Ассимилировался это: АССИМИЛИРОВАТЬСЯ — это… Что такое АССИМИЛИРОВАТЬСЯ?

Содержание

АССИМИЛИРОВАТЬСЯ - это... Что такое АССИМИЛИРОВАТЬСЯ?

АССИМИЛИРОВАТЬСЯ
АССИМИЛИРОВАТЬСЯ
АССИМИЛИ́РОВАТЬСЯ, ассимилируюсь, ассимилируешься, совер. и несовер. (книжн.).

1. с кем-чем или кому-чему. Уподобиться (уподобляться) кому-чему-нибудь.

Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935-1940.

.

  • АССИМИЛИРОВАТЬ
  • АССИМИЛЯТИВНЫЙ

Смотреть что такое "АССИМИЛИРОВАТЬСЯ" в других словарях:

  • АССИМИЛИРОВАТЬСЯ — АССИМИЛИРОВАТЬСЯ, руюсь, руешься; совер. и несовер. (книжн.). Изменяясь, уподобиться (уподобляться) чему н. | сущ. ассимиляция, и, жен. | прил. ассимилятивный, ая, ое и ассимиляционный, ая, ое. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова …   Толковый словарь Ожегова

  • АССИМИЛИРОВАТЬСЯ — уподобляться; 1) в грамматике одна буква под влиянием другой чрез удвоение или другим путем; 2) в этнографии сливаться с каким нибудь народом, воспринимая его язык, нравы, религии, обычаи и т. д. Полный словарь иностранных слов, вошедших в… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • ассимилироваться — assimiler. Приспосабливаться, осваиваться. Когда подали кофе, он хлопотал о посуде, о сливках, обращался к дамам с любезной улыбкой и вообще как то очень быстро ассимилировался. Потапенко Смертный бой. // РМ 1891 9 1 117. Лекс. САН 1891:… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • Ассимилироваться — несов. и сов. неперех. 1. Видоизменяясь, уподобляться кому либо или чему либо. 2. страд. к несов. гл. ассимилировать Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • ассимилироваться — ассимилироваться, ассимилируюсь, ассимилируемся, ассимилируешься, ассимилируетесь, ассимилируется, ассимилируются, ассимилируясь, ассимилировался, ассимилировалась, ассимилировалось, ассимилировались, ассимилируйся, ассимилируйтесь,… …   Формы слов

  • ассимилироваться — ассимил ироваться, руюсь, руется …   Русский орфографический словарь

  • ассимилироваться — (I), ассимили/рую(сь), руешь(ся), руют(ся) …   Орфографический словарь русского языка

  • ассимилироваться — руюсь, руешься; св. и нсв. с кем чем. Видоизменяясь, уподобиться уподобляться кому , чему л. или друг другу (обычно об этнических или языковых процессах). ◁ Ассимиляция (см.) …   Энциклопедический словарь

  • ассимилироваться — I см. ассимилировать; руется; страд. II руюсь, руешься; св. и нсв. см. тж. ассимиляция с кем чем. Видоизменяясь, уподобиться уподобляться кому , чему л. или друг другу (обычно об этнических или языковых процессах) …   Словарь многих выражений

  • Основа (журнал) — «Основа: Южно русский литературно учёный вестник»  украинский общественно политический и литературно художественный ежемесячный журнал. Издавался в Санкт Петербурге В.М. Белозерским (укр. Білозерський Василь Михайлович) на украинском и… …   Википедия


О стремлении к «мультикультурализму» и «ассимиляции»

Франция открыла свои двери для иммиграции лет сто пятьдесят назад, то есть она имеет давний опыт интегрирования приехавших чужестранцев. Но каких именно чужестранцев? Как выясняется, это вопрос совершенно принципиальный. Одно дело – иммигранты из стран европейских, стран, имеющих с Францией общие религиозно-исторические и культурные корни, иммигранты из Италии и Испании, Португалии и Германии и так далее. И совсем другое дело, когда речь идет об иммиграции из Азии и Африки. Не будем забывать о том, что Франция была империей, она воевала за сохранение этой империи, воевала много и кроваво, в частности, в Индокитае и Северной Африке. И, проиграв эти войны, стала мучиться чувством раскаяния: были приняты законы о льготах для иммигрантов из бывших колоний, главным образом Магреба (стран Северной Африки – Алжира, Марокко и Туниса).

А это чужестранцы совсем другого рода: ни в культуре, ни в религии, ни в историческом прошлом у них нет ничего общего с Францией и французами. Нужно быть слепым, чтобы не видеть, что никакой настоящей интеграции не произошло: чернокожие мужчины женятся почти исключительно на чернокожих женщинах, магребяне на магребянках, живут они в городах компактно, не то чтобы в гетто, но в совершенно определенных районах, которые отличаются не только уродливостью домов, но и опасностью. Уровень безработицы среди них в несколько раз выше, чем среди «настоящих» французов, христианами они не становятся и, следуя исламу, носят головные платки, бурки и прочие одеяния, которые им предписаны религией, вступая в прямой конфликт с законами светской страны, декларировавшей в 1905 году отделение церкви от государства и церкви от школы.

То и дело возникают настоящие баталии между «арабской» молодежью (ставлю слово в кавычках, потому что на самом деле они родились во Франции и по закону являются французами) и полицией, которая предпочитает вообще не появляться в «арабских» районах Парижа, Марселя и других городов.

13-й округ Парижа считается «китайским». Всего в Париже порядка ста двадцати пяти тысяч китайцев, то есть гораздо меньше, чем в Нью-Йорке или Сан-Франциско. Здесь нет никакого «чайна-тауна», но есть «китайские кварталы», помимо 13-го это 3-й, 10-й, 11-й и 19-й округа. Есть принципиальное отличие мест проживания китайцев от мест проживания иммигрантов из Африки, как северной, так и черной. Разница заключается в том, что, во-первых, китайцы живут не на окраинах Парижа, а в самом городе и, во-вторых, в китайских районах нет ни малейшей преступности. Как рассказал мне один высокопоставленный полицейский чин, который пожелал сохранить свое инкогнито, «с китайцами нет никаких проблем, они сами контролируют свои районы, чужой там если и появится, то сразу почувствует на себе китайскую опеку, нам там делать нечего, они сами прекрасно управляются».

В связи с этим – и не только – у меня возник совершенно не политкорректный вопрос, основанный не на научных, а на сугубо личных наблюдениях. Начну издалека. Когда я – хотел написать «отроком», но понял, что слово хотя и прекрасное, но попахивает нафталином, поэтому пишу совсем не русское слово «тинейджер» – итак, когда я тинейджером учился в самой престижной школе города Нью-Йорка («Питер Стайвесант Хай-Скул»), лучшими учениками были евреи. Это был общепризнанный факт. Школа была, как говорят в Америке, «публичной», то есть не частной, она была открыта для всех, но для поступления необходимо было сдать конкурсные вступительные экзамены по английскому языку и математике. Мог поступить любой, кто прошел по конкурсу. Тогда школа была почти сплошь «белой», хотя было несколько афроамериканцев.

Уехал я из Штатов в 1948 году, и прошло тридцать восемь лет, прежде чем вернулся. Понятно, первым делом решил навестить свою старую школу. Поразило только одно: количество «азиатских» лиц. Как выяснилось, это были в основном китайцы американского происхождения, корейцы, вьетнамцы и японцы. «Это наша гордость, – сказал мне директор школы, – это наши лучшие ученики». Это было в 1986 году. Прошло еще более четверти века. Вы думаете, что-нибудь изменилось? Ошибаетесь: все осталось по-прежнему, именно выходцы из Азии – главным образом, из Китая – учатся лучше всех, побеждают на всех олимпиадах.

Абсолютно то же самое происходит во Франции: выходцы из Китая и других стран Азии являются лучшими учениками.

Кто-нибудь может объяснить мне, почему это так? Выдающийся ученый, лауреат Нобелевской премии, открывший вместе с Фрэнсисом Криком строение ДНК, Джеймс Ватсон ответил бы мне так: «Гены, дорогой мой, гены». Но я категорически отвергаю мысль, будто одни народы и расы в чем-то выше, а другие в чем-то ниже других. Может быть, есть другое объяснение?

Ладно, пошли дальше. Известно, что, где бы ни жили китайцы, они не поддаются ассимиляции. Например, они живут в городе Сан-Франциско уже значительно более ста лет, но «чайна-таун» нисколько не уменьшается, там по-прежнему китайцы рождаются, живут и помирают. А в Нью-Йорке тот же «чайна-таун» моего детства все разрастается, постепенно заглатывая район «Маленькая Италия»: итальянцы ассимилировались, китайцы же – нет, причем часто до такой степени, что они даже не говорят по-английски.

В Париже, нет «чайна-тауна», но есть районы плотного проживания китайцев. Хотя эта иммиграция не поддается ассимиляции и, очевидно, к ассимиляции не стремится, это не создает никаких проблем. Они в основном законопослушны, прекрасно учатся, работают. Другими словами, живя в чужом «монастыре», они не нарушают его «устав». Получается так, что народы с общими историко-культурно-религиозными корнями довольно легко ассимилируются, к примеру, европейцы (в том числе русские) в разных европейских странах и США. Народы, имеющие иные историко-культурно-религиозные корни, чаще всего НЕ АССИМИЛИРУЮТСЯ, примером чему могут служить: а) выходцы из исламских стран (в том числе Турции), б) выходцы из черной Африки, в) выходцы из Азии.

Вот я и задаюсь вопросом: не может ли быть так, что стремление к «мультикультурализму» и «ассимиляции» на самом деле есть, в лучшем случае, wishful thinking, то есть принятие желаемого за действительное, а в худшем – политическая игра?

Во всяком случае, довольно подробно ознакомившись с положением дел во Франции, в которой проживают около пяти миллионов мусульман, мне показалось, что уровень расизма во Франции ничуть не меньше, чем, скажем, в Америке или в России.

И что в самом деле страна делится на французов «настоящих» и французов «как бы», и, что самое печальное, не очень понятно, как Франция будет решать этот вопрос.

Бессмертный лозунг «Свобода, Равенство, Братство», рожденный французской революцией 1789 года, для многих, в том числе и для меня, потерял свой начальный призывный блеск.

Патрик Пуавр д’Арвор – один из самых известных телевизионных журналистов Франции. В течение многих лет он вел самую главную новостную программу канала ТФ-1. Когда к власти пришел Николя Саркози, ППДА, как зовут журналиста во Франции, турнули. За что, спросите вы? А за то, что, когда он интервьюировал Саркози – тот еще не был президентом, – он обошелся с ним не слишком учтиво, назвав его неопытным мальчишкой среди взрослой компании. Саркози оказался злопамятным – и добился его увольнения. А как же свобода печати, спросите вы?

Как бы то ни было, я интервьюировал ППДА в офисе небольшой телевизионной компании, где он снимает какие-то документальные фильмы. Спрашивал я его о разных разностях, в том числе о проблеме иммиграции. Сказал он мне примерно следующее:

– Франция всегда была и остается открытой для иммиграции. Но только при том условии, что люди, приезжающие к нам, принимают нашу культуру, наши порядки, наш образ жизни. Париж – не Багдад и не Кабул, и мы не допустим, чтобы такое превращение имело место. Либо играйте по правилам той страны, куда вы приехали, либо не приезжайте.

Есть во Франции район, который носит название La C?te Basque, Баскский берег, со столицей Байон, с моим нежно любимым Биаррицем и совершенно изумительным Сан-Жан де Люзем (недаром именно там женился Людовик XIV). Там живут баски, народ столь же древний, сколь и таинственный. Неизвестно, откуда они взялись, неизвестно, откуда взялся их язык, хотя он чуть ли не единственный в Европе, который не имеет индо-европейского начала. Каким образом сей древнейший народ не только не исчез с лица Земли, но к тому же сохранил свой язык – совершеннейшая загадка. Так вот, всего имеется семь «баскских стран», четыре на территории Испании, три – во Франции. Количество басков в Испании переваливает за два миллиона, тогда как басков во Франции не более трехсот тысяч. Но это не главная, не принципиальная разница: баски Испании жаждут независимости, баски Испании создали террористическую организацию ЭТА, которая под лозунгом свободы и независимости пролила немало крови. Баски же Франции не возражают против независимости, но совершенно к ней не стремятся.

Вот мы, будучи в Байоне, заходим в бар месье и мадам Эррамур. Они – баски. Люди приветливые, улыбчивые, радушные. Налили нам выпить – что-то сугубо баскское и вполне вкусное (баски выпивать любят, говорят нам хозяева). Разговариваем о том о сем. Спрашиваю:

– Не хотели бы вы отделиться от Франции?

?Они смотрят на меня, будто я с луны свалился.

?– Ну, я имею в виду, не хочется ли вам независимости, как вашим братьям, живущим по ту сторону Пиренеев??

Они прямо замахали руками:?

– Что вы, месье, что вы, нам хорошо во Франции!

Если вам подумалось, что они перепугались, не стали говорить с иностранными журналистами, успокойтесь: баски вообще ничего и никого не боятся. Факт остается фактом: баски Франции совершенно не стремятся к созданию независимого баскского государства. И этим принципиально отличаются от своих испанских братьев. Я нахожу этому лишь одно объяснение: во Франции басков никогда не притесняли, не пытались заставить их жить «на французский манер» или принимать католицизм, в отличие от Испании.

Чувствуют ли себя баски Франции французами? Не думаю. Чувствуют ли они себя дома во Франции? Безусловно. Парадокс?

Купить книги или фильмы Владимира Познера

Путин: жесткий ответ "вызывающему поведению" мигрантов

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

В последнее время Владимир Путин регулярно обсуждает национальный вопрос в России на встречах с футбольными фанатами

Премьер-министр и кандидат в президенты России Владимир Путин считает, что национальный вопрос "носит фундаментальный характер для страны".

В очередной предвыборной статье, опубликованной на этот раз в "Независимой газете", Путин пишет, что Россия не должна быть моноэтническим государством, но замечает при этом, что "сегодня граждан серьезно волнуют, а скажем прямо - раздражают, многие издержки, связанные с массовой миграцией - как внешней, так и внутрироссийской".

Первая предвыборная статья Владимира Путина, посвященная тому, что он видит как экономические успехи, достигнутые за годы его правления, была опубликована неделю назад в "Известиях".

Пресс-секретарь российского премьера Дмитрий Песков ранее заявил, что предвыборные статьи лягут в основу программы Путина как кандидата в президенты России.

И вновь о распаде СССР

Путин начинает статью "Россия: национальный вопрос" с критики "мультикультурного проекта" на Западе.

"Во многих странах складываются замкнутые национально-религиозные общины, которые не только ассимилироваться, но даже и адаптироваться отказываются. Известны кварталы и целые города, где уже поколения приезжих живут на социальные пособия и не говорят на языке страны пребывания", - пишет российский премьер.

"Вполне респектабельные европейские политики начинают говорить о провале "мультикультурного проекта" […] По сути, предлагается вести речь о принуждении к ассимиляции", - предупреждает он и переходит к обсуждению России, предваряя свои рассуждения заявлением о том, что "при всей внешней схожести ситуация у нас - принципиально иная".

"Наши национальные и миграционные проблемы напрямую связаны с разрушением СССР, а по сути, исторически - большой России, сложившейся в своей основе еще в XVIII веке", - так формулирует Владимир Путин отправной тезис своей статьи.

Далее он переходит к одной из своей излюбленных тем – катастрофическим последствиям распада Советского Союза: "С распадом страны мы оказались на грани, а в отдельных известных регионах - и за гранью гражданской войны, причем именно на этнической почве. Огромным напряжением сил, большими жертвами эти очаги нам удалось погасить. Но это, конечно, не означает, что проблема снята".

Не "хватит кормить Кавказ"

Развивая этот исторический экскурс, Путин пишет о том, что "историческая Россия - не этническое государство и не американский "плавильный котел".

Автор видит в России "уникальную цивилизацию", "стержнем" и "скрепляющей тканью" которой является "русский народ".

Однако российский премьер сразу оговаривается, что он выступает против национализма: "Глубоко убежден, попытки проповедовать идеи построения русского "национального", моноэтнического государства противоречат всей нашей тысячелетней истории. Более того, это кратчайший путь к уничтожению русского народа и русской государственности. Да и любой дееспособной, суверенной государственности на нашей земле".

Выступает он и против набирающего в России популярность лозунга "Хватит кормить Кавказ".

"Когда начинают кричать: "Хватит кормить Кавказ", - ждите, завтра неизбежно последует призыв: "Хватит кормить Сибирь, Дальний Восток, Урал, Поволжье, Подмосковье…". Именно по таким рецептам действовали те, кто привел к распаду Советский Союз", - утверждает он.

"Цивилизованная интеграция", а не "агрессивное поведение"

И все же Владимир Путин признает, что национальный вопрос является в России болезненной темой, и в первую очередь из-за "издержек, связанных с массовой миграцией".

Замечая, что те, кто едет "учиться, жить, работать в другие субъекты Федерации, в крупные города" - это "полноправные граждане России", Путин предупреждает, что "тот, кто приезжает в регионы с другими культурными, историческими традициями, должен с уважением относиться к местным обычаям".

"Всякое другое - неадекватное, агрессивное, вызывающее, неуважительное - поведение должно встречать соответствующий законный, но жесткий ответ, и в первую очередь со стороны органов власти, которые сегодня часто просто бездействуют", - заявляет он.

"Речь идет об ужесточении права, введении уголовной ответственности за нарушение миграционных правил и норм регистрации", - поясняет Путин свою мысль.

"Считаю, что следует пойти на ужесточение правил регистрации и санкций за их нарушение. Естественно, не ущемляя конституционных прав граждан на выбор места жительства", - формулирует он один из пунктов своей предвыборной программы.

Выступая против возникновения "замкнутых, обособленных национальных анклавов, в которых часто действуют не законы, а разного рода "понятия", Владимир Путин ратует за "цивилизованную интеграцию и социализацию мигрантов".

"Мы веками жили вместе. Вместе победили в самой страшной войне. И будем вместе жить и дальше. А тем, кто хочет или пытается разделить нас, могу сказать одно - не дождетесь", - завершает он свою статью в "Независимой газете".

Слово за слово - "Республика"

Петрозаводские студенты сразились в дебатах на тему ассимиляции — выясняли, как жить в многонациональной стране. Две команды по четыре человека защищали случайно выпавшую им точку зрения. Такая система называется оксфордскими дебатами. Мы постарались сохранить для вас пыл дискуссии.

Кирилл:

— Добрый день, я представляю команду утверждения. Хочу сказать, что это всего лишь игра и наше личное мнение может не совпадать с позицией, которую мы представляем.

Мы считаем, что ассимиляция должна быть, потому что в стране, где много людей с разной культурой, ее отсутствие может представлять угрозу. Если много культур, значит, много религий. А вопрос религии сейчас стоит достаточно остро. Также можно сказать, что если во всей стране будет одна культура, одни единые праздники, то в стране будет легче поддерживать порядок.

Алексей:

— Я представляю команду отрицания. Начну с пояснения того, что такое ассимиляция. Американский антрополог Филипп Бок сказал, что ассимиляция – это способ преодоления культурного шока. При этом индивид стремится максимально отказаться от своей культуры и усвоить культуру страны пребывания. Но многие люди не хотят ассимилироваться.

Приведу одну очень важную статью – международный пакт о гражданских и политических правах, а именно статью 27. «В тех странах, где существуют этнические, религиозные и языковые меньшинства, лицам, принадлежащим к таким меньшинствам, не может быть оказано в праве совместно с членами той же группы пользоваться свое культурой, исповедовать свою религию и ее обряды, а также пользоваться своим родным языком».

То есть, если вы понимаете, группа меньшинств – это будет как раз та маленькая группа лиц, которая будет в определенной сфере стараться поддерживать свою родную культуру. Как мы видим, законом это поддерживается. Любая культура имеет ценность.

Молодого человека из команды утверждения такие доводы явно выбили из колеи, и он решил поддержать мнение команды-противника, заявив, что любая культура не должна ассимилироваться, более того, нужно поддерживать меньшинства.

Ему на помощь пришел товарищ.

Кирилл:

— По аргументам предыдущего спикера – очень классно, очень интересно. Первый аргумент был, что люди не хотят ассимилироваться. Но в таком случае, если меньшинство переходит в страну, где есть большинство, они так или иначе должны принимать правила игры.

В том случае, если мы из родной для нас атмосферы переходим в другую, мы должны понимать, что мы столкнемся с проблемами, которые нам придется решать. И далеко не всегда эта новая атмосфера будет для нас во всем благоприятна. Нам придется принимать некоторые ее особенности. Как раз именно это и подразумевает принцип самой ассимиляции.

Дальше, каждая культура имеет ценности. Мы не спорим. Но при этом мы считаем, что их не нужно это выставлять напоказ. При этом культура ценности не потеряет. Например, в России есть государственный язык – русский. Но в то же время Россия является многонациональной страной, и никто не запрещает учить свой родной язык. Второй пример – это Бразилия. Бразилия как раз является страной, где очень удачно прошла ассимиляция. Несколько культур были объединены в одну, которая сейчас отлично функционирует.

Вопрос- ответ:

— Вот ты сказал, что в России много культур, которые как-то уживаются. А каким образом тогда они это делают?

— Потому что в России присутствует частичная ассимиляция. Я поясню: это когда у одной культуры есть правила, а другая культура, которая должна ассимилироваться, в своем поведении вычеркивает то, что будет казаться аморальным для первой культуры. То есть какие-то нормы поведения.

Кирилл — самый активный утверждающий. Фото: Николай Смирнов

Алексей — самый активный отрицающий. Фото: Николай Смирнов

Чтобы отбить инициативу, которая в этот момент явно перешла к команде утверждения, один из отрицающих предложил смотреть в корень.

Вадим:

— Вообще, это очень наболевшая проблема. Все об этом знают. И ее нужно рассматривать именно как проблему. Чтобы понять эту проблему, разберем ее опыт. Представим на секунду большой дом с большой семьей. У каждого человека в этой семье есть свои мысли, идеи, вера. Представим, что всей семье сказали верить и думать одинаково.

Следовательно, этим мы забираем огромную часть свободы, за которую боролись крестьяне еще в 1861 году и получили ее! То есть мы препятствуем, по сути, самой свободе. Человек, у которого забрали свободу, будет недоволен и разъярен. Это приведет к бунту, разъединению страны, нарушению мира и порядка. Надеюсь, никто этого не желает.

В жюри дебатов вошли специалисты мэрии, Миннаца Карелии, ПетрГУ и школы. Зрителями были представители национальных обществ республики. Фото: Николай Смирнов

Вот это действительно была неожиданная аналогия. Зрители дебатов с трудом усидели на своих местах. А на сцену тем временем вышел уже знакомый нам Кирилл.

Кирилл:

— И снова здравствуйте. Насколько я понял, у вас один аргумент – ассимиляция заберет свободу. Но так уж сложилось, что для человека не всегда хуже забрать свободу, чем дать ее. Скажем, что насчет России мы пришли к согласию. А Германия? Сейчас Германия страдает от наплыва беженцев, которые думают, как хотят, делают, что хотят. Они насилуют женщин, потому что им это нравится, потому что им так комфортно, потому что в стране демократия. Далеко не всегда демократия и абсолютная свобода ведут к положительным результатам для общества. И ассимиляция как раз проводится для того, чтобы таких конфликтных ситуаций не возникало.

Мы не спорим, что сначала этот процесс будет очень болезненным. Но всегда нужно думать, к каким последствиям эти действия приведут в будущем. Представьте, что в государстве каждый может сказать: «А вот я не пойду на работу в субботу, потому что я еврей. Я могу не работать в субботу». Но так уж сложилось, что иногда это приходится делать. И представьте, что у каждого есть какие-то такие свои тараканы. Ничего хорошего из этого не выйдет. Общество должно быть единым целым.

Да, конечно, никто не отрицает, что очень много архитектуры породили разные культуры, очень много произведений и очень много наследия. Но никто не говорит, что ассимиляция всего этого не породит. Потому что это несколько культур в одной. Никто не запрещает свою самобытность сохранять в том или ином ключе. Мы не перечеркиваем ее полностью, я хочу, чтобы вы это понимали. Это не значит, что мы просим вас забыть про то, какими вы были. Совершенно нет.

Участники обеих команд внимательно следили за развитием дискуссии. Фото: Николай Смирнов

Далее пришла очередь выступать единственной девушке, участвовавшей в дебатах.

Олеся:

— К примеру про работу хочу добавить. На работу принимают вне зависимости от культуры. Потому независимо от того, к какой ты принадлежишь, ты должен соблюдать распорядок.

Мы против ассимиляции, так как считаем, что она может привести к потере культуры самого народа. Если вспомнить колонизацию США, то сначала там было большое количество индейских племен, соответственно, они имели свою культуру. Спустя годы эту культуру полностью подавили. Это повлекло за собой потерю их традиций, ценностей и исторических знаний.

Станислав:

— Сначала к аргументу оппозиции. Во-первых, индейцев подавляли не из-за того, что они хотели проявить свою культуру. Они были варварами. А варваров никто терпеть долго не будет. Во-вторых, крепостное право 1961 год, да. А вы знаете, что первые 10 лет люди ходили к своим хозяевам и не понимали, что делать дальше. Человек работал на огороде 20 лет, он был несвободен, но он знал, что ему делать и как жить.

Что касается аргументов утверждения. Вот вы прочитали нам небольшую лекцию о том, что такое ассимиляция. Я не знаю, какие у вас источники, но ассимиляция – это больше, наверное, преобладание одной культуры над другой. То есть малая культура вливается в другую, но никак не уничтожает ее.

Мы не предлагаем уничтожить культуру, мы предлагаем в нее что-то добавить, как-то ее улучшить. Чтобы не было хаоса, который происходит сейчас. И чтобы избежать этого, просто жить по одним правилам всем. Вот, например, в СССР все с утра вставали и знали, что они идут на работу и что они будут делать после. Был порядок.

Предварительное обсуждение команды утверждения. Фото: Николай Смирнов

Пример с СССР показался сомнительным еще во время предварительного обсуждения командой. В ходе самих дебатов участники пришли к общему мнению по этому поводу. Участники решили, что атеизм того времени и желание уровнять всех под одну планку пагубно сказалось на государстве.

Что же касается итогового вывода из дискуссии, то каждая из команд осталась при своем мнении:

Команда утверждения заявила, что мир будет гораздо более совершенным, если он будет как единое целое. И хотя процесс ассимиляции может быть тяжелым, команда не считает, что она может стать оружием массового поражения для малых культур.

Оппозиция подчеркнула, что в национальном вопросе прийти к согласию довольно сложно. Участники этой команды настаивают, что нужно расширять знания о малых культурах и субкультурах, которые могут научить весь мир чему-то интересному.

По итогам дебатов жюри определило победителей – команду «оппозиции». Однако можно считать, что в этой игре не было проигравших, так как разница в итоговых оценках составила всего одну десятую балла. Главное, что всем участникам удалось соблюсти три основных принципа оксфордских дебатов: честность, уважение к оппоненту и принцип «обучение важнее победы».

Руководители национальных общественных организаций Петрозаводска предложили создать команду из представителей национальных городских сообществ, которая сможет участвовать в последующих играх клуба.

 


Наталия Вятчина

журналист

Константин Ремчуков: Миграция без желания адаптироваться в местный социум

С.Крючков― 15 часов и 8 минут в российской столице. Меня зовут Станислав Крючков. Со мной и с вами сегодня Константин Ремчуков, главный редактор и генеральный директор «Независимой газеты». Константин Вадимович, приветствую вас.

Константин Вадимович, с Франции хотел начать, потому что трагедия там разыгралась. Речь вновь идет о том, если опускать детали, о том, как понимать свободу. В предыдущий раз вы рассуждали о том, как Пятая республика в лице Макрона намерена противостоять радикальным настроениям, и вот на волне произошедшего в минувшую пятницу теперь уже проверяют исламские организации. Вновь речь идет о депортации.

Вообще Европа в лице Франции или в лице сопредельных государств близка к тому, чтобы начать пересмотр своих представлений о допустимой мере толерантности, как вы полагаете?

К.Ремчуков― Да, я думаю, следствием пересмотра каких-то других вещей, организационных, в частности, режим миграции — это в основе лежит, а следствием станет и пересмотр подходов к толерантности.

Я редко сам себя цитирую, но это было удачно. Лет 6 назад я написал у вас на сайте короткую реплику, что миграция без желания адаптироваться в местный социум — это оккупация.

Миграция тогда миграция, когда ты въезжаешь в страну и хочешь стать частью этой страны. Ты хочешь стать частью культуры, рабочей этики, когда ты хочешь изучать язык, начинать общения.

Вот этот тип миграции, которые лежал в основе теоретического представления о благе миграции, он сложился, прежде всего, в Америке в начале прошлого века, когда границы были абсолютно открыты до Первой мировой войны. Любой, кто спускался с корабля в Америке, тот становился гражданином этой страны.

Люди приезжали найти работу, адаптироваться к американской жизни, выучить язык, дать образование детям и жить уже американцами. Поэтому этот знаменитый плавильный котел под названием США лежал в основе модели миграционного законодательства во второй половине 20 века для многих стран, в том числе, Европы.

И вот мы видим, что уже какое десятилетие из стран третьего мира, из зон нестабильности осуществляется не с целью ассимилироваться с местным обществом и адаптироваться к местной культуре, а просто в поисках лучшей доли и очень часто не связанное с работой, а просто получать какие-то пособие, входить в какие-то этнические группировки, жить за счет принадлежности к этим этническим группировкам.

И вот этот тотальное отсутствие желания ассимилироваться с обществом, куда происходит миграция, лежит в основе проблемы этого нынешнего кризиса. Потому что выяснилось, что когда мы воспитываем детей в своем социуме, мы знаем, как тяжело воспитывать самые элементарные нормы общежития. Вот с детского сада, с семьи или с начальных классов школы. Вот мы по капельке чего-то вкладываем в детей, чтобы они были приемлемыми членами нашего общества.

А приезжают мигранты, которых никто и с детства этому не учил и они даже не ставят себе задачу адаптироваться. Если один или два или три, но, скорей всего, количество как-то их абсорбирует и заставит подчиниться существующим нормам правилам и традициям, а когда их много, когда миграция вышла из-под контроля, выясняется, что общество и постарело и дряхлело в чем-то, изменилось в чем-то, и у них нет сил, чтобы приструнивать их и воспитывать, и задачи такой нет.

А когда выяснилось, что нет и больших производственных коллективов, как это было раньше, в те годы, когда турецкая рабочая сила, допустим, приезжала в Германию, и они шли на большие заводы, работали в этих коллективах, осваивали трудовую этику. 

Так что я вижу, что Европа столкнулась с тем, что переварить поток миграции, прежде всего, по культурно-этическим, эстетическим измерениям она не может. А раз она не может, то никто не собирается ценить то, к чему, собственно, Запад пришел — толерантность. Мы видим, что толерантность не является, во-первых, у экстремистов никакой ценностью. Причем они любые… Большевики тоже не были толерантны. И исламские экстремисты не толерантные. И буддистские экстремисты не толерантные. Толерантность у них не в чести.

И вот это не толерантное отношение к основной массе общества, мне кажется, не позволит политиком продолжать старую риторику особенно на фоне того, что есть Ле Пен в той же Франции. Как на фоне Ле Пен Макрон может продолжать говорить: Нет-нет, давайте будем по головке гладить.

С.Крючков― Ле пен сегодня призвала буквально к войне с исламизмом в стране. А почему это обретение лучшей доли по факту не становится фактором ценностной ассимиляции? Они не обретают эту лучшую долю в масштабах, сопоставимых с коренным населением?

К.Ремчуков― Обретают лучшую долю по сравнению с тем стандартом жизни, откуда они приехали, и вполне, возможно, что уровень удовлетворения функционированием институтов западного общества, тех же французских у них достаточно высокие. Они приехали. Полиция защищает. Они сами делают, чего хотят. Никто их ни к чему особо не принуждает. Они продолжают говорить на своем языке, тусоваться в своих компаниях. Это хорошая среда, в том числе, для работы с ними в экстремистских целях.

И мы знаем, что граждан Франции очень много было в Сирии. Это даже американская разведка регулярно выдавал данные, что граждан Великобритании и Франции очень много в Сирии. И они говорили: «Заберите их» — «Не, мы их забирать не будем». Но они же граждане, с ними надо чего-то делать. Американцы не хотели там никаких лагерей создавать и так далее. Ловили их и обращались. Но Макрон сделал вид, что это их не касается. Террористы и террористы, вот давайте ими занимайтесь там сторонники запрещенной в России ИГИЛ.

Поэтому я вижу, что модель столетняя отношения к потокам миграции, которые не контролируются государством, она не сработала сейчас. И ставятся под сомнения базовые ценности самого западного общества, и уровень благополучия и все качественные параметры, которые начинаются с безопасности, ну и базовые ценности, потому что свобода слова важна и толерантность к свободе слова и к чужой точке зрения — это основа современной цивилизации западной. А ее ставят под сомнение. И я вижу, как подхватывают наши пропагандисты эту тему. Они говорят примерно так: «Для начала не надо было показывать эту карикатуру, не надо было рисовать». То есть, получается, мы не осуждаем то, что голову кому-то сняли, говорим: «Для начала фильтруй базар, чего ты делаешь. Ну а уж голову сняли — а чего ты хочешь?»

То есть в этом смысле, я думаю, это очень плохие тенденции. Я всегда все применяю к России. В России подхватывают дурные мысли.

С.Крючков― Кстати, эту историю в глобальном ключе рассматривать не стоит. Ну, крышу снесло у отдельного юноши, который там пообщался нехорошо. Все-таки здесь глобальная какая-то логика, бытийная какая-то логика работает.

К.Ремчуков― Очень много таких случаев. Это же сотни случаев терактов, бытовой нетерпимости. Проявления такого экстремизма. Разовые случаи, они вот такие вопиющие, что учитель школы и какая форма расправы над ним, и то что происхождение этого террориста.

А вообще в быту очень много. То есть общество перестало быть комфортным.

С.Крючков― «Отношение России и ЕС достигло низшего уровня», говорит — постпред при ЕС российский Чижов. Лавров допускает возможность прекращение диалога с Брюсселем — так, в проброс. И теперь под санкциями глава основной российской спецслужбы, клана, как вы в прошлый раз говорили, и администраторы российской внутренней политики. Эта конфигурация о чем говорит, на ваш взгляд, Константин Вадимович?

К.Ремчуков― Для меня это говорит о том, что в России все пойдет теперь в ускоренном темпе по худшему сценарию с точки зрения демократии и развития отношений с Западом. Потому что когда задевают таких людей, как первый зам главы администрации и директор ФСБ, то у Путина нет другого шанса, как в ответ сделать четко недвусмысленное заявление о том, что Лавров допускает фактически паузу в отношениях с Западной Европой после этого, это прямо месседж. Потому что ни Чижов, ни Лавров не проводят своей внешней политики, они проводят внешнюю политику президента, как сказано в Конституции.

Поэтому я лично ожидают ужесточения отношения к Западу, замораживания отношений по максимуму. Скорей всего, даже не будет воспринято даже заявление министра иностранных дел ФРГ Мааса. Он хотел выразиться приблизительно так, как американцы: Давайте сотрудничать с русскими там, где нам это выгодно.

Я думаю, что сейчас такое потребительское отношения типа там, где нам выгодно, у вас санкции, и вы не хотите сотрудничать, а там, где вам выгодно, вы хотите сотрудничать, — я думаю, что даже это не пойдет. Я думаю, ужесточение будет и с ФРГ, и с Францией, вообще с Западом в целом по этому поводу. То есть и риторика периода «холодной войны» в прямом таком масштабном варианте. И я думаю, что это всё накладывается на наши оценки того, что происходит в Белоруссии. И информация о том, какие происходят изменения в законодательстве после голосования по Конституции. Вы слышали информацию судьях Конституционного суда… 

С.Крючков― Мы поговорим об этом чуть позже.

К.Ремчуков― Вот в этом контексте, я так понимаю, закупка автозаков, что никто не расслабляется. И в этом аспекте готовятся к выборам в Государственную думу 21-го года под углом возможных протестов и непризнания итогов выборов в Государственную думу 21-м году с массовыми протестами, в частности, в крупных городах и подавлением этих протестов.

И поскольку все эти дни происходит совершенно очевидное с позиций Москвы удерживание Лукашенко у власти, прямо Москва не отдает геополитически Беларусь полякам и литовцам и уже даже договорились до того, что американцы даже не в курсе были этой инициативы поляков и литовцев, которые под шумок неопределенности американской, а американцы не имели типа стратегии в отношении Беларуси, тем более, Помпео приезжал, им казалось, что позиции Лукашенко такие стабильные, что их никакие выборы не пошатнут.

И вот сейчас уже просто, мне кажется, кристаллизовалась за последнюю неделю позиция, что протест белорусского народа против Лукашенко — это вариант «цветной революции», инспирированный Польшей и Литвой. То есть правосубъектность протестующих уменьшена до уровня пешек, марионеток в чужих геополитических преступных руках и по этим рукам преступным Россия будет давать. Но поскольку Россия не может материально поддерживать страну в 9 миллионов человек, ей оказалось не под силу фактически поддерживать Крым и Донбасс… Ну, просто потому что у нас 7 лет подряд падают доходы населения — это единственный и исчерпывающий критерий, что приобщение еще несколько миллионов человек на кошт оказалось неподъемным для нашей экономики. А тут давать деньги миллиардами мы не можем. Тут и батька не нужен вроде бы, поскольку решили не отдавать Литве и Польше, Западу в целом, то непонятно, как делать.

Но главное, геополитически формируется представление о том, что Россию поджимают со всех сторон. Это вызовы экзистенциальные для нас. И я ожидаю изменения курса на более жесткую внутреннюю политику.

С.Крючков― Прошедший накануне «партизанский марш», он эту правосубъектность несогласных подтвердил в очередной раз в преддверии объявленной Тихановской общенациональной забастовки? Кстати, как вы ее перспективы рассматриваете?

К.Ремчуков― Вы же признаете или не признаете правосубъектность чаще всего не потому, что вы видите на самом деле, а потому, что вы решили до того, как вы что-то увидели. Вот то, что я вам рассказал в предыдущей части — это, мне кажется, как сформировалось отношение. Да, протестующие есть, да их много, но они организуются Западом. Точка. Раз они организуются Западом, это идет в ущерб России. Поэтому количество в данном случае не имеет значения для наших.

Кроме того, сейчас появляется новое. Вчерашний выход позволяет Кремлю развертывать новую идеологическую вещь: Вот эти люди, которые выходят на улицу и говорят: «Мы хотим в России, как на Западе», — а на Западе это как? Как во Франции? А во Франции посмотрите, там голову срубают людям.

С.Крючков― Пока еще в открытую этот кейс пропагандой не был включен.

К.Ремчуков― Я сегодня слышал. Я ничего сам не сочиняю, как правило. Я стараюсь услышать и понять, для чего это было. Вот сейчас это было «Время покажет» на «Первом канале» и я слышал это: «И что эти люди будут учить белорусов как им строить мост — вдоль или поперек — у которых творится такое в стране? Ну, о чем вы говорите». То есть происходит дискредитация Запада в целом как места из которого можно черпать какие-то ценности либо представления об организации собственной жизни.

И заканчивается как бы 30-летняя иллюзия, что давайте воспроизведем какие-то институты… видимо, под этим и понимается конец либерализма в вульгарном смысле, бытовом, в котором выводят до публики. Но как раз лучше всего смотреть это по федеральным каналам, потому что они ориентируются на людей старшего возраста, которые смотрят телевизор, а они у них сейчас в самой большой опасности. Потому что мы с вами, по-моему, говорили в прошлый раз: социология показала снижение рейтинга популярности Путина именно среди пенсионеров. Такого не было. И считается, что тот удар, который по представлению о Путине был нанесен пенсионной реформой пару лет назад, никак последствия его преодолеть не могут, и понятно, что то доверие, которое было безусловным, что Путин является защитником их интересов, оно больше никогда не будет таким.

И сейчас, накануне выборов 21-го года именно это население является фокусом внимания власти, потому что власть четко знает, что они не в состоянии разговаривать с молодежью оппозиционной, у них нет языка практически общения со средним классом, по крайней мере, я не вижу. И тогда мы начинаем думать. Если у меня с вами, допустим, не получатся разговор, а я считаю, что вы важный человек нашего дуэта, то я должен искать какой-то язык специфический в связи с этим. Если же я вас игнорирую, я говорю: «Слушайте, да я со Стасом вообще не договорюсь ни о чем». Я вот так закрываю свой телевизор и обращаюсь к пенсионерам: «Вот вы видите, кто они такие».

Это меня тоже насторожило, что власть хочет консолидировать. Потому что если у нее уйдет этот ядерный электорат в виде пенсионеров, людей старшего возраста, которые смотрят телевизор, федеральные каналы, все эти ток-шоу, то тогда на кого им особо полагаться в электоральном смысле? Не на кого. Потому что еще раз говорю, с молодежью языка нет, со средним классом языка нет. Поэтому давайте-ка мы консолидируем свое, то, что было. 

А доверие, я как-то говорил, в моем представлении это такое качество отношений между людьми, когда я исхожу из того, что, принимая какие-то решения, вы обязательно принимаете во внимание мой интерес. Тогда доверие. Если вы идете на переговоры с Венедиктовым и что-то обговариваете, я абсолютно, если у меня есть доверие, знаю, что в разговоре с ним, вы и мой интерес примете. Вот сейчас этого нет. Потому что старшее поколение увидело, что в разговоре с правительством Путин принял их интерес.

С.Крючков― Мы заговорили о реформе КС. Вокруг того, что будет представлять из себя Конституционный суд, какие-то телодвижения возникли и уже более конкретные очертания вырисовывается того, что будет в скором будущем. Особые мнение непубличные назначать извне. Особые мнение, даже комментарии сторон запрещены, публикации, прежде всего. В среду, видимо, проголосуют по этим поправкам в думе. На ваш взгляд, к чему это всё и с какой целью?

К.Ремчуков― Вы знаете, посмотрите а нас на прошлой неделе в газете было несколько хороших материалов. 

Иван Родин и Даша Гармоненко описывали некоторые вещи, которые я на летучке сказал: мне кажется, они симптоматичны, обязательно пропишите их как следует. Первое — это был Удальцов, он пошел на какие-то дебаты левых, коммунистов, и там пришел даже секретарь компартии в какой-то клуб. И потом полиция или кто-то из правоохранителей объявился, и руководителям клуба сказали, чтобы их выгнали.

И для меня это новое явление в общественной жизни, потому что до этого во все предыдущие месяцы мы видели, что искореняли движение на улице. Говорили: Где угодно, только не на улице. И вот выгоняли люди с улиц, не давали им официального разрешения на улицы выходить. Ну, жесткое подавление. Ну, понятно, было, что власть боится картинки, боится улицы, боятся жесткого подавления, потому что это разрушает мантру о стабильности. И вдруг начинают гонять внутри помещений. То есть, условно говоря, мы с вам соберемся где-то — придут, скажут: «Ну-ка, валите отсюда, вы незаконно собираетесь».

Это жесткий политический прессинг, с моей точки зрения, незаконный, безусловно. Но отражает вектор политического развития ситуации в ближайшее время. Действительно, считаю, что часы пошли к сентябрю следующего года, к выборам в Государственную думу. И всё, что я рассматриваю, я рассматриваю под углом зрения подготовки к этим выборам, чтобы власть не растерялась.

Что касается Конституционного суда, то это из этой же серии. Тоже Иван Родин написал, что Конституционный суд — смысл его публикации — становится защитником интересов президента.

С.Крючков― Там юридическим отделом Совета безопасности.

К.Ремчуков― Думаю, что Конституционный суд и интересы россиян… Потому что все-таки в Конституционный суд обращаются люди, прежде всего, которые не удовлетворены другими ветвями законодательства, другими решениями, которые принимает власть, прежде всего, и оспаривают это в Конституционном суде. И когда даже нет единства, то отдельные судьи — это была традиция Конституционного суда — писали развернутые свои несогласия. И поскольку там был очень высокий юридический уровень членов Конституционного суда, то они писали развернутые тексты — Морщакова, например, — в которых была видна юридическая позиция, и эта юридическая позиция очень часто казалась более убедительной, чем юридическая позиция всего конституционного суда.

И вот сейчас у нас, получается, уменьшается число членов Конституционного суда. Это начинает воплощаться реформа. Значит, чем меньше, тем более высокая дисциплина, меньше свободы.

Второе: сообщение было, что председатель Конституционного суда может быть кто-то не из членов Конституционного суда. И, в-третьих, им запрещено публично докладывать свою точку зрения в СМИ или в интернете.

С точки зрения права, с точки зрения демократии, с точки зрения свободы, с моей точки зрения, это очень плохое, слабое решение, не имеет отношение к свободному обсуждению тематики. Конституционный суд может принять решение большинством, но меньшинство опубликовало свою точку зрения, которую могут разделять, пусть опять же не большинство — меньшинство, но значительное в обществе.

И вот это сужение правового поля и поля повышения правовой грамотности населения — мы же все время сталкиваемся с этим — мне кажется, это тоже опасная тенденция.

Итак, две тенденции на прошлой неделе, которую мои журналисты выделили. Первое: разгон дебатов левых, в которых применял участие Удальцов, в закрытом помещении уже нельзя провести баттл и встречу. И второе: ужесточение к высшему органу, на который люди уповают, а он, оказывается, будет печатать фактически трактовки, которые будут важны.

Я очень боюсь, опять же наблюдая за характером дискуссии, что Конституционный суд может превратиться в основной рупор ускоренной антилиберальной интерпретации положений нашей Конституции. Потому что первая часть Конституции, которую не тронули, которую можно через референдум проводить, как известно власть не решилась. Поэтому она придумала голосование, чтобы обойти формальную процедуру.

Но самое главное, те блоки, в которых зафиксированы права и свободы человека, я давно не слышал, чтобы с такой яростью критиковали люди на федеральных телеканалах, которые получают деньги из государственного либо бюджета, либо из государственных структур…

Кстати, к Владимиру Вольфовичу хочется обратиться. Он старый либерал-демократ. Владимир Вольфович, внесите законодательную инициативу в Государственную думу, запрещающую людям, которые находятся на содержании у государства, на государственных каналах критиковать российскую Конституцию в той части, в которой есть основные права и свободы. Запретить им это, потому что это и есть расшатывание государства, потому что это и есть ослабление государства. Потому что Конституция — это основной закон. А все говорят: «Эх, жаль, не дали нам ее изменить! Вот дали был — мы бы всё поменяли». Поэтому, Владимир Вольфович, вы давно уже там, в Государственной думе обладаете правом инициативы. Пожалуйста, наведите здесь порядок, потому что это очень важно для сохранения государства. Потому что если разрушать Конституцию такими темпами, которыми принялись сейчас, то потом не удивляйтесь, что в стране будет хаос, правовое бескультурье и опять двадцать пять. Опять надо будет начинать всё с начала и объяснять, почему какие-то права даны человеку от рождения, а не по привилегиям.

С.Крючков― Вы все-таки говорите о разрушении прежней Конституции. Ведь обновили уже, новая реальность существует.

К.Ремчуков― Та реальность, она социально-экономическая. Это экивок в сторону советской социалистической трактовки основных прав и свобод человека, когда молодые чекисты нынешние, которые у власти и слышали всю эту риторику, и вот эта риторика конца 70-х, начала 80-х сводилась к тому, что советская Конституция более демократичная, чем западная, потому что в Советском Союзе нет безработицы: с 29-го биржа труда закрылась, а на Западе есть. И сказали: право на труд является главной свободой. Не будет денег, не будет зарплаты — на фиг тебе эта свобода высказываний.

Потом у нас был безработный с 5-й авеню в течение многих месяцев на 1-м канале. К нему подходил корреспондент и брал у него интервью. Он жил в такой коробке картонной, и все говорили: «Смотрите, на 5-й авеню — безработный. Какая же это свобода?»

Потом от этой концепции ничего не осталось. Разлетелся Советский Союз со всеми своими свободами — ни один человек не вышел его защищать. А прошли годы и опять начали апеллировать. И Путин предложил эти поправки социально-экономического содержания, которые вполне достаточно правительству какие-то меры, он своим указом может это провести, но решили закрепить с тем, чтобы провести пропагандистскую работу, чтобы сказать: «Смотрите, наша Конституция обязывать будет индексировать ваши доходы, она социально ориентирована».

А вот тот блок в первой части Конституции, который относится к правам и свободам, который объясняет смысл деятельности и существование всех органов власти, которые должны обеспечивать права и свободы человека, где четко сказано, что государственная идеология в стране запрещена — а сейчас же все хотят идеологии; послушайте основной дискурс провластных пропагандистов: как страна может развиваться, если в ней нет идеологии? Все хотят под крыло государственной идеологии. Им кажется, что им повезет. Они не допускают, что как только государственная идеология — ты можешь оказаться по другую сторону, потому что государство меняется иногда, и ты вдруг с этой повесткой…

Но это говорит о том, что это разрушение основных ценностных вертикалей современного российского общества оно так близко у всех этих леваков и реакционеров, что они, не задумываясь, идут на разрушение и ослабление государства, атакуя основной закон. И поэтому прямо когда слышишь, что жаль, что не дали сейчас нам… Это очень статусные люди говорят.

Поэтому, я думаю, что сейчас Конституционный суд фактически через свои решения начнет дезавуировать, потому что Конституционный суд может давать трактовку, как понимать ту или иную норму конституционных наших прав. И я боюсь, что он сейчас займется тем. Чем не занялся народ на общероссийском голосовании, то есть то, что не вынесли на голосование, а он начнет сейчас трактовать всё это дело.

Я несколько раз говорил в эфирах, потому что я до сих пор не услышал ни от одного юриста ни одного внятного ответа, что такое права и свобода человека действуют непосредственно? Меня интересует — непосредственно. Что такое опосредовано действуют, я понимаю. Через разрешение мэрии, через решения власти, а права и свободы человека — сказано в Конституции, — действуют непосредственно: право слова, право мирного протеста. Непосредственно — это я взял и вышел. А мне говорят: «Не-не, ты обратись куда-то». Ты обратился, а тебе говорят: «А мы тебе не разрешаем». Это опосредовано. Это нарушение, с моей точки зрения, и буквы и духа Конституции. Так вот трактовкой займется Конституционный суд сейчас в уменьшенном составе и без права несогласных публиковать свою точку зрения.

С.Крючков― Нынешнего состава для этого будет недостаточно, то есть должна, на ваш взгляд, произведена полная ротация, потому что квалифицированные юристы сидят. Пойдут ли на это?

К.Ремчуков― Я знаю, что их будет меньше. А мы знаем по истории партии, когда Политбюро меньше или президиум Политбюро меньше, тогда узкая группа принимает решение. Если вы хотите демократии, то первое, что делается, это расширяется состав ЦК. Так сделал Сталин, кстати, на последнем своем, XIX съезде партии, когда он выступил за закрытом заседании и раскритиковал Молотова, Микояна, причем в терминах, абсолютно шокировавших членов ЦК. Столько лет это его соратники, и вдруг оказывается, что они чуть ли не враги, предатели и продались буржуазии.

Так что он понимал, что это ареопаг — Каганович, Молотов, Булганин — требует какого-то контроля, и он предложил расширить ЦК. Собственно, Леонид Брежнев в ЦК оказался именно при Сталине как раз. Потом, когда в 53-м Сталин умер, его сразу вычистили как бессмысленного человека. И он написал письмо Берии с ошибками, какие у него болезни с просьбой его хоть куда-то послать. Так он оказался потом — Молдавия, Казахстан.

Но сама идея расширения ЦК — даже Сталин понимал — узкое Политбюро, когда ты силен, ты нужен, потому что вы в состоянии келейно решать многие вопросы, а если ты хочешь какую-то дискуссию или разбить какую-то коалицию, тебе надо шире. Вот сейчас сужение состава коалиционного суда, с моей точки зрения — это путь к келейности нарастает.

С.Крючков― В сталинском смысле речь шла разве о демократизации, не о повышении уровня управляемости, исходящего от него непосредственно?

К.Ремчуков― Нет. Он как раз хотел ослабить власть тех, кто уже давно у власти, которые пользовались таким непререкаемым авторитетом с начала 30-х годов. Молотов руководитель правительства был, по-моему, с 30-го года до 43-го, ну. Поэтому это люди, которые, наоборот, сосредоточили по всем своим вертикалям… А в последние годы Сталин уже помногу месяцев проводил в отпуске. Он уезжал на Черноморское побережье Кавказа и уже там и один и два, и три, и четыре месяца мог проводить, уже здоровье ему не позволяло здесь быть.

А когда, как сейчас принято говорить, человек в бункере, тут начинаются свои процессы. И он как раз решил наводнить высшие органы партии, ЦК, в частности, новыми молодыми людьми, у которых взгляд… ну, и поддержка, поскольку это по инициативе Сталина они вошли, чтобы они могли критиковать, менять что-то. Нет, он ощущал, что эта старая гвардия по наезженной колее ездит. 

С.Крючков― Вы говорите о мантре стабильности, которую вроде продолжают пестовать. Потому что достаточно ли пропагандистского ресурса для этого, потому что вциомовский опрос сегодняшний: больше половины опрошенных россиян предполагают, что стране только еще предстоит пережить тяжелый экономический кризис. 60% таких. Причем 15% считают, что худший период мы сейчас переживаем. И здесь же данные правительства о том, что будет переработана форма расчета бедности. И в Счетной палате на это пеняют и говорят, что если это так, то мы не будем иметь весомого индикатора экономического положения, экономической ситуации в стране. Когда нет фидбэка у властей, даже в цифрах нет, нас ждет, на ваш взгляд, сугубо по ощущениям экономическим от сегодняшнего дня яма или так с серединки на половинку будем в ближайшее время перекатываться потихонечку?

К.Ремчуков― Поскольку наша экономика предельно пока не суверенна, извините, пожалуйста, те, кто любит суверенитет нашей экономики. Она кормится в основном за счет экспортных доходов. Вот мы смотрим: сегодняшняя статья в Wall Street Journal говорит о том, что Китай показал в 3-м квартале рост 4,9%. Во втором квартале было 3,2%. И падение в 1-м квартале было 6,8%. Итак смотрите минус 6,8%, потом Китай — 3,2, сейчас — 4,9. И МВФ прогнозирует, что экономика Китая расширится на 1,9% за истекший год. Китай очень важный потребитель многих продуктов нашего сырья. С этого фронта чуть получше.

Смотрим Америку. Американская экономика сократится на 4,3%. А европейская экономика, Еврозона по расчету МВФ сократится в 20-м году на 8,3%. Экономика Еврозоны самый важный наш торговый партнер. Значит, если здесь сокращение на 8,3%, здесь ловить нечего. Этого как раз сулит снижение цен от нашего экспорта в Евросоюз. Америка не была большой, но в целом Америка раз она сокращается на 4,3%, она является гигантским потребителем продукции со всем мира, включая Азию и Европу.

Так что факторы которые можно оценить, по крайней мере, с каким-то уровнем достоверности, говорят о том, что внешних импульсов для этого роста в России не будет в этом году. Так что кризисные явления продолжатся. Глубина кризиса зависит от государства, потому что если у тебя экспорт не работает, тебе нужно развивать внутренний рынок. Говорить об этом бесконечно нельзя, но приходится напоминать людям, что экономика страны, в которой 145 миллионов человек — это в общем, неплохой рынок и многие страны мечтали бы о выходе на такой рынок.

Почему нельзя выйти на такой рынок? Существует барьер. Вот у власти, в том числе и политически, не так широк выбор, кроме, естественно, Росгвардии и подавления. Это всячески стимулировать внутренний рынок, всячески. Нужно дать возможность людям развиваться, брать дешевые кредиты, убрать все административные барьеры, весь прессинг силовой. И фактически на 145-миллионом рынке — еще раз говорю, это не самый большой, но это не 9 миллионов, не 5 и не 3 — здесь можно развиваться. Для этого нужно совершенно по-другому относиться к частным инвестициям, как к источнику и драйверу роста и всячески содействовать этим частным инвестициям.

Государственные инвестиции, к сожалению, утрачивают свою эффективность, в том числе, эффективность с точки зрения эффекта мультипликации, то есть они не оказывают… государственные корпорации могут вкладывать деньги, но того импульса всей экономике они не дают, на который мы рассчитываем.

С.Крючков― В текущей перспективе тенденция только по нисходящей? То есть не стагнация — именно по нисходящей.

К.Ремчуков― Я вижу по нисходящей. И я ожидаю, что Мишустин… Хотя, вы видите, Конституция сделала правительство подчиненным президенту напрямую. Здесь тоже есть проблема. И я хочу еще раз повторить, что то, что мы наблюдали с 12-го года с возвращением Путина, когда его указы становились главным драйвером работы правительства, когда исполнения указов президента превращались в главный критерий эффективности работы правительства. И сейчас, когда по новым поправкам в Конституцию правительство встраивается под президента напрямую и президент становится фактически руководителем правительства, эта тенденция еще больше усилится.

Здесь, мне кажется, методологически для развития эта схема не очень приемлема, поскольку в указах президента — они социально ориентированы — вопросы развития не отражаются, как правило, в выпуклой форме. А правительство должно решат два блока вопросов. Раз уж у нас так сложилось, что президент обещает держать в фокусе через свои указы основные показатели их благосостояния, то пусть какая-то часть правительства занимается неукоснительным решением. Вторая часть правительства должна быть освобождена от этих функций, она должна заниматься развитием экономики, структурным развитием, ростом производительности труда, налаживанием производство, экспериментами в экономике. А если у вас нет этого звена, которое легитимно работает, тогда, получается, что вы не можете заниматься развитием. Потому что если вы, например, министра… И я по указу говорю: «Должно быть столько-то коек» Условно 100 коек. И вы говорите: «Хорошо». И вы следите за тем, что 100 коек больничных произведено. А кто-то приходит и говорит: «У нас койки устаревшие». — «И что надо делать?» — «Нужно этот завод закрыть или построить новые или переоборудовать эти цеха». Вы мне говорите: «На сколько, на полгода? Я на полгода остановлю этот завод — и у меня не будет этих коек. Я не могу на этой пойти. Потому что я не знаю, а вдруг не на полгода, а на 7 месяцев 8? Мне голову снимут. Я не выполню указ президента».

И получается, что вы, выполняя конкретные показатели, вообще не склонны ни к экспериментам, ни к внедрению новых технологий, поскольку они все затратны, они по времени не определены в наших условиях, поскольку многих факторов производство должного качества у нас нет. И поэтому люди не связываются с этой модернизацией. Ну ее к черту, эту модернизацию! Давайте на этих мощностях и в тех объемах, которые у нас есть, чего-то делать.

Поэтому, я думаю, что сейчас, если правительство скажет, что их самая главная задача — это только исполнение указов президента, то это будет в рамках бюрократической вертикали правильно, но с точки зрения интересов страны, центров по трансформации экономики России, причем как и материальной части, которая называется управление, потому что управление — такая же модернизация. Когда-то доклад был в 90-м году, что социально-экономический прогресс в мире — было сказано четко — обусловлен диффузией двух типов нововведений. Нововведения технологического порядка — первое. И нововведения управленческого порядка. Это два типа нововведений, без которых невозможен социально-экономический прогресс.

В нашей стране модернизация понимается, как правило, как технологическая база: цифровизация еще что-то. А управление страшно отстает. Поэтому пока правительство не осознает, что два блока вещей, они как два полушария у человека — нововведение технологического, информационно-технологического характера, вот эта цифровизация пресловутая и организационно управленческие вещи — если этого не будет, это каюк.

С.Крючков― А может, кто-то за пределами правительства должен осознать, чтобы эта логика развития модернизации повлияло, в конечном счете?

К.Ремчуков― НРЗБ Правительство сознало. Какой эффект для страны оттого, что я осознал? Вот я за пределами правительства. Я могу в любом формате обосновывать и доказывать. Это вообще никого не интересует за пределами правительства. В этом и проблема. Россия бюрократическая страна. Если нет на уровне президентской администрации этих идей и воли их воплотить, если нет на уровне правительства, то всё у нас превращается в особое мнение персонально вашего, в данном случае Константина Ремчукова…

С.Крючков― Которое разрешено к публикации. На которое никто не покушается. Константин Вадимович, давайте о книгах недели поговорим, о том, что можете посоветовать нашим радиослушателям, что вас лично заинтересовало.

К.Ремчуков― На этой неделе я, конечно, больше правовой документов читал, но три гнили, которые я купил в «Фаланстере», я прочитал, и и мне очень понравилось. Что я рекомендую. Первая книга — это «Дневники Джорджа Оруэлла». Напоминаю, что Джордж Оруэлл один из самых влиятельных людей XX века своим «1984» годом, антиутопией и «Фермой животных» Animal Farm оказал колоссальной интеллектуальное влияние. Дневники его страшно интересны, поскольку они охватывают и период начала войны, оккупацию Франции. Желание сбежать сначала в Ирландию, быть партизаном, как биться до конца с фашистами. Просто очень интересен этот дух молодого человека.

Вторая книга: беллетристика, Уолтер Айзексон. Он очень известный человек, он публиковал и Стиве Джобсе, об Эйнштейне. Книга называется «Инноваторы». Он на разных этапах десятилетий описывает биографии и как произошли какие-то инновационные изменения, включая даже компьютеры еще того, первого поколения, которые изменили мир. Просто с точки зрения эрудиции бесконечной и представления о том, как мир меняется в результате таких людей.

И одна книга неожиданная, но оказалось, очень интересной и эмоционально трогательная. Ее автора Павел Полян «Историмор или Трепанация памяти». Битва за правду о ГУЛАГе, о депортациях, войне и холокосте на большом количестве личного материала, личных судеб семей. Просто чтобы люди не забывали, как это близко и как это беспощадно. Рекомендую посмотреть. Я так понимаю, что они к нашим многочисленным дискуссиям о том, надо ли историю корректировать. Вот Историмор — это, я так понимаю, неологизм от голодомора. Как можно историю задушить.

С.Крючков― Константин Вадимович, благодарю вас.

Чем отличается кошерная водка от некошерной?. И чем отличается один главный раввин России от другого главного раввина России

Адольф Шаевич: Чем отличается кошерная водка от некошерной?. И чем отличается один главный раввин России от другого главного раввина России

Сюжеты

И чем отличается один главный раввин России от другого главного раввина России

Общество 20:00 4 июля 2010

На сайте «Новой» Александр Донской (бывший мэр Архангельска) продолжает свой проект «Неформальные лидеры России». Кроме постоянно обновляемого с помощью читателей рейтинга неформальных лидеров, частью проекта является также интервью с...

_На сайте «Новой» Александр Донской (бывший мэр Архангельска) продолжает свой проект «Неформальные лидеры России». Кроме постоянно обновляемого с помощью читателей рейтинга неформальных лидеров, частью проекта является также интервью с теми, кто в этот рейтинг попадает. Сегодня мы публикуем беседу Донского с главным раввином России Адольфом Шаевичем. _

— Существует ли сейчас конфликт в еврейской общине, конфликт между вами и Берл Лазаром?

— Собственно конфликта нет. Они (имеется в виду Федерация еврейских общин России, по версии которой с 2000 года главным раввином России является Берл Лазар.Прим. ред. ) — сами по себе, мы (Конгресс еврейских религиозных общин и организаций России, избравший в 1993 г. главным раввином России Адольфа Шаевича. Прим. ред. ) — сами по себе. Мы сейчас практически не взаимодействуем.

— Есть ли какое-то давление на вас со стороны православной церкви? Как вы общаетесь с патриархом Кириллом?

— Нет, на нас давления никакого нет. Мы много-много лет сотрудничаем. Особенно это сотрудничество стало плодотворным, когда мы создали Межрелигиозный совет России, куда входят представители всех основных конфессий. У меня на протяжении многих лет были прекрасные отношения с бывшим патриархом, ныне покойным. И с нынешним патриархом отношения очень хорошие.

— Есть ли у вас примеры того, что православные люди ходят в синагогу?

— Да, такие примеры есть. Приходят люди, не имеющие никаких иудейских корней, интересуются иудаизмом, хотят принять его и жить по его законам. Хотя есть и примеры, когда евреи уходят в православие или мусульманство.

— Как вы относитесь к тому, что среди чиновников стало модно принимать православие и совершать какие-то обряды?

— Можно сказать, что это произошло не сразу, а в результате большой ассимиляции. Наверное, я думаю, что нет у нас в стране другого такого народа, как евреи, который бы так сильно ассимилировался. Это происходило, потому что не было компактного места проживания. Не было ни одного города, где бы не жило какое-то количество евреев. Школ не было, никаких институтов, кроме синагоги. Религия была очень непопулярна в стране, поэтому многие уходили не просто от религии, но и от еврейства. Появилось большое количество смешанных браков, и сегодня их одостаточно много. И те люди, о которых вы говорили, — это как раз люди из смешанных семей. И они более расположены в сторону православия, чем иудаизма. Раньше очень многие крестились, потому что ничего совершенно не знали об иудаизме — эти люди хотели найти себя, шли к Всевышнему.

— Когда я захожу в православный храм, у меня есть ощущение, что существуют достаточно жесткие правила, которые надо соблюдать. В синагоге же какая-то свободная атмосфера. Я зашел в столовую, пообедал, кто-то сидит в интернете и обсуждает странички друзей в «Одноклассниках», кто-то обсуждает дела. Один сотрудник синагоги предложил мне выпить рюмку водки прямо в зале богослужений. Это нормально?

— Атмосфера синагоги всех удивляет.

А для еврея синагога — это второй дом, дом Бога.

А Бог для еврея — это отец родной. Когда приходишь домой к своему отцу, то и ведешь себя свободно. Естественно, во время богослужения и молитв у нас все более-менее строго.

— Если бы вы сегодня вошли в этот зал, а тут сидели люди и выпивали, закусывали, то что бы вы сделали?

— Они бы меня позвали, потому что у нас просто так не садятся.

— То есть это не запрещено?

— Просто это невозможно представить себе в каком-то другом храме.

— Нет, что вы. У нас принято отмечать, например, рождение ребенка. Если родился мальчик, то на восьмой день делается обрезание, а потом накрывают стол. Мальчику исполняется 13 лет, он становится мужчиной, у нас тоже накрывают стол. Когда девочке исполняется 12 лет, правда, это нововведение последнего столетия, раньше этого не было, это тоже отмечается. Я уж не говорю про свадьбу и другие подобные вещи — у нас принято накрывать стол. И даже если человек уходит из жизни, принято накрывать поминальный стол. Но там уже более сурово.

— А есть какие-то ограничения?

— Есть одно ограничение, моральное. Все-таки не нужно перебирать, нельзя напиваться. У нас есть единственный праздник — Пурим, в который не возбраняется очень хорошо выпить. Он празднуется обычно в марте.

— То есть в этот день человек может хорошо выпить и в синагоге?

— У нас принято каждую пятницу вечером (у нас день начинается накануне вечером) произносить благословение субботе с бокалом вина обязательно.

— А вы какой алкогольный напиток любите?

— Водку, наверное. Я человек дальневосточный, и водка была для нас естественным и нормальным явлением. Тем более что водка всегда была кошерная.

— Чем отличается кошерная водка от некошерной?

— В кошерной водке не разрешается никаких примесей. Пшеничная водка и все, никаких других компонентов она не должна содержать.

— Как вы относитесь к нашей нынешней власти, а если быть точнее — к Путину?

— Как вам сказать… Я в течение многих лет служил в синагоге и могу сравнивать. Меня очень радует, что сегодня мы действительно совершенно независимы. Власть практически не вмешивается в наши дела. Мы можем делать все, что хотим, естественно, в рамках Конституции. Если раньше мы были постоянно под контролем, сегодня мы никому не интересны, кроме самих себя. Поэтому со стороны религиозной у нас претензий к власти никаких нет. А в общем, отношение у меня такое же, как и у большинства россиян. Жизнь нелегкая. Очень много в стране происходит негативного, особенно для людей пожилого возраста, которые устали жить обещаниями. Нам обещали, что мы будем жить при коммунизме, что мы догоним и перегоним Америку, что нас зальют молоком и завалят мясом, и всех поселят в однокомнатные квартиры. Сегодня идут те же разговоры, что это будет в 2020 году. Очень многие от этой трескотни устали. Это все сотрясание воздуха, ничего конкретного за этим нет. И судя по отзывам громадного количества людей, жизнь не улучшается.

— А что вы скажете про Ходорковского? Как вы считаете, когда власти должны его освободить?

— То, что сделали с Ходорковским, — это просто позор для России. Его должны были давным-давно освободить. Я думаю, вопрос упирается в то, что с его освобождением придется вернуть ему то, чем он руководил. А это практически невозможно.

— Скажите, как вы относитесь к тому, что многие люди живут в состоянии пофигизма? Они живут, не анализируя ситуацию, не задумываясь, что будет завтра. Прошел день — и ладно.

— К сожалению, наверное, это только для России характерно. Пофигизм есть у большинства. Все привыкли к трагедиям, к несчастным случаям. Даже взять самый последний случай — гибель шахтеров. Ведь по ним даже национальный траур не объявили. Ну как так можно? Снова началась трескотня о том, что семьям погибших выделят деньги, обеспечат квартирами. Но неделя пройдет, и все забудут. Вот так же точно во всем остальном. Идет одурачивание и оболванивание. Я кроме спорта, по телевизору вообще ничего не смотрю, потому что у нас и телевидения нормального нет. А у нас очень много происходит такого, что нужно анализировать. Все как было, так и остается. Добрый царь придет и все сделает. Вода не течет из крана — надо обязательно написать президенту. Такая ситуация просто удивительна. И причем это всегда происходило! В стране с таким сумасшедшим человеческим потенциалом! Я уж не говорю о наших ископаемых. Наверное, таких богатств нет ни в одной стране мира. И все равно постоянно мы в проблемах. Говорить, что только руководство страны в этом виновато… Мы все повязаны и сами виноваты в том, что происходит.

— Как вы считаете, почему к евреям у многих россиян плохое отношение?

— Наверное, это традиционно. Я всегда привожу цитату из Горького, который написал: «В некотором царстве, в некотором государстве жили-были евреи для инсинуаций, погромов и других мелких нужд государства». Всегда в человеческом характере была потребность свалить вину на другого, а не покопаться в себе. Мы уже привыкли к тому, что «если в кране нет воды, значит», ясно, кто ее выпил. К сожалению, и политика была такая, что антисемитские настроения не очень преследовались. Появилась масса людей, которые громадное количество книг написали о том, что евреи — это зловредная нация, угроза миру. Печально. Сегодня это все разбавлено. Сейчас на первое место выходят представители Кавказа. Но нас это нисколько не радует. Должна быть в государстве какая-то объединяющая идея, которая бы действительно дала возможность показать, что мы живем в едином государстве, что его радости и проблемы независимо от национальности — это наши радости и проблемы. Все мы  — россияне. Для этого надо много стараться, работать, вести разъяснительную работу. Но у нас нет никакой программы по этому поводу. Нет людей, которых хотелось бы послушать, мнением которых общество бы дорожило.

— Кого вы считаете лидером России?

— Даже и не знаю. Нет на сегодняшний день такого лидера. Не считать же президента по занимаемой должности обязательным лидером, а премьер-министра — лидером только потому, что он с президентом постоянно мелькает на телеэкране.

— Когда я зашел, я увидел, что вы пользуетесь компьютером и интернетом. Что вы ищете в интернете?

 — В основном я нахожусь на религиозных сайтах. Завтра у нас наступает религиозный праздник, и я искал комментарии по поводу этого праздника. И читаю новости каждый день. Захожу на сайты, чтобы знать, что происходит в мире.

— Как вы отдыхаете?

— Летом я пытаюсь быть на солнце, люблю воду. Уезжаю на дачу, которая находится под Москвой.

— То есть вы не уезжаете за границу?

— Получилось так, что я бывал в Будапеште и там женился. Мы живем на две страны. Дети у меня там, моя жена постоянно ездит туда-сюда. И я пытаюсь туда выбираться. Езжу и в другие страны, но в основном в командировки. Отдыхать я часто езжу в Венгрию. Несколько раз в году точно, хожу там в бассейн в Сечине.

Телеканал Russia Today, 05.04.2011 | Nestlé

Телеканал Russia Today, 05.04.2011 , Apr 05, 2011

Май 2011
Телеканал: Russia Today
Онлайн: http://rt.com/business/news/Nestle–russia–ceo–loeker/
Авторы: Анастасия Костомарова, Джеймс Блейк

Телеканал Russia Today, 05.04.2011

Стефан Де Локер, генеральный директор Nestle в России, о специфике российского рынка.

Журналисты Business RT побеседовали со Стефаном Де Локером, генеральным директором Nestle в России, о том, какие преимущества для глобальных компаний и для России несет стремление правительства стимулировать инвестиции в российскую пищевую промышленность.

RT: Когда компания, подобная Nestle – производитель широкого ряда продуктов и напитков – смотрит на Россию, какие привлекательные стороны рынка она видит? Какие потенциальные выгоды несет доступ на российский потребительский рынок?

“Во-первых, у нас как у компании есть глобальные амбиции, и вполне логично, что мы хотим иметь сильную позицию на рынке страны такого размера, как Россия, и с такими перспективами, как у России. В свою очередь, Nestle обладает компетенцией и амбициями, необходимыми для достижения такой цели. В основе всего также лежит уверенность в том, что мы можем сделать это в России, как делали в других странах.

Мы начали работу здесь по тому же принципу: единственный способ преуспеть на рынке - это быть как можно ближе к рынку. Нет ничего столь привязанного к месторасположению, как еда. В каждой стране свои кулинарные традиции, и в том, что есть, и в том, как есть, а также как воспринимать еду, как обращаться с едой, и так далее. Так что единственный способ преуспеть в этом бизнесе – это максимально приблизиться к потребителю. Мы начинаем работу, нанимаем здесь персонал, стараемся производить так же хорошо, как это делают на данном рынке, а потом, что очень важно, представляем на рынке нечто инновационное. Это также и причина, по которой мы создали здесь инновационный центр – мы знаем, что единственный способ достичь здесь успеха, это понимать, чего по-настоящему хочет российский потребитель и как мы можем это определить. А это, по сути, модель, с которой мы начали.”

RT: Чем российские потребители отличаются от потребителей других больших развивающихся стран, а также от покупателей промышленно развитых рынков? Насколько сложен их процесс выбора, реагируют ли они на маркетинговые усилия компании одинаково? Потребляют ли они одни и те же продукты?

“Как почти во всех странах, российский потребитель и покупатель имеет свои особенные черты. Если вы сравните потребителя из России с потребителем с промышленно развитого или более традиционного рынка, в первую очередь, он покажется очень увлеченным, очень открытым всему новому, заинтересованным в продуктах с высокой добавленной стоимостью. Уровень принятия новых продуктов очень высок. Но, если вы взглянете на другие развивающиеся рынки, на традиционные рынки стран БРИК, вы увидите тот же феномен. Бразильцы, китайцы и русские очень интересуются новинками. Отличает же Россию то, что средний уровень дохода на душу населения в России значительно больше. И благодаря этому интерес к брендам, к премиальным продуктам, намного выше. То есть русские любят бренды больше, чем другие нации, если за брендом стоит настоящая ценность. Если вы просто попытаетесь завысить в России цены, ничего не получится. Если бренд обладает настоящей добавленной ценностью, для россиян он будет премиальным, что также является потенциальной проблемой, так как продукты премиум-класса доступны не всем. Это создает еще одну задачу на ближайшие годы – как сделать его доступным для всех? Очень увлеченные, ориентированные на премиум-класс, любят бренды, открыты для инноваций – вот основные черты российских потребителей.”

RT: Когда Nestle смотрит на эти привлекательные стороны рынка, что представляется компании негативной стороной создания и поддержания бизнеса в России? Насколько сложно для компании, подобной Nestle, проникнуть на российский рынок по сравнению с рынками других развивающихся стран?

“Я думаю, основные трудности работы здесь связаны больше с производственным процессом. В этом отношении Россия остается очень дорогой страной. Если сначала посмотреть на размеры страны, становится очевидна настоящая проблема. Перевозки здесь очень дороги, поскольку инфраструктура и логистика в России развиты мало. Если разделить на составляющие стоимость продукта в России и сравнить с другими рынками, становится очевидно, что логистические затраты на доставку любых ресурсов здесь выше, чем где-либо еще. Все это в значительной степени объясняется недостаточно развитой инфраструктурой и ее низким качеством. Вторая проблема состоит в нехватке ресурсов, стоимости импортируемого оборудования и ресурсов и того количества производственных ресурсов, в которые необходимо инвестировать. Если мы посмотрим на доступность грузовиков, что до сих пор является проблемой, на доступность складских помещений, мы увидим, что это остается доминирующим фактором на российском рынке. Это увеличивает затраты и действительно очень усложняет ведение бизнеса в этой стране.”

RT: Считаете ли Вы, что в России можно найти достаточное количество достаточно квалифицированных управленцев? Чем российские менеджеры и подходы к руководству отличаются от менеджеров других стран?

“В России есть множество талантливых, образованных и очень умных людей. С этой точки зрения все необходимое здесь есть. Проблема состоит в недостатке опыта, а менеджмент во многом строится на опыте. Таким образом, здесь у вас есть множество молодых, увлеченных, хорошо образованных людей, но когда дело доходит до управления 10 000 сотрудников, становится понятно, что такая задача требует много больше, чем личный опыт.

Я думаю, одна из самых изумительных особенностей работы в России заключается в том, что здесь самые молодые руководители. Я приехал из Германии, где считался молодым управленцем, а здесь в России я внезапно стал старым руководителем. Я считаю, что способность российских менеджеров адаптироваться и учиться просто поразительна. Я пришел в компанию в начале кризиса, и теперь я вижу, как все изменилось. Я увидел, насколько быстро компания сможет сориентироваться в ситуации и начать действовать.

Также об этом говорит и количество менеджеров, которых мы направляем в разные страны мира для работы в подразделениях группы Nestle – отзывы из этих стран всегда позитивные. Люди хотят учиться, понимать, ассимилироваться – это способность менеджера приспособиться к новому окружению в России развита намного лучше, чем на Западе. Из-за этого несколько сложно возвращать этих людей обратно в страну”.

определение ассимилята в The Free Dictionary

как · sim · i · конец

(ə-sĭm′ə-lāt ′)

v. as · sim · i · lat · ed , as · sim · i · lat · ing , as · sim · i · lates

v. tr. 1. Физиология

a. Для потребления и включения (питательных веществ) в организм после пищеварения.

б. Превращать (пищу) в живую ткань в процессе анаболизма; метаболизируются конструктивно.

2. Включать и впитывать в сознание: усваивать знания.

3. Сделать аналогичный; причина напоминать.

4. Лингвистика Изменить (звук) путем ассимиляции.

5. Поглощение (иммигрантов или представителей другой культурной группы) в преобладающую культуру.

v. внутр.

Чтобы ассимилироваться.


[среднеанглийский assimilaten, от латинского assimilāre, assimilāt-, , чтобы сделать аналогично : ad-, ad- + similis, like ; см. sem- в индоевропейских корнях.]

as · sim′i · la′tor n.

Словарь английского языка American Heritage®, пятое издание. Авторские права © 2016 Издательская компания Houghton Mifflin Harcourt. Опубликовано Houghton Mifflin Harcourt Publishing Company. Все права защищены.

усвоить

(əˈsɪmɪˌleɪt) vb

1. ( tr ), чтобы изучить (информация, процедура и т. Д.) И полностью понять его

2. (физиология) ( tr ), чтобы усвоить (пища) и встраивает его в ткани тела

3. ( intr ) для того, чтобы стать поглощенным, включенным или изученным и понятым

4. (обычно следует: в или с ), чтобы привести или войти в гармонию; приспособиться или приспособиться: новые иммигранты легко ассимилировались.

5. (обычно следует: и ), чтобы стать или привести к тому, чтобы стать похожим

6. (Фонетика и фонология) ( обычно следует за ) фонетика для изменения (a согласный) или (согласного), который должен быть преобразован в другой под влиянием соседнего с ним: (n) часто ассимилируется с ŋ перед (k), как в «включать».

[C15: от латинского assimilāre , чтобы сделать одну вещь похожей на другую, из similis like, аналогичная]

assimilable adj

assimilably adv

similis

assimilative , assimilatory adj

asˈsimiˌlator n

assimilatively, adv

Harmonic Publishers, 1994, полный словарь английского языка, 1994 Collins , 2003, 2006, 2007, 2009, 2011, 2014

как • sim • i • конец

( v. əˈsɪm əˌleɪt; п. -lɪt, -ˌleɪt)

v. -lat • ed, -lat • ing,
n. в.т.

1. принять и включить как свои; впитывать: усваивать новые идеи.

2. для приведения в соответствие с обычаями, установками и т. Д. Доминирующей культурной группы или национальной культуры.

3. для преобразования (принятой пищи) в вещества, пригодные для включения в организм и его ткани.

4. вызывать напоминание; сделать подобное.

5. для сравнения; похож.

6. модифицировать (звук) путем ассимиляции.

в.и.

7. быть или стать поглощенным.

8. , чтобы соответствовать обычаям, взглядам и т. Д. Доминирующей культурной группы или приспосабливаться к ним.

9. (принятой пищи) превращается в вещество тела.

10., чтобы иметь сходство (обычно от до или с ).

11. (звука) измениться в результате ассимиляции.

н.

12. нечто ассимилированное.

[1570–80; assimilātus, причастие прошедшего времени из assimilāre, -ulāre делать подобное, копировать; см. как-, моделировать]

как • sim′i • la • tive (-ˌleɪ tɪv, -lə tɪv) как • sim′i • la • to`ry (-ləˌtɔr i, -ˌtoʊr i) прил.

as • sim′i • la`tor, n.

Random House Словарь колледжа Кернермана Вебстера © 2010 K Dictionaries Ltd. Авторские права 2005, 1997, 1991, Random House, Inc. Все права защищены.

Определение ассимиляции и пример

Что такое ассимиляция?

Ассимиляция относится к поглощению новой или вторичной эмиссии акций населением после того, как она была куплена андеррайтером. Когда компания предлагает акции своих акций для продажи общественности либо посредством первичного публичного предложения (IPO), либо посредством вторичного предложения, акции сначала будут распределены между одним или несколькими андеррайтерами.В таком случае задача андеррайтеров - продать акции населению.

Ключевые выводы

  • Ассимиляция - это публичное поглощение выпущенных акций.
  • Акции, которые хорошо оценены и хорошо продаются, должны ассимилироваться и легко поглощаться.
  • Если акции не ассимилируются или легко не поглощаются обществом, это может указывать на то, что акции были неправильно оценены или неадекватно проданы.

Понимание ассимиляции

Акции выпускаются компанией, а затем часто покупаются андеррайтером.Работа андеррайтера состоит в том, чтобы затем продать акции населению и ассимилировать эти акции. После того, как андеррайтер продал все акции, они считаются поглощенными.

После того, как новые акции принадлежат инвесторам, они торгуются на вторичном рынке, как и любые другие ценные бумаги. Компания, которая хорошо известна и устанавливает разумную цену на акции, с большей вероятностью увидит, что ее новые акции быстро ассимилируются. Отсутствие ассимиляции может быть признаком того, что инвесторы не уверены в компании или думают, что она переоценила свои акции.Иногда отсутствие ассимиляции может быть результатом того, что покупатели не полностью осведомлены о размещении акций, что может указывать на ошибку со стороны андеррайтеров.

Если компания выпускает больше акций, новые акции будут поглощены существующими. Новые акции будут неотличимы от старых, обладая теми же правами и правами, что и исходные акции.

В случае IPO акции будут предоставлять права и права, предоставляемые компанией-эмитентом.

В случае вторичного предложения, когда акции не совпадают с ранее выпущенными акциями, например, при предложении акций класса B вместо акций класса A, права и права могут отличаться от ранее выпущенных акций другого класса. Например, один класс может не иметь права голоса.

Независимо от типа выпуска акций цель андеррайтера - ассимилировать акции.

Пример ассимиляции

В довольно странном случае в Канаде Shaw Communications Inc.(SJR) был крупным акционером Corus Entertainment Inc. (TSX: CJR.B). Шоу хотел уйти со своей позиции в мае 2019 года. Вместо того, чтобы просто продавать акции на открытом рынке, Шоу попросил андеррайтера выкупить их более 80 миллионов акций в рамках купленной сделки.

Shaw получил от андеррайтера 6,80 доллара за свои акции, хотя за день до объявления сделки цена закрылась на уровне 8,06 доллара. Шоу был готов воспользоваться сниженной ценой на акции в обмен на чистый выход из своей позиции, а не на то, чтобы самому закрывать большую позицию.С начала января до момента объявления средний дневной объем акций Corus составлял около 555 600. Шоу потребовалось бы много времени, чтобы самому продать свою позицию.

Цена в 6,80 долларов также была ценой, по мнению андеррайтеров, по которой они могли бы продать акции, учитывая, что цена недавно была выше 8 долларов. Затем задачей андеррайтера стало ассимилировать эти акции в руки общественности. Андеррайтер находит покупателей на более чем 80 миллионов акций.

новых свидетельств показывают, что последние иммигранты в Америку идут по стопам нашей истории

Читать отчет (pdf)

Скачать резюме (pdf)

Скачать краткие факты о последних иммигрантах Америки (pdf)

Скачать «datos rápidos» на испанском языке (pdf)

Скачать отчет на мобильные устройства и электронные книги

История иммигрантов в нашей стране - это новички, которые интегрируются в наше общество и затем укрепляют нашу культуру и особенно нашу экономику.Чем дольше иммигранты живут в Соединенных Штатах, тем больше «они» становятся «нами». Паста, сальса, колбаса и яичные рулеты теперь так же часто встречаются на американских обеденных столах, как кукуруза, тыква и индейка. Футбол теперь стал национальным развлечением, по крайней мере, среди молодежи, и миллионы любителей спорта болеют за сотни иммигрантов, которые являются членами Высшей бейсбольной лиги.

Тем не менее, оппозиция иммиграции сегодня разжигается консерваторами, которые заявляют, что ассимиляции не происходит и что вместо этого большинство иммигрантов являются бременем для нашего общества.Но наша история говорит об обратном. Иммигранты к нашим берегам сегодня внимательно следят за своими предшественниками, быстро ассимилируясь, как они это делали в прошлом - как большинство американцев тем или иным образом наблюдают каждый день.

В этом документе мы используем наиболее полные данные опроса Бюро переписи населения США, чтобы выяснить, насколько хорошо этот процесс работает для современных иммигрантов. Заменяя вводящую в заблуждение риторику противников иммиграции твердыми данными, это исследование показывает, что ассимиляция происходит по всей нашей стране.Иллюзия неассимиляции создается, если смотреть только на новичков, которые еще не успели ассимилироваться так же полно, как ранее прибывшие. Но как только мы исследуем развитие иммигрантов во времени - в этом исследовании с 1990 года по настоящее время - мы обнаруживаем, что чем дольше иммигранты находятся здесь, тем больше они продвигаются и тем лучше интегрируются в наше общество.

Результаты очевидны. Свидетельства, показывающие, как прогрессируют недавно прибывшие в нашу страну, получены в результате тщательного изучения данных переписи населения за два десятилетия с акцентом на ключевые области, которые демонстрируют продвижение иммигрантов и их интеграцию в общество.Наши ориентиры ассимиляции - это те, которые мы знаем из нашей истории как лидеры, среди них:

  • Гражданство
  • Домовладение
  • Уровень владения английским языком
  • Статус работы
  • Повышение дохода

Эти показатели демонстрируют, что иммигранты в нашей стране с 1990 года развиваются высокими темпами независимо от их социального и экономического статуса 20 лет назад.

Интеграция происходит быстрее всего в сферах гражданства и домовладения, при этом растет число окончивших среднюю школу и доходы.

Интеграция происходит быстрее всего в сферах гражданства и домовладения, при этом растет число окончивших среднюю школу и доходы. Например, доля мужчин иностранного происхождения с доходом выше минимального в нашей стране выросла до 66 процентов в 2008 году, последнем году, по которому имеются полные данные, с 35 процентов в 1990 году, когда недавно прибыли иммигранты. И латиноамериканские иммигранты за первые 18 лет проживания в США быстро достигли признака «американской мечты» - права собственности на дом, причем 58 процентов из них достигли этого показателя в 2008 году по сравнению с 9.3 процента в 1990 году. Это существенный скачок. Несмотря на то, что уровень владения жильем среди мужчин неиспаноязычного происхождения ниже, чем 66,6%, уровень владения жильем для латиноамериканцев и других иммигрантов иностранного происхождения растет по мере увеличения срока их пребывания в Соединенных Штатах.

Неудивительно, что уровень ассимиляции в сфере образования и профессии выше среди детей иммигрантов, особенно среди латиноамериканцев, чем среди взрослых иммигрантов первого поколения, которые имеют меньший доступ к образованию, потому что они - вновь прибывшие рабочие.

Показатель окончания колледжей среди иммигрантов также растет с 2000 года, что свидетельствует о том, что дети иммигрантов имеют больше возможностей для получения образования. Ограниченный доступ к образованию и учебным центрам для взрослых иммигрантов также означает более низкий уровень владения английским языком, особенно среди латиноамериканцев, не только из-за их работы и статуса дохода, но также из-за того, что языковые классы не распределяются равномерно во всех штатах, и в последнее время они потеряли финансирование. годы. Но дети иммигрантов очень быстро преодолевают этот языковой разрыв.

Географически также последние иммигранты нашей страны идут по стопам наших предков, расселяясь по стране, чтобы ассимилироваться в больших и малых общинах. В настоящее время насчитывается 14 штатов, в которых население иностранного происхождения превышает среднюю долю по стране, составляющую 12,5 процента. Отражая движение иммигрантов в новые сообщества, данные показывают 27 штатов с иммигрантами, прибывшими только недавно (с 2000 года), по крайней мере, для двух процентов населения этих штатов.

Чем дольше иммигранты находятся в Соединенных Штатах, тем более интегрированными они становятся - факт, который остается неизменным для всей страны, независимо от того, прибыли ли они из Мексики и Центральной Америки или из других стран.

Новые штаты назначения, такие как Джорджия и Северная Каролина, имеют больше «новых» иммигрантов, чем иммигрантов, прибывших до 1990 года. Обратное верно в отношении традиционных штатов назначения иммигрантов - Калифорнии, Нью-Йорка, Техаса, Флориды и Иллинойса. Чем дольше иммигранты находятся в Соединенных Штатах, тем более интегрированными они становятся - факт, который остается неизменным для всей страны, независимо от того, прибыли ли они из Мексики и Центральной Америки или из других стран.

Действительно, в Аризоне - штате, в котором иммигранты сейчас находятся под прицелом сотрудников правоохранительных органов, - иммигранты из Латинской Америки оказались гораздо более успешными, чем некоторые думают. После 18 лет проживания в США 66,6% являются домовладельцами, 59,2% хорошо говорят по-английски, а 57,9% зарабатывают лучше, чем при низком доходе.

Так почему же некоторые жители некоторых штатов с большим количеством новых иммигрантов считают, что интеграции не происходит? Одна из причин заключается в том, что количество вновь прибывших увеличилось за короткий период, в то время как ассимиляция, по определению, может наблюдаться только с течением времени.Следовательно, государства с более крупными сегментами давно обосновавшихся иммигрантов также являются государствами, в которых их слияние с обществом имело больше времени, чтобы развернуться, и, таким образом, продвижение иммигрантов и их интеграция стали более заметными. Многие американцы становятся жертвами предположения, в значительной степени не сознающего, что «иммигранты подобны Питеру Пэну - навсегда заморожены в своем статусе новичков, никогда не стареют, никогда не развиваются экономически и никогда не ассимилируются ... людей, которые постоянно напоминают новичков». Данные о продвижении иммигрантов могут быть удивительными и должны помочь развеять нелогичное заблуждение Питера Пэна.

Почти полвека назад президент Джон Ф. Кеннеди размышлял о том, как иммиграционный процесс способствовал эволюции нашей великой нации и стал «центральным элементом всей американской веры». Иммиграция, добавил он, «дала каждому старому американцу критерий, по которому он мог судить, как далеко он продвинулся, а каждому новому американцу - осознание того, как далеко он может зайти». Это напомнило каждому американцу, старому и новому, что изменения - это суть жизни, и что американское общество - это процесс, а не завершение.

На следующих страницах этот отчет подробно документирует то, что президент Кеннеди так элегантно описал полвека назад - непрерывно продолжающийся процесс и рост продвижения и интеграции иммигрантов в Соединенных Штатах через гражданство, образование, изучение английского языка, работу и выполнение «американской мечты» о владении жильем. Чем дольше иммигранты находятся здесь, тем больше они ассимилируются, что приводит к еще большему успеху их детей и сеет семена прогресса для будущих поколений.

Читать отчет (pdf)

Скачать резюме (pdf)

Скачать краткие факты о последних иммигрантах Америки (pdf)

Скачать «datos rápidos» на испанском языке (pdf)

Скачать отчет на мобильные устройства и электронные книги

Федеральные законы и политика ассимиляции

«Мне доставляет удовольствие сообщить Конгрессу, что доброжелательная политика правительства, неуклонно проводимая в течение почти тридцати лет в отношении переселения индейцев за пределы белых поселений, приближается к счастливой завершение.«

Эндрю Джексон, выступление на 21-м Конгрессе, 2-я сессия, 1830–31

В начале 1800-х годов правительство США приняло политику, направленную на аккультуризацию и ассимиляцию индейцев в европейско-американском обществе. Политика ассимиляции была попыткой разрушить традиционную индийскую культурную самобытность. Многие историки утверждали, что правительство США считало, что, если американские индейцы не примут европейско-американскую культуру, они вымрут как народ.Это патерналистское отношение повлияло на взаимодействие между народами американских индейцев и правительством США в первой половине 1800-х годов, и его последствия ощущаются и сегодня. Вот краткое описание взаимодействий:

В 1806 году было создано Федеральное ведомство суперинтенданта индийской торговли, специально для мониторинга и контроля экономической деятельности между индийскими странами и правительством США. В марте 1824 года военный секретарь Джон К. Кэлхун создал Бюро по делам индейцев, чтобы заменить Индийское торговое бюро, официально возложив ответственность за работу с индийскими общинами под контроль США.С. Военное ведомство. Помимо контроля над торговлей, Бюро отвечало за урегулирование споров между индейцами и американцами европейского происхождения, а также за присвоение средств Конгресса для финансирования усилий индейских агентов по адаптации американских индейцев в европейско-американское общество.

Первое юридическое обоснование изгнания и изоляции американских индейцев появилось в результате Закона 1830 года о переселении индейцев. Большинство индейцев, живших к востоку от Миссисипи, были переселены к западу от реки в то, что сейчас является Оклахомой.Индейцы, которые не уехали, сосредоточились на меньших участках и были вынуждены подписать договоры об уступке больших участков земли. По мере роста белого населения в Соединенных Штатах и ​​расселения людей дальше на запад, в сторону Миссисипи в конце 1800-х годов, на недавно выселенные группы оказывалось все большее давление, чтобы они отказались от части своей новой земли, а на западные страны, такие как Дакота, - с тем, чтобы заключать договоры. Закон об индийских ассигнованиях 1851 года разрешил создание первых индейских резерваций.

Термин «резервация» происходит от убеждения, что племена были независимыми, суверенными нациями на момент ратификации Конституции США. Ранние договоры о земле также определяли земельные участки, которые племена, как суверенные нации, «оставляли» для себя, и эти участки стали называть резервациями. Термин оставался в употреблении даже после того, как федеральное правительство начало насильственное переселение племен.

К концу девятнадцатого века сообщения о низком качестве жизни в резервациях вынудили федеральное правительство перейти к новой политике, основанной на принудительной ассимиляции вместо концентрации и изоляции в резервациях.Закон о земельных участках, более известный как Закон Дауэса и принятый Конгрессом в 1887 году, положил конец общей политике предоставления земельных участков целым племенам, вместо этого предоставив небольшие участки земли отдельным членам племени. Цель заключалась в том, чтобы заставить индейцев стать фермерами или владельцами ранчо, тем самым помогая им ассимилироваться. В некоторых случаях выделенная земля была затем сокращена за счет открытия избытка для белых поселенцев.

Политика индивидуального распределения продолжалась до 1934 года, когда стало ясно, что политика роспуска резерваций провалилась.Новый Закон о реорганизации индейцев изложил новые права коренных американцев и поощрял племенной суверенитет и землепользование со стороны племен. Закон замедлил передачу племенных земель отдельным членам и уменьшил передачу «дополнительных» владений нечленам.

В 1953 году был принят закон, призванный прекратить отношения между индейскими племенами и федеральным правительством. Оговорки перестанут существовать как независимые политические образования. Правительство также учредило программу трудоустройства и переселения, которая предоставляла финансовую помощь и социальные услуги индийцам, которые хотели покинуть резервации и перебраться в городские районы с предположительно лучшими перспективами трудоустройства.Только несколько племен были уничтожены, прежде чем этот подход также был оставлен.

Сегодня племена обладают племенным суверенитетом, даже если он ограничен федеральными законами, законами штата или местными законами. Законы о племенных землях отличаются от законов прилегающих территорий. Совет племени, а не местное или федеральное правительство, обычно имеет юрисдикцию в отношении резерваций. В разных резервациях действуют разные системы правления.

Карта текущих бронирований.

Почему я боролся с давлением ассимиляции во время обучения | Наука

Роберт Нойбекер

Автор: Montrai Spikes

«Почему ты так хорошо одет?» - мимоходом спросил меня сокурсник, заметив мою рубашку с воротником, слаксы и модельные туфли. «О, я должен преподавать сегодня», - ответил я. Он остановился и несколько мгновений смотрел на меня, замешательство явно было написано на его лице. «Как к черному, студенты относятся ко мне с большим уважением, когда я одеваюсь», - объяснил я. Я не сказал: «Нынешнее представление о профессионализме в нашем обществе настолько переплетено с натуральной белой маскулинностью, что недопредставленные люди должны делать все возможное, иначе они рискуют оказаться некомпетентными.”

Рабочая жизнь на прошлой неделе

Working Life - это серия личных эссе о карьерных проблемах, проблемах и успехах.

Я люблю преподавать. Однако для чернокожего человека на факультете STEM может быть утомительно, разочаровывающе и пугающе выяснять, как себя преподнести студентам бакалавриата. Налогообложение, потому что мне нужно научиться взаимодействовать со студентами, которые могут иметь предвзятые представления о моих способностях. Обидно, потому что количество коллег, которые делятся моим опытом или могут предложить мне рекомендации, практически равно нулю.Это пугает, потому что для некоторых из этих студентов их опыт общения со мной, вероятно, повлияет на их отношение ко всем цветным людям.

Во время моего первого года работы ассистентом преподавателя (ТА) я заметил, что некоторые студенты не полностью доверяют и не уважают меня как преподавателя. Например, один из моих студентов отправил другому специалисту по электронной почте, чтобы задать тот же вопрос, на который я ответил для них ранее в тот же день. Еще один случай, который пронзил меня, был, когда студент сказал, что я похож на рэпера Wiz Khalifa, а затем начал трогать мои дреды.Я чувствовал себя смущенным и оскорбленным, но притворился, что их комментарий и действия меня не беспокоят. Я боялся, что исправление ученика представит меня только как «злого черного человека».

Чтобы заслужить большее уважение и доверие со стороны моих учеников, я начал старательно создавать маску, которая, как мне казалось, будет свидетельствовать о моем профессионализме. В учебные дни я носил красивую одежду, и я сократил использование Ebonics, английского диалекта, на котором говорят некоторые чернокожие американцы, который я часто использовал в детстве. Эта маска, казалось, сработала.Я заметил, что мои ученики были более заинтересованными, задавали вопросы и обращались ко мне за помощью. Но усилия по поддержанию моего фасада в конечном итоге стали непосильными. В конце концов моя маска треснула.

Я ждал в своем офисе студента, еще одного чернокожего, чтобы обсудить его лабораторный отчет. Когда я отвечал на электронные письма, играл рэп-альбом Кендрика Ламара. Я был поражен, когда студент воскликнул: «Йо! Трей, я не знала, что ты спал с Кендриком. Это вызвало оживленную дискуссию о рэперах, выросших в больших городах, и цветных людях в STEM.Моя бдительность упала, Ebonics выскользнули, и на короткое время я был просто собой. Когда я переключил наш разговор на его задание, он небрежно сказал: «Я бы хотел, чтобы ты был таким же в классе». У него не было злонамеренных намерений, но его комментарий вызвал самоанализ.

Я понял, что хотя моя «профессиональная» маска понравилась моим белым ученикам, у нее были непредвиденные последствия. Маска, которую я создал, была неискренней и отталкивала цветных учеников, укрепляя заблуждение, что единственный способ добиться успеха - это культурная ассимиляция.

После этого разоблачения я сбросил маску. Я продолжала красиво одеваться, потому что мне это нравится. Но я стал больше говорить на эбонике. Я также решил в начале каждого семестра уделять время тому, чтобы рассказывать своим ученикам о моем образовании и культуре. Это служит двойной цели: показывает мою педагогическую квалификацию и демонстрирует, особенно недостаточно представленным студентам, мою гордость за свою культуру и воспитание.

Маска, которую я создал, была неискренней и отталкивала цветных учеников.

По общему признанию, я не уверен, лучший ли это подход, и мне очень неприятно, что мне приходится прилагать особые усилия, чтобы завоевать доверие моих учеников. Но я заметил, что это принесло дивиденды. Все мои ученики остались вовлеченными, мои недопредставленные ученики, кажется, наделены полномочиями, и я больше не чувствую необходимости надевать неискреннюю маску.

Я призываю своих коллег по STEM серьезно задуматься о том, кто более профессионален. Это мужчина, который носит рубашки с пуговицами, или человек, который хорошо разбирается в своей области? Это женщина с прямыми волосами или человек, ведущий продуктивные дискуссии? У настоящего профессионала нет установленной внешности.Я молодой темнокожий мужчина с татуировками и дредами, свободно владеющий черным языком. Я также поведенческий эколог, активист и педагог. Я профессионал.

У вас есть интересная карьера? Отправьте его на [email protected] Прочтите общие инструкции здесь.

Ассимиляция | Альфа памяти | Фэндом

Ассимилируется Кэтрин Джейнвей

" Вы можете встретить членов экипажа Enterprise , которые уже ассимилировались.Не бойтесь стрелять ... поверьте, вы окажете им услугу. "

Ассимиляция - это процесс, с помощью которого Борг добавлял в Коллектив новых членов и новые технологии.

Ассимиляция боргов была хищнической; Каждый вид, с которым встречался Борг, оценивался, чтобы определить, считалась ли его биологическая и / или технологическая отличительная особенность «достойной того, чтобы быть добавленной к совершенству Коллектива». Если это так, вид был подвергнут нападению и насильственно ассимилирован; Коллектив посчитал волю вида в этом вопросе "несущественной".(TNG: «Q Who», «Лучшее из обоих миров»; VOY: «Mortal Coil», и др. ) Когда вид ассимилировался, его нейронные пути были реструктурированы, чтобы связать их с единым коллективным разумом, улей и дополнить свои тела кибернетическими технологиями. В результате они превратились в дронов. (ВОЙ: "Дрон")

К 2370-м годам борг ассимилировал тысячи видов. Начиная с 24 века, единственными видами, которые, как известно, считались недостойными ассимиляции, были казоны, поскольку борги считали, что их ассимиляция отвлечет от их цели стать совершенными.(ВОЙ: «Дрон», «Смертельная катушка»)

Процедура

Идет ассимиляция: нанозонды боргов ассимилируют клетки крови.

Борги обычно не ассимилируют людей, а вместо этого предпочитают нацеливаться на более крупные группы, такие как экипажи звездолетов и популяции планет. В присутствии небольшого количества особей дроны Борга вообще игнорировали их. Эта политика будет оставаться в силе до тех пор, пока человек не продемонстрирует какое-то качество, которое Коллектив считает достойным, или пока не станет угрозой для деятельности Борга.Например, когда USS Raven был впервые обнаружен судном Borg, он не был учтен. К тому времени, когда Raven был обнаружен во второй раз, его команда разработала технологии, позволяющие ускользать от датчиков Борга, что сделало их более достойной целью. (ВОЙ: "Темный рубеж")

Борги делали исключения и ассимилировали людей, когда этого требовали обстоятельства, например, когда они выбрали Жан-Люка Пикарда в качестве посредника в 2366 году или позволили небольшой группе дронов пополнить свои ряды.(TNG: «Лучшее из обоих миров»; Star Trek: First Contact )

При столкновении с космическим кораблем корабль боргов предположил тактическое превосходство и захватил его с помощью тягового луча. Когда цель была обездвижена, Борг уничтожил ее щиты и либо извлек секции корабля с помощью режущего луча, либо доставил дронов в ключевые области, либо и то, и другое. (TNG: "Q Who")

Группа дронов ассимилировала интерьеры USS Enterprise -E

С ассимилированной или подчиненной иным образом экипажем корабля Борг разобрали корабль на части, чтобы использовать их в своих технологиях.Если возможно, ассимилированный корабль отбуксировали в ангар на борту атакующего корабля боргов. (VOY: «Темная граница», «Коллектив») Борг редко мог сохранить ассимилированное судно неповрежденным, за исключением случаев, когда экипаж борга был вынужден покинуть свой собственный корабль и реквизировать корабль своих жертв. ( Star Trek: First Contact ; VOY: «Скорпион, часть II»; ENT: «Регенерация»)

Столкнувшись с целым флотом, как в Битве при Волке 359, борги были готовы уничтожить отдельные корабли сразу, хотя некоторые из них могли быть сохранены для ассимиляции.(TNG: "Лучшее из обоих миров, часть 2")

Несколько эпизодов Star Trek: Voyager предполагают, что куб Борга на Wolf 359 ассимилировал персонал Звездного Флота во время битвы, и что этих новых дронов не было на борту куба во время его возможного уничтожения.

Коллектив обычно не искал людей или звездолеты, ассимилируя их только по мере того, как они встречались. Было известно только об активном нацеливании на миры и цивилизации, начиная от небольших колоний и заканчивая целым царством жидкого пространства.(TNG: «Лучшее из обоих миров»; VOY: «Скорпион, часть II») Тактика этих крупномасштабных миссий по ассимиляции была разнообразной. Для ассимиляции вида 10026 был отправлен весь флот, но в двух случаях одному кораблю было поручено завоевать всю Федерацию. Если борги не хотели удерживать ассимилированную планету, они удалили ее население и любые искусственные сооружения с поверхности. В качестве альтернативы они могли бы поддерживать присутствие на планете, терраформируя ее среду для удовлетворения своих потребностей.(TNG: "Лучшее из обоих миров", Star Trek: First Contact , VOY: "Dark Frontier")

У Борга был стандартный набор града, который отправлялся тем, кто был нацелен на ассимиляцию. Фактические формулировки менялись, но почти всегда приветствия включали следующую информацию:

  • Самоидентификация (« Мы борг. »)
  • Намерение ассимилировать цель (« Вы будете ассимилированы », « Существование, как вы знаете, превышает »)
  • Бесполезность попытки сопротивления со стороны цели (« Сопротивление бесполезно, »)

Известны следующие окрики Борга:

  • " Вы будете ассимилироваться.Сопротивление бесполезно. "(ЛОР:" Регенерация ")
  • « Я Локутус Борга. Сопротивление бесполезно. Твоя жизнь в прежнем виде окончена. С этого времени ты будешь служить нам. » (TNG: «Лучшее из обоих миров»)
  • " Мы - Борги. Опустите ваши щиты и сдайте свои корабли. Мы добавим вашу биологическую и технологическую отличительность к нашей собственной. Ваша культура адаптируется, чтобы служить нам. Сопротивление бесполезно. " ( Star Trek: First Contact )
  • " Мы Борги.Существование, как вы его знаете, закончилось. Мы добавим вашу биологическую и технологическую самобытность к нашим. Сопротивление бесполезно. "(ВОЙ:" Скорпион ")
  • " Мы - Борги. Ваша биологическая и технологическая особенность будет добавлена ​​к нашей собственной. Сопротивление бесполезно. " (VOY: "Коллективная")
  • « Мы Борги. Вы будете ассимилированы. Сопротивление бесполезно. » (ВОЙ: «Темный рубеж», «Скорпион»)

Техника

Мало что известно о технике ассимиляции боргов до 2368 года.Наблюдения с тех пор показали, что борг ассимилировал человека, проецируя пару ассимиляционных канальцев в шею жертвы, вводя нанозонды в кровоток, который начал соединять новый дрон с разумом улья. Это произошло в тот момент, когда дрон Борг оказался на расстоянии вытянутой руки от цели. ( Star Trek: First Contact ; VOY: «Инстинкт выживания»; ENT: «Регенерация») Только гуманоиды считались членами Коллектива Боргов.

Воспоминания в «Инстинкте выживания» представляют собой самое раннее хронологическое появление ассимиляционных канальцев, несмотря на временное смещение Борга в «Звездный путь: Первый контакт» и «Регенерация».Они не использовались для ассимиляции капитана Пикарда или семьи Хансен, и возможно, что борг не разработал эту технологию (или не ассимилировал ее у кого-то еще) до 2366 года. Спуск »проявляют мало интереса к ассимиляции, поэтому невозможно узнать, были ли они снабжены канальцами. Фактически, Пикард, похоже, перенес операцию по превращению в Борга с добавлением имплантатов к его телу, в то время как некоторым из его команды сначала вводили нанозонды, а также перенесли операцию.Однако в их появлении в «Звездном пути: Борг» многие из их протезов рук имели концы, похожие на шприцы, чтобы ввести жертве нанозонды и начать превращать их в Борга, хотя, хотя нанотехнология вырастила некоторые из имплантатов, некоторые из них обычно можно было увидеть. добавляется позже.

На начальных этапах ассимиляции нанозонды Борга начали прикрепляться к эритроцитам жертвы, позволяя им циркулировать по всему телу. (VOY: «Скорпион») В течение нескольких минут нанозонды заметно распространяются через капилляры кожи жертвы.Жертва к этому моменту все еще сохраняла свою индивидуальность и практически не имела защиты от стандартного набора средств защиты Борга. Оставленные без внимания, нанозонды вскоре начинают самовоспроизводиться и производить более крупные конструкции, которые образуют необходимые имплантаты Борга. Среди первых собранных крупных структур был нейронный приемопередатчик, позволяющий Коллективу подключаться к разуму жертвы и узурпировать контроль над его или ее телом. Также был установлен голосовой субпроцессор. К этому времени цвет кожи нового дрона изменился на бледно-серый и пятнистый, так как внутри и снаружи тела начали появляться небольшие имплантаты.В некоторых случаях кожа и лицо становились хотя бы слегка деформированными из-за врастания имплантатов внутри и на теле. ( Star Trek: First Contact ; ENT: «Регенерация»; VOY: «Unimatrix Zero, Part II») Затем дрон был доставлен на объект Borg для хирургической установки имплантатов большего размера, включая инструменты, оружие и экзопласты. (VOY: "Unimatrix Zero")

В мечтах Доктора борги смогли провести ассимиляцию, проникнув через защиту судна с помощью «вируса ассимиляции», действие которого было почти мгновенным.(ГОЛОС: "Тинкер Тенор Доктор Шпион")

Лечение и защита

Методы предотвращения или преодоления ассимиляции боргов имеют первостепенное значение для культур, которые отказываются покидать членов своего общества, захваченных Коллективом.

В 2153 году Флокс определил, что воздействие на себя частиц омикрона может отключить нанозонды, введенные в его тело дронами с использованием технологии, появившейся в 2373 году. Этот метод был уникально применим к Флоксу из-за его физиологии денобулана и его иммунной системы, что сделало его необычным устойчивы к ассимиляции.(ЛОР: «Регенерация»)

Самым простым и, пожалуй, наиболее практичным средством было усыпить намеченную жертву до или в первые минуты ассимиляции, прежде чем нанозонды смогут установить стандартные средства защиты Борга. Во время рейда Борга на USS Enterprise -E, капитан Пикард увидел в этом подходе меньшее из двух зол, полагая, что его ассимилированные члены экипажа необратимы в сложившихся обстоятельствах и лучше умереть индивидуально, чем жить как дроны.( Звездный путь: Первый контакт )

При спасении самого Пикарда в 2367 году экипаж USS Enterprise -D не подвергался прямой атаке со стороны Борга и поэтому имел возможность рассмотреть другие варианты. Подключив свою нейронную сеть к имплантатам Борга Пикарда, лейтенант-командир Дейта смог изолировать индивидуальный разум Пикарда от Коллектива. Отсоединение Пикарда от его имплантатов считалось рискованной процедурой, но после разрушения куба, который ассимилировал его, Коллектив потерял контроль над ним.Физическое выздоровление было быстрым, хотя психологическая травма была более серьезной. (TNG: «Лучшее из обоих миров, часть II», «Семья») Хотя имплантаты были удалены, в нем остались существенные физические изменения, так что Пикард все еще мог воспринимать Коллектив много лет спустя. ( Звездный путь: Первый контакт )

В 2368 году куб Борга был отключен во время электрокинетической бури в Пространстве Некрита, в результате чего примерно 80 000 дронов были отключены от разума улья. Эти бывшие дроны поселились на соседней планете, где их ограниченные медицинские ресурсы позволили им удалить большую часть, но не все, их кибернетические имплантаты.После того, как население погрузилось в войну, они решили сформировать новый коллективный разум как Кооператив. (ВОЙ: "Единство")

Экипаж USS «Вояджер » был вынужден разорвать связь «Семь из девяти» с Коллективом, когда через нее Борг отказался от своего союза с звездолетом. Используя нейронный приемопередатчик, установленный в нем Кооперативом боргов, и нишу для боргов, установленную на борту «Вояджера » Коллективом, Чакотай подключился к сознанию Седьмой, чтобы отвлечь ее, в то время как Б'Эланна Торрес отключила консоль, которую она пыталась ассимилировать.(ВОЙ: «Скорпион, Часть II»)

Брунали генетически сконструировали Ичеба с патогеном, который заразит Коллектив после того, как они отправят его на ассимиляцию. После того, как этот патоген убил всех взрослых боргов на борту куба, ассимилировавшего Ичеб, камеры созревания корабля преждевременно выпустили молодых дронов, которые еще не были полностью связаны с Коллективом, давая Voyager возможность освободить их в 2376 году (VOY: "Коллектив")

Нейроподавитель, разработанный EMH Voyager в 2377 году, позволил Кэтрин Джейнвей, Тувок и Б'Эланне Торрес физически ассимилироваться без связи с коллективным разумом и потери своей индивидуальности.Это позволило им тайком действовать внутри куба Борга и саботировать его центральное сплетение. После выполнения задания трое офицеров были возвращены на Voyager , где их имплантаты были безопасно удалены без медицинских осложнений. Использование нейроподавляющего средства, по-видимому, коррелировало с отсутствием психологической травмы по сравнению с опытом Пикарда. (VOY: «Unimatrix Zero», «Unimatrix Zero, Часть II»)

После саботажа Voyager в центральном сплетении дроны Борг, которые были связаны с Unimatrix Zero, смогли восстановить свою индивидуальность и оказать сопротивление Коллективу.Они не могли, по крайней мере, первоначально, удалить свои имплантаты Борга из-за остроты конфликта. (VOY: "Unimatrix Zero, Часть II")

Прибыв в 2378 году из альтернативного будущего, адмирал Кэтрин Джейнвей обладала несколькими средствами защиты от Борга, включая нейролитический патоген, который не позволял нанозондам Борга связать ее с разумом улья при заражении Коллектива. (ВОЙ: "Финал")

Осложнения

Успешное освобождение ассимилированного дрона во многом зависело от соотношения между временем, проведенным в качестве дрона, и временем, проведенным как индивидуум.Взрослые и дети, которые ассимилировались лишь на короткое время, часто легко реинтегрировались обратно в свою старую жизнь после отключения от коллективного разума. (TNG: «Лучшее из обоих миров»; VOY: «Unimatrix Zero, Часть II») Однако дроны, которые провели большую часть своей жизни в Коллективе, сопротивлялись самому представлению о том, что им как индивидуумам лучше, и что они могут сохранить восхищение аспектами философии Борга. Такие дроны могли чувствовать себя маленькими или одинокими без «голосов» всего Коллектива в своих мыслях.(TNG: "Я Борг"; VOY: "Скорпион, Часть II")

В любом случае психологическое воздействие восстановления своей индивидуальности - и, следовательно, способность чувствовать травму ассимиляции и вину своей связи с злодеяниями Борга - может быть колоссальным. (TNG: «Семья»; VOY: «Инстинкт выживания»)

С медицинской точки зрения, уход из Коллектива Боргов был сопряжен с множеством рисков, в первую очередь, когда имплантаты перестали подавлять иммунную систему, и органы тела начали отвергать имплантаты, которым была предоставлена ​​исключительная власть над жизненно важными функциями.Удаление этих имплантатов может оказаться сложной задачей даже для опытного хирурга. Один из известных типов осложнений возникает, когда деактивированные микроскопические имплантаты прижимаются к одному из черепных нервов. (VOY: «Дар») Даже после успешного удаления кибернетики освобожденный дрон мог не иметь доступа к медицинским технологиям, которые были достаточно продвинутыми, чтобы заменить любые части тела, ампутированные во время ассимиляции. (VOY: «Единство», «Инстинкт выживания») Некоторые имплантаты, такие как кортикальный узел, глазной имплантат и ассимиляционные канальцы, не могли быть безопасно удалены медициной Федерации по состоянию на 2378 год.(ВОЙ: «Дар», «Несовершенство»)

Памятные цитаты

" Ассимилируя другие расы в нашем коллективе, мы приближаем их к совершенству. "

" Вы можете встретить членов экипажа Enterprise , которые уже ассимилировались. Не стесняйтесь увольнять ... поверьте мне, вы окажете им услугу. "

" Перегруппируйтесь на пятнадцатой палубе. Не позволяйте им трогать вас! "

" Это был один из исследователей. "
" Был? "
" Посмотрите на эти био-знаки. Они больше не люди. "

" Ты не знаешь, Роберт, ты не знаешь. Они забрали все, чем я был. Они использовали меня, чтобы убивать и разрушать, и я не мог их остановить! Я должен был остановить их! Я пытались. Я так старался. Но я был недостаточно силен! Я был недостаточно хорош! Я должен был остановить их. "

« Подумайте об этом так. Каждый раз, когда вы говорите о себе, вы используете слово« мы ».«Мы делаем то, мы делаем то ... вы не знаете, как думать о себе как о отдельном человеке. Вы не говорите:« Я хочу это »или« Я - Хью ». Мы - все отдельных людей. Я - Джорди. Я выбираю, чем хочу заниматься в своей жизни. Я принимаю решения за себя. Для таких людей, как я, потеря этой индивидуальности почти на хуже , чем смерть. "

" Когда мы были связаны, у нас не было этнических конфликтов. Не было преступности, голода, проблем со здоровьем. Мы жили как одна дружная семья. "
" При всем уважении, доктор Фрейзер, вы были одной «гармоничной семьей», склонной к насильственной ассимиляции невинных культур! "

" Они оставили свою банальную, эгоистичную жизнь и возродились с великой целью. Мы вывели их из хаоса в порядок. "
" Утешительные слова. Используйте их в следующий раз вместо« Сопротивление бесполезно. . ' Вы можете вызвать несколько добровольцев. "

Приложения

Связанные темы

Внешняя ссылка

Исследование

: Для американцев азиатского происхождения межрасовые браки не являются мерой ассимиляции, это когда-то было

ЛОУРЕНС - Межрасовые браки - не единственный лучший способ измерить уровни ассимиляции для иммигрантов и их потомков, согласно исследованию Университета Канзаса. новое исследование, посвященное межэтническим бракам американцев и азиатских национальностей.

С 1980-х годов среди американцев азиатского происхождения количество межрасовых браков сократилось, в то время как количество азиатских межэтнических браков между членами, принадлежащими к другой азиатской нации, возросло.

«В случае азиатско-американских межэтнических супружеских пар, они явно не« ассимилируются »или не становятся« американцами »через межрасовые браки с белыми американцами, но нельзя сказать, что они не американцы или даже что они не ассимилируются в некоторых странах. - сказала Келли Х.Чонг, доцент социологии, проводивший с 2009 по 2014 годы интервью с 15 межэтническими супружескими парами и восемью американцами азиатского происхождения, состоящими в длительных отношениях.

Некоторые участники действительно упомянули межэтнический брак как потенциальный компромисс в контексте общества, где расовая принадлежность имеет значение и что он может привести к потере определенных расовых привилегий, чем если бы они вместо этого вступили в межрасовый брак с белыми.

«Это говорит нам о том, что, несмотря на восходящие праздничные дискурсы о мультикультурализме и разнообразии в последние годы, мы все еще должны напоминать себе, что давление в пользу« англо-конформности »и стремление к« белым привилегиям »все еще может быть сильным и живым в современном U."S. Society, что указывает на продолжающееся существование расовой иерархии", - сказал Чонг.

Журнал «Социологические перспективы» недавно опубликовал результаты исследования Чонга в статье «Конструируемая азиатка: контуры и согласование панэтнической идентичности / культуры среди межэтнических женатых американцев азиатского происхождения». Она сказала, что в последние десятилетия социологи изучали расовую ассимиляцию, а это означает, что цветные иммигранты могут ассимилироваться в американское общество разными способами, включая принятие основной культуры и включение в американские социальные структуры при сохранении расовых - и некоторой степени культурных - различий. .

«Межэтнические супружеские пары американцев и азиатского происхождения, которые остаются отличными в расовом отношении и, вероятно, будут более успешными в сохранении аспектов своей азиатской этнической культуры, могут инкорпорироваться в американское общество иным образом, что заставляет нас усомниться в обоснованности классического - однолинейная траектория ассимиляции, основанная в основном на опыте пожилых европейских этнических иммигрантов », - сказал Чонг.

Все лица, с которыми она беседовала, были американцами как минимум во втором поколении, и большинство из них проживало в мегаполисах Лос-Анджелеса, Чикаго и Вашингтона, округ Колумбия.C., у которых есть значительные группы американцев азиатского происхождения. Национальное происхождение пар включало китайское, японское, корейское, тайваньское, вьетнамское, филиппинское и камбоджийское происхождение.

Она сказала, что очень важно изучать американцев азиатского происхождения, потому что как расово «промежуточное» меньшинство - не черное и не белое - они оба малоизучены и обычно рассматриваются, независимо от их поколения, как расово-этнические или небелые. Более того, поскольку термин «азиат» или «американец азиатского происхождения» также является социально сконструированным термином, навязываемым более широким обществом культурным и этнически разнообразным группам людей из Азиатско-Тихоокеанского региона, важно исследовать, что «азиатско-американское» На самом деле означает для тех, кто идентифицирует себя как это, и каким образом этот термин развивается и обсуждается ими.

Чонг сказал, что опыт межэтнических пар отражает очень сложный процесс ассимиляции, который бросает вызов предположениям и даже стереотипам на многих уровнях, включая то, что «азиатство» означает для широкой публики и для самих участников.

Четыре ключевых элемента этнической культуры, о которых говорили респонденты, - это язык, еда, праздники и ценности. Пока Чонг исследовал, как пары стремились сохранить этнические традиции, еда и празднование праздников были единственными элементами культуры, передаваемыми из поколения в поколение конкретным образом.

Большинство пар потратили большую часть своей жизни на еду азиатского происхождения, поэтому у них не было причин прекращать их есть. Тем не менее, они обычно готовили основные американские блюда, такие как спагетти и гамбургеры. Одна пара описала свои встречи с другими парами азиатско-американского происхождения как «американизированные», когда только еда «была своего рода этнической».

Многие пары также сообщили, что выросли в семьях, где в основном говорят на английском, хотя почти все выражали сильное желание, чтобы дети изучали языки обоих супругов; однако многие сетовали, что передать это было трудно, потому что сами они плохо знали язык.

«Короче говоря, эти пары признают, что иногда культура« по умолчанию »для семей и детей в конечном итоге оказывается« американской », а не этнической, с элементами« азиатскости », - сказал Чонг. «В культурном отношении их дети так же погружены в основную культуру, как и в этнические культуры, и они даже чувствуют, что их семьи американские, как и все остальные».

Респонденты по большей части заявили, что они необязательно решили вступить в брак с соотечественниками из азиатской национальности, потому что они стремились сохранить азиатские расовые границы и культуру, противостоять угнетению или продемонстрировать расовую гордость, сказала она.Вместо этого они ссылались на такие причины, как взаимная культурная непринужденность и понимание того, «что значит быть меньшинством», как на источник притяжения. Чонг сказал, что межэтнические браки можно рассматривать как альтернативный, этнически и расовый способ существования и становления американцем перед лицом расовых стереотипов.

«Американцы азиатского происхождения во многом придерживаются« азиатского происхождения », потому что они должны это делать, из-за того, что американское общество продолжает классифицировать азиатов как расово и культурно« чужих »и« отличных », вполне возможно, не полностью американцев», - сказал Чонг."Но, несмотря на наше предположение о культурных различиях людей, которых мы можем считать" азиатами "или американцами азиатского происхождения, многие американцы азиатского происхождения чувствуют себя такими же американцами, как и все остальные, и хотят, чтобы их считали таковыми, хотя они могут предпочесть поддерживать этническую идентичность и культуру ".

Она сказала, что в исследовании основное внимание уделяется способам ассимиляции иммигрантов в американском обществе вместо присвоения расовой принадлежности, например уровня межрасовых браков с участием белых американцев.

«В идеале мы можем представить себе общество, в котором этническая идентификация, например, может стать такой же необязательной для расовых меньшинств, как и для тех, кто имеет европейское происхождение», - сказал Чонг.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *