Что такое совесть и стыд: Совесть и стыд

Содержание

Совесть и стыд

/ Главная / Семь смертных грехов / Совесть и стыд

Вышла новая аудиокнига Юрия Щербатых "Как оставаться молодым и жить долго".

Хотите продлить свою жизнь и сделать ее более здоровой и позитивной?

Грех, вина, стыд и совесть

• Вина и стыд – это чувства человека, его переживания, а совесть – скорее некий механизм, регламентирующий и контролирующий его поведение. Когда же мы говорим о «муках совести», то имеем в виду чувства стыда, вины или раскаяния.

Совесть – этовнутренний страж, цензор, который проверяет мысли и поступки человека на соответствие с его моральными нормами. Согласно толковому словарю Ушакова, «совесть — внутренняя оценка, внутреннее сознание моральности своих поступков, чувство нравственной ответственности за своё поведение». В энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона дано несколько иное определение этого психического явления: «Совесть — нравственное сознание человека, выражающееся в оценке собственных и чужих поступков, на основании определенного критерия добра и зла».

Можно найти общее у этих определений: оба они признают, что совесть является нравственным сознанием человека, которое определяет его способность различать добро и зло и побуждающее человека делать осознанный выбор в пользу добра.

 С точки зрения религии, наличие совести свидетельствует о Боге Творце, который при создании человека, сотворил его по своему образу и подобию и вложив в его сердце Закон. Однако первородный грех испортил Божий образ и подобие в человеке. Испорченная грехом совесть перестала быть стандартом нравственности, а омрачённый страстями после грехопадения человек перестал слышать голос совести. Поэтому и возникла необходимость в письменном Законе, при помощи которого Господь начал исправлять испорченную совесть людей.

Интересно, что слово «совесть» ни разу не используется в Ветхом Завете, однако само понятие о совести в нём присутствует, правда в виде «Страха Господня». Получается, что единственная причина поступать хорошо – это бояться Бога, который строго наказывает за проступки.

«Начало мудрости – страх Господень; разум верный у всех, исполняющих заповеди Его»[1]. Если же человек понимает, что он ослушался Господа, то его охватывает очень неприятное чувство, где страх перед неотвратимым наказанием Бога смешивается с муками совести за свои преступления.

 Новый завет полагает, что страх перед Богом – не единственная причина поступать согласно нравственным понятиям. Поступками человека может управлять и совесть, которая, впрочем, может быть разной (В Новом Завете упоминается чистая, непорочная, добрая, порочная, оскверненная и прожженная совесть). Согласно Новому Завету, совесть может проснуться даже у «бессовестных» людей - например, у Иуды, предавшего Христа. Такой вывод можно, по крайней мере, сделать из текста Евангелия: «Тогда Иуда, предавший Его, увидев, что Он осужден, и, раскаявшись, возвратил тридцать сребренников первосвященникам и старейшинам, говоря: согрешил я, предав кровь невинную. Они же сказали ему: что нам до того? смотри сам. И, бросив сребренники в храме, он вышел, пошёл и удавился»[2].

Другой пример – голос совести, который заговорил у фарисеев, пытавшихся подловить Иисуса в случае с блудницей. Они предложили ему решить судьбу женщины, предавшеюся греху, полагая, что любой ответ Христа подорвет его авторитет. Если он согласится с законом Моисея и посоветует побить ее камнями, то отречется от собственного милосердия и принципа всепрощения, а если предложит простить ее, то проявит себя сторонником порока. 

«Тут книжники и фарисеи привели к Нему женщину, взятую в прелюбодеянии, и, поставив её посреди, сказали Ему: Учитель! эта женщина взята в прелюбодеянии; а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь? Говорили же это, искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его. Но Иисус, наклонившись низко, писал перстом на земле, не обращая на них внимания. Когда же продолжали спрашивать Его, Он, восклонившись, сказал им: кто из вас без греха, первый брось на неё камень. И опять, наклонившись низко, писал на земле Они же, услышав то, и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим, начиная от старших до последних; и остался один Иисус и женщина, стоящая посреди»[3].

 

Ю. Карольсфельд. Иисус и грешница

 

      Чистая совесть является источником внутренней радости и покоя, отсутствие которых негативно сказывается на психическом и физическом здоровье человека. Иногда муки совести настолько нестерпимы, что люди идут на самоубийство, потому что не могут больше жить, терзаемыми чувством стыда, вины и осуждения. Согласно церковным представлениям, смерть не в состоянии избавить их от угрызений совести, так как  своим самоубийством люди обрекают себя на вечные муки в Аду, где они подвергнуться вечным терзаниям совести за свои ошибки неправильные поступки, совершённые при жизни.

 

 



[1] Псалтырь, 110; 10. [2] Евангелие от Матфея 27; 3-5. [3] Евангелие от Иоанна 8:3-9.

Стыд и совесть

В своей ретроспективной функции совесть выступает как стыд за совершенное. Не случайно русская пословица говорит: «В ком есть стыд, в том есть и совесть». Поэтому возникает вопрос: есть ли основания для противопоставления и разведения стыда и совести, если речь идет о совестливом поведении человека?

Такие попытки делаются многократно как в обыденной речи («ни стыда ни совести»), так и в популярных и научных статьях. Например, одна из статей называется «Стыд как противоположность совести и ее дополнение», другая носит название «Живи так, чтобы не стыдно было. Перед Богом и своей совестью». Но поскольку стыдиться — значит проявить совесть, получается, что надо стремиться к тому, чтобы совесть не проявляла сама себя. Но в чем же может проявиться совесть, как не в переживании стыда? В определенных ситуациях наличие или отсутствие стыда свидетельствует о наличии или отсутствии совести. Другое дело, что совесть не сводима к стыду (как и стыд к совести) и может проявляться еще и в переживании вины. Но если совесть проявляется через стыд, она становится в данный момент обладательницей всех свойств и характеристик, присущих стыду. Собственно, по этим признакам мы и узнаем, что у человека есть совесть.

Стыд, как и совесть, базируется на формировании моральных обязательств, самооценке и самоконтроле личностью своих помыслов и поступков через призму нравственных требований. Тот же факт, что совесть может вызывать удовлетворение собственным нравственным поведением и помыслами (чистая совесть), а в стыде всегда осуществляется негативная оценка собственных действий и помыслов, не может являться основанием для их противопоставления. Совесть при проявлении ее через стыд тоже связана с негативной оценкой собственных действий.

Отмечается, что совесть — это критическая оценка с позиций нравственных требований своих действий, мотивов и моральных качеств перед самим собой , что это сугубо внутренний диалог. В стыде же диалог осуществляется только с другими. Но разве стыд — это не диалог и с самим собой как осознание и переживание своего несоответствия моральным требованиям перед лицом других?

В ком стыд, в том и совесть.
Русская пословица

Точка зрения
Рассматривая стыд как добродетель, важную и необходимую эмоцию в онтогенезе, мы намеренно искажаем и нивелируем ее деструктивную суть, разрушающую целостность личности, и даже наделяем несвойственными ей характеристиками, якобы формирующими самосознание и положительно воздействующими на совесть. Так ли это на самом деле?

Насколько нам необходим стыд и как он согласуется с совестью? Так ли безоблачны проявления стыда? Насколько ложная стыдливость согласуется с истинными желаниями личности в принятии, одобрении и формировании симпатии?

Потому что взывать к стыду или вызывать его — недостойное занятие , в основе которого жажда власти или стремление управлять или манипулировать человеком, его поведением или ситуацией в целом. Стыд блокирует не только проявление естественности, но и формирует комплекс неполноценности / ущербности. Также, при отсутствии единого взгляда на природу стыда, а также его необходимость или вредность в жизни человека, часто формируется ложная стыдливость, как некий перевертыш добродетельной стыдливости. Ложная или социальная стыдливость есть не что иное, как поведенческий стереотип, формируемый окружением человека и его «стандартами», предпочтениями и «моделями» взаимоотношений.

Стержень личности и ее духовной зрелости формируется другими, ценностно более значимыми качествами — любовью, самоуважением, целостностью, этикой взаимоотношений с собой и эстетическим восприятием мира.

Как стыд перекликается с совестью? Так ли необходимо в формировании совести чувство стыда? Расхожее выражение «и не стыдно тебе» есть провоцирующее обвинение. Вряд ли стыду присущ светлый образ. Однако некоторые философы буквально роднят совесть со стыдом.

В моем понимании стыд, формирующий комплекс неполноценности, не может быть не только предтечей совести и ее аналогом, но и является анахронизмом прошлого. Он формирует эмоциональные импринты, дестабилизирующие ценностно-мировоззренческую систему человека. Стыд, словно червь, подтачивает не только совесть человека, но и уничижает его как свободного индивидуума, не реагирующего на стрелы общества, далекого от совершенства.

Поэтому считать стыд «важной и необходимой эмоцией приспособления к социуму », значит не рассматривать человека как душу — уникальную и неповторимую, стремящуюся в высших своих аспектах к единству и общности в многообразии.

Не приспособление как адаптация, но свободное выражение своих взглядов и позиций , даже если они идут вразрез с общепринятыми «нормами», — новая эволюционная модель современного духовно-социального индивидуума. И в этой модели саморазвития нет места не только стыду, но и другим негативным и разрушительным эмоциям.

А что же происходит со стыдом в этом новом процессе личного переустройства? Стыд преодолевается формированием культуры естественности  с изменением морально-нравственных норм на культурно-этические, в основе которых совесть  как регулятор этики взаимоотношений с собой и миром.

Этот духовно-этический и культурный фундамент, заложенный в детстве без стыда  и используемый зрелой личностью с совестью  в его взрослении, прекрасное начало для построения архитектурно красивого и гармоничного здания своей жизни. Посему — не культивируйте чувство стыда в своих детях, а развивайте чувство ответственности и самоценности!

Колеша С. В. Без стыда, но с совестью

 
Некорректно также разделение совести и стыда на том основании, что совесть позволяет или запрещает действие, а стыд — только запрещает. Опять же частное, производное от совести противопоставляется более общему, более целостному феномену.

По данным Л. Ш. Мустафиной (2012), для девушек понятия совести и стыда являются близкими по значению в большей степени, чем для юношей.

Конечно, дифференцировать эти понятия нужно, но не логично их противопоставлять, ведь стыд — это частное проявление совести.

Хотя стыд является эмоциональным компонентом совести, он не обязательно связан с ней. Он возникает и в случаях, когда с человеком случается конфуз , то есть когда он попадает в неловкое и смешное положение. Например, человек может испытать неловкость, смущение от допущенной ошибки, когда, увидев на улице человека, признает в нем знакомого и здоровается с ним, но потом неожиданно понимает, что обознался. Таким образом, в ряде ситуаций стыд может рассматриваться как самостоятельное явление, которое контрастирует с совестью и одновременно дополняет ее.

 
Почему мы стыдимся? Психологически это очень важный вопрос. Например, что мы чувствуем в случае наготы? Что заставляет нас прятаться друг от друга?

Наше физическое строение в основном такое же, как и у всех людей, но почти все люди более или менее стыдятся, чтобы их голые тела увидели другие. Обнажая себя, мы даже подвергаемся риску осуждения за «нарушение правил приличия». Хотя обнажение тела само по себе не представляет какой-либо большой тайны.

«Не будь таким скромным, я знаю, как выглядят мальчики и девочки», — вы слышите, как говорят подростки, пытаясь преодолеть свое смущение по поводу исследования тела друг друга. Телесные выделения, уринация и дефекация естественны и свойственны всем, и тем не менее они происходят в «туалете» (closet, closed place — закрытое место), как будто это деградация до животных потребностей. Поэтому возникают выражения типа «теперь я должен найти то укромное место, где император (или папа) также преклоняет колени». Сексуальная активность, как правило, проявляется в закрытых и приватных местах из-за того, что сексуальные партнеры будут беспокоиться, если их увидят во время любовной игры (такое беспокойство нередко возникает во снах; причем часто «наблюдатель» появляется в виде отца или матери).

Кажется логичным интерпретировать такие реакции стыда, как защиту от эксгибиционистских или вуайеристских тенденций, тенденций, которые несомненно утратили бы часть заряда, сопровождающего их проявления, если бы не было коллективных табу. Изард высказал точку зрения, что с биологической эволюционной перспективы стыд, вероятно, является основным мотивом, который побуждает людей искать уединения для сексуальных отношений. Соблюдение правил в отношении такого уединения всегда было в интересах социального порядка и гармонии. И сегодня стыд многими путями продолжает служить этим функциям в современном обществе (Izard, 1997).
Якоби М., 2001 

Беседа "Стыд и совесть"

Продолжение цикла откровенного разговора «Верность слову»

«Стыд и совесть»

Цели:

Уточнить значение таких нравственных категорий, как стыд, совесть, раскаяние;

Способствовать формированию умения критически относиться к себе, давать честную оценку своих поступков; побуждать детей к самоанализу, к размышлению о себе, к поиску высоких нравственных идеалов.

Ход откровенного разговора

Воспитатель:

Рассказ «Осколки в сердце».

Однажды молодой человек шёл по улице и увидел слепого с кружкой мелочи у ног. То ли настроение у человека было дурное, то ли ещё что, только бросил он в эту кружку осколки битого стекла – и пошёл себе дальше. Прошло 50 лет. Человек этот добился в жизни всего. И дети, и внуки, и деньги, и хороший дом, и всеобщее уважение – всё у него было. Только этот эпизод из далёкой молодости не давал ему покоя. Мучила его совесть, грызла, не давала спать. И вот на склоне лет он решил найти слепого и покаяться. Приехал в город, где родился и вырос, а слепой так и сидит на том же месте с той же кружкой.

- помнишь, много лет назад кто-то кинул тебе в кружку битое стекло – это был я. Прости меня, - сказал человек.

- те осколки я выбросил в тот же день, а ты носил их в своём сердце 50 лет, - ответил слепой.

Интерактивная беседа.

- Можно ли сказать, в какое время происходили события этого рассказа?

- Почему герой рассказа бросил осколки в кружку слепого?

- Как вы думаете, почему герой рассказа всю жизнь помнил о каком-то нищем слепом старике?

- Как вы думаете, когда у него появились муки совести?

- Какими словами выразил слепой эти мучительные угрызения совести? (Эти осколки ты носил в своём сердце 50 лет)

- Как вы думаете, хороших ли детей воспитает герой рассказа?

- Как бы вы озаглавили этот рассказ? («Осколки в сердце», «Угрызения совести», «Совесть» и т. д)

Словарная работа. «Стыд и совесть»

Что же такое «совесть», «стыд». Каково значение этих слов?

Русский поэт Александр Яшин написал как-то такие строки:

В несметном нашем богатстве

Слова драгоценные есть:

Отечество,

Верность,

Братство.

И есть ещё:

Совесть,

Честь.

Вот как объясняется значение слова «совесть» в словарях Ожегова и Даля:

совесть – внутреннее сознание добра и зла, «тайник души», в котором отзывается одобрение или осуждение каждого поступка, способность распознавать качество поступка

Совесть – категория этики, характеризующая способность личности осуществлять нравственный самоконтроль, самостоятельно формировать для себя нравственные обязанности, требовать от себя их выполнения и производить самооценку совершаемых поступков.

С этим словом употребляют очень сильные выражения: люди говорят: «грызёт совесть», «мучает совесть», «совесть спать не даёт», «муки совести», «угрызения совести», «совесть заговорила». Очень хорошо, когда что-то делаешь со «спокойной совестью», с «чистой совестью». Людей, которые поступают по совести, называют совестливыми, добросовестными

А вот как объясняется значение слова «стыд»: это чувство сильного смущения, самоосуждения от сознания предосудительности поступка, вины

Или такое объяснение: стыд – это чувство, возникающее у человека при совершении им поступков, противоречащих требованиям морали, унижающих достоинство личности Стыд – это очень сильное чувство. Люди говорят: «можно сгореть со стыда», «можно провалиться сквозь землю со стыда», «покраснеть со стыда», «не знаю, куда деться от стыда»

«В ком стыд, в том и совесть», - говорит русская пословица. В ней хорошо показана связь этих двух понятий. Вот некоторые пословиц, которые вы нашли

  1. Как не мудри, а совести не перемудришь.

  2. Совесть без зубов загрызёт.

  3. От человека утаишь, от совести не утаишь.

  4. Жизнь дана на добрые дела.

  5. Лучше жить бедняком, чем разбогатеть с грехом.

  6. Неправдой свет пройдёшь, да назад не воротишься.

  7. Правда, как оса, - лезет в глаза.

  8. Без рук, без ног – калека, без совести – полчеловека.

  9. Без совести и при большом уме не проживёшь.

Высказывания известных людей.

  1. Закон, живущий в нас, называется совестью. Совесть есть, собственно, применение наших поступков к этому закону. Кант Иммануил.

  2. Если хочешь крепко спать, возьми с собой в постель чистую совесть. Франклин Бенджамин.

  3. Мы идём в гущу шумной толпы, чтобы заглушить крик собственной совести. Рабиндранат Тагор.

  4. Стыд перед людьми – хорошее чувство, но лучше всего стыд перед самим собой. Толстой. Л.Н.

  5. Самый тяжкий стыд и великое мучение – это когда не умеешь достойно защищать то, что любишь, чем жив. Горький М.А.

  6. В природе разумных существ заложена способность чувствовать свои несовершенства; поэтому-то природа и дала нам стыдливость, то есть чувство стыда перед этими несовершенствами. Монтескье 3.

Игра «Чего нужно стыдиться?»

Воспитатель: а теперь поговорим о противоположных понятиях. Бесстыдство, наглость, нахальство. Это опасные пороки души. Бесстыжему человеку сначала безразлично, что о нём думают люди, а потом ему становится безразличной собственная судьба. Чего же нужно в жизни стыдиться и почему? Поиграем в игру. Я - против всех. Я буду читать слова. А вы хором отвечаете «стыдно» или «не стыдно» ( вариант: поднимаете руки, если считаете, что этого нужно стыдиться).

- физические недостатки;

- некрасивые поступки;

- поношенная, но аккуратная одежда;

- старомодная одежда;

- неряшливый вид;

- непрестижная работа родителей;

- твоё «простое» происхождение;

- невежество, необразованность, безграмотность.

- вульгарная внешность;

- грубое, бездушное отношение к людям

Я очень рада, что вы победили в этой игре и правильно определили, чего нужно стыдиться. Хотелось бы, чтобы и в жизни ваш внутренний судья – совесть – так же хорошо помогал вам различать добро и зло.

Ситуации выбора. «Голос совести».

Жизнь часто ставит человека перед выбором: сделать по совести или против совести. И этот выбор каждый должен сделать не ради похвалы или показухи, а ради правды, ради долга перед самим собой. По этому решению люди и будут судить о человеке.

Давайте рассмотрим три ситуации. Как поступить по совести?

Ситуация первая.

Вы покупаете в магазине продукты, и продавец по ошибке даёт вам лишнюю сдачу. Как вы поступите?

Ситуация вторая.

Вы весь диктант списали у соседки по парте. Но соседке учитель поставил «3», а вам «5», потому что не заметил трёх грубых ошибок, которые увидел в её тетради. Ваши действия?

Ситуация третья.

На весенние каникулы вы вместе с классным руководителем планируете поездку в лес. Идёт бурная подготовка к весёлому путешествию. Но внезапно в классе происходит ЧП: кто-то сорвал кран с огнетушителя и залил пеной весь пол в кабинете химии. Классный руководитель просит виновника признаться и привести класс в порядок. Но никто не признаётся. Тогда классный руководитель наказывает весь класс и поездка отменяется. А вы знаете, что кран с огнетушителя сорвал ваш друг. Как можно в этой ситуации поступить по совести?

Упражнения совести. «Минута раскаяния».

Вся жизнь человека состоит из подобных ситуаций. На каждом шагу мы делаем выбор между добром и злом. Чтобы не ошибиться, нужно постоянно слышать голос своей совести. Этот голос подскажет нам, хороши или плохи наши поступки. А чтобы совесть не молчала, нужно её тренировать, как тренируют мышцы и ум – нужно заставлять её постоянно работать, выполнять упражнения.

Упражнения совести – это внутренняя работа ума и сердца, когда человек размышляет о том, что хорошего, что плохого сделал за день, мысленно ставит себя на место другого, старается увидеть последствия своих поступков, умеет посмотреть на свои поступки глазами людей, которых он уважает. При такой работе совесть не замолкнет и всегда будет внутренним судьёй человека. А иначе – блуждание в потёмках. Давайте сейчас (у кого хватит смелости) проделаем такое упражнение. Минуту подумаем, вспомним сои плохие поступки, совершённые на этой неделе, в которых мы глубоко раскаиваемся. Назовём это упражнение «минута раскаяния» (включается музыка, в течение одной минуты дети обдумывают свои выступления). Поднимите руку, кто хочет очистить свою совесть, раскаяться в плохом поступке.

Чувство раскаяния – это великое чувство. Оно очищает и исцеляет человека. Даже врачи признают, что самые страшные болезни, перед которыми бессильна медицина, лечит раскаяние. «Повинную голову меч не сечёт», - гласит русская пословица.

Упражнение совести. «Минута прощения».

Второе полезное упражнение совести – просить прощения. Закончилась масленичная неделя. Как называется последний день Масленицы? Верно – «Прощённое воскресенье». В этот день принято просить у всех прощения. Люди при встрече говорят друг другу: «Прости меня, пожалуйста». В ответ нужно говорить: «Бог тебя простит». Есть ли среди вас смельчаки, которые хотят попросить прощения у тех, кого они обидели? Советую вам провести такое упражнение дома.

Интерактивная беседа «Что делать с нахалами?»

Ну, а если у человека нет совести? Хорошо ему жить на свете? Как же пробудить совесть в бессовестном человеке? Примерные ответы детей:

- Нужно ему прямо говорить обо всём, критиковать.

- Нужно объявит бойкот.

- Не подавать руки, не здороваться.

- Нужно устроить общественный суд.

Я с вами согласна. Если человек поступает бессовестно, бесчестно, окружающие должны пристыдить его. Лучше горькая правда, чем красивая ложь. Может быть, это и пробудит в человеке совесть, и станет человеку стыдно.

Подведение итогов.

Есть совесть, есть и стыд, а стыда нет, и совести нет.

Есть совесть, есть и стыд, а стыда нет, и совести нет.
Есть совесть, есть и стыд, а стыда нет, и совести нет.
См. ЧЕЛОВЕК

Пословицы русского народа. — М.: Художественная литература. В. И. Даль. 1989.

  • Не клетка сердце, не переставишь.
  • Железо глупо, а тело забористо.

Смотреть что такое "Есть совесть, есть и стыд, а стыда нет, и совести нет." в других словарях:

  • СОВЕСТЬ — внутренний духовно нравственный закон русского православного человека. Является особой формой выражения таких основополагающих понятий православного христианства, как любовь к ближним, нестяжательство, доброто любие, правда и справедливость.… …   Русская история

  • Совесть — Эта статья или раздел нуждается в переработке. Пожалуйста, улучшите статью в соответствии с правилами написания статей …   Википедия

  • Совесть — Во всех европейских языках (греческ. συνείδησις, латинск. conscientia, французск. conscience, итальянск. coscienza, англ. conscience, немец. Gewissen) это слово образовано из корня, обозначающего знание (вед), и приставки с ; это образование… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • ЧЕЛОВЕК — Рыбам вода, птицам воздух, а человеку вся земля. В мире, что в море. В мире, что в омуте: ни дна, ни покрышки. Мир во зле (во лжи) лежит. Мир в суетах, человек во грехах. Бог что захочет, человек что сможет. Все мы люди, все человеки. Что ни… …   В.И. Даль. Пословицы русского народа

  • Фридрих Ницше — (1844 1900 гг.) философ Кто учитель до мозга костей, тот относится серьезно ко всем вещам, лишь принимая во внимание своих учеников, даже к самому себе. «Самодовлеющее познание» это последние силки, расставляемые моралью: при помощи их в ней… …   Сводная энциклопедия афоризмов

  • Этика — I. Предмет этики и ее основные направления. II. Исторический очерк этических учений. III. Этика как философская дисциплина. I. Этика (от греч. ήθος нрав) или мораль (от лат. mos нрав) в узком смысле слова значит учение о нравственном. Так как все …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Карл Маркс — (1818 1883 гг.) мыслитель …Без ограничения сферы деятельности нельзя ни в одной области совершить ничего замечательного. …Безусловный долг законодателя не превращать в преступление то, что имеет характер проступка, и то лишь в силу обстоятельств …   Сводная энциклопедия афоризмов

  • Державин, Гавриил Романович — — знаменитый поэт, государственный человек и общественный деятель второй половины прошлого и первой четверти нынешнего столетия (р. 3 июля 1743, ум. 8 июля 1816). Предок его, татарский мурза Багрим, в ХV столетии, в княжение Василия… …   Большая биографическая энциклопедия

  • Оправдание добра — Оправдание добра. Нравственная философия философско этическое произведение Владимира Соловьева, написанное им в 1897 году. Содержание 1 Содержание 1.1 Часть первая. Добро в человеческой природе …   Википедия

«Ни стыда, ни совести!»: почему стыд — плохой метод воспитания

«Ни стыда, ни совести!»: почему стыд — плохой метод воспитания

Пристыдить, обвинить, засыпать упрёками — многим это кажется работающим способом повлиять на поведение ребёнка. Психолог Анна Скавитина рассказывает, почему стыд ни к чему хорошему не приводит, а наоборот, ухудшает отношения между родителями и детьми, подрывает доверие и лишает мотивации.

Анна Скавитина, психолог, аналитик, член IAAP (International Association of Analytical Psychology), супервизор РОАП и Института Юнга (г. Цюрих), эксперт журнала «Psychologies»

«Как тебе не стыдно!»

«Ни стыда, ни совести у тебя!», «Как таким бесстыжим вообще можно уродиться!», «Как ты смеешь с матерью так разговаривать, я всё расскажу в школе твоей любимой учительнице, чтобы она знала, с кем дело имеет!». Вы, наверное, слышали бесчисленное множество раз, когда родители стыдили детей не только дома, но и публично, может быть, даже это происходило с вами или вы делали так со своими детьми. Ведь мы все не идеальные родители, и в порыве можем наговорить всякого, о чем регулярно жалеем. Сейчас ещё появилась новая «мода» — кричать о том, что натворил ребёнок, в социальных сетях, так, что друзья, подружки и незнакомые люди оказываются активно вовлечены не только в поддержку родителя, но и в пристыживание ребёнка. Как ни странно, но родители так делают, потому что это кажется работающим способом повлиять на ребёнка. Это точно привлекает их внимание, и они даже на какое-то время меняют своё поведение. Значит, результат воспитания достигнут?

Проблема в том, что в долгосрочной перспективе стыд ни к чему хорошему никогда не приводит. Вместо этого, он может оказать серьезное и длительное влияние на ухудшение отношений между родителями и детьми, подрывает доверие и вынуждает детей ненавидеть своих родителей. К сожалению, это всё лишает вашего ребенка и мотивации делать то, что вы от него хотите.

Дети, регулярно испытывающие стыд, впоследствии не могут поверить, «…что они могут быть важны для другого просто тем, что они есть, сиянием своего естественного бытия. Им кажется, что они должны что-нибудь подарить или совершить хорошие поступки, чтобы заслужить любовь других. Или они думают, что должны продемонстрировать какие-нибудь выдающиеся достижения, чтобы их приняли. Они могут мечтать о ком-то, кто будет любить их безусловно, просто ради них, но убеждены, что это тайное желание имеет слабое основание и надежду на исполнение» — пишет известный аналитик Марио Якоби в книге «Стыд и истоки самоуважения».

Что означает «пристыдить»?

  • Рассказывать смущающие или разоблачающие ребёнка истории в присутствии других, сознательно или бессознательно пытаясь манипулировать отношением или поведением ребенка.
  • Рассказать то, что можно было обсудить один на один с ребёнком о его поведении и последствиях для публики, поделившись этим с друзьями, семьей или миром в целом (через социальные сети).
  • Заставлять ребенка плохо относиться к самому себе как к личности, вместо того, чтобы сосредоточиться на реальном поведении, на которое вы хотели повлиять. «Ты плохой!» — это обвинение не помогает ребенку понять, что он сделал не так или что ему нужно изменить. И это определенно это не та фраза, которую ему хорошо бы мысленно слышать вашим голосом еще долгие годы.
  • Сравнивать ребёнка с важным для него человеком, нападая на обоих: «Ты такой же, как твоя мать (или отец)». Это может быть даже более позорно, чем «ты плохая девочка», особенно если ваш ребенок знает, что у вас много враждебности и конфликтов в отношениях. Но так вы ударяете не только по личности ребёнка, но и по той опоре — родителю, которые помогают его выживанию в жизни.

