Что такое деградация личности человека: понятие, определение, виды, причины и этапы регресса

Содержание

понятие, определение, виды, причины и этапы регресса

Человек на протяжении всего своего существования постоянно двигается, на лицо прогрессивное движение вперед.

От первобытного человека с палкой-копалкой мы перешли к современному этапу развития с нанотехнологиями и иными достижениями. К сожалению, существует явление и обратное, оно называется деградацией. Давайте разберемся что значит деградация, как она протекает, каковы причины и виды этого явления.

Понятие деградации

Прежде чем разбираться с явлением, уделим внимание самому слову и отметим, каково его происхождение. Что означает слово «деградация»? В переводе с латинского дословно оно означает "шаг назад". В систему русского языка вошло не сразу, во времена Петра I. И значение было несколько иным, чем в современном мире. Оно раскрывалось как понижение по службе, лишение чина, увольнение, и все что с этим связано.

Только в начале XX века значение слова стало приближаться к современному ладу. Что означает слово «деградировать» в современном мире? Это процесс перехода от сложного состояния к более простому, когда наблюдается постепенное упрощение, разрушение, упадок или утрата свойств, качеств человека, иного организма, общества, природы, системы, молекул. Деградация затрагивает все сферы жизни и может повлиять на любое явление, процесс.

Деградация в разных сферах жизни

Достаточно тяжело понять, что значит деградация, если нет реальных примеров и ассоциаций. Приведем несколько разновидностей явления, которые помогут понять его сущность.

  1. Деградация почвы - изменение состояния почвы, которое наблюдается в постепенном ухудшении свойств, обеднении, потере полезных микроэлементов. То есть почва становится непригодной для возделывания, она стоит в запустении, на ней толком ничего не растет. Она не реализует возложенные на нее функции.
  2. Экологическая деградация является наиболее актуальной в современном мире. Это связано с вымиранием многих видов животных, уничтожением популяций растений и других живых существ. Тяжелая экологическая ситуация с ухудшением качества воды так же связана с деградацией.
  3. Химическая подразумевает переход от сложного вещества к простому, в таком случае происходит разложение молекул на простые частички. В результате сложное химическое вещество превращается простое - яркий пример деградации.

Теперь вы поняли, что значит деградация на примерах из различных областей нашей жизни и природы. Отметим, что явление затрагивает все, включая культуру, духовные ценности, общество в целом. Подробнее об этом явлении можно узнать тут: https://businessman.ru/new-chto-takoe-degradaciya-osnovnye-prichiny-degradacii.html.

Деградация личности

Явление, которое стоит в центре внимания и изучается многими учеными совершенно разных наук и сфер. Сам по себе человек не содержит в себе потенциала к разрушению, но такие случаи все же наблюдаются. Что значит деградация личности? Это, прежде всего, появление двух важных признаков - депрессии и апатии. Человек начинает терять уравновешенность, обучаемость, стремление познавать окружающий мир, развиваться, постоянно находиться в динамике.

Что значит деградация человека? Это процесс потери свойственных человеку качеств и свойств, утрачиваются чувства, суждения, способности, заложенные еще при рождении. Ухудшается память, способность концентрировать внимание, отсутствует интерес к жизни и окружающему миру.

Причины деградации

Разобрав, что значит деградация, перейдем к причинам, которые способны вызвать данное явление.

  1. Одиночество. Ученые доказали, что одинокие люди, те, кто перенес смерть близкого человека, подвержены постепенной деградации. Это связано с тем, что человек подвергается депрессии, у него появляется апатия, отсутствие интереса к жизни, пассивность, происходит непонимание жизненных ориентиров. Одинокие люди так же часто подвергаются постепенной деградации, в большинстве случаев это пенсионеры: у них начинается своеобразная подготовка к смерти. Люди отрекаются от интересов, увлечений, перестают подстраиваться под динамично развивающийся мир. Такое явление в теории называется замедленный суицид.
  2. Ощущение чувства ненужности. Когда потенциал и способности человека не раскрываются в полной мере, происходит личностный развал. Если человек перестает видеть в себе личность, значит он и не будет развивать ее в себе, а это яркий пример деградации.
  3. Чувство неуверенности, особенно после нескольких неудач подряд. У кого-то порождает желание все исправить и добиться все же своей цели, а у кого-то напротив, возникает состояние апатии.
  4. Духовная бедность, жестокость, безволие являются прямыми предпосылками к формированию и развитию деградации личности.
  5. Пагубные привычки, такие как наркомания, токсикомания, алкоголизм являются серьезными проблемами, порождающими отупение человека. Для примера, чтобы понять что означает деградировать от пагубной привычки, разберем алкогольную деградацию.

Алкогольная деградация

Алкоголизм давно признан учеными серьезным заболеванием, от которого страдают тысячи человек. Он неразрывно связан с деградацией личности. Исследования показали, что женщины подвергаются такому воздействию куда чаще, чем мужчины. Состояние алкоголизма в серьезных стадиях порождает чувство отрешенности от внешнего мира. Перед человеком ставится единственная цель - нахождение очередной порции алкоголя. Человек перестает следить за своей внешностью, пропадает интерес к окружающему миру и всему тому, что в ней происходит. Жизнь течет по шаблону «выпить-опохмелиться-выпить». В итоге человек, внутри которого есть личность превращается в неухоженное, неряшливое создание, которое влачит бессмысленное существование. Это пример распада личности.

Духовная деградация

Это очень серьезная проблема, с которой все чаще и глубже сталкивается современное общество. Что значит духовная деградация? Это падение нравственности, при котором люди забывают базовые ценности, заложенные еще с момента образования общества. К ним относятся доброта, искренность, достоинство, сопереживание. На центральный план выходят деньги, они создают обманчивое ощущение счастья, защищенности, радости, ведь они могут реализовать любое потребности. На самом деле это не так, деньги ускоряют процесс деградации общества. Человек все чаще думает, что для получения денег и достойной жизни можно не трудиться, а это не так. Наряду с этим, снижается уровень культурных потребностей, все реже мы замечаем прекрасное, которое находится вокруг нас, перестаем радоваться тому, что есть рядом. Духовная деградация общества постепенно ведет к гниению и в конечном итоге, распаду социума.

Этапы деградации

Данное явление многогранно, в зависимости от пораженного объекта. оно может протекать совершенно по-разному. Мы рассмотрим наиболее универсальные этапы деградации личности.

  1. Разочарование, отрицание и отторжение социальных потребностей, интересов. Человек перестает обращать внимание на родственников, окружающих его людей. В центр ставятся интересы самого себя, а не других, личность перестает выполнять возложенные на нее обязанности.
  2. Если вовремя не реагировать на обстоятельства первого этапа, деградация начинает принимать затяжной характер. В таком случае на смену приходят агрессия, гнев, обиды на окружающих. Постоянно наблюдается раздражительность, истерики, плохое настроение.
  3. Следующим этапом наступает зависть и приступы жестокости. У человека формируется устойчивое представление о том, что он живет хуже всех, у него нет столько денег, возможностей и иных объектов, как у других.
  4. Злость - это следующий этап деградации человека. На данном этапе наблюдается окончательное духовное разложение. Оно сопровождается грубостью, нецензурными выражениями, постоянными конфликтами с окружающими.
  5. Заключительным этапом является наступление полной деградации. Состояние, которое сопровождается употреблением алкогольных напитков, возможно увлечение токсическими веществами, наркотиками и иными средствами. Человек остается один и опускается на социальное дно, выйти из которого очень трудно, но можно.

Как защитить себя от этого?

Прежде всего, необходимо воспитывать и постоянно развивать в себе личность. Человек даже зачастую не понимает что происходит. В тот момент, когда он перестает интересоваться чем-то новым, развивать свои интересы и продуктивно проводить время - он начинает деградировать.

Как правило, мы заняты добычей материальных благ и средств, поэтому на духовные просто не хватает времени. Не нужно забывать читать, слушать классическую музыку, ходить в театр, кино, музеи, на выставки.

Развитие и деградация

Это два масштабных понятия, которые сопровождают общество на протяжении всего его развития. Вы можете посмотреть видео для того, чтобы максимально четко и быстро понять сущность этих процессов.

причины и последствия – тема научной статьи по психологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Деградация личности: причины и последствия Клейн Е. С.

Клейн Екатерина Сергеевна / Klein Ekaterina Sergeevna - учитель биологии высшей квалификационной категории,

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение Средняя школа № 99, г. Кемерово

Аннотация: в статье рассматривается понятие деградация личности, причины возникновения и последствия.

Abstract: the article discusses the concept of personal degradation, the causes and consequences.

Ключевые слова: деградация личности, апатия, одиночество, преступность, алкоголизм, наркомания, самоубийство.

Keywords: degradation of the individual, apathy, loneliness, crime, alcoholism, drug addiction, suicide.

«Покой - это форма деградации, а деградация - это разрушение личности»

Далеко не многие имеют представление о том, что такое деградация личности. В сжатом понимании данный термин подразумевает полное разрушение возможностей человека.

Деградация личности — утрата психической уравновешенности, устойчивости, ослабление активности и работоспособности. Утрата личностью присущих ей свойств с обеднением всех ее способностей: чувств, суждений, дарований, активности и др.

На деградацию личности указывает повышение раздражительности, расстройство внимания и памяти, снижение адаптационных возможностей, сужение интересов. Деградация личности может выражаться и в развитии благодушия, беспечности, безволия. Наиболее тяжелый вид деградации личности - маразм - своеобразная беззаботность, глубокое слабоумие при потере контактов с окружающей средой, полном безразличии к окружающему [1]. Деградация личности может возникнуть в результате апатии, одиночества, чувства вины, отсутствия стремлений, отказа от творчества, отсутствия кумиров и т. д. При этом невозможно перечислить все причины увядания личности, среди которых, несомненно, присутствуют такие, как безволие, наркомания во всех ее проявлениях, жестокость и банальная лень. Однако главной причиной все же является отсутствие духовности, ума, сострадания и любви. Именно эти составляющие делают человека человеком.

Известный психолог Абрахам Маслоу считал, что деградация человека имеет следующие этапы прогрессирования:

1. Формирование психологии «пешки». У человека возникает ощущение того, что он полностью зависит от каких-то иных сил. Это явление называется феноменом «выученной беспомощности».

2. Возникновение дефицита основных благ. Первичные потребности в еде и выживаемости становятся приоритетными.

3. Формирование «чистого» окружения. Весь социум разделяется на плохих и хороших людей, «своих» и «чужих». Нередко у человека проявляется чувство стыда и вины за себя.

4. Возникновение культа «самокритики». Человек способен признавать совершение даже тех поступков, к которым он не имеет отношения.

5. Защита «священных основ». Личность категорически не желает задумываться над главными предпосылками идеологии. Такие люди не сомневаются в своих «священных основах» и не способны смотреть на них скептическим взглядом [2].

20

Психологи выделяют следующие виды деградации:

- деградация разума;

- физическая деградация;

- деградация духовная [4].

Последствия социальной деградации:

1. Ежегодное увеличение количества людей, покончивших жизнь самоубийством.

2. Разрушение института семьи.

3. Высокий уровень преступности.

4. Снижение рождаемости.

5. Снижения уровня образованности населения и, как следствие, низкоквалифицированные специалисты на рынке труда [3].

Решение проблемы деградации

- Развитие разума. Современный мир, в отличие от социального мнения, спасёт не любовь, а гармония. И в умственном развитии это проявляется ярче, чем где-либо ещё. Так как бессмысленно обладать общими знаниями по принципу «чуть-чуть обо всем», и столь же бессмысленно углубляться в один профиль, не видя ничего вокруг. При этом необходимо накапливать не только теоретические знания, но и практические.

- Развитие тела. Для того чтобы развиваться гармонично, необходимо помимо духовного развития и физическое. Спорт должен стать частью жизнь.

- Развитие духа. Необходимо контролировать себя, понимать и осознавать свои чувства [5].

Литература

1. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.psi.webzone.ru.

2. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://constructorus.ru/samorazvitie/degradaciya.html.

3. Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации, 2008, с. 55.

4. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.centr-crm.ru/.

5. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.centr-crm.ru/.

Организация информационно-просветительной работы с родителями в условиях дошкольной образовательной организации

Есаулова А. В.

Есаулова Анжелика Валерьевна / Esaulova Anzhelika Valerevna- воспитатель, Муниципальное бюджетное дошкольное образовательное учреждение Детский сад № 178, г. Иваново

Аннотация: в статье рассматриваются вопросы об эффективных формах работы с родителями в дошкольной образовательной организации, о взаимодействии педагогов, родителей и воспитанников. Автор подробно раскрывает зависимость эффективности взаимодействия с родителями от качества информационнопросветительской работы.

Abstract: the article questions about effective ways of working with parents in preschool educational institution, the interaction of teachers, parents and pupils. The author reveals in detail the dependence of the efficiency of interaction with their parents on the quality of information work.

21

Сладостные симптомы угасания личности / / Независимая газета

Взглянуть на себя строго может любой. Правда, не всякий захочет

Сон разума и академику полезен. Фото Depositphotos/PhotoXPress.ru

В 1970 году 8 июня в Калифорнии в возрасте 62 лет скончался известный американский психолог Абрахам Маслоу, основатель гуманистической психологии, утверждающей своим главным предметом личность человека как неповторимую целостную систему. Причем эту целостность Маслоу не считал чем-то заранее данным и навсегда застывшим. Поэтому он большое внимание уделял самоактуализации, присущей только человеку.

Громкую известность получила в науке так называемая пирамида Маслоу – диаграмма, представляющая человеческие иерархические потребности. Эта работа широко вошла в экономические теории мотивации и поведения потребителей. 

Но, оставаясь преданным теории самоактуализации, Маслоу много думал о том, как всякий человек может определить, в какой момент жизни он что-то упустил и стал социально разлагаться. Так родились признаки распада личности по Маслоу.

Вот некоторые особенности этого процесса:

– Отношение к себе как к винтику. Когда вы начинаете считать, что от вас ничего не зависит, что вы лишь пешка, которая ничего не может изменить: ни в своей жизни, ни в обществе.  

 – Вы начинаете терять те или иные желания. Все действия сводятся к удовлетворению чисто физиологических потребностей – поесть, поспать, унять сексуальное возбуждение. И вот вы уже почувствовали, что ходите на работу только ради денег, а знакомиться с людьми противоположного пола готовы лишь ради секса. 

 – Мир вокруг вас становится черно-белым. Всегда и всех окружающих людей вы четко делите на своих и чужих. Последних стараетесь оградить от себя подальше. Круг вашего общения все время сужается. 

 – Вы стали категоричны. Поэтому игнорируете все точки зрения, кроме своей. Любое возражение или сомнение других в вашей правоте тут же подсказывает вам, что на таких упертых оппонентов не стоит терять времени.

– Вы не замечаете, как беднеет ваш лексикон. Вам удобны самые простые речевые обороты, и вот уже трудно подобрать слова для лучшего описания чего-либо, все чаще не хочется подбирать прилагательные, а также шутки и метафоры. Все, что выражает ваши чувства и отношения, вам уже не хочется тратить на каких-то слушателей или зрителей.

– Вы стали больше зависеть от алкоголя или вернулись к курению, которое когда-то бросили. А тут еще решили попробовать наркотик. Наконец, игромания. Она стала для вас устойчивой попыткой легко разбогатеть, не прикладывая сил к любой нормальной работе.

Но чтобы стать хуже, ты же время нашел…

Советы, которые дает Маслоу, вы наверняка и сами знаете. В теории они простые. Но на практике, особенно для запущенной личности, конечно, трудновыполнимые. Не зря же в психологии личности существует такое понятие, как отказ от волевого импульса.

А это значит, что надо брать себя в руки. 

 – Начинайте читать. Этот процесс, если его не остановить в задатке, подарит вам нарастающий интеллектуальный интерес. В итоге вы найдете такое чтение, которое вас увлечет, начнет приносить пользу и т. д. Вы почувствуете желание поделиться тем, что прочли, и это будет уже следующим шагом из информационного застоя.

Читайте не только прозу или поэзию, но и литературу из разных областей, к которым вы никогда раньше не обращались. Выбрать любимые темы и области знания можно только чтением.

– Займитесь своей внешностью. Это занятие заставит вас уважать и даже полюбить себя. Попытайтесь создать себе новый имидж.

– Найдите время как для своих самостоятельных умственных упражнений, так и для дискуссий. Не бойтесь поражений. Сервантес сказал, что самый непобедимый человек тот, кому не страшно казаться глупым. Постарайтесь не принимать все на веру. Спорьте, дискутируйте, отстаивайте свою позицию. Но и умейте ее смягчать, если доводы оппонента убедительны. 

– Формируйте в себе моральные принципы. Этические нормы общества придуманы не просто так, в них скрыт глубокий смысл. Поэтому постулаты о том, что нельзя лгать, воровать, блудить и т.д., помогают вам встроиться в общество. И не растлиться духовно. 

 – Думайте о высоком. В чем смысл жизни вообще и вашей в частности? Какое у вас предназначение? К чему вы стремитесь и что для вас ценно? Время от времени возвращайтесь к этим вопросам к себе. 

 – Занимайтесь творчеством. Это самый эффективный способ для самоактуализации. Не важно, в какой сфере вы его проявляете, саморазвитие – враг деградации. Ищите новые пути решения стандартных задач, проявляйте креативность в быту и на работе. 

 – Знакомьтесь. Расширяйте свой круг общения, попробуйте познакомиться и подружиться с людьми, которые заняты незнакомым для вас делом… 

В статье использованы источники портала https://fishki.net

Начало конца: 6 признаков деградации личности и угасания души | Жизнь среди людей

Каждый хотя бы раз в жизни слышал неприятное слово «деградация». Термин буквально переводится как «снижение». Он применяется в различных сферах: науке, технике, психологии. В переносном смысле деградация означает избегание контактов с внешним миром, полное безразличие к себе и другим.

Первые признаки состояния

Этот процесс развивается медленно и является результатом снижения психических функций на глубоком уровне. Конечной стадией деградации становится слабоумие. Первые признаки состояния выражаются в утрате увлечений и интересов. Человек отказывается посещать культурные мероприятия, не испытывает желания развиваться, следить за событиями окружающего мира. Речь индивида становится грубой, юмор – фамильярным, поведение – конфликтным. Общение с такими личностями не доставляет приятных эмоций. Деградирующий человек циничен, капризен, лжив, у него отсутствуют моральные принципы.

Почему возникает данное состояние?

Современный мир постоянно меняется. Если человек перестает развиваться, узнавать что-то новое, его душа и интеллект начинают деградировать. Существует много причин, которые способны привести психически здоровую личность к этому плачевному состоянию. Одной из них является тяжелая стрессовая ситуация, например, потеря близких. Иногда деградация происходит вследствие многократных неудач. Человек перестает бороться, опускает руки. Однако далеко не все подвержены такому состоянию. Сильные личности, которые привыкли не сдаваться и считают себя хозяевами собственной жизни, не теряют хороших качеств характера даже после серьезных потрясений. Иногда деградация происходит у пожилых людей, после выхода на пенсию. Мысль о том, что работа для них уже недоступна, вызывает депрессию и апатию. Но многие лица преклонного возраста находят для себя увлечения и виды деятельности, которые успешно заменяют карьеру.

Основные симптомы

Существует несколько характерных признаков, свидетельствующих о распаде души. Они затрагивают и интеллект человека, и его психику. Прежде всего, деградирующая личность считает себя пешкой в руках судьбы, плывет по течению. Вторым симптомом является доминирование физиологических потребностей. Такие индивиды работают только для получения зарплаты, встречаются с противоположным полом исключительно ради интимной близости. Кроме того, при деградации окружение делится на «своих» и «чужих».

К последним у человека формируется враждебное отношение. Распад души выражается в категоричности высказываний. Такие личности не признают никакой точки зрения, кроме собственной, даже если они откровенно неправы.

Внешние проявления

Деградация – состояние, которое можно определить даже по виду и манерам. Такие люди мало разговаривают. В результате нежелания читать и заниматься саморазвитием их лексикон становится скудным. Эти личности не хотят затрачивать излишних усилий на выражение своих мыслей. В речи преобладают фразы-штампы и практически отсутствуют прилагательные. Человек отказывается уделять внимание не только умственному развитию, но и внешнему виду. Взгляд становится потухшим и бессмысленным. Таких личностей легко определить по неряшливому облику. Кроме того, они склонны к различным зависимостям. После тяжелых потрясений употребление наркотиков и алкоголя, пристрастие к играм служат своего рода «спасением» от депрессивного состояния.

Но эти привычки лишь усиливают душевную пустоту.

Как избежать деградации?

Рекомендации, с одной стороны, простые, а с другой – довольно сложные. Они нацелены на тех, кто готов работать над собой. Прежде всего, чтобы избежать деградации, нужно читать, причем не только художественные произведения, но и научно-популярную литературу.

Во-вторых, каждому надо следить за своей внешностью, чтобы выглядеть привлекательно и опрятно. В-третьих, психологи рекомендуют учиться рассуждать, дискутировать, не принимать все на веру, но и быть готовым согласиться с мнением оппонента, если он прав. Кроме того, чтобы избежать душевного опустошения, нужно всегда помнить о моральных нормах и стараться не нарушать их. Спасти от деградации поможет творчество. Даже в повседневной жизни можно проявлять креативность. Нельзя забывать и о новых знакомствах, общении с интересными людьми.

Наш канал молодой и нуждается в Вашей поддержке:
ставьте лайк, подписывайтесь на канал, поделитесь с друзьями и оставляйте комментарии!

Подняться со дна: признаки деградации личности - Психология

Всю жизнь мы развиваемся, но может настать момент, когда наш мозг начинает «простаивать». WomanHit.ru расскажет, в каких случаях бить тревогу

Мария Блавацкая

15 мая 2019 09:43

как заставить мозг работать

Фото: pixabay.com/ru

Наш мозг устроен таким образом, что постоянно нуждается в подпитке. Чтобы он мог выполнять определенные задачи и быть в тонусе, вам нужно прикладывать усилия, а это не всегда просто.

Любой человек, независимо от его желания, каждый день узнает что-то новое, что естественно, ведь с нами происходит столько событий! Но и нам самим нужно постоянно стремиться к чему-то новому, чтобы не стоять на месте. Вы наверняка замечали, что стоит чуть расслабиться в отпуске, допустим, неделю абсолютно ничего не делать — даже книгу в руки не брать — как мозгу становится сложнее запоминать информацию, когда вы заканчиваете отдых. Конечно, человеку необходим отдых и разгрузка нервной системы, но всему должна быть мера.

Давайте рассмотрим признаки, которые ясно дают понять, что пора взяться за ум в прямом смысле.

Признаки деградации

По мнению известного американского психолога, следующие качества присущи людям, которые уже начали или стоят на пороге деградации:

Человек перестает принимать решения

Таким людям кажется, что они всего лишь «еще один кирпич в стене», как и в песне Pink Floyd. Им не хочется ничего решать, потому что они уверены в собственном провале, и что ни в их, ни в чужой жизни ничего не изменится. Довольно опасное состояние, так как можно попасть под чужое влияние.

Базовые потребности

Человек не испытывает никаких желаний, кроме утоления голода как обычного, так и сексуального. Забыли про сон. Эти люди работает только ради денег, они лишены всяческих амбиций. Противоположный пол они рассматривают только в качестве предмета удовлетворения сексуальных потребностей, не более. Если вы замечаете подобное состояние у кого-то из близких, постарайтесь «вытащить» человека, предложив ему альтернативное времяпрепровождение, а не просто посиделки за столом.

Небольшой круг общения

Люди делят окружающих на опасных и тех, кому можно доверять. Как правило, такое отношение формируется после неудачного опыта общения, либо человек получил психологическую травму в детстве, поэтому относится с опаской абсолютно ко всем.

Их мнение самое важное

Человек перестает считаться с мнениями, отличными от его собственного. Если вы решитесь возразить такому человеку, вас ждет разочарование, ведь вы до него не «достучитесь». Но обычно эти люди не вступают ни в какие дискуссии. А зачем? Они и так правы.

Есть ли решение?

Конечно. Важно не давать себе упасть еще ниже, а для этого стоит поднапрячься:

Во-первых, никогда не переставайте узнавать что-то новое, а для этого читайте как можно больше. Причем постарайтесь охватить такие области, которые раньше обходили стороной, не одной художественной литературой спасаемся.

Займитесь своим стилем. Не делайте из внешности культ, но постарайтесь всегда выглядеть на все сто. Это, во-первых, поднимет вашу самооценку, а, во-вторых, заставит других людей вами заинтересоваться.

Вступайте в дискуссии. Нет, вы не можете во всем и всегда быть правы, признайте наличие своего мнения у других людей и принимайте его. Да, вы можете быть с чем-то не согласны, но не нужно гнуть свою линию, оскорбляя чувства других. Будьте также готовы признать свою неправоту.

Займитесь духовным развитием. Как мы уже говорили, наличие духовного голода делает нас людьми, поэтому стремитесь его утолять всеми возможными способами. Поход в ресторан — это, конечно, хорошо, но лучше всего сочетать его с походами на выставки или просмотром ретроспектив.

Расширяйте круг общения. У вас может быть один друг детства, но взрослому человеку этого может быть недостаточно. На протяжении жизни мы обрастаем связями, что естественно, поэтому не избегайте новых знакомств, особенно, когда человек сам предлагает дружбу, возможно, именно он изменит вашу жизнь.

Алкоголь, наркотики - путь к деградации!

Остановись! Пока не поздно.

К сожалению, многие из нас так или иначе сталкиваются в своей жизни с такими проблемами, как алкогольная или наркотическая зависимость. Возможно, пьет муж и вы не знаете, что делать? А может быть, это кто-то из ваших родителей или уже повзрослевших детей? Или вы сами слишком часто выпиваете и понимаете, что алкоголь уже давно стал мешать вашей жизни? Знакомство с наркотиками и алкоголем достаточно часто приводит к серьезным проблемам, связанным со здоровьем, семьей, работой и т.д. 

Как разрешить эти проблемы? С чего начать? К кому обращаться за помощью? 

Практически всем известна истина о том, что длительное употребление алкоголя, наркотиков приводит к алкогольной, наркотической зависимости, при этом поражаются внутренние органы, нервная система и психика человека. Хронический алкоголизм сегодня считается заболеванием, при котором человек испытывает патологическое влечение к спиртному, а в случаях прекращения употребления алкоголя развивается болезненное состояние, которое в далеко зашедших случаях выражается стойким расстройством нервной системы, психической деградацией. Деградация личности при злоупотреблении алкоголем, это неизменный финал систематического, длительного пристрастия к спиртному. Во всем мире, в том числе и в нашей стране, алкоголизм является весьма распространенной патологией, от которой страдают десятки миллионов человек. Более того, почти такое же количество людей злоупотребляют спиртным, но признаков зависимости пока не проявляют. Деградация личности является неизменным итогом при частых злоупотреблениях алкоголем, если своевременно не обратиться за врачебной помощью.

Первые признаки деградации начинают проявляться через 7-8 лет регулярного употребления спиртного, еще через 2 года они становятся очевидны для всех. При женском алкоголизме деградация происходит значительно быстрее.     

Всем известно, что алкоголизм - это такое заболевание, которое разрушает и тело человека, и его разум, психику, а значит, личность. Как не печально, но страдает от этого недуга не только алкоголик, но и все его окружение - семья, коллеги на работе, соседи.

При постоянном приеме наркотиков происходит полное разложение организма человека. Страдают все его органы и мозговая деятельность. Нарушается иммунитет. Разрушаются сердечнососудистая, нервная системы и органы пищеварения. Организм человека при постоянном употреблении наркотиков пропитывается токсинами. Теряя способность нормально мыслить, человек деградирует морально. Его не интересует жизнь близких. Его тревожит одна мысль, как найти очередной стакан спиртного или где взять деньги на дозу. Постепенно убивая себя, он разрушает все вокруг. Человек расплачивается за свои пристрастия здоровьем и даже жизнью.

Прежде чем отчаяться помните, что всегда есть возможность остановиться и исправиться. Если упал – подняться и идти дальше, бороться и побеждать, превозмогая невзгоды и пристрастия. Это возможно, и доказательством этому являются реальные люди, которые преодолели все трудности, улучшили свое здоровье и восстановили семейные отношения.

Если у Вас проблемы, Вам нужна помощь, обращайтесь по адресу:

УЗ «Пинский межрайонный наркологический диспансер» - г. Пинск ул. Рокоссовского, 8.

ГУ «Территортальный центр социального обслуживания населения Пинского района» - г. Пинск, ул. Рокоссовского, 4, каб.9 , телефон «Доверие» 37-56-01 (психологическая помощь).

Проблема деградации личности в рассказах Антона Чехова ❤️| Чехов Антон

Главная тема произведений выдающегося русского писателя и драматурга А. П. Чехова – это жизнь обычных людей, его современников, которых автор изображает с сочувствием к ним и с негодованием против условий, в которых они вынуждены жить. Жизнь в обществе, устройство которого почти неизбежно принуждает их деградировать, и ничто для его героев не становится избавлением: ни работа, ни любовь, ни культура или личная интеллигентность и даже духовность – обстоятельства в большинстве случаев оказываются сильнейшими.

А. Чехов

старался изобразить именно «средних», обычных людей, типажи, которые воспринимаются как представители народа в целом, чтобы читатель имел возможность узнать в них себя. Врачи и помещики, студенты и священники, офицеры и чиновники – все они рассматриваются писателем с одной точки зрения, Чехов ищет общие закономерности, обобщает характеристики будто очень разных по происхождению людей. Делает он это с чрезвычайным мастерством использования художественных средств: точной детали, индивидуализации образов, контраста величественного и мелочного, трагического и юмористического – как разных проявлений жизни, в котором рядом сосуществует все. Но даже ирония не перекрывает полностью большую боль писателя, вызванную невозможностью обычного, слабого человека освободиться от залосненной будничности, которая затягивает будто в топкое болото.

Даже лучшие представители «средних людей», трудолюбивые, с прогрессивными взглядами, способностью мыслить, постепенно и незаметно для себя при таких условиях превращаются в ограниченных обывателей. Это ярко показано на примере врача Старцева в рассказе «Ионыч». Сначала «обыватели своими разговорами, взглядами на жизнь и даже своим видом бесили его», их философию он считал «тупой и злой». Встретил он и женщину, в которую влюбился – Екатерину Туркину («Котика»). Правда, она отказывается выйти замуж за него. Екатерина хочет стать артисткой и уезжает в другой город, но не забывает Старцева. Он остается работать, достигает успеха. Через четыре года они снова встречаются, но будничность уже успела затянуть Старцева: признание Екатерины в любви не находит ответа. Ему нечего сказать. И вот уже вместо бывшего Старцева возникает «Ионыч»: толстый, раздражительный, равнодушный к людям. Жадность одолела Ионыча, он покупает себе имения и дома в городе, хочет поспеть и здесь и там, заставляет прислугу ему угождать. Живется ему скучно, ничто его не интересует.

Любовь, которая приостановила на некоторое время деградацию, оказалась слабоватым чувством, чтобы спасти Старцева, но, как мы видим в другом рассказе («Дама с собачкой»), Чехов возлагал надежду на спасательные силы этого чувства. «Влюбленность указывает человеку, которым он должен быть» – утверждает он.

Гуров и Анна Сергеевна до встречи идут путем Старцева. Обстоятельства затягивают их: они состоят в браке с духовно чужими людьми, «ненужные дела и разговоры все об одном и том же забирают на себя лучшую часть времени, лучшие силы, и в конце концов остается какая-то кургузая, бескрылая жизнь». Гуров по образованием филолог, но работает в банке, он мечтал петь в опере, но отрекся от мечты, встреча с Анною для него сначала «легкое» приключение. И чувство оказывается сильнее «Эта их любовь изменила их обоих», – пишет Чехов.

Но так везет лишь единицам. В большинстве «средних» людей шансы на спасение весьма малые.

До какой степени может деградировать человек изображается на примере образа Беликова, героя рассказа «Человек в футляре», жизнь которого проходит под лозунгом «Как бы чего не вышло». Его характеристики почти гротесковая, чем отличают этот образ от «средних» людей, но сам принцип жить, избегая резких движений или вообще принятия важных решений, довольно распространенный. Беликов прячется от жизни с помощью ваты в ушах и темных очков, он создает вокруг себя «футляр», но и сам незаметно превращается в «футляр», в котором сохраняются какие-то вещи, но не душа. Для настоящей любви в футляре места не находится. «Для него были понятными лишь циркуляры и газетные статьи, в которых запрещалось что-нибудь». Беликов боялся жизни, но почти весь город опасался Беликова, который что-то глазел: печальная реалия государственного устройства, которое держится на доносах. Под влиянием подобных примеров все «боятся громко разговаривать, присылать письма, читать книги, боятся помогать бедным, учить грамоте…». Целое типичное явление тогдашней эпохи угадывается за фигурой «человека в футляре».

Но вместе с тем рассказ Чехова отнюдь не производит гнетущего впечатления. Писатель предостерегает против деградации, но не «обрекает» на нее. Нет в его произведениях безнадежности или пессимизма, а преисполненный юмору стиль будто художественно противостоит унынию к жизни, к которой можно было бы прийти, обращая внимание лишь на сюжеты. «И казалось, что еще немножко – и решение будет найдено, и тогда начнется новая, замечательная жизнь…» – встречаем мы в «Даме с собачкой».

А изображая примеры деградации, объясняя ее причины, Чехов «лечил» читателей от моральной слабости и пассивности и призывал не подвергаться губительному влиянию среды, беречь в себе человека и искать пути освобождения от «полумертвой жизни» (по выражению Горького), пути к прекрасному. Так как в человеке «все должно быть прекрасным: и тело, и душа, и одежда, и мысли».

ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ЛИЧНОСТЬ, СПРАВЕДЛИВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И LAISSEZ FAIRE


Как правило, любой правительственный закон, имеющий целью всего населения , независимо от индивидуальные качества, несправедливо. Если некоторые бизнесмены вести себя обманным путем и обманывать своих клиентов, это пародия на справедливость и должна быть наказана.Однако чтобы внедрить универсальные превентивные правила против все бизнесменов - это оскорбление человека личности тех честных бизнесменов, которые совершают без мошенничества и искренне взаимодействовать со своими клиентами и акционеры. Если некоторые мужчины решают грабить, изнасиловать или убить другие же такие действия заслуживают самого сурового возмездия. Тем не менее, стремиться к предотвратить таких действий путем принуждения каждые человек определенных норм послушания, через контроль над оружием, профилирование аэропорта, слежку за частными разговоров, а также законы неявного согласия на поиск и захват, является оскорблением для тех людей, у которых нет преступные намерения, и кто будет жить мирно и доброжелательно, если оставить в покое.Такая политика, по сути, информирует те добродетельные люди, которых они на самом деле преступники природа, что только зоркий глаз Большого Брата может не позволяйте им предаваться порокам. Такие законы несправедливы по само их предположение, что человек по своей природе склонен ко злу, и неспособен к совершенствованию своими собственными решениями.

Единственными справедливыми законами являются те, которые наказывают конкретных физических лиц по частным преступлениям , которые насильственно унижать человеческие качества других людей.Акт грабежа, убийства, мошенничества или вторжения принижает роль человеческая личность, поскольку, подобно регулированию со стороны правительства, такой акт равносилен явному принуждению к приставить пистолет к голове человека и сказать ему: «Ваши деньги или ваша жизнь; ваш разум или ваша жизнь». Преступники и захватчики не дают человеку сделать полное использование заработанного им имущества и жизни, принадлежит ему по естественному праву.Таким образом, их нужно сдерживать и наказываются государством, но только если они известны нарушать права или планировать уголовное дело. Следовательно, справедливые законы могут существовать только для управлять поведением трех ветвей власти деятельность: полиция, по защите семейных прав нарушения, армия, для защиты от иностранной агрессии, и суды, чтобы назначить наказания преступникам и разрешать гражданские споры на справедливой основе.

Никакой закон не должен защищать нас от наших обязанности

Единственный способ, которым закон может поднять человеческое личность, гарантируя, что каждый человек лет только . Свобода воли существует в каждом человеке, и нет внешняя сила может быть заменена его силой воздействия человеческая судьба.Только так человек может искренне подняться в своем нравственном облике и материальном благополучии без стать жертвой случайности или паразитизма, по его собственному рациональное взаимодействие с фактами действительности. Это самая красивая и могущественная из человеческих способностей и без закона должен «защищать» кого угодно от ответственности это влечет за собой.Единственное стоящее состояние для людей - это одно постоянного стремления, действия, размышлений и достижение; ни один закон не может гарантировать, что физическое лицо будет ли продолжать такое существование, но справедливый закон может воздерживаться от вмешательства в решения отдельных лиц по улучшить себя. Это понимание применимо ко всем сферы человеческой деятельности: политическая, экономическая, эстетическая, социальные и личные, поскольку все они подлежат верховное правительство свободной воли.

Мужчины могут быть богами, но ограничительные законы могут свести их к нулю. рабы. Но благочестие - это не то, что можно законодательно или навязано. Это не то, что мужчина может обнаруживать вне своей воли. Полное значение Совет доктора Кинга относительно государственной политики обязательно гласит: Да будут люди богами. Оставьте мужчин в покое.

Личность и предрасположенность к формированию привычек поведения во время инструментальной подготовки лошадей (Equus caballus)

Abstract

Взаимосвязь между личностью и способностями к обучению становится все более предметной областью интереса. Исследования в основном сосредоточены на взаимосвязи с производительностью, такой как скорость получения информации. В этом исследовании мы предположили, что личность может частично быть связана с определенной предрасположенностью человека к более легкому переключению от целенаправленного процесса к процессу выработки привычки во время обучения.Чтобы идентифицировать эти процессы, мы провели протокол деградации на случай непредвиденных обстоятельств. В этом исследовании изучали: 1 / способны ли лошади в целом корректировать свою реакцию в соответствии с непредвиденным обстоятельством между их действиями и вознаграждением; 2 / существуют ли какие-либо отношения между определенными личностными профилями и предрасположенностью к более быстрому переключению на привычные процессы; и 3 / играют ли эмоциональные состояния, переживаемые во время процедуры обучения, в этом переключении. Личностные тесты были проведены на 29 лошадях с последующим протоколом непредвиденных обстоятельств деградации.В целом, результаты показывают, что лошади были чувствительны к непредвиденной деградации между их действием и наградой. Тем не менее, существовала межиндивидуальная изменчивость: лошади, демонстрирующие высокую пугливость и в меньшей степени низкую сенсорную чувствительность и низкую стадность, были менее чувствительны к деградации, демонстрируя, что они с большей вероятностью переключатся на привычный процесс. Вопреки нашим ожиданиям, эмоциональное состояние, испытанное во время процедуры, не могло объяснить это переключение.Мы пришли к выводу, что личность связана не только с успеваемостью, но и частично с процессом, вовлеченным во время обучения, независимо от эмоций, испытываемых во время процесса. Это исследование дает новые теоретические знания о когнитивных способностях копытных.

Введение

В последние десятилетия межличностная изменчивость в выражении поведения и когнитивных способностях стала предметом растущего интереса в научной литературе [1]. Аналогичным образом были выявлены отношения, связывающие личность и определенные способности к обучению [2, 3].Например, недавнее исследование широкого круга видов показало, что параметры личности, связанные со страхом или исследованием, связаны с обучением и памятью, такими как скорость усвоения (вороны [4], гуппи [5], лошади [ 6–8], синицы [9]). Однако на сегодняшний день это исследование в основном сосредоточено на взаимосвязи с успеваемостью, то есть на том, сколько и насколько быстро субъект учится и запоминает в зависимости от его личности. Тем не менее, личность может влиять не только на успеваемость, но и на другие аспекты.Фактически, сейчас принято, что для равной производительности в обучении могут играть роль разные процессы. В случае инструментального обучения описаны два процесса: целенаправленный и привычный [10–12]. Субъект, который предпочтительно разработал целенаправленный процесс, осознает последствия своих действий и, следовательно, случайность между действием и его результатом, и будет действовать соответственно. Таким образом, его поведение будет более гибким. Напротив, субъект, у которого развился процесс типа привычки, будет формировать связь между своим действием и предшествующим стимулом, а не его последствиями.Таким образом, этот субъект будет иметь более жесткое автоматическое поведение и станет менее чувствительным к изменениям ценности результата и причинно-следственной связи между действием и его следствием.

Различные факторы могут привести к переходу между двумя процессами. Первый - перетренированность. Например, Tricomi et al. [13] показали на людях, что участники, прошедшие обширный тренинг по бесплатной инструментальной задаче, становятся менее чувствительными к обесцениванию результата, что свидетельствует о переходе от целенаправленного к привычному процессу.Пример этого эффекта перетренированности также можно проиллюстрировать в повседневной жизни, когда человек учится водить автомобиль (см. Также [12] для получения более подробной информации). Новички начнут с принятия целенаправленного поведения; им нужно очень сосредоточиться на дороге, но они должны быть гибкими и, например, могут легко ездить по правой или левой стороне. С практикой водители разовьют привычки; их вождение становится более автоматическим, и они могут сосредоточить свое внимание на другом, но в то же время они менее гибки, и им труднее переходить на другую сторону.Помимо перетренированности, этому переключению во время инструментальной подготовки может способствовать второй фактор, а именно стресс [14]. Например, учащиеся, подвергшиеся острому стрессу перед выполнением инструментального задания (рука погружена в ледяную воду при наблюдении незнакомого человека), с большей вероятностью выработали привычки, а не целенаправленные действия [15]. Учитывая, что чувствительность к стрессу во многом зависит от личности, мы можем предположить, что определенные профили личности могут предрасполагать определенных субъектов к переключению на привычные процессы.По крайней мере, два эксперимента на лошадях подтверждают эту гипотезу. Во-первых, используя инструментальную процедуру, Valenchon et al. [16] обнаружили, что лошади с пугающей личностью более устойчивы к исчезновению; это сопротивление может указывать на развитие привычных процессов. Во-вторых, мы также обнаружили, что испуганные лошади имели большую тенденцию реагировать на инструментальный перенос Павлова [17]. Сообщалось, что развитие привычек способствует этой передаче [18]. Следовательно, это может означать, что испуганные лошади с большей вероятностью отреагируют на перенос, потому что у них преимущественно сформировались привычные реакции.Однако эти результаты нуждаются в дальнейшей проверке с использованием соответствующей методологии. Таким образом, цель данного исследования состояла в том, чтобы формально определить, существует ли связь между определенными личностными профилями и предрасположенностью к более легкому переключению на привычный процесс, и, если это имело место, определить, были ли эти отношения опосредованы эмоциональным состоянием (стрессом). ) испытанный во время процедуры обучения.

Чтобы определить, какие процессы предпочтительно задействованы, парадигма деградации на случай непредвиденных обстоятельств [19] была впервые адаптирована для использования с лошадьми.Первоначально испытуемых обучали выполнять определенное действие, чтобы получить определенное вознаграждение. На первом этапе «приобретения» награда давалась только после действия; между действием и наградой существовала причинно-следственная связь. Во второй фазе «непредвиденной деградации» эта причинно-следственная связь была нарушена за счет увеличения вероятности того, что вознаграждение будет предоставлено независимо от действия; Награда могла быть дана либо тогда, когда субъекты выполняли действие, либо когда они этого не делали.Ухудшение непредвиденных обстоятельств таким образом должно иметь лишь ограниченное влияние на скорость ответа субъектов, у которых сформировались привычки, поскольку они не осознают причинно-следственную связь между своим действием и получением вознаграждения. Напротив, можно было ожидать, что ответ резко снизится у субъектов, которые преимущественно сформировали целенаправленные ответы. Лошадь представляет собой интересную модель для исследования этого вопроса, поскольку концепция личности широко изучена у этого вида [20], в том числе ее связь со способностями к обучению [6, 17, 21].Однако мы не знаем, обладает ли копытное животное, такое как лошадь, когнитивными способностями, необходимыми для обнаружения различных уровней непредвиденных обстоятельств и, соответственно, для корректировки своих реакций. Отвечая на этот вопрос, мы надеемся улучшить наши знания о когнитивных навыках у этого вида.

Настоящее исследование направлено на изучение 1 / способны ли лошади в целом корректировать свои реакции в соответствии с уровнем непредвиденных обстоятельств между их действиями и вознаграждением, 2 / существует ли связь между определенными личностными профилями и предрасположенностью к переключению на большее количество раз. быстро к привычным процессам, а также 3 / играет ли роль в этом переключении конкретное эмоциональное состояние, переживаемое во время процедуры обучения.С этой целью личность лошадей оценивалась с помощью набора поведенческих тестов, нацеленных на измерение пяти измерений: боязнь, стадность, сенсорная чувствительность, уровень активности и реактивность по отношению к людям [22–25]. Было показано, что эти параметры стабильны как в ситуациях, так и во времени; эти формы стабильности являются фундаментальными для моделирования личностных измерений [26, 27]. Эти измерения также независимы друг от друга и, таким образом, измеряют различные аспекты личности [25].Наконец, аналогичные размеры были описаны у многих других видов, включая человека [28]. Этот набор тестов уже несколько раз использовался для изучения взаимосвязи между личностью и способностями к обучению [7, 8, 16, 17, 21]. Чтобы определить, было ли предпочтительным участие привыкание или целенаправленное поведение, мы затем провели парадигму деградации на случай непредвиденных обстоятельств (подробный обзор этой парадигмы см. В [19]). Эмоциональное состояние животных во время этой парадигмы также оценивалось с помощью физиологических (кортизол и частота сердечных сокращений) и поведенческих показателей.

Материалы и методы

Животные

В исследовании приняли участие 29 небеременных кобыл (валлийские пони, средний возраст 10,1 ± 1,7 года), выведенных во Французском национальном институте сельскохозяйственных исследований (INRA Nouzilly, Франция) и привыкших к содержанию ( регулярно привязывают и привязывают). Ни у кого из них не было стереотипного поведения. До эксперимента они никогда не испытывали подобную процедуру.

До эксперимента животные жили группой, летом на пастбище.Зимой их помещали в отдельные ящики (5 м × 3 м) группами по три человека и проводили вместе 2 часа в день в большом открытом загоне. Эксперимент проводился в зимних условиях. Животные имели подстилку из соломы с водяным сеном и минеральным блоком в наличии ad libitum . Дополнительного питания не давали. Во время как личностных, так и обучающих тестов одну и ту же незнакомую лошадь, не участвующую в «аудитории», привязывали за пределами тестовой зоны, чтобы она была видна тестируемой лошади и чтобы избежать контекста социальной изоляции.

Личностные тесты

В первый день личностные тесты были проведены в свободном ящике (2,7 м × 8,1 м) для оценки пяти независимых параметров (боязнь, общительность, уровень активности, реактивность по отношению к людям и сенсорная чувствительность), как полностью описано предыдущие исследования [22–25]. Мы использовали поведенческие параметры, выбранные в ходе этих исследований, поскольку они представляются надежными индикаторами личности из-за их стабильности во времени (от нескольких месяцев до нескольких лет) и в разных ситуациях.После 5-минутного периода привыкания к испытательному загону проводили поведенческие тесты в течение примерно 30 минут на каждую лошадь. Для получения более подробной информации см. Lansade and Simon [7]. Каждая лошадь следовала одной и той же последовательности испытаний:

  • Испытание на человеке (реактивность по отношению к человеку): экспериментатор, не знакомый с лошадью, вошел в свободный бокс и оставался неподвижным в течение 180 с. Регистрировали количество контактов с экспериментатором (обнюхивание или покусывание). Большое количество контактов с экспериментатором указывало на то, что лошадь была «близка к человеку».

  • Тест тактильной чувствительности (сенсорная чувствительность): лошадь держали за недоуздок, и экспериментатор прикладывал нити фон Фрея (Stoelting, IL, USA) к основанию холки лошади. Эти нити состоят из твердого пластикового корпуса, соединенного с нейлоновой нитью, откалиброванной для приложения определенной силы к коже. Для оценки порога реакции каждой лошади использовались четыре волокна различной силы, от самой тонкой (0,008 г) до самой толстой (300 г). Нить накладывали перпендикулярно коже животного до тех пор, пока нейлоновая нить не начинала изгибаться.Ранее мы показали, что невозможно повторить стимуляцию на одном и том же участке дважды подряд, так как обычно лошадь не реагирует второй раз. По этой причине мы меняли стороны между первой и второй нитями накала, и мы ждали несколько минут между первыми двумя и двумя последними нитями. Итак, в первой части теста мы применили нить накала 0,008 г к правой стороне лошади и нить массой 300 г к ее левой стороне. Та же процедура была повторена через несколько минут (после теста новой площади), за исключением того, что нити 0.На правую и левую стороны наносили 02 г и 1 г соответственно. Ответ был закодирован в двоичной форме (подергивание / отсутствие подергивания) в соответствии с реакцией мышцы платизмы, когда нить прикладывалась и извлекалась. Регистрировали количество раз, когда лошадь реагировала на накладываемые и извлекаемые нити. Это число варьировалось от 0 до 8. Большое количество реакций указывало на то, что лошадь была более «чувствительной».

  • Тест изоляции (стадность): лошадь-аудитория была удалена, так что тестовая лошадь больше не могла видеть, чувствовать запах и слышать ее.Количество ржаний подопытной лошади регистрировалось в течение 90 с. Большое количество ржаний указывало на то, что лошадь была более «общительной».

  • Испытание новой зоны (боязнь новизны): для того, чтобы есть из знакомого ведра, содержащего гранулы, окружающая среда была устроена таким образом, чтобы подопытная лошадь должна была сначала пересечь кусок разноцветного ковра. Записывалась задержка при приеме пищи из ведра. Если лошадь не пересекала территорию в течение 180 с, испытание прекращалось и назначали время 181 с. Чем выше была указана эта задержка, лошади все больше «боялись новизны».

  • Тест на внезапность (боязнь внезапности): зонт открыли перед животным через 3 секунды после того, как оно начало есть из ведра с гранулами. Интенсивность испуганной реакции регистрировали путем измерения дальности полета (в метрах). Большое расстояние указывало на то, что лошадь более «боялась внезапности».

  • Двигательная активность: свободный ящик был разделен на шесть воображаемых областей равного размера.Регистрировали количество участков, пересеченных во время фазы привыкания, теста на людях и теста изоляции. Увеличение количества пересеченных участков указывает на то, что лошади становятся все более «активными».

Задача аварийной деградации

Общий принцип

Целью этой задачи было оценить, насколько чувствительны лошади к непредвиденной деградации. Для этого лошади должны были сначала научиться касаться предмета носом, чтобы получить награду. На этом первом этапе непредвиденные обстоятельства были положительными; награда давалась только в том случае, если они касались объекта.На этом этапе лошади обучались одновременно с двумя предметами, каждый из которых был связан с определенной наградой за еду. На втором этапе непредвиденные обстоятельства были ухудшены для одного из объектов. Таким образом, для объекта «деградированное непредвиденное обстоятельство» награды давались как тогда, когда лошадь касалась объекта (условно), так и когда это не касалось (неконтингент). Для объекта «непредвиденные обстоятельства без деградации» награда давалась только после того, как лошадь коснулась объекта (условно). Наконец, лошадей проверяли в условиях вымирания - объекты предъявляли одновременно, и награды больше не было.Ожидалось, что животное, чувствительное к непредвиденным обстоятельствам, будет касаться не деградированного объекта намного больше, чем деградированного объекта [29].

Чтобы избежать внесения предвзятости в этом эксперименте, и особенно эффекта конкуренции ответов, протокол был усложнен, как это было предложено разными авторами (обзор [19]). Этот «эффект ответной конкуренции» состоит в том, что в условиях ухудшения состояния предоставление неконтингентного вознаграждения может стимулировать появление альтернативного поведения, такого как исследование стола, на котором был помещен объект, таким образом вступая в конкуренцию с действием прикосновения объект.В этом случае, если бы у животного снизилась скорость ответа в условиях деградации, было бы невозможно определить, было ли это связано с конкуренцией в ответах или с чувствительностью к непредвиденным обстоятельствам. Более того, также было важно распределить одинаковое количество наград при каждом условии (ухудшенном или не ухудшенном). «Контрольный» поток (не связанный с задействованным объектом), таким образом, распределялся вне зависимости от обстоятельств в не деградированном состоянии. Таким образом, при этом условии раздавались два вида корма: корм для поощрения, который раздавался условно при прикосновении к объекту, и контрольный корм, подаваемый вне зависимости от обстоятельств.

Аппарат

Лошадей тренировали в знакомом свободном боксе (3 м × 3 м), закрытом с трех сторон. На четвертой стороне было открытое окно (1,20 м х 1,20 м), простирающееся от потолка до 1,2 м от земли (). За окном поставили стол (высотой 1 м). На этом столе были закреплены два пластмассовых предмета (0,60 м высотой), разделенные расстоянием 0,40 м: круглый предмет желтого и красного цвета слева («круглый предмет») и серый квадратный предмет справа («квадратный предмет»). По другую сторону стола за стеной, в которой было маленькое тонированное окошко, прятались двое наблюдателей.Небольшой люк под окном позволял наблюдателям переместить ведро с едой на стол.

Схематическое изображение обучающего аппарата.

Во время «фазы деградации непредвиденных обстоятельств» нулевая непредвиденная ситуация была связана с квадратным объектом и гранулами, а положительная непредвиденная ситуация была связана с круглым предметом и овсом.

Ознакомление с аппаратом

Перед обучением лошадей знакомили с аппаратом в течение 15-минутных занятий (2 раза в день). Лошадь завели в свободный ящик с обоими предметами на столе. Во время первого сеанса его держали перед объектами с поводом 1,2 м с каждой стороны, а затем для последующих сеансов он был свободным. Через 2, 5, 8 и 11 минут после начала сеанса в ведро поочередно вводили восемь граммов гранул или овса. Лошадей знакомили с устройством как минимум в течение трех сеансов или до тех пор, пока они не ели свободно при каждой раздаче корма (среднее значение + -SE: 3.2 ± 0,8 сеанса).

Приобретение инструментальной задачи

Два 30-минутных сеанса (по одному для каждого объекта) с интервалом в 5 часов (утром и днем) проводились каждый день в течение 4 дней (от A1 до A4). Во время каждого сеанса присутствовал только один объект. Порядок, в котором выставлялись предметы, менялся каждый день. Цель заключалась в том, чтобы научить животных прикасаться к объекту носом (тыкание носом) для получения определенного пищевого вознаграждения (8 г гранул для квадратного объекта и 8 г овса для круглого объекта).В первый день лошадей держали индивидуально перед объектами с ведущими поводами 1,2 м с каждой стороны и тренировали с непрерывным графиком подкреплений (каждое прикосновение вознаграждалось). В течение следующих 3 дней животные были свободны в боксе и переведены на режим с переменным интервалом в 60 секунд. Это означало, что тыкалы в нос не вознаграждались систематически, но, в среднем, тыкали носом каждые 60 с. Награды давали сразу после тыкающего носа. Награда никогда не давалась, если лошадь просто не коснулась предмета.

Непредвиденная деградация

Каждый день проводились два 30-минутных сеанса (по одному для каждого объекта) с интервалом в 5 часов в течение 6 дней (с D1 по D6). Во время каждого сеанса присутствовал только один объект. Положительное непредвиденное обстоятельство было связано с круглым предметом и овсом. Отсутствие непредвиденных обстоятельств было связано с квадратным объектом и гранулами. Связь между конкретным продуктом питания и конкретным уровнем непредвиденных обстоятельств была выбрана случайным образом. Это имело место после проведения предварительного эксперимента на 16 лошадях (отличных от тех, которые использовались в последнем эксперименте), чтобы проверить, что 1 / не было предпочтений в еде для одного вида пищи, и 2 / не было различий с точки зрения приобретения и характеристики разложения независимо от того, было ли неконтингентное состояние связано с гранулами (N = 8) или с овсом (N = 8).

Во время заключительного эксперимента все испытуемые прошли точно такую ​​же процедуру, чтобы избежать предвзятости в межиндивидуальных сравнениях. Этот выбор подразумевал отсутствие баланса между предметами и типом пищи между людьми. Каждый сеанс аварийной деградации был разделен на 600 блоков по 3 с. (). Тридцать блоков были выбраны как «подлежащие вознаграждению»: во время этих блоков систематически выдавалось вознаграждение, но при двух разных условиях: деградированном или недеградированном. Эти блоки были случайным образом распределены по сеансу.

Обзор сеансов деградации на случай непредвиденных обстоятельств.

Положительное непредвиденное обстоятельство было связано с круглым предметом и овсом. Отсутствие непредвиденных обстоятельств было связано с квадратным объектом и гранулами.

В деградированном состоянии (нулевая непредвиденная ситуация) гранулы давали независимо от укола носом. Таким образом, во время блока «быть вознагражденным» лошадь получала гранулы независимо от того, коснулась ли она квадратного предмета носом (т.е. лошадь могла получить гранулы «бесплатно»).

В условиях отсутствия деградации (положительное непредвиденное обстоятельство) овес всегда давали условно с тычком в нос (т. Е. Лошадь никогда не могла получить овес «бесплатно»). Таким образом, во время блока «получить вознаграждение», если лошадь коснулась круглого предмета носом, она немедленно получила овес. В противном случае он не получил овес, а получил гранулы. Как мы объясняли выше, эта процедура была выбрана для контроля за эффектом конкуренции ответов и для того, чтобы уравнять время приема пищи в двух условиях, поддерживая для не деградировавшего объекта график, максимально похожий на график приобретения.

Тест на угасание по выбору

Для оценки эффектов обучения деградации на случай непредвиденных обстоятельств лошади проходили 30-минутный тест на угасание с выбором обоих объектов и без распределения награды.

Поведенческие и физиологические параметры, измеренные во время сеансов захвата и деградации

Показатели когнитивной деятельности

Число ударов носом по каждому объекту регистрировалось во время каждого сеанса приобретения и деградации, называемого здесь «скоростью тыкал носом».В сеансах деградации и в тесте на угасание выбора рассчитывалась «относительная частота тыкающих носом», соответствующая отношению между количеством тыкающих носом во время сеансов деградации или исчезновения и базовой скоростью во время последнего сеанса сбора данных (A4). Считалось, что высокая относительная частота подергивания носом разрушенного объекта (квадратного объекта) указывает на производительность при обычных процессах.

Индикаторы стресса

Во время каждого сеанса приобретения и деградации регистрировалось количество фырков (принудительное вытеснение воздуха из ноздрей) как поведение, указывающее на стресс, испытанный во время учебной задачи.Среднее количество фырков за сеанс было рассчитано для каждой фазы (получение или ухудшение). Рельеф как индикатор социального стресса также должен был быть записан, но такое поведение никогда не выражалось. Также измерялись два показателя физиологического стресса: концентрация кортизола и частота сердечных сокращений. Для оценки концентрации кортизола в слюне образцы слюны собирали с помощью Salivette® Cortisol (Sarstedt France). Образцы собирали непосредственно перед и сразу после первого сеанса сбора данных и первого сеанса деградации.Ватные палочки, использованные для отбора проб, центрифугировали при 4000 g в течение 10 мин при 4 ° C, а слюну хранили при -20 ° C до анализа. Кортизол измеряли с помощью набора для люминесцентного иммуноанализа (LIA, IBL, Гамбург, Германия). Измерения проводились в двух экземплярах. Коэффициенты вариации внутри анализа составили 8,6% и 11,3% при 1,8 нг / мл и 8,67 нг / мл соответственно. Чувствительность анализа составила 0,3 нг / мл. В анализах мы рассматривали соотношение между концентрацией, измеренной сразу после сеанса сбора или разложения, и концентрацией, измеренной непосредственно перед этим, называемое здесь «соотношением кортизола».Частоту сердечных сокращений регистрировали во время тех же сеансов, что и для измерения кортизола. Система кардиомонитора (Polar Equine RS800CX Science, Polar Oy, Финляндия) состояла из гибкого ремня с двумя встроенными электродами, передатчика, отдельного запоминающего устройства и соответствующего программного обеспечения (Polar Pro Trainer, версия 5). Электроды помещали позади левой плечевой кости и поперек грудины, а электрическую проводимость увеличивали с помощью эхографического геля. Запоминающее устройство было прикреплено к ремню в пределах досягаемости передатчика.Приучение животных к полярному прибору происходило в течение первых трех сеансов ознакомления с прибором. Среднее значение ЧСС в ударах / мин рассчитывалось для каждого сеанса в целом, здесь оно называется «частота сердечных сокращений».

Статистический анализ

Статистические тесты были выполнены с помощью программного обеспечения Xlstat 2013 (Addinsoft Inc., Франция). Параметрический анализ был проведен на «частоту тыкающих носом» и «относительную частоту тыкающих носом». С помощью Anova проанализировали изменения в «частоте появления ошибок» за четыре дня сбора данных (от A1 до A4).Двухсторонний t-критерий парных выборок использовался для сравнения «частоты тыкающих носом» в дни деградации (с D1 по D6) с исходным уровнем (A4). Для теста на угасание по выбору сравнивалась «относительная частота высовывания носа» между двумя объектами с помощью двустороннего t-критерия для парных выборок. Результаты каждого сеанса сбора данных и деградации выражали как среднее значение + SE. Уровень статистической значимости был установлен на уровне P <0,05. Многофакторный анализ (МФА) использовался для определения взаимосвязи между личностными профилями и тычками в носу во время приобретения или деградации.Преимущество этого анализа состоит в том, что он определяет, какая комбинация параметров (т. Е. Профиль личности) может быть связана с когнитивными функциями, а не только связь с каждым параметром по отдельности. Этот анализ включал шесть переменных, измеренных в ходе личностных тестов для первого набора данных. Для других наборов данных использовались «частота выталкивания носа при обнаружении» и « относительная скорость выталкивания носа при ухудшении качества». «Частота уколов носа при захвате» представляла собой количество ударов носом по квадратному объекту во время последнего сеанса сбора данных (A4) и считалась показателем эффективности во время сбора данных.«Относительная частота тыкания носом при деградации» представляла собой относительную частоту тыкания носом за последний сеанс (D6) в условиях ухудшения состояния (квадратный объект). Это считалось нашим индикатором привычного процесса. Анализ был сосредоточен только на квадратном объекте, поскольку это позволило нам сравнить, во-первых, взаимосвязь между личностью и тычками в нос во время приобретения (первая фаза), а во-вторых, между личностью и тычками в нос во время деградации (вторая фаза). Этот анализ был основан на непараметрических тестах из-за отсутствия нормальности данных личности.Процент изменчивости, объясняемый первыми четырьмя факторами, и коэффициенты корреляции Спирмена, рассчитанные между этими факторами и переменными, представлены в результатах. Наконец, были рассчитаны коэффициенты корреляции Спирмена между «частотой тыкающих носом при обнаружении» или «относительной скоростью тыкающих носом при деградации» и тремя показателями стресса, измеренными во время соответствующей фазы (фырканье, уровень кортизола и частота сердечных сокращений).

Соответствие этическим стандартам

Протокол был одобрен этическим комитетом Валь-де-Луар (N ° 2012-12-23 предоставлен CEEA Val de Loire). Уход за животными и экспериментальное лечение соответствовали руководящим принципам французских и европейских руководящих принципов по размещению и уходу за животными, используемыми в научных целях (Директива Европейского Союза 2010/63 / EU), и проводились с разрешения и под надзором официальных ветеринарных служб (номер соглашения C-37-125 доставлен в животноводческий комплекс UEPAO ветеринарной службой Département d'Indre et Loire, Франция). По окончании эксперимента животные вернулись к нормальным условиям выращивания.Никаких признаков травмы или боли во время или после экспериментов не наблюдалось. Во время экспериментов стресса не вызывали. Лошади жили социальными группами, и их ежедневно вывозили в загон. Лошадей не ограничивали в пище в течение всего экспериментального периода.

Результаты

Частота тыков носом во время приобретения, деградации и исчезновения

Лошади постепенно увеличивали частоту тыков носом в течение четырех сеансов сбора (от A1 до A4), как для круглых, так и для квадратных объектов ( F 3,84 = 35.86, P <0,0001; F 3,84 = 32,15, P <0,0001 соответственно). Когда условие было ухудшено для квадратного объекта (), частота тыкающих носом сначала значительно увеличилась на D1, а затем стала статистически ниже, чем базовая частота от сеансов D2 до D6. Напротив, в не деградированном состоянии () после значительного увеличения в D1 частота тыкающих носом существенно не отличалась от базовой, за исключением сеанса D3. Наконец, во время выборочного теста на угасание () относительная частота «тыкающих носом» (количество «тыкающих носом» в угасании / исходная скорость в A4) была значительно ниже в деградированном, чем в недеградированном состоянии ( t28 = 4.35, P <0,001).

Частота появления сигналов во время сеансов захвата и деградации в условиях a / без ухудшения и b / с ухудшением характеристик.

Статистика соответствует сравнению количества тычков в нос во время сеансов деградации и базовой скоростью (t-тест). Базовая ставка - это количество выполненных тычков в нос в формате A4. NS: незначимо *: P <0,05 **: P <0,01 от A1 до A4: с первого по четвертый день сбора данных от D1 до D6: с первого по шестой день ухудшения Состояние без ухудшения: круглый объект Состояние с ухудшением: квадратный объект.

относительные скорости протыкания носа в недеградированных и деградированных условиях во время испытания на гашение по выбору.

Относительная частота укусов носа: количество укусов носа при исчезновении / исходная скорость в A4 ***: P <0,001 t тест.

Взаимосвязь между высовыванием носа и личностным профилем

Первые четыре фактора объясняли 71,24% общей дисперсии (и). Переменные «частота тыкования носа при приобретении», «относительная частота тыкования носа при деградации», «боязнь внезапности» и «боязнь новизны» в основном коррелировали с F1.«Активный» и «близкий к человеку» в основном коррелировали с F3. «Чувствительность» и «общительность» в основном коррелировали с F4.

Круг корреляции, соответствующий многофакторному анализу, включая данные о личности и частоту «тыкающих носом».

◆ Персональные данные ● Частота тыкования носом при получении. ■ Относительная частота тыкающих носом в процессе деградации.

Таблица 1

Многофакторный анализ, включая личные данные и частоту «тыкающих носом».

9031 9031 900
F1 F2 F3 F4
29 . 94% 17 . 11% 12 . 57% 11 . 62%
Частота протыкания носа при получении 0,72 0,56 -0,15 0,07
Относительная скорость протыкания носа при разложении -0,04 0,11
Боязнь внезапности -0.62 0,11 -0,02 -0,08
Боязнь новизны -0,56 -0,24 -0,19 0,17
0,03 Чувствительный 0,29 -0,67
Общинный 0,41 -0,33 0,23 0,69
Активный -0. 38 -0,09 0,71 -0,15
Близко к людям 0,10 0,40 0,67 0,29

Поскольку мы были особенно заинтересованы в переменных обучения и поскольку они наиболее сильно коррелировали с F1, мы сосредоточили основное внимание на этом факторе. Интересно отметить, что «частота тыкающих носом при захвате» положительно коррелировала с F1, тогда как «относительная скорость тыкающих носом при деградации» отрицательно коррелировала с ним.В целом, этот анализ предполагает, что лошади с личностным профилем, показывающим небольшой страх, с большей вероятностью касались объекта во время приобретения. Напротив, во время непредвиденной деградации лошади, демонстрирующие высокий уровень страха, имели большую тенденцию демонстрировать высокую относительную частоту тыкающих носом во время непредвиденной деградации, таким образом предполагая привычную реакцию. В дополнение к четкой связи со страхом, корреляция коэффициента с F1 также предполагает определенную связь с сенсорной чувствительностью (R = 0.43) и даже общительность (R = 0,41).

Взаимосвязь между частотой тыкающих носом и индикаторами стресса

«Частота тыкающих носом при освоении» и «относительная частота тыкающих носом при деградации» никогда не коррелировали в значительной степени с тремя показателями стресса: количеством фыркающих, уровнем кортизола и сердцем скорость, измеренная во время соответствующих сеансов ().

Таблица 2

Взаимосвязь между частотой тыкающих носом и показателями стресса.

Сбор данных Корреляция с частотой выталкивания носа при обнаружении
Частота сердечных сокращений (уд / мин) 46. 5 (44,7; 54,6) R = -0,01; P = 0,98 NS
Соотношение кортизола 0,52 (0,42; 0,94) R = 0,11; P = 0,55 NS
Snorts (среднее количество) 0,25 (0; 0,5) R = -0,14; P = 0,47 NS
Деградация Корреляция с относительной частотой прокалывания носа при деградации
Частота сердечных сокращений (уд / мин) 45,6 (40,71; 50,08) R = -0,25; Р = 0.20 NS
Соотношение кортизола 0,55 (0,47; 0,67) R = -0,12; P = 0,54 NS
Snorts (среднее количество) 0,17 (0; 0,5) R = -0,23; P = 0,23 NS

Обсуждение

Наши результаты показывают, что лошади в целом были чувствительны к непредвиденной деградации между их действием и вознаграждением; они постепенно уменьшали количество прикосновений к квадратному объекту, когда случайность уменьшалась.Кроме того, во время испытания на угасание они касались деградированного объекта реже, чем не деградированного объекта. Тем не менее, была индивидуальная изменчивость в частоте тыкающих носом, как во время фазы сбора данных, так и во время фазы деградации непредвиденных обстоятельств. Эта изменчивость была связана с конкретными личностными профилями. Лошади с личностным профилем, показывающим высокую пугливость и, в меньшей степени, низкую сенсорную чувствительность и низкую стадность, как правило, хуже всего проявляли себя во время освоения (они касались объекта меньше), но, с другой стороны, у них с большей вероятностью был более высокий относительный нос. Частота уколов во время непредвиденной деградации, предполагающая предрасположенность к более легкому развитию привычных реакций.

Частота тыкания носом была связана с конкретными личностными профилями в соответствии с фазой

Положительная взаимосвязь между успеваемостью и личностным профилем, показывающим небольшую боязнь (или связанные параметры, такие как стрессовая уязвимость или тревога) и / или высокая сенсорная чувствительность, ранее наблюдалась сообщалось у разных видов (лошади [7, 17], грызуны [30]). Наше исследование еще раз подтверждает эту взаимосвязь. Однако это первый случай, когда связь между конкретным профилем личности и предрасположенностью к формированию привычек была продемонстрирована с помощью соответствующей экспериментальной процедуры.Предыдущие исследования, которые предполагали такую ​​связь, были основаны на процессах вымирания, которые было труднее интерпретировать. Эти предыдущие исследования показали, что люди, принадлежащие к линиям, чувствительным к стрессу, или обладающие пугающей личностью, были более устойчивы к исчезновению (лошадь [16], грызун [31]). Валеншон и др. [16] также описали, что лошади с низким уровнем сенсорной чувствительности были более устойчивы к исчезновению. Это сопротивление исчезновению может выявить предрасположенность к развитию привычных процессов [32], но также может интерпретироваться по-разному, например, изменение когнитивной гибкости [33] или демонстрация исследовательского поведения [34].Напротив, наш протокол деградации на случай непредвиденных обстоятельств позволил сделать более конкретный вывод о том, какой процесс был предпочтительно разработан.

Интересный аспект настоящих результатов заключается в том, что личностные профили, связанные с частотой тыкающих носом, различались в зависимости от фазы. В частности, тот факт, что боязнь была отрицательно связана с частотой тыкования носа во время приобретения, но была положительно связана с ней во время деградации, ясно показывает, что влияние страха специфично для вовлеченного когнитивного процесса и не только влияет на поведенческую реакцию (i .е. двигательная реакция на прикосновение носом к предмету). В самом деле, если бы измерение страха повлияло на поведенческую реакцию прикосновения к объектам только через страх животных перед ними, отношения были бы одинаковыми на этих двух этапах.

Установив эту взаимосвязь между личностью и когнитивными способностями, возникает вопрос, может ли эта связь быть опосредована эмоциональным состоянием (стрессом), испытанным во время тестов. Это постулат, предложенный в недавней статье Griffin et al.[1]. В самом деле, можно было подумать, что через каскадный эффект параметры личности будут вызывать определенные эмоциональные состояния во время процедур обучения, что, в свою очередь, может повлиять на когнитивные способности. В настоящем исследовании это было сильное предположение, особенно в отношении страха: боязливая личность могла вызвать стресс во время процедуры, стресс, который, как известно, снижает эффективность усвоения [21] и способствует переключению на процесс привычки [14]. Тем не менее, вопреки нашим ожиданиям, три показателя эмоционального состояния (частота сердечных сокращений, уровень кортизола и фырканье), измеренные во время сеансов, не коррелировали с частотой тыкания носом в любую фазу.Вероятно, что процесс обучения не вызывал стресса даже у самых напуганных лошадей. Таким образом, переход к привычному процессу нельзя объяснить стрессом. Кроме того, во время процедуры не было зарегистрировано ржания (поведения, указывающего на социальный стресс), что снова показывает, что общительный профиль не вызывает определенного эмоционального состояния, которое могло бы повлиять на когнитивные навыки. Поэтому необходимо найти другие объяснения, чтобы понять, почему определенные личностные профили связаны с определенными когнитивными способностями.Одно из таких объяснений может быть связано с эволюционным процессом. С течением времени мог происходить совместный отбор определенных личностных профилей и когнитивных способностей, что могло дать индивидуумам адаптивные преимущества. Например, боязнь, когда она связана со способностью легко переключаться на привычную систему, могла бы обеспечить адаптивное преимущество, позволяющее боязливым животным поддерживать свою постоянную активность в форме поведения типа привычки, в то же время наблюдая на наличие потенциальных опасностей.Действительно, преимущество такой двойной системы - многозадачность. Целенаправленная система может быть задействована в самых сложных задачах, в то время как система привычек выполняет фоновые задачи [35].

В случае сенсорной чувствительности связь более тонкая, чем в случае страха, и требует подтверждения. Однако в нескольких исследованиях уже сообщалось о взаимосвязи между индивидуальными различиями в чувствительности обработки сенсорной информации и вариациями различных типов поведенческой пластичности, включая гибкость [36].В данном случае мы можем подозревать, что наиболее чувствительные субъекты будут лучше всего осведомлены не только о сенсорных изменениях в их среде, но и об изменениях когнитивного типа. Эта осведомленность сделает их более способными к адаптации и более гибкими, что является признаком целенаправленного ответа. Тем не менее, это остается гипотезой, и требуется гораздо больше исследований для улучшения понимания механизмов, лежащих в основе отношений между личностью и когнитивными способностями. Наконец, связь с общительностью, которая ранее не описывалась в литературе, необходимо подтвердить, прежде чем обсуждать ее дальше.

Эти результаты улучшают понимание когнитивных способностей лошадей

Тот факт, что в целом лошади смогли скорректировать свою реакцию в соответствии с непредвиденным обстоятельством между их действиями и вознаграждением, сам по себе является значительным, поскольку он дает новые знания о когнитивных навыках копытное животное, такое как лошадь. В самом деле, психический процесс, лежащий в основе этой способности, считается относительно сложным. Долан и Даян [37] предположили, что процесс требует перспективного планирования, включающего дерево решений будущих состояний и возможных действий, построенных на основе модели окружающей среды, которую необходимо изучить.Кроме того, важно помнить, что наша экспериментальная процедура была особенно сложной, чтобы избежать различных ошибок интерпретации, и предполагала предоставление неконтингентного вознаграждения независимо от условий. Между двумя условиями менялся только тип награды. Тот факт, что у лошадей была разная скорость реакции в зависимости от условий, показывает, что они были способны создать точное мысленное представление о последствиях своих действий и о том, какое вознаграждение было связано с каждым действием.Это также демонстрирует, что они смогли адаптировать свой уровень ответа, чтобы получить желаемое вознаграждение. Более того, некоторые авторы также проводят сравнения между целенаправленными / основанными на привычках системами и сознательными / бессознательными системами [35, 38]. Таким образом, наше исследование экспериментально подчеркивает существование сложных когнитивных процессов у копытных, таких как лошади, которые, вероятно, связаны с формированием субъектом сознательного мысленного представления о последствиях своих действий, включая причинный статус этих действий.

Эти результаты также представляют интерес для оптимизации и адаптации условий обучения и содержания лошадей. В частности, обычная практика в этой области состоит в том, чтобы давать животному такой же корм во время дрессировки, а также в любой другой момент, например, для улучшения взаимоотношений с животным. Тот факт, что лошадь чувствительна к непредвиденным обстоятельствам между ее действием и связанным с ним вознаграждением, предполагает, что эта практика неуместна и имеет тенденцию демонстрировать, насколько важно использовать определенный вид пищевой награды для желаемого действия и никогда не давать эту пищу ниже другие обстоятельства.Это особенно актуально для бесстрашных лошадей. Более того, предрасположенность самых пугливых лошадей к более легкому переключению на реакцию типа привычки определенно влияет на способность домашних лошадей адаптироваться к условиям дрессировки и содержания в неволе. С одной стороны, эта предрасположенность может быть преимуществом для тренировок, поскольку всадники ищут лошадей, которые реагируют на их помощь более быстро и автоматически, а лошадь, у которой развились привычки, может делать это независимо от подкрепления. Это может способствовать объяснению того, почему испуганные лошади популярны среди опытных всадников, несмотря на то, что на них сложнее ездить [39, 40].С другой стороны, эта склонность к процессам привычки может представлять фактор риска для наиболее пугливых субъектов развития психопатологий, в частности стереотипов о животных, содержащихся в неволе, таких как лошади [41, 42].

В заключение, это исследование представляет собой доказательство того, что личность связана не только с тем, сколько и как быстро человек может учиться, но и с тем, как он учится в зависимости от конкретного вклада различных систем: привычки или целенаправленности. Кроме того, он предоставляет новые теоретические знания о когнитивных навыках у видов лошадей, предполагая, что копытные, такие как лошади, могут формировать мысленное представление о последствиях своих действий.

Личность и предрасположенность к формированию привычек поведения во время инструментальной подготовки лошадей (Equus caballus)

Abstract

Взаимосвязь между личностью и способностями к обучению становится все более предметной областью интереса. Исследования в основном сосредоточены на взаимосвязи с производительностью, такой как скорость получения информации. В этом исследовании мы предположили, что личность может частично быть связана с определенной предрасположенностью человека к более легкому переключению от целенаправленного процесса к процессу выработки привычки во время обучения.Чтобы идентифицировать эти процессы, мы провели протокол деградации на случай непредвиденных обстоятельств. В этом исследовании изучали: 1 / способны ли лошади в целом корректировать свою реакцию в соответствии с непредвиденным обстоятельством между их действиями и вознаграждением; 2 / существуют ли какие-либо отношения между определенными личностными профилями и предрасположенностью к более быстрому переключению на привычные процессы; и 3 / играют ли эмоциональные состояния, переживаемые во время процедуры обучения, в этом переключении. Личностные тесты были проведены на 29 лошадях с последующим протоколом непредвиденных обстоятельств деградации.В целом, результаты показывают, что лошади были чувствительны к непредвиденной деградации между их действием и наградой. Тем не менее, существовала межиндивидуальная изменчивость: лошади, демонстрирующие высокую пугливость и в меньшей степени низкую сенсорную чувствительность и низкую стадность, были менее чувствительны к деградации, демонстрируя, что они с большей вероятностью переключатся на привычный процесс. Вопреки нашим ожиданиям, эмоциональное состояние, испытанное во время процедуры, не могло объяснить это переключение.Мы пришли к выводу, что личность связана не только с успеваемостью, но и частично с процессом, вовлеченным во время обучения, независимо от эмоций, испытываемых во время процесса. Это исследование дает новые теоретические знания о когнитивных способностях копытных.

Введение

В последние десятилетия межличностная изменчивость в выражении поведения и когнитивных способностях стала предметом растущего интереса в научной литературе [1]. Аналогичным образом были выявлены отношения, связывающие личность и определенные способности к обучению [2, 3].Например, недавнее исследование широкого круга видов показало, что параметры личности, связанные со страхом или исследованием, связаны с обучением и памятью, такими как скорость усвоения (вороны [4], гуппи [5], лошади [ 6–8], синицы [9]). Однако на сегодняшний день это исследование в основном сосредоточено на взаимосвязи с успеваемостью, то есть на том, сколько и насколько быстро субъект учится и запоминает в зависимости от его личности. Тем не менее, личность может влиять не только на успеваемость, но и на другие аспекты.Фактически, сейчас принято, что для равной производительности в обучении могут играть роль разные процессы. В случае инструментального обучения описаны два процесса: целенаправленный и привычный [10–12]. Субъект, который предпочтительно разработал целенаправленный процесс, осознает последствия своих действий и, следовательно, случайность между действием и его результатом, и будет действовать соответственно. Таким образом, его поведение будет более гибким. Напротив, субъект, у которого развился процесс типа привычки, будет формировать связь между своим действием и предшествующим стимулом, а не его последствиями.Таким образом, этот субъект будет иметь более жесткое автоматическое поведение и станет менее чувствительным к изменениям ценности результата и причинно-следственной связи между действием и его следствием.

Различные факторы могут привести к переходу между двумя процессами. Первый - перетренированность. Например, Tricomi et al. [13] показали на людях, что участники, прошедшие обширный тренинг по бесплатной инструментальной задаче, становятся менее чувствительными к обесцениванию результата, что свидетельствует о переходе от целенаправленного к привычному процессу.Пример этого эффекта перетренированности также можно проиллюстрировать в повседневной жизни, когда человек учится водить автомобиль (см. Также [12] для получения более подробной информации). Новички начнут с принятия целенаправленного поведения; им нужно очень сосредоточиться на дороге, но они должны быть гибкими и, например, могут легко ездить по правой или левой стороне. С практикой водители разовьют привычки; их вождение становится более автоматическим, и они могут сосредоточить свое внимание на другом, но в то же время они менее гибки, и им труднее переходить на другую сторону.Помимо перетренированности, этому переключению во время инструментальной подготовки может способствовать второй фактор, а именно стресс [14]. Например, учащиеся, подвергшиеся острому стрессу перед выполнением инструментального задания (рука погружена в ледяную воду при наблюдении незнакомого человека), с большей вероятностью выработали привычки, а не целенаправленные действия [15]. Учитывая, что чувствительность к стрессу во многом зависит от личности, мы можем предположить, что определенные профили личности могут предрасполагать определенных субъектов к переключению на привычные процессы.По крайней мере, два эксперимента на лошадях подтверждают эту гипотезу. Во-первых, используя инструментальную процедуру, Valenchon et al. [16] обнаружили, что лошади с пугающей личностью более устойчивы к исчезновению; это сопротивление может указывать на развитие привычных процессов. Во-вторых, мы также обнаружили, что испуганные лошади имели большую тенденцию реагировать на инструментальный перенос Павлова [17]. Сообщалось, что развитие привычек способствует этой передаче [18]. Следовательно, это может означать, что испуганные лошади с большей вероятностью отреагируют на перенос, потому что у них преимущественно сформировались привычные реакции.Однако эти результаты нуждаются в дальнейшей проверке с использованием соответствующей методологии. Таким образом, цель данного исследования состояла в том, чтобы формально определить, существует ли связь между определенными личностными профилями и предрасположенностью к более легкому переключению на привычный процесс, и, если это имело место, определить, были ли эти отношения опосредованы эмоциональным состоянием (стрессом). ) испытанный во время процедуры обучения.

Чтобы определить, какие процессы предпочтительно задействованы, парадигма деградации на случай непредвиденных обстоятельств [19] была впервые адаптирована для использования с лошадьми.Первоначально испытуемых обучали выполнять определенное действие, чтобы получить определенное вознаграждение. На первом этапе «приобретения» награда давалась только после действия; между действием и наградой существовала причинно-следственная связь. Во второй фазе «непредвиденной деградации» эта причинно-следственная связь была нарушена за счет увеличения вероятности того, что вознаграждение будет предоставлено независимо от действия; Награда могла быть дана либо тогда, когда субъекты выполняли действие, либо когда они этого не делали.Ухудшение непредвиденных обстоятельств таким образом должно иметь лишь ограниченное влияние на скорость ответа субъектов, у которых сформировались привычки, поскольку они не осознают причинно-следственную связь между своим действием и получением вознаграждения. Напротив, можно было ожидать, что ответ резко снизится у субъектов, которые преимущественно сформировали целенаправленные ответы. Лошадь представляет собой интересную модель для исследования этого вопроса, поскольку концепция личности широко изучена у этого вида [20], в том числе ее связь со способностями к обучению [6, 17, 21].Однако мы не знаем, обладает ли копытное животное, такое как лошадь, когнитивными способностями, необходимыми для обнаружения различных уровней непредвиденных обстоятельств и, соответственно, для корректировки своих реакций. Отвечая на этот вопрос, мы надеемся улучшить наши знания о когнитивных навыках у этого вида.

Настоящее исследование направлено на изучение 1 / способны ли лошади в целом корректировать свои реакции в соответствии с уровнем непредвиденных обстоятельств между их действиями и вознаграждением, 2 / существует ли связь между определенными личностными профилями и предрасположенностью к переключению на большее количество раз. быстро к привычным процессам, а также 3 / играет ли роль в этом переключении конкретное эмоциональное состояние, переживаемое во время процедуры обучения.С этой целью личность лошадей оценивалась с помощью набора поведенческих тестов, нацеленных на измерение пяти измерений: боязнь, стадность, сенсорная чувствительность, уровень активности и реактивность по отношению к людям [22–25]. Было показано, что эти параметры стабильны как в ситуациях, так и во времени; эти формы стабильности являются фундаментальными для моделирования личностных измерений [26, 27]. Эти измерения также независимы друг от друга и, таким образом, измеряют различные аспекты личности [25].Наконец, аналогичные размеры были описаны у многих других видов, включая человека [28]. Этот набор тестов уже несколько раз использовался для изучения взаимосвязи между личностью и способностями к обучению [7, 8, 16, 17, 21]. Чтобы определить, было ли предпочтительным участие привыкание или целенаправленное поведение, мы затем провели парадигму деградации на случай непредвиденных обстоятельств (подробный обзор этой парадигмы см. В [19]). Эмоциональное состояние животных во время этой парадигмы также оценивалось с помощью физиологических (кортизол и частота сердечных сокращений) и поведенческих показателей.

Материалы и методы

Животные

В исследовании приняли участие 29 небеременных кобыл (валлийские пони, средний возраст 10,1 ± 1,7 года), выведенных во Французском национальном институте сельскохозяйственных исследований (INRA Nouzilly, Франция) и привыкших к содержанию ( регулярно привязывают и привязывают). Ни у кого из них не было стереотипного поведения. До эксперимента они никогда не испытывали подобную процедуру.

До эксперимента животные жили группой, летом на пастбище.Зимой их помещали в отдельные ящики (5 м × 3 м) группами по три человека и проводили вместе 2 часа в день в большом открытом загоне. Эксперимент проводился в зимних условиях. Животные имели подстилку из соломы с водяным сеном и минеральным блоком в наличии ad libitum . Дополнительного питания не давали. Во время как личностных, так и обучающих тестов одну и ту же незнакомую лошадь, не участвующую в «аудитории», привязывали за пределами тестовой зоны, чтобы она была видна тестируемой лошади и чтобы избежать контекста социальной изоляции.

Личностные тесты

В первый день личностные тесты были проведены в свободном ящике (2,7 м × 8,1 м) для оценки пяти независимых параметров (боязнь, общительность, уровень активности, реактивность по отношению к людям и сенсорная чувствительность), как полностью описано предыдущие исследования [22–25]. Мы использовали поведенческие параметры, выбранные в ходе этих исследований, поскольку они представляются надежными индикаторами личности из-за их стабильности во времени (от нескольких месяцев до нескольких лет) и в разных ситуациях.После 5-минутного периода привыкания к испытательному загону проводили поведенческие тесты в течение примерно 30 минут на каждую лошадь. Для получения более подробной информации см. Lansade and Simon [7]. Каждая лошадь следовала одной и той же последовательности испытаний:

  • Испытание на человеке (реактивность по отношению к человеку): экспериментатор, не знакомый с лошадью, вошел в свободный бокс и оставался неподвижным в течение 180 с. Регистрировали количество контактов с экспериментатором (обнюхивание или покусывание). Большое количество контактов с экспериментатором указывало на то, что лошадь была «близка к человеку».

  • Тест тактильной чувствительности (сенсорная чувствительность): лошадь держали за недоуздок, и экспериментатор прикладывал нити фон Фрея (Stoelting, IL, USA) к основанию холки лошади. Эти нити состоят из твердого пластикового корпуса, соединенного с нейлоновой нитью, откалиброванной для приложения определенной силы к коже. Для оценки порога реакции каждой лошади использовались четыре волокна различной силы, от самой тонкой (0,008 г) до самой толстой (300 г). Нить накладывали перпендикулярно коже животного до тех пор, пока нейлоновая нить не начинала изгибаться.Ранее мы показали, что невозможно повторить стимуляцию на одном и том же участке дважды подряд, так как обычно лошадь не реагирует второй раз. По этой причине мы меняли стороны между первой и второй нитями накала, и мы ждали несколько минут между первыми двумя и двумя последними нитями. Итак, в первой части теста мы применили нить накала 0,008 г к правой стороне лошади и нить массой 300 г к ее левой стороне. Та же процедура была повторена через несколько минут (после теста новой площади), за исключением того, что нити 0.На правую и левую стороны наносили 02 г и 1 г соответственно. Ответ был закодирован в двоичной форме (подергивание / отсутствие подергивания) в соответствии с реакцией мышцы платизмы, когда нить прикладывалась и извлекалась. Регистрировали количество раз, когда лошадь реагировала на накладываемые и извлекаемые нити. Это число варьировалось от 0 до 8. Большое количество реакций указывало на то, что лошадь была более «чувствительной».

  • Тест изоляции (стадность): лошадь-аудитория была удалена, так что тестовая лошадь больше не могла видеть, чувствовать запах и слышать ее.Количество ржаний подопытной лошади регистрировалось в течение 90 с. Большое количество ржаний указывало на то, что лошадь была более «общительной».

  • Испытание новой зоны (боязнь новизны): для того, чтобы есть из знакомого ведра, содержащего гранулы, окружающая среда была устроена таким образом, чтобы подопытная лошадь должна была сначала пересечь кусок разноцветного ковра. Записывалась задержка при приеме пищи из ведра. Если лошадь не пересекала территорию в течение 180 с, испытание прекращалось и назначали время 181 с.Чем выше была указана эта задержка, лошади все больше «боялись новизны».

  • Тест на внезапность (боязнь внезапности): зонт открыли перед животным через 3 секунды после того, как оно начало есть из ведра с гранулами. Интенсивность испуганной реакции регистрировали путем измерения дальности полета (в метрах). Большое расстояние указывало на то, что лошадь более «боялась внезапности».

  • Двигательная активность: свободный ящик был разделен на шесть воображаемых областей равного размера.Регистрировали количество участков, пересеченных во время фазы привыкания, теста на людях и теста изоляции. Увеличение количества пересеченных участков указывает на то, что лошади становятся все более «активными».

Задача аварийной деградации

Общий принцип

Целью этой задачи было оценить, насколько чувствительны лошади к непредвиденной деградации. Для этого лошади должны были сначала научиться касаться предмета носом, чтобы получить награду. На этом первом этапе непредвиденные обстоятельства были положительными; награда давалась только в том случае, если они касались объекта.На этом этапе лошади обучались одновременно с двумя предметами, каждый из которых был связан с определенной наградой за еду. На втором этапе непредвиденные обстоятельства были ухудшены для одного из объектов. Таким образом, для объекта «деградированное непредвиденное обстоятельство» награды давались как тогда, когда лошадь касалась объекта (условно), так и когда это не касалось (неконтингент). Для объекта «непредвиденные обстоятельства без деградации» награда давалась только после того, как лошадь коснулась объекта (условно). Наконец, лошадей проверяли в условиях вымирания - объекты предъявляли одновременно, и награды больше не было.Ожидалось, что животное, чувствительное к непредвиденным обстоятельствам, будет касаться не деградированного объекта намного больше, чем деградированного объекта [29].

Чтобы избежать внесения предвзятости в этом эксперименте, и особенно эффекта конкуренции ответов, протокол был усложнен, как это было предложено разными авторами (обзор [19]). Этот «эффект ответной конкуренции» состоит в том, что в условиях ухудшения состояния предоставление неконтингентного вознаграждения может стимулировать появление альтернативного поведения, такого как исследование стола, на котором был помещен объект, таким образом вступая в конкуренцию с действием прикосновения объект.В этом случае, если бы у животного снизилась скорость ответа в условиях деградации, было бы невозможно определить, было ли это связано с конкуренцией в ответах или с чувствительностью к непредвиденным обстоятельствам. Более того, также было важно распределить одинаковое количество наград при каждом условии (ухудшенном или не ухудшенном). «Контрольный» поток (не связанный с задействованным объектом), таким образом, распределялся вне зависимости от обстоятельств в не деградированном состоянии. Таким образом, при этом условии раздавались два вида корма: корм для поощрения, который раздавался условно при прикосновении к объекту, и контрольный корм, подаваемый вне зависимости от обстоятельств.

Аппарат

Лошадей тренировали в знакомом свободном боксе (3 м × 3 м), закрытом с трех сторон. На четвертой стороне было открытое окно (1,20 м х 1,20 м), простирающееся от потолка до 1,2 м от земли (). За окном поставили стол (высотой 1 м). На этом столе были закреплены два пластмассовых предмета (0,60 м высотой), разделенные расстоянием 0,40 м: круглый предмет желтого и красного цвета слева («круглый предмет») и серый квадратный предмет справа («квадратный предмет»). По другую сторону стола за стеной, в которой было маленькое тонированное окошко, прятались двое наблюдателей.Небольшой люк под окном позволял наблюдателям переместить ведро с едой на стол.

Схематическое изображение обучающего аппарата.

Во время «фазы деградации непредвиденных обстоятельств» нулевая непредвиденная ситуация была связана с квадратным объектом и гранулами, а положительная непредвиденная ситуация была связана с круглым предметом и овсом.

Ознакомление с аппаратом

Перед обучением лошадей знакомили с аппаратом в течение 15-минутных занятий (2 раза в день).Лошадь завели в свободный ящик с обоими предметами на столе. Во время первого сеанса его держали перед объектами с поводом 1,2 м с каждой стороны, а затем для последующих сеансов он был свободным. Через 2, 5, 8 и 11 минут после начала сеанса в ведро поочередно вводили восемь граммов гранул или овса. Лошадей знакомили с устройством как минимум в течение трех сеансов или до тех пор, пока они не ели свободно при каждой раздаче корма (среднее значение + -SE: 3.2 ± 0,8 сеанса).

Приобретение инструментальной задачи

Два 30-минутных сеанса (по одному для каждого объекта) с интервалом в 5 часов (утром и днем) проводились каждый день в течение 4 дней (от A1 до A4). Во время каждого сеанса присутствовал только один объект. Порядок, в котором выставлялись предметы, менялся каждый день. Цель заключалась в том, чтобы научить животных прикасаться к объекту носом (тыкание носом) для получения определенного пищевого вознаграждения (8 г гранул для квадратного объекта и 8 г овса для круглого объекта).В первый день лошадей держали индивидуально перед объектами с ведущими поводами 1,2 м с каждой стороны и тренировали с непрерывным графиком подкреплений (каждое прикосновение вознаграждалось). В течение следующих 3 дней животные были свободны в боксе и переведены на режим с переменным интервалом в 60 секунд. Это означало, что тыкалы в нос не вознаграждались систематически, но, в среднем, тыкали носом каждые 60 с. Награды давали сразу после тыкающего носа. Награда никогда не давалась, если лошадь просто не коснулась предмета.

Непредвиденная деградация

Каждый день проводились два 30-минутных сеанса (по одному для каждого объекта) с интервалом в 5 часов в течение 6 дней (с D1 по D6). Во время каждого сеанса присутствовал только один объект. Положительное непредвиденное обстоятельство было связано с круглым предметом и овсом. Отсутствие непредвиденных обстоятельств было связано с квадратным объектом и гранулами. Связь между конкретным продуктом питания и конкретным уровнем непредвиденных обстоятельств была выбрана случайным образом. Это имело место после проведения предварительного эксперимента на 16 лошадях (отличных от тех, которые использовались в последнем эксперименте), чтобы проверить, что 1 / не было предпочтений в еде для одного вида пищи, и 2 / не было различий с точки зрения приобретения и характеристики разложения независимо от того, было ли неконтингентное состояние связано с гранулами (N = 8) или с овсом (N = 8).

Во время заключительного эксперимента все испытуемые прошли точно такую ​​же процедуру, чтобы избежать предвзятости в межиндивидуальных сравнениях. Этот выбор подразумевал отсутствие баланса между предметами и типом пищи между людьми. Каждый сеанс аварийной деградации был разделен на 600 блоков по 3 с. (). Тридцать блоков были выбраны как «подлежащие вознаграждению»: во время этих блоков систематически выдавалось вознаграждение, но при двух разных условиях: деградированном или недеградированном. Эти блоки были случайным образом распределены по сеансу.

Обзор сеансов деградации на случай непредвиденных обстоятельств.

Положительное непредвиденное обстоятельство было связано с круглым предметом и овсом. Отсутствие непредвиденных обстоятельств было связано с квадратным объектом и гранулами.

В деградированном состоянии (нулевая непредвиденная ситуация) гранулы давали независимо от укола носом. Таким образом, во время блока «быть вознагражденным» лошадь получала гранулы независимо от того, коснулась ли она квадратного предмета носом (т.е. лошадь могла получить гранулы «бесплатно»).

В условиях отсутствия деградации (положительное непредвиденное обстоятельство) овес всегда давали условно с тычком в нос (т. Е. Лошадь никогда не могла получить овес «бесплатно»). Таким образом, во время блока «получить вознаграждение», если лошадь коснулась круглого предмета носом, она немедленно получила овес. В противном случае он не получил овес, а получил гранулы. Как мы объясняли выше, эта процедура была выбрана для контроля за эффектом конкуренции ответов и для того, чтобы уравнять время приема пищи в двух условиях, поддерживая для не деградировавшего объекта график, максимально похожий на график приобретения.

Тест на угасание по выбору

Для оценки эффектов обучения деградации на случай непредвиденных обстоятельств лошади проходили 30-минутный тест на угасание с выбором обоих объектов и без распределения награды.

Поведенческие и физиологические параметры, измеренные во время сеансов захвата и деградации

Показатели когнитивной деятельности

Число ударов носом по каждому объекту регистрировалось во время каждого сеанса приобретения и деградации, называемого здесь «скоростью тыкал носом».В сеансах деградации и в тесте на угасание выбора рассчитывалась «относительная частота тыкающих носом», соответствующая отношению между количеством тыкающих носом во время сеансов деградации или исчезновения и базовой скоростью во время последнего сеанса сбора данных (A4). Считалось, что высокая относительная частота подергивания носом разрушенного объекта (квадратного объекта) указывает на производительность при обычных процессах.

Индикаторы стресса

Во время каждого сеанса приобретения и деградации регистрировалось количество фырков (принудительное вытеснение воздуха из ноздрей) как поведение, указывающее на стресс, испытанный во время учебной задачи.Среднее количество фырков за сеанс было рассчитано для каждой фазы (получение или ухудшение). Рельеф как индикатор социального стресса также должен был быть записан, но такое поведение никогда не выражалось. Также измерялись два показателя физиологического стресса: концентрация кортизола и частота сердечных сокращений. Для оценки концентрации кортизола в слюне образцы слюны собирали с помощью Salivette® Cortisol (Sarstedt France). Образцы собирали непосредственно перед и сразу после первого сеанса сбора данных и первого сеанса деградации.Ватные палочки, использованные для отбора проб, центрифугировали при 4000 g в течение 10 мин при 4 ° C, а слюну хранили при -20 ° C до анализа. Кортизол измеряли с помощью набора для люминесцентного иммуноанализа (LIA, IBL, Гамбург, Германия). Измерения проводились в двух экземплярах. Коэффициенты вариации внутри анализа составили 8,6% и 11,3% при 1,8 нг / мл и 8,67 нг / мл соответственно. Чувствительность анализа составила 0,3 нг / мл. В анализах мы рассматривали соотношение между концентрацией, измеренной сразу после сеанса сбора или разложения, и концентрацией, измеренной непосредственно перед этим, называемое здесь «соотношением кортизола».Частоту сердечных сокращений регистрировали во время тех же сеансов, что и для измерения кортизола. Система кардиомонитора (Polar Equine RS800CX Science, Polar Oy, Финляндия) состояла из гибкого ремня с двумя встроенными электродами, передатчика, отдельного запоминающего устройства и соответствующего программного обеспечения (Polar Pro Trainer, версия 5). Электроды помещали позади левой плечевой кости и поперек грудины, а электрическую проводимость увеличивали с помощью эхографического геля. Запоминающее устройство было прикреплено к ремню в пределах досягаемости передатчика.Приучение животных к полярному прибору происходило в течение первых трех сеансов ознакомления с прибором. Среднее значение ЧСС в ударах / мин рассчитывалось для каждого сеанса в целом, здесь оно называется «частота сердечных сокращений».

Статистический анализ

Статистические тесты были выполнены с помощью программного обеспечения Xlstat 2013 (Addinsoft Inc., Франция). Параметрический анализ был проведен на «частоту тыкающих носом» и «относительную частоту тыкающих носом». С помощью Anova проанализировали изменения в «частоте появления ошибок» за четыре дня сбора данных (от A1 до A4).Двухсторонний t-критерий парных выборок использовался для сравнения «частоты тыкающих носом» в дни деградации (с D1 по D6) с исходным уровнем (A4). Для теста на угасание по выбору сравнивалась «относительная частота высовывания носа» между двумя объектами с помощью двустороннего t-критерия для парных выборок. Результаты каждого сеанса сбора данных и деградации выражали как среднее значение + SE. Уровень статистической значимости был установлен на уровне P <0,05. Многофакторный анализ (МФА) использовался для определения взаимосвязи между личностными профилями и тычками в носу во время приобретения или деградации.Преимущество этого анализа состоит в том, что он определяет, какая комбинация параметров (т. Е. Профиль личности) может быть связана с когнитивными функциями, а не только связь с каждым параметром по отдельности. Этот анализ включал шесть переменных, измеренных в ходе личностных тестов для первого набора данных. Для других наборов данных использовались «частота выталкивания носа при обнаружении» и « относительная скорость выталкивания носа при ухудшении качества». «Частота уколов носа при захвате» представляла собой количество ударов носом по квадратному объекту во время последнего сеанса сбора данных (A4) и считалась показателем эффективности во время сбора данных.«Относительная частота тыкания носом при деградации» представляла собой относительную частоту тыкания носом за последний сеанс (D6) в условиях ухудшения состояния (квадратный объект). Это считалось нашим индикатором привычного процесса. Анализ был сосредоточен только на квадратном объекте, поскольку это позволило нам сравнить, во-первых, взаимосвязь между личностью и тычками в нос во время приобретения (первая фаза), а во-вторых, между личностью и тычками в нос во время деградации (вторая фаза). Этот анализ был основан на непараметрических тестах из-за отсутствия нормальности данных личности.Процент изменчивости, объясняемый первыми четырьмя факторами, и коэффициенты корреляции Спирмена, рассчитанные между этими факторами и переменными, представлены в результатах. Наконец, были рассчитаны коэффициенты корреляции Спирмена между «частотой тыкающих носом при обнаружении» или «относительной скоростью тыкающих носом при деградации» и тремя показателями стресса, измеренными во время соответствующей фазы (фырканье, уровень кортизола и частота сердечных сокращений).

Соответствие этическим стандартам

Протокол был одобрен этическим комитетом Валь-де-Луар (N ° 2012-12-23 предоставлен CEEA Val de Loire).Уход за животными и экспериментальное лечение соответствовали руководящим принципам французских и европейских руководящих принципов по размещению и уходу за животными, используемыми в научных целях (Директива Европейского Союза 2010/63 / EU), и проводились с разрешения и под надзором официальных ветеринарных служб (номер соглашения C-37-125 доставлен в животноводческий комплекс UEPAO ветеринарной службой Département d'Indre et Loire, Франция). По окончании эксперимента животные вернулись к нормальным условиям выращивания.Никаких признаков травмы или боли во время или после экспериментов не наблюдалось. Во время экспериментов стресса не вызывали. Лошади жили социальными группами, и их ежедневно вывозили в загон. Лошадей не ограничивали в пище в течение всего экспериментального периода.

Результаты

Частота тыков носом во время приобретения, деградации и исчезновения

Лошади постепенно увеличивали частоту тыков носом в течение четырех сеансов сбора (от A1 до A4), как для круглых, так и для квадратных объектов ( F 3,84 = 35.86, P <0,0001; F 3,84 = 32,15, P <0,0001 соответственно). Когда условие было ухудшено для квадратного объекта (), частота тыкающих носом сначала значительно увеличилась на D1, а затем стала статистически ниже, чем базовая частота от сеансов D2 до D6. Напротив, в не деградированном состоянии () после значительного увеличения в D1 частота тыкающих носом существенно не отличалась от базовой, за исключением сеанса D3. Наконец, во время выборочного теста на угасание () относительная частота «тыкающих носом» (количество «тыкающих носом» в угасании / исходная скорость в A4) была значительно ниже в деградированном, чем в недеградированном состоянии ( t28 = 4.35, P <0,001).

Частота появления сигналов во время сеансов захвата и деградации в условиях a / без ухудшения и b / с ухудшением характеристик.

Статистика соответствует сравнению количества тычков в нос во время сеансов деградации и базовой скоростью (t-тест). Базовая ставка - это количество выполненных тычков в нос в формате A4. NS: незначимо *: P <0,05 **: P <0,01 от A1 до A4: с первого по четвертый день сбора данных от D1 до D6: с первого по шестой день ухудшения Состояние без ухудшения: круглый объект Состояние с ухудшением: квадратный объект.

относительные скорости протыкания носа в недеградированных и деградированных условиях во время испытания на гашение по выбору.

Относительная частота укусов носа: количество укусов носа при исчезновении / исходная скорость в A4 ***: P <0,001 t тест.

Взаимосвязь между высовыванием носа и личностным профилем

Первые четыре фактора объясняли 71,24% общей дисперсии (и). Переменные «частота тыкования носа при приобретении», «относительная частота тыкования носа при деградации», «боязнь внезапности» и «боязнь новизны» в основном коррелировали с F1.«Активный» и «близкий к человеку» в основном коррелировали с F3. «Чувствительность» и «общительность» в основном коррелировали с F4.

Круг корреляции, соответствующий многофакторному анализу, включая данные о личности и частоту «тыкающих носом».

◆ Персональные данные ● Частота тыкования носом при получении. ■ Относительная частота тыкающих носом в процессе деградации.

Таблица 1

Многофакторный анализ, включая личные данные и частоту «тыкающих носом».

9031 9031 900
F1 F2 F3 F4
29 . 94% 17 . 11% 12 . 57% 11 . 62%
Частота протыкания носа при получении 0,72 0,56 -0,15 0,07
Относительная скорость протыкания носа при разложении -0,04 0,11
Боязнь внезапности -0.62 0,11 -0,02 -0,08
Боязнь новизны -0,56 -0,24 -0,19 0,17
0,03 Чувствительный 0,29 -0,67
Общинный 0,41 -0,33 0,23 0,69
Активный -0.38 -0,09 0,71 -0,15
Близко к людям 0,10 0,40 0,67 0,29

Поскольку мы были особенно заинтересованы в переменных обучения и поскольку они наиболее сильно коррелировали с F1, мы сосредоточили основное внимание на этом факторе. Интересно отметить, что «частота тыкающих носом при захвате» положительно коррелировала с F1, тогда как «относительная скорость тыкающих носом при деградации» отрицательно коррелировала с ним.В целом, этот анализ предполагает, что лошади с личностным профилем, показывающим небольшой страх, с большей вероятностью касались объекта во время приобретения. Напротив, во время непредвиденной деградации лошади, демонстрирующие высокий уровень страха, имели большую тенденцию демонстрировать высокую относительную частоту тыкающих носом во время непредвиденной деградации, таким образом предполагая привычную реакцию. В дополнение к четкой связи со страхом, корреляция коэффициента с F1 также предполагает определенную связь с сенсорной чувствительностью (R = 0.43) и даже общительность (R = 0,41).

Взаимосвязь между частотой тыкающих носом и индикаторами стресса

«Частота тыкающих носом при освоении» и «относительная частота тыкающих носом при деградации» никогда не коррелировали в значительной степени с тремя показателями стресса: количеством фыркающих, уровнем кортизола и сердцем скорость, измеренная во время соответствующих сеансов ().

Таблица 2

Взаимосвязь между частотой тыкающих носом и показателями стресса.

Сбор данных Корреляция с частотой выталкивания носа при обнаружении
Частота сердечных сокращений (уд / мин) 46.5 (44,7; 54,6) R = -0,01; P = 0,98 NS
Соотношение кортизола 0,52 (0,42; 0,94) R = 0,11; P = 0,55 NS
Snorts (среднее количество) 0,25 (0; 0,5) R = -0,14; P = 0,47 NS
Деградация Корреляция с относительной частотой прокалывания носа при деградации
Частота сердечных сокращений (уд / мин) 45,6 (40,71; 50,08) R = -0,25; Р = 0.20 NS
Соотношение кортизола 0,55 (0,47; 0,67) R = -0,12; P = 0,54 NS
Snorts (среднее количество) 0,17 (0; 0,5) R = -0,23; P = 0,23 NS

Обсуждение

Наши результаты показывают, что лошади в целом были чувствительны к непредвиденной деградации между их действием и вознаграждением; они постепенно уменьшали количество прикосновений к квадратному объекту, когда случайность уменьшалась.Кроме того, во время испытания на угасание они касались деградированного объекта реже, чем не деградированного объекта. Тем не менее, была индивидуальная изменчивость в частоте тыкающих носом, как во время фазы сбора данных, так и во время фазы деградации непредвиденных обстоятельств. Эта изменчивость была связана с конкретными личностными профилями. Лошади с личностным профилем, показывающим высокую пугливость и, в меньшей степени, низкую сенсорную чувствительность и низкую стадность, как правило, хуже всего проявляли себя во время освоения (они касались объекта меньше), но, с другой стороны, у них с большей вероятностью был более высокий относительный нос. Частота уколов во время непредвиденной деградации, предполагающая предрасположенность к более легкому развитию привычных реакций.

Частота тыкания носом была связана с конкретными личностными профилями в соответствии с фазой

Положительная взаимосвязь между успеваемостью и личностным профилем, показывающим небольшую боязнь (или связанные параметры, такие как стрессовая уязвимость или тревога) и / или высокая сенсорная чувствительность, ранее наблюдалась сообщалось у разных видов (лошади [7, 17], грызуны [30]). Наше исследование еще раз подтверждает эту взаимосвязь. Однако это первый случай, когда связь между конкретным профилем личности и предрасположенностью к формированию привычек была продемонстрирована с помощью соответствующей экспериментальной процедуры.Предыдущие исследования, которые предполагали такую ​​связь, были основаны на процессах вымирания, которые было труднее интерпретировать. Эти предыдущие исследования показали, что люди, принадлежащие к линиям, чувствительным к стрессу, или обладающие пугающей личностью, были более устойчивы к исчезновению (лошадь [16], грызун [31]). Валеншон и др. [16] также описали, что лошади с низким уровнем сенсорной чувствительности были более устойчивы к исчезновению. Это сопротивление исчезновению может выявить предрасположенность к развитию привычных процессов [32], но также может интерпретироваться по-разному, например, изменение когнитивной гибкости [33] или демонстрация исследовательского поведения [34].Напротив, наш протокол деградации на случай непредвиденных обстоятельств позволил сделать более конкретный вывод о том, какой процесс был предпочтительно разработан.

Интересный аспект настоящих результатов заключается в том, что личностные профили, связанные с частотой тыкающих носом, различались в зависимости от фазы. В частности, тот факт, что боязнь была отрицательно связана с частотой тыкования носа во время приобретения, но была положительно связана с ней во время деградации, ясно показывает, что влияние страха специфично для вовлеченного когнитивного процесса и не только влияет на поведенческую реакцию (i .е. двигательная реакция на прикосновение носом к предмету). В самом деле, если бы измерение страха повлияло на поведенческую реакцию прикосновения к объектам только через страх животных перед ними, отношения были бы одинаковыми на этих двух этапах.

Установив эту взаимосвязь между личностью и когнитивными способностями, возникает вопрос, может ли эта связь быть опосредована эмоциональным состоянием (стрессом), испытанным во время тестов. Это постулат, предложенный в недавней статье Griffin et al.[1]. В самом деле, можно было подумать, что через каскадный эффект параметры личности будут вызывать определенные эмоциональные состояния во время процедур обучения, что, в свою очередь, может повлиять на когнитивные способности. В настоящем исследовании это было сильное предположение, особенно в отношении страха: боязливая личность могла вызвать стресс во время процедуры, стресс, который, как известно, снижает эффективность усвоения [21] и способствует переключению на процесс привычки [14]. Тем не менее, вопреки нашим ожиданиям, три показателя эмоционального состояния (частота сердечных сокращений, уровень кортизола и фырканье), измеренные во время сеансов, не коррелировали с частотой тыкания носом в любую фазу.Вероятно, что процесс обучения не вызывал стресса даже у самых напуганных лошадей. Таким образом, переход к привычному процессу нельзя объяснить стрессом. Кроме того, во время процедуры не было зарегистрировано ржания (поведения, указывающего на социальный стресс), что снова показывает, что общительный профиль не вызывает определенного эмоционального состояния, которое могло бы повлиять на когнитивные навыки. Поэтому необходимо найти другие объяснения, чтобы понять, почему определенные личностные профили связаны с определенными когнитивными способностями.Одно из таких объяснений может быть связано с эволюционным процессом. С течением времени мог происходить совместный отбор определенных личностных профилей и когнитивных способностей, что могло дать индивидуумам адаптивные преимущества. Например, боязнь, когда она связана со способностью легко переключаться на привычную систему, могла бы обеспечить адаптивное преимущество, позволяющее боязливым животным поддерживать свою постоянную активность в форме поведения типа привычки, в то же время наблюдая на наличие потенциальных опасностей.Действительно, преимущество такой двойной системы - многозадачность. Целенаправленная система может быть задействована в самых сложных задачах, в то время как система привычек выполняет фоновые задачи [35].

В случае сенсорной чувствительности связь более тонкая, чем в случае страха, и требует подтверждения. Однако в нескольких исследованиях уже сообщалось о взаимосвязи между индивидуальными различиями в чувствительности обработки сенсорной информации и вариациями различных типов поведенческой пластичности, включая гибкость [36].В данном случае мы можем подозревать, что наиболее чувствительные субъекты будут лучше всего осведомлены не только о сенсорных изменениях в их среде, но и об изменениях когнитивного типа. Эта осведомленность сделает их более способными к адаптации и более гибкими, что является признаком целенаправленного ответа. Тем не менее, это остается гипотезой, и требуется гораздо больше исследований для улучшения понимания механизмов, лежащих в основе отношений между личностью и когнитивными способностями. Наконец, связь с общительностью, которая ранее не описывалась в литературе, необходимо подтвердить, прежде чем обсуждать ее дальше.

Эти результаты улучшают понимание когнитивных способностей лошадей

Тот факт, что в целом лошади смогли скорректировать свою реакцию в соответствии с непредвиденным обстоятельством между их действиями и вознаграждением, сам по себе является значительным, поскольку он дает новые знания о когнитивных навыках копытное животное, такое как лошадь. В самом деле, психический процесс, лежащий в основе этой способности, считается относительно сложным. Долан и Даян [37] предположили, что процесс требует перспективного планирования, включающего дерево решений будущих состояний и возможных действий, построенных на основе модели окружающей среды, которую необходимо изучить.Кроме того, важно помнить, что наша экспериментальная процедура была особенно сложной, чтобы избежать различных ошибок интерпретации, и предполагала предоставление неконтингентного вознаграждения независимо от условий. Между двумя условиями менялся только тип награды. Тот факт, что у лошадей была разная скорость реакции в зависимости от условий, показывает, что они были способны создать точное мысленное представление о последствиях своих действий и о том, какое вознаграждение было связано с каждым действием.Это также демонстрирует, что они смогли адаптировать свой уровень ответа, чтобы получить желаемое вознаграждение. Более того, некоторые авторы также проводят сравнения между целенаправленными / основанными на привычках системами и сознательными / бессознательными системами [35, 38]. Таким образом, наше исследование экспериментально подчеркивает существование сложных когнитивных процессов у копытных, таких как лошади, которые, вероятно, связаны с формированием субъектом сознательного мысленного представления о последствиях своих действий, включая причинный статус этих действий.

Эти результаты также представляют интерес для оптимизации и адаптации условий обучения и содержания лошадей. В частности, обычная практика в этой области состоит в том, чтобы давать животному такой же корм во время дрессировки, а также в любой другой момент, например, для улучшения взаимоотношений с животным. Тот факт, что лошадь чувствительна к непредвиденным обстоятельствам между ее действием и связанным с ним вознаграждением, предполагает, что эта практика неуместна и имеет тенденцию демонстрировать, насколько важно использовать определенный вид пищевой награды для желаемого действия и никогда не давать эту пищу ниже другие обстоятельства.Это особенно актуально для бесстрашных лошадей. Более того, предрасположенность самых пугливых лошадей к более легкому переключению на реакцию типа привычки определенно влияет на способность домашних лошадей адаптироваться к условиям дрессировки и содержания в неволе. С одной стороны, эта предрасположенность может быть преимуществом для тренировок, поскольку всадники ищут лошадей, которые реагируют на их помощь более быстро и автоматически, а лошадь, у которой развились привычки, может делать это независимо от подкрепления. Это может способствовать объяснению того, почему испуганные лошади популярны среди опытных всадников, несмотря на то, что на них сложнее ездить [39, 40].С другой стороны, эта склонность к процессам привычки может представлять фактор риска для наиболее пугливых субъектов развития психопатологий, в частности стереотипов о животных, содержащихся в неволе, таких как лошади [41, 42].

В заключение, это исследование представляет собой доказательство того, что личность связана не только с тем, сколько и как быстро человек может учиться, но и с тем, как он учится в зависимости от конкретного вклада различных систем: привычки или целенаправленности. Кроме того, он предоставляет новые теоретические знания о когнитивных навыках у видов лошадей, предполагая, что копытные, такие как лошади, могут формировать мысленное представление о последствиях своих действий.

Личность и предрасположенность к формированию привычек поведения во время инструментальной подготовки лошадей (Equus caballus)

Abstract

Взаимосвязь между личностью и способностями к обучению становится все более предметной областью интереса. Исследования в основном сосредоточены на взаимосвязи с производительностью, такой как скорость получения информации. В этом исследовании мы предположили, что личность может частично быть связана с определенной предрасположенностью человека к более легкому переключению от целенаправленного процесса к процессу выработки привычки во время обучения.Чтобы идентифицировать эти процессы, мы провели протокол деградации на случай непредвиденных обстоятельств. В этом исследовании изучали: 1 / способны ли лошади в целом корректировать свою реакцию в соответствии с непредвиденным обстоятельством между их действиями и вознаграждением; 2 / существуют ли какие-либо отношения между определенными личностными профилями и предрасположенностью к более быстрому переключению на привычные процессы; и 3 / играют ли эмоциональные состояния, переживаемые во время процедуры обучения, в этом переключении. Личностные тесты были проведены на 29 лошадях с последующим протоколом непредвиденных обстоятельств деградации.В целом, результаты показывают, что лошади были чувствительны к непредвиденной деградации между их действием и наградой. Тем не менее, существовала межиндивидуальная изменчивость: лошади, демонстрирующие высокую пугливость и в меньшей степени низкую сенсорную чувствительность и низкую стадность, были менее чувствительны к деградации, демонстрируя, что они с большей вероятностью переключатся на привычный процесс. Вопреки нашим ожиданиям, эмоциональное состояние, испытанное во время процедуры, не могло объяснить это переключение.Мы пришли к выводу, что личность связана не только с успеваемостью, но и частично с процессом, вовлеченным во время обучения, независимо от эмоций, испытываемых во время процесса. Это исследование дает новые теоретические знания о когнитивных способностях копытных.

Введение

В последние десятилетия межличностная изменчивость в выражении поведения и когнитивных способностях стала предметом растущего интереса в научной литературе [1]. Аналогичным образом были выявлены отношения, связывающие личность и определенные способности к обучению [2, 3].Например, недавнее исследование широкого круга видов показало, что параметры личности, связанные со страхом или исследованием, связаны с обучением и памятью, такими как скорость усвоения (вороны [4], гуппи [5], лошади [ 6–8], синицы [9]). Однако на сегодняшний день это исследование в основном сосредоточено на взаимосвязи с успеваемостью, то есть на том, сколько и насколько быстро субъект учится и запоминает в зависимости от его личности. Тем не менее, личность может влиять не только на успеваемость, но и на другие аспекты.Фактически, сейчас принято, что для равной производительности в обучении могут играть роль разные процессы. В случае инструментального обучения описаны два процесса: целенаправленный и привычный [10–12]. Субъект, который предпочтительно разработал целенаправленный процесс, осознает последствия своих действий и, следовательно, случайность между действием и его результатом, и будет действовать соответственно. Таким образом, его поведение будет более гибким. Напротив, субъект, у которого развился процесс типа привычки, будет формировать связь между своим действием и предшествующим стимулом, а не его последствиями.Таким образом, этот субъект будет иметь более жесткое автоматическое поведение и станет менее чувствительным к изменениям ценности результата и причинно-следственной связи между действием и его следствием.

Различные факторы могут привести к переходу между двумя процессами. Первый - перетренированность. Например, Tricomi et al. [13] показали на людях, что участники, прошедшие обширный тренинг по бесплатной инструментальной задаче, становятся менее чувствительными к обесцениванию результата, что свидетельствует о переходе от целенаправленного к привычному процессу.Пример этого эффекта перетренированности также можно проиллюстрировать в повседневной жизни, когда человек учится водить автомобиль (см. Также [12] для получения более подробной информации). Новички начнут с принятия целенаправленного поведения; им нужно очень сосредоточиться на дороге, но они должны быть гибкими и, например, могут легко ездить по правой или левой стороне. С практикой водители разовьют привычки; их вождение становится более автоматическим, и они могут сосредоточить свое внимание на другом, но в то же время они менее гибки, и им труднее переходить на другую сторону.Помимо перетренированности, этому переключению во время инструментальной подготовки может способствовать второй фактор, а именно стресс [14]. Например, учащиеся, подвергшиеся острому стрессу перед выполнением инструментального задания (рука погружена в ледяную воду при наблюдении незнакомого человека), с большей вероятностью выработали привычки, а не целенаправленные действия [15]. Учитывая, что чувствительность к стрессу во многом зависит от личности, мы можем предположить, что определенные профили личности могут предрасполагать определенных субъектов к переключению на привычные процессы.По крайней мере, два эксперимента на лошадях подтверждают эту гипотезу. Во-первых, используя инструментальную процедуру, Valenchon et al. [16] обнаружили, что лошади с пугающей личностью более устойчивы к исчезновению; это сопротивление может указывать на развитие привычных процессов. Во-вторых, мы также обнаружили, что испуганные лошади имели большую тенденцию реагировать на инструментальный перенос Павлова [17]. Сообщалось, что развитие привычек способствует этой передаче [18]. Следовательно, это может означать, что испуганные лошади с большей вероятностью отреагируют на перенос, потому что у них преимущественно сформировались привычные реакции.Однако эти результаты нуждаются в дальнейшей проверке с использованием соответствующей методологии. Таким образом, цель данного исследования состояла в том, чтобы формально определить, существует ли связь между определенными личностными профилями и предрасположенностью к более легкому переключению на привычный процесс, и, если это имело место, определить, были ли эти отношения опосредованы эмоциональным состоянием (стрессом). ) испытанный во время процедуры обучения.

Чтобы определить, какие процессы предпочтительно задействованы, парадигма деградации на случай непредвиденных обстоятельств [19] была впервые адаптирована для использования с лошадьми.Первоначально испытуемых обучали выполнять определенное действие, чтобы получить определенное вознаграждение. На первом этапе «приобретения» награда давалась только после действия; между действием и наградой существовала причинно-следственная связь. Во второй фазе «непредвиденной деградации» эта причинно-следственная связь была нарушена за счет увеличения вероятности того, что вознаграждение будет предоставлено независимо от действия; Награда могла быть дана либо тогда, когда субъекты выполняли действие, либо когда они этого не делали.Ухудшение непредвиденных обстоятельств таким образом должно иметь лишь ограниченное влияние на скорость ответа субъектов, у которых сформировались привычки, поскольку они не осознают причинно-следственную связь между своим действием и получением вознаграждения. Напротив, можно было ожидать, что ответ резко снизится у субъектов, которые преимущественно сформировали целенаправленные ответы. Лошадь представляет собой интересную модель для исследования этого вопроса, поскольку концепция личности широко изучена у этого вида [20], в том числе ее связь со способностями к обучению [6, 17, 21].Однако мы не знаем, обладает ли копытное животное, такое как лошадь, когнитивными способностями, необходимыми для обнаружения различных уровней непредвиденных обстоятельств и, соответственно, для корректировки своих реакций. Отвечая на этот вопрос, мы надеемся улучшить наши знания о когнитивных навыках у этого вида.

Настоящее исследование направлено на изучение 1 / способны ли лошади в целом корректировать свои реакции в соответствии с уровнем непредвиденных обстоятельств между их действиями и вознаграждением, 2 / существует ли связь между определенными личностными профилями и предрасположенностью к переключению на большее количество раз. быстро к привычным процессам, а также 3 / играет ли роль в этом переключении конкретное эмоциональное состояние, переживаемое во время процедуры обучения.С этой целью личность лошадей оценивалась с помощью набора поведенческих тестов, нацеленных на измерение пяти измерений: боязнь, стадность, сенсорная чувствительность, уровень активности и реактивность по отношению к людям [22–25]. Было показано, что эти параметры стабильны как в ситуациях, так и во времени; эти формы стабильности являются фундаментальными для моделирования личностных измерений [26, 27]. Эти измерения также независимы друг от друга и, таким образом, измеряют различные аспекты личности [25].Наконец, аналогичные размеры были описаны у многих других видов, включая человека [28]. Этот набор тестов уже несколько раз использовался для изучения взаимосвязи между личностью и способностями к обучению [7, 8, 16, 17, 21]. Чтобы определить, было ли предпочтительным участие привыкание или целенаправленное поведение, мы затем провели парадигму деградации на случай непредвиденных обстоятельств (подробный обзор этой парадигмы см. В [19]). Эмоциональное состояние животных во время этой парадигмы также оценивалось с помощью физиологических (кортизол и частота сердечных сокращений) и поведенческих показателей.

Материалы и методы

Животные

В исследовании приняли участие 29 небеременных кобыл (валлийские пони, средний возраст 10,1 ± 1,7 года), выведенных во Французском национальном институте сельскохозяйственных исследований (INRA Nouzilly, Франция) и привыкших к содержанию ( регулярно привязывают и привязывают). Ни у кого из них не было стереотипного поведения. До эксперимента они никогда не испытывали подобную процедуру.

До эксперимента животные жили группой, летом на пастбище.Зимой их помещали в отдельные ящики (5 м × 3 м) группами по три человека и проводили вместе 2 часа в день в большом открытом загоне. Эксперимент проводился в зимних условиях. Животные имели подстилку из соломы с водяным сеном и минеральным блоком в наличии ad libitum . Дополнительного питания не давали. Во время как личностных, так и обучающих тестов одну и ту же незнакомую лошадь, не участвующую в «аудитории», привязывали за пределами тестовой зоны, чтобы она была видна тестируемой лошади и чтобы избежать контекста социальной изоляции.

Личностные тесты

В первый день личностные тесты были проведены в свободном ящике (2,7 м × 8,1 м) для оценки пяти независимых параметров (боязнь, общительность, уровень активности, реактивность по отношению к людям и сенсорная чувствительность), как полностью описано предыдущие исследования [22–25]. Мы использовали поведенческие параметры, выбранные в ходе этих исследований, поскольку они представляются надежными индикаторами личности из-за их стабильности во времени (от нескольких месяцев до нескольких лет) и в разных ситуациях.После 5-минутного периода привыкания к испытательному загону проводили поведенческие тесты в течение примерно 30 минут на каждую лошадь. Для получения более подробной информации см. Lansade and Simon [7]. Каждая лошадь следовала одной и той же последовательности испытаний:

  • Испытание на человеке (реактивность по отношению к человеку): экспериментатор, не знакомый с лошадью, вошел в свободный бокс и оставался неподвижным в течение 180 с. Регистрировали количество контактов с экспериментатором (обнюхивание или покусывание). Большое количество контактов с экспериментатором указывало на то, что лошадь была «близка к человеку».

  • Тест тактильной чувствительности (сенсорная чувствительность): лошадь держали за недоуздок, и экспериментатор прикладывал нити фон Фрея (Stoelting, IL, USA) к основанию холки лошади. Эти нити состоят из твердого пластикового корпуса, соединенного с нейлоновой нитью, откалиброванной для приложения определенной силы к коже. Для оценки порога реакции каждой лошади использовались четыре волокна различной силы, от самой тонкой (0,008 г) до самой толстой (300 г). Нить накладывали перпендикулярно коже животного до тех пор, пока нейлоновая нить не начинала изгибаться.Ранее мы показали, что невозможно повторить стимуляцию на одном и том же участке дважды подряд, так как обычно лошадь не реагирует второй раз. По этой причине мы меняли стороны между первой и второй нитями накала, и мы ждали несколько минут между первыми двумя и двумя последними нитями. Итак, в первой части теста мы применили нить накала 0,008 г к правой стороне лошади и нить массой 300 г к ее левой стороне. Та же процедура была повторена через несколько минут (после теста новой площади), за исключением того, что нити 0.На правую и левую стороны наносили 02 г и 1 г соответственно. Ответ был закодирован в двоичной форме (подергивание / отсутствие подергивания) в соответствии с реакцией мышцы платизмы, когда нить прикладывалась и извлекалась. Регистрировали количество раз, когда лошадь реагировала на накладываемые и извлекаемые нити. Это число варьировалось от 0 до 8. Большое количество реакций указывало на то, что лошадь была более «чувствительной».

  • Тест изоляции (стадность): лошадь-аудитория была удалена, так что тестовая лошадь больше не могла видеть, чувствовать запах и слышать ее.Количество ржаний подопытной лошади регистрировалось в течение 90 с. Большое количество ржаний указывало на то, что лошадь была более «общительной».

  • Испытание новой зоны (боязнь новизны): для того, чтобы есть из знакомого ведра, содержащего гранулы, окружающая среда была устроена таким образом, чтобы подопытная лошадь должна была сначала пересечь кусок разноцветного ковра. Записывалась задержка при приеме пищи из ведра. Если лошадь не пересекала территорию в течение 180 с, испытание прекращалось и назначали время 181 с.Чем выше была указана эта задержка, лошади все больше «боялись новизны».

  • Тест на внезапность (боязнь внезапности): зонт открыли перед животным через 3 секунды после того, как оно начало есть из ведра с гранулами. Интенсивность испуганной реакции регистрировали путем измерения дальности полета (в метрах). Большое расстояние указывало на то, что лошадь более «боялась внезапности».

  • Двигательная активность: свободный ящик был разделен на шесть воображаемых областей равного размера.Регистрировали количество участков, пересеченных во время фазы привыкания, теста на людях и теста изоляции. Увеличение количества пересеченных участков указывает на то, что лошади становятся все более «активными».

Задача аварийной деградации

Общий принцип

Целью этой задачи было оценить, насколько чувствительны лошади к непредвиденной деградации. Для этого лошади должны были сначала научиться касаться предмета носом, чтобы получить награду. На этом первом этапе непредвиденные обстоятельства были положительными; награда давалась только в том случае, если они касались объекта.На этом этапе лошади обучались одновременно с двумя предметами, каждый из которых был связан с определенной наградой за еду. На втором этапе непредвиденные обстоятельства были ухудшены для одного из объектов. Таким образом, для объекта «деградированное непредвиденное обстоятельство» награды давались как тогда, когда лошадь касалась объекта (условно), так и когда это не касалось (неконтингент). Для объекта «непредвиденные обстоятельства без деградации» награда давалась только после того, как лошадь коснулась объекта (условно). Наконец, лошадей проверяли в условиях вымирания - объекты предъявляли одновременно, и награды больше не было.Ожидалось, что животное, чувствительное к непредвиденным обстоятельствам, будет касаться не деградированного объекта намного больше, чем деградированного объекта [29].

Чтобы избежать внесения предвзятости в этом эксперименте, и особенно эффекта конкуренции ответов, протокол был усложнен, как это было предложено разными авторами (обзор [19]). Этот «эффект ответной конкуренции» состоит в том, что в условиях ухудшения состояния предоставление неконтингентного вознаграждения может стимулировать появление альтернативного поведения, такого как исследование стола, на котором был помещен объект, таким образом вступая в конкуренцию с действием прикосновения объект.В этом случае, если бы у животного снизилась скорость ответа в условиях деградации, было бы невозможно определить, было ли это связано с конкуренцией в ответах или с чувствительностью к непредвиденным обстоятельствам. Более того, также было важно распределить одинаковое количество наград при каждом условии (ухудшенном или не ухудшенном). «Контрольный» поток (не связанный с задействованным объектом), таким образом, распределялся вне зависимости от обстоятельств в не деградированном состоянии. Таким образом, при этом условии раздавались два вида корма: корм для поощрения, который раздавался условно при прикосновении к объекту, и контрольный корм, подаваемый вне зависимости от обстоятельств.

Аппарат

Лошадей тренировали в знакомом свободном боксе (3 м × 3 м), закрытом с трех сторон. На четвертой стороне было открытое окно (1,20 м х 1,20 м), простирающееся от потолка до 1,2 м от земли (). За окном поставили стол (высотой 1 м). На этом столе были закреплены два пластмассовых предмета (0,60 м высотой), разделенные расстоянием 0,40 м: круглый предмет желтого и красного цвета слева («круглый предмет») и серый квадратный предмет справа («квадратный предмет»). По другую сторону стола за стеной, в которой было маленькое тонированное окошко, прятались двое наблюдателей.Небольшой люк под окном позволял наблюдателям переместить ведро с едой на стол.

Схематическое изображение обучающего аппарата.

Во время «фазы деградации непредвиденных обстоятельств» нулевая непредвиденная ситуация была связана с квадратным объектом и гранулами, а положительная непредвиденная ситуация была связана с круглым предметом и овсом.

Ознакомление с аппаратом

Перед обучением лошадей знакомили с аппаратом в течение 15-минутных занятий (2 раза в день).Лошадь завели в свободный ящик с обоими предметами на столе. Во время первого сеанса его держали перед объектами с поводом 1,2 м с каждой стороны, а затем для последующих сеансов он был свободным. Через 2, 5, 8 и 11 минут после начала сеанса в ведро поочередно вводили восемь граммов гранул или овса. Лошадей знакомили с устройством как минимум в течение трех сеансов или до тех пор, пока они не ели свободно при каждой раздаче корма (среднее значение + -SE: 3.2 ± 0,8 сеанса).

Приобретение инструментальной задачи

Два 30-минутных сеанса (по одному для каждого объекта) с интервалом в 5 часов (утром и днем) проводились каждый день в течение 4 дней (от A1 до A4). Во время каждого сеанса присутствовал только один объект. Порядок, в котором выставлялись предметы, менялся каждый день. Цель заключалась в том, чтобы научить животных прикасаться к объекту носом (тыкание носом) для получения определенного пищевого вознаграждения (8 г гранул для квадратного объекта и 8 г овса для круглого объекта).В первый день лошадей держали индивидуально перед объектами с ведущими поводами 1,2 м с каждой стороны и тренировали с непрерывным графиком подкреплений (каждое прикосновение вознаграждалось). В течение следующих 3 дней животные были свободны в боксе и переведены на режим с переменным интервалом в 60 секунд. Это означало, что тыкалы в нос не вознаграждались систематически, но, в среднем, тыкали носом каждые 60 с. Награды давали сразу после тыкающего носа. Награда никогда не давалась, если лошадь просто не коснулась предмета.

Непредвиденная деградация

Каждый день проводились два 30-минутных сеанса (по одному для каждого объекта) с интервалом в 5 часов в течение 6 дней (с D1 по D6). Во время каждого сеанса присутствовал только один объект. Положительное непредвиденное обстоятельство было связано с круглым предметом и овсом. Отсутствие непредвиденных обстоятельств было связано с квадратным объектом и гранулами. Связь между конкретным продуктом питания и конкретным уровнем непредвиденных обстоятельств была выбрана случайным образом. Это имело место после проведения предварительного эксперимента на 16 лошадях (отличных от тех, которые использовались в последнем эксперименте), чтобы проверить, что 1 / не было предпочтений в еде для одного вида пищи, и 2 / не было различий с точки зрения приобретения и характеристики разложения независимо от того, было ли неконтингентное состояние связано с гранулами (N = 8) или с овсом (N = 8).

Во время заключительного эксперимента все испытуемые прошли точно такую ​​же процедуру, чтобы избежать предвзятости в межиндивидуальных сравнениях. Этот выбор подразумевал отсутствие баланса между предметами и типом пищи между людьми. Каждый сеанс аварийной деградации был разделен на 600 блоков по 3 с. (). Тридцать блоков были выбраны как «подлежащие вознаграждению»: во время этих блоков систематически выдавалось вознаграждение, но при двух разных условиях: деградированном или недеградированном. Эти блоки были случайным образом распределены по сеансу.

Обзор сеансов деградации на случай непредвиденных обстоятельств.

Положительное непредвиденное обстоятельство было связано с круглым предметом и овсом. Отсутствие непредвиденных обстоятельств было связано с квадратным объектом и гранулами.

В деградированном состоянии (нулевая непредвиденная ситуация) гранулы давали независимо от укола носом. Таким образом, во время блока «быть вознагражденным» лошадь получала гранулы независимо от того, коснулась ли она квадратного предмета носом (т.е. лошадь могла получить гранулы «бесплатно»).

В условиях отсутствия деградации (положительное непредвиденное обстоятельство) овес всегда давали условно с тычком в нос (т. Е. Лошадь никогда не могла получить овес «бесплатно»). Таким образом, во время блока «получить вознаграждение», если лошадь коснулась круглого предмета носом, она немедленно получила овес. В противном случае он не получил овес, а получил гранулы. Как мы объясняли выше, эта процедура была выбрана для контроля за эффектом конкуренции ответов и для того, чтобы уравнять время приема пищи в двух условиях, поддерживая для не деградировавшего объекта график, максимально похожий на график приобретения.

Тест на угасание по выбору

Для оценки эффектов обучения деградации на случай непредвиденных обстоятельств лошади проходили 30-минутный тест на угасание с выбором обоих объектов и без распределения награды.

Поведенческие и физиологические параметры, измеренные во время сеансов захвата и деградации

Показатели когнитивной деятельности

Число ударов носом по каждому объекту регистрировалось во время каждого сеанса приобретения и деградации, называемого здесь «скоростью тыкал носом».В сеансах деградации и в тесте на угасание выбора рассчитывалась «относительная частота тыкающих носом», соответствующая отношению между количеством тыкающих носом во время сеансов деградации или исчезновения и базовой скоростью во время последнего сеанса сбора данных (A4). Считалось, что высокая относительная частота подергивания носом разрушенного объекта (квадратного объекта) указывает на производительность при обычных процессах.

Индикаторы стресса

Во время каждого сеанса приобретения и деградации регистрировалось количество фырков (принудительное вытеснение воздуха из ноздрей) как поведение, указывающее на стресс, испытанный во время учебной задачи.Среднее количество фырков за сеанс было рассчитано для каждой фазы (получение или ухудшение). Рельеф как индикатор социального стресса также должен был быть записан, но такое поведение никогда не выражалось. Также измерялись два показателя физиологического стресса: концентрация кортизола и частота сердечных сокращений. Для оценки концентрации кортизола в слюне образцы слюны собирали с помощью Salivette® Cortisol (Sarstedt France). Образцы собирали непосредственно перед и сразу после первого сеанса сбора данных и первого сеанса деградации.Ватные палочки, использованные для отбора проб, центрифугировали при 4000 g в течение 10 мин при 4 ° C, а слюну хранили при -20 ° C до анализа. Кортизол измеряли с помощью набора для люминесцентного иммуноанализа (LIA, IBL, Гамбург, Германия). Измерения проводились в двух экземплярах. Коэффициенты вариации внутри анализа составили 8,6% и 11,3% при 1,8 нг / мл и 8,67 нг / мл соответственно. Чувствительность анализа составила 0,3 нг / мл. В анализах мы рассматривали соотношение между концентрацией, измеренной сразу после сеанса сбора или разложения, и концентрацией, измеренной непосредственно перед этим, называемое здесь «соотношением кортизола».Частоту сердечных сокращений регистрировали во время тех же сеансов, что и для измерения кортизола. Система кардиомонитора (Polar Equine RS800CX Science, Polar Oy, Финляндия) состояла из гибкого ремня с двумя встроенными электродами, передатчика, отдельного запоминающего устройства и соответствующего программного обеспечения (Polar Pro Trainer, версия 5). Электроды помещали позади левой плечевой кости и поперек грудины, а электрическую проводимость увеличивали с помощью эхографического геля. Запоминающее устройство было прикреплено к ремню в пределах досягаемости передатчика.Приучение животных к полярному прибору происходило в течение первых трех сеансов ознакомления с прибором. Среднее значение ЧСС в ударах / мин рассчитывалось для каждого сеанса в целом, здесь оно называется «частота сердечных сокращений».

Статистический анализ

Статистические тесты были выполнены с помощью программного обеспечения Xlstat 2013 (Addinsoft Inc., Франция). Параметрический анализ был проведен на «частоту тыкающих носом» и «относительную частоту тыкающих носом». С помощью Anova проанализировали изменения в «частоте появления ошибок» за четыре дня сбора данных (от A1 до A4).Двухсторонний t-критерий парных выборок использовался для сравнения «частоты тыкающих носом» в дни деградации (с D1 по D6) с исходным уровнем (A4). Для теста на угасание по выбору сравнивалась «относительная частота высовывания носа» между двумя объектами с помощью двустороннего t-критерия для парных выборок. Результаты каждого сеанса сбора данных и деградации выражали как среднее значение + SE. Уровень статистической значимости был установлен на уровне P <0,05. Многофакторный анализ (МФА) использовался для определения взаимосвязи между личностными профилями и тычками в носу во время приобретения или деградации.Преимущество этого анализа состоит в том, что он определяет, какая комбинация параметров (т. Е. Профиль личности) может быть связана с когнитивными функциями, а не только связь с каждым параметром по отдельности. Этот анализ включал шесть переменных, измеренных в ходе личностных тестов для первого набора данных. Для других наборов данных использовались «частота выталкивания носа при обнаружении» и « относительная скорость выталкивания носа при ухудшении качества». «Частота уколов носа при захвате» представляла собой количество ударов носом по квадратному объекту во время последнего сеанса сбора данных (A4) и считалась показателем эффективности во время сбора данных.«Относительная частота тыкания носом при деградации» представляла собой относительную частоту тыкания носом за последний сеанс (D6) в условиях ухудшения состояния (квадратный объект). Это считалось нашим индикатором привычного процесса. Анализ был сосредоточен только на квадратном объекте, поскольку это позволило нам сравнить, во-первых, взаимосвязь между личностью и тычками в нос во время приобретения (первая фаза), а во-вторых, между личностью и тычками в нос во время деградации (вторая фаза). Этот анализ был основан на непараметрических тестах из-за отсутствия нормальности данных личности.Процент изменчивости, объясняемый первыми четырьмя факторами, и коэффициенты корреляции Спирмена, рассчитанные между этими факторами и переменными, представлены в результатах. Наконец, были рассчитаны коэффициенты корреляции Спирмена между «частотой тыкающих носом при обнаружении» или «относительной скоростью тыкающих носом при деградации» и тремя показателями стресса, измеренными во время соответствующей фазы (фырканье, уровень кортизола и частота сердечных сокращений).

Соответствие этическим стандартам

Протокол был одобрен этическим комитетом Валь-де-Луар (N ° 2012-12-23 предоставлен CEEA Val de Loire).Уход за животными и экспериментальное лечение соответствовали руководящим принципам французских и европейских руководящих принципов по размещению и уходу за животными, используемыми в научных целях (Директива Европейского Союза 2010/63 / EU), и проводились с разрешения и под надзором официальных ветеринарных служб (номер соглашения C-37-125 доставлен в животноводческий комплекс UEPAO ветеринарной службой Département d'Indre et Loire, Франция). По окончании эксперимента животные вернулись к нормальным условиям выращивания.Никаких признаков травмы или боли во время или после экспериментов не наблюдалось. Во время экспериментов стресса не вызывали. Лошади жили социальными группами, и их ежедневно вывозили в загон. Лошадей не ограничивали в пище в течение всего экспериментального периода.

Результаты

Частота тыков носом во время приобретения, деградации и исчезновения

Лошади постепенно увеличивали частоту тыков носом в течение четырех сеансов сбора (от A1 до A4), как для круглых, так и для квадратных объектов ( F 3,84 = 35.86, P <0,0001; F 3,84 = 32,15, P <0,0001 соответственно). Когда условие было ухудшено для квадратного объекта (), частота тыкающих носом сначала значительно увеличилась на D1, а затем стала статистически ниже, чем базовая частота от сеансов D2 до D6. Напротив, в не деградированном состоянии () после значительного увеличения в D1 частота тыкающих носом существенно не отличалась от базовой, за исключением сеанса D3. Наконец, во время выборочного теста на угасание () относительная частота «тыкающих носом» (количество «тыкающих носом» в угасании / исходная скорость в A4) была значительно ниже в деградированном, чем в недеградированном состоянии ( t28 = 4.35, P <0,001).

Частота появления сигналов во время сеансов захвата и деградации в условиях a / без ухудшения и b / с ухудшением характеристик.

Статистика соответствует сравнению количества тычков в нос во время сеансов деградации и базовой скоростью (t-тест). Базовая ставка - это количество выполненных тычков в нос в формате A4. NS: незначимо *: P <0,05 **: P <0,01 от A1 до A4: с первого по четвертый день сбора данных от D1 до D6: с первого по шестой день ухудшения Состояние без ухудшения: круглый объект Состояние с ухудшением: квадратный объект.

относительные скорости протыкания носа в недеградированных и деградированных условиях во время испытания на гашение по выбору.

Относительная частота укусов носа: количество укусов носа при исчезновении / исходная скорость в A4 ***: P <0,001 t тест.

Взаимосвязь между высовыванием носа и личностным профилем

Первые четыре фактора объясняли 71,24% общей дисперсии (и). Переменные «частота тыкования носа при приобретении», «относительная частота тыкования носа при деградации», «боязнь внезапности» и «боязнь новизны» в основном коррелировали с F1.«Активный» и «близкий к человеку» в основном коррелировали с F3. «Чувствительность» и «общительность» в основном коррелировали с F4.

Круг корреляции, соответствующий многофакторному анализу, включая данные о личности и частоту «тыкающих носом».

◆ Персональные данные ● Частота тыкования носом при получении. ■ Относительная частота тыкающих носом в процессе деградации.

Таблица 1

Многофакторный анализ, включая личные данные и частоту «тыкающих носом».

9031 9031 900
F1 F2 F3 F4
29 . 94% 17 . 11% 12 . 57% 11 . 62%
Частота протыкания носа при получении 0,72 0,56 -0,15 0,07
Относительная скорость протыкания носа при разложении -0,04 0,11
Боязнь внезапности -0.62 0,11 -0,02 -0,08
Боязнь новизны -0,56 -0,24 -0,19 0,17
0,03 Чувствительный 0,29 -0,67
Общинный 0,41 -0,33 0,23 0,69
Активный -0.38 -0,09 0,71 -0,15
Близко к людям 0,10 0,40 0,67 0,29

Поскольку мы были особенно заинтересованы в переменных обучения и поскольку они наиболее сильно коррелировали с F1, мы сосредоточили основное внимание на этом факторе. Интересно отметить, что «частота тыкающих носом при захвате» положительно коррелировала с F1, тогда как «относительная скорость тыкающих носом при деградации» отрицательно коррелировала с ним.В целом, этот анализ предполагает, что лошади с личностным профилем, показывающим небольшой страх, с большей вероятностью касались объекта во время приобретения. Напротив, во время непредвиденной деградации лошади, демонстрирующие высокий уровень страха, имели большую тенденцию демонстрировать высокую относительную частоту тыкающих носом во время непредвиденной деградации, таким образом предполагая привычную реакцию. В дополнение к четкой связи со страхом, корреляция коэффициента с F1 также предполагает определенную связь с сенсорной чувствительностью (R = 0.43) и даже общительность (R = 0,41).

Взаимосвязь между частотой тыкающих носом и индикаторами стресса

«Частота тыкающих носом при освоении» и «относительная частота тыкающих носом при деградации» никогда не коррелировали в значительной степени с тремя показателями стресса: количеством фыркающих, уровнем кортизола и сердцем скорость, измеренная во время соответствующих сеансов ().

Таблица 2

Взаимосвязь между частотой тыкающих носом и показателями стресса.

Сбор данных Корреляция с частотой выталкивания носа при обнаружении
Частота сердечных сокращений (уд / мин) 46.5 (44,7; 54,6) R = -0,01; P = 0,98 NS
Соотношение кортизола 0,52 (0,42; 0,94) R = 0,11; P = 0,55 NS
Snorts (среднее количество) 0,25 (0; 0,5) R = -0,14; P = 0,47 NS
Деградация Корреляция с относительной частотой прокалывания носа при деградации
Частота сердечных сокращений (уд / мин) 45,6 (40,71; 50,08) R = -0,25; Р = 0.20 NS
Соотношение кортизола 0,55 (0,47; 0,67) R = -0,12; P = 0,54 NS
Snorts (среднее количество) 0,17 (0; 0,5) R = -0,23; P = 0,23 NS

Обсуждение

Наши результаты показывают, что лошади в целом были чувствительны к непредвиденной деградации между их действием и вознаграждением; они постепенно уменьшали количество прикосновений к квадратному объекту, когда случайность уменьшалась.Кроме того, во время испытания на угасание они касались деградированного объекта реже, чем не деградированного объекта. Тем не менее, была индивидуальная изменчивость в частоте тыкающих носом, как во время фазы сбора данных, так и во время фазы деградации непредвиденных обстоятельств. Эта изменчивость была связана с конкретными личностными профилями. Лошади с личностным профилем, показывающим высокую пугливость и, в меньшей степени, низкую сенсорную чувствительность и низкую стадность, как правило, хуже всего проявляли себя во время освоения (они касались объекта меньше), но, с другой стороны, у них с большей вероятностью был более высокий относительный нос. Частота уколов во время непредвиденной деградации, предполагающая предрасположенность к более легкому развитию привычных реакций.

Частота тыкания носом была связана с конкретными личностными профилями в соответствии с фазой

Положительная взаимосвязь между успеваемостью и личностным профилем, показывающим небольшую боязнь (или связанные параметры, такие как стрессовая уязвимость или тревога) и / или высокая сенсорная чувствительность, ранее наблюдалась сообщалось у разных видов (лошади [7, 17], грызуны [30]). Наше исследование еще раз подтверждает эту взаимосвязь. Однако это первый случай, когда связь между конкретным профилем личности и предрасположенностью к формированию привычек была продемонстрирована с помощью соответствующей экспериментальной процедуры.Предыдущие исследования, которые предполагали такую ​​связь, были основаны на процессах вымирания, которые было труднее интерпретировать. Эти предыдущие исследования показали, что люди, принадлежащие к линиям, чувствительным к стрессу, или обладающие пугающей личностью, были более устойчивы к исчезновению (лошадь [16], грызун [31]). Валеншон и др. [16] также описали, что лошади с низким уровнем сенсорной чувствительности были более устойчивы к исчезновению. Это сопротивление исчезновению может выявить предрасположенность к развитию привычных процессов [32], но также может интерпретироваться по-разному, например, изменение когнитивной гибкости [33] или демонстрация исследовательского поведения [34].Напротив, наш протокол деградации на случай непредвиденных обстоятельств позволил сделать более конкретный вывод о том, какой процесс был предпочтительно разработан.

Интересный аспект настоящих результатов заключается в том, что личностные профили, связанные с частотой тыкающих носом, различались в зависимости от фазы. В частности, тот факт, что боязнь была отрицательно связана с частотой тыкования носа во время приобретения, но была положительно связана с ней во время деградации, ясно показывает, что влияние страха специфично для вовлеченного когнитивного процесса и не только влияет на поведенческую реакцию (i .е. двигательная реакция на прикосновение носом к предмету). В самом деле, если бы измерение страха повлияло на поведенческую реакцию прикосновения к объектам только через страх животных перед ними, отношения были бы одинаковыми на этих двух этапах.

Установив эту взаимосвязь между личностью и когнитивными способностями, возникает вопрос, может ли эта связь быть опосредована эмоциональным состоянием (стрессом), испытанным во время тестов. Это постулат, предложенный в недавней статье Griffin et al.[1]. В самом деле, можно было подумать, что через каскадный эффект параметры личности будут вызывать определенные эмоциональные состояния во время процедур обучения, что, в свою очередь, может повлиять на когнитивные способности. В настоящем исследовании это было сильное предположение, особенно в отношении страха: боязливая личность могла вызвать стресс во время процедуры, стресс, который, как известно, снижает эффективность усвоения [21] и способствует переключению на процесс привычки [14]. Тем не менее, вопреки нашим ожиданиям, три показателя эмоционального состояния (частота сердечных сокращений, уровень кортизола и фырканье), измеренные во время сеансов, не коррелировали с частотой тыкания носом в любую фазу.Вероятно, что процесс обучения не вызывал стресса даже у самых напуганных лошадей. Таким образом, переход к привычному процессу нельзя объяснить стрессом. Кроме того, во время процедуры не было зарегистрировано ржания (поведения, указывающего на социальный стресс), что снова показывает, что общительный профиль не вызывает определенного эмоционального состояния, которое могло бы повлиять на когнитивные навыки. Поэтому необходимо найти другие объяснения, чтобы понять, почему определенные личностные профили связаны с определенными когнитивными способностями.Одно из таких объяснений может быть связано с эволюционным процессом. С течением времени мог происходить совместный отбор определенных личностных профилей и когнитивных способностей, что могло дать индивидуумам адаптивные преимущества. Например, боязнь, когда она связана со способностью легко переключаться на привычную систему, могла бы обеспечить адаптивное преимущество, позволяющее боязливым животным поддерживать свою постоянную активность в форме поведения типа привычки, в то же время наблюдая на наличие потенциальных опасностей.Действительно, преимущество такой двойной системы - многозадачность. Целенаправленная система может быть задействована в самых сложных задачах, в то время как система привычек выполняет фоновые задачи [35].

В случае сенсорной чувствительности связь более тонкая, чем в случае страха, и требует подтверждения. Однако в нескольких исследованиях уже сообщалось о взаимосвязи между индивидуальными различиями в чувствительности обработки сенсорной информации и вариациями различных типов поведенческой пластичности, включая гибкость [36].В данном случае мы можем подозревать, что наиболее чувствительные субъекты будут лучше всего осведомлены не только о сенсорных изменениях в их среде, но и об изменениях когнитивного типа. Эта осведомленность сделает их более способными к адаптации и более гибкими, что является признаком целенаправленного ответа. Тем не менее, это остается гипотезой, и требуется гораздо больше исследований для улучшения понимания механизмов, лежащих в основе отношений между личностью и когнитивными способностями. Наконец, связь с общительностью, которая ранее не описывалась в литературе, необходимо подтвердить, прежде чем обсуждать ее дальше.

Эти результаты улучшают понимание когнитивных способностей лошадей

Тот факт, что в целом лошади смогли скорректировать свою реакцию в соответствии с непредвиденным обстоятельством между их действиями и вознаграждением, сам по себе является значительным, поскольку он дает новые знания о когнитивных навыках копытное животное, такое как лошадь. В самом деле, психический процесс, лежащий в основе этой способности, считается относительно сложным. Долан и Даян [37] предположили, что процесс требует перспективного планирования, включающего дерево решений будущих состояний и возможных действий, построенных на основе модели окружающей среды, которую необходимо изучить.Кроме того, важно помнить, что наша экспериментальная процедура была особенно сложной, чтобы избежать различных ошибок интерпретации, и предполагала предоставление неконтингентного вознаграждения независимо от условий. Между двумя условиями менялся только тип награды. Тот факт, что у лошадей была разная скорость реакции в зависимости от условий, показывает, что они были способны создать точное мысленное представление о последствиях своих действий и о том, какое вознаграждение было связано с каждым действием.Это также демонстрирует, что они смогли адаптировать свой уровень ответа, чтобы получить желаемое вознаграждение. Более того, некоторые авторы также проводят сравнения между целенаправленными / основанными на привычках системами и сознательными / бессознательными системами [35, 38]. Таким образом, наше исследование экспериментально подчеркивает существование сложных когнитивных процессов у копытных, таких как лошади, которые, вероятно, связаны с формированием субъектом сознательного мысленного представления о последствиях своих действий, включая причинный статус этих действий.

Эти результаты также представляют интерес для оптимизации и адаптации условий обучения и содержания лошадей. В частности, обычная практика в этой области состоит в том, чтобы давать животному такой же корм во время дрессировки, а также в любой другой момент, например, для улучшения взаимоотношений с животным. Тот факт, что лошадь чувствительна к непредвиденным обстоятельствам между ее действием и связанным с ним вознаграждением, предполагает, что эта практика неуместна и имеет тенденцию демонстрировать, насколько важно использовать определенный вид пищевой награды для желаемого действия и никогда не давать эту пищу ниже другие обстоятельства.Это особенно актуально для бесстрашных лошадей. Более того, предрасположенность самых пугливых лошадей к более легкому переключению на реакцию типа привычки определенно влияет на способность домашних лошадей адаптироваться к условиям дрессировки и содержания в неволе. С одной стороны, эта предрасположенность может быть преимуществом для тренировок, поскольку всадники ищут лошадей, которые реагируют на их помощь более быстро и автоматически, а лошадь, у которой развились привычки, может делать это независимо от подкрепления. Это может способствовать объяснению того, почему испуганные лошади популярны среди опытных всадников, несмотря на то, что на них сложнее ездить [39, 40].С другой стороны, эта склонность к процессам привычки может представлять фактор риска для наиболее пугливых субъектов развития психопатологий, в частности стереотипов о животных, содержащихся в неволе, таких как лошади [41, 42].

В заключение, это исследование представляет собой доказательство того, что личность связана не только с тем, сколько и как быстро человек может учиться, но и с тем, как он учится в зависимости от конкретного вклада различных систем: привычки или целенаправленности. Кроме того, он предоставляет новые теоретические знания о когнитивных навыках у видов лошадей, предполагая, что копытные, такие как лошади, могут формировать мысленное представление о последствиях своих действий.

Генетика личности: прогрессируем ли мы?

  • 1

    Стрелау Ю. Темперамент: психологическая перспектива . Plenum Press: Нью-Йорк, 1998.

    Google Scholar

  • 2

    Loehlin JC, Nichols RC. Наследственность, окружающая среда и личность . Издательство Техасского университета: Остин, 1976.

    Google Scholar

  • 3

    Бенджамин Дж., Эбштейн Р.П., Леш К.П.Гены черт личности: значение для психопатологии. Int J Neuropsychopharmcol 1998; 1 : 153–168.

    Google Scholar

  • 4

    Raeymaekers P, Van Broeckhoven C. Гены и темперамент - кратчайший путь к разгадке генетики психопатологии? Int J Neuropsychopharmacol 1998; 1 : 169–171.

    PubMed Google Scholar

  • 5

    Айзенк Х.Дж. Структура человеческой личности , 3-е изд. Метуэн: Лондон, 1970.

    Google Scholar

  • 6

    Айзенк HJ, Айзенк SBC. Руководство по опроснику личности Айзенка . Ходдер и Стоутон: Лондон, 1975.

    Google Scholar

  • 7

    Cattell RB, Eber HW, Tatsuoka MM. Справочник по анкете по шестнадцати личностным факторам (16PF) в клинической, образовательной, производственной и исследовательской психологии .Институт тестирования личности и способностей: Кампания, Иллинойс, 1970.

    Google Scholar

  • 8

    Digman JM. Структура личности: появление пятифакторной модели. Ann Rev Psychol 1990; 41 : 417–440.

    Google Scholar

  • 9

    Costa PTJ, McCrae RR. Пересмотренное профессиональное руководство по инвентаризации личности NEO (NEO-PI-R) и пятифакторной инвентаризации NEO (NEO-FFI) .Ресурсы для психологической оценки: Одесса, Флорида, 1992.

    Google Scholar

  • 10

    Клонингер CR. Систематический метод клинического описания и классификации вариантов личности. Arch Gen Psychiatry 1987; 44 : 573–588.

    CAS Google Scholar

  • 11

    Cloninger CR, Svrakic DM, Przybeck TR. Психобиологическая модель темперамента и характера. Arch Gen Psychiatry 1993; 50 : 975–990.

    CAS Google Scholar

  • 12

    Cloninger CR, Przybeck TR, Svrakic DM. Опросник трехмерной личности: нормативные данные США. Psychol Rep 1991; 69 : 1047–1057.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 13

    Cloninger CR, Przybeck TR, Svrakic DM, Wetzel RD. The Temperament and Character Inventory (TCI): Руководство по его развитию и использованию . Вашингтонский университет: Сент-Луис, Миссури, 1994.

    Google Scholar

  • 14

    Пломин Р. Двойное и семейное исследование личности маленьких детей. J Psychol 1976; 94 : 233–235.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 15

    Саудино К.Дж., Черный СС, Пломин р.Родительские оценки темперамента близнецов: объяснение «слишком низкой» корреляции DZ. Twin Res 2000; 3 : 224–233.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 16

    Eaves LJ, Heath AC, Martin N, Maes H, Neale MC, Kendler KS et al . Сравнение биологической и культурной наследственности личности и социальных установок в Вирджинии 30 000 изучают близнецов и их родственников. Twin Res 1999; 2 : 62–80.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 17

    Бушар младший Т., Лёлин Дж. Гены, эволюция и личность. Behav Genet 2001; 31 : 243–273.

    PubMed Google Scholar

  • 18

    Ван Гестель С., Лундберг М., Клаес С., Дель-Фаверо Дж., Адольфссон Р., Ван Брокховен К. Меры темперамента и характера в здоровых шведских семьях: достоверность и наследственность.

  • 19

    Pam A, Kemker SS, Ross CA, Golden R. «Допущение равных условий» в сравнении близнецов MZ – DZ: несостоятельная предпосылка психиатрической генетики? Acta Genet Med Gemellol (Roma) 1996; 45 : 349–360.

    CAS Google Scholar

  • 20

    Пломин Р., Виллерман Р., Лёлин Дж. Сходство внешности и предположение о равных условиях окружающей среды в двойных исследованиях личностных черт Behav Genet 1976; 6 : 43–52.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 21

    Van Tol HHM, Wu CM, Guan H-C, Ohara K, Bunzow JR, Civelli O и др. . Множественные варианты рецептора дофамина D4 в человеческой популяции. Nature 1992; 358 : 149–152.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 22

    Эбштейн Р.П., Новик О., Уманский Р., Приэль Б., Ошер И., Блейн Д. и др. .Полиморфизм экзона III рецептора допамина D4 (D4DR), связанный с личностной чертой человека, связанной с поиском новинок. Nat Genet 1996; 12 : 78–80.

    CAS Google Scholar

  • 23

    Бенджамин Дж, Ли Л., Паттерсон С., Гринберг Б.Д., Мерфи Д.Л., Хамер Д.Х. Популяционная и семейная ассоциация между геном рецептора допамина D4 и показателями поиска новинок. Nat Genet 1996; 12 : 81–84.

    CAS Google Scholar

  • 24

    Эбштейн Р.П., Неманов Л., Клотц И., Гриценко И., Бельмейкер Р.Х. Дополнительные доказательства связи между полиморфизмом повторов экзона III дофаминового рецептора D4 (D4DR) и личностной чертой человека, связанной с поиском новинок. Mol Psychiatry 1997; 2 : 472–477.

    CAS Google Scholar

  • 25

    Оно Й, Манки Х, Йошимура К., Мурамацу Т., Мидзусима Х, Хигучи С. и др. .Связь между полиморфизмом экзона III дофаминового рецептора D4 (D4DR) и стремлением к новизне у японцев. Am J Med Genet (Neuropsychiatr Genet) 1997; 74 : 501–503.

    CAS Google Scholar

  • 26

    Штробель А, Вер А, Мишель А, Броке Б. Связь между полиморфизмом экзона III дофаминового рецептора D4 (DRD4) и показателями поиска новизны в популяции Германии. Mol Psychiatry 1999; 4 : 378–384.

    CAS Статья Google Scholar

  • 27

    Томитака М., Томитака С., Отука Ю., Ким К., Матуки Х., Сакамото К. и др. . Связь между поиском новизны и полиморфизмом экзона III дофаминового рецептора D4 (DRD4) у японцев. Am J Med Genet (Neuropsychiatr Genet) 1999; 88 : 469–471.

    CAS Google Scholar

  • 28

    Благородный EP, Озкарагоз Т.З., Ричи Т.Л., Чжан Х, Белин Т.Р., Спаркс Р.С.Полиморфизм дофаминовых рецепторов D2 и D4 и личность. Am J Med Genet (Neuropsychiatr Genet) 1998; 81 : 257–267.

    CAS Google Scholar

  • 29

    Мальхотра А.К., Виркуннен М., Руни В., Эггерт М., Линнойла М., Голдман Д. Связь между полиморфизмом 16 аминокислотных повторов рецептора допамина D4 (D4DR) и стремлением к новизне. Mol Psychiatry 1996; 1 : 388–391.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 30

    Gelernter J, Kranzler H, Coccaro EF, Siever LJ, New AS, Mulgrew CL.Аллели дофаминового рецептора D4 (DRD4) и поиск новизны у лиц, зависимых от психоактивных веществ, с расстройством личности и контрольных субъектов. Am J Hum Genet 1997; 61 : 1144–1152.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 31

    Jönsson EG, Nöthen MM, Gustavsson JP, Neidt H, Brené S, Tylec A et al . Отсутствие доказательств аллельной связи между чертами личности и полиморфизмом гена рецептора дофамина D4. Am J Psychiatry 1997; 154 : 697–699.

    PubMed Google Scholar

  • 32

    Ванденберг DJ, Зондерман А.Б., Ван Дж., Уль Г.Р., Коста ПТ. Отсутствует связь между поиском новинок и семью повторяющимися аллелями экзона III дофаминового рецептора D4 (D4DR) в Балтиморском продольном исследовании участников старения. Mol Psychiatry 1997; 2 : 417–419.

    CAS Google Scholar

  • 33

    Пог-Гейл М., Феррелл Р., Дека Р., Дебски Т., Манук С.Человеческие стремящиеся к новизне личностные черты и полиморфизмы дофаминовых рецепторов D4: исследование близнецов и генетических ассоциаций. Am J Med Genet (Neuropsychiatr Genet) 1998; 81 : 44–48.

    CAS Google Scholar

  • 34

    Kuhn KU, Meyer K, Nöthen MM, Gansicke M, Papassotiropoulos A, Maier W. Аллельные варианты дофаминового рецептора D4 (DRD4) и серотонинового рецептора 5HT2c (HTR2c) и факторы темперамента: тесты репликации. Am J Med Genet (Neuropsychiatr Genet) 1999; 88 : 168–172.

    CAS Google Scholar

  • 35

    Бенджамин Дж., Ошер Ю., Котлер М., Гриценко И., Неманов Л., Белмейкер Р. Х. и др. . Связь между характеристиками трехмерного опросника личности (TPQ) и тремя функциональными полиморфизмами: рецептор допамина D4 (DRD4), промоторная область переносчика серотонина (5-HTTLPR) и катехол O -метилтрансфераза (COMT). Mol Psychiatry 2000; 5 : 96–100.

    CAS Google Scholar

  • 36

    Gebhardt C, Leisch F, Schussler P, Fuchs K, Stompe T., Sieghart W et al . Отсутствие ассоциации генов дофаминовых рецепторов D4 и D2 с личностью у здоровых людей. Психиатр Генет 2000; 10 : 131–137.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 37

    Herbst JH, Zonderman AB, McCrae RR, Costa PT.Отображают ли размеры темперамента и инвентаря характера простую генетическую архитектуру? Данные молекулярной генетики и факторного анализа. Am J Psychiatry 2000; 157 : 1285–1290.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 38

    Swift G, Ларсен Б., Хави З., Гилл М. Признаки поиска новинок и дофаминовые рецепторы D4. Am J Med Genet (Neuropsychiatr Genet) 2000; 96 : 222–223.

    CAS Google Scholar

  • 39

    Мицуясу Х., Хирата Н., Сакаи Й., Шибата Х., Такеда Й., Ниномия Х. и др. . Анализ ассоциации полиморфизмов в вышестоящей области гена рецептора дофамина D4 человека (DRD4) с шизофренией и личностными особенностями. J Hum Genet 2001; 46 : 26–31.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 40

    Jönsson EG, Ivo R, Gustavsson JP, Geijer T, Forslund K, Mattila-Evenden M et al .Нет связи между вариантами гена рецептора дофамина D4 и поиском новинок. Mol Psychiatry 2002; 7 : 18–20.

    PubMed Google Scholar

  • 41

    Van Gestel S, Forsgren T., Claes S, Del-Favero J, van Duijn CM, Sluijs S et al . Эпистатическое влияние генов дофаминовой и серотониновой систем на черты темперамента стремления к новизне и избеганию вреда. Mol Psychiatry 2002; 7 : 448–450.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 42

    Strobel A, Lesch KP, Hohenberger K, Jatzke S, Gutzeit HO, Anacker K et al . Отсутствует связь между экзоном III гена рецептора допамина D4 и полиморфизмом -521C / T и стремлением к новизне. Mol Psychiatry 2002; 7 : 537–538.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 43

    Штробель А, Спинат ФМ, Англейтнер А, Риманн Р., Леш К.П.Отсутствие ассоциации между полиморфизмом гена рецептора допамина D (4) и личностью. Нейропсихобиология 2003; 47 : 52–56.

    PubMed Google Scholar

  • 44

    Sander T, Harms H, Dufeu P, Kuhn S, Rommelspacher H, Schmidt LG. Аллели экзона III дофаминового рецептора D4 и вариации поиска новизны у алкоголиков. Am J Med Genet (Neuropsychiatr Genet) 1997; 74 : 483–487.

    CAS Google Scholar

  • 45

    Салливан П.Ф., Файфилд В.Дж., Кеннеди Массачусетс, Малдер Р.Т., Селлман Д.Д., Джойс ПР. Нет связи между поиском новинок и геном дофаминового рецептора 4 типа (D4DR) в двух образцах из Новой Зеландии. Am J Psychiatry 1998; 155 : 98–101.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 46

    Bau CH, Roman T, Almeida S, Hutz MH.Ген дофаминового рецептора D4 и параметры личности у бразильских алкоголиков мужского пола. Psychiatr Genet 1999; 9 : 139–143.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 47

    Comings DE, Gade-Andavolu R, Gonzalez N, Wu S, Muhleman D, Blake H et al . Многофакторный анализ 59 генов-кандидатов в личностных чертах: темперамент и перечень характера. Clin Genet 2000; 58 : 375–385.

    CAS Google Scholar

  • 48

    Soyka M, Preuss UW, Koller G, Zill P, Bondy B. Пересмотр полиморфизма и экстраверсии гена рецептора дофамина D 4: результаты проекта Мюнхенского банка генов алкоголизма. J Psychiatr Res 2002; 36 : 429–435.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 49

    Hill SY, Zezza N, Wipprecht G, Locke J, Neiswanger K.Черты личности и дофаминовые рецепторы (D2 и D4): исследования связи в семьях алкоголиков. Am J Med Genet 1999; 88 : 634–641.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 50

    Экелунд Дж., Лихтерманн Д., Джарвелин М.Р., Пелтонен Л. Связь между поиском новизны и геном дофаминового рецептора 4-го типа в большой выборке финской когорты. Am J Psychiatry 1999; 156 : 1453–1455.

    CAS Google Scholar

  • 51

    Эбштейн Р.П., Левин Дж., Геллер В., Ауэрбах Дж., Гриценко И., Бельмейкер Р.Х. Рецептор допамина D4 и промотор переносчика серотонина в определении темперамента новорожденных. Mol Psychiatry 1998; 3 : 238–246.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 52

    Ауэрбах Дж., Геллер В., Лезер С., Шинвелл Э., Белмейкер Р. Х., Левин Дж. и др. .Полиморфизм дофаминового рецептора D4 (D4DR) и промотора переносчика серотонина (5-HTTLPR) в определении темперамента у 2-месячных младенцев. Mol Psychiatry 1999; 4 : 369–373.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 53

    Ауэрбах Дж., Фарой М., Эбштейн Р.П., Кахана М., Левин Дж. Связь гена рецептора дофамина D4 (DRD4) и гена промотора переносчика серотонина (5-HTTLPR) с темпераментом у 12-месячных младенцев. J Детская психическая психиатрия 2001; 42 : 777–783.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 54

    Лакатос К., Немода З., Биркас Э., Ронаи З., Ковач Э., Ней К. и др. . Ассоциация полиморфизмов гена рецептора допамина D4 и промотора транспортера серотонина с реакцией младенцев на новизну. Mol Psychiatry 2003; 8 : 90–97.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 55

    Клюгер А.Н., Зигфрид З., Эбштейн Р.П.Метаанализ связи между полиморфизмом DRD4 и стремлением к новизне. Mol Psychiatry 2002; 7 : 712–717.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 56

    Schinka JA, Letsch EA, Crawford FC. DRD4 и поиск новизны: результаты метаанализов. Am J Med Genet 2002; 114 : 643–648.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 57

    Okuyama Y, Ishiguro H, Nankai M, Shibuya H, Watanabe A, Arinami T.Идентификация полиморфизма в промоторной области DRD4, связанного с личностной чертой человека, стремящейся к новизне. Mol Psychiatry 2000; 5 : 69

    Google Scholar

  • 58

    Ronai Z, Szekely A, Nemoda Z, Lakatos K, Gervai J, Staub M et al . Связь между поиском новизны и полиморфизмом -521 C / T в промоторной области гена DRD4. Mol Psychiatry 2001; 6 : 35–38.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 59

    Экелунд Дж., Сухонен Дж., Джарвелин М.Р., Пелтонен Л., Лихтерманн Д. Отсутствие ассоциации полиморфизма -521 C / T в промоторе DRD4 с поиском новизны. Mol Psychiatry 2001; 6 : 618–619.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 60

    Перссон М.Л., Вассерман Д., Гейер Т., Фриш А., Рока Р., Михайловски Е. и др. .Полиморфизм гена рецептора дофамина D4 и личностные особенности здоровых добровольцев. Eur Arch Psychiatry Clin Neurosci 2000; 250 : 203–206.

    CAS Google Scholar

  • 61

    Bookman EB, Taylor RE, Adams-Campbell L, Kittles RA. SNP промотора DRD4 и влияние пола на экстраверсию у афроамериканцев. Mol Psychiatry 2002; 7 : 786–789.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 62

    Ли Х.Дж., Ли Х.С., Ким Ю.К., Ким Ш., Ким Л., Ли М.С. и др. .Взаимодействие между аллельными вариантами полиморфизма дофаминового рецептора D4 коррелирует с личностными чертами у молодых корейских женщин. Am J Med Genet (Neuropsychiatr Genet) 2003; 118B : 76–80.

    Google Scholar

  • 63

    Cook EHJ, Stein MA, Krasowski MD, Cox NJ, Olkon DM, Kieffer JE et al . Ассоциация синдрома дефицита внимания и гена переносчика дофамина. Am J Hum Genet 1995; 56 : 993–998.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 64

    Джилл М., Дейли Г., Херон С., Хави З., Фицджеральд М. Подтверждение связи между синдромом дефицита внимания с гиперактивностью и полиморфизмом переносчика дофамина. Mol Psychiatry 1997; 2 : 311–313.

    CAS Google Scholar

  • 65

    Jorm AF, Prior M, Sanson A, Smart D, Zhang Y, Easteal S.Связь полиморфизма гена переносчика дофамина с внешними поведенческими проблемами и связанными с ними чертами темперамента: продольное исследование от младенчества до среднего подросткового возраста. Am J Med Genet (Neuropsychiatr Genet) 2001; 105 : 346–350.

    CAS Google Scholar

  • 66

    Салливан П.Ф., Файфилд В.Дж., Кеннеди Массачусетс, Малдер Р.Т., Селлман Д.Д., Джойс ПР. Поиск новинок и полиморфизм гена переносчика дофамина (DAT1). Biol Psychiatry 1997; 42 : 1070–1072.

    CAS Google Scholar

  • 67

    Sabol SZ, Nelson ML, Fisher C, Gunzerath L, Brody CL, Hu S et al . Генетическая ассоциация поведения при курении сигарет. Health Psychol 1999; 18 : 7–13.

    CAS Google Scholar

  • 68

    Йорм А.Ф., Хендерсон А.С., Якомб П.А., Кристенсен Х., Кортен А.Е., Роджерс Б. и др. .Связь курения и личности с полиморфизмом гена переносчика дофамина: результаты опроса сообщества. Am J Med Genet (Neuropsychiatr Genet) 2000; 96 : 331–334.

    CAS Google Scholar

  • 69

    Samochowiec J, Rybakowski F, Czerski P, Zakrzewska M, Stepien G, Pelka-Wysiecka J et al . Полиморфизм в генах переносчиков дофамина, серотонина и норадреналина и их связь с параметрами темперамента, измеренными с помощью опросника темперамента и характера у здоровых добровольцев. Neuropsychobiology 2001; 43 : 248–253.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 70

    Депуэ Р.А., Лучиана М., Арбизи П., Коллинз П., Леон А. Дофамин и структура личности: связь индуцированной агонистами активности дофамина с положительной эмоциональностью. J Pers Soc Psychol 1994; 67 : 485–498.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 71

    Jönsson EG, Cichon S, Gustavsson JP, Grunhage F, Forslund K, Mattila-Evenden M et al .Связь между вариантом гена промотора дофаминового рецептора D (2) и отслоением личностных черт. Biol Psychiatry 2003; 53 : 577–584.

    PubMed Google Scholar

  • 72

    Кацураги С., Киёта А., Цуцуми Т., Исогава К., Нагаяма Х., Аринами Т. и др. . Отсутствие связи между полиморфизмом в промоторной области дофаминового рецептора D2 и личностными особенностями. Psychiatry Res 2001; 105 : 123–127.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 73

    Эбштейн Р.П., Сегман Р., Бенджамин Дж., Ошер Ю., Неманов Л., Белмейкер Р.Х. Полиморфизм гена рецептора серотонина 5-HT2C (HTR2C), связанный с личностной чертой человека - зависимостью от вознаграждения: взаимодействие с полиморфизмом рецептора допамина D4 (D4DR) и рецептора допамина D3 (D3DR). Am J Med Genet (Neuropsychiatr Genet) 1997; 74 : 65–72.

    CAS Google Scholar

  • 74

    Jönsson EG, Burgert E, Crocq MA, Gustavsson JP, Forslund K, Mattila-Evenden M et al .Изучение ассоциации между вариантом гена рецептора дофамина D3 и личностными особенностями. Am J Med Genet (Neuropsychiatr Genet) 2003; 117B : 61–65.

    Google Scholar

  • 75

    Staner L, Hilger C, Hentges F, Monreal J, Hoffmann A, Couturier M et al . Связь между стремлением к новизне и геном рецептора дофамина D3 у пациентов с биполярным расстройством: предварительный отчет. Am J Med Genet (Neuropsychiatr Genet) 1998; 81 : 192–194.

    CAS Google Scholar

  • 76

    Хендерсон А.С., Кортен А.Е., Йорм А.Ф., Якомб П.А., Кристенсен Х., Роджерс Б. и др. . Полиморфизмы COMT и DRD3, воздействие окружающей среды и личностные черты, связанные с распространенными психическими расстройствами. Am J Med Genet 2000; 96 : 102–107.

    CAS Google Scholar

  • 77

    Heils A, Teufel A, Petri S, Stober G, Riederer P, Bengel D et al .Аллельные вариации экспрессии гена переносчика серотонина человека. J Neurochem 1996; 66 : 2621–2624.

    CAS Google Scholar

  • 78

    Lesch K-P, Bengel D, Heils A, Sabol SZ, Greenberg BD, Petri S et al . Ассоциация признаков, связанных с тревогой, с полиморфизмом в регуляторной области гена переносчика серотонина. Science 1996; 274 : 1527–1531.

    CAS Google Scholar

  • 79

    Кацураги С., Кунуги Х., Сано А., Цуцуми Т., Исогава К., Нанко С. и др. .Связь между полиморфизмом гена переносчика серотонина и признаками, связанными с тревогой. Biol Psychiatry 1999; 45 : 368–370.

    CAS Google Scholar

  • 80

    Мураками Ф, Шимомура Т., Котани К., Икава С., Нанба Е., Адачи К. Тревожные черты, связанные с полиморфизмом в регуляторной области гена транспортера серотонина у японцев. J Hum Genet 1999; 44 : 15–17.

    CAS Google Scholar

  • 81

    Гринберг Б.Д., Ли К., Лукас FR, Ху С., Сирота Л.А., Бенджамин Дж. и др. .Связь между полиморфизмом промотора переносчика серотонина и личностными чертами в выборке преимущественно женского населения. Am J Med Genet (Neuropsychiatr Genet) 2000; 96 : 202–216.

    CAS Google Scholar

  • 82

    Ошер Ю., Хамер Д.Х., Бенджамин Дж. Ассоциация и связь признаков, связанных с тревогой, с функциональным полиморфизмом регуляторной области гена транспортера серотонина в израильских парах братьев и сестер. Mol Psychiatry 2000; 5 : 216–219.

    CAS Google Scholar

  • 83

    Ricketts MH, Hamer RM, Sage JI, Manowitz P, Feng F, Menza MA. Связь полиморфизма промотора гена-переносчика серотонина с предотвращением вреда у пожилых людей. Psychiatr Genet 1998; 8 : 41–44.

    CAS Google Scholar

  • 84

    Болл Д., Хилл Л., Фриман Б., Элей Т.С., Стрелау Дж., Риман Р. и др. .Ген транспортера серотонина и невротизм сверстников. Neuroreport 1997; 8 : 1301–1304.

    CAS Google Scholar

  • 85

    Эбштейн Р.П., Гриценко И., Неманов Л., Фриш А., Ошер Ю., Бельмейкер Р.Х. Отсутствует связь между полиморфизмом регуляторной области гена-переносчика серотонина и темпераментом избегания вреда в трехмерном опроснике личности. Mol Psychiatry 1997; 2 : 224–226.

    CAS Google Scholar

  • 86

    Накамура Т., Мурамацу Т., Оно Й, Мацусита С., Хигучи С., Мидзусима Н. и др. . Полиморфизм регуляторной области гена-переносчика серотонина и признаки, связанные с тревогой, у японцев. Am J Med Genet (Neuropsychiatr Genet) 1997; 74 : 544–545.

    CAS Google Scholar

  • 87

    Йорм А.Ф., Хендерсон А.С., Якомб П.А., Кристенсен Х., Кортен А.Е., Роджерс Б. и др. .Исследование ассоциации функционального полиморфизма гена переносчика серотонина с личностными и психиатрическими симптомами. Mol Psychiatry 1998; 3 : 449–451.

    CAS Google Scholar

  • 88

    Mazzanti CM, Lappalainen J, Long JC, Bengel D, Naukkarinen H, Eggert M et al . Роль полиморфизма промотора переносчика серотонина в признаках, связанных с тревогой. Arch Gen Psychiatry 1998; 55 : 936–940.

    CAS Google Scholar

  • 89

    Дири Ай Джей, Баттерсби С., Уайтман М.С., Коннор Дж. М., Фаукс Ф. Г., Хармар А. Невротизм и полиморфизмы в гене переносчика серотонина. Psychol Med 1999; 29 : 735–739.

    CAS Google Scholar

  • 90

    Флори Дж., Манук С.Б., Феррелл Р., Дент К.М., Питерс Д.Г., Малдун М.Ф. Невротизм не связан с полиморфизмом транспортера серотонина (5-HTTLPR). Mol Psychiatry 1999; 4 : 93–96.

    CAS Google Scholar

  • 91

    Густавссон Дж. П., Нётен М. М., Йонссон Э. Г., Нейдт Х., Форслунд К., Риландер Г. и др. . Отсутствует связь между полиморфизмом гена-переносчика серотонина и личностными особенностями. Am J Med Genet (Neuropsychiatr Genet) 1999; 88 : 430–436.

    CAS Google Scholar

  • 92

    Hamer DH, Greenberg BD, Sabol SZ, Murphy DL.Роль гена-переносчика серотонина в темпераменте и характере. J Pers Disord 1999; 13 : 312–327.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 93

    Кумакири К., Кодама К., Симидзу Е., Яманучи Н., Окада С., Нода С. и др. . Изучение связи между полиморфизмом регуляторной области гена-переносчика серотонина и личностными чертами в популяции Японии. Neuroscience 1999; 263 : 205–207.

    CAS Google Scholar

  • 94

    Мелке Дж., Ланден М., Багей Ф., Росмонд Р., Холм Дж., Бьорнторп П. и др. . Полиморфизм гена транспортера серотонина связан с личностными чертами, связанными с тревогой, у женщин. Am J Med Genet (Neuropsychiatr Genet) 2001; 105 : 458–463.

    CAS Google Scholar

  • 95

    Tsai SJ, Hong CJ, Cheng CY.Генетический полиморфизм переносчика серотонина и предотвращение вреда в Китае. Psychiatr Genet 2002; 12 : 165–168.

    PubMed Google Scholar

  • 96

    Умекаге Т., Точиги М., Маруи Т., Като С., Хибино Х., Отани Т. и др. . Полиморфизм промоторной области, связанной с транспортером серотонина, и личностные черты в популяции Японии. Neurosci Lett 2003; 337 : 13–16.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 97

    Gelernter J, Kranzler H, Coccaro EF, Siever LJ, New AS.Полиморфизм гена белка-переносчика серотонина и показатели личности у афроамериканцев и европейцев-американцев. Am J Psychiatry 1998; 155 : 1332–1338.

    CAS Google Scholar

  • 98

    Stoltenberg SF, Twitchell GR, Hanna GL, Cook EH, Fitzgerald HE, Zucker RA et al . Полиморфизм промотора транспортера серотонина, периферические индексы функции серотонина и личностные показатели в семьях с алкоголизмом. Am J Med Genet 2002; 114 : 230–234.

    PubMed Google Scholar

  • 99

    Brummett BH, Siegler IC, McQuoid DR, Svenson IK, Marchuk DA, Steffens DC. Связи между NEO Personality Inventory, Revised и полиморфной областью, связанной с геном переносчика серотонина, у пожилых людей: эффекты депрессии и пола. Психиатр Генет 2003; 13 : 13–18.

    PubMed Google Scholar

  • 100

    Харири А.Р., Маттай В.С., Тесситоре А, Колачана Б., Фера Ф., Голдман Д. и др. .Генетическая изменчивость переносчика серотонина и реакция миндалины человека. Science 2002; 297 : 400–403.

    CAS Google Scholar

  • 101

    Блари С., Массат I, Станер Л., Ле Бон О, Ван Гестель С., Ван Брокховен С. и др. . Ген полиморфизма рецептора 5-HT2a при биполярном расстройстве и черта личности избегания вреда. Am J Med Genet (Neuropsychiatr Genet) 2000; 96 : 360–364.

    CAS Google Scholar

  • 102

    Кусуми I, Сузуки К, Сасаки Y, Камеда К, Сасаки Т, Кояма Т. Полиморфизм гена рецептора серотонина 5-HT (2A), функция рецептора 5-HT (2A) и особенности личности у здоровых субъектов: отрицательное исследование. J Affect Disord 2002; 68 : 235–241.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 103

    Цай С.Дж., Ван Ю.С., Хонг СиДжей.Аллельные варианты альфа1а-адренорецептора и промоторная область альфа2а-адренорецептора и факторы темперамента. Am J Med Genet (Neuropsychiatr Genet) 2001; 105 : 96–98.

    CAS Google Scholar

  • 104

    Comings DE, Johnson JP, Gonzalez NS, Huss M, Saucier G, McGue M et al . Связь между геном адренергического рецептора альфа 2А (ADRA2A) и показателями раздражительности, враждебности, импульсивности и памяти у нормальных субъектов. Психиатр Генет 2000; 10 : 39–42.

    CAS Google Scholar

  • 105

    Дамберг М., Гарпенстранд Х., Альфредссон Дж., Экблом Дж., Форслунд К., Риландер Г. и др. . Полиморфная область в гене человеческого фактора транскрипции AP-2b связана со специфическими чертами личности. Mol Psychiatry 2000; 5 : 220–224.

    CAS Google Scholar

  • 106

    Бенджамин Дж., Ошер Ю., Лихтенберг П., Бахнер-Мелман Р., Гриценко И., Котлер М. и др. .Взаимодействие между полиморфизмом промоторной области катехол O -метилтрансферазы и транспортера серотонина вносит вклад в оценку устойчивости трехмерного опросника личности у нормальных субъектов. Neuropsychobiology 2000; 41 : 48–53.

    CAS Google Scholar

  • 107

    Cloninger CR, Van Eerdewegh P, Goate A, Edenberg HJ, Blangero J, Hesselbrock V et al . Склонность к тревоге, связанная с эпистатическими локусами при сканировании генома черт личности человека. Am J Med Genet (Neuropsychiatr Genet) 1998; 81 : 313–317.

    CAS Google Scholar

  • 108

    Зохар А.Х., Дина С., Росолио Н., Ошер Ю., Гриценко И., Бахнер-Мелман Р. и др. . Признак избегания вреда (склонность к тревоге) в трехмерном опроснике личности связан с локусом на хромосоме 8p21. Am J Med Genet (Neuropsychiatr Genet) 2003; 117B : 66–69.

    Google Scholar

  • 109

    Boomsma DI, Beem AL, van den Berg M, Dolan CV, Koopmans JR, Vink JM et al .Исследование тревожной депрессии в семье близнецов в Нидерландах (NETSAD). Twin Res 2000; 3 : 323–334.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 110

    Кирк К. М., Бирли А. Дж., Стэтхэм Д. Д., Хаддон Б., Лейк Р. И., Эндрюс Дж. Г. и др. . Тревога и депрессия в парах близнецов и братьев, чрезвычайно противоречивых и согласующихся с невротизмом: продромус к исследованию сцепления. Twin Res 2000; 3 : 299–309.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 111

    Boomsma DI, Beem AL, van den Berg M, Dolan CV, de Geus EJC, Riese H et al . Нидерландское исследование тревожной депрессии с участием близнецов (NETSAD): генетика тревожной депрессии в отобранной выборке близнецов, братьев и сестер. Am J Med Genet (Neuropsychiatr Genet) 2002; 114 : 737–738.

    Google Scholar

  • 112

    Мартин Н., Бирли А., Кирк К., Рид П., Эндрюс Г.Поиск генов тревожности и депрессии с использованием крайне противоречивых и согласных близнецов и братьев и сестер. Am J Med Genet (Neuropsychiatr Genet) 2002; 114 : 738

    Google Scholar

  • 113

    Фуллертон Дж., Кубин М., Тивари Х., Ван С., Бомхра А., Дэвидсон С. и др. . Анализ сцепления крайне диссонирующих и совпадающих пар братьев и сестер позволяет выявить локусы количественных признаков, которые влияют на вариации в нейротизме черт человеческой личности. Am J Hum Genet 2003; 72 : 879–890.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 114

    Heath AC, Cloninger CR, Martin NG. Тестирование модели генетической структуры личности: сравнение систем личности Клонингера и Айзенка. J Pers Soc Psychol 1994; 66 : 762–775.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 115

    Болл С.А., Теннен Х., Кранцлер Х.Воспроизводимость факторов и достоверность описи темперамента и характера у зависимых от психоактивных веществ пациентов. Psychol Assess 1999; 11 : 514–524.

    Google Scholar

  • 116

    Ван Гестель С., Аульченко Ю., Форсгрен Т., Клаес С., Дель-Фаверо Дж., Ван Дуйн С.М. и др. . Наследственность темперамента и характера у пациентов и семей с аффективными расстройствами. Поданный.

  • 117

    Гелернтер Дж., Кубеллс Дж. Ф., Кидд Дж. Р., Пакстис А. Дж., Кидд К. К..Популяционные исследования полиморфизма гена белка-переносчика серотонина. Am J Med Genet (Neuropsychiatr Genet) 1999; 88 : 61–66.

    CAS Google Scholar

  • 118

    Накамура М., Уэно С., Сано А, Танабэ Х. Полиморфизм, связанный с геном переносчика серотонина человека (5-HTTLPR), показывает десять новых аллельных вариантов. Mol Psychiatry ; 5 : 32–38.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 119

    Delbruck SJ, Wendel B, Grunewald I, Sander T, Morris-Rosendahl D, Crocq MA et al .Новый аллельный вариант регуляторного полиморфизма гена переносчика серотонина человека. Cytogenet Cell Genet 1997; 79 : 214–220.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 120

    Delbruck SJ, Kidd KU, Hoehe MR. Идентификация дополнительного аллельного варианта (XLS) гена переносчика серотонина человека (SLC6A4): -1201Cins66. Hum Mutat 2001; 17 : 524

    CAS PubMed Google Scholar

  • 121

    Кунуги Х., Хаттори М., Като Т., Тацуми М., Сакаи Т., Сасаки Т. и др. .Полиморфизм гена переносчика серотонина: этнические различия и возможная связь с биполярным аффективным расстройством. Mol Psychiatry 1997; 2 : 457–462.

    CAS Google Scholar

  • 122

    Михайловский Е., Фриш А., Рока Р., Пелег Л., Магал Н., Шохат М. и др. . Новый аллель в промоторной области гена переносчика серотонина человека. Mol Psychiatry 1999; 4 : 97–99.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 123

    Чанг Ф. М., Кидд Дж. Р., Ливак К. Дж., Пакстис А. Дж., Кидд К. К.. Распределение частот аллелей в локусе рецептора дофамина D4 человека во всем мире. Hum Genet 1996; 98 : 91–101.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 124

    Эннс МВт, Кокс Б.Дж. Измерения личности и депрессия: обзор и комментарии. Can J Psychiatry 1997; 42 : 274–284.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 125

    Бэгби М., Райдер АГ. Личность и аффективные расстройства: прошлые усилия, текущие модели и будущие направления. Curr Psychiatry Rep 2000; 2 : 465–472.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 126

    Guillem F, Bicu M, Semkovska M, Debruille JB.Размерная структура симптомов шизофрении и ее связь с темпераментом и характером. Schizophr Res 2002; 56 : 137–147.

    PubMed Google Scholar

  • 127

    Озкарагоз Т, Благородный ЭП. Экстраверсия. Взаимодействие полиморфизма рецепторов дофамина D2 с родительским алкоголизмом. Спирт 2000; 22 : 139–146.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 128

    Каспи А., Макклей Дж., Моффит Т.Э., Милл Дж., Мартин Дж., Крейг И.В. и др. .Роль генотипа в цикле насилия в отношении детей, подвергшихся жестокому обращению. Science 2002; 297 : 851–854.

    CAS Google Scholar

  • 129

    Reti IM, Samuels JF, Eaton WW, Bienvenu III OJ, Costa Jr PT, Nestadt G. Влияние воспитания на нормальные черты личности. Psychiatry Res 2002; 111 : 55–64.

    PubMed Google Scholar

  • 130

    Чотай Дж., Форсгрен Т., Нильссон Л.Г., Адольфссон Р.Сезон рождения - вариации темперамента и характера личности в общей популяции. Neuropsychobiology 2001; 44 : 19–26.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 131

    Чотаи Дж., Йонассон М., Хагглоф Б., Адольфссон Р. Шкала темперамента поиска новизны у подростков показывает связь с сезоном рождения, противоположную таковой у взрослых. Psychiatry Res 2002; 111 : 45–54.

    PubMed Google Scholar

  • 132

    Кэхилл С., Ллевелин С.П., Пирсон К. Долгосрочные последствия сексуального насилия в детстве: обзор. Br J Clin Psychol 1991; 30 : 117–130.

    PubMed Google Scholar

  • 133

    Talbot NL, Duberstein PR, King DA, Cox C, Giles DE. Личностные черты женщин, подвергшихся сексуальному насилию в детстве. Compr Psychiatry 2000; 41 : 130–136.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 134

    Ливсли В.Дж., Джанг К.Л., Вернон, Пенсильвания. Фенотипическая и генетическая структура признаков расстройства личности. Arch Gen Psychiatry 1998; 55 : 941–948.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 135

    Флинт Дж., Корли Р., ДеФрис Дж. К., Фулкер Д. В., Грей Дж. А., Миллер С. и др. .Простая генетическая основа сложной психологической особенности лабораторных мышей. Science 1995; 269 : 1432–1435.

    CAS Google Scholar

  • 136

    Дулава СК, Гранди ДК, Лоу М.Дж., Паулюс М.П., ​​Гейер Массачусетс. Мыши с нокаутом по рецептору дофамина D4 демонстрируют пониженное изучение новых стимулов. J Neurosci 1999; 19 : 9550–9556.

    CAS Google Scholar

  • 137

    Фарде Л., Густавссон Дж. П., Йонссон Э.Дофаминовые рецепторы D2 и особенности личности. Nature 1997; 385 : 590

    CAS PubMed Google Scholar

  • 138

    Сухара Т., Ясуно Ф., Судо Ю., Ямамото М., Иноуэ М., Окубо Ю. и др. . Рецепторы допамина D2 в коре островка и личностная черта стремления к новизне. Neuroimage 2001; 13 : 891–895.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 139

    Ratsma JE, van der Stelt O, Schoffelmeer AN, Westerveld AA, Boudewijn Gunning W.Связанный с событием P3 потенциал, аллель A1 рецептора дофамина D2 и стремление к ощущениям у взрослых детей алкоголиков. Alcohol Clin Exp Res 2001; 25 : 960–967.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 140

    Веденяпин А.Б., Анохин А.П., Сиревааг Э., Рорбо Дж. В., Клонингер CR. Визуальный P300 и шкала самоуправления в Опись темперамента и характера. Psychiatry Res 2001; 101 : 145–156.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 141

    Кирк К.М., Уитфилд Дж.Б., Панг Д., Хит А.С., Мартин Н.Г. Генетическая ковариация невротизма с активностью моноаминоксидазы и курением. Am J Med Genet (Neuropsychiatr Genet) 2001; 105 : 700–706.

    CAS Google Scholar

  • 142

    Шаллинг Д., Асберг М., Эдман Г., Орланд Л. Маркеры уязвимости к психопатологии: черты темперамента, связанные с активностью МАО тромбоцитов. Acta Psychiatr Scand 1987; 76 : 172–182.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 143

    Орланд Л. Моноаминоксидаза при нервно-психических расстройствах. В: Ясухара Х., Парвез С.Х., Сандлер К., Огучи К., Нагацу Т. (ред.). Моноаминоксидаза: основные и клинические аспекты . VSP Press: Утрехт, 1993, стр. 219–247.

    Google Scholar

  • 144

    Ореланд Л., Холлман Дж.Корреляция между активностью МАО тромбоцитов и личностью: краткий обзор результатов и обсуждение возможных механизмов. Prog Brain Res 1995; 106 : 77–84.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 145

    Van Gestel S, Houwing-Duistermaat JJ, Adolfsson R, van Duijn CM, Van Broeckhoven C. Сила избирательного генотипирования в анализе генетических ассоциаций количественных признаков. Behav Genet 2000; 30 : 141–146.

    CAS PubMed Google Scholar

  • Почему одни люди жестоки по отношению к другим

    По мнению Ницше, жестокость позволила учителю выжигать критику против другого для его же блага. Люди также могут быть жестокими по отношению к себе, чтобы помочь стать тем, кем они хотят быть. Ницше чувствовал, что страдания от жестокости могут помочь развить храбрость, выносливость и творческие способности. Должны ли мы быть более склонными к тому, чтобы страдать и других, и себя, чтобы развить добродетель?

    Возможно, нет.Теперь мы знаем о потенциально ужасных долгосрочных последствиях жестокого обращения со стороны других, включая ущерб как физическому, так и психическому здоровью. Все чаще признаются преимущества сострадания к себе, а не жестокого обращения с собой.

    И идея о том, что должны страдать , чтобы расти, сомнительна. Положительные жизненные события, такие как влюбленность, рождение детей и достижение заветных целей, могут привести к росту.

    Обучение через жестокость предполагает злоупотребление властью и эгоистичный садизм.Это не единственный способ - например, буддизм предлагает альтернативу: гневное сострадание. Здесь мы действуем из любви, чтобы противостоять другим, чтобы защитить их от жадности, ненависти и страха. Жизнь может быть жестокой, правда может быть жестокой, но мы можем выбрать не так.

    * Саймон Маккарти-Джонс - адъюнкт-профессор клинической психологии и нейропсихологии Тринити-колледжа в Дублине.

    Эта статья является частью Life's Big Questions, новой серии от The Conversation , которая публикуется совместно с BBC Future.Он пытается ответить на насущные вопросы наших читателей о жизни, любви, смерти и Вселенной. Мы работаем с профессиональными исследователями, которые посвятили свою жизнь открытию новых взглядов на вопросы, которые формируют нашу жизнь. Если у вас есть вопрос, на который вы хотите получить ответ, отправьте нам сообщение по электронной почте: Facebook или Twitter или по электронной почте [email protected]

    Присоединяйтесь к миллиону будущих поклонников, поставив нам лайк на Facebook или подписавшись на нас в Twitter или Instagram .

    Если вам понравилась эта история, подпишитесь на еженедельную рассылку новостей bbc.com , которая называется «Основной список». Тщательно подобранная подборка историй из BBC Future, Culture, Worklife и Travel, которые доставляются на ваш почтовый ящик каждую пятницу.

    Церемония деградации: теория издевательств на рабочем месте

    • Согласно теории издевательств как «церемонии деградации», человек в такой группе, как рабочее место, может подвергаться жестокому обращению и нападениям за нарушение неписаных норм группы; например, разоблачение.
    • Последующая модель запугивания предназначена не только для того, чтобы успокоить жертву, но и для того, чтобы наказать ее и, в идеале, заставить ее уйти.
    • Исследования таких нападений показывают, что они могут быть травмирующими для жертвы, дорого обходиться психологически и физически, а в некоторых случаях приводить к самоубийству.

    Знакомьтесь, Гленда.

    Гленда была полна нетерпения, так как только что начала свою новую работу в качестве администратора. Ее первый год был триумфальным: она заложила основу для конструктивных отношений с коллегами и провела время, наблюдая и слушая, пытаясь почувствовать культуру своего нового места работы.Стремясь лучше удовлетворить потребности тех, для кого она была нанята, она открыла дверь своего офиса, чтобы встретиться с заинтересованными сторонами и избирателями.

    Во время этих встреч люди делились повторяющимися темами сплетен, издевательств, коррупции, сокрытия и микроменеджмента, которые препятствовали инновациям, терроризировали сотрудников и снижали заботу о тех, кому они были призваны служить. В соответствии со своими должностными обязанностями она поделилась этими опасениями со своим начальником, который сначала похвалил ее за то, что она сообщила о злоупотреблениях, пообещав разобраться в предполагаемых проблемах.На следующей неделе действительно было начато расследование, но в центре внимания были не проступки и неэтичное поведение сотрудников. Это было на Гленде.

    Источник: Фото Дев Асангбама на Unsplash

    В ближайшие месяцы ей пришлось заплатить высокую цену за нарушение культурных норм молчания и статус-кво, в которых высшие руководители ставили во главу угла власть и репутацию, а не этическую заботу тех, кому они должны были помочь. Церемония деградации Гленды началась.Ее характер был уничтожен, ее связи с коллегами оборвались, и в конечном итоге ее выгнали с работы, на которой она процветала и любила.

    Что такое церемония деградации?

    В 1956 году Гарольд Гарфинкель, социолог и этнометодолог из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, опубликовал статью, озаглавленную «Условия успешной церемонии деградации», в которой он определил ее как «Любая коммуникативная работа между людьми, посредством которой осуществляется общественная идентичность. актера превращается в то, что в локальной схеме социальных типов считается нижестоящим.”

    Для его успеха необходимы три игрока: обвинитель, жертва и свидетели. Обличитель всемогущ. Она представляет свои слова и действия не как личное мнение, а как божественный комментарий, представляющий убеждения и ценности сообщества. Жертва является целью оскорбления, а свидетели следуют сценарию обличителя, иначе они рискуют стать объектом преследования.

    Доносчик выбирает жертву. Жертв выбирают, потому что они нарушили групповые нормы. В семье может начаться церемония деградации, если «идеальная» дочь выйдет из своей роли послушной и молчаливой и решит озвучить правду о токсичности своей семьи.На рабочем месте церемония деградации может быть запущена, когда творческий сотрудник предлагает новаторское решение укоренившейся проблемы, которую организация предпочла бы скрыть. Чтобы укрепить групповые нормы, такие как строгая иерархия и лояльность, обличитель инициирует сплетни, манипуляции, саботаж и газлайтинг, чтобы запугать жертву и заставить ее подчиниться.

    Если жертва продолжает действовать в нарушение строгого кодекса поведения группы, обличитель изменит определение ситуации, поместив жертву в роль преступника и, следовательно, заставив ее понести наказание.

    Обвинитель будет проинструктировать свидетелей или членов общества об участии в лишении достоинства жертвы и уничтожении ее репутации под предлогом того, что она изначально порочна, настаивая на том, что ее доброта и годы звездного выступления были просто фарсом .

    В ее роли обличитель - это судья, присяжные и обвинитель, и у этого дела есть только один приемлемый результат: полное и полное изгнание, имитирующее поведение стаи животных в дикой природе.Чтобы вызвать полную поддержку свидетелей, обвинитель должен разрушить все восхищение, добрую волю и дружеские отношения, связанные с жертвой, под предлогом того, что жертва изначально и полностью плохая. Это черно-белый мыслительный процесс, который вытесняет все вопросы и любопытства.

    Травматично быть церемониальным лишением человечности, и именно эта травма часто приводит к тому, что жертвы психологической атаки испытывают серьезные и долгосрочные последствия для физического и психического здоровья, наиболее серьезным из которых является самоубийство.

    Как обряды деградации объясняют издевательства на рабочем месте

    Запугивание на рабочем месте, по своей сути, - это деградация человека с меньшей властью, на должность или социальный капитал, человеком с большей властью, с конечными целями публичного унижения, убийства личности, нанесения ущерба репутации и изгнания. Как профессор и качественный исследователь, я собрал и закодировал истории 167 жертв издевательств на рабочем месте в 8 странах, 31 штате и 24 секторах занятости.Вступительная виньетка из опыта Гленды может показаться экстремальной, но на самом деле она довольно часто встречается в этих историях.

    Рабочая теория, которая возникла на основе данных, заключается в том, что издевательства на рабочем месте в чистом виде на самом деле являются публичной и расширенной церемонией унижения, на которой новаторский, ведущий производитель или информатор изгоняется из своего рабочего сообщества за нарушение культурных норм, таких как как отказ поддерживать статус-кво или участвовать в сокрытии правонарушений.Изгнание жертвы не удовлетворит преступника. Чтобы Церемония унижения завершилась, жертва также должна быть лишена достоинства и самооценки посредством широкомасштабного, целенаправленного и продолжительного издевательства.

    Случаи крупномасштабного злоупотребления, когда большое количество организационных игроков присоединяется к атаке, случаются не везде. Культура должна созреть для террора. Как утверждает Браун (2018), «... когда культура корпорации, некоммерческой организации, университета, правительства, церкви, спортивной программы, школы или семьи требует, чтобы более важно защитить репутацию этой системы и тех, кто находится у власти. чем защита основного человеческого достоинства отдельных лиц или сообществ, вы можете быть уверены в следующих проблемах: Стыд носит системный характер.Соучастие - это часть культуры. Деньги и власть важнее этики. Подотчетность мертва. Контроль и страх - инструменты управления. И есть след разрушения и боли ".

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *