Что такое авторитарный человек: Авторитарный характер — это… Что такое Авторитарный характер?

Содержание

Обыкновенная авторитарность — Ведомости

Складывающаяся сегодня в России ситуация делает актуальными следующие вопросы. Насколько все более явный авторитаризм и агрессия в политике, как внутренней, так и внешней, укоренены в повседневных практиках россиян? Распространен ли в России тип авторитарной личности? Поддерживают ли россияне агрессивную политику, потому как сами агрессивны?

Помимо сугубо познавательной ответ на эти вопросы имеет и практическую ценность. Если авторитаризм распространен и среди политических лидеров, и среди обычных россиян, то существующая система стабильна. Предположение о схожести властных отношений на микро- и макроуровнях как ключевом условии стабильности системы выдвинул американский политолог Хэри Экстайн (Can Democracy Take Root in Post-Soviet Russia? Exploration in State-Society Relations, Lanham, MA: Rowman & Littlefield Publishers, 1998). Если такого сходства нет, то наблюдаемые сегодня процессы временны, сродни моментальному умопомешательству. Рано или поздно система достигнет другого, неавторитарного равновесия.

Опора фашизма

Еще до начала Второй мировой войны исследователи в области социальных наук в Германии попытались описать микрооснования фашизма. Сотрудники Института социальных исследований во Франкфурте (впоследствии более известные под именем «франкфуртская школа») провели с этой целью первый массовый опрос уже в 1929–1931 гг. Логическим завершением их исследований стала концепция авторитарной личности, предложенная в одноименной коллективной монографии 1950 г. Теодора Адорно, Эльзы Френкель-Брансвик, Даниэля Левинсона и Невиля Сэнфорда.

Учитывая, что нацистская партия получила власть в Германии вполне демократическими методами, требовалось объяснить, преобладание каких именно избирателей сделало это возможным. В книге Адорно и его соавторов авторитарная личность представлена в качестве такого микрооснования фашизма. Именно в авторитарной личности им виделось начало пирамиды фюреров самого разного масштаба – от лидеров первичных ячеек до собственно Гитлера.

С помощью социологических опросов и углубленных качественных интервью авторы исследования выявили следующие характеристики авторитарной личности:

традиционность, понимаемая как слепая приверженность ценностям среднего класса;

авторитарное подчинение: некритическое и беспрекословное отношение к идеализируемым обладателям власти;

авторитарная агрессия, направленная на всех тех, кто не разделяет традиционные ценности;

неспособность к интрацепции, чувственному восприятию мира и окружающих;

склонность к стереотипному мышлению и подверженность суевериям;

акцент на власть и «крутость» (toughness) в отношениях между людьми;

цинизм и враждебность по отношению к другим людям;

приписывание людям животной и деструктивной ориентации;

сведение интимных отношений исключительно к биологическим аспектам секса.

Концепция авторитарной личности многократно подвергалась критике. В частности, ее противники отмечали спорность теоретического обоснования: Адорно и соавторы использовали в этом качестве фрейдизм. «Шкала F», использованная для практического выявления авторитарных личностей, тоже вызывала множество вопросов методологов. Однако, как было признано группой американских и немецких социальных психологов по итогам анализа более чем 40-летней истории применения концепции авторитарной личности, «эта теория по-прежнему релевантна в современных условиях» (Stone, Willima F., Lederer, Gerda, Christie, Richard (eds.), 1993, Strength and Weakness: The Authoritarian Personality Today, New York: Springer-Verlag).

Авторитарны ли россияне?

Насколько релевантна теория авторитарной личности для понимания «простого советского человека» и его наследника, «простого постсоветского человека»? Уже в первом исследовании массового сознания в СССР сотрудниками «Левада-центра» (тогда еще ВЦИОМа) был выявлен такой его элемент, как иерархический эгалитаризм. Он означает неприятие любого проявления неравенства, которое не продиктовано позицией человека в иерархии (Levada Youri, Entre passé et l’avenir. L’homme soviétique ordinaire. Enquête. Paris: Presses de la Fondation Nationale des Sciences Politiques, 1993). Неприемлемы не любые привилегии, а лишь те, которые по статусу «не положены». В иерархическом эгалитаризме можно увидеть отсылку сразу к нескольким чертам авторитарной личности: авторитарному подчинению и ориентации на власть и «крутость».

Однако оценки распространенности авторитарного типа личности в СССР и постсоветских странах неоднозначны. Уже первая попытка сравнить распространение авторитаризма с использованием варианта «шкалы F» в СССР и США привела к неожиданному результату. В 1989 г. жители СССР, вероятно (использовались лишь региональные выборки), были в среднем менее авторитарны, чем американцы (McFarland, Sam, Ageyev, Vladimir, Abalkina, Marina, The Authoritarian Personality in the United States and the Former Soviet Union: Comparative Studies, In Stone, Willima F., Lederer, Gerda, Christie, Richard (eds.), Op. Cit.).

Относительно свежие данные о распространенности авторитарного типа личности в сегодняшней России весьма отрывочны и неполны. Согласно одному исследованию групп студентов, проведенному в конце 1990-х гг. в Москве и штате Айова, авторитарный тип личности по-прежнему наблюдался чаще в США (Юртайкин В. В., Дьяконова Н. А. «Авторитаризм в системе установок российских и американских студентов». Социологические исследования, № 9, 2001). Другое исследование, проведенное на неслучайных выборках в России и Иране уже в «тучные десятые», показало высокий уровень значений «шкалы F» в обеих странах, хотя показатели Ирана, нового союзника России, все же превышают российские величины (Тайебех Н. «Кросскультурное исследование особенности толерантности у жителей России и Ирана». Вестник РГГУ: Психология, педагогика, образование, № 17, 2010).

Еще более свежие данные по отдельным вопросам, образующим «шкалу F», тоже противоречивы. Опрос World Values Survey показал, что доля считающих, что ребенка важно научить послушанию, в 2011 г. в России (34,8%) была выше, чем в США (27,9%) и Германии (12,6%), но ниже, чем на дореволюционной Украине (42,3%). Вообще же тех, кто считал, что в обществе следовало бы обеспечить большее уважение к авторитетам (оставим за скобками двусмысленность слова «авторитеты» в русском языке), в России в 2011 г. было больше (56,9%), чем в США (55,2%) и чем на Украине (49,5%), но меньше, чем в Германии (58,7%).

Наконец, сложно в это поверить, но, по данным «Кавказского барометра», в 2012 г. уровень позитивного восприятия одного из лидеров F-типа, Иосифа Сталина, в России оказался ниже, чем в ряде других постсоветских стран. 18% россиян отметили, что хотели бы жить и работать при таком руководителе страны, каким был Сталин. Их число оказалось большим, чем на Украине, даже дореволюционной (15%), и в Азербайджане (14%), но меньшим, чем в послереволюционной Грузии (24%) и Армении (22%) (автор благодарен руководителю Киевского международного института социологии Володимиру Паниотто за предоставление данных по России и Украине).

Вопросы без ответов

Важность изучения российской версии авторитарной личности диктуется не только и не столько интересами социальной психологии и социологии. Без понимания масштабов данного явления затруднительно сказать, насколько стабильны ставшие сегодня особенно зримыми проявления авторитаризма в России. Заканчивается ли авторитаризм границами властвующей российской элиты? Авторитарны ли российские начальники всех уровней, а не только высшего? Авторитарна ли российская семья и школа? Все эти вопросы ждут ответа, без которого не понять, куда в действительности идет Россия – к новой версии F-общества или к сохранению наметившихся в конце 1980 – начале 1990-х гг. антиавторитарных тенденций.

Автор – ведущий научный сотрудник ЦЭМИ РАН, профессор университета «Мемориал», Канада

Авторитарный человек.

Авторитаризм свойственен не только мужчинам. Некоторые матроны умудряются так «затюкать» своих мужей, что те на любой шорох оглядываются с опаской. И все же сильный пол на ниве диктатуры преуспел больше. Так как жить с авторитарным мужем ?

Есть только два пути: либо смириться, поддаться и полюбить свою скромную роль в этой семейной пьесе, либо научиться управлять супругом исподтишка, выдавая свои решения за его собственные.

В современном мире, где цветет феминизм и полным ходом идет борьба за равноправие, весьма трудно согласиться на вторые роли в семье.

За какие-то сто лет женщины стали гордые, уверенные в себе, с самооценкой, высотой с Эверест. Они не позволят тирану местного разлива хлопать кулаком по столу и вещать, как им жить.

Второй вариант – тонкое манипулирование – больше подходит нынешним леди , не лишенным мудрости и хитрости и искушенным в психологии. При этом не нужно себя винить: в данном случае умеренная манипуляция – способ спасти брак.

Иначе придется жить в постоянным ссорах и склоках (и чем это кончится – подумать страшно, вспомните хоть фильм «Война Роузов»).

Зачем выходить замуж за тирана?

Самое забавное, что на первых свиданиях такой человек производит приятное впечатление. Он решительный, самодостаточный, сильный, уверенный в себе. И девушка, которая, на самом деле, не хочет ничего решать, вдруг оказывается окутанной его заботой.

Он берет даму за ручку и ведет, куда сам решит, а она улыбается и поддается. Кажется, они оба нашли свой идеал?

Но спустя пару лет брака гормональный всплеск стихает, и наружу выпячиваются все отрицательные черты.

И вот уже возлюбленный видится упрямым, несклоняемым, бескомпромиссным, равнодушным мужчиной. Да и вы вдруг из послушной девы превращаетесь в сварливую жену, которой резко захотелось принимать решения.

Есть еще один путь – вернуться назад. Вспомнить, за что полюбили человека, и какой вы были сами. Так ли важно вам все контролировать?

Восточные женщины знают в этом толк: они добровольно отдают бразды правления в руки супругов, а сами наслаждаются материнством, хозяйством и возможностью ничего не решать.

Как наладить отношения с авторитарным человеком

Во-первых, никаких споров . Муж все равно будет прав, хоть вы 50 аргументов ему приведите. А вот посуда во время дискуссии может пострадать.

Во-вторых, поймите, что это свойства характера – стремление к власти, желание управлять, тяга к справедливости, уверенность в правоте. Изменить их почти невозможно: либо любите, что слепили, либо уходите, не оглядываясь .

Лучше всего, если такой человек занимает руководящий пост – тогда ему есть, где себя проявить, и он не станет тиранить домочадцев.

Если карьерный рост пока не складывается, попробуйте отвлечь его историческими передачами или компьютерными стратегиями. Пока супруг будет чувствовать себя древним императором, вы спокойно приготовите ужин без его ценных указаний.

Чтобы вечер не начинался со скандала, делайте мужу комплименты, хвалите его, обильно поливайте бальзамом его душу. В разговорах подчеркивайте, как уважаете его мнение, как хорошо он во всем разбирается.

Мужчина, которому не нужно ничего доказывать, – вполне спокойное и терпимое существо. Конфликт начинается, когда некто покушается на его репутацию, способности и знания.

Не провоцируйте супруга на агрессию . Лучше просто соглашайтесь (все равно завтра он передумает, или вы найдете способ повлиять на решение без споров).

Жить с авторитарным мужем, действительно, сложно. Ведь он считает, что разбирается во всем лучше супруги – даже в вопросах грудного вскармливания и первого прикорма. Однако, и на таких тиранов найдется управа: уважаемый авторитет.

Мужчины-деспоты пропускают мимо ушей все, что говорят жены, зато доверяют врачам и товарищам своего пола .

Апеллируйте к ним, а еще лучше – сводите супруга с собой на консультацию. Пусть врач сам популярно объяснит, почему пустышка – это не стыдно, памперс – не вредно, а ГВ – полезно.

Так уж заведено в нашей стране: если что-то не складывается, мы виним либо деспотичных родителей, которые в детстве что-то запрещали и куда-то не пускали, либо нынешних партнеров. А если покопаться в истинных причинах, выявится и отсутствие силы воли, и лень, и страх, и .

Часто женщина говорит «Я бы хотела работать, строить карьеру, да муж не пускает. Кричит, чтобы дома сидела. Ревнует». Станем на минуту психологами и тут же поймем: никуда она не хочет, а авторитарный муж – лишь прикрытие, оправдание для самой себя.

Если женщина и впрямь о чем-то мечтает, она обязательно найдет подход к своему супругу. Сохранить семью и построить карьеру – вполне возможно.

Неограниченная власть в руках ограниченных людей всегда приводит к жестокости.

А. Солженицын. Архипелаг Гулаг

Бесконтрольная власть развращает людей.

Этель Лилиан Войнич. Овод

Авторитарность как качество личности – стремление стать единоличным лидером и максимально подчинить своему влиянию партнеров по взаимодействию и общению, организовать вокруг себя четкую иерархическую структуру, основанную на строгом выполнении его требований и приказов.

Однажды Конфуций проезжал неподалёку от горы. Какая-то женщина в голос рыдала над могилой. Склонившись в знак почтения на передок колесницы, Конфуций слушал её рыдания. А затем послал к женщине своего ученика, и тот спросил её: — Вы так убиваетесь — похоже, что скорбите не впервой? — Так оно и есть, — ответила женщина.

— Когда-то от когтей тигра погиб мой свёкор. После от них же погиб мой муж. А теперь вот от них погиб мой сын. — Отчего же не покинете эти места? — спросил Конфуций. — Здесь нет жестоких властей, — ответила женщина. — Запомни это, ученик, — сказал Конфуций. — Жестокая власть — свирепее тигра.

Авторитарность в противоположность демократичности – это монополия власти, максимальное подавление инициативы, использование мер принуждения. Авторитарный лидер стремится активизировать подчиненных административными методами, беря на вооружение железную дисциплину и требовательность, угрозы наказания и Его Величество Страх. Властная и холодная авторитарность превращает людей в пассивных исполнителей. Она уничтожает всякую доброжелательность в коллективе, взаимопонимание и взаимоуважение между лидером и его подчиненными. Как правило, авторитарному лидеру присущи агрессивность, завышенная самооценка и притязательность, стереотипность мышления, стремление к доминированию. Он нетерпим к возражениям и критике.

Оказывая всестороннее давление на людей, авторитарность металлическим голосом произносит угрозы и ультиматумы.

Авторитарный начальник или член семьи считает своё мнение абсолютной истиной, аксиомой и, нисколько не сомневаясь, навязывает его внешнему миру: «Как я сказал, и точка». Глубинная причина такого поведения – невротическая компенсация чувства неполноценности. Сильный, уверенный в себе человек не любит принуждение. В его арсенале преобладают убеждение и объяснение. Тяга к доминированию и начальствованию, глухота к инакомыслию заставляют авторитарного человека рваться к власти. Только там он найдет отдушину для проявления своего качества. Достигнув власти, авторитарная личность умеет всех «построить», заставить «шагать в ногу», держать «в кулаке». Типичный путь для авторитарности – получить офицерское звание и дослужиться до полковника или генерала, занять место спортивного тренера, кресло начальника. Если этого не случается, авторитарность отрывается на членах семьи или на собаке.

Когда авторитарный руководитель предъявляет высокие требования к себе, проявляет энергичность, воодушевленность и энтузиазм, такой человек, несмотря на жесткость руководства, вызывает у людей невольное уважение. Видя его дисциплинированность, собранность, высочайшую концентрацию на решении поставленных задач, люди тоже становятся дисциплинированными и не ропщут, что для них установлена планка высоких требований. Негодование и протестные настроения возникают, когда авторитарный руководитель необязателен, неорганизован, расхлябан, нетребователен к себе. Иными словами, авторитарность руководства – это не обязательно жирный минус. Множество эффективных руководителей – авторитарные личности и нередко этим гордятся, поскольку их производство процветает.

Беда авторитарности в том, что она обрушивает на людей систему наказаний, не завоевав предварительно их уважение и сердца. Владимир Тарасов пишет: «Не завоевав сердце, нельзя наказывать. Если сердце не завоевано, значит, вы не входите в центр притя­жения подчиненных вам лиц. Приближение к вам для них не ценно. Удаление от вас — не печально, и если вы все же выносите приговор, то это обнаруживает, что вы плохо понимаете происходящее вокруг вас, неадекватно воспринимаете ситуацию. Это только наносит ущерб вашему авторитету. Поскольку непростительно для руково­дителя. А простительно лишь для безнадежного новичка. Не завоевав сердце, можно наказывать лишь в случае, если нарушен закон, установленный не вами, а вашими предшественни­ками. Но и здесь заложен риск: ведь и ваши предшественники могли не пользоваться авторитетом. В любом случае надо знать меру. Чрезмерное наказание выглядит как месть слабого человека. Лучшая реакция на нарушение — реакция силы, реакция безраз­личия: да, я вижу, что вы нарушаете, и к этому вопросу мы, несомненно, вернемся недели через две. Может быть, у вас и есть свои резоны для нарушения, но мы вернемся к этому позже. И уж, конечно, в интонации никакого добродушного оттенка: ах, баловник, ну погодите, уж доберусь до вас! И никакой злобы: я злопамятен, берегитесь! Только безразличие машины, которая, когда основатель­но разберется, может и наказать.

Но может и понять. А может, что менее вероятно, даже простить. Завоевав сердце, нельзя не наказывать. Если не наказывать, подчиненный, побуждаемый естественным желанием приблизиться к центру притяжения, забудет о мере. Он потеряет главное качество подчиненного — готовность выполнить приказ, еще ничего не зная о его содержании. Не наказываемый подчиненный будет стремиться выполнять лишь те приказы, которые способствуют его продвижению в центр, и уклоняться от выполнения иных. Вслед за ним и другие подчиненные будут рыться в ваших приказах, как в дешевых товарах на распродаже, выбирая для выполнения наиболее для себя подхо­дящие. Наказан лишь тот, кто почувствовал себя наказанным, а не тот, когонаказали».

У Гоголя в «Ревизоре» есть персонаж Держиморда, а у Чехова Унтер Пришибеев – типичные носители авторитарности. Держиморда не слишком давал воли кулакам своим; он, для порядка, всем ставит фонари под глазами — и правому и виноватому. Унтер Пришибеев в суде доказывает «справедливость» авторитарности и удивляется, почему судьи не разделяют его мнения: « — Позвольте, вы ведь не урядник, не староста, — разве это ваше дело народ разгонять? — Не его! Не его! — слышатся голоса из разных углов камеры. — Житья от него нету, вашескородие! Пятнадцать лет от него терпим! Как пришел со службы, так с той поры хоть из села беги. Замучил всех! — Именно так, вашескородие! — говорит свидетель староста. — Всем миром жалимся. Жить с ним никак невозможно! С образами ли ходим, свадьба ли, или, положим, случай какой, везде он кричит, шумит, все порядки вводит. Ребятам уши дерет, за бабами подглядывает, чтоб чего не вышло, словно свекор какой… Намеднись по избам ходил, приказывал, чтоб песней не пели и чтоб огней не жгли. Закона, говорит, такого нет, чтоб песни петь. — Погодите, вы еще успеете дать приказание, — говорит мировой, — а теперь пусть Пришибеев продолжает. Продолжайте, Пришибеев! — Слушаю-с! — хрипит унтер. — Вы, высокородие, изволите говорить, не мое это дело народ разгонять… Хорошо-с… А ежели беспорядки? Нешто можно дозволять, чтобы народ безобразил? Где это в законе написано, чтоб народу волю давать? Я не могу дозволять-с. Ежели я не стану их разгонять да взыскивать, то кто же станет? Никто порядков настоящих не знает, во всем селе только я один, можно сказать, ваше высокородие, знаю, как обходиться с людями простого звания, и, ваше высокородие, я могу все понимать…

Я не мужик, я унтер-офицер, отставной каптенармус, в Варшаве служил, в штабе-с, а после того, изволите знать, как в чистую вышел, был в пожарных-с, а после того по слабости болезни ушел из пожарных и два года в мужской классической прогимназии в швейцарах служил… Все порядки знаю-с. А мужик простой человек, он ничего не понимает и должен меня слушать, потому — для его же пользы. . Бывало, в Варшаве или когда в швейцарах был в мужской классической прогимназии, то как заслышу какие неподходящие слова, то гляжу на улицу, не видать ли жандарма: «Поди, говорю, сюда, кавалер», — и все ему докладываю. А тут в деревне кому скажешь?.. Взяло меня зло. Обидно стало, что нынешний народ забылся в своеволии и неповиновении, я размахнулся и… конечно, не то чтобы сильно, а так, правильно, полегоньку, чтоб не смел про ваше высокородие такие слова говорить… За старшину урядник вступился. Я, стало быть, и урядника… И пошло… Погорячился, ваше высокородие, ну, да ведь без того нельзя, чтоб не побить. Ежели глупого человека не побьешь, то на твоей же душе грех. Особливо ежели за дело… ежели беспорядок… -Но поймите, что это не ваше дело! — Чего-с? как же это не мое? Чудно-с… Люди безобразят, и не мое дело! Что ж мне хвалить их, что ли? Они вот жалятся вам, что я песни петь запрещаю… Да что хорошего в песнях-то? Вместо того, чтоб делом каким заниматься, они песни… А еще тоже моду взяли вечера с огнем сидеть. Нужно спать ложиться, а у них разговоры да смехи… — Довольно! — говорит судья и начинает допрашивать свидетелей. Унтер Пришибеев поднимает очки на лоб и с удивлением глядит на мирового, который, очевидно, не на его стороне. Его выпученные глаза блестят, нос становится ярко-красным. Глядит он на мирового, на свидетелей и никак не может понять, отчего это мировой так взволнован и отчего из всех углов камеры слышится то ропот, то сдержанный смех. Непонятен ему и приговор: на месяц под арест! — За что?! — говорит он, разводя в недоумении руками. — По какому закону? И для него ясно, что мир изменился и что жить на свете уже никак невозможно. Мрачные, унылые мысли овладевают им. Но выйдя из камеры и увидев мужиков, которые толпятся и говорят о чем-то, он по привычке, с которой уже совладать не может, вытягивает руки по швам и кричит хриплым, сердитым голосом: — Наррод, расходись! Не толпись! По домам!»

Петр Ковалев 2013 год

Чтобы максимально точно понять значение слова «авторитарность», легче всего привести ряд синонимов, таких как: антидемократизм, тоталитарность, авторитаризм.

Авторитарность – это стиль поведения, который характеризуется сильным стремлением подчинять, доминировать, управлять и руководить, принимая абсолютно все решения. Авторитарный человек не склонен советоваться, обсуждать или слушать чье-то мнение, для него существует лишь его взгляд на действительность и его мнение, которое он считает истиной.

Авторитарность как поведенческий стиль может проявляться в таких сферах, как руководство, воспитание и общение. При этом характеристики поведения во всех этих сферах мало различаются. На работе, в семье и личной сфере авторитарный тип личности проявляется в следующих факторах:

  • Повышенная агрессивность, жесткость.
  • Склонность к принуждению, угрозам, давлению на других (на членов семьи или подчиненных).
  • Строгий контроль, стремление к максимальной дисциплине.
  • Чрезмерная требовательность.
  • Игнорирование психологического фактора, человеческих эмоций.
  • Нацеленность на результат.
  • Бескомпромиссность.

Такое поведение встречается нередко, и оно имеет свои причины. Первая кроется в строгом воспитании. Ребенок, растущий в семье, где царствует авторитарное воспитание, с достаточно большой долей вероятности вырастет в именно такого руководителя. Часто авторитарный лидер получается из человека, который рос в неблагополучной семье либо был неуспешным в школе, и все его мечты были направлены на достижение в жизни успеха, материального благополучия, стабильности.

Иногда авторитарный стиль руководства становится следствием психологических травм, одиночества, детских обид или желания отомстить. Часто люди выбирают именно авторитарный стиль лидерства осознанно, считая, что только он ведет к настоящему успеху и достижению максимального результата – в семье, в общении, на работе.

В деловой сфере

Чаще всего авторитарность проявляется именно как тип управления. Для такого руководителя характерны жесткость, стремление к абсолютной дисциплине, абсолютному контролю. Авторитарное руководство не предполагает обсуждения проблем с коллективом, коллективного принятия решений, голосований, брейн-штурмов, выслушивания чужих идей или, тем более, советов. Такой руководитель принимает решения исключительно сам, на основе своих личных суждений, у него есть четкий набор идей и мнений, и к гибкости он не склонен.

