Что означает понятие каузальная атрибуция: что означает понятие, определение, автор теории, виды, примеры

Содержание

что означает понятие, определение, автор теории, виды, примеры

Феномен каузальной атрибуции в социальной психологии

Определение

Каузальная атрибуция в социальной психологии – это феномен межличностного восприятия, заключающийся в приписывании вымышленных причин действий другому человеку в условиях нехватки информации о действительных мотивах его действий.

Определение было сформулировано западными социальными психологами Ли Россом, Г. Келли, Ф. Хайдером. Они изучали механизмы, при помощи которых человек находит для себя объяснение причинно-следственных связей происходящих событий.

Примечание

Термин имеет латинское происхождение: causa означает «причина», attributio – «приписывание». Наиболее общее представление понятие получило в теории атрибуции, разработанной теми же авторами.

Осторожно! Если преподаватель обнаружит плагиат в работе, не избежать крупных проблем (вплоть до отчисления). Если нет возможности написать самому, закажите тут.

Структура процесса, стороны

Познавая друг друга в рамках социума, люди не ограничиваются информацией, получаемой в результате внешних наблюдений. В большинстве случаев они проявляют стремление к выяснению мотивов действия, формулированию выводов о качествах личности.

Но поскольку сведений, поступивших в процессе стороннего наблюдения, не хватает, наблюдатели на основе собственного опыта, мировоззрения, довлеющих над ними стереотипов, имеющегося объема знаний самостоятельно определяют вероятные причины поступка, приписывают их участнику событий.

Разновидности каузальной атрибуции

В своих трудах Г. Келли выделяет три вида атрибуции:

  1. Личностную, в процессе которой причина приписывается совершающему действие человеку.
  2. Обстоятельственную, предполагающую приписывание причины обстоятельствам.
  3. Объектную, при которой интерпретация направлена на объект поступка и его свойства.

Многолетние исследования показали, что сторонним наблюдателям свойственно использование личностной атрибуции. Непосредственные участники событий, напротив, чаще применяют обстоятельственный вид.

Как связаны каузальная атрибуция и локус контроля

Оределение

Локус контроля – это свойство человека причислять свои неудачи и успехи внешним или внутренним факторам.

Связь локуса контроля и казуальной атрибуции состоит в том, что в обоих случаях человек пытается объяснить причины сложившейся ситуации, и в зависимости от сделанных выводов выдает ту или иную интерпретацию.

Только в случае с локусом индивид демонстрирует осознанность выбора реакции. А в процессе каузальной атрибуции на него оказывают значительное давление двойные стандарты и стереотипы.

Пример

Провалив сроки сдачи проекта, менеджер может проявить локус контроля двумя способами: признать собственную нерасторопность или обвинить в провале сложность работы, контрагентов, подчиненных, сотрудников.

Ошибки каузальной атрибуции

Разным людям свойственно демонстрирование различных видов атрибуции разной степени «правильности» определения причин. В связи с этим выделяют 3 категории позиций:

  1. Различия – отличия от мнения остальных людей.
  2. Подобия – согласия с мнением окружающих.
  3. Соответствия – постоянства актуальности причины в пространстве и времени.

Все три позиции субъекта восприятия могут приводить к ошибкам атрибуции, которые подразделяются на 2 класса:

  1. Мотивационные, связанные с пристрастиями субъекта к асимметрии негативных и позитивных результатов.
  2. Фундаментальные, проявляющиеся в недооценке ситуационных факторов и переоценке личностных.

Самой распространенной мотивационной ошибкой считается приписывание неуспеха обстоятельствам, успеха – себе. Фундаментальные могут проявляться в ошибках «ложного согласия», когда индивид подгоняет результаты и выводы под собственное мнение, а также в ошибках большего доверия к фактам, чем к общепринятым суждениям.

Примеры с выводами

Столкнувшись с грубостью работника регистратуры в поликлинике, человек делает вывод о том, что все люди, занятые подобной работой, являются грубиянами. Закономерность явно некорректна, но из-за нехватки информации о качествах других сотрудников посетитель программирует себя негативной установкой.

Другой пример связан с эффектом проекции. Приятному собеседнику человек приписывает собственные позитивные качества. Неприятного, наоборот, мысленно «снабжает» своими же негативными чертами. Очевидно, что созданный образ необъективен, а значит, произошла типичная ошибка атрибуции.

Еще один частый случай – неправильное восприятие знаков невербального общения, когда улыбка незнакомца может восприниматься как заискивание, усмешка, надменность, критическая оценка. Индивид рассматривает ситуацию сквозь призму своего настроения, собственных комплексов, убеждений, вследствие чего опять возникает ошибка атрибуции.

теория и примеры — Блог Викиум

Для начала давайте разберемся с терминологией. Итак, каузальная атрибуция — это один из феноменов человеческого восприятия. Психология выделяет сотни когнитивных искажений, но именно это вызывает особенный интерес. Почему?

Впервые терминологию каузальной атрибуции описал немецкий психолог Фриц Хайдер. Дело было в далеких 20-х годах прошлого века. Психолог занимался вопросам восприятия и интерпретации информации разными людьми. После его громкой диссертации множество специалистов в области психологии продолжили работу над новой теорией.

Если говорить простыми словами, то каузальная атрибуция представляет собой интерпретацию слов или действий другого человека через призму собственного опыта и восприятия. Это происходит в условиях невозможности узнать истинную мотивацию другого человека.

Какие когнитивные искажения можно выделить на базе этой теории?

Приведем несколько примеров, в зависимости от ситуаций.

Например, существует фундаментальная ошибка атрибуции. В рамках этого искажения человек объясняет чужие действия его внутренними факторами. Например: Иванов что-то крайне долго объясняет Петрову. Речь идет об очевидных вещах, но монолог Иванова не прекращается. Петров думает про себя «этот человек — зануда».

Иванов совершает неприятный поступок. Петров, изначально расположенный к нему, думает, что в этих-то условиях и поступить по-другому было нельзя.

Причинами такого когнитивного искажения могут быть разные вещи. В их числе:

  • ложное согласие
  • неравные возможности
  • недоверие к фактам, однако, доверие к суждениям
  • игнорирование несделанного или неслучившегося.

Каузальная атрибуция как культурное предубеждение

Это — суждения о поведении человека на основании его культурных особенностей. Например, многие считают всех азиатов коллективистами, в то время как, согласно тому же предубеждению, большинство европейцев является индивидуалистами. К ярким примерам этого искажения можно отнести, в том числе, множественные анекдоты про армянское радио или Рабиновича.

Участник не равно Наблюдатель

Мы склонны рассматривать поступки других людей через призму своих взглядов на мир. Если мы задействованы в ситуации, то наш взгляд на нее может отличаться, поскольку роли наблюдателя и участника различаются. Когда мы наблюдаем за ситуацией со стороны, наше мнение о ней может существенно отличаться от случаев, когда в той же ситуации мы бы принимали участие.

Характерная атрибуция

Это — случаи, когда человек приписывает поведение или поступки особенностям личности других людей. Например, продавец вам нагрубил. Вы моментально делаете вывод, что у продавца плохой характер, следовательно — он плохой человек. Когнитивное искажение происходит мгновенно.

Своекорыстная атрибуция

Самые простые искажения такого типа можно увидеть в офисной жизни. Например, если человек наконец получает прибавку к зарплате, то считает, что босс его любит. И, напротив, если человек не получает желаемой премии, то списывает этот факт на то, что босс к нему плохо относится. То есть списывает ситуацию на неконтролируемые условия.

Гипотеза защитной атрибуции

Эта гипотеза вытекает из исследований своекорыстной атрибуции. Если описывать ее простыми словами, то можно сказать, что это самооправдание. «Не я причина моих неудач, а обстоятельства». То же самое можно наблюдать и по отношению к окружающим. Например, человек говорит, что «Вот наконец-то ему воздалось по заслугам» — то есть, неприятность случилась с человеком из-за того, что он «плохой». Люди верят в карму, закон бумеранга и прочие вещи, когда не хотят сталкиваться с условиями, которые не могут контролировать.

Гипотеза защитной атрибуции – это социально-психологический термин, относящийся к набору убеждений, которых придерживается человек для функции защиты себя от беспокойства. Говоря проще: «Не я являюсь причиной своей неудачи».

Локус контроля

Это понятие неразрывно связано с каузальной атрибуцией. В рамках него человек приписывает свои неудачи или успехи исключительно внешним или исключительно внутренним факторам. Получаются, своего рода, двойные стандарты. Например, студент получил низкую оценку на экзамене. В рамках этой ситуации локус контроля может проявляться двумя способами:

  1. Я мало готовился к экзамену, мало думал о нем, поэтому получил низкую оценку. Я обязательно исправлюсь и прямо сейчас начну учить билеты.
  2. В низкой оценки виноват преподаватель, который меня невзлюбил с самого начала. И билет еще попался самый сложный из всей. Я не заслуживаю низкой оценки

Как можно избавиться от локуса контроля? Единственный совет: брать полностью на себя ответственность за все что случается с вами. Даже если внешние факторы действительно повлияли на результат.

Локус контроля – это характеризующее свойство личности приписывать свои успехи

Чтобы изменить локус контроля, нужно в первую очередь избавиться от синдрома жертвы. Берите на себя полную ответственность даже в том случае, если внешние факторы действительно очень сильно повлияли на результат.

Как каузальная атрибуция связана с выученной беспомощностью?

При состоянии выученной беспомощности человек, имея все средства для решения проблемы или изменения негативной ситуации, не делает ничего. Причин этому может быть несколько: культурные установки или ранее пережитая, неудача.

Каузальную атрибуцию, что любопытно, часто используют для того, чтобы понять суть феномена выученной беспомощности.

На данный момент существуют 2 наиболее популярные теории казуальной атрибуции.

Первая их них принадлежит американским психологам Дэвису и Джонсу. Согласно ей, люди уделяют большее внимание преднамеренному поведению людей. Таким образом, преднамеренное поведение обуславливается исключительно внутренними качествами человека, в то время, как на случайное поведения влияют только внешние обстоятельства.

Еще одна теория была разработана в 1967 году Келли. Она считается наиболее известной. Дословное название: модель ковариации. Согласно ей, человек, который ищет причины поведения другой личности, действует как ученый. Он учитывает несколько видов доказательств:

  1. Консенсус
  2. Отличительность
  3. Согласованность

Какие выводы можно сделать?

Если каузальная атрибуция снижает жизненный комфорт, то ее моменты нужно видеть и избегать. Старайтесь контролировать свои мысли и не приписывайте поведению другого человека качества, на которых основываетесь вы. Так вы сможете лучше отстраняться и принимать роль наблюдателя. Каждую ситуацию рассматривайте отдельно и не приписывайте неудачи исключительно внешним факторам, а удачи — исключительно собственным качествам.

Читайте нас в Telegram - wikium

79.Понятие и теория каузальной атрибуции

  1. Понятие и теория каузальной атрибуции

Вопрос о различных типах причин, которые могут быть приписываемы объекту восприятия, это вопрос о том, «откуда» вообще берутся приписываемые причины. На этот вопрос и отвечает развернутая теория атрибутивного процесса, предложенная Г. Келли. В этой теории разбираются два случая.

1. Когда воспринимающий черпает информацию из многих источников и имеет возможность различным образом комбинировать поведение объекта и его причины, выбрав одну из них. Например, вы пригласили кого-то в гости, а тот человек отказался. Как объяснить, в вас ли здесь дело или в приглашенном? Если вы знаете, что этот человек отказал в это же время и другим друзьям, а в прошлом вас не всегда отвергал, то вы скорее припишите причину отказа ему, а не себе. Но это возможно лишь в том случае, если у вас есть неоднократные наблюдения.

2. Когда воспринимающий имеет одно-единственное наблюдение и тем не менее должен как-то объяснить причину события, которых может быть несколько. В нашем примере о водителе, сбившем пешехода, вы ничего более не знаете ни о водителе (сбивал ли он раньше других пешеходов или это с ним случилось в первый раз), ни о пешеходе (может быть, он так невнимателен, что и раньше много раз становился жертвой автомобилистов). В данном случае воспринимающий, имея лишь одно наблюдение, может допустить много различных причин.

Для каждого из этих двух случаев предназначен специальный раз-дел теории Г. Келли: первый случай рассматривается в «модели анализа вариаций» (ANOVA), второй — в теории каузальных схем.

Модель анализа вариаций содержит перечень структурных эле-ментов атрибутивного процесса: Субъект, Объект, Обстоятельства. Соответственно называются три вида причин: личностные, объектные (или стимульные) и обстоятельственные. Три вида элементов и три вида причин составляют «каузальное пространство». Это каузальное пространство изображается при помощи куба, стороны которого обозначают виды атрибуции. Сущность процесса приписывания причин заключается в том, чтобы находить адекватные варианты сочетания причин и следствий в каждой конкретной ситуации. (Надо помнить, что в этом случае воспринимающий имеет возможность пользоваться данными многих, а не одного наблюдения и в результате этого определить одну причину.) Лучше всего это пояснить на примере (вариант описанного в литературе).

Петров сбежал с лекции по социальной психологии. В чем причина этого поступка:

— в «личности» Петрова, и тогда мы должны приписать личностную причину;

— в качестве лекции, и тогда мы должны приписать объектную причину;

— в каких-то особых обстоятельствах, и тогда мы должны приписать обстоятельственную причину?

Для ответа на этот вопрос необходимо сопоставить данные других наблюдений. Их можно свести в три группы суждений (основанных на предшествующих наблюдениях).

1. а) почти все сбежали с этой лекции; б) никто другой не сбежал с нее.

2. а) Петров не сбежал с других лекций; б) Петров сбежал и с других лекций.

3. а) в прошлом Петров также сбегал с этой лекции;

б) в прошлом Петров никогда не сбегал с нее. Теперь, чтобы правильно подобрать причину, нужно ввести три «критерия валидности»:

подобия (консенсус), подобно ли поведение субъекта (Петрова) поведению других людей?

различия, отлично ли поведение субъекта (Петрова) к данному объекту от отношения его к другим объектам (лекциям)?

соответствия, является ли поведение субъекта (Петрова) одинаковым в разных ситуациях?

Если: низкое подобие (16), низкое различие (26), высокое соот-ветствие (За), то атрибуция личностная (16—26—За).

Если: высокое подобие (1а), высокое различие (2а), высокое со-ответствие (За), то атрибуция объектная (1а—2а—За).

Если: низкое подобие (16), высокое различие (2а), низкое соот-ветствие (36), то атрибуция обстоятельственная (16—2а—36).

Каузальная атрибуция. Люди, познавая друг друга, получают сведения путем наблюдения, т.к., полученной информации недостаточно для надежных выводов, наблюдатель начинает приписывать вероятностные причины поведения и характерологические черты личности партнера по общению. Каузальная атрибуция - это интерпретация субъектом межличностного восприятия причин и мотивов поведения других людей. Слово «каузальный» означает «причинный». Атрибуция - это приписывание социальным объектам характеристик, не представленных в поле восприятия.

Показательно, что одни люди склонны в большей мере в процессе межличностного восприятия фиксировать физические черты (в этом случае сфера «приписывания» существенно сокращается), другие воспринимают преимущественно психологические черты характера окружающих. В последнем случае открывается широкий простор для приписывания. Особенно значительна эта роль приписывания, как отмечает Г.М. Андреева, при формировании первого впечатления о незнакомом человеке. Это было выявлено в экспериментах А.А. Бодалева. Так, двум группам студентов была показана фотография одного и того же человека. Но предварительно первой группе было сообщено, что человек на предъявленной фотографии является закоренелым преступником, а второй группе о том же человеке было сказано, что он крупный ученый. После этого каждой группе было предложено составить словесный портрет этого человека. В первом случае были получены соответствующие характеристики: глубоко посаженные глаза свидетельствовали о затаенной злобе, выдающийся подбородок - о решимости «идти до конца в преступлении» и т. д. Соответственно во второй группе те же глубоко посаженные глаза говорили о глубокой мысли, а выдающийся подбородок - о силе воли в преодолении трудностей на пути познания и т.д.

Каузальная атрибуция - что это такое в психологии и общении?

Нередко мы пытаемся понять причины действий других. При этом оценка поведения может быть связанной как с обстоятельствами, так и с личными характеристиками конкретного человека. Такое оценивание называют «каузальная атрибуция». Что такое теория каузальной атрибуции - вопрос, требующий детального рассмотрения.

Что такое каузальная атрибуция?

Специалисты в области психиатрии говорят, что каузальная атрибуция – это отдельный феномен межличностного восприятия, заключающийся в интерпретации, приписывании причин действий другого человека при дефиците информации о настоящих причинах его поведения. Этот термин сформировался в западной социальной психологии и общее представление смог получить в разработанной исследователями теории атрибуции.

Каузальная атрибуция - виды и ошибки

Каузальная атрибуция в психологии показывает различные закономерности, приводящие к ошибкам восприятия. Собственные неудачи и успешность других люди могут объяснять, применяя ситуативную атрибуцию. Зачастую все мы стараемся относиться к себе лояльнее и мягче, нежели к окружающим нас людям. Чтобы проанализировать свои успехи и неудачи других применяется личностная атрибуция. Интересным можно назвать тот факт, что причину успеха нередко связывают со своими заслугами, а в неудачах могут обвинять обстоятельства. В этом и состоит особенность психики человека.

Виды каузальной атрибуции

Говоря, что подразумевает каузальная атрибуция, важно помнить про ее виды. Психологи называют три вида каузальной атрибуции:

  1. Объектная каузальная атрибуция – причинно-следственную связь приписывают тому объекту, на который обращается действие.
  2. Личностная – приписывают совершившему поступок человеку.
  3. Обстоятельственная – приписывается обстоятельствам

Ошибки каузальной атрибуции

Выделяют типичные ошибки каузальной атрибуции:

  1. Тенденция к переоценке роли личностных факторов и способности недооценивать влияние ситуации, обстоятельств. Данная ошибка является характерной для тех, кого можно назвать наблюдателями. Ставя оценку поведению другого человека, нередко можно увидеть определенную закономерность. Так, при неудачах говорят, что кто-то не очень постарался, либо, что у людей не хватает способностей. Когда же результат деятельности успешный, мы можем утверждать, что им повезло. Если речь идет про самоатрибуцию, то можно наблюдать обратную тенденцию, поскольку ее основной целью является сохранить положительную самооценку.
  2. Ошибка ложного согласия – человеку свойственно интерпретировать собственное поведение как типичное, являющееся свойственным многим людям.
  3. Ошибка разных возможностей ролевого поведения – разные социальные роли могут предполагать неодинаковое поведение. По этой причине во время атрибуции воспринимающий интерпретирует поведение других согласно с их социальными ролями.
  4. Игнорирование информационного значения того, что не случилось – тенденция брать во внимание исключительно очевидные факты.

Каузальная атрибуция и межличностная аттракция

Под межличностной аттракцией в психологии понимают симпатию, привязанность и отношения между людьми. Каждый из нас не только воспринимает окружающих, но и формирует свое к ним отношение. При этом к каждому оно будет индивидуальным. Такая аттракция влияет на сам феномен каузальной атрибуции. Другими словами, когда отношение к человеку положительное, то и объяснение причины поступков, и поведение может быть мягче и лояльнее. Когда человек откровенно несимпатичен, причины действий человека могут беспощадно раскритикованы.

Каузальная атрибуция в общении

Чтобы понять, что означает понятие каузальная атрибуция, важно знать, когда же она возникает. Появляется она при возникновении неожиданных преград на пути совместной деятельности – при возникновении сложностей и конфликтов, столкновении интересов и взглядов. В тот момент, когда все это происходит, люди применяют каузальную атрибуцию. Другими словами мы приписываем причины поведения другим людям и чем больше сложностей при взаимодействии, тем серьезнее подходим к поиску причины.

Примером каузальной атрибуции может быть опоздание на встречу с друзьями. Кто-то из ожидающих уверен, что это может быть связано с погодой, другой полагает, что опаздывает друг по причине легкомыслия, а третий и вовсе сомневается, сообщили ли опаздывающему про место встречи. Так у всех друзей разные представления про причины опоздания: обстоятельства, особенности и свойства характера, причина в себе.

 

Феномен каузальной атрибуции в социальной психологии

Изучением причинно-следственной связи в более широком смысле считается изучение попыток «обычного человека», «уличного человека» понять причину и следствие событий, свидетелем которых он является.

Другими словами, в центре внимания находится так называемая «наивная психология», ее интерпретации поведения «них» и «других», что является неотъемлемой частью межличностного восприятия. Прародителем исследования причинно-следственной атрибуции является Ф. Хайдер, который первым сформулировал саму идею причинно-следственной атрибуции и дал систематическое описание различных схем, используемых людьми при построении причинно-следственной атрибуции поведения других людей. Из других авторов, работавших в этой области, наиболее значимые исследования были проведены Э. Джонсом и К. Дэвисом, а также Г. Келли. С развитием идей причинно-следственной атрибуции изменилось и первоначальное содержание понятия. Если раньше речь шла только о способах атрибуции причин поведения, то теперь мы исследуем способы атрибуции более широкого класса признаков: Намерения, чувства, черты личности. Действительно, мы часто приходим к выводу, что намерения и наклонности других людей согласуются с их действиями. Если мы увидим объект A, делающий саркастические замечания и высмеивающий объект B, мы, скорее всего, подумаем, что A — недобрый человек. Теория релевантных предположений Джонса и Дэвиса определяет условия, при которых такие атрибуты наиболее вероятны. Однако основной тезис остается неизменным: Когда люди узнают друг о друге, они стремятся узнать причины своего поведения и, в более общем плане, причинно-следственные связи в окружающем их мире. При этом они, естественно, полагаются на информацию, которую они могут получить об этих явлениях. Однако, поскольку этой информации часто бывает недостаточно, и поскольку необходимо сделать причинно-следственный вывод, человек в такой ситуации начинает не столько искать истинные причины, сколько приписывать их социальному объекту, представляющему интерес».

Сразу же следует сказать, что дальнейшие исследования показали, что степень соответствия между выводом и тем, что наблюдается в отношении поведения человека, зависит не только от двух вышеупомянутых характеристик, но и от других факторов, в частности, от другого вида атрибуции: «личной» или «безличной». В первом случае это преобладающее стремление приписать причины определенных событий действиям определенных лиц, а во втором — причины, связанные в первую очередь с действиями обстоятельств.

Эта идея получила дальнейшее развитие в работе Гарольда Келли, который попытался построить теорию причинной атрибуции.

Теория причинной атрибуции Г. Келли

Главной задачей Келли было показать, как люди ищут причины, чтобы объяснить поведение другого человека. По словам Келли, для попытки понять причину поведения другого человека используются три критерия: Мы пытаемся определить, является ли определенное поведение постоянным (критерий постоянства), отличным (критерий исключительности) или общим (критерий консенсуса). Если поведение наблюдаемого человека при аналогичных условиях одинаково, то оно считается постоянным. Оно отличается, если проявляется по-другому в других случаях, и, наконец, поведение считается обычным, если оно характерно для большинства людей при схожих обстоятельствах. Если человек всегда ведет себя одинаково в похожих ситуациях ( последовательное поведение ), если он ведет себя одинаково в других ситуациях ( неразличимое поведение ), и если только несколько человек ведут себя одинаково в похожих ситуациях ( необычное поведение ), то мы склонны приписывать поведение внутренним факторам. С другой стороны, если человек ведет себя одинаково в похожих ситуациях (устойчивое поведение), если другие люди ведут себя по-другому (несхожее поведение), и если большинство людей ведут себя одинаково в похожих ситуациях (привычное поведение), то мы приписываем это поведение внешним причинам. В общем, ответ на этот вопрос следующий: У каждого человека есть априорные убеждения и причинно-следственные связи. Другими словами, каждый человек имеет систему причинно-следственных схем, и каждый раз поиск причин для объяснения «чужого» поведения так или иначе вписывается в одну из этих существующих схем. Репертуар причинно-следственных схем, которыми обладает каждый человек, весьма обширен. Вопрос в том, какая причинно-следственная схема включена в каждый случай. «Причинная схема — это своего рода общее представление человека о возможных взаимодействиях различных причин, о том, какие действия приводят к этим причинам в принципе. Для организации всех возможных причинно-следственных схем Келли выделяет в своих конструкциях две части: «Модель вариационного анализа» и «Причинные схемы».

