Автономная речь: Автономная речь | Понятия и категории

Содержание

Автономная речь ребенка в период младенчества



 

 

 

 

 

 

 

Автономная речь ребенка в период младенчества.

 

 

Выполнила: студентка 3 курса

факультета педагогики, отделения

педагогики и психологии

Проверила:

 

 

 

 

 

 

 

 

2012                                         
Содержание:

Введение.

Автономная речь. Понятие детской автономной речи.

Автономная детская речь — необходимый период в развитии ребенка.

Особенности автономной речи ребенка.

Заключение.

Список используемой литературы.

 

 


Введение.

Период, когда лепет малыша сменяется первыми «словами», пусть пока имеющими не очень много общего с языком, на котором говорят мать и отец, психологи называют этапом автономной детской речи. Это очень важное событие в жизни ребенка. Теперь можно с уверенностью сказать, что он не просто проверяет силу собственного голоса и пародирует взрослых, а размышляет, анализирует и обобщает. Ведь слово — это не просто звук. Это знак, который имеет общечеловеческое значение. Произнося какое-то слово, чтобы обозначить им тот или иной предмет, мы понимаем, что для всех остальных людей (в рамках нашей языковой культуры) это слово имеет то же самое значение, что и для нас. Поэтому, когда малыш говорит, что хочет куклу, он уверен, что мы дадим ему не кубики, не плюшевого медведя, а именно куклу. Другое дело, что, когда ребенок только начинает говорить, постороннему человеку понять его бывает нелегко. Кукла может называться, например, «бу-ка». В другой ситуации эта же «бу-ка» также может означать кукольный домик. Перевести детские слова на русский язык или на любой другой невозможно, но внимательным родителям понять маленького болтуна будет совсем несложно.

В данном реферате мы узнаем о понятии автономной речи ребенка, постараемся разобраться в особенностях речи и проследить развитие автономной речи ребенка в период младенчества.


Автономная речь. Понятие детской автономной речи.

Автономная речь — один из ранних этапов развития речи ребенка. (Л.С.Выготский, А.Р.Лурия и др.). Характеризуется тем, что слова или слоги, воспроизводимые детьми по образцу речи взрослых, существенно искажаются, например, за счет повторения. Автономная речь ситуативна, неопределенна и многозначна, т.к. ребенок еще не владеет содержанием понятия; обобщения в ней основаны на объединении в одном слове признаков неродственных предметов. По формальным основаниям она не имеет флексий и других признаков синтаксических отношений. В зависимости от разнообразия и качества языковой среды ребенка может сохраняться достаточно долго и служить тормозом умственного развития.

Прежде чем перейти к настоящему языковому периоду, ребенок начинает говорить на своем, понятном только ему и близким людям, своеобразном языке. Любая мать сталкивается с первыми «гу», «абу», «ав», «гули», «мо — мо» и пр., а ведь это своеобразный язык ее малыша, который называют «автономной детской речью». Это первые шажки в развитии детского мышления и речи.

Когда появляется такой автономный язык у ребенка? Все это очень индивидуально. Если один малыш хорошо пользуется отдельными словами или звуками уже в шесть — восемь месяцев, то другой их хорошо будет произносить лишь к году, или даже позже.

Своеобразие «автономной речи» заключается в том, что, во — первых, звуковой состав слов, употребляемых ребенком, резко отличается от звукового состава наших слов. Эта речь моторно, т. е. с артикуляционной, с фонетической стороны, не совпадает с нашей речью. Это обычно такие слова, как «ба — бу», «гу — га», иногда обломки наших слов. Это слова, которые по внешней, звучащей форме отличаются от слов нашего языка. Иногда они похожи на наши слова, иногда резко с ними расходятся, иногда напоминают наши искаженные слова. Слова автономной речи отличаются от наших слов и по значению.

Феномен автономной детской речи впервые описал Чарльз Дарвин, который прямо не занимался вопросами развития ребенка, но, будучи гениальным наблюдателем, сумел вычленить «автономную речь» у ребенка, следя за развитием своего внука. Его внук однажды увидел утку, плавающую в пруду, и сказал «уа». Затем мальчик стал называть теми же звуками молоко, пролитое на столе, лужу, всякую жидкость в стакане и даже молоко в бутылочке. В другой раз ребенок играл старинными монетами с изображением птиц. Их он тоже стал называть «уа». Наконец, все маленькие, круглые, блестящие предметы (пуговицы, медали, монеты) на языке внука Дарвина стали именоваться «уа». Таким образом, если бы мы записали значение слова «уа» у ребенка, то мы нашли бы какое — то первоначальное значение, от которого происходят все остальные (утка на воде). Это значение почти всегда очень сложно. Оно не расчленено на отдельные качества, как значения отдельных слов, такое значение представляет собой целую картину.

С автономной речью никогда не происходит так, что ребенок может сказать «бутылочка», «молоко», что он умеет не только сказать и различить постоянные свойства предметов, но только из каприза продолжает говорить «мо — ко». На самом деле ребенку не понятны наши слова и наши понятия.

Отсюда можно вычленить две черты, которые выделяют автономную детскую речь из общего хода развития языка ребенка. Первое отличие — фонетическое строение речи, второе — смысловая сторона детской речи.

И третья особенность автономной детской речи, которую по достоинству оценил Дарвин — если эта речь в звуковом и смысловом отношениях отличается от нашей, то и общение с помощью такой речи должно резко отличаться от общения с помощью нашей речи. Ведь правда, пользуясь своей автономной речью, малыш может общаться только с теми людьми, которые понимают значение его слов — мамой, папой или бабушкой.

Наконец, последняя, четвертая из основных отличительных особенностей автономного языка заключается в том, что возможная связь между отдельными словами также чрезвычайно своеобразна. Этот язык обычно аграмматичен, не имеет предметного способа соединения отдельных слов и значений в связную речь (у нас это осуществляется при помощи синтаксиса и этимологии). Здесь господствуют совсем другие законы связывания и объединения слов — законы объединения междометий, переходящих друг в друга, напоминающих ряд бессвязных восклицаний, которые мы издаем иногда в сильном аффекте или волнении.

Аналогичным образом строится язык почти всех детей. Психолог Елена Пронина считает, что своеобразие детской речи отражает особенности мышления ребенка. Малыш похож на первобытного человека. «Отличительной особенностью его психики является синкретизм (греч. synkretismos — сращение, слияние), когда связь впечатлений заменяет связь событий. Синкретизм означает, в сущности, размытость границ между внутренним и внешним, субъективным и объективным, психическим и физическим. Ребенок колотит стул, о который споткнулся, чтобы „ему тоже было больно“. Малыш охотно соглашается, что капризничает не он сам, а „плакса-вакса“, которую надо выгнать из комнаты, и успокаивается после того, как мать выразительно хлопнет дверью». Так что неудивительно, что такое первобытное мышление влияет и на язык ребенка. Первые слова малыша обозначают почти всё или очень многое, они приложимы к любому предмету и в каждой новой ситуации называют нечто иное, чем в предшествующей.

Автономной детская речь называется потому, что она построена, как бы по собственным законам, отличным от законов построения настоящей речи. У этой речи другая звуковая система, другая смысловая сторона, другие формы общения и другие формы связывания.

Автономная детская речь представляет собой не редкий случай, не исключение, а правило, закон, который наблюдается в речевом развитии всякого ребенка.

 


Автономная детская речь — необходимый период в развитии ребенка.

При многих формах недоразвития речи, при задержках речевого развития, автономная детская речь выступает очень часто и определяет особенности аномальных форм речевого развития. Например, задержка нередко выражается, прежде всего, в том, что у ребенка затягивается период автономной речи до 2 — 3 — 4 лет… Другие речевые расстройства в детском возрасте так же приводят к тому, что автономная речь задерживается иногда на несколько лет и все же выполняет основную генетическую функцию, т. е. служит мостом, по которому ребенок переходит от безъязычного периода к языковому. В развитии нормального и аномального ребенка автономная речь играет существенную роль.

Иногда считают, что на становлении (или формировании) автономной речи влияет неправильное или уменьшительное произношение слов близкими людьми. Это не совсем верно, потому что «автономная речь» — это язык самого ребенка, ибо все значения устанавливаются самим ребенком. Ребенок создает свои «мо — ко», «ба — ка» и пр. из обломков нормально произносимых слов. Например мать говорит «собака» — полное слово, а у ребенка получается «бака», «абака» или что — то другое.

Но автономная речь не существует сама по себе. Наряду со своим словами (своей речью), у ребенка существует понимание и наших слов, т. е. ребенок до того, как начинает говорить, понимает ряд слов. Он понимает нами оформленные слова: «дай», «иди», «хлеб», «молоко» и т. д., и это не мешает наличию второй речи.

Автономная детская речь и ее значения вырабатываются при активном участии ребенка. Когда автономная речь задерживается у ребенка, который достаточно хорошо понимает речь взрослых, возникает потребность в связной передаче, или построению фраз. Но эти фразы из — за того, что речь лишена синтаксической связности, мало напоминают наши. Они больше понимают простое нанизывание слов или искаженные фразы нашего языка: «Ты меня взять…» и т. д.

Автономная детская речь не только представляет собой чрезвычайно своеобразный этап в развитии детской речи, но важный этап развития мышления маленькой личности, маленького ребенка. Прежде чем речь ребенка не достигнет определенного уровня развития, его мышление также не может перейти за известный предел.

Автономная детская речь – необходимый период в речевом развитии каждого нормального ребенка. По ней можно даже провести раннюю психологическую диагностику уровня речевого развития. Например, недоразвитие ребенка часто проявляется в изменении периода автономной речи. Для нормального ребенка автономная речь всегда является мостом, по которому ребенок переходит от безъязычного периода к языковому. Начало и конец автономной речи знаменуют собой начало и конец кризиса первого года жизни.

Все психологи в один голос говорят, что этап автономной детской речи очень важен для развития интеллекта, мышления и психики ребенка. Подгонять время, когда на смену словам собственного сочинения придут слова из взрослого языка, не стоит. Педагоги и психологи считают, что дети вас понимают. Слова, пусть и «первобытные», не возникают на пустом месте. Свою дебютную речь малыш начинает готовить уже в первые недели жизни. Сначала он просто прислушивается к голосу матери и других близких, потом начинает их различать. Если обращенные к ребенку слова эмоциональны и выразительны, сопровождаются активной мимикой, то уже к 5-му месяцу он по-разному реагирует на интонации: на приветливую отвечает улыбкой, а услышав сердитую, может заплакать.

К 7-му месяцу малыш начинает понимать значение некоторых слов. Он поворачивает голову в сторону того предмета, о котором идет речь. Постепенно запоминает имена всех членов семьи, ищет глазами людей, о которых говорят. Радуется, когда хвалят его самого. В возрасте около года ребенок произносит первые, самые простые слова вроде «ма-ма», «па-па», «ба-ба», «ав-ав», «ам-ам» и т. д. У малыша появляется огромный стимул поскорее научиться говорить. Ведь это позволит ему точнее сообщать взрослым о своих потребностях и скорее получать желаемое. Поэтому не сомневайтесь: если ребенок придумал 10-20 собственных слов, значит, он понимает все, что вы ему говорите. Вам остается только получать удовольствие от общения с малышом и помогать ему в развитии речи.

В последние годы и родители, и педагоги жалуются на то, что дети начинают поздно говорить, а речь их бедна и примитивна. Специальная логопедическая помощь нужна практически каждой группе детского сада. И это проблема не только нашей страны, но и всего мира. За последние 20 лет число речевых нарушений у детей выросло в 6,5 раз. Чтобы избежать проблем в будущем, надо больше общаться с ребенком, причем доброжелательно.

1.      Общайтесь

Обязательно находите время на общение с ребенком. Читайте сказки, стихи, разыгрывайте домашние спектакли с любимыми игрушками в главных ролях. Не подменяйте общение с семьей телевизором. Ни один мультик и фильм не объяснит ребенку значение абстрактных слов вроде «вчера», «завтра», «наверное»,«вовремя». По телевизору ничего не говорится о жизни самого ребенка, которую тоже надо анализировать и переводить в «словесный формат». Укладывая ребенка спать, напомните ему о событиях дня: «Помнишь, что мы сегодня видели? Не забыл, кого встретили?» Проговаривайте свои действия: «Сейчас мы оденемся, возьмем коляску, пойдем гулять, потом купим хлеба». Эти «уроки» не требуют много времени и не отнимают сил, а для ребенка они очень полезны.

2.      Покажите, как надо

Разговаривая с малышом, произносите слова медленнее, четче и несколько громче, чем обычно; между фразами делайте паузы. В этот период очень важно давать ребенку правильные образцы для подражания. Если он будет слышать речь, плохую по артикуляции, грамматически неправильную, то и усвоит ее в таком виде.

3.      Слушайте внимательно

Ребенок нуждается в аудитории на всех этапах развития речи, но на самых ранних он совсем не может обойтись без нее. Осваивая первые слова, малыш повторяет их снова и снова на все лады. Ни в коем случае не прерывайте его. Наоборот, показывайте ему, что слушаете, причем слушаете с удовольствием.

4.      Развивайте моторику

4. Автономная речь. Точки зрения психологов о природе речи

Точки зрения психологов о природе речи

контрольная работа

Понятие автономной детской речи.

Прежде чем перейти к настоящему языковому периоду, ребенок начинает говорить на своем, понятном только ему и близким людям, своеобразном языке. Любая мать сталкивается с первыми «гу», «абу», «ав», «гули», «мо — мо» и пр., а ведь это своеобразный язык ее малыша, который называют «автономной детской речью». Это первые шажки в развитии детского мышления и речи.

Когда появляется такой автономный язык у ребенка? Все это очень индивидуально. Если один малыш хорошо пользуется отдельными словами или звуками уже в шесть — восемь месяцев, то другой их хорошо будет произносить лишь к году, или даже позже.

Первым, кто описал детскую автономную речь, понял и оценил ее огромное значение, был, Чарлз Дарвин, который прямо не занимался вопросами развития ребенка, но, будучи гениальным наблюдателем, сумел вычленить «автономную речь» у ребенка, следя за развитием своего внука.

Своеобразие автономной речи.

Своеобразие «автономной речи» заключается в том, что, во — первых, звуковой состав слов, употребляемых ребенком, резко отличается от звукового состава наших слов. Эта речь моторно, т. е. с артикуляционной, с фонетической стороны, не совпадает с нашей речью. Это обычно такие слова, как «ба — бу», «гу — га», иногда обломки наших слов. Это слова, которые по внешней, звучащей форме отличаются от слов нашего языка. Иногда они похожи на наши слова, иногда резко с ними расходятся, иногда напоминают наши искаженные слова. Слова автономной речи отличаются от наших слов и по значению.

Известный пример Дарвина часто цитируется в учебниках. Его внук, однажды, увидя утку, плавающую по пруду, подражая ли ее звукам, или названию, данному взрослым, стал называть ее «уа». Эти звуки стали произноситься ребенком тогда, когда он у пруда видел утку, плавающую по воде. Затем мальчик стал называть теми же самыми звуками молоко, пролитое на столе, всякую жидкость, воду в стакане, даже молоко в бутылочке, очевидно перенося это название из — за того, что там была вода, жидкость. Однажды ребенок играл старинными монетами с изображением птиц. Он стал их тоже называть «уа». Наконец, все маленькие, круглые, блестящие предметы, напоминающие монеты (пуговки, медали), стали называться «уа».

Таким образом, если бы мы записали значение слова «уа» у ребенка, то мы нашли бы какое — то первоначальное значение, от которого происходят все остальные (утка на воде). Это значение почти всегда очень сложно. Оно не расчленено на отдельные качества, как значения отдельных слов, такое значение представляет собой целую картину.

С автономной речью никогда не происходит так, что ребенок может сказать «бутылочка», «молоко», что он умеет не только сказать и различить постоянные свойства предметов, но только из каприза продолжает говорить «мо — ко». На самом деле ребенку не понятны наши слова и наши понятия.

Отсюда можно вычленить две черты, которые выделяют автономную детскую речь из общего хода развития языка ребенка. Первое отличие — фонетическое строение речи, второе — смысловая сторона детской речи.

И третья особенность автономной детской речи, которую по достоинству оценил Дарвин — если эта речь в звуковом и смысловом отношениях отличается от нашей, то и общение с помощью такой речи должно резко отличаться от общения с помощью нашей речи. Ведь правда, пользуясь своей автономной речью, малыш может общаться только с теми людьми, которые понимают значение его слов — мамой, папой или бабушкой.

Наконец, последняя, четвертая из основных отличительных особенностей автономного языка заключается в том, что возможная связь между отдельными словами также чрезвычайно своеобразна. Этот язык обычно аграмматичен, не имеет предметного способа соединения отдельных слов и значений в связную речь (у нас это осуществляется при помощи синтаксиса и этимологии). Здесь господствуют совсем другие законы связывания и объединения слов — законы объединения междометий, переходящих друг в друга, напоминающих ряд бессвязных восклицаний, которые мы издаем иногда в сильном аффекте или волнении.

Автономная детская речь представляет собой не редкий случай, не исключение, а правило, закон, который наблюдается в речевом развитии всякого ребенка.

Почему детская речь называется автономной?

Это потому, что она построена, как бы по собственным законам, отличным от законов построения настоящей речи. У этой речи другая звуковая система, другая смысловая сторона, другие формы общения и другие формы связывания. Поэтому она и получила название автономной.

Автономная детская речь — необходимый период в развитии всякого нормального ребенка.

При многих формах недоразвития речи, при задержках речевого развития, автономная детская речь выступает очень часто и определяет особенности аномальных форм речевого развития. Например, задержка нередко выражается, прежде всего в том, что у ребенка затягивается период автономной речи до 2 — 3 — 4 лет… Другие речевые расстройства в детском возрасте так же приводят к тому, что автономная речь задерживается иногда на несколько лет и все же выполняет основную генетическую функцию, т. е. служит мостом, по которому ребенок переходит от безъязычного периода к языковому. В развитии нормального и аномального ребенка автономная речь играет существенную роль.

Иногда считают, что на становлении (или формировании) автономной речи влияет неправильное или уменьшительное произношение слов близкими людьми. Это не совсем верно, потому что «автономная речь» — это язык самого ребенка, ибо все значения устанавливаются самим ребенком. Ребенок создает свои «мо — ко», «ба — ка» и пр. из обломков нормально произносимых слов. Например мать говорит «собака» — полное слово, а у ребенка получается «бака», «абака» или что — то другое.

Но автономная речь не существует сама по себе. Наряду со своим словами (своей речью), у ребенка существует понимание и наших слов, т. е. ребенок до того, как начинает говорить, понимает ряд слов. Он понимает нами оформленные слова: «дай», «иди», «хлеб», «молоко» и т. д., и это не мешает наличию второй речи.

Автономная детская речь и ее значения вырабатываются при активном участии ребенка. Когда автономная речь задерживается у ребенка, который достаточно хорошо понимает речь взрослых, возникает потребность в связной передаче, или построению фраз. Но эти фразы из — за того, что речь лишена синтаксической связности, мало напоминают наши. Они больше понимают простое нанизывание слов или искаженные фразы нашего языка: «Ты меня взять…» и т. д.

Автономная детская речь не только представляет собой чрезвычайно своеобразный этап в развитии детской речи, но важный этап развития мышления маленькой личности, маленького ребенка. Прежде чем речь ребенка не достигнет определенного уровня развития, его мышление также не может перейти за известный предел. [http://www.uaua.info/razvitiye/rebenok-0-1-god/]

Феномен автономной детской речи | Студент-Сервис

  1. Второе полугодие жизни
  2. Звуковой состав первых слов ребенка
  3. Своеобразие автономной детской речи
  4. Период автономной детской речи

Рассматривая второе полугодие жизни, мы говорили о том, что этот период является довербальным, подготовительным периодом в разви­тии речи. На этом этапе речь заменяют другие, невербальные сред­ства — эмоциональные выражения, мимика, а затем жесты, позы, локомоции, вокализации. На третьем году жизни ребенок в основном усваивает человеческий язык и начинает общаться с помощью речи. Между этими двумя периодами существует удивительный этап, когда ребенок начинает говорить, но не на нашем, а на каком-то своем языке. Этот этап в детской психологии называют этапом «автономной детской речи».

Первым, кто описал автономную детскую речь, понял и оценил ее огромное значение, был, как это ни странно, Ч.

Дарвин, который прямо не занимался вопросами детского развития, но, будучи гениальным на­блюдателем, сумел заметить, что, прежде чем использовать общепри­нятую речь, ребенок говорит на своеобразном языке, который весьма отдаленно напоминает язык взрослых. Этот детский язык отличается от взрослого, во-первых, фонетикой (звучанием слов), а во-вторых, сво­ей смысловой стороной, то есть значением слов.

Звуковой состав первых слов ребенка резко отличается от звукового состава наших слов. Эта речь с артикуляционной и фонетической сторо­ны не совпадает с речью взрослых. Иногда это совершенно не похожие на слова взрослых звукосочетания (например, «адика», «ика», «гилига»), иногда обломки наших слов («па» — упала; «бо-бо» — больно; «ка» — каша и пр.), иногда сильно искаженные слова взрослых, но сохраняющие их ритмический рисунок (например, «тити» — часы, «ниняня» — не надо,  «абаля» — яблоко). Но во всех случаях это не воспроизведение слов взрослого, а изобретение своих собственных звукосочетаний.

Здесь мы сталкиваемся скорее с порождением своих собственных слов, чем с не­ совершенным воспроизведением слов взрослого. Доказательством этого является другая особенность детских слов — своеобразие их значения.

Дарвин впервые обратил внимание на то, что слова автономной дет­ской речи отличаются от наших слов по своему значению.

Приведем его известный пример, часто цитируемый для иллюстра­ции этого феномена.

Мальчик, однажды увидев утку, плавающую в пруду, стал называть ее «уа». Эти звуки производились ребенком тогда, когда он у пруда видел утку, плавающую в воде. Затем мальчик стал называть теми же звуками молоко, пролитое на столе, лужу, всякую жидкость в стакане и даже мо­локо в бутылочке. Однажды ребенок играл старинными монетами с изоб­ражением птиц. Он стал их тоже называть «уа». Наконец, все маленькие, круглые блестящие предметы (пуговицы, медали, монеты) стали назы­ваться «уа».

Примеров автономных детских слов множество.

Так, детское слово «пу-фу» может означать йод, ранку, горячую кашу, си­гарету, из которой идет дым, огонь, сам процесс тушения и многое другое, где нужно дуть. Слово «кх» может означать кошку, мех, волосы, шапку, шубу и многое другое, что связано с ощущением мягкости и пушистости. С точки зрения взрослого в этих вещах нет ничего общего. Для взрослого этот признак мягкости и пушистости совершенно не важен, а для малы­ша он может быть главным, потому что в своих первых обобщениях он руководствуется прежде всего непосредственным ощущением и своим собственным, неповторимым опытом.

Интересно, что предметы могут называться одним словом по самым различным признакам.

Например, у одной девочки (1 год 3 месяца) слово «ка» имело 11 значе­ний, которые постоянно расширялись. Сначала (в 11 месяцев) этим сло­вом она назвала желтый камень, с которым играла, затем этим словом она назвала желтое мыло, потом камни любого цвета. В 1 год она назвала словом «ка» кашу, потом куски сахара, потом все сладкое, кисель, ва­ренье, потом катушку, карандаш, мыльницу с мылом и пр. Можно видеть, что одни предметы входят в состав значения слова по одному признаку, другие — по другому. Например, желтое мыло вошло по признаку цвета, кисель — по признаку сладкого, а катушка и карандаш — по звуковому сходству. Все эти значения образуют набор предметов, которые обозна­чаются одним словом «ка».

Ни одно из слов детской речи не может быть адекватно переведено на наш язык, потому что дети видят и обозначают предметы совершенно по-другому. Интересно, что те же дети прекрасно понимают значения всех взрослых слов: они легко отличают кошку от маминых волос или бутылочку с йодом от сигареты. Но они продолжают говорить «кх» или «пу-фу» вовсе не из каприза, а потому что их слова имеют другое зна­чение.

Из этих двух особенностей автономной детской речи вытекает третья, связанная с ее использованием. Если эта речь непохожа на обычную ни по своему звучанию, ни по своему значению, то понять ее может только тот, кто хорошо знает ребенка, кто может разгадать его шифр. Ни один посторонний человек не может догадаться что означает «уа» или «пу­ фу». Но близкие люди без труда понимают малыша, потому что они ориентируются не только на его слова, но и на ту ситуацию, в которой находится ребенок. Например, если ребенок кричит «уа» на прогулке, значит, он хочет подойти к пруду, а если он говорит то же «уа» в ком­нате, это означает его желание играть с пуговицами. Общение с детьми в этот период возможно только по поводу конкретной ситуации (поэто­му оно и называется ситуативным). Слово может обозначать только тот предмет, который ребенок непосредственно воспринимает. Если пред­мет находится перед глазами, то сразу понятно, о чем идет «речь». Но понять значение этих слов, когда они оторваны от ситуации, невозмож­но. Если наши слова могут замещать ситуацию, то слова автономной детской речи не несут этой функции. Они используются для того, что­ бы выделить что-то важное в конкретной ситуации. Они имеют ука­зательную функцию, функцию наименования, но не имеют функции значащей, или сигнификативной. Слова ребенка не могут замещать отсутствующие предметы, но могут в наглядной ситуации указать на ее отдельные стороны и дать им названия.

Своеобразие автономной детской речи отражает особенности мыш­ления ребенка на этом переходном этапе развития.

На стадии детской речи не существует еще возможности словесного мышления, оторван­ного от наглядной ситуации. Мыслить с помощью слов вне наглядной ситуации ребенок еще не может. Хотя мышление ребенка приобретает какие-то начальные черты речевого, оно еще не может быть оторвано от наглядного. В словах ребенка возможны лишь такие отношения, которые отражают непосредственное отношение вещей. Значения слов детской речи не находятся в отношении общности друг к другу, то есть одно значение не имеет отношения к другому значению. Например, во взрослом языке слово яблоко имеет отношение общности со словом фрукты. Соединяться детские слова могут только так, как соединены предметы перед глазами ребенка. Например, если «ф-ф» означает огонь, а «динь» — предмет, который движется, «фадинь» может означать поезд. Содержательные, внеситуативные связи вещей еще недоступны д ля ребенка. Его мышление носит несамостоятельный характер, оно как бы подчиняется восприятию, и аффективный момент преобладает в ней над мыслительным.
Высказывания ребенка соответствуют не на­шим суждениям, а скорее нашим восклицаниям, с помощью которых мы передаем эмоциональную реакцию на ситуацию. Она передает воспри­нимаемые впечатления, констатирует их, но не обобщает и не умоза­ключает. Характерно, что слова детской речи не имеют постоянного значения — в каждой новой ситуации обозначается нечто иное, чем в предшествующей. Первые детские слова обозначают почти все или очень многое, они приложимы к любому предмету. Их значение крайне неустойчиво — оно скользит по окружающим предметам, вбирая в себя все новые. Это скорее указательные голосовые жесты, чем настоящие слова.

Период автономной детской речи есть в развитии каждого ребенка. В этот период нельзя сказать, есть у ребенка речь или нет, потому что у него нет речи во взрослом смысле слова, и в то же время он уже гово­рит. Следующий этап развития речи ребенка знаменуется появлением его первых настоящих слов.

Этапы первичного освоения языка.

Автономная детская речь | Методические разработки | Педагогическое мастерство

Автор: Сафина Любовь Александровна

Организация: ГБОУ Школа № 1376

Населенный пункт: г. Москва

Главным событием в развитии ребенка раннего возраста является овладение речью. Появление речи перестраивает все психические процессы ребенка и открывает новые, необыкновенно важные перспективы его развития. Однако овладение речью происходит не сразу, а проходит ряд этапов.

На первом году жизни речи еще нет. Ее заменяют другие, невербальные средства общения — эмоциональные выражения, мимика, а затем жесты, позы, локомоции, вокализации.

 На третьем году жизни ребенок в основном усваивает человеческий язык и начинает общаться с помощью речи.

 Между этими двумя периодами существует удивительный этап, когда ребенок начинает говорить, но не на нашем, а на каком-то своем, детском языке. Этот этап в детской психологии называют этапом «автономной детской речи».

«Детский язык» отличается от взрослого, во-первых, звучанием слов, а, во-вторых, их значением. Звуковой состав первых слов ребенка резко отличается от звукового состава наших слов. Иногда это совершенно не похожие на слова взрослых звукосочетания (например «адика», «капа», «гилига»), иногда обломки наших слов («па» — упала; «бо-бо» — больно; «ка» — каша и т.д.), иногда сильно искаженные слова взрослых, но сохраняющие их ритмический рисунок. Но во всех случаях это не воспроизведение слов взрослого, а изобретение своих собственных звукосочетаний.

Другая особенность детских слов — своеобразие их значения. Ни одно из слов детской речи не может быть правильно переведено на наш язык, потому что дети видят и обозначают предметы совершенно по-другому. Например, ребенок может называть словом «кх» самые разные предметы — кошку, шубу, мамины волосы, одеяло — словом, всё мягкое и пушистое. 

Период автономной детской речи есть в развитии каждого ребенка. В этот период нельзя сказать, есть у ребенка речь или нет, потому что у него нет речи во «взрослом» смысле слова, и в то же время он уже говорит.

Следующий этап развития речи ребенка знаменуется появлением его первых настоящих слов. Настоящие слова.  Определить точную дату появления первых слов ребенка не так-то просто. Есть дети, которые уже в 11–12 месяцев говорят более 100 слов, а бывает  когда до 3 лет ребенок упорно молчит, несмотря на нормальное в целом психическое развитие. Сроки и темпы овладения речью во многом зависят от индивидуальных особенностей ребенка и от того, по какому пути идет его речевое развитие.

Развитие речи имеет два основных направления: пассивное владение словом (понимание речи) и активное (говорение). Обычно пассивная речь опережает активную.

 До определенного времени число понимаемых слов значительно превосходит количество активно произносимых. И у некоторых детей этот период сильно затягивается. Ребенок может вплоть до двух лет, хорошо понимая всё, что говорят ему взрослые, не произносить ни одного слова — либо вообще молчать, либо объясняться с помощью лепета. И все-таки, при этом, если ребенок живет в нормальных условиях, его речь развивается. Обычно у таких детей переход к активной речи происходит внезапно.

Если ребенок понимает обращенную к нему речь, если вы создаете все необходимые условия для его нормального развития, значит, он рано или поздно заговорит.

Почему ребенок начинает говорить? Слово — это, прежде всего, знак, т.е. заместитель другого предмета. Значит, за каждым словом должен стоять какой-то предмет, который оно обозначает, т.е. его значение. Если такого предмета нет, если мать и  ребенок до полутора лет ограничиваются проявлениями взаимной любви, первые слова могут не появиться, как бы много мать ни разговаривала с ребенком и как бы хорошо он ни воспроизводил ее слова.

Если же мама играет с ребенком в игрушки, его действия и эти самые игрушки становятся предметом (или содержанием) их общения. Однако в том случае, если ребенок увлеченно играет с предметами, но предпочитает это делать в одиночестве, активные слова ребенка также задерживаются: у него не возникает потребности назвать предмет, обратиться к кому-либо с просьбой или выразить свои впечатления.

 Потребность и необходимость говорить предполагает два главных условия:

1) потребность в общении со взрослым;

2) потребность в предмете, который нужно назвать.

Ни то, ни другое в отдельности к слову еще не ведет. И только ситуация предметного сотрудничества ребенка с взрослым или содержательного, делового общения с ним создает необходимость назвать предмет и значит произнести свое слово.

Значит, главное — это не просто говорить, но играть с ребенком и разговаривать по поводу совместной игры. Для этого подходят кубики, пирамидки, мячики, машинки, картинки и многие другие предметы, с которыми можно заниматься вместе.

Первоначально у малыша нет никакой потребности называть предмет словом. Такая потребность должна возникнуть, и передать ее может только взрослый.

В процессе овладения словом можно выделить три основных этапа, каждый из которых имеет свой смысловой центр для ребенка.

 На первом этапе таким центром является предмет. Ребенок тянется к нему, сопровождая свои попытки мимическими и интонационно-выразительными движениями.

На втором этапе центром ситуации становится взрослый. Обращаясь к нему, ребенок пробует разнообразные речевые и неречевые средства. Вместо попыток достать предмет появляются указательные жесты, активное лепетное говорение (дай-дай-дай) и другие способы воздействия. Такое поведение направлено на то, чтобы вывести взрослого из состояния нейтралитета и обратить его внимание на свои попытки. Однако, если взрослый «не сдается» и ждет нужного слова, ребенок наконец пробует его произнести.

На третьем этапе центром ситуации становилось именно слово. Ребенок начинает не просто смотреть на взрослого, но сосредотачивается на его губах, присматривается к артикуляции. Пристальное рассматривание «говорящих», шевелящихся губ явно свидетельствует о том, что ребенок не только слышит, но и видит нужное слово. Поэтому, разговаривая с маленькими детьми, важно отчетливо артикулировать каждый звук, чтобы было понятно, как этот звук производится. После этого обычно появляются первые попытки произнести слово.

Без достаточно развитой потребности в общении с взрослым и совместной с ним игре первые слова появиться не могут. Дети начинают активно произносить слова только под влиянием настойчивых воздействий взрослого, который превращает слово в предмет  внимания ребенка.

Поэтому очень важно в этом возрасте больше разговаривать с малышом, обсуждать повседневные действия, рассказывать и читать детские стишки, потешки и т.д. Первые активные слова ребенка появляются во второй половине второго года жизни. В этом возрасте происходит «речевой взрыв», который проявляется в резком нарастании словаря и повышенном интересе ребенка к речи.

 Третий год жизни характеризуется резко возрастающей речевой активностью ребенка. Дети уже не только могут слушать и понимать обращенную к ним речь, но и прислушиваются к словам, которые к ним не обращены. Они уже понимают содержание простых сказок и стихов и любят слушать их в исполнении взрослых. Они легко запоминают небольшие стихотворения и сказки и воспроизводят их с большой точностью. Они уже пытаются рассказать взрослым о своих впечатлениях и о тех предметах, которые отсутствуют в непосредственной близости.

Подведем итог вышесказанного. В развитии речи детей ведущая роль принадлежит взрослым: воспитателю — в детском саду, родителям и близким — в семье. От культуры речи взрослых, от того, как они говорят с ребенком, сколько внимания уделяют речевому общению с ним, во многом зависят успехи дошкольника в усвоении языка. Необходимо, чтобы речь взрослых соответствовала нормам литературного языка, литературной разговорной речи и в отношении звуковой стороны (произнесение звуков и слов, дикция, темп и т. д.), и в отношении богатства словаря, точности словоупотребления, грамматической правильности, связности. Специальное внимание должно быть обращено на звуковую сторону речи, так как ее недостатки преодолеваются самим говорящим хуже, чем, например, недочеты словоупотребления.

Так же, важное значение для своевременного развития речи ребенка имеет отношение к нему взрослого. Внимательное, бережное, доброжелательное отношение обеспечивает развитие ответных положительных эмоций и разнообразных реакций. Без этого невозможно устанавливать с ребенком тесный контакт и развивать его речь.

Воспитательные воздействия должны проводиться постоянно и направляться на все стороны нервно-психического развития детей. Только при всестороннем развитии у них будет своевременно формироваться речь.

Список используемой литературы:

  1. Бородич А.М. Методика развития речи у детей. — М.: Просвещение, 1981.
  2. Иванова С.Ф. Речевой слух и культура речи. — М.: Просвещение, 1970.
  3. Иванова С.Ф.   Речевой слух и культура речи   Москва, Просвещение, 1970 г    
  4. Максаков А.И.   Правильно ли говорит ваш ребенок  Москва, Просвещение, 1988 г.
  5. Развитие речи детей дошкольного возраста: Пособие для воспитателя дет. сада. / Под ред. Ф.А. Сохина. — 2-е изд., испр. — М.: Просвещение, 1979.
  6. Фомичева М.Ф.   Воспитание у детей правильного произношения Москва, Просвещение, 1989 г.

 

Опубликовано: 07.12.2015

автономная речь (аутизм?) — Студопедия.Нет

Нормальной автономной речью Левина называет речь ребенка от самого начала, то есть где-то от полутора лет до примерно трех лет, до начала настоящей социальной речи. Для автономной речи прежде всего характерно, что у ребенка много собственных слов, не совпадающих с речью взрослых. Эти слова он придумал сам (то есть это не слова типа «бобо» и «бибика», потому что так с ним говорят взрослые, а это личные слова ребенка). Обычно их понимает только мать, потому что она знает историю каждого такого слова. Например, какой-нибудь ребенок начал называть кошку «тика», и далее примерно в течение года называл ее так, а потом перестроился на взрослое слово «кошка». Стало быть, в автономной речи автономны корни слов. Есть ли в ней еще что-нибудь, кроме корней, на примере двухлетних детей понять обычно не удается.

Левина работала с группой детей (9 человек), у которых речь такого типа задержалась до семи-десяти лет. Многие дети по описаниям показались мне легкими аутистами, которым она просто не могла поставить этот диагноз, потому что в 1936 году он еще не существовал. Она, естественно, называет этих детей алаликами или афазиками (то есть имеющими нарушения речи). Некоторые из них умственно отсталые, некоторые – не обязательно. Поскольку эти дети к описываемому моменту уже не двухлетки, и жили со своей автономной речью уже не один год, она у них развилась гораздо больше, чем у двухлеток. У каждого из них очень много слов, некоторые определенно автономные, другие – искаженные обычные, третьи, у тех кому удается – обычные.

Левина приводит потрясающие факты. Например, все 9 детей, независимо друг от друга, одинаково искажали названия цветов: белый – бенин, красный – красин, синий – синин. Это у них получались примитивные прилагательные, образованные, видимо, аналогично прилагательным «папин, мамин».

В работе много материала с тестами на обобщения. Например, как сгруппировать карточки с такими изображениями: две утки, гусь, лодка, человек? Нормальные дети в таком возрасте уже группируют вполне по смыслу: утки и гусь – это животные, лодка отдельно, человек отдельно. (В этом опыте карточек около 30, так что там собираются довольно большие группы). Дети лет трех группируют по ситуациям: человек сидит в лодке, за ними плывет, скажем, утка (это прекрасно согласуется с известной теорией Выготского о понятиях-синкретах). Дети-автономики 8-10 лет группировали как младшие, по ситуациям. Можно, судя по этому тесту, прийти к выводу, что они просто умственно отсталые. Но Левина правильно так не делает. Она считает, что функция слова у них не работает на обобщение, с чем и связано отсутствие группировки. «Автономная речь возникает благодаря отсутствию внутренней необходимости к овладению нормальной речью вследствие недоступности ее смысловой стороны.» (с. 53)

Вот что пишет Левина про психологию этих детей: «Внешний мир .. не имеет постоянной картины. Акты восприятия и осмысления воспринимаемого почти не связаны. … Разумеется, при этом необычайно велика связанность зрительным полем, которая всецело определяет основные черты поведения «автономика», всю его деятельность. Свобода от зрительной ситуации возникает и развивается вместе с развитием смыслового восприятия (курсив мой – Е.К.). Здесь мы имеем поведение, в полной мере подчиненное впечатлениям, мотивы деятельности всецело даны ситуацией. … (Каково понимание своего внутреннего мира:) В автономной речи с ее связанностью внешним, наглядным называние своих переживаний ничтожно. Вот почему ребенок-автономик весь во власти своего переживания. Он не владеет своим внутренним миром. Если во внешнем мире он связан ситуацией, то здесь он подчинен своим переживаниям, которые не выделяются, не осмысляются им как таковые. Разумеется, внутренняя активность при этом сведена к нулю. … Дети-автономики по своей сущности спонтанны… Основной дефект речевого развития ребенка-автономика – невозможность овладения нормальной речью – восходит к основному дефекту всей структуры личности – недостаточной внутренней активности, т.е. недостаточностью овладения своими собственными психологическими процессами» (с. 67). Это же почти то же самое, что мы видели при (неглубоком) первичном аутизме!

Что мы можем сказать о сравнительной роли автономной и социальной речи? Мы не знаем, какова роль социальной речи. Мы знаем, что у всех нас она социальная и одновременно что все мы умеем думать (что бы под этим не понималось). Как это связано, можно только гадать. Автономные дети – это эксперимент, который поставила природа, как и дети-аутисты. Это дети с речью, но не социальной речью. И мы видим, чем эти дети отличаются от нормальных: у них та же перцептивная вовлеченность, что и у аутистов, та же неспособность отстраниться от мира. «Свобода от зрительной ситуации возникает и развивается вместе с развитием смыслового восприятия,» – пишет Левина, и то же самое мы видим у аутистов. Смыслы, которые конституируются в социальной (но не в автономной) речи, отстраняют субъекта от мира! Левина пишет о том, что у этих детей недостаточная внутренняя активность и связывает это с отсутствием в автономной речи функции обобщения. Я связываю с другим: автономная речь явно не-социальна. Другими словами, сам ребенок сниженно социален. Левина ничего об этом не пишет, но это очевидно по особенностям речи. Был бы нормально социален, говорил бы так же, как говорят вокруг него! Поэтому мы можем рассматривать автономную речь как симптом снижения социальности.

Следовательно, мы видим, что сниженно социальные дети имеют неотстранение от мира, имеют недостаточность внутреннего плана сознания, не обладают свободой, находятся в перцептивной вовлеченности. Социальное воздействие – это основа отстранения субъекта от мира и основа его свободы. Потом от социума тоже приходится освобождаться, но это уже вторично, а самая первая несвобода субъекта – это несвобода от мира. Свободным от мира субъекта делают Другие.

 

Кризис 1 года у ребенка

Факторы, провоцирующие кризис

В содержании кризиса первого года жизни ребенка можно выделить три основных момента:

  • становление ходьбы,
  • формирование речи,
  • гипобулические реакции.

Определение 1

Гипобулические реакции в данном возрасте представлены особыми аффективными состояниями, протекающими в виде эмоционального взрыва.

Они проявляются в плаче, бросании на пол, громком крике, топанье ногами, в требовании желаемого. Гипобулическая реакция – это первое проявление воли ребенка, которое выражается в способности удерживать потребностное состояние. Сила гипобулической воли заключается не в интенсивности переживания, а в его длительности.

Автономная речь и кризис

Источник детских аффективных вспышек это, как правило, отказ взрослого и непонимание желаний ребенка. Особенная ситуация развития в период младенчества ведет к потребности в общении. Это обусловлено тем, что ребенок в этом возрастном периоде может действовать только через окружающих. При этом у ребенка еще не сформирована речь – основное средство общения. Становление речи ребенка осуществляется переходом от безъязычного к языковому этапу развития и реализуется посредством детской автономной речи. Детская автономная речь является основным новообразованием кризиса первого года жизни. Обогащение предметных действий и ходьба требуют речи, удовлетворяющей общение по поводу предметов.

Речь ребенка одного года многозначная, ситуативная и непонятная большинству людей. Она значительно отличается с фонетической стороны от взрослой речи. Она представлена обычно такими словами, как «бо-бо», «ка», «ня-ня» или обломками взрослых слов. От взрослых слов автономная детская речь отличается и по значению слов, оно может охватывать целый ряд вещей. Одно и то же слово в разных ситуациях может иметь разное значение. Помимо этого, автономная речь аграмматична и связь между отдельными словами своеобразна.

Специфической особенностью детской автономной речи является форма и характер общения. Общение с ребенком возможно только в определенной ситуации, когда предмет расположен перед глазами и с близкими взрослыми, старающимися приспособиться к особому детскому языку.

Замечание 1

Автономная детская речь является средством общения, но по причине своей специфичности она может быть причиной трудностей во взаимопонимании и провоцировать гипобулические реакции. Начало и завершение автономной детской речи, знаменуют начало и завершение кризиса одного года.

Следует отметить, что приобретения критического возраста не сохраняются никогда в последующей жизни. Новообразования в критическом возрасте имеют преходящий характер. В кризис одного года дети приобретают автономную речь, исчезающую в дальнейшем, трансформирующуюся и заменяющуюся настоящей речью. При этом детская автономная речь имеет огромное значение и является трансфертом от безъязычного к языковому этапу развития, без присутствия которого ребенок не может овладеть настоящей речью.

Самостоятельность и запреты

Внешне кризис одного года выражается в резком возрастании независимости ребенка от взрослых. В этот период происходит всплеск самостоятельности. Ребенок постепенно овладевает ползанием и ходьбой, что значительно расширяет его жизненное пространство и круг предметов, с которыми он взаимодействует. Это расширяет область его ориентировочно-исследовательской деятельности и способствует постижению новых способов достижения желаемого.

Самостоятельность ребенка в данном возрасте почти всегда порождает отпор со стороны взрослых, так как действия ребенка часто могут причинить ему вред. Со стороны взрослых при этом возникает вынужденный запрет, который выступает в качестве ключевого момента, провоцирующего сдвиг в развитии ребенка. Наталкиваясь на противодействие взрослых в реализации своих стремлений, ребенок старается настойчиво добиться выполнения своих желаний. До тех пор пока требование удовлетворяется, оно не существует само по себе для ребенка. Только с появлением первых запретов собственное побуждение оказывается понятным ребенку. Происходит обнаружение и субъективация стремления. Критерием зрелости и развитости ребенка первого года жизни служит длительность удержания интенционального состояния. Автономная речь и вокализация являются при этом средством удержания этого стремления, его реализации. Таким образом, детское «дай» – это выражение стремления, а своеобразное кряхтение – усилие в связи с достижением желаемого, «гуление» – выражение удовольствия от достигнутого.

До первого кризиса взрослый является источником удовлетворения всех желаний ребенка, а в период кризиса взрослый становится впервые между ребенком и объектом его желаний. Это провоцирует разрыв прежней социальной ситуации развития, ситуации полной слитности. Ребенок начинает отделять себя от взрослого. Ребенок превращается в субъект собственных желаний. Кризис заставляет взрослых трансформировать свои отношения с ребенком, расширяя поле его безопасного действования, насыщая его предметную среду и свои взаимодействия с ребенком. Все это значительно меняет социальную ситуацию развития и создает условия для формирования деятельности предметно-орудийного характера.

Автономия речевой патологии и аудиологии

Специальный комитет по профессиональной автономии


Содержание
  • Определения
  • Квалификация
  • Власть
  • Ответственность
  • Определение сферы деятельности
  • Экономические факторы
  • Реализация

На протяжении многих лет Американская ассоциация речевого языка и слуха придерживается позиции, согласно которой речевая патология и аудиология являются независимыми профессиями, занимающимися предоставлением клинических услуг, проведением исследований, которые будут способствовать нашему пониманию нормального и неупорядоченное человеческое общение, и к обучению студентов, готовящихся к поступлению в эту профессию и смежные профессии.

В ответ на ряд событий, которые потребовали переоценки аспектов профессиональной автономии, Законодательный совет потребовал провести исследование для оценки различных важнейших элементов автономии. Для проведения такого исследования Исполнительный совет назначил специальный комитет по профессиональной автономии (члены: Тед Каллер, Морган Дауни, ex officio, Ричард М. Флауэр, председатель, Уильям У. Грин, Х. Патрисия Хеффернан, Роберт Шлитт, Рэйчел Старк-Зейтц, Мэри Лави Вуд). Этот документ был первоначально подготовлен этим комитетом для изложения позиций ASHA по важнейшим вопросам автономии. Впоследствии он был рассмотрен значительным числом представителей профессии и пересмотрен с учетом их опасений. В своей окончательной версии он обобщает официальную позицию Американской ассоциации речи, языка и слуха.

Вернуться к началу


В своем точном определении автономия означает самоуправление. Он контрастирует с термином гегемония, который означает господство одного государства или группы над другим.

Применительно к профессиям, в частности к профессии логопеда и аудиолога, автономия приобретает некоторые особые коннотации, отсюда и следующее определение: полномочия на оказание услуг, входящих в сферу его деятельности.

Автономия не означает полной свободы от всякого контроля и регулирования. Даже самые укоренившиеся профессии тщательно изучаются, и их практика неоднократно проверяется органами, созданными федеральными законами и законами штатов, аккредитационными агентствами, группами потребителей и коллегами по той же профессии. С растущим участием государственных учреждений и корпораций в покрытии расходов на социальные услуги, а также с растущей тенденцией к оспариванию профессиональной компетентности в судебном порядке существует постоянно растущее ограничение независимости всех профессий.

Таким образом, признавая свою автономию, профессия речево-языковой патологии и аудиологии не утверждает своего иммунитета от внешнего контроля и регулирования. Тем не менее, он заявляет о своей ответственности за формулирование стандартов подготовки к самостоятельной практике, за определение соответствующего объема своей профессиональной практики, а также за разработку индивидуальных и институциональных стандартов оказания услуг детям и взрослым с нарушениями речи, языка. , и нарушения слуха.

Вернуться к началу


ASHA определила квалификацию для вступления в практику патологии языка и речи и аудиологии посредством своих сертификатов клинической компетентности. Эти сертификаты доступны для всех специалистов, которые соответствуют указанным квалификациям. Хотя сертификаты ASHA запрашиваются добровольно, они получили официальное признание. Эти стандарты сертификации составляют основу определений квалификаций в законах о лицензировании 36 штатов. Кроме того, эти сертификаты используются для определения квалифицированных поставщиков речевых, языковых и слуховых услуг в большинстве федеральных законов и нормативных актов.

Все законы о лицензировании едины в том, что ни один из них не требует, чтобы службы находились под надзором или контролем какого-либо другого лица; при этом направления не ограничиваются конкретными источниками. Законы о лицензировании разрешают квалифицированным практикующим врачам оценивать и лечить всех людей с нарушениями речи, языка и слуха.

Даже при наличии лицензии возникают проблемы, которые в конечном итоге подрывают интересы потребителей. Эти проблемы возникают из-за исключений, предоставляемых большинством законов о лицензировании. Как правило, такие исключения предоставляют представителям других профессий право оказывать услуги, подпадающие под сферу практики речевой патологии и аудиологии, без какой-либо демонстрации квалификации для оказания таких услуг. Часто они даже предоставляют такие привилегии всем и каждому, кто предположительно работает под «надзором» таких профессионалов.

Законы о лицензировании также часто предоставляют полное освобождение лицам, имеющим полномочия для работы в определенных условиях работы, как правило, тем, кто работает в государственных школах. Эти исключения вызывают сожаление, потому что они могут предоставить право заниматься этой профессией лицам, которые не соответствуют стандартам начального уровня, установленным этой профессией. Нет никаких доказательств в поддержку утверждения о том, что оказание услуг детям в школах требует меньшей тщательной профессиональной подготовки, чем предоставление услуг в любых других условиях или любой другой группе лиц.

В конечном счете, в интересах всех потребителей услуг по патологии речи и аудиологии, а также специалистов, предоставляющих эти услуги, если в законах о лицензировании не предусмотрено никаких исключений. Хотя для получения разрешения на трудоустройство в определенных условиях работы может потребоваться специальная квалификация, эти квалификации должны быть учтены или добавлены в качестве дополнения к требованиям, указанным в законах о лицензировании.

Также важно признать, что, хотя сертификаты о клинической компетентности и государственные лицензии дают отдельным практикующим врачам право оказывать все услуги, которые могут подпадать под всю сферу патологии речи и языка и аудиологии, тем не менее, предоставлять конкретные диагностические и лечебные услуги, для которых практикующий специалист недостаточно подготовлен, проявляет неадекватную заботу об интересах клиентов и может привести к ответственности за злоупотребление служебным положением. Таким образом, в Этическом кодексе ASHA представителям профессии предписано, что они «не должны ни предоставлять услуги, ни контролировать услуги, к которым они не были должным образом подготовлены». Другими словами, поставщику определенных услуг, даже если они явно входят в сферу профессиональной деятельности, может быть рекомендовано стремиться к подготовке сверх того, что влечет за собой выполнение требований для сертификатов клинической компетентности.

Квалифицированные специалисты должны оставаться актуальными в тех областях, в которых они предоставляют услуги. Недостаточно пройти квалификацию начального уровня, обозначенную Сертификатами; также важно, чтобы специалисты-практики были в курсе значительных событий. Через свою программу непрерывного образования ASHA помогает профессионалам в этих усилиях. Награда за непрерывное образование предлагается в качестве материального признания.

Еще один важный аспект профессиональных квалификаций касается качества образовательных программ, которые готовят учащихся к профессии. Требования сертификации и лицензирования могут только перечислять области, которые должны быть охвачены учебными планами, они не могут контролировать качество образования, предоставляемого в этих областях. Хотя экзаменационные требования предлагают некоторую проверку качества образования, они в лучшем случае являются частичным решением. Безусловно, лучшим подходом к обеспечению качества образовательных программ является аккредитация. На сегодняшний день только 60% программ последипломного образования в области речевой патологии и аудиологии аккредитованы Советом по образовательным стандартам (ESB) ASHA. Теперь Ассоциация должна сознательно двигаться вперед, чтобы гарантировать, что в обозримом будущем все программы последипломного образования, которые готовят студентов к выполнению требований сертификации и лицензирования, были либо аккредитованы, либо получили официальное признание как находящиеся в процессе достижения такой аккредитации.

Все квалификации для предоставления приемлемых услуг не относятся к квалификации отдельных поставщиков. Некоторые также связаны с ресурсами, практикой и политикой учреждения, в котором предоставляются эти услуги. Институциональные квалификации были установлены в стандартах аккредитации, установленных Советом по профессиональным услугам (PSB). Учреждения, предоставляющие услуги речи, языка и слуха, также могут быть аккредитованы другими агентствами, в частности Совместной комиссией по аккредитации больниц и Комиссией по аккредитации реабилитационных учреждений. Поскольку эти последние агентства не требуют тщательной коллегиальной проверки услуг речевой патологии и аудиологии ни в своих стандартах, ни в процедурах аккредитации, они значительно отстают от аккредитации PSB как средства установления институциональных квалификаций. Тем не менее, ответственность за обеспечение того, чтобы все стандарты аккредитации облегчали предоставление приемлемых услуг в области патологии речи, языка и аудиологии, лежит на специалистах.

Опять же, все программы аккредитации не соответствуют цели обеспечения качества при ежедневном предоставлении профессиональных услуг. Таким образом, как коллективная, так и индивидуальная ответственность профессионалов заключается в разработке и применении других мер обеспечения качества. Такие меры соответствуют разумным ожиданиям потребителей услуг речи, языка и слуха, а также отдельных лиц, частных и государственных учреждений, которые берут на себя расходы по предоставлению этих услуг.

Вернуться к началу


Полномочия на автономное функционирование в рамках профессии работника службы социального обеспечения имеют место, когда представители этой профессии:

  1. являются отправной точкой для оказания услуг, входящих в сферу его деятельности;

  2. выбрать подходящих кандидатов для этих услуг;

  3. определить соответствующую диагностическую методику и подходящие подходы и продолжительность лечения;

  4. выдает направления для получения услуг другими логопедами и аудиологами, а также представителями других профессий.

Эти характеристики должны проявляться при оказании услуг логопедами и аудиологами. Если какие-либо из них будут сокращены, дети и взрослые с нарушениями речи, языка и слуха могут быть лишены необходимых услуг или качество любых предоставляемых услуг может ухудшиться.

Позиция Ассоциации была четко подтверждена в Резолюции Законодательного совета 52-83, в которой провозглашается,

РЕШЕНО, что Американская ассоциация по изучению речи, языка и слуха (ASHA) подтверждает свою позицию о том, что логопеды и аудиологи в силу своей профессиональной квалификации, являются подходящей точкой входа в службы речи, языка и слуха; и далее

ПРИНЯТО РЕШЕНИЕ: Лица с коммуникативными расстройствами должны иметь неограниченный доступ к службам речевой патологии и аудиологии; и далее

ПРИНЯТО РЕШЕНИЕ: ASHA вновь подтверждает ответственность и профессиональные обязательства логопедов и аудиологов по направлению к другим специалистам, когда это уместно; и далее

ПРИНЯТО РЕШЕНИЕ: ASHA и ее члены активно продвигают позицию о том, что специалист, к которому можно обратиться в отношении услуг для людей с нарушениями речи, языка и слуха, должен быть сертифицированным и/или лицензированным логопедом и аудиологом.

Федеральные законы, как правило, не требуют наблюдения и руководства логопедами и аудиологами со стороны врачей или представителей любой другой профессии. Например, в соответствии с Поправкой об охране слуха Управления по охране труда и технике безопасности программы, разработанные для определения потери слуха среди американских рабочих, должны контролироваться либо врачом , либо аудиологом. (29 CFR 1910.95(g)(3))

В соответствии с Законом о компенсациях грузчикам и портовым рабочим, PL 98-426, аудиограммы для оценки потери слуха у работников может проводить лицензированный или сертифицированный аудиолог или отоларинголог:

. сертифицированных аудиологов или отоларингологов, участники конференции желают убедиться, что результаты аудиограммы сертифицированы компетентным медицинским персоналом.

В соответствии с уставом Medicare (PL 96-499) планы лечения лиц, получающих услуги логопеда, могут устанавливаться либо врачом, либо логопедом.

На момент принятия Конгрессом этого закона, как указано в Отчете Комитета по путям и средствам (№ 96-588),

Поскольку речевая патология требует узкоспециализированных знаний и подготовки, врачи обычно не указывают подробно услуги. необходимо при направлении пациента на такие услуги.

Независимость профессии была подтверждена Министерством здравоохранения и социальных служб в Health Resources Statistics-Health Humanpower and Health Diseases, 1974 , в котором указано,

Логопеды и аудиологи в первую очередь занимаются нарушениями в воспроизведении, рецепции и восприятии речи и языка. Они помогают выявить лиц, страдающих такими расстройствами, и определить этиологию, историю и тяжесть конкретных расстройств с помощью опросов и специальных тестов. Они облегчают оптимальное лечение с помощью процедур коррекции речи, слуха и языка, консультирования и руководства. Они также дают соответствующие направления для получения медицинской или другой профессиональной помощи.

В судах квалификация профессии также использовалась для преодоления противоположных мнений тех, кто не соответствует квалификации, например врачей. (См. Raisor v. Schweicker , 540 F. Supp. 686 (1982).

Вернуться к началу


За признанием авторитета профессии должно немедленно следовать признание ответственности этой профессии. Ответственность может быть определена двумя способами: отношении: юридическая ответственность и этическая ответственность.

Существенной характеристикой автономии профессии является то, что ее члены несут индивидуальную юридическую ответственность за всю свою деятельность. Когда логопеды или аудиологи работают в учреждениях или других лицах или организациях, эта юридическая ответственность может быть разделена, но логопед или аудиолог никогда не освобождается от индивидуальной ответственности. Например, Апелляционный суд Калифорнии решил, что родители могут подать в суд на аудиолога, чей предполагаемый ошибочный диагноз глухоты первого ребенка привел к тому, что родители зачали еще одного ребенка, который также является глухим (Turpin v. Sortini, 174 Cal. Rtpr. 128). , 1981). Кроме того, во многих случаях представители профессии могут также нести юридическую ответственность за услуги, предоставляемые студентами, а также профессионалами и парапрофессионалами, которыми они руководят. Таким образом, сертифицированные и лицензированные логопеды и аудиологи несут личную ответственность за случаи злоупотребления служебным положением или халатности перед судами и лицензирующими органами, а также в соответствии с Кодексом этики ASHA.

Этические обязанности выходят далеко за рамки юридических обязанностей. Они включают в себя обеспечение качества услуг, предоставление потребителям свободы выбора и предоставление любой информации, необходимой для осознанного выбора, а также поддержание благотворных межпрофессиональных и внутрипрофессиональных отношений в той мере, в какой это соответствует интересам потребителей.

Этические обязанности всегда возлагаются на отдельных специалистов. Они никогда не передаются работодателям, администраторам или руководителям, которым подотчетен профессионал.

Хотя законы о лицензировании и законы, касающиеся предоставления услуг, как правило, не требуют врачебного наблюдения за речевой и языковой патологией и аудиологией, такое наблюдение является обязательным во многих законах и правилах, регулирующих возмещение расходов третьей стороной. Ассоциация активно занимается обновлением этих устаревших политик с учетом следующих фактов.

В соответствии с Кодексом этики ASHA «люди должны использовать все доступные ресурсы, включая направление к другим специалистам, если это необходимо, для предоставления наилучших возможных услуг». (Принцип этики I.A) Кроме того, в соответствии с Кодексом неэтично, когда физическое лицо «предоставляет клинические услуги по рецепту лица, не имеющего сертификата клинической компетентности». (Принцип этики Ethical Proscription I)

В наблюдении врача нет необходимости, поскольку оно часто дублирует действия. У большинства людей, нуждающихся в услугах логопеда или аудиолога, уже есть лечащий врач, который понимает состояние здоровья пациента и, вероятно, в первую очередь дал направление. Навязывать другого врача избыточно, ненужно и крайне затратно.

Многие клиенты логопедов и аудиологов предпочитают не обращаться к врачу. Лица с различными коммуникативными расстройствами часто жалуются на то, что консультация врача была неточной или откладывала получение необходимой помощи. Когда эти лица решают обратиться непосредственно к квалифицированному, лицензированному специалисту, этот выбор достоин уважения, и неправильно принуждать человека или стороннего плательщика платить за услугу, которую человек не хочет получать. На самом деле, большинство клиентов логопедов и аудиологов не желают привлекать врачей, когда обращаются за помощью по поводу своего коммуникативного расстройства. Многие на собственном опыте убедились, что врачи мало что могут сделать для реабилитационного лечения большинства коммуникативных расстройств.

Логопеды и аудиологи получают направления из многих медицинских и немедицинских источников. Когда предпринимается попытка врачебного наблюдения, становится очевидным, что ни одна медицинская специальность не имеет достаточного оборудования для наблюдения за услугами. К логопедам и аудиологам обращаются физиотерапевты, психиатры, педиатры, неврологи, отоларингологи и семейные врачи. Все эти медицинские специальности завершили лишь фрагменты подготовки к оценке, лечению и лечению коммуникативных расстройств, требуемой от логопедов и аудиологов. Кроме того, каждая медицинская специальность имеет свою собственную ориентацию и ведет себя все более конкурентно. Когда услуги речевой патологии и аудиологии находятся под контролем одного врача, количество направлений от других врачей уменьшается, что лишает пациентов заботы и внимания, которые они могли бы получить в противном случае. Таким образом, несмотря на то, что взаимоотношения через направление к специалистам уместны и желательны, полномочия по надзору не отвечают наилучшим интересам детей и взрослых с коммуникативными расстройствами.

Проблема подготовки врачей в этой области была освещена в недавнем отчете Управления оценки технологий, подразделения Конгресса США. В его отчете «Технологии и старение в Америке » (июнь 1985 г. ) говорится: «Оценка врачом важна для выявления нарушений, поддающихся лечению с медицинской точки зрения, но врачи обычно мало обучены лечению нарушений слуха и альтернативным подходам к компенсации потери слуха. ».

В примечании к этому предложению указано:

Отоларингологи проходят некоторую подготовку по методам измерения и усиления слуха, но лишь немногие отоларингологи проходят обширную подготовку по сложным аспектам обработки слуха и ее взаимосвязи с коммуникативными способностями. Их обучение сосредоточено в первую очередь на медицинской диагностике и медицинском / хирургическом лечении состояний, затрагивающих ухо, нос, горло, голову и шею, а также на лицевых, косметических и реконструктивных пластических хирургических методах.

Наконец, врачебное наблюдение не требуется из-за чрезвычайно низкой частоты ненадлежащего ухода или лечения пациентов. Риски злоупотребления служебным положением, конечно, присутствуют, но очень низкая премия по страхованию ответственности свидетельствует о нескольких случаях плохого ухода за пациентами.

Вернуться к началу


Один из аспектов профессиональной автономии относится к сфере деятельности. Сфера практики патологии речи и языка и аудиологии определяется по-разному. Это было юридически определено в законах о лицензировании, принятых на сегодняшний день в 36 штатах. Несколько более подробные определения можно найти в 9 отчете Министерства труда США.0104 Словарь профессий-1977 .

СУДОЛОГ (проф. и род.) 076.101-010. Специализируется на диагностической оценке слуха, профилактике, абилитационных и реабилитационных услугах при проблемах со слухом, а также исследованиях, связанных со слухом и сопутствующими нарушениями: определяет диапазон, характер и степень функции слуха, связанные со слуховой эффективностью пациента (потребностями в общении), с использованием электроакустических инструментов, такие как аудиометры чистого тона и речи, а также оборудование акустического импеданса. Координирует аудиометрические результаты с другими диагностическими данными, такими как образовательная, медицинская, социальная и поведенческая информация.

Дифференцирует органические и неорганические нарушения слуха путем оценки общей картины реакции и использования акустических тестов, таких как тест Стенгера и электродермальная аудиометрия. Планирует, направляет, проводит или участвует в консервационных, абилитационных и реабилитационных программах, включая выбор и ориентацию слуховых аппаратов, консультирование, руководство, слуховую тренировку, чтение речи, языковую абилитацию и сохранение речи.

Может проводить исследования в области физиологии, патологии, биофизики и психофизики слуховых систем. Может проектировать и разрабатывать клинические и исследовательские процедуры и аппаратуру. Может выступать консультантом образовательных, медицинских и других профессиональных групп. Может преподавать искусство и науку аудиологии и руководить научными проектами. Может специализироваться в таких областях, как промышленная аудиология, гериатрическая аудиология, детская аудиология и исследовательская аудиология.

ЛОГОПОЛОГ (проф. и род.) 076.107-010. Специализируется на диагностике и лечении речевых и языковых проблем и занимается научными исследованиями человеческого общения: Диагностирует и оценивает речевые и языковые компетенции людей, включая оценку речевых и языковых компетенций людей, включая оценку речевых и языковых навыков в связи с образовательные, медицинские, социальные и психологические факторы. Планирует, направляет или проводит программы абилитационного и реабилитационного лечения для восстановления коммуникативной эффективности лиц с коммуникативными проблемами органической и неорганической этиологии.

Предоставляет консультации и рекомендации лицам с нарушениями речи и языка. Может выступать консультантом образовательных, медицинских и других профессиональных групп. Может обучать научным принципам человеческого общения. Может руководить научными проектами, исследующими биофизические и биосоциальные явления, связанные с голосом, речью и языком. Может проводить исследования для разработки диагностических и лечебных методов или разработки аппаратуры.

Дальнейшие определения сферы деятельности профессии можно найти в федеральных сборниках медицинских профессий, образовательных правилах и положениях (таких как PL 94-142), других нормативных актов и, по крайней мере косвенно, в стандартах, установленных ASHA в CCC.

Все эти заявления о сфере деятельности отражают состояние профессиональной деятельности на момент их написания. Объем практики развивается по мере развития профессии из-за давления новых технологий, передового состояния исследований и новых требований.

Вернуться к началу


Экономические факторы могут влиять на профессиональную автономию тремя основными способами. Во-первых, это основа, на которой профессионал получает свой доход. Во-вторых, это источник и способ оплаты услуг, предоставляемых профессионалом. В-третьих, это уровень ответственности, которую берет на себя профессионал за экономичное оказание услуг.

Ключ к пониманию значения первого фактора — источника дохода профессионала — лежит в фундаментальном определении автономии, т. е. самоуправления. Когда профессионалы являются наемными работниками, самоуправление неизбежно скомпрометировано. Хотя степень может варьироваться в широких пределах, каждый работник дает автономию в принятии любых ограничений, налагаемых его или ее работодателем.

На протяжении всей истории профессии большинство логопедов и аудиологов работали в государственных и частных учреждениях. Несмотря на то, что все больше представителей этой профессии работают в других условиях, государственные школы остаются единственным основным местом трудоустройства. Государственное образование никогда не предоставляло значительной автономии большинству специалистов, занимающихся непосредственным оказанием услуг. Вне системы образования самый большой сегмент услуг по речевой патологии и аудиологии предоставляется в рамках системы здравоохранения. Традиционно большинство сегментов этой системы предоставляли автономию только врачам. Таким образом, логопедам и аудиологам часто предоставляется даже меньшая автономия, чем системе образования.

Наиболее важные неблагоприятные последствия этих ограничений автономии заключаются не в их воздействии на профессию, а скорее в их влиянии на услуги, доступные тем, кто в них нуждается. Эти ограничения неизбежно снижают авторитет логопедов и аудиологов. эффективно функционировать на протяжении всей профессиональной деятельности.

Рост автономии этой профессии неразрывно связан с ростом услуг, предоставляемых через частную практику. До тех пор, пока речевые патологи и аудиологи работают в основном как наемные работники, будут сохраняться присущие им ограничения профессиональной автономии.

Второе влияние экономики на автономию заключается в основе оплаты профессиональных услуг. Когда такие службы получают общую программную поддержку из государственных или частных источников, т. е. когда вся программа гарантирована, а не оплачивается плата за отдельные услуги, профессионалы обычно действуют как наемные работники, поэтому действуют только что упомянутые ограничения. Но даже когда услуги поддерживаются за плату, несколько факторов могут препятствовать профессиональной автономии.

Отмеченный ранее рост оказания логопедических и аудиологических услуг в системе здравоохранения снова значителен. При оплате этих услуг часто приходилось принимать политики и процедуры, которые никогда не были предназначены для этого приложения. В частности, оплата часто зависит от суждений врачей о необходимости услуг, и, даже если они признаны необходимыми, от врачей часто требуется одобрять частоту, продолжительность или интенсивность услуг. Эти политики возлагают важные решения на профессионалов, которые во многих случаях плохо подготовлены для их принятия.

Сторонние плательщики сами могут принимать решения, которые могут иметь далеко идущие последствия в отношении вида и качества предоставляемых услуг. Некоторые из этих решений четко описаны в письменных политиках; другие создаются — часто донкихотски — в каждом конкретном случае. Опять же, эти ограничения автономии профессии могут серьезно ухудшить характер, объем и качество услуг, доступных для потребителей.

В конечном счете, профессия логопеда и аудиолога должна сама взять на себя ответственность за расширение доступной поддержки услуг. Несмотря на то, что важно добиться улучшения в утверждении и рассмотрении требований о возмещении расходов от плательщиков медицинских услуг, также важно, чтобы профессионалы разработали новые способы оплаты за пределами системы здравоохранения.

Кроме того, следует признать, что профессия не предприняла важных шагов, которые могли бы улучшить оплату. Он никогда не разрабатывал общепринятую терминологию ни при применении диагнозов к обслуживаемым условиям, ни при обозначении диагностических и лечебных услуг, которые он предоставляет. Кроме того, он не создал базы данных для определения обстоятельств, которые привели к рекомендациям по лечению, или для определения вероятной интенсивности, степени и продолжительности лечения. Маловероятно, что можно добиться значительного улучшения возмещения расходов на профессиональные услуги до тех пор, пока не будут доступны такая терминология и данные.

Также важно признать революционные изменения, происходящие в подходах к оплате услуг. Профессия должна быть в курсе этих изменений и взять на себя ответственность за обеспечение их оптимального применения для оплаты услуг речи, языка и слуха. Более того, профессия должна предлагать систематические подходы к обеспечению качества любых предоставляемых услуг.

Третье упомянутое соображение связано с утверждением, что представители автономных профессий несут личную ответственность за экономию при предоставлении услуг. Это применимо независимо от того, поддерживаются ли услуги на широкой программной основе или на основе сборов, оплачиваемых непосредственно потребителем или другим плательщиком от имени потребителя. Одним из важных элементов экономики является обеспечение того, чтобы предоставлялись только необходимые услуги и только до тех пор, пока они приносят пользу; что услуги выполняются максимально эффективно; и что предполагаются только те накладные расходы, которые могут быть разумно отнесены к любым предоставляемым услугам.

Представители автономных профессий должны нести ответственность за экономические последствия любых услуг, которые они рекомендуют, независимо от того, предоставляются ли эти услуги представителями этой профессии или представителями других профессий. Такие последствия могут проявляться в факторах, выходящих за рамки прямой стоимости этих услуг, например, в таких факторах, как транспортные расходы, временные затраты и потеря дохода потребителями. В интересах экономии все альтернативы должны быть интерпретированы при вынесении рекомендаций. Потребителям должна быть предоставлена ​​полная информация в качестве основы для осознанного выбора с учетом возможных последствий отказа от любых рекомендаций.

Вернуться к началу


В течение нескольких лет автономия профессии вызывала растущую обеспокоенность внутри профессии. Ассоциация отреагировала на это, увеличив наше внимание к этим проблемам и создав пути их решения. Среди мероприятий Ассоциации в этой области:

  1. Создание постоянно действующей комиссии по межпрофессиональным отношениям.

  2. Стремление к созданию совместных комитетов с другими профессиональными и трансдисциплинарными ассоциациями (например, Американской ассоциацией трудотерапии и Ассоциацией инвалидов).

  3. Расширение штата Национального управления по делам правительства на три должности в области лицензирования и возмещения расходов.

  4. Поручение проведения исследований распространенности и заболеваемости коммуникативными расстройствами в различных условиях, полученных услуг и результатов этих услуг.

  5. Заказ исследований «рынка» патологии речи и языка и аудиологии; изучение сильных и слабых сторон профессии, ее конкурентов и поиск возможностей для профессионального роста.

  6. Разработка системы классификации/кодирования коммуникативных расстройств и их лечения.

  7. Разработка стандартов практики для профессии.

  8. Создание программы помощи в судебных разбирательствах для помощи членам или ассоциациям штатов в судебных разбирательствах по вопросам, важным для большого числа членов. Эта программа доступна для оспаривания ограничительной политики плательщиков медицинских услуг.

  9. Создание программы дополнительного финансирования объединений штатов для осуществления законотворческой и регулирующей деятельности.

  10. Создание комитета политических действий, чтобы дать возможность Ассоциации продемонстрировать свою поддержку кандидатов на федеральные выборные должности, которые поддерживают службы коммуникативных расстройств.

  11. Создание отдельной организации вне Ассоциации для прямых консультаций с членами по вопросам развития их бизнеса и возмещения расходов третьими сторонами.

  12. Переоценка и пересмотр конкретных показателей стандартов аккредитации общественного вещания (т. е. стандартов профессиональной практики), чтобы аккредитация больше соответствовала конкретным условиям, таким как больницы неотложной помощи, реабилитационные агентства и т. д.

Работа по достижению полной профессиональной автономии затрагивает все аспекты профессиональной деятельности. Эта работа будет продолжена. Тем не менее, очень важно, чтобы Ассоциация и профессия продолжали эту борьбу, если мы хотим гарантировать, что люди с коммуникативными расстройствами получат услуги, в которых они нуждаются.

Вернуться к началу


Ссылайтесь на этот материал как: Американская ассоциация речи, языка и слуха. (1986). Автономия патологии речи и языка и аудиология [Соответствующий документ]. Доступно на сайте www.asha.org/policy.

© Copyright 1986 Американская ассоциация речи, языка и слуха. Все права защищены.

Отказ от ответственности: Американская ассоциация по изучению речи, языка и слуха не несет никакой ответственности перед любой стороной за точность, полноту или доступность этих документов, а также за любой ущерб, возникший в результате использования документов и любой содержащейся в них информации.

Speechmatics выпускает революционное программное обеспечение для автономного распознавания речи, способное понимать все голоса Используя новейшие методы глубокого обучения и внедрив новые передовые модели с самоконтролем, Speechmatics утверждает, что превосходит Amazon, Apple, Google и Microsoft в точности и способности понимать все голоса.

Speechmatics, ведущая британская компания в области технологий глубокого обучения и распознавания речи, выпустила свое программное обеспечение «Автономное распознавание речи». Используя новейшие методы глубокого обучения и внедрив новые передовые модели с самоконтролем, Speechmatics утверждает, что превосходит Amazon, Apple, Google и Microsoft в точности и способности понимать все голоса.

Начав с лидера отрасли в области автоматического распознавания речи, Speechmatics теперь работает над автономным распознаванием речи (ASR) с использованием новейших методов машинного обучения. Представляя модели с самоконтролем, компания заявляет, что ее последний двигатель — это «огромный прорыв», который выводит точность на новый уровень.

Компания из Кембриджа, Великобритания, впервые применила технологию обучения с самоконтролем, которая, как утверждается, снижает количество ошибок распознавания речи для афроамериканских голосов на 45% по сравнению с Amazon, Apple, Google и Microsoft. Основываясь на наборах данных, использованных в Стэнфордском исследовании «Расовые различия в распознавании речи», Speechmatics зафиксировала общую точность 82,8% для афроамериканских голосов по сравнению с Google (68,6%) и Amazon (68,6%). Такой уровень точности соответствует снижению ошибок распознавания речи на 45 %, что эквивалентно трем словам в среднем предложении.

«Очень важно изучить и улучшить справедливость в системах преобразования речи в текст, учитывая возможность причинения разрозненного вреда отдельным лицам в последующих секторах, от здравоохранения до уголовного правосудия», — заявляет Эллисон Чжу Кенеке, ведущий автор Стэнфордского исследования по распознаванию речи. .
Speechmatics утверждает, что в своем новом программном обеспечении для автономного распознавания речи компания Speechmatics может добиться аналогичных улучшений в точности для акцентов, диалектов, возраста и других социально-демографических характеристик.

«До сих пор непонимание при распознавании речи было обычным явлением из-за ограниченного количества помеченных данных, доступных для обучения. Помеченные данные должны быть вручную «помечены» или «классифицированы» людьми, что не только ограничивает объем доступных данных для обучения, но и представление всех голосов. Благодаря этому прорыву технология Speechmatics обучается на огромных объемах немаркированных данных прямо из Интернета, таких как контент социальных сетей и подкасты. Благодаря самоконтролируемому обучению технология теперь обучается на 1,1 млн часов аудио — это больше, чем 30 000 часов. Это обеспечивает гораздо более полное представление всех голосов и значительно снижает предвзятость ИИ и ошибки при распознавании речи», — уточняет компания.

Точность автономного распознавания речи по сравнению с основными конкурентами по распознаванию речи, использующими широкий спектр различных языков.

Speechmatics также утверждает, что превосходит конкурентов по детским голосам, которые, как известно, сложно распознать с помощью устаревшей технологии распознавания речи. Speechmatics зафиксировала точность 91,8% по сравнению с Google (83,4%) и Deepgram (82,3%) на основе проекта Common Voice с открытым исходным кодом.

Подробно описывая исследования, лежащие в основе автономного распознавания речи, компания объясняет: «Когда дело доходит до технологических достижений в распознавании речи, нехватка аудиоданных замедляет прогресс. Автоматическое распознавание речи всегда основывалось на потреблении больших объемов данных от узкого круга говорящих. Обычно это достигается за счет использования помеченных человеком данных, таких как аудиокниги.

«В течение многих лет системы распознавания речи требовали участия человека в огромных масштабах. Будь то сбор и обработка данных, построение отдельных моделей для произношения слов или ручное выполнение различных этапов обучения нейронной сети. Эти процессы требовали времени и часто были дорогостоящими. Ручная маркировка огромных объемов обучающих данных всегда была одним из основных препятствий для улучшения автоматического распознавания речи».

Разработанный компанией метод автономного распознавания речи использует разнообразие Интернета, чтобы лучше понимать каждый голос независимо от акцента, диалекта, возраста, пола или местоположения. Текст и немаркированный звук постоянно извлекаются из Интернета для использования при обучении языковой модели и модели с самоконтролем соответственно. Акустическая модель требует помеченных аудиоданных, поскольку она обучается контролируемым образом, поэтому эти данные не могут собираться непрерывно.

Для обработки данных Speechmatics использует самоконтролируемое машинное обучение в сочетании с автономным сбором данных для непрерывного обучения, автономными конвейерами для решения сложных задач обучения и развертывания, а также функциями доступности. Для удобочитаемости и доступности компания использует нейронную пунктуацию, обратную нормализацию текста и диаризацию в своем программном обеспечении. «Не слишком усложняя, первый добавляет пунктуацию, второй помогает с форматированием, а последний помогает определить, кто говорит», — объясняют они.

Архитектура автономного распознавания речи Speechmatics. Конвейер машинного обучения высокого уровня включает три потока, каждый из которых соответствует различным моделям и типам данных. После обучения трех моделей они объединяются в языковой пакет.

«Мы стремимся предоставить возможности машинного обучения следующего поколения и тем самым предложить более инклюзивные и доступные речевые технологии. Сегодняшнее объявление — огромный шаг к достижению этой цели», — говорит Кэти Вигдаль, генеральный директор Speechmatics.

«Наша ориентация на борьбу с предвзятостью ИИ привела к этому монументальному скачку вперед в индустрии распознавания речи, и волновой эффект приведет к изменениям во множестве различных сценариев. Подумайте о неправильных подписях, которые мы видим в социальных сетях, о судебных слушаниях, на которых слова неправильно расшифровываются, и о платформах электронного обучения, которые боролись с детскими голосами на протяжении всей пандемии. Ошибки, с которыми людям приходилось мириться до сих пор, могут оказать ощутимое влияние на их повседневную жизнь», — добавляет Вигдал.

Speechmatics предлагает бесплатные пробные версии программного обеспечения и готова поддержать компании и разработчиков, заинтересованных в их API. Технология компании, поддерживающая несколько языков, уже используется во многих различных областях, включая голосовой перевод, транскрипцию и субтитры.
www.speechmatics.com

Автономное определение и значение | Dictionary.com

  • Основные определения
  • Викторина
  • Связанный контент
  • Примеры
  • Британский

Показывает уровень сложности слова.

[ aw-ton-uh-muhs ]

/ ɔˈtɒn ə məs /

Сохранить это слово!

См. синонимы для: автономно / автономно на Thesaurus.com

Показывает уровень обучения в зависимости от сложности слова.


прилагательное

Правительство.

  1. самоуправляемые; независимый; только по своим законам.
  2. , относящийся к автономии или самоуправляемому сообществу.

с автономией; не подлежит контролю извне; независимая: дочерняя компания, которая функционировала как автономная единица.

(машины, устройства и т. д.), способные работать практически без контроля или вмешательства человека: автономное транспортное средство.

Биология.

  1. существует и функционирует как самостоятельный организм.
  2. растущие естественным путем или спонтанно, без культивирования.

ВИКТОРИНА

Сыграем ли мы в «ДОЛЖЕН» ПРОТИВ. «ДОЛЖЕН» ВЫЗОВ?

Должны ли вы пройти этот тест на «должен» или «должен»? Это должно оказаться быстрым вызовом!

Вопрос 1 из 6

Какая форма используется для указания обязательства или обязанности кого-либо?

Происхождение автономных

Впервые зафиксировано в 1790–1800 гг.; от греческого autonomos «со своими законами, независимый», эквивалентный auto- auto- 1 + nóm(os) «закон, обычай» + -os суффикс прилагательного

ДРУГИЕ СЛОВА ИЗ АВТОНОМНЫЙ

au·ton·o·mous·ly, наречие·au·ton·o·mous, прилагательноеnon·au·ton·o·mous·ness, существительное

Слова рядом с автономным

автономный нейрогенный мочевой пузырь, вегетативное сплетение, автономия, автономизм, автономотропный, автономный, автономно, автономная фонема, автономный синтаксис, автономия, автоним

Dictionary. com Unabridged На основе Random House Unabridged Dictionary, © Random House, Inc., 2022

Слова, относящиеся к автономному

самоуправляемый, суверенный, свободный, самоопределяющийся, неконтролируемый

Использование слова «автономный» в предложении

  • Мы твердо верим в будущее автономной мобильности как безопасного и экономичного вида транспорта с обширным адресный рынок.

    Яндекс выделяет подразделение беспилотных автомобилей из своего совместного предприятия Uber и инвестирует 150 миллионов долларов в новую компанию|Ингрид Лунден|4 сентября 2020 г.|TechCrunch

  • , предоставляя пассажирам более качественный, быстрый и дешевый сервис «точка-точка».

    Политический отчет: Брай против Транзита|Эндрю Киттс и Скотт Льюис|29 августа 2020 г.|Голос Сан-Диего

  • Тем не менее, поскольку более широкая отрасль смещается в сторону более нишевых вариантов использования автономных технологий, некоторые руководители отрасли задаются вопросом о разрыве между большими амбициями Aurora и текущим состоянием ее продукта.

    Последний выживший единорог: сможет ли выжить этот самоуправляемый новатор?|Чару Кастури|27 августа 2020 г.|Ози

  • В январе компания начала использовать свой парк автономных минивэнов Chrysler Pacifica для картографирования дорог Техаса и Нью-Мексико.

    Waymo только что начала тестировать свои беспилотные грузовики в Техасе|Ванесса Бейтс Рамирес|27 августа 2020 г.|Singularity Hub 

  • Другая группа компаний работает над автономными дронами для доставки посылок «последней мили».

    Cessna вошла в историю, взлетая и приземляясь без пассажиров на борту. Вот как|Джереми Кан|26 августа 2020 г.|Fortune

  • Наконец, освободившись от японского вмешательства, Корея избрала свое первое автономное правительство почти за полвека.

    Пропаганда, протест и ядовитые змеи: война кино в Корее|Рич Гольдштейн|30 декабря 2014|DAILY BEAST

  • Нью-Йорк не может быть персонифицирован; это не автономная сущность.

    Нью-Йорк — новый бойфренд Тейлор Свифт|Эми Циммерман|28 октября 2014 г.|DAILY BEAST

  • Любая участница конкурса «Мисс Америка», выдающая себя за сексуально независимое существо, будет быстро отправлена ​​восвояси.

    Вот она! Депортировать с конкурса «Мисс Америка».|Эми Циммерман|6 октября 2014 г.|DAILY BEAST

  • Наша цель состоит в том, чтобы однажды миссия стала автономной, но нам предстоит пройти долгий путь, чтобы достичь этого.

    Европейские спасатели заманивают мигрантов на смерть?|Барби Лаца Надо|7 сентября 2014 г.|DAILY BEAST

  • После работы в Высоком трибунале Ирака он стал министром юстиции Курдистанского автономного района.

    Иракские повстанцы распространяют ложь о том, что они убили судью на процессе над Саддамом|Майкл Ньютон|28 июня 2014 г.|DAILY BEAST

  • Что касается автономных городов Азии, то они должны обрести свободу по Его свободной милости, а не по указу Рима.

    Истории Полибия, Vol. II (из 2)|Полибий

  • Но улицы требуют всех оттенков словесного выражения (от несуществующего до автономного существа).

    Instigations|Ezra Pound

  • Если быть строго точным, то значение -ности не так самоопределено, как автономно, как могло бы быть.

    Язык|Эдвард Сепир

  • Итак, начинается новое движение; пассивное отношение души уступает место автономному положению и движению.

    Интерпретация философии Рудольфа Ойкена|W. Тюдор Джонс

  • Он основал группу профессиональных школ, каждая из которых более или менее автономна, и преобразовал их в университет.

    McGill and its Story, 1821-1921|Cyrus Macmillan

Определения слова автономный в Британском словаре

автономный

/ (ɔːˈtɒnəməs) /


прилагательное

(сообщества, страны и т. д.) обладающий значительной степенью самоуправления

или относящийся к автономному сообществу философия

независимый от других

  1. действующий или способный действовать в соответствии с правилами и принципами по собственному выбору
  2. (в моральной философии Канта, по воле человека) направленный на выполнение долга, а не на какую-либо другую цельСравнить гетерономный (по опр. 3) См. также категорический императив

биология, существующая как организм, независимый от других организмов или частей

вариант написания слова автономный (по умолч. 3)

Производные формы слова автономный

автономно, наречие

Происхождение слова автономный

C19: от греческого жить по своим законам, от auto- + nomos law

Collins English Dictionary — Complete & Unabridged 2012 Digital Edition © William Collins Sons & Co. Ltd., 1979, 1986 © HarperCollins Издатели 1998, 2000, 2003, 2005, 2006, 2007, 2009, 2012

[PDF] Система классификации экологического звука для экологического звука для автономного наблюдения

  • Корпус ID: 67414467
 @inprouding
  title={Система классификации неречевых звуков окружающей среды для автономного наблюдения},
  автор = {Майкл А. Коулинг},
  год = {2004}
} 
  • Майкл А. Коулинг
  • Опубликовано в 2004 г.
  • Информатика

Звук является одним из важнейших органов чувств человека. После зрения это чувство чаще всего используется для сбора информации об окружающей среде. Несмотря на это, сравнительно мало исследований было проведено в области распознавания звуков. Проведенные исследования в основном сосредоточены на распознавании речи и музыки. Наша слуховая среда состоит из множества звуков, помимо речи и музыки. Эта звуковая информация может быть записана для использования в конкретных приложениях, таких как… 

www120.secure.griffith.edu.au

Распознавание звуковых событий в неструктурированных средах с использованием обработки изображений спектрограмм

  • J. Dennis
  • Информатика, физика

  • Принят подход к интерпретации

  • 29 звуковое событие в виде двумерного изображения спектрограммы с двумя осями в качестве измерений времени и частоты, что позволяет разрабатывать новые методы для SER на основе обработки спектрограммы, которые вдохновлены методами из области обработки изображений.

    Наньянский технологический университет Распознавание и классификация звуковых событий в неструктурированных средах

    • Дж. Деннис
    • Информатика, физика

    • 2011

    Два новых метода выделения звуков окружающей среды в тяжелых условиях на основе визуальной сигнатуры звуков, и один из них имеет хорошую производительность и особенно подходит для тяжелых условий рассогласования.

    Использование классификатора на основе HMM, адаптированного к фоновым шумам, с улучшенными звуковыми функциями для приложений аудионаблюдения

    • A. Rabaoui, Z. Lachiri, N. Ellouze
    • Информатика

    • 2009

      9 расследование 6 применимость современных аудиофункций в области распознавания звуков окружающей среды и предлагаемая система обучения Multi-Style, основанная на HMM, для повышения надежности системы за счет уменьшения изменчивости окружающей среды.

      Алгоритмы машинного обучения для распознавания звука окружающей среды: к Soundscape Semantics

      • Vasileios Bountourakis, Lazaros vrysis, G. Papanikolaou
      • Компьютерная наука

        AM ’15

      • 2015

        . распознавание и классификация дискретных звуков окружающей среды с целью последующего применения этих методов для распознавания…

        Полная система распознавания звука и речи для «умных» домов, работающих в сфере здравоохранения: приложение к распознаванию повседневной деятельности

        • М. Ваше, А. Флери, Ф. Порте, Ж. Серинья, Н. Нури
        • Информатика

        • 2010

        В этой главе представлена ​​система AUDITHIS, которая выполняет анализ звука с восьми микрофонов в реальном времени. каналов в Health Smart Home, связанных с автономным анализатором речи RAPHAEL, что является одной из первых серьезных попыток построить систему реального времени, которая учитывает анализ звука и речи для жизни с помощью окружающих.

        Использование одноклассовых SVM и вейвлетов для аудио наблюдения

        1-Многоклассовый подход к классификации на основе SVM превосходит обычную систему на основе скрытой марковской модели в проведенных экспериментах, снижение частоты ошибок может достигать 50%.

        Обнаружение и классификация акустического события

        • Андрей Темеко, C. Nadeu, Dusan Macho, Robert G. Malkin, C. Zieger, M. Omologo
        • Физика

          Компьютеры в петле взаимодействия человека

        • 998 2009

          2424 в петле человека.

          Человеческая деятельность, происходящая в конференц-залах или классах, отражается в богатом разнообразии акустических явлений (АЭ), создаваемых либо человеческим телом, либо объектами, с которыми люди обращаются, поэтому…

          Расширенная классификационная классификация аудиосигналов

          • Нина Чжоу, В. Сер, З. Ю, Юфэн Ю, Хуавей Чен
          • Информатика

            CSIE

          • Метод, зависящий от класса A-92, 2009 9002 2009 9000 на предложенном показателе ранжирования разделимости классов, основанном на матрице рассеяния, чтобы выбрать высокорелевантное подмножество признаков для каждого типа аудиосигналов.

            Распознавание и поиск звуков окружающей среды

            • Х. Эйденбергер, Д. Митрович
            • Информатика

            • 2005

            В этой диссертации исследуется применимость ряда аудиофункций в области извлечения звуков окружающей среды, а современные методы извлечения звуков определяются посредством широкого обзора. соответствующей литературы, охватывающей все три области AR.

            Система распознавания звука в режиме реального времени в вспомогательной среде

            • Эктор Лосано Пейтедо, И. Эрнаес, Хавьер Камарена, Ибай Диес, Э. Навас
            • Информатика

              ICCHP

            • 2012

            В данной статье основное внимание уделяется разработке системы обнаружения и классификации звуков окружающей среды в режиме реального времени в типичном доме для лиц с ограниченными возможностями с использованием модели гауссовой смеси.

            ПОКАЗАНЫ 1-10 ИЗ 88 ССЫЛОК

            СОРТИРОВАТЬ ПОРелевантности Наиболее влиятельные документыНедавность

            Распознавание звуков окружающей среды с использованием методов распознавания речи

            • Michael A. Cowling, R. Sitte
            • Информатика, физика

            • 2002

            В этом документе анализируются различные методы, используемые для распознавания речи, и определяются те, которые можно использовать для распознавания неречевых звуков, а также проводятся тесты этих методов и определяется, какой из них лучше подходит для неречевого распознавания звука.

            Распознавание источников звука: теория и вычислительная модель

            • К. Мартин
            • Физика

            • 1999

            Разработана компьютерная модель процесса распознавания, способная «прослушивать» запись музыкального инструмента и классифицировать инструмент как один из 25 возможных на основе современных моделей обработки сигналов в слуховой системе человека .

            Обнаружение человеческой речи в структурированном шуме

            • Дж. Хойт, Х. Векслер
            • Информатика

              Труды ICASSP ’94. Международная конференция IEEE по акустике, обработке речи и сигналов

            • 1994

            В данной статье описываются исследования по разработке эффективной системы, обеспечивающей бинарное определение наличия речи в коротком (от одной до трех секунд) временном отсчете акустического сигнала. A method…

            Анализ методов распознавания речи для использования в системе распознавания неречевых звуков

            • Michael A. Cowling, R. Sitte
            • Информатика, физика

            • 2002
            • 2 методы, используемые для распознавания речи, и определяет те из них, которые можно использовать для распознавания неречевых звуков, и выполняет тесты двух из этих методов (LVQ и ANN) и определяет, какой метод лучше подходит для распознавания неречевых звуков.

              Classification of general audio data for content-based retrieval

              Recognition of environmental sounds

              • R. Goldhor
              • Physics

                1993 IEEE International Conference on Acoustics, Speech, and Signal Processing

              • 1993

              The результаты этого исследования показывают, что хорошо изолированные знакомые звуки могут быть распознаны с высокой точностью путем применения стандартных процедур статистической классификации к векторам признаков, полученным из двумерных кепстральных коэффициентов.

              Компьютерные речевые технологии

              • Р. Родман
              • Информатика

              • 1999

              Эта новая книга является первой, в которой представлен действительно понятный, нетехнический обзор всех основных областей человеческой обработки в компьютере. речь — распознавание речи, синтез речи, распознавание говорящего, идентификация языка, синхронизация губ и разделение каналов.

              Система идентификации источника звука для ансамблевой музыки на основе адаптации шаблона и извлечения музыкального потока

              • К. Кашино, Х. Мурасе
              • Инженерный

                Речь коммун.

              • 1999

              Обзор автоматического распознавания речи

              • L. Rabiner, B. Juang, Chin-Hui Lee
              • Компьютерная наука

              • 1996

              . областях автоматического распознавания речи и решает технические проблемы, с которыми необходимо столкнуться, чтобы достичь конечной цели — предоставить простой в использовании, естественный и гибкий голосовой интерфейс между людьми и машинами.

              Унифицированный нейросетевой метод локализации говорящего

              В данной работе предлагается унифицированный нейросетевой метод локализации источника, который одновременно применим к широкополосным и узкополосным источникам сигнала, находящимся в дальнем поле или вблизи поле массива микрофонов и использует структуру многослойной нейронной сети персептрона с прямой связью.

              Мнения студентов EFL относительно автономного обучения при обучении языкам | Мехдиев

              Алипонга, Дж., Джонстон, К., Кошияма, Ю., Рис, Т. ве Раш, Т. (2013). Автономия учащегося в университетском контексте Восточной Азии. Журнал образовательных и социальных исследований MCSER Publishing, Рим-Италия, 3 (7), 83-89.

              Олрайт, Д. (1990). Автономия в языковой педагогике в рабочем документе CRILE 6. Центр исследований в области образования: Ланкастерский университет.

              Айдошлу, К. (2009 г.). Yabancı dil öğretiminde otonom öğrenme: Neden ve nasıl? Улусларарасı Сосял Араштıрмалар Дергиси, 2 (8). 68-74.

              Баркер, Д.Г. (2014). Успех: От неудачи к неудаче с энтузиазмом. Исследования по изучению и преподаванию второго языка, 4 (2), 301-325.

              Бенсон, П. (2001). Преподавание и исследование автономии в изучении языка. Лондон, Великобритания: Лонгман

              Бенсон, П. (2011). Изучение языка и преподавание за пределами классной комнаты: введение в область. В неязыковом классе (стр.7-16). Пэлгрейв Макмиллан Великобритания.

              Кан, Т. (2012). Yabancı дил öğretimi baÄŸlamında öğrenen özerkliÄŸinin sanal öğrenme ortamları yoluyla desteklenmesi. Хасан Али Юсел Эййтим Факультеси Дергиси, 17 (1), 46-53.

              Кан, М.З. ве Туркмен, Б. (2017). Bilgisayar oyunlarä ± nä ± n yabancä ± dil eäÿitimine katkä ± sä ± nä ± n araåÿtä ± rä ± lmasä ±: ana dili tãrkã§e olan 100 yãksek ã ± ro -±ranårhaårhaårhaårhaårhaårhaårhaårhaårhaårhaåra -yrana ±rana ±rana ±rana ±rana ±rana ±rana ±rana ±rana ±rana ±rana ±rana ±rana ±rana ±rana ±rana ±rana narnindin Тарих Окулу Дергиси (TOD), 10 (31), 399-435.

              Кэнди, П. (1991). Самостоятельное обучение на протяжении всей жизни. Сан-Франциско: Джосси-Басс.

              Чан, Х.В. (2016). Популярная культура, внеклассная деятельность по английскому языку и автономия учащихся среди высококвалифицированных учащихся средней школы в Гонконге. Универсальный журнал образовательных исследований, 4 (8), 1918-1923.

              Аошкан, А. и Марлоу, З. (2015). Технологии в школе: учителя английского исследуют анимото и фотобаббл. Международный журнал высшего образования, 4 (3), 119-128.

              Дикинсон, Л. (1987). Самостоятельное изучение языков, Cambridge University Press.

              Эргур, Д.О. (2010). Öğrenen özerkliÄŸinin kazandırılmasında öğretmenin rolü. Международная конференция по новым тенденциям в образовании и их последствиям 11-13 Kasım Анталия-Туркие.

              Фаривар, А. и Рахими, А. (2015). Влияние призыва на автономию иранских учащихся EFL, Procedia – Social and Behavioral Sciences, 192, 644 – 649.

              Seijt, G., Gandz, J. , Byrne, A. ve Crossan, M. (2015). Узнав из зала заседаний совета директоров о характере лидера. Ivey Business Journal, январь/февраль, стр. 1–12.http://eds.b.ebscohost.com/eds/pdfviewer/pdfviewer?

              Холек, Х. (1979). Самостоятельность и изучение иностранных языков. Страсбург: Совет Европы.

              Holec,H (2011). Обучение учителей тому, как справляться с присущей их Офису изменчивостью. Инновации в изучении и преподавании языков, 5 (2), 111-118.

              Демирель, М. (2003). Yabancı дил öğretimi. Стамбул: Pegem Yayıncılık.

              Демирель, М.–. ве Миричи, А°. Х. (2002). Yabancı дил eÄŸitiminde öğrenen özerkliÄŸi. Милли Эшитим Дергиси, 76-88.

              Демирташ, А°. (2010). Ãœniversite Ä°ngilizce hazırlık eÄŸitiminde özerk öğrenme becerileri (Yayımlanmamış Yüksek Lisans Tezi). Ankara Ãœniversitesi Sosyal Bilimler Enstitüsü, Анкара.

              Демирташ, А°. ве Серт, Н. (2010). Обучение английскому языку на университетском уровне: кто находится в центре процесса обучения? Novitas-Royal (Исследования молодежи и языка), 4 (2), 159-172.

              Эдвардс, Д. (2006). Дискурс, познание и социальные практики: богатая поверхность языка и социального взаимодействия. Дискурсивные исследования, 1, 41-49.

              Хафнер, К.А. и Миллер, Л. (2011). Содействие самостоятельности учащихся в английском языке для науки: совместный проект цифрового видео в технологической среде обучения. Изучение языков и технологии, 15 (3), 68-86.

              Хамада, М. (2012). Проект facebook для японских студентов университетов: действительно ли ıt улучшает взаимодействие студентов, их самостоятельность и навыки английского языка? В L. Bradley & S. ThouÃsny (Eds.), CALL: Использование, обучение, знание, конференция EUROCALL, Гетеборг, Швеция, 22–25 августа 2012 г., Труды (стр. 104–110).

              Ивановская Б (2015). Самостоятельность учащегося в обучении иностранным языкам и культуре

              Хаймс, Д. (2005). Модели взаимодействия языка и социальной жизни: к дескриптивной теории. Межкультурный дискурс и общение: основные материалы для чтения, 4–16. Контекст. Procedia – Социальные и поведенческие науки 180, 352 – 356.

              Литтл, Д. (1991) Автономия учащегося1: определения, вопросы и проблемы. Дублин: Аутентик.

              Литтл, Дэвид (1997). «Языковая осведомленность и самостоятельное изучение языка», Language Awareness VI/2-3, s.93-104.

              Литтл, Д. (2016). Европейский языковой портфель: время для нового старта? Международный онлайн-журнал образования и преподавания (IOJET), 3(3), 162-172.

              Maynard, D.W. ve Peräkylä, A. (2006). Язык и социальное взаимодействие. В Справочнике по социальной психологии (стр. 233-257). Спрингер, Бостон, Массачусетс.

              Майлз, М.Б., ве Хуберман, А.М. (1994). Качественный анализ данных. Таузенд-Оукс, Калифорния; Мудрец.

              МакКомбс, Б. (1997). Понимание ключей, чтобы мотивировать учиться. Неопубликованная докторская диссертация, The Graduate

              Nunan, David. (1997). Разработка и адаптация материалов для поощрения самостоятельности учащихся, Фил Бенсон и Питер Фоллер (Газ. ) «Автономия и независимость в изучении языка» içinde s.192-203, USA: Longman.

              Озуз, А. (2013). Öğretmenlerin öğrenen özerkliÄŸinin desteklenmesine iliÅŸkin görüşleri. Международный журнал гуманитарных наук, 10 (1), 1273–129.7.

              Мязер, Б. ве Коркмаз, К. (2016). Yabancı дил öğretiminde öğrenci baÅŸarısını etkileyen unsurlar. ЭКЕВ академии дергиси, 20 (67), 59-84.

              Школа образования и человеческого развития Университета Джорджа Вашингтона

              Серт, Н. (2007). Öğrenen özerkliÄŸine iliÅŸkin bir ön çalışma. Ä°lköğretim Online, 6(1), 180-196.

              Сойер, С. (2016). Yabancı дил öğretim yöntemi olarak yaratıcı драма ве etkileri. Международный журнал современных исследований в области образования, 2 (1), 157-163.

              Ожимонек, Х. (2016). Драма yoluyla английский kelime öğretimi: gölbaşı MYO örneÄŸi. Международный журнал социальных наук, 44, 421-430.

              Паттон, М., К. (1987). Как использовать качественные методы в оценке. Ньюбери Парк. ЦА; Мудрец.

              Перрен, Дж. М. (2010). Интернет-приложения для расширения словарного запаса английского языка и развития навыков чтения для расширения возможностей независимых иностранных студентов. Международный журнал технологий, знаний и общества, 6 (6), 66-84.

              Петерсон, М., (2010). Многопользовательские ролевые онлайн-игры (MMORPG) как площадки для изучения второго языка. Компьютерное изучение языков, 23 (5), 429-439.

              Пайва, В. (2005). Автономия и сложность, автономия на втором месте в овладении языком.

              поделиться журналом онлайн. N. 146. Получено 3 октября 2009 г. с http://www.veramenezes.Com/autoplex.htm

              Roberts, P. ve Priest, H. (2006). Надежность и валидность в исследованиях. Стандарт сестринского дела, 20, 41-45.

              Рюшофф, Б. и Риттер, М. (2001). Изучение языков с помощью технологий: построение знаний и обучение на основе шаблонов в классе иностранного языка, Компьютерное изучение языков, 14 (3-4), 219-232

              Ток, Х. ( 2011) Otonom öğrenme. Электроник Сосял Билимлер Дергиси, 10 (36), 54-64.

              Ток, Х. ве Арабаш, С. (2008). Avrupa birliÄŸine uyum sürecinde yabancı дил öğretimi. Ä°nönü Ãœniversitesi EÄŸitim Fakültesi Dergisi, 9 (15), 205–227.

              Выготский, Л. (1991). Мысль и язык. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

              Ван, П. (2011). Конструктивизм и автономия учащегося в преподавании и изучении иностранного языка: в какой степени теория влияет на практику? Теория и практика языковых исследований, 1(3), 273-277.

              Вейцман, Э. А. (2000). Справочник по качественным исследованиям (2-е изд.). Таузенд-Оукс, Калифорния; Мудрец.

              Вудхаус, Х. (2011). Обучение на всю жизнь: Народный бесплатный университет и гражданское достояние. Вопросы социальной справедливости, 5(1), 77-90.

              Ву, Си Джей, Чан, Г. Д. и Хаунг, К. В. (2014). Использование цифровых настольных игр для подлинного общения в классах EFL. Исследования и разработки в области образовательных технологий, 62, 209–226.

              Вульф, С., Ханор, Дж. Ве Буйк, Р-Дж. (2000). Роли и взаимосвязь присутствия, размышлений и самостоятельного обучения в эффективной педагогике, основанной на всемирной паутине. В Р. А. Коул (ред.), Вопросы сетевой педагогики: критический учебник для начинающих (стр. 161–181). Вестпорт, Коннектикут: Greenwood Pres.

              Юлдярм, А. ве Ожимёк, Х. (2005). Sosyal bilimlerde nitel araÅŸtırma yöntemleri. Анкара: SeçkinYayıncılık.

              Более сильный и автономный Европейский Союз, обеспечивающий более справедливый мир – Выступление президента Шарля Мишеля на Генеральной Ассамблее ООН

              Сегодня я обращаюсь к вам от имени Европейского Союза. Союз, основанный, как и Организация Объединенных Наций, на мирном сотрудничестве, правах человека и основных свободах. Поэтому мы непоколебимо поддерживаем Организацию Объединенных Наций. И международных организаций, с которыми мы объединяем усилия для человеческого прогресса.

              Именно так мы работаем с ВОЗ над победой над Covid-19. Как и весь мир, Европа сильно пострадала от пандемии. В Европейском союзе погибли более 142 000 человек. Я чту их память и всех жертв Covid-19 во всем мире. Я также воздаю должное всем профессионалам в области здравоохранения, которые защищали ткань нашего общества.

              Кризис, вызванный пандемией, беспрецедентен. Это усугубило слабые стороны уязвимых стран, регионов и населения. Это также выявило хрупкость стран, которые считали себя сильными. Он бросил нас всех в одну и ту же внезапную битву против одного и того же общего врага.

              Европейский Союз, со своей стороны, находится в авангарде международного сотрудничества, которое привлекло почти 16 миллиардов евро для финансирования исследований и внедрения вакцин, тестов и методов лечения. И мы мобилизованы вместе со всеми заинтересованными сторонами, чтобы гарантировать, что эти вакцины и методы лечения будут общедоступными и недорогими.

              Каждая нация и каждый лидер обязаны подумать о том, как лучше всего внести свой вклад в достижение нашей общей цели. Это верно в борьбе с нынешним кризисом, как и со всеми глобальными вызовами. Кофи Аннан сказал: «Чтобы стать хорошим гражданином, начните в своем собственном сообществе!» Именно в этом ключе я хочу объяснить, почему Европейский Союз хочет стать более сильным и стратегически автономным наряду с открытым рынком. Сильнее не только для себя. Но также и для лучшего вклада в лучший мир. Кризис сделал эту цель еще более актуальной. Это пробудило новую коллективную ответственность: строить лучше и экологичнее…

              До кризиса Европа уже встала на путь фундаментальных преобразований. Например, приняв решение стать к 2050 году первым углеродно-нейтральным континентом. Или приняв амбициозную цифровую повестку дня в соответствии с нашими фундаментальными ценностями.

              Эта пандемия десятикратно усилила нашу решимость преобразовать нашу экономику и общество. С самого начала на неотложные меры было мобилизовано 540 миллиардов евро. Затем, в июле, Европейский совет решил мобилизовать амбициозные и беспрецедентные финансовые ресурсы: более 1,8 триллиона евро на ближайшие годы, в том числе 750 миллиардов евро, привлеченных за счет беспрецедентного по своему характеру и размеру выпуска облигаций Европейского союза. Приняв это историческое решение, мы собрались вместе, сплоченные и сильные, чтобы лучше выполнять свои обязанности.

              Ответственность начинается с того, что мы видим вещи такими, какие они есть, а не такими, какими нам хотелось бы их видеть. В современном мире злоупотребление силой, как военной, так и экономической, слишком часто вытесняет аргументацию и переговоры. Соблюдение договоров, базовый принцип международного права, становится факультативным даже для тех, кто до недавнего времени был его историческим гарантом. Все это во имя партийных интересов.

              Европейский союз больше, чем когда-либо, защищает основанный на правилах международный порядок и сотрудничество, основанное на универсальных ценностях. Европейский союз хочет быть сильнее, автономнее и тверже, чтобы защищать более справедливый мир. И именно в этом духе мы ведем реализацию Парижских соглашений. И что мы уже интегрировали цели Повестки дня на период до 2030 года в нашу систему экономического управления.

              Сейчас мы развиваем эти ценности и эту открытую модель с большим осознанием нашей силы, с большим реализмом и, возможно, с меньшей наивностью. Мы верим в достоинства свободной и открытой экономики, а не в протекционизм. Но доступ к нашему большому рынку — второй по величине экономической зоне в мире и первой по объемам международной торговли — продаваться уже не будет. Отныне мы будем лучше обеспечивать равные условия игры на рынке, открытом для тех, кто соблюдает его стандарты. Покинут ли они наш Союз или захотят приблизиться к нему.

              Европейский союз также привержен делу повышения общей налоговой справедливости, в частности, в цифровом секторе. Крупномасштабная деятельность, осуществляемая в этой сфере, уже не может избежать справедливого налогообложения. Европейский союз, наряду с ОЭСР и «Большой двадцаткой», привержен международному сотрудничеству для исправления этой несправедливости.

              Европейский Союз является борцом за мир и прогресс, который хочет мобилизовать свое влияние и силу, чтобы сделать других более сильными.

              Мы поддерживаем шесть партнеров Западных Балкан в их преобразовании и интеграции. Мы подтвердили их европейскую перспективу. И мы только что решили начать переговоры о вступлении еще с двумя странами, среди которых: Албания и Республика Северная Македония.

              Через Восточное партнерство мы развиваем наши отношения с шестью соседними странами. В частности, с целью укрепления институтов и верховенства права. В Белоруссии были сфальсифицированы последние президентские выборы. Мы не принимаем результаты. И мы осуждаем насильственные репрессии против оппозиции и мирных демонстраций. Репрессии и запугивание должны прекратиться, а все виновные должны быть привлечены к ответственности и наказаны. Мы на стороне белорусского народа, который должен свободно, без внешнего принуждения, выбирать свое будущее. Инклюзивный национальный диалог при содействии ОБСЕ является единственным реальным путем вперед.

              Бороться с безнаказанностью также означает требовать проведения независимого и заслуживающего доверия расследования, когда лидер российской оппозиции Навальный стал жертвой покушения с применением химического оружия.

              Европейский Союз также на стороне венесуэльского народа. Вот почему мы работаем с Международной контактной группой для мирного и согласованного решения, которое должно включать свободные, заслуживающие доверия и честные выборы.

              Я уверен, что отношения между Европой и Африкой станут основой более справедливого и сильного мира. Вместе мы представляем в этой Ассамблее около 80 стран и 1,7 миллиарда граждан, подавляющее большинство из которых — самые молодые люди на планете. Наши два континента никогда не были так взаимозависимы, к лучшему или к худшему. Признание этого не является ни бесплодным афро-пессимизмом, ни наивным афро-оптимизмом. Это значит признать, что эта взаимозависимость также является призванием. Это признание того, что сильной Европе нужна сильная Африка, и наоборот. Потенциал огромен. Инвестиции, инновации, развитие инфраструктуры, продвижение образования, поддержка систем здравоохранения: это ключ к налаживанию взаимовыгодного партнерства. Давайте вдохновимся силой африканской концепции убунту: образ мышления, согласно которому моя человечность неразрывно связана с вашей, наши судьбы связаны, а наши индивидуальные действия успешны только в том случае, если они имеют смысл для общего блага. Этот принцип Ubuntu также является причиной моего нового призыва урегулировать вопрос о долгах беднейших стран в духе солидарности, который также принимает во внимание последствия пандемии.

              Европейский Союз обеспокоен напряженностью в Восточном Средиземноморье. Односторонние действия и нарушения международного права должны быть категорически прекращены. Вместе с нашими государствами-членами мы предпринимаем интенсивные дипломатические усилия для разрядки напряженности и содействия диалогу. В этом духе я предложил организовать многостороннюю конференцию по Восточному Средиземноморью совместно с Организацией Объединенных Наций. Многие участники уже дали положительный ответ и готовы обсудить условия, повестку дня и график. Делимитация морских пространств, безопасность, энергетические вопросы и миграция — вот некоторые из тем, которые, по моему мнению, следует рассмотреть.

              Мы также поддерживаем усилия Организации Объединенных Наций и, где они задействованы, региональных организаций, например, в Ливии или Сирии.

              Ядерная сделка с Ираном остается ключом к глобальному нераспространению и региональной безопасности. Поэтому крайне важно сохранить СВПД и обеспечить его полное выполнение всеми сторонами. Соглашение, одобренное резолюцией 2231 Совета Безопасности ООН, остается в силе, и у нас нет сомнений в том, что обязательства по снятию санкций в рамках соглашения продолжают действовать. Хотя мы решительно поддерживаем сохранение соглашения с Ираном, мы продолжаем решительно решать другие проблемы, такие как внутренняя и региональная ситуация.

              Мы также приветствуем начало внутриафганских переговоров и будем поддерживать прочный мир.

              В неспокойном регионе вопрос мира между палестинцами и израильтянами актуален как никогда. Мы должны и впредь поддерживать законные чаяния обеих сторон. И мы по-прежнему твердо привержены решению о создании двух государств. Мы не пожалеем усилий с нашими международными партнерами, включая «четверку», чтобы способствовать возвращению израильтян и палестинцев за стол переговоров, чтобы найти согласованное решение в рамках согласованных на международном уровне параметров. Ибо наша приверженность международному праву и резолюциям ООН непоколебима. В то же время мы приветствуем сближение Израиля со странами региона как позитивный фактор мира и стабильности на Ближнем Востоке.

              С тех пор, как я стал президентом Европейского совета, мне часто задавали вопрос, одновременно простой и жестокий: «В новом соперничестве между Соединенными Штатами и Китаем, на чьей стороне находится Европейский Союз?» Мой ответ таков…

              Мы тесно связаны с Соединенными Штатами. Мы разделяем идеалы, ценности и взаимную привязанность, укрепленную испытаниями истории. Они по-прежнему воплощаются сегодня в жизненно важном трансатлантическом альянсе. Это не мешает нам время от времени иметь разные подходы или интересы.

              Мы не разделяем ценности, на которых основана политическая и экономическая система Китая. И мы не перестанем содействовать уважению всеобщих прав человека. В том числе представителей меньшинств, таких как уйгуры. Или в Гонконге, где ставятся под сомнение международные обязательства, гарантирующие верховенство права и демократию.

              Китай является важным партнером в решении общих проблем, таких как глобальное потепление, Covid-19 или облегчение бремени задолженности в Африке. И Китай также является важным торговым партнером. Тем не менее, мы полны решимости сбалансировать эти отношения в сторону большей взаимности и более справедливой конкуренции. Дух, который мы также развиваем с членами АСЕАН, с которым мы будем продолжать углублять наши отношения.

              Мы на стороне фундаментальных ценностей демократии, прав человека, верховенства закона и сотрудничества. Это наш компас, чтобы преследовать наши интересы. Европейский Союз — это автономная сила, хозяин нашего выбора, хозяин нашей судьбы.

              Наконец, от имени Европейского Союза я хочу подтвердить это важное убеждение: не может быть прогресса без прогресса в расширении прав и возможностей женщин. Дискриминация в отношении женщин остается одним из основных препятствий на пути развития. Мы должны бороться с этим беспощадно. Равенство между мужчинами и женщинами, а также защита разнообразия, особенно сексуального разнообразия, остается одной из главных проблем нашего времени.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.