Авторитарный руководитель все решения берет на себя, не давая возможности высказаться или проявить себя подчиненным. Условия работы, методы и законы диктуются исключительно руководителем, и это не обсуждается.

Часто применяется жесткое давление, принуждение, лидер не склонен идти на уступки, для него не бывает форс-мажоров или семейных обстоятельств. Он не интересуется личными проблемами своих подчиненных, и работник, опоздавший на работу по серьезной личной причине (например, из-за болезни близкого человека), будет наказан без возможности объяснить причину.

Такое руководство имеет свои плюсы и минусы. Причем плюсов довольно много, и осознанный руководитель, грамотно применяя авторитарный стиль управления на нужном этапе, сможет добиться отличных результатов.

Такой тип управления может с успехом применяться на этапе начальном, когда коллектив (предприятие, фирма) только формируется. С помощью такого стиля руководства можно сформировать у сотрудников четкие цели, дать им понять структуру и форму работы, ее стиль, обозначить рамки рабочих обязанностей, установить дисциплину.

На начальном этапе этот стиль руководства поможет начальнику сформировать и утвердить собственный авторитет, укрепить его, проявить свои лидерские качества, показать умение достигать целей. Такой тип руководства хорош в плане дисциплины, он действительно помогает добиваться целей, обходить конкурентов, стремительно развиваться.

Минусы авторитарного управления могут быть не очевидны для самого руководителя, предпочитающего данный стиль, но очевидны для окружающих. Отсутствие возможности проявить себя и внедрить свои идеи полностью уничтожает инициативность работников, а напряженная психоэмоциональная атмосфера ведет к апатии и нежеланию членов коллектива работать и достигать целей.

Это приводит к «застоям», к отсутствию новых идей и методов, к текучести кадров. Работники под таким начальством становятся скрытными, пассивными, они заискивают и скрывают недостатки в работе, не стремятся делать ее на должном уровне, но, боясь гнева начальства, тщательно прикрывают недоработки. Разумеется, это ведет к неизбежному понижению качества работы коллектива.

В личной сфере

Авторитарный подход применяется не только в деловой сфере, но и в воспитании, и даже в общении. Такое общение и тип воспитания имеют те же особенности, что и авторитарное давление в рабочей среде. Характерные особенности:

  • Принятие всех решений единолично.
  • Неприятие ребенка как личности.
  • Жесткость, давление.
  • Метод «кнута и пряника».
  • Принуждение без объяснения причин.
  • Жесткие меры наказания за непослушание.
  • Неспособность искать компромисс.
  • Нежелание выслушать.
  • Равнодушие к чужим эмоциям.

Разумеется, такой родитель, родственник, супруг – не просто тиран, который хочет, чтобы окружающие страдали. Авторитарный стиль общения имеет свои причины, которые могут крыться в страхе одиночества, в детских травмах, в болезненном желании уважения, признания, в неуверенности в себе. Человек убежден, что его методы приведут к хорошим результатам, что он – справедливый и строгий воспитатель, а все другие методы – это попустительство, и оно приведет к беде.

Родители, применяющие авторитарный стиль воспитания, жестко контролируют своего ребенка, вторгаясь во все сферы его личной жизни и принимая за него решения – с кем дружить, где гулять и чем заниматься в свободное время. Они не утруждают себя объяснениями, за что ребенок наказан или почему он должен выполнять то или иное действие, а просто аргументируют: «потому что я так сказал», или «я знаю, как правильно».

В результате у ребенка может попросту атрофироваться способность к анализу, к размышлениям, интеллектуальные способности будут притупляться, он попросту перестанет задавать вопросы, и его успешность в учебе будет снижаться год за годом.

Родители, практикующие авторитарное воспитание, крайне требовательны к своему ребенку, но вместо того, чтобы стимулировать его, они применяют методы угроз, психологического давления, наказаний и принуждения. Игрушки или красивые вещи ребенок непременно должен заслужить тяжелым трудом и большими достижениями, а просто так, из родительской любви, их не дарят.

Ребенок, на которого оказывается авторитарное давление, полностью лишается собственного мнения, инициативы или права принять решение. Все решения принимаются за него, и он попросту не имеет права на какие-либо желания.

Если авторитарный стиль семейного воспитания и имеет свои плюсы, то только в меру, и только в раннем детстве, когда ребенок еще не способен самостоятельно ходить, разговаривать, принимать решения и проявлять себя, другими словами – до тех пор, пока не достигнет четырех-пятилетнего возраста. Но в этом случае родители, принимая все решения за ребенка, оберегают его и заботятся о нем, и это не авторитарный подход, а здоровое, нормальное воспитание.

Результаты метода

Увы, авторитарный метод воспитания всегда имеет негативные последствия, иногда – довольно тяжелые. Ребенок, живущий и растущий в страхе, лишен радостей детства и вряд ли станет счастливым, здоровым и полноценным человеком в будущем.

В детстве он испытывает трепет и страх перед своими родителями, однако к подростковому возрасту ситуация меняется, и страх трансформируется в ненависть, агрессию, отстранение. Возникают постоянные и довольно сильные конфликты, подросток становится неуправляемым, мечтает покинуть дом как можно скорее.

Часто авторитарность в семье приводит к тому, что ребенок становится деспотичным и жестоким. Свою боль, обиды и страхи он вымещает на более слабых. Он может издеваться над животными, обижать детей в школе, хулиганить.

Воспитанный в авторитарном режиме ребенок не знает, что такое компромиссы, мирное решение конфликтов, не знает настоящей дружбы, не склонен любить окружающих, ему неведома жалость (потому что он этого не получал в семье). Такой ребенок убежден, что прав тот, кто сильнее, он все получает грубой силой, ведет себя цинично, грубо и жестоко.

Другой вариант развития событий – это развитие слабой личности. Ребенок не имеет собственных желаний, не чувствует за собой права получать желаемое, он безынициативен и умеет лишь исполнять приказы. Этот человек лишен собственной воли, у него крайне занижена самооценка и отсутствует чувство собственного достоинства, он считает себя слабее остальных. Разумеется, такой человек не сможет добиться в жизни настоящего развития, успеха и процветания.

Резюме

Крайности опасны во всем, и стоит учитывать, что у любого подхода есть как минусы, так и положительные стороны. Авторитарность в работе, воспитании, браке может быть вызвана благими побуждениями, желанием достичь больших целей, но может привести к плачевным последствиям.

Мы воспитываем и руководим так, как считаем нужным, однако стоит всегда учиться, изучать доступные и успешные методы и не забывать брать пример с успешных людей – руководителей, родителей, жен, мужей, которые достигли успеха и счастья. Искать золотую середину, прислушиваться к мнению окружающих, не забывая о собственном мнении, уметь принимать решения и брать на себя ответственность, но не забывать слушать советы тех, кто может быть полезен.

Искусство общения, руководства, воспитания – сложное искусство. Но его можно постигать, не ограничивая себя рамками и не принимая никаких методов за окончательную истину. Ведь цель воспитания – вырастить гармоничную, счастливую и успешную личность, а такая личность не сформируется в атмосфере страха и давления. Так же и в деловой сфере: никакие блестящие идеи не появятся и никакой стремительный успех не ждет предприятие, если в коллективе царят страх и негатив. Автор: Василина Серова

У Эриха Фромма, психоаналитика и человека, достойного места в нашей рубрике «Герои», есть много интересных книг, например «Бегство от свободы». В книге поднимается притягательная и всегда актуальная тема свободы и… добровольного отказа от нее. Ты недоумеваешь, как можно отказаться от такого явления, как свобода, добровольно? Почему-то в нашем понимании отсутствие свободы — это только тюрьма, ну, или домашний арест. Если ты так серьезно думаешь, то мне тебя совершенно не жаль.

Эрих Фромм наблюдал и победу фашистского режима, и его крах. Он видел, как миллионы немецких граждан на полном серьезе отказались от своей свободы. Они не стремились к свободе, а искали способ от нее избавиться. Миллионы людей были при этом абсолютно безразличны к судьбе своей свободы и не считали, что за нее стоит умирать или хотя бы бороться. Как бы нам ни хотелось быть свободными, неприятно осознавать, что большинство людей понимают под свободой либо возможность делать что-то безнаказанно, либо кидать мусор где попало, либо какую-то абстрактную фигню. Свобода — это уважение личного пространства другого человека вкупе с ответственностью за свои и чужие поступки. Многие серьезные философы занимались проблемой свободы (вспомним хотя бы вышеупомянутого Фромма), поэтому не стоит ничего придумывать, когда всё и так придумано до нас.

Но кто добровольно отказывается от свободы? Кому не нужна свобода, а нужно только, чтобы было что пожрать и кого пощупать? Кто-то называет таких людей садомазохистами, но есть более приятное слуху название — авторитарный тип личности. К сожалению, таких людей реально много. Как правило, авторитарным типом личности обладают представители вида « «. Возможно, именно они поддерживают плохой тип власти и готовы стерпеть от сильного лидера всё, что угодно. Власть — это всегда возвышение одного человека над другим. Иногда за счет того, что он находится в высшем классе, а иногда весьма справедливо, когда человек опытнее и умнее другого. Для человека авторитарного типа мышления власть не является следствием превосходства одной личности над другими. Для таких людей власть — это один из видов роскоши: либо она у человека есть, либо ее нет. Власть — причина для любой деятельности, и в понимании нашего героя тому, кто обладает властью, всё дозволено. И никто его не остановит. Почему так происходит? Потому что стремление к власти — это возможность преодолеть свою внутреннюю пустоту, деловую импотенцию.

1. К концепции «отец отвечает за сына», платить за первородные ошибки нужно вечно

Авторитарный человек не прощает. Он считает, что сын всегда идет по стопам плохого отца. Плевать, что сын — это отдельный организм. Авторитарный будет говорить, что «яблоко от яблони…», что во всем виновата вредная генетика и прочая ересь. Сложно объяснить такому человеку, что характер по наследству не передается, а закладывается в результате определенных событий.

Также этот человек не прощает. Абсолютно! Совершил раз оплошность — обязан платить за нее всю жизнь. Изменить это ты не в силах: авторитарный тип мышления помнит!

2. Преклонение перед чем-то высшим

По природе своей пассивный авторитарный человек постоянно пытается переложить на других ответственность за свои ошибки. «Не мы такие — жизнь такая», «Это общество сделало меня таким», «Такая у меня судьба», «Бог всё видит», «Правительство/начальство рассудит» — всё это слова такого рода людей. Несмотря на то, что в жизни есть великое множество факторов, не поддающихся контролю, этот человек считает, что нужно плыть по течении. Кроме обязательного минимума для выживания в виде поесть, попить, почитать что-то ненапряжное и работать, там где есть шанс получить каплю власти, делать ничего не нужно. Обладатель авторитарного типа мышления преклоняется перед тем, что ограничивает его свободу. В глубине души он понимает, что свобода — охренительная ответственность, с которой он, вероятно, не справится. Поэтому он наделяет свободу негативным значением. Для него свобода есть хаос. Ведь свободному придется что-то решать САМОМУ! Суетиться куда-то бегать, думать, принимать решения, которые будут расходиться с мнением другимх. Для него свободные люди — хаотичные люди, опасные для общества бунтовщики. В некотором роде герой пьесы Грибоедова Фамусов — типичный представитель такого типа мышления.

3. Желание подчиняться

Это выражается не в мазохистких стремлениях, в том, что он ничего не может делать для себя. Для семьи, для общества, для каких-то абстрактных людей вокруг, для страны и еще для кого-то — всегда пожалуйста. Наш герой не совершает никаких важных поступков, которые отразились бы на обществе, но в то же время не живет для себя. Даже не пытается. Просто он не знает, как вообще можно жить для себя. Это же эгоизм, а эгоизм — это фу ваще!

4. Специфическая религиозность

Еще одна отличительная черта описанных людей — религиозность, притом весьма специфическая. Бог или судьба для них — это абсолютная власть, перед которой они преклоняются. Им кажется, что Всемирный потоп, казни египетские и прочие сомнительные события, упомянутые в Ветхом Завете логичны и оправданны, он даже не задумывается, хорошо это или плохо. Это бог — он имеет право. Фромм писал, что представители авторитарного типа личности не желают ничего контролировать, полагаясь на волю того, кто выше: » Общая черта всего авторитарного мышления состоит в убеждении, что жизнь определяется силами, лежащими вне человека, вне его интересов и желаний. Единственно возможное счастье состоит в подчинении этим силам». Для таких людей религия не философия и не отдушина, а то, что определяет их моральное превосходство и принадлежность к касте сильных и избранных.

5. Для них нет понятия равенства

Наш герой не в состоянии признать существование такого понятия, как равенство. Без разницы чего: возможностей, классовое, экономическое, расовое, религиозное. У него исключительное иерархичное мышление. Он будет до боли в паху доказывать, что какой-нибудь олигарх имеет право быть богатым, потому что он вовремя перехватил кусок побольше и также имеет право эксплуатировать рабочих на крайнем севере. Он имеет власть, следовательно, имеет право.

Женщины физически слабее? Значит, должны подчиняться. Дети слабее и младше взрослых? Значит, ими можно руководить и управлять как угодно. Бить не обязательно, но вот морально давить и говорить, что они ничего не достигнут, — допустимо. Мир для такого чувака (или подруги) состоит из людей, у которых либо есть власть, либо нет. Право имеющие или твари дрожащие. Такой человек способен либо к господству, либо к подчинению. Чувства солидарности для него нет. Также он трепетно относится к любым различиям — будь то пол, раса, принадлежность к нации, древность рода, религия, сексуальная ориентация. Для него различия — признаки высшего и низшего класса. Девушки с таким типом мышления будут твердить, что девушкам всё можно: на шее сидеть, сплетничать, врать и даже изменять. Мужчины будут твердить, что бабы тупые, мелочные, ничего не понимают и ни на что не способны. Если им встретится человек, который будет превосходить их умственно и даже физически, но при этом, например, будет иметь другой пол, мужчины на говно изведутся, чтобы доказать неполноценность других людей. Это напоминает мне забавного придурка в моей нынешней качалке. Чувак машет гантельками по пять кило, но при этом с открытой ненавистью смотрит на девушек, которые делают становую с 70 килограммами и при этом выглядят вполне себе женственно. И постоянно в углу с дружками своими сплетничает.

Эти люди несчастливы. Не знаю, можно ли их изменить. С детства они ощущали себя беспомощными, не могли взять ситуацию в свои руки и проявить инициативу. Им показалось, что единственное, что они могут с этим поделать, — получить реальную власть, чтобы возвыситься над другими людьми. Как ты понимаешь, они становятся худшими правителями и худшими начальниками. Но история показывает, что такие правители нравятся себе подобным. Сильный царь же!

Специфика.

Отличительной чертой такой личности выступает чрезмерно жесткая система социальных установок. Подобные люди чувствительны к атрибутам власти, отдают предпочтение социальным стереотипам, личностную близость рассматривают как неприемлемую. Адорно описывал этот феномен, исходя из взглядов З.Фрейда на значение ранней социализации. По его мнению, в результате слишком строгого воспитания, когда подавляются чувство обиды ребенка и его агрессия по отношению к родителям, возникает тенденция к их идеализации, с одной стороны, и к переориентации враждебности на замещающие объекты, с другой. Этот феномен был положен в основу объяснения отношения к национальным меньшинствам.

Литература.

Adorno T.W. Frenkel-Brunswick K., Levinson D.J. Sanford R.M. The Authoritarian Personality. N.Y., 1950

Психологический словарь . И.М. Кондаков . 2000 .

(англ. authoritarian personality ) — комплекс личностных характеристик, включающий, с одной стороны, переменные когнитивного стиля ( , нетерпимость к неопределенности и когнитивной сложности, догматизм) и социально-политические установки — с другой ( , консерватизм, антидемократизм, предубеждения к меньшинствам, расистские взгляды).

Концепция А. л. разрабатывалась философами, социологами и психологами т. н. франкфуртской школы (сотрудники Института социальных исследований во Франкфурте-на-Майне), перед которыми были поставлены задачи выяснения психологических корней антисемитских и профашистских настроений. Ее главными теоретиками были Хоркхаймер, Адорно, Фромм , Маркузе, Хабермас. Понятие и термин «А. л.» предложил Э. Фромм в рамках своего учения о социальных характерах. Большую известность концепция А. л. получила благодаря выходу в свет в 1950 г. коллективной монографии: Adorno T. W., Frenkel-Brunswik K., Levinson D. J., Sanford R. N. The authoritarian personality (N. Y.: Harper & Row, 1950). В ней были изложены результаты исследований, которые проводились под руководством Теодора Адорно (1903-1969).

Для диагностики А. л. разработано множество опросников, в т. ч. шкала антисемитизма (A-S scale), шкала этноцентризма (E scale), шкала политико-экономического консерватизма (PEC scale), а также California F scale («F» означает фашизм).

Критики концепции указывали, в частности, на неоднозначные отношения между переменными когнитивного стиля и социополитическими ориентациями людей (примитивный когнитивный стиль м. б. как у консерваторов, так и у левых бунтарей-нонконформистов), между этими ориентациями и реальным поведением. Недостаточно эмпирически обоснованно выдвигавшееся теоретиками франкфуртской школы представление о формировании синдрома А. л. под влиянием г. о. семейных практик воспитания. (Б. М.)

Большой психологический словарь. — М.: Прайм-ЕВРОЗНАК . Под ред. Б.Г. Мещерякова, акад. В.П. Зинченко . 2003 .

   АВТОРИТАРНАЯ ЛИЧНОСТЬ (с. 11) (от лат. autoritas — власть) — конкретный психологический тип, обладающий такими чертами, как реакционность, консерватизм, агрессивность, жажда власти. Понятие введено Э.Фроммом, который с его помощью пытался выявить истоки нацизма. Однако, по мнению Фромма, данный тип прослеживается в истории задолго до возникновения фашизма. Типичной авторитарной личностью Фромм считал главу бюргерской Реформации в Германии Мартина Лютера.

По мнению Фромма, в сознании авторитарной личности отсутствует понятие равенства. Мир для такого человека состоит из людей, имеющих или не имеющих силу и власть, т.е. высших и низших. Типичной иллюстрацией авторитарной личности может служить биография А.Гитлера.

В 1950 г. вышла книга «Авторитарная личность», написанная Т.Адорно с соавторами. Эта работа получила широкую известность, в силу чего авторство термина «авторитарная личность» иногда приписывается Адорно. В ней Адорно описывал данный феномен, исходя из взглядов З.Фрейда на роль ранней социализации. По его мнению, в результате слишком строгого воспитания, когда подавляются чувство обиды ребенка и его агрессия по отношению к родителям, возникает тенденция к их идеализации, с одной стороны, и к переориентации враждебности на замещающие объекты — с другой. Этот феномен был положен им в основу объяснения предубеждений в отношении национальных меньшинств.

Популярная психологическая энциклопедия. — М.: Эксмо . С. С. Степанов . 2005 .

Тип личности, характеризуемый нетерпимым отношением к неопределенности, чрезмерной почтитсльностью к власти и авторитету, а также враждебностью к любой группе, потенциально нарушающей существующий порядок. Идея авторитарной личности приписывается Адорно, который сам был жертвой аитисемитизма. После многочисленных интервью с людьми, обладавшими этим типом личности, Адорно обнаружил. что они имеют следуюшие общие черты:

Они склонны идеализировать своих родителей. называя их «образцом добродетели».

Они воспитывалнсь в очснь строгих условиях.

Они проявляют признаки подавленной враждебности к своим родителям.

Подавленная враждебность переносится на друтих — то ссть на прсдставителей меньшинства. — которые воспринимаются как враждебные по отношению к власти, олицетворяемой авторитарной личностью. Считается. что родители косвенным образом передают детям черты авторитарной личности через предрассудки по отношению к группам меньшинства. Формирование авторитарной личности обусловлено специфическим стилем воспитания в особом культурном контексте.

Психология. А-Я. Словарь-справочник / Пер. с англ. К. С. Ткаченко. — М.: ФАИР-ПРЕСС . Майк Кордуэлл . 2000 .

Смотреть что такое «авторитарная личность» в других словарях:

    АВТОРИТАРНАЯ ЛИЧНОСТЬ — АВТОРИТАРНАЯ ЛИЧНОСТЬ понятие, предложенное Э. Фроммом для неофрейдистского истолкования “человека толпы”, представителя “массового общества”, которого отличают такие черты, как консерватизм, жажда власти, ненависть к представителям других… … Философская энциклопедия

    Авторитарная Личность — характеристика личности, автор Т. Адорно. Отличительной чертой такой личности выступает чрезмерно жесткая система социальных установок. Подобные люди чувствительны к атрибутам власти, отдаю … Психологический словарь

    АВТОРИТАРНАЯ ЛИЧНОСТЬ — (лат. auctoritas власть, влияние) понятие и концепция Фромма, фиксирующие и объясняющие существование особого типа личности, являющегося основой тоталитарных режимов. По Фромму, для А. Л. характерны: непереносимость свободы; жажда самоутверждения … Новейший философский словарь

    АВТОРИТАРНАЯ ЛИЧНОСТЬ — англ. personality, authoritarian; нем. Personlichkeit, autoritare. Тип личности, характеризуемый предельным конформизмом, ригидностью, подавлением эмоций и чувств, верно подданичеством и высокомерием по отношению к нижестоящим. А. л. в принципе… … Энциклопедия социологии

    АВТОРИТАРНАЯ ЛИЧНОСТЬ — (Authoritarian Personality) Название труда группы ученых, исследовавших в 1940 х гг. наследие Дж. Беркли в поисках психологических источников антисемитизма (anti Semitism). Термин авторитарный используют по отношению к этноцентрическому типу… … Политология. Словарь.

    Авторитарная личность — Эта статья нуждается в дополнительных источниках для улучшения проверяемости. Вы можете помочь улу … Википедия — Это понятие указывает на предрасположенность определенного типа личности к антидемократическим политическим убеждениям, готовой к восприятию тоталитарной идеологии. Классическим исследованием является работа Т.Адорно и его коллег, озаглавленная… … Евразийская мудрость от А до Я. Толковый словарь

    Авторитарная личность — – человек, почтительный и подобострастный по отношению к власть имущим и враждебно настроенный по отношению к другим, отличным от него людям. Авторитарная ЛИЧНОСТЬ не всегда готова отвечать за свои действия, считая, что ею руководят другие люди.… … Словарь-справочник по социальной работе

Книги

  • Исследование авторитарной личности , Теодор В. Адорно. Что такое авторитарная личность? Почему авторитарный лидер быстро подчиняет себе окружающих и легко ими манипулирует? Чем отличается авторитарная личность от социопатической, хотя и имеет… Купить за 229 руб электронная книга

Шкала F как инструмент исследования авторитарного потенциала личности

  • Дарья Михайловна Денисова асп. факультета психологии Санкт-Петербургский государственный университет м. н.с. лаборатории биомедицинской информатики Санкт-Петербургский институт информатики и автоматизации РАН

Аннотация

В статье представлен основной психодиагностический инструмент выявления авторитарного потенциала личности человека, под которым в первую очередь подразумевается предрасположенность к агрессии и нетерпимости по отношению к аутгруппам. Созданный Теодором Адорно опросник «Шкала F» впервые полностью переведѐн на русский язык, представлен в интерактивном формате и опробован на испытуемых, принадлежащих к русской культуре.

Литература

Адорно Т. Исследование авторитарной личности. / Под ред. д. филос. н. В.П. Култыгина. М.: Серебряные нити, 2001. 416 с.

Рабочая книга практического психолога. Пособие для специалистов, работающих с персоналом. / Под ред. А.А. Бодалева, А.А. Деркача, Л.Г. Лаптева. М.: Изд-во Института Психотерапии, 2002

Anesi C. The F-scale: Final Form. 1997. URL: http://www.anesi.com/fscale.htm (дата обращения: 03.11.11)

Suurküla J. Stress, Mind and Leadership. 2008. URL: http://drgrandville2.wordpress.com/most-problematic/ (дата обращения: 03.11.11)

Опубликован

2012-06-01

Статистика

Просмотры512
Скачивания 703

Как цитировать

Денисова, Д. М. (2012). Шкала F как инструмент исследования авторитарного потенциала личности. Труды СПИИРАН, 2(21), 228-237. https://doi.org/10.15622/sp.21.14

Другие форматы библиографических ссылок

Скачать ссылку

Раздел

Статьи

Авторы, которые публикуются в данном журнале, соглашаются со следующими условиями: Авторы сохраняют за собой авторские права на работу и передают журналу право первой публикации вместе с работой, одновременно лицензируя ее на условиях Creative Commons Attribution License, которая позволяет другим распространять данную работу с обязательным указанием авторства данной работы и ссылкой на оригинальную публикацию в этом журнале. Авторы сохраняют право заключать отдельные, дополнительные контрактные соглашения на неэксклюзивное распространение версии работы, опубликованной этим журналом (например, разместить ее в университетском хранилище или опубликовать ее в книге), со ссылкой на оригинальную публикацию в этом журнале. Авторам разрешается размещать их работу в сети Интернет (например, в университетском хранилище или на их персональном веб-сайте) до и во время процесса рассмотрения ее данным журналом, так как это может привести к продуктивному обсуждению, а также к большему количеству ссылок на данную опубликованную работу (Смотри The Effect of Open Access).

понятие, черты, специфические особенности общения

Кто такая авторитарная личность? Вы думаете это своевольный деспот, который руководствуется только своим мнением и никогда не думает об окружающих? Не стоит путать авторитарных людей и тиранов. Первая личность не отличается деспотией, ей свойственен деловой подход к любому начинанию и хорошее планирование каждого своего поступка.

Определение

Теория авторитарной личности, разработанная Э. Фроммом, говорит о том, что авторитарная персона – это приверженец консервативного взгляда на мир и ненавистник существующей системы правления. Руководство тяготит человека, и он считает своим долгом сменить правящую верхушку. Это не значит, что персона будет баллотироваться в президенты и менять уклад всей страны. Это значит, что человек будет проворачивать небольшие революции в своем кругу общения. Например, персона сможет возглавить завод, на котором она работала долгие годы в качестве менеджера. Авторитарная личность испытывает разочарование от жизни и думает, что подобное состояние знакомо всем окружающим. Именно поэтому она стремится к власти, чтобы заполнить пустоту работой. Личность считает, что чувство одиночества возникает из-за наличия большого количества свободного времени, которым большинство людей не умеют распоряжаться.

Стереотипы

Об авторитарных личностях говорят все. Не удивительно, что существует множество стереотипов о них. Ниже представлены самые известные:

  • Человек, который стремится к власти, незнаком ни с какими нравственными ценностями. Такая персона низка сама по себе и если ей хочется руководить, значит, она стремится возвысить свое эго и стать деспотом.
  • Подобным людям приписывают ограниченность ума. Но если посмотреть на исторические примеры, то становится понятно, что люди авторитарного склада характера не только умны, но еще и прозорливы. А губят их не собственное легкомыслие, а неудовлетворенные амбиции.
  • Такой человек всегда слишком многого требует от окружающих. Это отчасти правда. Но следует иметь в виду, что в первую очередь персона требует хороших показателей от себя. Человек работает не покладая рук и вполне логично, что того же личность будет требовать от других.
  • Дисциплина. Авторитетный человек любит, когда все идет по его плану и никакие обстоятельства не нарушают достижения целей. Дисциплина помогает быстрее добиваться поставленных задач, так как люди будут сосредотачиваться на результате, а не распылять энергию на малозначимые действия.

Что делает человека авторитарным?

Формирование любого человека происходит в детстве. Вполне логично, что авторитарная личность – это продукт неправильного воспитания. Что же может вызвать в ребенке перемену сознания и обретение ложных ценностей?

Тревога. Человек, который будет бояться всего на свете, будет стремиться всегда и везде взять ситуацию под контроль. Чаще всего подобные чувства в ребенке зарождают матери, которые слишком сильно опекают свое чадо. Мама не разрешает ребенку делать что-либо без спроса и всегда запугивает малыша. Тревога запечатывается на подсознании ребенка и поэтому он неосознанно стремится взять любую ситуацию под контроль.

Несамостоятельность. Такая черта характера тоже является результатом гиперопеки. Если родители с детства не заставляют ребенка работать и все решения принимают сами, то малыш вырастет слишком заносчивым и самодовольным. Свою неспособность принимать решения человек будет маскировать под уверенность. Персона начнет эксплуатировать других для достижения своих интересов.

Привычка к подчинению. Если в детстве отец заставлял малыша подчиняться любому его требованию, то вырастая, ребенок может затаить обиду и изливать ее в более взрослом возрасте на окружающих. Человек будет заставлять окружающих плясать под свою дудку.

Черты характера

Чтобы было проще определить такую личность среди своих знакомых, следует понять, кто это, авторитарный человек. Какими чертами характера обладает персона, какие у нее предпочтения и система ценностей:

  • Консерватизм. Человек не любит что-то новое, и свои небольшие революции будет совершать на основе давно проверенных методов. Новаторство пугает человека, так как новые технологии кажутся ненадежными и непроверенными. Уверенность в технике и в способах действий очень важны для такого человека.
  • Раболепие. Еще одной чертой авторитаризма является стремление лидера к порабощению сознания своих подчиненных. Для своих «подданных» авторитарный человек хочет быть чуть ли не богом, ну, по крайней мере, кумиром.
  • Культ силы. Человек верит, что всего на свете можно добиться путем принуждения. Но это не значит, что для достижения своих целей он будет использовать кулаки. Человек не остановится ни перед чем, чтобы воплотить свои желания в жизнь.
  • Цинизм. Человек, который является авторитарной персоной, будет презрительно относиться ко всем окружающим. А так как презрение на лице – это не лучшая маска, то персона будет маскировать свои истинные эмоции под цинизм и сарказм.

Семья

Авторитарный человек – это персона, которая получила неправильное воспитание. Родители недоглядели за ребенком и поэтому у него начали развиваться различные фобии и странные предпочтения, которые противоречат нормальным общественным устоям. Какие семьи способствуют развитию авторитарной личности? Семья с одним родителем, семья, в которой отец пьет и семья, которая слишком опекает ребенка. Именно крайности формируют нездоровое чадо. Человек должен с детства расти в атмосфере любви и нежности. Если он недополучает внимания от родителей, то вырастет озлобленным и будет всех ненавидеть. Если же мать слишком много тряслась над ребенком, ей удастся вырастить эгоистичное существо, которое будет без зазрения совести манипулировать окружающими. Поэтому именно на родителей возлагается задача правильно развить свое чадо. Нет надобности сваливать свои ошибки на плохих учителей или же дурное влияние улицы. Хорошая семья никогда не воспитает асоциального типа.

Сложная ситуация

Что значит авторитарный человек? Это персона, которая своей главной целью будет ставить стремление к власти. Человек будет страстно желать доминировать везде: в семье, на работе, среди друзей. Что же влияет на желание персоны руководить окружающими? Сложная политическая или экономическая ситуация, в которой формируется сознание ребенка, накладывает отпечаток на жизнь взрослого человека. Если малыш с детства понимал, что руководители не справляются со своими задачами, то он начал настраивать себя на то, что его задача – нормализовать ситуацию в стране и добиться лучшей жизни для каждого. Несмотря на все свое желание руководить, человек всегда имеет благие намерения. Он не хочет власти ради власти. Он хочет принести пользу миру и помочь всем страждущим.

Образование

Авторитарный тип человека протестует против каких-то правил и стандартов. Он не против учиться, но ему интересны только те знания и навыки, которые могут пригодиться в дальнейшем. Чаще всего подобные личности выбирают технические, а не гуманитарные профессии. Авторитарный человек пытается усовершенствовать свое видение мира, но он ограничен возможностью смотреть только с одной точки зрения. Он не может входить в положение других людей. Поэтому точные науки человеку даются лучше. Знания такая личность получает с удовольствием и никогда не отказывается от прохождения каких-либо курсов. Свое обучение человек продолжает даже после окончания учебного заведения. Ведь чтобы быть хорошим и компетентным специалистом в какой-либо области нужно постоянно самосовершенствоваться.

Профессия

Профессия, как и образование, накладывает отпечаток на человека. Персона, которая работает в силовых структурах, больше расположена к авторитарности. А вот личность, которая занимается философской деятельностью, искусством или же другой творческой деятельностью вряд ли станет разрабатывать планы по захвату мира. Те, кто благодаря своей профессии, обладают властью над окружающими, могут использовать свои силы совсем не в благородных целях. Например, у офицера намного больше шансов и возможностей проявить свою авторитарную натуру по сравнению с обычным солдатом. А человек, который всю жизнь служил по контракту в подчинении, будет раболепствовать не только на работе, но и в семье. Привычка подчиняться, так же как и привычка командовать, распространяется на всю жизнь человека.

Общение

Авторитарный стиль общения выделяется на фоне остальных:

  • Человек будет разговаривать с вами так, как будто вы ему что-то должны. Он намеренно будет принижать ваше достоинство и морально давить на вас, чтобы возвысить свой статус. Если вы не поддадитесь на подобные манипуляции, то персона перейдет к активной агрессии.
  • Такая личность всегда будет отдавать приказы. Человек не будет спрашивать мнение собеседника. Он сам решит, что оппоненту нужно и будет уверен в своей правоте даже тогда, когда собеседник постарается сказать обратное.
  • Человек будет придерживаться своего мнения, даже если поймет, что оно в корне неверно. Он вряд ли сможет признать, что была неправа, и принять свое поражение.

Хорошо или плохо

Авторитарное поведение можно осуждать только в том случае, когда человек имеет недобрые намерения. Он будет стремиться к своей главной цели, которая будет заключаться в улучшении этого мира. Последователями умного авторитарного человека будут свободолюбивые и адекватные персоны. Они не станут слепо подчиняться своему кумиру. Их повиновение будет оправдано. Лидер поможет своим последователям стать лучше, а также покажет дорогу, по которой следует идти, чтобы не наступать на подводные камни.

Но ситуация меняется, когда к власти приходит авторитарная личность с психологическими проблемами. В этом случае диктатор будет творить то, что он хочет. Отдавать кому-то отчет в своих действиях такая персона не станет. Но личность будет требовать от своих подчиненных слепого и мгновенного подчинения.

Репутация человека

Как авторитарный тип личности воспринимают окружающие? Люди боятся тиранов. Раболепство и уважение больше похожи на страх. Подобная ситуация авторитарную личность вполне устраивает. Близких друзей у нее нет, и поэтому человек наслаждается уважением, исходящим от его свиты. В широких кругах персона всегда известна. Она имеет репутацию хорошего специалиста и хорошего руководителя. Ничего плохого о человеке сказать нельзя. Но работать с ним иногда просто невозможно. Личность старается переделать всех подчиненных под свои стандарты, которые со стороны могут казаться дикими.

Тест

Вы увлекаетесь соционикой? Тест на определение типа личности вам придется по вкусу. Ответив на вопросы, вы сможете понять, насколько ваше мировоззрение схоже или же расходится с авторитарными людьми. Отвечать нужно да или нет. Ниже представлена часть вопросов из теста F-шкала:

  • Нужно ли приучать детей к уважению и послушанию раньше, чем ко всему остальному?
  • Может ли человек без хороших манер нормально существовать в приличном обществе?
  • Человек только тогда добьется успеха, когда будет усердно работать?
  • Промышленники, менеджеры и продавцы важнее художников и писателей?
  • Наша вселенная непознаваема, и человек никогда не сможет постичь все ее тайны.
  • Человек — игрушка в руках сверхъестественной силы?
  • Либеральная личность с возрастом станет консерватором?
  • Законы не так важны государству, как умный лидер, который покажет людям путь к счастью?

Вы верите в соционику? Тест на определение типа личности должен показать вам, насколько в вашей душе развит авторитаризм. Если на большинство вопросов вы ответили утвердительно, то это значит, что в душе вы прирожденный диктатор.

В авторитарной философии нет понятия равенства

Что такое авторитарный характер, что такое социальный садомазохимзм — эти явления и то, к чему приводит их распространенность в обществе, в той или иной стране, в мире в целом анализировал Эрих Фромм в своей книге «Бегство от свободы». На мой взгляд это одна из лучших аналитических работ, показывающая, откуда и почему возникают ленины, сталины, гитлеры, путины, трампы и прочие им подобные.

Пытаясь понять, что произошло в Америке 8 ноября прошлого года, точнее, что привело к этому, я перечитал книгу Эриха Фромма «Бегство от свободы». Фромм — психиатр, психоаналитик, философ и социолог. Книгу эту он написал в 1941 году, живя в эмиграции, в США, и посвятил во многом анализу того, каким образом Германия, будучи свободной и демократической страной, и немцы, будучи свободными людьми, пришли к тому, что отдали власть нацистам и потеряли свободу.

Книга очень интересная, ее стоит читать вдумчиво и даже возвращаться к уже прочитанному.

Вот что, в частности, Фромм пишет, характеризуя  характер, для котрого свобода — мешающая обуза, предполагающая ответственность за себя прежде всего, за своих близких, за людей вокруг, за свою страну:

«Наиболее специфической его чертой является отношение к власти и силе. Для авторитарного характера существуют, так сказать, два пола: сильные и бессильные. Сила автоматически вызывает его любовь и готовность подчиниться независимо от того, кто ее проявил. Сила привлекает его не ради тех ценностей, которые за нею стоят, а сама по себе, потому что она – сила. И так же как сила автоматически вызывает его «любовь», бессильные люди или организации автоматически вызывают его презрение. При одном лишь виде слабого человека он испытывает желание напасть, подавить, унизить. Человек другого типа ужасается самой идее напасть на слабого, но авторитарная личность ощущает тем большую ярость, чем беспомощнее ее жертва.

…Отношение авторитарного характера к жизни, вся его философия определяется его эмоциональными стремлениями. Авторитарный характер любит условия, ограничивающие свободу человека, он с удовольствием подчиняется судьбе.

…Общая черта всего авторитарного мышления состоит в убеждении, что жизнь определяется силами, лежащими вне человека, вне его интересов и желаний. Единственно возможное счастье состоит в подчинении этим силам.

…Авторитарная личность может обладать и активностью, и смелостью, и верой, но эти качества имеют для нее совсем не тот смысл, какой имеют для человека, не стремящегося к подчинению. У авторитарного характера активность основана на глубоком чувстве бессилия, которое он пытается преодолеть. Активность в этом смысле означает действие во имя чего-то большего, чем его собственное Я. Оно возможно во имя бога, во имя прошлого, долга, природы, но никогда во имя будущего, во имя чего-то такого, что еще не имеет силы, во имя жизни как таковой. Авторитарная личность обретает силу к действию, лишь опираясь на высшую силу. Она должна быть несокрушима и неизменна. Недостаток силы служит для такого человека безошибочным признаком вины и неполноценности; если власть, в которую он верит, проявляет признак слабости, то его любовь и уважение превращаются в презрение и ненависть. В нем нет «наступательной силы», позволяющей атаковать установившуюся власть, не отдавшись перед тем в рабство другой, более сильной власти.

…Он верит власти, пока эта власть сильна и может повелевать. Но эта вера коренится в конечном счете в его сомнениях и является попыткой компенсировать их.

…В авторитарной философии нет понятия равенства. Человек с авторитарным характером может иногда воспользоваться словом «равенство» в обычном разговоре – или ради своей выгоды, – но для него это слово не имеет никакого реального смысла, поскольку относится к понятию, которое он не в состоянии осмыслить. Мир для него состоит из людей, имеющих или не имеющих силу и власть, то есть из высших и низших. Садистско-мазохистские стремления приводят его к тому, что он способен только к господству или к подчинению; он не может испытывать солидарности. Любые различия – будь то пол или раса – для него обязательно являются признаками превосходства или неполноценности. Различие, которое не имело бы такого смысла, для него просто невообразимо.

…Люди ожидают, что некто их защитит, что «он» позаботится о них, и возлагают на «него» ответственность за результаты своих собственных поступков. Часто человек не осознает, что такая зависимость существует. Даже если есть смутное сознание самой зависимости, внешняя сила, от которой человек зависит, остается неясной: нет определенного образа, который был бы связан с этой силой. Главное ее качество определяется функцией: она должна защищать индивида, помогать ему, развивать его и всегда быть с ним рядом. Некий «Икс», обладающий этими свойствами, может быть назван волшебным помощником. Разумеется, что «волшебный помощник» часто персонифицирован: это может быть бог, или некий принцип, или реальный человек, например кто-то из родителей, муж, жена или начальник. Важно иметь в виду, что когда реальные люди наделяются ролью «волшебного помощника», то им приписываются волшебные качества; значение, которое приобретают эти люди, является следствием этой их роли. Процесс персонификации «волшебного помощника» часто можно наблюдать в том, что называется «любовью с первого взгляда». Человек, которому нужен «волшебный помощник», стремится найти его живое воплощение. По тем или иным причинам – а они часто усиливаются половым влечением – некий другой человек приобретает для него волшебные качества, и он превращает этого человека в существо, с которым отныне связан и от которого зависит вся его жизнь.»

И вот когда возникает такой вот «икс», в котором сколько-то миллионов людей в какой-то стране видят своего «волшебного помощника», который «за нас все решит», вот тогда в таком обществе может произойти катаклизм. Тому, как это происходит, собственно, вся книга Фромма и посвящена.

Блог автора на ФБ

 

Что значит авторитарный человек, стиль

Чтобы максимально точно понять значение слова «авторитарность», легче всего привести ряд синонимов, таких как: антидемократизм, тоталитарность, авторитаризм.

Авторитарность – это стиль поведения, который характеризуется сильным стремлением подчинять, доминировать, управлять и руководить, принимая абсолютно все решения. Авторитарный человек не склонен советоваться, обсуждать или слушать чье-то мнение, для него существует лишь его взгляд на действительность и его мнение, которое он считает истиной.

Авторитарность как поведенческий стиль может проявляться в таких сферах, как руководство, воспитание и общение. При этом характеристики поведения во всех этих сферах мало различаются. На работе, в семье и личной сфере авторитарный тип личности проявляется в следующих факторах:

  • Повышенная агрессивность, жесткость.
  • Склонность к принуждению, угрозам, давлению на других (на членов семьи или подчиненных).
  • Строгий контроль, стремление к максимальной дисциплине.
  • Чрезмерная требовательность.
  • Игнорирование психологического фактора, человеческих эмоций.
  • Нацеленность на результат.
  • Бескомпромиссность.

Такое поведение встречается нередко, и оно имеет свои причины. Первая кроется в строгом воспитании. Ребенок, растущий в семье, где царствует авторитарное воспитание, с достаточно большой долей вероятности вырастет в именно такого руководителя. Часто авторитарный лидер получается из человека, который рос в неблагополучной семье либо был неуспешным в школе, и все его мечты были направлены на достижение в жизни успеха, материального благополучия, стабильности.

Рекомендуем: Что значит агорафобия?

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Иногда авторитарный стиль руководства становится следствием психологических травм, одиночества, детских обид или желания отомстить. Часто люди выбирают именно авторитарный стиль лидерства осознанно, считая, что только он ведет к настоящему успеху и достижению максимального результата – в семье, в общении, на работе.

В деловой сфере

Чаще всего авторитарность проявляется именно как тип управления. Для такого руководителя характерны жесткость, стремление к абсолютной дисциплине, абсолютному контролю. Авторитарное руководство не предполагает обсуждения проблем с коллективом, коллективного принятия решений, голосований, брейн-штурмов, выслушивания чужих идей или, тем более, советов. Такой руководитель принимает решения исключительно сам, на основе своих личных суждений, у него есть четкий набор идей и мнений, и к гибкости он не склонен.

Авторитарный руководитель все решения берет на себя, не давая возможности высказаться или проявить себя подчиненным. Условия работы, методы и законы диктуются исключительно руководителем, и это не обсуждается.

Часто применяется жесткое давление, принуждение, лидер не склонен идти на уступки, для него не бывает форс-мажоров или семейных обстоятельств. Он не интересуется личными проблемами своих подчиненных, и работник, опоздавший на работу по серьезной личной причине (например, из-за болезни близкого человека), будет наказан без возможности объяснить причину.

Рекомендуем: Что такое раздражение?

Такое руководство имеет свои плюсы и минусы. Причем плюсов довольно много, и осознанный руководитель, грамотно применяя авторитарный стиль управления на нужном этапе, сможет добиться отличных результатов.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Такой тип управления может с успехом применяться на этапе начальном, когда коллектив (предприятие, фирма) только формируется. С помощью такого стиля руководства можно сформировать у сотрудников четкие цели, дать им понять структуру и форму работы, ее стиль, обозначить рамки рабочих обязанностей, установить дисциплину.

На начальном этапе этот стиль руководства поможет начальнику сформировать и утвердить собственный авторитет, укрепить его, проявить свои лидерские качества, показать умение достигать целей. Такой тип руководства хорош в плане дисциплины, он действительно помогает добиваться целей, обходить конкурентов, стремительно развиваться.

Минусы авторитарного управления могут быть не очевидны для самого руководителя, предпочитающего данный стиль, но очевидны для окружающих. Отсутствие возможности проявить себя и внедрить свои идеи полностью уничтожает инициативность работников, а напряженная психоэмоциональная атмосфера ведет к апатии и нежеланию членов коллектива работать и достигать целей.

Рекомендуем: Как научиться быть спокойной?

Это приводит к «застоям», к отсутствию новых идей и методов, к текучести кадров. Работники под таким начальством становятся скрытными, пассивными, они заискивают и скрывают недостатки в работе, не стремятся делать ее на должном уровне, но, боясь гнева начальства, тщательно прикрывают недоработки. Разумеется, это ведет к неизбежному понижению качества работы коллектива.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

В личной сфере

Авторитарный подход применяется не только в деловой сфере, но и в воспитании, и даже в общении. Такое общение и тип воспитания имеют те же особенности, что и авторитарное давление в рабочей среде. Характерные особенности:

  • Принятие всех решений единолично.
  • Неприятие ребенка как личности.
  • Жесткость, давление.
  • Метод «кнута и пряника».
  • Принуждение без объяснения причин.
  • Жесткие меры наказания за непослушание.
  • Неспособность искать компромисс.
  • Нежелание выслушать.
  • Равнодушие к чужим эмоциям.

Разумеется, такой родитель, родственник, супруг – не просто тиран, который хочет, чтобы окружающие страдали. Авторитарный стиль общения имеет свои причины, которые могут крыться в страхе одиночества, в детских травмах, в болезненном желании уважения, признания, в неуверенности в себе. Человек убежден, что его методы приведут к хорошим результатам, что он – справедливый и строгий воспитатель, а все другие методы – это попустительство, и оно приведет к беде.

Родители, применяющие авторитарный стиль воспитания, жестко контролируют своего ребенка, вторгаясь во все сферы его личной жизни и принимая за него решения – с кем дружить, где гулять и чем заниматься в свободное время. Они не утруждают себя объяснениями, за что ребенок наказан или почему он должен выполнять то или иное действие, а просто аргументируют: «потому что я так сказал», или «я знаю, как правильно».

В результате у ребенка может попросту атрофироваться способность к анализу, к размышлениям, интеллектуальные способности будут притупляться, он попросту перестанет задавать вопросы, и его успешность в учебе будет снижаться год за годом.

Рекомендуем: Как научиться показывать свою любовь ребенку?

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Родители, практикующие авторитарное воспитание, крайне требовательны к своему ребенку, но вместо того, чтобы стимулировать его, они применяют методы угроз, психологического давления, наказаний и принуждения. Игрушки или красивые вещи ребенок непременно должен заслужить тяжелым трудом и большими достижениями, а просто так, из родительской любви, их не дарят.

Ребенок, на которого оказывается авторитарное давление, полностью лишается собственного мнения, инициативы или права принять решение. Все решения принимаются за него, и он попросту не имеет права на какие-либо желания.

Если авторитарный стиль семейного воспитания и имеет свои плюсы, то только в меру, и только в раннем детстве, когда ребенок еще не способен самостоятельно ходить, разговаривать, принимать решения и проявлять себя, другими словами – до тех пор, пока не достигнет четырех-пятилетнего возраста. Но в этом случае родители, принимая все решения за ребенка, оберегают его и заботятся о нем, и это не авторитарный подход, а здоровое, нормальное воспитание.

Результаты метода

Увы, авторитарный метод воспитания всегда имеет негативные последствия, иногда – довольно тяжелые. Ребенок, живущий и растущий в страхе, лишен радостей детства и вряд ли станет счастливым, здоровым и полноценным человеком в будущем.

В детстве он испытывает трепет и страх перед своими родителями, однако к подростковому возрасту ситуация меняется, и страх трансформируется в ненависть, агрессию, отстранение. Возникают постоянные и довольно сильные конфликты, подросток становится неуправляемым, мечтает покинуть дом как можно скорее.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Часто авторитарность в семье приводит к тому, что ребенок становится деспотичным и жестоким. Свою боль, обиды и страхи он вымещает на более слабых. Он может издеваться над животными, обижать детей в школе, хулиганить.

Воспитанный в авторитарном режиме ребенок не знает, что такое компромиссы, мирное решение конфликтов, не знает настоящей дружбы, не склонен любить окружающих, ему неведома жалость (потому что он этого не получал в семье). Такой ребенок убежден, что прав тот, кто сильнее, он все получает грубой силой, ведет себя цинично, грубо и жестоко.

Другой вариант развития событий – это развитие слабой личности. Ребенок не имеет собственных желаний, не чувствует за собой права получать желаемое, он безынициативен и умеет лишь исполнять приказы. Этот человек лишен собственной воли, у него крайне занижена самооценка и отсутствует чувство собственного достоинства, он считает себя слабее остальных. Разумеется, такой человек не сможет добиться в жизни настоящего развития, успеха и процветания.

Резюме

Крайности опасны во всем, и стоит учитывать, что у любого подхода есть как минусы, так и положительные стороны. Авторитарность в работе, воспитании, браке может быть вызвана благими побуждениями, желанием достичь больших целей, но может привести к плачевным последствиям.

Мы воспитываем и руководим так, как считаем нужным, однако стоит всегда учиться, изучать доступные и успешные методы и не забывать брать пример с успешных людей – руководителей, родителей, жен, мужей, которые достигли успеха и счастья. Искать золотую середину, прислушиваться к мнению окружающих, не забывая о собственном мнении, уметь принимать решения и брать на себя ответственность, но не забывать слушать советы тех, кто может быть полезен.

Рекомендуем: Как наладить свою жизнь?

Искусство общения, руководства, воспитания – сложное искусство. Но его можно постигать, не ограничивая себя рамками и не принимая никаких методов за окончательную истину. Ведь цель воспитания – вырастить гармоничную, счастливую и успешную личность, а такая личность не сформируется в атмосфере страха и давления. Так же и в деловой сфере: никакие блестящие идеи не появятся и никакой стремительный успех не ждет предприятие, если в коллективе царят страх и негатив. Автор: Василина Серова

Если вы любите давать советы и помогать другим женщинам, пройдите бесплатное обучение коучингу у Ирины Удиловой, освойте самую востребованную профессию и начните получать от 70-150 тысяч:

Что такое авторитарная личность?

Авторитарная личность — это тип личности, который ставит свою ценность в силу и лидерство и считает, что те, кто не единомышленники или не согласны, просто слабы. Человек с таким типом личности часто непоколебим и критичен, с суеверным и неизменным убеждением, что судьбой управляет сила, большая, чем он сам. В середине 1940-х годов исследователи впервые разработали теории, согласно которым расизм также является неотъемлемой частью авторитарной личности.

Возвышение Гитлера и Третьего Рейха вызвало интерес к авторитарной личности. Для тех, кто вне этого явления, было в значительной степени неизвестно, как такие расистские и радикальные идеи могут охватить целую нацию. Исследователь Калифорнийского университета Теодор Адорно подробно изучил авторитарную личность, связав ее с одним из самых трагически известных людей, обладающих этим типом личности: Адольфом Гитлером. Частью результата его исследований была F-шкала; этот личностный тест измерял уровень фашистских идеалов человека.

Люди с авторитарной личностью склонны верить, что есть слабые люди и есть сильные люди, и что мир был бы лучше, если бы сильные были у власти, а слабые были подчинены. Они склонны враждебно относиться к тем, кто не согласен с этой философией; воображение часто рассматривается как непрактичное, и тем, кто подчиняется авторитарной точке зрения, часто предоставляется форма уважения к знанию и признанию правильного пути. Существует тенденция обвинять проблемы мира в определенной группе людей, что приводит к развитию расизма и ненависти.

Как правило, в жизни человека с авторитетной личностью присутствует сильный лидер, будь то конкретный человек, родитель или другой партнер. Несмотря на то, что он или она, как правило, негативно относятся к миру в целом, это мнение обычно ориентировано на один тип личности, будь то характер расы, пола, религии или других факторов. Авторитарная личность может поверить, что мир был бы лучше без этой группы, и не боится так говорить.

Гитлер часто используется как образец для подражания авторитарной личности. От того, чтобы быть сильным лидером до обвинения определенной группы в мировых проблемах, а также непоколебимой веры в судьбу и иррациональной заботы о личной жизни масс, он используется, чтобы проиллюстрировать опасность непроверенной авторитарной личности. Это продолжается через характеристики этого типа личности, вплоть до преувеличенного эго и одержимости подчинением.

ДРУГИЕ ЯЗЫКИ

Авторитарная личность — IResearchNet

Определение авторитарной личности

Авторитарная личность описывает тип человека, который предпочитает социальную систему с сильным правителем — авторитарному человеку комфортно быть сильным правителем, но если человек не является сильным правителем, то он или она продемонстрируют полное подчинение другому сильному авторитету. . В обоих случаях нет толерантности к неконсервативному мышлению. Люди, чьи личности структурированы как авторитарные личности, склонны подчиняться авторитету и верят, что полное подчинение правилам и предписаниям совершенно необходимо; любое отклонение от правил требует сурового обращения.Авторитарная личность часто приводит к тому, что люди питают антагонистические чувства к группам меньшинств, будь то религиозные, этнические или иные.

История и развитие авторитарной личности

История исследований авторитарной личности в значительной степени восходит к концу Второй мировой войны и Холокосту. В 1950-е годы преобладали опасения по поводу потенциального распространения антидемократических идеологий, о чем свидетельствует быстрое распространение нацистского фашизма.Происхождение расизма и предрассудков было важной темой в академическом мире из-за массового геноцида евреев. Ученые также осознали, что предрассудки и антидемократические идеологии — и фашизм в частности — не были характерны для какой-либо конкретной группы, что означало, что они начали искать другую теорию, объясняющую эти явления.

Обеспокоенность потенциальным ростом фашизма привела к поиску теории, позволяющей идентифицировать тех, кто был восприимчив к антидемократическим идеологиям.Теодору Адорно, социологу, приписывают теорию авторитарной личности, которая обращалась к необходимости объяснения предрассудков и расизма. Адорно считал, что определенная структура личности была обычным явлением среди людей, которые могли стать жертвой антидемократической идеологии. Адорно и его коллеги охарактеризовали авторитарную структуру личности по девяти измерениям, которые обсуждаются в следующем разделе.

Одно из следствий теории о том, что структура личности вызывает эту восприимчивость, состоит в том, что предрассудки или расизм в основном являются продуктом людей, которые в это верят, а не реальной целью.В частности, антисемитизм не имеет ничего общего с характеристиками еврейского народа, а скорее с характеристиками людей, которые не любят евреев.

Считается, что авторитарная личность возникла из детского опыта. Это рассуждение исходит из психоаналитической теории Зигмунда Фрейда. Фрейд предположил, что детские переживания, особенно с родителями, влияют на отношение людей к взрослым. Например, если у детей очень строгий авторитарный родитель, они научатся подавлять мысли, чувства и действия, которые могут считаться аморальными (например,g., агрессия или половое влечение). Позже, поскольку ребенок научился не действовать в соответствии с определенными побуждениями, побуждения проецируются на других «более слабых» людей, часто меньшинства. Это приводит к негативному отношению авторитарных людей к другим группам. Опять же, проецирование внутренних подавленных побуждений на других предполагает, что предрассудки вызваны личностью человека, а не чертами угнетенной группы.

Хотя термин авторитарная личность подразумевает доминирующую или контролирующую личность, теоретически человек с авторитарной личностью может фактически предпочесть подчиняться явной авторитетной фигуре.Этот тип личности стремится к строгому соблюдению правил и видит четкое различие между слабым и сильным. Авторитарные личности находятся в некотором противоречии, потому что они хотят власти, но также очень хотят подчиниться власти.

Несмотря на попытки Адорно отделить правый консерватизм от авторитарной личности, более поздняя версия авторитарной личности Роберта Альтемейера была почти синонимом правого консерватизма. Взгляд Альтемейера на авторитарную личность включал только три из девяти измерений Адорно, связанных с авторитарной личностью: конвенционализм, авторитарная агрессия и авторитарное подчинение.Недавно в книге Джона Дина консерватизм (и Республиканская партия) подвергался критике с точки зрения правого авторитарного личности, выдвинутой Альтемейером.

Исследование авторитарной личности

Первое исследование авторитарной личности было по причинам, указанным выше, очень политически мотивированным. В то время как общая цель заключалась в объяснении расизма и предрассудков, направление исследования сводилось к попытке предсказать, кто будет восприимчив к антидемократическим идеям, путем измерения личностных качеств.

Три шкалы, которые, как предполагалось, свидетельствовали об авторитарной личности (шкала антисемитизма, этноцентризма и политико-экономического консерватизма), использовались для измерения общего согласия с антидемократической или фашистской точкой зрения. Адорно и его коллеги стремились глубже понять структуру личности и разработали шкалу F-шкалы, предназначенную для измерения «скрытых антидемократических тенденций и фашистского потенциала». Более общая цель шкалы заключалась в том, чтобы показать основную структуру авторитарной личности и предсказать потенциал для соответствия фашизму и антидемократической идеологии.Шкала F состоит из вопросов, относящихся к девяти аспектам: конвенционализм, авторитарное подчинение, авторитарная агрессия, анти-интрацепция, суеверия и стереотипы, сила и «жесткость», деструктивность и цинизм, проекция и секс.

Каждый из аспектов шкалы предназначен для выявления различных частей авторитарной личности. Вопросы конвенционализма показывают, насколько сильно человек верит в ценности среднего класса. Считалось, что фашизм зародился в среднем классе, и потенциальные фашисты тогда получили бы высокие оценки в соответствии с конвенционализмом.Те, кто очень готовы подчиняться авторитету и желают сильных лидеров, получат высокие оценки в вопросах авторитарного подчинения. Высокие оценки по вопросам авторитарной агрессии отражают отношение, которое подразумевает неприязнь к группам меньшинств и убежденность в том, что отклонения от власти заслуживают сурового наказания. Считалось, что у человека с высоким уровнем авторитарной агрессии, вероятно, было строгое детство, не позволяющее ему или ей потакать немногим желаниям, что привело к тому, что этот человек проецировал свое разочарование на других людей, которые участвовали в «морально нездоровой» практике.Анти-интрацепция — это характеристика авторитарной личности, которая приводит к низкой толерантности к творческому мышлению и эмоциональной значимости; люди, которые настроены против интрацепции (т. е. не обладают особым самосознанием), отвергают субъективное мышление в пользу более конкретного мышления (например, придавая большое значение четко наблюдаемым фактам вместо мыслей и чувств). Суеверия и стереотипы показывают, насколько человек чувствует, что его судьба зависит в основном от внешних сил и что он или она не может лично влиять на исход ситуаций.Сильная вера в два типа людей (например, в сильных и слабых) будет отражена в вопросах силы и стойкости. Авторитарные личности предпочитают сильных лидеров, которые могут поддерживать порядок суровым наказанием отклоняющихся. Переменная деструктивность и цинизм снова обращается к агрессии авторитарной личности, но на этот раз агрессия не основана на морали. Идея здесь в том, что люди с авторитарными личностями питают агрессию и просто ждут возможности действовать в соответствии с ней.Предметы проекции по шкале F используются для выявления подавленных побуждений субъектов (которые упоминались в связи с авторитарной агрессией), спрашивая их об отрицательных качествах других. Например, мнение антисемита о том, что евреи враждебны, может фактически отражать его или ее собственную подавляемую враждебность, проецируемую на кого-то другого. Наконец, вопросы секса по шкале F также связаны с подавлением влечений, а именно сексуальных. Поскольку авторитарные личности подавляют свою сексуальность (они считают ее аморальной), их отношение к людям, которые участвуют в этих действиях, особенно негативно.

С момента создания F-шкалы ее валидность (то есть способность фактически предсказывать то, что она утверждает) ставилась под сомнение во многих случаях, и во многих случаях эти тесты валидности не проходили. Он также не смог предсказать правый авторитаризм, поскольку многие члены левых групп могут получить высокие баллы на тесте. Однако шкала F показала некоторые корреляции или отношения с другими конструкциями, такими как суеверия и «старомодные» ценности. Другое предположение заключалось в том, что шкала F отражает ограниченность взглядов.

В целом, сегодня ученые отказались от использования шкалы F для изучения предрассудков и расизма. Если шкала просто отражает ценности начала 1900-х годов или суеверные верования, она не очень полезна для выявления и прогнозирования расистских взглядов. Многие вопросы шкалы действительно отражают культурную среду 1920-х и 1930-х годов, но это не обязательно означает, что эти ценности сильно связаны с потенциалом фашистского поведения. Кроме того, идея о том, что расизм существует из-за альтернативных взглядов некоторых людей, не очень правдоподобна.Скорее, теперь ученые считают, что расизм и предрассудки в значительной степени являются результатом группового членства, присущего всем людям. В настоящее время исследования предрассудков и расизма, как правило, основаны на групповом подходе, а не на индивидуальном изучении личностей людей. С другой стороны, исследователи политики по-прежнему используют авторитарную личность, но обычно используют правый авторитаризм Альтемейера вместо первоначальной конструкции Адорно.

Артикулы:

  1. Адорно, Т.W. (1950). Авторитарная личность. Нью-Йорк: Харпер.
  2. Альтемейер, Б. (1988). Враги свободы: понимание правого авторитаризма. Сан-Франциско: Джосси-Басс.
  3. Дин, Дж. (2006). Консерваторы без совести. Нью-Йорк: Viking Press.
  4. Мартин, Дж. Л. (2001). Авторитарная личность, 50 лет спустя: какие вопросы возникают к политической психологии? Политическая психология 22 (1), 1-26.

Авторитарная личность — обзор

5.1 Самоусиление, внутри индивидов

Ярчайшее влияние психоаналитической теории, авторитарной теории личности (Адорно, Френкель-Брунсвик, Левинсон и Сэнфорд) предполагало, что жесткие, карательные, ориентированные на статус практики воспитания детей усиливают беспрекословность, обязательное, иерархически ориентированное послушание. В целях безопасности ребенок идеализирует родителей, не оставляя выхода неприемлемым примитивным порывам секса и агрессии. Согласно теории, они вытесняются теми, кто имеет более низкий статус, особенно чужими группами, что ведет к пожизненным предрассудкам.Недавний правый авторитаризм Альтемейера возродил интерес к предрассудкам как к самоусиливающейся мотивационной конструкции, лишенной фрейдистского фона.

В более широком смысле, несколько западных теорий поднимают тему, которую люди думают, интерпретируют и судят таким образом, чтобы возвышать их самих. Тейлор и Браун предполагают, что положительных иллюзий и иллюзий о себе, возможно, неточных, приносят пользу психическому и физическому здоровью. Кунда описывает мотивированных рассуждений , защищающих чувство собственного достоинства.Даже люди со стигмами сдерживают чувство собственного достоинства, используя в своих интересах двусмысленность атрибуции (Крокер и Мейджор), приписывая отрицательные результаты предрассудкам, а не личным неудачам.

В более общем плане теория самоутверждения Стила утверждает, что люди должны чувствовать себя достойными, поэтому угрозе одному аспекту себя можно противодействовать, утвердив другой аспект себя. Теория управления терроризмом (Гринберг, Пищинский и Соломон) утверждает, что люди особенно чувствуют угрозу своей собственной смертности, поэтому, чтобы уменьшить свою тревогу, они придерживаются значимых мировоззрений, которые позволяют им чувствовать непреходящую самооценку.Точно так же эго-защитная функция (Кац, Смит, Брунер и Уайт) установок защищает «я» от угрозы, тогда как функция выражения ценностей установок (Кац) в более широком смысле подтверждает самооценку.

Теория несоответствия с самим собой Хиггинса утверждает, что саморегулирование направлено на достижение положительного самочувствия и избежание отрицательного самочувствия. Несоответствия между фактическим «я» и желаемым идеальным «я» вызывают депрессию из-за отсутствия положительного результата.Несоответствия между реальным «я» и «я » должно вызывать беспокойство из-за несоответствия стандартам.

Авторитаризм как патология признания: социологическая сущность и актуальность авторитарной личности

Из этого изложения основных идей тезиса авторитаризма уже может быть понятно, почему теория иногда считается устаревшей. Образовательные цели, а также семейные, политические и рабочие организации больше не следуют идеалу иерархического послушания.Вместо этого большая индивидуальная ответственность, проактивность и самореализация или «предпринимательское Я» (Bröckling, 2015), по-видимому, являются руководящими идеалами новой формы социальной организации. Было бы наивно полагать, что эти изменения в совокупности социальной организации и оправдания не приведут к важным изменениям в личности человека. Ниже я хочу исследовать важные аспекты авторитаризма, которые существенно изменились с первой половины прошлого века до настоящего времени.

Можно грубо сказать, что авторитарные отношения требуют трех элементов: (а) авторитета, (б) авторитарной меры, действия или требования и (в) добровольно подчиняющегося человеку. С помощью этих трех различных элементов и трех разных подходов к культуре, психологии и капитализму мы можем теперь проанализировать, насколько изменились авторитарные отношения и что это может означать для социологической действительности тезиса об авторитарной личности.

Во-первых, мы должны признать, что старые одноперсональные органы явно изменились или больше не существуют.В семье гендерное равенство и изменение образовательного идеала от послушания к самоопределению изменили взаимоотношения внутри семьи. Насилие и его угроза, хотя и существуют, более не рассматриваются как адекватная форма образования. Диалогическое давление требует дискурсивного обоснования. Точно так же на рабочем месте прямая власть часто заменяется методами административного управления. В политической сфере тенденции кажутся менее ясными. Либеральные демократии требуют сотрудничества, уступок, терпимости и дискурсивных переговоров.Фуко (2004) утверждает, что прямая патерналистская власть была заменена техниками правительственности, то есть хорошим правительством, которое создает и побуждает вместо работы с нисходящими командами. Тем не менее, опять же, в большом разнообразии национальных обществ и разных политических спектров все еще сохраняются тенденции, требующие сильного лидерства. Здесь кажется, что именно постоянная конфликтность демократий повлияла на необходимость однозначного сильного союза и лидерства.

Что касается авторитарных мер , мы можем сказать, что практика и идеалы наказания, принятые в семье (и в некоторой степени также в политической сфере и на рабочем месте), существенно изменились. Кричащий отец и громкий босс теперь считаются анахронизмом. Эти практики больше не относятся к авторитету, а рассматриваются как симптомы того, что что-то вышло из-под контроля прежней власти. В сфере труда связи с компаниями ослабевают. Требование пожертвовать всем ради блага компании удовлетворяется скорее чисто экономической потребностью и зависимостью или интериоризацией внешних команд, чем явной авторитарной волей и командованием, с одной стороны, и соучастием со стороны рабочих.Кроме того, в политической сфере мы видим, что западным политикам трудно требовать полного подчинения. Например, трудности с поиском воли рисковать своей жизнью ради своей нации были одной из причин, по которой большинство западных стран решили отменить обязательную военную службу.

Эти изменения властей и практики во всех трех сферах не могут не повлиять на личностей . С последней четверти двадцатого века кажется, что нарциссическая или гедонистическая личность была более распространенной и доминирующей фигурой, чем авторитарная.Эта новая личность не видит в послушании идеала, которому следует следовать, и не желает платить цену подчинения, чтобы стать частью самой власти. Гедонистическая или нарциссическая личность не хочет быть ограничена личным, высшим авторитетом. Однако этот новый тип личности снова зависит от некоторой формы патологического признания: эгоцентричные личности зависят от внимания со стороны других, которое постоянно подтверждает их положительное представление о себе, независимо от того, получено ли оно от сексуальных партнеров, друзей, последователей или лайков в социальных сетях.Этот новый тип личности можно интерпретировать как еще менее автономную личность, чем авторитарная личность. Его зависимость от внешних источников гораздо более размытая и безличная, чем в случае четко выраженной авторитарной структуры.

В взаимное признание как условие успешного самоотношения и автономии, «я» — узнавая других — создает значимую укорененность в социальной структуре. Напротив, в случае простого внимания или патологической потребности в узнавании другой воспринимается только как простой инструмент.В то же время другой как непризнанный другой не может обеспечить значимого признания. Для эгоцентричной личности другой лишен каких-либо характеристик, которые могли бы придать значение его собственному признанию. Таким образом, мы могли бы также говорить о форме отчуждения, об отношениях безотношения (Jaeggi, 2014), которая оставляет пустое место в гедонистической или нарциссической личности. Это отчуждение — своего рода отчуждение, в котором источник признания, которым является , очень собственное признание индивидуумом по отношению к тем, кто дает признание, каким-то образом исчезает.В то время как в истинном признании индивид сам является частью взаимных отношений признания, в этой эгоцентричной версии признание становится односторонним путем от другого к самому себе. Таким образом, индивид отказывается от возможности решать, кого признавать.

Если в этом созвездии другой каким-то образом имеет значение для его собственного отношения к себе, то часто это , а не из-за конкретной личной характеристики, которая признается эгоцентричным человеком, но из-за социального статуса , другой достиг заранее.Поэтому, например, ретвит чьего-либо твита знаменитостью редко ценится с точки зрения моральных качеств этой знаменитости, а просто с точки зрения статуса и внимания, привлекаемого этим человеком.

Авторитаризм сохранен — ​​новые формы авторитаризма

Из-за этих очевидных изменений в социальной реальности концепции авторитаризма и авторитарной личности больше нельзя использовать в том виде, в котором они использовались, когда они были разработаны Адорно и его соавторами в первой половине прошлый век.Принуждение таких концепций к нашей текущей реальности будет означать овеществление этих концепций, а не рассматривать их как изменяющиеся социологические концепции, которые всегда зависят от конкретного исторического контекста. Итак, что (если вообще что-либо) может быть спасено от идей Адорно и его сотрудников? Или, наоборот, можем ли мы сказать, что авторитаризм и авторитарная личность больше не играют значимой роли в наших обществах?

Одна из основных идей авторитаризма — это идея слабого человека, который добровольно подчиняется авторитету других.Тот факт, что сегодня у другого редко бывает личный и сильный авторитет, может заставить нас почувствовать конец авторитаризма. Однако мы могли бы также представить себе простую смену власти, влияющую на человека. Оливер Декер и Брэлер (2018, 2019) поэтому говорят о «вторичном авторитаризме», имея в виду безличный авторитет, которому подвергаются современные люди.

Эти безличные авторитеты весьма разнообразны. Однако именно из-за их разнообразия и даже неоднозначности они почти вездесущи и более могущественны, чем личные.Упадок авторитарной фигуры отца не оставляет вакуума, а заменяется другими членами семьи, сверстниками, средствами массовой информации и, в большей степени, новыми и социальными сетями, как мы видели. Добровольное воздействие через социальные сети также подвергает людей всевозможным комментариям, в том числе от известных коллег или из анонимного мира так называемых «друзей» и «последователей». Индивиды подчиняют свое самоотношение признанию анонимной массы. Лайки, друзья и последователи определяют уровень самоуважения и самоуважения.