Модель вариационного анализа описывает структуру каждого акта причинной атрибуции. Элементы этой структуры являются теми же самыми элементами, которые обычно описываются как элементы межличностного процесса восприятия: Тема, объект и ситуация. Соответственно, атрибуция причины может происходить по трем линиям: Причины могут быть «адресованы» субъекту, объекту и ситуации. Чтобы ярко представить эти три направления атрибутивного процесса, составляющие «причинно-следственное пространство» индивида, Келли предлагает использовать куб, размеры каждого из которых обозначают определённое направление атрибутивных причин. Присвоение причин субъекту действия приводит к «личному присвоению», объекту действия — к «присвоению стимула», а ситуации — к «присвоению обстоятельства». Смешанный тип «личностно-стимульной атрибуции» также встречается довольно часто. Выбор преобладающего типа атрибуции определяется индивидуальными характеристиками субъекта восприятия. То есть, можно говорить о типе личности со стимулом, косвенным или личным присвоением. Но именно здесь вступает в игру третий из принципов конфигурации Келли — систематическая предвзятость суждений о людях. Но этот принцип лучше рассмотреть в разделе об ошибке атрибуции.

Причина межличностного перехвата — атрибуция.

Ошибка атрибуции

В экспериментах было обнаружено, что у разных людей в основном проявляются совершенно разные типы атрибуции, т.е. разная степень «правильности» атрибуции причин. Для определения степени этой корректности введены три категории:

  • Сходство, т.е. согласие с мнением других.
  • Различие, т.е. отклонение от мнения других.
  • Корреспонденция, т.е. постоянство причины во времени и пространстве.

Были установлены точные отношения, в которых определенные комбинации выражений каждого из трех критериев должны были давать личные, стимулирующие или косвенные атрибуты. В одном из экспериментов был предложен специальный «ключ», с которым нужно было каждый раз сравнивать ответы испытуемых: если ответ соответствует оптимальному варианту, указанному в «ключе», то причину правильно приписать; если есть расхождение, то можно определить, какие «сдвиги» характеризуют каждого человека при выборе, в частности, причины, приписываемые ему. Сравнение ответов субъектов с предложенными шкалами помогло зафиксировать на экспериментальном уровне истину о том, что люди ни в коем случае не всегда приписывают причину «правильно», даже по отношению к очень простым критериям: многие склонны злоупотреблять либо личными и стимулирующими, либо косвенными атрибутами. Таким образом, в частности, было проведено различие между позициями наблюдателя и участника мероприятия. В эксперименте Э. Джонсона и Р. Нисбета было показано, что участник события стремится приписать причину обстоятельствам, а наблюдатель приписывает причину личности актера.

Понятие причинно-следственной связи

Причинная атрибуция — это независимое явление межличностного восприятия, то есть причинная интерпретация человеком собственного поведения и поведения других людей.

Причинная атрибуция связана с индивидуальным опытом человека и возникает в процессе социального взаимодействия. Это явление относится и к мышлению, а не только к восприятию человека. Суть этого явления заключается в «заполнении» недостающей информации человека для создания полного и систематического представления объекта.

Эмоции являются препятствием для логического мышления, поэтому наиболее отчетливо проявляются закономерности причинной атрибуции, когда эмоции блокируют процесс мышления по законам логики. Поэтому это особенно очевидно при толковании причин успехов и неудач, как собственных, так и чужих, поскольку результат деятельности всегда имеет эмоциональный оттенок.

Результаты и процесс установления причинно-следственных связей, хотя и разделяются, в основном носят индивидуальный характер. Результатом причинно-следственной связи является отнесение причин действия к внешним или внутренним источникам. Причины внешних событий объясняются в основном действиями обстоятельств, а причины внутренних событий — действиями людей.

Помимо двух видов атрибуции — внешней и внутренней — существуют также стабильная и переменная причинно-следственная атрибуция.

Зарубежные психологи рассматривают причинную атрибуцию как универсальный механизм социального восприятия. Жилищная психология предполагает, что необходимость «атрибуции» возникает только тогда, когда наблюдаемый демонстрирует непонятное поведение в нестандартной ситуации.

Причинная атрибуция, считают психологи интернатного типа, возникает тогда, когда поведение социального объекта уникально, то есть выходит за рамки типичного поведения.

Таким образом, изучение причинно-следственной связи в первую очередь затрагивает следующие вопросы:

Регулярные различия в объяснении собственного поведения и поведения других;
Отклонения от логических норм процесса причинной атрибуции в результате субъективных факторов;
Мотивационное воздействие на работоспособность человека.
Мера и степень «присвоения», а не фактические факты, предполагают такие показатели, как соответствие действий ожиданиям социально-экономической роли, т.е. при небольшом объеме информации степень «присвоения» будет выше, равно как и степень поведения в соответствии с общепринятыми культурными нормами.

Феномен «атрибуции» делится на три типа:

  • личная атрибуция;
  • Атрибуция объекта;
  • Обратная атрибуция.

Чаще всего «внешний наблюдатель» применяет личную атрибуцию, а участник ситуации использует косвенную атрибуцию.

Структура процесса причинной атрибуции

В структуре причинно-следственной атрибуции есть субъект, называемый наблюдателем, есть объект, называемый наблюдателем, есть контекст, т.е. социальная ситуация, которая влияет на процесс причинно-следственной атрибуции.

Все психические процессы субъекта — мышление, внимание, память — влияют на процесс причинной атрибуции.

Субъект воспринимает внешние характеристики объекта через призму своего внутреннего мира и сравнивает их с личными характеристиками, основанными на предыдущем опыте — результатом является интерпретация поведения объекта и его причины.

В рамках психологической сферы субъекта разворачивается причинно-следственная атрибуция, на процесс которой влияют самооценка и самосознание. Эти черты личности составляют психологическую основу для различных факторов, влияющих на человеческие отношения.

Профессия, социально-перцептуальные способности субъекта атрибуций и его возраст играют важную роль в успешной интерпретации причин поведения. Физическое и психическое состояние субъекта причинной атрибуции также важно в момент события.

Компонентом причинной атрибуции является также объект, именно автор перцептивного сообщения формирует его в процессе коммуникации.

Формирование сообщения осуществляется с помощью выразительных средств — мимика, расстояние, пантомима, зрительный контакт и др.

Когда причинно-следственная атрибуция происходит вне рамок прямой связи, воспринимаемое сообщение представлено определенными действиями и поступками объекта атрибуции.

Важным моментом здесь будет соотношение свойств субъекта и объекта атрибуции, их сходство и различия с точки зрения принадлежности к определенной социальной группе.

Когда речь идет о восприятии и познании человека самого себя, то объект и предмет причинной атрибуции вполне могут совпадать.

Для того чтобы определить внутренние и внешние причины поведения объекта, субъект должен представить обстоятельства, при которых разворачивалось поведение объекта.

Определенное поведение, вытекающее из социальной ситуации, может быть рассмотрено с точки зрения социальных норм.

Содержание причинной атрибуции и успешность социального процесса восприятия связаны с каждой из его структурных составляющих — наблюдателем, наблюдаемой и социальной ситуацией.

Ошибки в причинно-следственной связи

Значение социального события позволяет перейти от косвенной и объектной атрибуции к атрибуции личности, то есть искать причину в сознательных действиях конкретного человека.

Существует ряд других ошибок атрибуции, которые Г. Келли сгруппировал в классы:

  • Класс мотивационных ошибок, включающий атрибуты асимметрии положительных и отрицательных результатов;
  • Класс фундаментальных ошибок, в том числе случаи завышения личностных факторов и недооценки ситуационных факторов.

Фундаментальные ошибки проявляются в ошибках «ложного соответствия» (по моему мнению), в ошибках неравных возможностей для ролевого поведения, в ошибках большей опорой на конкретные факты, чем на общие суждения.

Для учета подобных ошибок анализируется схема причинно-следственной связи, которой обладает человек.

Г. Келли предлагает 4 принципа — ковариация, амортизация, амплификация, систематическое смещение.

Принцип ковариации действует при наличии одной причины, другие принципы действуют при наличии множественных причин.

Суть ковариаций — это временное совпадение, то есть эффект приписывается причине, совпадающей по времени.

При толковании множественных причин мы руководствуемся принципом усиления, принципом девальвации или принципом систематической предвзятости.

Для искажения истинной картины того, что воспринимается, «эффектами», которые могут возникать в восприятии друг друга, являются эффект проекции, эффект средней ошибки, эффект «ореола», эффект новизны и первозданности, эффект стереотипизации.

Проекционный эффект заключается в приписывании приятному собеседнику собственных достоинств, а неприятному — собственных недостатков.

Эффект средней ошибки означает, что оценка ярких черт человека ослабляется по отношению к средней.

Логической ошибкой является неправда, например, доброта, хорошая природа, сочувствие, дружелюбие и т.д.

Эффект «ореола» возникает, когда люди воспринимают друг друга перед лицом недостатка информации. Первые впечатления от человека могут образовывать эффект «ореола» — в целом положительное впечатление приводит к положительным оценкам и наоборот.

Эффекты «примата» и «новизны» связаны с эффектом «ореола».

Эффект социального стереотипа относится к стабильному образу человека или явления. Среди наиболее устойчивых стереотипов — этнические стереотипы.

На странице курсовые работы по психологии вы найдете много готовых тем для курсовых по предмету «Психология».

Читайте дополнительные лекции:

  1. Изучение жизненных перспектив в период взрослости
  2. Зависимости состояния человека и его психических процессов
  3. Сущность неблагополучных семей и их основные виды
  4. Понятие «мотив», «мотивация». Классификация мотивов обучения
  5. Влияние темперамента младших школьников на взаимоотношения между сверстниками и учителем — Современное состояние проблемы изучения межличностных отношений в группе
  6. Интернет-зависимость в подростковом возрасте
  7. Психологические особенности развития воображения в процессе обучения
  8. Виды представлений
  9. Природосообразные технологии обучения чтению и письму Кушнира
  10. Защитный механизм: компенсация

Каузальная атрибуция

Каузальная атрибуция - феномен межличностного восприятия, заключается в интерпретации, приписывании причин действий другого человека.
Понятие было сформировано в западной социальной психологии и наиболее общее своё представление получило в теории атрибуции англ. Attribution theory, разработанной Г. Келли, Ф. Хайдером, Ли Россом. Исследователи каузальной атрибуции пытались выяснить механизмы, факторы с помощью которых "рядовой человек", "человек с улицы" объясняет для себя причинно-следственные связи тех событий, которые он воспринимает, в том числе и своё собственное поведение.
Мера и степень атрибуции зависят от двух показателей:
соответствие поступка ролевым ожиданиям - чем больше соответствие, тем меньше дефицит информации, следовательно, степень приписывания будет меньше;
соответствие действия культурным нормам.

1. Классификация
Г. Келли выделил три типа атрибуции:
объектная атрибуция причина приписывается объекту, на который направлен поступок;
обстоятельственная атрибуция причина приписывается обстоятельствам.
личностная атрибуция причина приписывается человеку, совершающему действие;
В ходе исследований было выявлено, что участник событий чаще использует обстоятельственную атрибуцию, а наблюдатель – личностную.

2. Механизмы теории aтрибуции
Механизмы кaузальной aтрибуции основаны нa следующих положениях:
познaвая друг другa в социумe, люди нe огрaничиваются свeдениями, полученными в результатe внешних наблюдений: они стремятся к выяснению причин поступкa и к формулированию выводов о личностных кaчествах; поскольку информация, полученная в результатe стороннего наблюдения, часто бывaeт недостаточной, нaблюдатели опрeделяют вероятныe причины, побудившиe к действию, и приписывают их наблюдaeмому участнику; интeрпретация причин оказывaeт сущeственноe влияниe нa повeдениe нaблюдателя.
Самыe сущeственныe результаты исследования были получены вследствиe изучения механизмов кaузальной aтрибуции. Были установлены:
1. системныe различия в объяснении чeловеком собственного повeдения и действий других людей;
2. отклонения процессa замeщения от логических норм под влиянием субъективных факторов информационных и мотивационных;
3. стимулирующee воздействиe, котороe оказывaeтся нa дeятельность чeловекa и eго мотивацию посредством объяснения нeудовлeтворительных результатов такой дeятельности влиянием внешних факторов, a удовлeтворительных результатов – влиянием внутренних факторов.
Одной из самых частых закономeрностей теории считaeтся завышениe собственной значимости и прeувeличение роли некоторых факторов в формировании ситуации.

3. Цели и результаты исследования теории aтрибуции
В соответствии с мехaнизмами кaузальной aтрибуции опрeделяются методы практического использования полученных результатов для воздействия нa эффективность чeловeческой дeятельности, ee мотивацию, нa эмоции и цели. Изучениe aтрибуции помогaeт установить момент возложения или принятия учaстниками коллективa личной отвeтственности зa совeршенныe действия. Результаты используются для aдекватной оценки рeaльного вкладa конкретного участникa в общую корпоративную дeятельность группы.
Теорию кaузальной aтрибуции первонaчально изучали лишь в рaмках социальной психологии. Сейчас ee применяют в общей, пeдагогической, возрастной, a такжe в спортивной психологии. Основными сферами изучения являются самовосприятиe, межличностноe восприятиe, восприятиe большого объемa иных социальных объектов.

Дата публикации:
05-16-2020

Дата последнего обновления:
05-16-2020

причины и механизм работы атрибуции

В процессе взаимодействия друг с другом у людей появляется необходимость взаимопонимания. Если фактов, объясняющих поведение другого человека, недостаточно, то наблюдающим свойственно приписывать различные мотивы. То же самое относится и к самому объекту обсуждения: он тоже пытается найти причины своего результата. Данное явление получило название каузальной атрибуции – приписывать причины, не зная наверняка содержания произошедшего. Его начали изучать ещё в западной социальной психологии. Основоположником принято считать Хайдера.

Казуальная атрибуция в психологии. Примеры атрибуции

Это явление существует потому, что каждый хочет видеть целостную картину, представлять себе все события. Но проблема в том, что не всегда известны факты. И тогда человек начинает дорисовывать, додумывать картину, доводя её к логическому заключению. Осуществляется этот процесс в соответствии с имеющимся жизненным опытом. В психологии была отмечена разносторонняя реакция общества на стереотипные и отклоняющиеся от нормы варианты поведения. Рассмотрим пример.

Ученики ожидают нового учителя, который будет преподавать у них историю. Если их попросить описать учителя истории, то, скорее всего, занятия будут скучными и неинтересными. А если представить им иного учителя, предварительно описав его манеру преподавания (он использует наглядные макеты, устраивает сценки; делает всё, чтобы уроки были интересными), то мнение о личности будет нестандартным, отличным от распространённого привычного суждения.

Фундаментальная ошибка каузальной атрибуции

Эта ошибка заключается в различных точках зрения, в других фокусах. Как правило, есть две позиции наблюдения: сам участник происходящего и наблюдающий со стороны. Здесь для первого фигурой суждения являются обстоятельства, а для второго – сама личность. Таким образом, случается заблаговременный просмотр случившегося или происходящего с различных позиций. Это в психологии и является фундаментальной ошибкой атрибуции.

Виды каузальной атрибуции

В зависимости от того под каким углом рассматривают ситуацию, является и получившийся результат. Различают следующие виды:

  1. Личностная атрибуция. Приписывание причин неудач непосредственно личности;
  2. Обстоятельственная. Обвинение сложившихся обстоятельств;
  3. Объектная. Причина в самом объекте.

Интересно то, что позиция человека определяет направленность его мышления. Сам участник чаще всего обвиняет обстоятельства. Наблюдатель видит мотив неудачи в личности (участнике). Это происходит из-за того, что ни тот, ни другой не представляет себе полностью правдоподобной картины. Получается, что атрибуция представляет собой субъективное, следовательно, зачастую ошибочное мнение.

Ещё один пример. Стеснительный парень наконец-то решил познакомиться с девушкой. Заранее всё обдумал, даже репетировал свою речь. В общем, и самооценку себе он тоже поднял. Он знакомиться с ней на улице, а она почему-то отказывается от подвернувшегося случая знакомства. Парень сразу же выстраивает всевозможные гипотезы. Он думает: «может, дело во мне, может, я ей несимпатичен; может она просто не в настроении» и т.п. Эти мысли могут быть как отдельно, так и приходить одна за другой.

В то же время правильное понимание причин поступков человека очень важно для сохранения отношений между людьми. Мотивы поведения надуманные могут очень сильно отличаться от мотивов действительных. Но так получается, что иной раз человек не может спросить, уточнить какие-то моменты и поэтому вынужден воспользоваться своим воображением.

Цели и результаты исследований каузальной атрибуции

Целью исследований механизмов каузальной атрибуции находят повышение эффективности взаимодействия между людьми и эффективности личностного роста. Первое предполагает наиболее верное определение мотивов тех или иных поступков. А второе показывает варианты воздействия на мотивацию, деятельность, эмоции и т.п. Что наиболее полно помогает понять изучение данного явления, так это указание момента возложения или же принятия ответственности за конкретные действия. И комплексное рассмотрение сложившегося результата. То есть цель исследований – нахождение точного определения действительных мотивов поведения.

Ошибки восприятия

Известно, что к себе человек относится мягче при оценке, нежели к другим посторонним людям. Чьи-то успехи и свои собственные неудачи человек относит к ситуативной атрибуции. Но, описывая чужие неудачи и свои успехи, он обращается к личностной атрибуции. В этих случаях причиной случившегося человек склонен считать либо сложившиеся обстоятельства, либо саму личность соответственно конечному результату.

Обычно человек объясняет успех своим трудолюбием, силой воли, своей уникальностью. Но неудача ассоциируется всегда с ситуацией. А если проводить анализ действий другого человека, то всё вышесказанное применимо в обратном порядке. Если человек добился успеха – это обстоятельства так сложились. А если он потерпел неудачу, то сам в этом виноват. И мало кто мыслит иначе. Немногие обратят внимание на ситуацию, сделают на неё акцент. Ведь если объяснять результат деятельности человека по-другому, то это означает признать его на своём уровне, а то и лучше. Это означает сравнивать его с собой.

Поэтому люди склонны защищать свою самооценку таким путём. Легче обвинить обстоятельства, объект поступка, нежели заставить себя работать, совершенствовать себя. Каузальная атрибуция применима везде: в быту, на работе, в отношениях. И везде действует такой принцип противоположности.

Зачем людям каузальная атрибуция

По разным причинам люди стремятся найти объяснение причин поступков.

Вот некоторые из них:

  1. Понимание происходящего вокруг позволяет человеку избегать нежелательных последствий;
  2. Желание чувствовать себя в безопасности;
  3. Понимание происходящего необходимо для принятия рациональных решений.

6.2 Вывод диспозиций с использованием причинной атрибуции - Принципы социальной психологии

Цели обучения

  1. Ознакомьтесь с фундаментальными принципами причинной атрибуции.
  2. Сравните и сопоставьте тенденцию приписывать людям необычные события, принцип ковариации и модель успеха и неудачи Вайнера.
  3. Опишите некоторые факторы, которые приводят к неточности причинно-следственной атрибуции.

Мы увидели, что используем черты личности, чтобы помочь нам понять людей, которых мы знаем, и общаться о них.Но как узнать, какие качества есть у людей? Люди не ходят с надписью «Я щедрый» или «Я агрессивный» на лбу. В некоторых случаях мы можем узнать о человеке косвенно, например, из комментариев, которые другие люди делают об этом человеке. Мы также используем методы восприятия человека, чтобы помочь нам узнать о людях и их качествах, наблюдая за ними и интерпретируя их поведение. Если Фрэнк ударит Джо, мы можем заключить, что Фрэнк агрессивен. Если Лесли оставит официантке большие чаевые, мы можем заключить, что Лесли щедр.Такие выводы кажутся естественными и разумными, потому что мы можем предположить (часто, но не всегда правильно), что поведение вызвано личностью. Именно агрессивность Фрэнка заставляет его бить, и именно щедрость Лесли привела к тому, что ей дали большой совет.

Хотя иногда мы можем сделать вывод о личности, наблюдая за поведением, это не всегда так. Помните, что на поведение влияют как наши личные характеристики, так и социальный контекст, в котором мы находимся. Это означает, что поведение, которое мы наблюдаем за другими людьми, может не всегда отражать их личность - такое поведение могло быть вызвано ситуацией, а не лежащими в основе личными характеристиками.Возможно, Фрэнк ударил Джо не потому, что он действительно агрессивный человек, а потому, что Джо первым его оскорбил или спровоцировал. И, возможно, Лесли оставила большие чаевые, чтобы произвести впечатление на своих друзей, а не потому, что она действительно щедрая.

Поскольку поведение определяется как человеком, так и ситуацией, мы должны попытаться определить, какая из этих двух причин фактически определила поведение. Процесс попытки определить причины поведения людей известен как причинная атрибуция (Heider, 1958).Поскольку мы не можем видеть личность, мы должны работать над ее выводом. Когда знакомая нам пара расстается, несмотря на то, что казалось браком, заключенным на небесах, нам от природы становится любопытно. Что могло стать причиной разрыва? Было ли это что-то сказанное или сделанное одним из них? Или, может быть, виноват стресс из-за финансовых трудностей?

Установление причинной атрибуции немного похоже на проведение эксперимента по социальной психологии. Мы внимательно наблюдаем за людьми, которые нам интересны, и замечаем, как они ведут себя в разных социальных ситуациях.После того, как мы сделали наши наблюдения, мы делаем выводы. Мы делаем личную (или внутреннюю, или диспозиционную) атрибуцию , когда решаем, что поведение было вызвано в первую очередь человеком . Личная принадлежность может быть примерно такой: «Я думаю, они расстались, потому что Сара не была привержена отношениям». В других случаях, мы можем определить, что поведение было вызвано в первую очередь ситуацией - мы называем это ситуативной (или внешней) атрибуцией. Ситуативная атрибуция может быть примерно такой: «Я думаю, они расстались, потому что находились в таком финансовом положении.«В других случаях мы можем решить, что поведение было вызвано как человеком, так и ситуацией.

Делать выводы о личности

В одних случаях указать персональную атрибуцию проще, чем в других. Когда поведение является необычным или неожиданным, мы можем более легко приписать его себе. Представьте, что вы идете на вечеринку и вас знакомят с Тесс. Тесс пожимает вам руку и говорит: «Приятно познакомиться!» Можете ли вы на основании такого поведения сделать вывод, что Тесс - дружелюбный человек? Возможно нет.Поскольку социальный контекст требует, чтобы люди действовали дружелюбно (пожимая вам руку и говоря: «Приятно познакомиться»), трудно понять, вела ли Тесс дружеская реакция из-за ситуации или потому, что она действительно дружелюбна. Однако представьте, что вместо того, чтобы пожать вам руку, Тесс показывает вам язык и уходит. Я думаю, вы согласитесь, что в этом случае легче сделать вывод, что Тесс недружелюбна, потому что ее поведение настолько противоречит тому, что можно было бы ожидать.

Чтобы проверить эту идею, Эдвард Джонс и его коллеги (Jones, Davis, & Gergen, 1961) провели эксперимент, в котором участники просмотрели одну из четырех различных видеозаписей человека, который претендовал на работу.Для половины участников просмотренное ими видео показало, что мужчина проходил собеседование с целью получить работу подводника, должность, которая требовала тесного контакта со многими людьми в течение длительного периода времени. Опрошенному мужчине, а также участникам исследования было ясно, что для того, чтобы быть хорошим подводником, нужно быть экстравертом (то есть вам должно нравиться быть рядом с другими). Другая половина участников увидела видео, на котором мужчина проходил собеседование о приеме на работу в качестве космонавта, в ходе которого (помните, это исследование проводилось в 1961 году) он находился в одиночестве в маленькой капсуле в течение нескольких дней.В данном случае всем было ясно, что для того, чтобы быть хорошим космонавтом, нужно иметь интровертную личность.

Во время видеозаписи интервью также была изменена вторая переменная. Одна половина участников видела, что мужчина указал, что он на самом деле интроверт (он говорил такие вещи, как «Мне нравится работать самостоятельно», «Я мало гуляю»), а другая половина видела, как мужчина сказал что он на самом деле был экстравертом (он говорил такие вещи, как «Я хотел бы быть продавцом», «Я всегда получаю идеи от других»).После просмотра одной из четырех видеозаписей участников попросили указать, насколько интровертом или экстравертом, по их мнению, был кандидат.

Как вы можете видеть в Таблице 6.2 «Связь с ожидаемым и неожиданным поведением», когда кандидат давал ответы, которые лучше соответствовали требованиям, предъявляемым к работе (т. Е. В отношении работы подводника заявитель сказал, что он экстраверт, а в отношении работа космонавта, он сказал, что был интровертом), участники не думали, что его утверждения были такими показательными для его основной личности, как когда заявитель сказал противоположное тому, что ожидалось от работы (т.е., когда работа требовала, чтобы он был экстравертом, но он сказал, что он интроверт, или наоборот).

Таблица 6.2 Связь с ожидаемым и неожиданным поведением

Заявка на вакансию Экстравертный Интровертный
Астронавт 91 71
Подводник 71 45
Мы с большей вероятностью привлечем личную атрибуцию, когда поведение будет неожиданным.Цифры представляют собой процент экстравертных ответов, которые, по мнению участников, соискатель фактически одобрил бы, если бы он сказал полную правду. Участники с большей вероятностью поверили, что заявитель был более экстравертированным (91%) и более интровертированным (45%), когда он сказал, что , а не обладает личностными качествами, необходимыми для работы, чем когда он сказал, что он имел личностные качества, необходимые для работы. Данные взяты из Jones, Davis, and Gergen (1961).

Идея здесь в том, что заявления, которые были необычными или неожиданными (исходя из требований к должности), просто казались невозможными, поэтому участники действительно думали, что интервьюируемый говорит правду. С другой стороны, когда интервьюируемые делали заявления, которые соответствовали требованиям ситуации, было сложнее быть уверенным в том, что он говорил правду (возможно, он просто говорил эти вещи, потому что хотел получить работу). , и участники сделали более слабые личные приписывания его поведения.

Мы также можем упростить личную атрибуцию, если знаем, что у человека был выбор в поведении. Если человек предпочитает быть дружелюбным, даже в ситуациях, в которых он может не находиться, это, вероятно, означает, что он дружелюбен. Но если мы сможем определить, что он был вынужден проявить дружелюбие, это выяснить будет труднее. Я уверен, вы согласитесь с тем, что если бы вы увидели человека, направившего пистолет на другого человека, а затем вы увидели, что этот человек отдал свои часы и бумажник стрелявшему, вы не сделаете вывод, что этот человек был щедрым!

Джонс и Харрис (1967) предложили студентам-участникам исследования прочитать эссе, написанные другими студентами.Половина участников думала, что студенты выбрали темы для эссе, в то время как другая половина думала, что студентам эти темы назначил их профессор. Участники с большей вероятностью лично отнеслись к тому, что студенты действительно верили в сочинение, которое они писали, когда они выбирали темы, а не им были назначены темы.

Иногда человек может попытаться заставить других приписывать свое поведение себе, чтобы они казались более правдоподобными.Например, когда политик делает заявления в поддержку дела перед аудиторией, которая не согласна с ее позицией, политик будет рассматриваться как более приверженный ее убеждениям и может быть более убедительным, чем если бы он приводил тот же аргумент в перед публикой, которая, как известно, поддерживает ее взгляды. Опять же, идея основана на принципах атрибуции - если есть очевидная ситуационная причина для заявления (аудитория поддерживает взгляды политика), то личную атрибуцию (то, что политик действительно верит в то, что он говорит), сделать сложнее. .

Обнаружение ковариации между личностью и поведением

До сих пор мы рассматривали, как мы делаем личные атрибуции, когда у нас есть только ограниченная информация, то есть поведение, наблюдаемое только в один момент времени - женщина оставляет большие чаевые в ресторане, мужчина отвечает на вопросы на собеседовании. , или политик произносит речь. Но процесс атрибуции также происходит, когда мы можем наблюдать поведение человека в более чем одной ситуации. Конечно, мы можем узнать больше о щедрости Лесли, если она даст большие чаевые в разных ресторанах с разными людьми, и мы сможем больше узнать о убеждениях политика, наблюдая за речами, которые она произносит перед разной аудиторией с течением времени.

Когда у людей есть несколько источников информации о поведении человека, они могут делать атрибуции, оценивая взаимосвязь между поведением человека и социальным контекстом, в котором оно происходит. Один из способов сделать это - использовать принцип ковариации, который гласит, что данное поведение с большей вероятностью было вызвано ситуацией, если это поведение зависит (или изменяется) в зависимости от ситуации. Таким образом, наша работа состоит в том, чтобы изучать модели поведения человека в различных ситуациях, чтобы помочь нам сделать выводы о причинах такого поведения (Jones et al., 1987; Келли, 1967).

Исследования показали, что люди сосредотачиваются на трех видах ковариационной информации, когда они наблюдают за поведением других (Cheng & Novick, 1990).

  • Информация о согласованности . Ситуация кажется причиной поведения, если ситуация всегда вызывает поведение . Например, если я всегда начинаю плакать на свадьбах, то кажется, что свадьба - причина моих слез.
  • Информация об отличительности .Ситуация кажется причиной поведения, если поведение возникает, когда ситуация присутствует, но не когда ее нет . Например, если я плачу только на свадьбах, но не в другое время, то кажется, что свадьба является причиной моих слез.
  • Консенсусная информация . Ситуация кажется причиной поведения, если ситуация вызывает такое же поведение у большинства людей . Например, если многие люди плачут на свадьбах, то кажется, что свадьба является причиной моих (и других) слез.

Представьте, что ваша подруга Джейн любит встречаться с множеством разных парней, и вы наблюдали за ее поведением с каждым из этих парней с течением времени. Однажды ночью она идет на вечеринку с Джимми, где вы наблюдаете что-то необычное. Хотя Джейн пришла на вечеринку с Джимми, она полностью игнорирует его всю ночь. Она танцует с другими парнями и в конце концов уходит с вечеринки с кем-то другим. Это ситуация, которая может заставить вас задуматься о причине поведения Джейн (является ли она грубым человеком или это поведение вызвано больше Джимми?), И для которой вы можете использовать принцип ковариации, чтобы попытаться сделать некоторые выводы.

Согласно принципу ковариации, вы должны уметь определять причину поведения Джейн, рассматривая три типа информации о ковариации: последовательность, различимость и консенсус. Вы можете спросить, всегда ли Джейн так обращается с Джимми, когда встречается с ним. Если да, то у вас есть некоторая согласованная информация - ситуация (присутствие Джимми) всегда вызывает одно и то же поведение Джейн. Если вы заметили, что Джейн игнорирует Джимми больше, чем других мужчин, с которыми встречается, то у вас также есть отличительная информация - поведение проявляется только (или, по крайней мере, чаще или сильнее), когда присутствует социальная ситуация (Джимми).Наконец, вы можете также поискать согласованную информацию - если другие женщины, с которыми встречается Джимми, также относятся к нему таким образом, то опять же кажется, что причиной такого поведения является Джимми.

Рассмотрим еще один пример. Представьте, что ваш друг говорит вам, что он только что посмотрел новый фильм и что это лучший фильм, который он когда-либо видел. Когда вы задаетесь вопросом, следует ли вам приписывать эту ситуацию (фильм), вы, естественно, спросите о консенсусе - нравится ли фильм другим людям? Если да, то у вас есть положительная консенсусная информация о том, насколько хорош фильм.Но у вас, вероятно, также есть некоторая информация о том, как ваш друг смотрел фильмы с течением времени. Если вы похожи на меня, у вас, вероятно, есть друзья, которым нравится каждый фильм, который они смотрят; Если это так с этим другом, вы, вероятно, еще не настолько уверены в том, что это отличный фильм - в этом случае реакция вашего друга не будет отличительной. С другой стороны, если вашему другу не нравится большинство фильмов, которые он смотрит, но он любит этот, то отличительная черта сильна (поведение проявляется только в этой конкретной ситуации).Если это так, то вы можете быть более уверены в том, что фильм вызвал энтузиазм вашего друга. Следующей вашей мыслью может быть: «Я пойду сегодня вечером посмотрю этот фильм». Вы можете увидеть еще один пример использования информации о ковариации в Таблице 6.3 «Использование информации о ковариации».

Таблица 6.3 Использование информации о ковариации

Атрибуция Консенсус Самобытность Последовательность
Внешняя атрибуция (ситуации, в данном случае телешоу) более вероятна, если… Все мои друзья смеются над этим телешоу Билл больше смеется над этим телешоу Билл всегда смеется над этим телешоу больше, чем над другими сериалами
Внутренняя атрибуция (человеку, в данном случае Биллу) более вероятна, если… Очень немногие из моих друзей смеются над этим телешоу Билл смеется над этим телешоу так же сильно, как он смеется над другими телешоу Билл только иногда смеется над этим телешоу
В соответствии с принципом ковариации мы используем три источника информации, чтобы помочь нам определить, следует ли приписывать себя ситуации или человеку.В этом примере атрибуция либо личная (моему другу Биллу), либо ситуативная (к телешоу, которое мы смотрим).

Атрибуты успеха и неудач

Еще один раз, когда мы можем использовать наши способности причинной атрибуции, чтобы помочь нам определить причины событий, - это когда мы пытаемся определить, почему мы или другие преуспели или потерпели неудачу в решении задачи. Вспомните на мгновение тест, который вы прошли, или, возможно, другое задание, которое вы выполнили, и подумайте, почему вы его выполнили хорошо или плохо.Затем посмотрите, отражают ли ваши мысли то, что Бернард Вайнер (1985) считал важными факторами в этом отношении.

Вайнера интересовало, как мы определяем причины успеха или неудачи, потому что он чувствовал, что эта информация особенно важна для нас: точное определение того, почему мы преуспели или потерпели неудачу, поможет нам увидеть, какие задачи мы уже хорошо выполняем, а какие нам нужны. работать над улучшением. Вайнер также предложил, чтобы мы делали эти определения, задействовав причинную атрибуцию, и чтобы результаты нашего процесса принятия решений были связаны либо с человеком («Я добился успеха / потерпел неудачу из-за моих личных характеристик»), либо с ситуацией («Я удалось / не удалось из-за какой-то ситуации »).

Анализ

Вайнера показан на Рисунке 6.5 «Атрибуция успеха и неудачи». Согласно Вайнеру, успех или неудача можно рассматривать как исходящие от личных причин (способности или мотивация) или от ситуационных причин (удача или сложность задачи). Однако он также утверждал, что эти личные и ситуативные причины могут быть либо стабильными (менее вероятно, что они изменятся со временем), либо нестабильными (с большей вероятностью будут меняться с течением времени).

Если вы хорошо справились с тестом, потому что вы действительно умны, то это личная и стабильная атрибуция способности .Это явно что-то, что вызвано лично вами, и это также стабильная причина - вы умны сегодня и, вероятно, будете умны в будущем. Однако если вы добились большего, потому что усердно учились, то это успех благодаря мотивации . Это опять-таки личное (вы учились), но оно также нестабильно (хотя вы очень усердно готовились к этому тесту, вы можете не так усердно работать для следующего). Вайнер рассматривал сложность задачи как ситуативную причину - вы могли успешно пройти тест, потому что это было легко, и он предположил, что следующий тест, вероятно, будет легким и для вас (т.е., что задача, какой бы она ни была, всегда либо трудная, либо легкая). Наконец, Вайнер считал успех удачей (вы правильно угадали много ответов) ситуативной причиной, но более нестабильной, чем сложность задачи.

Оказывается, что, хотя атрибуции Вайнера не всегда идеально подходят (например, сложность задачи может иногда меняться со временем и, таким образом, быть, по крайней мере, несколько нестабильной), четыре типа информации довольно хорошо отражают типы атрибуции, которые люди делают для успеха и отказ.

Верны ли наши авторства?

Мы увидели, что человеческое восприятие помогает нам успешно взаимодействовать с другими. Если мы сможем выяснить, почему наш сосед по комнате сердится на нас, мы сможем отреагировать соответствующим образом, чтобы решить проблему; и если мы сможем определить, почему мы так плохо справились с последним тестом по психологии, мы можем попытаться подготовиться по-другому, чтобы лучше справиться со следующим тестом. Поскольку успешная навигация в социальном мире основана на точности, мы можем ожидать, что наши навыки атрибуции будут довольно хорошими.Однако, хотя люди достаточно точны в своих атрибутах - мы могли бы, пожалуй, сказать, что они «достаточно хороши» (Fiske, 2003), - они далеки от совершенства. Фактически (и я сомневаюсь, что это вас удивит), причинные атрибуции подвержены тем же типам предубеждений, что и любые другие типы социальных суждений. Давайте рассмотрим некоторые из причин, по которым наша атрибуция может ошибаться.

Преувеличение роли человека

Одна из причин, по которой наша атрибуция является необъективной, заключается в том, что мы часто слишком быстро приписываем поведение других людей чему-то личному в них, а не чему-то в их ситуации.Это классический пример общей человеческой склонности недооценивать, насколько на самом деле важна социальная ситуация для определения поведения. Это предубеждение происходит двумя способами. Во-первых, мы слишком склонны делать сильные личные приписывания, чтобы объяснить поведение, которое мы наблюдаем за другими. То есть мы с большей вероятностью скажем «Лесли оставила большие чаевые, поэтому она должна быть щедрой», чем «Лесли оставила чаевые». большой совет, но, возможно, это было потому, что она пыталась произвести впечатление на своих друзей ». Во-вторых, мы также склонны делать более личные приписывания поведения других (мы склонны говорить «Лесли - щедрый человек»), чем мы сами (мы склонны говорить: «Я щедр в одних ситуациях, но не в других» ).Давайте рассмотрим по очереди каждое из этих предубеждений (фундаментальная ошибка атрибуции и разница между актером и наблюдателем ).

Когда мы объясняем поведение других, мы склонны переоценивать роль личных факторов и упускать из виду влияние ситуаций . На самом деле такая тенденция настолько распространена, что известна как фундаментальная ошибка атрибуции (систематическая ошибка соответствия).

В ходе одной демонстрации фундаментальной ошибки атрибуции Линда Скитка и ее коллеги (Скитка, Маллен, Гриффин, Хатчинсон и Чемберлин, 2002) предложили участникам прочитать краткую историю о профессоре, который выбрал двух студентов-добровольцев, чтобы они подошли к класс для участия в викторине.Было описано, что учащихся случайным образом назначали на роль викторины или участника, вытягивая соломинку. Мастера опроса попросили составить пять вопросов на основе его идиосинкразических знаний с условием, что он знает правильный ответ на все пять вопросов.

Джо (ведущий викторины) впоследствии задал свои вопросы другому студенту (Стэну, участнику). Например, Джо спросил: «Какой закадычный друг-ковбойский киноактер Смайли Бернетт?» Стэн выглядел озадаченным и наконец ответил: «Я действительно не знаю.Единственный ковбой из фильма, который мне приходит в голову, - это Джон Уэйн ». Джо задал четыре дополнительных вопроса, а Стэн ответил правильно только на один из пяти вопросов. После прочтения истории студентов попросили высказать свое мнение об интеллекте Стэна и Джо.

Если вы подумаете о настройке здесь, вы заметите, что профессор создал ситуацию, которая может иметь большое влияние на результаты. Джо, ведущий викторины, имеет огромное преимущество, потому что ему нужно выбирать вопросы.В результате участнику сложно ответить на вопросы. Но осознавали ли участники, что ситуация стала причиной результатов? Они не. Скорее, студенты оценили Джо как значительно более умного, чем Стэн. Вы можете себе представить, что Джо просто казался ученикам действительно умным; в конце концов, он знал все ответы, тогда как Стэн знал только один из пяти. Но конечно это ошибка. Разница была вызвана вовсе не личными факторами, а полностью ситуацией - Джо использовал свой личный запас эзотерических знаний, чтобы создавать самые сложные вопросы, которые он мог придумать.Наблюдатели допустили фундаментальную ошибку атрибуции и недостаточно учли ситуативное преимущество викторины.

Фундаментальная ошибка атрибуции связана с предвзятым отношением к тому, насколько легко и часто мы делаем личные атрибуции другим, а не ситуативные. Другой, похожий способ, которым мы переоцениваем силу личности, заключается в том, что мы склонны делать больше личных приписываний поведения других, чем самих себя, и делать более ситуативные приписывания нашему собственному поведению, чем поведению других .Это известно как различие между актером и наблюдателем (Nisbett, Caputo, Legant, & Marecek, 1973; Pronin, Lin, & Ross, 2002). Когда нас спрашивают о поведении других людей, мы, как правило, быстро приписываем черты характера («О, Сара, она действительно застенчивая»). С другой стороны, когда мы думаем о себе, мы с большей вероятностью примем во внимание ситуацию - мы склонны говорить: «Ну, я стесняюсь на уроках психологии, но с моими друзьями по бейсболу я не в себе. все стесняются. " Когда наша подруга ведет себя услужливо, мы, естественно, верим, что она дружелюбный человек; с другой стороны, когда мы ведем себя таким же образом, мы понимаем, что может быть много других причин, по которым мы сделали то, что сделали.

Возможно, вы сможете почувствовать разницу между актером и наблюдателем, пройдя следующую короткую викторину. Во-первых, подумайте о человеке, которого вы знаете - о своей маме, соседе по комнате или о ком-то из одного из ваших классов. Затем в каждой строке обведите, какой из трех вариантов лучше всего описывает его или ее личность (например, является ли личность более энергичной, расслабленной или это зависит от ситуации?). Затем ответьте на вопросы еще раз, но на этот раз о себе.

1. Энергетик Расслабленный Зависит от ситуации
2. Скептик Доверяя Зависит от ситуации
3. Тихий Разговорчивый Зависит от ситуации
4. интенсивный Штиль Зависит от ситуации

Ричард Нисбетт и его коллеги (Nisbett, Caputo, Legant, & Marecek, 1973) предложили студентам колледжа выполнить именно эту задачу - они сделали это для себя, для своего лучшего друга, для своего отца и для ведущего новостей Уолтера Кронкайта.Как вы можете видеть в Таблице 6.4 «Различие между актером и наблюдателем», участники чаще проверяли одно из двух черт характера для других людей, чем для себя, и чаще отмечали «зависит от ситуации» для себя, чем для себя. для другого человека - это разница между актером и наблюдателем.

Таблица 6.4 Разница между актером и наблюдателем

Термин признака Зависит от ситуации
Собственная 11.92 8,08
Лучший друг 14,21 5,79
Отец 13,42 6,58
Уолтер Кронкайт 15,08 4,92
В этой таблице показано среднее количество раз (из 20), когда участники отметили термин «черта» (например, «энергичный» или «разговорчивый»), а не «зависит от ситуации», когда их просили описать личности. самих себя и других людей.Вы можете увидеть разницу между актером и наблюдателем. Участники значительно чаще отметили «в зависимости от ситуации» для себя, чем для других. Данные взяты из Nisbett, Caputo, Legant, and Marecek (1973).

Подобно фундаментальной ошибке атрибуции, различие между действующим лицом и наблюдателем отражает нашу склонность преувеличивать личные объяснения поведения других людей. Однако недавний метаанализ (Malle, 2006) показал, что различие между действующим лицом и наблюдателем может быть не таким сильным, как фундаментальная ошибка атрибуции, и может иметь место только у некоторых людей.

Тенденция преувеличивать личные приписывания, кажется, возникает по нескольким причинам. Одна из причин заключается просто в том, что другие люди играют важную роль в нашем социальном окружении. Когда я смотрю на вас, я вижу вас как свою точку зрения, поэтому я, вероятно, сделаю личные приписывания о вас. Это просто, потому что я смотрю прямо на тебя. Когда я смотрю на то, как Лесли дает большие чаевые, я вижу ее - и поэтому решаю, что именно она стала инициатором действия. Однако когда я думаю о собственном поведении, я не вижу себя, а больше сосредоточен на своей ситуации.Я понимаю, что не только я, но и разные ситуации, в которых я нахожусь, определяют мое поведение. Я помню другие случаи, когда я не давал больших чаевых, и поэтому пришел к выводу, что мое поведение вызвано больше ситуацией, чем моей основной личностью. Фактически, исследования показали, что мы склонны приписывать больше личных качеств людям, за которыми мы непосредственно наблюдаем в нашей среде, чем другим людям, которые являются частью ситуации, но за которыми мы не наблюдаем напрямую (Taylor & Fiske, 1975).

Вторая причина тенденции делать так много личных приписываний состоит в том, что их просто сделать проще, чем ситуативные приписывания. На самом деле кажется, что личные приписывания производятся спонтанно, без каких-либо усилий с нашей стороны и даже на основе очень ограниченного поведения (Newman & Uleman, 1989; Uleman, Blader, & Todorov, 2005). Личная атрибуция просто приходит в голову раньше, чем ситуативная.

В-третьих, личные приписывания также доминируют, потому что нам нужно их создавать, чтобы понять ситуацию.То есть мы не можем сделать ни личную атрибуцию (например, «Лесли щедра»), ни ситуативную атрибуцию («Лесли пытается произвести впечатление на своих друзей»), пока мы сначала не определим поведение как великодушное («Оставив это большие чаевые - это щедрый поступок »). В итоге мы начинаем с личной атрибуции («щедрость») и только позже пытаемся исправить или скорректировать наше суждение («О, - мы думаем, - возможно, это действительно была ситуация, которая заставила ее это сделать»).

Корректировка наших суждений обычно требует больше усилий, чем вынесение первоначального суждения, и зачастую такой корректировки недостаточно.Мы с большей вероятностью совершим фундаментальную ошибку атрибуции - быстро придем к выводу, что поведение вызвано основной личностью - когда мы устали, отвлечены или заняты другими делами (Geeraert, Yzerbyt, Corneille, & Wigboldus, 2004; Gilbert, 1989; Trope & Alfieri, 1997).

Надеюсь, вы могли заметить, что здесь применяется важная мораль о восприятии других: Мы не должны слишком быстро судить других людей! Легко думать, что бедные люди ленивы, что люди, причиняющие вред кому-то другому, злые, а люди, которые говорят что-то резкое, грубые или недружелюбные.Но эти приписывания часто могут переоценивать роль человека. Иногда это может приводить к чрезмерно жестким оценкам людей, которые на самом деле их не заслуживают - мы склонны обвинять жертву , даже в событиях, которые они не могут контролировать (Lerner, 1980). Иногда люди ленивы, злы или грубы, но они также могут быть жертвами ситуаций. Когда вы обнаружите, что делаете сильную личную атрибуцию поведения других, ваш опыт работы в качестве социального психолога должен побудить вас остановиться и подумать более тщательно: хотите ли вы, чтобы другие люди лично приписывали ваше поведение в той же ситуации, или вы предпочитаете, чтобы они более полно учитывали ситуацию вокруг вашего поведения? Возможно, вы делаете основную ошибку атрибуции?

Самостоятельная атрибуция

Вы можете вспомнить, что процесс установления причинной атрибуции должен осуществляться осторожным, рациональным и даже научным образом.Но это предположение оказывается, по крайней мере частично, неверным. Наши приписывания иногда искажаются аффектом - особенно фундаментальным желанием улучшить себя. Хотя нам хотелось бы думать, что мы всегда рациональны и точны в своих атрибуциях, мы часто склонны искажать их, чтобы почувствовать себя лучше. Эгоистичные атрибуции - это атрибутов, которые помогают нам удовлетворить наши желания видеть себя позитивно (Mezulis, Abramson, Hyde, & Hankin, 2004).

Я заметил, что иногда делаю самоусиливающиеся атрибуты.Если мои ученики хорошо сдают один из моих экзаменов, я лично приписываю им их успехи («В конце концов, я отличный учитель!»). С другой стороны, когда мои ученики плохо сдают экзамен, я склоняюсь к ситуативной атрибуции - я виню их за неудачу («Почему вы, ребята, не учились усерднее?»). Вы можете видеть, что этот процесс явно не тот тип научного, рационального и осторожного процесса, которому, по мнению теории атрибуции, я должен следовать. Это несправедливо, хотя я чувствую себя лучше.Однако, если бы я действительно действовал как ученый, я бы заранее определил, что является причиной хороших или плохих оценок за экзамен, и сделал бы соответствующую атрибуцию независимо от результата.

Возможно, вы заметили, что тоже делаете эгоистичную атрибуцию. Возможно, вы обвинили другого водителя в аварии, в которой вы оказались, или обвиняли в разрыве отношений своего партнера, а не себя. Или, возможно, вы признали (внутреннюю) за свои успехи, но возложили вину за свои неудачи на внешние причины.Если эти суждения были несколько менее точными, даже если они принесли вам пользу, то они действительно корыстны.

Ключевые выводы

  • Причинная атрибуция - это процесс попытки определить причины поведения людей.
  • Атрибуция связана с личными или ситуативными причинами.
  • Легче приписывать личные данные, когда поведение необычно или неожиданно и когда люди, как считается, решили им заниматься.
  • Принцип ковариации предполагает, что мы используем информацию о согласованности, информацию о различиях и согласованную информацию, чтобы делать выводы о причинах поведения.
  • Согласно Бернарду Вайнеру, успех или неудача можно рассматривать как происходящие из личных причин (способности и мотивация) или ситуативных причин (удача и сложность задачи).
  • Наши навыки атрибуции «достаточно хороши», но не идеальны. Примерами ошибок в каузальной атрибуции являются фундаментальная ошибка атрибуции, различие между действующим лицом и наблюдателем и тенденция к корыстной атрибуции.

Упражнения и критическое мышление

  1. Опишите время, когда вы использовали причинную атрибуцию, чтобы сделать вывод о личности другого человека.Каков был результат процесса атрибуции? Как вы думаете, атрибуция была точной?
  2. Рассмотрим случай, когда вы приписали свой успех или неудачу. Как ваш анализ ситуации соотносился с идеями Вайнера об этих процессах?
  3. Опишите время, когда вы или кто-то из ваших знакомых допустили фундаментальную ошибку атрибуции, разницу между действующим лицом и наблюдателем или корыстную атрибуцию. Каков был результат ошибки для вас или другого человека?

Список литературы

Ченг, П.У. и Новик Л. Р. (1990). Вероятностная контрастная модель причинной индукции. Журнал личности и социальной психологии, 58 (4), 545–567.

Фиске, С. Т. (2003). Социальные существа . Хобокен, Нью-Джерси: Джон Уайли и сыновья.

Гираерт, Н., Изербит, В. Ю., Корнель, О., и Вигболдус, Д. (2004). Возвращение диспозиционализма: о лингвистических последствиях диспозиционного подавления. Журнал экспериментальной социальной психологии, 40 (2), 264–272.

Гилберт, Д. Т. (Ред.). (1989). Легко думать о других: автоматические компоненты процесса социального вывода . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

Heider, F. (1958). Психология межличностных отношений . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.

Джонс, Э. Э., и Харрис, В. А. (1967). Атрибуция отношений. Журнал экспериментальной социальной психологии, 3 (1), 1–24.

Джонс, Э. Э., Дэвис, К. Э. и Герген, К.Дж. (1961). Варианты ролевой игры и их информационная ценность для восприятия человека. Журнал аномальной и социальной психологии, 63 (2), 302–310.

Jones, E. E., Kanouse, D. E., Kelley, H.H., Nisbett, R.E., Valins, S., & Weiner, B. (Eds.). (1987). Атрибуция: понимание причин поведения . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.

Келли, Х. Х. (1967). Теория атрибуции в социальной психологии. В Д. Левине (ред.), , Небраска, симпозиум по мотивации (т.15. С. 192–240). Линкольн, NE: Университет Небраски Press.

Лернер, М. Дж. (1980). Вера в справедливый мир: фундаментальное заблуждение . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пленум.

Малле, Б. Ф. (2006). Асимметрия актера и наблюдателя в атрибуции: (удивительный) метаанализ. Психологический бюллетень, 132 (6), 895–919.

Мезулис, А. Х., Абрамсон, Л. Ю., Хайд, Дж. С., и Ханкин, Б. Л. (2004). Существует ли универсальная предвзятость в атрибуции? Метааналитический обзор индивидуальных, возрастных и культурных различий в корыстной атрибуционной предвзятости. Психологический бюллетень, 130 (5), 711–747.

Ньюман, Л. С., и Улеман, Дж. С. (1989). Спонтанный вывод личностных качеств. В Дж. С. Улеман и Дж. А. Барг (ред.), Непреднамеренная мысль (стр. 155–188). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

Nisbett, R.E., Caputo, C., Legant, P., & Marecek, J. (1973). Поведение глазами актера и наблюдателя. Журнал личности и социальной психологии, 27 (2), 154–164.

Пронин, Э., Лин, Д. Ю., и Росс, Л. (2002). Слепое пятно предвзятости: восприятие предвзятого отношения к себе по сравнению с другими. Бюллетень личности и социальной психологии, 28 (3), 369–381.

Скитка, Л. Дж., Маллен, Э., Гриффин, Т., Хатчинсон, С., и Чемберлин, Б. (2002). Диспозиции, сценарии или мотивированные исправления? Понимание идеологических различий в объяснении социальных проблем. Журнал личности и социальной психологии, 83 (2), 470–487.

Тейлор, С. Э., и Фиск, С.Т. (1975). Точка зрения и представления о причинно-следственной связи. Журнал личности и социальной психологии, 32 (3), 439–445.

Trope, Y., & Alfieri, T. (1997). Легкость и гибкость диспозиционных процессов суждения. Журнал личности и социальной психологии, 73 (4), 662–674.

Улеман, Дж. С., Блейдер, С. Л., и Тодоров, А. (ред.). (2005). Неявные впечатления . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Вайнер, Б.(1985). Атрибуционная теория мотивации достижения и эмоции. Психологическое обозрение, 92 , 548–573.

Причинно-следственные связи начала заболевания и рецидива у пациентов с системным васкулитом

Abstract

Цели

Пациенты различаются по своим убеждениям в отношении причины серьезного заболевания. Влияние этих убеждений на пациентов с системным васкулитом неизвестно. Это исследование было направлено на описание причинно-следственных связей о начале заболевания и рецидивах системного васкулита, а также на изучение того, различаются ли причинные убеждения а) в зависимости от типа васкулита; и б) связаны с отрицательными последствиями для здоровья.

Методы

Пациенты с васкулитом были набраны для заполнения онлайн-анкеты. Категории причинных убеждений оценивались с помощью Пересмотренного опросника восприятия болезни (IPQ-R). Различия в представлениях о начале заболевания и рецидивах сравнивались при различных формах васкулита. Причинно-следственные убеждения оценивались в связи с несколькими последствиями для здоровья, включая утомляемость, функциональные нарушения и личное понимание состояния.

Результаты

692 пациента с 9 формами васкулита заполнили анкету.Большинство (90%) пациентов имели представления о причине своей болезни. Причинно-следственные связи сильно варьировались, но измененный иммунитет и стресс были наиболее часто согласованными причинными убеждениями. Частоты причинно-следственных представлений были поразительно похожи при разных формах васкулита, за некоторыми заметными исключениями, в первую очередь с болезнью Бехчета. Мнения о причинах начала болезни и рецидива разошлись. Конкретные представления о начале болезни и рецидивах были слабо связаны с утомляемостью, функциональными нарушениями и пониманием состояния.

Заключение

Убеждения пациентов относительно причины системного васкулита сильно различаются. Образцы причинных убеждений связаны с важными негативными последствиями для здоровья. Клиницисты, лечащие пациентов с васкулитом, должны помнить об этих ассоциациях и задавать вопросы о причинных убеждениях пациентов.

Ключевые слова: причинно-следственные связи, восприятие болезни, васкулит

ВВЕДЕНИЕ

Первичные системные васкулиты - это группа редких, опасных для жизни заболеваний неизвестной причины.Воспаление кровеносных сосудов характеризует васкулит, и преимущественное поражение мелких, средних или крупных артерий помогает различать множество различных форм болезни 1 . Хотя симптомы и паттерны поражения систем органов могут различаться в зависимости от типа васкулита, все пациенты с васкулитом должны справляться как со значительным бременем болезни, так и с побочными эффектами, связанными с лечением, каждый из которых может значительно ухудшить психологическое благополучие и качество жизни 2, 3 .Васкулит обычно проявляется в начале острого и тяжелого события, которое требует высокоэффективной иммуносупрессивной терапии в качестве меры по спасению жизни или сохранению органов. Несмотря на достижения в области медикаментозной терапии, способствующей ремиссии заболевания, у большинства пациентов с васкулитом будет наблюдаться один или несколько рецидивов заболевания 4,5 . Рецидивы часто приводят к большему повреждению органов, могут быть фатальными и могут возникать на любом этапе болезни, даже после нескольких лет устойчивой ремиссии 6,7 .

Убеждения пациентов о причине их болезни были связаны с эмоциональным благополучием, здоровым поведением, качеством жизни и пониманием болезни 8,9 . Хотя причинно-следственные связи при системном васкулите формально не оценивались, данные о других опасных для жизни заболеваниях предполагают, что пациенты с большей вероятностью будут искать причинные объяснения более тяжелых заболеваний или случаев, когда течение заболевания одновременно непредсказуемо и неконтролируемо.Теория причинной атрибуции, предложенная Вайнером, утверждает, что причинные убеждения значимы, потому что они способствуют последующим выводам, которые пациенты будут делать о своих действиях в отношении исхода их болезни 11 . Следовательно, причинно-следственные связи могут дать важную информацию о когнитивной и поведенческой мотивации человека, чтобы выздороветь и принять участие в терапевтических и профилактических мерах по охране здоровья 12 .

Основная цель этого исследования заключалась в оценке причинно-следственной связи как начала заболевания, так и рецидива у пациентов с 9 различными формами васкулита.Дополнительная цель исследования заключалась в том, чтобы определить, обсуждали ли пациенты с васкулитом причинно-следственные связи с врачом и насколько такие обсуждения были желательными и полезными для пациента.

МЕТОДЫ

Образец исследования

Пациенты были набраны из контактного реестра Консорциума клинических исследований васкулита (VCRC) для заполнения онлайн-анкеты. Реестр контактов VCRC - это онлайн-ресурс с международным охватом, который можно использовать для проведения клинических исследований васкулита (http: // rarediseasesnetwork.org / vcrc / registry). Чтобы присоединиться к регистру, пациенты идентифицируют себя как имеющие определенную форму васкулита. Данные, полученные от врачей, не были доступны для диагностического подтверждения. Пациенты были исключены, если они были моложе 18 лет. Первоначальный опрос был разослан по электронной почте членам контактного реестра VCRC в ноябре 2011 года. Два отдельных письма с напоминанием были отправлены с интервалом в три недели, и набор участников исследования был закрыт в январе 2012 года. Утверждение этических норм было предоставлено Советом по институциональной проверке Университета Южной Флориды.

Была записана демографическая информация, включая возраст, пол, расу, этническую принадлежность, наивысший уровень образования и годовой доход. Характеристики заболевания оценивались на основании самоотчета и включали статус заболевания (активный или ремиссия), продолжительность заболевания (непрерывная переменная), тяжесть заболевания (определяемая категорично как наличие в анамнезе по крайней мере 1 заранее определенного органа или опасного для жизни симптома) и анамнез рецидив.

Оценка причинно-следственных связей

Всех пациентов, участвовавших в исследовании, спросили, есть ли у них представления о том, что вызвало их васкулит, и обсуждали ли они эти убеждения с врачом.Респондентов, которые обсуждали свои убеждения с медицинским работником, спрашивали, было ли это обсуждение полезным и уважал ли медицинский работник их убеждения. Респондентов, которые не обсуждали свои убеждения с врачом, спрашивали, будет ли полезно обсуждение убеждений, хотят ли они обсудить свои убеждения и не стесняются ли они обсуждать эти убеждения. Ответы на эти вопросы были закодированы как «да» или «нет».

Для оценки категорий причинно-следственных связей использовалась пересмотренная версия Анкеты восприятия болезней (IPQ-R). 13 .IPQ-R был разработан в соответствии с моделью восприятия болезни, основанной на здравом смысле, которая утверждает, что пациенты последовательно структурируют восприятие болезни по общим параметрам 14 . В рамках IPQ-R оцениваются девять измерений когнитивных представлений или убеждений о любом заболевании, включая раздел о причинной атрибуции. Было установлено, что IPQ-R обладает хорошей внутренней надежностью, распознаванием и прогностической достоверностью 13 . Пациенты были проинструктированы высказывать «свое собственное мнение о факторах, вызвавших ваше заболевание, а не то, что вам могли предложить другие, включая врачей и членов семьи.Затем пациентов просили указать уровень согласия с 18 указанными категориями причинных убеждений по шкале 1 - категорически не согласен; 2 - не согласен; 3 - ни согласен, ни не согласен; 4 - согласен; и 5 - полностью согласен.

IPQ-R использовался во многих группах пациентов и может быть модифицирован для конкретного заболевания 13 . Учитывая частый рецидивирующий характер васкулита, IPQ-R был изменен для этого исследования, чтобы оценить причинно-следственные предположения как о начале заболевания, так и о рецидиве.Те же 18 пунктов причинных убеждений были оценены на предмет возникновения болезни и рецидива, а дополнительные 3 пункта убеждений («перестал принимать лекарства», «изменение моих лекарств» и «изменение погоды») оценивались только на предмет рецидива. Дополнительные элементы убеждений были выбраны потому, что пациенты с другими ревматическими заболеваниями часто сообщают, что эти убеждения являются причиной рецидива болезни 9 . Только пациенты, которые сообщили, что в анамнезе имелся хотя бы один рецидив заболевания, были опрошены о убеждениях, связанных с рецидивом.

Оценка результатов

Усталость

Утомляемость широко распространена при васкулите 15,16 и оценивается пациентами как одно из наиболее серьезных обременений болезни 17 . Для количественной оценки утомляемости использовалась многомерная инвентаризация усталости (MFI-20) 18 . MFI-20 использовался при различных заболеваниях для оценки 5 областей утомляемости. Было показано, что область «общей усталости» лучше всего дифференцирует пациентов с васкулитом от здоровых людей из контрольной группы 19 .Область «общая усталость» MFI-20 состоит из 4 вопросов, оцениваемых по 5-балльной шкале Лайкерта. Более высокие баллы по MFI-20 указывают на большую степень ощущаемой усталости.

Функциональное нарушение

Три подшкалы Общего обследования состояния здоровья (MOS) были использованы для измерения функционирования 20 . «Физическое» функционирование, определяемое такими видами деятельности, как подъем по лестнице и ходьба на один блок, оценивалось ответами на 6 пунктов, каждый из которых оценивался по 3-балльной шкале («ограничено более 3 месяцев», «ограничено 3 месяцами или менее. »,« Совсем не ограничен »).«Ролевое» функционирование, определяемое способностью выполнять учебу, работу по дому или связанные с работой задачи, оценивалось ответами на два пункта, каждый из которых оценивался по 3-балльной шкале («ограничено более 3 месяцев» - «не ограничено». вообще"). «Социальное» функционирование оценивалось с помощью 1 пункта, в котором задавался вопрос , как часто за последний месяц васкулит ограничивал вашу социальную активность (например, посещение друзей или близких родственников) с ответами, записанными по 6-балльной шкале (в диапазоне от «ни один из время »на« все время »).Более высокие баллы по субшкалам MOS указывают на худшие уровни функционирования.

Согласованность болезни

Область «когерентности болезни» в IPQ-R использовалась для оценки воспринимаемого понимания каждым участником своего состояния 13 . Связанность болезни оценивалась по 5-балльной шкале по 5-балльной шкале, соответствующей уровню согласия (от 1-категорически не согласен до 5-полностью согласен) в ответ на такие утверждения, как «мой васкулит не имеет для меня никакого смысла». »И« У меня есть четкое представление о моем васкулите ».Более высокие баллы в области когерентности заболевания свидетельствуют о повышенном восприятии васкулита.

Статистический анализ

Средние баллы по каждому элементу причинных убеждений в IPQ-R были рассчитаны для атрибуции, связанной с началом болезни и рецидивом. Был рассчитан процент респондентов, которые выразили согласие («согласен» или «полностью согласен») с определенным элементом убеждения. Средние баллы по каждому элементу убеждений, оцениваемых для начала заболевания и рецидива, сравнивали с использованием парных t-критериев с поправкой Бонферрони, применяемой для корректировки множественных сравнений 21 .Поскольку сравнивались 18 пунктов, для определения порога статистической значимости в этих сравнениях использовалось значение p <0,003. В соответствии с рекомендациями разработчиков IPQ-R был проведен факторный анализ, чтобы потенциально уменьшить количество причинных элементов убеждения 13,22 . Был проведен анализ основных компонентов с ротацией варимакс, и были описаны последующие факторные нагрузки для отдельных элементов и их факторов. Паттерны загрузки факторов для причинно-следственных связей, связанных с началом болезни и рецидивом, были изучены отдельно.Внутренняя надежность для каждого фактора была рассчитана с использованием альфы Кронбаха. Различия в средних показателях IPQ-R для отдельных причинных пунктов убеждения или факторов сравнивались между различными типами васкулита с использованием одностороннего дисперсионного анализа (ANOVA) с апостериорными тестами Шеффе. В этот сравнительный анализ были включены только те типы васкулита, при которых не менее 30 пациентов прошли обследование, а значение p <0,05 определяло статистическую значимость. Для любых выявленных различий в убеждениях по типу васкулита корректировки с учетом потенциальных демографических и клинических факторов были выполнены с использованием моделей линейной регрессии.Корреляции между элементами или факторами причинных убеждений и баллами MFI-20, функциональными баллами MOS (физическими, социальными и ролевыми) и баллами в области когерентности болезни IPQ-R оценивали с использованием коэффициента корреляции Пирсона. Для учета множественных сравнений результатов применялась поправка Бонферрони. Поскольку были оценены 5 исходов, для определения статистической значимости для этих анализов использовалось значение p <0,01.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Характеристики пациента

Характеристики субъектов отображаются в.Обследование прошли шестьсот девяносто два пациента с девятью различными типами васкулитов. Различные типы васкулита мелких сосудов [гранулематоз с полиангиитом (GPA, Wegener’s), микроскопический полиангиит (MPA), эозинофильный гранулематоз с полиангиитом (EGPA, Churg-Strauss), васкулит IgA (пурпура Геноха-Шонлейна)]; средний vascultiis сосуд [узелковый полиартериит (PAN)]; и васкулит крупных сосудов [гигантоклеточный артериит (ГКА), артериит Такаясу (ТАК)] были представлены 1 .Также были представлены другие типы васкулита без явной предрасположенности к определенному размеру сосудов, включая васкулит центральной нервной системы (васкулит ЦНС) и болезнь Бехчета (BD).

Таблица 1

Характеристики участников

Васкулит центральной нервной системы 900 47 ) 9059 4

0 долларов США 385 000 75000 750000

Васкулит
Тип
N (% когорты)
Болезнь Бехчета 48 (7)
12 (2)
Эозинофильный гранулематоз с полиангиитами 121 (17)
Гигантоклеточный артериит 3247 (5) Гранулематоз с полиангиитом 332 (48)
IgA васкулит 12 (2)
Микроскопический полиангиит 900 Узелковый полиартериит 36 (5)
Артериит Такаясу 57 (8)
Всего 692

Возраст - лет (медиана, диапазон) 5499 ( 18–86)

Женский пол (%) 70

Раса (%)
Кавказский 89
Азиатский 2
Афроамериканец 2
Другой 7

Этническая принадлежность (% иностранцев) 97

Высший уровень образования (%)
Нет диплома об окончании средней школы 2
Выпускник средней школы 32
Выпускник колледжа 30
Высшее образование

Годовой доход
Менее 25000 долларов США 10
25000 долларов США - 74,999 долларов США 36
Предпочитаю не отвечать 16

Место рождения (%)
США 68
Европа 16
л в Америке 10
Другое 6

Длительность заболевания - лет (медиана, диапазон) 7 (0–41)

Активность заболевания (% активности) 55

Степень заболевания (% тяжелая) 46

По крайней мере 1 рецидив (% да ) 72

Большинство пациентов сообщили о диагнозе GPA, и более 30 пациентов были набраны для каждого типа васкулита, за исключением васкулита ЦНС и васкулита IgA.Большинство пациентов составляли женщины (70%), европеоиды (89%), родившиеся в США (68%), выпускники колледжей (66%) и люди старше 50 лет. Большинство пациентов сообщили о продолжительности заболевания несколько лет во время участия в исследовании. Об активном заболевании сообщили 55% пациентов, а в анамнезе по крайней мере одно тяжелое проявление заболевания сообщили 46% пациентов. Большинство пациентов (72%) сообщили по крайней мере об одном рецидиве заболевания.

Обсуждение причинно-следственных связей с врачом

Из 692 пациентов, участвовавших в исследовании, 90% имели представления о том, что вызвало их васкулит.Шестьдесят процентов этих пациентов обсуждали причинно-следственные связи с врачом. Из тех, кто обсуждал свои убеждения, 59% сочли обсуждение полезным, а 75% сочли, что поставщик медицинских услуг уважает их убеждения. Из 30% пациентов, которые имели причинно-следственные убеждения, но не обсуждали свои убеждения с врачом, 49% хотели обсудить свои убеждения, 41% считали, что такое обсуждение было бы полезным, а 16% стеснялись обсуждать свои убеждения. Пациенты, которые обсуждали со своим врачом причинно-следственные убеждения, имели значительно более высокие средние баллы в области согласованности болезни IPQ-R, чем те, кто не обсуждал свои убеждения (3.5 против 3,2; p <0,01), что указывает на лучшее понимание своего состояния.

Категории причинных убеждений

Распределение ответов для каждого элемента причинных убеждений отображается в. «Измененный иммунитет» и «стресс или беспокойство» были наиболее часто согласованными причинно-следственными связями как для начала болезни, так и для рецидива, при этом большинство респондентов одобряли эти убеждения. «Смена лекарств» часто считалась причиной рецидива. Ответы на 9 из 18 вопросов значительно различались в зависимости от причинно-следственных связей, связанных с началом болезни и рецидивом.«Случайность или неудача» и «загрязнение окружающей среды» были более сильными причинами возникновения болезни. «Диета или пищевые привычки», «плохое медицинское обслуживание», «мое собственное поведение», «мое психологическое состояние», «семейные проблемы», «переутомление» и «мое эмоциональное состояние» были более серьезными причинами рецидива. Пациенты, которые обсуждали причинные убеждения со своим врачом, значительно реже связывали начало болезни и рецидив со случайностью по сравнению с пациентами, которые никогда не обсуждали свои убеждения (p <0.01), но частота других причинных атрибутов была аналогичной.

Таблица 2

Категории причинной атрибуции при системном васкулите

ВОЗНИКНОВЕНИЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ
n = 692
ПЕРЕВОЗКАНИЕ
n = 498
НАБЛЮДЕНИЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ
по сравнению с
Причинно-следственная связь
Среднее (SD) % Согласен Среднее (SD) % Согласен Значение P для
Разница в средних
Измененный иммунитет 3.6 (1,2) 62,3 3,6 (1,3) 64,4 0,350
Стресс или беспокойство 3,2 (1,3) 50,2 3,4 (1,4) 57,7 0,016
Случайность или неудача 2,9 (1,4) 38,4 2,6 (1,3) 30,4 <0,001
Загрязнение окружающей среды 3,0 (1,2) 35,8 2.0 (1,1) 12,2 <0,001
Зародыш или вирус 2,9 (1,2) 34,5 2,9 (1,3) 35,8 0,506
Переработка 2,5 (1,3) 27,0 2,7 (1,4) 35,6 <0,001
Наследственный 2,3 (1,2) 19,9 2,2 (1,2) 16,4 0,008
Мое эмоциональное состояние 2.2 (1,2) 18,7 2,5 (1,3) 27,7 <0,001
Старение 2,2 (1,1) 16,4 2,2 (1,2) 17,1 0,054
Семейные проблемы 2,1 (1,1) 15,3 2,5 (1,3) 27,9 <0,001
Мое собственное поведение 2,2 (1,0) 11,8 2,3 (1.2) 20,0 <0,001
Диета или пищевые привычки 2,1 (1,0) 8,6 2,2 (1,1) 14,9 0,001
Плохое медицинское обслуживание 1,9 (1,0) 8,4 2,7 (1,3) 29,5 <0,001
Мое психологическое отношение 1,9 (1,0) 8,0 2,0 (1,1) 11.7 0,002
Несчастный случай или травма 1,7 (1,0) 6,9 1,8 (1,0) 8,9 0,323
Моя личность 1,8 (1,0) 5,8 1,9 (1,0) 9,5 0,004
Курение 1,7 (0,9) 4,6 1,6 (0,8) 1,8 0,035
Спирт 1.6 (0,8) 2,0 1,6 (0,8) 2,3 0,166
Изменение в моих лекарствах NA NA 3,2 (1,4) 50,5 NA
Остановлено мои лекарства NA NA 2,5 (1,5) 31,5 NA
Изменение погоды NA NA 2,3 (1,3) 22,5 NA

Факторный анализ причинных пунктов убеждения

Факторный анализ предложил пятифакторную загрузку пунктов убеждений как для начала болезни, так и для рецидива.Два фактора содержали одинаковые элементы как для начала болезни, так и для рецидива. Психологический фактор содержал пункты «стресс или беспокойство», «мое психологическое состояние», «семейные проблемы», «переутомление», «мое эмоциональное состояние» и «моя личность». Все элементы загружены> 0,50 в матрицу паттернов факторов, а альфа Кронбаха для этого фактора составила 0,86 (начало болезни) и 0,87 (рецидив). Медицинский фактор риска содержал пункты «диета или пищевые привычки», «старение», «алкоголь», «курение» и «несчастный случай или травма».Все элементы загружены> 0,50 в матрицу паттернов факторов, а альфа Кронбаха для этого фактора составила 0,81 (начало болезни) и 0,79 (рецидив). Лекарственный фактор содержал пункты «изменение моих лекарств» и «прекращение приема лекарств». Этот фактор оценивался только в отношении рецидива, оба пункта были загружены с> 0,50 в матрице шаблонов факторов, и результирующая альфа Кронбаха составила 0,65. Факторный анализ не предложил дальнейшего сокращения количества заданий, поэтому все другие убеждения были проанализированы как отдельные пункты.

Причинная атрибуция по типу васкулита

Средние баллы IPQ-R для элементов или факторов причинных убеждений представлены в зависимости от типа васкулита в. Причинно-следственные связи для начала заболевания и рецидива показаны для тех типов васкулита, у которых n> 30 пациентов. Было мало различий в причинно-следственных связях по типу васкулита. Принятие изменений в иммунитете как причины начала заболевания и рецидива было наиболее широко распространенным мнением среди всех типов васкулита.По сравнению с некоторыми другими типами васкулита, больше пациентов с болезнью Бехчета связывали начало болезни и рецидив с инфекционными и наследственными причинами, и эти различия оставались значительными после внесения поправок на клинические и демографические характеристики. Изменение погоды и прием лекарств также более решительно считались причиной рецидива болезни Бехчета; однако эти различия не сохранялись после поправки на возраст участника. Более молодой возраст был связан с приписыванием рецидива лекарственным факторам (r = 0.21, p <0,001) и изменения погоды (r = 0,14, <0,001).

Таблица 3

Причинная связь по типу васкулита

45 с полиангиитом 942 942 942 942 9457 942 945
Причинная
Атрибуция
Болезнь Бешета
Эозинофильный
гранулематоз
с полиангиитом
Гигантоклеточный
с полиангиитом
Гигантоклеточный
артериулит
Полиартериит
узловатый
Артериит Такаясу
Начало Рецидив Начало Рецидив Начало Рецидив Начало Рецидив Начало Рецидив 42 Начало Рецидив
Психологические
Факторы
2.4
(1,0)
3,0
(1,0)
2,1
(0,9)
2,4
(1,0)
2,2
(0,8)
2,3
(1,0)
2,3
(0,9)
2,5
(1,0)
2,5
(1,0)
2,4
(1,1)
2,3
(0,9)
2,5
(1,1)
2,4
(0,8)
2,5
(0,8)
Медицинский риск
Факторы
2,0 ​​
(0,9)
2,2
(0,8)
1.9
(0,7)
2,0 ​​
(0,7)
2,0 ​​
(0,7)
1,8
(0,6)
1,9
(0,6)
1,9
(0,7)
2,1
(0,8)
1,8
(0,7)
2,0 ​​
(0,7)
2,0 ​​
(0,9)
1,8
(0,6)
1,9
(0,7)
Загрязнение окружающей среды
2,9
(1,3)
2,8
(1,3)
3,0
(1,2)
2,9
(1.3)
2,4
(1,4)
2,2
(1,3)
3,1
(1,1)
2,8
(1,2)
3,2
(1,3)
3,0
(1,5)
2,6
(1,3) )
2,1
(1,2)
2,6
(1,1)
2,5
(1,1)
Инфекционный 3,4 а
(1,1)
3,3 d
(1,4)
2,4 a b c
(1.1)
2,7
(1,4)
2,6
(1,2)
2,4
(1,3)
3,0 b
(1,2)
3,0
(1,3)
2,9
(1,4)
2,8
(1,5)
2,8
(1,5)
1,9 d
(1,3)
3,2 c
(1,1)
2,9
(1,2)
Наследственный 3.0 a b
(1,4)
3,1 c d e
(1,5)
2,0 а
(1,1)
2,0 с
(1,1)
1,9 b
(1,1)
2,1
(1,3)
2,4
(1,2)
2,2 д
(1.2)
2,4
(1,3)
2,1
(1,3)
2,0 d
(1,3)
1,7
(1,0)
2,5
(1,3)
2,2
(1,2)
Вероятно или плохо
Удача
2,7
(1,2)
2,5
(1,1)
2,8
(1,4)
2,8
(1,5)
2,1
(1,3)
1,8
(1,2)
2,9
(1,4)
2,5
(1.3)
2,9
(1,3)
2,2
(1,3)
3,0
(1,6)
2,9
(1,6)
2,8
(1,3)
2,7
(1,3)
Измененная устойчивость 4,0
(1,0)
4,0
(1,1)
3,7
(1,1)
3,6
(1,3)
4,0
(1,1)
3,8
(1,5)
3,6
(1,1)
3,5
(1,2)
3,7
(1,2)
3,6
(1.6)
3,7
(1,1)
3,7
(1,2)
3,5
(1,2)
3,4
(1,3)
Лекарства
Факторы
NA 3,4 a
(1,3)
NA 3,1
(1,3)
NA 2,5
(1,0)
NA 2,8
(1,2)
NA 2,3 a
(1,2)
NA 2.6
(1,2)
NA 2,9
(1,0)
Изменение погоды
NA 3,1 a
(1,3)
NA 2,3
(1,3)
NA 1,3 a
(0,8)
NA 2,4
(1,3)
NA 2,0 ​​
(1,2)
NA 2,4
(1,5)
NA 2,2
(1.3)

Корреляция между причинными атрибутами и результатами

Было несколько значимых, слабых ассоциаций между элементами или факторами причинных убеждений и последовательностью утомления, функций и болезни (см.). Причинно-следственные убеждения, связанные с медицинскими факторами риска и случайностью или невезением, были последовательно и значительно связаны с более низкими показателями когерентности болезни для атрибуции начала болезни и рецидива. Причина возникновения болезни в загрязнении окружающей среды была связана с нарушением физического и социального функционирования.Приписывание рецидива психологическим и медикаментозным факторам было связано с более высоким уровнем усталости и нарушений физического, ролевого и социального функционирования.

Таблица 4

Корреляции между причинными атрибутами, утомляемостью, функциональными нарушениями и связностью с заболеванием

9099
НАБОР ЗАБОЛЕВАНИЯ RELAPSE
Причинная атрибуция Утомляемость Социальная Согласованность Усталость Физическая Роль Социальная Согласованность
Психологические факторы 0.09 (0,03) 0,03 (0,39) 0,12 (<0,01) 0,10 (0,01) 0,08 (0,04) 0,17 (<0,01) 0,08 (0,09) 0,13 (<0,01) 0,17 (<0,01) 0,04 (0,31)
Факторы медицинского риска 0,01 (0,90) 0,02 (0,57) 0,05 (0,19) 0,08 (0,85 ) 0,20 (<0,01) 0.04 (0,45) 0,01 (0,78) 0,03 (0,56) 0,11 (0,03) 0,14 (<0,01)
Загрязнение окружающей среды 0,10 (0,01) 0,12 (< 0,01) 0,10 (0,01) 0,13 (<0,01) 0,06 (0,14) 0,07 (0,14) 0,10 (0,04) 0,01 (0,91) 0,12 (0,02) 0,06 (0,22)
Инфекционный 0.03 (0,51) 0,03 (0,52) 0,05 (0,24) 0,08 (0,04) 0,06 (0,12) -0,01 (0,89) 0,02 (0,61) 0,01 (0,91) 0,10 (0,04) 0,06 (0,22)
Наследственный −0,04 (0,30) 0,01 (0,80) −0,02 (0,68) −0,01 (0,90) 0,03 (0,45) - 0,03 (0,59) 0,00 (0,95) 0,03 (0,57) −0,01 (0,84) 0.03 (0,54)
Случайность или неудача 0,08 (0,04) 0,05 (0,23) 0,09 (0,02) 0,11 (<0,01) 0,19 (<0,01) 0,08 (0,08) 0,08 (0,08) 0,07 (0,16) 0,12 (0,01) 0,15 (<0,01)
Измененный иммунитет 0,03 (0,95) 0,06 (0,15) 0,04 (0,31) 0,02 (0,66) 0.02 (0,66) 0,03 (0,56) 0,05 (0,30) 0,02 (0,66) 0,08 (0,12) 0,13 (<0,01)
Факторы лечения NA NA NA NA NA 0,10 (0,04) 0,00 (0,97) 0,04 (0,44) 0,10 (0,05) 0,02 (0,62)
Изменение погоды NA NA NA NA NA 0.17 (<0,01) 0,17 (<0,01) 0,17 (<0,01) 0,19 (<0,01) 0,04 (0,38)

ОБСУЖДЕНИЕ

Подавляющее большинство (90%) пациентов с васкулитом имеют представления о причине своего заболевания. Большинство этих пациентов обсуждали свои убеждения с врачом и находили эти обсуждения полезными. Примерно треть пациентов с васкулитом никогда не обсуждали причинно-следственные связи с врачом, и значительное число этих пациентов хотели бы поговорить об этом, но могут стесняться затронуть эту тему.Конкретные причинно-следственные связи сильно варьировались среди людей с васкулитом, но общие частоты категориальных убеждений были поразительно похожи для разных васкулитов. В тех случаях, когда были различия в причинно-следственных связях по типу васкулита, возраст часто мешал. Более молодой возраст, частый фактор риска несоблюдения режима приема лекарств 23 , был тесно связан с убеждениями, что факторы, связанные с приемом лекарств, в том числе изменение режима приема лекарств и несоблюдение режима лечения, были причиной рецидива vascultiis.Категории причинно-следственных связей были слабо связаны с пагубными последствиями, включая усталость, функциональные нарушения и предполагаемое отсутствие понимания состояния.

Научное понимание этиологии васкулита ограничено; однако взаимодействие между генетическими факторами и факторами окружающей среды, ведущее к развитию аутоиммунитета, вероятно, лежит в основе болезни 24 . Соответственно, большинство пациентов с васкулитом признали аутоиммунные факторы как причинные в процессе болезни.Из всех исследуемых типов васкулита наиболее убедительные научные доказательства наследственного компонента заболевания были получены при болезни Бехчета 25–27 , и наследственные факторы среди пациентов с болезнью Бехчета действительно чаще считались причинными, чем при других формах заболевания. васкулит. Некоторые виды воздействия окружающей среды были связаны с васкулитом. Воздействие кремнеземной пыли было связано с развитием GPA и EGPA 28,29 , которые представляют собой два типа васкулита с выраженным поражением дыхательных путей.Хотя это и не является статистически значимым, самые высокие баллы причинно-следственной связи начала заболевания для воздействия окружающей среды наблюдались у пациентов с GPA и EGPA. Инфекционные причины васкулита ищут уже давно; однако, помимо роли вирусного гепатита в подгруппе пациентов с узловым полиартериитом, возбудителей инфекции не было выявлено ни для одного типа васкулита, включенного в это исследование. Нет никаких научных данных, связывающих психологические факторы или вариации погодных условий с началом заболевания или рецидивом васкулита, однако эти причинные убеждения широко распространены и в значительной степени связаны с такими негативными последствиями, как утомляемость и функциональные нарушения.

Теория причинной атрибуции утверждает, что структура мышления, а не сами причинные убеждения, более важны для прогнозирования поведенческой мотивации и эмоциональной реакции на болезнь 11 . Воспринимаемые причины успеха и неудачи имеют три общих аспекта: локус причинности, стабильность и управляемость 12 . Локус причинности относится к тому, является ли источник убеждения внутренним (например, стресс или чувство усталости) или внешним (например, загрязнение окружающей среды или невезение).Стабильность указывает на изменчивые аспекты убеждения с течением времени, а контролируемость определяет, есть ли у человека волевая способность изменять источник убеждения. Если смотреть с точки зрения причинно-следственных связей, можно сделать некоторые интересные выводы из этого исследования. Сдвиг в локусе причинности наблюдался для представлений о начале болезни по сравнению с рецидивом. Пациенты с васкулитом более строго приписывали причинные убеждения о начале болезни внешним факторам (загрязнение окружающей среды, случайность или невезение), однако причинные убеждения о рецидиве в основном объяснялись внутренними факторами (диета или пищевые привычки, мое собственное поведение, мое психическое состояние). отношение, семейные проблемы, переутомление, мое эмоциональное состояние).Кроме того, пациенты, которые поддерживали внешние, а не внутренние причинно-следственные убеждения, с большей вероятностью сообщали о более низком понимании своего состояния.

Когда измерения причинных атрибутов рассматриваются в комбинации, как это поощряется теорией причинной атрибуции, предсказуемые представления о когнитивных заболеваниях и поведенческие последствия становятся еще более очевидными 11 . Например, внешние, стабильные и неконтролируемые приписывания сохраняют самооценку, но снижают ожидания того, что изменение поведения может повлиять на течение болезни и что выздоровление в будущем возможно.Внутренние, нестабильные и контролируемые приписывания снижают самооценку, но увеличивают ожидания в отношении стратегий выживания и укрепляют чувство, что изменение поведения может положительно повлиять на результаты. Убеждения в том, что изменение погоды было причиной рецидива (внешняя, нестабильная и неконтролируемая атрибуция), наиболее сильно и постоянно ассоциировались с негативными последствиями, включая более высокий уровень утомляемости и ухудшение физического, социального и ролевого функционирования. Убеждения в том, что загрязнение окружающей среды (внешнее, стабильное и неконтролируемое объяснение) является причиной возникновения болезни, были связаны с нарушениями физического и социального функционирования.Психологические факторы (которые, как правило, являются внутренними, нестабильными и контролируемыми атрибуциями) также были связаны с более сильной утомляемостью и нарушениями ролей и социального функционирования. В соответствии с принципами теории атрибуции, из всех выявленных убеждений, связанных с отрицательными результатами в этом исследовании, психологические факторы с наибольшей вероятностью будут мотивировать адаптивную реакцию человека к изменению или активному устранению неблагоприятного исхода и могут стать предметом поведенческого вмешательства. .

Категории причинно-следственных связей, о которых обычно сообщают пациенты с васкулитом, не уникальны и являются зеркальным отражением причинных связей при других ревматических заболеваниях. Пациенты с ревматоидным артритом 9 и системной волчанкой 30 чаще всего связывают начало заболевания с наследственными факторами, аутоиммунными факторами и психологическими стрессорами. Точно так же пациенты с ревматоидным артритом обычно связывают рецидив с психологическими факторами стресса и изменениями погоды, а категориальные причинные убеждения также умеренно связаны с рядом отрицательных исходов ревматоидного артрита, включая функциональные нарушения, большую активность заболевания, плохую психологическую адаптацию и непредсказуемость болезни 9 .И наоборот, причинно-следственные связи при васкулите заметно отличаются от структуры убеждений пациентов, страдающих заболеваниями с известными сильными причинными ассоциациями, такими как хроническая обструктивная болезнь легких и рак легких 31,32 .

Результаты этого исследования имеют важное значение для медицинских работников, ухаживающих за пациентами с системным васкулитом. Согласно модели саморегуляции болезни, предложенной Левенталем 14 , пациенты с васкулитом активно обрабатывают информацию о своем состоянии, оценивают попытки смягчить или справиться с последствиями болезни и формируют представления о болезни, включая причинные убеждения, на основе свой опыт.Большинство пациентов с васкулитом придерживаются мнения о причине своего заболевания, заинтересованы в обсуждении этих убеждений с врачом и в целом считают эти обсуждения полезными. Результаты этого отчета предоставляют медицинским работникам контекст для обсуждения причинно-следственных связей со своими пациентами. Обсуждения причинно-следственных связей дают возможность рассказать пациентам о причинных убеждениях, обычно разделяемых пациентами с васкулитом, в связи с известными научными данными об этиологии этих заболеваний.Определенные причинно-следственные связи пациента также могут предоставить полезную клиническую информацию. Например, представления о роли психологических стрессоров могут побудить к дальнейшему исследованию предполагаемых пациентом негативных последствий болезни, понимания болезни и поведенческой мотивации, а также могут помочь выявить пациентов, которым могут быть полезны поведенческие вмешательства, такие как программы управления стрессом. Убеждения в том, что лекарственные факторы вызывают рецидив, особенно у молодых пациентов, могут побудить к дальнейшему расследованию соблюдения режима приема лекарств.Убеждение, что случайность или невезение являются причиной начала болезни, может побудить к дальнейшим дискуссиям о предполагаемом понимании этого состояния этим человеком.

Это исследование имеет некоторые потенциальные ограничения, которые следует учитывать. Статистически значимые корреляции между конкретными причинно-следственными связями и результатами для здоровья продемонстрировали лишь слабую связь (r = 0,12–0,19). Несмотря на низкую степень корреляции между конкретными причинными убеждениями и последствиями для здоровья, более широкие аспекты причинной атрибуции были последовательно связаны с негативными последствиями для здоровья в соответствии с принципами теории причинной атрибуции.Набор пациентов онлайн и использование количественных, а не качественных методов для оценки причинных убеждений может ограничить обобщаемость результатов и ограничить потенциальные типы выявленных причинных убеждений. Однако частота конкретных категориальных убеждений и закономерностей ассоциации с результатами для здоровья отражала результаты других хронических ревматических заболеваний, что уменьшало озабоченность по поводу систематической ошибки отбора и ошибки установления. Поперечный характер этого исследования является еще одним важным ограничением, препятствующим изучению того, изменяются ли причинно-следственные связи предсказуемо с течением болезни.Несмотря на эти ограничения, сильные стороны этого исследования включают большую когорту редких заболеваний с широким представлением многих подтипов редких заболеваний. Кроме того, это первое исследование подобного рода для оценки причинно-следственных связей возникновения и рецидива системного васкулита, и полученные результаты могут быть использованы для облегчения обсуждения причинно-следственных связей этих заболеваний между клиницистом и пациентом.

Большинство пациентов с васкулитом имеют представления о начале болезни и рецидивах.Эти убеждения сильно различаются и могут предоставить важную клиническую информацию и возможности для обсуждения, которые могут укрепить терапевтический альянс. Подобно другим хроническим, рецидивирующим и опасным для жизни заболеваниям, причинно-следственные связи васкулита связаны с важными негативными последствиями для здоровья и могут предсказывать поведение, связанное со здоровьем. Клиницисты, лечащие пациентов с васкулитом, должны помнить об этих ассоциациях и задавать вопросы о причинных убеждениях пациентов.

Лексическая основа причинной атрибуции и объяснения: Глава книги социальных и гуманитарных наук

Аннотация

В этой главе объясняется, как непрофессионалы генерируют и оценивают объяснения.Традиционно предполагается, что для генерации и оценки объяснений задействована преднамеренная обработка. Тем не менее, автор предлагает два этапа учета причинной атрибуции и объяснения, чтобы объяснить, как непрофессионалы быстро генерируют и оценивают объяснения: этап полуавтономной обработки, который в первую очередь зависит от лексической информации глагола, и этап преднамеренной обработки, который требует множества факторов. в учетную запись. Автор предполагает, что типы глаголов играют важную роль в определении типа объяснения, и называет это гипотезой глагольных реплик.Кроме того, автор предполагает, что гипотеза глагольной реплики работает как когнитивный ярлык, который составляет первую стадию двухэтапного описания. Эмпирические доказательства гипотезы глагольной реплики были найдены в исследованиях причинной атрибуции и предпочтения типа объяснения. Наверх

Общие сведения

Когда мы сталкиваемся с неожиданным поведением или событиями, мы пытаемся определить причины такого поведения или события. Выявление причин состоит из двух этапов: во-первых, мы должны определить части, которые нуждаются в причинном объяснении.Затем мы должны сгенерировать и выбрать наиболее адекватные причины из ряда возможных причин. Из двух этапов первый этап несложен в повседневной жизни, потому что обычно мы знаем, какая часть неожиданная. То, что мы обычно делаем в повседневной жизни, является вторым этапом, генерируя и выбирая разумные причины, которые в большинстве случаев требуют знания предметной области. Кроме того, в повседневной обстановке есть множество подсказок, которые помогают определить тип объяснения.

Следовательно, нелегко проверить гипотезу глагольных реплик, гипотезу о том, что глаголы играют важную роль в определении типа объяснения в повседневной обстановке.Чтобы проверить гипотезу глагольной реплики, информации должно быть как можно меньше. Типичные исследования причинной атрибуции в социальной психологии тоже не помогают. В типичных исследованиях причинной атрибуции участников просят выбрать между внутренней причиной (т. Е. Действующим лицом) и внешней причиной (т. Е. Ситуацией) после того, как они прочитают сценарий, описывающий характеристики действующего лица, ситуацию и событие. Мы довольно много узнаем о факторах, влияющих на причинную атрибуцию с помощью этой парадигмы.Однако это не лучший инструмент для проверки гипотезы о глаголах, поскольку многие факторы описаны в типичном сценарии.

Ключевые термины в этой главе

Семантическая роль: Роль составной части предложения, которая определяется глаголом.

Неявная причинность: Предполагается, что причинность включается в значение глагола.

How Explanation: Объяснение, сфокусированное на механистической причине события.

Причинная атрибуция: Психологический процесс, который пытается определить причину события.Традиционно причиной называют человека или ситуацию.

Почему Explanation: Объяснение, сфокусированное на цели или назначении агента или объекта.

Смещение неявной причинности: Смещение выбора предмета объяснения в зависимости от неявного смещения глагола.

Предпочтение типа объяснения: предпочтение одного типа объяснения перед другим типом.

Разработка определения и правил установления причинной связи кровотечения после колоноскопии

Абстрактные

Фон

Постколоноскопическое кровотечение (PCB) является важным показателем качества колоноскопии, который рекомендуется регулярно собирать в программах скрининга на колоректальный рак и программах повышения качества эндоскопии.Мы создали стандартизированное и надежное определение ПХД и набор правил для определения родства ПХД с колоноскопией.

Методы

событий PCB были идентифицированы при колоноскопии, выполненной в Центре скрининга рака толстой кишки Forzani & MacPhail. Существующие определения и правила взаимосвязи для печатной платы были рассмотрены авторами, и был создан проект определения и набора правил. Определение и правила были пересмотрены после того, как первоначальное тестирование было выполнено с использованием набора из 15 событий кровотечения.Информация, доступная для каждого события, включала исходный отчет эндоскопии и данные, извлеченные из истории болезни или стационара обученным научным сотрудником. Затем был проанализирован валидационный набор из 32 кровотечений для оценки их межэкспертной надежности: три эндоскописта и один научный сотрудник выполнили независимые обзоры, а три эндоскописта завершили согласованный обзор. Статистика Каппа использовалась для измерения надежности между экспертами.

Результаты

Комиссия классифицировала 28 из 32 событий как соответствующие определению PCB и оценила 7, 8 и 6 событий как определенно, вероятно и возможно связанные с колоноскопией, соответственно.Каппа для определения ПХД для трех независимых обзоров составила 0,82 (существенное согласие). Каппа для отнесения ПХБ к колоноскопии тремя эндосокопами составила 0,74 (существенное согласие). Ассистент-исследователь имел высокую степень согласия с группой как по определению (100% согласие), так и по применению причинных критериев (каппа 0,95).

Выводы

Стандартизованное определение PCB и правил атрибуции позволило эндоскопистам и неэндоскопистам добиться высокой межэкспертной надежности и предоставить шаблон необходимых данных для вынесения приговора с помощью программ скрининга и повышения качества.

Образец цитирования: Hilsden RJ, Maxwell CM, Forbes N, Bridges RJ, Rostom A, Dube C и др. (2020) Разработка определения и правил причинной связи кровотечения после колоноскопии. PLoS ONE 15 (7): e0235902. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0235902

Редактор: Роберто Коппола, Campus Bio Medico University, ИТАЛИЯ

Поступила: 18 декабря 2019 г .; Одобрена: 25 июня 2020 г .; Опубликовано: 23 июля 2020 г.

Авторские права: © 2020 Hilsden et al.Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Все файлы данных доступны в Harvard Dataverse (Hilsden, Robert, 2019, «Правила атрибуции кровотечений после колоноскопии», https://doi.org/10.7910/DVN/KXNYAS, Harvard Dataverse).

Финансирование: Авторы не получали специального финансирования на эту работу.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Поскольку организованный скрининг колоректального рака стал обычным явлением, все большее внимание уделяется мониторингу качества колоноскопии. Одним из важнейших показателей качества колоноскопии является частота серьезных побочных эффектов, таких как кровотечение и перфорация. Недавний метаанализ показал, что частота кровотечений, основанная на 15 исследованиях на популяционном уровне, составляет 2.4 на 1000 колоноскопий. [1–3] Однако отсутствие стандартизированных и надежных определений постколоноскопических кровотечений и правил причинной атрибуции может помешать достоверному сравнению показателей по программам или научным исследованиям.

Целью этого исследования было создание стандартизированного и надежного определения кровотечения после колоноскопии и набора правил для приписывания кровотечения к колоноскопии, которые могли бы применяться ассистентом-исследователем, не являющимся врачом. Вторичной целью было создание набора основных элементов данных, необходимых для оценки кровотечения после колоноскопии.

Материалы и методы

Дизайн исследования и пациенты

Исследование было проведено в Центре скрининга рака толстой кишки Forzani & MacPhail Службы здравоохранения Альберты (CCSC) в Калгари, штат Алабама, Канада. Центр является финансируемым государством эндоскопическим отделением, которое предоставляет только колоноскопии, связанные со скринингом на колоректальный рак, включая первичный скрининг, наблюдение после полипэктомии и диагностическую колоноскопию после положительного иммунохимического теста кала. Колоноскопии, выполняемые по другим показаниям, например, для исследования признаков или симптомов желудочно-кишечных заболеваний, проводятся в отделениях эндоскопии больниц.Все пациенты не должны иметь заболеваний, которые могут подвергнуть их более высокому риску побочных эффектов, связанных с колоноскопией (класс I / II ASA и класс III). Все пациенты проходят консультацию у обученной медсестры. Те, кто не соответствует критериям отбора Центра, перенаправляются в другое место. Колоноскопию в Центре проводят гастроэнтерологи и колоректальные хирурги, которые также проводят эндоскопию в отделениях эндоскопии больницы.

Центр поддерживает программу повышения качества, которая включает выявление всех обращений за неотложной помощью и стационарных госпитализаций, произошедших в течение 30 дней после колоноскопии.События идентифицируются путем привязки уникального личного номера медицинского обслуживания пациента к провинциальной базе данных амбулаторной помощи (посещения отделений неотложной помощи) и базе данных выписки (пребывание в стационаре). Дополнительную информацию обо всех событиях можно получить, просмотрев карту отделения неотложной помощи и / или стационарного пациента обученным научным сотрудником.

Для этого исследования мы использовали кровотечения после колоноскопии, которые произошли после колоноскопии, выполненной с 2008 по 2014 год. В этом исследовании использовались два набора кровотечений.Случаи, включенные в два набора, были отобраны так, чтобы представить диапазон кровотечений (явно связанных с явно не связанными). Информация для каждого случая включала анонимный индексный отчет о колоноскопии, отчет о второй колоноскопии (процедура, выполняемая для оценки кровотечения) и данные, извлеченные из карт неотложной помощи и стационарных пациентов.

Это исследование было одобрено IRB Советом по этике медицинских исследований Альберты (HREBA.CC-18-0702), который отказался от требования о получении письменного информированного согласия.Изначально все данные были собраны в рамках программы повышения качества CCSC. Два члена исследовательской группы (RJH, CMM) имели доступ к идентифицируемым данным, тогда как оставшаяся исследовательская группа имела доступ только к анонимной информации о пациентах.

Создание правил определения и атрибуции кровотечений после колоноскопии

Мы создали первоначальное определение кровотечения после колоноскопии после изучения опубликованных руководств по клинической практике. Затем мы создали набор правил для причинной связи кровотечения с колоноскопией, используя структуру, обычно используемую в клинических испытаниях.[4] Затем все авторы рассмотрели первый набор из 15 кровотечений, используя правила определения и атрибуции. Затем было проведено совещание группы, на котором был рассмотрен каждый случай кровотечения, а также обсуждалась простота использования и соответствие правил. Затем черновые версии были изменены для создания окончательного определения кровотечения после колоноскопии и правил атрибуции.

Валидационные испытания

Окончательное определение кровотечения после колоноскопии и правила атрибуции были затем оценены во втором наборе из 32 кровотечений.Три эндоскописта (RJH, NF, SH) в качестве комиссии рассмотрели каждое событие, чтобы согласовать консенсус в отношении того, соответствовало ли событие определению кровотечения после колоноскопии, и, если да, насколько вероятно, что событие было вызвано колоноскопией. Они сделали это дважды: сначала с использованием критериев, а во-вторых, на основе их общей глобальной оценки. Глобальная оценка комиссии была определена как «золотой стандарт». Три других эндоскописта (RB, CD, AR) рассмотрели и оценили каждое событие независимо, используя правила определения и атрибуции.Наконец, ассистент-исследователь (CMM), не являющийся врачом, имел опыт извлечения данных о побочных эффектах из колоноскопии и больничных записей, проанализировал и оценил каждое событие, используя правила определения и атрибуции.

Статистический анализ

Переменная причинной атрибуции была порядковой с пятью возможными ответами: определенно связанный, вероятно связанный, возможно связанный, маловероятно связанный или несвязанный (таблица 1). Бинарная переменная причинной атрибуции также была создана путем классификации случаев как связанных с колоноскопией (определенно, вероятно или возможно связанных) или несвязанных (маловероятно связанных или несвязанных).

Статистика

Каппа использовалась для оценки межэкспертной надежности определения и правил причинной атрибуции. Статистика Каппа, определяющая степень согласия между тремя клиницистами относительно того, соответствовало ли событие определению кровотечения после колоноскопии, была оценена с использованием метода Нельсона-Эдварда. [5] Взвешенная статистика Каппа использовалась для оценки правил причинной атрибуции, поскольку это пятибалльная порядковая шкала, в которой несогласие на один уровень между рецензентами вызывает меньшее беспокойство, чем несогласие более чем на один уровень.Подход на основе модели, разработанный Нельсоном и Эдвардсом, использовался с квадратичными весами для оценки взвешенной статистики Каппа. [6] Как для двоичных, так и для порядковых результатов мы решили использовать подход, основанный на модели Нельсона-Эдвардса, поскольку было показано, что этот метод обеспечивает более точные оценки межэкспертной надежности, которые, как правило, более консервативны по сравнению с другими методами. . [6, 7] Кроме того, этот метод, основанный на модели, может включать данные субъектов, которые не были оценены ни одним из трех клиницистов, в отличие от других методов.[7]

Статистика каппа на основе модели была запущена с использованием функции modelkappa (доступной на https://github.com/AyaMitani/modelkappa/) в R (R Core Team, Вена, Австрия). Описательная статистика и оценка статистики Каппа для причинной атрибуции как бинарной (связанной / несвязанной) переменной были выполнены с использованием Stata версии 15 (StataCorp LLC, College Station, Tx).

Результаты

Кровотечение после колоноскопии было определено как «пациент или поставщик медицинских услуг сообщили о ректальном кровотечении (кроме крови на туалетной бумаге) и / или падении гемоглобина> 2 г / л в течение 30 дней после колоноскопии, что привело к экстренной ситуации / посещение центра неотложной помощи или госпитализация.Окончательные правила атрибуции показаны в Таблице 1.

Консенсусная комиссия классифицировала 28 из 32 событий как соответствующие определению кровотечения после колоноскопии. Четыре случая, которые не соответствовали определению, были кровотечениями из верхних отделов желудочно-кишечного тракта, где первичные симптомы включали гематемезис. Из 28 случаев, которые соответствовали определению кровотечения после колоноскопии, глобальная оценка причинно-следственной группы классифицировала 8, 13 и 1 событие как определенно, вероятно и возможно связанное с колоноскопией, соответственно.По оценке комиссии, 5 событий вряд ли были связаны с колоноскопией, а 1 событие не было связано с колоноскопией. Следовательно, при оценке событий как вызванных колоноскопией (определенно, вероятно, возможно) или не связанных с колоноскопией (маловероятно, не связанных), 22 события были оценены как связанные с колоноскопией, а 6 событий были оценены как не связанные с колоноскопией.

При использовании причинных критериев консенсус группы составил 7, 8 и 6 событий как определенно, вероятно и возможно связанных с колоноскопией, соответственно.Группа оценила 6 событий как маловероятные из-за колоноскопии и 1 событие как не связанное с колоноскопией.

Три независимых эксперта классифицировали 27, 27 и 29 событий как соответствующие определению кровотечения после колоноскопии (каппа 0,82, 95% ДИ 0,59–1,0).

Для 32 классифицированных событий три независимых эксперта полностью согласились с классификацией причинной связи в 13 случаях (невзвешенная Каппа 0,50, 95% ДИ 0,43–0,56). Только в двух случаях рецензенты не согласились более чем по одной категории (например, определенно и, возможно,).Взвешенное значение Каппа составило 0,74 (95% доверительный интервал 0,68–0,80), что указывает на существенное согласие. При ограничении до 28, классифицированных комиссией как отвечающих определению кровотечения после колоноскопии, невзвешенные и взвешенные Каппа составили 0,42 (95% ДИ 0,34–0,49) и 0,67 (95% ДИ 0,59–0,75) соответственно.

Среди составителей обзора было такое же высокое согласие, когда события оценивались как вызванные или не связанные с колоноскопией (каппа 0,79, 95% ДИ 0,54–1,0). При рассмотрении глобальной оценки группы в качестве золотого стандарта все три независимых рецензента достигли чувствительности> 95% и специфичности 80% -100% для выявления кровотечения из-за колоноскопии.

Ассистент-исследователь полностью согласился с классификацией 28 из 32 событий группы, соответствующей определению кровотечения после колоноскопии. При применении причинных критериев научный сотрудник классифицировал 7, 8 и 6 событий как определенно, вероятно или возможно связанные с колоноскопией, что было согласовано с комиссией. RA оценил 5 событий как маловероятно связанные и 2 события как несвязанные, поэтому не согласен с группой экспертов по одному событию (каппа 0,95, 95% доверительный интервал 0.85–1,0).

Элементы данных, необходимые для определения того, соответствовало ли кровотечение определению постколоноскопического кровотечения и для определения его причинной связи с колоноскопией, показаны в таблице 2. Отсутствующая информация, такая как размер полипа, форма и метод удаления, а также точное Описание кровотечения было отмечено экспертами группы и научным сотрудником как проблема.

Обсуждение

Кровотечение после колоноскопии, почти всегда вызванное кровотечением из места полипэктомии, является одним из наиболее частых осложнений процедуры.Поэтому он признан важным показателем качества колоноскопии. Кровотечение из места полипэктомии может быть немедленным (во время процедуры) или отсроченным (после выписки из отделения эндоскопии). Немедленное кровотечение часто можно легко остановить во время эндоскопии, и поэтому оно часто не оказывает существенного влияния на клиническое течение пациента.

В 2008 г. Целевая группа Американского общества по качеству эндоскопии желудочно-кишечного тракта провела семинар по побочным эффектам. Цели этого семинара включали: (1) дать четкие определения для неблагоприятных событий и (2) рассмотреть, как бороться с отложенными событиями, в частности, вопросы времени и атрибуции.Кровотечение определялось как гематемезис и / или мелена или падение гемоглобина> 2 граммов. В отчете семинара рекомендовалось отнести побочные эффекты к эндоскопической процедуре с использованием оценок «определенно», «вероятно», «возможно» или «маловероятно». Однако не было дано никаких конкретных критериев для использования этих атрибутов.

В 2016 году Британское общество гастроэнтерологов, Объединенная консультативная группа Великобритании по эндоскопии желудочно-кишечного тракта и Ассоциация колопроктологов Великобритании и Ирландии разработали меры по обеспечению качества специально для колоноскопии.Кровотечение после полипэктомии определялось как «ректальное кровотечение в течение 30 дней после процедуры, которое привело к любому из следующих событий»: незапланированная медицинская консультация после процедуры, незапланированная госпитализация или продление пребывания в больнице, падение гемоглобина ≥ 2 г, переливание крови, интервенционная процедура (эндоскопическое или радиологическое), хирургическое вмешательство или смерть. Авторы также рекомендовали, чтобы «после анализа первопричин атрибуция нежелательных явлений регистрировалась как определенная, вероятная, возможная или маловероятная». Опять же, не было дано никаких конкретных критериев для использования этих атрибутов.

При применении рекомендаций ASGE или Великобритании в программе скрининга колоноскопии может возникнуть ряд проблем. Во-первых, словарь ASGE был создан для использования при всех эндоскопических процедурах. Определение кровотечения включает гематемезис и мелену (черный стул), что было бы необычно для кровотечения после полипэктомии. Кроме того, в условиях скрининга пациенты могут не иметь недавнего измерения гемоглобина, и поэтому может быть невозможно определить, произошло ли падение на 2 г / л.Наконец, ректальное кровотечение может быть незначительным (следы крови на туалетной бумаге) и вряд ли имеет клиническое значение или связано с кровотечением после полипэктомии.

Наше определение кровотечения после колоноскопии - это «пациент или медицинский работник сообщил о ректальном кровотечении (кроме крови на туалетной бумаге) и / или падении гемоглобина> 2 г / л в течение 30 дней после колоноскопии, что привело к оказанию неотложной / неотложной помощи. посещение центра или госпитализация ». Ключевые компоненты нашего определения включают в себя: (1) мы не требуем объективных медицинских доказательств кровотечения со стороны медицинского работника, наблюдающего кровотечение, или объективного падения гемоглобина, (2) кровотечение должно быть попаданием крови в унитаз и не только незначительная кровь на туалетной бумаге, (3) мы принимаем объективное падение гемоглобина как адекватное свидетельство кровотечения после колоноскопии, даже если пациент не заметил ректального кровотечения, и (4) кровотечение должно было привести к пациент, обращающийся за неотложной медицинской помощью.Наше определение исключает немедленное кровотечение после полипэктомии, которое контролируется во время процедуры и не приводит к госпитализации пациента. Это также исключает обычное или самоограничивающееся кровотечение, которое не оказывает никакого воздействия на пациента и не создает бремени для системы здравоохранения.

Мы решили исключить слезы Мэллори-Вейсса, которые могут возникнуть в результате рвоты, вызванной подготовкой кишечника, из событий, которые будут включены как «кровотечение после колоноскопии». Однако такие кровотечения могут соответствовать или не соответствовать нашему определению кровотечения после колоноскопии.Например, разрыв, который привел к изолированной кровавой рвоте, не соответствовал определению, тогда как разрыв, который привел только к ректальному кровотечению, соответствовал бы определению. В нашем исследовании группа классифицировала четыре случая кровотечения из верхних отделов ЖКТ, которые все привели к гематемезису, как не соответствующие определению кровотечения после колоноскопии.

При разработке критериев отнесения кровотечений к колоноскопии мы учли опубликованные факторы риска постполипэктомических кровотечений. Например, мы пришли к выводу, что кровотечение с большей вероятностью было бы связано с индексной колоноскопией, если была выполнена полипэктомия с диатермией, чем если полипэктомия выполнялась с помощью ловушки без диатермии [8–10] или если полипэктомия не выполнялась.[11] К другим установленным предикторам кровотечения после полипэктомии относятся удаление крупных полипов (особенно размером> 2 см), [12–17] проксимально расположенных полипов [16, 18–21] или полипов на ножке. [16] Полипэктомия у пациентов, получающих антитромбоцитарные препараты или антикоагулянты (даже если ее прекратили перед процедурой), также сообщается как предиктор отсроченного кровотечения [14, 21], как и возникновение наблюдаемого внутрипроцедурного кровотечения. [13, 19] Наконец, мы согласились с тем, что колоноскопия, выполняемая для исследования кровотечения, может либо подтвердить (если было замечено активное кровотечение из места полипэктомии), либо исключить (если было замечено альтернативное место кровотечения) кровотечение после полипэктомии.

Разрабатывая наше определение постколоноскопического кровотечения и правил атрибуции, мы также определили базовый набор данных, необходимый для их применения. Это поможет программам обеспечения качества установить процедуры сбора данных и минимизировать количество требуемых данных. Однако все рецензенты столкнулись с трудностями при применении критериев, когда данные отсутствовали в отчете о колоноскопии. Иногда рецензентам приходилось делать выводы о размере полипа и способе удаления на основе изображений, полученных при эндоскопии.Ассистент-исследователь был гораздо менее уверен в своих выводах. Недостатки в отчетах о колоноскопии были отмечены в нескольких исследованиях. [22] Все данные о полипах и полипэктомиях, которые необходимо собрать при индексной колоноскопии, соответствуют элементам, рекомендованным целевой группой по обеспечению качества Национального круглого стола по колоректальному раку как часть стандартного отчета о колоноскопии. [23] Следовательно, отчет о колоноскопии высокого качества должен содержать всю информацию, необходимую для применения критериев.

Таким образом, мы разработали определение кровотечения после колоноскопии и набор критериев для отнесения события кровотечения к колоноскопии на основе информации, которая должна быть регулярно доступна в отчете о колоноскопии и в отделении неотложной помощи / в таблице нетерпеливых, которые демонстрируют высокий процент межисследований. надежность и может применяться ассистентом-исследователем, не являющимся врачом.

Ссылки

  1. 1. Котари С.Т., Хуанг Р.Дж., Шаукат А., Агравал Д., Буксбаум Д.Л., Аббас Фехми С.М. и др.Обзор побочных эффектов при колоноскопии ASGE. Эндоскопия желудочно-кишечного тракта. 2019; 25: 25. pmid: 31563271.
  2. 2. Wu XR, Church JM, Jarrar A, Liang J, Kalady MF. Факторы риска отсроченного постполипэктомического кровотечения: как минимизировать риск для ваших пациентов. Международный журнал колоректальных заболеваний. 2013. 28 (8): 1127–34. pmid: 23440363.
  3. 3. Buddingh KT, Herngreen T., Haringsma J, van der Zwet WC, Vleggaar FP, Breumelhof R, et al. Расположение в правом полушарии толстой кишки является независимым фактором риска отсроченного кровотечения после полипэктомии: многоцентровое исследование случай-контроль.Американский журнал гастроэнтерологии. 2011; 106 (6): 1119–24. pmid: 21266961
  4. 4. Рекомендации NCI для исследователей: требования к отчетности о нежелательных явлениях для DCTD (CTEP и CIP) и CDP IND и IDE. 2013.
  5. 5. Нельсон К.П., Эдвардс Д. О популяционных мерах согласия для бинарных классификаций. Канадский статистический журнал. 2008. 36 (3): 411–26.
  6. 6. Нельсон К.П., Эдвардс Д. Меры согласия между многими оценщиками для порядковых классификаций.Статистика в медицине. 2015; 34 (23): 3116–32. pmid: 26095449.
  7. 7. Митани А.А., Фрир ЧП, Нельсон К.П. Суммарные меры согласия и связи между порядковыми классификациями многих оценщиков. Анналы эпидемиологии. 2017; 27 (10): 677–85.e4. pmid: 291.
  8. 8. Papastergiou V, Paraskeva KD, Fragaki M, Dimas I, Vardas E, Theodoropoulou A, et al. Холодная и горячая эндоскопическая резекция слизистой оболочки в случае необъеденных колоректальных полипов размером 6–10 мм: рандомизированное исследование.Эндоскопия. 2018; 50 (4): 403–11. pmid: 28898922.
  9. 9. Ямашина Т., Фукухара М., Маруо Т., Танке Дж., Маруи С., Сада Р. и др. Полипэктомия с холодной ловушкой уменьшила отсроченное постполипэктомическое кровотечение по сравнению с традиционной горячей полипэктомией: анализ сопоставления оценок склонности. Endosc Int Open. 2017; 5 (7): E587 – E94. pmid: 28670615.
  10. 10. Chang LC, Shun CT, Hsu WF, Tu CH, Chen CC, Wu MS и др. Риск отсроченного кровотечения до и после выполнения полипэктомии по холодной ловушке в условиях скрининговой колоноскопии.Endosc Int Open. 2019; 7 (2): E232 – E8. pmid: 30705958.
  11. 11. Rabeneck L, Paszat LF, Hilsden RJ, Saskin R, Leddin D, Grunfeld E, et al. Кровотечение и перфорация после амбулаторной колоноскопии и их факторы риска в обычной клинической практике. Гастроэнтерология. 2008. 135 (6): 1899–906. pmid: 18938166
  12. 12. Watabe H, Yamaji Y, Okamoto M, Kondo S, Ohta M, Ikenoue T. и др. Оценка риска отсроченного геморрагического осложнения полипэктомии толстой кишки: факторы, связанные с полипами, и факторы, связанные с пациентом.Эндоскопия желудочно-кишечного тракта. 2006. 64 (1): 73–8. pmid: 16813806.
  13. 13. Zhang Q, An S, Chen Z, Fu FH, Jiang B, Zhi F и др. Оценка факторов риска отсроченного кровотечения из толстой кишки после полипэктомии: исследование 15553 полипэктомий с 2005 по 2013 год. PLoS ONE. 2014; 9 (10): e108290. pmid: 25271734.
  14. 14. Сони М.С., Сальфити Н., Нельсон Д.Б., Ледерле Ф.А., Бонд Дж. Х. Факторы риска тяжелого отсроченного кровотечения после полипэктомии. Эндоскопия. 2008. 40 (2): 115–9. pmid: 18253906.
  15. 15. Гимено-Гарсия А.З., де Ганцо З.А., Соса А.Дж., Перес Д.Н., Кинтеро Э. Частота и предикторы постполипэктомического кровотечения при колоректальных полипах размером более 10 мм. Европейский журнал гастроэнтерологии и гепатологии. 2012. 24 (5): 520–6.
  16. 16. Kim JH, Lee HJ, Ahn JW, Cheung DY, Kim JI, Park SH и др. Факторы риска отсроченного кровотечения после полипэктомии: исследование случай-контроль. Журнал гастроэнтерологии и гепатологии. 2013. 28 (4): 645–9. pmid: 23369027.
  17. 17. Qumseya BJ, Wolfsen C, Wang Y, Othman M, Raimondo M, Bouras E, et al. Факторы, связанные с повышенным кровотечением после эндоскопической резекции слизистой оболочки. J Dig Dis. 2013. 14 (3): 140–6. pmid: 23134152.
  18. 18. Buddingh KT, Herngreen T., Haringsma J, van der Zwet WC, Vleggaar FP, Breumelhof R, et al. Расположение в правом полушарии толстой кишки является независимым фактором риска отсроченного кровотечения после полипэктомии: многоцентровое исследование случай-контроль. Американский журнал гастроэнтерологии.2011; 106 (6): 1119–24. pmid: 21266961.
  19. 19. Берджесс Н.Г., Мец А.Дж., Уильямс С.Дж., Сингх Р., Там В., Хуриган Л.Ф. и др. Факторы риска внутрипроцедурного и клинически значимого отсроченного кровотечения после обширной эндоскопической резекции слизистой оболочки больших поражений толстой кишки. Клиническая гастроэнтерология и гепатология. 2014; 12 (4): 651–61.e1-3. pmid: 240.
  20. 20. Бахин Ф.Ф., Расули К.Н., Байт К., Хуриган Л.Ф., Сингх Р., Браун Г.Дж. и др. Прогнозирование клинически значимого кровотечения после широкой эндоскопической резекции крупных маточных и латерально распространяющихся колоректальных поражений: оценка клинического риска.Американский журнал гастроэнтерологии. 2016; 111 (8): 1115–22. pmid: 27296942.
  21. 21. Metz AJ, Bourke MJ, Moss A, Williams SJ, Swan MP, Byth K. Факторы, которые предсказывают кровотечение после эндоскопической резекции слизистой оболочки больших поражений толстой кишки. Эндоскопия. 2011. 43 (6): 506–11. pmid: 21618150.
  22. 22. Шарма Р.С., Россос П.Г. Обзор качества отчетов о колоноскопии. Может J Гастроэнтерол Гепатол. 2016; 2016: 9423142. pmid: 27446877.
  23. 23. Либерман Д., Надел М., Смит Р.А., Аткин В., Дуггирала С.Б., Флетчер Р. и др.Стандартизированная система отчетов и данных о колоноскопии: отчет целевой группы по обеспечению качества Национального круглого стола по раку прямой и прямой кишки. [Обзор] [32 исх.]. Эндоскопия желудочно-кишечного тракта. 2007. 65 (6): 757–66. pmid: 17466195

(PDF) Причинно-следственная связь студентов с их успехами и неудачами на экзаменах на уровне аспирантуры

ШАУКАТ, АБИОДУЛЛА И РАШИД

82

ВВЕДЕНИЕ

Хайдер (1958) предложил психологическую теорию

атрибуции , Вайнер и его коллеги (e.г., Jones et al., 1972; Weiner, 1974, 1986)

внесли дополнение, разработав теоретическую основу, которая послужила основной исследовательской парадигмой

для социальной психологии. Было обнаружено, что теория атрибуции применима в области образования, права, клинической психологии и психического здоровья.

Установлено, что самооценка и достижения сильно взаимосвязаны. Теория атрибуции

имеет дело с тем, как люди описывают свой опыт успеха и

неудач относительно своих интерпретаций внутренних (диспозициональных) и внешних

(ситуативных) факторов (Heider, 1958).«Это процесс определения причин поведения

других людей, их устойчивых черт и предрасположенностей» (Baron & Byrne, 2005,

с.113). Норкросс и др. (1985) утверждали, что «люди также приписывают свои проблемы

чему-то фокусу, локусу или уровню» (стр. 632). Теория атрибуции

Хайдера описывает процессы объяснения событий, последовавших за поведением, и эмоциональные эффекты этих событий. Льюис и Далтрой (1990) обсуждали применение теории атрибуции

к здравоохранению и перфекционизму (Dunkley, Zuroff, &

Blankstein, 2003).Дейли (1996) сослался на приписывание сотрудников, которых они придерживались

, к отказу в получении продвижения по службе.

Аналогично Weiner et al. (1971) теория атрибуции описывает, как объяснения, оправдания и извинения людей о себе влияют на их

мотивацию. Вайнер был одним из психологов, которые связали концепции

атрибуции с образованием. По его словам, есть три измерения успеха

или неудачи: локус контроля (внутренний / внешний), стабильность (изменение со временем, если есть

) управляемость (навык, который можно использовать для контроля, без учета удачи).

Достижение можно отнести к четырем аспектам: усилию, способностям, уровню сложности задачи

и удаче. Способности и сложность задачи стабильны, а усилие и удача -

- нестабильны; способности и усилия являются внутренними, тогда как сложность задачи и удача -

внешние атрибуты. Вайнер (1972) заявил, что когда человек выполняет конкретную задачу

, он / она может приписывать свой успех или неудачу внутренним событиям (способности или усилия

) и внешним событиям (трудность задачи или удача).

Усилия или трудолюбие - вот атрибуты, которыми люди могут полностью управлять.

. Люди обычно описывают причины своих достижений в терминах

способностей, усилий, легкости или сложности задачи и удачи. Первые две причины -

- личные, а две последующие - экологические. Имеются эмпирические данные о том, что

отличников объясняют свои успехи и неудачи фактором усилий, тогда как

Причинная атрибуция промышленных аварий: сравнительный анализ культур

Причинные атрибуты промышленных аварий: сравнительный анализ культур

Сравнительный анализ культур

Сет Айим Гекье

Кафедра социальной психологии,
Университет Хельсинки, Финляндия

Аннотация

Теория и исследования причинно-следственной связи в основном сосредоточены на выборках западного населения.Учитывая важные культурные различия, которые были отмечены между западной (индивидуалистической) и восточной (коллективистской) культурами, я провел кросс-культурный сравнительный анализ причинно-следственных связей, связанных с серьезными несчастными случаями, между промышленными рабочими Ганы и Финляндии. Данные включали 529 участников: 73 жертвы, 65 свидетелей и 71 наблюдатель из Финляндии и 121 потерпевший, 117 свидетелей и 82 наблюдателя из Ганы. В соответствии с моими прогнозами, я обнаружил, что участники из Ганы более контекстуальны в своих атрибуциях причинно-следственной связи.По сравнению со своими финскими коллегами они выделили свои ошибки и неудачи в работе и были довольно оборонительными в своих объяснениях. Обсуждение сосредоточено на культурных, когнитивных и мотивационных факторах для определения причинной связи расхождения.

Ключевые слова: самозащитная атрибуция, индивидуализм-коллективизм, кросс-культурный подход, самооценка, повышение самооценки.


1. ВВЕДЕНИЕ

Теория атрибуции в основном предполагает, что люди обычно делают причинные атрибуции для своего собственного поведения и поведения других людей, чтобы облегчить понимание и сформировать будущее поведение.Они делают это путем оценки ко-вариации между причинно-следственными и переменными (Heider, 1958; Kelley, 1973). Важность причинной атрибуции как в литературе по социальной психологии, так и в литературе по безопасности хорошо задокументирована. В литературе по социальной психологии модель атрибуции рассматривается как один из наиболее подходящих аналитических инструментов для исследовательских и описательных исследований (например, Kenworthy & Miller, 2003; Weiner, 1986; Wong, 2000) и широко используется в исследованиях рабочей среды. (е.г. Gyekye, 2001, 2003; Дьекье и Салминен, 2004 г .; Мартинко, 1995 г .; Weiner & Allred, 1998). Например, на рабочем месте анализ атрибуции использовался для прогнозирования поведения в опасной рабочей среде (Hofmann & Stetzer, 1996) и служил в качестве объяснительной основы для решений руководства о выговоре и / или увольнении сотрудников (Ashkanasy, 1995; Mitchell & Wood, 1980; Struthers et al., 1992). Кроме того, они предоставили модели для анализа поведения перед лицом опасности (Hale & Glendon, 1987), а также модели для эргономического восприятия несчастных случаев на рабочем месте (Woodcock, 1991).На основе такого причинно-следственного анализа были эффективно реализованы меры по сокращению повторения аварий в будущем. Таким образом, результаты этого причинно-следственного анализа привели экспертов по промышленной безопасности (например, DeJoy, 1987, 1994; Hofmann & Stetzer, 1996, 1998) к выводу, что политика управления безопасностью больше основывается на анализе причинно-следственных связей, чем на чем-либо еще.

Впечатляющая работа по причинной атрибуции уже была проделана в рабочей среде, но лишь немногие исследовали ее с кросс-культурной точки зрения (например,г. Gyekye, 2001; Gyekye & Salminen, 2005a). Таким образом, не учитывалась определяющая роль, которую культура играет в процессе атрибуции (Hofstede, 1980; Duda & Allison, 1989; Miller, 1999), и ее последующее влияние на анализ аварий и меры безопасности. Настоящее расследование было призвано восполнить этот пробел. Основная цель исследования состояла в том, чтобы определить культурные различия как возможные определяющие факторы в причинно-следственных связях, распределении ответственности и принятии ответственности между промышленными рабочими Финляндии и Ганы.Анализ проводился в рамках культурного измерения индивидуализма-коллективизма Хофстедеса (1980) и самоконструкций Маркуса и Китаямаса (1991).

1.1 Влияние культуры на причинную атрибуцию и самооценку

В своем знаменательном исследовании Хофстеде (1980) выделил семь культурных зон : скандинавскую, англо-германскую, ближневосточную, менее развитую Африку, развитую азиатскую и менее развитую Латинскую Америку. Финляндия и Гана представляют, соответственно, скандинавские и менее развитые африканские кластеры стран, которые отличаются по большинству характеристик кластеров.Хофстеде классифицировал большинство западноевропейских стран, включая Финляндию, как индивидуалистические культуры, в которых личная идентичность, автономия, индивидуальные инициативы, независимость и право на неприкосновенность частной жизни защищаются от группового доминирования и групповых целей. Напротив, коллективно-ориентированные культуры азиатских, африканских и латиноамериканских обществ подчеркивают социальную идентичность, групповую солидарность и общую ориентацию на групповые цели. Исследования Сарпонга (1974) и Осеи (1998) выявили основные ценности и черты, которые подтверждают определение Хофстедесом (1980) ганской культуры как коллективистской.Гладкие межличностные отношения, высокое чувство принадлежности, взаимозависимости и внутригрупповой гармонии - все признаки коллективистских культур (Triandis, 1995) чрезвычайно важны в образе жизни Ганы.

Что касается определяющей роли, которую культура играет в процессе атрибуции, замечательная коллекция кросс-культурных исследований (например, Menon, Morris, Chui, & Hong, 1999; Choi, Nisbett, & Norenzayan, 1999; Peng & Nisbett, 1997; Ybarra & Stephen, 1999) последовательно поддерживает тенденцию, согласно которой индивидуалисты склонны предлагать диспозиционные атрибуции, а коллективисты склонны предлагать ситуативные или контекстуальные причинные атрибуции.Например, в новостных статьях, описывающих похожие преступления (Peng & Nisbett, 1997) и спортивные мероприятия (Hallahan, Lee, & Herzog, 1997), объяснения американских (индивидуалистов) журналистов были более предрасположенными, в то время как объяснения их китайских (коллективистов) аналоги были более контекстными. В исследовании преступности Choi et al. (1999) отметили, что в то время как их корейские студенты (коллективисты) называли более ситуативные факторы ответственными за поведение убийц, американские студенты (индивидуалисты) приписывали убийце диспозиционные характеристики.

Маркус и Китайма (1991) концептуализировали самоконструирование как независимых и взаимозависимых типов, встречающихся в индивидуалистической и коллективистской культурах, соответственно. Согласно этим теоретикам себя, культурный идеал независимого «я» должен быть отделенным и отличным от других. Таким образом, большое предпочтение личным ценностям, склонность подчеркивать внутренние атрибуты, мысли и чувства являются важными чертами независимого, ориентированного на себя человека.Следовательно, объяснения и действия, подчеркивающие уникальность и автономность человека, служат средством повышения самооценки и самооценки (Маркус и Китайма, 1991, 1994; Тафароди и Уолтерс, 1999). Напротив, в коллективистских культурах «я» определяется в первую очередь в терминах отношений, принадлежности и соответствия. Поэтому большое внимание уделяется межличностной гармонии, принадлежности и сильной готовности пожертвовать личными целями ради блага коллектива.Поэтому гармоничные межличностные отношения и успешное соблюдение социальных норм более важны как цели и источники самооценки (Kwan, Bond, & Singelis, 1997). В силу своей индивидуалистической и коллективистской культурной ориентации финны и ганцы, соответственно, относятся к самостоятельным и самозависимым конструкциям.

. Эти типичные результаты диспозиционно-контекстной атрибуции в сочетании с противоположными интерпретациями самих себя подразумевают, что финны и ганцы анализируют по-разному.Из-за своей индивидуалистической ориентации финны склонны спонтанно сосредотачиваться на чертах характера и диспозиционных значениях, приписывая ответственность за несчастный случай. Напротив, жители Ганы, которые в силу своей коллективистской и взаимозависимой ориентации склонны рассматривать причинно-следственную связь как контекстуальный атрибут, вероятно, сосредоточат внимание на ситуационных и контекстных значениях в их атрибуции ответственности за несчастный случай.

1.2 Гипотезы

На основании литературы по атрибутивному анализу и приведенного выше обзора были сформулированы следующие гипотезы:

h2a: Я ожидаю, что финские промышленные рабочие усвоят причинно-следственную связь аварии и возьмут на себя более личную ответственность за возникновение аварии.

h2b: Напротив, я ожидаю, что промышленные рабочие Ганы будут экстернализовать причинно-следственную связь несчастного случая и отрицать личную ответственность за происшествие.

2. МЕТОДОЛОГИЯ

2,1 Участники

Настоящее исследование является частью более крупного исследовательского исследования, в котором изучалась причинно-следственная связь и ответственность за несчастные случаи на производстве между промышленными рабочими Ганы и их финскими коллегами (Gyekye, 2001).Участники были фактическими жертвами несчастных случаев на рабочем месте, коллегами, которые были свидетелями происшествия, и их руководителями. В нем приняли участие 320 промышленных рабочих с шахт и заводов из Ганы. Их средний возраст был следующим: жертвы несчастных случаев 37 лет (sd = 9,71), свидетели (коллеги) 35 лет (sd = 8,22) и наблюдатели 44 года (sd = 6,80). Все жертвы несчастных случаев и руководители были мужчинами, в то время как 14% сотрудников были женщинами. Финские участники состояли из 73 пострадавших, 65 сотрудников и 71 начальника заводов.Средний возраст пострадавших от несчастного случая составил 49 лет (sd = 11,48), возраст сотрудников и руководителей неизвестен. 16% жертв, 14% сотрудников и 5% руководителей составляли женщины (Salminen, 1997).

2.1 Приборы

Использовалась анкета, разработанная Салминеном (1997). Первоначальная версия была переведена на английский язык лингвистами из Хельсинкского университета. Для обеспечения достоверности содержания и сохранения значения оригинальной финской версии использовались стандартные методы обратного перевода (Brislin, 1980), проверенные Салминеном.Оригинальная и обратная версии были практически идентичны. Внутренняя согласованность и надежность шкал внешних и внутренних причин проверялась с помощью альфа-коэффициента Кронбаха. Коэффициенты 0,45 и 0,51 были получены для финской и ганской шкал.

2.2 Процедура

Проведение интервью было таким, чтобы респонденты чувствовали себя достаточно комфортно при выражении личных убеждений (религиозных и иных), ценностей и опыта работы.Продолжительность варьировалась от 15 до 20 минут в зависимости от контекста, в котором они проводились, и от уровня образования респондентов. Анкетное интервью было представлено на английском языке. Если респонденты были неграмотными или полуграмотными и имели проблемы с пониманием английского языка, обращались за услугами переводчика и использовали местный диалект. Кураторы были грамотными в образовательном плане и заполнили анкету самостоятельно. Чтобы гарантировать точность ответов, было подчеркнуто, что исследование было частью академической работы и что ни одно лицо, связанное с их организацией, никоим образом не участвовало.Участников также заверили, что все ответы являются полностью конфиденциальными и что их организации / руководство не будут иметь доступа к какой-либо предоставленной информации. Чтобы гарантировать критическое измерение серьезности аварии, которое необходимо при анализе причинной и защитной атрибуции (Kouabenan, Gilibert, Medina, & Bouzon, 2001; Shaver, 1970), все зарегистрированные случаи были классифицированы органами инспекции безопасности обеих стран как серьезные. .

2. 3 Анализ данных

Мнения участников о процессе происшествия, причинно-следственных связях и ответственности имели первостепенное значение.Таким образом, были проанализированы вопросы, касающиеся переменных, связанных с авариями, которые предназначались для выяснения причинности и установления ответственности в отношении причинной связи аварии из двух культур. Участники из двух культур ответили либо «да», либо «нет» и обосновали свои ответы. Хи-квадрат (c ) был использован для проверки статистической значимости различий в распределении причинно-следственных связей и ответственности между подгруппами и двумя культурами.

3.РЕЗУЛЬТАТЫ

Результаты трех основных подгрупп (пострадавшие в дорожно-транспортных происшествиях, сотрудники и руководители) представлены ниже, начиная с результатов несчастных случаев.

3.1 Перспектива жертв несчастных случаев

Три статистически значимых различия были отмечены между финскими и их ганскими коллегами в отношении приписывания переменных, связанных с процессом аварии,

ТАБЛИЦА 1

Ответы пострадавших на переменные, связанные с происшествием

================================================= ===========

Финский (%)

Ганы (%)

p>

Переменная

(n = 73)

(n = 121)

Работа признана опасной

56

64

н.s

Возможность сделать что-то по-другому

60

41

*

Восприятие разворачивающейся опасности

24

37

н.с

Соответствующие предупреждающие сигналы и знаки

66

56

н.s

Предыдущие аварии

22

65

***

Соблюдение политики безопасности компании

88

97

*

* = p <0,05, ** = p <0,01, *** = p <0,001

Что касается способов разрешения ситуаций на работе, Финские жертвы упоминаются значительно чаще, чем их ганские коллег, что у них было альтернативных способа выполнения работы ситуации (c = 6.38, df = 1, p <0,05). Пострадавшие в ДТП в Финляндии приняли ответственность за происшествие, поскольку большинство (60%) считали, что аварии можно было бы избежать, если бы они действовали иным образом. С другой стороны, меньшее количество жертв из Ганы (41%) увидели альтернативные способы избежать аварии. Когда несчастные случаи, которые произошли в аналогичных случаях в предыдущих случаях , были тщательно изучены, очень значительный была отмечена разница (c = 30,48, df = 1, p <0.001). Более двух третей ганского жертвы (65%), но менее четверти финских жертв (22%) сообщил о предыдущем происшествии при аналогичных обстоятельствах. В ответах на указано соответствие политике безопасности компании различия статистической значимости (c = 5,92, df = 1, p <0,05). 12% финских жертв указали несоблюдение правил безопасности своей компании как причинный фактор в возникновении аварии, в то время как только 3% жертв из Ганы считали так.Таким образом, больший процент жертв несчастных случаев в Финляндии, чем их коллеги из Ганы, приняли на себя ответственность за происшествие. По следующему пункту существенных различий не выявлено: считают работу опасной (c = 1,10, df = 1, н.с.), восприятие опасности (c = 3.74, df = 1, н.у.) и соответствующие предупреждающие сигналы (c = 1,94, df = 1, н.с.).

3.2 Перспектива сотрудников

Второй набор анализов атрибуции сотрудников выявил три статистически значимых различия.

ТАБЛИЦА 2

Ответы коллег на переменные, связанные с происшествием аварии

================================================= ===========

Финский (%)

Ганы (%)

p>

Переменная

(n = 65)

(n = 117)

Работа признана опасной

31

62

***

Возможность сделать что-то по-другому

69

36

***

Восприятие разворачивающейся опасности

32

39

н.s

Соответствующие предупреждающие сигналы и знаки

72

60

н.с

Предыдущие аварии

23

60

***

Соблюдение политики безопасности компании

75

83

н.s

* = p <0,05, ** = p <0,01, *** = p <0,001

Коллеги из Ганы в большей степени, чем их финские коллеги, поддержали мнение своих товарищей по работе относительно опасности, связанной с назначением жертв на работу (c = 17,79, df = 1, p <0,001). Две трети из них (62%) считали назначение жертв на работу опасным, но только треть (31%) их финских коллег считали так.

Разница относительно возможности делать что-то другим способом была очень значительной (c = 19,09, df = 1, p <0,001). Две трети финских коллег (69%) по сравнению с одной третью коллег из Ганы (36%) считали, что жертвы аварии могли прибегнуть к альтернативным средствам, которые могли бы избежать аварии. Разница в частоте возникновения несчастных случаев, предыдущих несчастных случая (c = 24,83, df = 1, p <0.001) был очень значимым. Шестьдесят процентов сотрудников из Ганы были свидетелями несчастных случаев в аналогичных ситуациях; Между тем, менее четверти финских коллег (23%) сделали это. Не было значительных различий по таким пунктам, как восприятие неминуемой опасности (c = 0,91, df = 1, н.у.), соответствующие предупреждающие знаки и сигналы (c = 3.01, df = 1, n.s.) и потерпевших, соблюдающих политику безопасности компании (c = 1,48, df = 1, н.у.).

3.Перспектива 3 контролеров

Четыре статистически значимых различия были выявлены в третьем наборе анализов, которые касались атрибуции надзорных органов.

ТАБЛИЦА 3

Ответы органов надзора на переменные, связанные с происшествием

================================================= ===========

Финский (%)

Ганы (%)

p>

Переменная

(n = 71)

(n = 82)

Работа признана опасной

52

49

н.s

Возможность сделать что-то по-другому

69

51

*

Восприятие разворачивающейся опасности

37

74

***

Соответствующие предупреждающие сигналы и знаки

72

82

н.s

Предыдущие аварии

23

63

***

Соблюдение политики безопасности компании

72

42

***

p <0,05, ** = p <0,01, *** = p <0,001

Относительно возможность сделать что-то по-другому (c = 5.03, df = 1, p <0,05), финские руководители (69%) более значительно, чем их ганские коллеги (51%), считали, что пострадавшие могли прибегнуть к альтернативным методам работы. В то время как две трети финских руководителей указали на ответственность потерпевших и указали на личные переменные в причинно-следственных связях происшествий, только половина руководителей из Ганы сделала это. Что касается восприятия опасности, разворачивающейся (c = 21,89, df = 1, p <0,001), надзорные органы Ганы (74%) считали более значимыми, чем их финские коллеги (37%), что жертвы должны были осознавать нарастание опасности, осознавать возникновение неотъемлемой опасности и избежали аварии.Почти три четверти надзирателей из Ганы по сравнению с третью их финских коллег считали пострадавших виновными в происшествии.

Оценка аналогичных несчастных случаев в предыдущие годы была очень значимой (c = 28,66, df = 1, p <0,001). Две трети (63%) надзорных органов Ганы и только четверть (23%) финских надзорных органов сообщили о несчастных случаях в аналогичных ситуациях в предыдущие годы. Относительно соблюдения жертвами несчастных случаев политики управления безопасностью (соблюдение политики безопасности компании (c = 14.71, df = 1, p <0,001). Финские руководители (72%) больше, чем их ганские коллеги (42%), считают, что поведение пострадавших на работе соответствует процедурам безопасности компании. По двум пунктам существенных различий не зарегистрировано; адекватные предупреждающие сигналы (c = 0,21, df = 1, н.у.) и работа считается опасной (c = 2.25, df = 1, n.s.) соответственно.

4. ОБСУЖДЕНИЕ

Это исследование выявляет значительные различия в установлении причинно-следственной связи между промышленными рабочими Ганы и их финскими коллегами.За исключением руководителей, которые, казалось, имели одинаковое представление о причинности несчастного случая, финские жертвы несчастного случая и коллеги приписывали причинность несчастного случая больше чертам и факторам, присущим жертвам несчастного случая, в то время как их коллеги из Ганы относили к внешним и контекстным факторам. Наблюдаемые различия в атрибуции причинно-следственной связи были основаны на предпосылке, что две культуры различаются по культурной конструкции индивидуализм-коллективизм. Результаты подтвердили это утверждение.

Первое объяснение, которое могло бы объяснить расходящиеся тенденции атрибуции между участниками из Ганы и Финляндии, можно найти в различных имплицитных теориях субъектности в рамках различных социально-структурных систем. Шведер и Борн (1982), например, утверждали, что культурные различия в атрибуции существуют, потому что в основном люди могут быть культурно ориентированы, подчеркивать либо диспозиционные, либо ситуативные факторы. Дополнительное исследование, проведенное в соответствии с этой традицией, показало, что люди из разных культур различаются в своем восприятии того, какие атрибуции являются диспозиционными, а какие ситуативными (например,г. Хайдер, 1958; Крулл, 1993; Моррис и Пэн, 1994). В финской индивидуалистической культуре, в которой личным атрибутам уделяется больше внимания при определении поведения людей, более распространены теории, которые неявно поддерживают объяснения черт или предрасположенностей. С другой стороны, в коллективистской культуре Ганы, в которой поведение рассматривается как более динамичное и управляемое контекстом, более распространены теории, неявно поддерживающие контекстуальные детерминанты поведения. Фактически, эта имплицитная теория, в которой культурная ориентация играет значительную роль, могла предрасположить ганские и финские респонденты к атрибуциям ситуативных и диспозиционных направлений соответственно.Соответственно, в то время как финские респонденты сосредоточились на чертах и ​​предрасположенностях, которые привели к большему количеству внутренних атрибуций, их коллеги из Ганы сосредоточились на ситуационных и средовых факторах, которые привели к большему количеству внешних атрибуций.

Довольно интригующим и привлекательным аспектом этих результатов является наблюдение по шкале руководителей, где, вопреки ожиданиям, две культуры существенно не различались по своим атрибутам. Ожидание того, что участники из Ганы будут более внешними по своим причинно-следственным связям, не проявилось так, как ожидалось, поскольку руководители из обеих культур имели одинаково высокие внутренние атрибуции.Основное правдоподобное объяснение этого открытия можно отнести к влиянию социально-экономических факторов на культурное измерение индивидуализма-коллективизма. Согласно исследованиям, проведенным Triandis (1995) и Altrochi & Altrochi (1995), ценностные ориентации культуры имеют тенденцию развиваться с изменениями социально-экономических условий, в результате чего коллективисты с растущим достатком становятся более индивидуалистическими. Поскольку руководители в Гане обычно богаче своих подчиненных, их традиционные коллективистские ценности, возможно, уменьшились.Их светские настроения были более индивидуалистичными и менее коллективистскими, и поэтому на их оценки случайного процесса больше влияли индивидуалистические моральные убеждения, чем обычные коллективистские нормы.

Еще одну интерпретацию этого открытия можно вывести из модели сосуществования индивидуализма-коллективизма и независимых-взаимозависимых самоконструкций (Triandis, 1995). Согласно этой теории, не все в культуре запрограммированы одинаково, поскольку как независимые, так и взаимозависимые аспекты личности могут сосуществовать внутри человека и внутри одной и той же культуры.В этом случае внутренние приписывания к рабочим чертам и диспозиционным качествам были значимыми в причинно-следственном анализе ганских руководителей, в то время как их финские коллеги подчеркивали контекстуальные факторы рабочей среды.

Другое правдоподобное объяснение наблюдаемого расхождения в каузальных атрибуциях можно объяснить в рамках теории самозащиты атрибуции (Blass, 1996; Shaver, 1970; Walster, 1966). Согласно этой теории, работники в процессе несчастного случая склонны объяснять возникновение несчастного случая таким образом, чтобы свести к минимуму их личную ответственность (Gyekye, 2001; Gyekye & Salminen, 2004, 2005b).Они делают это путем экстернализации причинности и использования альтернативных объяснений для защиты своей самооценки (Zuckerman, 1979). Исследования на рабочем месте по существу показали, что причинность аварии является результатом как человеческой ошибки (внутренние факторы), так и факторов окружающей среды (внешние факторы), при этом роль человеческого фактора рассматривается как основная причина аварийного процесса. В литературе существует неопровержимое количество объективных свидетельств того, что высокая доля несчастных случаев (80-85%) связана с человеческими ошибками - внутренними причинными факторами (Heinrich, Petersen & Roos, 1980; Salminen & Tallberg, 1996; Sherry, 1991).При прочих равных, реакция пострадавших в аварии должна, по крайней мере, отражать влияние внутренних факторов в большей степени, чем зафиксировано.

Согласно Лирису (1990), Теория социального исключения, точка зрения на самооценку, которая, как считается, лучше всего объясняет эмоциональные и мотивационные аспекты защиты самооценки (Baumeister & Leary, 1995), сохранение самооценки связано с инклюзивный статус людей, то есть степень, в которой люди считают, что они включены или исключены из общества.Таким образом, по мнению Лири, человека ведут себя таким образом, чтобы поддерживать самооценку не из-за необходимости сохранять самооценку как таковую, а потому, что такое поведение снижает вероятность того, что их будут игнорировать, избегать или отвергать. Поведение, которое ранее концептуализировалось как попытки сохранить самооценку - стремление к одобрению, самоограничение, эгоистическая атрибуция и т. Д. - на более базовом уровне являются способами поддержания или улучшения своего инклюзивного статуса (Лири, 1990, стр.225).

Эта фундаментальная потребность во включении во многом зависит от того, какой тип самооценки преобладает в культурном контексте человека. Как было предложено Маркусом и Китайамасом (1991, 1994) при разграничении самооценок, финны самоконструирования руководствуются западными индивидуалистическими и независимыми самоконструирующими допущениями, которые продвигают подход к социальным отношениям, который сильно отличается от подхода среднего коллективистского ганца. . Современная культурная теория предполагает, что в финской социокультурной среде акцент делается больше на сохранении автономии, индивидуальности, уникальности, а также на независимости и уверенном самоутверждении (Nurmi, 1992).Считается, что четкая граница отделяет себя от других, и отношения с другими, таким образом, относительно не важны для самоопределения. В связи с этим разделение стыда, которое угрожало социальной интеграции финских рабочих в общество, воспринималось как личная проблема. Предположительно, социальная изоляция для них была бы менее напряженным и, таким образом, снижает мотивацию к защитным атрибуциям.

Напротив, в социокультурном мире Ганы, где социальная гармония и хорошие отношения рассматриваются как неотъемлемые части самого человека, существует общая ориентация на групповые цели и склонность к сотрудничеству в групповых усилиях.Принадлежность и социальные взаимоотношения высоко ценятся, и большое внимание уделяется взаимозависимости, социальному принятию и групповой идентичности, тем самым продвигая сильную коллективистскую и взаимозависимую концепцию личности (Markus & Kitayama, 1991; Triandis 1995). Это чувство коллективности передается в пословицах и пословицах, и этим типичный ганский житель постоянно напоминает о себе как о члене и представителе коллективной единицы. Первостепенное значение: Если болит один палец, заболевает вся рука. Дело в том, что когда ганский гражданин подвергается стигматизации или обесценивается в глазах общества, он / она позорит не только себя, но и всех тех, с кем он / она связаны. Таким образом, все сообщество несет коллективную ответственность за любое преступление, совершенное одним из его членов.

Поскольку стыд и последующее обесценивание лица относятся к социально и культурно предписанным отношениям в коллективистских условиях Гханы, его влияние заразительно и угрожает той высокой премии, которая придается социальной гармонии в сообществе.Таким образом, для ганца, склонного к коллективному культурному развитию, самооценка которого является вкладом в гармоничный социальный порядок (Tafarodi & Walters, 1999), опасен страх отчуждения и отвержения, а также культурного остракизма за ненадлежащее поведение. Под угрозой социальной изоляции и страха подвергнуться остракизму промышленные рабочие Ганы, особенно жертвы несчастных случаев, которые испытали бы больший психологический стресс в конфликте отношений, чем их финские коллеги, были мотивированы прибегнуть к контекстуальным атрибуциям и защитным объяснениям. минимизировать их причастность к возникновению аварии.

Эта линия рассуждений не предполагает, что финны из-за своей индивидуалистической ориентации и независимой самооценки полностью игнорируют стыд, вину и смущение. Скорее, в отличие от среднестатистического жителя Ганы, их недостатки и неудачи фактически принимаются как часть их замкнутого эго, в котором влияние стыда и вины не столь заразительно или разрушительно. Убедительная поддержка этой аргументации исходит из множества межкультурных исследований по различным темам, от эмоциональных реакций до мотивации обмана после неудачных событий.В своих исследованиях аффективных реакций на затруднительные ситуации Cocroft & Ting-Toomey (1994) и Imahori & Cupach (1994) обнаружили и объяснили различия в стратегии самоатрибуции между индивидуалистами и коллективистами как в основном из-за разницы в степени автономии и индивидуальности, существующей в их социокультурной среде. В межкультурных лингвистических исследованиях известно, что коллективистские нормы сохранения лица и избегания девальвации вызывают спиральную логическую схему, косвенное общение, обман и регулярное использование стратегий поиска одобрения и защиты (Aune & Waters, 1994; Kim, 1994).

У кого-то может возникнуть соблазн оспорить текущие выводы и аргументы на том основании, что участники исследования столкнулись с разными сценариями и, следовательно, с разными атрибутами ответственности. Следует признать, что условия аварии для промышленных рабочих Ганы и Финляндии были разными. Однако мой аргумент о том, что в первую очередь на процессы атрибуции повлияли различные социально-структурные системы двух культур, все еще остается в силе. Легион кросс-культурных исследований, уже упомянутых выше (e.г. Choi et al., 1999; Пенг и Нисбетт, 1997; Халлахан и др., 1997; Higgins & Gira, 2001) предъявляли одни и те же социальные стимулы участникам с разным культурным происхождением, но всегда обнаруживали, что коллективисты экстернализируют причинность и менее восприимчивы, чем индивидуалисты, к тому, чтобы требовать от агентов ответственности за свои действия. Особый интерес представляет недавнее наблюдение Хиггинса и Джира (2001). В своем сравнительном анализе культур с помощью пересмотренной анкеты атрибутивного стиля они отметили, что их индийские (коллективисты) участники не только генерировали более контекстуальные объяснения негативных событий, но и демонстрировали более сильную корыстную предвзятость, чем их канадские (индивидуалистические) коллеги.

Исходя из этих и нынешних выводов, кажется, что концептуализация эмпирического обобщения Хайдерса (Heiders, 1958) о значимости актера как охватывающего поле восприятия воспринимающего может быть специфичной для культуры. Как уже отмечалось, для промышленных рабочих Ганы область охватывала скорее среда, а следовательно, и их чувствительность к рабочей среде и ситуативным факторам. Текущие результаты, по-видимому, подтверждают то, что некоторые теоретики атрибуции (например,г. Hewstone, 1994) ожидали в отношении защитной атрибуции. Считалось, что люди с коллективистской культурной ориентацией, по сравнению с людьми с индивидуалистической ориентацией, будут использовать более самозащитные атрибуции для инцидентов, которые угрожают самооценке и лицу. До сих пор никакие эмпирические данные не подтверждали эту идею.

4.1 Влияние результатов на производственную среду

С практической точки зрения, текущие результаты вносят важный вклад в расследование несчастных случаев на рабочем месте и, следовательно, в политику управления безопасностью.Поскольку причинно-следственные связи несчастных случаев имеют тенденцию быть очень важными для формального анализа опасностей и несчастных случаев на рабочем месте (DeJoy, 1987, 1994; Hofmann & Stetzer, 1996, 1998), такие культурно-ориентированные диспозиционно-контекстные атрибуции могут отрицательно повлиять на проводимые вмешательства в области безопасности. из этих анализов. Они могут привести к применению ненадлежащих и ошибочных политик устранения аварий.

Чтобы исправить эту ситуацию, специалисты по анализу происшествий должны принимать во внимание социокультурные ориентации, ценности и убеждения работников, лежащие в основе их причинно-следственных связей, до того, как приступить к мерам по обеспечению безопасности.Такой подход к анализу причин авиационных происшествий позволит создать более ответственный и сбалансированный подход к безопасности, поскольку он, вероятно, устранит коренные причины небезопасного поведения и факторы окружающей среды.

Исследование ограничено тем, что оно полагается на инструменты самооценки. Таким образом, результаты могут быть завышены склонностью участников к последовательной реакции или желанием произвести впечатление на исследователей. Однако обещание анонимности и конфиденциальности может снизить эту тенденцию. Кроме того, недавнее метааналитическое исследование, проведенное Crampton & Wagner 1994), показывает, что величина искажений, исходящих от проблемы, довольно минимальна.

Хотя это исследование было в основном кросс-культурным, текущие результаты в равной степени применимы к местной рабочей среде с мультикультурной обстановкой или без нее. Данные, представленные Эрли (1989, 1993) и Вагнером (1995), предполагают, что различие между индивидуалистами и коллективистами может все еще существовать в рамках одной и той же культуры или нации в форме индивидуальных различий. Хотя в исследовании сравнивались только две нации, большое количество других наций имеют схожие культурные характеристики.Таким образом, результаты могут быть применены к многочисленным африканским и латиноамериканским странам с культурными характеристиками, аналогичными характеристикам Ганы, и к западным странам, которые в культурном отношении похожи на Финляндию. Однако интерпретацию этих результатов для универсального применения следует проводить с осторожностью.

ССЫЛКИ

Altrochi, J., & Altrochi, L. (1995). Многогранная психологическая аккультурация у жителей островов Кука. Journal of Cross-Cultural Psychology, 26, 426-440 .

Ашканасы, Н. М. (1995). Надзорные приписывания и оценочные суждения о подчиненных характеристиках: дальнейшая проверка модели Грина и Митчелла. В М. Дж. Мартинко (ред.), Теория атрибуции: организационная перспектива (стр. 3-6). Делрей-Бич, Флорида: Сент-Люси Пресс.

Ауне, К. С., и Уотерс, Л. Л. (1994). Культурные различия в обмане: мотивы обмана у жителей Самоа и Северной Америки. Международный журнал межкультурных отношений, 18, 159-172 .

Баумейстер Р. Ф. и Лири М. Р. (1995). Потребность в принадлежности: желание межличностных привязанностей как фундаментальная мотивация человека. Психологический бюллетень, 117, 497-529 .

Бласс, Т. (1996). Эксперимент с послушанием Милгрэма: поддержка когнитивного взгляда на защитную атрибуцию. Journal of Social Psychology, 136, 407-410 .

Brislin, R. W. (1980). Межкультурные методы: стратегии, проблемы, приложения.В I. A. Altman, A. Rapport и J. F. Wohlwill (Eds.), Поведение человека и окружающая среда (Том 4) . Нью-Йорк: Пленум.

Чой, И., Нисбетт, Р., и Норензаян, А. (1999). Причинная атрибуция в разных культурах: вариативность и универсальность. Journal of Personality and Social Psychology, 125, 47-63 .

Кокрофт, Б. К., и Тинг-Туми, С. (1994). Фейс-работа в Японии и США. Международный журнал межкультурных отношений, 18, 469-504 .

Крэмптон, С. М., и Вагнер, Дж. А. (1994). Инфляция восприятия-восприятия в микроорганизационных исследованиях: исследование распространенности и эффекта. Журнал прикладной психологии, 79, 67 - 76.

ДеДжой, Д. М. (1987). Атрибуты руководителей и ответы на многочисленные несчастные случаи на рабочем месте. Журнал профессиональных несчастных случаев, 9, 213-223.

ДеДжой, Д. М. (1990). На пути к всеобъемлющей модели человеческого фактора причин несчастных случаев на рабочем месте. Профессиональная безопасность, 35 (5), 11-16 .

ДеДжой, Д. М. (1994). Управление безопасностью на рабочем месте: анализ и модель атрибутивной теории. Journal of Safety Research, 25, 3-17 .

Дуда, Дж. Л. и Эллисон, М. Т. (1989). Атрибуционная теория мотивации достижения: кросс-культурное рассмотрение. Журнал межкультурных отношений, 13, 37-55 .

Эрли П. С. (1989). Социальное безделье и коллективизм: сравнение США и Китайской Народной Республики. Administrative Science Quarterly, 34, 565-581 .

Эрли П. С. (1993). Восток встречается с Западом на Ближнем Востоке: дальнейшее изучение коллективистских и индивидуалистических рабочих групп. Журнал Академии Менеджмента, 36, 319-348 .

Фернхэм А., Брюин К. и Келли О. (1994). Познавательный стиль и отношение к работе . Human Relations, 47, 1509-1522 .

Грин, Г., & Митчелл, Р.(1979). Атрибуционные процессы лидеров во взаимодействиях лидер-член. Organizational Behavior and Human Performance, 23, 429-458 .

Gyekye, A. S. (2001). Пересмотр теории самообороны атрибуции: сравнительный анализ культуры Финляндии и Ганы в рабочей среде. Хельсинки: Yliopistopaino.

Gyekye, A. S. (2003). Причинная атрибуция промышленных рабочих Ганы для возникновения несчастных случаев: точка зрения горняков и не горняков. Журнал исследований безопасности, 34, 533-538.

Gyekye, A. S., & Salminen, S. (2004). Причинная атрибуция промышленных рабочих Ганы в результате происшествий. Журнал прикладной социальной психологии, 34, 11, 2324-2342.

Gyekye, A. S., & Salminen, S. (2005a). Распределение ответственности на рабочем месте: взгляд из Финляндии и Ганы. Скандинавский журнал психологии, 46, 43-48.

Gyekye, A. S., & Salminen, S.(2005b). Гипотеза самообороны атрибуции в рабочей среде: перспективы коллег. Наука о безопасности (в печати).

Хейл А. и Глендон А. (1987). Индивидуальное поведение перед лицом опасности . Амстердам: Эльзевир.

Халлахан М., Ли Ф. и Херцогг Т. (1997). Дело не только в том, выиграете вы или проиграете, но и в том, где вы играете. Натуралистическое межкультурное исследование предвзятости позитивности. Журнал кросс-культурной психологии, 28, 768-778 .

Heider, F. (1958). Психология межличностных отношений. Нью-Йорк: Вили.

Генрих, Х. В., Петерсен, Д., и Роос, Н. (1980). Профилактика несчастных случаев на производстве (5-е изд.). Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

Хьюстон М. (1994). Социальные атрибуции: коллективные убеждения и объяснение социальных событий. В M. Hewstone (Ed.), Причинная атрибуция. От когнитивных процессов к коллективным убеждениям (стр. 205-239). Оксфорд: Блэквелл.

Хиггинс, Н.С., и Джира, Б. (2001). Культура смягчает корыстную предвзятость: этические и эмические особенности причинной атрибуции в Индии и Канаде. Социальное поведение и личность: Международный журнал, 29 (1), 49 62.

Hofmann, D., & Stetzer, A. (1996). Межуровневое расследование факторов, влияющих на небезопасное поведение и несчастные случаи. Психология персонала, 49, 307-339 .

Hofmann, D., & Stetzer, A.(1998). Роль климата безопасности и коммуникации в интерпретации аварий: последствия для обучения на негативных событиях. Журнал Академии Менеджмента, 41, 644-657 .

Хофстеде, Г. Х. (1980). Последствия культур . Беверли-Хиллз, Калифорния: Сейдж.

Имахори Т. Т. и Купач В. Р. (1994). Межкультурное сравнение интерпретации и управления лицом: американцы и японцы в США реагируют на затруднительные ситуации. Международный журнал межкультурных отношений, 18, 193-210 .

Келли, Х. (1973). Процесс причинной атрибуции. Американский психолог, 28 , 107-128.

Кенуорти Дж. И Миллер Н. (2003). Атрибуционные предубеждения о происхождении установок: внешние факторы, эмоциональность и рациональность. Journal of Personality and Social Psychology, 82, 693-707.

Ким, М. С. (1994). Межкультурные сравнения воспринимаемой важности разговорных ограничений. Human Communications, 21, 128-151 .

Куабенан, Д. Р., Жилиберт, Д., Медина, М., и Бузон, Ф. (2001). Иерархическое положение, пол, серьезность аварии и причинная связь. Журнал прикладной социальной психологии, 31, 553-575 .

Крулл, Д. С. (1993). Засыпает мельницу? Влияние выводимой цели воспринимающего на процесс социального вывода. Бюллетень личности и социальной психологии, 19, 340-348 .

Кван, С.Ю., Бонд, М. Х., и Сингелис, Т. М. (1997). Общекультурные объяснения удовлетворенности жизнью: добавление гармонии в отношения к самооценке. Journal of Personality and Social Psychology, 73, 1038-1051 .

Лири, М. Л. (1990). Реакция на социальную изоляцию: социальная тревога, ревность, одиночество, депрессия и низкая самооценка. Журнал социальной и клинической психологии, 9, 221-229 .

Маркус, Р.Х. и Китайма С. (1991). Культура и себя: значение для познания, эмоций и мотивации. Psychological Review, 98, 224-253 .

Маркус, Р. Х., и Китайма, С. (1994). Коллективный страх коллектива: последствия для самих себя и самих себя. Бюллетень личности и социальной психологии, 20, 568-579 .

Мартинко, М. Дж. (1995). Природа и функция теории атрибуции в организационных науках.В М. Дж. Мартинко (ред.), Теория атрибуции: организационная перспектива. Делрей-Бич, Флорида: Сент-Люси Пресс.

Menon, T., Morris, M., Chui, C. Y., & Hong, Y. Y (1999). Культура и конструкция агентности: приписывание индивидуальным и групповым диспозициям. Journal of Personality and Social Psychology, 76, 701-717 .

Миллер, Г. Дж. (1999). Культурная психология: значение для базовой психологической теории. Psychological Science, 10, 85-91 .

Митчелл Т. и Вуд Р. (1980). Реакция руководителей на низкую производительность подчиненных: проверка модели атрибуции. Организационное поведение и человеческая деятельность, 25, 123-138.

Моррис, М. В., и Пэн, К. (1994). Культура и причина: американское и китайское приписывание социальных и физических событий. Journal of Personality and Social Psychology, 67, 949-971 .

Нурми, Дж. Э. (1992) Межкультурные различия в корыстных предубеждениях: ответы на вопросник по атрибутивному стилю американских и финских студентов. Журнал социальной психологии, 132,1,69-76.

Осей, Э. К. (1998). Социальная структура и традиционная организация аканов Ганы. Системы клановости и браки 925 54. Аккра, Гана: Tell Africa Communications.

Пэн К. и Нисбетт Р. Э. (1997). Межкультурные сходства и различия в понимании физической причинности. В М. Шилд (ред.), Труды конференции по культуре и науке . Франкфорт: Издательство государственного университета Кентукки.

Salminen, S. (1997). Принятие риска, ответственность и серьезные несчастные случаи (Люди и работа, отчеты об исследованиях 13) . Хельсинки, Финляндия: Финский институт гигиены труда.

Салминен, С., и Таллберг, Т. (1996). Человеческие ошибки при несчастных случаях на производстве со смертельным исходом и серьезных несчастных случаях в Финляндии Эргономика, 39 , 980-988.

Сарпонг П. (1974). Гана в ретроспективе: некоторые аспекты ганской культуры . Аккра, Гана: Издательская корпорация Ганы.

Шейвер, К. Г. (1970). Защитные присвоения: Влияние серьезности и значимости ответственности за несчастный случай. Journal of Personality and Social Psychology, 14, 101-113 .

Шерри, П. (1991). Приспособление человека к окружающей среде и прогнозирование аварий. Journal of Business and Psychology, 5, 411-416.

Шведер, Р. А., и Борн, Э. Дж. (1982). Меняется ли представление о человеке в разных культурах? В А. Дж. Марселле и Г.Уайт (ред.), Культурные концепции психического здоровья и терапии. Бостон: Рейдел.

Struthers, W., Colwill, N. L., & Perry, R. P. (1992). Атрибуционный анализ принятия решений на собеседовании по отбору персонала. Журнал прикладной социальной психологии, 22 , 801-818.

Тафароди Р. В. и Уолтерс П. (1999). Индивидуализм-коллективизм, жизненные события и чувство собственного достоинства: проверка двух компромиссов. Европейский журнал социальной психологии, 29, 797-814 .

Triandis, H.C. (1995). Индивидуализм и коллективизм. Боулдер, Колорадо: Вествью.

Вагнер, Дж. А. Л. (1995). Исследования индивидуализма-коллективизма: влияние на конкуренцию в группах. Журнал Академии Менеджмента, 38, 152-172 .

Уолстер, Э. (1966). Возложение ответственности за несчастный случай. Journal of Personality and Social Psychology, 3, 73-79 .

Вайнер Б. (1986).Атрибуционная теория мотивации достижения и эмоций . Психологический обзор, 92, 548-573 .

Вайнер, Б. (1995). Судебные решения об ответственности: основа теории социального поведения . Нью-Йорк: Гилфорд.

Weiner, B., & Allred, K. (1998). Влияние причинно-следственных связей на кадровые решения: перспектива социальной мотивации. Основы и прикладная социальная психология, 20, 155-166.

Вонг, М. (2000).Отношения между причинно-следственной связью, академическим опытом, академической успеваемостью и академической приверженностью. Бюллетень личности и социальной психологии, 3, 315-326 .

Ибарра, О., и Стивен, В. Г. (1999). Атрибуционные ориентации и предсказание поведения: предвзятость атрибуции-предсказания. Journal of Personality and Social Psychology, 76, 718-727 .

Цукерман М. (1979). Еще раз об атрибуции успеха и неудачи: мотивационная предвзятость жива и в теории атрибуции. Journal of Personality, 47, 245-287.

Адрес для корреспонденции:
Gyekye, Ayim Seth (GAS),
Департамент социальной психологии,
University of Helsinki, Unioninkatu 37,
00014 Helsinki, Finland.
Тел. +358 44 33 22122

Эл. Почта: [email protected]

Журнал межкультурной коммуникации, ISSN 1404-1634, 2006, выпуск 11.
Редактор: проф. Йенс Олвуд
URL: http://www.immi.se/intercultural/.

Причинно-контрфактическая теория для атрибуции явлений, связанных с погодой и климатом

Резюме

Причинно-контрфактическая теория обеспечивает ясную семантику и разумную логику для причинно-следственных рассуждений и может способствовать исследованиям и уточнению распространения атрибуции явлений, связанных с погодой и климатом.Текущая структура атрибуции событий подчиняется духу контрфактической логики. Автор предложил методологию, которая опирается на эксперименты in silico для получения как фактических, так и контрфактических вероятностей. Приписываемая пропорция также используется для обозначения того же количества. FAR, а также эти аналогичные термины, используются для передачи идеи, особенно актуальной для эпидемиологии, из которой он исходит, о том, что подверженность данному фактору риска X приводит к увеличению, скажем, частоты данного заболевания Y .В каузальной теории вероятность необходимой причинной связи PN формально включает понятие причинной атрибуции в свое определение. Наконец, на более практическом уровне исследования атрибуции с применением теории причинности требуют наличия контрфактических модельных симуляций.

Многие научные публикации, созданные UC, находятся в свободном доступе на этом сайте из-за политики открытого доступа UC. Сообщите нам, насколько этот доступ важен для вас.

Основное содержание

Скачать PDF для просмотраПросмотреть больше

Больше информации Меньше информации

Закрывать

Введите пароль, чтобы открыть этот PDF-файл:

Отмена хорошо

Подготовка документа к печати…

Отмена

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *