Церковная семья это – Семья – это таинство рая

Семья – это таинство рая

Что такое христианская семья

Сегодня серьезной проблемой является вопрос, что такое христианская семья и брак. Сейчас это понятие достаточно трудно осмысляется в приходской жизни. Я вижу очень многих молодых людей, которые дезориентированы в том, что они хотят увидеть в своей семье. В их головах существует масса штампов отношений между юношей и девушкой, на которые они ориентируются.

Современным молодым людям очень сложно найти друг друга и создать семью. Все смотрят друг на друга под искаженным углом: одни — почерпнув свои знания в «Домострое», другие — в телепрограмме «Дом-2». И каждый по-своему пытается соответствовать прочитанному или увиденному, при этом отказываясь от собственного опыта. Молодые люди, составляющие приход, очень часто смотрят вокруг себя, чтобы найти себе пару, которая могла бы соответствовать их представлениям о семье; как бы не ошибиться — ведь православная семья должна быть именно такой-то. Это очень большая психологическая проблема.

Второе, что подбавляет градус к этой психологической проблеме: разделение понятий — что является природой семьи, а что является ее смыслом и целью. Недавно я прочел в одной проповеди, что целью христианской семьи является деторождение. Но это неправильно и стало, к сожалению, необсуждаемым штампом. Ведь такая же цель у мусульманской, буддистской, у любой другой семьи. Деторождение является природой семьи, но отнюдь не целью. Оно заложено Богом в отношения между мужем и женой. Когда Господь создавал Еву, Он сказал, что нехорошо человеку быть одному. И не имел ввиду только деторождение.

Первое признание в любви

В Библии мы видим христианский образ любви и брака.

Здесь мы встречаем первое признание в любви: Адам говорит Еве: кость от костей моих и плоть от плоти. Вдумайтесь, как это прекрасно звучит.

В самом чине венчания сначала говорится о помощи друг другу, а потом только восприятие рода человеческого: «Боже святой, создавший из праха человека, и из ребра его образовавший жену, и сочетавший с ним помощника, соответственного ему, ибо так угодно было Твоему Величеству, чтобы не одному быть человеку на земле». И потому многодетность тоже не является целью. Если семье задать такую задачу: обязательно воспроизводить и воспроизводить, то может возникнуть искажение брака. Семьи не резиновые, люди не бесконечные, у каждого свой ресурс. Нельзя ставить такую колоссальную задачу, чтобы Церковь решала демографические вопросы государства. У Церкви другие задачи.

Всякая идеология, которая вносится в семью, в Церковь — страшно губительна. Она всегда сужает ее до каких-то сектантских представлений.

Семья – малая Церковь

Помочь семье стать малой Церковью — вот наша главная задача.

И в современном мире слово о семье, как о малой Церкви, должно прозвучать громко. Цель брака – это воплощение христианской любви. Это место, где человек присутствует по-настоящему и до конца. И реализует себя как христианин в своем жертвенном отношении друг другу. Пятая глава Послания апостола Павла к Ефесянам, которая читается на Венчании, содержит образ христианской семьи, на который мы ориентируемся.

У о. Владимира Воробьева есть замечательная мысль: семья имеет свое начало на земле и имеет свое вечное продолжение в Царствии Небесном. Вот ради чего создается семья. Чтобы двое, став единым существом, это единство перенесли в вечность. И малая Церковь и Небесная стали едиными.

Семья – это выражение антропологически заложенной в человеке церковности. В ней реализуется осуществление Церкви, заложенное Богом в человеке. Преодоление, выстраивание себя по образу и подобию Божию — очень серьезный духовный аскетический путь. Об этом надо нам очень много и серьезно говорить с приходом, юноше с девушкой, друг с другом.

А сведение семьи к стереотипам надо разрушать. И я считаю, что многодетная семья – это хорошо. Но каждому по силам его. И оно не должно приводиться в исполнение ни духовническим руководством, ни какими-то соборными решениями. Деторождение есть исключительно исполнение Любви. Дети, брачные супружеские отношения – это то, что наполняет семью любовью и восполняет ее как некое оскудение.

Супружеские отношения – отношения любви и свободы

Когда мы говорим об интимных отношениях в семье, возникает много сложных вопросов. Монашеский устав, по которому живет наша Церковь, не предполагает рассуждения на эту тему. Тем не менее, этот вопрос существует, и никуда нам от него не деться.

Осуществление супружеских отношений — вопрос личной и внутренней свободы каждых супругов.

Было бы странно из-за того, что супруги причащаются во время чина Венчания, лишать их брачной ночи. А некоторые священники так и говорят, что не стоит супругам причащаться в этот день, потому что им предстоит брачная ночь. А как быть тем супругам, которые молятся о зачатии ребенка: чтобы он был зачат с Божьего благословения, им тоже не причащаться? Почему ставится вопрос о принятии Святых Христовых Тайн — Бога Воплотившегося — в нашу человеческую природу с некой скверной в отношения, освященных Венчанием? Ведь написано: ложе не скверно? Когда Господь посетил брак в Канне Галилейской, Он же наоборот добавил вино.

Здесь встает вопрос сознания, которое все отношения низводит до какого-то животного отношения.

Брак венчается и считается неоскверненным! Тот же Иоанн Златоуст, который сказал, что монашество выше брака, говорит и о том, что супруги остаются целомудренными и после того, как они поднимаются с супружеского ложа. Но это в том случае, если у них честен брак, если они берегут его.

Поэтому супружеские отношения – отношения человеческой любви и свободы. А бывает и так, и это могут подтвердить и другие священники, что всякая излишняя аскеза может являться причиной супружеских ссор и даже распада брака.

Любовь в браке

Люди соединяются в браке не потому, что они животные, а потому что они любят друг друга. А вот о любви в браке за всю историю христианства сказано не так много. Даже в художественной литературе проблема любви в браке впервые поднимается лишь в 19 веке. И никогда не обсуждалась ни в каких богословских трактатах. Даже в семинарских учебниках не говорится нигде, что люди, создающие семью, должны любить друг друга обязательно.

Любовь является основой для создания семьи. Об этом и должен радеть каждый священник прихода. Чтобы люди, которые собираются жениться, ставили перед собой цель любить по-настоящему, хранить и умножать, сделать ее той Царской Любовью, которая приводит человека ко Спасению. В браке ничего другого и быть не может. Это не просто бытовая структура, где женщина – воспроизводящий элемент, а мужчина – зарабатывает на хлеб и имеет немного свободного времени, чтобы поразвлечься. Хотя  сейчас именно так чаще всего и происходит.

Церковь должна охранять брак

И только Церковь сейчас еще способна говорить, как создать и сохранять семью. Существует масса предприятий, которые дают возможность брак заключать и расторгать, и рассказывают об этом.

Раньше Церковь действительно была тем органом, который брал на себя ответственность законного брака и одновременно осуществляла церковное благословение. А теперь понятие законного брака все более и более размыто. В конечном итоге законный брак будет размыт до последнего предела. Очень многие люди не понимают, чем законный брак отличается от гражданского. Некоторые священники тоже путают эти понятия. Люди не понимают смысла заключения брака в государственных учреждениях и говорят, что лучше повенчаются, чтобы встать перед Богом, а в ЗАГСе – что? В общем, понять их можно. Если они любят друг друга, то им не нужна справка, какое-то формальное свидетельство о любви.

С другой стороны, Церковь имеет право заключать только те браки, которые заключены в ЗАГСе, здесь и получается странная вещь. В итоге некоторые священники говорят странные слова: «Вы распишитесь, поживите немножко, — годик. Если не разведетесь, то приходите венчаться». Господи, помилуй! А если разведутся, что не было брака? То есть такие браки как бы не считаются, как будто их не было, а которые Церковь повенчала – это на всю жизнь…

С таким сознанием невозможно жить. Если такое сознание мы принимаем, то и любой церковный брак тоже будет распадаться, — ведь есть причины для расторжения церковного брака. Если таким образом относиться к государственному браку, что он такой «недобрак», то количество разводов будет только увеличиваться. У брака венчанного и невенчанного одна и та же природа, последствия развода везде одинаковы. Когда допускается странная идея, что можно пожить до венчания, то каким у нас будет сам брак? Что тогда мы понимаем под нерасторжимостью, под «двое – плоть едина»? Что Бог сочетал, человек не разлучает. Ведь Бог сочетает людей не только через Церковь. Люди, встречающиеся друг с другом на земле, — по-настоящему, глубоко — они все равно осуществляют природу брака, данную Богом.

Только вне Церкви они не получают той благодатной силы, которая преображает их любовь. Брак получает благодатную силу не только потому, что он венчан в Церкви священником, а еще и потому, что люди вместе причащаются, вместе живут единой церковной жизнью.

Многие за обрядом венчания не видят сущности брака. Брак – это союз, который сотворен Богом еще в раю. Это таинство рая, райской жизни, таинство самой природы человека.

Здесь возникает огромная путаница и психологические препятствия для людей, которые ищут себе жениха или невесту в православных молодежных клубах, потому что лишь бы православный с православным, а иначе никак нельзя.

Подготовка к браку

Церкви нужно готовить к браку и тех людей, которые приходят не изнутри церковной общины. Тех, которые сейчас могли бы прийти в Церковь через брак. Сейчас огромное количество невоцерковленных людей желают настоящей семьи, настоящего брака.  И знают, что ЗАГС ничего не даст, что истина дается в Церкви.

А здесь им говорят: получите свидетельство, заплатите, в воскресенье приходите к 12. Хор за отдельную плату, паникадило за отдельную.

Перед венчанием люди должны пройти серьезный подготовительный период – и готовиться несколько месяцев как минимум. Это должно быть совершенно четко. Хорошо бы принять решение на Синодальном уровне: так как Церковь несет ответственность за нерасторжимость брака, то и допускает его только между теми, кто в течение полугода регулярно приходил в Храм, исповедовался и причащался, слушал беседы священника.

При этом гражданская регистрация в этом смысле отступает на второй план, потому что при современных условиях она дает возможность закрепить какие-то имущественные права. Но Церковь не за это несет ответственность. Она должна соблюсти совершенно четкие условия, на основания которых совершается такое Таинство.

А иначе, конечно, эти проблемы с развенчанными браками будут только расти.

Ответы на вопросы

Когда человек понимает, что он лично отвечает за каждую мысль, каждое слово, за каждый свой поступок, тогда у человека начинается настоящая жизнь

Что вы делаете в приходе, чтобы восстановить ценность брака?

Брак — ценность самой Церкви. Задача священника помогать человеку эти ценности обретать. Современные молодые люди часто дезориентированы в том, что является сущностью брака.

Когда человек начинает жить церковной жизнью, приобщаться Таинствам, все сразу становится на свои места. Христос и мы рядом с Ним. Тогда все будет правильно, тут нет специальных приемчиков, их не должно быть. Когда люди пытаются изобрести какие-то специальные приемы, становится очень опасно.

Какие существуют выходы, чтобы решить эту проблему? Что Вы посоветуете молодым людям?

Во-первых, не торопиться, успокоиться. Довериться Богу. Ведь чаще всего люди не умеют этого делать.

Освободиться от штампов и идей, что все можно сделать какими-то специальными способами, так называемые рецепты счастья. Они существуют в головах многих православных прихожан. Якобы для того, чтобы стать тем-то и тем-то, нужно сделать то-то и то-то — поехать к старцу, например, прочитать сорок акафистов или сорок раз подряд причаститься.

Нужно понять, что нет рецептов счастья. Есть личная ответственность за свою собственную жизнь, и это самое главное. Когда человек понимает, что он лично отвечает за каждое свое слово, за каждый свой шаг, за свой поступок, тогда, мне кажется, у человека начнется настоящая жизнь.

И отказаться от ненужного: внешнего, надуманного, от того, что подменяет собой внутренний мир человека. Современный христианский церковный мир сейчас сильно тяготеет к застывшим формам благочестия, не осмысляя их полезности, плодоносности. Замыкается только на самой форме, а не на том, насколько это правильно и действенно для духовной жизни человека. И воспринимается только как некая модель отношений.

А Церковь – живой организм. Всякие модели бывают хороши только постольку-поскольку. Есть только некоторые векторы направления, а идти человеку приходится самому. И уповать на внешнюю форму, которая тебя якобы приведет к спасению, не стоит.

Половина

Есть ли у каждого человека своя половина?

Господь таким образом человека сотворил, изъяв из него часть для сотворения второй половины. Это Божественный акт сделал человека неполноценным без соединения с другим. Соответственно человек поэтому и ищет себе другого. И восполняется он в Тайне Брака. И это восполнение происходит либо это в семейной жизни, либо в монашестве.

Половинками рождаются? Или все-таки половинками становятся уже после венчания?

Я не думаю, что люди таким образом сотворены: будто бы есть два таких человека, которым нужно обязательно друг друга найти. И если они друг друга не найдут — будут неполноценными. Было бы странно думать, что есть только одна единственная и один единственный, который тебе послан Богом, а все остальные должны пройти мимо. Я думаю, что это не так. Сама природа человеческая такова, что она может преображаться, и сами отношения тоже могут преображаться.

Люди ищут другого именно как мужчина и женщина, а вовсе не как два конкретных индивидуума, которые существуют на свете. Выборов в таком смысле у человека достаточно много. Все друг другу подходящие и неподходящие одновременно. С одной стороны — человеческая природа искажена грехом, а с другой — у человеческой природы такая огромная сила, что по благодати Божией даже из камней Господь себе творит детей.

Иногда люди тяжело друг другу прирастающие, вдруг становятся такими неделимыми, единством в Боге и при усилии друг друга, при желании, при огромной работе. А бывает, что вроде у людей все хорошо, но они не хотят друг другом заниматься, друг друга спасать. Тогда самое идеальное единство может распасться.

Некие люди ищут и ждут некоторого внутреннего сигнала, что это твой человек, и только после такого ощущения они готовы принять, остаться с человеком, которого Бог перед ними поставил.

Трудно такому чувству до конца доверять, с одной стороны. А с другой, нельзя ему не доверять абсолютно. Это Тайна, это всегда останется Тайной для человека: Тайной его душевных мук, сердечных терзаний, его тревоги и его счастья, радости. Нет на этот вопрос ответа ни у кого.

Подготовила Надежда Антонова

Молитва о замужестве

www.pravmir.ru

Что такое семья? — Православный журнал «Фома»

Вопрос читателя:

Добрый день!
Слышала мнение, что ” семья – это не другая половина (муж, жена), а родители и дети”. Исходя из этого, получается, что “семья – это люди родственные по крови”. Тогда если есть только муж и жена, то это не семья? И муж “принадлежит” семье своих родителей, а жена – своим родителям? Верно ли это? И как с точки зрения православия понимать семью?

Отвечает протоиерей Андрей Ефанов:

Добрый день! Вы когда что-то слышали, указывайте, пожалуйста, источник, ладно? По-церковному семья – это муж и жена. Они не то что кровные родственники, они ближе, чем кровные, потому что составляют одно целое, потому и степень родства у них самая близкая – нулевая, в том смысле, что между ними никакого расстояния нет, они одно. Даст Бог детей или нет – неважно, семья – это мужчина и женщина, которые венчались и живут вместе, делят друг с другом радости и трудности, любят, помогают друг другу, поддерживают друг друга и так далее. Господь сказал: “оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут [два] одна плоть” (Книга Бытия, 2:24). А родители и дети – это имеется в виду, что муж и жена – семья, у них рождаются дети, и пока дети растут, то все вместе – одна семья, а потом дети создают свои семьи, не переставая любить родителей и поддерживать их и получать от них поддержку, если это необходимо, но главное уже – не отношения их с родителями, а те союзы, которые они создадут со своими супругами.

Архив всех вопросов можно найти здесь. Если вы не нашли интересующего вас вопроса, его всегда можно задать на нашем сайте.

На заставке фрагмент фото Michael Salvato

foma.ru

православный взгляд / Статьи / Патриархия.ru

13 ноября 2013 г. 21:02

Доклад председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополита Волоколамского Илариона на конференции «Православные и католики вместе в защиту семьи».

Ваше Высокопреосвященство архиепископ Винченцо Палья! Дорогие отцы, братья и сестры!

Сердечно приветствую всех вас, собравшихся сегодня в Риме для совместного размышления о том, как сохранить и передать будущим поколениям христианское понимание семьи и брака. Эта тема актуальна не только для православных и католиков, но и для христиан других конфессий, поскольку семья является важнейшей опорой гармоничного развития общества и первоосновой жизни любого народа.

В современном мире происходят процессы, в результате которых семья как социальный институт оказывается под угрозой распада и вырождения. Чтобы дать убедительный ответ на вызовы секулярного мировоззрения, мы, христиане, должны опираться, прежде всего, на Священное Писание и опыт Церкви.

В библейском понимании брак и семья представляют собой изначальную форму коллективного, «соборного» бытия, к которому человек призван Самим Творцом. Жизнь человека не ограничивается тесными рамками индивидуального существования: человек во всей полноте реализуется как личность не сам по себе, но в духовном общении с Богом и ближним.

Тема союза любви между мужчиной и женщиной является одной из важнейших тем библейского благовестия. В Книге Бытия Сам Господь дает предельно четкое определение семьи: «Оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут двое одна плоть» (Быт. 2:24). Эти слова служат основой для богословского учения о семье и браке.

В Священном Писании мы читаем о том, как в самые драматические моменты истории Господь предостерегал об опасности ослабления семейных и братских уз, вызванного сомнением, эгоизмом или ожесточением сердца. Со времен Каина и Авеля, когда оскудевает любовь и распадаются родственные связи, вражда и грех неминуемо приводят к убийству, войнам и многочисленным бедствиям. В Синайской пустыне, чтобы народ не погиб в своих беззакониях, Господь вручает пророку Моисею скрижали Завета с заповедями, часть которых касается фундаментальных принципов семейного бытия.

В своей памяти народ также сохранил положительные примеры из жизни патриархов: во имя родственных уз Авраам в решающий момент не стал расставаться с Лотом, Иаков примирился с Исавом, Иосиф простил своих братьев. Здоровые семейные отношения соединяют людей узами верности, чести, искренности, взаимопомощи и взаимопонимания. Семья становится тем «гнездом» (Притч. 27:8), в котором человек в окружении братьев восходит от силы в силу и получает самые первые уроки того, как различать добро и зло. Вот почему для описания мира и благополучия в языке Ветхого Завета нередко используется образ дома. А в новозаветной притче о блудном сыне отчий дом становится прообразом дома Божия. Отметим также, что ветхозаветные пророки нередко прибегают к метафоре семьи для обозначения отдельного племени или всего народа как единого целого, обращаясь к «дому Израиля», «дому Иуды» и т.д. (Иер. 31:31).

Семья в библейском понимании состоит из мужчины, женщины и их детей. Она становится живой клеткой племени, народа и, в конце концов, той единой семьи, истинным Отцом которой является Бог, создавший в лице Адама и Евы все человечество. Земной отец рождает лишь по плоти, тогда как Отцом всех людей в наиболее полном и абсолютном значении слова является Сам Господь.

В Новом Завете с особой силой подчеркивается духовное измерение семейной жизни. В этом христианство существенно отличается от иных религиозных, философских и политических течений, ратующих за идеалы равенства и братства. Церковь Христова не столько провозглашает эти идеалы, сколько являет как осязаемую реальность подлинное братство, возможное только в Боге Сыне, через Которого Бог Отец нас усыновляет Себе (Гал 4:5-7; Рим 8:14-17; Еф 1:5).

Протоиерей Иоанн Мейендорф так определяет сущность христианского брака: «Христианин призван — уже в этом мире — иметь опыт новой жизни, стать гражданином Царства; и это возможно для него в браке. Таким образом брак перестает быть только лишь удовлетворением временных естественных побуждений… Брак — это уникальный союз двух существ в любви, двух существ, которые могут превзойти свою собственную человеческую природу и быть соединенными не только друг с другом, но и во Христе».

Семья в христианском понимании — это союз мужчины и женщины, основанный не просто на взаимном влечении, страсти или общих интересах, а на стремлении жить вместе и быть «домашней церковью» (Кол 4:15). «Где муж, и жена, и дети в согласии и любви соединены узами добродетели, там посреди Христос», — пишет св. Иоанн Златоуст. (На Книгу Бытия. Слово VII). Для создания подлинно христианской семьи одних родственных связей мало, семья призвана стать «малой церковью», живой иконой вечной любви, в которой хранятся и передаются из поколения в поколение заповеди Божьи. Недаром так часто в Евангелиях Царство Небесное сравнивается с браком, с брачным пиром, в котором исполняются чаяния ветхозаветных пророков о новом и вечном завете Бога со Своим народом.

Стремительные изменения, происходящие в современном мире, бросают серьезные вызовы духовному благополучию семьи. Господство индивидуализма, потребительской и гедонистической психологии способствует увеличению числа разводов, падению рождаемости, нарастанию конфликтности во внутрисемейных отношениях и разрыву связей между поколениями. Широко распространенной формой подмены семейных ценностей меркантильными интересами сторон стали так называемые «партнерские отношения». Все большее распространение получают различные формы внебрачного сожительства без взаимных обязательств, наносящие удар по нравственной целостности личности и извращающие само понятие семьи.

Крайним выражением кризиса являются попытки приравнять гомосексуальные союзы к браку и предоставить однополым парам право усыновлять и воспитывать детей. Закон превращает ребенка из субъекта права в объект права — в предмет, обладать которым теперь может каждый. Это принципиально новый взгляд на ребенка не как на «плод любви», а как на доступный любой «паре» предмет удовлетворения потребностей. Такой подход не может не вызывать серьезные опасения, наряду с опасением за развитие и душевное равновесие детей, усыновленных однополыми «родителями».

Любое законодательство основано на определенных нравственных посылках, на представлении о том, что является добром, а что злом, что нравственно, а что безнравственно. Идеологизация человеческого сознания, навязывание людям новых нравственных установок непременно ведет к изменениям в законодательстве. Но если изменения в законодательство вносятся вопреки воле большинства, в угоду конкретным меньшинствам, лоббирующим свои интересы при помощи административного ресурса, это чревато опасными социальными катаклизмами.

Лоббирование законодательных инициатив, уравнивающих традиционную семью с однополыми союзами, происходит сегодня при поддержке государственных властей ряда западных стран, вопреки воле людей, без серьезных и свободных дискуссий среди специалистов и без привлечения широкой общественности.

Так, в январе этого года министр образования Франции Венсан Пейон заявил, что в школе ученики должны избавиться от всех форм детерминизма — семейного, этнического, социального или интеллектуального. Согласно инструкциям возглавляемого им министерства, с нового учебного года во французских школах слова «мальчик» и «девочка» будут заменены на слова «друзья» и «дети»[1].

Следуя той же логике, Конституционный совет Франции 17 мая 2013 года узаконил однополые союзы, приравняв их к браку. В отношении усыновления Конституционный совет подчеркнул, что закон признает такое право в принципе, однако это не означает, что все однополые пары гарантированно получат это право, так как каждый случай усыновления рассматривается индивидуально и решение всегда принимается, исходя из интересов ребенка[2].

После того, как президент Франсуа Олланд подписал соответствующий законопроект, во Франции прошли массовые манифестации, собравшие более миллиона участников. Таких протестных акций Франция не видела почти тридцать лет, с тех пор как 24 июня 1984 г. в Париже вышло на улицу два миллиона человек, чтобы высказаться против закона о включении частных школ (в большинстве своем католических) в общую государственную образовательную систему. С конца 2012 года по май 2013 года в Париже прошло три многотысячных мирных демонстрации в поддержку семьи. Правительство отреагировало на них так, как если бы имело дело с акциями насилия: полицейские использовали слезоточивый газ и физическую силу против этих мирных собраний людей. Были задержаны и арестованы тысячи демонстрантов[3].

Законодательство США относит семейное право к юрисдикции штатов, поэтому вопрос о легализации однополых союзов в США полностью зависит от правительств штатов. Принятый в 1996 году федеральный Закон о защите брака определяет брак как союз мужчины и женщины и разрешает штатам не признавать однополые союзы, заключенные в других штатах или государствах. 26 июня 2013 года Верховный суд США вынес решение о неконституционности третьей части Закона о защите брака, что означает признание однополых союзов федеральным правительством США. По состоянию на 21 октября 2013 года однополые союзы регистрируются в качестве браков в четырнадцати штатах из пятидесяти и в федеральном округе Колумбия.[4] Еще в шести штатах узаконены иные формы однополых союзов, права в которых разнятся в зависимости от штата. На данный момент однополыми сожителями воспитывается около 2 млн. детей, преимущественно от прежних гетеросексуальных браков.

Парламентская ассамблея Совета Европы приняла летом 2013 года резолюцию по докладу «Преодоление дискриминации на основе сексуальной ориентации и гендерной самоидентификации» с призывом к политикам и другим публичным деятелям «установить отношения диалога и доверия с ЛГБТ-сообществами также посредством участия в гей-парадах», «воздержаться от гомофобских и трансфобских речей и публично осудить их».[5] ПАСЕ осудил единогласно одобренный Государственной Думой Российской Федерации законопроект «О пропаганде нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних», который вступил в силу 30 июня 2013 года после подписания его Президентом России. Этот закон, призванный защитить детей от пропаганды гомосексуализма, является необходимой мерой, направленной на поддержание баланса в обществе, поскольку на примере Европы мы видим, что существует реальная угроза диктата в области норм сексуального поведения и половой идентификации.

Часто говорят о том, что якобы нетрадиционная сексуальная ориентация детерминирована генетически. Тезис этот остается спорным, потому что научное сообщество не пришло к единому мнению относительно биологической или социальной детерминированности сексуальной ориентации. Однако христианский подход отличает сексуальную ориентацию от конкретных форм сексуального поведения, противоречащих библейской этике. Нравственные ценности лежат в иной плоскости, чем научные гипотезы: отношение к тому или иному образу жизни и поведения должно формироваться именно ценностями, которые разделяет человек, но не научным обоснованием данного предмета. Например, есть мнение ученых, что так называемое диссоциальное расстройство личности, характеризующееся игнорированием социальных норм, импульсивностью, агрессивностью, имеет генетическую природу. Тем не менее, научное обоснование биологической детерминированности асоциального поведения отдельного человека не может служить руководством для признания обществом поведения такого индивидуума нравственно приемлемым.

С христианской точки зрения, человеческая природа является падшей, склонной к греху. Влечение человека к лицам своего пола рассматривается в христианской перспективе как недуг, требующий врачевания. Церковь с пастырской ответственностью подходят к лицам нетрадиционной сексуальной ориентации, имея в своем распоряжении богатый арсенал средств для духовной помощи таким людям. Но она выступает решительно против того, чтобы греховное поведение было объявлено нормой. В этом понимании едины православные и католики, основывающиеся на свидетельстве Священного Писания, которое не признает никаких иных форм брака, кроме союза любви между мужчиной и женщиной.

В последние годы в Европе происходит целенаправленный демонтаж ценностей, укорененных в христианской традиции. Речь идет не только об изгнании христианских символов из общественного пространства, о запрете на христианские праздники, о стремлении загнать религию в гетто, объявить ее сугубо частным делом. Речь идет о разрушении именно ценностной системы, на которой на протяжении веков строилась жизнь всего цивилизованного человечества. Одной из таких основополагающих ценностей, значение которой сегодня полностью переосмыслено, является семья.

Различные формы эксплуатации человеческой сексуальности ныне узаконены «цивилизацией потребления» и имеют влиятельное лобби в парламентских и правительственных структурах многих государств мира. «Сексуальная свобода» ведет к порабощению человека животными инстинктами, и мы переживаем времена легализации тоталитаризма инстинкта. Порнография стала едва ли не самым прибыльным бизнесом. По данным экспертов, как минимум два миллиона несовершеннолетних вовлечены в производство порнографической продукции.

На наших глазах такие основополагающие ценности человеческого бытия, как истина, свобода, братство, низводятся до уровня относительных понятий, в которые каждый может вкладывать какое угодно содержание. На ярмарке тщеславия быстрее всего обесцениваются именно нравственные ценности. И трагическая ирония состоит в том, что в результате всеобщей переоценки девальвируются не только установленные Богом ценности, но и сам человек.

Законодательство многих западных стран сегодня оказывает поддержку силам, которые разрушают традиционную семью, может быть, не в последнюю очередь потому, что духовное благополучие человека в лоне семьи ускользает из-под контроля внешних сил. По той же причине вместо поддержания культуры и повышения качества образования предпочтение отдается развитию социальных сетей и индустрии развлечений. Глобализация направлена, прежде всего, на снижение культурного уровня человека и на то, чтобы в процессе социальных мутаций целые народы превращались в одноликую массу потребителей. Стереотипы массовой культуры и моды клонируют такой тип сознания, в котором не остается места ни для идеалов семьи, ни для подлинных духовных ценностей.

На фоне беспрецедентного возрождения религиозной жизни, происходящего в ряде стран Восточной Европы, мы видим, как на Западе, при внешнем благополучии, общество стремительно дехристианизируется, церкви пустеют, священники стареют, а молодежь на их место не приходит. Но Бог поругаем не бывает (Гал. 6:7). Само присутствие христиан в мире свидетельствует о том, что голос правды Божией сильнее безбожной пропаганды. И этот голос остается востребованным. В современном обществе Церковь является единственным социальным институтом, который не подвержен кризису, не теряет доверия людей, потому что созидает свое бытие на основе братской любви и бескорыстного служения людям. Христиане, которые вопреки всем соблазнам современного мира остаются убежденными верующими, знают, ради чего живут. Это огромная привилегия. И каждый христианин, исполняющий евангельскую заповедь любви, свидетельствует о Боге самим образом своей жизни, качествами своей личности, устоями своего быта.

Многие молодые люди задумываются о месте брака в собственной жизни и хотят создать полноценную семью. Они нуждаются в противоядии от пропаганды разврата, в твердом и последовательном руководстве к здоровой семейной жизни. И они ищут примеры для подражания. Если они не найдут их в Церкви, в христианских семьях, они не найдут их больше нигде.

В этой ситуации наша ответственность очень велика. Необходимо вдохновлять молодежь, ориентировать ее на следование библейским идеалам брака и семьи. Надо это делать всеми доступными средствами — через проповедь в храмах, через выступления в средствах массовой информации, через произведения искусства, через школьные программы и систему образования в целом. Для всех нас, православных и католиков, настало время единым фронтом встать на защиту семьи и общими усилиями противостоять тлетворным веяниям нравственного релятивизма в слове истины, в силе Божией, с оружием правды в правой и левой руке (2 Кор. 6:7).

[1] «Представитель РПЦ: легализация нетрадиционных семей — модная утопия», РИА Новости http://ria.ru/interview/20130705/947796599.html

[2] «Закон об однополых браках во Франции вступил в силу». Русская служба BBC. http://www.bbc.co.uk/russian/international/2013/05/130517_france_gay_marriages.shtml

[3] «В РПЦ одобрили решение ПАСЕ расследовать разгон мирной демонстрации против однополых браков в Париже» http://www.newsru.com/religy/02jul2013/pase.html

[4] Defining Marriage: Defense of Marriage Acts and Same-Sex Marriage Laws. National Conference of State Legislatures. http://www.ncsl.org/research/human-services/same-sex-marriage-overview.aspx

[5] http://www.patriarchia.ru/db/text/3078791.html

Служба коммуникации ОВЦС/Патриархия.ru

www.patriarchia.ru

Православная семья | Традиции православных семей

Православная семья сегодня — какая она? Как традиции русские традиции присущи этой ячейке общества? Об этом рассуждает архиепископ Александр (Могилёв).

Православная семья

 

Архиепископ Костромской и Галичский Александр (Могилев)

Еще год назад тема «Православные традиции российской семьи» в определенной степени показалась бы мне новой. Безусловно, у каждого священнослужителя, тем более, у каждого епископа, имеющего определенный опыт церковной деятельности, есть представления о проблемах семьи, сформировавшиеся на практике. Но говорить о них со знанием дела, профессионально, может далеко не каждый. Я не стремлюсь показаться профессионалом, но лишь скажу, что в прошедшем году эта тема стала мне особенно близка.

Это связано с тем, что минувшей осенью в старинном русском городе Галиче и в самом областном центре — г. Костроме по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II Синодальный отдел по делам молодежи осуществил масштабный проект — был проведен II Всероссийский кинофестиваль короткометражных фильмов «Семья России». В конкурсной программе фестиваля приняли участие более 200 короткометражных фильмов, представленных авторами из 48 городов 28 регионов России и стран ближнего зарубежья. И в процессе подготовки, и, конечно же, на самом фестивале велись оживленные дискуссии, высказывались различные представления о месте православной семьи в современном мире, обсуждались пути и перспективы формирования у подрастающего поколения православных семейных ценностей. Во многих дискуссиях пришлось принимать участие и мне. С большим вниманием участники фестиваля ознакомились с прекрасными, а в ряде случаев, и высокохудожественными кинофильмами, призванными утверждать в обществе традиционные православные семейные ценности — радость отцовства и материнства, нравственную красоту благочестивого супружества и идеал крепкой многодетной семьи.

Милостию Божией, я служу в священном сане уже более двадцати лет. За эти годы пришлось повидать множество семей — счастливых и несчастных, благочестивых и не очень, крепких и распавшихся. Наверное, многие согласятся со мной в том, что в настоящее время увидеть идеальную православную семью, где бы отношения супругов и детей не были ничем омрачены — очень большая редкость. Как подлинная личная святость является драгоценным и редко встречающимся Божественным даром, так даром Божиим является и совершенство семейных отношений. И как личная святость достигается благодаря непрестанному духовному подвигу, так и добродетель семейная приходит к супругам со временем и в силу их духовных трудов.

Секрет христианского брака прост. Христианский брак зиждется на любви. Приснопамятный замечательный московский пастырь протоиерей Глеб Каледа не случайно называл христианскую семью подлинной «школой любви». Но о какой любви здесь идет речь?

Семья есть некий фундаментальный признак человека, такой же, как разум и религиозность. Святитель Филарет, митрополит Московский говорил: «Бог, сотворив первых человеков, им самим и их потомкам вверил дальнейшее произведение людей на свет, вверил как бы продолжение Своего творческого действия. Какой великий дар!». Этот дар, по мысли святителя, сопряжен с даром естественной взаимной любви, который от природы имеют и родители и дети: «Отцу и матери нужен ли подвиг, чтобы любить свое дитя? Младенцу надобно ли учиться любить отца и мать? Если же в сей любви все делает природа, без подвига и почти без ведома человека: где тут достоинство добродетели ? Это просто естественное чувство, которое и в бессловесных примечаем. Нелюбление родителей или детей есть глубоко низкий порок; но любовь к родителям или детям не есть еще высокая добродетель, кроме особенных случаев, когда ее возвышает соединенное с нею самоотвержение и самопожертвование». И все же великий учитель Церкви Русской полагает, что для жизни в семье одной «естественной» любви недостаточно. «Чувствительное и любящее сердце надобно возвысить от любви естественной к духовной, чтобы оно, погружаясь в связи семейные, не погрязло совсем в одной естественной любви. А потому, полагая источник блага в Боге и благословении Его, которое имеем или получаем, и надежду блага, которого желаем, надобно возвышать и освещать дела природы духом благодати».

Православная семья

Всем нам известны произведения мировой литературы о «первой любви». Конечно, первая любовь — чувство сильное. Полюбивший впервые переживает это состояние как самое необыкновенное событие в его (пока еще такой короткой) жизни. Но, увы, мы, взрослые хорошо знаем: чувство первой влюбленности не сохраняется на всю жизнь. И, если, повинуясь взаимному влечению, юноша и девушка приняли решение связать свои судьбы в браке, то на смену ему должны придти какие-то иные, намного более глубокие отношения, нежели романтические чувства первых дней. Если этого не происходит, законы падшей человеческой природы берут свое. «Не любите мира, ни того, что в мире… И мир проходит и похоть его, а исполняющий волю Божию пребывает во век.» (1 Ин. 2;17). Брак, основанный единственно на земных чувствах, легко разрушается со временем.

Есть и оборотная сторона такой влюбленности: жгучее отчаяние, которое обуревает душу в случае, если предмет любви не отвечает взаимностью. Вспомним, что после выхода в свет печально знаменитого романа Гете «Страдания юного Вертера», волна самоубийств потрясла Европу.

Здесь можно еще вспомнить и о той темной любви, которая «… выскочила перед нами, как из-под земли выскакивает убийца в переулке, и поразила нас обоих, как поражает молния, как поражает финский нож!», но рассуждения на тему «Мастера и Маргариты» в последнее время набили оскомину.

Но давайте теперь обратимся к житиям святых Православной Церкви. Многим хорошо знакомо житие преподобного Алексия, человека Божия. Еще в юности подвижник, проживавший в Риме, покинул родительский дом, сбежав от красавицы-невесты, а некоторое время спустя, вернулся и жил в обличье нищего у порога собственного дома, на глазах у тосковавших по нему, но так и не узнавших его родителей.

Современный психолог мог бы истолковать бегство Алексея как типичную реакцию эмансипации на стиль родительского воспитания, определяемый как «потворствующая гиперпротекция». А представьте себе, как бы выглядело житие в пересказе популярных журналистов «Московского комсомольца»: Какой возмутительный случай! Какой скандал! Какое бессердечие религиозного фанатизма по отношению к родителям и невесте! Вот, дескать, темная сторона Православия, восточной созерцательной религии, равнодушной к ценностям цивилизации.

Между тем, в русских православных семьях житие преподобного Алексия было едва ли не самым любимым чтением, которому внимали и взрослые, и дети. Почему? Ведь автор жизнеописания открыто проповедует аскетический путь, да еще и в радикальной форме юродства Христа ради. Но святого Алексия любили и почитали в больших и дружных православных семьях по очень простой причине: члены этих семей хорошо чувствовали: их семья объединена и скреплена тем же самым «духом благодати», который носил в своем сердце древний подвижник, покинувший родительский дом и молодую невесту. Этот благодатный дух и делает брак крепким, неразрушимым. Христианская семья становится вместилищем божественной любви, она аккумулирует эту любовь, распространяет вокруг себя благоухание атмосферы любви, притягивая к себе другие семьи. Вспомним, что преподобный Серафим Саровский говорил: «Стяжи мирный дух и тысячи людей вокруг тебя спасутся». Будет справедливым дополнить мысль великого святого: «Стяжите дух мирный в своей семье и тысячи семей спасутся рядом с вашей».

Прежде всего, семья становится источником любви для детей. Атмосфера семьи сильно влияет на формирование душевного образа ребенка, определяет развитие детских чувств, детского мышления. Эту общую атмосферу можно назвать «мироощущением семьи». Выросшие в атмосфере любви дети несут ее в себе и дальше, создавая свои семьи, наполняют этой любовью землю. Любовь есть единственная творческая сила. Итак, семья создана как источник любви и творческой силы для всего человечества. Нет любви — и любая методология воспитательного процесса обречена на провал.

Государство справедливо упрекают в недостаточном внимании проблемам материнства и детства. Не смотря на недавнее увеличение, пособие матери остается мизерным. Как сознательные граждане общества мы можем только приветствовать введение родильных сертификатов, а также инициативы местных властей, направленные на поддержку рождаемости в регионах. В связи с этим не могу с самым теплым чувством не упомянуть о программе, утвержденной губернатором Белгородской области Евгением Савченко. Можно и нужно вкладывать деньги в социальную сферу. Но одними деньгами проблему не решишь. От денег любви не прибудет. Деньгами можно снять социальное напряжение, облегчить быт, но счастливую семью создать невозможно. Думаю, каждый из вас знаком с православными семьями, воспитывающими двух — трех, а иногда и четырех детей в крайне стесненных условиях московской однокомнатной квартиры. И несть числа примерам трагических семейных конфликтов в элитных рубле вских особняках. Такое качество, как готовность ежедневно жертвовать собой ради счастья близкого человека, не перенимается в процессе знакомства с основами психологии семьи, а приходит как дар благодати Божией. «Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее, чтобы освятить ее…» (Еф.: 25).

Большинство фильмов, представленных на упомянутом кинофестивале «Семья России», рассказывает о настоящих крепких православных семьях, в которых царит неподдельный дух любви. Таких семей становится все больше. Но в целом, институт брака и семьи переживает острый кризис. Ошибочно полагать, что этот кризис начался со времен перестройки. Российскую семью разрушила коммунистическая идеология. Вспомним, что классики марксизма полагали: семья, основанная на частной собственности, праве наследования и домашнем воспитании детей, должна быть упразднена победившим пролетариатом. Об этом можно прочитать еще в «Коммунистическом Манифесте» Маркса и Энгельса;

В первые годы Советской власти у родителей (прежде всего, у отца) постарались отнять возможность воспитывать детей. Лев Троцкий воспринимал семью как главное препятствие в деле революции. Именно он (наверняка, не без одобрения Ленина) в 1918 году стал автором революционного декрета о «социализации женщин». Под «социализацией» большевики понимали изнасилование курсисток и гимназисток революционной матросней и красноармейцами, а также в подвалах ЧК. Этот циничный декрет быстро проник в самую толщу советской жизни. Разумеется, массовые изнасилования женщин заканчивались никому ненужными беременностями. Поэтому были в срочном порядке разработаны инструкции и правила проведения абортов, чтобы можно было быстро заметать следы. Советская Россия стала первой страной на земном шаре, узаконившая массовое убийство своих неродившихся граждан. Аборты стали нормой советской жизни. Как ни странно, этими революционными инструкциями по проведению абортов наша страна пользуется по сей день. И по сей день число абортов у нас остается неслыханным для любой цивилизованной страны.

В представлении классиков советского политпросвещения (таких, как А. Коллонтай и А. Луначарский), мужчина и женщина в семье должны были быть, прежде всего, связаны узами любви и товарищества, а также сознанием коллективной ответственности. Воспитательная же функция семьи делегировалась обществу. Семья как независимый агент воспитания детей не могла вписаться в тоталитарную систему. Вся политика советской власти была направлена к тому, чтобы свести к нулю воспитательную роль отца, а всю ответственность за воспитание переложить на общество. Но общество не справлялось с задачей, и, постепенно, как убедительно показывают современные психологи, ( к примеру, В. Н. Дружинин), весь груз ответственности за семью и детей лег на плечи матери. Легкость процедуры разводов возлагала на женщину дополнительные обязанности воспитания. Еще более возрастала роль женщины вследствие массовой гибели мужчин в период массовых репрессий и Великой Отечественной Войны. В Постановлениях ЦИК и СНК, в изобразительном искусстве, в кино и архитектуре, в массовых пропагандистских компаниях роль женщины всячески возвеличивалась. 0 мужчинах умалчивали.

Все это привело к деформации всей системы семейных отношений. Ведь православное учение о семье вполне определенно: «Господство мужа над женой естественно. Муж старше жены по сотворению. Он является как нечто основное, а жена как нечто иоследующее… Но лишь только жена будет искать и действительно достигнет первенства над мужем, тотчас внесет беспорядок и в собственную жизнь и во весь дом.», — писал на рубеже XIX и ХХ веков крупный специалист в области православной психологии семьи протоиерей Евгений Попов.

В 60-е и 70-е годы кризис советской семьи получил дальнейшее продолжение. Дело в том, что в этот период происходило усиление экономической и идеологической независимости семьи от тоталитарного государства, возрастала социально-политическая роль мужчины. Любопытные исследования провел петербургский психолог В. Семенов. Он рассматривал художественные публикации в самом популярном журнале тех лет, «Юности», за период с 1955 по 1984 годы. Всего было проанализировано 123 повести и рассказа с 236 конфликтными ситуациями. Число неразрешимых семейных конфликтов возросло от 50- 60-х к 70-80-м годам в 6 (!) раз. Налицо яркое свидетельство дезинтеграции семьи и распада брачных отношений.

За последние полтора десятилетия в российском — уже свободном от тоталитарной идеологии — обществе институт семьи и брака изменялся непрерывно и столь стремительно, что подчас бывает достаточно сложно уловить тенденции этих изменений. Сами понятия «брак» и «семья» только на первый взгляд кажутся нам привычными и понятными. На самом деле, в представлении различных социальных групп и, в частности, в представлениях современной молодежи они имеют такой смысл, о котором мы зачастую даже не догадываемся.

Известна ужасающая статистика, касающаяся снижения рождаемости, увеличения числа разводов и официально регистрируемых браков, росту внебрачной рождаемости, росту числа неполных и так называемых проблемных семей, увеличения преступлений на семейно- бытовой почве.

Вот наблюдения, описывающее одну из противоречивых тенденций: Сегодня на смену традиционной модели семьи и официально регистрируемому браку приходят новые формы брака: пробный брак, брак не на всю жизнь. Повсеместно изменилась структура семьи. Одним из главных отличительных качеств брачно-семейных отношений в последние десятилетия становится так называемая нуклеаризация семьи. (от лат. nucleos — ядро ). В отличие от патриархальной семьи, где совместное проживание трех-четырех поколений считалось нормой, на сегодняшний день такой нормой стала нуклеарная семья, состоящая из одного ядра: родители и дети. С одной стороны, нуклеарная семья предполагает более простую структуру отношений. Но, с другой — в такой семье резко возрастает бытовая и психологическая нагрузка, выпадающая на супругов: многочисленные обязанности по ведению домашнего хозяйства, воспитанию детей, организации досуга и т.д. осуществляются только мужем и женой, что влечет их взаимозависимость и связанность. И как психологическое следствие — повышение личной ответственности каждого члена семьи, разнообразие выполняемых семейных ролей, зачастую не традиционных для мужчины и женщины. Что происходит дальше? Мужчина, как известно, не очень стремится разделить с женщиной обязанности по дому. Так, например, мужчины проявляют сравнительно слабую активность в весьма трудоемком занятии — воспитании своих детей. Еще менее охотно они подключаются к домашнему труду. Таким образом, нагрузка у женщин с годами возрастает, а у мужчин — уменьшается. Чем больше становится разрыв в нагрузке между мужем и женой, тем меньше супруги удовлетворены браком. Нежелание мужчины взять на себя часть повседневных забот приводит к формированию конфликтной ситуации, к нарастанию неудовлетворенности женщины своим браком. Семья стремительно катится к разводу.

Необходимо вернуть процесс воспитания подрастающего поколения в традиционное православное русло. С обращением к православию в семью входят такие традиционные для русской культуры формы духовной жизни и быта как: посещение храма; домашняя молитва; соблюдение поста; паломнические поездки; праздники богослужебного круга и именины; а, кроме того, освящение жизненного цикла семьи в таинствах венчания, крещения детей, отпевания и регулярного поминания усопших. Развитая культура быта верующих людей имеет и другое название- «исповедная практика», то есть поколениями проверенные формы служения Богу, формы общения со святыней. Из многочисленных исследований видно, что вера и участие в жизни Церкви оказывают консолидирующее влияние на семью. Воцерковленная семья активно сотрудничает с внешним миром — как с православной его частью, так и со светской. Частое посещение храма — это и возможность знакомиться и общаться с близкими по духу людьми. Здесь благоприятная эмоциональная среда, где верующий человек раскрывается. После службы дети играют вместе, а главы семейств могут поделиться новостями, рассказать о своих проблемах, передать книги, дать адрес православного врача, юриста, православной гимназии, договориться в чем-то помочь, попросить помолиться, и так далее. Здесь семьи смотрят друг на друга. Семья буквально учится в этой общности.

Святейший Патриарх Алексий неоднократно указывал, что « … центром всей воспитательной работы должен стать церковный приход. Юношам и девушкам необходимо предоставить возможность интересной и полезной деятельности, социального служения при храме». Годы показали, что в тех приходах, где настоятели предлагают содержательную программу внебогослужебной деятельности; а также там, где протекает напряженная духовная жизнь, то есть вблизи монастырей, формируются православные общины, включающие в себя десятки крепких молодых семей.

Одним из наиболее успешных примеров здесь стал Санкт- Петербургский православный молодежный клуб «Чайка», созданный в 1996 году и объединивший молодых людей, прихожан храма Иоанновского монастыря на Петроградской стороне. «Мы собрались вместе ради взаимопомощи, общения, организации совместного досуга, служения Церкви и ближним. Мы — это, в основном, молодежь от 17-ти до 30-ти лет. Мы благодарны Богу за то что он дал нам возможность собираться вместе, дружить и обретать духовное единство в совместной жизни во Христе. Стремление к единству и взаимопониманию является одной из наших целей. Частичку нашей совместной радости мы хотели бы передать всем вам», — говорят о себе в «Чайке».

Немыслимо говорить о возрождении православной семьи, не занимаясь подготовкой молодежи к браку. Последнее должно заключаться в воспитании всех тех добродетелей, без которых трудно представить благополучную семью: взаимопонимания, доброжелательности, внимательности, участия, готовности прийти на помощь, а, если нужно, пожертвовать собой. Для того, чтобы молодежь могла гармонично строить свои взаимоотношения в будущем браке, ей необходимо знать особенности психологии общения, межличностных отношений в современной семье. Обо всем этом молодым людям нужно терпеливо и доходчиво рассказывать.

Все эти личностные качества формируются в школьные годы. И, прежде всего, как можно более в раннем возрасте необходимо прививать молодым людям представления о ценности семьи как таковой. Наряду со школьной системой подготовки юношества к браку, необходимо продолжить начатую воспитательную работу и со студенческой молодежью в рамках вузовских курсов: «Психология семьи и брака», «Социальная психология», «Семья в психологической консультации». И параллельно с этим должна вестись пропаганда ценностей семьи и брака средствами массовой информации.

Пробелы семейного воспитания детей очень трудно заместить воспитанием школьным и воспитанием на церковном приходе во внешкольное время. В приходской жизни мы столкнулись с таким явлением: легче воспитать семью целиком, чем отдельных отпрысков. В деятельности Синодального отдела по делам молодежи на протяжении многих лет успешно зарекомендовали себя летние лагеря семейного типа. Эти лагеря проводятся Братством православных следопытов во дни школьных каникул. Для участия в них приглашаются дети и родители. Здесь воцерковляются и воспитываются в христианских добродетелях и дети, и их мамы и папы.

Народ, у которого нет понятия о семье, не имеет будущего. Он просто обречен на вымирание. Культура развлечений и потребительское мировоззрение, навязываемое средствами массовой информации, делают свое дело. Из характера нации вымываются те вещества, которые делали его твердым и мужественным, способным на жертвенный подвиг.

Дети и молодежь нуждаются в защите не столько от террористических актов, но от агрессивной проповеди безнравственности и разрушительного для души и тела образа жизни. Навязывается стереотип: жить — значит наслаждаться, «Бери от жизни все». Православная Церковь решительно заявляет свое решительное несогласие с образом молодого человека, живущего по стандартам, навязанным современной поп-культурой. Нет более печального для христианского сердца зрелища, чем духовное клонирование молодых людей с одинаковым выражением в глазах, пьющих одну и ту же кока-колу, танцующих под одни и те же музыкальные ритмы, одинаково говорящих и одинаково чувствующих.

К сожалению, многих детей и подростков мы уже потеряли! Сегодняшняя задача — не потерять для страны новое поколение. А, значит, им с детства необходимо прививать высокие идеалы, в том числе, и семейной жизни. Святейший Патриарх Московский и всея Руси АЛЕКСИЙ II говорил на Всецерковном Съезде православной молодежи в мае 2001 г.: «Пришла пора объединить усилия тех, кто ощущает острую тревогу за подрастающее поколение. Если мы немедленно сообща не примемся за кропотливый труд наставников и учителей молодежи, мы потеряем страну».

ВЫСТУПЛЕНИЕ на Рождественских образовательных чтениях 2006 г.

www.pravmir.ru

Иерархия семьи. Кто глава семьи? / Православие.Ru

Из книги священника Павла Гумерова «Малая Церковь», изданной Сретенским монастырем в 2008 г.

Когда мы обращаемся к теме иерархии в семье, сразу же приходит на память Послание апостола Павла к Ефесянам. Наверное, еще потому, что все слышали, как оно читается во время Таинства венчания. Особенно почему-то запоминаются последние слова. Чаще всего какой-нибудь громогласный диакон или чтец на весь храм возглашает: «А жена да боится своего мужа!» От подобного громогласия все читанное ранее почти забывается. А ведь там заключена вся суть и объяснение последней фразы. Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее (Еф 5, 25), — говорит апостол. То есть муж должен любить свою жену до самопожертвования, быть готовым отдать свою жизнь, пожертвовать самым дорогим.

Далее святой апостол Павел призывает мужей любить жен как самих себя, как свое тело. «Никтоже когда свою плоть возненавиде, но питает и греет ю», — как и Господь любит Церковь, ибо она тело Его. Обязанности мужа — заботиться о жене, питать и греть ее. Муж должен свои отношения с женой рассматривать как отношения Церкви и Христа. Может ли Господь обидеть или оскорбить Церковь? Вопрос абсурдный. Вот какие требования к главе семьи. И только после этого говорится: «а жена да боится…» Как боится? Трепещет, что муж придет усталый или пьяный с работы и она попадет под горячую руку? Конечно, нет. Муж — образ Христа в семье. Мы говорим: «страх Божий», «бойтесь не людей, а Бога» — вовсе не потому, что боимся какой-то кары от Господа. Это боязнь другого рода: обидеть любимого, расстроить его, оказаться недостойным его любви. Мне эта боязнь знакома с детства. Отец никогда не бил нас, не особо наказывал, разве что совсем маленьких. Но то, что папа расстроится из-за шалости, плохого поступка, та мысль, что сам бы он так никогда не поступил, была пострашнее ремня.

Да, апостол Павел говорит, что жены должны повиноваться своим мужьям. Но муж вправе ждать такого повиновения, только если он любит свою жену, как Христос — Церковь.

pravoslavie.ru

Православная семья. Семья как школа любви.

Семья как школа любви

Семья зарождается на чувстве любви двух, которые становятся мужем и женой; на их любви и согласии зиждется все семейное здание. Производная этой любви — родительская любовь и любовь детей к родителям и между собою. Любовь — это постоянная готовность отдать себя другому, заботиться о нем, оберегать его; радоваться его радостям, как своим, и печалиться его горем, как собственным горем. В семье человек вынужден разделять печаль и радость другого не только по чувству, но по общности жизни. В браке горе и радость становятся общими. Рождение ребенка, его болезнь или даже смерть — все это объединяет супругов, усиливает и углубляет чувство любви.

В браке, любви человек переносит центр интересов, мироощущения из себя в другого, избавляется от собственного эгоизма и эгоцентризма, погружается в жизнь, входя в нее через другую личность: в какой–то мере он начинает видеть мир глазами двоих. Любовь, которую мы получаем от супруга и детей, дает нам полноту жизни, делает нас мудрее и богаче. Любовь к супругу и собственным детям распространяется несколько в иной форме на других людей, которые как бы через наших любимых делаются нам ближе и понятнее.

Монашество полезно для тех, кто богат любовью, а обычный человек научается любви в браке. Одна девушка хотела идти в монастырь, но старец сказал ей: «Ты не умеешь любить, выходи замуж». Вступая в брак, надо быть готовым на повседневный, ежечасный подвиг любви. Человек любит не того, кто его любит, а того, о ком он заботится, и забота о другом увеличивает любовь к этому другому. Любовь внутри семьи возрастает на взаимной заботе. Различия способностей и возможностей членов семьи, взаимодополняемость психологии и физиологии мужа и жены создают настоятельную необходимость деятельной и внимательной любви друг к другу.

Супружеская любовь — очень сложный и богатый комплекс чувств, отношений и переживаний. Человек, по ап. Павлу (1 Фее 5:23), состоит из тела, души и духа. Проникновенная связь всех трех частей человеческого существа с другим возможна лишь в христианском браке, который придает отношениям мужа и жены исключительный характер, не сравнимый с другими отношениями между людьми. Только их ап. Павел сравнивает с отношениями Христа и Церкви (Еф 5:23–24). С другом — духовные, душевные и деловые контакты, с блудницей и блудником — только телесные. Могут ли быть духовными отношения между людьми, если отвергается существование духа и души, если утверждается, что человек состоит только из одного тела? Могут, поскольку дух существует независимо от того, принимаем ли мы его или не принимаем, но они будут неразвитыми, неосознанными и подчас сильно извращенными. Христианские отношения мужа и жены троичны: телесны, душевны и духовны, что и делает их постоянными и нерасторжимыми. «Оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут два одна плоть» (Быт 2:24; см. также Мф 19:5). «Что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф 19:6). «Мужья, — писал ап. Павел, — любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь…» и далее: «Так должны мужья любить своих жен, как свои тела: любящий свою жену любит самого себя. Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее…» (Еф 5:25,28–29).

Ал. Петр призывал: «Мужья, обращайтесь благоразумно с женами <…> оказывая им честь, как сонаследницам благодатной жизни» (1 Пет 3:7).

По словам Сент–Экзюпери, в каждом человеке надо видеть посланника Божия на земле. Это ощущение должно быть особенно сильным в отношении супруга.

Отсюда проистекает известная фраза «жена да боится своего мужа» (Еф 5:33), — боится оскорбить его, боится стать поруганием его чести. Бояться можно от любви и уважения, бояться можно от ненависти и ужаса.

В современном русском языке слово бояться употребляется обычно в этом последнем значении, в церковнославянском — в первом. От неверного понимания изначального значения слов у околоцерковных и нецерковных людей возникают иногда возражения против текста послания к Ефесянам, читаемого при венчании, где приводятся указанные выше слова [6].

Хорошая, благодатная боязнь должна жить в сердцах супругов, ибо она порождает внимание к любящему, охраняет их отношения. Надо бояться делать все то, что может обидеть, огорчить другого, и не делать всего того, о чем не хотелось бы сказать жене или мужу. Это — страх, сохраняющий брак.

К телу жены–христианки надо относиться с любовью и уважением, как к творению Божиему, как к храму, в котором должен жить Дух Святой. «Разве не знаете, что вы храм Божий», — писал ап. Павел (1 Кор 3:16), — «что тела ваши суть храм живущего в вас Святаго Духа» (1 Кор 6:19). Даже если тело еще только в потенции может стать храмом Божиим, то к нему надо относиться с благоговением. Тело жены должно быть храмом Духа Святого, как и мужа, но оно также есть место таинственного зарождения новой человеческой жизни, место, где созидается тот, кого родители должны воспитывать для участия в своей домашней церкви как члена Христовой Вселенской Церкви.

Беременность, роды и кормление — те фазы жизни семьи, когда либо особенно ярко высвечивается заботливая любовь мужа к жене, либо проявляется его эгоистически–страстное к ней отношение. В это время с женой надо обращаться благоразумно, особенно внимательно, любовно, «как с немощнейшим сосудом» (1 Пет 3:7).

Беременность, роды, кормление, воспитание детей, постоянная забота друг о друге — это все ступеньки на тернистой тропинке в школе любви. Это те события внутренней жизни семьи, которые способствуют усилению молитвы и вхождению мужа во внутренний мир жены.

К сожалению, о том, что брак есть школа любви, обычно не задумываются: в браке ищут утверждения самого себя, удовлетворения собственной страсти или того хуже — собственной похоти.

Когда брак любви подменяется браком страсти, тогда раздается вопль:

Только слышь,
убери проклятую ту,
Которую сделал моей любимой.

Когда в «любви» и в браке ищут собственных интересных и приятных эмоций, возникает профанация любви и брака и закладываются семена ранней или поздней его гибели:

Нет, не тебя так пылко я люблю,
Не для меня красы твоей блистанье:
Люблю в тебе я прошлое страданье
И молодость погибшую мою.

На арабском Востоке женщина — лишь тень мужчины. За нею обычно признаются лишь две роли: быть предметом наслаждения и производительницей. В обоих случаях мы имеем дело с женщиной–вещью. «Роль жены сводится к тому, чтобы давать мужу наслаждение, на которое она сама не вправе претендовать».

На место предмета наслаждения и наложниц древнего мира и Востока христианство ставит жену — сестру во Христе (1 Кор 9:5), сонаследницу благодатной жизни (1 Пет 3:7). Брак может существовать и углублять свое содержание и без физических сношений. Не они составляют основную сущность брака. Этого светский мир часто не понимает.

Всякое отношение к женщине или мужчине (вне брака или даже в браке) лишь как к источнику только плотского наслаждения с христианской точки зрения есть грех, ибо оно предполагает расчленение триединого человеческого существа, делает часть его вещью для себя. Оно свидетельствует о неумении управлять собою. Жена носит — муж бросает ее, ибо она не может с блеском удовлетворять его страстность. Жена кормит — муж уходит, ибо она не может уделять ему достаточного внимания. Грехом является даже нежелание идти домой к беременной или уставшей и беспричинно (может быть, — только как кажется) плачущей жене. Где тогда любовь?

Брак свят, когда он, освященный Церковью, охватывает все три стороны человеческого существа: тело, душу и дух, когда любовь супругов помогает им духовно возрастать и когда их любовь не замкнута только на себе, но, трансформируясь, распространяется на детей и согревает окружающих.

Школу такой любви хочется пожелать каждому вступающему и вступившему в брак. Она делает людей чище, душевно и духовно богаче.

Семья освящается благодатию Святого Духа

Все в Церкви освящается в молитве Духом Божиим. Таинством крещения и миропомазания человек входит в церковное общение, становится членом Церкви; снисхождением Духа Святого происходит пресуществление Святых Даров; силою Его получают благодать и дар священства; благодатию Святого Духа освящается храм, приготовленный строителями и иконописцами для совершения в нем богослужения, освящается и новый дом перед вселением. Неужели брак и начало супружеской жизни мы оставим без церковного благословения, вне благодати Святого Духа? Только с Его помощью, силою Его можно создать домашнюю церковь. Брак является одним из семи православных таинств. Для христианина связь с женщиной вне церковного брака можно сравнить только с попыткой совершать литургию не–иереем: одно является блудом, другое — святотатством. Когда на венчании говорится «Славою и честию венчай я (то есть их)», то славится беспорочное житие новобрачных до брака и Церковь молится о браке славном и честном, о славном увенчании их предстоящего жизненного пути. Относясь очень строго к половым связям вне церковного брака христиан, считая их недопустимыми, церковное сознание с уважением относится к честному и верному гражданскому браку неверующих и некрещенных. К ним относятся слова ап. Павла: «…когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон <…> о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую» (Рим 2:14–15). Церковь рекомендует супругам, пришедшим к вере, креститься (войти в Церковь можно только через крещение), а крестившись — венчаться, сколько бы лет ни прожили они в светском браке. Если вся семья обращается к вере, то дети очень радостно, значительно воспринимают церковное венчание родителей. Если кто когда–то был крещен, но рос без веры, а потом поверил, вошел в Церковь, а жена осталась неверующей и если, по слову ап. Павла, «она согласна жить с ним, то он не должен оставлять ее; и жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его. Ибо неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим <…> Если же неверующий хочет развестись, пусть разводится» (1 Кор 7:12–15). Конечно, такой брак верующего с неверующей не создает домашней церкви, не дает ощущения полноты супружеских отношений. Первое условие для формирования семьи как православной Церкви — единство вероучения, единство мировоззрения. Может быть, сейчас это менее остро, но в 20–е–30–е гг. это был очень острый вопрос; ведь мы жили тогда достаточно замкнуто. Вы не можете быть поняты своим супругом или своей супругой, если глубоко, принципиально расходитесь в своем мировоззрении. У вас может быть и брак, но это будет не брак, который представляет собой домашнюю церковь и являет нам идеал христианского православного брака. К сожалению, я знаю много случаев, когда один из верующих вступал в брак с неверующим и уходил из Церкви. У меня был близкий друг. Он женился и даже крестил жену, но потом я узнал от их ребенка, что они договорились никогда не разговаривать в семье о религии. В другой почтенной семье крестилась невеста, а когда она приехала с венчания, то сняла с себя крест и протянула свекрови, сказав: «Он мне больше не нужен». Понимаете, что это может обозначать в семье. Естественно, домашняя церковь тут не состоялась. В конце концов парень с ней разошелся. Мы сейчас знаем и другие случаи, когда милостью Божией один из супругов приходит к вере. Но часто получается такая картина, что один пришел к вере, а другой не пришел. У нас вообще сейчас все идет шиворот–навыворот; может, это и хорошо: приходят к вере сначала дети, потом ведут маму, а потом уже и папу приводят; правда, последнее не всегда удается. Ну а если нет — что же, разводиться? Одно дело — вступать или не вступать в брак, а другое — расходиться или не расходиться в такой ситуации. Конечно, расходиться нельзя. Говоря словами апостола Павла, если стал ты, муж, верующий, если с тобой согласна жить жена неверующая, живи с ней. И знаешь ли ты, муж верующий, не спасется ли тобою жена неверующая? Равно и ты, жена верующая, если с тобой согласен жить муж неверующий, живи с ним. И знаешь ли ты, жена верующая, не спасется ли тобой муж неверующий? Есть довольно много примеров, когда один из супругов приходит к вере и ведет за собой другого. Но вернемся к нормальному браку, когда жених и невеста, пришедшие венчаться, оба люди православные, а потом рассмотрим некоторые другие случаи. К браку, как ко всякому таинству, надо готовится духовно. Такая подготовка несравненно важнее всяких пиршественных приготовлений. Мы не против брачного пира, он — частый символ в Священном Писании, и Сам Христос посещал его. Но для христианина важна прежде всего духовная сторона каждого события. Перед браком совершенно обязательна серьезная исповедь, на которой важно отбросить от себя свои прежние «увлечения», если таковые были. Композитор Рахманинов просил друзей указать ему перед браком серьезного священника, чтобы исповедь его не была бы формальной. Ему назвали отца Валентина Амфитеатрова — выдающегося протоиерея, к могиле которого до сих пор стекается московский люд с молитвенной памятью и просьбами. Очень хорошо делают те женихи и невесты, которые говеют одновременно, однако обязательных рекомендаций здесь давать не следует. В современной церковной практике брачное священнодействие состоит из двух частей, непосредственно следующих друг за другом: первая называется «обручением», вторая «венчанием», во время первого на руки вступающих в брак одеваются обручи–кольца, а во время второго на главы бракосочетающихся налагаются венцы. Обручение не есть таинство, оно предшествует таинству бракосочетания, а в древности, даже не очень далекой, нередко отделялось от брака неделями и месяцами, чтобы юноша и девушка могли лучше присмотреться друг к другу и осмыслить свое и родительское решение о бракосочетании. В богослужебной книге, называемой «Требником», чинопоследования обручения и венчания печатаются отдельно с самостоятельными начальными возгласами: «Благословен Бог» — обручение и «Благословенно Царство…» — венчание. Обручение, как и все совершаемое в Церкви, как всякая молитва, полно глубокого смысла. Обручем скрепляют колесо для крепости, обручем связываются доски, чтобы образовать бочку. Так жених и невеста обручаются друг другу любовью, чтобы совместно образовать семью, наполнить свою жизнь новым содержанием. Пустая бочка рассыхается, — бочка, постоянно наполняемая, сохраняет свои качества десятилетиями. Так и в браке без внутреннего его наполнения появляются трещины, чувства супругов сохнут и семья разваливается. Таким внутренним содержанием хритианской семьи должны быть духовная религиозная жизнь и совместные душевно–интеллектуальные интересы. На обручение святая Церковь молится: «Боже вечный, разстоящыяся собравый в соединение, и союз любве положивый им… Сам благослови и рабы Твоя сия (имя жениха и невесты), наставляя я (их) на всякое дело благое». И далее: «и соедини и сохрани рабы Твоя сия в мире и единомыслии… и утверди обручение их в вере и единомыслии, и истине, и любви». Все присутствующие в храме призываются молится о любви, соединяющей обручающихся, о единомыслии в вере, о согласии в жизни. «Красота телесная <…> может увлекать <…> двадцать или тридцать дней, а далее не будет иметь силы», — писал свт. Иоанн Златоуст. Между вступающими в брак должна быть более глубокая общность, чем только телесное влечение. С внутренней стороны кольца жениха, сделанного на палец невесты, писалось его имя, на кольце невесты, сделанном для жениха — имя его избранницы. В результате обмена кольцами жена носила кольцо с именем мужа, а муж — с именем жены. На перстнях владык Востока была начертана их печать; перстень был символом власти и права. «Перстнем дадеся власть Иосифу во Египте». Перстнем символизируется власть и исключительное право одного супруга над другим («жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена», — 1 Кор 7:4). У супругов должно быть взаимное доверие (обмен перстнями) и постоянное памятствование друг о друге (надпись имен на кольцах). Отныне он и она в жизни, как перстнями в церкви, должны обмениваться своими мыслями и чувствами. Над кольцами особых молитв не читается — они перед обручением кладутся в алтаре на Престол и этим совершается их освящение: от Престола Господня испрашивают молодые и вся Церковь с ними благословение и освящение предстоящего брака. С зажженными венчальными свечами в знак торжественности и радостности предстоящего таинства, — держа друг друга за руки, жених и невеста вводятся священником на средину храма. Хор сопровождает шествие радостным славословием Бога и человека, ходящего в путях Господних. На эти пути призываются новобрачные. Слова «Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе» чередуются со стихами 127–го псалма. Священник идет впереди с кадильницей, а если есть диакон, то он кадит фимиамом идущих к бракосочетанию, как царей — благовонием, как архиереев — ладаном: им править семьей, создавать и строить новую домашнюю церковь. Под слова «Слава Тебе, Боже» они подходят к аналою и становятся на подножке — специально расстеленной ткани, как бы восходят на общий отныне корабль жизни. Какие бы жизненные бури ни были, никто из не смеет покидать этого общего семейного корабля, обязан блюсти его непотопляемость, как хороший моряк. Если у вас нет этой твердой решимости, сойдите с корабля, пока он не отправился в плаванье. Священник задает вопросы жениху и невесте: «Имаши ли, (имя), произволение благое и непринужденное и крепкую мысль, пояти (взять) себе в жену сию (имя), или, соответственно, в мужа сего (имя): юже (которую)/егоже (которого) пред тобою зде видиши». Церковь всегда была против брака по принуждению. Святитель Филарет (Дроздов) указывал, что для венчания необходимо желание вступающих в брак и благословение родительское. Первое из этих условий, считал он, никогда не может нарушаться. В некоторых случаях, при необоснованном упорстве родителей, определяемом материальными и другими подобными соображениями, возможно венчание и без их согласия. Вопрос к родителям в чине венчания отсутствует. После положительных ответов жениха и невесты на поставленные вопросы следует чин венчания. Он начинается возгласом священника: «Благословенно Царство Отца и Сына и Святого Духа ныне и присно и во веки веков», — возгласом самым торжественным, прославляющим Единого Бога поименно в Его Троической полноте. Этим же возгласом начинается Божественная Литургия. В последующих молитвах и ектениях, читаемых священником или диаконом, Святая Церковь молится «о рабех Божиих» , называя их поименно, ныне сочетавающихся друг другу в брака общение, и о спасении их», о благословении брака сего, как брака в Кане Галилейской, освященного Самим Христом. Устами иерея Церковь просит, чтобы Христос, «пришедый в Кану Галилейскую, и тамошний брак благословивый» и показавший волю Свою о законном супружестве и из него проистекающем чадородии, принял моление о ныне сочетающихся и благословил брак сей невидимым Своим предстательством, и подал бы рабам сим (ему и ей) называемым поименно, «живот мирен, долгоденствие, целомудрие, друг ко другу любовь, в союзе мира, семя долгожизненное, о чадех благодать, неувядаемый (то есть небесный) славы венец». Святая Церковь говорит вступающим в брак и напоминает их родителям и родственникам, а также всем присутствующим в храме, что по слову Господню «оставит человек отца своего и матерь свою, и прилепится к жене своей и будут два в плоть едину» (см. Быт 2:24; Мф 19:5; Мк 10:7–8; Еф 5:31). «Что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф 19:6; Мк 10:9). К сожалению, матери часто забывают эту заповедь и вмешиваются иногда до мелочей в жизнь своих вступивших в брак детей. Видимо, не менее половины распавшихся браков разрушено стараниями свекровей и тещ. Церковь молится не только о единстве плоти, но главное — о «единомудрии», то есть о единстве мыслей, о единстве душ, о взаимной любви вступающих в брак. Она молится и об родителях. Последние нуждаются в мудрости в своих отношениях с невестками, зятьями и будущими внуками. Родители должны прежде всего нравственно помогать молодым строить их семьи, а со временем они вынуждены будут многие свои тяготы и немощи переложить на плечи любящих их детей, невесток, зятьев и внуков. Церковь назидательно подает молодым примеры древних браков и молится о том, чтобы и совершаемый брак был благословен, как брак Захарии и Елизаветы, Иоакима и Анны и многих других праотец. В молитвах кратко изложено православное понимание сущности христианского брака. Вступающим в него полезно, если есть возможность, заранее внимательно прочитать и продумать последовательность обручения и венчания. После третьей молитвы священника наступает центральное место в бракосочетании — венчание. Священник берет венцы и благословляет ими жениха и невесту со словами: Венчается раб Божий (имя) рабе Божией (имя) во имя Отца и Сына и Святаго Духа и Венчается раба Божия (имя) рабу Божиему (имя) во имя Отца и Сына и Святаго Духа, а затем трижды благословляет их: Господи Боже наш, славою и честию венчай я. По собственному опыту знаю, что в этот момент очень хочется произнести «Господи, снизойди благодатию Твоею на раб Твоих (имя и имя), сочетай их в мужа и жену, и благослови и освяти брак их во имя Твое». С этого момента нет больше жениха и невесты, а есть муж и жена. Им произносится прокимен: «Положил еси на главах их венцы, от каменей честных, живота просиша у Тебе и дал еси им» со стихом «Яко даси им благословение в век века, возвеселиши я (их) радостию с лицем Твоим» и читается Послание святого ап. Павла к Ефесянам, в котором брак мужа и жены сравнивается с союзом Христа и Церкви. Чтение Апостола, как всегда, завершается пением «аллилуия», с возглашением специально подобранного к данному богослужению стиха из Священного Писания: «Ты, Господи, сохраниши ны и соблюдеши ны от рода сего и во век», ибо брак надо хранить от безумств и греховности мира сего, от сплетен и наговоров. Затем читается Евангелие от Иоанна о браке в Кане Галилейской, где Христос Своим присутствием освятил семейную жизнь и ради свадебного торжества превратил воду в вино. Первое из Своих чудес Он совершил ради начала семейной жизни. В последующих ектениях и молитвах, читаемых священником, Церковь молится о муже и жене, которых Господь благоволил сочетаться друг другу «в мире и единомыслии», о сохранении их «честного брака и ложа нескверна», о пребывании их с помощью Бога «в непорочном сожительстве». Приносится просьба о том, чтобы вступившие ныне в брак сподобились достигнуть маститой старости с чистым сердцем, хранящим заповеди Божий. Чистое сердце — это дар Божий и устремление человека, желающего достигнуть и сохранить его, ибо «чистые сердцем Бога узрят» (Мф 5:8). Господь сохранит и брак честный, и ложе нескверно, если муж и жена будут желать этого, но не против их воли. После «Отче наш» приносится общая чаша, которую священник благословляет со словами: «Боже, вся сотворивый крепостию Твоею, и утвердивый вселенную, и украсивый венец всех сотворенных от Тебе, и чашу общую сию подаваяй сочетавающымся ко общению брака, благослови благословением духовным». Венчающимся трижды предлагается поочередно испить из этой чаши вино, растворенное водою, в напоминание о том, что отныне они, ставшие теперь супругами, должны из одной чаши жизни вместе пить и радость, и горе, быть в единении между собою. Потом священник, соединив под епитрахилью в знамение нераздельного союза руки молодых, ведет их, трижды обводя вокруг аналоя в знамение их совместного шествия дорогой жизни. Во время первого круга поется: «Исаие ликуй, Дева име во чреве, и роди Сына Еммануила, Бога же и человека, Восток имя Ему; Его же величающе. Деву ублажаем». Во время второго: «Святии мученицы, добре страдальчествовавшии и венчавшийся, молитеся ко Господу помиловатися душам нашим». Во время третьего круга поется: «Слава Тебе, Христе Боже, апостолов похвале, мучеников радование, ихже проповедь Троица Единосущная». Первый гимн прославляет Христа — Еммануила и Его Святую Мать, как бы прося у них благословения на вступающих в брак для совместной жизни и рождения детей во славу Божию и Церкви Христовой на пользу. Имя Еммануил, означающее «С нами Бог», радостно реченное пророком Исаией, напоминает вступающим в семейную жизнь с ее трудами и скорбями о том, что Бог всегда с нами, но всегда ли мы с Ним — вот что надо в себе проверять в течении всей своей жизни: «С Богом ли мы?» [14] . Второй гимн вспоминает и восхваляет мучеников, ибо как мученики страдали за Христа, так и супруги должны иметь друг ко другу любовь, готовую на мученичество. В одной из бесед свт. Иоанн Златоуст говорит, что муж не должен останавливаться ни перед какими мучениями и даже смертию, если они нужны для блага жены. Третий гимн славит Бога, Которого славили и Которым славились апостолы, о Котором радовались мученики и Которого — в трех Лицах Сущего — они проповедовали своим словом и своими страданиями. На всех членов Церкви изливается благодать Святого Духа, хотя «дары различны, но Дух один и тот же» (1 Кор 12:4). Если понимать вслед за ап. Петром священство как служение Богу в Церкви Христовой, то одни получают дар к созданию домашних церквей, другие — дар иерейства для евхаристического предстояния и пастырского или архиерейского служения и т. д. Любой дар Святого Духа надо трепетно и со вниманием хранить: «не неради о пребывающем в тебе даровании, которое дано тебе…» (1 Тим 4:14), будь то очищение от грехов на исповеди, воспринятие Божественной благодати соединения со Христом в причащении, в священнической хиротонии или венчании на брак. Полученные в таинстве бракосочетания таланты — дары для построения семьи, домашней церкви, — необходимо приумножать в своей жизни и трудах, помнить и радеть о них. С венчания нельзя уходить, закрыв за собою дверь храма и забыв в сердце своем обо всем, что было в нем. При небрежении могут быть утрачены благодатные дары Святого Духа. Известны многие случаи, когда память о венчании помогла преодолеть период трудностей, сохранить семью и иметь в ней большую радость. Христианская семья должна быть духоносной. К стяжанию Святого Духа каждым ее членом должно быть устремлено ее построение, быт и внутренняя жизнь. Духоносность — это дар Божий. Когда она приходит в тот или иной дом, семью, мы не знаем, но к получению и сохранению этого дара надо приготовлять себя и свою семью, памятуя слова Христа, что Царство Небесное терпеливым трудом берется и труждающиеся восходят в Него (ср. Мф 11:12). В человеческих силах говорить о путях приготовления, но не о самой духовности. Для лиц, живущих в светском браке и желающих венчаться, подготовка к церковному бракосочетанию должна иметь некоторые особенности. Если они, вступая в брак некрещенными, уже потом приняли веру и крестились, то желательно между крещением и венчанием не иметь между собой супружеских отношений и снять кольца, — они снова наденут их на обручении как церковный символ, а не как простой гражданский знак брачного состояния. Перед церковным бракосочетанием следует пожить как брат и сестра, сосредотачиваться на совместных молитвах в меру своих сил и возможностей. Если они были в младенчестве крещены, то, приняв решение венчаться по христианскому обычаю, должны пройти искус брачного воздержания. Если они уже имеют детей и пришли к вере всей семьей, то к своему венчанию им следует готовить и детей и стараться внешнюю, обрядовую сторону венчания совершить празднично (хотя можно и не делать дорогого венчального платья) и празднично одеть своих детей. Кому–то из детей можно поручить держать благословенные иконы Иисуса Христа для отца и Богородицы для матери. Детям можно вручить цветы, чтобы они преподнесли их после венчания своим родителям. Венчание родителей должно ощущаться как общесемейный церковный праздник. После венчания хорошо устроить в тесном кругу праздничный стол с детьми и близкими верующими друзьями. Здесь уже не место широкому брачному застолью. Дети проявляют удивительную чуткость к таинству бракосочетания своих родителей. Иногда они торопят отца и мать: «Когда же вы, наконец, будете венчаться!» — и живут в напряженном ожидании этого события. Один младенец через некоторое время после венчания родителей подошел, с нежностью ласкаясь, к священнику, говоря: «А помните, как Вы нас венчали? — «Помню, помню, дорогой!» — лицо священника засветилось от умиления. Мальчик–дошкольник сказал «нас», а не «папу и маму». Венчание родителей стало торжественным вхождением в Церковь и их детей. Как свидетельствуют «в браке венчавшиеся», после венчания изменяются отношения между мужем и женой.

Источник: Каледа Глеб, прот. — Домашняя Церковь

shelehov.cerkov.ru

Православная семья и жизнь прихода / Православие.Ru

Архиепископ Курский и Рыльский Герман
2 февраля на Рождественских чтениях проводился круглый стол на тему «Православная семья и жизнь прихода» под председательством архиепископа Курского и Рыльского Германа.

Владыка Герман подчеркнул, что общество, которое пренебрегает семьей, терпит непоправимый ущерб. Если это происходит в течение продолжительного времени, то рано или поздно такое общество может вообще прекратить свое существование, как это не раз происходило в древних цивилизациях.

Семья, утвержденная Самим Богом, брачный союз – это Божие благословение. Если в семейной жизни муж и жена придерживаются заповедей Божиих и отдают Богу первое место, то в семье будет мир и согласие. Если же Господу не остается места в семье, то союз распадается. Критерием жизни для православной семьи является Слово Божие, оно помогает преодолевать многие трудности и указывает правильный путь созидания и укрепления семейного единства. Семья в православном понимании – малая Церковь. В ней начинается воспитание будущего поколения. То, что дети получат в семье, он пронесут через всю жизнь. Семья – это целый организм, в котором одно поколение наследует другому. Семья, как малая Церковь, представляет собой ячейку Церкви Вселенской, поэтому важно, чтобы она жила церковной жизнью, участвовала в жизни прихода и была с ним непосредственно связана. Перед вступлением в брак супруги получают церковное благословение на совместную жизнь в таинстве Венчания. Весьма важно, чтобы семья имела духовника, к которому необходимо регулярно приходить на исповедь. Однако, церковная жизнь не должна ограничиваться только участием в воскресной Литургии и совместным причащением, хотя это имеет первостепенное значение. Большое значение для воцерковления семьи и воспитания христианских отношений между супругами, а также почтительного отношения детей к своим родителям, имеет организация жизни прихода. В настоящее время очень важно, чтобы приход смог, сумел наладить работу с семьями. Для этого может быть использован весь арсенал средств организации семейных мероприятий: паломнические поездки по святым местам, совместные праздники, спортивные игры, организация семейных лагерей, и многое, многое другое. Но для этого, прежде всего, необходимо, чтобы на приходе был соответствующий христианский дух. По словам владыки, нам необходимо на приходах создавать общинный дух, поддерживать общение, чтобы прихожане не были безликой толпой, которая наполняет храмы в воскресный и праздничные дни и потом расходится, и люди не знают друг друга, не знают проблем друг друга, не знают, какие сложности и трудности есть у прихожан, не знают, кому помочь, не знают, кто болен. Примером служат зарубежные приходы, где после воскресной литургии проводят совместные чаепития и праздничные мероприятия, и это замечательная практика. Это будет новый импульс церковной жизни для православной общины. Для наших приходов это очень важно на фоне непростой демографической ситуации в нашей стране. Владыка констатировал печальный, трагический, страшный факт, что наша страна и народ наш вымирают. К примеру, в одной только Курской области население каждый год сокращается на 30 тыс. человек. Центральные области чернозема запустеют, прежде чем коренным образом изменится политика государства по отношению к селу и своему народу. Для этого нужно также, чтобы приход знал семьи, где много детей, поддерживал их, оказывал помощь.

Протоиерей Владимир Воробьёв

Протоиерей Владимир Воробьев указал, что на приходе должна быть крепкая община, где зарождались бы молодые семьи, велись общинные дела. «Когда меня поставили на приход, первой моей заботой было создание крепкой общины. Я стал подробно исповедовать приходящих ко мне людей. Следует заметить, что в те времена исповедь в церкви преследовалась, и потому приходилось исповедовать по домам. Бывали времена, когда приходилось исповедовать даже ночью, потому что я не мог отказать людям, которые нуждались во мне. Люди собирались общинами на квартиры и ждали меня. Они готовы были ждать сколько угодно, лишь бы поисповедаться. Потом на приходе причащались, и об этом никто не знал. Именно такая община несет в себе трепет к церковной жизни, которая заповедана нам Господом и апостолами. Это единство, собрание людей во Христе воплощается в общении.

 

Для многодетной семьи в современных городских условиях не хватает средств, не хватает жилплощади, не хватает помощников. Одной матери в городских условиях протянуть на себе такую семью невозможно, и община помогает. Мы всегда просим, чтобы девушки помогали таким семьям, пока они не замужем и свободны. Помогаем также и денежными средствами, продуктами, проводим разные мероприятия, отправляем детей в лагеря.

Многодетная семья (фото ТАСС)
В общине всегда найдутся люди, которые могут помочь. К примеру, у нас есть прихожанка, по профессии риэлтор. Она занимается обменом-продажей квартир. Наш храм находится в центре. Так получилось, что прихожане при Хрущеве были переселены на окраину, и это означало запустение прихода. С помощью прихожанки мы выкупили квартиры вблизи храма. И теперь у нас уже есть приход из двадцати семей. В каждой семье примерно по десять человек. Получается около двухсот человек, и даже больше. Видите, как много может община! Община может все. В общине есть все нужные люди. У нас есть врачи, так что если кто-то заболеет, у нас своя скорая помощь. У нас есть психологи, учителя, водители и многие другие. Мы помогаем друг другу. И такую общину, такую семью уничтожить и разрушить тяжело, потому что в ней царят жертвенность и взаимопонимание.

В наше время, когда по статистике 90% браков, заключаемых в Загсах, расторгается, укрепление и поддержка семьи со стороны церковной общины просто необходима. От этого зависит судьба нашего народа, судьба нашей страны».

Весьма примечательны были два письма, прочитанные владыкой Кириллом. В одном из писем многодетный отец писал: «У меня с женой четыре ребенка. Когда жена выходила гулять с детьми во двор, на нее поначалу косо смотрели. Думали, что ненормальная. Когда поближе пообщались, удивлялись, приличные, вроде, люди». Далее владыка прочитал другое письмо. Отец шестерых детей Максим пишет: «В детском саду воспитательница даже вызывала нашу бабушку, вынуждала ее убеждать нас, чтобы мы больше не рожали для своего же собственного блага».

Многодетная матушка Ольга Остриевская, прихожанка храма свт. Николая в Кузнецах, рассказала, что у нее в семье восемь детей. Старшей дочери 13 лет. Матушка в храме с юности, и жизнь ее во многом хорошо сложилась благодаря духовному наставнику о. Серафиму.

«Благодаря его мудрости, его отеческой любви и заботе моя семья живет, и муж мой – священник в нашем храме. Мы все здесь чувствуем очень большое внимание и заботу.

Когда я стала матерью, дети тех, кому я помогала, подросли и стали помогать мне. И вот теперь мои дети подросли, а у моих помощников сложились свои семьи. Такая живая связь свидетельствует о жизни естественной. Наши дети живут в своей среде, вместе со мной многодетными стали подруги, с которыми я росла. У моих самых близких подруг семь детей, шесть детей, пять детей. Мы живем в тесном общении, в радости. Дети вместе выросли, учатся. У них есть старшие друзья, братья. Подростки всегда тянутся к старшим, и возрастные трудности легко решаются.

Когда у нас только складывалась семья, и появился первый ребенок, я слушала лекции о. Владимира о том, что ребенок – это ангел в семье. А у меня волосы стояли дыбом – так было трудно, и я думала, то, о чем он говорит, невозможно воспринять! Но, пойдя по этому пути и увидев, что многодетными становятся быстро, я поняла, что каждый ребенок в семье – это источник радости. Перерыв между нашими детьми – два-три года, и наши дети спрашивают: «Мам, ну когда же, когда же появится маленький?» А мой пятилетний сын сказал: «Ты не представляешь, какой же будет последний бедненький!» Я спросила: «Почему?» – «Ну как же, у него не будет маленького!»

Никогда я не видела какого-то уничижительного и презрительного отношения к многодетной семье. Когда я общалась с бездетными, либо имеющими одного ребенка, я всегда чувствовала хорошую зависть. Наверное, в сердце каждой женщины живет нерастраченная любовь, которая может быть задавлена, забита, но… «Какая же вы счастливая! Я бы тоже хотела иметь много детей.

Я бы пожелала каждой женщине найти в себе Богом данное желание иметь большую и счастливую семью».

Георгий Бабаян,

Александр Брагин

pravoslavie.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о