Однако меняются не только источники полномочий. Кроме того, размываются нормы и ценности, которым нужно подчиняться. В публичной сфере существует так много противоречащих друг другу норм, что человек не может следовать им всем. Оттомейер (2020) упоминает некоторые из этих норм и ценностей: «сочувствие и эгоизм, честность и умение перехитрить конкуренцию, сотрудничество и ориентация на индивидуальную карьеру,« жажда компании »и дистанцирование от работы, аскетизм и потребительство, бережливость и похотливость желаний. обладать […] любовью к животным и свиным котлетам, контролем над эффектами и инфантилизмом, погоней за прибылью и общим благом, управлением впечатлением и подлинностью, связью и «свободой от уз», верностью в партнерстве и публичной сексуальностью, мужественностью , и гендерная чувствительность […] ускорение и замедление »(363).Как легко заметить, на основе этих (и других несовместимых) совокупностей норм люди постоянно оказываются в ситуациях незащищенности, постоянно уязвимых для критики. В то же время они всегда могут сформулировать критику других, что становится легче с ростом социальной дистанции, анонимности и нестабильности в социальных отношениях и сетях.

В сфере работы постоянные оценки и алгоритмы, которые измеряют нашу производительность, часто помещают нас в «цифровой паноптикум» (Angermuller, 2010).Повсеместно распространены безличные оценки с важными материальными последствиями для работников. Мы можем оценить наши транзакции Amazon, «наших» пассажиров Glovo и водителей Uber. Отели, рестораны и всевозможные магазины, услуги и продукты оцениваются, рекомендуются и оцениваются миллионами добровольных помощников. Таким образом, индивид подвергается воздействию не одного могущественного и узнаваемого авторитета, а аморфной армии, чьи критерии — хотя и не выражаются прямо, но часто скрыты за точками и звездами — один лучший субъект.

Теперь у нас есть концептуальные инструменты, позволяющие понять, как эти социальные условия постоянного нахождения под безличным надзором представляют новый сценарий авторитаризма и авторитарной личности. Несмотря на нарциссизм или даже нарциссизм, обещание удовольствия связано с гиперконформностью. В то же время из-за противоречивых норм и ценностей разочарование, зависть, стыд и агрессия постоянно скрываются как угроза собственному нарциссизму. Нынешний мир полон двусмысленных норм.Однако отсутствие безопасности, проистекающее из неоднозначности норм, находящихся под постоянным наблюдением, порождает нетерпимость и неспособность выносить двусмысленность. Виртуальные споры могут вспыхнуть в любой момент за нарушение любой нормы. Постоянная безличная угроза и стресс, а также отсутствие четких указаний о том, как избежать рисков, можно рассматривать как основу для современного вторичного авторитаризма. Более того, все большее число людей исключаются из возможности быть частью избранной группы счастливых потребителей и испытывать даже краткосрочное удовлетворение от потребительства.

Хотя эта форма поведения содержит элементы (гипер) конформности (см. Также Castoradis, 2001), ее лучше понимать как форму (вторичного) авторитаризма. В социологии конформность в основном относится к (а) неявному давлению (б) со стороны сверстников с целью соответствовать определенной группе. Упомянутые здесь безличные оценки редко исходят от равных, но в основном от начальства и особенно от клиентов. Направление этого давления направлено не на то, чтобы вписаться в группу клиентов, а на подчинение оцениваемых критериям этих клиентов.Я говорю здесь о (вторичном) авторитаризме, потому что его основными чертами являются (а) иерархическое общество, которое дает (б) четкие порядки поведения.

Хойман и Нахтвей (2020) в своем исследовательском исследовании выделяют тип «регрессивного бунтаря», очень похожего на авторитарную личность. Что интересно в их исследовании, так это то, что они глубже рассматривают факторы, которые могут предотвратить авторитарную десолидаризацию. В своей работе авторы определяют как особенно склонные к регрессивным позициям те социальные группы, которые не испытывают, не живут и не узнают о сотрудничестве и солидарности на своих рабочих местах, но чьи контакты с другими ограничены вышестоящими, отмеченными и клиентами.Это размышление во многом связано с идеей безличной оценки, когда оценщик представляет собой разрозненную массу или институт, а не «значимый другой» (Мид). Нет возможности каким-либо значимым образом распознать тех, кто признает (или не уважает) нас с помощью анонимной рейтинговой системы. Нет диалоговых форм без переговоров о взаимном признании. Опять же, этот тип авторитаризма кажется патологической формой признания, простым анонимным ранжированием. Как анонимная масса, другая только де-факто признается явным давлением своей релевантности, но не из-за каких-то определенных моральных характеристик тех, кто признает.Чтобы быть полным и истинным признанием, опять же, размышления о взаимном характере этих отношений почти полностью отсутствуют.

Понимая этот новый тип безличного авторитета и нарциссической личности, мы также можем понять, как авторитет превращается в авторитаризм, то есть как он становится доминирующим. Не только одна социальная сфера находится под постоянной угрозой и давлением. Повеление подчиниться авторитету анонимных масс и стремиться к постоянному самосовершенствованию и адаптации на минном поле противоречащих нормам присутствует во всех социальных сферах.Из-за своей вездесущности и ранней интернализации этот авторитет может быть даже сильнее, чем внешний авторитет. Хотя за внешним авторитетом охотно следуют, он остается внешней силой. Согласно классической теории авторитаризма, добровольно подчиняющийся индивид принимает участие в авторитарной власти, но не является ее источником. Напротив, при вторичном авторитаризме каждый кажется одновременно автором и адресатом комментариев, лайков и бесед. Активно участвуя в оценке и ранжировании других, человек неявно подтверждает обоснованность этих практик социальной оценки.

Авторитаризм как господство

До сих пор мы не задумывались о важной особенности, которая кажется настолько очевидной, что о ней легко можно забыть. А именно авторитаризм — это форма господства. Доминирование, даже если оно имеет компонент добровольного подчинения, всегда включает в себя момент внешней силы или влияния на волю другого. Поэтому, когда я прошу совета у другого человека из-за его / ее опыта в данной области, этот человек не является частью авторитарной динамики, поскольку действие имеет своей отправной точкой во мне, а не в другом человеке.Когда я посещаю врача или прошу совета у своего налогового консультанта, я являюсь не только конечной точкой действия (искать лекарства или изменять свою налоговую декларацию), но и тем, кто вообще искал способ изменить свое поведение .

Здесь у нас могут быть другие критерии того, когда и как власти играют роль в эмансипации или действуют как часть авторитарной динамики. Если другой человек пытается повлиять на мое поведение добровольно, то есть когда другой действует по собственной воле, то мы можем говорить о форме доминирования, которая может иметь место в авторитарной динамике.Если вместо этого воля имеет свою отправную точку и конечную точку во мне, тогда другой не проявляет господства, а протягивает руку помощи. Или, используя гегелевские термины: когда авторитет является условием моего собственного отношения к себе и жизненных планов, тогда мы сталкиваемся с непатологическим признанием авторитета, а не с патологическим авторитарным признанием.

Проблема господства как существенной части авторитарной динамики становится более сложной, если мы сосредоточимся на безличном господстве, присутствующем во вторичном авторитаризме.Следуя тезису о безличном господстве, над людьми господствуют всевозможные структурные и системные механизмы. Не только уже упомянутые симпатии, последователи и безличные оценки, но также патриархат, капитализм, дискурсы, идеологии и т. Д. Относятся к различным формам господства, которые, хотя и требуют людей для своего воспроизводства, не могут быть поняты как личные формы господства. . Этот вид доминирования также подталкивает людей к подчиненным позициям, сохраняя при этом более высокие позиции для других.Тем не менее, такое доминирование не зависит главным образом от воли тех, кто занимает более высокие должности.

Опять же, вопрос о том, являются ли эти безличные моменты частью авторитарной динамики, зависит от того, могут ли эти безличные структуры считаться выражением собственной иллюстрированной воли, условиями социальной свободы (Хоннет, 2011) или институтами, которые препятствуют позитивному я. -связь. Институты и структуры со всей своей властью над индивидом были бы тогда частью свободы, а не господства, если бы они позволяли индивиду понимать эти структуры как условия и как продукты собственных рациональных интересов.Напротив, если структуры и институты препятствуют развитию индивидуальных рациональных интересов, тогда мы говорим о структурном доминировании. Как утверждалось выше, это господство часто обеспечивается массой добровольных помощников, которые подтверждают авторитарные нормы и меры посредством повседневного взаимодействия. Следовательно, мы можем также говорить о господстве роя анонимной массы, навязывающей этот вторичный авторитаризм.

Однако нелегко ответить на вопрос, действительно ли авторитаризм действует против рациональных интересов.Здесь мы сталкиваемся с классической проблемой исследования идеологии. Идеология, как говорит Терри Иглтон (1991), подобна неприятному запаху изо рта: мы обнаруживаем его только в другом. В левогегелевской традиции идеология всегда связана с каким-то ложным подходом к реальности, как с необходимым перевернутым мировым сознанием (см. Herzog, 2018, 2021). Утверждение, что кто-то придерживается идеологической точки зрения, по-видимому, подразумевает, что критик идеологии имеет привилегированную точку зрения, с которой можно идентифицировать других, которые предположительно действуют против своих собственных интересов.Если критикуемый отрицает, что он пойман в ловушку идеологии, и утверждает, что его реальные интересы отличаются от тех, которые определены внешним наблюдателем, для некоторых ортодоксальных критиков это только покажет, насколько глубоко укоренился другой за завесу невежества. Другими словами, как только признается факт существования идеологии, то есть образ мышления (и действия), противоречащий непризнанным интересам социального актора, невозможно эмпирически продемонстрировать истинность этого утверждения.

Подход авторитаризма может помочь нам преодолеть этот эпистемологический разрыв в исследованиях идеологии.Один из основных тезисов об авторитарных созвездиях гласит, что авторитаризм действует не против, а против , а — это интересы доминируемых. Здесь приходит к выводу, что идеология — это не просто ложное восприятие, но она может быть истинной и ложной одновременно; они могут быть правильным восприятием неправильной реальности. В нашем случае это означало бы, что авторитаризм не только обещает, но и действительно обеспечивает, по крайней мере, психологическую выгоду, позволяя подчиненному стать частью властных отношений и даже позволяя подчиненному осуществлять власть над другими, в число которых могут входить посторонние, нонконформисты и т. Д. или даже более подчиненные социальные группы.Другими словами, авторитаризм диалектически относится к интересам доминируемых: он действует против их законных интересов в эмансипации, автономии и самоопределении, но в то же время он служит некоторым из их основных потребностей быть частью структура власти. Таким образом, авторитаризм (традиционный или вторичный) не соблазняет обманом. Вместо этого он уже действует в интересах тех, кого доминируют (Decker et al., 2018).

Чтобы противостоять вторичному авторитаризму, нужна та самая сильная личность, которую Адорно также упомянул в отношении (традиционного) авторитаризма: «Эмансипированный [Мюндиг] — тот, кто говорит сам за себя, потому что он думал сам за себя, а не только повторяет; кто не опекается.Это проявляется в способности противостоять заранее заданным мнениям, а вместе с тем и против уже существующих институтов, против всего только установленного, что оправдывает себя своим явным существованием »(Adorno, 1971, p. 10).

Чего можно ожидать от авторитарного политика

Никогда не было более важного времени, чтобы понять авторитаризм и его влияние на каждого из нас. Мы, как личности, серьезно страдаем от авторитаризма в нашей жизни.Как граждане, мы также страдаем от авторитаризма в высших эшелонах власти. Чего нам ожидать, имея дело с авторитарным? В этой серии постов я хочу поделиться тем, что я узнал из своего анализа авторитарной личности и литературы об авторитарном воспитании детей, а также из моих обширных первичных исследований последствий авторитарного ранения.

Источник: Эрик Майзел

Что касается этого первичного исследования, я был бы рад, если бы вы внесли свой вклад в мое понимание последствий авторитарного ранения, взяв мою Анкету для авторитарного ранения.Даже если вы ответите только на несколько вопросов анкеты, это предоставит мне бесценную информацию об этом жизненно важном предмете. Респонденты обнаруживают, что ответы на вопросы сами по себе открывают глаза и исцеляют, поэтому я предлагаю вам взглянуть на анкету и, если вы захотите сделать это, ответить на нее полностью или частично.

Заголовок исследования гласит, что авторитаризмом питает ненависть и сильная потребность наказать. Многое другое, что мы стали ассоциировать с авторитаризмом, вытекает из этой основной программы ненависти и наказания.Что еще? Что ж, когда вы входите в тесный контакт с авторитарным лицом, потому что он или она ваш отец, ваша мать, ваш брат, ваша сестра, ваша супруга, ваш взрослый ребенок или кто-то еще в вашем непосредственном окружении, например, лидер вашей церкви или Ваш начальник на работе, вы можете ожидать столкнуться со многими, а иногда и со всеми из конкретных «30 ужасных» черт, взглядов и поведения. В этом посте мы рассмотрим первые 10 из этих «ужасных 30». Если вы были в тесном контакте с авторитарным деятелем, я предполагаю, что эти 30 звонят в колокольчик.

1. Ненависть

Центральная истина об авторитарном режиме состоит в том, что он или она исходит из ненависти. Как сказал респондент Макс: «Мой отец ненавидел почти все. Его ненависть сильно отличалась от гнева, негодования или даже ярости. На самом деле это была не эмоция, а позиция, отношение к жизни. Ненавидеть можно было все, что угодно, включая то, что он, как он утверждал, любил и восхищался всего секунду назад. Вы могли впасть в немилость в мгновение ока, потому что он был так готов ненавидеть — это было похоже на то, что ненависть всегда была на кончике его языка.”

2. Наказание и жестокость

Авторитарным властям необходимо наказывать других, поскольку они полны ненависти. Они, вероятно, будут выступать за смертную казнь, за суровое наказание всех правонарушителей и наклоняться к наказанию косвенно, например, принимая позицию «права на жизнь», чтобы наказать женщин за беременность. Они всегда готовы к возможности наказать кого-то, особенно членов семьи. Как объяснила респондент Мэри: «Моя мать была авторитарной личностью, все время злилась, и сразу же взрывалась и наносила удары словесными или физическими оскорблениями.Случай, который отражает мой опыт, произошел, когда мне было около 5 лет, когда меня ужалила пчела. Я помню жгучую боль, плач и бегство к ней — только чтобы меня избили за плач! Это подводит итог моего детства ».

3. Насилие, агрессия и агрессивное поведение

Авторитеты регулярно прибегают к нападениям и насилию, а еще чаще — иногда постоянно — в состоянии почти подавляемого насилия. Вот как сказала об этом респондент Синтия: «Моя бабушка чуть не убила мою мать, когда ей было 16 лет, после чего дед забрал мою маму из дома и поместил ее в приют.Моя мать забеременела мной в 19 лет, и бабушка успешно лоббировала ее, чтобы взять на себя опеку над мной. Она постоянно называла меня шлюхой, шлюхой и бездельником и говорила, что я никогда ни к чему не добьюсь. Меня выгнали из дома в 16 лет, после того как бабушка избила меня тростью и сломала ключицу за то, что у меня был парень ».

4. Тактика угроз и запугивания

Авторитаристы хотят, чтобы их жертвы боялись их.Респондент Роберт объяснил: «Я был женат на авторитарной женщине. Я всегда боялся ее в большом и маленьком смысле. Я быстро узнал, что она спала с пистолетом под подушкой, и во многих случаях она угрожала убить меня, если я не сделаю то, что она хотела от меня. Мы постоянно ссорились, и она всегда побеждала, потому что была готова «пойти на яремную вену» и причинить мне боль. Моя самооценка пошла вниз, мне было стыдно за то, что она издевается над мной, и за себя, что я не ухожу.”

5. Донкихотские, нечеткие правила

Авторитаристы, которые могут иметь или не иметь личную заинтересованность в соблюдении правил, любят правила для других людей. Чем более донкихотскими и неясными правила, тем лучше, поскольку донкихотские, нечеткие правила менее всего возможны. Такие правила неизбежно нарушаются, открывая дверь к наказанию для нарушителя правил. Для авторитарного человека правила должны быть нарушены, чтобы за ним последовало наказание. Эта динамика помогает объяснить, почему авторитарный чиновник так часто раздражается до насилия, когда соблюдается правило, поскольку он надеялся на нарушение и возможность наказания.Точно так же это помогает объяснить, почему вы никогда не получите той похвалы, которую надеялись получить за следование авторитарным правилам: следование им не нравится ему, это его расстраивает!

6. Списки паранойи и врагов

Авторитаристы, отчасти чтобы объяснить себе свой бездонный резервуар ненависти, действуют так, как будто им постоянно угрожают и находятся под угрозой. Они повсюду видят врагов, в том числе (а часто особенно) в бывших друзьях. Как выразилась респондентка Эмили: «Мой старший брат вёл настоящий список врагов в старшей школе.Это было связано с его жесткой, жесткой личностью, его гневом и тем, что он никогда никуда не вписывался. Ему было так неудобно, неловко и отталкивающе, что, естественно, все остальные дети не хотели иметь с ним ничего общего — они оставили его в стороне, и поэтому их добавили в список его врагов. Он тратил большую часть своего времени на то, чтобы отомстить им ».

7. Истина в качестве врага

Авторитаристы мало верят в истину. Если ваша цель — наказать других, потому что вы полны ненависти и гнева, правда в любом конкретном вопросе — просто неудобство.Как выразился респондент Филипп: «Мой отец, пастор, откровенно врал обо всем, от количества людей, посетивших одну из его церковных служб, которое он всегда раздумывал, до уровня преступности в« плохой части города ». число, которое он также всегда раздувал. Мне потребовались годы, чтобы понять, что всякая ложь исходит из одного и того же места: из места, где я заставлял себя выглядеть лучше, а другие — хуже. Тогда он сможет похлопать себя по спине и почувствовать себя самодовольным и превосходным ».

8. Посрамление, издевательства и насмешки

Авторитарный план ненависти и наказания порождает человека, который получает удовольствие от жестокости и который регулярно позорит, высмеивает и высмеивает своих нынешних целей.Недостаточно контролировать; мало выиграть; недостаточно доминировать: все это не воспринимается как достаточное. Авторитарный хочет, чтобы вам причиняли вред и уменьшали его. Поскольку нет ничего хуже стыда, особенно стыдно, что авторитарный человек хочет, чтобы вы чувствовали себя. Как сказала респондентка Саманта: «Мой отец всегда смотрел на меня так, как будто на мне не было одежды. Я всегда чувствовал себя рядом с ним голым. Не знаю, как именно он это сделал; он меня не приставал и даже не трогал. На самом деле он меня никогда не трогал. Но то, что он сделал, было чуть ли не хуже, и мне всегда было стыдно в его присутствии.”

9. Ригидность и одержимость контролем

Потребность авторитарного режима в контроле регулярно становится первым атрибутом, на который указывают респонденты. В характерном ответе Барбара рассказала о своем предыдущем парне: «Когда он говорил о своих ожиданиях в отношениях, они были представлены как правила, данности и истины, которые должны быть очевидны для всех. Сюда входило то, что я мог и не мог сказать друзьям и семье (например, мне не разрешалось выражать беспокойство по поводу отношений, потому что это равнялось нелояльности).Чтобы контролировать мое согласие, он прослушивал наш телефон и устанавливал шпионское ПО на домашний компьютер. Когда он « поймал » меня (через прослушиваемый телефон), прося у друга совета по поводу одного из его поступков, он в ответ бросил мои вещи в гигантские мешки для мусора и настоял, чтобы я сразу же выбрал пункт назначения для себя и «все мое дерьмо».

10. Навязчивость

Когда вы объединяете потребность контролировать с желанием стыдить и унизить, вы обнаруживаете еще одну авторитарную черту: навязчивость.Авторитаристы регулярно «занимаются вашим личным бизнесом» (особенно вашим сексуальным бизнесом и бизнесом с туалетом) ужасными и неприемлемыми способами. Как объяснила респондентка Джилл: «Для меня насилие со стороны отца было не физическим, а словесным. Он всегда говорил: «Это не твое дело», «Тебе ничего не принадлежит в этом доме» и «Делай, как тебе говорят!» И он всегда стучал в дверь ванной или врывался, если я был там. слишком долго. Он приходил кричать, его лицо было багровым.Для нас это был образ жизни ».

Авторитарный в вашей жизни, возможно, проявил не все эти качества. Авторитаристы не похожи друг на друга и не действуют одинаково. Многие сторонники авторитаризма большую часть времени довольно недраматичны и относительно неавторитарны. Но у них достаточно общих черт, чтобы их можно было узнать как сторонников авторитаризма. Напоминают ли эти первые 10 из «30 ужасных» черт характера и поведения, которые я буду описывать, кого-то в вашей жизни? Если они это сделают, вы можете рассчитывать на то, что, как и мои респонденты, у вас тоже будет заживление ран.

Чтобы заполнить мою анкету по авторитарным ранам, пожалуйста, посетите здесь.

Каковы некоторые аспекты авторитарной личности?

Обновлено 18 февраля 2020 г.

Медицинское освидетельствование: Лаура Анже

Источник: rawpixel.com

Люди жестяная банка быть резюмированный к в личность тип Oни имеют, или в наименее положил в а группа.В это Почта, мы буду Смотреть в в авторитарный личность а также объяснять какие точно Это является.

Какие Является В Авторитарный Личность?

В авторитарный личность является когда кто-то верит Oни должен Разместить к а человек в орган власти. Потом, если там находятся люди под их, Oни буду вводить в действие в тем же орган власти, угнетающий те под их. В идея из ан авторитарный личность было первый популяризировал в 1950 Благодарность к в книга В Авторитарный Личность. В 1950-е годы мы Правильно после в Мир Война II, так люди мы очевидно изучение в эффекты из в война а также как люди мог Разместить к орган власти так с легкостью.

В в оригинал теория в авторитарный личность было кто-то кто было а мощный суперэго что контролируемый их эго, который в перемена, было неспособный к контроль их я бы, который было сильный в качестве хорошо. Фрейда теория на в я бы, эго, а также суперэго вовлекает в эго пытающийся к поддерживать а остаток средств между в суперэго который является в нереально ожидание из доброта а также в я бы, который является наш первобытный призывает.Потому что из эти конфликты там находятся неуверенность в в человек, изготовление Это так что в суперэго имеет к подчиняться в нормы а также Разместить к те кто контроль в норм.

В теория из в авторитарный личность является а немного циничный в природа. Это верит что люди имеют а похоть для власть потому что Oни страх нравиться общество буду избегать их если Oни не надо. Потому что из это, в авторитарный личность буду атака те кто не подчиняться их, мая полагать в суеверие а также быть более обеспокоенный с участием распущенность чем Oни должен быть.

В в оригинал теория ребенок разработка было учился в качестве хорошо. Это было верил что а ребенок становится а немного авторитарный в течение их ребенок, начинающий ходить этапы а также Это жестяная банка быть сформированный к в люди повышение их. А родитель-ребенок отношение это видимый в качестве эксплуататорский а также авторитарный жестяная банка Создайте это личность тип. А родитель хочет к доминировать а также мая резко наказывать в ребенок в качестве а результат. Дисциплина в ребенок является один вещь, но в родитель буду относиться их ребенок нравиться они их предметы. В ребенок возмущается в родитель в качестве а результат но имеет к подавлять Это.Этот жестяная банка Создайте в авторитарный личность.

Другой теория было что ан авторитарный личность было созданный из в желание к контроль Другие люди. Это было верил к быть а черта характера это невротик а также сверхкомпенсация для в чувства из незначительность а человек мая имеют. Кто-то в орган власти всегда имеет к контроль другие так что Oни Чувствовать начальство.

Исследовать В В Авторитарный Личность

Источник: rawpixel.com

Там было множество из исследовать сделано на в авторитарный личность, а также один способ Oни делал так является через в Шкала F.В Шкала F было созданный так что Oни мог найти верования что находятся связанный с участием авторитаризм. Тем не мение, эти тесты мы а немного критиковали в связи к в предубеждения в их отклик.

Этот является потому что а человек принимая в тестовое задание буду быть помеченный в качестве ан авторитарный если Oни просто дать согласие с участием в заявления из в тестовое задание, а также там является нет нюанс впрыснутый в в тестовое задание к контроль Это.

В в Нюрнберг испытания там мы оценки из в Нацисты кто мы пытался для их преступления. А тестовое задание было данный к их, а также Это было обнаруженный что Oни забил высокий на три из в девять Габаритные размеры из в авторитарный личность.Эти мы анти-интрацепция, суеверие а также стереотипы.

Авторитарный студенты мы учился в университеты в качестве хорошо, такой в качестве в Университет из Чикаго. В теория было что те студенты кто было ан авторитарный личность мы люди кто было беда в наука а также гуманитарные науки. Тем не мение, Это должен быть принято к сведению что просто потому что а ученик имеет беда в предметы не иметь в виду Oни находятся обязательно авторитарный.

Более О В F-шкала

В F-шкала является короткая для в Калифорния Фашист Шкала.Это меры а человек авторитаризм в много другой аспекты. Эти включают:

  • Этот является в соответствие к в условности из в общество, такой в качестве в нормы а также ценности из какие является считается к быть средний класс люди.
  • Авторитарный подчинение. А человек кто является авторитарный буду Разместить к орган власти а также нет вопрос что-нибудь Oни сказать.
  • Авторитарный агрессия. Этот является когда а человек наказывает те ниже их кто находятся нет соответствующий к авторитарный верования или ценности.
  • Кто-то в а позиция из орган власти мая быть высоко религиозный или суеверный.
  • Кто-то кто является высоко авторитарный мая пытаться к выставлять в качестве много власть в качестве возможный.
  • Антиперехват. Этот является когда а человек отвергает в образный или даже отказывается к критиковать один себя.

Критика Из В Теория

Там мы довольно а немного критика а также споры когда Это приходит к в авторитарный личность теория. Один проблема было что в теория полагался тоже много на психоаналитический теории который мы уже спорный, в Шкала F не было адекватный к тестовое задание в теории.Другой критика было что в теория было политически пристрастный.

Этот было потому что в шкала казалось к предложить что Только авторитарный личности находятся на в Правильно боковая сторона из в политический спектр, игнорирование левое крыло орган власти. Также, Это было нашел что там мы сходства между авторитаризм а также антиавторитарный, такой в качестве как догматичный Oни находятся. Тем не мение, там мы а немного различия что установленный их отдельно, такой в качестве в похоть для власть или порядок ан авторитарный мая имеют.

В 1981, в теория было тщательно изученный более сильно, а также Это было обнаруженный к Боб Альтемейер, а Канадский психолог, что три Шкала F компоненты мы действительно точный.Эти мы в авторитет-подчинение, агрессия, а также условность. Кто-то существование суеверный или религиозный делает нет оказывать воздействие их авторитарный личность. В в 1980-е, в критика из в авторитарный личность было Старый. Тем не мение, Альтемейер верил Это было нужный потому что в теория было еще собирается около.

Источник: rawpixel.com

Новее Теории На В Авторитарный Личность

Альтермейер продолжение изучение в авторитарный личность, особенно смотрящий в какие он называется правое крыло авторитаризм.Его выводы принес его три полученные результаты. Эти являются:

  • В подчинение к люди в орган власти. Этот особенно применяется к законный власти а также нет обязательно люди кто не имеют много орган власти.
  • Существование агрессивный к меньшинство группы что находятся целевой. Те в орган власти буду пытаться к угнетать те кто имеют меньше власть.
  • А человек буду придерживаться к в верования а также ценности что находятся созданный к в Текущий лидерство. Они буду нет вопрос в ценности или пытаться к изменение их из в, но вместо быть верный слуги к в ценности.

Когда Это приходит к правое крыло авторитаризм, там находятся много теории на что. Один предлагает что что в аспекты из консерватизм находятся а способ к социально родственный а человек. Эти характеристики включают сопротивление изменение. В то время как изменение является что-то что жестяная банка быть против к кто угодно, консерватизм является особенно преданный к сохранение в Старый порядок. Другой аспект является в неравенство оправдание. В консерватизм, там является оправдание в качестве к Почему некоторые люди находятся неравный, а также это оправдание идет неоспоримый или неоспоримый.

Также, люди кто находятся ан авторитарный необходимость к делать Конечно что там находятся нет неопределенности как бы то ни было. Там находятся много аспекты из в авторитарный личность что имеют сделал это способ в в Текущий климат. Немного люди хотеть правда авторитаризм, нет иметь значение какие боковая сторона из в политический спектр Oни находятся на. Тем не мение, некоторые люди находятся авторитарный когда Это приходит к их собственный верования.

Верно Теперь, там находятся два главный теории из авторитаризм. Первый, там является в вера в правое крыло авторитаризм, в качестве мы упомянул до.Этот является когда кто-то Просмотры в Мир в качестве а Опасность или а угроза к в Текущий порядок. Потом, там является в Социальное господство ориентация авторитаризм, который стебли из в вера что в Мир является заполненный с участием конкуренция. В вера что это а собака есть собака Мир куда в сильный преуспевать а также в слабый неудача жестяная банка привести к в Социальное господство ориентация. Кто-то мая полагать что а меньшинство заслуживает к быть в что пятно, место потому что Oни мы слабый или неразумный.

Другой Текущий теория на авторитарный личность является известный в качестве царственность теория.В Это, это верил что авторитаризм является а отклик к какие является верил к быть а коллектив Опасность. В это теория Это стебли из в теория из эволюция а также пытается к избегать любой политический предвзятость.

В Другие слова наш авторитаризм приходит из наш эволюция. Если там является а воспринимается Опасность, люди буду группа вместе а также лицо Это, несмотря в Опасность из нет существование а угроза. Люди из все Весы из в политический спектр имеют сделано это. В наш Текущий климат там находятся все сортирует из воспринимается опасности а также звонки к оказывать сопротивление такой опасности.В а способ, в весь Мир имеет в некотором роде из ан авторитарный личность, а также это сложно к глотать.

Источник: rawpixel.com

Стремиться Помощь!

Если ты или кто-то ты знать является тоже авторитарный, там является надеяться. Один способ ты жестяная банка уменьшать ваш авторитарный личность а также учиться к жить а маленький является через в помощь из а Терапевт. А Терапевт жестяная банка идентифицировать когда ты имеют знаки из авторитаризм а также давать ты в способность к контроль сам а также возможно считать критически о в правила ты следить.Подчинение к орган власти является нужный в некоторые случаи, но довольно часто, в орган власти должен быть под сомнение, в качестве это постоянно меняющийся. Говорить к а Терапевт Cегодня а также видеть как Oни жестяная банка помощь ты быть меньше авторитарный в ваш жизнь.

границ | Авторитаризм вне предрассудков: обзор литературы по исследованиям контекстуальных предшественников

Введение

Классическая теория авторитаризма, наиболее ярко сформулированная Адорно и др.(1950) подчеркивает идею авторитаризма как устойчивой черты личности, не подверженной резким изменениям на протяжении всей жизни. Таким образом, ряд ученых связывает авторитаризм с личностными чертами Большой пятерки. В частности, более низкие уровни открытости опыту (Akrami and Ekehammar, 2006; Stenner, 2009; Perry and Sibley, 2012; Hotchin and West, 2018) и более высокие уровни сознательности (Sibley and Duckitt, 2008; Dallago and Roccato, 2010; Nicol и De France, 2016) были связаны с авторитаризмом.Asp et al. (2012) даже предложили эмпирические доказательства повышенного уровня авторитаризма у пациентов с повреждением вентромедиальной префронтальной коры, тем самым укрепив взгляд на авторитаризм как на биологически обусловленную и, следовательно, генетически детерминированную черту.

Однако в то же время несколько выдающихся авторов открыли более динамичный взгляд на развитие авторитаризма (например, Duckitt, 1989; Altemeyer, 1996; Feldman and Stenner, 1997; Oesterreich, 1999).В то время как люди могут проявлять более или менее авторитарные тенденции, коренящиеся в их генетической предрасположенности и раннем опыте социализации, текущая среда может влиять и действительно влияет на ее проявление. Здесь нужно различать ситуационных влияний, которые являются единичными, чувствительными ко времени событиями, и контекстуальных влияний, которые формируют непосредственный жизненный контекст с точки зрения опыта социализации на протяжении всей жизни и могут изменяться на протяжении всей жизни. Очевидно, это вызывает вопросы, какие именно индивидуальные и социальные условия вызывают «авторитарную реакцию» и какие факторы формируют этот процесс.Цель данной обзорной статьи — дать обзор ситуативных и контекстных факторов, которые следует различать при изучении влияния внешних факторов на авторитаризм. Будет изложена теоретическая основа, позволяющая определить ситуативные и контекстные влияния на авторитаризм на трех разных уровнях: макроуровень (общество), мезоуровень (институты, такие как школы и сверстники) и микроуровень (индивидуумы). и их семьи).

Теоретические подходы будут подкреплены обзором существующей литературы.Чтобы предоставить обзор концепций и эмпирических результатов, мы использовали конкретную методологию. Учитывая большое количество литературы по авторитаризму, база данных Scopus перечисляет 2063 научных публикации, содержащих термин «авторитаризм» в названии (1900–2020 гг.), А поисковая система Social Science Research Network связывает 747 публикаций с «авторитаризмом» (1900–2020 гг.) ) — нашим главным критерием при выборе классических и современных публикаций было любое указание на внешние влияния на авторитаризм.То есть мы выбрали концептуальные и исследовательские публикации, в которых подчеркивается ситуативный и контекстный характер авторитарных ориентаций.

В следующем разделе мы очертим основы контекстуальной — а не эссенциалистской, стабильной — перспективы авторитаризма и представим многоуровневую концептуальную основу. Затем мы рассматриваем теорию и исследования механизмов авторитаризма, представляя как ситуативную перспективу с акцентом на угрозу, так и контекстуальную перспективу социализации на протяжении всей жизни.В следующем разделе мы рассмотрим макроуровень, проанализировав исследования культурных предшественников. Наконец, мы кратко резюмируем основные результаты этого обзора и делаем выводы для будущих исследований.

Контекстные перспективы авторитаризма

Какую объяснительную силу контекстно-зависимая перспектива авторитаризма добавляет к эссенциалистской перспективе, рассматривающей авторитаризм как стабильную черту? Убедительное указание на интерактивное объяснение авторитаризма было найдено в метаанализе Сибли и Дакитт (2008): в этом исследовании оценки по часто используемой шкале авторитаризма правого толка (Altemeyer, 1996, стр.250) являются «очень реактивными на ситуативные манипуляции» и «могут изменяться под влиянием групповой социализации». Авторы утверждают, что шкала правого авторитаризма скорее измеряет социальные / идеологические установки, чем стабильные личностные черты или предрасположенности. Они предполагают, что авторитаризм нестабилен на протяжении всей жизни, но подвержен влиянию контекста. При рассмотрении контекстного влияния необходимо рассматривать как критические жизненные события, то есть факторы угрозы, такие как — в настоящее время — пандемия SARS-CoV-2, как ситуационные влияния, а процессы социализации на протяжении всей жизни — как долгосрочные контекстные влияния.Последнее должно быть привязано к положению человека в жизненном цикле, для которого хронологический возраст может служить показателем. Что касается ситуационных угроз, центральное предположение состоит в том, что критический жизненный опыт приводит к изменению уровня авторитаризма. Эти переживания часто включают в себя угрожающие жизненные события, которые побуждают человека искать компенсации через адаптацию паттернов установочных предпочтений. Майер (1975) привел примеры таких критических жизненных событий: переход от детства к взрослой жизни (переезд из родительского дома), изменения в структуре семьи (брак или развод) и переход к отцовству (рождение ребенка).Кроме того, он описал образовательные переходы, такие как переходы из школы в школу (например, из старшей средней школы в высшее образование), переходы от учебы к работе или изменения статуса и класса в течение карьеры. Точно так же другие ученые указывали на влияние критического социального опыта в семье, в школе, на работе, в клубах, в обществе и в общественной сфере на ценности и установочные ориентации (Mead, 1934; Schütz and Luckmann, 1979; Meier et al., 1983).Другое важное влияние — взгляды значимых других в смысле субъективных норм или нормативных убеждений (Ajzen, 1991). Хотя все эти примеры кажутся правдоподобными, можно критиковать, что в них часто отсутствует четкое различие между процессом социализации на протяжении всей жизни и критическим жизненным событием.

Недавние исследования показывают, что авторитаризм претерпевает изменения на протяжении всей жизни, и им можно манипулировать экспериментально (Pettigrew, 1999; Stellmacher and Petzel, 2005a). Даже классические представители теории авторитаризма указывали на необходимость анализа контекстов и условий с точки зрения развития и активизации авторитаризма: Adorno et al.(1950) основали авторитарную личность на ситуативных факторах, практиках социализации и семейной среде / структуре, предполагая, что изменения в социальной привязанности и институтах напрямую влияют на авторитаризм. Более поздние исследования авторитаризма часто дистанцировались от психодинамических рассуждений классической теории авторитаризма. Вместо того, чтобы предлагать психодинамические «внутренние» объяснения развития авторитарной личности, Альтемейер (1988, 1996) предложил концептуальную основу, заимствованную из теории социального обучения, которая подчеркивает влияние социализирующих агентов, таких как семья или сверстники, и социальных контекст.

Для исследования факторов, влияющих на авторитаризм, критически важно изучить его функции. Дакитт (2001) определил авторитаризм как мировоззрение, тесно связанное с угрозой и страхом, с основным предшественником частых наказаний, в частности телесных наказаний. Остеррайх (1996) еще более четко сфокусировался на влиянии жизненного опыта социализации и эмоциональных процессов на интернализацию авторитарных потенциалов, которые активируются во время кризиса или быстрых социальных изменений, чтобы сформировать ориентацию для поведения.Таким образом, функция авторитарного механизма состоит в том, чтобы компенсировать чувство страха и незащищенности. Это позволяет избежать четкого набора норм и правил (Oesterreich, 1999; Hadjar, 2004). В соответствии с пониманием авторитаризма, выдвинутым Милграмом (1974) или Беттельхеймом (1943), Остеррайх (1993) концептуализировал авторитаризм как и как реактивное человеческое поведение в критических и полных страха ситуациях и стабильную структуру личности, препятствующую авторитарному режиму. люди от поиска вариантов поведения, отличных от авторитарной реакции.Ледерер (1995) говорит о привычной готовности реагировать на кризисные ситуации путем бегства в институты, обеспечивающие безопасность.

Этот подход назвал авторитарной динамикой. (Feldman and Stenner, 1997; Stenner, 2005, 2009) основан на предыдущих выводах о взаимосвязи между угрозой и авторитаризмом и нестабильностью авторитаризма во времени (Stenner, 2005), а также между условия окружающей среды (Sales, 1973; Doty et al., 1991). Соответственно, люди несут разные уровни авторитарной предрасположенности, которая активирует одобрение авторитарных ценностей и поведения в случае внешних угроз (Stenner, 2005).Это не означает, что более авторитарная предрасположенность активизирует более авторитарную реакцию перед лицом угроз. Напротив, исследования показали большее одобрение авторитарных ценностей после предполагаемой угрозы со стороны лиц, ранее имевших низкие баллы авторитаризма (Hetherington and Suhay, 2011; Mirisola et al., 2014; Norris, 2017; Linden et al., 2018). ; Carriere et al., 2019; Russo et al., 2020). Таким образом, авторитаристы с низкими показателями корректируют свое мировоззрение в сторону более авторитарного мышления, в то время как авторитаристы с высокими показателями остаются стабильными в своей поддержке авторитаризма.Mirisola et al. (2014) объясняют эту корректировку потерей воспринимаемого контроля у авторитарных сторонников с низкими показателями, что является посредником между угрозой и усилением авторитаризма. Связывание этих результатов с теорией компенсирующего контроля (Kay et al., 2008, 2010; Landau et al., 2015) предполагает, что авторитаризм действует как внешний источник контроля, заменяющий предполагаемое отсутствие личного контроля. В поддержку Kay et al. (2008) обнаружили, что более низкий уровень личного контроля связан с более высокой поддержкой государственного контроля.Таким образом, можно сделать вывод, что в случае угрозы авторитарные режимы с низкими показателями более восприимчивы к предполагаемой потере контроля, укрепляя свои авторитарные взгляды как компенсаторный механизм.

Что касается авторитарных сторонников с высокими показателями, остается открытым вопрос, почему они демонстрируют повышенный уровень авторитаризма даже при отсутствии угрозы. Предыдущие исследования показывают, что сторонники авторитаризма более склонны к более опасному мировоззрению (Altemeyer, 1988) и поэтому живут с постоянно повышенной чувствительностью к угрозе (Cohrs and Ibler, 2009).Уточняя эти предположения, Руссо и др. (2020) предоставили экспериментальные доказательства повышенного ожидания угрозы среди авторитарных сторонников с высокими показателями. Они описали результаты как «порочный круг, в котором авторитарные режимы склонны переоценивать общественную угрозу, которой они подвергаются, и это приводит к поляризации их первоначальных взглядов и большей поддержке авторитарных политических систем» (Russo et al., 2020, p. 94). Высокий уровень авторитаризма может смягчить негативное влияние стрессовых жизненных событий на психическое расстройство и, таким образом, служить механизмом выживания (Van Hiel and De Clercq, 2009).Кроме того, Данн (2017) предполагает, что сторонники авторитаризма обладают меньшими когнитивными навыками, помогающими им справляться со стрессом, вызванным внешней угрозой.

На рис. 1 показана объяснительная модель, теоретически основанная на модели группового авторитаризма Штельмахера и Петцеля (2005b), а также на более поздних открытиях Мирисолы и др. (2014) и Руссо и др. (2020) об изменении авторитарного мировоззрения у авторитарных сторонников с низким рейтингом. В нем дается обзор «авторитарной реакции», т. Е.е., как контекстуальные влияния и процессы социализации на протяжении всей жизни на трех разных уровнях влияют на авторитарные установки и поведение авторитарных сторонников с высокими баллами и авторитарных сторон с низкими баллами.

Рисунок 1 . Многоуровневая модель «авторитарной реакции» у авторитарных сторонников с высокими и низкими показателями.

В целом, две основные особенности кажутся важными при теоретизировании контекстуальных факторов авторитаризма. Оба они играют особую роль в индивидуальном развитии и активизации авторитаризма.Мы назовем эту перспективу перспективой угроз с точки зрения угроз, вызывающих авторитарную реакцию в краткосрочном процессе. Во-вторых, авторитаризм зависит от опыта социализации на протяжении всей жизни — и, следовательно, от долгосрочных процессов социализации — с особым вниманием к агентам социализации в семье, в школе, в группах сверстников или на рабочем месте. Это будет концептуализировано как перспектива социализации . При исследовании авторитаризма у отдельного человека или группы людей необходимо принимать во внимание обе точки зрения.В следующем разделе мы представляем состояние исследования каждого из них.

(Многоуровневая) перспектива угрозы: теория и выводы

Сочетание контекстно-зависимого подхода к авторитаризму, т. Е. Авторитарной реакции (Oesterreich, 1993, 1996) и интегрированной теории угроз (Sears, 1988; Quillian, 1995; Stephan and Stephan, 2000), кажется весьма плодотворным. при исследовании ситуационных механизмов авторитаризма. С этой точки зрения авторитаризм разворачивается как реакция на быстрые внешние изменения, воспринимаемые как угрозу (Rippl et al., 2005). Во время таких критических ситуаций и периодов незащищенности человек (ранее имевший низкие баллы авторитаризма) стремится компенсировать чувство угрозы, придерживаясь упрощенного авторитарного мировоззрения, которое дает жесткие ответы, ясность и ориентацию. «Критические ситуации, такие как те, которые требуют принятия решений, являются ключевыми моментами на жизненном пути, когда возникают возможности либо для развития большей индивидуальной автономии, либо для консолидации структуры личности, опирающейся на авторитет.[…] Ситуации, вызывающие неуверенность и тревогу, определяются социальными факторами, такими как общество, социальный класс, возраст и пол »(Oesterreich, 2005, стр. 283).

Согласно интегрированной теории угроз , предложенной Стефаном и Стефаном (2000), можно выделить две категории угроз: реалистичные угрозы , которые относятся к восприятию того, что обществу (внутренней группе) угрожает их экономическое благосостояние и / или физическая безопасность, и символические угрозы , которые представляют собой угрозы, относящиеся к культурным структурам в обществе, таким как нормы, ценности или символические системы (например,г., язык). Хотя эти измерения можно разделить эмпирически (Stephan et al., 1999, 2002), они, тем не менее, взаимосвязаны: люди, которые воспринимают высокие уровни реалистичной угрозы , также имеют тенденцию испытывать высокие уровни символической угрозы . Другая таксономия угроз была предложена Stephan and Renfro (2002), а также Rippl et al. (2007), которые различают коллективных и индивидуальных угроз. Принимая во внимание, что коллективная угроза является предполагаемой угрозой для всего общества (например,g., повышение уровня безработицы), индивидуальная угроза основана на восприятии того, что личное благополучие находится в опасности (например, индивидуальная безработица). Кроме того, угрозы социальной сплоченности подчеркиваются при активации авторитарной реакции, поскольку они нарушают стремление к социальному соответствию (Feldman and Stenner, 1997; Butler, 2013; Shaffer and Duckitt, 2013). Точно так же Штельмахер и Петцель (2005a, b) предложили связь между угрозой и авторитаризмом в случае угрозы групповой идентичности.

Crowson et al. (2006, стр. 737) предложили два возможных объяснения тесной взаимосвязи между угрозой и авторитаризмом: «(1) Воспринимаемая угроза оказывает прямое влияние на установки и убеждения социальных воспринимающих, тем самым побуждая их демонстрировать авторитарные установки и поведение. (2) Воспринимаемая угроза взаимодействует с индивидуальными особенностями […], влияя на отношение и поведение ». Фельдман (2013) указал на сложность исследования этих процессов, поскольку оба могут применяться одновременно.У авторитарных сторонников с низкими показателями, но в большей степени, чем у авторитарных сторонников с высокими показателями, может проявляться повышенная авторитарность: и реагируют на предполагаемые угрозы напрямую, а также во взаимодействии с другими личными ценностями, чувствительными к угрозам, такими как стремление к автономии, ориентация на социальное доминирование или иерархическая самооценка. -интерес (Байер, Хаджар, 2005).

При более внимательном рассмотрении предполагаемых стимулов угрозы, эмпирические исследования сосредотачиваются на критических событиях не только на индивидуальном, но и на общественном уровне.Размышляя о причинах усиления авторитаризма в Соединенных Штатах в двадцатом веке, Ледерер и Киндерватер (1995) упомянули социальные угрозы, такие как война в Персидском заливе, распространение ВИЧ, а также определенный вид общественного климата (Zeitgeist). ) призывая граждан США быть гордыми американцами. Точно так же Штельмахер и Петцель (2005a) исследовали периоды времени, характеризующиеся высоким уровнем угрозы, как возможное указание на усиление авторитаризма в обществе, как в отношении отношения (например,g., высокий уровень предубеждений), а также поведение (например, поведение при голосовании, обращение в авторитарные церкви, антисемитские преступления). Конкретными индикаторами высокого уровня угрозы на уровне общества или макроуровне являются высокий уровень безработицы, низкий доход на душу населения, высокий уровень инфляции, повышенная частота «серьезных преступлений», гражданские восстания, забастовки и состояние страны. участие в войнах и других военных действиях (Sales, 1972; Padgett and Jorgenson, 1982; McCann, 1999). Особое внимание в исследованиях начала 2000-х годов уделялось угрозам физической безопасности после террористических актов (например,г., Норрис, 2017). Первоначально Кроусон (2009) предложил более активную поддержку политики, ограничивающей гражданские свободы, во имя войны с террором среди авторитарных сторонников с высокими показателями. Однако Хетерингтон и Сухай (2011) обнаружили, что под влиянием стимулов угрозы, навязанных террором, принятие ограничений только усиливается среди неавторитариев.

Текущим примером угрозы на уровне общества является распространение SARS-CoV-2, вируса, впервые выявленного в декабре 2019 года в Ухане, Китай, который к первому кварталу 2020 года распространился по всему миру (Всемирная организация здравоохранения, 2020).Пандемия COVID-19 вынудила многие правительства ввести временные авторитарные меры, такие как ограничения на собрания и поездки, чтобы смягчить распространение болезни. Мэнсон (2020) обнаружил, что перед лицом угрозы, создаваемой вирусом, авторитаризм на индивидуальном уровне предсказывает, что поддержка такой политики и практики приведет к усилению государственного контроля в Соединенных Штатах. Кроме того, Golec de Zavala et al. (2020) задокументировали рост авторитарного отношения во время вспышки пандемии помимо правил, касающихся COVID-19 в Польше: здесь сдвиг в авторитаризм выражается в стремлении к национальной сплоченности, за которым следует отказ несогласных с традиционными сексуальными нормами.Вместе с тем, к исследованиям, связывающим угрозы на макроуровне и авторитаризм только что описанным способом, следует подходить с большой осторожностью, поскольку вероятность экологической ошибки — ложных выводов на индивидуальном уровне из результатов макроуровня (Робинсон, 1950) — довольно высока. Чего в значительной степени не хватает по сей день, так это исследований, изучающих связь угроз на макроуровне и индивидуального авторитаризма с применением многоуровневого анализа.

Имея дело с влиянием внешних угроз на авторитаризм, социальный статус может рассматриваться как гарантия, поскольку более высокое положение обеспечивает лучшие возможности для борьбы с угрозами и может предполагаться классовый опыт социализации.В своем тезисе об авторитаризме рабочего класса Липсет (1959) предположил, что низшие классы, как правило, имеют более авторитарный взгляд на политику и, следовательно, с большей вероятностью будут поддерживать экстремистские движения, обвиняя в проблемах козлов отпущения низшего ранга и обещая быстрые и простые решения. Согласно Липсету (1959), авторитарные мировоззрения возникают из-за страха социального низложения из-за принадлежности к классу с низким социально-экономическим статусом и слабой экзистенциальной стабильностью в отношении гарантий занятости и возможностей карьерного роста.Усиливающими факторами могут быть низкий уровень образования, степень изоляции класса, экономическая и психологическая неопределенность, а также формы семейной жизни, преобладающие в низших классах. Эта точка зрения была впервые подвергнута критике Миллером и Риссманом (1961), подчеркнув наличие продемократических, левых групп среди рабочего класса и антидемократических движений, восходящих к среднему классу. Последующие ученые подчеркивали связь между авторитаризмом и более низким уровнем образования, а не принадлежность к низшему социальному классу (Lipsitz, 1965; Grabb, 1979; Dekker and Ester, 1987).Основная идея заключается в том, что образование стабилизирует собственный экономический статус и снижает подверженность упрощенным, авторитарным предрассудкам в отношении чужих групп.

Как анализ социального статуса, так и образования — которые являются скорее контекстными, чем ситуативными факторами — как ослабляющие влияния авторитарной реакции, показывают, что ситуативные эффекты авторитаризма не могут быть изучены без учета перспективы социализации. Критические жизненные события воспринимаются, интерпретируются и маневрируют по-разному, в зависимости от непосредственного жизненного контекста, тогда как непосредственный жизненный контекст порождает критические жизненные события, и наоборот.То есть обе точки зрения должны идти рука об руку, а не отдавать предпочтение одной точке зрения другой. В следующем разделе исследуются ключевые факторы процесса социализации на протяжении всей жизни, которые влияют на авторитарную реакцию, вызванную критическими жизненными событиями.

Перспектива социализации: теория и выводы

Учитывая как индивидуальные причины авторитаризма (микроуровень), так и факторы социального авторитаризма (макроуровень), важным фактором социализации, предотвращающим высокий уровень авторитаризма, является, как сказано, образование.Некоторые современные авторы даже утверждают, что образование является решающей характеристикой неавторитаристов, поскольку многие исследования демонстрируют надежные результаты по этой связи (например, Hopf, 1999 или Hadjar and Schlapbach, 2009 о постматериализме как антиполе авторитаризму). Например, Altemeyer (1988), Peterson and Lane (2001) и Peterson et al. (2016) показали, что люди, которые учились в высших учебных заведениях, демонстрировали более низкий уровень авторитаризма, чем люди, которые этого не делали. Этим выводам соответствуют результаты, представленные Хаджаром (2004), показывающие, что люди, имеющие хотя бы высшее среднее образование, демонстрируют более низкий уровень авторитаризма, чем их менее образованные сверстники.Следуя концептуальным соображениям Хопфа (1999) о связи образования и этноцентризма и общей концепции того, как образование формирует мировоззрение Хаджара и Беккера (2009), образование может влиять на авторитаризм с помощью трех различных механизмов: во-первых, высшее образование приводит к более развитые когнитивные навыки и когнитивная мобилизация, поддерживающая довольно сложные и терпимые неавторитарные мировоззрения. В результате высокообразованные люди используют меньше стереотипов (предположение о когнитивной сложности).Поскольку высшие учебные заведения часто включают сотрудничество и рассмотрение перспектив в качестве тем обучения, они также обеспечивают более высокую степень социальной компетентности (предположение о социальной компетентности). Более того, высокообразованные люди предпочитают постматериалистические ценности, описанные в ранних работах Инглхарта (1977), и поэтому менее склонны к проявлению этноцентризма (предположение об изменении ценностей).

Во-вторых, образование связано с более высоким статусом, который дает больше шансов добиться субъективного благополучия и справиться с критическими жизненными событиями и возможными угрозами.Кроме того, стили воспитания, структура семьи, языковой стиль, условия работы и идеологии среди людей из высших классов демонстрируют меньшую жесткость, вероятно, происходящую из-за большего ресурса для борьбы с угрозами. В-третьих, школы — как институты мезоуровня, связывающие общество (макроуровень) и индивида (микроуровень) — также функционируют как среда социализации. В иерархически организованной и сильно стратифицированной школьной системе, как мы находим ее во многих европейских странах, школы более высокого уровня и их учителя, как правило, поддерживают довольно антиавторитарные и открытые мировоззрения, побуждая когнитивно мобилизованных учащихся подтверждать свои неавторитарные системы ценностей.Высокообразованные люди проводят больше времени в учебных заведениях, изучая ценности и установки, которые лелеют правящие классы данного общества, такие как низкий этноцентризм (допущение конформности). Однако, как указывает Миршак (2020), образование также можно использовать в качестве гегемонистского аппарата авторитарных режимов для легитимации и защиты их власти, например, путем подчеркивания определенных знаний, отношения и поведения. Этот аргумент проливает свет на вопрос, действительно ли на уровни авторитаризма влияет образование как таковое — в результате когнитивной мобилизации — или политическая социализация, переживаемая в образовательных учреждениях, ведет к более или менее выраженному признанию авторитарных ценностей.

Еще одним формирующим фактором, освещенным в литературе, является тип стиля воспитания. Классические и современные исследования авторитаризма показывают, что стили воспитания, основанные на телесных наказаниях, отсутствии тепла и эмоциональной поддержки со стороны родителей, в сочетании с ограниченными правами на участие для детей, приводят к более высокому уровню авторитаризма (Adorno et al., 1950; Hopf, 1993). Clemens et al. (2020) предложили эмпирическую поддержку этой связи, но далее подчеркнули, что взаимосвязь между авторитаризмом и стилем воспитания может существовать и наоборот: авторитарные люди могут с большей вероятностью включать телесные наказания в свой репертуар воспитания, что приводит к порочному кругу авторитарных передача значения.

Чтобы оценить связь между стилем воспитания и авторитаризмом, необходимо изучить ключевые характеристики родительского поведения. Основываясь на трехсторонней модели стилей воспитания Баумринда (1967, 1971) (авторитарный, авторитарный и вседозволенный), Маккоби и Мартин (1983) ввели двухмерную структуру, позволяющую выделить четыре различных типа стилей воспитания. Отражая традиционные аспекты воспитания — сердечность и строгость (Sears et al., 1957) — они использовали параметры «отзывчивость» и «требовательность» для описания авторитарных родителей (требовательных, но не отзывчивых), авторитетных родителей (отзывчивых и требовательных), снисходительных. родители (отзывчивые, но не требовательные) и небрежные родители (ни отзывчивые, ни требовательные).Следуя этой четырехсторонней типологии, большое количество исследований изучали влияние стилей воспитания на академическую успеваемость, психосоциальное развитие ребенка, проблемное поведение и соответствие нормам (например, Lamborn et al., 1991; Steinberg et al., 1994). Традиционно авторитетный стиль воспитания (как отзывчивый, так и требовательный) рассматривался как оптимальный фактор социализации для развития детей и молодежи (например, Baumrind, 1967, 1971; Lamborn et al., 1991; Steinberg et al., 1994). Авторитарное воспитание (требовательное, но не отзывчивое), с другой стороны, было связано с большой разницей в результатах детей, что указывало на приемлемую успеваемость и соответствие нормам, но более низкие уровни самообеспечения и самокомпетентности и более высокий уровень стресса. (Lamborn et al., 1991). Исследование, посвященное родительской поддержке автономии как другому аспекту воспитания, показало, что только люди, получившие низкую родительскую поддержку автономии, в эксперименте отреагировали на ситуацию социальной угрозы усилением авторитаризма правого толка (Manzi et al., 2017).

Исследования, выходящие за рамки выборки белых представителей среднего класса из западных обществ, показали, что разнонаправленное влияние авторитарного воспитания на поведение молодежи является результатом контекстуальных воздействий, таких как этническая принадлежность и социально-экономический статус семьи (Quoss and Zhao, 1995; Park and Bauer, 2002; Dwairy et al., 2006). Например, авторитарное родительство демонстрирует положительные эффекты у этнических меньшинств, живущих в слабых социально-экономических сообществах США, предлагая защитные преимущества в опасных условиях (Furstenberg et al., 1999). Кроме того, эффективность стиля воспитания сильно зависит от культурного окружения. В коллективистских культурах, подчеркивающих дисциплину и гармонию, авторитарная структура семьи может предложить лучшую подготовку к будущей академической и рабочей среде (Grusec et al., 1997).

Сказав, что эффективность стилей воспитания в значительной степени зависит от культурного и социального контекста, сам стиль воспитания может скорее рассматриваться как сам контекст социализации, чем как практика социализации (Darling and Steinberg, 1993).Гарсия и др. (2019) утверждают, что оптимальный стиль социализации в современном мире меняется в зависимости от текущих требований цифрового общества. Они предполагают, что больший упор на отзывчивость (то есть снисходительный стиль воспитания) может быть полезным, тогда как авторитарный стиль воспитания может создавать факторы риска для проблемного поведения, такого как злоупотребление алкоголем (Garcia et al., 2020).

Следует отметить, что стили воспитания различаются в зависимости от пола ребенка, особенно в семьях, которые демонстрируют патриархальную структуру семьи и демонстрируют высокий уровень традиционных гендерных идеологий (Hadjar et al., 2007). Эти выводы основаны на Теории контроля над полом и правонарушением, разработанной Hagan et al. (1990). Фактически, пол — один из немногих демографических факторов, которому уделяется большое внимание в исследованиях авторитаризма. Например, исследования показывают, что связи между авторитаризмом и коррелятами зависят от пола (например, взаимодействие между гендером и авторитаризмом в отношении карьерных целей, образовательных устремлений или брачных обязанностей, Peterson and Zurbriggen, 2010; взаимодействие угрозы и пола в ориентации на доминирование, Sugiura и другие., 2017). То же самое относится к процессам передачи правых экстремистских настроений, причем процессы передачи от отца к сыну сильнее (Boehnke, 2017). Наконец, исследования близнецов даже показали, что передача авторитарных убеждений от родителей к ребенку от поколения к поколению может, в конце концов, по крайней мере частично корениться в генетической одаренности (McCourt et al., 1999).

Хотя семья является важным фактором социализации, необходимо учитывать и другие виды опыта социализации, поскольку их важность сильно возрастает после детства.Альтемейер (1988), в частности, сосредоточил внимание на влиянии различных межличностных процессов на авторитаризм на протяжении всей жизни, например, в школах, на рабочем месте и в свободное время. Наряду с эффектом родительской практики социализации и менталитета в дружеских сетях (сверстники), личный опыт неоднородности, по-видимому, имеет сильное влияние. Лица, которые часто сталкивались с людьми, отличающимися от них по таким характеристикам, как этническое происхождение, сексуальная ориентация, социально-экономический статус, политические взгляды и / или религия, как правило, менее авторитарны, поскольку они менее склонны мыслить черно-белыми схемами и более компетентен в борьбе с инаковостью.Это предположение соответствует теории межгрупповых контактов (Allport, 1954; Pettigrew, 1998; Pettigrew et al., 2007), которая утверждает, что как прямые, так и косвенные контакты с людьми разного этнического происхождения, возраста, сексуальной ориентации или с физическими недостатками облегчают узнает о чужих группах и поддерживает развитие эмпатии и умения смотреть на будущее. И знание о , и сочувствие к членам внешней группы снижают восприятие угроз и беспокойства, а также уровень авторитаризма.

Социальный контакт как механизм уменьшения авторитаризма был подтвержден эмпирически: люди с социальными связями с иммигрантами, даже имея только одного друга из группы, у которого есть друг из другой группы, проявляли меньше предубеждений по отношению к людям, которые отличаются от них (чужая группа) и показали снижение уровня авторитаризма (Pettigrew, 1999; Pettigrew et al., 2007). В соответствии с этими выводами, исследование Калина и Берри (1980) показало, что длительные поездки в собственную страну — в данном случае в Канаду — а также в зарубежные страны сопровождаются более низким уровнем авторитаризма, поскольку путешествия, по-видимому, способствуют общему развитию. гибкость и принижает догматизм и жесткость.Поскольку исследование носит корреляционный характер, результаты предполагают эффект социализации, но в равной степени могут быть истолкованы как открытие, подтверждающее влияние черты личности, при этом люди с низким авторитаризмом более склонны к мобильности внутри страны и за границу. Тем не менее, Штельмахер (2004), обнаруживший, что только учащиеся, покинувшие место воспитания, испытывают снижение авторитаризма через образование, поддерживает утверждение Калина и Берри (1980) о том, что пространственная мобильность снижает авторитаризм.

Наконец, положительная связь между авторитаризмом и индивидуальной привязанностью к группам была исследована в исследовании Дакитта (1989): если индивид разделял коллективистское представление о том, что внутригрупповые цели важнее личных целей, они демонстрировали более высокий уровень авторитаризма. Это открытие приводит к предположению, что люди, которые интегрированы в сильную ингруппу с высоким чувством сплоченности, а также члены коллективистских обществ в целом, демонстрируют более высокий авторитаризм.Основываясь на этой идее, исследования социального капитала показали, что «объединяющий социальный капитал», то есть связи между членами одной и той же внутренней группы, имеющими чувство общей идентичности (Baron et al., 2000), более склонен к усилению авторитаризма, тогда как «Соединение социального капитала», то есть связи между членами разных групп (Baron et al., 2000), снижает авторитаризм. Поскольку групповая согласованность и внешние групповые контакты сильно зависят от соответствующего культурного контекста, эти результаты предлагают взглянуть на авторитаризм с культурной точки зрения.В следующем разделе будут рассмотрены теории и выводы.

Механизмы макроуровня: культурное влияние

В то время как механизмы угрозы и социализации относятся в первую очередь к индивидуальным и мезоуровневым антецедентам, культура, по-видимому, является важным (но недостаточно исследованным) фактором макроуровня. Корниева и Бёнке (2013) выступили за повторное включение исходного психодинамического взгляда на авторитаризм (Фромм, 1941). Они смогли показать, что в автократических обществах (Россия и Турция), но не в неавтократических обществах, таких как Германия и другие западные общества, степень — психодинамически задуманная — самопринятие, как концептуально Берн (1964), объясняет индивидуальную -уровневый авторитаризм, выходящий за рамки авторитарного стиля воспитания и авторитарного общественного климата.

Более того, существуют культурно-специфические факторы социализации на макроуровне, которые могут повлиять на уровень авторитаризма индивидов. Межкультурные исследования показали, что ни уровни авторитаризма, ни его предшественники не являются универсальными, как можно было бы предположить с эссенциалистской точки зрения. Основываясь на данных из 133 стран, Meloen (2000) показал, что существует сильная взаимосвязь между культурой, взглядами и политикой. Государственный авторитаризм тесно связан с авторитарным отношением граждан, которое является результатом культуры, основанной на иерархиях и традиционных семейных структурах.Например, сравнение авторитаризма среди подростков в Восточной и Западной Германии после падения Берлинской стены очень ясно показало, что разные культуры социализации вызывают разную степень авторитаризма: подростки из Восточной Германии соглашались с авторитарными заявлениями больше, чем подростки из Западной Германии (Oesterreich, 1993). . Бёнке и Риппл (1995) даже показали, что восточные немцы больше похожи на граждан США, чем на западных немцев, в том, что касается их уровня авторитаризма в начале 1990-х годов.Дальнейшие доказательства возможных культурных причин авторитаризма были предоставлены Зиком и Генри (2009): на основе большой репрезентативной выборки немцев они пришли к выводу, что авторитаризм с точки зрения авторитарной реакции на определенные жизненные условия и события выше среди Востока ( в отличие от западных) немцев. Более того, менее образованные люди, люди с более низким доходом и более старшим возрастом показали более сильную авторитарную реакцию (криволинейный эффект). Те же факторы были выделены в исследовании Schmidt et al.(2006): Было показано, что авторитаризм уменьшается с повышением уровня образования и увеличивается с возрастом. Женщины и, опять же, восточные немцы показали более высокий уровень авторитаризма. Таким образом, взаимодействие культурных условий и факторов мезо- и микроуровня требует дальнейшего изучения в будущих исследованиях.

Заключение

Главный результат этого обзора — складывающееся впечатление, что есть существенная концептуальная поддержка и эмпирические доказательства контекстуальных факторов, сильно влияющих на индивидуальные уровни авторитаризма.Как факторы социализации, так и ситуативные факторы, такие как угрожающие жизненные события, показали, что они оказывают значительное влияние на отношение и поведение в отношении авторитаризма. Современная литература настоятельно предлагает взаимодействие между ними; однако необходимы дальнейшие исследования, чтобы понять основные механизмы. Пока что эмпирические концептуализации указывают на повышенное ожидание угроз среди авторитарных сторонников с высокими показателями (с сильными авторитарными ценностями, смягчающими психическое расстройство) и усиление авторитарных ценностей среди авторитарных сторон с низкими показателями в случае возникновения предполагаемой угрозы (как следствие воспринимаемая потеря личного контроля).До сих пор неясно, вызывает ли ранее существовавшая черта личности — возможно, даже частично генетически укоренившаяся — участие в конкретном опыте социализации, или это само ситуативное влияние усиливает или препятствует авторитарным установкам.

Другой ключевой вопрос для будущих исследований должен заключаться в том, активируют ли ситуативные факторы просто авторитарную реакцию у авторитарных сторонников с низкими показателями в определенный момент времени или же они влияют на скрытые авторитарные предрасположенности в течение длительного периода времени, т.е.g., постоянно увеличивая ожидание угрозы или потребность в групповой сплоченности индивида. Чтобы проверить этот конкретный вопрос, необходим групповой анализ с перекрестным лагом, в идеале основанный на проспективном долгосрочном лонгитюдном исследовании, начинающемся в детстве. Кроме того, мы предлагаем для будущих исследований провести многоуровневый анализ, который позволит точно проверить влияние контекстных факторов макро- и мезоуровня на авторитаризм на индивидуальном уровне, помимо простого подхода «социального адреса» (Bronfenbrenner, 1986).Следует сосредоточить внимание на взаимодействии между влияниями более высокого уровня и индивидуальной реакцией, как это проводилось в исследованиях с использованием квазиэкспериментального плана, с последующим анализом дисперсии в качестве статистической процедуры выбора.

Семьдесят лет спустя после публикации Авторитарная личность (Адорно и др., 1950) интерес к пониманию и объяснению авторитаризма находится на рекордно высоком уровне. Хотя мы отошли от идеи авторитаризма как стабильной черты личности, не подверженной влиянию внешних факторов, остается большой пробел в знаниях о взаимодействии ситуационных и контекстных влияний.

Авторские взносы

DB, AH и KB провели поиск литературы до 2014 года публикации, подготовили предварительную версию статьи и последовательно отредактировали окончательную версию статьи. Компания CS провела дополнительный поиск литературы за 2015–2021 годы и отредактировала документ в соответствии с этим новым поиском. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Статья подготовлена ​​в рамках Программы фундаментальных исследований НИУ ВШЭ.

Список литературы

Адорно, Т. В., Френкель-Брунсвик, Э., Левинсон, Д. Дж., И Сэнфорд, Р. Н. (1950). Авторитарная личность. Нью-Йорк: Харпер и братья.

Google Scholar

Айзен И. (1991). Теория запланированного поведения. Орган. Behav. Гм. Decis. Процесс. 50, 179–211. DOI: 10.1016 / 0749-5978 (91)

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Акрами, Н., Экехаммар, Б. (2006). Правый авторитаризм и ориентация на социальное доминирование: их корни в личностных факторах и аспектах большой пятерки. J. Individual. Отличаются. 27, 117–126. DOI: 10.1027 / 1614-0001.27.3.117

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Олпорт, Г. У. (1954). Природа предрассудков. Кембридж, Массачусетс: Аддисон-Уэсли.

Google Scholar

Альтемейер, Б.(1988). Враги свободы: понимание правого авторитаризма. Сан-Франциско, Калифорния: Джосси-Басс.

Google Scholar

Альтемейер, Б. (1996). Авторитарный призрак. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Google Scholar

Байер Д., Хаджар А. (2005). Alter Wein in neuen Schläuchen? Gemeinsamkeiten und Unterschiede zwischen Autoritarismus, Sozialer Dominanzorientierung und Hierarchischem Selbstinteresse [Старое вино в новых мехах? Сходства и различия между авторитаризмом, ориентацией на социальное доминирование и иерархическим эгоизмом]. Zeitschrift für Politische Psychologie 13, 7–29.

Google Scholar

Барон С., Филд Дж. И Шуллер Т. (2000). Социальный капитал. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Баумринд Д. (1967). Практика ухода за детьми предшествует трем образцам дошкольного поведения. Genet. Psychol. Monogr. 75, 43–88.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Берн, Э. (1964). Игры, в которые играют люди: Психология человеческих отношений. Нью-Йорк: Роща.

Google Scholar

Беттельхейм, Б. (1943). Выжившие и другие очерки. Нью-Йорк: Кнопф.

Google Scholar

Бёнке, К. (2017). Ist Rechtsextremismus «erblich»? Zur Ähnlichkeit rechtsextremer Verhaltenstendenzen von Studierenden und ihren Eltern [Правый экстремизм унаследован? Сходство поведенческих тенденций школьников и их родителей. Zeitschrift für Familienforschung 29, 340–354.DOI: 10.3224 / zff.v29i3.05

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бёнке К. и Риппл С. (1995). ¿Произвести autoritarismo el socialismo? Psicologia Politica 10, 87–105.

Google Scholar

Бронфенбреннер, У. (1986). «Последние достижения в исследованиях экологии человеческого развития» в «Развитие как действие в контексте — проблемное поведение и нормальное развитие молодежи». ред. Р. К. Зильберайзен, К. Эйферт, Г.Рудингер (Берлин: Springer), 287–309.

Google Scholar

Каррьер, К. Р., Хендрикс, М. Дж., И Могхаддам, Ф. М. (2019). Изощренно, но напугано: влияние политической изощренности, правого авторитаризма и угрозы ограничениям гражданских свобод. Анал. Soc. Выпуски государственной политики 19, 256–281. DOI: 10.1111 / asap.12186

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Клеменс, В., Деккер, О., Пленер, П. Л., Витт, А., Саксер, К., Brähler, E., et al. (2020). Авторитаризм и передача телесных наказаний из поколения в поколение. Жестокое обращение с детьми Negl. 106: 104537. DOI: 10.1016 / j.chiabu.2020.104537

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Cohrs, J. C., and Ibler, S. (2009). Авторитаризм, угроза и предубеждение: анализ посредничества и умеренности. Basic Appl. Soc. Psychol. 31, 81–94. DOI: 10.1080 / 01973530802659638

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кроусон, Х.М. (2009). Правый авторитаризм и ориентация на социальное доминирование: как посредники мировоззренческих убеждений в отношении отношения к войне с террором. Soc. Psychol. 40, 93–103. DOI: 10.1027 / 1864-9335.40.2.93

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кроусон, Х. М., Дебакер, Т. К., и Тома, С. Дж. (2006). Роль авторитаризма, предполагаемой угрозы и необходимости закрытия или структуры в прогнозировании взглядов и убеждений после 11 сентября. J. Soc. Psychol. 146, 733–750. DOI: 10.3200 / SOCP.146.6.733-750

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Даллаго Ф. и Роккато М. (2010). Правый авторитаризм, большая пятерка и предполагаемая угроза безопасности. Eur. J. Личное. 24, 106–122. DOI: 10.1002 / per.745

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дарлинг, Н., и Стейнберг, Л. (1993). Стиль воспитания как контекст: интегративная модель. Psychol. Бык. 113, 487–496.DOI: 10.1037 / 0033-2909.113.3.487

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Деккер П. и Эстер П. (1987). Авторитаризм рабочего класса: переосмысление тезиса о липосакции. Eur J Polit Res 15, 395–415. DOI: 10.1111 / j.1475-6765.1987.tb00884.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Доти, Р. М., Петерсон, Б. Э. и Уинтер, Д. Г. (1991). Угроза и авторитаризм в США, 1978–1987 гг. J. Pers. Soc.Psychol. 61, 629–640. DOI: 10.1037 / 0022-3514.61.4.629

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дакитт, Дж. (1989). Авторитаризм и групповая идентификация. Новый взгляд на старую конструкцию. Полит. Psychol. 109, 63–84.

Google Scholar

Дакитт, Дж. (2001). Когнитивно-мотивационная теория двойного процесса об идеологии и предрассудках. Adv. Exp. Soc. Psychol. 33, 41–113. DOI: 10.1016 / S0065-2601 (01) 80004-6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Данн, К.(2017). Последовательность расширения прав и возможностей человека и развитие либертарианских ценностей: теоретическая и эмпирическая корректировка последовательности расширения прав и возможностей человека. J. Cross-Cult. Psychol. 48, 771–789. DOI: 10.1177 / 0022022117699882

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дуайри М., Ачуи М., Абусери Р. и Фарах А. (2006). Стили воспитания, индивидуализация и психическое здоровье арабских подростков: третье межрегиональное исследование. J. Cross-Cult.Psychol. 37, 262–272. DOI: 10.1177 / 0022022106286924

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фельдман, С., Стеннер, К. (1997). Воспринимаемая угроза и авторитаризм. Полит. Psychol. 18, 741–770. DOI: 10.1111 / 0162-895X.00077

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Э. Фромм (1941). Побег из свободы. Нью-Йорк: Rinehart & Co.

Google Scholar

Фюрстенберг, Ф. Ф., Кук, Т., Эклс, Дж., Элдер, Г., и Самерофф, А. (1999). Как добиться успеха: городские семьи и успех среди подростков. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Google Scholar

Гарсия, Ф., Серра, Э., Гарсия, О. Ф., Мартинес, И., и Круз, Э. (2019). Третий развивающийся этап современного цифрового общества? Оптимальные стили воспитания в Испании, США, Германии и Бразилии. Внутр. J. Environ. Res. Общественное здравоохранение 16: 2333. DOI: 10.3390 / ijerph26132333

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гарсия, О.Ф., Серра, Э., Сакарес, Дж. Дж., Калафат, А., и Гарсия, Ф. (2020). Употребление и злоупотребление алкоголем, а также мотивация употребления алкоголя и отказа от алкоголя среди испанских подростков: достаточно ли мы знаем, когда знаем стиль воспитания? Psychol. Здоровье 35, 645–664. DOI: 10.1080 / 08870446.2019.1675660

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Голек де Завала, А., Бирвиачонек, К., Баран, Т., Кинан, О., и Хасе, А. (2020). Пандемия COVID-19, авторитаризм и неприятие сексуальных инакомыслящих в Польше. Psychol. Секс. Ориентат. Генд. Дайверы. DOI: 10.1037 / sgd0000446

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Грабб, Э. Г. (1979). Авторитаризм рабочего класса и терпимость к чужим группам: переоценка. Общественное мнение. Q. 43, 36–47. DOI: 10.1086 / 268489

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Грусек, Дж. Э., Руди, Д., и Мартини, Т. (1997). «Родительское познание и результаты ребенка: обзор и значение для усвоения детьми ценностей» в книге «Воспитание и усвоение ценностей детьми: Справочник по современной теории». ред. Дж. Э. Грусек и Л. Кучински (Нью-Йорк: John Wiley & Sons Inc.), 259–282.

Google Scholar

Хаджар, А. (2004). «Ellenbogenmentalität und Fremdenfeindlichkeit bei Jugendlichen», в Die Rolle des Hierarchischen Selbstinteresses [Локтевая психика и ксенофобия среди подростков: роль иерархического личного интереса] (Wiesbaden: VS-Verlag für Sozialwissens).

Google Scholar

Хаджар, А., Байер, Д., Бёнке, К.и Хаган Дж. (2007). Преступность несовершеннолетних и гендерные аспекты: пересмотр теории семьи и контроля над властью. Eur. J. Criminol. 4, 33–58. DOI: 10.1177 / 1477370807071729

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хаджар А. и Беккер Р. (ред.) (2009). «Расширение образования: ожидаемые и неожиданные последствия», в Ожидаемые и неожиданные последствия расширения образования в Европе и США (Берн: Haupt), 9–23.

Google Scholar

Хаджар, А., и Шлапбах, Ф. (2009). Возвращение к движению 1968 года — образование и различие в ценностях, политических интересах и политическом участии в Западной Германии. Политика Германии 18, 180–200. DOI: 10.1080 / 09644000

  • 0867

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хаган Дж., Гиллис А. Р. и Симпсон Дж. (1990). Уточнение и расширение теории управления мощностью. Am. J. Sociol. 95, 1024–1037. DOI: 10.1086 / 229384

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хетерингтон, М.Дж., И Сухай, Э. (2011). Авторитаризм, угроза и поддержка Америкой войны с террором. Am. J. Полит. Sci. 55, 546–560. DOI: 10.1111 / j.1540-5907.2011.00514.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хопф, К. (1993). Rechtsextremismus und Beziehungserfahrungen [правый экстремизм и опыт межличностных отношений]. Z. Soziol. 22, 449–463.

    Google Scholar

    Хопф, В. (1999). Ungleichheit der Bildung und Ethnozentrismus [неравенство образования и этноцентризм]. Zeitschrift für Pädagogik 45, 847–865.

    Google Scholar

    Хотчин В. и Уэст К. (2018). Открытость и интеллект по-разному предсказывают правый авторитаризм. Личный. Индивидуальный. Отличаются. 124, 117–123. DOI: 10.1016 / j.paid.2017.11.048

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Инглхарт Р. (1977). Тихая революция: изменение ценностей и политических стилей среди западной общественности. Princeton: Princeton University Press.

    Google Scholar

    Калин Р. и Берри Дж. У. (1980). Географическая мобильность и этническая толерантность. J. Soc. Psychol. 112, 129–134. DOI: 10.1080 / 00224545.1980.9924305

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кей, А.С., Гоше, Д., Напье, Дж. Л., Каллан, М. Дж., И Лорин, К. (2008). Бог и правительство: тестирование компенсаторного механизма управления поддержкой внешних систем. J. Pers. Soc. Psychol. 95, 18–35.DOI: 10.1037 / 0022-3514.95.1.18

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Корниева, Л., Бёнке, К. (2013). Роль самоприятия в формировании авторитарной личности: повторное введение психодинамической точки зрения в исследования авторитаризма. Психоанал. Psychol. 30, 232–246. DOI: 10.1037 / a0029879

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ламборн, С.Д., Маунтс, Н.С., Стейнберг, Л., и Дорнбуш, С.М. (1991). Паттерны компетентности и приспособления среди подростков из авторитарных, авторитарных, снисходительных и пренебрежительных семей. Child Dev. 62, 1049–1065. DOI: 10.2307 / 1131151

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ледерер, Г. (1995). «Die« Autoritäre Persönlichkeit »: geschichte einer Theorie [« Авторитарная личность »: история теории]» в Autoritarismus und Gesellschaft. Trendanalysen und vergleichende Jugenduntersuchungen 1945–1993. ред. Г. Ледерер и П. Шмидт (Opladen: Leske + Budrich), 25–51.

    Google Scholar

    Ледерер Г. и Киндерватер А. (1995). «Wandel des Autoritarismus unter Jugendlichen in den USA [изменение авторитаризма среди подростков в США]», в Autoritarismus und Gesellschaft. Trendanalysen und vergleichende Jugenduntersuchungen 1945–1993. ред. Г. Ледерер и П. Шмидт (Opladen: Leske + Budrich), 86–101.

    Google Scholar

    Линден, М., Бьорклунд, Ф., и Бэкстрем, М. (2018). Как террористическая атака влияет на правый авторитаризм, ориентацию на социальное доминирование и их отношение к пыткам. Scand. J. Psychol. 59, 547–552. DOI: 10.1111 / sjop.12463

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Маккоби Э. Э. и Мартин Дж. А. (1983). «Социализация в контексте семьи: взаимодействие родителей и детей», Справочник по детской психологии . Том .4 ред. П. Х. Массен и Э. М. Хетерингтон (Нью-Йорк: Wiley), 1–101.

    Google Scholar

    Мэнсон, Дж. Х. (2020). Правый авторитаризм, левый авторитаризм и авторитаризм для смягчения пандемии. Личный. Индивидуальный. Отличаются. 167: 110251. DOI: 10.1016 / j.paid.2020.110251

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Манци К., Роккато М., Падери Ф., Витротти С. и Руссо С. (2017). Социальное развитие правого авторитаризма: взаимодействие между поддержкой родительской автономии и социальной угрозой безопасности. Личный. Индивидуальный. Отличаются. 109, 1–4. DOI: 10.1016 / j.paid.2016.12.032

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Майер, К.-У. (1975). Ungleichheit und Mobilität im sozialen Bewusstsein [Неравенство и мобильность в социальной сфере]. Висбаден: Westdeutscher Verlag.

    Google Scholar

    Макканн, С. Дж. Х. (1999). Угрожающие времена и колебания в членстве в американских церквях. Личный. Soc. Psychol. Бык. 25, 325–336.DOI: 10.1177 / 014616729

    03005

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    МакКорт, К., Бушар, Т. Дж. Мл., Ликкен, Д. Т., Теллеген, А., и Киз, М. (1999). Новый взгляд на авторитаризм: генетические факторы и влияние окружающей среды изучены у близнецов, воспитываемых отдельно и вместе. Личный. Индивидуальный. Отличаются. 27, 985–1014. DOI: 10.1016 / S0191-8869 (99) 00048-3

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мид, Г. Х. (1934). Разум, Я и общество. Издательство Чикагского университета.

    Google Scholar

    Мейер А., Хоффманн С., Никель Х. М., Штайнер И. и Венцке Г. (1983). Soziale Erfahrungen der Schuljugend in ihrer Bedeutung für deren Bewusstseinsentwicklung und Erziehung [Социальный опыт подростков школьного возраста в их значении для развития сознания и образования]. Akademie der Pädagogischen Wissenschaften der DDR.

    Google Scholar

    Meloen, J.Д. (2000). «Политическая культура государственного авторитаризма», в Политическая психология: культурные и межкультурные основы. ред. С. А. Реншон и Дж. Х. Дакитт (Нью-Йорк: издательство Нью-Йоркского университета), 108–127.

    Google Scholar

    Милграм, С. (1974). Послушание авторитету: экспериментальный взгляд. Нью-Йорк: Харпер и Роу.

    Google Scholar

    Миллер, С. М., и Риссман, Ф. (1961). Авторитаризм рабочего класса: критика Липсета. руб. J. Sociol. 12, 263–276. DOI: 10.2307 / 587819

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мирисола А., Роккато М., Руссо С., Спанья Г. и Виено А. (2014). Угроза, компенсационный контроль и RWA. Полит. Psychol. 35, 795–812. DOI: 10.1111 / pops.12048

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Миршак, Н. (2020). Авторитаризм, образование и пределы политической социализации в Египте. Власть и образование 12, 39–54.DOI: 10.1177 / 1757743819869028

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Николь, А.А.М., и Де Франс, К. (2016). Отношения большой пятерки с аспектами правого авторитаризма и ориентации на социальное доминирование. Личный. Индивидуальный. Отличаются. 98, 320–323. DOI: 10.1016 / j.paid.2016.04.062

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Норрис, Г. (2017). Авторитаризм и конфиденциальность: сдерживающая роль террористической угрозы. Surveillance Soc. 15, 573–581. DOI: 10.24908 / ss.v15i3 / 4.6607

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Oesterreich, D. (1993). Autoritäre Persönlichkeit und Gesellschaftsordnung: Der Stellenwert mentalischer Faktoren für politische Einstellungen [Авторитарная личность и социальный порядок: значение психологических факторов для политических взглядов]. Ювента-Верлаг.

    Google Scholar

    Oesterreich, D. (1996). Flucht in die Sicherheit — Zur Theorie des Autoritarismus und der autoritären Reaktion [Бегство в безопасность — К теории авторитаризма и авторитарной реакции]. Opladen: Leske + Budrich.

    Google Scholar

    Oesterreich, D. (1999). Flucht in die Sicherheit: ein neuer ansatz und ein neues Maß zur autoritären Persönlichkeit [бегство в безопасность: новый подход и новая мера авторитарной личности]. Zeitschrift für Politische Psychologie: Sonderheft 7, 289–302.

    Google Scholar

    Остеррайх, Д. (2005). Бегство в безопасность: новый подход и мера авторитарной личности. Полит. Psychol. 26, 275–298. DOI: 10.1111 / j.1467-9221.2005.00418.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пэджетт В. Р. и Йоргенсон Д. О. (1982). Суеверия и экономическая угроза: Германия, 1918-1940 гг. Личный. Soc. Psychol. Бык. 8, 736–741. DOI: 10.1177 / 0146167282084021

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Парк, Х.-С., и Бауэр, С. (2002). Практика воспитания, этническая принадлежность, социально-экономический статус и академическая успеваемость подростков. Sch. Psychol. Int. 23, 386–396. DOI: 10.1177 / 0143034302234002

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Перри Р. и Сибли К. Г. (2012). Личность большой пятерки перспективно предсказывает ориентацию на социальное доминирование и правый авторитаризм. Личный. Индивидуальный. Отличаются. 52, 3–8. DOI: 10.1016 / j.paid.2011.08.009

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Петерсон Б. Э. и Лейн М. Д. (2001). Последствия авторитаризма для молодой взрослой жизни: лонгитюдный анализ опыта колледжа и будущих целей. Личный. Soc. Psychol. Бык. 27, 678–690. DOI: 10.1177 / 0146167201276004

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Петерсон Б. Э., Пратт М. В., Олсен Дж. Р. и Алисат С. (2016). Авторитарная личность в зарождающейся взрослой жизни: лонгитюдный анализ с использованием стандартизированных шкал, рейтингов наблюдателей и кодирования содержания истории жизни. J. Pers. 84, 225–236. DOI: 10.1111 / jopy.12154

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Петтигрю, Т.Ф. (1999). Размещение авторитаризма в социальном контексте. Политика, группы и личность 8, 5–20.

    Google Scholar

    Петтигрю, Т. Ф., Христос, О., Вагнер, У., и Штельмахер, Дж. (2007). Влияние прямого и косвенного межгруппового контакта на предубеждения: нормативная интерпретация. Внутр. J. Intercult. Relat. 31, 411–425. DOI: 10.1016 / j.ijintrel.2006.11.003

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Куиллиан, Л. (1995).Предрассудки как ответ на предполагаемую групповую угрозу: состав населения и антииммигрантские и расовые предрассудки в Европе. Обзор американской социологии 60, 586–611. DOI: 10.2307 / 2096296

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Quoss, B., и Zhao, W. (1995). Стили воспитания и удовлетворенность детей воспитанием в Китае и США. J. Comp. Fam. Stud. 26, 265–280.

    Google Scholar

    Риппл, С., Байер, Д., и Бёнке, К. (2007). Europa auf dem Weg nach rechts? [Европа движется вправо?]. Висбаден: VS Verlag für Sozialwissenschaften.

    Google Scholar

    Rippl, S., Baier, D., Kindervater, A., and Boehnke, K. (2005). Die EU-Osterweiterung als Mobilisierungsschub für ethnozentrische Einstellungen? Die Rolle von Bedrohungsgefühlen im Kontext situativer und dispositioneller Faktoren [Расширение ЕС на восток как мобилизационная сила для этноцентрических взглядов? Роль чувства угрозы в контексте ситуационных и диспозиционных факторов. Z. Soziol. 34, 288–310.

    Google Scholar

    Робинсон, В. С. (1950). Экологические корреляции и поведение особей. Am. Социол. Ред. 15, 351–357. DOI: 10.2307/2087176

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сейлз, С. М. (1972). Экономическая угроза как фактор, определяющий конверсию в авторитарные и неавторитарные церкви. J. Pers. Soc. Psychol. 23, 420–428. DOI: 10,1037 / h0033157

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шмидт П., Винкельнкемпер, П., Шлютер, Э., и Вольф, К. (2006). «Welche Erklärung für Fremdenfeindlichkeit: относительная депривация или ауторитаризм? [какое объяснение ксенофобии: относительная депривация или авторитаризм?] »в Soziale Gerechtigkeit. Reformpolitik am Scheideweg. ред. А. Грасс, К. Людвиг и Б. Диц (Висбаден: VS Verlag für Sozialwissenschaften), 215–224.

    Google Scholar

    Schütz, A., и Luckmann, T. (1979). Strukturen der Lebenswelt [Структуры жизненного мира]. Suhrkamp.

    Google Scholar

    Sears, D. (1988). «Символический расизм», в Устранение расизма: профили в противоречии . ред. П. А. Кац и Д. А. Тейлор (Нью-Йорк: Пленум), 53–84.

    Google Scholar

    Сирс Р. Р., Маккоби Э. Э. и Левин Х. (1957). Образцы воспитания детей : Эванстон, Иллинойс: Роу, Петерсон и Ко.

    Google Scholar

    Шаффер Б. и Дакитт Дж. (2013). Размерная структура человеческих страхов, угроз и забот и их отношения с правым авторитаризмом и ориентацией на социальное доминирование. Внутр. J. Psychol. 48, 6–17. DOI: 10.1080 / 00207594.2012.696651

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Стейнберг, Л., Ламборн, С., Дарлинг, Н., Маунтс, Н., и Дорнбуш, С. (1994). Со временем изменения в адаптации и компетентности подростков из авторитарных, авторитарных, снисходительных и пренебрежительных семей. Child Dev. 65, 754–770. DOI: 10.2307 / 1131416

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Штельмахер, Дж.(2004). Autoritarismus als Gruppenphänomen. Zur Aktivierung autoritärer Prädispositionen [Авторитаризм как групповой феномен. Об активации авторитарных предрасположенностей. Марбург: Тектум.

    Google Scholar

    Stellmacher, J., and Petzel, T. (2005a). Das Gruppenautoritarismus-Prozessmodell. Zur Kontextbezogenheit autoritären Verhaltens [Модель процесса группового авторитаризма: контекстная специфика авторитарного поведения]. Zeitschrift für Politische Psychologie 13, 169–193.

    Google Scholar

    Stellmacher, J., and Petzel, T. (2005b). Авторитаризм как групповое явление. Полит. Psychol. 26, 245–274. DOI: 10.1111 / j.1467-9221.2005.00417.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Стеннер, К. (2005). Авторитарная динамика. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

    Стеннер, К. (2009). «Консерватизм», зависимость от контекста и когнитивная неспособность. Psychol. Inq. 20, 189–195. DOI: 10.1080 / 10478400

    3994

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Стефан В. Г., Бонецки К. А., Ибарра О., Беттанкур А., Эрвин К. С., Джексон Л. А. и др. (2002). Роль угроз в расовых установках черных и белых. Личный. Soc. Psychol. Бык. 28, 1242–1254. DOI: 10.1177 / 01461672022812009

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Стефан, В. Г., Ренфро, К.Л. (2002). «Роль угроз в межгрупповых отношениях», в От предрассудков к межгрупповым эмоциям . ред. Д. Маки и Э. Р. Смит (Нью-Йорк: Psychology Press), 191–208.

    Google Scholar

    Стефан В. Г. и Стефан К. В. (2000). «Комплексная теория угроз предрассудков», в Снижение предрассудков и дискриминации. изд. С. Оскамп (Эрльбаум), 23–46.

    Google Scholar

    Стефан В. Г., Ибарра О. и Бахман Г.(1999). Предрассудки по отношению к иммигрантам: комплексная теория угроз. J. Appl. Soc. Psychol. 29, 2221–2237. DOI: 10.1111 / j.1559-1816.1999.tb00107.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сугиура, Х., Мифунэ, Н., Цубои, С., и Йокота, К. (2017). Гендерные различия в межгрупповом конфликте: влияние внешней угрозы на ориентацию на социальное доминирование. Личный. Индивидуальный. Отличаются. 104, 262–265. DOI: 10.1016 / j.paid.2016.08.013

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ван Хиль, А., и Де Клерк, Б. (2009). Авторитаризм на руку: авторитаризм правого толка как буферный фактор для душевных страданий. Eur. J. Личное. 23, 33–50. DOI: 10.1002 / per.702

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Зик А. и Генри П. Дж. (2009). «Nach oben buckeln, nach unten treten-der deutsch-deutsche Autoritarismus [Поклонись тем, кто выше, пни тех, кто внизу]», в Deutsche Zustände. Том . 7. изд. W. Heitmeyer (Франкфурт-на-Майне: Suhrkamp), 190–204.

    Google Scholar

    Авторитарная личность — Психология — Oxford Bibliographies

    Введение

    Исследования «авторитарной» (или «антидемократической») личности пережили периоды активного, строгого, а иногда и спорного исследования социальной, личностной и политической психологии, а также периоды относительного пренебрежения. Растущий и ослабевающий практический и исследовательский интерес к проблеме авторитаризма часто определялся историческими факторами и текущими событиями.Фашистские движения начала и середины 20 века послужили основным катализатором теоретических и эмпирических исследований этого явления, но после Второй мировой войны интерес к ним снизился. Обновленные и улучшенные показатели авторитаризма и ориентации на социальное доминирование продолжают предсказывать отношения и поведение, связанные с предрассудками и дискриминацией, обеспечивая доказательства долговечности и социальной значимости конструкции.

    Общий обзор

    В Авторитарная личность , одна из самых влиятельных и широко обсуждаемых работ в истории социальных наук, Теодор У.Адорно, Эльза Френкель-Брунсвик, Дэниел Дж. Левинсон и Р. Невитт Сэнфорд (Адорно и др., 1950) предложили психодинамическую теорию предрассудков и идеологии, которая должна была объяснить, почему экономическое разочарование, вызванное Первой мировой войной и Великой Отечественной войной. Депрессия способствовала массовой популярности фашистских движений в Европе с 1920-х по 1940-е годы. Суть их аргумента заключалась в том, что «тревога о статусе порождает авторитарную дисциплину, которая приводит к подавлению ошибок и недостатков и агрессии против власти», которая затем «проецируется на меньшинства и посторонних» (Brown 1965, p.504). Одно из центральных выводов этой теоретической точки зрения, получившее значительную эмпирическую поддержку, заключается в том, что «человек, враждебный по отношению к одной группе меньшинства, весьма вероятно, будет враждебно настроен по отношению к широкому кругу других» (Адорно и др. 1950, с. 9). Другими словами, авторитарный — это человек, для которого обобщенные предрассудки стали структурированным аспектом его или ее личности.

    • Адорно, Теодор В., Эльза Френкель-Брунсвик, Дэниел Дж. Левинсон и Невитт Сэнфорд.1950. Авторитарная личность . Нью-Йорк: Харпер.

      В этой основополагающей работе, рассматривающей индивидуальные и социальные истоки авторитаризма как характеристики личности, легендарный социальный теоретик Т.В. Адорно объединился с тремя психологами-исследователями из Калифорнийского университета в Беркли. Они создали новую анкету для измерения дофашистских тенденций (шкала F), а также инструменты для измерения этноцентризма или антисемитизма (шкала E) и политико-экономического консерватизма (шкала P.

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *