Что сказать матери которая потеряла сына – Слова соболезнования матери потерявшей сына

Содержание

Слова соболезнования матери потерявшей сына

Смерть — это явление, выбивающее членов семьи и друзей новопреставленного из привычного ритма жизни. Приходится внимательно подбирать фразы, которыми можно утешить родственника умершего. Гораздо сложнее найти правильные слова соболезнования матери потерявшей сына.

Как поддержать родителей при смерти ребенка

Смерть ребенка — трагическое испытание, выпадающее на участь человека. Единственное, чем можно облегчить страдания родителей в случае потери сына или дочери — выражение слов поддержки и соболезнования скорбящим отцу и матери.

Человек, переживающий горе, находится в состоянии аффекта. Его психоэмоциональное состояние нестабильно. Чаще всего любые соболезнования либо пропускаются мимо ушей, либо воспринимаются остро. Чтобы не ранить чувства скорбящей матери, нужно быть искренним, тщательно обдумывать сказанные слова.

Неправильно подобранные фразы могут оскорбить родителей, потерявших сына, усилить чувство утраты, вызвать агрессию или истерику.

Если человек, желающий поддержать мать усопшего в минуту печали, проявит максимальное участие, скажет теплые слова, выразит моральную поддержку, ему удастся нормализовать состояние скорбящей.

В какой форме выразить соболезнование матери по случаю смерти сына или дочери

Форма выражения слов соболезнования матери, которая потеряла любимого сына зависит от многих факторов. Важную роль играет степень родства с семьей умершего, местонахождение, время, когда предполагается выражение поддержки.

Соболезнования выражают при личной встрече, через телефонный разговор, посредством социальных сетей, мессенджеров, в письмах, открытках, или публикациями на телеканалах, газетах, радио.

Письменная форма соболезнований в связи с утратой сына актуальна для отдаленных знакомых и родственников. Человек присылает письмо, публикует заметки в газетах, журналах, социальных сетях. Для выражения слов скорби в письменном виде составляют авторские тексты, стихи, цитаты из художественных произведений, отрывки из Священных Писаний. Основные требования к написанию письменного соболезнования — краткость, искренность, отсутствие банальных фраз и сравнений. Матери, испытывающей горе, будет тягостно читать длинные тексты.

Нуждаетесь в совете специалиста?

Получите консультацию эксперта онлайн.
Задайте свой вопрос прямо сейчас!

Устное обращение к скорбящей — актуальная форма выражение соболезнования после гибели сына. Устно соболезнуют матери близкие родственники, знакомые семьи, соседи. Прийти и поддержать родителей словами утешения может человек, который был близко знаком с их умершим ребенком. Обычно, человек интуитивно понимает, что следует говорить, находясь рядом с горюющей матерью. Но, иногда происходит так, что подходящих слов соболезнования не находится. Тогда желание поддержать сменяется молчанием, плачем или попыткой не попадаться на глаза скорбящей матери. Вблизи говорят подходящие слова, проявляют физическую поддержку — обнимают, смотрят в глаза. Человеку помогают преодолеть потерю, отпустить умершего, ведь пришла пора провожать его в последний путь.

Для матери, похоронившей сына, используют 2 формы выражения соболезнования, применяемые в письменном и устном варианте — проза или стихи.

Проза включает в себя высказывания:

  • своими словами — собственные переживания, сочувствие;
  • специально составленные траурные тексты: написанные собственноручно либо позаимствованные;
  • официальные соболезнования — слова от коллег, официальных лиц;
  • отрывки из художественных произведений или Библии — используют притчи, легенды, молитвы.

Стихи — особая форма траурного выражения соболезнования. Поэзия о горестном событии имела популярность в узких кругах.

Читать стихи об утрате матерью сына может только близкий человек — сама мать, кровный родственник, лучший друг. Исключения составляет ситуации, если умерший сын был поэтом. Стихотворения с соболезнованиями подходят для более поздних дат поминовения: 40 дней, годовщина. Подобная форма выражения скорби без предварительного согласования, может быть неуместной или расценена как насмешка над скорбящими родителями.

Какие слова нельзя говорить

Существуют слова, абсолютно неуместные при выражении соболезнования матери потерявшей сына или дочь. К таким относятся:

  1. Не отчаивайся, вытри слезы. Нет ничего более оскорбительного для матери, чей сын умер, услышать наставления. Гостя воспримут как бестактного, равнодушного, грубого человека.
  2. Время лечит, все наладится. Простые фразы, употребляемые для поддержания скорбящих людей, не особенно актуальны при соболезновании матери, потерявшей сына. Боль в душе родителей не стихает спустя много лет.
  3. Молодая, родишь еще. Такие слова несут откровенно оскорбительный характер для матери, чей ребенок умер. Те, кто переживает утрату, воспримут фразу равнодушной, полной безразличия к произошедшему горю.
  4. Отмучился. Такие слова говорят про долго болеющего человека, намекая на окончания его мучений. Независимо от того, как пришлось умирать сыну, горюющей матери подобное соболезнование покажется грубым и бестактным.
  5. Слава Богу, что сама жива. Хорошо, что второй ребенок здоров. Нет ничего положительного в смерти ребенка для матери. Альтернатива не облегчает горести.
  6. Такое, к сожалению, происходит. Люди кого-то теряют. От судьбы не уйдешь. Это констатация факта. Информация известна окружающим, но от того не становится ценной. Скорбящей матери нет дела до других. Ее волнует собственная утрата любимого сына. Такие слова будут восприняты негативно.
  7. Причина всему…, если бы не… Искать вину других людей или обстоятельств не имеет смысла. В горе учатся прощать и отпускать. Слова осуждения не облегчат состояние родителей, потерявших сына. Наоборот, вызовут наплыв эмоций, расстроят.
  8. Тебе нужно быть сильной ради детей. Не забывай, что у тебя есть муж. Все страдают, держись. Такие слова вместо соболезнований не принесут желаемого результата. Пока психоэмоциональное состояние не восстановится, надеяться на разумное поведение матери, потерявшей родного сына бессмысленно.
  9. Не будет больше детского смеха в этом доме. Фраза, показывающая безысходность ситуации, звучит, как приговор.

Если человек сомневается в собственных способностях выражать искренние соболезнования, следует подготовиться заранее, составить примерный план речи, или ограничиться одной фразой.

Примеры слов утешения для матери по случаю смерти сына или дочери

Ниже приведены примеры утешительных фраз для матери, потерявшей сына. При необходимости можно воспользоваться готовой формой соболезнования или составить на ее основе собственную речь.

Слова соболезнования по поводу смерти сына или дочери:

  1. Нет слов на земле, чтобы описать горести утраты ребенка. Крепись.
  2. Соболезную горю. Рассчитывай на мою помощь.
  3. Это большая утрата для всех. Мы переживаем горе с тобой. Божья любовь поможет нам справиться.
  4. От тебя ушел сын, ангел, твоя плоть и кровь, часть сердца и души. Ничто не сравнится с такой утратой. Соболезнуем и молимся.
  5. Ваше горе — непостижимо. Примите от нас соболезнования. Мы молимся о покойном.
  6. Тебе сейчас тяжело, не передать словами насколько. Но ты не одна в своем горе. Рассчитывай на помощь и поддержку со стороны окружения.
  7. Никто не знал сына, дочь лучше тебя, но в памяти людей он навсегда останется добрым, молодым и жизнерадостным. Соболезнуем.
  8. Примите от нас искренние соболезнования. Ваша потеря повергла в шок весь коллектив. Если Вам понадобится помощь, мы с радостью откликнемся. Крепитесь.
  9. Страшно понимать, что это правда, а не нелепая ошибка. Примите искренние слова соболезнования.
  10. Ваш сын был лучиком света в этом темном мире. Нам всем его не хватает.
  11. Это невозможно осознать. С этим нельзя смириться. Дай Бог Вам веры, силы и терпения.

Короткие, лаконичные соболезнования по поводу смерти дочери или сына прозвучат искренне, трогательно, тепло. Нежелательно сочинять длинные речи, они плохо воспринимаются.

Выразить матери слова соболезнования по случаю смерти ребенка, порой, сложно. Но, делать это следует, так как поддержка, искреннее участие и сочувствие необходимы людям.

Статья проверена редакцией сайта

sorokoviny.ru

Что нужно сказать матери потерявшей ребенка

Когда женщины теряют ребенка, то они очень быстро обнаруживают, что все они не хотели бы слышать от других одни и те же слова. Эти слова, конечно, говорятся не со зла, а в попытках смягчить боль. Этот список был составлен матерями для того, чтобы помочь другим людям понять потерю ребенка и во многом он также отражает состояние обоих родителей.
Пытаясь помочь женщине, потерявшей ребенка, лучшее правило – быть тактичным: не высказывайте личного мнения о ее жизни, решениях и перспективе последующих детей. Ни одна женщина не ищет советов и мнений среди своих близких и знакомых по поводу того, почему это случилось и как ей с этим справляться.

• Не говорите: «На все воля Божья». Даже если мы прихожане одной церкви, то если вы не священник и я не ищу у вас духовного совета, пожалуйста, не говорите, что хочет Бог. Кроме того, много ужасных вещей происходит по воле Бога, но от этого они не становятся менее ужасными.
• Не говорите:«Это к лучшему – возможно что-то было не так с ребенком». Действительно, что-то было не так, и в этом все и горе. Не надо, пожалуйста, это подчеркивать лишний раз.