Вина против стыда

Родителей часто сбивает с толку то, что мысли и чувства действительно влияют на поведение. Например, если вы накричали на своих детей, а затем почувствовали вину или сожаление, этих чувств может быть достаточно, чтобы заставить вас изменить свое поведение. Вы хотели бы, чтобы так работало и с детьми, но часто происходит путаница между чувством вины и стыда, и вместо здорового чувства вины и попыток исправить своё поведение, мы провоцируем у ребёнка стыд.

Что такое вина и стыд?

Хотя многие люди используют термины «вина» и «стыд» как синонимы, на самом деле это разные конструкции с очень разными психологическими значениями и финальными результатами. Вина, как правило, сосредоточена на других людях и вращается вокруг поведения, тогда как стыд сосредоточен на себе и больше касается нашего характера.

Вина — чувство раскаяния за проступок, связанный с вашей реальной ответственностью. Когда ребенок разбивает семейный раритет — вазу, доставшуюся от бабушки, и его мать в шоке, он сожалеет, что его поступок расстроил близких. Это нормально.

Стыд — это чувство своей неадекватности из-за ошибки, которая становится всем видна. Ребенку, разбившему вазу, может быть стыдно за то, что он такой плохой и неуклюжий, и это навсегда, и исправить эту «плохость» вообще не возможно. Он думает: «Теперь, когда все поняли, что я плохой, я могу потерять любовь мамы и всех на свете». Итак, вина возникает из-за того, что вы сделали, а стыд относится к тому, как вы относитесь к себе и воображаете, как должны относиться к вам.

Вина и стыд — неприятные последствия наших действий, которого мы стараемся избежать.

Как регулировать вину и стыд?

Родители и учителя как части общества ругают детей, когда они совершают ошибки или плохо себя ведут. Дети могут связывать это с тем, кем они являются, и стыдиться самих себя, а не того, что они реально сделали. Когда мы указываем ребёнку на ошибку в действиях и в его поведении, мы хотим помочь ему найти ее и исправить. Ребёнок должен научиться нести ответственность за свое поведение, но не навешивать на себя ярлыки «я ужасный, ничего из меня не получится, нечего даже стараться, таким как я, ничего в жизни хорошего не светит». Стыд отражает то, как мы относимся к себе; он включает глобальные представления о том, что я плохой, неправильный или дефектный. Разница часто описывается как: «Я сделал что-то плохое» (вина) или «Я плохой» (стыд). Детям и нам нужно справляться с ошибками, признавать их и двигаться дальше. Поэтому родителям и учителям стоит быть осторожными, чтобы не зацикливаться на ошибках, вызывая у детей нездоровое чувство вины и стыда. Они только мешают развиваться.

Вина, хотя и доставляет нам дискомфорт, часто становится полезным эмоциональным переживанием, а стыд — нет. Наша способность осознавать, что наши собственные действия могли причинить кому-то боль, сопереживать боли этого человека и испытывать угрызения совести за ее причину — все это признаки эмоционального здоровья. Исследования показывают, что люди, склонные к чувству вины, более эмпатичны. Таким образом, ключевое различие между виной и стыдом заключается в том, что вина может быть продуктивной, поскольку она может побудить вас исправить вред, причиненный кому-то другому. С другой стороны, стыд непродуктивен и не мотивирует к позитивным изменениям. Вместо этого стыд заставляет людей чувствовать себя недостойными и заставляет их прятаться, отрицать или обвинять других. Стыд может привести к бегству от отношений с другими людьми и не способствует укреплению здоровья или позитивным отношениям.

Что если вы уже публично пристыдили ребенка и теперь поняли, что это стоит исправить?

Дети довольно устойчивые существа, готовые на многое в своих несовершенных родителях закрывать глаза. Если вы не используете это как регулярный метод воспитания, дети вас молча простят. Но самый здоровый способ — это извиниться: как это делать правильно, можно прочитать тут.
Ваши дети должны видеть, что вы тоже живой человек, а люди совершают ошибки и готовы их признавать. Поэтому, даже если вы испытываете такую степень раскаяния, из-за которой вам чрезвычайно трудно начать этот разговор, сделайте это возможным. Это важно и для них и для вас. Пусть дети услышат и поймут, что так не стоит обращаться с любыми людьми, что так нельзя с ними и с вами. Искренние извинения восстановят ваши отношения, и именно отношения — это то орудие воспитания, влияния на поведение вашего ребенка, а не стыд.

Как влиять на поведение детей без стыда?
Часто родители говорят, что они стыдят, потому что им кажется, что нет других вариантов воздействий. Как я уже написала: он есть. Создавать отношения и поддерживать контакт с детьми вместо войны. Если вы чувствуете бессилие, если у вас «нет других вариантов», возьмите паузу, сделайте глубокий вдох. Затем вспомните, как вы можете себя поддержать. Лучше разработать заранее, в хорошем психическом состоянии, свой собственный список «Мои способы себя поддержать» — и держать его где-нибудь перед глазами, например, распечатанным на холодильнике. И подумайте, какие вы можете предпринять шаги по изменению поведения ребёнка. Если у вас есть возможность привлечь к обсуждению второго родителя — сделайте это.

Можно выражать своё мнение и отношение к происходящему без нападения и провоцирования стыда. Например, «Я так устал выяснять с тобой отношения!» можно просто сократить до «Я так устал» и … пауза. Часто политика маленьких шагов даёт большие результаты.

Поговорите спокойно о том, что у любого человека всегда есть выбор, как можно поступить в следующий раз. Предложите свои варианты, поинтересуйтесь, какие варианты видит ребёнок, подходит ли ему что-то из предложенного или у него есть свои.
Вместо того, чтобы стыдить, скажите:

 — «Я готов (а) послушать, что случилось». Прежде чем что-то сказать, выделите несколько минут, чтобы просто выслушать ребенка.
— «На что это было похоже для тебя, какие чувства ты испытывал (а)?». Помогите ребенку определить чувства, связанные с произошедшими событиями. Это могут быть гнев, страх, одиночество, удивление и другие.
— «Что бы ты мог сделать по-другому?» Прекрасно, если ребенок сам назовёт альтернативные варианты поведения. В этот момент вам важно подтвердить, что часть этих идей подходящая. Так мы учим его стратегиям «как я поступлю в следующий раз», вместо того, чтобы стыдить: возможно, эти варианты сразу не пришли ему в голову из-за стресса, или он не понимал, как поступить.
— «Чем мы можем тебе помочь?». Даже если вы ничего не можете сделать прямо сейчас, ребёнок услышит, что вы искренне предлагаете помощь.

Одно из основных преимуществ такого подхода в том, что вы будете чувствовать себя скорее воодушевленным, чем расстроенным. Это снизит вероятность интенсивного нездорового чувства вины и стыда с обеих сторон. Конечно, бывают моменты, когда наказание в виде ограничивающих последствий будет оправданным, но всегда помогайте детям справиться с их чувством вины и стыда после происшедшего. Гораздо легче разрушить самооценку и отношения, чем заново построить.

Читайте также:

10 токсичных приёмов «воспитания», которые вредят ребёнку

Вина здоровая и нездоровая: отличить и отпустить

7 вопросов о буллинге, ответы на которые важно знать родителям

Фото: Shutterstock

2.3. Совесть и стыд

Как автономен долг, так и совесть человека, по существу, независима от мнения окружающих. В этом совесть отличается от другого внутреннего контрольного механизма сознания — стыда. Стыд и совесть в общем довольно близки. В стыде также отражается осознание человеком своего (а также близких и причастных к нему людей) несоответствия некоторым принятым нормам или ожиданиям окружающих и, стало быть, вины. Однако стыд полностью сориентирован на мнение других лиц, которые могут выразить свое осуждение по поводу нарушения норм, и переживание стыда тем сильнее, чем важнее и значимее для человека эти лица. Поэтому индивид может испытывать стыд — даже за случайные, непредполагаемые результаты действий или за действия, которые ему кажутся нормальными, но которые, как он знает, не признаются в качестве таковых окружением. Логика стыда примерно такова: «Они думают про меня так-то. Они ошибаются. И тем не менее мне стыдно, потому что про меня так думают».

Логика совести иная. И это было осмыслено исторически довольно рано.

Демокрит, живший на рубеже V и IV вв. до н.э еще не знает специального слова «совесть». Но он требует нового понимания постыдного: «Не говори и не делай ничего дурного, даже если ты наедине с собой. учись гораздо более стыдиться самого себя, чем других.» И в другом месте: «Должно стыдиться самого себя столько же, сколько других, и одинаково не делать дурного, останется ли оно никому неизвестным или о нем узнают все. Но наиболее должно стыдиться самого себя, и в каждой душе должен быть начертан закон: «Не делай ничего непристойного» .

2.4. Совесть и долг

В совести решения, действия и оценки соотносятся не с мнением или ожиданием окружающих, а с долгом. Совесть требует быть честным во мраке — быть честным, когда никто не может проконтролировать тебя, когда тайное не станет явным, когда о возможной твоей нечестности не узнает никто.

Субъективно совесть может восприниматься как хотя внутрен­ний, но чужой голос (в особенности, когда он редко о себе заявляет или к нему редко прислушиваются), как голос, как будто незави­симый от «я» человека, голос «другого я». Отсюда делаются два противоположных вывода относительно природы совести. Один состоит в том, что совесть — это голос Бога. Другой состоит в том, что совесть — это обобщенный и интериоризированный (перене­сенный во внутренний план) голос значимых других. Так что совесть истолковывается как специфическая форма стыда, а ее содержание признается индивидуальным, культурно и исторически изменчивым. В крайней форме этот вывод обнаруживается в положении о том, что совесть обусловлена политическими взгля­дами или социальным положением индивида.

Эти точки зрения не исключают друг друга: первая акцентирует внимание на механизме функционирования зрелой совести, вто­рая — на том, как она созревает, формируется; первая рассмат­ривает совесть по преимуществу со стороны ее формы, вторая — со стороны ее конкретного содержания. Совесть в самом деле формируется в процессе социализации и воспитания, через посто­янные указания ребенку на то, «что такое хорошо и что такое плохо» и т.д. На ранних стадиях становления личности совесть проявляется как «голос» значимого окружения (референтной группы) — родителей, воспитателей, сверстников, как повеление некоторого авторитета, и соответственно обнаруживается в страхе перед возможным неодобрением, осуждением, наказанием, а так же в стыде за свое действительное или мнимое несоответствие ожиданиям значимых других. В практике воспитания обращение воспитателя к совести ребенка, как правило, и выражает требова­ние исполнительности, послушности, соответствия предписывае­мым нормам и правилам. Но так обстоит дело с точки зрения развития этой нравственной способности. Однако сформирован­ная совесть говорит на языке вневременном и внепространственном. Совесть — это голос «другого я» человека, той части его души, которая не обременена заботами и утешениями каждого дня;совесть говорит как бы от имени вечности, обращаясь к достоин­ству личности. Совесть — это ответственность человека перед самим собой, но собой как носителем высших, универсальных ценностей .

Раз совесть указывает на соответствие или несоответствие поступка долгу, то, стало быть, «поступок по совести» — это поступок из чувства долга, это поступок, которого требует совесть. Совесть же настаивает на исполнении долга. О долге в отношении совести Кант сказал:

«Культивировать свою совесть, все больше прислушиваться к голосу внутрен­него судьи и использовать для этого все средства» .

И это — тот долг, который человек имеет перед самим собой: совершенствоваться, в том числе в честном и последовательном исполнении долга.

Моральное сознание интригует заключениями, которые здра­вому уму кажутся то логическими кругами, то тавтологиями. Но это все знаки автономии морального духа, который не может вывести себя ни из чего и, не умея успокоиться, утверждает себя через себя самого .

Сочинение Есть совесть - есть и стыд

Любой человек в жизни опирается на набор каких-то моральных критериев. Одними из таких критерий являются совесть, достоинство, доброта, честность, стыд. Все эти определения неразрывно между собой близки. А когда речь заходит о совести, то туда подключается и чувство стыда. Без совести не может быть и стыда.

Но есть между этими понятиями некоторые различия. Совесть является своего рода рулем, который не позволяет переходить обозначенные границы и вершить плохие дела. Это чувство никак не роднится с мнением людей, находящихся вокруг. Оно считается «спрятанным» чувством, как и зависть.

А вот стыдом называется противное ощущение, которое возникает после того, как человек совершил уже неправильный поступок. Он настигает обычно в том случае, если поступки осуждаются окружающими. Тем более, когда эти «окружающие» уважаемы тем, кто сделал что-то гадкое.

Проблематика стыда и совести рассматривается во многих произведениях русской литературы. Отличным примером является пьеса Константина Островского «Гроза». Катерина выходит замуж и начинает страдать из-за плохого отношения свекрови. Девушку постоянно обижают, а защиты со стороны мужа она не чувствует. Еще мужчина много выпивает. Именно поэтому неудивителен поступок героини. Катерина решилась на измену, устав ждать любви и нежности от своего супруга. Девушка доверилась Борису, который стал ее любовником. Но этот человек оказывается предателем и бросает Катерину. Стыд не позволяет Катерине спокойно смотреть в глаза людям. Именно поэтому она совершает самоубийство, кидаясь в реку с высокого обрыва.

Еще тема совести и стыда хорошо раскрыта в романе «Преступление и наказание» Федора Михайловича Достоевского. В нем представлены герои, для которых не существует ни совести, ни стыда. Речь идет о Свидригайлове и Лужине. Если первый еще не самый большой подлец (в конце произведения он исправляется), то другой всецело сгнивший фрукт, в котором нет ничего кроме меркантильности. Эти герои будят в читателе отвращение.

Можно считать, что совесть и стыд – это два близко связанных понятия. Если есть совесть, то может быть и стыд. Если же человек бессовестный, то он не знаком с чувством стыда.

`

Есть совесть - есть и стыд

Популярные сочинения

Ваш мозг на вине и стыде

  • Опубликовано12 сен 2019
  • Автор Ева Гликксман
  • Источник BrainFacts / SfN

iStock.com / stevanovicigor

Вина и стыд - одни из самых болезненных человеческих эмоций. Кому нужны непрошенные напоминания о том, что мы обманули друга, провалили экзамен или разочаровали члена семьи? Но хотя чувство вины и стыда ужасно, это не «плохие эмоции», - говорит Даниэль Шнисер, социальный психолог и доцент Монреальского университета.

Вина и стыд могут привести к депрессии, тревоге и паранойе, но они также подталкивают нас к тому, чтобы вести себя лучше, - говорит Шнисер. «Когда мы действуем так, как не гордимся, мозг передает сигнал, который побуждает нас изменить свое поведение.”

Исследование Шныцера предполагает, что чувство вины и стыда служат важной адаптивной функции, важной для выживания человека. Мы спросили Шницера о корнях этой пары эмоций и о том, как они работают в мозгу.

Как эволюционная теория соотносится с чувством вины и стыда?

Стыд долгое время считался «ядовитым родственником вины», но он принес нам пользу, а не эволюцию. Стыд и вина функционально разработаны, чтобы защитить нас от причинения вреда тем, кто нам дорог, и заставить нас вести себя лучше в будущем

В обществах собирателей пищи людям приходилось полагаться друг на друга, чтобы выжить при болезнях, хищниках и ограниченных ресурсах.Отсутствие симпатии могло быть смертным приговором, потому что никто не будет заботиться о вашем благополучии и не будет делиться с вами.

Вина может сделать нас добрее и щедрее. Возложение затрат на людей, которые заботятся о вашем благополучии (например, на семью и друзей), косвенно обходится самому человеку. Система вины предназначена для обнаружения причинения вреда, его прекращения и принятия корректирующих мер. Точно так же стыд предупреждает нас, когда мы действуем таким образом, чтобы другие обесценили нас и не пришли нам на помощь.Итак, естественный отбор благоприятствует тем, кто чувствует вину и стыд.

Чем отличаются вина и стыд?

Вина и стыд - это эмоции самосознания, связанные с реальными или предполагаемыми моральными неудачами. Однако их мотивация и результаты разные, и вы можете иметь одно без другого.

Вина может возникнуть, даже если никто не узнает, что вы сделали. Не может быть никаких последствий, кроме как заставить вас почувствовать, что вам нужно лучше относиться к другому в будущем. И вы можете попытаться исправить ошибку.

Что касается стыда, то основное внимание уделяется тому, чтобы кто-то другой обнаружил ваш проступок. В отличие от чувства вины, стыд может привести к большему количеству проступков, например к лжи или уничтожению улик. Эти вещи являются нарушениями в том смысле, что они нежелательны в социальном плане, особенно для жертв. Однако такое поведение может снизить вероятность того, что обидчик будет обесценен другими - и это как раз функция стыда.

Что происходит в мозгу, когда мы чувствуем стыд или вину?

Вина и стыд разделяют некоторые нейронные сети во фронтальной и височной областях мозга, но их паттерны явно различаются.Вина возникает, когда ваше поведение противоречит вашей совести. Стыд возникает, когда мы думаем, что навредили своей репутации.

Во время фМРТ-исследований немецкие ученые из Университета Людвига-Максимилиана в Мюнхене обнаружили, что стыд вызывает высокую активность в правой части мозга, но не в миндалевидном теле. В состоянии вины наблюдалась активность миндалины и лобных долей, но меньшая нервная активность в обоих полушариях мозга. Исследователи пришли к выводу, что стыд с его широкими культурными и социальными факторами является более сложной эмоцией; С другой стороны, чувство вины связано только с общепринятыми социальными стандартами человека.

Почему одни люди больше других чувствуют вину или стыд?

На поведение влияют биология и окружающая среда, а это значит, что в игру вступают многие факторы. Исследования Шныцера показывают, что система стыда точно прогнозирует и точно соответствует по интенсивности той степени, в которой другие обесценит вас, если вы предпримете определенное действие, которое они не одобряют. Таким образом, система стыда воплощает принцип Златовласки: она активируется до степени, которая является «правильной». В случае вины интенсивность связана с внутренней системой ценностей человека, а не с другими.

Люди с некоторыми психическими расстройствами, такими как психопатия, могут никогда не чувствовать стыда или вины. И дети, которых заставляли чувствовать вину и стыд, когда росли, скорее всего, продолжат эту закономерность и во взрослом возрасте.

Об авторе

Eve Glicksman

Eve Glicksman - писатель-фрилансер и консультант из Вашингтона, округ Колумбия.

Список литературы

Бастин, К., Харрисон, Б. Дж., Дэйви, К. Г., Молл, Дж., И Уиттл, С. (2016). Чувства стыда, смущения и вины и их нейронные корреляты: систематический обзор. Neuroscience & Biobehavioral Reviews, 71 , 455–471. DOI: 10.1016 / j.neubiorev.2016.09.019

Michl, P., Meindl, T., Meister, F., Born, C., Энгель Р. Р., Райзер М. и Хенниг-Фаст К. (2014). Нейробиологические основы стыда и вины: пилотное исследование фМРТ. Социальная когнитивная и аффективная нейробиология, 9 (2), 150–157. DOI: 10.1093 / сканирование / nss114

Робертсон, Т. Э., Шнисер, Д., Делтон, А. В., Туби, Дж., И Космидес, Л. (2018). Истинный спусковой крючок стыда: социальной девальвации достаточно, проступки не нужны. Эволюция и поведение человека, 39 (5), 566–573. DOI: 10.1016 / j.evolhumbehav.2018.05.010

Шныцер Д., Туби Дж., Космидес Л., Порат Р., Шалви С. и Гальперин Э. (2016). Стыд внимательно отслеживает угрозу девальвации со стороны других, даже в разных культурах. Proceedings of the National Academy of Sciences, 201514699. doi: 10.1073 / pnas.1514699113

Шныцер, Д. (2019). Формы и функции осознанных эмоций. Тенденции когнитивных наук, 23 (2), 143–157. DOI: 10.1016 / j.tics.2018.11.007

BrainFacts.org приветствует все ваши вопросы, связанные с мозгом.

Каждый месяц мы выбираем один вопрос читателя и получаем ответ от ведущего нейробиолога. Всегда что-то интересовало?

Заявление об ограничении ответственности: BrainFacts.org предоставляет информацию о понимании в этой области причин, симптомов и исходов заболеваний головного мозга. Он не предназначен для предоставления пациентам конкретных медицинских или иных советов. Посетители, заинтересованные в медицинской консультации, должны проконсультироваться с врачом.

Имя* Пожалуйста, введите ваше имя.

Фамилия* Пожалуйста, введите свою фамилию.

Адрес электронной почты* Пожалуйста, введите Ваш адрес электронной почты. Адрес электронной почты является недействительным.

Город

государство Выберите OneAlabamaAlaskaArizonaArkansasCaliforniaColoradoConnecticutDelawareDistrict Of ColumbiaFloridaGeorgiaHawaiiIdahoIllinoisIndianaIowaKansasKentuckyLouisianaMaineMarylandMassachusettsMichiganMinnesotaMississippiMissouriMontanaNebraskaNevadaNew HampshireNew JerseyNew MexicoNew YorkNorth CarolinaNorth DakotaOhioOklahomaOregonPennsylvaniaRhode IslandSouth CarolinaSouth DakotaTennesseeTexasUtahVermontVirginiaWashingtonWest VirginiaWisconsinWyoming

Страна Выберите OneUnited StatesCanadaUnited KingdomIrelandAustraliaNew Zealand ------------------- AfghanistanAlbaniaAlgeriaAmerican SamoaAndorraAngolaAnguillaAntarcticaAntigua и BarbudaArgentinaArmeniaArubaAustraliaAustriaAzerbaijanBahamasBahrainBangladeshBarbadosBelarusBelgiumBelizeBeninBermudaBhutanBoliviaBosnia и HerzegovinaBotswanaBouvet IslandBrazilBritish Индийского океана TerritoryBrunei DarussalamBulgariaBurkina FasoBurundiCambodiaCameroonCanadaCape VerdeCayman IslandsCentral африканского RepublicChadChileChinaChristmas IslandCocos (Килинг) IslandsColombiaComorosCongoCongo, Демократическую Республику TheCook IslandsCosta RicaCote D'ivoireCroatiaCubaCyprusCzech RepublicDenmarkDjiboutiDominicaDominican RepublicEcuadorEgyptEl SalvadorEquatorial GuineaEritreaEstoniaEthiopiaFalkland (Мальвинские) острова Фарерские IslandsFijiFinlandFranceFrench GuianaFrench PolynesiaFrench Южный TerritoriesGabonGambiaGeorgiaGermanyGhanaGibraltarGreeceGreenlandGrenadaGuadeloupeGuamGuatemalaGuineaGuinea-bissauGuyanaHait Остров iHeard и МакДональда IslandsHoly Престол (Ватикан) HondurasHong KongHungaryIcelandIndiaIndonesiaIran, Исламская Республика ofIraqIrelandIsraelItalyJamaicaJapanJordanKazakhstanKenyaKiribatiKorea, Корейская Народно-Демократическая Республика ofKorea, Республика ofKuwaitKyrgyzstanLao Народная Демократическая RepublicLatviaLebanonLesothoLiberiaLibyan Арабская JamahiriyaLiechtensteinLithuaniaLuxembourgMacaoMacedonia, бывшая югославская Республика ofMadagascarMalawiMalaysiaMaldivesMaliMaltaMarshall IslandsMartiniqueMauritaniaMauritiusMayotteMexicoMicronesia, Федеративные Штаты ofMoldova, Республика ofMonacoMongoliaMontserratMoroccoMozambiqueMyanmarNamibiaNauruNepalNetherlandsNetherlands AntillesNew CaledoniaNew ZealandNicaraguaNigerNigeriaNiueNorfolk IslandNorthern Mariana IslandsNorwayOmanPakistanPalauPalestinian Территория, ОккупированнаяПанамаПапуа-Новая ГвинеяПарагвайПеруФилиппиныПиткэрнПольшаПортугалияПуэрто-РикоКатарВоссоединениеРумынияРоссийская ФедерацияРуандаСвятая ЕленаСент-Китс и НевисСент-ЛюсияСент-Пьер и Мик uelonSaint Винсент и GrenadinesSamoaSan MarinoSao Том и PrincipeSaudi ArabiaSenegalSerbia и MontenegroSeychellesSierra LeoneSingaporeSlovakiaSloveniaSolomon IslandsSomaliaSouth AfricaSouth Джорджия и Южные Сандвичевы IslandsSpainSri LankaSudanSurinameSvalbard и Ян MayenSwazilandSwedenSwitzerlandSyrian Arab RepublicTaiwan, провинция ChinaTajikistanTanzania, Объединенная Республика ofThailandTimor-lesteTogoTokelauTongaTrinidad и TobagoTunisiaTurkeyTurkmenistanTurks и Кайкос IslandsTuvaluUgandaUkraineUnited арабского EmiratesUnited KingdomUnited StatesUnited Штаты Экваторияльная IslandsUruguayUzbekistanVanuatuVenezuelaViet Нам-Виргинские острова, Британские Виргинские острова, U.С.Уоллис и Футуна, Западная Сахара, Йемен, Замбия, Зимбабве,

Вопрос* Пожалуйста, введите свой вопрос.

Вопрос отправлен. Спасибо.

При отправке отзыва произошла ошибка. Пожалуйста, повторите попытку позже.

Мнение | Культура стыда

Крауч описывает, как компьютерные геймеры злобно преследовали журналистов, в основном женщин, критиковавших женоненавистничество своих игр.Споры в кампусе разгораются так быстро, потому что даже незначительное пренебрежение к группе воспринимается как основная угроза идентичности.

Наивысший грех сегодня, утверждает Крауч, - это критиковать группу, особенно по моральным соображениям. Разговоры о хорошем и плохом должны быть отложены до разговоров об уважении и признании. Крауч пишет: «Разговоры о добре и зле вызывают беспокойство, когда они сопровождаются кажущимся безразличием к опыту стыда, который сопровождает суждения об« аморальности »».

Он отмечает, что эта культура стыда отличается от традиционных культур стыда. в Азии, например.В традиционных культурах стыда противоположностью стыда была честь или «лицо» - быть известным как достойный и порядочный гражданин. В новой культуре стыда противоположность стыда - это знаменитость, привлекающая внимание и агрессивно уникальная на какой-то медиа-платформе.

С положительной стороны, эта новая культура стыда может восстановить структуру общества и общества. Это могло бы немного повернуть вспять индивидуалистический, распыляющий напор последних 50 лет.

С другой стороны, каждый постоянно чувствует себя незащищенным в моральной системе, основанной на включении и исключении.Нет никаких постоянных стандартов, только меняющиеся суждения толпы. Это культура чрезмерной чувствительности, чрезмерной реакции и частой моральной паники, во время которой каждый чувствует себя обязанным согласиться.

Если мы хотим избежать постоянного состояния тревоги, идентичность людей должна основываться на стандартах справедливости и добродетели, которые являются более глубокими и постоянными, чем изменчивые представления толпы. В эпоху вездесущих социальных сетей, вероятно, вдвойне важно открыть и назвать свой собственный Истинный Север, видение конечного блага, которое стоит защищать даже ценой непопулярности и исключения.

Культура вины может быть жесткой, но, по крайней мере, вы можете ненавидеть грех и при этом любить грешника. Современная культура стыда якобы ценит вовлеченность и терпимость, но она может быть до странности безжалостной к тем, кто не согласен, и к тем, кто не вписывается в нее.

Frontiers | Новая концепция совести

Введение

Как не только практикующий психоаналитик, но и судебный репортер, я особенно интересуюсь концептуализацией и работой Супер-Эго.В своей консультационной комнате я оцениваю влияние суперэго на такие явления, как самонаказание, запрет соперничества и триумфа, чувство вины за выживание или (токсичную) склонность испытывать стыд. Если бы я диагностировал суперэго у этих пациентов, я, вероятно, не пошел бы дальше таких выводов, как «суровое суперэго» или «карательное суперэго». То же самое и с моей судебно-медицинской практикой: когда мне нужно диагностировать суперэго несовершеннолетнего правонарушителя в судебно-медицинском заключении, я не могу подобрать слов, учитывая, что исчерпывающая теория описания суперэго отсутствует (Le Sage, 2005).Насколько мне известно, исследования суперэго предназначены для ученых, не связанных с психоанализом.

Однако клиническая литература по суперэго обширна и теоретически разнообразна. В настоящее время у нас есть обширная база знаний о суперэго, и продолжают появляться новые публикации, при этом одни расширяют теорию влечений (Reddish, 2014), а другие пытаются интегрировать новые теоретические разработки, относящиеся к повороту отношений, такие как теория привязанности (Holmes, 2011; Карвет, 2013).Тем не менее, после более чем ста лет психоаналитического теоретизирования концепция суперэго превратилась в концепцию контейнера. Он может относиться к совершенно разным концепциям, начиная от «разрушающего эго супер-эго» (Bion, 1959) до «супервизора эго» (Blum, 1985) или до «набора когнитивных моральных или этических принципов» (Brierley , 1962). Он содержит не только идеальное эго, но и идеал эго: чувство тоски по будущему (Chasseguet-Smirgel, 1976). Соответственно, рождение суперэго происходило в широком диапазоне развития ребенка: от первых месяцев жизни в теории кляйнизма до фазы разрешения эдипова комплекса в теории Фрейда в возрасте около шести лет.

В моем поиске концепций, которые предложили бы не только язык, который мог бы описывать клинические тонкости, но также открыли бы возможность для операционализации суперэго, я нашел твердую основу в теориях, которые появились после так называемого «реляционного поворота» в психоанализе. и нейропсихоанализ.

«Относительный поворот» относится к переходу за последние три десятилетия, когда психоаналитики отвернулись от психологии одного человека, основанной на инстинктивных побуждениях, к психологии двух лиц, основанной на потребностях в отношениях и системах привязанности, регуляции эмоций или ментализации. .Некоторые из этих систем регуляции действуют в подавленном бессознательном (бессознательная имплицитная память), другие приходят в осознание, когда на них обращено внимание, а третьи становятся конфликтными и динамически бессознательными. Примером этого поворота в отношениях является ситуация, когда Мейснер (2009a), говоря о суперэго, пишет: «Человеческие мотивации и эмоции не требуют происхождения из предполагаемого влечения» (o.c., стр. 822). Вместо этого влиятельные авторы описали системы эмоциональной регуляции, которые взаимодействуют в процессе непрерывного развертывания аффектов, намерений и целей (Panksepp, 1998; Akhtar, 1999; Fonagy et al., 2002; Schore, 2003; Юрист и др., 2008; Мейснер, 2009а; Дамасио, 2010; Lichtenberg et al., 2011; Панксепп, Бивень, 2012). Многие из этих авторов призывают к переформулировке (части) нашей существующей метапсихологии, что создало бы новые возможности для интеграции научных знаний из областей вне психоанализа, таких как аффективная нейробиология или теория эмоций.

В этой статье я надеюсь начать обсуждение метапсихологии суперэго. Если мы больше не предполагаем, что нами движут сексуальные и агрессивные влечения, а движимы аффектами, эмоциями и чувствами, как я тогда концептуализирую суперэго? В «Реконцептуализации суперэго в« совесть »» я предлагаю, чтобы мы больше не мыслили гипотетическими ментальными структурами, а подходили к супер-эго как к системе регуляции самости.Затем в разделе «Какие психические системы способствуют функционированию совести?» Я опишу три подсистемы, которые участвуют в функционировании суперэго: способность к сочувствию, склонность испытывать застенчивые эмоции, такие как стыд, вина и гордость, и способность к логике, моральное мышление. Наконец, я сделаю вывод, что эта новая модель суперэго может расширить существующие клинические знания, служить предметом исследования и каким образом такая наука, как нейропсихоанализ, может расширить наши психоаналитические знания.

Я не намерен обойти или обесценить существующий объем знаний, не говоря уже о том, чтобы покончить с ним - это было бы выбросом ребенка с водой из ванны. Напротив, задача состоит в том, чтобы встать на плечи предшественников и развиваться дальше. Надеюсь, эта новая концептуализация предложит новый и сложный взгляд на функционирование суперэго. В конце концов, эта переформулировка не является попыткой ради самой себя; его цель - расширить возможности для интеграции новых знаний.Мой выбор функциональной системы вместо ментальной структуры можно проследить до того влияния, которое нейропсихоаналитические теории оказывают на мое мышление. Структура подразумевает причинную, линейную модель влечений и локализацию мозга. («Где в мозгу находится суперэго?»). Теория систем заменила каузальное мышление почти во всех науках, а в неврологии мозг концептуализируется как состоящий из функциональных систем с взаимодействующими областями мозга, совместно создающими определенные психические явления (Damasio, 2010).В разделе «Какие психические системы способствуют функционированию совести?» Я опишу, как совесть считается психической системой, в которой взаимодействуют различные психические явления и соответствующие им области мозга.

Реконцептуализация «Суперэго» в «совесть»

Далее я предлагаю реконцептуализацию суперэго как «ментальной структуры» к суперэго как «системе регуляции самости». Для концептуальной ясности я буду использовать термин «суперэго», имея в виду концепцию суперэго в структурной модели и модели влечений Фрейда и в теориях объектных отношений, и «совесть», когда ссылаюсь на концепцию суперэго, основанную на реляционном повороте и нейропсихоанализе.Конечно, цель этой статьи не сводить функционирование сознания к функционированию мозга. Прежде чем описывать системную концепцию совести, я коротко остановлюсь на концепции «я», поскольку это «я» регулируется совестью.

Для осмысления себя по отношению к совести работа Аллана Шора и Дэниела Стерна о природе личности имеет первостепенное значение.

Schore (2009) отдает должное Кохуту, который открыл новые горизонты в психоанализе, отвернувшись от интрапсихического бессознательного и когнитивного эго в сторону относительного бессознательного и самости, обрабатывающей эмоции.Кохут, цитирует Шор, исследовал основные проблемы психоанализа, такие как «как ранние аффективные взаимоотношения с социальной средой способствуют появлению« я »( развитие самости, ) и как эти переживания интернализуются в созревающие саморегулирующиеся структуры (). структурирование самости ) (...) »(ок, с. 190). Согласно Кохуту, личность развивается из взаимодействия с основными опекунами: ребенок усваивает то, как его или ее эмоции регулируются во время взаимодействия.«Эти регулирующие переживания Я-Я-объекта обеспечивают особые интерсубъективные переживания, которые вызывают возникновение и поддержание Я» (o.c., стр. 192). Затем, с точки зрения нейробиологии, Шор дает ответы на основные проблемы Кохута, на которые Кохут не мог ответить в свое время.

Центральным в мышлении Шора является представление о том, что идея единого унитарного «я» вводит в заблуждение: «То, что мы называем« я », на самом деле является системой состояний« я », которые развиваются в первые годы, но становятся все более сложными в течение жизни. ”(Шор, 2017, стр.74). В первый год жизни структуризация правого полушария мозга развивается в ходе взаимозависимого взаимодействия между ребенком и опекунами (самобъектами), особенно через процессы несоответствия и восстановления в привязанности, и вместе с этим (неадекватной) адаптивной имплицитной самореализации. процессы регулирования развиваются. На раннем этапе развития это имплицитное Я, предположительно расположенное в латерализованном правом полушарии, в основном является относительным, поскольку состояния Я развиваются в результате взаимодействия с Я-объектами.Шор (2009, 2017) обнаруживает основные системы саморегуляции мозга в орбитальных префронтальных областях правого полушария. Его функционирование принадлежит не подавляемому бессознательному; его содержание можно почувствовать, но нельзя передать словами или символами. Соответственно, в психотерапии этого нельзя достичь посредством интерпретаций, делающих бессознательное сознательным, но это становится видимым в разыгрывании между психоаналитиком и пациентом. Для функционирования суперэго важно понимать, что это правое полушарие мозга быстрее реагирует на эмоциональные стимулы, чем любая другая корковая функция.Эти процессы раннего развития необходимы для более позднего «созревания эффективных суперэго ауторегуляторных систем» (Schore, 2003, стр. 151, курсив FS). Несколько позже в раннем развитии, после второго года жизни, развивается вербальная сознательная левосторонняя самосистема («левое сознание»). Шор пишет: «Несмотря на обозначение вербального левого полушария как« доминантного »из-за его способности явно обрабатывать языковые функции, именно правое полушарие с его неявным гомеостатическим выживанием и регулирующими функциями воздействия, которые действительно доминируют в человеческом существовании» (Шор , 2017, стр.74). В разделе «Какие психические системы способствуют функционированию совести?» обсуждая стыд и вину, я буду обсуждать значение этих понятий для функционирования совести.

С точки зрения теории привязанности, Стерн (1985) описывает, что овладение эмоциями приводит к раннему развитию осознания себя как агента, хранилища бессознательных процессов и действий. Примерно на втором году жизни устанавливается это Я-агент. Когда на более поздних этапах развития ребенка качество важных взаимоотношений постепенно становится интернализованным в репрезентации «я» и объектов, развивается «я» как субъект, и ребенок испытывает аффекты и мысли о своем существовании и действиях.Еще на более позднем этапе развития Я-как-объект начинает развиваться в результате растущих умственных способностей, таких как ментализация, регулирование эмоций, паттерны привязанности и символическое мышление. Твердое чувство идентичности утверждается, когда теория разума утвердилась примерно на пятом году жизни, а различные способы ментализации были интегрированы примерно на седьмом году. Теперь начинает развиваться сознательная способность к регулированию себя: личность постоянно оценивается на фоне репрезентаций себя и объекта.Однажды развившаяся совесть не может быть выключена и включена по своему усмотрению, но после этого она находится в режиме ожидания, пока эмоция не сигнализирует об угрозе самооценке. И, как отмечает Lichtenberg et al. (2011) утверждают, что когда это происходит, почти одновременно активируются защитные механизмы.

Функция «совести» системы - гарантировать, что личность остается стабильной. Обсуждая сознание, Солмс (2017) утверждает, что это стремление к гомеостазу самости относится именно к «базовому (стволовому) сознанию, которое состоит из состояний , а не изображений » (o.c., p. 6). Это Я-система, которую Шор называет имплицитным Я, находящимся в невыпрессованном бессознательном. Несмотря на эту потребность в стабильности, в повседневной жизни функционирование совести непостоянно: в некоторых ситуациях субъект может быть менее эмпатичным, чем обычно, резким в самооценке или действовать не в соответствии со своими моральными принципами. стандартов, в то время как в других обстоятельствах он или она, кажется, оценивают себя нейтрально или даже положительно. Опьянение, вызванное наркотиками или алкоголем, влияет на то, как мы испытываем застенчивые эмоции, равно как и важные жизненные события, такие как рождение ребенка, развод или траур по потерянному родителю.

Какие психические системы способствуют функционированию совести?

Какие психические системы участвуют в регуляции личности (см. Рисунок 1)? В соответствии со своим определением имплицитного «я» как по существу относительного, Шор (2009) называет эмпатию основным процессом психологии «я». Таким образом, способность к сочувствию имеет первостепенное значение для функционирования совести. Аспект эмпатии в оценке себя может иметь место между психически в фактических взаимодействиях с другими и внутри психически также во взаимодействии с внутренними объектами Я.Вторая система, участвующая в совести, - это склонность испытывать застенчивые эмоции, такие как стыд, вина, смущение и гордость. Ощущение эмоций - сигнал о том, что имеет место самооценка, которую совесть активно пытается восстановить гомеостаз себя. Наконец, функционирование совести связано с познавательной способностью к нравственному знанию и рассуждению. Эта когнитивная способность функционирует как когнитивный фон, на котором происходит самооценка, не столько на основе взаимодействия с другими, сколько на когнитивном, рациональном уровне переживания.

РИСУНОК 1. Функционирование совести.

Для концептуализации себя по отношению к совести работа Дэниела Стерна и Аллана Шора о природе личности имеет первостепенное значение. Основываясь на нижеследующем, читатель может предположить, что я занимаю в первую очередь нейроредукционистскую позицию, как будто эмоциональную жизнь можно полностью понять по функционированию мозга. Однако это не то, что мы хотим подчеркнуть. Для меня основной чертой психоаналитического мышления является то, что развивающийся ребенок придает значение аффектам, эмоциям и чувствам, которые в конечном итоге кристаллизуются во взрослой личности.Таким образом, важным теоретическим аспектом психоанализа является его фундамент феноменологической науки. После реляционного поворота психоанализ также стал наукой об интерсубъективности, то есть о субъекте, придающем значение в контексте отношений. И, наконец, аффективная нейробиология может пролить свет на неврологические корреляты наших субъективных состояний.

Сочувствие

В разделе «Реконцептуализация« суперэго »в« совесть »» мы увидели, что первые переживания самих себя формируются в процессах регулирования привязанности и эмоций между опекуном и ребенком, что приводит к неявному «я», которое в основном является реляционным.Таким образом, очевидно, что с точки зрения развития способность к эмпатии - это первая умственная деятельность, которая запускает оценку себя. Эмпатия - это не эмоция или чувство, а особая умственная деятельность, тесно связанная с ментализацией, но отличная от нее (Allen et al., 2008). Это способность адекватно переживать эмоции другого человека отдельно от собственных эмоций (Bolognini, 2004; Aragno, 2008). В эмпатической активности в большей или меньшей степени доминируют познания или чувства, что ведет к концептуальному различию между когнитивной и аффективной эмпатией (Hoffman, 2000; Meissner, 2009b).В реальности повседневной эмоциональной жизни эмпатическая активность, естественно, часто представляет собой смесь двух: эмпатия - это многослойный феномен, синтез знания точки зрения другого и чувства сострадания, чтобы помочь.

В отличие от совести, эмпатическая способность может более или менее сознательно включаться и выключаться или функционировать во многих других промежуточных состояниях. Злость на кого-то снижает качество сочувствия, иногда так же, как и влюбленность. Эмпатическая активность подрывается стыдом, так как стыд может вызвать эмоцию, направленную внутрь, тогда как сочувствие имеет другое направление (Schalkwijk, 2015).В нашей клинической работе мы встречаемся как с пациентами, у которых сформировалась жесткая эмпатическая стена, чтобы защитить себя от подавления эмоциями других, так и с пациентами, страдающими от эмпатического гнева, которые реагируют так, как будто они сами являются жертвой (Натансон, 1986). Обычно действие эмпатической стены помогает субъекту не поддаваться эмоциям другого. При пограничной патологии эта функция эмпатической стенки не работает: она, так сказать, «слишком тонкая». На качество эмпатической активности сильно влияет широкий спектр переменных, таких как близость друг к другу (семья, партнер, друг, знакомый, принадлежность к той же религиозной группе и расе), симпатия друг к другу и многие другие переменные (Hoffman, 2000; Watt, 2007).

Из трех областей сознания сочувствие исследовано больше всего. Функционирование зеркальных нейронов рекламируется как нейронный субстрат для сочувствия; однако пионер зеркальных нейронов Галлезе (2008) категорически предостерегает от такого упрощения. Нейропсихоаналитически можно было бы ожидать, что эмпатия будет связана с имплицитной самосистемой правого полушария, что приведет к эмпатическим процессам, которые происходят в неявной невербальной коммуникации, в то время как самосистема левого и правого полушарий мозга связана с более когнитивными, сознательными процессами.Фонаги и др. (2002) действительно предложили существование двух отдельных внутренних механизмов интерпретации (МВМ) для межличностного понимания эмоций и состояний убеждений. IIM, ориентированный на познание (IIM-c), связанный с теорией разума, характеризуется активацией медиальных префронтальных фокусов вокруг BA8, тогда как IIM-ориентированный на аффект (IIM-a) связан с миндалевидным телом и орбитофронтальными областями. В экспериментах с распознаванием лиц аффективная эмпатия включает примитивную, автоматически активируемую, быстро срабатывающую нейронную цепь, функционирующую наряду с более развитой, когнитивной и относительно медленной цепью (Adolphs, 2002).

Как эти мозговые процессы способствуют функционированию совести (Blair, 2003; Decety and Meyer, 2008; Baron-Cohen, 2011)? Фонаги и др. (2002), (стр. 139) выдвинули гипотезу о следующем: «Люди с ограниченной способностью к эмпатии будут демонстрировать ограниченную реакцию на изображение страдания на лицах детей, в то время как другие не покажут дефицита миндалины, но продемонстрируют ограниченную активацию OFC. Люди с нарушением миндалевидного тела, вероятно, не смогли правильно понять свои собственные эмоциональные реакции, которые непосредственно привели к отказу от эмпатии.(...) Третий уровень отказа может возникнуть в результате разъединения между медиальной лобной и глазничной лобной областями (IIM-a и IIM-c) ». Их гипотеза подтверждена, среди прочего, Decety et al. (2013): преступники с сильными психопатическими чертами способны адекватно ощущать боль другого, но они не сдерживаются ею. Интересно, что мозговые цепи, участвующие в распознавании чужой боли, перекрывают мозговые цепи, связанные с моральными рассуждениями, эмоциями и принятием решений.

Сознательные эмоции

Точно так же системы регулирования основных эмоций основаны и развиваются на реляционной основе, системы регулирования эмоций самосознания могут иметь меж личное качество и внутреннее личное качество. Однако самосознательные эмоции не передаются биологически, как аффективные мотивационные системы Панксеппа, а скорее возникают в результате относительно сложных психических процессов и в меньшей степени связаны с биологически детерминированными тенденциями к действию, чем с основными эмоциями (Tracy et al., 2007). Они развиваются из опыта рефлексии себя как объекта («я-как-объект»), что может привести к стыду, вине, гордости или смущению. Эмоции самосознания могут проявляться в отношении строго индивидуального «я» и того, кем является кто-то в относительном, социальном или культурном контексте (Hoffman, 2000). Они вступают в игру, когда субъект признает, что грядущая эмоция, предсказанная физическими аффектами, действительно имеет отношение к личности: «Это имеет отношение ко мне» (Mills, 2005).После того, как эмоция была признана относящейся к идентичности, сознательно или бессознательно, ее необходимо регулировать, поскольку она затрагивает «я» как объект. Эмпирические исследования показали, что люди сильно различаются по своей склонности испытывать застенчивые эмоции (Tangney and Dearing, 2002). Некоторым людям действительно не хватает самосознания (Hare, 1999), что является признаком патологии. Другие сильно страдают от чрезмерного чувства вины или стыда (Seidler, 2000; Lansky, 2005; Erreich, 2011). Натансон (1992) разработал интересный с клинической точки зрения Компас стыда, который включает четыре различных стиля совладания со стыдом: нападение на себя, избегание, отрицание и нападение на другого.

Описывая раннее развитие суперэго, Шор (2003) подробно писал о влиянии регуляции на служение непрерывности «я», уделяя особое внимание стыду в переживаниях привязанности: «Это момент воссоединения« возвращающихся », сильно возбужденных, приподнятых. , практикующий малыш, в состоянии возбужденного ожидания, воссоединение с матерью, что является прототипическим объектным отношением в возникновении стыда »(oc, с.158). Шор указывает здесь на важность стресса стыда и нейрофизиологию нарушения регуляции возбуждения во время отработки эпизодов воссоединения, которые распознаются во взрослой жизни: «Тормоз нарастающего возбуждения, видимый в стыде (...) отражает внезапный динамический переход от симпатической доминантной к парасимпатической доминантной активности ВНС »(o.c., стр.162). Вина проявляется в более позднем (эдипальном) развитии и может быть больше связана с «более поздним созреванием лингвистической рациональной способности вербально-аналитического левого полушария» (o.c., с. 185). Помните, что Шор связал имплицитную самосистему с латерализованным правым полушарием, а явную самосистему - с латерализованным левым полушарием.

Сосредоточившись на связи между стыдом, виной и нейробиологией, Шор (2003) пишет: «(....) система стыда, возникающая в этот период, представляет собой вовлекающий корковый тормозной механизм контроля чрезмерных, гиперстимулированных состояний »(oc, стр. 158) и« Используя нейропсихоаналитическую точку зрения, предполагается, что психоаналитический идеал эго может быть идентифицирован как структура регуляции аффекта с левой орбитальной префронтальной корой. Эта корковая тормозная система расширена в правом полушарии и имеет обширные лимбические связи, регулирует эмоции (...), поведение привязанности (...) и агрессии (...), и влияет на парасимпатические и симпатические вегетативные функции ». (o.c., стр.182). Затем, обращаясь к вине, Шор заключает: «Раннее развитие невербального стыда и идеала эго до словесной вины и совести отражает известные биологически детерминированные ранние дифференциации и функциональное начало невербального зрительно-пространственно-целостного правого полушария (...) и более позднего. созревание лингвистически-рациональной способности вербально-аналитического правого полушария »(о.c., p. 185).

В (непсихоаналитическом) обзоре исследований нейронных коррелятов стыда и вины Bastin et al. (2016) обнаружили определенные закономерности структуры / функций мозга для этих эмоций. Стыд, скорее всего, был связан с активностью в дорсолатеральной префронтальной коре (dlPFC), задней поясной коры и функцией сенсомоторной коры. Бастин и др. выдвинули гипотезу о том, что активность dlPFC является показателем «более тяжелой умственной работы», необходимой для регулирования негативного аффекта по сравнению с чувством вины.Тот факт, что активность в передней поясной коре головного мозга задействована в обработке вознаграждения и наказания в результате стыда, но не вины, может указывать на переживание стыда, когда личность находится под угрозой. Этот вывод согласуется с представлением о том, что стыд больше относится к оценке личности, а вина больше относится к собственным действиям (Lewis, 1971). Вина с большей вероятностью была связана с активностью dmPFC, вентральной передней поясной коры (vACC), задних височных областей, включая височно-теменное соединение (TPJ), предклинье и премоторную кору.Активность в TJP связана с переключением внимания и ориентации, а также с работой теории разума (признание намерений другого и реализация ложных убеждений). Предклинье как часть лимбической системы связано с эмоциями, с чувством собственного достоинства. Что касается чувства вины, то активность dmPFC связана с обработкой ссылок на себя, сфокусированным на себе познанием и теорией разума, которая связана с явным Я Шора: чувством и знанием себя. Etkin et al.(2011) выдвинули гипотезу о том, что активность vACC связана с регулированием эмоций, облегчая планирование адаптивных реакций, что является одним из положительных качеств, которые приписывают вине в литературе о стыде и вине. Этот вывод согласуется с теорией стыда и вины, а именно с тем, что вина относится к действиям и позволяет исправить и восстановить (Lewis, 1971). Наконец, Bastin et al. (o.c., стр. 467) утверждают, что активность в TPJ и задней части MTC / STS «соответствует этим областям по отношению к TOM, учитывая, что вина особенно связана с другими процессами, включая чтение состояния ума / чувств / мыслей других.«Здесь мы видим, как вина и сочувствие действительно сходятся в функционировании совести.

Моральное мышление

У людей есть моральные убеждения, которые играют роль в оценке себя как объекта. В психоаналитической литературе суперэго - это место, где интернализованные родители встречаются и не встречаются. Заманчиво ограничить область морали абстрактным мышлением, но в данный момент мораль связана с вопросом «Кто я?» эмоции самосознания также выходят на первый план, особенно когда острое осознание «Кто я?» находится в противоречии с «Каким я себя считал.«В процессе познавательного развития ребенок усваивает широкий спектр социальных и моральных норм. Во введении я уже упоминал описание суперэго Брайерли (1962) как совокупность когнитивных моральных или этических принципов.

На бионеврологическом уровне принятие моральных решений было связано с правильной vlPFC-активностью: «Предполагается, что передняя височная доля играет роль в социальном концептуальном знании, которое требуется для понимания социальных концепций и правил (...) и для осознавать ситуации, которые могут вызвать моральные эмоции (...) »(Бастин и др., 2016, с. 466). Эта деятельность также связана с чувством вины, но не со стыдом, что, возможно, указывает на более когнитивные процессы. Нейронные основы (отсутствия) морали также широко изучаются, особенно в области судебной медицины (Cima, 2016). Моральные доводы связаны с задней верхней височной бороздой, миндалевидным телом, островком, вентромедиальной префронтальной корой (vMFC), dlPFC и медиальной префронтальной корой (Decety and Cowell, 2014). Рейн и Янг (2006) утверждают, что между этими областями мозга и теми, которые связаны с антисоциальным поведением, существует частичное совпадение.Недостаточно развитая эмпатическая способность при психопатии, например, приписывается неправильному функционированию миндалевидного тела и vMFC; собственное поведение не сдерживается, когда видишь боль другого (Blair, 2003).

Вклад гормонов, таких как кортизол, тестостерон и окситоцин, в работу сознания - еще одна интересная область исследований (Fragkaki et al., 2017). Например, окситоцин, по-видимому, повышает качество эмпатии у субъектов с безопасным стилем привязанности, тогда как он может даже нарушать и влиять на регуляцию у субъектов с небезопасной привязанностью (Decety, 2011).

Исследования уровней гормонов и функций мозга важны, среди прочего, для ответа на вопрос, какие биологические функции способствуют трансгрессивному насилию. Например, оказывается, что люди с более низким уровнем кортизола в напряженных ситуациях имеют меньше сигналов о физическом возбуждении (Popma, 2006). Обычно мысль о агрессивном поведении сопровождается увеличением физического напряжения, которое потенциально приводит к отказу от отыгрывания этой мысли; тело как бы устанавливает границу.Однако тем, кто чувствует меньшее напряжение, легче обратиться к насилию.

Проверка гипотез

Модель дает возможность сблизить клиническую практику, психоаналитическую метапсихологию сознания и эмпирические исследования сознания. Как обсуждалось в разделе «Введение», концептуальный язык для описательной диагностики функционирования совести в судебно-медицинской экспертизе отсутствует. В двух исследованиях мы протестировали новую модель, сравнив правонарушителей с правонарушителями (Schalkwijk et al., 2016; Verkade et al., Неопубликовано). Как можно было предположить, наша гипотеза заключалась в том, что правонарушители получат более низкие баллы по всем трем областям совести. Мы использовали анкеты, которые измеряли сочувствие, склонность испытывать застенчивые эмоции, стили преодоления стыда и нравственное развитие. Вопреки нашим ожиданиям, две группы не различались по принципу «все или ничего» в отношении развития совести. Тем не менее, мы все еще могли различать группы клинически значимым образом: преступники показали относительную недостаточную зрелость развития по всем трем компонентам сознания.

Нейробиологические исследования застенчивых эмоций развиваются медленно и скудно, несмотря на важную взаимосвязь между, например, стыдом, с одной стороны, и психическим или физическим здоровьем, с другой (Dickerson et al., 2004; Morita et al., 2008 г.). В рамках исследовательского проекта по проблемам стыда и нарушений сна мы вызвали у участников новый опыт стыда, неожиданно поставив их перед записью их собственного пения, часто расстроенного, записанного без их ведома во время предыдущей караоке-сессии, что показало, что у испытуемых с Переживания стыда при бессоннице могут способствовать постоянному состоянию гипервозбуждения и размышлений (Wassing et al., 2016). В последующем исследовании были повторно воспроизведены переживания стыда из далекого личного прошлого пациентов. Текущие анализы с помощью фМРТ, сравнивающие новые и старые постыдные переживания, показывают, что люди, которые хорошо спят, реорганизуют мозговую деятельность, чтобы сделать воспоминания о стыде менее тревожными. Напротив, когда люди с бессонницей вспоминают постыдные переживания из далекого прошлого, их мозг активируется, как будто это только что произошедшие новые тревожные переживания. Это открытие имеет важные клинические последствия, поскольку показывает, что пребывание в психоанализе или психотерапии - что вызывает чувство стыда - может активировать воспоминания о старых постыдных состояниях и, таким образом, привести некоторых пациентов в состояние неизлечимого возбуждения.

Выводы и вопросы

У этой новой модели совести множество преимуществ.

Концептуально это открывает новый язык для исследования связи между собой и регуляцией себя. Я и совесть являются системами регулирования и, следовательно, функционально подобны. Выше я предположил, что саморегулирование базовых эмоций и эмоций самосознания совести, но с системной точки зрения, эти регулирующие функции, вероятно, взаимозависимы.Следуя разграничению Шора между имплицитной правой и явной левой Я-системой, следует ли совесть аналогичным путем развития и следует ли понимать совесть как состоящую из системы совести? Для ответа на эти вопросы необходимы дополнительные исследования.

С клинической точки зрения новая модель открывает язык для реализации функционирования совести пациента, то есть, когда он или она испытывает застенчивые эмоции. Шор показал, что материал из подавленного бессознательного может быть выражен только в разыгрывании между пациентом и, таким образом, технически требует другого терапевтического подхода, чем материал из подавленного бессознательного (Schore, 2017).Согласно теории регуляции эмоций, этот подход увеличивает интегративную способность работать с непокрытым контентом (Schore, 2003). Новая модель расширяет сферу воздействия влияния совести на более широкое слушание. В конце концов, психоанализ - это прежде всего место, где в центре внимания находится я как объект. Однако все вмешательства, если уважительно они могут быть задуманы, могут восприниматься пациентом как нападение на его или ее самооценку (Akhtar, 2013). В терапии неизбежно должна быть нарушена саморегуляция, чтобы произошли изменения, и, таким образом, активизируется совесть.Помимо хорошо известного треугольника «сопротивление, тревога и скрытый импульс», мы могли бы мыслить также в треугольнике «сопротивление, страх перед негативными эмоциями самосознания и низкая самооценка».

Как изложено в этой статье, модель предлагает широкие возможности для интеграции аффективной нейробиологии в теорию совести. В конце концов, эмпатическая активность, переживание застенчивых эмоций, моральное мышление и поведение имеют соответствующие нейробиологические субстраты: у мозга есть субъективные состояния (Solms and Turnbull, 2010).Интересно представить, как новая модель совести может открыть возможности для переосмысления работы суперэго. Как мы можем теоретически понять и ввести в действие хорошо известный клинический феномен, когда стыд подрывает эмпатическую активность: когда стыд переживается, мешает ли его нейронная активность нейронной активности системы IIM-c или IIM-a для сочувствия? И проявляется ли этот эффект только у субъектов, которые предпочитают использовать интернализирующие стили совладания со стыдом, и / или этот эффект отсутствует у субъектов, которые используют экстернализирующие стратегии совладания со стыдом? А как насчет ядовитого стыда, который так часто встречается у жертв жестокого обращения? Как мы можем понять их разрушительную атаку на себя с точки зрения саморегуляции с соответствующими нейропсихоаналитическими коррелятами? Модель также дает возможность понять, почему функционирование совести непостоянно и действительно очень индивидуально.Преступник может не чувствовать стыда или вины при краже у незнакомца, но может испытывать эти застенчивые эмоции при воровстве у своего собственного отца. В первой ситуации расстояние до жертвы с меньшей вероятностью вызовет сочувствие, тогда как во второй эмпатии трудно избежать.

Авторские взносы

Автор подтверждает, что является единственным соавтором данной работы, и одобрил ее к публикации.

Заявление о конфликте интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Автор благодарит Неллеке Николай, Питера Нирса и Льюиса Киршнера за их вдохновляющие комментарии.

Сноски

  1. В более ранних черновиках этой статьи ссылки на «более раннюю» литературу о суперэго неизменно приводили к комментарию «Но это понятие следует интерпретировать иначе! Ты не прав." Не имея возможности избежать такого обсуждения, я опускаю более раннюю литературу, хотя она составляет прочную основу, на которой основаны мои новые идеи.Теоретики драйва могут возразить, что моя статья - это еще одна попытка покончить с тем, что по сути является психоаналитическим, и заявить, что это похоже на старое вино в новых бутылках. Меня это устраивает, так как с момента введения крышки шансы попробовать закупоренное вино значительно снизились. Так что я все равно буду покупать старое вино в новых бутылках.
  2. Для многих психоаналитиков понятие «эмоции самосознания», вероятно, незнакомо. Однако это понятие широко используется в академической психологии, когда речь идет о таких эмоциях, как стыд, вина, гордость или смущение (Tracy et al., 2007), в отличие от основных эмоций, таких как голод, жажда, гнев или интерес. Коллеги-психоаналитики, прочитавшие более ранние версии этой статьи, слишком буквально истолковали «самосознание», как будто фундаментальная психоаналитическая идея существования бессознательной психической жизни будет утеряна. Это не то, что я имел в виду. В этой статье «самосознание» просто означает «относящееся к себе», независимо от того, является ли оно сознательным, динамически бессознательным или бессознательным в имплицитной памяти.
  3. В своем обзоре авторы также ссылаются на смущение, но для того, чтобы войти в эту эмоцию, потребуется теоретический дискурс о разнице между стыдом, смущением и виной, что выходит за рамки этой статьи.

Список литературы

Адольфс Р. (2002). Распознавание эмоций по выражению лица: психологические и нейробиологические механизмы. Behav. Cogn. Neurosci. Ред. 1, 21–61. DOI: 10.1177 / 1534582302001001003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ахтар, С. (1999). Различие между потребностями и желаниями: значение для психоаналитической теории и техники. J. Am. Психоанал. Доц. 47, 113–151. DOI: 10.1177/000306519

010201

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ахтар, С. (2013). Психоаналитическое слушание. Методы, ограничения и нововведения. Лондон: Карнак.

Google Scholar

Аллен, Дж. Г., Фонаги, П., и Бейтман, А. У. (2008). Ментализация в клинической практике. Вашингтон, округ Колумбия: American Psychiatric Publishing.

Google Scholar

Арагно, А. (2008). Язык эмпатии: анализ его конституции, развития и роли в психоаналитическом слушании. J. Am. Психоанал. Доц. 56, 713–740. DOI: 10.1177 / 0003065108322097

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Барон-Коэн, С. (2011). Zero Degrees of Empathy, 2011. Лондон: Allan Lane / Penguin Books.

Google Scholar

Бастин, К., Харрисон, Б. Дж., Дэйви, К. Г., Молл, Дж. И Уиттл, С. (2016). Чувства стыда, смущения и вины и их нейронные корреляты: систематический обзор. Neurosci.Biobehav. Ред. 71, 455–471. DOI: 10.1016 / j.neubiorev.2016.09.019

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бион, У. Р. (1959). Атаки на линковку. Внутр. J. Psychoanal. 40, 308–315.

Google Scholar

Bolognini, S. (2004). Недоразумения относительно сочувствия. Бык. Br. Психоанал. Soc. 40, 1–13.

Google Scholar

Бриерли, М. (1962). Психоанализ и моральные ценности: Хайнц Хартманн. Внутр. J. Psychoanal. 43, 351–352.

Google Scholar

Карвет, Д. Л. (2013). Тихий тихий голос. Психоаналитические размышления о вине и совести. Лондон: Карнак.

Google Scholar

Chasseguet-Smirgel, J. (1976). Некоторые мысли об идеале эго. Вклад в исследование «болезни идеальности » . Психоанал. Q. 45, 345–373. DOI: 10.1080 / 21674086.1976.11926765

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Цима, М.(2016). Справочник по судебной психопатологии и лечению. Лондон: Taylor & Francis Ltd. doi: 10.4324 / 9781315637105

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дамасио, А. (2010). Я приходит в голову. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Книги Пантеона.

Google Scholar

Decety, J., и Meyer, M. (2008). От эмоционального резонанса к эмпатическому пониманию: нейробиология социального развития. Dev. Psychopathol. 20, 1053–1080.DOI: 10.1017 / S0954579408000503

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Десети, Дж., Скелли, Л. Р., Киль, К. А. (2013). Реакция мозга на вызывающие сочувствие сценарии с участием боли у заключенных с психопатией. JAMA Psychiatry 70, 638–645. DOI: 10.1001 / jamapsychiatry.2013.27

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дикерсон С., Кемни М. А., Азиз Н., Ким К. Х. и Фэхи Дж.Л. (2004). Иммунологические эффекты индуцированного стыда и вины. Психосом. Med. 66, 124–132. DOI: 10.1097 / 01.PSY.0000097338.75454.29

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эткин, А., Эгнер, Т., и Калиш, Р. (2011). Обработка эмоций в передней поясной извилине и медиальной префронтальной коре. Trends Cogn. Sci. 15, 85–93. DOI: 10.1016 / j.tics.2010.11.004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фонаги, П., Гергей, Г., Юрист, Э., и Таргет, М. (2002). Влияние на регуляцию, ментализацию и развитие личности. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Другая пресса.

Google Scholar

Fragkaki, I., Cima, M., and Granic, I. (2017). Роль травмы в гормональном взаимодействии кортизола, тестостерона и окситоцина в подростковой агрессии. Психонейроэндокринология 88, 24–37. DOI: 10.1016 / j.psyneuen.2017.11.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Заяц, р.Д. (1999). Без совести: тревожный мир психопатов среди нас. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

Google Scholar

Хоффман, М. Л. (2000). Сочувствие и нравственное развитие. Значение для заботы и справедливости. Кембридж: Издательство Кембриджского университета. DOI: 10.1017 / CBO9780511805851

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Юрист Э. Л., Слэйд А. и Бергнер С. (2008). Разум в разум. Младенческие исследования, неврология и психоанализ. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Другая пресса.

Google Scholar

Ле Саж, Л. (2005). De Gebrekkige Gewetensontwikkeling в Het Jeugdstrafrecht. Implicaties Voor de Toerekening en Behandeling (Неадекватное развитие совести в уголовном праве несовершеннолетних. Последствия для ответственности и обращения). Амстердам: SWP.

Льюис, Х. Б. (1971). Стыд и вина в неврозах. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пресса международных университетов.

Google Scholar

Лихтенберг, Дж.Д., Лахманн, Ф. М., и Фосхаге, Дж. Л. (2011). Психоанализ и мотивационные системы. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж. DOI: 10.4324 / 9780203844748

CrossRef Полный текст

Миллс, Р. С. (2005). Анализ литературы по вопросам стыда. Dev. Ред. 25, 26–63. DOI: 10.1016 / j.dr.2004.08.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Морита Т., Итакура С., Сайто Д. Н., Накашита С., Харада Т., Кочияма Т. и др.(2008). Роль правой префронтальной коры в самооценке лица: исследование функциональной магнитно-резонансной томографии. J. Cogn. Neurosci. 20, 342–355. DOI: 10.1162 / jocn.2008.20024

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Натансон, Д. Л. (1992). Стыд и гордость. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Нортон.

Google Scholar

Панксепп Дж. (1998). Аффективная неврология. Основа эмоций человека и животных. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Панксепп Дж., Бивен Л. (2012). Археология разума: нейроэволюционные истоки человеческих эмоций. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Нортон.

Google Scholar

Попма, А. (2006). Нейробиологические факторы антисоциального поведения подростков-правонарушителей. к.т.н. диссертация, Vrije Universiteit, Амстердам.

Реддиш, Э. (2014). Окаменевшее эго: новая теория совести. Лондон: Карнак Букс.

Google Scholar

Шалквейк, Ф. (2015). Совесть и самосознательные эмоции в подростковом возрасте: интегративный подход. Хоув. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж.

Google Scholar

Schalkwijk, F., Stams, G.J., Stegge, H., Dekker, J., and Peen, J. (2016). Совесть как регулирующая функция: сочувствие, стыд, вина, гордость и моральная ориентация у правонарушителей-подростков. Внутр. J. Преступник Ther. Комп.Криминол. 60, 675–693. DOI: 10.1177 / 0306624X14561830

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шор, А. Н. (2003). Регулирование влияния и восстановление личности. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Нортон.

Google Scholar

Шор, А. Н. (2009). Травма отношений и развивающийся мозг. Интерфейс психоаналитической психологии самости и нейробиологии. Ann. Акад. Sci. 1159, 189–203. DOI: 10.1111 / j.1749-6632.2009.04474.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шор, А. Н. (2017). «Имплицитное Я правого полушария: центральный механизм процесса психотерапевтических изменений», в Unrepressed Unconscious, Implicit Memory, and Clinical Work , ред. Г. Крапаро и К. Муччи (Лондон: Карнак), 73–98.

Google Scholar

Зайдлер, Г. Х. (2000). Глазами других. Анализ стыда. Мэдисон, Висконсин: Int. Univ. Нажимать.

Google Scholar

Солмс, М.(2017). «Бессознательное в психоанализе и нейробиологии», в Unrepressed Unconscious, Implicit Memory, and Clinical Work , ред. Г. Крапаро и К. Муччи (Лондон: Карнак), 1–25.

Google Scholar

Солмс, М., Тернбулл, О. (2010). Мозг и внутренний мир: введение в неврологию субъективного опыта. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Другая пресса.

Google Scholar

Штерн, Д. (1985). Межличностный мир младенца. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Основные книги.

Google Scholar

Tangney ,. Дж. П. и Диринг Р. Л. (2002). Стыд и вина. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press

Google Scholar

Трейси, Дж. Л., Робинс, Р. У., и Тэнгни, Дж. П. (2007). Самостоятельные эмоции. Теория и исследования. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

Google Scholar

Wassing, P. F., Benjamins, J. S., Dekker, K., Moens, S., Spiegelhalder, K., Feige, B., и другие. (2016). Медленное растворение эмоционального дистресса способствует гипервозбуждению. PNAS 113, 2538–2543. DOI: 10.1073 / pnas.1522520113

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ватт, Д. (2007). К нейробиологии сочувствия: интеграция аффективных и когнитивных перспектив. Нейропсихоанализ 9, 119–140. DOI: 10.1080 / 15294145.2007.10773550

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сочувствие, стыд, гордость, вина и нравственная ориентация у несовершеннолетних правонарушителей.- Vrije Universiteit Amsterdam

TY - JOUR

T1 - Совесть как регулирующая функция: сочувствие, стыд, гордость, вина и нравственная ориентация несовершеннолетних правонарушителей.

AU - Schalkwijk, F.

AU - Stams, G.J.

AU - Stegge, H.

AU - Dekker, J.

AU - Peen, J.

PY - 2016

Y1 - 2016

N2 - Это исследование исследует основанную на эмоциях теорию совести, который предоставляет судебным экспертам инструменты для оценки состояния совести.Он функционирует как функция регулирования эмоций с использованием эмпатии, застенчивых эмоций, таких как стыд, гордость или вина, и морального суждения. Это было проверено в ходе анкетного опроса 59 несовершеннолетних правонарушителей и 275 правонарушителей. Как предполагалось, совесть в этих группах функционировала по-разному: преступники имели более низкий уровень некоторых аспектов эмпатической способности, были менее склонны к стыду и вине, были более склонны испытывать гордость и были больше ориентированы на наказание, чем на жертву. .Исследование подтвердило, что операционализация совести с точки зрения эмпатии, застенчивых эмоций и моральной ориентации возможна.

AB - Это исследование исследует основанную на эмоциях теорию совести, которая предоставляет судебным экспертам инструменты для оценки состояния совести. Он функционирует как функция регулирования эмоций с использованием эмпатии, застенчивых эмоций, таких как стыд, гордость или вина, и морального суждения. Это было проверено в ходе анкетного опроса 59 несовершеннолетних правонарушителей и 275 правонарушителей.Как предполагалось, совесть в этих группах функционировала по-разному: преступники имели более низкий уровень некоторых аспектов эмпатической способности, были менее склонны к стыду и вине, были более склонны испытывать гордость и были больше ориентированы на наказание, чем на жертву. . Исследование подтвердило, что операционализация совести с точки зрения эмпатии, застенчивых эмоций и моральной ориентации возможна.

У2 - 10.1177 / 0306624X14561830

DO - 10.1177 / 0306624X14561830

M3 - Статья

VL - 60

SP - 675

EP - 693

JO - Международный журнал терапии правонарушителей и сравнительной криминологии

JF - Международный журнал терапии правонарушителей и сравнительной криминологии

SN - 0306-624X

IS - 6

ER -

Стыд: вопросы исцеления | Университет Тиндейла

Проблемы исцеления:

Чтобы излечить наш стыд, нам нужно иметь дело с двумя реальностями:

1.Отделенность от Бога
Стыд говорит нам, что мы недостойны Божьей благодати, и поэтому мы можем верить, что не можем приблизиться к Богу как к нашему Отцу. Это может происходить из-за жестокого обращения с Богом, из-за осуждения нашей совестью или из-за лжи сатаны (который оказывает большое влияние на стыд и чувство вины!). Крайне важно, чтобы мы столкнулись с этими вещами, которые могут увеличить разрыв между нами и Богом, чтобы мы могли знать, как Бог на самом деле видит нас.

2. Отсутствие принятия себя
Это грех, который глубоко проникает в наши души и в некотором смысле смеется в лицо нашему Создателю.Когда мы не принимаем себя, мы говорим, что Бог плохо поработал над нами, что недостатки в этом устройстве слишком велики, чтобы их можно было ремонтировать - как компьютер, который выходит из строя. Стыд заставляет нас усомниться в нашей собственной значимости как человеческих существ, созданий, чудотворно созданных любящим Богом.

Но есть способы исцеления, которые не работают:

  1. Мы занижаем наши ожидания и не стремимся быть теми, кем мы должны быть. Поступая так, мы не соответствуем нашим данным Богом способностям.
  2. Делаем себя приемлемыми через «самосовершенствование» - упражнения, больше макияжа, хороший человек, нравящийся всем, послушный (покорный и созависимый), поддаваясь давлению со стороны сверстников, и это лишь некоторые из них.
  3. Убеждать себя в том, что с нами все в порядке. Игнорируя реальность стыда и пользу, которую он может нам принести, мы говорим себе: «Мне не нужно меняться, я в порядке, такой, какой я есть», хотя на самом деле мы прячемся за множеством масок.

Так что же должно произойти? Возможно, больше, чем какая-либо проблема, стыд сопротивляется идеям «самопомощи».С гневом, промедлением, созависимостью и ограничениями мы почти можем наметить шаги, чтобы справиться с проблемой. Но по мере приближения к стыду возникает ощущение, что «шаги к исцелению» не сработают. Вы не можете избавиться от стыда, ведя себя по-другому. Это может быть связано с тем, что стыд во многом связан с основными ранами, которые у всех нас есть, и напрямую говорит о нашей отделенности от Бога. Фактически, стыд (и его близкий родственник, вина) может быть движущей силой нашей борьбы с созависимостью, границами, самооценкой, нашими отношениями и т. Д.потому что мы относимся к людям из-за стыда и признания своей нужды, а не из-за полноты. Следовательно, нам нужно исцеление больше, чем шаги и советы. Нам нужно понять взгляд Бога на нас, то есть

  • Он любит нас безоговорочно - Соф. 3:17
    Господь Бог твой с вами; Он силен спасти. Он будет очень доволен вами; Он утешит вас своей любовью; Он порадует тебя пением.
  • Он не осуждает тех, кто во Христе - Рим. 8: 1
    Следовательно, теперь нет осуждения для тех, кто есть Христос Иисус. Мы прощены, и нам не нужно объяснять, кто мы и что мы сделали. Это невероятная правда.
  • Он защищает нас и покрывает нас - Псалом 36: 7
    Как драгоценна твоя неизменная любовь, Боже! Все человечество находит убежище в тени твоих крыльев.
  • Он ищет и узнает нас - Дан. 2:22
    « Он открывает глубокие и сокровенные вещи; он знает, что лежит во тьме, и свет обитает с ним ». Он не боится нашей тьмы, страхов и стыда.
  • Он предлагает нам:
    • Pardon - Прощение за то, что мы сделали, и за то, кем мы являемся
    • Принятие - воссоединились с ним, несмотря на наши прошлые
    • Сила - Духовная энергия для снятия тяжести стыда и вины
    • Благодарность - чувство жизни и удивление его щедрости

Нам нужно встретить позор перед лицом Христа и позволить Ему исцелить. Мы не можем избавиться от стыда, отыграть его или почувствовать его прочь.Мы чтим Бога, когда приносим Ему свой позор и вину. Только тогда мы признаем его светлость в нашей жизни. Наша роль - принять влияние и истину Бога в нас и принять то, кем мы являемся. Принять себя означает:

  • Признавая наши сильные и слабые стороны
  • Прощая себя за то, что мы сделали
  • Отделить то, что мы есть от того, что мы сделали
  • Находить радость в том, кто мы есть и что мы делаем
  • Владение нашим «материалом», вещами, из которых мы сделаны, нашими дарами, личностями, которые у нас есть
  • Гордиться тем, что Бог сделал для нас - из благодарности Ему.То, что Он сделал для нас, влияет на то, кто мы есть и как мы выражаем себя.

Когда мы принимаем себя и сохраняем Бога на Его законном месте, тогда мы сталкиваемся со своим стыдом и познаем исцеление, которого мы действительно жаждем.

См. Также:

Позор: Что это?
Позор: Откуда он?

Если вы столкнулись с проблемой стыда и хотели бы поговорить с консультантом, свяжитесь с нами, чтобы назначить встречу.

Как справиться с пограничным расстройством личности Смущение и стыд

Многие люди с пограничным расстройством личности (ПРЛ) испытывают сильный и хронический стыд, застенчивую эмоцию, связанную с чувством никчемности, презрением к себе или ненавистью к себе.Стыд может частично объяснить высокий уровень членовредительства и суицидального поведения у людей с ПРЛ.

Что такое стыд?

Мы все время используем это слово, но что такое «стыд»? Стыд считается одной из эмоций самосознания; это эмоция, которая связана с нашим поведением или самим собой, часто в связи с мнением других людей. Другие застенчивые эмоции включают смущение и чувство вины.

Хотя границы между этими эмоциями концептуализировались по-разному, один из способов подумать об этом состоит в том, что стыд отличается от смущения или вины, потому что мы испытываем эти две эмоции в связи с нашим поведением, тогда как стыд - это эмоция, которая напрямую связана с нашим поведением. самоощущение.

Чтобы понять это различие, давайте возьмем пример импульсивного действия, с которым борются некоторые люди с ПРЛ, - кражи в магазине. Представьте, что вы внезапно украли что-то в магазине.

Даже если никто не узнал о краже в магазине, вы можете испытывать чувство вины, чувство, что вы сделали что-то не так. Если кто-то узнал о вашем поведении, вы можете испытать смущение, чувство, которое вы испытываете, когда другие люди узнают, что вы сделали что-то, нарушающее социальные нормы.

Стыд же - это чувство, что вы плохи или достойны презрения. Это не обязательно связано с конкретным поведением или событием, но это чувство собственной неадекватности. Вы можете почувствовать стыд после кражи в магазине, но стыд требует дополнительного осуждения.

BPD и позор

Многие люди с ПРЛ испытывают всепроникающий и хронический стыд, независимо от своего поведения. Это заставило исследователей полагать, что стыд может отличать ПРЛ от других психических расстройств.

Например, исследование 2007 года показало, что женщины с ПРЛ и посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР) не более склонны к стыду, чем женщины, у которых было только ПРЛ. Эти результаты предполагают, что склонность к стыду может быть конкретно связана с ПРЛ. чем сопутствующие симптомы, связанные с травмой. Другие исследования, похоже, подтверждают это предположение.

Исследование роли стыда в ПРЛ показало, что женщины с ПРЛ более склонны к стыду по сравнению с женщинами, у которых не было ПРЛ, а также по сравнению с женщинами с другими психическими расстройствами, такими как депрессия и социальная тревожность, и с женщинами, которые не страдали психическим заболеванием (здоровые контрольные).

Ссылка на причинение себе вреда

В дополнение к растущим исследованиям, показывающим связь между ПРЛ и стыдом, ряд экспертов предположили связь между стыдом и преднамеренным самоповреждением и попытками самоубийства. Стыд также может предшествовать эпизодам умышленного самоповреждения.

Самостоятельно сообщаемые чувства стыда и отвращения к себе были связаны с угрозами самоубийства и мыслями у людей с несколькими психическими расстройствами, включая ПРЛ. Исследования также показали, что женщины с ПРЛ, которые выражали больше стыда, говоря о причинении себе вреда поведение с большей вероятностью приведет к самоповреждению в будущем.

Уменьшение стыда

Хотя хорошо известно, что сильная эмоциональная боль возникает из-за чувства стыда, связанного с ПРЛ, пока не существует эффективных методов лечения, непосредственно направленных на уменьшение чувства стыда. Исследователи признают, что необходимы дополнительные исследования, чтобы доказать, что уменьшение стыда может снизить потребность в самоповреждении у людей с ПРЛ.

Некоторые предварительные исследования показывают, что навык диалектической поведенческой терапии «Противоположное действие» может помочь некоторым людям с ПРЛ уменьшить чувство стыда по поводу определенных событий.К сожалению, люди, испытывающие сильный стыд, также могут чувствовать мотивацию скрывать свои чувства, потому что боятся осуждения.

Слово Verywell

Скрытность и стыд могут помешать людям с биполярным расстройством получить необходимое лечение. Если вы или ваш близкий страдаете ПРЛ и имеете дело с чувством стыда или суицидальными мыслями, обязательно поделитесь этими чувствами с терапевтом или другим квалифицированным психиатром, которому вы можете доверять.

Сочувствие, стыд, гордость, вина и моральная ориентация у несовершеннолетних правонарушителей

692 Международный журнал по терапии правонарушителей и сравнительной криминологии 60 (6)

Исследование основных и моральных эмоций с помощью резонансной томографии. Журнал неврологии,

22, 2730-2736.

Натансон, Д. Л. (1992). Стыд и гордость. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Нортон.

Pineless, S. L., Street, A. E., & Koenen, K. C. (2006). Дифференциальные отношения стыда и предрасположенности к психологическим и соматизационным симптомам.Журнал

Социальная и клиническая психология, 25, 688-704.

Попма, А. (2006). Нейробиологические факторы антисоциального поведения у правонарушителей мужского пола -

центов (докторская диссертация). Vrije Universiteit Amsterdam, Нидерланды.

Пулос, С., Элисон, Дж., И Леннон, Р. (2004). Иерархическая структура Межличностного индекса реактивности

. Социальное поведение и личность, 32, 355-360.

Ребеллон, К. Дж., Пикеро, Н. Л., Пикеро, А.Р., и Тиббетс, С. Г. (2010). Ожидается посрамление

и уголовное преступление. Журнал уголовного правосудия, 38, 988-997.

Шалквейк, Ф. (2015). Совесть и застенчивые эмоции в подростковом возрасте: интегральный подход. Хоув, Великобритания: Рутледж.

Scheff, T. J., & Retzinger, S. (1991). Эмоции и насилие: стыд и ярость в разрушительных

конфликтах. Лексингтон, Кентукки: Lexington Books.

Шоу Д. (2014). Травматический нарциссизм: реляционные системы подчинения.Хоув, Великобритания:

Рутледж.

Шульман, Э. П., Кауфман, Э., Пикеро, А. Р., и Фаган, Дж. (2011). Моральное размежевание среди

серьезных несовершеннолетних правонарушителей: продольное исследование отношений между

оцениваемым отношением к морали и правонарушением. Психология развития, 47, 1619-1632.

Стамс, Г. Дж., Бругман, Д., Декович, М., ван Росмален, Л., ван дер Лаан, П., и Гиббс, Дж. Дж.

(2006). Моральное суждение несовершеннолетних правонарушителей: метаанализ.Журнал аномалий

Детская психология, 34, 697-713.

Stams, G. J. J. M., Dekovic, M., Brugman, D., Rutten, E. A., Van den Wittenboer, G. L.H.,

Tavecchio, L. W. C., & Van Schijndel, M. (2008). Связь наказания и

моральная ориентация, основанная на жертве, с просоциальным, экстернализирующим и нарушающим нормы поведением

у правонарушителей и подростков сравнения: исследование оценки моральной ориентации. Журнал экспериментальной криминологии, 4, 41-60.

Стейнберг, Л. (2009). Развитие подростков и ювенальная юстиция. Ежегодный обзор клинической психологии

, 5, 459-485.

Стювиг, Дж. И Тангни, Дж. П. (2007). Стыд и вина за антиобщественное и рискованное поведение. В J.

Tracy, R. W. Robins, & J. P. Tangney (Eds.), The self-сознательные эмоции: теория и исследование

(стр. 371-388). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

Стювиг, Дж., Тангни, Дж. П., Хейгель, К., Харти, Л., и Макклоски, Л.(2010). Стыд, обвинение,

и нанесение увечий: функциональные связи между моральными эмоциями, экстернализация вины и агрессия

. Журнал исследований личности, 44, 91-102.

Тэнгни, Дж. П., и Деринг, Р. Л. (2002). Стыд и вина.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *