не просто с санкцией, но с санкцией в действии, с применением ее к правонарушителю. В литературе о 33 Габричидзе Б.Н., Чернявский А.Г. Юридическая ответственность: Учебное пособие. М.: Альфа-М, 2005. С. 21. юридической ответственности говорят не только как о санкции, но и как об обязанности отвечать за совершенное правонарушение. Библиография 1. Арутюнян А. Ш. Ответственность и свобода // Конституционное и муниципальное право. 2008. №2. С.2-5. 2. Бейн А. Эмоции и воля. СПб., 1865. 3. Бердяев Н. А. Философия свободы. Смысл творчества. М.: Правда, 1990. С. 368. 4. Бучило Н.Ф., Чумаков А.Н. Философия: учеб пособие.- 5-е изд., перераб. И доп.- М.: ТК Велби, ид-во Проспект, 2008. С. 382. 5. Габричидзе Б.Н., Чернявский А.Г. Юридическая ответственность: Учебное пособие. М.: Альфа-М, 2005. С. 21. 6. Гладышева Л.А. Права человека: моделирование в контексте культурно- цивилизационного плюрализма // История государства и права, 2008. №17. С. 6-8. 7. Гольбах П. Здравый смысл. М., 1941. С. 60. 8. Грудцына Л.Ю. Гражданское общество и средний класс в России // Адвокат, 2008. №4. С. 100-104. 9. Демидов А.Ю. Юридическая ответственность: понятие, признаки, основные виды // Обществознание: Учеб. пособие для абитуриентов юридических вузов / Под ред. проф. А.В. Опалева. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004. С. 236. 10. Лазарев В.М. Юридическая ответственность как форма и средство реализации социальной справедливости в советском обществе: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. М., 1990. С. 8, 13. 11. Марченко М.Н. Теория государства и права: Учебник. М.: Проспект, 2004. С. 631 – 632 12. Матузов Н.И. Правовая система и личность. Саратов: Изд. Сарат. Ун-та, 1987. С. 214. 13. Минина И.А. Корпоративная социальная ответственность как форма реализации позитивной юридической ответственности // Адвокат, 2009. №7. С. 30-32.

Философско-социологический факультет ПГНИУ — К проблеме свободы личности как основополагающего условия формирования гражданского общества

УДК 316.3

DOI: 10.17072/2078-7898/2018-3-364-374

К проблеме свободы личности как основополагающего условия формирования гражданского общества

Бектанова Айгуль Карибаевна
кандидат политических наук, доцент,
доцент кафедры философии

Кыргызско-Российский Славянский университет им. Б.Н. Ельцина,
Киргизская Респу́блика, 720000, Бишкек, ул. Киевская, 44;
e-mail: [email protected]
ORCID: 0000-0002-9695-150X

Задача формирования гражданского общества является актуальной на всем постсоветском пространстве. Как известно, ключевым субъектом гражданского общества является личность. Главным признаком гражданской личности является свобода во всех ее проявлениях. В статье рассматривается проблема свободы личности под углом зрения концепции «негативной» и «позитивной» свободы и утверждается, что подлинная гражданская свобода есть неразрывное единство как внешних ее детерминант, так и внутренних. Отмечается, что, с одной стороны, свобода личности в гражданском обществе необходимо предполагает ее относительную независимость от внешнего воздействия, а с другой стороны, невозможна без внутренней духовной готовности действовать сознательно и благоразумно, не ущемляя интересов и прав других людей, без понимания того, что каждый должен нести ответственность за свои действия. Особое внимание в статье обращается на проблемы духовной, прежде всего интеллектуальной, свободы и обосновывается положение о том, что проблема интеллектуальной свободы личности актуальна не только для стран догоняющей демократии, но и для развитых демократий Запада. Проблема состоит не только и не столько в том, как и откуда получить информацию, а в том, как полученная информация влияет на сознание и поведение личности, способствует ли она формированию ее гражданственности. Рассматривая проблему свободы в кыргызстанском обществе и отмечая, что кыргызы как самостоятельный этнос смогли сохраниться до сегодняшних дней именно благодаря своему неуклонному стремлению к свободе, автор приходит к заключению, что свобода для кочевников выступала в форме своеобразной дихотомии внешней и внутренней свободы и несвободы. В статье указывается на своеобразие толкования в современном кыргызстанском обществе феномена свободы, заключающееся в том, что она для многих кыргызстанцев ассоциируется с анархией, безначалием, вседозволенностью. Однако реальная свобода личности в гражданском обществе невозможна без понимания того, что «свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого», что не бывает свободы абсолютной, что она всегда относительна и тесно связана с ответственностью и сознательностью личности.

Ключевые слова: гражданское общество, личность, свобода, «негативная свобода», «позитивная свобода», интеллектуальная свобода, гражданская свобода, ответственность.

Введение

Радикальные социально-политические трансформации, связанные с крахом социализма и развалом СССР, в постсоветских странах вызвали потребность новых мировоззренческих оснований, которые должны были заменить модели общественного развития, предписанные коммунистической идеологией. Таким социальным ориентиром стало гражданское общество, понятие о котором было возрождено в Восточной Европе, в странах бывшего социализма. Гражданское общество стало пониматься как синоним демократии и антипод тоталитаризма и авторитаризма. Поэтому идея формирования и развития гражданского общества была подхвачена официальной идеологией и теоретической мыслью на всем постсоветском пространстве и актуализировалась в многочисленных государственных программных документах и научно-теоретических концепциях.

Сегодня на постсоветском социогуманитарном пространстве термин «гражданское общество», пожалуй, можно назвать самым часто употребляемым. По меткому замечанию российского философа Н.В. Мотрошиловой, «о гражданском обществе у нас не разглагольствовали “только совсем ленивые”, но, тем не менее, мы и сегодня ощущаем явный дефицит как практики, так и теории гражданского общества» [Мотрошилова Н.В., 2009, с. 13]. И хотя существует множество определений и концептов гражданского общества, по справедливому мнению Н.В. Мотрошиловой, «в теории пока нет систематических, основательных, операциональных для практики исследований на эту тему, в должной мере использующих достаточно богатый опыт истории мысли и сегодняшние достижения мировой литературы вопроса» [Мотрошилова Н.В., 2009, с. 13].

Вслед за многими обществоведами полагаем, что целесообразно дескриптивно-прескриптивное понимание гражданского общества, то есть его осмысление, с одной стороны, как некой идеальной модели, проекта, который стремятся осуществить демократически ориентированные страны. С другой стороны, как реального конкретно-исторического феномена, присущего им (странам. — А.Б.) на данном этапе их исторического развития. В контексте первого, прескриптивного, подхода мы предлагаем следующую его дефиницию: гражданское общество — это особое социокультурное пространство, представляющее собой систему независимых от государства и в то же время так или иначе взаимодействующих с ним самоорганизующихся социальных институтов, общественных взаимосвязей и взаимоотношений (семейных, религиозных, морально-нравственных, политических, экономических, этнических, культурных, правовых и др.), носящих преимущественно «горизонтальный» характер и основанных на партнерстве, солидарности и здоровой конкуренции, обеспечивающих реализацию индивидуальных и коллективных потребностей своих членов и направленных на достижение общественного блага, социального порядка и согласия. Такое общество предполагает высокий уровень гражданской культуры, сознания и самосознания, реальную личностную свободу и высокую гражданскую ответственность своих членов. В контексте второго подхода гражданское общество включает в себя реально существующую на данный момент систему автономных от государства социальных институтов, горизонтальных взаимосвязей и отношений, служащих удовлетворению разнообразных потребностей индивидов и социальных групп и ориентированных на консенсус и социальный порядок.

Формирование и становление гражданского общества — это достаточно долговременный исторический процесс, детерминированный определенными экономическими, политико-правовыми и социокультурными факторами.

Экономической основой гражданского общества является рыночная экономика, для которой, как известно, присущи многообразные формы собственности, свобода предпринимательства и минимальное влияние государства на экономическую деятельность частных собственников. Политико-правовую основу гражданского общества представляет правовое государство, функционирующее на основе фундаментальных правовых принципов, главные из которых — защита прав, свободы и достоинства человека. Экономические и политико-правовые основания составляют фундамент для формирования первостепенной социальной базы гражданского общества — гражданской личности, важнейшими атрибутами которой являются политическая, правовая, экономическая и духовная свобода. И, наконец, духовные основы гражданского общества предполагают идеологический и мировоззренческий плюрализм, свободу совести, цивилизованность, высокие морально-нравственные качества, определенный уровень гражданской и политической культуры. Как видим, основополагающим условием формирования гражданского общества и конституирования гражданского типа личности выступает свобода. Еще родоначальник немецкой классической философии И. Кант считал, что гражданское общество основано на таких априорных принципах, как 1) свобода члена общества как человека; 2) равенство его с другими как подданного; 3) самостоятельность члена общества как гражданина [Кант И., 1966, с. 12–13].

О двух концепциях свободы

Проблема свободы имеет давнюю философскую традицию, зародившуюся еще в Античности. В разные исторические эпохи понятие свободы связывалось с такими понятиями, как «благо», «счастье», «воля», «необходимость». «Попытка ответить на вопрос, что есть свобода, кажется безнадежным предприятием» [Арендт Х., 2014, с. 32]. Особенно оно безнадежно в ограниченных рамках научной статьи. Тем не менее, попытаемся вкратце в самых общих чертах изложить свое понимание данной проблемы.

В современном обществознании преобладает точка зрения, согласно которой свобода есть прежде всего свобода выбора. Действительно, личность может быть свободной только тогда, когда у нее есть реальная возможность и право выбора — выбора места жительства и сферы деятельности, выбора политических и идеологических предпочтений, выбора мировоззренческих установок, выбора распоряжаться своей собственностью и т.п. В то же время понятие свободы коррелируется с понятием «насилие». А вернее, с отсутствием насилия как социального, политического, экономического и духовного явления. Это может быть насилие над личностью как извне, со стороны других людей или социальных институтов, а также насилие человека над самим собой, когда он должен принимать решения и действовать против своей воли и желания. Кроме этого, понятие свободы, безусловно, связано с понятием ответственности. Свобода — это определенная мера ответственности, которую осознает личность и которую несет в соответствии со степенью своей свободы.

Начиная с философии XIX в. появилось два основных подхода в понимании свободы — свобода как «свобода от», т.е. внешняя свобода, и свобода как «свобода для» — внутренняя свобода. В современной социально-философской мысли указанные подходы выразились в концепциях негативной и позитивной свободы, являющихся сегодня предметом бурных дискуссий. Не вдаваясь в подробности, приведем широко известные определения негативной и позитивной свободы английского философа Исайи Берлина и канадского философа Чарльза Тейлора. В своем знаменитом эссе «Две концепции свободы» сущность негативной свободы И. Берлин кратко сформулировал тезисом «Я никому не раб», что, с его точки зрения, означало свободу от внешнего принуждения. Негативная свобода — это свобода «от». Позитивная свобода — это свобода «для». Она выражалась в тезисе «Я сам себе хозяин», в соответствии с которым человек сам мог «быть орудием своего собственного волеизъявления, а не волеизъявления других людей» [Берлин И., 1998, с. 22]. Сам И. Берлин отдает предпочтение негативной свободе. В позитивной свободе, по убеждению философа, имплицитно содержится опасность манипулирования ею с целью достижения своих интересов тоталитарными политическими силами [Берлин И., 1998, с. 24].

Оппонентом английского философа выступает канадский философ Ч. Тейлор. Негативную и позитивную свободу он анализирует в контексте диалектики возможности и осуществления. Негативная свобода представляет собой идею «возможности» и детерминирована внешними условиями, а позитивная связана с преодолением внутренних барьеров. Ч. Тэйлор убежден, что отсутствие внешних препятствий, т.е. негативная свобода, не есть подлинная свобода, поскольку существуют еще и препятствия внутренние. Свобода же позитивная, по утверждению философа, зиждется на идее «осуществления»: обладание ею указывает на внутреннюю свободу и реальную возможность действовать сообразно своим интересам и желаниям, опираясь при этом на здравый смысл. По мнению канадского философа, «способности, значимые для свободы, должны включать самосознание, самопонимание, понимание моральной проблематики и самоконтроль» [Taylor Ch., 1979, p. 180]. Обладание позитивной свободой, по Тейлору, свидетельствует о зрелости, самостоятельности, самодостаточности и силе воли личности.

С идеями Ч. Тейлора перекликаются воззрения кыргызстанского философа Ж. Бокошева, который пишет: «Социальный мир, в котором “Я” оказался, должен быть устроен таким образом, что для него (т.е. “Я”) имеется свободное место. “Я” там определяет собственное место, определяет свое отношение к другим частям, элементам этого мира. Во-первых, проявляется здесь его самостоятельность (ценность). Во-вторых, “Я” выступает в качестве творческой, активной силы. В-третьих, определяются возможности “Я” (“здесь” и “теперь”, “я могу”)» [Бокошев Ж., 1996, с. 18].

На наш взгляд, подлинная гражданская свобода есть неразрывное единство как внешних ее детерминант, так и внутренних. Такое единство хорошо выразил итальянский политический философ Маурицио Вироли в своей работе «Свобода слуг». Критически анализируя политику премьер-министра С. Берлускони, он писал: «Свобода слуг или подданных заключается в том, что нам не препятствуют в достижении наших целей. Свобода гражданина, в свою очередь, состоит в том, чтобы не испытывать на себе своевольную или огромную власть одного или нескольких человек <…> Свобода гражданина <…> не благо, которым мы обладаем и наслаждаемся, каким бы ни был наш образ жизни, но награда, которую мы получаем, если поступаем хорошо или если исполняем гражданские обязанности» [Вироли М., 2014, с. 3]. Действительно, с одной стороны, свобода личности в гражданском обществе необходимо предполагает ее относительную независимость от внешнего воздействия, и можно вполне согласиться с Дж. Сартори, который указывал на то, что мы нуждаемся в свободе «от» для того, чтобы иметь свободу «для» [Sartori G., 1973, p. 286]. С другой стороны, свобода личности невозможна без внутренней духовной готовности действовать сознательно и благоразумно, не ущемляя интересов и прав других людей, понимания того, что «свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого», что не бывает свободы абсолютной, что она всегда относительна и тесно связана с ответственностью и сознательностью личности. Прав был Ортега-и-Гассет, утверждая, что абсолютная свобода ведет к ощущению пустоты, неприкаянности и невостребованности жизни: «Жизнь — это обязательство что-то совершить, исполнение долга, и, уклоняясь от него, мы отрекаемся от жизни» [Ортега-и-Гассет Х., 2016, с. 147–148].

Проблемы интеллектуальной свободы личности

Еще шотландский философ-просветитель А. Фергюсон высказал идею о том, что «свобода есть в некотором смысле удел исключительно просвещенной нации», и ее можно рассматривать «в различных аспектах (личной и имущественной безопасности, занимаемого положения, участия в политических делах)» [Фергюсон А., 2000, с. 367]. Вкупе все это составляет гражданскую свободу. Гражданская свобода, по А. Фергюсону, состоит в широкой возможности применения своих способностей и талантов «в ведении дел гражданского общества» [Фергюсон А., 2000, с. 367].

Одной из составляющих гражданской свободы является свобода духовная. Под духовной свободой понимают право и возможность выражать собственные мысли и точку зрения, свободу совести, что означает свободу вероисповедания, свободу творчества и мировоззрения. В структуре духовной свободы можно выделить интеллектуальную свободу. Б. Спиноза определял интеллектуальную свободу как естественное право и способность человека свободно рассуждать и судить о любых вещах без внешнего принуждения [Спиноза Б., 1957, с. 258].

Сегодня проблема интеллектуальной свободы личности все более актуализируется не только в странах догоняющей демократии, но и в странах с развитой демократии Запада. Несмотря на достаточно высокий уровень политической и правовой свободы, исследователи говорят о несамостоятельности мышления людей, живущих в них, о большой зависимости от средств массовой информации, в первую очередь от Интернета. Достаточно серьезное влияние на сознание личности в современном обществе оказывают массовая культура и мещанская идеология. Как верно заметила Р.Д. Стамова, «в условиях массовой культуры неизбежно упрощается личность, ее бытие…» [Стамова Р.Д., 2009, с. 26].

В авторитарных странах к этому добавляется еще политическая и идеологическая цензура, засилье государственной бюрократии. В свое время лауреат Нобелевской премии академик А. Сахаров в работе «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе» писал, что в основе спасения человечества от войны и голода — этих двух главных угроз для человечества — лежит интеллектуальная свобода — «свобода получения и распространения информации, свобода непредвзятого и бесстрашного обсуждения, свобода от давления авторитета и предрассудков». «Такая тройная свобода мысли — единственная гарантия от заражения народа массовыми мифами, которые в руках коварных лицемеров-демагогов легко превращаются в кровавую диктатуру», — резюмировал он [Сахаров А., 1990, с. 5].

Несмотря на то что эти слова были им сказаны еще в 1968 г., они и в наше время остаются актуальными. Что касается «свободы получения и распространения информации», то сегодня особых проблем с этим нет (безусловно, это не касается авторитарных и особенно тоталитарных обществ, которые, к сожалению, еще существуют). К нашим услугам библиотеки, газеты, журналы, радио, телевидение и, конечно, Интернет, как особое средство массовой информации. Средства массовой информации и коммуникации являются важнейшими институтом и социокультурной детерминантой гражданского общества. Вспомним, что «читающая публика», по словам Ю. Хабермаса, является ключевой составляющей публичной сферы, из которой в свою очередь конституируются основные институты гражданского общества. Именно СМИ «заставляют власть легитимировать себя перед общественным мнением» [Хабермас Ю., 1995, с. 81]. Поэтому власть имущие стараются держать их под постоянным контролем. Особенно это характерно для тоталитарных и авторитарных обществ, устанавливающих строгое координирование деятельности СМИ, подавляющее большинство которых является идеологическим орудием, служащим политическим и экономическим интересам их правящей верхушки. В демократических обществах наряду с плюрализмом общественно-политических объединений существует мировоззренческий и идеологический плюрализм, отражаемый в различных средствах массовой информации, которые могут реально «осуществлять контроль за властью, критику власти и выдвигают задачи ее существенного преобразования» [Хабермас Ю. , 1995, с. 81].

В контексте становления гражданского общества главное предназначение массмедиа заключается в распространении, пропаганде и внедрении гражданских ценностей в массовое сознание, в содействии достижению консенсуса в социуме по основополагающим проблемам общественного развития, участии в гражданской социализации личности, осуществлении гражданского контроля над деятельностью органов государственной власти.

В последние годы возросла роль интернет-СМИ, которые включают в себя кроме новостных интернет-порталов еще и блогосферу или так называемую гражданскую журналистику. Развитие блогосферы «свидетельствует о происходящей коммуникационной революции и переходе от контролируемой односторонней модели коммуникации к децентрализированной и интерактивной. Фактически можно говорить о том, что развитие блогосферы создает условия для реализации двусторонней симметричной модели коммуникации» [Филатова О.Г., 2010, с. 281]. Другими словами, появляется возможность социального дискурса в ходе интерсубъектной коммуникации, т. е. дискуссии и диалога. Такой свободный дискурс на основе рационального обмена мнениями ведет к достижению консенсуса в обществе и является, по Ю. Хабермасу, показателем делиберативной демократии.

Как видим, в современном обществе доступ к получению информации достаточно свободный. Проблема в другом — каковы источники этой информации? Насколько объективно они отражают действительность? И второе — на что направлено распространение полученной информации? Во благо личности и общества или во зло? Нельзя упускать из внимания тот факт, что в условиях повсеместного распространения Интернета повышается опасность манипулирования общественным сознанием, угроза информационно-идеологического и психологического воздействия, подрывающего демократические основы общества, засилья продукции «массовой» культуры, в большинстве своем носящей антиобщественный, антигуманный, антинравственный характер, несовместимый с общепринятыми морально-нравственными ценностями.

То есть в данном случае интеллектуальная свобода выступает в роли палки о двух концах — с одной стороны, чем больше знает человек, тем более он свободен, с другой стороны, полученные знания могут быть использованы для ограничения свободы других людей.

Достаточно сложно утверждать, что в нашем постсоветском обществе твердо укоренилась «свобода непредвзятого и бесстрашного обсуждения». Этому мешают оковы социокультурных установлений традиционного общества, ограничивающие социальную активность личности, т.е. различного рода предрассудки и стереотипы, которые еще сильны в нашем обществе, а также влияние авторитета — служебного, научного, религиозного, родительского и т.п. Иначе говоря, «свобода непредвзятого и бесстрашного обсуждения» прямо пропорциональна «свободе от давления авторитета и предрассудков»: чем свободнее индивиды от диктата авторитета и предрассудков, тем объективнее и смелее они обсуждают общественные проблемы. А это возможно только в правовом государстве и гражданском обществе.

Проблема свободы в кыргызстанском обществе

Свобода была судьбоносной ценностью еще для традиционного кыргызского общества. Кыргызы как самостоятельный этнос смогли сохраниться до сегодняшних дней именно благодаря своему неуклонному стремлению к свободе. Но стремление к свободе еще не означает ее наличия. Мы не совсем согласны с некоторыми кыргызстанскими исследователями, утверждающими, что «кочевник был свободен в мыслях, стремлениях и действиях, его деятельность не ограничивалась заданными рамками поведения» [Урманбетова Ж.К., 2014]. С нашей точки зрения, для кыргыза-кочевника существовал своеобразный дуализм свободы: он был одновременно свободен и несвободен. Свобода для кочевника была прежде всего свободой «от», т.е. негативной, внешней, свободой. Она понималась, во-первых, как свобода своего рода, племени, своих территорий от более сильных и могущественных соседей, другими словами, суверенитет своей Родины — Ата-Мекена, а во-вторых, как свобода передвижения, кочевки. Угрозой для первой были многочисленные, более сильные соседи кочевников. А вторая, т.е. свобода кочевников во времени и пространстве, которая была им присуща, по мнению некоторых исследователей, все-таки, с нашей точки зрения, была относительной и сдерживалась необходимостью следовать природно-экологическим и хозяйственно-бытовым предписаниям. Действительно, «человек не может быть абсолютно свободным, поскольку всякая свобода ограничивается действием объективных законов природы и общества» [Чернова Т.Г., 2014, с. 20].

Не всегда кочевник был свободен и в своих мыслях, высказываниях и действиях. Позитивная свобода кыргыза, свобода «для» ограничивалась особенностями кочевого быта и родоплеменной организации социума. Отдельный представитель рода не мог не только существовать, но и представить себя вне рода. Известный русский историк П.П. Румянцев писал об этом так: «Вне рода киргиз был беспомощен, он терял свою независимость, в лучшем случае делался слугой хана — теленгутом» [цит. по: Кольцова Н.В., 2005, с. 24]. Индивид мог быть свободным только вместе со своим родом, только в контексте рода. Такая форма свободы кочевника детерминировала его индивидуальную несвободу, невозможность самостоятельного выбора. Таким образом, свобода для кочевников выступала в форме своеобразной дихотомии внешней и внутренней свободы и несвободы.

Ценность свободы своей отчизны предопределила у кыргызских номадов развитое чувство патриотизма. Причем оно носит конкретно-исторический характер и развивается вместе с эволюцией родоплеменных отношений кыргызов. Если «идеи патриотизма вначале ограничивались лишь рамками интереса рода и племени <…> проявлялись в любви к родному языку, уважении предков, в сплоченности членов рода или племени между собой и т.д.» [Мукасов С. М., 1999, с. 132], то впоследствии, когда племена начали объединяться для совместной борьбы против иноземных захватчиков, возникают патриотические чувства уже ко всему отечеству.

Безусловно, свобода, являясь универсальной вневременной духовной ценностью, высоко ценится и в современном кыргызстанском обществе. События 2005 г. и 2010 г. стали реальным свидетельством этого. После ценности семьи и жизни человека у кыргызстанцев указанные ценности стоят на третьем и четвертом месте соответственно [Акматалиев А.А., 2009, с. 27]. Но в то же время кыргызстанцы не исключают того, их можно принести в жертву во имя порядка и экономического роста. Так, согласно нашим исследованиям, 19 % опрошенных считают, что однозначно можно пожертвовать политическими правами и свободами во имя порядка и устойчивого экономического роста; 21,4 % — во имя этого согласны лишь с незначительным ограничением прав на некоторое время. И только 19,5 % респондентов утверждают, что категорически недопустимо ограничивать права и свободы. Полагаем, что данные показатели — во-первых, признак еще значительного доминирования в сознании индивидов авторитарных установок над демократическими, а во-вторых, признак незрелости их правового и политического сознания, а порой и элементарной правовой и политической безграмотности как отдельных индивидов, так и определенной части кыргызстанского общества. Г.Г. Дилигенский справедливо отмечает: «Мы обнаруживаем здесь антиномию, характерную для постсоветской ментальности: ей присуще стремление сохранить одновременно и свободу, и несовместимые с ней формы безопасности, социальной защищенности» [Дилигенский Г.Г., 1999, с. 13].

В связи с этим хочется указать на своеобразие понимания в нашем обществе феномена свободы. Мы полагаем, что свобода для многих кыргызстанцев ассоциируется с анархией, безначалием, вседозволенностью. Беспорядки и мародерство во время цветных революций в Кыргызстане являются яркой демонстрацией сказанного. Так, по данным статистики МВД КР с 2010 г. по 2014 г. в Кыргызстане произошло 4075 акций протеста, в которых приняли участие почти 277 тысяч кыргызстанцев, т.е. почти каждый двадцатый житель страны [Кыргызстан бузящий, 2014].

Свобода личности — это не только свобода воли и выбора, но и ответственность за свои действия. Однако наши исследования кыргызстанского общества указывают на низкий уровень гражданской ответственности и еще довольно сильную патерналистскую психологию. Так, на вопрос «Кто должен нести ответственность за ситуацию в стране?» более 56 % респондентов ответили, что президент, более 13 % — Жогорку Кенеш, 9 % — правительство. И только 16,6 % респондентов считают, что сами граждане должны быть ответственными за ситуацию в своей стране. Ответственность за ситуацию в своем городе или селе большинство опрошенных возлагают на органы местной власти (70,47 %) и только 20,95 % из них считают, что и они сами ответственны.

Реальная свобода личности, как мы уже отмечали ранее, невозможна без внутренней духовной готовности действовать сознательно и благоразумно, не ущемляя интересов и прав других людей, без понимания того, что «свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого», что не бывает свободы абсолютной, что она всегда относительна и тесно связана с ответственностью и сознательностью личности. Как вполне справедливо отмечает Т.Г. Чернова, «чрезмерная свобода, как и отказ от свободы, — это безответственность. Общество, в котором господствует абсолютная свобода, не пригодно для существования человека, свобода в таком обществе оборачивается произволом и безответственностью, поскольку в условиях исторической анархии любое действие получает право на существование» [Чернова Т.Г., 2018, с. 49].

Можно ли сегодня говорить о свободе личности в кыргызстанском обществе? И да, и нет. Действительно, с обретением независимости в Кыргызстане конституционно провозглашены политические, правовые, экономические, социальные и духовные основы формирования гражданского общества, что является важнейшим условием становления свободной личности. Но это означает только возможность, а не конкретную их актуализацию.

Современное кыргызстанское общество находится в состоянии перманентного кризиса, затронувшего все сферы общественной жизнедеятельности. Экономика Кыргызстана сегодня является одной из самых слабых в странах СНГ. По данным Нацстаткома КР в 2017 г. ВВП на душу населения составил 1,2 тыс. долларов, и это является самым низким показателем в странах ЕАЭС, уровень бедности — 25,6 %. При этом внешний долг Кыргызстана превышает 4,5 млрд. долларов, что составляет почти 60 % ВВП страны [Внешний долг…, 2018]. На фоне общемирового системного экономического кризиса ухудшаются и экономические показатели в Кыргызстане. А, как известно, бедный человек не может быть в полной мере свободным человеком, поскольку одним из критериев свободной личности является ее экономическая свобода.

Как отмечают аналитики, несмотря на видимую стабильность и спокойствие, установившееся после президентских выборов 2017 г., «наблюдается скрытый рост внутриполитической напряженности» [Внутриполитическая ситуация…, 2018], вызванный негласным противостоянием бывшего и нынешнего президентов. Это, а также две прошедшие «цветные» революции, периодические акции протеста по различным поводам свидетельствуют о возможности политической дестабилизации в обществе, об ограничении политической свободы личности.

Развал советской экономики и переход на рельсы рыночной экономики, сопровождавшийся «прихватизацией» общественной собственности партийно-советской номенклатурой, резкой поляризацией на бедных и богатых, упадок системы социальной защиты, слабость институтов госуправления, многочисленные факты коррупции госслужащих привели к смене ценностных ориентаций индивидов и подорвали веру с силу и законность права. Так, «индекс доверия населения» к деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления за второе полугодие 2017 г. составил 30,7. Менее всего граждане доверяют государственным структурам, которые и должны в первую очередь стоять на страже закона. В частности, «индекс доверия» Государственной службы по борьбе с экономическими преступлениями — 17,3, МВД — 14,5, Государственной таможенной службы — 9.1, Государственной службы исполнения наказаний — 4,9 [Индекс доверия населения…, 2018]. Во многом это объясняется высоким уровнем коррупции, охватившей практически всю вертикаль власти. Согласно данным международной организации Transparency International в рейтинге индекса восприятия коррупции Кыргызстан из 180 стран занял 135-е место, что означает его нахождение в зоне «сильной коррупции» [Уровень коррупции…, 2018].

Как видим, утверждение развитого гражданского общества и подлинной свободы личности осложняется квазидемократическим и во многом декларативным характером модернизационных процессов в Кыргызстане, недостаточным уровнем развития его правовых, экономических и духовных основ. Поэтому утверждать о сформированности зрелого гражданского общества и существовании реальной свободы личности пока еще рано.

Заключение

Таким образом, субстанциональной основой гражданского общества является личность. Гражданскую личность отличают автономия, самодостаточность, синкретическое единство внешней и внутренней свободы, под которыми имеются в виду политическая, правовая, экономическая и духовная свобода. Именно свобода личности является тем основанием, на котором строится вся система гражданских ценностей, служащих своеобразным ориентиром для формирования демократической гражданской культуры. Проявляя конструктивную инициативу и предприимчивость, солидарность и согласие с другими индивидами, личность является активным субъектом и созидателем гражданского общества. В свою очередь само гражданское общество, воздействуя на личность, создает условия для формирования свободной и сознательной личности, личности, способной преодолеть правовой патернализм и нигилизм, умеющей принимать решения и нести за них ответственность. Наряду с гражданским обществом в указанном направлении должно работать и государство. Именно от деятельности органов государственной власти во многом зависит достижение и сохранение экономической, социальной и политической стабильности, обеспечение реального главенства законов в обществе — переход от декларации к построению действительно правового государства, проведение последовательной государственной политики в области защиты прав и интересов личности, выработка в общественном сознании духа нетерпимости к нарушениям закона, сознательное следование праву. Обоюдное усилие гражданских и государственных структур в направлении демократического гражданского общества и правового государства является важнейшим условием достижения реальной свободы личности, а значит, и зрелого гражданского общества.

Список литературы

Акматалиев А.А. Система ценностей современного кыргызстанского общества: опыт социологического анализа. Бишкек: Айат, 2009. 136 с.

Арендт Х. Что есть свобода? // Вопросы философии. 2014. № 4. С.  32–49.

Берлин И. Две концепции свободы // Современный либерализм. М., 1998. С. 19–43.

Бокошев Ж. Гражданское общество и человеческое «Я» // Мат. науч.-теор. конф. «Построение гражданского общества». Бишкек, 1996. С. 18–20.

Вироли М. Свобода слуг. М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2014. 150 с.

Внешний долг Кыргызстана превысил 60 % ВВП. 2017. URL: https://www.youtube.com/watch?v=n7jR1x7OqNo (дата обращения: 21.06.2018).

Внутриполитическая ситуация в Кыргызстане. 2018. URL: http://polit-asia.kz/ru/analytics/policy/2219-vnutripoliticheskaya-situatsiya-v-kyrgyzstane (дата обращения: 21.06.2018).

Дилигенский Г.Г. Индивидуализм старый и новый (Личность в постсоветском обществе) // ПОЛИС. Политические исследования. 1999. № 3. С. 5–15.

Индекс доверия населения / Национальный статистический комитет Кыргызской Республики. http://www.stat.kg/ru/indeks-doveriya-naseleniya/»>URL: http://www. stat.kg/ru/indeks-doveriya-naseleniya/ (дата обращения: 25.03.2018).

Кант И. Идея всеобщей истории во всемирно-гражданском плане // Сочинения: в 6 т. М.: Мысль, 1966. Т. 6. С. 5–23.

Кольцова Н.В. Проблема свободы в кочевых социумах Центральной Азии: традиции и современность // Известия Алтайского государственного университета. 2005. № 4. С. 23–27.

Кыргызстан бузящий. 4075 акций протеста прошло в Кыргызстане за последние четыре с небольшим года. URL: http://www.stanradar.com/news/full/9470-kyrgyzstan-buzjaschij-4-075-aktsij-protesta-proshlo-v-kyrgyzstane-za-poslednie-chetyre-s-nebolshim-goda.html?page=25 (дата обращения: 03.04.2018).

Мотрошилова Н.В. О современном понимании гражданского общества // Вопросы философии. 2009. № 6. C. 12–32.

Мукасов С.М. Традиции социально-философской мысли в духовной культуре кыргызского народа. Бишкек: Илим, 1999. 226 с.

Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс / пер. с исп. А. Гелескула. М.: АСТ, 2016. 256 с.

Сахаров А.Д. Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе // Вопросы философии. 1990. № 2. С. 4–25.

Спиноза Б. Богословско-политический трактат // Избр. произведения: в 2 т. М.: Госполитиздат, 1957. Т. 2. С. 5–284.

Стамова Р.Д. Личность в условиях трансформации общества: социально-философский анализ: автореф. дис. … д-ра филос. наук. Бишкек, 2009. 51 с.

Урманбетова Ж.К. Традиционные номады Центральной Азии и современные цифровые кочевники // Матер. конф. «Connect-Universum». 2016. URL: http://connect-universum.tsu.ru/blog/connectuniversum2014_ru/967.html (дата обращения: 12.02.2018).

Уровень коррупции в Кыргызстане сравнялся с уровнем России / Kaktus.media. 2018. 22 февр. URL: https://kaktus.media/doc/370753_yroven_korrypcii_v_kyrgyzstane_sravnialsia_s_yrovnem_rossii.html (дата обращения: 16.05.2018).

Фергюсон А. Опыт истории гражданского общества / пер. с англ. И.И. Мюрберг; под ред. М.А. Абрамова. М.: РОССПЭН, 2000. 389 с.

Филатова О.Г. Блоги и СМИ, гражданская и традиционная журналистика: соотношение понятий // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 9. Филология. Востоковедение. Журналистика. 2010. № 4. С. 281–287.

Хабермас Ю. Демократия. Разум. Нравственность: Московские лекции и интервью. М.: АО «Камп», 1995. 245 с.

Чернова Т.Г. О соотношении свободы и необходимости // Вестник Пермского университета. Философия. Психология. Социология. 2014. № 2(18). С. 20–24.

Чернова Т.Г. Свобода и ответственность как сущностные силы человека // Вестник Пермского университета. Философия. Психология. Социология. 2018. Вып. 1. С. 45–52. DOI: 10.17072/2078-7898/2018-1-45-52.

Sartori G. Democratic Theory. Westport: Greenwood Press, 1973. 479 р.

Taylor Ch. What’s Wrong With Negative Liberty // The Idea of Freedom: Essays in Honour of Isaiah Berlin / ed. by A. Ryan. Oxford: Oxford University Press, 1979. P. 175–193.

Получено 06.07.2018

Просьба ссылаться на эту статью в русскоязычных источниках следующим образом:

Бектанова А.К. К проблеме свободы личности как основополагающего условия формирования гражданского общества // Вестник Пермского университета. Философия. Психология. Социология. 2018. Вып. 3. С. 364–374. DOI: 10.17072/2078-7898/2018-3-364-374

Свобода личности и ответственность в контексте христианского мировоззрения

Доклад архиепископа Пятигорского и Черкесского Феофилакта на XXVII Международных Рождественских образовательных чтениях. Направление «Древние монашеские традиции в условиях современности» (Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь Москвы, 28–29 января 2019 года)

Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства, всечестные отцы и матушки! Я благодарен организаторам за возможность поделиться мыслями по теме, вынесенной в заглавие XXVII Международных Рождественских образовательных чтений.  

Вместе с тем, осознаю меру ответственности за сегодняшнее слово, поскольку многие из собравшихся здесь участвовали в минувшем году, в рамках прошлых Рождественских чтений, в замечательном круглом столе «Монашеские обеты и свобода личности». В интересных докладах и живом обсуждении были раскрыты многие аспекты диалектической взаимосвязи свободы и ответственности в свете учения Христова.

Поэтому мои размышления призваны не научить кого-то чему-то, но снова проговорить, прежде всего, для самого себя, важные, как бы очевидные, основы нашего мировоззрения, которые часто выносятся за скобки. Необходимость периодического возвращения к этим основам мне видится в опасности лукавой подмены свободы – вседозволенностью, а ответственности – рабством.

Такая подмена происходит, прежде всего, в сознании нецерковных людей. Хотя все мы знаем случаи, когда и в церковной и в монашеской среде свобода и ответственность подменяются произволом и стремлением избежать всякой ответственности за собственную жизнь.  

Слова «Свобода и ответственность» вынесены в заглавие Рождественских чтений вместе со словом «молодежь». В таком сочетании они звучат очень естественно. Ведь именно в молодом возрасте ценность свободы особенно велика. В юности человек стремится реализовать свою свободу через отчуждение от родительской опеки, желание преодолеть условности общества.

Одним из главных оплотов «несвободы» в сознании молодых людей становится Церковь. И в качестве аргументов приводится строгость иерархии, дисциплина постов, молитвенные правила, уставное богослужение, богословские догматы. Особо отмечу, что именно монашество представляется извне неким оплотом такой строгости, пределом ограничений, противоположностью свободной личности. Местом куда бегут, чтобы отказаться от своей свободы и ответственности за собственную жизнь.

Как разрушить негативные стереотипы о свободе в Церкви? Как донести в мир красоту и высоту христианского понимания свободы? Только примером собственной жизни православных христиан. Добровольность, отличающая рабство от послушания, как и любовь к ближнему, ограждающая свободу от произвола должны стать, насколько это возможно, очевидными не только изнутри христианской традиции и культуры, но и для тех, кто только заинтересовался православием. 

Всем здесь собравшимся хорошо известно, что Церковь всегда и везде утверждает свободу как одну из главных ценностей человеческой жизни. Основа свободной воли человека – его разум, еще одно проявление образа Божиего. Только свободный разум в состоянии сделать выбор между добром и злом. 

О росте свободы по мере приобщения к Истине, говорится в Евангелии: «Вы познаете Истину, и Истина сделает вас свободным» (Ин. 8, 32). Апостол Павел восклицает: «Где Дух Господень, там свобода» (2 Кор. 3, 17). Святитель Тихон Задонский прямо говорит: «Свободу дарует Христос». Свобода называется святыми отцами Церкви одной из важнейших черт образа Божия в человеке.

Мы можем добровольно принимать или отвергать Бога. Он Себя не навязывает нам и общается с нами на расстоянии двух свобод: Своей свободы и нашей свободы… Однако мы можем только свидетельствовать о своей вере, а каждый человек может добровольно что-то принимать и что-то отвергать. Потому что Бог – это свобода.

Об этой свободе говорил Христос как о свободе от греха. Это абсолютная свобода для человека, потому что ничто внешнее не может помешать ему реализовывать данную свободу. «Тот истинно свободен, кто живет для Христа: он стоит выше всех бедствий. Если он сам не захочет себе сделать зла, то другой никогда не будет в состоянии сделать ему это», – пишет святитель Иоанн Златоуст. 

Человек подобен Богу, а значит, он свободное существо. Он не хочет быть свободным, он противится свободе, он бежит от нее, но это его природа; он может ее исказить, унизить, но именно свобода делает его Богоподобным.

Без духовной свободы человек не существует как личность. Основание этой свободы – вера в свободно творящий Божественный разум, в Христа. А условие свободы – причастность человека к социальной общности духовно развитых людей, связанных взаимной любовью.

Свобода же, не «ограниченная» любовью страха Божия, ставшая над любовью, убийственна для человека. Она приводит к духовной и нравственной деградации общества, к идейному анархизму, материализму, антикультуре. Там, где во главу угла поставлена свобода без любви, не может быть подлинной свободы личности, ибо всякий, делающий грех, есть раб греха (Ин. 8, 34).

Ключевым в процессе понимания миром христианского взгляда на свободу представляется понятие ответственности. Не как ограничителя свободы, но как необходимого условия сосуществования многих свобод в едином обществе. 

Диалектически свобода является одним из необходимых условий ответственности. Мы можем быть ответственны только за свободно совершённый поступок. В то же время ответственность, готовность отвечать за свободно принятые решения есть неотъемлемая часть подлинной свободы личности.

Для христианина речь, очевидно, идёт об ответственности перед Богом. Причем ответственности личной. Как пишет святой апостол Павел: «Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его» (Рим. 14, 4). 

Основополагающим христианским критерием в оценке свободы является страх любви, боящейся причинить какой-либо моральный, психический, физический или иной вред человеку (обществу, государству). Он является верным стражем и правильного отношения к вещам, к природе, ко всякого рода деятельности.

Преподобный Варсонофий Великий говорил: «Хороша свобода, соединенная со страхом Божиим» (прпп. Варсонофий Великий и Иоанн. Руководство к духовной жизни в ответах). Вот та христианская мысль, в свете которой могут правильно пониматься все свободы, права и обязанности человека, в том числе и религиозные свободы.

Понятие «страха Божия» совершенно неизвестно современному человеку, превратно толкуется как попытка запугать просвещённых людей. А ведь «источник всех добродетелей – страх Божий», – пишет авва Исаия.  

Христианская ответственность – это проявление трепетной любви к ближнему. Любви ради Христа. Сейчас это тоже неизвестно многим, отождествляющим ответственность со внешней уставной строгостью и суровой дисциплиной. Но это то, что должен знать каждый человек, даже только прикасающийся к православию. 

И не только знать, но и в полной мере чувствовать приходя в храм или святую обитель. Если сердца наши изливают любовь, а послушание исполняется с радостью, никому не придёт в голову вспоминать о Церкви в связи с несвободой и говорить о монастыре, как о месте, где бегут от ответственности за собственную жизнь. 

Знаю, что это целожизненный труд и духовный подвиг каждого священника и монаха, каждого насельника или насельницы монастыря. Но именно к нему мы призваны Господом в звании христианина и в монашеском чине. «Надо привлекать народ к порядку своей добродетелью и не силой обуздывать, но убеждением. Ибо все, что делается не добродетельно, кроме того, что оно насильственно и неприятно, еще и непрочно», – писал святитель Григорий Богослов. 

Христианское понимание свободы, как свободы от греха, а не для него и ответственности не как внешнего долженствования, а внутреннего акта любви к ближнему очень красиво и высоко. Потому что мерилом, как и всегда в духовной жизни, становится неизбежный образ вечности, который в результате избирает наша душа. И этот образ вдохновляет нас любить, верить и надеяться.  

Одним из основных движущих мотивов атеизма, особенно, воинствующего богоборчества считаю именно неприятие христианского понимания диалектики свободы и ответственности. Презрительное отношение к страху Божию. Желание свободы, как неограниченного произвола. Это гениально отмечено Ф.М. Достоевским и, увы, актуально до сих пор. 

Одурманенные пониманием свободы как произвола молодые люди и сейчас выходят на майданы и совершают подрывы, расстреливают своих однокашников и преподавателей, вовлекаются в расистские и нацистские движения. Отвлечённый философский вопрос понимания свободы и ответственности молодыми людьми принимает остро актуальный характер если посмотреть на результат пропаганды ложных идеалов свободы в соседних странах, да и в нашем обществе.

Одиннадцать лет назад о проблеме свободы и ответственности писал Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в труде «Свобода и ответственность», впервые вышедшем в 2008 году. Цитата по изданию 2014 года:

«…Нравственные ценности универсальны, а потому мы должны привести в гармоничное соотношение две ценности, которые принадлежат природе человека, – свободу и нравственную природу. Если мы вводим свободу и нравственную ответственность в соприкосновение, мы обеспечиваем ответственное поведение личности перед собой, перед семьей, перед окружающими, перед обществом, перед всем Божиим творением».

Как привести в гармонию столь дорогую молодежи свободу и столь необходимую нашему обществу нравственную ответственность? Через добрый пример жизни нас самих, православных христиан. Через зримую реализацию христианских принципов свободы и ответственности. Никакие проповеди, доклады и ученые труды не заменят живого опыта жизни во Христе. В том числе опыта подлинной христианской свободы и ответственной любви. 

И пусть эта ответственность нашей любви к ближним всегда будет единственным мерилом и ограничением нашей свободы. 

Спасибо за внимание!

Источник: сайт «Монастырский вестник»

Москва, доклады, Международные Рождественские образовательные чтения, архиепископ Феофилакт, православие, Пятигорская и Черкесская епархия

Как уживаются свобода и ответственность

Когда человек взрослеет, в его жизни появляется все больше личной ответственности. В то же время с этой ответственностью человек обретает и свободу.

Важно помнить, что мы живем не в черно-белом мире, иначе мы не были бы людьми. Когда кто-то учится взрослеть, он будет бороться со свободой и ответственностью.

Свобода и ответственность идут рука об руку

Ключом к взрослению является поиск баланса между свободой и ответственностью.

То же самое верно и для общества. Это правда, что мы, живущие в демократиях, имеем право говорить, что хотим, и жить так, как хотим. Но свобода — это нечто большее, чем свобода выбора автомобиля, в котором вы ездите, дома, в котором живете, или работы, которую выполняете.

Со свободой приходит ответственность

Свобода является одним из основных прав человека и важным компонентом человеческого достоинства. Это необходимое условие для того, чтобы иметь возможность делать то, что вы хотите, быть тем, кем вы хотите, выбирать то, что вы хотите, и думать, что вы хотите.

У свободы есть две стороны: свобода что-то делать и свобода что-то не делать.

Обе стороны важны, потому что вместе они дают нам возможность выбирать, как мы хотим жить.

Свобода выбора позволяет нам решать, где жить, куда путешествовать, где работать, на ком жениться, сколько детей иметь (если есть) и принимать другие решения, влияющие на нашу жизнь. Мы вольны решать, какой образовательный или карьерный путь выбрать, а также , посещать ли религиозные учреждения или участвовать в различных религиозных обрядах .

Свобода от дискриминации обеспечивает равные возможности для всех, независимо от расы, пола или сексуальной ориентации; это гарантирует, что в обществе не будет единой разрешенной культуры; он способствует терпимости к разным культурам и этническим группам среди людей, живущих в одной стране, но не разделяющих культурные различия в привычках образа жизни (например, мясоедение против вегетарианства).

Свобода и ответственность

Свобода — это состояние, в котором вы можете делать то, что хотите, но не то, что хотите, не будучи в состоянии ничего с этим поделать.

В либеральных демократиях вы пользуетесь своей свободой до тех пор, пока другим не причиняют вреда и нет государственных ограничений. Если ваши действия наносят вред другим или нарушают законы, вы можете лишиться свободы, отправившись в тюрьму. В этом случае вы больше не можете делать то, что хотите в течение определенного периода времени.

Вы также можете думать об этом так: свобода — это условие для вас быть тем, кем вы хотите быть, но не тем, кем вы хотите быть в любом контексте. Если кто-то делает что-то незаконное, потому что думает, что это сделает его счастливым и принесет удовлетворение, то он уже потерял способность принимать решения самостоятельно, потому что его решение противоречило бы закону. Это означает, что, принимая это решение, они на самом деле не пользовались своей свободой, потому что им мешал внешний фактор (закон).

Чем обязаны друг другу ответственность и свобода

Вы обязаны всем иметь право быть свободными. Вы имеете право нести ответственность за свои действия. Вы обязаны всем иметь право быть свободными от внешних сил, когда вы принимаете решения для своей человеческой жизни.

Все мы люди, а это значит, что у всех нас должны быть основные права и свободы — права, которые позволяют нам делать выбор и быть свободными от внешних сил, которые могут помешать этому выбору.

Единственный способ для людей жить как независимые мыслители (а не, скажем, роботы) — это наша способность делать выбор. Как только кто-то другой начинает принимать решения от вашего имени, он лишает вас свободы выбора.

Принимая свободу как должное

Свобода — это ценный товар, за который многие люди боролись годами. Это не следует принимать как должное, потому что в этом мире все еще есть люди, которые несвободны.

Мы наслаждаемся свободой по-разному: мы можем идти, куда хотим, можем говорить то, что хотим сказать, и делать то, что хотим. Эти вещи могут показаться базовыми, но они не гарантированы для всех.

Опасность безответственности

Лидер, который не берет на себя социальную ответственность, может подвергнуть своих людей опасности.

Например, если вы работаете в компании, компания несет ответственность за вашу работу и ее результаты.

Если ваша работа ликвидируется, лицо, ответственное за это решение, должно быть готово ответить на некоторые важные вопросы о том, почему работа была ликвидирована, и какие шаги предпринимаются для обеспечения справедливого и уважительного обращения с оставшимися людьми.

В конце концов, если исполнительный директор или другой руководитель принимает плохие решения, не привлекаясь к ответственности, эти решения могут повлиять на тех, кто зависит от их зарплаты.

Пределы политической свободы и подотчетности в условиях диктатуры.

При диктатуре диктатор может делать все, что захочет.

Военные могут игнорировать права граждан, выступающих против правительства. Граждане не могут свободно высказываться против своего лидера. Но никто не несет ответственности за свои действия.

Таким образом, ответственность может существовать только в обществе, где царит интеллектуальная свобода, и наоборот.

Общество без этих двух качеств будет в хаосе, так как люди будут действовать только из личных интересов, независимо от того, вредит ли это поведение другим (что обычно и бывает).

Пределы истинной свободы и ответственности в либеральных демократиях

Идея о том, что человеческая свобода и коллективная ответственность идут рука об руку, может быть здравым смыслом. Если у человека есть свобода, разве он не должен нести ответственность за то, как он ее использует? Однако мы должны взвесить то, что разумно.

Из истории человеческой природы мы знаем, что неконтролируемая личная свобода может привести к анархии и тем самым к разрушению общества. Например, были приняты законы против безнаказанных преступлений не только ради жертвы , но и ради преступника, который мог стать закоренелым преступником, если бы его не наказали.

Точно так же свободы ограничиваются для защиты других людей и групп, таких как дети, сообщества и даже правительства.

В западных обществах существуют законы, ограничивающие свободу слова, чтобы предотвратить оскорбления на расовой почве или подстрекательство к насилию в отношении других, а также защитить детей от непристойных материалов; законы, запрещающие полигамию, защищают женщин от эксплуатации; Законы, предписывающие вакцинацию, защищают людей от болезней и общества, сдерживая их распространение; законы, требующие от людей голосовать или платить налоги, служат общественному благу, гарантируя, что граждане участвуют в принятии решений или вносят финансовый вклад в государственные услуги, которыми они пользуются.

В либеральных демократиях ограничения свобод необходимы для обеспечения того, чтобы люди ответственно пользовались своими свободами, а также для содействия миру, порядку и надлежащему управлению в обществе, а политики несут гражданский долг и большую ответственность за обеспечение того, чтобы свобода некоторых людей не ограничивать чужую индивидуальную свободу.

Демократическое общество не может быть совершенным, если каждый не будет уважать свои моральные обязательства, но, похоже, это не в нашей человеческой природе.

Примеры гражданских свобод в демократических обществах

  • Свобода слова . В условиях демократии люди должны иметь право человека на свободное выражение мнения. Это защищает демократическое принятие решений, гарантируя, что каждый может выражать свое мнение без цензуры. Это также помогает поддерживать подотчетность наших правительств и не позволяет им стать слишком могущественными и контролирующими. Однако, как упоминалось ранее, есть черта, которую нельзя пересекать.
  • Индивидуальная свобода выбора . В демократиях люди сами выбирают, кто будет представлять их в парламенте. Любой человек, достигший определенного возраста, может иметь право голоса при избрании (это право называется избирательным правом). Люди, избранные гражданами, формируют правительство и принимают решения от их имени.
  • Свобода собраний. Люди имеют право мирно собираться в группы, такие как политические партии или союзы, чтобы выступать за перемены или влиять на решения своего правительства.
  • Свобода объединений . Это означает, что люди могут объединяться с другими для создания групп, представляющих их интересы, таких как религиозные организации, политические партии и профсоюзы.
  • Равенство перед законом . Это означает, что все люди имеют доступ к правосудию без дискриминации и что каждый гражданин может рассчитывать на аналогичное обращение со стороны закона, если он или она оскорбит кого-либо или подаст жалобу.

Разница между правовой и моральной свободой

Независимо от того, являетесь ли вы частным лицом или компанией, мы все хотим быть свободными. В такой стране, как США, есть два вида свободы: юридическая и моральная.

  • Юридическая свобода означает, что вы можете делать все, что хотите, в рамках закона. Ее также называют «негативной» свободой, потому что человек свободен только в том случае, если ему или ей не мешают в этом другие.
  • Нравственная свобода — это возможность делать то, что хочется, не нарушая ни собственного морального кодекса, ни кодекса религиозного воспитания. Ее также называют «позитивной» свободой, потому что человек должен сказать «да», прежде чем действовать.

Разница между юридической и моральной свободой на первый взгляд может показаться тривиальной, но между ними есть важные различия. В США или Соединенном Королевстве, например, совершенно законно взрослому мужчине жениться на взрослой женщине или наоборот. Однако брак с лицом того же пола может противоречить религиозным убеждениям человека; следовательно, для него или нее было бы морально недопустимо это делать.

То же самое относится и к ответственности

Юридическая ответственность и моральная ответственность — две разные вещи. Юридическая ответственность означает, что вы по закону обязаны что-то сделать или воздержаться от чего-то.

Например, если вы подписываете контракт, который требует от вас выполнения услуги для другой стороны, вы по закону обязаны выполнить эту задачу. Если в рассматриваемом договоре указано, что вы не можете раскрывать определенную информацию о другой стороне, вы несете юридическую ответственность за неразглашение этой информации.

Моральная ответственность, с другой стороны, это когда вы чувствуете, что у вас есть моральное обязательство делать или не делать что-то. Например, если вы чувствуете, что изменять супругу или супруге аморально, и предпринимаете действия, чтобы избежать этого, то на вас лежит моральная ответственность не изменять супругу.

Чтобы мы могли нести ответственность за свои действия, мы должны быть свободны от внешних сил; Однако со свободой воли приходит ответственность

Многие люди думают, что свобода воли и ответственность — две разные вещи. Однако на самом деле они связаны. Чтобы мы могли взять на себя ответственность за свою жизнь, мы также должны иметь чувство свободы.

Мы живем в мире, где личная свобода и личная ответственность часто рассматриваются как противоположности. Наша свобода ограничена, когда у нас есть ответственность, а наша ответственность ограничивает наши свободы. Но так не должно быть.

Вместо этого мы могли бы рассматривать свободу и ответственность как нечто взаимосвязанное. Чтобы увидеть, как давайте зададим себе вопрос: что значит быть свободным? Словарное определение «свободы» — это «способность или право действовать, говорить или думать, как вам заблагорассудится». Другими словами, это означает, что вы можете действовать без вмешательства других.

Теперь давайте зададим себе аналогичный вопрос: что для вас значит быть ответственным?

Согласно словарю, ответственность — это «состояние или факт наличия обязанности заботиться о чем-либо или наличия контроля над кем-либо». Простым способом, которым мы могли бы определить индивидуальную ответственность, является моральное обязательство.

Чтобы мы могли нести индивидуальную ответственность в нашей человеческой жизни, мы также должны иметь определенную личную свободу, потому что нам важно иметь контроль над собой – поэтому свобода и ответственность идут рука об руку.

По теме: Почему важна свобода

Статьи по теме:

Глобальная политика прав человека: от прав человека к человеческому достоинству?

Организация Объединенных Наций – Всеобщая декларация прав человека

Политическая философия: Президент Франклин Рузвельт дает новое определение свободе Список журналов

  • Рукописи авторов HHS
  • PMC5493038
  • Паллиатная поддержка. Авторская рукопись; доступно в PMC 2017 30 июня.

    Опубликовано в окончательной редакции как:

    Palliat Support Care. 2016 авг; 14(4): 317–318.

    DOI: 10.1017/S1478951516000511

    PMCID: PMC5493038

    NIHMSID: NIHMS867833

    PMID: 27427421

    , M.D., Editor-in-Chief, Chiefman: 27427421. Заявление об отказе от ответственности

    В недавней редакционной статье под названием «Жизнь — это борьба» я отметил, что редакционная статья не была посвящена «балансу между работой и личной жизнью». Ну, эта редакция — это о «балансе между работой и личной жизнью» и, в частности, о «балансе ответственности и свободы». Как и большинство читателей и авторов Palliative & Supportive Care , я занятой академик и врач, пытающийся совмещать тысячи задач, связанных с различными аспектами моей работы и личной жизни. Я был занят выполнением важных задач, связанных с моими клиническими и исследовательскими обязанностями в больнице, и, как известно всем, кто работает в подобных условиях, почти всегда есть больше дел, чем то, что было в вашем графике, когда вы пришли на работу. . Иногда даже то, что есть в расписании, действительно ошеломляет, и вы не можете себе представить, что переживете этот день. Но мы переживаем эти напряженные дни, и мы переживаем дни, когда приходится справляться с неожиданным кризисом, или нужно прикрыть отсутствующего коллегу и т. д. Это просто «рабочая жизнь!» Когда вы добавляете к этой смеси все заботы и обязанности нашей «личной жизни», она может стать поистине подавляющей, и в конечном итоге некоторые области остаются без внимания — обычно те, которые наиболее важны для заботы о себе или своих близких. В нашей погоне за «успехом» вскоре становится ясно, что мы «не можем преуспевать во всем, не всегда!!» И поскольку «время» ограничено, мы вынуждены делать «выбор», и мы не всегда делаем правильный выбор; и наши приоритеты не всегда отражают то, что действительно наиболее важно для того, кто мы есть и кем мы хотим быть и стать. Наш выбор не всегда соответствует нашему «подлинному я», и он не помогает нам преуспеть в этом стремлении «создать жизнь», которая уникальна для нас и в которой мы полностью реализуем свой собственный потенциал. Иногда наш выбор ограничен внешними факторами или физическими ограничениями, поэтому наш выбор может быть скорее выбором «отношения», чем выбором «действия». На работе и в жизни все это может привести к тому, что Ален де Боттон (2004) называет «тревожностью карьеры» или «тревожностью жизни». Ирв Ялом (1980) скорее назвал бы это «тоской» или эмоциональным переживанием «экзистенциальной вины». Эти тревоги или чувство бедствия часто возникают из-за вопроса, мы «успешны» или «неудачны»? Или, как мог бы классифицировать нас Дональд Трамп, мы «победители» или «проигравшие»?

    Я назвал эту редакционную статью «Баланс между ответственностью и свободой», потому что много размышлял об этих двух экзистенциальных концепциях в контексте обучения клиницистов экзистенциально-ориентированной психотерапии, называемой психотерапией, ориентированной на смысл (MCP), для больных раком ( для тех из вас, кто не знает, наша группа в Мемориальном онкологическом центре имени Слоана Кеттеринга недавно получила грант на обучение в размере 25 R25 от нашего Национального института рака для обучения национальной и международной когорты клиницистов по MCP, и люди могут узнать об обучении по электронной почте: gro. [email protected]). «Ответственность» и «свобода» — это две основные экзистенциальные философские конструкции, которые напрямую связаны с концепцией того, что мы, как человеческие существа, имеем экзистенциальное обязательство «создавать» свою собственную жизнь. Эта идея восходит к Кьеркегору (1983), который описал людей как людей, которые однозначно осознают наше существование и, следовательно, несут ответственность за то, чтобы действовать в соответствии с этим осознанием. Какова наша «способность реагировать» на факт нашего существования? В этом суть понятия «ответственность». Экзистенциальные философы и психотерапевты утверждают, что мы обязаны «создать жизнь», жизнь, которая уникальна для нас, в которой мы стремимся жить в полной мере — жизнь направления и преобразования, смысла и цели — и таким образом, станьте членами общества и культуры, членами которых мы являемся. В MCP мы определяем «творческие» источники смысла, или «творчество», как все способы, которыми стремление к созданию нашей жизни (кем и чем мы становимся) способствует ощущению, что наша жизнь имеет смысл. Итак, с экзистенциальной точки зрения Ответственность относится к нашему обязательству создавать и жить уникальной и неповторимой жизнью.0185 подлинной жизни, с целью максимально реализовать наш потенциал. «Свобода» относится к концепции, согласно которой мы свободны выбирать жизнь, которую создаем, что для нас не существует никакой внешней судьбы или плана, созданного для нас, но на самом деле мы сами должны создавать свою собственную жизнь и то, кем мы потенциально становимся. даже преодолевая как внутренние, так и внешние ограничения, с которыми мы можем родиться или с которыми сталкиваемся в жизни. Таким образом, «свобода» — это, попросту говоря, стремление к подлинности в своей жизни, к тому факту, что мы свободны быть и становиться собой. На самом деле, как и ответственность, мы можем рассматривать свободу как экзистенциальное обязательство — обязательство быть подлинным самим собой — быть «9».0185 автор нашей собственной истории !»

    Мы не часто думаем об ответственности и свободе в экзистенциальных терминах. На самом деле, когда мы думаем о «балансе между работой и личной жизнью», чаще всего на ум приходят другие синонимы ответственности и свободы. Ответственность часто ассоциируется с работой, дедлайнами, заботами, отсутствием автономии, запланированным временем, удовлетворением потребностей других людей, жизнью по чужим правилам, приоритетами и сроками, счетами, ипотекой, обучением в колледже, арендной платой, медицинской страховкой, пенсионными сбережениями, алиментами. (извините, слишком болезненно?), свобода часто вызывает в воображении игру, веселье, свободное время, мою личную жизнь, домашнюю жизнь, хобби, заботу о себе, отсутствие графика, отсутствие правил, отсутствие забот, отпуск, автономию, время для меня быть мной — настоящая жизнь.

    Жизнь состоит из череды выборов. Этот факт кажется неизбежным, учитывая, что даже «невыбор» сам по себе является своего рода выбором. Время, особенно наше осознание конечности жизни и времени, которое нам осталось прожить, заставляет нас делать выбор, определять приоритеты и действовать в соответствии с ними. Это предполагает, что кто-то предпочитает не игнорировать тот факт, что жизнь конечна и что у нас нет неограниченного количества времени, чтобы жить. Таким образом, вопрос «выбора» становится центральным вопросом при подходе к каждому действию в жизни и в определении того, сколько времени, усилий и энергии мы вкладываем в каждый из многочисленных аспектов нашей современной жизни. В результате мы попадаем в ловушку выбора между «работой» и «жизнью», «ответственностью» и «свободой». Часто кажется, что нам не удается сбалансировать время, посвященное этим выборам, и мы испытываем тревогу и страдания; мы чувствуем себя неудачниками, даже неудачниками. Дело в том, что это «ложный выбор». Что мы узнаём, рассматривая работу и жизнь как парадигму наших обязательств перед ответственностью и свободой в экзистенциальном смысле, так это то, что » истинный выбор между подлинностью и отсутствием подлинности Проживаем ли мы свою жизнь подлинно с каждым выбором, который мы делаем, вкладывая время, или мы не живем подлинно? Создаем ли мы жизнь, которая уникальна для нас самих? Становимся ли мы тем «кем», которым можем стать только мы? Являемся ли мы авторами собственной истории жизни?

    Что такое «успешная жизнь»? Для меня это жизнь со смыслом, жизнь с успешными любовными отношениями, жизнь, в которой я люблю свою работу. Для каждого из нас действительно существует только один императив достижения «успеха»: по крайней мере наши представления об «успехе» должны быть нашими собственными .

    • Де Боттон А. Статусная тревога. Нью-Йорк: Винтажные книги; 2004. [Google Scholar]
    • Кьеркегор С. В кн.: Страх и трепет/повторение. Хонг Х, Хонг Э, переводчики. Принстон: Издательство Принстонского университета; 1983. [Google Scholar]
    • Ялом ID. Экзистенциальная психотерапия. Нью-Йорк: Основные книги; 1980. [Google Академия]

    Баланс между свободой и ответственностью на переднем крае государственной службы

    Митинг протестующих, недовольных приказом оставаться дома, у Капитолия штата в Лансинге, штат Мичиган, в четверг, 30 апреля 2020 г. Пол Сансиа/AP

    Получайте последние новости по важным темам для федеральных служащих, которые доставляются на ваш почтовый ящик.


    Автор Рональд Сандерс

    Если пандемия COVID-19 и напомнила нам о чем-либо, так это о том, что у нас, американцев, отношения любви и ненависти с нашим правительством и государственными служащими, которые там работают.

    С одной стороны, мы ценим индивидуальные свободы, гарантированные нашей Конституцией, Биллем о правах и их потомками, и во многих случаях мы просто хотим, чтобы правительство оставило нас в покое. В этом нет ничего плохого. Действительно, это одна из вещей, которая делает нас уникальными американцами. Однако, как это ни парадоксально, мы, американцы, также хотим, чтобы правительство было рядом с нами, чтобы поддерживать мир и защищать нас от вреда, особенно во время чрезвычайного кризиса, такого как пандемия, которая преследует нас сегодня.

    Государственные служащие без исключения откликнулись на этот парадоксальный призыв, иногда с большим личным риском, и тем самым дали нам еще один повод выразить нашу признательность в ходе этой Недели признания государственной службы.

    Этот парадокс восходит к нашему основанию, когда Мэдисон, Гамильтон и другие обсуждали природу нашей молодой демократии в федералистских газетах. Они понимали, что действия отдельных граждан, все личные и совершенно рациональные, все же могут иметь пагубные коллективные последствия, и это побудило их предложить систему сдержек и противовесов, предназначенную для сдерживания крайностей этих индивидуальных интересов. Они также предсказали напряженность между этими интересами и коллективом, хотя и здоровую, и, поскольку мы перенесемся к сегодняшнему COVID-19пандемии, мы видим, что напряженность проявляется каждый день в дебатах между приказами оставаться дома и повторным открытием.

    Не будет преувеличением предположить, что Соединенные Штаты были созданы отчасти для того, чтобы найти баланс между индивидуальной «жизнью, свободой и стремлением к счастью», с одной стороны, и общественным благом — с другой. Ведь свобода никогда не бывает бесплатной. Это требует компромисса, чему мы должны были научиться на уроках обществоведения в старшей школе. Однако наши передовые государственные служащие оказываются в центре этих дебатов, пытаясь найти этот высокий баланс, знают они об этом (или хотят) этого или нет. Для большинства из нас они являются правительством, и хотя эта неделя, как правило, сосредоточена на том, чтобы поблагодарить их за их службу нам, эта часть их работы остается еще более незамеченной и недооцененной.

    Итак, в дополнение к благодарности государственным служащим за все, что они делают, я думаю, мы также должны поблагодарить их за то, что они пытались помочь нам найти баланс между нашей американской антипатией к правительству и потребностью, иногда с неохотой признаваемой, в том, что оно делает.

    Я видел это из первых рук еще в конце 1990-х, когда я был начальником отдела кадров в налоговой службе. Пытаясь преодолеть историю запугивания налогоплательщиков, Служба получила мандат Конгресса на то, чтобы стать более ориентированным на клиента (непростая задача для агентства по сбору налогов). Во главе с тогдашним комиссаром Чарльзом Россотти «служение каждому, служение всем» стало нашей мантрой.

    Чтобы найти баланс между потребностями отдельного налогоплательщика — «служение каждому» — с потребностями многих, как это отражено в налоговых законах, принятых избранными представителями в Конгрессе, наши сотрудники требовали знать, какой из них было важнее. Но тогда, как и сейчас, на этот вопрос нет правильного ответа. Не или/или, а и то, и другое. Тогда, как и сейчас, все сводится к тому, как каждый государственный служащий пытается найти баланс между индивидуальными свободами и коллективной ответственностью, даже когда они просто пытаются выполнять свою работу.

    В то время было нелегко просить об этом сотрудников IRS, и сейчас не легче просить об этом государственных служащих. Однако его важность подчеркивается пандемией коронавируса, и это происходит каждый день на переднем крае правительства, где отдельные государственные служащие — полицейские и смотрители парков, медсестры и врачи, даже инспекторы по строительству и пищевым продуктам — вынуждены найти баланс между индивидуальными свободами, предоставленными их соседям (включая свободу от вреда), и общественными интересами, которые они поклялись защищать. Действительно, почти каждый государственный служащий, контактирующий с общественностью, сталкивается с этой проблемой.

    Можно утверждать, что то же самое верно для работников всех мастей, особенно для тех, кто владеет малым бизнесом и управляет им. Им тоже приходится выбирать между своей личной безопасностью (и безопасностью своих клиентов) и экономическими средствами к существованию. Пока наши сограждане борются с этим выбором, их отношения любви и ненависти к правительству становятся слишком реальными. Таким образом, хотя они беспокоятся о том, что «большое правительство» посягнет на их финансовое благополучие, они также рассчитывают на то, что правительство предоставит им систему экономической безопасности, полицию и пожарную защиту, а если они заболеют, — медицинское обслуживание.

    Эта любовь-ненависть, которую американцы связывают с правительствами, особенно актуальна во время Недели признания государственной службы в этом году. Это проявляется в повседневном взаимодействии граждан с государственными служащими, независимо от того, происходит ли это взаимодействие лично или в Интернете. И учитывая давление, с которым сталкивается каждый американец в этом кризисе, эти взаимодействия могут быть еще более раздражительными и напряженными, чем обычно, особенно когда они преувеличены и усилены средствами массовой информации.

    Для государственных служащих страны слишком часто это означает, что они будут прокляты, если они сделают это, и прокляты, если они этого не сделают, и за это мы в долгу перед ними на этой неделе.

    Рон Сандерс — директор и клинический профессор Школы общественных дел Университета Южной Флориды; он также является председателем Федерального совета по заработной плате. 37-летний государственный служащий и 21-летний член Высшей исполнительной службы, он был заместителем директора Национальной разведки, заместителем директора Управления кадров, главным специалистом по кадрам IRS и директором по политике в отношении гражданского персонала в IRS. Министерство обороны. Высказанные здесь взгляды принадлежат только ему.

    Поделись этим:

    СЛЕДУЮЩИЙ ЭТАЖ: Администрация Трампа сталкивается с отъездом ключевых должностных лиц здравоохранения и реагирования на чрезвычайные ситуации во время пандемии

    Менеджмент

    Доктор Фаучи советует молодым ученым «держаться подальше от политики»

    Надзор

    Два года наблюдения за COVID-19: взгляд назад

    Менеджмент

    Истории федералов о том, как их изменила пандемия

    Рабочая сила

    Истории программы прощения государственных займов

    Менеджмент

    «Я против отступления: идеал Луи ДеДжоя и будущее почтовой службы»

    Государственная исполнительная власть

    Электронная книга Route Fifty: Тенденции дорожной и транспортной инфраструктуры

    Менеджмент

    Доктор Фаучи советует молодым ученым «держаться подальше от политики»

    Надзор

    Два года наблюдения за COVID-19: взгляд назад

    Менеджмент

    Истории федералов о том, как их изменила пандемия

    Рабочая сила

    Истории программы прощения государственных займов

    Менеджмент

    «Я против отступления: идеал Луи ДеДжоя и будущее почтовой службы»

    Государственная исполнительная власть

    Электронная книга Route Fifty: Тенденции дорожной и транспортной инфраструктуры

    Баланс между свободой и ответственностью в начальном классе

    Летти Райзинг

    Следите за подкастом Trillium Montessori Talks . На самом деле, сама эта концепция часто понимается прискорбно неправильно! Часто бывает так, что начинающие учителя отклоняются в том или ином направлении, отдавая предпочтение свободе ИЛИ ответственности, пока, в конце концов, не будет найден срединный путь.

    Часто бывает так, что легко быть человеком, который свято чтит аспект свободы в окружающей среде, следуя импульсам ребенка от момента к моменту до такой степени, что дети не должны нести ответственность или существовать в рамках набора общественных норм. Это также тот случай, когда проводнику может быть легко качнуться далеко в другом направлении, удерживая жесткий контейнер ожиданий в отношении того, что дети делают и как они это делают, не оставляя места для спонтанной, инициированной учащимися работы или взаимодействия.

    Золотая середина — найти баланс между созданием среды, в которой дети могут пользоваться своей свободой, но в контейнере, который направляет и поддерживает детей, — часто неуловима для нового проводника и даже для опытных проводников. На самом деле, в случае с опытными учителями также бывает так, что в трудные периоды школьной жизни, такие как пандемии, смена руководства, набор сразу большого количества новых учеников и т. наиболее удобен, и ваш класс может стать чрезмерно хаотичным или чрезмерно угнетающим.

    Требуется постоянная бдительность, чтобы поддерживать этот срединный путь, этот кажущийся сложным парадокс свободной среды с ограничениями. В конце концов, легко быть полностью открытым и не иметь ограничений. Также легко быть закрытым с полными лимитами. Но быть открытым, с ограничениями? Требуется некоторая практика, если вы не прожили ее, и требуются сознательные усилия, чтобы поддерживать ее, когда жизнь в классе не течет гладко.

     

    Что Мария Монтессори говорит о свободе?

    У Марии Монтессори есть несколько сильных утверждений о свободе. Дело в следующей цитате.

    «Позволять ребенку делать то, что он хочет, когда он еще не развил в себе силы контроля, значит предать идею свободы».

    — Мария Монтессори, Поглощающий разум

     

    Мария Монтессори признавала, что среда, в которой ребенок не развил чувство внутренней дисциплины или ответственности, не является для него свободной средой, а, скорее, ограничивающей средой, потому что ребенок перемещается в окружающей среде в соответствии с прихотями и мгновенными импульсами, вполне возможно, создавая путь разрушения и беспокойства на этом пути. Вместо этого нам нужно думать о свободе как о внутреннем качестве, которое мы пытаемся взращивать и развивать в ребенке.

     

    Свобода — это не подарок, который нужно дать, а потом забрать

    Важно помнить, что свобода — это не то, что взрослый дает ребенку в награду за хорошее поведение, и не то, что взрослый отнимает у ребенка в наказание за плохое поведение. Однако легко поддаться этому образцу мышления и действия, поскольку школы с незапамятных времен даровали свободу как таковую.

    Если ваша цель — создать уважительную и отзывчивую среду, в которой у детей будет возможность развить чувство внутренней свободы, вам потребуется трансформировать ментальную модель «Если ты сделаешь то-то и то-то, я дам тебе некоторую свободу». ». Это часто можно увидеть, когда дети поступают в школы Монтессори в начальные годы после того, как стали частью традиционной школьной системы.

    Дети думают, что когда они закончат работу, они «сделали» и наградой или свободой будет «я отдохну». Довольно быстро они замечают, что окружающая среда характеризуется постоянным трудолюбием и что работа сама по себе является наградой, но требуется поддержка терпеливого наставника, чтобы помочь ребенку развить это внутреннее чувство свободы.

     

    Что мы имеем в виду, когда говорим «следуй за ребенком»?

    Когда мы говорим «следуй за ребенком», это не значит, что мы следуем за ним на край земли или, что еще хуже, следуем за ним со скалы! Это означает, что мы следим за их целостным развитием.

    Это означает, что мы следуем жизнеутверждающим импульсам ребенка, которые помогают ему процветать и процветать как в одиночестве, так и с другими, и мы следуем его пути развития с уважением, чтобы оба встречали их там, где они есть, обеспечивая при этом интересные, увлекательные , и сложная работа, которая удовлетворяет их текущую стадию развития. Мы следуем их потребностям, их интересам и их способностям.

     

    Мы следуем их потребностям.

    Благодаря частому и постоянному наблюдению мы видим, в чем нуждается ребенок, и предоставляем возможности для удовлетворения этих потребностей. Нужны ли ребенку новые уроки письма, чтобы повысить уровень своих сочинений и отчетов? Нужно ли ребенку закрепить деление на однозначное число, прежде чем перейти к делению на многозначное число? Нуждается ли ребенок в тихом месте в течение дня, потому что мама находится в больнице из-за болезни? Нужно ли ребенку найти группу сверстников для работы над проектом?

     

    Мы следуем их интересам .

    Опять же, наблюдение — наш лучший друг, поскольку мы определяем, чем интересуются дети, и поддерживаем эти интересы. Что это значит, если они бросают бумажные самолетики в классе, скажете вы? Это может быть интерес, но мы не обязаны учитывать все интересы в классе.

    Однако, проявив творческое мышление, вы сможете воплотить детскую любовь к бумажным самолетикам в осмысленную работу! Как насчет того, чтобы предложить им написать об истории бумажных самолетов, типах бумажных самолетов, а затем сделать презентацию для других студентов, когда исследование и отчет будут завершены? Это дает ребенку свободу делать эти бумажные самолетики, но в контейнере, чтобы не случилось так, что он делает бесконечные бумажные самолетики и бросает их весь день каждый день, или, что еще хуже, это становится похоже на вирус, который заражает весь класс!

     

    Мы следуем их способностям.  

    Монтессори – это не педагогика, предлагающая групповое обучение для среднего ученика. Мы персонализируем и индивидуализируем уроки в соответствии со способностями учащихся, поэтому мы редко оказываемся в ситуациях, когда детям скучно, и мы не находим их в ситуациях, когда знания им недоступны.

     

    Какие свободы есть у детей?

    При рассмотрении среды, которую вы хотите создать, чтобы обеспечить максимальную свободу для каждого ребенка, вам необходимо просмотреть подготовленную среду, чтобы убедиться, что детям доступны следующие свободы: 

     

    Свобода выбора работы.  

    Это означает, что они могут выбирать или, по крайней мере, сотрудничают с вами при выборе большей части своей работы. Если у вас есть рабочий план для вашего ребенка, и вы записываете в его рабочем плане работу, которую он должен выполнить, и он ставит галочки, это не является свободно выбранной работой. Что ЯВЛЯЕТСЯ свободно выбранной работой, так это то, что ребенок перечисляет урок или уроки, которые вы запланировали на день (в идеале вы записали их на доске для справки), и записывает работу, которую они выполняют, и/или цели на день, которые они выполняли. они планируют выполнить. Эти цели могут включать некоторую работу, инициированную учителем, но это не может быть план, полностью инициированный учителем.

     

    Свобода работать в одиночку или с другими.

    У младших школьников в среде Монтессори есть множество возможностей для совместной работы с другими, потому что Мария Монтессори заметила, что дети этого возраста имеют тенденцию хотеть этого!

    Однако это не означает, что некоторые дети не захотят работать в одиночку, и на самом деле им может понадобиться время от времени, чтобы сосредоточиться. Свобода работать с другими — это приобретенный навык, и его нельзя освоить без большой практики, которая также будет включать в себя множество ошибок.

    Позвольте им работать вместе с другими, и если необходимо разделить детей, которые плохо работают вместе, обязательно дайте им «начать все сначала» на следующий день. Если постоянно отделять детей друг от друга, то у них не развиваются навыки, необходимые для работы в группе.

     

    Свобода общения.

    В начальной среде Монтессори вы услышите ровный гул активности. Дети обсуждают, ведут переговоры, дебатируют и сотрудничают, и все это происходит постоянно на протяжении всего рабочего цикла. Это среда, в которой детям разрешено разговаривать с другими (конечно, если другие приглашают к разговору), и главная задача для этой возрастной группы — научиться общаться эффективно и таким образом, чтобы это работало. выполняется одновременно.

     

    Свобода передвижения.

    Детям начальной школы в среде Монтессори не нужно ждать, чтобы попросить воспользоваться туалетом или перекусить, или ждать более позднего времени, чтобы сделать эти вещи. Вместо этого их учат прислушиваться к собственным телесным потребностям в поисках сигналов о том, что эти вещи должны произойти. Они также могут вставать с работы, ходить по комнате, точить карандаш и возвращаться к своей работе без разрешения.

    Это далеко не полный список свобод! Тем не менее, это хорошее начало, поскольку вы думаете о том, как расширить свободу в своем классе.

     

    Помощь детям в развитии ответственности.

    Наказание и вознаграждение являются внешними мотиваторами решений и поведения. Если их нет, то что мотивирует ребенка? Цель состоит в том, чтобы развить самодисциплину, а это требует времени. Оно возникает в среде свободы, а если свободы нет, то нет и возможности практиковать.

    С первоклассным ребенком мы хотим обратиться к его рассуждающему уму. Нам нужно объяснить причины, по которым им выгодно нести ответственность в определенных областях, и как эти обязанности приводят к хорошо функционирующему сообществу. Если существуют определенные правила и нормы, которые были созданы без их участия, они захотят узнать, для чего нужны эти правила и почему они должны их придерживаться.

    Мы могли бы просто сказать «потому что я вам так сказал» или «таковы правила», но эти слова не объясняют, почему правила существуют. Объяснение «почему» помогает им развить логическое понимание причины и следствия, которое они могут применить к другим подобным ситуациям, которые возникнут в будущем.

    Например, мы можем сказать: «Мы едим за столом, потому что это правило», или мы можем сказать: «Мы едим за столом, потому что крошки остаются в одном месте, и вам легче убираться, а человеку, который отвечает за подметание пола, ему не нужно подметать крошки по всему классу.

    Внутренняя дисциплина является внутренней, поэтому не всегда легко увидеть, как она развивается или когда ребенок достигнет определенной вехи, когда он сможет справиться со свободой. Дайте им свободу, позвольте им практиковаться и даже терпеть неудачи, потому что без неудач не бывает роста.

    Лишение свободы ребенка не делает его более ответственным.   Это не значит, что вы никогда этого не делаете. Если ребенок злоупотребляет материалами или причиняет вред другим детям, его свобода передвижения или выбора может быть ограничена. Однако без практики у ребенка не вырабатывается чувство ответственности, поэтому, хотя в данный момент вам, возможно, придется обратиться к непосредственной ситуации, вы никогда не захотите что-то отнять, не подумав о путях ее повторного введения.

    Ответственность не включается внезапно, как выключатель. Это больше похоже на кипящую кастрюлю с тушеным мясом, которая медленно закипает.

     

    Какие обязанности есть у детей?

    Хотя на одной стороне медали свобода, на другой — ответственность. Когда ответственность не осуществляется, свобода может быть ограничена. Однако это ограничение свободы не может быть бесконечным, так как дети должны иметь возможность попробовать еще раз, чтобы развить чувство ответственности, которое проявляется не только тогда, когда его навязывает внешний авторитет.

    У детей есть следующие обязанности: 

    • Ответственность за себя.  Учащиеся несут ответственность за управление своим временем и за управление тем, как они взаимодействуют с другими людьми в окружающей среде. Они несут ответственность за свое имущество, за слова, которые они используют, и за выбор, который они делают. Именно в этом возрасте дети узнают причину и следствие. Если я это сделаю, то это произойдет. Если я это сделаю, то это произойдет. Эта логическая цепочка событий помогает им предсказать, какая причина приводит к какому следствию, и, в конце концов, они смогут иметь внутреннее ощущение того, какие пути ведут к каким результатам.
    • Ответственность за окружающую среду. Дети развивают ответственность за непосредственное окружение дома и в школе, а также абстрактное чувство ответственности за окружающую среду в целом. Дома и в школе дети учатся заботиться об окружающей среде с помощью различных элементарных практических жизненных действий, таких как уход за растениями и животными. Работа в классе является нормой, поскольку дети работают над тем, чтобы окружающая среда была чистой и первозданной, а также хорошо снабжена. и готовы к активному участию в окружающей среде. Они развивают понимание того, что земля имеет ограниченные ресурсы, и понимание разумного использования этих ресурсов, что включает в себя развитие глубокого почтения и заботы о мире вокруг них.
    • Ответственность перед обществом. Учащиеся начальной школы не только взаимодействуют в своем маленьком классном сообществе, они также взаимодействуют с более широким сообществом за пределами дома и классной комнаты. Обучение тому, как быть ответственным членом сообщества, происходит во время экскурсий и во время прогулок, когда они проявляют навыки вежливости и вежливости при общении с незнакомцами. Свобода и ответственность, которым они учатся в классе, в конечном итоге применимы к ситуациям вне класса, когда они взаимодействуют с обществом в целом.

     

    Заключительные мысли 

    Одна из самых важных вещей, которую следует помнить, это то, что ответственность – это процесс, и она возникает, когда есть время и возможности практиковаться! Чтобы развить ответственность, вашим ученикам понадобится свобода совершать ошибки. И эти ошибки могут быть грязными, разочаровывающими и раздражающими.

    У учителя может возникнуть соблазн ограничить свободы на неопределенный срок после неправильного использования, но без возможности попрактиковаться они не смогут вырасти в ответственного ребенка, которым, как вы надеетесь, они когда-нибудь станут. Мария Монтессори призвала нас «увидеть ребенка, которого еще нет», и предоставление свободы в рамках четко определенных правил поможет ребенку развить ответственность, которая, как мы знаем, является побочным продуктом жизни и роста в начальной среде Монтессори.

     

     

     


    Летти Райзинг

    Летти Райзинг занимается Монтессори-образованием более 15 лет. Она имеет степень бакалавра искусств. по социологии, диплом преподавателя штата Калифорния, начальный диплом AMI для детей в возрасте от 6 до 12 лет и степень доктора педагогических наук Университета Лойолы в Мэриленде. На протяжении многих лет она занимала должности специалиста по домашнему обучению, учителя начальной школы Монтессори, директора школы, директора, координатора Монтессори и консультанта в нескольких государственных и частных школьных сообществах Монтессори. В настоящее время она поддерживает школы по всему миру, предлагая предложения по профессиональному развитию, консультации и наставничество.

    Декларация о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы

    Генеральная Ассамблея ,

    Подтверждая важность соблюдения целей и принципов Устава Организации Объединенных Наций для поощрения и защиты всех прав человека и основных свобод для всех людей во всех странах мира,

    Подтверждая также важность Всеобщей декларации прав человека и Международных пактов о правах человека как основных элементов международного усилия по содействию всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод, а также важность других документов по правам человека, принятых в рамках системы Организации Объединенных Наций, а также на региональном уровне,

    Подчеркивая, что все члены международного сообщества должны выполнять вместе и по отдельности свое торжественное обязательство поощрять и поощрять уважение прав человека и основных свобод для всех без каких бы то ни было различий, включая различия по признаку расы, цвета кожи, пола, языка , религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения, и подтверждая особую важность достижения международного сотрудничества для выполнения этого обязательства в соответствии с Хартией,

    Признавая важную роль международного сотрудничества и ценную работу отдельных лиц, групп и ассоциаций по содействию эффективной ликвидации всех нарушений прав человека и основных свобод людей и отдельных лиц, в том числе в отношении массовых, вопиющих или систематические нарушения, такие как те, которые являются результатом апартеида, всех форм расовой дискриминации, колониализма, иностранного господства или оккупации, агрессии или угроз национальному суверенитету, национальному единству или территориальной целостности, а также отказа признать право народов на самоопределение и право каждого народа на осуществление полного суверенитета над своим богатством и природными ресурсами,

    признавая взаимосвязь между международным миром и безопасностью и осуществлением прав человека и основных свобод и памятуя о том, что отсутствие международного мира и безопасности не оправдывает несоблюдения,

    вновь заявляя, что все права человека и основные свободы являются универсальными, неделимы, взаимозависимы и взаимосвязаны и должны поощряться и осуществляться на справедливой и равноправной основе без ущерба для осуществления каждого из этих прав и свобод,

    Подчеркивая, что основная ответственность и обязанность по поощрению и защите прав человека и основных свобод лежит на государстве,

    Признавая право и обязанность отдельных лиц, групп и ассоциаций поощрять уважение и расширять знания о правах человека и основных свободах на национальном и международном уровнях,

    Провозглашает:

    Статья 1

    Каждый имеет право, индивидуально и совместно с другими, поощрять и стремиться к защите и реализации прав человека и основных свобод на национальном и международном уровнях. уровни.

    Статья 2

    1. Каждое государство несет основную ответственность и обязанность защищать, поощрять и осуществлять все права человека и основные свободы, в частности, путем принятия таких мер, которые могут оказаться необходимыми для создания всех условий, необходимых в социальной, экономической, политической и других областях, а также правовые гарантии, необходимые для обеспечения того, чтобы все лица, находящиеся под его юрисдикцией, индивидуально и совместно с другими могли пользоваться всеми этими правами и свободами на практике.
    2. . Каждое государство принимает такие законодательные, административные и другие меры, которые могут быть необходимы для обеспечения того, чтобы права и свободы, упомянутые в настоящей Декларации, были эффективно гарантированы.

    Статья 3

    Внутреннее право, соответствующее Уставу Организации Объединенных Наций и другим международным обязательствам государства в области прав человека и основных свобод, представляет собой юридическую основу, в которой права человека и основные свободы должны осуществляться и реализовываться и в пределах которой должны осуществляться все мероприятия, упомянутые в настоящей Декларации, для поощрения, защиты и эффективного осуществления этих прав и свобод.

    Статья 4

    Ничто в настоящей Декларации не может быть истолковано как наносящее ущерб или противоречащее целям и принципам Устава Организации Объединенных Наций или как ограничивающее или умаляющее положения Всеобщей декларации прав человека, Международных пактов о правах человека Права и другие международные документы и обязательства, применимые в этой области.

    Статья 5

    В целях поощрения и защиты прав человека и основных свобод каждый имеет право индивидуально и совместно с другими на национальном и международном уровнях:

    1. Мирно встречаться или собираться;
    2. Создавать, вступать и участвовать в неправительственных организациях, ассоциациях или группах;
    3. Для связи с неправительственными или межправительственными организациями.

    Статья 6

    Каждый человек имеет право индивидуально и совместно с другими:

    1. Знать, искать, получать, получать и хранить информацию обо всех правах человека и основных свободах, включая доступ к информации о том, как эти права и свободы реализуются во внутренних законодательных, судебных или административных системах;
    2. Как это предусмотрено в правах человека и других применимых международных документах, свободно публиковать, передавать или распространять среди других взгляды, информацию и знания обо всех правах человека и основных свободах;
    3. Изучать, обсуждать, формировать и поддерживать мнения о соблюдении как в законе, так и на практике всех прав человека и основных свобод и с помощью этих и других соответствующих средств привлекать внимание общественности к этим вопросам.

    Статья 7

    Каждый имеет право индивидуально и совместно с другими разрабатывать и обсуждать новые идеи и принципы в области прав человека и выступать за их принятие.

    Статья 8

    1. Каждый человек имеет право индивидуально и совместно с другими иметь эффективный доступ на недискриминационной основе к участию в управлении своей страной и в ведении государственных дел.
    2. Это включает, среди прочего, право, индивидуально и совместно с другими, представлять государственным органам и учреждениям и организациям, занимающимся общественными делами, критику и предложения по улучшению их работы, а также привлекать внимание к любому аспекту их работы, который может помешать или препятствовать поощрению, защите и реализации прав человека и основных свобод.

    Статья 9

    1. При осуществлении прав человека и основных свобод, включая поощрение и защиту прав человека, указанных в настоящей Декларации, каждый имеет право индивидуально и совместно с другими пользоваться эффективным средств правовой защиты и защиты в случае нарушения этих прав.
    2. С этой целью каждый, чьи права или свободы предположительно нарушаются, имеет право лично или через законного представителя подать жалобу и незамедлительно рассмотреть ее на открытом слушании в независимом, беспристрастном и компетентном судебном или ином органе. установленных законом, и получить от такого органа решение в соответствии с законом, предусматривающее возмещение, включая любую причитающуюся компенсацию, в случае нарушения прав или свобод этого лица, а также принудительное исполнение окончательного решения и решения, все без неоправданной задержки.
    3. . С этой же целью каждый имеет право индивидуально и совместно с другими, в частности:
      1. Подавать жалобы на политику и действия отдельных должностных лиц и государственных органов в отношении нарушений прав человека и основных свобод путем подачи петиций или других соответствующих средств в компетентные национальные судебные, административные или законодательные органы или любой другой компетентный орган, предусмотренный правовая система государства, которая должна вынести свое решение по жалобе без неоправданной задержки;
      2. Присутствовать на публичных слушаниях, разбирательствах и судебных процессах с целью формирования мнения об их соответствии национальному законодательству и применимым международным обязательствам и обязательствам;
      3. Предлагать и предоставлять профессионально квалифицированную юридическую помощь или другие соответствующие консультации и помощь в защите прав человека и основных свобод.
    4. С этой же целью и в соответствии с применимыми международными документами и процедурами каждый имеет право, индивидуально и совместно с другими, на беспрепятственный доступ и связь с международными органами, обладающими общей или специальной компетенцией для получения и рассмотрения сообщений по вопросам права человека и основные свободы.
    5. Государство должно провести оперативное и беспристрастное расследование или обеспечить его проведение всякий раз, когда есть разумные основания полагать, что на любой территории, находящейся под его юрисдикцией, имело место нарушение прав человека и основных свобод.

    Статья 10

    Никто не может участвовать, действием или бездействием, где это необходимо, в нарушении прав человека и основных свобод, и никто не может быть подвергнут наказанию или неблагоприятным действиям любого рода за отказ сделать это.

    Статья 11

    Каждый человек имеет право индивидуально и совместно с другими на законное занятие своей профессией. Каждый, кто в силу своей профессии может повлиять на человеческое достоинство, права человека и основные свободы других, должен уважать эти права и свободы и соблюдать соответствующие национальные и международные стандарты профессионального поведения или этики.

    Статья 12

    1. Каждый имеет право индивидуально и совместно с другими участвовать в мирной деятельности против нарушений прав человека и основных свобод.
    2. Государство принимает все необходимые меры для обеспечения компетентными органами защиты каждого, индивидуально и совместно с другими, от любого насилия, угроз, мести, де-факто или де-юре неблагоприятной дискриминации, давления или любого другого произвольного действия как следствием его или ее законного осуществления прав, упомянутых в настоящей Декларации.
    3. В связи с этим каждый имеет право, индивидуально и совместно с другими, на эффективную защиту в соответствии с национальным законодательством при реагировании или противодействии, мирными средствами, действиям и действиям, в том числе по бездействию, приписываемым государствам, которые приводят к нарушениям права человека и основные свободы, а также акты насилия, совершаемые группами или отдельными лицами, которые затрагивают осуществление прав человека и основных свобод.

    Статья 13

    Каждый имеет право индивидуально и совместно с другими запрашивать, получать и использовать ресурсы для конкретной цели поощрения и защиты прав человека и основных свобод мирными средствами в соответствии со статьей 3 настоящего Декларация.

    Статья 14

    1. Государство обязано принимать законодательные, судебные, административные или другие соответствующие меры для содействия пониманию всеми лицами, находящимися под его юрисдикцией, своих гражданских, политических, экономических, социальных и культурных прав.
    2. Такие меры включают, среди прочего:
      1. Публикация и широкая доступность национальных законов и правил, а также применимых основных международных документов по правам человека;
      2. Полный и равный доступ к международным документам в области прав человека, в том числе к периодическим докладам государства органам, учрежденным международными договорами по правам человека, стороной которых оно является, а также к кратким отчетам об обсуждениях и официальным доклады этих органов.
    3. Государство обеспечивает и поддерживает, при необходимости, создание и развитие дополнительных независимых национальных учреждений для поощрения и защиты прав человека и основных свобод на всей территории, находящейся под его юрисдикцией, будь то омбудсмены, комиссии по правам человека или любая другая форма национального учреждения.

    Статья 15

    Государство обязано продвигать и облегчать преподавание прав человека и основных свобод на всех уровнях образования и обеспечивать, чтобы все лица, ответственные за подготовку юристов, сотрудников правоохранительных органов, личного состава вооруженных сил и государственные служащие включают соответствующие элементы преподавания прав человека в свои учебные программы.

    Статья 16

    Частные лица, неправительственные организации и соответствующие учреждения призваны сыграть важную роль в содействии повышению осведомленности общественности о вопросах, касающихся всех прав человека и основных свобод, посредством таких мероприятий, как образование, обучение и исследования в этих областях. областей для дальнейшего укрепления, среди прочего, взаимопонимания, терпимости, мира и дружеских отношений между нациями и между всеми расовыми и религиозными группами, принимая во внимание различное происхождение обществ и сообществ, в которых они осуществляют свою деятельность.

    Статья 17

    При осуществлении прав и свобод, упомянутых в настоящей Декларации, каждый, действующий индивидуально и совместно с другими, подлежит только таким ограничениям, которые соответствуют применимым международным обязательствам и определяются закона исключительно в целях обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе.

    Статья 18

    1. Каждый человек имеет обязанности по отношению к обществу и внутри него, только в котором возможно свободное и полное развитие его личности.
    2. Отдельные лица, группы, учреждения и неправительственные организации играют важную роль и несут ответственность за защиту демократии, продвижение прав человека и основных свобод, а также содействие развитию и развитию демократических обществ, институтов и процессов.
    3. Отдельные лица, группы, учреждения и неправительственные организации также играют важную роль и несут ответственность за своевременный вклад в продвижение права каждого на социальный и международный порядок, при котором права и свободы, изложенные во Всеобщей Декларация прав человека и другие документы по правам человека могут быть полностью реализованы.

    Статья 19

    Ничто в настоящей Декларации не должно толковаться как подразумевающее для любого лица, группы или органа общества или любого государства право заниматься любой деятельностью или совершать любые действия, направленные на нарушение упомянутых прав и свобод в настоящей Декларации.

    Статья 20

    Ничто в настоящей Декларации не должно толковаться как разрешающее государствам поддерживать и поощрять деятельность отдельных лиц, групп лиц, учреждений или неправительственных организаций, противоречащую положениям Устава Организации Объединенных Наций.

    Почему это важно Стратегии возвращения к работе Баланс между свободой и ответственностью

    12 апреля 2022 г. , Speakers’ Spotlight

    Вернуться в офис или не вернуться в офис — вот вопрос, который сегодня стоит перед многими руководителями. В то время как некоторые руководители испытывают облегчение в связи со снижением ограничений, введенных в связи с COVID, и рады вернуть свою команду в офис, они могут столкнуться с некоторым сопротивлением со стороны своих сотрудников, которые не чувствуют того же.

    Удобство работы из дома и отказ от поездок на работу — это то, от чего многие сотрудники не хотят отказываться. У организаций нет универсального подхода к тому, чтобы ориентироваться в постпандемической реальности, говорит эксперт по развитию лидерства и командообразованию Тим Арнольд.

    При определении того, как это должно выглядеть для вашей организации, продолжает Тим, стремитесь к политикам и практикам на рабочем месте, которые позволят вашей команде сегодня быть сильнее, чем когда-либо. Как ты это делаешь? Речь идет о поиске и управлении «здоровым напряжением», которое находится между свобода и ответственность .

    Что такое «здоровое напряжение»

    Руководители и команды сегодня часто находятся в состоянии перетягивания каната, сталкиваясь с конкурирующими требованиями или противоречиями на рабочем месте, такими как планирование и действия, структура и гибкость, изменения и стабильность, а также работа и дом. Проблема, по словам Тима, в том, что слишком многие лидеры полагают, что такие ситуации разрешимы. Великие лидеры понимают, что это не проблемы, которые нужно решать, а напряжение, которым нужно управлять.

    В качестве консультанта Тим провел два десятилетия, работая с организациями и лидерами, чтобы помочь им научиться эффективно справляться с этой напряженностью, чтобы объединять команды, стимулировать изменения и получать результаты. Он начинается с того, что лидеры выходят за рамки традиционного подхода «или-или» к решению проблем и используют преобразующую силу мышления «и-и-и».

    Ведение с помощью «и» заставляет лидеров замедлиться, помочь другим понять, что вы не против них, и построить мост в разговоре, а не стену. По словам Тима, научиться справляться со здоровым напряжением, которое существует в жизни и на работе, — это секрет повышения устойчивости и достижения результатов в поляризованном мире.

    Здоровое напряжение между свободой и ответственностью

    Изучение и управление «здоровым напряжением», которое существует между свободой и ответственностью , сейчас важнее, чем когда-либо, когда мы переходим в постпандемический мир работы. После двух лет удаленной работы многие сотрудники не ухватятся за возможность вернуться в офис на полный или неполный рабочий день, если только для этого не будет веских причин.

    Используйте это время, говорит Тим, как возможность напомнить своей команде об этом критическом напряжении и о том, как оно должно определять, как должна выглядеть ваша новая рабочая реальность — офисные, удаленные и/или гибридные рабочие места — для достижения ваших целей. конкретные организационные и командные цели.

    Ниже Тим рассказывает нам об этом «напряжении» и о том, как организации должны стремиться жить в нем, чтобы преуспеть в этом новом мире работы.

    Вот положительных результатов новой нормальности, которая охватывает свободу :

    • Персонал остается мотивированным и вовлеченным
    • Работа выполнена уникальным и творческим способом
    • Долевая собственность увеличивается

    Вот отрицательных результатов , которые будут получены, если новый нормальный чрезмерное внимание к свободе к пренебрежению ответственностью:

    • Персонал становится изолированным и отключается
    • Негативное влияние на других игнорируется
    • Сроки пропущены, а мячи сброшены

    Вот положительных результатов новой нормы, которая берет на себя ответственность :

    • Сотрудники слишком много говорят о том, где они находятся и над чем работают
    • Сотрудники намеренно сотрудничают при принятии решений
    • Члены команды несут ответственность за свои обязательства

    Вот негативные результаты , которые будут получены, если новая нормальная чрезмерная концентрация на ответственности будет пренебрегать свободой:

    • Персонал разочарован негибкостью и бессмысленностью правил
    • Креативность и вовлеченность падают
    • Отсутствие у сотрудников полномочий снижает их право собственности

    Как только ваша команда поймет эту напряженность, следующим шагом будет оценка того, насколько хорошо вы в настоящее время справляетесь с ней.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.