Не говорите: «У тебя еще будут другие дети». Этот малыш незаменим. Если бы мне пришлось выбирать: потерять ребенка или проткнуть себе глаз вилкой, то я бы не замедлительно это сделала. ––Не говорите: «Не пора ли уже жить дальше?». Горе мне совсем не в удовольствие, я бы хотела, чтобы этого никогда не случилось, но так произошло и это стало навсегда частью меня. Боль утихнет в свое время, ни я, ни вы не можем установить этот срок.

• Не говорите: «Теперь у тебя есть ангелочек». Я не хотела, чтобы мой ребенок стал ангелом. Я хотела, чтобы он меня похоронил в старости.

• Не говорите: «Я понимаю, как ты себя чувствуешь».
Если вы никогда не теряли ребенка, вы не знаете этого чувства!
• Не рассказывайте мне ужасных историй о своих соседях, кузинах, матерях, у которых был худший опыт. Меньше всего мне сейчас нужно узнать, что это может случиться 6 раз или что я могла бы вынашивать до последней недели, а потом 20 часов рожать уже мертвого ребенка. Эти истории пугают, ужасают и заставляют плакать по ночам от отчаяния. Даже, если они закончились хорошо, не надо со мной ими делиться.
• Не делайте вид будто ничего не случилось и не переводите тему, если я ее завела. Если я говорю: «До того, как ребенок умер…» или «когда я была беременная…» не пугайтесь. Если я об этом говорю, значит я хочу об этом говорить. Давайте мне говорить. Делая вид, что ничего не случилось, вы заставляете меня чувствовать себя одиноко.
• Не говорите: «Это не твоя вина». Может быть, моей вины здесь и не было, но это была моя ответственность и я не справилась. От того, что я не имела шанса на успех, мне только хуже. Это маленькое создание полагалось на меня, а я не смогла сделать так, чтобы оно появилось на свет. Я должна была бы заботиться о нем всю жизнь, но не смогла ему дать даже детство. Вы не представляете, как я зла на свое тело!

• Говорите: «Я сожалею». Этого достаточно. Не нужно красноречия. Скажите это искренне и это будет иметь значение.
• Говорите: «Когда-нибудь вы будете отличными родителями» или «Вы прекрасные родители и ребенок был счастлив с вами».Нам обоим нужно это слышать.
• Говорите: «Я зажег свечу для вашего малыша» или «Я помолился за вашего малыша». Пошлите цветы или открытку – все они дают мне ощущение, что мой ребенок был любим. Не посылайте повторно, если я не отвечаю. Не звоните по несколько раз и не сердитесь, если включен автоответчик и я не перезваниваю. Даже, если мы близкие друзья. Вы мне поможете тем, что не будете некоторое время от меня ничего ждать.
Если вы начальник или коллега:
• Осознайте, что у меня в семье произошла смерть, а не просто медицинские обстоятельства.
• Осознайте, что в добавок к физическим последствиям, которые я могу испытывать, я какое-то время буду скорбеть. Пожалуйста, обращайтесь со мной, как и со всяким другим, у кого умер любимый человек. Мне нужно время и пространство.

• Пожалуйста, не приводите своего ребенка на работу. Если ваша племянница беременна или у дочери только что родился ребенок, не делитесь со мной этой новостью прямо сейчас. Не то, чтобы я не могла за них порадоваться, но при виде каждого улыбающегося малыша, каждой сияющей новоиспеченной мамы мне невыносимо больно на сердце. Я могу выглядеть нормально, но очень может быть, что я все еще плачу каждый день. Могут пройти недели прежде, чем я смогу не думать об этом хотя бы в течение часа. Вы узнаете, когда я буду готова. Я сама скажу: «Ваша дочь уже родила ребенка?» или «Как ваш малыш? Давненько я его не видела».

Самое главное, помните, что это худшее, что когда-либо со мной случалось.

www.baby.ru

Что сказать родителям, потерявшим ребенка?

Что сказать родителям, потерявшим ребенка?

Размышления свщ. Сергия Круглова.

Любой священник подтвердит, что нужно видеть глаза человека, слышать его голос, брать его руки в свои, и, даже если нет на это сил, утешать, как заповедано Христом… Помните слова отца Алексия Мечёва: «Утешайте, утешайте народ Божий!..» А разве, по совести говоря, кто-то из нас нуждается в чем-то другом? Но, что можно сказать родителям, потерявшим ребенка?

Все, о чем я скажу далее, и не утешение даже, а размышление. Горькое — ведь мне, как и всякому батюшке не раз приходилось хоронить детей. (В маленьком Минусинске, где немногим более 80 000 жителей, в год около полутора тысяч похорон. И стариков-то мало умирает, все больше — зрелых и молодых… И, увы, немало детей.) Стоишь на кладбище, ежишься от пронизывающего ветра, выглядываешь: и где она, похоронная процессия, где катафалк? Но нет катафалка: подъезжает скромная «шестерка», и под мышкой несут маленький ящичек, не больше того, что используют для помидорной рассады… И вот — отпевание. И полные упования слова из Чина отпевания младенцев не особо радуют и обнадеживают, и дым из кадила, как бы ни был хорош ладан, — горек и невыносим…

Горькие мои мысли и тревожные. Тревожные, ведь и у меня трое детей. Старшая — совсем взрослая, другие — еще младшеклассники. Честно говорю: потеряй я одного из них — не знаю, как я смог бы это перенести. Ни за что не ручаюсь, правда.

Но если я за себя не ручаюсь — как жить?! Опереться на что, на кого?!

Младенец, коему нет и года… Венчик бумажный — слишком тяжел для маленького лобика?.. И как ответить на немой вопрос родителей: «За что?!» Молодые папа и мама, хорошие, добрые христиане, несколько лет просящие Бога им, бездетным, дать ребенка. И вот…

Девочка. Около трех лет. Цирроз печени. Ну откуда бы?! Мама спохватилась, крестил я ее на дому, на Рождество Христово. Помню, были со мной и сотрудники социальной службы, привезли рождественские подарки, но девочка, раздувшаяся от водянки, не в силах даже стонать, не то что плакать, почти и не глянула на яркие игрушки, на шоколадки и мандарины. А через два дня ее уже хоронили.

Парень — 17 лет, саркома. Сгорел быстро, родные не успели понять даже что к чему…

Девушка, единственная, любимая дочь у матери, уехала учиться в большой город… Там ее убили. И мама замкнулась в себе, закаменела в своем неизбывном горе. Мама ходит в храм, исповедуется, причащается даже, выпала из обыденной жизни совершенно. Устроив на могиле дочери мавзолей, проводит там все дни, забросила работу и повседневные дела, вся — в служении умершей дочери… Кормит белок на ее могиле, и прыгают эти сытые, разжиревшие белки…

Мальчик-дошкольник. Сгорел в доме по неосторожности матери… Она была на похоронах, но не смогла выйти из машины. И я не смог подойти близко, такие черные волны горя рвались оттуда. Благословил издали…

Нет горя на земле горше, чем горе матери, потерявшей ребенка: Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться о детях своих, ибо их нет (Иер 31:15).

Как быть, если это произошло? Как быть священнику, к которому пришла мать и с этим горем, и со страшными, отчаянными вопросами, на которые нет ответа? (А какого труда ей подчас стоит совершить такой приход в храм!..)

Самое последнее дело — что-то доказывать страдающей матери. И надеяться, что раненое сердце ее будет внимать логике… «Нет, не хорошо, что умер!» — закричит сердце матери — и будет право. Потому что — поверх всех резонов мира сего — живое чувство материнства в ее сердце вложил Сам Бог. Всякая мать (не говорю о крайних случаях, о патологиях, когда мать равнодушна к судьбе ребенка или убивает его, делая аборт (пусть кто-то скажет, что ныне в обществе таким случаям несть числа, но все же они — страшное исключение…)), желает счастья, радости, здоровья, а главное — жизни своему чаду.

Но нам ни на минуту нельзя забывать о Христе, нам нужно помнить, что Он, мудро и по-детски пойдя на смерть, — воскрес.

Не смог умереть.

И нам — не даст, если будем с Ним…

Желает мама чаду, осознанно или подспудно, — той самой вечной жизни, которую и нам даровал, воскреснув, Христос, которую мы, худые чада Церкви, должны бы, по Символу веры, «чаять», но воспоминание о ней, вечной жизни, подчас едва теплится в ожиревшем нашем сердце, полном чаяний совсем о другом, о сиюминутном…

Поэтому — что сказать матери, потерявшей ребенка? Да, сказать правду: он не перестал существовать, и сейчас на ступень ближе к вечной жизни, чем вы сами. Вряд ли надо говорить, что «ему сейчас хорошо». Как может мама согласиться, что чаду хорошо без нее? Если вы любите свое дитя, то все равно будете с ним, ведь «любовь — не эмоция, любовь — это связь между объектами». Разлука тяжела, но она не вечна…

«Быть вместе с ним», надев петлю на шею? — даже не думайте. Вот в этом случае точно с ним не будете. И боль свою — не утешите, только усугубите.

Но если вы хотите быть вместе с ребенком, а он — у Бога, то Бога вам не миновать. Употребите жизнь не только на то, чтобы горевать об утрате, но и на то, чтобы измениться самой, войти в эту вечную жизнь и тоже быть с Богом. Только возле Него вы встретитесь с утраченным чадом.

Смерть — это не смерть. Это еще одни роды. Ребенку, пока он девять месяцев плавает в утробе мамы, тоже кажется, что это — весь его мир, что никакого другого нет… И вдруг, приходит страшное испытание: начинают его рвать-тянуть-лишать привычной среды обитания… «Ну все, конец!» — думает ребенок, ан глядь, выходит он в новый мир.

Новый? Насколько наш мир иной по отношению к чреву беременной женщины?.. Иной, но тот же самый. Вот так и «тот свет» — тот же самый, хотя и иной…

Мама воскликнет: «А чем докажете?!»

Вот тут я, правда, не знаю, что сказать… Чем же я докажу?! Правда, не знаю. Могу только одно сказать: «Ну так а что ж делать-то нам с вами, родные вы мои?! Ну что?! Ну, давайте потерпим, поверим Богу на слово!.. Доживем, а там видно будет!»

Наверное, больше и ничего, уж простите… Страшная она штука, жизнь. Рискованная. Но надо ее жить, эту жизнь. Надо идти вперед, ради тех, которых мы любим…

Еще раз оговорюсь: все это можно сказать тому родителю, кто расположен слышать, а такая способность человека — уже половина исцеления его душевной раны. Но одно предупреждение: если будешь это все говорить издалека, с высоты своего понимания, без искреннего сострадания к человеку, толку не будет. Исцеляет только любовь Христова. А она подается не иначе, как через нашу любовь, как вода к растению поступает не просто так, а по системе капилляров, нарушишь которую — и самый щедрый полив пропадет втуне, растение погибнет… Бери этого человека на себя, говори, или молчи, или плачь вместе с ним, или просто молись о нем, — как тебе твое сердце подскажет… А нет этой любви — кайся. Кричи: «Христе, нет любви у меня, сделай что-нибудь! Не оставь нас, грешных! Верую, Господи, помоги моему неверию!» Вера, видишь ли, через которую Господь творит чудеса, — это не просто «нечто и туманна даль», не мифический флогистон, витающий в пространствах, не умозрение, — это орган, мускул внутри человека. А его надо как-то тренировать, прилагать усилия к его шевелению… И, призывая страдающего родителя: «Веруй!» — надо учиться веровать самому, работать атрофированным мускулом. Иначе, ежели не можешь сам плавать, как же утопающего спасешь?..

свщ. Сергий Круглов

Похожее

dishupravoslaviem.ru

Как пережить смерть сына: советы психолога :: SYL.ru

Жизнь всегда заканчивается смертью, умом мы это понимаем, но когда из этого мира уходят дорогие люди, эмоции берут верх. Смерть забирает в небытие одних, но в то же время ломает других. Что сказать матери, которая пытается пережить смерть единственного сына? Как и чем помочь? На эти вопросы все еще нет ответов.

Время не лечит

Психологи, конечно, помогают осиротевшим родителям. Дают советы, как пережить смерть сына, но прежде чем к ним прислушаться, нужно понять несколько важных вещей. Особенно это касается тех, кто хочет помочь пережить горе своим друзьям или родственникам.

Никто не в состоянии смириться со смертью своего ребенка. Пройдет год, два, двадцать, но эта боль и тоска все равно никуда не денутся. Говорят, что время лечит. Это не так. Просто человек привыкает жить со своим горем. Он может также улыбаться, заниматься любимым делом, но это будет уже совершенно другой человек. После смерти ребенка внутри родителей навсегда селится черная глухая пустота, в которой острыми осколками ютятся несбывшиеся надежды, невысказанные слова, чувство вины, обида и злость на весь мир.

С каждым новым вдохом эти осколки словно увеличиваются, превращая внутренности в кровавое месиво. Конечно, это метафора, но те, кто задаются вопросом, как пережить смерть сына, испытывают примерно такие ощущения. Пройдет время, и кровавое месиво уже станет привычным явлением, но стоит какому-то внешнему раздражителю напомнить о случившемся, как острые шипы тут же вырвутся из объятий пустоты и с остервенением вопьются в уже немного зажившую плоть.

Стадии горя

Для родителей потеря сына - страшная трагедия, потому что невозможно найти причину, что оправдает этот уход. Но хуже всего, что от этой муки нет лекарства. Вместе со смертью ребенка мать хоронит и свое сердце, невозможно пережить смерть сына, как невозможно сдвинуть гору с места. Но страдания можно облегчить. Нужно прожить свое горе от начала и до конца. Будет невероятно сложно, до невозможного непросто, но самой природой заложен естественный механизм снятия напряжения от сложных обстоятельств. Если пройти все этапы, то станет немного легче. Итак, через какие этапы проходит тот, кто пережил смерть сына:

  1. Шок.
  2. Рыдания и истерики.
  3. Депрессия.
  4. Траур.
  5. Прощание.

Подробнее об этапах

Что касается этапов прохождения сквозь горе, то сначала родители чувствуют шок, такое состояние длится от 1 до 3 дней. В этот период людям свойственно отрицать случившееся. Они думают, что произошла ошибка или это какой-то дурной сон. Некоторые родители застревают на этом этапе на долгие годы. В результате у них начинают наблюдаться серьезные психические отклонения. К примеру, мать, у которой умер годовалый малыш, может долгие годы гулять в парке, укачивая в коляске куклу.

Вскоре после шока и отрицания наступает этап рыданий и истерик. Родители могут кричать до хрипоты, а потом впадать в состояние полного эмоционального и физического истощения. Это состояние длится примерно неделю, а потом переходит в депрессию. Истерики случаются все реже, но вместе с этим в душе начинает расти гнев, тоска и ощущение пустоты.

После депрессии у родителей начинается траур. Они часто вспоминают своего ребенка, прокручивают самые яркие моменты из его жизни. Душевная боль на время отступает, но потом накатывает вновь, хочется высказаться или поговорить с кем-то о сыне. Этот этап может длиться очень долго, но потом родители все же прощаются со своим ребенком и отпускают его. Тяжелые, душевные терзания превращаются в тихую и светлую грусть. После такой трагедии жизнь никогда не станет прежней, но нужно жить дальше. Жаль только, что оптимистичные речи знакомых не ответят на вопрос, как помочь матери пережить смерть сына. Только пережив горе от начала и до конца, можно почувствовать некоторое облегчение.

Творчество, спорт, разговоры

Невозможно вылечить боль от потери ребенка, но можно обуздать ее, притупить и научиться отвлекаться. Как пережить смерть сына? Можно начать с простого, например, с творчества. В честь умершего сына неплохо будет нарисовать картину, написать стих или начать вышивать. Отлично отвлекают от мыслей физические нагрузки. Чем больше нагрузки, тем сильнее они притупляют эмоции.

Не стоит держать все в себе, обязательно нужно поговорить с кем-то, лучше всего если это будет человек, который находится в похожей ситуации, или смог справиться со своим горем. Конечно, может быть и такое, что поговорить не с кем, тогда нужно написать обо всем, что беспокоит. Выражать свои чувства при письме намного легче, чем в разговоре, к тому же высказанные, пускай и таким образом эмоции станут оказывать меньшее давление.

Врачебная практика

В подобных вопросах лучше воспользоваться советами психолога. Как пережить смерть сына, они конечно не научат, но немного помогут. В первую очередь, стоит обратиться к хорошему специалисту. Особенно это касается тех, кто не в состоянии самостоятельно справиться со своими переживаниями. В походе к психологу нет ничего зазорного, этот врач может подсказать лекарственные препараты, которые немного снимут эмоциональное напряжение, улучшат сон и общее самочувствие организма. Также психолог выпишет несколько полезных рекомендаций, подобранных индивидуально для каждого пациента.

Не стоит прибегать к помощи алкоголя или наркотических веществ, также не нужно самостоятельно назначать себе серьезные препараты. Эти способы не помогут пережить смерть сына, а только сильнее усугубят ситуацию.

Обязательно стоит придерживаться режима дня. Пусть через силу, но нужно есть. Необходимо заставлять себя ложиться спать в одно и то же время. Правильный режим помогает уменьшить количество гормонов стресса в организме.

Нерастраченная любовь

Существует еще один способ пережить горе. Смерть сына, как настоящее проклятие, будет нависать черной тучей над головами родителей везде, где бы они ни были. В один момент в их мире стало пусто, больше некого любить, некому дарить свою заботу, не на кого возлагать надежды. Люди замыкаются в себе, перестают общаться с окружающими. Они словно варятся в собственном соку.

Но человек не создан, чтобы жить в одиночестве. Все, что есть в жизни каждого из нас, мы получаем от других людей, так что не стоит отказываться от помощи, не нужно игнорировать звонки друзей и родственников и хотя бы раз в несколько дней надо выходить из дому. Человеку кажется, что его страдания невыносимы, время и земля остановились, и больше не существует ничего и никого. Но осмотритесь, разве другие люди перестали страдать или умирать?

Закон психологии

Тяжелее всего переживать смерть взрослых детей. В тот момент, когда кажется, что жизнь прожита не напрасно, вдруг почва уходит из-под ног, когда сообщают о смерти взрослого сына. Прожитые годы начинают казаться бессмысленными, потому что все делалось ради ребенка. Так как пережить смерть единственного взрослого сына? В психологии существует простой и понятный закон: чтобы уменьшить собственную боль, нужно помочь другому человеку.

Если родители потеряли собственного ребенка, это вовсе не значит, что их заботы и любовь больше никому не нужна. Существует множество людей, как детей, так и взрослых, которым необходима помощь других. Люди заботятся о своих детях не потому что ждут от них благодарности, а делают это ради их будущего и будущего последующих поколений. Заботу, которую больше не могут получить умершие дети, нужно направить на других, иначе она превратится в камень и убьет своего обладателя.

А в то время, пока человек будет себя жалеть и страдать, где-то, не дождавшись помощи, умрет еще один ребенок. Это самый действенный способ, который поможет пережить смерть взрослого сына. Как только осиротевшие родители начнут помогать нуждающимся, они станут чувствовать себя намного лучше. Да, сначала будет непросто, но время сгладит все углы.

Несколько полезных рекомендаций

Очень часто смерть ребенка вызывает у родителей чувство вины. Предотвратить трагедию, изменить историю - они думают, что могли бы что-то сделать. Но как бы там ни было, человеку не дано предсказывать будущее и менять прошлое.

Также родители считают, что они не вправе больше испытывать счастье после смерти ребенка. Любые положительные эмоции воспринимаются как предательство. Люди перестают улыбаться, изо дня в день делают уже до автоматизма заученные манипуляции, а вечерами просто смотрят в пустоту. Но неправильно обрекать себя на вечные страдания. Для ребенка родители – это целый мир. Что бы сказал ваш ребенок, если бы увидел, как в его отсутствие рушится его мир?

Почтение умершему

Выразить свое почтение умершему можно и другими способами, не обрекая себя на вечные мучения. Например, можно чаще навещать могилу, молиться за упокой, сделать альбом счастливых фотографий или собрать вместе все его самодельные открытки. В периоды тоски нужно вспоминать только счастливые моменты и благодарить за то, что они были.

Во второе воскресенье декабря в семь вечера на подоконник нужно поставить свечу. В этот день родители, потерявшие детей, объединяются в своем горе. Каждый огонек дает понять, что дети осветили их жизни и навсегда останутся в памяти. А еще это надежда на то, что горе не вечно.

Как пережить смерть сына? Советы батюшки

За помощью можно обратиться к религии. Как показывает практика, вера многим помогает справиться с горем. В православии говорится, что родитель сможет увидеть своего ребенка после смерти. Это обещание очень приободряет стареньких родителей. Буддизм говорит, что души перерождаются и наверняка в следующей земной жизни мать и сын встретятся вновь. Надежда на новую встречу не позволяет матери сломаться или преждевременно уйти из жизни.

Правда, есть и те, кто отворачивается от веры. Они не понимают, почему Бог забрал именно их ребенка, когда в мире продолжают разгуливать убийцы и маньяки. Убитым горем родителям батюшки часто рассказывают одну притчу.

Притча

Однажды у одного старика умерла дочь. Она была очень красивой и юной, безутешный родитель просто не находил себе места. После похорон он каждый день приходил на гору Арарат и спрашивал у Бога о том, почему он забрал именно его дочь, которая могла прожить еще долгие годы.

Долгие месяцы старик уходил без ответа, и вот однажды перед ним явился Бог и попросил старика сделать ему посох, тогда он и ответит на его вопрос. Пошел старик в ближайшую рощу, нашел упавшую ветку и сделал из нее посох, но стоило на него опереться, как тот сломался. Пришлось ему искать материал покрепче. Он увидел молодое деревце, срезал его и сделал посох, который получился на удивление крепким.

Принес старик свою работу Богу, тот похвалили посох и спросил о том, почему он срезал молодое деревце, которому еще расти и расти. Старик все рассказал, и тогда Бог произнес: «Ты сам ответил на свои вопросы. Чтобы опереться на посох и не упасть, его всегда делают из молодых деревьев и веток. Вот и мне в моем царстве нужны молодые, юные и красивые, которые могут быть опорой».

Дети – это лучи, что освещают нашу жизнь. С их приходом мы многое переосмысливаем и многому учимся. Вот только не всем суждено жить долго и счастливо, нужно это понять и продолжать жить, храня в сердце радость от того, что этот ребенок когда-то был рядом.

www.syl.ru

Слова утешения матери потерявшей сына

Молитва матери, потерявшей дитя

Из письма:

«…Уже полгода, как в нашем доме не затихает горестный плач. Мы потеряли дочь. Она играла на улице возле дома с девочкой из соседней квартиры. Когда жена выглянула, их уже не было. Сначала жена решила, что девчонки в дом забежали, но потом выяснилось, соседская девочка рассказала, что нашу дочь увела за ручку какая-то тетя. С тех пор мы ее больше не видели. Розыск бесполезен. Я запретил жене слушать душераздирающие истории о том, что детей крадут из-за органов для операций. Говорю ей, что, наверное, нашу дочку кто-то бездетный украл. В общем, пытаюсь хоть как-то поддержать ее. Но вижу, что от горя она медленно сходит с ума.

Я каждый день проклинаю тех, кто решился доставить родителям такое горе, проклинаю и тех, кто родил этих злодеев.

Если можно, опубликуйте молитву для несчастных родителей, потерявших своих детей. Спасибо Вам! Есть еще на земле люди, которые делятся способом выживания, дают надежду. Ваши заговоры как остров для утопающих. Николай Григорьевич С.».

Письмо второе:

«…Два года прошло с тех пор, как нам сообщили, что Андрюшенька, наш единственный ненаглядный сыночек, без вести пропал в армии. Он был очень добрым мальчиком. Я плохо вижу, и до призыва в армию он читал мне вслух книги. А какой он был заботливый. Ночью вставал и укрывал меня. Видя мои слезы во время проводов в армию, обещал писать каждый день и слово свое сдержал. Письма шли с задержкой, но все даты стояли день за днем. Когда писем не стало, я сразу поняла, что случилась беда.

В своих письмах Андрей писал: «Мама, я не хочу и не могу никому причинить зло, ведь у всех есть матери, даже у врагов. Смерти я не боюсь, а боюсь того, что ты будешь горько плакать, если меня не станет, что я не смогу тебе помочь, когда ты совсем состаришься. От этой мысли мне так больно. Зачем это все? Почему люди не могут жить в мире и согласии? Нас, наверное, ненавидят, а потому и убивают. Но не по своей воле мы здесь». Это было последнее письмо моего сыночка. А за неделю до того, как я его получила, произошло вот что. Вечером, около 22 часов, я услышала стук в дверь. Спросила: «Кто там?» – «Мама, это я, Андрей», – раздался голос сына. Я вскрикнула, распахнула дверь, но за ней никого не было. В ту же ночь я проснулась от того, что кто-то укрыл мне ноги теплым одеялом, как когда-то это делал мой сыночек. Но я понимала, что это не он. Ведь дверь-то была на задвижке, ее можно открыть только изнутри.

добавить стихотворение в закладки?

А я ее не открывала. Когда меня опять сморил сон, я вдруг ясно, как наяву, увидела своего Андрюшу. Он сказал:

– Мама, я в плену у чеченцев. Они бьют меня и издеваются. У меня не осталось сил. Прости меня, мама. – И заплакал.

Утром я стала убеждать себя, что это просто сон, а сны бывают всякие: и плохие, и хорошие. Но на душе было невыносимо тягостно. И вот мне сообщили, что он пропал. В сердце как будто кто иглу вонзил. Боль не проходит. Я, как больной зверь, мечусь по комнате, не могу ни спать, ни есть, ни думать о чем ином, кроме как о сыне. Я одна в своем страшном горе».

Читают эти молитвы в часы отчаяния.

Молитва матери, надеющейся, что ее ребенок, пропавший без вести, выживет

Господи, помоги!

Господи, благослови!

Прими, Господи, весла

от берега слез грести.

Белое море, Черное море,

суши, рассуши, сохни.

Собери сорок дорог моему ребенку,

при каждом пути, при каждой дороге.

Дай, Господи, по ангелу-хранителю,

от обид и горя – по Избавителю.

Недуги, невзгоды, ненависть,

Нечистый дух, нечисти…

Сними с него ангелом угнетение,

моим ангелом дай ему терпение,

Сотвори Своею руцею избавление.

Из всех сорока дорог дай возвращение.

Матушка, Мать Мария,

Ризу Свою сними, покрой и укрой.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Еще одна молитва, которую можно читать в часы отчаяния.

Утешение матери, схоронившей свое дитя

Утоли печали мои, Господи.

Рану сердца моего исцели.

Укрепи дух души и телеси моего.

Утешенья, прибежища прошу,

отчаянью моему нет предела.

Боже благой, Боже честной.

Ангелы Твои приняли дыханье чада моего.

Ты, Господи, утешь душу мою,

Сердце, истерзанное в тоске, укрой.

Укрепи в страданье тяжком моем

и осуши слезы мои добротой Своею.

Светом покоя пролейся на меня, рабу Твою (имя).

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу.

Ныне и присно и во веки веков.

Аминь. Аминь. Аминь.

Что сказать матери, потерявшей сына?

Матери, потерявшей сына

Журавушка

Проститься с ребёнком при жизни своей –
Нет горя сильней.
В заоблачный путь провожать сыновей –
Нет боли больней.
Тревожного сна, как свидания, ждать –
Нет страха страшней.
И стынет душою несчастная мать,
И холодно ей…
А мысли о том, что помочь не смогла
Сынку своему,
Летают в душе, как седая зола
В остывшем дому…

«Прости, сынок, что не уберегла
Души твоей, растаявшей в тумане.
Теперь меня лишь только память манит
К тебе – отдать всё то, что не смогла…
Лежи, родной, ведь ты обрёл покой
В том мире, где ты больше не со мной…»

18.06.07-2015

Полгода назад моя близкая знакомая потеряла взрослого сына.
Не было ему места на Земле.
Пагубная страсть поставила барьер между ним и всем миром и вырвала его из жизни.

© Copyright: Журавушка, 2007
Свидетельство о публикации №107061801611

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Журавушка

Рецензии

Написать рецензию

Очень жаль,что определенного рода страсти убивают детей.это страшно.Соболезную этой женщине.До слез.

Алла Боярская-Рогова   16.09.2015 00:50   •   Заявить о нарушении

+ добавить замечания

Спасибо вам за понимание и за сочувствие, Аллочка.
Всего вам доброго!

Журавушка   17.09.2015 20:39   Заявить о нарушении

Я это всё прошла… Я с Вами и Вашим горем, матери, потерявшие своих детей из — за наркотиков.

Проклятье матери
В память о безвременно ушедшем сыне Алексее. Сегодня ему должно было исполниться 42 года.

За всех матерей, что детей потеряли,
Кричу в небеса «Накажи сволочей!
Хочу, чтобы ироды эти узнали,
Как страшно стоять на могиле детей!»

Какие слова! Героин, наркодиллер,
Зависимость, ломка и ранняя смерть…
И крутится в жизни кошмарочный триллер,
Который без слёз невозможно смотреть.

Вы их раздавили, как божьих коровок,
А мы их рожали, как божьих детей.
Их жизненный путь оказался недолог.
Ответьте за гибель их жизнью своей.

О, если б собрать этих нелюдей вместе,
Всех в кучу одну и затем расстрелять!
Греха не боюсь. Если боль мою взвесить,
Господь оправдает несчастную мать.

Земля загорится у вас под ногами,
В которую сына родного кладу.
Навечно с Всевышним я вас проклинаю
И вам забронирую место в АДУ.

Галина ГНОККС (Карпюк – Слепакова)
11.02.2015 г. Санкт-Петербург

Галина Карпюк   23.11.2015 21:05   Заявить о нарушении

Галине ГНОККС:

Самое страшное горе — это горе убитой смертью своего ребёнка матери. И строки ваши — они как крик, как попытка достучаться до небес. Понять это в полной мере может только тот, кто сам испытал такое.
Не дай Бог проклятому зелью снова и снова губить наших детей.

Журавушка   24.11.2015 22:37   Заявить о нарушении

+ добавить замечания

На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные — в полном списке.

Написать рецензию     Написать личное сообщение     Другие произведения автора Журавушка

Официальная страница "ЮЖНЫЙ ФРОНТ" | 06.01.2015 в 00:30

Горе матери, потерявшей сына невозможно описать. Из-за людской ненависти, безрассудства, радикализма, 8 месяцев назад Фатима Папура лишились самого драгоценного, что было в ее жизни – своего единственного сына – семнадцатилетнего Вадима. Он стал самым юным погибшим 2 мая в Доме профсоюзов – выпал из окна горящего здания.

ЧЕРНАЯ ПЯТНИЦА, ИЛИ ДЕНЬ, ОБОРВАВШИЙ ВСЕ

Это была обыкновенная пятница – майский выходной. С утра ничего не предвещало беды. Родители затеяли генеральную уборку. Вадим, как обычно, им помогал. Затем засел за книги.

«Он говорил, что, может быть, пойдет дежурить в лагерь на Куликово поле, – вспоминает Фаима Папура. – Сказал – «Может быть, если мне позвонят». Когда начались события на Греческой – он был дома. Мы вместе смотрели прямую трансляцию по телевизору. Тогда я не могла представить, что будет такой ужас. Когда увидела, что на Греческой начали стрелять и разбирать брусчатку, то сразу поняла – это не одесситы. Потому что ни один одессит не будет так кощунственно относиться к родному городу».

Момент, когда Вадим ушел из дома Фатима Папура помнит смутно – он быстро собрался и незаметно ушел. Видимо, ему все-таки позвонили или написали в социальных сетях. Момент ухода Вадима из дома хорошо запомнила бабушка. На ее вопрос – «Куда ты идешь?», он ответил – «Я иду вас защищать». Больше родители Вадима живым не видели…

Вадим на Куликовом поле

«Он позвонил в 6 часов из Дома профсоюзов. Сказал – «Мама, я на Куликовом поле, в Доме профсоюзов. Только, пожалуйста, не геройствуй, не приезжай сюда» – с горечью говорит Фатима. – Это был последний звонок».

Видя, как полыхает Куликово поле а, позже и Дом Профсоюзов, несчастные родители обрывали линии МЧС: «Посмотрите, Дом Профсоюзов полыхает! Там же люди!» В ответ они лишь услышали стальной голос диспетчера – «Да, спасибо». Звонки в милицию также были безрезультатны – там просто не брали трубку.

«После этого мы с мужем решили ехать на Куликово поле. Мы поехали спасать сына. Долго не могли уехать – не было ни маршруток, ни автобусов, ни такси. С трудом дождались трамвая. Приехали туда аж к половине восьмого. Пожарные уже все потушили.

Я никогда не забуду тот ужас, который мы увидели на Куликовом поле. Оголтелая толпа… Настоящее зверье, даже хуже. Ведь звери убивают только тогда, когда голодны.

Там были молодые девушки. Хотя я их не могу назвать девушками – шестнадцатилетние малолетки. У меня в голове не укладывается, что они там кричали… Люди на крышах прятались – они их высвечивали фонариками, подначивали – «Давай, прыгай!»… Мы видели обгоревшего человека, который перевалился через окно и прикипел к подоконнику. Они на словах над ним глумились, светили фонариками на него… Там были настоящие фашисты. Потому что они шли убивать своих же граждан. Они целенаправленно шли убивать. И этот звериный оскал, ненависть… Безумные глаза, безумные выражения лиц…» – с трудом рассказывает Фатима Папура.

Происходящее казалось страшным сном. Но у родителей Вадима была одна цель – найти и спасти своего сына. Фатима Папура попыталась войти в Дом профсоюзов, но радикалы ее не пустили.

Надежда промелькнула, когда из сгоревшего здания милиция начала выводить куликовцев. Около трех часов родители высматривали среди задержанных своего сына… Но безрезультатно. Вадима нигде не было.

«Нам безумно захотелось пить и мы пошли на вокзал купить воды. Когда возвращались – увидели, что с левой стороны Дома профсоюзов лежат погибшие. Их оцепил милицейский кордон.

Матерям, потерявшим детей .

Мы прошли мимо. Муж спросил – ты ТАМ Вадика не видела? Я ответила, что нет. А потом… мы увидели на одном из погибших спортивные штаны нашего сына… И все поняли…»

Вот, что сделали с Вадимом фашисты
Вот, что сделали с Вадимом фашисты
В нашем разговоре возникает пауза. Понять, насколько тяжело этой женщине вновь и вновь прокручивать в голове события того страшного дня невозможно. Даже у меня, журналиста, слышавшего десятки таких историй, сердце сжалось от боли, а на глазах выступили слезы.

«СЛЕДСТВИЕ СПУСТИЛОСЬ НА ТОРМОЗАХ»

Опознание, похороны – все это пронеслось перед несчастной женщиной как в тумане. Теперь для нее крайне важно, чтобы убийцы ее сына были найдены и наказаны по закону. Но в успешный исход расследования ей верится с трудом.

«Никто ничего не говорит. Я не хочу уже ходить к этим следователям, умолять их, выпрашивать… Реально следствие никто не ведет. Ведь так много видеоматериалов, где видны лица, видно, кто убивает. Есть конкретный видеоматериал человека, который задушил женщину в кабинете – есть данные о нем, адрес. Но он на свободе. Следствие спустилось на тормозах».

По словам Фатимы Папуры, во время допросов следователь задавал ей лишь один вопрос: «Что Ваш сын делал на Куликовом поле?» «А что бы он там не делал – кто имеет право его убивать? Кто кому дал право совершать то, что случилось на Куликовом поле?» – возмущается женщина.

«У следователя я была 2 или 3 раза. Потом перестала ходить, потому что эти визиты были не очень приятными. Мой отец ходил к следователю, пытался что-то выяснить. Но никто ничего не говорит и не собирается.

Смерть фашизму

Все прекрасно понимают, почему дело спускается на тормозах. Потому что куликовцев пытаются обвинить в сепаратизме, терроризме, что они сами себя подожгли. Но это бред. Никакими сепаратистами они не были. Ни о каком разделении Украины речи не шло. Там стояли против фашизма. Против того, что сейчас происходит в государстве. В стране разгуливает фашизм – откровенный и безнаказанный. Очень страшно, что там было очень много молодежи, которая продолжает разгуливать по улицам и чувствует свою безнаказанность. Они дальше будут убивать людей. У них не будет никаких ограничений – ребенок это будет, или женщина, или старик. Власть не наказывает и не пресекает их преступления. И, к сожалению, чем больше проходит времени, тем меньше шансов на то, что когда-то восторжествует справедливость» – заключает Фатима Папура.

ОБЫКНОВЕННЫЙ НЕОБЫКНОВЕННЫЙ ПАРЕНЬ

Хотя Фатима Папура во время интервью постоянно говорит, что ее сын был «обыкновенным парнем», понимаешь, что он, все же, отличался от своих сверстников. Аккуратный, ответственный, добрый, порядочный, галантный, мужественный – не каждому семнадцатилетнему юноше присущи такие качества.

«У него были свои принципы и свои жизненные позиции и цели. Ему нравилось учиться в университете – он поступил на политологию. Вадим был разносторонним мальчиком – хорошо играл в шахматы, прекрасно играл на фортепиано. Причем, не так, как многие, «из-под палки». Он сам нашел класс, преподавателя, сам с удовольствием ходил на занятия» — вспоминает Фатима. Вадик увлекался моделированием – собирал модели самолетов, любил фильмы о Великой Отечественной войне. «Он первый посмотрел фильм «Брестская крепость», – рассказывает женщина. – Тяжелый фильм. Я не смогла смотреть, а он посмотрел от начала до конца и даже в конце прослезился – этот фильм раскрывает подвиг людей, солдат, офицеров».

В 16 лет Вадим Папура вступил в комсомол. Он самостоятельно нашел комсомольскую организацию, вступил в нее, в 2012 году даже побывал на съезде комсомольцев в Киеве.

Комсомолец

«Он сам принял это решение, – делится мама Вадима Папуры. – Мы его поддерживали – ведь в принципах комсомола ничего плохого нет. Это действительно правильные позиции, вырабатывающие в человеке стержень. Все правильные и положительные принципы этого движения Вадик в себя впитал. Ведь чему учит комсомол? Быть честными, добрыми, относиться к людям с добротой, пониманием, добиваться своих целей. А ведь у большинства современной молодежи нет никаких границ и правил» – считает Фатима.

Одноклассники также отзываются о Вадиме как о порядочном парне. Показателен случай, когда кто-то из одноклассников нецензурно выразился перед девочкой – и Вадим заставил его извиниться.

Вадим Папура вместе со своей мамой
Вадим Папура вместе со своей мамой
«Он ненавидел ругань, мат – особенно при девочках, – говорит Фатима Папура. – Кода мы с ним ездили вместе в маршрутках – он всегда выходил первым и подавал руку. Мы старались ему прививать мужские качества – быть галантным, помогать. Например, когда в школе были какие-то внеклассные собрания, уборки – он не позволял девочкам носить тяжелые ведра, всегда помогал им».

Как много добра еще мог сделать Вадим в своей жизни! Но не успел…

ЖИЗНЬ БЕЗ СЫНА

В доме Фатиме Папуре все напоминает о Вадике – вот его фотография, где он своими добрыми, чистыми глазами смотрит на маму – только вот внизу, справа, словно след пожара – черная ленточка. Вот стопка университетских тетрадей, в которые Вадим, кажется, только вчера, записывал университетские лекции. Шахматная доска в шкафу – только вот отцу теперь не с кем играть в шахматы.

«Говорят, что теперь для многих антифашистов образ моего сына стал символом борьбы с фашизмом. И если это помогает в борьбе, я буду только рада. Потому что сейчас не так много тех, кто может объединять людей для благой цели, даже после своей смерти.

Мне очень его не хватает, — плачет женщина. – Мне очень тяжело без него. Не стало человека, ради которого мы жили. В Вадюше мы видели смысл своего существования, своеобразный итог нашей жизни. Я не пожелала бы никому пережить даже маленькую частичку того горя и отчаяния, которые поселились в моем сердце после 2 мая».

Вадим с мамой

В конце нашей беседы Фатима вспоминает случай, произошедший накануне гибели своего сына. Вадим защищал курсовую работу по политологии. За нее комсомольцу поставили «четыре» и добавили еще один бал потому, что парень не отреагировал на написанные на листе бумаги слова «Комуняку на гиляку», который подняли его одногруппницы. Позже, на похоронах Вадима, девушки раскаивались за свой поступок, плакали. Но было слишком поздно…

Вспомните эти строки, когда в очередной раз у вас возникнет желание крикнуть оскорбления в адрес тех, чье мнение отличается от вашего.

Фотогалерея:

Добавь эту новость в закладки:

kanal21.ru

Что сказать человеку, потерявшему близкого?

Фото Анатолия Данилова, 2010.

У человека случилось горе. Человек потерял близкого.  Что ему сказать?

Держись!

Самые частые слова, которые всегда первыми приходят в голову —

  • Крепись!
  • Держись!
  • Мужайся!
  • Мои соболезнования!
  • Чем-то помочь?
  • Ох, какой ужас… Ну, ты держись.

А что еще-то сказать? Утешить нечем, потерю мы не вернем. Держись, друг! Дальше тоже непонятно как быть – то ли поддержать эту тему (а вдруг человеку так еще больнее от продолжения разговора), то ли сменить на нейтральную…

Слова эти говорятся не от равнодушия. Только для потерявшего человека остановилась жизнь и остановилось время, а для остальных – жизнь идет, а как иначе? Страшно слышать о нашем горе, но своя жизнь идет своим ходом. Но иногда хочется переспросить – за что держаться-то? Даже за веру в Бога трудно держаться, потому что вместе с потерей нарывает и отчаянное «Господи, Господи, почему ты оставил меня?».

Надо радоваться!

Вторая группа ценных советов скорбящему намного страшнее, чем все эти бесконечные «держись!».

  • «Радоваться надо, что у вас в жизни был такой человек и такая любовь!»
  • «А вы знаете, сколько бы бесплодных женщин мечтали о том, чтобы хотя бы 5 лет побыть мамой!»
  • «Да он же наконец отмучился! Как он тут страдал и все – больше не страдает!»

Не получается радоваться.  Это подтвердит каждый, кто хоронил любимую 90-летнюю бабушку, например. Матушка Адриана (Малышева) ушла в 90. Она не раз была на волоске от смерти, весь последний год она тяжело и мучительно болела. Она просила Господа не раз забрать ее поскорее. Все ее друзья виделись с ней не так и часто – пару раз в год в лучшем случае. Большинство знало ее лишь пару лет. Когда она ушла, мы несмотря на все это осиротели…

Смерти вообще не стоит радоваться.

Смерть – это страшнейшее и злейшее зло.

И победил ее Христос, но пока мы в эту победу можем только верить, пока мы ее, как правило, не видим.

Кстати, и Христос не призывал радоваться смерти – он плакал, услышав о смерти Лазаря и воскресил сына Наинской вдовы.

А «смерть – приобретение» — сказал апостол Павел про себя, а не про других «для МЕНЯ жизнь – Христос, а смерть приобретение».

Ты – сильная!

  • Как он держится!
  • Какая она сильная!
  • Вы сильная, вы так мужественно переносите все…

Если человек, переживший потерю, на похоронах не плачет, не стенает и не убивается, а спокоен и улыбается – он не сильный. У него идет еще самая сильная фаза стресса. Когда он начнет рыдать и кричать – значит, первая стадия стресса проходит, ему стало чуть легче.

Есть такое точно описание в репортаже Соколова-Митрича о родственниках экипажа «Курска»:

«Вместе с нами ехали несколько молодых моряков и три человека, похожие на родственников. Две женщины и один мужчина. Сомневаться в их причастности к трагедии заставляло лишь одно обстоятельство: они улыбались. А когда нам пришлось толкать забарахливший автобус, женщины даже смеялись и радовались, как колхозницы в советских фильмах, возвращающиеся с битвы за урожай. «Вы из комитета солдатских матерей?» — спросил я. «Нет, мы родственники».

Вечером того же дня я познакомился с военными психологами из Санкт-Петербургской военно-медицинской академии. Профессор Вячеслав Шамрей, который работал с родными погибших на «Комсомольце», сказал мне, что эта искренняя улыбка на лице убитого горем человека, называется «неосознанной психологической защитой». В самолете, на котором родственники летели в Мурманск, был дядечка, который, войдя в салон, радовался как ребенок: «Ну вот, хоть в самолете полетаю. А то сижу всю жизнь в своем Серпуховском районе, света белого не вижу!» Это значит, что дядечке было очень плохо.

— К Рузлеву Саше едем… Старшему мичману… 24 года, второй отсек, — после слова «отсек» женщины зарыдали. — А это отец его, он здесь живет, тоже подводник, всю жизнь проплавал. Как зовут? Владимир Николаевич. Только вы его не спрашивайте ни о чем, пожалуйста».

Есть ли те, кто хорошо держится и не погружается в этот черно-белый мир горя? Не знаю. Но если человек «держится», значит, скорее всего, ему нужна и еще долго будет нужна поддержка духовная и психологическая. Все самое тяжелое может быть впереди.

Православные аргументы

  • Слава Богу, теперь у вас ангел-хранитель на небе!
  • Ваша доченька теперь ангел, ура, она же в Царствии Небесном!
  • Ваша жена теперь к вам близко, как никогда!

Помню, коллега была на похоронах дочери  подруги. Коллега — нецерковная — была в ужасе от крестной той маленькой девочки, сгоревшей от лейкоза: «Представляете, она таким пластмассовым, жестким голосом чеканила – радуйтесь, ваша Маша теперь ангел! Какой прекрасный день! Она у Бога в Царствии Небесном! Это лучший ваш день!».

Тут штука в том что нам, верующим, действительно видится, что важно не «когда», а «как». Мы верим (и только тем и живем), что безгрешные дети и хорошо живущие взрослые не лишатся милости у Господа. Что страшно умирать без Бога, а с Богом ничего не страшно. Но это наше, в некотором смысле теоретическое знание. Человек, переживающий потерю, и сам может много рассказать всего такого богословски правильного и утешительного, если понадобится.  «Ближе, чем когда-либо» — это ведь не чувствуется, особенно в первое время. Поэтому тут хочется сказать, «можно, пожалуйста, как обычно, чтобы все было?»

За месяцы, прошедшие со дня смерти мужа, кстати, я ни от одного священника не услышала этих «православных утешений». Наоборот, все отцы говорили мне о том, как тяжело, как трудно. Как они думали, что знают что-то о смерти, а оказалось, что знают мало. Что мир стал черно-белым. Что скорбь. Ни одного «наконец-то у вас ангел личный появился» я не услышала.

Об этом, наверное, может сказать только сам человек, прошедший через скорбь. Мне рассказывали, как матушка Наталия Николаевна Соколова, похоронившая за год двоих прекраснейших сыновей —  протоиерея Феодора и владыку Сергия, сказала: «Я детей рожала для Царствия Небесного. Вот двое уже там». Но это только она сама могла сказать.

Время лечит?

Наверное, со временем эта рана с мясом через всю душу немного затягивается. Я пока это не знаю. Но в первые дни после трагедии все рядом, все стараются помочь и посочувствовать. А вот потом – у всех продолжается своя жизнь – а как иначе? И как-то кажется, что и самый острый период горя уже прошел. Нет. Первые недели не самые трудные. Как мне сказал мудрый человек, переживший потерю, через сорок дней только понемногу понимаешь, какое место в твоей жизни и душе занимал ушедший. Через месяц перестает казаться, что сейчас проснешься и все будет по-старому. Что это просто командировка. Ты осознаешь, что сюда – не вернется, что тут уже не будет.

Вот в это время и нужна поддержка, присутствие, внимание, работа. И просто тот, кто будет тебя слушать.

Утешить не получится. Утешить человека можно, но только если вернуть его потерю и воскресить умершего. И еще может утешить Господь.

Очень верно сказал протоиерей Алексий Уминский: «Человек, который переживает этот момент и который действительно находит у Бога ответ, он настолько становится умным и опытным, что ему никто никакого совета дать не может. Он и так все знает. Ему не надо ничего говорить, он сам все прекрасно знает. Поэтому этот человек в советах не нуждается. Тяжело тем людям, которые в такой момент не хотят слушать Бога и ищут объяснения, обвинения, самообвинения. И тогда это тяжело, потому что это самоубийство. Утешить человека, не утешенного Богом, невозможно.

Конечно, утешать необходимо, надо быть рядом, очень важно в такой момент быть в окружении людей любящих и слышащих. УТЕШИТЬ ЧЕЛОВЕКА, КОТОРЫЙ НЕ ПРИНЯЛ БОЖЕСТВЕННОГО УТЕШЕНИЯ, НИКОМУ НЕ УДАСТСЯ НИКОГДА, ЭТО НЕВОЗМОЖНО».

Почитайте, кстати: О воле Божией и смерти близких

А что говорить-то?

На самом деле, не так важно, что говорить человеку. Важно другое — есть ли у вас опыт страдания или нет.

Дело  вот в чем. Есть два психологических понятия: симпатия и эмпатия.

Симпатия – это мы человеку сострадаем, но сами в такой ситуации никогда не были. И сказать «я тебя понимаю» мы, на самом деле, тут не можем. Потому что не понимаем. Понимаем, что плохо и страшно, но не знаем глубины этого ада, в котором сейчас человек находится. И не всякий опыт потери тут годится. Если мы похоронили любимого 95-летнего дядю, это еще не дает нам права сказать матери, похоронившей сына: «Я тебя понимаю». Если у нас нет такого опыта, то ваши слова для человека не будут, скорее всего, иметь никакого значения. Даже если он вас из вежливости слушает, фоном будет мысль – «Но у тебя-то все хорошо, почему ты говоришь, что меня понимаешь?».

А вот эмпатия – это когда ты человеку сострадаешь и ЗНАЕШЬ, что он переживает. Мать, похоронившая ребенка  испытывает к другой матери, похоронившей ребенка эмпатию, сострадание, подкрепленное опытом. Вот тут каждое слово может быть хотя бы как-то воспринято и услышано. А главное – вот живой человек, который тоже такое пережил. Которому плохо, как и мне.

Поэтому очень важно организовать человеку встречу с теми, кто может проявить к нему эмпатию. Не намеренную встречу: «А вот тетя Маша, она тоже потеряла ребенка!». Ненавязчиво. Аккуратно рассказать, что вот можно к такому-то человеку съездить или что такой человек готов приехать поговорить. В интернете есть много форумов поддержки  людей, переживающих потерю. В Рунете меньше, в англоязычном интернете больше – там собираются те, кто пережил или переживает. Быть с ними рядом – не облегчит боль утраты, но поддержит.

Помощь хорошего священника, у которого есть опыт потери или просто большой жизненный опыт. Помощь психолога, скорее всего, тоже понадобится.

Много молиться об умершем и о близких. Молиться самому и подавать сорокоусты в храмах. Можно и самому человек предложить поездить по храмам вместе, чтобы кругом подать сорокоусты и кругом помолиться, почитать псалтирь.

Если вы были знакомы с умершим — вспоминайте его вместе. Вспоминайте, что говорил, что делал, куда ездили, что обсуждали… Собственно, для того существуют и поминки — вспоминать человека, говорить о нем. «А помнишь, однажды мы встретились на остановке, а вы только вернулись из свадебного путешествия»….

Много, спокойно и долго слушать. Не утешая. Не приободряя, не прося радоваться. Он будет плакать, будет винить себя, будет пересказывать по миллиону раз одни и те же мелочи. Слушать. Просто помогать по хозяйству, с детьми, с делами. Говорить на бытовые темы. Быть рядом.

P.S. Автор от всего сердца благодарит всех, кто молится, помогает и кто рядом – нет слов, чтобы передать эту благодарность, нет слов, чтобы описать всю помощь.

P.P.S. Если у вас есть опыт того, как переживается скорбь, потеря, напишите нам на [email protected] об этом, мы добавим ваши советы, рассказы и хоть немного поможем другим.

www.pravmir.ru

Что сказать матери, потерявшей сына.

Моя мама потеряла сына. Даже не так. Мой брат, старший, пропал без вести. С одной стороны, это лучше чем смерть. Это ожидание длиною в жизнь, замешанное на надежде: а вдруг вернется? С другой стороны, это хуже чем смерть. Это отсроченная во времени неопределенность, порционное ежедневное мучение, не поставленная точка, не законченное предложение. Это бунтующая душа, которая отказывается верить в смерть и не находит поводов верить в жизнь. После того как ее сын пропал, моя мама ежедневно по ступенечке спускалась в подвалы разума. Проще говоря, сходила с ума. Но выяснилось это позже, когда глубина проблемы стала видна невооруженным глазом. А сначала все решили, что у мамы просто испортился характер. На вид мама была обычным человеком, ходила на работу, наряжалась в платья и даже красила губы в алый мак, но внутри неё зрело безумие. Сначала оно было почти бессимптомным. Мама не могла простить окружающим никчемности их проблем. На фоне смерти ребенка все другие проблемы людей меркли, как зимний день после полудня. Мама немножко ненавидела всех за то, что они переживают из-за двоек детей, коммунальных платежей и погоды. Была груба, не сдержанна и пренебрежительно высокомерна. Маме хотелось подойти к каждому человеку на свете и дать пощечину. Очнись! Твой ребенок жив! Вот он, рядом, в шапке и одной варежке, румяный от мороза, шмыгает носом. Вот он. Видишь? Живи, дура! А ты несешь какую-то чушь про старую дубленку, прокисший салат и проблемы с ремонтом. Люди вокруг устали от вдохновенных маминых страданий. Считали, что уже пора успокоиться и пережить. Легко устанавливать лимиты чужой беды, не чувствуя бескрайности ее границ. – Нина, хватит уже, – говорили они маме, когда у неё текли беспричинные слёзы. – Ну 10 лет прошло… Я тоже судила маму. Мне больше всего доставалось от ее страданий. Я от них смертельно уставала. Я уже через год узнала, что объем моего сочувствия лимитирован. И у меня его больше нет. И мне захотелось сказать: “Нина, хватит уже…”, – но я не могла. Я и так была виновата перед мамой, что не страдаю сама: я видела брата несколько раз в жизни, в силу того, что росли мы в разных городах, и чувства потери не испытывала. Мне было грустно, что я одна в семье, но это больше походило на эгоизм: почему я одна должна терпеть неблагополучную семью? Вдвоем было бы сподручнее. Ты куда сбежал, брат? Мне казалось, что годы, которые стремительно летят, опустошая отрывные календари, должны были давно припорошить боль. Не зря же говорят: “Сколько лет, сколько зим!” Зимы засыпают боль снегами, осени – заливают дождями, вёсны – отвлекают капелями, лета – дурманящими ягодными запахами счастья. Но мама упорно держалась за боль потери. Всегда мысленно возвращалась в тот день, который можно было прожить иначе, и тогда, возможно, сын бы не пропал. Тот день, который пустил ее жизнь под откос. Тот день, до которого была жизнь, а после – принудительное доживание отведенного Богом срока. Мама жила в сослагательном наклонении. В частице “Бы”. А если бы я не ушла?.. А если бы он не пропал?… Спонсором своей жизни мама назначила меня. Так и говорила: “Если бы тебя не было, я бы ни минуты не ждала….” Мама намекала на то, что раз уж она мучается из-за меня, то я, придавленная ответственностью, должна хорошо учиться и не расстраивать маму. Хочу заметить, что маму расстраивало все, что приносило мне радость: рассветы, встреченные с друзьями, и первые шальные влюбленности. Мои дневники не знали оценок ниже пятерки, я была прилежной до тошноты, такой правильной, что если моя дочь хоть на десятую часть будет похожа на ту меня, я встряхну ее за плечи и скажу: “Дочка, отомри!!! Живи, живи, слышишь?” Но это была моя цена за мамину жизнь, и я исправно платила ее. Я не вправе была гасить мамино страдание, шла у него на поводу и жила по его правилам. До момента “бунта замужеством”, но это уже совсем другая история… Одна моя хорошая подруга пережила подобную трагедию. У нее умер брат. Утонул. Прямо вот был еще во вторник, а в среду – занавешенные зеркала и мама без лица. Подруге, Вале, было восемь лет, когда это случилось. Она честно плакала по брату неделю, но потом ее отвлекли прописи и новая площадка во дворе. А маму ничего не могло отвлечь. Мама ходила на кладбище как на работу. Каждое утро. В черном платке, повязанном так низко, что не видно выплаканных глаз. Мама не знала, как Валя учится, и что ест. Мама знала, что сына больше нет, и это знание заполоняло ее душу на сто процентов. Говорят, на сороковой день душа усопшего покидает дом. Придя с кладбища в тот день мама поняла, что не может дышать. Точно также, как не мог дышать ее сын. Там, под водой. Мама позвала Валю, которая делала уроки в соседней комнате, и сказала: – Валя, я хочу умереть. Для меня жить так – невыносимо. Это очень больно, понимаешь? Валя не понимала. Она очень грустила без брата, часто плакала, но это было не больно. Это было обидно. Почему ты больше со мной не играешь, брат? – Я договорюсь с тетей Машей, она тебя не бросит, удочерит после моей смерти…. Валя прозрела. Поняла, что мама прощается с ней. Как в тот день, когда она уезжала в Москву на три дня и поясняла им с братом, что в холодильнике – кастрюля с голубцами, и что на ночь стоит закрывать дверь на два замка. А сейчас мама снова уезжает, только уже навсегда. Уезжает к брату. Валя заплакала от страха и обиды. – А как же я, Мам? – спросила Валя. – А что ты? – Мне будет очень плохо без тебя. Вас ТАМ будет двое, а я тут – одна. Тетя Маша пахнет уксусом, я не хочу с ней жить. Тогда возьми меня с собой… Я с вами хочу. Маму испугали Валины слова. Она подумала: “Будто поездку на море обсуждаем…” – Сколько тебе надо времени? – деловито спросила мама. Подразумевалось: на то, чтобы я побыла рядом. Подпереть твое детство своим взрослым плечом. – Пока не повзрослею. – Это сколько? – Не знаю. – Хорошо. Я поживу с тобой до 16-ти лет. Это еще восемь лет. Дальше – сама. Сторговались. Восемь лет Валя жила при маме. Именно так. Не “с мамой”, а при маме. Мама по-прежнему каждый день ходила на кладбище к брату и не знала, чем живет дочь. Но зато в холодильнике были голубцы, и ночами мама шила на заказ изделия из меха, за которые неплохо платили. На голубцы хватало. Люди, встречая Валину маму в черном траурном платке, говорили, хмурясь: “Ну, хватит уже шастать на кладбище. Подумай о дочери!” А мама отвечала: “Я с дочерью обо всем договорилась”. В день шестнадцатилетия Вали мама подарила ей шубу, сшитую из разных кусочков меха. Валя была счастлива и немного жалела, что поздняя слякотная осень не позволяет примерить обновку немедленно. Валя отпросилась отмечать День рождения с друзьями. Среди них был черноволосый Ванечка. Первая Валина любовь. Они загулялись до полуночи. Ванечка провожал ее до подъезда и долго целовал именинницу перед дверью. Потом пьяная от счастья Валя прокралась в свою комнату на цыпочках, чтобы не разбудить маму, и легла спать. Она хотела зайти и поцеловать маму, поделиться счастьем, но перебродившая влюбленность валила с ног, и девушка рухнула в сон. А утром Валю разбудил участковый. Он был совсем молоденький, слегка за двадцать, и ему впервые приходилось сообщать семье страшные вести. Мама утонула. В черной холодной осенней воде озера, того самого, которое отняло у нее брата. Осиротевшая Валя смотрела на участкового, в смоляных волосах которого появилась первая седина, который плакал от ужаса и страха оказаться на ее месте. – Не плачь, – сказала Валя. – Мы с мамой обо всем договорились… Сейчас Валя уже взрослая. Она вышла замуж за Ванечку и живет с ним много лет. Ванечка, точнее профессор Иван Кузьмич, долго просил Валю родить ему сына. Но Валя против. Валя обманет судьбу, и никогда не родит того, кого так больно терять. Смертельно больно. Валя будет хитрее судьбы. Нет, Ванечка, не будет у тебя сына с твоим отчеством. Нет, Иван Кузьмич, и не думай. И это не эгоизм. Это опыт. Я уже сегодня спасаю тебя от того дня, когда в твою дверь позвонит седой двадцатилетний участковый… А если не позвонит? – переживает Ванечка. Глупый. Сослагательного наклонения не бывает. А если, да кабы, во рту росли грибы… Главный вопрос, мучающий Валю всю жизнь: в ту ночь, когда она с распухшими от поцелуев губами, кралась на цыпочках мимо маминой комнаты, мамы уже не было? Или еще была? А если бы она вошла и обняла ее, поделилась своим счастьем, она бы передумала идти на свидание к черному как нефть, неуютному озеру смерти? Или… У моей знакомой Наташи недавно совсем погиб сын. В аварии. Нелепо. Глупо. Внезапно. Я все пропустила. Лечила дочь. Мне было не до чужих трагедий. Сейчас я потихоньку возвращаюсь к жизни. Мне очень повезло. Моя дочь жива и почти здорова. И проживает большую часть времени в отличном настроении. А Наташа по шажочку, по ступенечке, спускается в подвалы разума. Пишет длинные посты о загробной жизни. Предъявляет Богу “справедливые” претензии. Наташа с удивлением узнала, что ее праведная жизнь совсем не гарантия отсутствия трагедий. Что с хорошими людьми происходят плохие вещи. Что справедливости – не существует. Почему ее красивый и перспективный сын, талантливый и добрый, погиб, а сидевший рядом сосед, наркоман, регулярно отбирающий пенсию у пожилой матери, отделался переломом ключицы? Почему не наоборот? Наташе иногда кажется, что даже пожилая мама наркомана предпочла бы “наоборот”… Господи, ну, почему Ты решил иначе? – Поговори с ней, – просят друзья за Наташу. – Ты умеешь… Там же дочка осталась. Семь лет. Надо спасать как-то… Что я умею? Слова – они одни и те же. Нет у меня других. Я ничего такого не умею. Я говорю обычные слова. Просто искренне. От всей души. И кажется, что это особенные, правильные слова. Но нет. Просто я говорю сердцем. Но что сказать матери, потерявшей сына, я не знаю. Прости меня, Наташа. не кажется, что если я приду к тебе со своими “особенными” словами, ты скажешь мне: “Твоя дочь выжила. Что ты знаешь о боли потери ребенка?” И все мои складные слова разобьются об эту правду. Ничего. Я ничего не знаю, Наташа. Ты права. Бог любит меня, слабую, и посылает лишь те испытания, после которых я могу дышать. И улыбаться. Но, знаешь, Наташа…. ТАМ ему – хорошо. Не больно. А тут тебе – больно. Но значит так надо, чтоб больно, Наташ. Боль – это тренажер. Тренажер всех других чувств. Боль безжалостно, не жалея слёз, тренирует желание жить, разрабатывает мышцу любви. Потерпи, Наташа. Сколько? Не знаю. Не знаю, сколько лет, сколько зим… Сколько сможешь, Наташ. До краёв. Только знаешь, Наташ, не надо жить в “Бы”. У каждого свой путь. И его надо пройти без “Бы”. Умереть при жизни – это даже страшнее смерти. Ходить по миру без лица, с пустыми, выколотыми горем, глазницами, это ….нечестно. Понимаешь? Это обман. Самого себя. И если кто-то сверху дарит тебе бесценный, но не нужный тебе сейчас подарок – жизнь, ты возьми его. Возьми, пожалуйста. И живи. Живи, ладно? Зачем? Не знаю. Ну, придумай себе смысл. Ну, хотя бы ради того, чтобы не ломать судьбы тем, кто любит тебя, тем, кто седеет от невозможности облегчить твою боль, тем, кто так отчаянно зарабатывает глупые пятёрки, чтобы сделать тебя счастливой. Что сегодня ела твоя дочь, Наташ? Что ей задали по математике? И если вы уж живете, живите честно. Ярко. Сочно. Как будто не больно. Как будто горе не отняло у вас способность любить и чувствовать. Не переселяйтесь в “БЫ”. Ничего, ничего не изменит ваше “Бы”. Это судьба. Ее не обойдешь вашим “Бы” , не обманешь. Не переписывайте мысленно прописи судьБы. Нельзя ни о чем жалеть. Сегодня, сегодня живите. В квартире, не на кладбище. Смейтесь. Плачьте. Прощайте. Благодарите. Наряжайтесь. Красьте губы в алый мак. А если боль сжимает горло и черное озеро смерти манит своей нефтяной глубиной, спасайтесь мыслью о том, что…ТАМ не больно. Там хорошо. Всем. И вам будет хорошо. Когда придет время. Не торопитесь его. Не переписывайте прописи судьБы. Пройдите этот свой путь до конца. А ваше “хорошо” вас дождется. Вы только живите. И страстно, изо всех сил, переживайте, прошу вас, из-за двоек детей, коммунальных платежей и погоды. Научитесь снова искренне переживать из-за всякой, прости Господи, ерунды. И родите Ванечке сына. Родите. Пожалуйста. Вы думаете, те, кто рожает детей, не боится звонков седых участковых? Все боятся. Просто жизнь – это не только ожидание плохих вестей. Это совсем другое. Это двойки в дневнике. Коммунальные платежи. Прокисший салат. И погода. Из года в год. Снега, дожди, капели и ягодное счастье. Столько лет. Столько зим.

ok.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *