Действие это в психологии определение: Действие — Гуманитарный портал

Содержание

Действие как единица деятельности

В отечественной психологии представления о действии как специфической единице человеческой деятельности введены Сергеем Рубинштейном и Алексеем Леонтьевым.

Действие - с позиций теории деятельности — основная единица анализа деятельности, - процесс, направленный на реализацию цели. Характеризуя понятие действия, выделяют четыре момента:

  1. действие содержит как необходимую компоненту акт сознания в виде постановки и удержания цели; но этот акт не замкнут в самом себе, а раскрывается в действии;
  2. действие - одновременно акт поведения, но внешние движения рассматриваются в неразрывном единстве с сознанием, ведь движение без цели — скорее несостоявшееся поведение, чем его истинная сущность;
  3. через понятие действия утверждается принцип активности, противоставляемый принципу реактивности: в субъекте предполагается активное начало — в форме цели;
  4. понятие действия «выводит» деятельность человека в предметный и социальный мир, ибо цель действия может быть любой, а не только чисто биологической, но и социальной.

Алексей Леонтьев утверждает, что действие может превратиться в операцию, если неоднократно достигаемая цель, устойчиво связываясь со способом ее достижения, перестает вследствие автоматизации действия осознаваться и оказывается в структуре деятельности условием выполнения другого действия (механизм «сдвига цели на условие»).

Итак, действие — это произвольная преднамеренная опосредованная активность, направленная на достижение осознаваемой цели. Действие является главной структурной единицей деятельности и определяется как процесс, направленный на достижение цели.

Выделяют три последовательные стадии инициации действия:

  1. активация мозга, происходящая в результате сопоставления внутреннего состояния человека с внешними объектами или ситуациями;
  2. обработка мозгом информации, поступающей от организма и внешнего мира, с целью запустить третий этап - наиболее подходящее поведение с учетом текущих обстоятельств и прошлого опыта. Обработка информации выполняется более или менее автоматически при рефлекторных реакциях или поведении инстинктивном. При сложных процессах научения и особенно при сознательном принятии решений в этом участвуют такие высшие функции, как память и мышление;
  3. собственно инициация действия.

По своей структуре действие, в отличие от привычного или импульсивного поведенческого акта, непосредственно определяемого предметной ситуацией, всегда реализуется опосредствованно. В качестве средств могут выступать различные знаки, роли, ценности, нормы и т.п., применяя которые, субъект овладевает действием, превращает его в «личностное», принадлежащее ему самому.

Каждое действие имеет свою психологическую структуру:

  • цель действия;
  • мотивы;
  • операции;
  • психические акты;
  • конечный результат.

Психический акт - элемент психической деятельности и действий человека, вычленяемый из нее по признаку относительной однородности его психологической структуры: акт зрительного восприятия, переключения внимания, суждений, волевой акт, двигательный и т. д. Психический акт может быть действием - например, акт мышления как мыслительное действие. Но, не имея своей самостоятельной осознанной цели, он может быть только частью структуры действия.

По доминирующему в их структуре психическому акту различают:

В каждом действии выделяются его ориентировочная, исполнительная и контрольная части.

Ориентировочные действия - это определение цели деятельности, условий, средств и путей ее достижения. Ориентировочные действия бывают двух видов: теоретические и практические.

Теоретические ориентировочные действия имеют целью получение необходимых для деятельности сведений, отвечающих на вопросы: Что делать? Как делать? Какие условия необходимы и как их создать? Какие средства потребуются и где их взять? В какой последовательности целесообразно действовать в процессе деятельности. На основе ответов вырабатывается рабочая гипотеза, определяющая цель, процесс и результат деятельности.

Практические ориентировочные действия включаются в исполнительные действия с целью оценки процесса деятельности, его соответствия общей цели. При этом на каждом этапе деятельности изыскиваются ответы на вопросы: как получается? Соответствует ли замыслу? Что не получается? Почему не получается? Что надо сделать, чтобы получалось лучше?

Исполнительские действия всегда начинаются после теоретической ориентировки и заключаются в последовательном выполнении намеченных (спроектированных или определенных технологией) действий по осуществлению общей цели деятельности. Для успешной исполнительской деятельности нужны знания, навыки, умения, привычки и способности. Однако и при этом они не могут быть вполне успешными без корректировочных действий.

Корректировочные действия - это внесение поправок, уточнений и изменений в ориентировочные и исполнительские действия на основе обратной информации о неточностях, ошибках, отклонениях и неудачах. Чем сложнее и ответственнее деятельность, тем лучше должна быть обратная связь и тем больше требуется корректировочных действий в процессе исполнительской деятельности. Только при этом условии могут быть успешными завершающие действия.

Завершающие действия сводятся к проверке качества выполнения всех действий на заключительном этапе деятельности по их результатам. Это уже оценка достижения цели деятельности: достигнуто ли то, что намечалось? Какими средствами и издержками? Какие уроки извлечь из этой деятельности? Как целесообразнее осуществлять ее в будущем?

Любой вид деятельности - весьма сложный информационный процесс, в который включаются и как-то используются все психические процессы и свойства личности. И от того, насколько закономерно осуществляется информация сообщений, сколь тщательно вырабатывается командная информация и как функционирует обратная связь, зависит успех деятельности.

По способу функционирования действие является произвольным и преднамеренным. В онтогенезе функция произвольного контроля и регулирования действия осуществляется вначале взрослым в процессе совместной деятельности с ребенком, а затем вследствие интериоризации социальных образцов (эталонов) и схем выполнения действий ребенок сам начинает контролировать его в соответствии с этими эталонами и схемами. Преднамеренность действия возникает в силу принятия решения субъектом о том, что образ будущего результата действия отвечает мотиву его деятельности; тогда этот образ действия приобретает для субъекта личностный смысл и выступает для него как цель действия. При наличии намерения у субъекта возникает целевая установка - готовность к достижению предвосхищаемого результата. В ходе выполнения действия осуществляется контакт субъекта с предметным миром, преобразование (внешнее или мысленное) предметной ситуации и достигаются те или иные результаты, личностный смысл которых для субъекта оценивается эмоциями. В процессе действия могут образовываться новые цели и изменяться место действия в структуре деятельности.

По степени включенности эмоционально-волевых компонентов различаются действия волевые и импульсивные. Нельзя сказать, что развитие действий в онтогенезе идет от импульсивных к волевым, но с возрастом количество действий импульсивных резко уменьшается. В редуцированном виде они сохраняются в речевых реакциях, мимике и жестах при эмоциональных состояниях.

Действие, сформированное путем повторения, характерное высокой степенью "освоения и отсутствием поэлементной сознательной регуляции и контроля называют навыком.

Различаются навыки перцептивные, интеллектуальные и двигательные, а также:

  1. навыки исходно автоматизированные, формирующиеся без осознания их компонент;
  2. навыки вторично автоматизированные, формируемые с предварительным осознанием компонент действия; они легче становятся сознательно контролируемыми, быстрее совершенствуются и перестраиваются.

Среди неосознаваемых автоматизмов группа навыков особенно обширна и интересна. Благодаря формированию навыков достигается двоякий эффект: действие выполняется быстро и точно, и происходит высвобождение сознания, которое может быть направлено на освоение более сложных действий. Этот процесс имеет фундаментальное значение и лежит в основе развития всех умений, знаний и способностей. Без выработки навыков любое действие требовало бы такого напряжения внимания, что поведение человека свелось бы к набору наиболее примитивных движений и возможности его расширения и совершенствования с возрастом и накоплением опыта были бы невозможны. У любого взрослого индивида множество сформированных навыков, и все они приобретены в процессе индивидуального развития - путем отбора нужных, целесообразных движений из общего количества в принципе возможных для человека и последующего их совершенствования и закрепления.

Чаще всего навыки формируются путем подражания или выработки условных рефлексов, но бывает - путем проб и ошибок, причем с увеличением числа первых ошибок становится все меньше.

На формирование навыка влияют следующие эмпирические факторы:

  1. мотивация, обучаемость, прогресс в усвоении, упражнение, подкрепление, формирование в целом или по частям;
  2. для уяснения содержания операции - уровень развития субъекта, наличие знаний, умений, способ объяснения содержания операции (прямое сообщение, косвенное наведение и пр. ), обратная связь;
  3. для овладения операцией - полнота уяснения ее содержания, постепенность перехода от одного уровня овладения к другому по определенным показателям (автоматизированность, интериоризованность, скорость и пр.).

Активность еще можно различать и по тому, насколько она нормативна [rule-following; R. Peters, 1958] или индивидуальна, т.е. отклоняется от правил, от привычного.

Нормативность. Почти к любым жизненным ситуациям применимы правила поведения, обязательные в данной субкультуре и восходящие к ее традициям. Причины поступков, их цели и средства часто очевидны для современников, принадлежащих к той же культурной среде, поэтому при нормативном поведении вряд ли кому-нибудь, исключая психологов, вздумается ставить вопрос «Зачем?». Люди определенным способом утоляют голод и жажду, вступают в союз с партнером противоположного пола, воспитывают детей, приобретают друзей, пытаются улучшить для себя (иногда и для других) социальные и экономические условия, стремятся побольше узнать и понять, а также делают многое другое.

Индивидуальность. Действие становится индивидуальным, когда его нельзя отнести к конвенциональным ни на стадии целеполагания, ни на стадии его осуществления. В отличие от нормативного индивидуальное действие требует ответа на вопрос «Зачем?», т.е. ответа на вопрос о мотивах. Заметим, что иногда такое действие требует от человека и оправдания своего поступка. Так, в случае преступления ищут его мотив, а преступнику приходится отвечать за содеянное. Индивидуальным действие является:

  • когда ни влияние, ни принуждение, ни отрицательные последствия не могут заставить человека отклониться от избранного курса;
  • когда человек, столкнувшись с привычной для него ситуацией, ведет себя в ней иначе, нежели раньше;
  • когда действие само по себе оказывается противоречивым;
  • когда человек в различных ситуациях ведет себя не нормативно-различно, как другие, а одинаково.

Разумеется, между нормативным и индивидуальным действием нет жесткой границы. И в нормативном действии можно при ближайшем рассмотрении обнаружить индивидуальные различия, которые могут вызвать вопросы «Зачем?» или «Почему?». Так, действия разных людей в одинаковых условиях могут определяться одними и теми же целями, но различаться по степени энергичности и упорства; или, скажем, одни люди на разнообразные ситуации отвечают разнообразными действиями, в то время как другие в тех же ситуациях действуют более однообразно. Индивидуальным действие делает то, что оно всецело не определяется условиями ситуации. Такое впечатление часто возникает, когда психологу приходится обращать внимание на различия между людьми, действующими в одинаковых условиях. По-видимому, нечто находящееся у людей где-то «внутри» побуждает, толкает или заставляет их в данной ситуации поступать так, а не иначе.

Этический кодекс психолога

Преамбула
  1. Этический кодекс психолога Российского психологического общества составлен в соответствии с Конституцией Российской Федерации, Федеральным законом Российской Федерации № 152-ФЗ от 27 июля 2006 года «О персональных данных», Уставом Российского психологического общества, Всеобщей декларацией прав человека, Хельсинкской декларацией Всемирной медицинской ассоциации «Этические принципы проведения медицинских исследований с участием людей в качестве субъектов исследования», международной Универсальной декларацией этических принципов для психологов, Этическим метакодексом Европейской федерации психологических ассоциаций.
  2. Консультативным и регулирующим органом Российского психологического общества по вопросам профессиональной этики психолога является Этический комитет Российского психологического общества.
  3. В настоящем Этическом кодексе термин «Психолог» относится к лицу, имеющему высшее психологическое образование.
  4. В настоящем Этическом кодексе термин «Клиент» относится к лицу, группе лиц или организации, которые согласились быть объектом психологических исследований в личных, научных, производственных или социальных интересах или лично обратились к Психологу за психологической помощью.
  5. Действие данного Этического кодекса распространяется на все виды деятельности психологов, определенные настоящим Этическим кодексом. Действие данного Этического кодекса распространяется на все формы работы Психолога, в том числе осуществляемые дистанционно или посредством сети Интернет.
  6. Профессиональная деятельность психолога характеризуется его особой ответственностью перед клиентами, обществом и психологической наукой, и основана на доверии общества, которое может быть достигнуто только при соблюдении этических принципов профессиональной деятельности и поведения, содержащихся в настоящем Этическом кодексе.
  7. Этический кодекс психологов служит: для внутренней регуляции деятельности сообщества психологов; для регуляции отношений психологов с обществом; основой применения санкций при нарушении этических принципов профессиональной деятельности.

I. Этические принципы психолога

Этика работы психолога основывается на общечеловеческих моральных и нравственных ценностях. Идеалы свободного и всестороннего развития личности и ее уважения, сближения людей, создания справедливого, гуманного, процветающего общества являются определяющими для деятельности психолога. Этические принципы и правила работы психолога формулируют условия, при которых сохраняются и упрочиваются его профессионализм, гуманность его действий, уважение людей, с которыми он работает, и при которых усилия психолога приносят реальную пользу.

  1. Принцип уважения
    Психолог исходит из уважения личного достоинства, прав и свобод человека, провозглашенных и гарантированных Конституцией Российской Федерации и международными документами о правах человека.
    Принцип уважения включает:
    1. Уважение достоинства, прав и свобод личности
      1. Психолог с равным уважением относится к людям вне зависимости от их возраста, пола, сексуальной ориентации, национальности, принадлежности к определенной культуре, этносу и расе, вероисповедания, языка, социально-экономического статуса, физических возможностей и других оснований.
      2.  Беспристрастность Психолога не допускает предвзятого отношения к Клиенту. Все действия Психолога относительно Клиента должны основываться на данных, полученных научными методами. Субъективное впечатление, которое возникает у Психолога при общении с Клиентом, а также социальное положение Клиента не должны оказывать никакого влияния на выводы и действия Психолога.
      3. Психолог избегает деятельности, которая может привести к дискриминации Клиента по любым основаниям.
      4. Психологу следует так организовать свою работу, чтобы ни ее процесс, ни ее результаты не наносили вреда здоровью и социальному положению Клиента и связанных с ним лиц.
    2. Конфиденциальность
      1. Информация, полученная Психологом в процессе работы с Клиентом на основе доверительных отношений, не подлежит намеренному или случайному разглашению вне согласованных условий.
      2. Результаты исследования должны быть представлены таким образом, чтобы они не могли скомпрометировать Клиента, Психолога или психологическую науку.
      3. Психодиагностические данные студентов, полученные при их обучении, должны рассматриваться конфиденциально. Сведения о Клиентах также должны рассматриваться конфиденциально.
      4. Демонстрируя конкретные случаи своей работы, Психолог должен обеспечить защиту достоинства и благополучия Клиента.
      5. Психолог не должен отыскивать о Клиенте информацию, которая выходит за рамки профессиональных задач Психолога.
      6. Клиент имеет право на консультацию Психолога или работу с ним без присутствия третьих лиц.
      7. Неконтролируемое хранение данных, полученных при исследованиях, может нанести вред Клиенту, Психологу и обществу в целом. Порядок обращения с полученными в исследованиях данными и порядок их хранения должны быть жестко регламентированы.
    3. Осведомленность и добровольное согласие Клиента
      1. Клиент должен быть извещен о цели работы, о применяемых методах и способах использования полученной информации. Работа с Клиентом допускается только после того, как Клиент дал информированное согласие в ней участвовать. В случае, если Клиент не в состоянии сам принимать решение о своем участии в работе, такое решение должно быть принято его законными представителями.
      2. Психолог должен сообщать Клиенту обо всех основных шагах или лечебных действиях. В случае стационарного лечения Психолог должен информировать Клиента о возможных рисках и об альтернативных методах лечения, включая непсихологические.
      3. Видео- или аудиозаписи консультации или лечения Психолог может делать только после того, как получит согласие на это со стороны Клиента. Это положение распространяется и на телефонные переговоры. Ознакомление третьих лиц с видео-, аудиозаписями консультации и телефонными переговорами Психолог может разрешить только после получения согласия на это со стороны Клиента.
      4. Участие в психологических экспериментах и исследованиях должно быть добровольным. Клиент должен быть проинформирован в понятной для него форме о целях, особенностях исследования и возможном риске, дискомфорте или нежелательных последствиях, чтобы он мог самостоятельно принять решение о сотрудничестве с Психологом. Психолог обязан предварительно удостовериться в том, что достоинство и личность Клиента не пострадают. Психолог должен принять все необходимые предосторожности для обеспечения безопасности и благополучия Клиента и сведения к минимуму возможности непредвиденного риска.
      5. В тех случаях, когда предварительное исчерпывающее раскрытие информации противоречит задачам проводимого исследования, Психолог должен принять специальные меры предосторожности для обеспечения благополучия испытуемых. В тех случаях, когда это возможно, и при условии, что сообщаемая информация не нанесет вреда Клиенту, все разъяснения должны быть сделаны после окончания эксперимента.
    4. Самоопределение Клиента
      1. Психолог признает право Клиента на сохранение максимальной автономии и самоопределения, включая общее право вступать в профессиональные отношения с психологом и прекращать их.
      2. Клиентом может быть любой человек в случае своей несомненной дееспособности по возрасту, состоянию здоровья, умственному развитию, физической независимости. В случае недостаточной дееспособности человека решение о его сотрудничестве с Психологом принимает лицо, представляющее интересы этого человека по закону.
      3. Психолог не должен препятствовать желанию Клиента привлечь для консультации другого психолога (в тех случаях, когда к этому нет юридических противопоказаний).
  2. Принцип компетентности
    Психолог должен стремиться обеспечивать и поддерживать высокий уровень компетентности в своей работе, а также признавать границы своей компетентности и своего опыта. Психолог должен предоставлять только те услуги и использовать только те методы, которым обучался и в которых имеет опыт.
    Принцип компетентности включает:
    1. Знание профессиональной этики
      1. Психолог должен обладать исчерпывающими знаниями в области профессиональной этики и обязан знать положения настоящего Этического кодекса. В своей работе Психолог должен руководствоваться этическими принципами.
      2. Если персонал или студенты выступают в качестве экспериментаторов в проведении психодиагностических процедур, Психолог должен обеспечить, независимо от их собственной ответственности, соответствие совершаемых ими действий профессиональным требованиям.
      3. Психолог несет ответственность за соответствие профессионального уровня персонала, которым он руководит, требованиям выполняемой работы и настоящего Этического кодекса.
      4. В своих рабочих контактах с представителями других профессий Психолог должен проявлять лояльность, терпимость и готовность помочь.
    2. Ограничения профессиональной компетентности
      1. Психолог обязан осуществлять практическую деятельность в рамках собственной компетентности, основанной на полученном образовании и опыте.
      2. Только Психолог осуществляет непосредственную (анкетирование, интервьюирование, тестирование, электрофизиологическое исследование, психотерапия, тренинг и др.) или опосредованную (биографический метод, метод наблюдения, изучение продуктов деятельности Клиента и др.) работу с Клиентом.
      3. Психолог должен владеть методами психодиагностической беседы, наблюдения, психолого-педагогического воздействия на уровне, достаточном, чтобы поддерживать у Клиента чувство симпатии, доверия и удовлетворения от общения с Психологом.
      4. Если Клиент болен, то работа с ним допустима только с разрешения врача или согласия других лиц, представляющих интересы Клиента.
    3. Ограничения применяемых средств
      1. Психолог может применять методики, которые адекватны целям проводимого исследования, возрасту, полу, образованию, состоянию Клиента, условиям эксперимента. Психодиагностические методики, кроме этого, обязательно должны быть стандартизованными, нормализованными, надежными, валидными и адаптированными к контингенту испытуемых.
      2. Психолог должен применять методы обработки и интерпретации данных, получившие научное признание. Выбор методов не должен определяться научными пристрастиями Психолога, его общественными увлечениями, личными симпатиями к Клиентам определенного типа, социального положения или профессиональной деятельности.
      3. Психологу запрещается представлять в результатах исследования намеренно искаженные первичные данные, заведомо ложную и некорректную информацию. В случае обнаружения Психологом существенной ошибки в своем исследовании после того, как исследование было опубликовано, он должен предпринять все возможные действия по исправлению ошибки и дальнейшему опубликованию исправлений.
    4. Профессиональное развитие
      1. Психолог должен постоянно повышать уровень своей профессиональной компетентности и свою осведомленность в области этики психологической работы (исследования).
    5. Невозможность профессиональной деятельности в определенных условиях
      1. Если какие-либо обстоятельства вынуждают Психолога преждевременно прекратить работу с Клиентом и это может отрицательно сказаться на состоянии Клиента, Психолог должен обеспечить продолжение работы с Клиентом.
      2. Психолог не должен выполнять свою профессиональную деятельность в случае, когда его способности или суждения находятся под неблагоприятным воздействием.
  3. Принцип ответственности
    Психолог должен помнить  о своих профессиональных и научных обязательствах перед своими клиентами, перед профессиональным сообществом и обществом в целом. Психолог должен стремиться избегать причинения вреда, должен нести ответственность за свои действия, а также гарантировать, насколько это возможно, что его услуги не являются злоупотреблением.
    Принцип ответственности включает:
    1. Основная ответственность
      1. Решение Психолога осуществить исследовательский проект или вмешательство предполагает его ответственность за возможные научные и социальные последствия, включая воздействие на лиц, группы и организации, участвующие в исследовании или вмешательстве, а также непрямой эффект, как, например, влияние научной психологии на общественное мнение и на развитие представлений о социальных ценностях.
      2. Психолог должен осознавать специфику взаимодействия с Клиентом и вытекающую из этого ответственность. Ответственность особенно велика в случае, если в качестве испытуемых или клиентов выступают лица, страдающие от медикаментозной зависимости, или лица, ограниченные в своих действиях, а также, если программа исследования или вмешательства целенаправленно ограничивает дееспособность Клиента.
      3. Если Психолог приходит к заключению, что его действия не приведут к улучшению состояния Клиента или представляют риск для Клиента, он должен прекратить вмешательство.
    2. Ненанесение вреда
      1. Психолог применяет только такие методики исследования или вмешательства, которые не являются опасными для здоровья, состояния Клиента, не представляют Клиента в результатах исследования в ложном, искаженном свете, и не дают сведений о тех психологических свойствах и особенностях Клиента, которые не имеют отношения к конкретным и согласованным задачам психологического исследования.
    3. Решение этических дилемм
      1. Психолог должен осознавать возможность возникновения этических дилемм и нести свою персональную ответственность за их решение. Психологи консультируются по этим вопросам со своими коллегами и другими значимыми лицами, а также информируют их о принципах, отраженных в Этическом кодексе.
      2. В случае, если у Психолога в связи с его работой возникли вопросы этического характера, он должен обратиться в Этический комитет Российского психологического общества за консультацией.
  4. Принцип честности
    Психолог должен стремиться содействовать открытости науки, обучения и практики в психологии. В этой деятельности психолог должен быть честным, справедливым и уважающим своих коллег. Психологу надлежит четко представлять свои профессиональные задачи и соответствующие этим задачам функции.
    Принцип честности включает:
    1. Осознание границ личных и профессиональных возможностей
      1. Психолог должен осознавать ограниченность как своих возможностей, так и возможностей своей профессии. Это условие установления диалога между профессионалами различных специальностей. 
    2. Честность
      1. Психолог и Клиент (или сторона, инициирующая и оплачивающая психологические услуги для Клиента) до заключения соглашения оговаривают вопросы вознаграждения и иные существенные условия работы, такие как распределение прав и обязанностей между Психологом и Клиентом (или стороной, оплачивающей психологические услуги) или процедура хранения и применения результатов исследования.
        Психолог должен известить Клиента или работодателя о том, что его деятельность в первую очередь подчиняется профессиональным, а не коммерческим принципам.
        При приеме на работу Психолог должен поставить своего работодателя в известность о том, что:
        – в пределах своей компетенции он будет действовать независимо;
        – он обязан соблюдать принцип конфиденциальности: этого требует закон;
        – профессиональное руководство его работой может осуществлять только психолог;
        – для него невозможно выполнение непрофессиональных требований или требований, нарушающих данный Этический кодекс.
        При приеме Психолога на работу работодатель должен получить текст данного Этического кодекса.
      2. Публичное распространение сведений об оказываемых Психологом услугах служит целям принятия потенциальными Клиентами информированного решения о вступлении в профессиональные отношения с Психологом. Подобная реклама приемлема только в том случае, если она не содержит ложных или искаженных сведений, отражает объективную информацию о предоставляемых услугах и отвечает правилам приличия.
      3. Психологу запрещается организовывать рекламу себе или какому-либо определенному методу вмешательства или лечения. Реклама в целях конкуренции ни при каких условиях не должна обманывать потенциальных Клиентов. Психолог не должен преувеличивать эффективность своих услуг, делать заявлений о превосходстве своих профессиональных навыков и применяемых методик, а также давать гарантии результативности оказываемых услуг.
      4. Психологу не разрешается предлагать скидку или вознаграждение за направление к ним нему Клиентов или заключать соглашения с третьими лицами с этой целью.
    3. Прямота и открытость
      1. Психолог должен нести ответственность за предоставляемую им информацию и избегать ее искажения в исследовательской и практической работе.
      2. Психолог формулирует результаты исследования в терминах и понятиях, принятых в психологической науке, подтверждая свои выводы предъявлением первичных материалов исследования, их математико-статистической обработкой и положительным заключением компетентных коллег. При решении любых психологических задач проводится исследование, всегда опирающееся на предварительный анализ литературных данных по поставленному вопросу.
      3. В случае возникновения искажения информации психолог должен проинформировать об этом участников взаимодействия и заново установить степень доверия.
    4. Избегание конфликта интересов
      1. Психолог должен осознавать проблемы, которые могут возникнуть в результате двойственных отношений. Психолог должен стараться избегать отношений, которые приводят к конфликтам интересов или эксплуатации отношений с Клиентом в личных интересах.
      2. Психолог не должен использовать профессиональные отношения в личных, религиозных, политических или идеологических интересах.
      3. Психолог должен осознавать, что конфликт интересов может возникнуть после формального прекращения отношений Психолога с Клиентом. Психолог в этом случае также несет профессиональную ответственность.
      4. Психолог не должен вступать в какие бы то ни было личные отношения со своими Клиентами.
    5. Ответственность и открытость перед профессиональным сообществом
      1. Результаты психологических исследований должны быть доступны для научной общественности. Возможность неверной интерпретации должна быть предупреждена корректным, полным и недвусмысленным изложением. Данные об участниках эксперимента должны быть анонимными. Дискуссии и критика в научных кругах служат развитию науки и им не следует препятствовать.
      2. Психолог обязан уважать своих коллег и не должен необъективно критиковать их профессиональные действия.
      3. Психолог не должен своими действиями способствовать вытеснению коллеги из его сферы деятельности или лишению его работы.
      4. Если Психолог считает, что его коллега действует непрофессионально, он должен указать ему на это конфиденциально.

II. Нарушение Этического кодекса психолога

  1. Нарушение Этического кодекса психолога включает в себя игнорирование изложенных в нем положений, неверное их толкование или намеренное нарушение. Нарушение Этического кодекса может стать предметом жалобы.
  2. Жалоба на нарушение Этического кодекса психолога может быть подана в Этический комитет Российского психологического общества в письменном виде любым физическим и юридическим лицом. Рассмотрение жалоб и вынесение решений по ним осуществляется в установленном порядке Этическим комитетом Российского психологического общества.
  3. В качестве санкций, применяемых к Психологу, нарушившему Этический кодекс, могут выступать: предупреждение от имени Российского психологического общества (общественное порицание), приостановление членства в Российском психологическом обществе, сопровождающееся широким информированием общественности и потенциальных клиентов об исключении данного специалиста из действующего реестра психологов РПО. Информация о применяемых санкциях является общедоступной и передается в профессиональные психологические ассоциации других стран. 
  4. В случае серьезных нарушений Этического кодекса Российское психологическое общество может ходатайствовать о привлечении Психолога к суду.

Настоящий Этический кодекс психолога принят “14” февраля 2012 года V съездом Российского психологического общества.

Этический кодекс в формате pdf (149.8 Кб)

Для обсуждение Этического кодекса Российского психологического общества присылать комментарии на адрес [email protected]

Что это такое Действие (психология). Энциклопедия

Пользователи также искали:

деятельность действие операция примеры, деятельность психология, действие это, действие игра, действие задания, действия и движения в психологии, операция в психологии, виды действий психология, Действие, действие, психологии, деятельность, психология, виды действий психология, деятельность психология, действия и движения в психологии, действие игра, действие задания, операция, игра, действие это, виды, действий, действия, движения, примеры, задания, операция в психологии, Действие психология, деятельность действие операция примеры, действие (психология), психологические понятия. действие (психология),

У вас на лице отражаются не ваши истинные чувства. А что же?

  • Талия Рейчел Майерс
  • BBC Future

Автор фото, Getty Images

Мы всегда считали, что наша мимика отражает наши эмоции и переживания. Но недавние исследования показывают, что, похоже, это далеко не так.

В 2015 году, исследуя эмоции и мимику в племенах Папуа - Новой Гвинеи, психолог Карлос Кривелли обнаружил нечто неожиданное.

Ученый показывал жителям островов Тробриан (архипелаг в Соломоновом море в юго-западной части Тихого океана, принадлежащий Папуа - Новой Гвинее. - Прим. переводчика) фотографии европейцев или американцев и просил определить, какие эмоции переживают люди на снимках.

Классическое (для западного мира) выражение ужаса на лице - широко раскрытые глаза, открытый рот - островитяне восприняли как проявление агрессии и угрозы.

Получается, то, что казалось нам универсальным выражением страха на лице, вовсе не является таковым.

Что же может означать тот факт, что жители островов Тробриан интерпретируют мимику иначе?

Одна довольно распространенная теория гласит, что выражение лица вообще не отражает наших настоящих чувств, оно скорее показывает, какие социальные цели мы преследуем - например, намерение произвести определенное впечатление.

Автор фото, iStock

Подпись к фото,

Классическое выражение ужаса на лице западного человека жители Папуа-Новой Гвинеи посчитали проявлением агрессии или угрозы

Наше лицо выполняет функцию своеобразного "дорожного знака, который управляет транспортным движением вокруг нас", объясняет Алан Фридлунд, профессор психологии из Калифорнийского университета в Санта-Барбаре.

Он - соавтор исследования Кривелли, в котором оба ученых пришли к выводу, что "наше лицо - инструмент социального взаимодействия".

Наша мимика не столько показывает, что происходит внутри нас, сколько свидетельствует о том, что мы ожидаем от дальнейшего общения.

Например, недовольное лицо может означать, что вам не нравится, как идет разговор, и вы хотели бы направить его в другое русло.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Хмурое выражение или улыбка появляются на лице, как правило, инстинктивно, но они свидетельствуют о наших дальнейших намерениях в общении

"Это единственная причина, которая может объяснить мимику с точки зрения эволюции", - объясняет Бриджит Уоллер, профессор эволюционной психологии из Портсмутского университета (Британия).

По ее мнению, лицо всегда "передает какую-то важную и полезную информацию - как для отправителя, так и для получателя".

Хотя эта теория выглядит вполне логичной, ученые пришли к ней далеко не сразу.

Идея, что наши чувства - фундаментальные, инстинктивные и отражаются на наших лицах, глубоко укоренена в западной культуре.

Древние греки противопоставляли страсти уму, а философ Рене Декарт в XVII веке определил шесть основных страстей, которые могут препятствовать рациональному мышлению. Художник Шарль Лебрен нашел анатомический аналог выражения лица каждой декартовой страсти.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Идея, что наше лицо непосредственно отражает переживаемые нами эмоции, глубоко укоренена в западной культуре

В 1960-70-х гг. ученые в определенной степени подтвердили, что наша мимика отражает некоторые базовые эмоции.

Американский психолог Пол Экман путешествовал по разным странам мира и предлагал их жителям определить, какие эмоции испытывают люди на фотографиях.

Его исследование указывает на то, что некоторые выражения лица и соответствующие им эмоции узнают представители любой культуры. Такими базовыми эмоциями можно считать радость, удивление, отвращение, страх, грусть и гнев.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Из исследования Пола Экмана вроде бы следовало, что некоторые базовые эмоции, например отвращение, узнают люди всех культур, однако этот вывод оказался ложным

Теорию Экмана применяют и сегодня - например, в инструкциях правительства США по выявлению потенциальных террористов.

Впрочем, выводы его исследования неоднократно подвергались критике. Среди ярых оппонентов Экмана была исследовательница Маргарет Мид, которая считала, что мимика - поведение приобретенное, а не присущее человеку от рождения.

Новое исследование подвергает сомнению два основных положения теории эмоций.

Первое - что эмоции являются универсальными и узнаваемыми в любой культуре мира. И второе - что выражение лица точно отражает, что именно чувствует человек.

В новое исследование вошли и наблюдения Кривелли, который много месяцев изучал эмоции коренных народов Папуа - Новой Гвинеи и Мозамбика.

Ученый установил, что люди там не воспринимают выражение лица так же, как представители западного мира.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Лишь небольшое количество папуасов признало улыбку на лице проявлением радости

И это касалось не только эмоции страха. Лишь небольшое количество папуасов, к примеру, признали улыбку на лице проявлением радости.

Около половины опрошенных описали такие лица с помощью слова "смех", таким образом, называя действие, а не чувство, которое улыбка отражает.

Некоторые другие отметили, что лицо обладает "магией привлекательности" - присущей тробрианцам уникальной эмоцией, которую Кривелли толкует как восхитительное, волшебное очарование.

Похожим образом описывали мимику и другие этнические группы, как выяснила психолог Мария Жендрон из Северо-Восточного университета (Бостон, США).

Представители народностей химба в Намибии и хадза в Танзании определяли не эмоции на лице (например, радость или печаль), а действия человека (смех или плач). Или делали это через объяснение возможных причин такой мимики ("кто-то умер").

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Когда другие люди интерпретируют наше выражение лица, они могут приписывать нам эмоции, которых мы на самом деле не чувствуем

Осложняет проблему и тот факт, что другие люди довольно часто неправильно трактуют наше выражение лица, приписывая нам те эмоции, которых мы не ощущаем.

Аналитический обзор более 50 исследований показал, что лицо человека выражает его истинные чувства в очень небольшом количестве ситуаций.

Самое значительное исключение: когда нам весело, это почти всегда сопровождается улыбкой или смехом.

Соавтор исследования Райнер Райзензейн считает, что этот феномен можно объяснить с точки зрения эволюции. Ведь откровенная демонстрация нашего внутреннего состояния, очевидно, не выгодна для нас.

Тот факт, что наше лицо правдиво не отражает наших чувств, может иметь серьезные последствия. Например, для сферы искусственного интеллекта и робототехники.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

С точки зрения эволюции, искренняя демонстрация нашего внутреннего состояния не выгодна для нас

"Разработчики искусственного интеллекта преимущественно опираются на классические выражения лица: нахмуренные брови - недовольство, улыбка - радость", - объясняет Фридлунд.

Но если человек, мрачно взглянув на работа, на самом деле чувствует что-то другое, машина наверняка отреагирует неадекватно.

"Запрограммировать робота точно распознавать эмоции на человеческом лице - очень сложная задача. Ведь для этого он должен понимать человека, иметь опыт общения с ним", - объясняет Фридлунд.

Он консультирует компании, которые разрабатывают искусственный интеллект, и советует им интерпретировать человеческие эмоции, исходя из контекста ситуации, а не выражения лица.

Впрочем, многим из нас это открытие способно помочь улучшить навыки общения.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Глядя на лицо собеседника, надо пытаться понять не его эмоции, а то, чего он ожидает от взаимодействия с вами

Мы бы достигли в этом больших успехов, если бы в лице собеседника пытались рассмотреть не то, что он там на самом деле чувствует, а то, что он хотел бы нам сказать.

Лицо собеседника надо воспринимать как дорожный знак, советует Фридлунд.

"Или как железнодорожную стрелку, которая показывает нам, в каком направлении в разговоре стоит или не стоит двигаться дальше", - объясняет исследователь.

Сердитый взгляд вашей подруги может вовсе не означать, что она сердится, а лишь то, что она хочет, чтобы вы согласились с ее точкой зрения.

Надутые губы вашего ребенка не обязательно отражают обиду, возможно, он просто хочет вашего сочувствия или защиты в неудобной ситуации.

Или, например, смех. "Когда и как вы смеетесь, имеет чрезвычайно важное значение для социального взаимодействия", - отмечает Уоллер.

Неуместный смех, например, не означает радости, а свидетельствует о том, что вы невнимательно следите за разговором, а может быть даже демонстрируете собеседнику враждебность.

Кривелли вообще сравнивает нас с кукловодами, которые дергают за ниточки разных выражений лица с целью манипулировать другими людьми.

Но и наши собеседники тоже манипулируют нами в ответ. Что тут поделаешь? Мы - существа социальные.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

Фобии: симптомы и причины возникновения

Фобией называют сильный страх, не поддающийся контролю и разумному объяснению.


Если обычный страх можно объяснить логически и таким образом избавиться от него, то фобии отличаются иррациональностью и нередко возникают вместе с паническими атаками. Бороться с фобией очень непросто, поскольку причину ее возникновения часто трудно объяснить, однако своевременная консультация с психотерапевтом способна решить эту проблему и избавить человека от неконтролируемых переживаний и непредсказуемых действий.

Иррациональность фобии заключается в том, что страх человека перед определенным объектом или явлением не соответствует действительной опасности. Например, огромная, агрессивно настроенная собака представляет собой угрозу, и страх за здоровье и жизнь в этом случае рационален, а вот миниатюрная болонка в поводке и в наморднике, вызывающая аналогичные эмоции, не поддается объяснению. Страх пред собакой можно побороть логическими доводами (хозяин собаки рядом и уверяет в ее дружелюбности), однако если никто и ничто не может Вас успокоить и начинается паника, то это уже фобия.

Симптомы любых видов фобий схожи и напоминают признаки панической атаки:

  • сильное сердцебиение;
  • трудности с дыханием, удушье;
  • сухость во рту;
  • повышение артериального давления;
  • неприятные ощущения в желудке и тошнота;
  • боль или давление в груди;
  • дрожь;
  • головокружение;
  • повышение потоотделения;
  • слабость в ногах;
  • чувство нереальности происходящего или себя самого.

Основные причины появления фобий


Специалисты выделяют следующие причины возникновения необъяснимого страха — биологические, генетические, психологические, социальные.

Биологические и наследственные факторы

Недостаток определенной кислоты в организме (гамма-аминомасляной), имеющей успокоительное действие, приводит к увеличению страха и тревожности, что в свою очередь способствует риску появления фобий. Причинами уменьшения количества этой кислоты могут быть травмы головного мозга, длительное применение лекарств и психотропных препаратов, стресс и депрессия.

Кроме этого, причиной возникновения фобий может быть генетический фактор. Если один из родителей страдает фобическим расстройством, то риск появления фобии и у ребенка очень велик. Однако, что именно повлияло на это, наследственная предрасположенность или определенное поведение родственника, трудно сказать.

Социальные причины

Чаще всего возникновению фобий способствует влияние внешних факторов, особенно различные события шокирующего характера, произошедшие в детстве. Именно психологические травмы детского возраста: укусы насекомого или животного, потеря близких или продолжительное расставание, негативный опыт плавания или закрытого помещения и тому подобное вырастают обычно в непредсказуемые страхи.

Психологические факторы

У некоторых фобических расстройств и панических атак не прослеживается связи с какими-то травмами или событиями, в этом случае причины часто скрываются в подсознании. Неправильное объяснение каких-либо слов или действий, неверный взгляд на происходящие и будущие события, ущемление характерных черт и другие психологические проблемы также могут повлиять на возникновение фобий.

Определенные страхи появились в процессе эволюции, например, боязнь открытого пространства имеет свои корни в далеком прошлом, когда в незащищенном месте существовала опасность нападения диких животных.

Социальные причины

Появлению социофобий может способствовать чрезмерно строгое воспитание или критика родителей, неадекватная оценка взрослыми происходящих с ребенком событий, неудачный опыт общения со сверстниками или противоположным полом.

Таким образом, травмирующие ситуации, воздействуя на неокрепшую психику или наследственную предрасположенность, а также социальное и материальное положение способствуют возникновению и развитию различных фобий.

Виды фобий

В настоящее время специалисты выделяют около 400 видов иррационального страха. Систематизация фобий – довольно трудный процесс, так как здесь необходимо принимать во внимание факторы их появления и развития, признаки и методы лечения. Остановимся на наиболее популярном способе выделения разновидностей фобий – по фабуле страха, т.е., по объекту, вызывающему такие сильные эмоции.

Боязнь определенных ситуаций

Сюда относятся сильнейшие негативные переживания от предвкушения или пребывания в какой-либо ситуации. Такие фобии обычно появляются после испытания сильного страха в определенных обстоятельствах. Это может быть боязнь каких-либо видов транспорта (самолетов, кораблей, поездов и др.), закрытых или открытых пространств, а также страх одиночества и т.д.


Социофобии

Здесь собраны все страхи, связанные с патологическим ужасом перед пребыванием на глазах у других людей: боязнь выступления на публике, незнакомого общества, экзаменов, большого скопления людей и прочее.

Боязнь людей

Необъяснимый ужас могут вызывать люди определенной профессии, национальности, статуса, гендерной принадлежности, сексуальной ориентации, возраста, внешности и т.д.

Страх болезни (нозофобия)

Любой здравомыслящий человек избегает болезней, поддерживая здоровый образ жизни, вовремя принимая предписанные витамины и лекарства, однако у некоторых забота о своем самочувствии переходит разумные границы и перерастает в иррациональную погоню за здоровьем. Все больше людей в наше время подвержены страху онкологических заболеваний (канцерофобия).

Танатофобия

- страх смерти. Наверное, все мы в какой-то степени боимся умереть, но танатофобы испытывают постоянную панику и тревогу, что провоцирует у них возникновение неврозов и затяжных депрессий.

Страх состояний

Любой человек испытывает различные эмоции и понимает, что эти переживания естественны. Некоторые же настолько страшатся оказаться в определенном состоянии (обнищать, обанкротиться, разбогатеть), что переживают панические атаки. Сюда же относятся боязнь испытать определенные эмоции, страх старости, неудач и др.

Боязнь действий

Предвкушение или выполнение какого-то действия влечет за собой необъяснимый страх. Это может быть боязнь танцевать, петь, готовить еду, учиться, выступать и многое другое.

Страх мест

Мы часто избегаем определенных мест, в которых когда-то довелось пережить негативные эмоции (морг, ночное кладбище). Люди же, подверженные этой группе фобий, от одной мысли о каком-то месте (лифт, крыша, церковь, театр) могут пережить ужас и головокружение.

Боязнь веществ

Человек с таким нарушением испытывает неконтролируемую панику на грани безумия при упоминании или виде какого-то вещества. Наиболее распространенные фобии этого вида – метилофобия (страх алкоголя), фармакофобия (страх лекарственных препаратов), аматофобия (боязнь грязи) и цибофобия (страх пищи).

Страх предметов

Боязнь конкретных предметов часто возникает после имевших место в жизни негативных ситуаций с этими объектами (страх острых предметов, зеркал, оружия и т.д.). Кроме этого, к этому виду фобий относят и страх перед определенным цветом, размером или формой предметов.

Зоофобия

Достаточно большая группа ужаса перед определенным видом животных. У любого человека есть страх перед дикими или агрессивными представителями животного мира, но вряд ли мы испытываем ужас в зоопарке или от одной мысли об определенном звере.

Боязнь мистики

Многие уходят в мир мистики, не найдя себя в обычной реальной жизни. Страх пред совершением греха, Божьей кары, боязнь магов, колдунов, святых мест – только малая часть благодатной мистической почвы для появления фобий.

Страх природных явлений

Ужас и беспомощность, испытываемые перед разрушительными явлениями природы считается результатом генетической памяти. Цунами, землетрясения, ураганы действительно опасны, и до сих пор человек не научился полностью справляться с ними. Однако существует огромное количество фобий, связанных с вполне обычными и безопасными явлениями: ветер, снег, туман, луна, солнечный свет, вода и так далее.

Это далеко не полная классификация фобических расстройств, поскольку панику и страх человек может испытывать перед любыми предметами или явлениями, не только существующими в жизни, но даже воображаемыми.

Опытные психотерапевты помогут справиться с любыми видами фобий, главное, не стесняться своей проблемы и вовремя обращаться за профессиональной помощью.


Здоровый образ жизни,

30 августа 2019 г.

На современном этапе в основу гигиенического обучения и воспитания населения РФ положена концепция формирования здорового образа жизни, которая должна находить конкретное воплощение в различных гигиенических, профилактических программах.

Здоровый образ жизни – категория общего понятия "образ жизни" включающая в себя благоприятные условия жизнедеятельности человека, уровень его культуры, в том числе поведенческой, и гигиенических навыков, позволяющих сохранять и укреплять здоровье, способствующих предупреждению развития нарушений здоровья и поддерживающих оптимальное качество жизни.

Образ жизни человека включает три категории:

уровень жизни, качество жизни и стиль жизни.

Уровень жизни – количественная сторона условий жизни, размер и структура материальных и духовных потребностей населения, фонды потребления, доходы населения, обеспеченность жильем, медицинской помощью, уровень образования, продолжительность рабочего и свободного времени и др. Уровень жизни – это, в первую очередь, экономическая категория, представляющая степень удовлетворения материальных, духовных и культурных ценностей.

Качество жизни – категория, включающая в себя сочетание условий жизнеобеспечения и состояния здоровья, позволяющих достичь физического, психического и социального благополучия и самореализации.

Стиль жизни – особенности поведения конкретного человека или группы людей. Стиль жизни – это признак индивидуальности, самостоятельности, способность построить себя как личность в соответствии с собственными представлениями о полноценной и интересной жизни.

Первые две категории носят общественный характер. Поэтому понятно, что здоровье человека будет в первую очередь зависеть от стиля жизни, который носит персонифицированный характер и определяется историческими, национальными традициями (менталитет) и личными наклонностями Поведение человека направлено на удовлетворение потребностей. При более или менее одинаковом уровне потребностей, характерном для данного общества, каждая личность характеризуется своим, индивидуальным способом их удовлетворения, поэтому поведение людей разное и зависит в первую очередь от воспитания.

Для чего нужен здоровый образ жизни?

  • Для выполнения всех бытовых и общественных функций в оптимальном режиме для человека.
  • Для сохранения и укрепления здоровья.
  • Для воплощения социальных, психологических и физических возможностей, раскрытия потенциала личности.
  • Для продления рода и достижения активного долголетия.

По современным представлениям в понятие "здоровый образ жизни" входят следующие составляющие:

  • Рациональная организация трудовой (учебной) деятельности;
  • Правильный режим труда и отдыха;
  • Рациональная организация свободного времени;
  • Оптимальный двигательный режим;
  • Рациональное питание;
  • Соблюдение правил личной гигиены, закаливание;
  • Соблюдение норм и правил психогигиены;
  • Сексуальная культура, рациональное планирование семьи;
  • Сексуальная культура, рациональное планирование семьи;
  • Профилактика аутоагрессии;
  • Контроль за своим здоровьем.

Формирование здорового образа жизни включает:

  • Создание постоянно действующей информационно-пропагандистской системы, направленной на повышение уровня знаний всех категорий населения о влиянии и возможностях снижения всех негативных факторов на здоровье;
  • Санитарно-гигиеническое воспитание;
  • Снижение распространенности курения и потребления табачных изделий, снижение потребления алкоголя, профилактика потребления наркотиков и наркотических средств;
  • Привлечение населения к занятиям физической культурой, туризмом и спортом, повышение доступности этих видов оздоровления.

Большое значение в основе формирования здорового образа жизни занимают личностно-мотивационные качества данного человека, его жизненные ориентиры. Никакие пожелания, приказы, наказания не могут заставить человека вести здоровый образ жизни, охранять и укреплять собственное здоровье, если человек сам не будет сознательно формировать собственный стиль здорового поведения. Для сохранения и восстановления утраченного здоровья человек должен совершать действия, для каждого действия нужен мотив, а совокупность мотивов составляет мотивацию (мотивация – это побуждение, вызывающее активность организма и определяющее направленность этой активности).

Какие же мотивации лежат в основе формирования стиля здоровой жизни?

  1. Самосохранение. Если человек знает, что какое-то действие угрожает жизни, он это действие не совершает. Например, человек, который хочет жить, никогда не пойдет по железнодорожному пути, навстречу мчащемуся поезду. Если человек выяснил, что на яичный белок у него развивается аллергическая реакция, он не будет есть яйца. Мотивация: "Я не совершаю определенные действия, так как они угрожают моему здоровью и жизни".
  2. Подчинение этнокультурным требованиям. Человек живет в обществе, которое на протяжении длительного времени отбирало полезные привычки, навыки, вырабатывало систему защиты от неблагоприятных факторов внешней среды. Например, жители Крайнего Севера едят сырую замороженную рыбу, так как она обеспечивает наиболее полноценное сбалансированное питание. Другой пример: ребенка с детства обучают гигиеническим навыкам, что продиктовано гигиеническими, этическими и эстетическими требованиями. Мотивация: "Я подчиняюсь этнокультурным требованиям потому, что хочу быть равноправным членом общества, в котором живу. От моего здорового образа жизни зависят здоровье и благополучие других".
  3. Получение удовольствия от самосовершенствования. Мотивация: "Ощущение здоровья приносит мне радость, поэтому я делаю все, чтобы испытать это чувство". Например, водные процедуры за счет изменения кровообращения вызывают приятные ощущения.
  4. Возможность для самосовершенствования. Мотивация: "Если я буду здоров, я смогу подняться на более высокую ступень общественной лестницы".
  5. Способность к маневрам. Мотивация: "Если я буду здоров, то смогу по своему усмотрению изменять свою роль в обществе и свое местонахождение". Здоровый человек может менять профессии, перемещаться из одной климатической зоны в другую.
  6. Сексуальная реализация. Мотивация: "Здоровье дает мне возможность для сексуальной гармонии".
  7. Достижение максимально возможной комфортности. Мотивация: "Я здоров, меня не беспокоит физическое и психологическое неудобство".

Здоровый образ жизни должен целенаправленно и постоянно формироваться в течение жизни человека, а не зависеть от обстоятельств и жизненных ситуаций. В этом случае он будет являться рычагом первичной профилактики, укрепления и формирования здоровья, будет совершенствовать резервные возможности организма, обеспечивать успешное выполнение социальных и профессиональных функций независимо от политических, экономических и социально-психологических ситуаций.

Суицид

Дата публикации: .

Никто не станет оспаривать тот факт, что смерть это та дверь, через которую каждому придется пройти. Живя, радуясь и приветствуя жизнь, мы непременно сталкиваемся с небытием и смертью. Смерть находит к каждому определенный путь: через естественный процесс старения, тяжелую болезнь, насилие извне, несчастный случай, и собственное вмешательство в жизнедеятельный процесс. Какие проблем толкают людей на насильственную смерть, не по вине обстоятельств и внешних сил, а по решению собственной воли?

Суицид – умышленное самоповреждение со смертельным исходом, (лишение себя жизни). Психологический смысл суицида чаще всего заключается в отреагировании аффекта, снятии эмоционального напряжения, ухода от той ситуации, в которой волей неволей оказывается человек. Люди, совершающие суицид, обычно страдают от сильной душевной боли и находятся в состоянии стресса, а также чувствуют невозможность справиться со своими проблемами.

Суицидальное поведение – это проявление суицидальной активности – мысли, намерения, высказывания, угрозы, попытки, покушения. Суицидальное поведение встречается как в норме (без психопатологии), так и при психопатиях и при акцентуациях характера – в последнем случае оно является одной из форм девиантного поведения.

Суицидент – человек, совершивший попытку суицида, либо демонстрирующий суицидальные наклонности.

С точки зрения клинической практики суицидальное поведение принято подразделять на внутренние и внешние формы.

Внутренние формы:

  • Антивитальные переживания – размышления об отсутствии ценности жизни без чётких представлений о своей смерти.
  • Пассивные суицидальные мысли – фантазии на тему своей смерти, но не лишения себя жизни.
  • Суицидальные замыслы – разработка плана суицида.
  • Суицидальные намерения – решение к выполнению плана.

Внешние формы:

  • Самоубийство (суицид) – намеренное, осознанное и быстрое лишение себя жизни.
  • Суицидальная попытка (парасуицид) – не закончившееся смертью намеренное самоповреждение или самоотравление, которое нацелено на реализацию желаемых субъектом изменений за счёт физических последствий.
  • Прерванная суицидальная попытка (прерванный парасуицид) – акт, предпринятый с целью намеренного самоповреждения или самоубийства, но прерванный до реального самоповреждения внешними обстоятельствами (например, вмешательство посторонних предотвратило физическое повреждение: человека «сняли» с рельсов до прохода поезда, прервали акт самоповешения и т.п.).
  • Абортивная суицидальная попытка (абортивный парасуицид) – акт, предпринятый с целью намеренного самоповреждения или самоубийства, но прерванный до реального самоповреждения непосредственно самим субъектом.

Различают следующие типы суицидального поведения:

  • Демонстративное поведение. В основе этого типа суицидального поведения лежит стремление обратить внимание на себя и свои проблемы. Показать, как трудно справляться с жизненными ситуациями. Это своего рода просьба о помощи. Как правило, демонстративные суицидальные действия совершаются не с целью причинить себе реальный вред или лишить себя жизни, а с целью напугать окружающих, заставить их задуматься над проблемами, «осознать» свое несправедливое отношение к нему. При демонстративном поведении способы суицидального поведения чаще всего проявляются в виде порезов вен, отравления неядовитыми лекарствами, изображения повешения.
  • Аффективное суицидальное поведение. Суицидальные действия, совершенные под влиянием ярких эмоций относятся к аффективному типу. В таких случаях действует импульсивно, не имея четкого плана своих действий. Как правило, сильные негативные эмоции (обида, гнев) затмевают собой реальное восприятие действительности и суицидент, руководствуясь ими, совершает суицидальные действия. При аффективном суицидальном поведении чаще прибегают к попыткам повешения, отравлению токсичными и сильнодействующими препаратами.
  • Истинное суицидальное поведение. Истинное суицидальное поведение характеризуется продуманным планом действий. Суицидент готовится к совершению суицидального действия. При таком типе суицидального поведения чаще оставляют записки, адресованные родственникам и друзьям, в которых они прощаются со всеми и объясняют причины своих действий. Поскольку действия являются продуманными, такие суицидальные попытки чаще заканчиваются смертью. При истинном суицидальном поведении чаще прибегают к повешению или к спрыгиванию с высоты.

Самоубийство - слишком противоестественный и кардинальный шаг, поэтому решение на его совершение вызревает не мгновенно. Ему, как правило, предшествует более или менее продолжительный период переживаний, борьбы мотивов и поиска выхода из создавшейся ситуации.

Динамика развития суицидального поведения.

Первая стадия - стадия вопросов о смерти и смысле жизни. Прежде чем совершить суицидальное действие в большинстве случаев наблюдается период, который характеризуется снижением адаптационных способностей. В этот период формируются собственно суицидальные мысли, которые могут проявляться в виде заявлений о том, что «надоела такая жизнь», «вот бы уснуть и не проснуться», возникновением интереса к проблемам жизни и смерти и т.д. На этой стадии возникают пассивные мысли о лишении себя жизни, самоубийстве. Эта стадия также характеризуется представлениями, фантазиями и размышлениями о своей смерти, но не на тему лишения себя жизни. Примером являются высказывания типа: «Чем так жить, лучше умереть», «Хочется уснуть и не проснуться» и т. д. При этом значение таких высказываний недооценивается или воспринимается в демонстративно-шантажном аспекте. Почти каждый, кто всерьез думает о самоубийстве, так или иначе, дает понять окружающим о своем намерении. Самоубийства, часто, не возникают внезапно, импульсивно, непредсказуемо или неизбежно. Они являются последней каплей в чаше постепенно ухудшающейся адаптации. Среди тех, кто намерился совершить суицид, от 70 до 75 % тем или иным образом раскрывают свои стремления. Иногда это будут едва уловимые намеки; часто же угрозы являются легко узнаваемыми. Очень важно, что большинство тех, кто совершает самоубийства, ищут возможности высказаться и быть выслушанными. Однако очень часто они не встречают человека, который их выслушает.

Вторая стадия - это суицидальные замыслы. Это активная форма проявления желания покончить с собой, она сопровождается разработкой плана реализации суицидальных замыслов, продумываются способы, время и место совершения самоубийства. Отмечаются высказывания о своих намерениях.

Третья стадия - суицидальные намерения и собственно суицидальная попытка. Происходит присоединение к замыслу о суициде сформированного решения (установки) и волевого компонента, побуждающего к непосредственному осуществлению внешних форм суицидальных поведенческих актов.

Период от возникновения мыслей о самоубийстве до попыток их осуществления называется пресуицидом. Длительность его может исчисляться минутами (острый пресуицид) или месяцами (хронический пресуицид). При острых пресуицидах, возможно моментальное проявление суицидальных замыслов и намерений сразу, без предшествующих ступеней. После попытки суицида наступает период, когда относятся с повышенным вниманием и заботой. В этот период маловероятно повторение суицидальных действий. По истечении трех месяцев, видя, что внешне спокоен, не высказывает мыслей о суициде и не пытается повторить попытку, перестают внимательно относиться и уделять ему должное внимание, начинают вести привычный для них образ жизни, т.к. считают, что кризис преодолен и с ним все в порядке. Но, если ситуация, приведшая к суицидальному действию не была проработана, все еще находится под угрозой совершения повторной суицидальной попытки. И в тот момент, когда близкие перестают волноваться за состояние суицидента, как отмечает ряд исследователей, и совершаются повторные попытки суицида. Поэтому необходимо на протяжении длительного времени наблюдать, оказывать ему поддержку, беседовать с ним и проводить иные профилактические действия.

Рекомендации
для тех, кто рядом с человеком, склонным к суициду.

  1. Не отталкивайте его, если он решил разделить с вами проблемы, даже если вы потрясены сложившейся ситуацией.
  2. Доверьтесь своей интуиции, если вы чувствуете суицидальные наклонности в данном индивиде, не игнорируйте предупреждающие знаки.
  3. Не предлагайте того, чего не в состоянии сделать.
  4. Дайте знать, что хотите ему помочь, но не видите необходимости в том, чтобы хранить все в секрете, если какая-то информация может повлиять на его безопасность.
  5. Сохраняйте спокойствие и не осуждайте его, не зависимо от того, что он говорит.
  6. Говорите искренне, постарайтесь определить, насколько серьезна угроза: вопросы о суицидальных мыслях не приводят к попыткам покончить счеты с жизнью, на самом деле они помогут почувствовать облегчение от осознания проблемы.
  7. Постарайтесь узнать у него план действий, так как конкретный план – это знак реальной опасности.
  8. Убедите его, что есть конкретный человек, к которому можно обратиться за помощью.
  9. Не предлагайте упрощенных решений.
  10. Дайте понять, что хотите поговорить о чувствах, что не осуждаете его за эти чувства.
  11. Помогите ему понять, что сильный стресс мешает полностью осознать ситуацию, ненавязчиво посоветуйте, как найти какое-либо решение и управлять кризисной ситуацией.
  12. Помогите найти людей и места, которые смогли бы снизить пережитый стресс.
  13. При малейшей возможности действуйте так, чтобы несколько изменить его внутреннее состояние; Помогите ему понять, что присутствующее чувство безнадежности не будет длиться вечно.  

Состояние высокого суицидального риска

  1. Устойчивые фантазии о смерти, невербальные «знаки», мысли, прямые или косвенные высказывания о самоповреждении или самоубийстве.
  2. Состояние депрессии.
  3. Проявления чувства вины /тяжёлого стыда /обиды /сильного страха.
  4. Высокий уровень безнадёжности в высказываниях.
  5. Заметная импульсивность в поведении.
  6. Факт недавнего/текущего кризиса/утраты.
  7. Эмоционально-когнитивная фиксация на кризисной ситуации, объекте утраты.
  8. Выраженное физическое или психическое страдание (болевой синдром, «душевная боль»).
  9. Отсутствие социально-психологической поддержки /не принимающее окружение.
  10. Нежелание пациента принимать помощь /недоступность терапевтическим интервенциям /сожаления о том, что «остался жив».
  11. Доминирование негативных чувств врача, нарушающих процесс коммуникации: тревога, неприязнь, бессилие и безнадёжность, идеализация или обесценивание пациента.

Алгоритм поведения при высоком суицидальном риске.

  1. Необходимо обеспечить немедленное наблюдение за пациентом, при этом необходимо привлечение дополнительного персонала.
  2. Ограничить доступ к местам и способам совершения суицидальных действий.
  3. При невозможности организации консультации врача-психиатра необходимо позвонить по телефону 101.
  4. Организация принудительной психиатрической помощи лицам с суицидальным риском (ст. 19 Закона о психиатрической помощи).
  5. Необходимо и важно наладить контакт с родственниками и другими эмоционально значимыми лицами.

 

Составила психолог БСМП Кирута О.В.

Теория действия - IResearchNet

Теория действия основана на философии, социальной и когнитивной психологии, неврологии и организационном поведении, а также в консультировании и развитии карьеры. Эта школа мысли обращается к преднамеренному, целенаправленному характеру человеческого поведения. Он имеет исторические корни в работах Джорджа Герберта Мида, Талкотта Парсонса и Льва Выготского, среди прочих. Теорию действия называют языком, на котором люди участвуют в своей повседневной жизни, уделяя особое внимание процессам во времени.Он принимает телеологическую перспективу человеческого поведения, таким образом, ища объяснения в первую очередь в целях поведения, а не в их причинах. Более того, теория действия не является теорией в традиционном смысле, цель которой - генерировать конкретные гипотезы, которые могут быть проверены и впоследствии приняты или отклонены как часть канона науки. Скорее, это больше похоже на метатеорию, которая обеспечивает руководящую основу для понимания человеческого поведения.

Теория действия применялась к консультированию и развитию карьеры и оказалась эвристической по нескольким причинам.Консультирование - это, по сути, практика, в основе которой лежит целенаправленное поведение. Карьерный рост также включает цели, намерения, планы, эмоциональные и когнитивные процессы с течением времени, все из которых рассматриваются в теории действий.

Предоставляя всеобъемлющую основу, теория действия признает, что действие можно рассматривать с трех точек зрения: социальное значение; внутренние процессы, то есть познания и эмоции, которые направляют и направляют действия; и конкретные поведенческие элементы, которые фактически составляют внешнее поведение, включая язык.Например, можно легко увидеть, что написание сообщения электронной почты или ужин имеют социальное значение. Эти действия понятны как участникам, так и наблюдателям. Они имеют социальную значимость в том смысле, что общество создало различные нормы, правила и институты, которые служат для создания их значимости. Люди используют когнитивные и эмоциональные процессы, чтобы управлять своим поведением в этих действиях, и полагаются на язык, навыки, привычки и ресурсы для фактического осуществления действия. Теория действия также отражает представление о том, что цели иерархически упорядочены во времени, то есть некоторые цели более важны, чем другие, и могут сохраняться в течение более длительных периодов времени.

Применение теории действия к консультированию и профессиональной психологии

Теория действия была применена к консультированию и профессиональной психологии, обеспечивая новое понимание развития карьеры, создавая новые исследовательские возможности, а также разрабатывая новые и улучшая существующие вмешательства.

Альтернативная эпистемология

Самый важный эпистемологический сдвиг, который обеспечивает теория действия, заключается в том, что наше понимание карьерного поведения не представлено в первую очередь серией причинных утверждений.Скорее, это основано на эпистемологии, согласно которой знания и смысл индуцируются и конструируются посредством действия, особенно когда исследователи и практики сосредотачиваются на процессах и основывают создание знаний на языке, который отражает повседневный опыт. В частности, в этой эпистемологии новое знание генерируется путем интерпретации значения, анализа функции и наблюдения поведения.

Социальное внимание

Теория действия представляет собой часть существенного сдвига в консультировании и карьерном росте с акцентом на культурные и контекстные перспективы, которые фокусируются на социальном, а не на индивидуальном.В частности, радикальный отход от понимания призвания как отдельного процесса был операционализирован в теории контекстных действий карьеры путем направления внимания на совместные действия и проекты тех, кто центрально вовлечен в жизнь друг друга. Например, в нескольких исследованиях, проведенных за последние несколько лет, исследователи теории действия продемонстрировали, как отношения между родителями и подростками занимают центральное место в совместных карьерных процессах, и действительно, карьерные проекты связаны с целями отношений и общения.

Концептуализация проекта действий, карьеры

Один из вкладов теории действия - концептуализация связи между действием, проектом и карьерой. Здесь действие относится к краткосрочному, целенаправленному поведению, а проект к серии действий с общей целью в течение среднесрочного периода времени. Когда проекты объединяются или строятся как имеющие общую или всеобъемлющую цель в долгосрочной перспективе, их можно рассматривать как карьеру. Проекты и карьера могут быть как перспективными, так и ретроспективными.Эта концептуализация ставит действие в центр карьеры и не выделяет карьеру как строго профессиональную конструкцию. Таким образом, эта концептуализация не представляет собой приложение психологии к карьере, но представляет собой психологию, в которой карьера занимает центральное место.

Метод действий-проекта

В недавнем исследовании профессиональной психологии исследователи теории действия разработали качественный метод исследования, известный как метод действия-проекта, который имеет широкое применение в исследованиях в области консультирования, профессиональной психологии и других областях, связанных с деятельностью человека.Этот метод имеет уникальные единицы анализа и процедуры сбора данных, которые при совместном использовании при изучении социальных процессов человека могут генерировать результаты, которые говорят о системах действий (т.е. действиях, проектах и ​​карьере), о способах осуществления действий. организованы (т. е. как цели, функциональные шаги и поведенческие элементы), а также на общие черты и несоответствия между ними.

Хотя исследователи использовали этот метод как качественный метод, он не ограничивается исключительно качественными данными.Есть аспекты сбора данных, которые подлежат систематическому наблюдению и, следовательно, поддаются количественному анализу. Другие аспекты данных являются интерпретирующими и зависят от субъективных отчетов и интерпретации в смысловом сообществе. Данные со всех точек зрения на действие, то есть проявленное поведение, внутренние процессы и социальное значение, имеют решающее значение, поскольку каждое из них способствует пониманию действия. Этот метод усовершенствован за счет использования процедуры видео-отзыва, называемой самоконфронтационным интервью, во время которой участники имеют возможность увидеть видеозапись и вспомнить внутренний процесс во время недавнего действия.

Контекст

В теории действия контекст представлен в действиях, проектах и ​​карьере и через них. Действия встроены в их контекст. Они представляют собой агентское взаимодействие человека с обстоятельствами его или ее собственной жизни и, в частности, агентское взаимодействие участников с обстоятельствами их совместной жизни.

Разработка новых и совершенствование уже существующих мероприятий

Соединение теории и практики

Давняя проблема в профессиональной психологии заключается в том, что, хотя существуют теории развития карьеры, не существует явных теорий профориентации.Проще говоря, теория и практика развивались отдельно. Теория контекстных действий в равной степени подходит как к практике консультирования по вопросам карьеры, так и к накоплению знаний о процессе карьеры. Это позволяет консультанту и клиенту решать задачи консультирования, не проявляя излишней рациональности, заниматься когнитивно-эмоциональной обработкой, не подписываясь просто на подход к обработке информации, а также обращаться к привычному поведению и автоматическим процессам, не слишком полагаясь на физиологические или бессознательные процессы.

Совместные действия и самоконфронтация в консультировании

Неофициальные данные свидетельствуют о том, что участие в совместных действиях и самоконфронтация при консультировании могут изменить жизнь клиентов. Эти процедуры, кажется, помогают клиентам четко обозначить общие цели и признать, что они общие. Клиенты также, кажется, ценят возможность увидеть себя в действии во время видео-отзыва и в некотором смысле построить повествование об этом действии, вспоминая свои внутренние процессы.

Работа с проектами

Концепция совместного проекта значительно расширяет практику в области профессиональной психологии. Поскольку проект более ограничен по времени, он более доступен и, возможно, в большей степени находится под контролем клиента, чем построение карьеры. Кроме того, у проекта есть преимущество в том, что он фиксирует активность человека. Он связан с карьерой, и это уровень, который лучше всего отражает совместные действия консультанта и клиента.

Артикул:

  1. Brandtstadter, J. & Lerner, R. (Eds.). (1999). Действия и саморазвитие. Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж.
  2. Валач, Л., Янг, Р. А. (2004). Некоторые краеугольные камни в развитии теории контекстных действий карьеры и консультирования. Международный журнал образовательной и профессиональной ориентации, 4, 61-81.
  3. Валач, Л., Янг, Р. А., и Линам, М. Дж. (2002). Теория действия: учебник для исследований в области социальных наук. Вестпорт, Коннектикут: Praeger.
  4. фон Кранах М., Кальберматтен У., Индермюлер К. и Гуглер Б. (1982). Целенаправленное действие. Лондон: Academic Press.
  5. Янг, Р. А., Маршалл, С., Домен, Дж. Ф., Арато-Боливар, Дж., Хайун, Р., Маршалл, Э. и др. (2006). Отношения, общение и карьера в родительско-подростковых проектах семей с проблемами и без. Журнал профессионального поведения, 68, 1-23.
  6. Янг, Р. А., и Валач, Л. (2000). Реконцептуализация психологии карьеры: теоретическая перспектива действия.В А. Коллин и Р. А. Янг (ред.), Будущее карьеры (стр. 181–196). Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.
  7. Янг, Р. А., и Валач, Л. (2004). Построение карьеры через целенаправленные действия. Журнал профессионального поведения, 64, 499-514.
  8. Янг, Р. А., Валач, Л., Болл, Дж., Паселуихо, М. А., Вонг, Ю. С., Де Врис, Р. Дж. И др. (2001). Карьерный рост как семейный проект. Журнал консультативной психологии, 48, 190-202.
  9. Янг Р.А., Валач Л., И Коллин, А. (2002). Контекстное объяснение карьеры. В D. Brown & Associates, Выбор карьеры и развитие (4-е изд., Стр. 206-250). Сан-Франциско: Джосси-Басс.
  10. Янг, Р. А., Валач, Л., и Домен, Дж. Ф. (2005). Качественный метод действий-проектов в психологическом консультировании. Журнал консультативной психологии, 52, 215-223.

См. Также:

Action Research - Психология - Oxford Bibliographies

Введение

В отличие от многих областей психологии, «исследование действия» не имеет единого определения и не имеет единого значения для всех исследователей.Большинство исследований действий связаны с работой, начатой ​​группой исследователей под руководством Курта Левина (см. Левин 1946 и Левин 1951, оба цитируются в разделе «Определение»). Левина широко считают «отцом» исследования действий. Левин, безусловно, заслуживает этого признания, поскольку концептуальные исследования, проведенные Левином и его коллегами до и во время Второй мировой войны, касались ряда практических вопросов, а также помогли разработать теории изменения отношения. В своей работе руководствовался теорией поля Левина. Отчасти то, что делает работу Левина такой убедительной и что привело к различным вариациям исследования действия, - это его сосредоточенность на исследовании действия как философии исследования как средства достижения социального прогресса и изменений.Он рассматривал практические исследования как совместные и вовлекающие практиков и политиков в устойчивое партнерство, направленное на решение важнейших социальных проблем. Примерно в то время, когда Левин и его группа разрабатывали свой взгляд на исследования действий, аналогичная работа проводилась Бионом и его коллегами на Британских островах (см. Рапопорт 1970, цитируется в разделе «Определение»), снова связанная со Второй мировой войной и такими проблемами, как персонал. селекционные и эмоциональные последствия войны и заключения. Эта работа привела к созданию Тавистокского института человеческих отношений, который в послевоенную эпоху экспериментальной (социальной) психологии уделял особое внимание исследованиям действий.Тем не менее, в этой статье основное внимание будет уделено Левину и традициям исследования действий, созданным его произведениями и работами. К ним относятся множество вариаций практических исследований, в первую очередь совместные исследования действий и совместные исследования на уровне сообществ. Cassell and Johnson 2006 (цитируется в разделе «Определение») описывают различные типы исследований действий, а также лежащие в их основе эпистемологии и допущения, что помогает объяснить, как развивались различные традиции и подходы.

Определение

Левин 1946 описал исследование действий как «сравнительное исследование условий и эффектов различных форм социального действия, а также исследование, ведущее к социальному действию» (стр.203), явно заинтересованная, ориентированная на изменения работа. Левин также сказал: «Прежде всего, это должно будет включать лабораторные и полевые эксперименты по социальным изменениям» (стр. 203). Постпозитивистские и конструктивистские исследователи, берущие корни от Левина, должны признать его глубинные позитивистские наклонности. Они, как правило, больше сосредотачиваются на том, что он характеризует цели исследования как двух типов: определение общих законов поведения и диагностирование конкретных ситуаций. Многие академические исследования были сосредоточены на выявлении общих законов и игнорировали местные условия, определяющие результаты, уделяя мало внимания конкретным ситуациям.В отличие от этого, Левин выступал за объединение «экспертов в теории», исследователей, «экспертов-практиков», практиков и других лиц, знакомых с местными условиями и тем, как они могут повлиять на планы и теории, чтобы понять обстановку и спланировать исследования. вероятно, будет эффективным. Фундаментальная часть исследования действий, которая обращается ко всем вариантам исследования действий, - это налаживание партнерских отношений с практиками, что Левин 1946 описал как «деликатную задачу создания продуктивных, эффективных команд с практиками.. . » (стр. 211). По словам Левина, эти партнерства должны выжить в течение нескольких циклов планирования, действий и установления фактов. По мере того, как исследования действий развивались и «разделялись» на потоки, упомянутые в начальном разделе этой статьи, они интерпретировались по-разному, обычно в зависимости от того, как исследователи взаимодействуют и разделяют ответственность на протяжении всего исследовательского процесса с практиками (Aguinis 1993).

  • Агуинис, Х. 1993. Действие исследования и научный метод: предполагаемые несоответствия и фактическое сходство. Журнал прикладной поведенческой науки 29.4: 416–431.

    DOI: 10.1177 / 0021886393294003

    Предлагает практическое исследование - это применение научного метода и установления фактов в прикладных условиях, проводимое в сотрудничестве с партнерами. Взгляды на практические исследования и традиционные научные подходы не так расходятся, как часто их воображают. Хорошо справляется с представлением исторического развития исследования действия, включая точки зрения других, противопоставляя исследование действия и традиционное экспериментальное исследование, а также представляет свою точку зрения.

  • Cassell, C., and P. Johnson. 2006. Исследование действий: объяснение разнообразия. Отношения с людьми 54.6: 783–814.

    DOI: 10.1177 / 0018726706067080

    В этой статье выделяются пять категорий исследования действий. Каждая категория обсуждается с точки зрения основных философских предположений и используемых методов исследования. Важно отметить, что авторы обсуждают трудности использования одного набора критериев для оценки успеха подхода к практическому исследованию, предлагая использовать разные критерии из-за различных философских допущений.

  • Левин К. 1946. Исследование действий и проблемы меньшинств. Журнал социальных проблем 2: 34–46.

    DOI: 10.1111 / j.1540-4560.1946.tb02295.x

    В этой статье содержится оригинальное определение исследования действий, данное Левином, перечисленное выше, а также рассматриваются различные цели исследования, изучаются общие законы и диагностируются конкретные ситуации. Эта статья также фигурирует в главе 13 в K. Lewin, Resolving Social Conflicts (New York: Harper, 1948), pp.201–216. Разрешение социальных конфликтов также было переиздано в 1997 году (переиздано в 2000 году) Американской психологической ассоциацией в одном томе вместе с Теория поля в социальных науках .

  • Левин К. 1951. Теория поля в социальных науках: Сборник теоретических работ . Под редакцией Д. Картрайта. Нью-Йорк: Харпер.

    Статьи в этом томе редко обращаются непосредственно к практическим исследованиям, но закладывают основу для них с помощью теории поля, которая признает, что поведение является результатом взаимодействия индивидов и окружающей среды, B = f (P, E).Чтобы объяснить и изменить поведение, исследователи должны разработать и понять общие законы и применять их к конкретным ситуациям и отдельным людям. Книга представляет собой сборник его статей, отредактированные Дорвином (Док) Картрайтом после смерти Левина.

  • Рапопорт Р. Н. 1970. Три дилеммы исследования действий. Отношения с людьми 23: 499–513.

    Рапопорт дает прекрасную историческую справку о работе Биона и его коллег, которая привела к созданию Тавистокского института.Описывает связи между центром Lewin’s Group Dynamics и Тавистоком. Описывает исследование действий как профессиональные отношения, а не как услугу.

к началу

Пользователи без подписки не могут видеть полный контент на эта страница. Пожалуйста, подпишитесь или войдите.

Как подписаться

Oxford Bibliographies Online доступен по подписке и постоянному доступу к учреждениям.Чтобы получить дополнительную информацию или связаться с торговым представителем Оксфорда, щелкните здесь.

Перейти к другим статьям:

Артикул

.

Вверх

  • Ненормальная психология
  • Академическая оценка
  • Аккультурация и здоровье
  • Теория регулирования действия
  • Исследование действий
  • Захватывающее поведение
  • Подростковый возраст
  • Принятие, социальные, психологические и эволюционные перспективы...
  • Совершеннолетие
  • Аффективное прогнозирование
  • Эйджизм
  • Эйджизм в действии
  • Агрессия
  • Олпорт, Гордон
  • Болезнь Альцгеймера
  • Анализ ковариации (ANCOVA)
  • Злость
  • Поведение животных
  • Обучение животных
  • Тревожные расстройства
  • Искусство и эстетика, Психология
  • Оценка и клиническое применение индивидуального различия...
  • Привязанность в социальном и эмоциональном развитии через ...
  • Синдром дефицита внимания / гиперактивности (СДВГ) у взрослых
  • Синдром дефицита внимания / гиперактивности (СДВГ) у детей ...
  • Отношение
  • Установочная амбивалентность
  • Влечение в близкие отношения
  • Теория атрибуции
  • Авторитарная личность
  • Аутизм
  • Байесовские статистические методы в психологии
  • Поведенческая терапия, рациональные эмоции
  • Поведенческая экономика
  • Поведенческая генетика
  • Вера Настойчивость
  • Тяжелая утрата и горе
  • Биологическая психология
  • Порядок рождения
  • Образ тела у мужчин и женщин
  • Выгореть
  • Эффект наблюдателя
  • Детство и юность, виктимизация со стороны сверстников и издевательства...
  • Клиническая нейропсихология
  • Клиническая психология
  • Теории когнитивной согласованности
  • Теория когнитивного диссонанса
  • Когнитивная неврология
  • Общение, невербальные сигналы и
  • Сравнительная психология
  • Право предстать перед судом
  • Соответствие, соответствие и послушание
  • Сознание
  • Процессы преодоления
  • Консультативная Психология
  • Храбрость
  • Творческий подход
  • Творчество на работе
  • Критическое мышление
  • Межкультурная психология
  • Культурная психология
  • Повседневная жизнь, методы исследования для изучения
  • Методы науки о данных для психологии
  • Обмен данными в психологии
  • Смерть и умирание
  • Обман и обнаружение обмана
  • Защитные процессы
  • Депрессия
  • Депрессивные расстройства
  • Развитие, Пренатальный
  • Психология развития (когнитивная)
  • Психология развития (социальная)
  • Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM...
  • Дискриминация
  • Отвращение
  • Диссоциативные расстройства
  • Наркотики и поведение
  • Расстройства пищевого поведения
  • Экологическая психология
  • Образовательная среда, оценка мышления в
  • Размер эффекта
  • Воплощение и воплощенное познание
  • Развивающаяся взрослая жизнь
  • Эмоции
  • Эмоциональный интеллект
  • Эмпатия и альтруизм
  • Стресс и благополучие сотрудников
  • Экологическая неврология и экологическая психология
  • Этика в психологической практике
  • Восприятие события
  • Эволюционная психология
  • Экспансивная поза
  • Экспериментальная экзистенциальная психология
  • Исследовательский анализ данных
  • Свидетельские показания
  • Айзенк, Ганс
  • Факторный анализ
  • Фестингер, Леон
  • Пятифакторная модель личности
  • Эффект Флинна,
  • Криминальная психология
  • Прощение
  • Дружба, Детские
  • Фундаментальная ошибка атрибуции / смещение корреспонденции
  • Заблуждение игрока
  • Теория игр и психология
  • Геропсихология, Клиническая
  • Формирование привычки и изменение поведения
  • Счастье
  • Психология здоровья
  • Исследования и практика психологии здоровья, Измерение в
  • Хайдер, Фриц
  • Эвристика и предвзятость
  • История психологии
  • Человеческие факторы
  • Гуманистическая психология
  • Юмор
  • Гипноз
  • Тест неявной ассоциации (IAT)
  • Промышленная и организационная психология
  • Выводная статистика в психологии
  • Интеллект
  • Интеллект, кристаллизованный и текучий
  • Межкультурная психология
  • Межгрупповой конфликт
  • Международная классификация болезней и родственных болезней...
  • Международная Психология
  • Интервью в настройках криминалистики
  • Насилие со стороны интимного партнера, Психологические перспективы
  • Теория отклика предмета
  • Эксцесс
  • Язык
  • Смех
  • Право, психология и
  • Лидерство
  • Выученная беспомощность
  • Теория обучения
  • Обучение против производительности
  • ЛГБТК + Романтические отношения
  • Обнаружение лжи в криминалистическом контексте
  • Продолжительность развития
  • Составы
  • Локус контроля
  • Одиночество и здоровье
  • Математическая психология
  • Смысл в жизни
  • Механизмы и процессы взаимного заражения
  • Насилие в СМИ, Психологические перспективы
  • Анализ посредничества
  • Медитация
  • Воспоминания, автобиографические
  • Воспоминания, Flashbulb
  • Воспоминания, подавленные и восстановленные
  • Память, ложь
  • Память, Человек
  • Память, неявная и явная
  • Память в образовательной среде
  • Память, семантика
  • Мета-анализ
  • Метапознание
  • Метапамять
  • Метафора, Психологические перспективы
  • Внимательность
  • Внимательность и образование
  • Миннесотский многофазный опросник личности (MMPI)
  • Деньги, Психология
  • Моральное убеждение
  • Моральное развитие
  • Моральная психология
  • Моральное рассуждение
  • Мотивация
  • Музыка
  • Нарциссизм
  • Повествование
  • Неврология ассоциативного обучения
  • Непараметрический статистический анализ в психологии
  • Обсессивно-комплиментарное расстройство (ОКР)
  • Психология профессионального здоровья
  • Оперантного кондиционирования
  • Оптимизм и пессимизм
  • Организационная справедливость
  • Родительский стресс
  • Модели пути
  • Психология мира
  • Восприятие
  • Восприятие, Человек
  • Оценка производительности
  • Личность и здоровье
  • Расстройства личности
  • Психология личности
  • Феноменологическая психология
  • Эффекты плацебо в психологии
  • Поведение игры
  • Позитивный психологический капитал (PsyCap)
  • Позитивная психология
  • Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР)
  • Предрассудки и стереотипы
  • Дилемма заключенного
  • Решение проблем и принятие решений
  • Прокрастинация
  • Просоциальное поведение
  • Просоциальные расходы и благополучие
  • Анализ протокола
  • Психолингвистика
  • Психология, Политическая
  • Психофизика, Визуальный
  • Психотерапия
  • Психотические расстройства
  • Раса
  • Рассуждения, Контрфактические
  • Психология реабилитации
  • Отношения
  • Религия, Психология и
  • Репликационные инициативы в психологии
  • Методы исследования
  • Устойчивость
  • Принятие риска
  • Руминация
  • Вкусный
  • Шизофренические расстройства
  • Школьная Психология
  • Школьная психология, Консультации в
  • Я, пол и
  • Я, Психология
  • Самоконструируемый
  • Самоконтроль
  • Самообман
  • Теория самоопределения
  • Самоэффективность
  • Самооценка
  • Самоконтроль
  • Саморегуляция в образовательных учреждениях
  • В поисках сенсации
  • Пол и пол
  • Воспитание сексуальных меньшинств
  • Сексуальная ориентация
  • Теория обнаружения сигналов и ее приложения
  • Одинокие люди
  • Одноразовые экспериментальные проекты
  • Скиннер, Б.Ф.
  • Сон и мечты
  • Малые группы
  • Социальный класс и социальный статус
  • Социальное познание
  • Социальная неврология
  • Социальная поддержка
  • Социальные прикосновения и исследования в области массажной терапии
  • Соматоформные расстройства
  • Пространственное внимание
  • Спортивная психология
  • Стэнфордский тюремный эксперимент (SPE): икона и противоречие
  • Стереотип угроза
  • Стереотипы
  • Стресс и совладание, Психология
  • Успех студентов в колледже
  • Гомеостаз субъективного благополучия
  • Самоубийство
  • Вкус, Психологические перспективы
  • Преподавание психологии
  • Теория управления терроризмом
  • Тестирование и оценка
  • Подход разумного действия и теории разумного...
  • Теория разума
  • Терапия, ориентированная на человека
  • Когнитивно-поведенческая терапия
  • Навыки мышления в образовательной среде
  • Восприятие времени
  • Перспектива черт
  • Психология травм
  • Исследования близнецов
  • Образец поведения типа А (склонность к коронарным заболеваниям)
  • Бессознательные процессы
  • Добродетели и сильные стороны характера
  • Мудрость
  • Женщины и наука, технологии, инженерия и математика (STEM...
  • Женщины, Психология
  • Благополучие на работе
  • Вундт, Вильгельм

Вниз

границ | Выбор действий | Психология

Введение

Действия делают психологическую деятельность осязаемой, поскольку именно через действия выражаются решения. Поэтому для того, чтобы быть на переднем крае психологии, желательно не только знать, какие действия выбраны, но также и то, как они осуществляются.Действия, представляющие интерес, могут быть масштабными, например, при принятии решения, остаться ли в школе или бросить учебу; или они могут быть мелкими, например, когда вы поднимаете бровь или киваете, что не означает полного согласия. Однако действия не обязательно должны быть коммуникативными. Они могут быть чисто функциональными, например, когда вы дотягиваетесь до чашки кофе в одиночестве. Такие функциональные действия также могут выполняться по-разному, например, быстро и уверенно или медленно и неуверенно.

Психологи мало обращали внимания на то, как физически выражаются действия.Вместо этого они обычно сосредотачиваются на инструментальных результатах поведения, наиболее известным примером является исследование Б. Ф. Скиннера, в котором крысы нажимали на рычаги, а голуби клевали ключи, чтобы получить вознаграждение или избежать наказания (например, Skinner, 1969). То, как крысы нажимают на рычаги или как голуби клюют клавиши, представляло меньший интерес, чем то, какие устройства срабатывают и когда.

Ограничение фокуса замыканием переключателя, независимо от того, достигается оно конечностями или клювом, понятно, когда методы регистрации поведения примитивны.Намного легче записать, какой электрический выключатель замкнут в коробке Скиннера, чем количественно оценить подробные характеристики траекторий движения. Тем не менее, способ выполнения движений может иметь значение не только для передачи тонкостей общения или для определения того, выполняется ли задача уверенно. То, как совершаются движения, также может иметь значение для освещения самого управления моторикой.

Рассмотрим простое нажатие кнопки лифта. Лифт, вызываемый нажатием кнопки, безразличен к движениям, совершаемым при нажатии кнопки.Тем не менее, движения, выполняемые для нажатия кнопки, вызывают беспокойство у человека, нажимающего кнопку. Это очевидно для людей с двигательными нарушениями, но даже для неврологически типичных людей существует нетривиальная проблема, которую нужно решить, нажав кнопку лифта. Количество возможных конфигураций суставов, позволяющих пальцем нажимать кнопку, безгранично. Кроме того, для любой данной конфигурации соединения, достигнутой во время прессования, количество путей, ведущих к этой конфигурации соединения, также безгранично.Наконец, для каждого из этих путей к окончательной конфигурации возможности выбора времени также безграничны. Таким образом, даже для такой тривиальной задачи, как нажатие кнопки лифта, количество возможных действий бесконечно. Ключевой вопрос в управлении моторикой заключается в том, как в подобных ситуациях выбираются определенные действия.

Подходы к выбору действий

Проблема выбора действий в только что рассмотренном смысле была впервые признана Бернштейном (1967), который назвал этот вопрос проблемой степеней свободы .Как понимал Бернштейн, степени свободы тела превышают степени свободы, связанные с наглядным описанием большинства задач, которые необходимо выполнить. Например, кнопка руля высоты имеет шесть (позиционных) степеней свободы - три пространственные координаты ее центра и три координаты ориентации ее плоскости (тангаж, крен и рыскание). Ширина кнопки (определяющая ее допуск на ошибки прицеливания) также важна, как и сила, необходимая для завершения нажатия. Суммируя эти степени свободы, их восемь.

Степень свободы тела типичного человека, намеревающегося нажать кнопку, намного больше. Рассматривая только скелет, плечо человека имеет три степени свободы (вращение вокруг осей x , y и z ), предплечье имеет две степени свободы (сгибание / разгибание и скручивание), и каждая сустав пальца добавляет свои собственные степени свободы. Добавление суставов позвоночника, бедра, колена и лодыжки дает еще больше степеней свободы.Также учитывается то, как ориентирована голова, как ориентированы глаза и так далее. Вскоре телесные степени свободы превышают восемь, связанные с кнопкой, и это игнорирует превратности мышц, влияющих на суставы, и нервов, управляющих мышцами, что создает еще больший взрыв возможностей.

Муфта

Как можно добиться прогресса в выборе конкретных действий, когда задача выполняется бесконечно большим числом? В литературе по этой теме используются три подхода.Двое из них были преследованы Бернштейном (1967). Третий появился вслед за ним.

Один из подходов, которые использовал Бернштейн (1967), заключался в выявлении функциональных зависимостей между эффекторами. Идея Бернштейна заключалась в том, что связи между эффекторами могут ограничивать контролируемые степени свободы.

На абстрактном уровне этот подход можно оценить, рассмотрев рисунок 1, на котором в одном случае показаны две независимые точки на плоскости, а в другом - две точки, соединенные линией фиксированной длины.В первом случае есть четыре степени свободы: значения x и y точки A и значения x и y точки B. Во втором случае есть три степени свободы. : x и y одной точки и угол фиксированной длины линии от A до B. Этот простой пример, адаптированный из Saltzman (1979), показывает, как сцепление может уменьшить степени свободы до быть управляемым.

Рисунок 1.Влияние сцепления на степени свободы . (A) Две независимые точки (четыре степени свободы). (B) Две точки, соединенные линией неизменной длины (три степени свободы).

Существует ли муфта в реальных характеристиках двигателя? Ответ однозначный: да. Как заметил фон Холст (1939), когда рыбы колеблют свои спинные плавники, а затем начинают колебать грудные плавники, колебания спинных плавников меняются. Когда фон Холст попросил людей сделать нечто подобное: поднять и опустить одну вытянутую руку с фиксированной частотой, а затем с другой частотой, колебания управляющей руки изменились.Такие взаимодействия конечностей происходят надежно и были подробно изучены (например, Swinnen et al., 1994).

Что эти результаты говорят о проблеме степеней свободы? Они могут быть восприняты как предположение, что зависимости между эффекторами устраняют проблему, но это предположение связано с трудностями. Связи не фиксируются, а приходят и уходят в зависимости от того, что необходимо достичь. Например, во время речи верхняя губа опускается к нижней губе быстрее, чем обычно, если нижняя губа поднимается медленнее, чем обычно (и наоборот), но это верно только тогда, когда звук, который должен издаваться, требует закрытия двух губ, так как в «р» или «б».Это не тот случай, когда производимый звук является фрикативным, как в «ф» или «в» (Abbs, 1986).

Проявление сцепления зависит также от того, как поставлена ​​задача. Когда перцептивное представление задачи упрощается, действия, которые иначе трудно выполнить, могут быть легкими (Mechsner et al., 2001). Точно так же, если руки тактильно отслеживают движущиеся объекты, оставаясь в легком соприкосновении с объектами во время движения объектов, два объекта, движущихся по кругу, вращающихся с разными частотами, можно тактильно отслеживать, по существу, идеально, независимо от того, какое частотное соотношение между ними.Напротив, создание двух кругов с такими же частотами почти невозможно, если круги нарисованы более традиционными способами, такими как рисование их на доске (Rosenbaum et al., 2006b).

Механика

Второй путь, который Бернштейн (1967) использовал для решения проблемы степеней свободы, заключался в обращении к эксплуатации механики. Его идея заключалась в том, что управление действиями можно упростить, используя механическое взаимодействие между телом и внешним миром.

Примеров моторных характеристик, отражающих использование механики, предостаточно. Восхитительный пример касается младенцев в Jolly Jumpers. Подвешенные на своих маленьких сиденьях, свисающие на эластичных веревках с твердых крючков выше, младенцы учатся толкаться по полу с правильной скоростью и силой, чтобы получить максимальную «отдачу» (Goldfield et al., 1993).

Когда младенцы и малыши учатся ходить, они продолжают использовать механику. Во время зрелой ходьбы есть фаза стойки и фаза поворота для каждой ступни.Во время фазы стойки ступня находится на на земле, тогда как во время фазы качания ступня находится на от земли. Во время фазы качания мышечная активность очень мала после начала качания. Однако замах завершается, потому что нога раскачивается вперед, а затем опускается под действием силы тяжести. Оказывается, люди переключаются с ходьбы на бег по мере того, как скорость передвижения увеличивается как раз с той скоростью, при которой опускание ноги происходит быстрее, чем это возможно, если позволить гравитации тянуть ногу вниз.На этой критической скорости происходит переход от ходьбы (серия контролируемых падений) к бегу (серия контролируемых прыжков) (Alexander, 1984).

Решает ли использование механики проблему степеней свободы? Возможно, в какой-то степени при некоторых обстоятельствах. Например, было показано, что использование механики является полезным способом избежать обильных вычислений для траекторий роботов (Collins et al., 2005). Тем не менее, неясно, как далеко можно зайти с этим подходом, поскольку он не может объяснить богатство и разнообразие произвольно сформированных характеристик.

Ограничения

Если ни связанный подход к проблеме степеней свободы, ни механический подход к проблеме степеней свободы полностью не решают проблему, какой подход может сделать это? Чтобы ответить на этот вопрос, полезно вернуться к тому способу, которым мы представили проблему степеней свободы ранее в этой статье. Мы отметили, что Бернштейн (1967) сформулировал проблему в терминах степеней свободы тела относительно степеней свободы, связанных с наглядным описанием задачи, которую необходимо решить.Ключевая фраза для нас, психологов, - это «наглядное описание». Мы имеем в виду, что хотя описание задачи имеет некоторые свойства, человек, приближающийся к задаче, добавляет к описанию больше свойств - фактически достаточно, чтобы полностью описать проблему и, таким образом, фактически решить ее. Например, если задача состоит в том, чтобы «нажать кнопку лифта», человек, собирающийся выполнить эту задачу, может добавить дополнительные ограничения, такие как «… с эффектором, который можно легко поднести к кнопке.Эффектором мог бы быть указательный палец правой руки, но если бы человек держал извивающегося ребенка, вместо него можно было бы использовать какой-нибудь другой эффектор.

Утверждение, что ограничения ограничивают выбор действий, поднимает вопрос о том, как ученые могут идентифицировать эти ограничения. Для начала обратите внимание, что если ограничения ограничивают диапазон возможных действий, ограничения, которые делают это, соответствуют характеристикам выполняемых действий. Точно так же действия, которые могли бы выполнить задачу, но не были выполнены, лишены этих функций.Однако не все ограничения одинаково важны. Если необходимо нажать кнопку лифта, вероятно, важнее нажать кнопку пальцем, чем поднести палец к кнопке с некоторой желаемой средней скоростью.

Учитывая эту пару моментов - что ограничения отражаются в особенностях выбранных действий и что одни ограничения важнее других - задача психологов, заинтересованных в выборе действия, состоит в том, чтобы обнаружить, какие ограничения важнее других.Определение ранжирования или взвешивания ограничений позволяет достичь двух целей. Во-первых, это избавляет от необходимости говорить, какие ограничения актуальны, а какие нет. То есть, вместо того, чтобы использовать такую ​​двоичную классификацию, все возможные ограничения могут быть и действительно должны быть включены. Итак, что отличает ограничения, так это их вес. Некоторые ограничения имеют большой вес. Другие имеют малые веса, в том числе исчезающе малые (то есть почти нулевые или нулевые сами по себе).

Во-вторых, веса ограничений определяют задачу, представленную субъектом.Этот момент имеет неоценимое значение для психологии, потому что многие психологические исследования посвящены выполнению той или иной задачи - задачи Струпа, задачи Фланкера и так далее. Что такое задача - как она представлена ​​тем, кто ее выполняет - редко рассматривается, но проблема лежит в основе понимания выбора действий и психологии в более широком смысле. Если водитель автобуса видит свою задачу в том, чтобы прямо указать людям, как сесть в его автобус, то отношение к нему пассажиров будет совсем другим, чем если бы он видел свою задачу в том, чтобы как можно более тепло приветствовать своих пассажиров.

Математический формализм может помочь проложить путь к тому, куда мы пойдем с этим. Формализм позволяет нам изобразить задачи в абстрактном «пространстве задач» (рис. 2) и позволяет нам выдвинуть гипотезу о минимизации переходов в этом пространстве.

Рис. 2. Действия, выбранные из тех, которые удовлетворяют элементарным требованиям задачи (заключены в эллипсы), определяемые их местоположением в двумерном пространстве весов (0–1) для ограничения 1 и ограничения 2 .В левом и втором регистрах выбирается другая первая точка.

Элементарная задача T, выполняемая в момент времени 1, может быть определена как вектор весов ограничений, w 1,1 для ограничения 1, w 2,1 для ограничения 2 и т. Д., Все путь до ограничения n в момент 1.

Веса можно визуализировать как точку в пространстве задач, как показано на рисунке 2. Оси пространства соответствуют весам (от 0 до 1) для возможных ограничений.На рисунке 2 для удобства наглядности показаны только два веса ограничений. На этом рисунке эллипсы содержат возможные веса для достижения данной элементарной задачи. Отдельная точка в эллипсе выделяется, чтобы показать, какая комбинация весов выбрана.

Также возможно рассмотреть ряд решений элементарных задач , как показано в следующем уравнении, где мы расширяем первое уравнение до уравнения, в котором все веса принимают значения в течение определенного периода времени от времени 1 до времени т :

T = w1,1w1,2w1,3… w1, tw2,1w2,2w2,3… w2, t⋅⋅⋅⋅⋅⋅⋅⋅⋅⋅⋅⋅⋅⋅⋅wn, 1wn, 2wn, 3… wn, t

Две серии задач показаны на рисунке 2.В случае слева при решении первой элементарной задачи учитывается, какая точка будет выбрана для выполнения второй элементарной задачи. На правой панели, хотя набор возможных решений для первой элементарной задачи такой же, как на левой панели, выбранная в ней пара весов другая. Причина в том, что дальше требуется другая задача.

Мы говорим, что действия могут быть выбраны таким образом, чтобы минимизировать переходы в пространстве задач. Эта идея была оценена раньше (например,g., Jordan and Rosenbaum, 1989) и особенно хорошо известен в связи с совместной артикуляцией речи, когда способ воспроизведения звука зависит от того, какие звуки будут следовать (Fowler, 2007).

Манипуляции с объектами

В наших лабораториях в штатах Пенсильвания и Юта мы больше занимались ручным управлением, чем управлением речью. В области ручного управления мы особенно интересовались манипуляциями с объектами. Управление объектами особенно интересно для нас, потому что мы используем когнитивный подход к выбору действий.При изучении манипулирования объектами один и тот же объект может использоваться для разных целей. Ручка может использоваться для письма или для тыкания, нож может использоваться для нарезания или для удара и т. Д. (Klatzky and Lederman, 1987). Эта особенность манипулирования объектами делает связанные задачи привлекательными для нас с учетом наших когнитивных способностей. Один и тот же участник может столкнуться с одним и тем же объектом в одной и той же позиции и может быть проинструктирован или иным образом побужден использовать объект с разными целями. Различия в том, как участники схватывают или обращаются с предметом, в зависимости от требований будущей задачи, можно объяснить различиями в психических состояниях участников.

Порядок планирования

Еще одна привлекательность манипуляции с объектами состоит в том, что можно изучать эффекты планирования разного порядка. Можно искать эффекты планирования первого порядка , отражающие влияние объекта, достигаемого в его текущем состоянии; или можно искать эффекты планирования второго порядка, отражающие влияния того, что нужно сделать следующий с объектом; или можно искать эффекты планирования третьего порядка, отражающие влияния того, что должно быть сделано после этого ; и так далее (Розенбаум и др., 2012). Наблюдаемый эффект планирования наивысшего порядка может отражать период планирования. Для обсуждения продолжительности планирования разговорной речи и набора текста см. Sternberg et al. (1978) и Логан (1983).

Пока существуют эффекты планирования второго или более высокого порядка в манипуляции с объектами, эти эффекты можно рассматривать как ручные аналоги речевой коартикуляции. Фактически, мы можем придумать фразу, чтобы выделить эту ассоциацию. Так же, как существуют эффекты совместной артикуляции для речи, мы можем сказать, что могут быть эффекты «совместной манипуляции» для ручного управления.

Можно было бы ожидать эффектов совместной манипуляции, если бы когнитивные субстраты совместной артикуляции распространялись на мануальное поведение. Другими словами, поскольку ручное управление присутствует у многих животных, эволюционное прошлое которых еще не наделило их способностью к речи, способность к совместным манипуляциям может подготовить почву для совместной артикуляции.

Натуралистическое наблюдение

Если допустить, что совместную манипуляцию было бы интересно обнаружить, как можно было бы ее найти? Первая мысль состоит в том, чтобы наблюдать микроскопические особенности мануального поведения в лаборатории, используя преимущества технических систем для регистрации и количественной оценки свойств движений конечностей (например,g., Cai and Aggarwal, 1999). Мы использовали такие системы в наших исследованиях (например, Studenka et al., 2012). Однако метод, который мы обычно предпочитаем, был проще. Мы предпочитаем наблюдать за поведением в ситуациях, когда есть два легко наблюдаемых способа захвата любого заданного объекта, особенно когда один из этих способов может быть правдоподобно связан с тем, что будет сделано с объектом. Нам нравится этот подход, потому что его можно применять в повседневной среде, разрешая или, еще лучше, поощряя, , естественное наблюдение.

Фактически, это было натуралистическое наблюдение, которое подготовило почву для описания большинства исследований в этой статье. Когда первый автор ел в ресторане, он заметил, как официант наполняет стаканы водой. Каждый стакан переворачивался, и официанту приходилось переворачивать каждый стакан, чтобы налить в него воду. Официант схватил каждый стакан большим пальцем вниз , после чего перевернул стакан и налил в него воды, держа стакан большим пальцем вверх .Наконец, он поставил наполненный стакан, удерживая большой палец вверх, а затем перешел к следующему стакану, повернув руку в положение большого пальца вниз, готовясь к следующему эпизоду наполнения стакана.

Обычный способ взять стакан - это, конечно, взяться за него позой большого пальца вверх. Почему же тогда официант схватил стакан большим пальцем вниз? Когда официант наливает воду в стакан, а затем ставит его на стол, хватаясь за перевернутый стакан, можно было удерживать большой палец вверх.Если бы стакан поднимали большим пальцем вверх, получившееся положение большого пальца вниз сделало бы последующее выливание и установку неудобным. При крайних углах поворота предплечья (например, углах поворота большого пальца вниз) по сравнению с менее экстремальными углами поворота предплечья (например, углами поворота большого пальца вверх) номинальный комфорт ниже (Rosenbaum et al., 1990, 1992, 1993), мышечная сила ниже (Winters, Kleweno, 1993), вариативность конфигурации суставов выше (Solnik et al., 2013), а максимальные скорости колебаний, которые имеют решающее значение для быстрого исправления ошибок, также ниже (Rosenbaum et al., 1996). По любой из этих причин официанту было разумно брать каждый перевернутый стакан, как он.

Двухальтернативная процедура принудительного выбора

Принятие официантом позы большого пальца вниз соответствовало модели, показанной на рисунке 2. Решение официанта схватить стакан большим пальцем вниз показывает, что он знал (или узнал), что он будет делать дальше со стаканом, таким образом, его выбор действий отражал планирование второго (или, возможно, более высокого порядка).

Маневр официанта был обнаружен в одном натуралистическом наблюдении, поэтому было важно воспроизвести результат в лаборатории.Использованный лабораторный метод основан на двухальтернативной процедуре принудительного выбора. Две альтернативы для каждого испытания были легко классифицированными действиями, любое из которых было возможно для поставленной задачи, но только одно из которых обычно было предпочтительнее (или ожидалось, что будет предпочтительнее) по сравнению с другим.

Логика подхода заключалась в том, чтобы выяснить, как часто одна альтернатива предпочтительнее другой, в зависимости от характера различия в выборе. Подход оказался полезным, как указано в большом количестве исследований, в которых он использовался (Rosenbaum et al., 2012). В настоящей статье мы освещаем некоторые из основных результатов этой работы, в том числе несколько выводов, которые были получены после подготовки только что процитированной обзорной статьи. В частности, мы рассматриваем (1) результаты, которые были получены о выборе ориентации захвата , как у неврологически типичных и неврологически атипичных взрослых и детей, так и у нечеловеческих приматов; (2) результаты, касающиеся захвата местоположений вдоль перемещаемых объектов; и (3) результаты, касающиеся выбора действий, включающих ходьбу, а также достижение.

Ориентация на хватку у здоровых молодых людей

Первое лабораторное испытание тенденции к выбору изначально отличных ориентаций захвата для обслуживания более поздних ориентаций захвата (Rosenbaum et al., 1990) включало представление студентам университета горизонтально ориентированного деревянного дюбеля, опирающегося на подставки под концами дюбеля (рис. ). Один конец дюбеля был белым; другой конец был черным. Круглая дисковая мишень была размещена с обеих сторон стенда, ближе к тому месту, где стоял участник, и участника просили протянуть руку правой рукой, чтобы схватить дюбель и поместить черный или белый конец в указанную мишень.В задаче использовался двухальтернативный метод принудительного выбора, хотя две альтернативы не были явно названы для участников. Они могли либо захватить дюбель сверху (ладонью вниз), либо они могли захватить дюбель нижним хватом (ладонью вверх). Установка дюбелей может также закончиться двумя способами: положением большого пальца вверх или положением большого пальца вниз. Оценки участников показали, что они сочли позу с опущенным большим пальцем вниз неудобной. Кроме того, они сочли нижнюю (положение ладони вверх) менее неудобным, а положение сверху (положение ладони вниз) и положение большого пальца вверх - наименее неудобным (наиболее удобным).

Рис. 3. Транспортировка дюбелей (Розенбаум и др., 1990), демонстрирующая эффект комфорта в конечном состоянии . В (A) черно-белый дюбель опирается на подставку с мишенью по обе стороны от подставки. В (B) конец дюбеля черный должен был быть помещен в левую или правую мишень. В позиции (C) белый конец дюбеля должен был быть помещен в левую или правую мишень. Цифры рядом с черным и белым концом дюбеля представляют количество участников, которые ухватились за дюбель большим пальцем, направленным в сторону этого цветного конца дюбеля.(Изображение из Rosenbaum et al., 2006a.)

Для задачи, а не для оценки, главный результат состоял в том, что участники последовательно выбирали начальную ориентацию захвата, которая облегчила положение большого пальца вверх, когда дюбель был помещен на цель. Когда участников попросили поместить черный (левый) конец дюбеля в мишень, они подняли дюбель, взявшись за него сверху, что позволило им закончить так, чтобы палец был направлен вверх. Напротив, когда участников попросили поместить белый (правый) конец дюбеля в мишень, они взяли дюбель с помощью захвата снизу , что также позволило им заканчивать в той же ориентации большого пальца вверх.Таким образом, независимо от того, какой конец нужно было поставить на цель, участники изменили свои первоначальные схваты таким образом, чтобы обеспечить удобную конечную ориентацию схватывания. Розенбаум и др. (1990) назвали это эффектом комфорта в конечном состоянии .

После этой первой лабораторной демонстрации эффекта комфорта в конечном состоянии многие исследования подтвердили, что тенденция отдавать приоритет ориентации захвата в конце движения проявляется в самых разных задачах. Было обнаружено, что участники отдали предпочтение комфорту в конечном состоянии, когда задача установки дюбеля была обратной, поэтому вертикальный дюбель был переведен в горизонтальное положение покоя; конечной позой была удобная поза ладонями вниз (Rosenbaum et al., 1990). Когда участников попросили взять перевернутую чашку и наполнить ее водой, они выбрали сначала неудобный захват, а в конце схватили большим пальцем вверх (Fischman, 1997). Когда участников попросили взяться за ручку и повернуть ее, чтобы повернуть диск на 180 °, чтобы язычок совпал с заданным местом по периметру диска (см. Рисунок 4), участники приняли изначально неудобные захваты, чтобы обеспечить удобную ориентацию захвата в конец оборота (Rosenbaum et al., 1993).

Рисунок 4.Задача вращения, изученная Rosenbaum et al. (1993) . В (A) участник становится перед колесом, которое ориентировано под углом 45 °, протянув руку и взявшись за ручку. В (B) пронумерованные конечные местоположения вкладки (внизу) показаны для всех возможных целей, кроме 5, которая скрыта вкладкой. (Изображение из Rosenbaum et al., 2006a.)

Эффект комфорта конечного состояния проявляется не только в одиночных -ручных задачах, как только что описано, но также и в бимануальных задачах .В бимануальной версии задачи транспортировки дюбелей участники схватили два горизонтальных дюбеля, по одному каждой рукой, и переместили их в два вертикальных положения (Weigelt et al., 2006). Участники схватились за дюбели таким образом, чтобы были удобные захваты для большого пальца на концах транспортеров для дюбелей. Аналогичным образом вели себя участники других экспериментов (Janssen et al., 2009, 2010).

Последующие исследования показали, что точность, а не конечный комфорт как таковой может быть решающим фактором при планировании захвата второго порядка.Short и Cauraugh (1999) показали, что участники с меньшей вероятностью схватились за дюбель способом, обеспечивающим комфорт в конечном состоянии, если цель, к которой был перемещен дюбель, была широкой, а не узкой. Аналогичный эффект был выявлен в исследовании задачи вращения диска, в котором участников просили взяться за ручку, чтобы повернуть ленивую сьюзан в конечную ориентацию (Rosenbaum et al., 1996). В одном случае фиксация конечного положения требовала очень небольшого контроля благодаря болту, который останавливал вращение диска.В этом состоянии только половина участников показала конечный комфортный эффект. Напротив, гораздо большая часть участников продемонстрировала эффект комфорта в конечном состоянии, когда им приходилось контролировать окончательную ориентацию с помощью обычного прицеливания.

Все результаты, приведенные в последнем абзаце, указывают на то, что термин «комфорт конечного состояния» может быть неправильным. Принятие комфортного состояния может быть менее важным, чем принятие позы, обеспечивающих максимальный контроль. Дополнительные доказательства см. В Künzell et al.(в прессе).

Планирование захвата у животных, не являющихся людьми

Только что рассмотренные данные свидетельствуют о том, что рассмотрение ориентации хватания является важным ограничением, определяющим выбор действия при манипулировании объектами, по крайней мере, у нейротипичных студентов колледжа. Важен ли этот фактор и для других популяций?

Рассмотрим первое выступление нечеловеческих приматов. Исследования манипулирования объектами у нечеловеческих приматов пролили свет на эволюционную историю когнитивных способностей, лежащих в основе выбора с помощью ручного действия.Weiss et al. (2007) тестировали тамарин-тамаринов с модифицированной версией задач, описанных выше. Как показано на рисунке 5, этим тамаринам с хлопковой верхушкой предлагали бокал шампанского с пищевой наживкой, ориентированный вертикально или перевернутый. Основание стакана было удалено, и длинный стержень выдвинул ножку стакана. И когда стакан был вертикальным, так и перевернутым, плоская пластина не позволяла обезьянам проникать в стакан, чтобы удалить зефир, видимый внутри него. Чтобы получить еду, каждая индивидуально протестированная обезьяна должна была сдвинуть стакан к себе, чтобы удалить зефир.

Рис. 5. Тамарин с хлопковым верхом, выполняющий задачу по извлечению детенышей, предложенную Weiss et al. (2007) . В позиции (A) обезьяна берет вертикально стоящую чашу за ножку, используя каноническую позу с поднятым вверх большим пальцем. В (B) та же обезьяна хватает за ножку перевернутой чашки, используя неканоническую позу большого пальца вниз. (Изображение из Weiss et al., 2007.)

Когда чашка стояла вертикально, тамарины хватались за ножку, как обычно, большим пальцем вверх.Что еще более интересно, когда чашка была перевернута, тамарины захватили ножку с нетипичной ориентацией большого пальца вниз. В последнем случае (как и в первом) обезьяны закончили с поднятым вверх большим пальцем стаканом (см. Рис. 5). Таким образом, тамарины, как студенты колледжей и официанты, отдают предпочтение комфорту (или предполагаемому комфорту) конечных ориентаций захвата над приоритетным комфортом (или предполагаемым комфортом) исходных ориентаций захвата. Этот результат предполагает, что когнитивные субстраты для планирования захвата второго порядка могли существовать еще 45 миллионов лет назад, когда эволюционная линия, ведущая к тамаринам, отклонилась от эволюционной линии, ведущей к человеку (рис. 6).

Рис. 6. Эволюционное древовидное развитие общего предка приматов до прозимий (например, кольцевидного лемура, показанного здесь), которое отошло от линии антропоидов приблизительно 65 миллионов лет назад; обезьянам Нового Света (например, тамарин с хлопковой верхушкой, показанный здесь), которые отошли от линии антропоидов примерно 45 миллионов лет назад; обезьянам Старого Света (например, показанной здесь макаке), которые покинули линию антропоидов примерно 30 миллионов лет назад; и Homo sapiens (e.g., здесь показан Чарльз Дарвин) .

Можно ли перенести родословную для такого планирования еще дальше во времени? Chapman et al. (2010) показали, что это возможно. Эти авторы получили тот же эффект планирования схватывания, когда задание чашки (слегка измененное) использовалось с лемурами. Лемуры - самые далекие в эволюционном отношении из ныне живущих родственников человека приматов (рис. 6 и 7). Линия лемуров отошла от линии антропоидов (линия, ведущая к Homo sapiens ) примерно 65 миллионов лет назад, или на 20 миллионов лет раньше, чем у тамаринов.

Рис. 7. Кольцевидный лемур, хватаясь за ножку перевернутой чашки, используя позу большого пальца вниз . Затем лемур перевернул чашку, чтобы вынуть из нее изюм. (Изображение из Chapman et al., 2010.)

Последнее замечание об эволюции состоит в том, что можно было бы ожидать, что способность к планированию, проиндексированная с помощью планирования схватывания, также будет существовать у обезьян старого мира; в противном случае в картине образовалась бы неприятная «дыра». Обезьяны-резусы (Nelson et al., 2011) и шимпанзе (Frey and Povinelli, 2012) также проявляют чувствительность к будущим требованиям ориентации хватки, так что, насколько мы можем судить, способность к планированию захвата второго порядка существовала еще 65 миллионов лет назад и держится с тех пор.

Планирование схватывания у младенцев, детей ясельного возраста и детей

А как насчет онтогенетического, а не филогенетического развития? У людей, видов, онтогенетическое развитие которых представляет для нас наибольший интерес, планирование схватывания первого порядка осуществляется в течение первого года жизни.Младенцы изменяют свои хватки в зависимости от свойств предметов, к которым они дотягиваются. Соответствующая литература кратко рассмотрена в учебнике по моторному контролю, написанном в основном для психологов (Rosenbaum, 2010), и более подробно в недавней главе справочника (Savelsbergh et al., 2013).

Что касается развития планирования захвата второго порядка, такое планирование появляется у некоторых малышей примерно в возрасте 18 месяцев (Thibaut and Toussaint, 2010). Удивительно, однако, что планирование захвата второго порядка, изученное описанным выше способом, не достигает уровня взрослой компетентности до 9 или 10 лет (Hughes, 1996; Smyth and Mason, 1997; Manoel and Moreira, 2005; Thibaut and Toussaint). , 2010; Weigelt, Schack, 2010; Jovanovic, Schwarzer, 2011).

В нескольких исследованиях также изучались детские клинические популяции. Дети с аутизмом и дети с легкой степенью обучаемости проявляют меньшую чувствительность к окончательной ориентации схватывания, чем дети из контрольной группы того же возраста (Hughes, 1996). Менее стойкая чувствительность к окончательной хватательной позе также наблюдается у детей с церебральным параличом (Crajé et al., 2010) и у детей с синдромом Вильямса (Newman, 2001).

Планирование схватывания у взрослых клинических групп

Исследования взрослого клинического населения также выявили дефицит планирования схватывания.В задаче, требующей от участников схватить дюбель и повернуть его в разные положения, люди с зрительной агнозией не всегда выбирали начальные захваты, которые способствовали удобной ориентации захвата на концах вращения (Dijkerman et al., 2009). То же самое и у взрослых с церебральным параличом (Crajé et al., 2009) или с апраксией из-за односторонних поражений (Hermsdörfer et al., 1999). Более того, взрослые с расстройством аутистического спектра проявляли некоторую чувствительность к конечному состоянию комфорта не только для себя, но и для других, как показано в исследовании передачи инструмента другому человеку (Gonzalez et al., 2013). Однако способность предугадывать потребности других была менее последовательной у аутичных людей, чем у их обычно развитых сверстников того же возраста.

Высота захвата

Ограничения, которые вступают в игру при планировании манипулирования объектами, выявляются не только путем захвата ориентации ; они также обнаруживаются захватом локации . Например, взяв стакан, чтобы поставить его на высокую полку, человек может схватить стакан низко, рядом с основанием, чтобы избежать чрезмерного растяжения во время установки.Точно так же, берясь за стакан, чтобы поставить его на низкую полку, тот же человек может взять тот же стакан выше, чтобы избежать чрезмерного растяжения вниз.

Эти ожидания подтвердились в натуралистическом наблюдении, сделанном первым автором у себя дома, когда он возвращал вантуз унитаза в его нормальное положение на полу. Подробности инцидента не важны. Мы вас пощадим! Достаточно сказать, что тип манипуландума, для которого впервые появилось это явление, оказался полезным в лабораторных экспериментах, где использовался свежий поршень.

Участников попросили разместить поршень на полках разной высоты (Cohen and Rosenbaum, 2004). Как видно на рисунке 8, плунжер всегда начинался в одном и том же месте. Участника попросили взять его правой рукой, чтобы переместить на другую полку переменной высоты. Когда плунжер захватывали для размещения на высокой полке, захват был низким. И наоборот, когда плунжер был захвачен для размещения на нижней полке, захват был высоким. В целом, как видно на рисунке 9, существует обратная линейная зависимость между высотой цели (независимая переменная) и высотой захвата (зависимая переменная) в пределах диапазона изучаемых высот дома и цели.

Рис. 8. Два условия, изученные Коэном и Розенбаумом (2004) в их демонстрации эффекта высоты захвата . Плунжер занимает одно и то же исходное положение в обоих показанных здесь условиях (и во всех пяти испытанных условиях высоты цели). Каждому участнику было поручено держать левую руку в левом кармане и начинать каждое испытание с того, что правая рука висит рядом с участником. Левая панель : тестируемая самая высокая целевая полка. Правая панель : самая нижняя проверенная целевая полка. Экспериментатор - первый автор данной статьи. Участник дал разрешение показать свое лицо.

Это наблюдаемое соотношение, которое Коэн и Розенбаум (2004) назвали эффектом высоты захвата , может быть понято как отражение желания избежать чрезмерных углов суставов, подобно тому, что было замечено для эффектов ориентации руки, описанных ранее. Также, что касается эффектов ориентации руки, оказалось, что важную роль играет требуемая точность.Эффект высоты захвата ослаблялся, когда размещение поршня в его целевом местоположении требовало меньшей точности, чем когда размещение поршня в его целевом местоположении требовало большой точности (Rosenbaum et al., 2006a). Этот результат предполагал, что избегание чрезмерных углов суставов стремилось, когда требовался больший контроль, как было сделано ранее в связи с ориентацией захвата.

Еще один вывод из исследования Коэна и Розенбаума (2004) пролил свет на природу процесса выбора действия.Коэн и Розенбаум обнаружили, что высота схватывания зависит не только от требований предстоящей задачи, но и от предыдущих действий. После того, как поршень был перемещен из исходного положения в цель, участник опустил руку, а затем вернул руку к поршню, чтобы вернуть поршень в исходное положение. Когда участники сделали это, высота захвата, которую они выбрали, была очень похожа на высоту захвата, только что принятую для захвата от точки к точке (Cohen and Rosenbaum, 2004). Таким образом, участники не стремились к неизменным конечным положениям для транспорта с целью возврата домой.Если бы они это сделали, они бы захватили поршень выше от высоких целей, чем они это делали изначально (преодолевая тенденцию захватывать нижнюю часть для высоких целей на исходной площадке), и они бы захватили поршень ниже от низких целей, чем они это делали изначально ( преодоление тенденции захватывать высокие цели для низких целей на домашнем сайте). Вместо этого участники схватились близко к тому месту, где они только что схватили поршень, когда они подносили его к цели из исходного положения.

Последующее исследование показало, что это было место на смещении поршня, а не поза, которую участники запомнили для обратных движений.Weigelt et al. (2007) продемонстрировали это, предложив участникам встать на табурет или спуститься с него после перемещения поршня от дома к мишени и перед возвращением в исходное положение. Вместо того, чтобы принять позу, подобную той, которая была принята при удерживании поршня на мишени (непосредственно перед тем, как отпустить его), что означало бы удерживание поршня в другой точке вдоль вала после шага вверх или вниз, участники схватили поршень близко к тому месту, где они схватились за это раньше, даже если для этого требовалась совсем другая поза.Таким образом, участники полагались на память о месте захвата, чтобы направлять свои захваты в обратный путь. Использование этой стратегии могло потребовать меньше когнитивных ресурсов, чем планирование нового действия каждый раз с нуля. Насколько другая поза будет допустима на обратном пути, все еще остается открытым вопросом.

Достижение и ходьба

Рассмотренные выше исследования касались выбора захватов для предстоящих манипуляций с предметами. Исследования предоставили доказательства, по крайней мере, для планирования второго порядка.Исследования показали, что захваты не просто регулируются в соответствии с непосредственными потребностями захвата объекта на основе его текущих воспринимаемых свойств (планирование первого порядка), но, напротив, также зависят от того, что будет сделано с объектом впоследствии. Доказательства того, что планирование схватывания может выходить за рамки второго порядка, см. В Haggard (1998).

Возможности захвата - не единственные аспекты поведения, которые служат доказательством для планирования манипулирования объектами более высокого порядка. Рассмотрим исследование Studenka et al.(2012). Они попросили участников выполнить повседневную задачу: открыть ящик, чтобы схватить предмет внутри. Когда участники знали, что за предмет не нужно хвататься (т.е.они просто открывают ящик), они опускали захватывающую руку ниже, чтобы открыть ящик, чем когда они знали, что поднимут предмет из ящика после его открытия. Мало того, что рука была выше в состоянии подъема, чем в состоянии без подъема; шарнирные углы также были больше похожи на те, которые были бы приняты для лифта.Этот результат аналогичен эффекту высоты захвата Коэна и Розенбаума (2004) в том, что он отражает ассимиляцию: особенности предстоящего поведения отражаются в поведении, которое происходит раньше. Такая ассимиляция отражает тенденцию к минимизации различий между непосредственно предстоящими позами и последующими позами, как показано на Рисунке 2.

Поддержка манипуляций с объектами

Тогда как Студенка и др. (2012) рассматривали конфигурации рук, можно также рассмотреть более макроскопические аспекты поведения, чтобы сделать выводы о планировании действий в контексте манипулирования объектами.В частности, можно изучить, как люди подходят к пространству, в котором они знают, что будут манипулировать объектом. Люди, приближающиеся к пространству, должны проецировать себя в новую позицию, часто в совершенно иную часть пространства, чем та, которую они в настоящее время занимают. Как они это делают, - тема давнего интереса в психологии.

Было проведено мало исследований по планированию манипуляций с объектами для всего тела, но в нашей лаборатории в Пенсильванском университете была проделана определенная работа. Ван дер Вел и Розенбаум (2007) спрашивали, как люди подходят к столу, чтобы переместить поршень влево или вправо на большое или короткое расстояние.Длинное расстояние составляло 120% длины руки испытуемого; короткое расстояние составляло 20% длины руки испытуемого. Участники начинали каждое испытание, стоя на некотором расстоянии от стола: на один, два, три или четыре шага от стола, где «шаги» определялись для каждого участника в зависимости от его или ее роста. Участники могли использовать любую руку, какой захотят, для выполнения задачи по перемещению поршня, которая включала подъем поршня, а затем опускание его на большое или короткое расстояние влево или вправо.

Основной результат заключался в том, что участники предпочитали стоять на ноге против направления предстоящего смещения объекта, если смещение было большим. Если смещение было небольшим, участники не показывали предпочтения ног во время ручного смещения.

Почему участники стояли на противоположной ноге при больших перемещениях? Это позволило участникам раскачиваться в направлении предстоящего ручного смещения, приземляясь на ступню с ипсилатеральной стороны от положения.При малых ручных перемещениях такого раскачивания не наблюдалось.

Каково было влияние первоначального расстояния участников от стола? К удивлению van der Wel и Rosenbaum (2007), когда участники первоначально стояли на дальше от стола, было более сильное предпочтение стоять на ноге, противоположной предстоящему большому смещению объекта ( Рисунок 10). Причина такого исхода не совсем ясна.Участники, возможно, думали, что они не могут перемещаться так хорошо, чтобы поставить ноги, как они хотели, когда они начали приближаться к столу. Однако, сделав больше шагов, у них, возможно, было больше шансов изменить положение ног.

Рис. 10. Средняя наблюдаемая доля испытаний, в которых участники стояли на правой ноге, когда они хватались за поршень, чтобы переместить его далеко влево, ближе к левому, ближе к правому или далекому от правого, изображенное на графике в виде функция расстояния от стола в начале каждого испытания .Фромван дер Вел и Розенбаум (2007).

Последняя гипотеза была подтверждена путем анализа изменений длины шага в зависимости от начального расстояния от таблицы. van der Wel и Rosenbaum (2007) обнаружили, что чем больше исходное расстояние, тем больше изменяется длина шага по мере приближения участников к столу. Когда участники подошли к столу, они изменили свои шаги, чтобы обеспечить контралатеральную опору для стопы во время большого ручного смещения.

Эти результаты, наряду с другими, резюмированными в этом разделе, предполагают, что участники могли проецировать себя на позиции, которые им понадобятся (или захотят) принять для ручных перемещений, которые они будут выполнять.

Ходьба для манипулирования объектами

Если люди могут мысленно проецировать себя с по на будущие положения тела, смогут ли они также спроецировать себя, перемещая эти положения с по ? Другими словами, могут ли они представить, как они манипулируют предметами, перемещаясь по окружающей среде - например, хватая предметы с полки в супермаркете во время прогулки по проходу?

То, что люди могут координировать свои движения и ходьбу впечатляющими когнитивными способами, было показано Мартенюком и Бертрамом (2001), которые сравнили траектории рук, создаваемые людьми, перемещающими чашку из одного положения в другое, стоя или во время ходьбы.Как видно на рисунке 11, пути рук были практически идентичны в двух случаях, по крайней мере, когда пути рук были изображены во внешнем, пространственно скоординированном виде. Когда пути рук изображались во внутренних координатах, основанных на суставах, они разительно отличались.

Рис. 11. Вертикальное смещение переносной чашки в зависимости от горизонтального смещения той же чашки при стоянии (левый столбец) или при ходьбе (правый столбец) и когда данные нанесены на график во внешних пространственных координатах (верхний ряд) или Внутренние координаты сочленения (нижний ряд) .По материалам Мартенюк и Бертрам (2001).

Это открытие напоминает классический результат, о котором сообщалось 20 лет назад. В этом исследовании Морассо (1981) обнаружил, что траектории рук для движений от точки к точке были почти прямыми во внешних пространственных координатах, но часто были изогнутыми и очень сложными во внутренних координатах, основанных на суставах. Результат Морассо показал, что двигательная система делает ставку на создание движений, определенных с учетом внешних координат.Сложность движений во внутренних координатах предполагает, что внутренняя система управления - та, которая отвечает за движение и стабилизацию мышц - чрезвычайно «умна», чем-то вроде высококвалифицированного секретаря, который работает за кулисами, чтобы его или ее босс выглядел хорошо (Розенбаум и Доусон, 2004). В случае результата Мартенюка и Бертрама (2001) тот факт, что двигательная система могла генерировать простые пути рук во внешнем пространстве, даже когда люди ходили , является ошеломляющим результатом.Разработка вычислительной модели, способной моделировать эту возможность, будет полезной целью для будущих исследований.

В исследовании Мартенюка и Бертрама (2001), представлявшего интерес, было текущее поведение участников. Вопрос, который не был затронут в этом отчете, заключался в том, насколько заранее люди планировали свои прогулки и достижения. Это тема, по которой большинство известных нам исследований было проведено в нашей собственной лаборатории, где мы снова сочли полезным полагаться на двухальтернативную процедуру принудительного выбора.

В одном из наших экспериментов (Rosenbaum et al., 2011) мы попросили участников взять на столе детское пляжное ведро и отнести его к любому из двух участков за столом (рис. 12). Чтобы взять ведро, участник мог пройти либо по левой, либо по правой стороне стола. Если участник шел по левой стороне стола, он или она должны были взять ведро правой рукой и отнести его к целевому месту (табурету) за левым концом стола. Если участник шел по правой стороне стола, он или она должны были взять ведро левой рукой и отнести его к нужному месту (другой табурет) за правым концом стола.В разных испытаниях левая и правая сайты-мишени (левый и правый стул) находились на разном расстоянии от конца таблицы. Пересечение этой переменной означает, что корзина находилась близко к левому краю таблицы, в середине таблицы или близко к правому краю таблицы.

Рис. 12. Три схемы, использованные Розенбаумом и др. (2011), чтобы изучить ходьбу и достижение . Во всех случаях участник стоял на месте, где были сделаны эти фотографии. Верхняя панель : ведро у левого края стола и левый целевой табурет рядом. Средняя панель : ведро у правого края стола, а левый целевой табурет снова рядом. Нижняя панель : ведро посередине стола и правый целевой табурет рядом. По материалам Розенбаума (2012).

Учитывая эти возможные схемы, можно было изучить затраты на ходьбу по сравнению с тем, чтобы добраться до нее. В некоторых условиях у участников не было конфликта между этими двумя затратами.Например, у участников не было конфликта, если ведро находилось у левого края стола, левая цель была близко, а правая цель была далеко (верхняя панель рисунка 12). Однако, если ведро было рядом с правым краем стола, левая цель была поблизости, а правая цель была далеко (средняя панель рисунка 12), у участников возник конфликт. В этом случае участники могли либо идти по правой стороне стола, достигая меньше, но больше ходить, либо они могли идти по левой стороне стола, достигая большего, но меньше ходя.Наконец, с точки зрения рассмотренных здесь примеров (только некоторые из проверенных условий), если ведро находилось в середине таблицы, а левая цель находилась дальше, чем правая (нижняя панель рисунка 12), участники могли ходить меньше. ходя по правой стороне стола, или они могли бы ходить больше, идя по левой стороне стола, достигая одинакового расстояния в обоих случаях. Если бы они больше ходили, им пришлось бы использовать менее благоприятную руку (левую руку участников этого исследования).

Итак, что было важнее: меньше ходить или тянуться рукой, которая была предпочтительнее? Используя задачи, выходящие за рамки рассмотренных выше, Rosenbaum et al. (2011) могут оценить относительную стоимость ходьбы на некоторое расстояние по сравнению с достижением на какое-то расстояние, и они могут оценить относительную стоимость движения левой или правой рукой. То, как они оценили относительные затраты, отражено на Рисунке 13, который показывает вероятность, p ( L ), что участники прошли по левой стороне таблицы, построенной как функция разницы между двумя производными показателями, « функциональное расстояние левого пути »и« функциональное расстояние правого пути.Функциональное расстояние левого пути определялось как сумма пройденного расстояния (в метрах) плюс расстояние, достигнутое правой рукой (также в метрах), причем последний член умножался на эмпирически подобранную константу. Точно так же функциональное расстояние по правому пути определялось как сумма пройденного расстояния (в метрах) плюс расстояние до левого пути (также в метрах), причем последний член умножался на другую эмпирически подобранную константу. Константа, полученная эмпирическим путем для правой руки, равнялась 10.3. Константа, полученная эмпирическим путем для левой руки, составила 12,3. Основываясь на этих двух значениях, можно было сказать, что протягивание правой рукой обходится дешевле, чем протягивание левой рукой (10,3 по сравнению с 12,3), и что преодоление некоторого расстояния обходится гораздо дороже, чем ходьба на такое же расстояние, в 11,3 раза дороже. на самом деле дорого (в среднем 10,3 и 12,3).

Рис. 13. Вероятность, p ( L ), выбора ходьбы по левой стороне стола (Rosenbaum, 2012).Функциональное расстояние левого пути было определено как расстояние ходьбы + 10,3 × расстояние до правого пути . Функциональное расстояние по правой траектории было определено как расстояние ходьбы + 12,3 × расстояние до левой, все в метрах (м). По материалам Rosenbaum (2012).

Следует сделать еще два замечания по поводу только что рассмотренного исследования. Во-первых, исследование было направлено на то, чтобы показать, как разные виды затрат рассматриваются вместе. Априори , не очевидно, как затраты на ходьбу и затраты на достижение сооцениваются при планировании ходьбы и достижения.Только что обобщенное исследование показывает, что можно найти общую валюту для оценки двух видов затрат. Этой общей валютой является (или аналогична) «функциональное расстояние», определяемое как взвешенная комбинация расстояния, пройденного пешком и пройденного расстояния. Предположительно, веса изменились бы, если бы ходьбе была более сложной задачей (например, добавлением нагрузки на ноги) или если бы затруднялось достижение (например, добавлением нагрузки на запястья). Возможность оценивать математические веса, подобные этим, является центральной для общего подхода, описанного здесь, потому что, как указано во введении к этой статье, мы считаем, что задачи могут быть представлены в виде векторов весов для измерений, по которым задачи различаются (см. Рисунок 2). .

Второе замечание заключается в том, что только что рассмотренное исследование было проведено путем того, что участники действительно ходили и дотягивались до окружающей среды, изображенной на Рисунке 12. Позже исследование было повторено, показывая новой группе участников (другая группа студентов Пенсильванского университета) фотографии среда, в которой была выполнена реальная задача, сфотографирована с точки зрения человека, стоящего там, где участники стояли в начале каждого испытания в реальных условиях (Rosenbaum, 2012). Примеры этих изображений показаны на рисунке 12.В каждом экспериментальном испытании одно изображение показывалось на компьютере, и участник либо нажимал левую клавишу, что указывало на то, что он / она будет ходить по левому краю стола (неся ведро правой рукой к левой цели), либо правый ключ, указывающий, что он будет ходить по правому краю стола (неся ведро левой рукой к правой цели). Не было цейтнота, как в эксперименте «реального действия». Более того, участникам было разрешено держать и поднимать ведро (которое было пустым) перед выполнением компьютеризированной задачи «виртуального действия».

Результатом исследования виртуального действия стало то, что выбор, сделанный участниками, когда они указали, как будет выполнять задачу, почти идентичен выбору участников, которые на самом деле выполнили задачу. Результат подтвердил впечатление, что Rosenbaum et al. (2011), когда они проводили свой эксперимент, их участники реального действия знали, каким путем они пойдут, как только они покинут начальную точку.

Также случилось, что в исследовании виртуального действия Розенбаума (2012) время реакции выбора было тем больше, чем больше схожи функциональные длины левого и правого путей.Этот результат позволил Розенбауму (2012) отвергнуть гипотезу о том, что участники мысленно моделировали одну альтернативу задачи, а затем другую, выбирая то, что казалось более легким. Такой метод последовательного моделирования привел бы к другому образцу времени реакции выбора, чем полученный. Время реакции выбора увеличилось бы, если бы сумма длин левого и правого функционального пути была бы обратно пропорциональна разнице между двумя длинами пути, как было обнаружено.

Имел ли смысл в том, что участники не полагались на последовательное моделирование при выборе своих действий в этой задаче «протянуть руку и пройти»? Розенбаум (2012) предположил, что это так.По аналогии с тем, кого преследует тигр, если бы у вас был тигр на хвосте, тигр пригласил бы вас на обед, если бы вы полностью смоделировали альтернативные пути побега. Если бы вы стояли в точке выбора, беспечно представляя себя идущим тем или иным путем, вы, вероятно, приземлились бы в пасти тигра. Более эффективным методом было бы сравнение критических различий между путями, быстро выбирая действие на основе различий между альтернативами. Время для выбора между путями будет расти вместе с их сходством, как это было обнаружено в задаче виртуального действия Розенбаума (2012) и как это обычно обнаруживается в исследованиях восприятия различения (например,г., Джонсон, 1939).

Заключение

Исследование, обобщенное в этой статье, было связано с выбором между действиями, выраженными на относительно низком уровне выполнения движений, особенно руками и ногами в контексте манипулирования предметами. Как отмечалось во введении, моторной системе в психологии уделяется относительно мало внимания, что странно, учитывая, что психология - это наука о психической жизни и поведении, тогда как моторный контроль - это наука о том, как человек переходит от психической жизни к . поведение.

Последнее определение может быть не тем, которое большинство исследователей моторного контроля спонтанно дают, когда их просят определить их область, поскольку большинство исследователей моторного контроля обычно приходят из инженерии или нейробиологии. Помимо этого вопроса, не всегда ясно, что для понимания моторного контроля необходимо задействовать психические состояния. Некоторые аспекты моторного контроля явно удалены из психических состояний, поскольку они полагаются на механические свойства нервно-мышечной и скелетной системы, иногда устраняя необходимость в планировании или контроле, как обсуждалось в разделе «Механика».Точно так же рефлексивные (высокоавтоматические) реакции могут не потребовать значительного умственного вмешательства. Даже в случае простых задач, когда рефлексы кажутся достаточными, психические состояния обладают функцией настройки, как описано в разделе «Связь». Таким образом, ментальные состояния необходимы для управления моторикой, так же как моторный контроль важен для выражения ментальных состояний.

Почему в психологии мало внимания уделяется контролю над моторикой - это интересная тема, которая, помимо прочего, рассказывает психологам об их ценностях (Rosenbaum, 2005).Одна из гипотез о том, почему психологи не проводили исследования моторного контроля так активно, как они могли бы, заключается в том, что, по их мнению, необходимые методы являются чрезвычайно техническими, так что для достижения какого-либо прогресса нужно регистрировать электрическую активность мышц. , например, или подробные кинематические свойства конечностей с дорогостоящим оборудованием. Однако, как мы пытались показать здесь, простые поведенческие методы могут быть с успехом применены к изучению выбора двигательных действий.Ни одно из описанных здесь исследований (из нашей лаборатории) не требовало экзотического или высокотехнологичного оборудования. Оборудование, необходимое для проведения исследований, которые мы обобщили, ограничивалось столами, табуретами, пляжными ведрами, унитазами, деревянными дюбелями, деревянными дисками, веб-камерами и портативными компьютерами.

Однако даже с такими примитивными материалами мы пришли к некоторым полезным выводам. Во-первых, разные задачи могут быть представлены в виде весов, присвоенных различным переменным производительности.Независимо от того, насколько очевиден этот момент, на самом деле он расходится с преобладающей точкой зрения в исследованиях по управлению моторами, вдохновленных инженерами, а именно, что существует некая единственная переменная оптимизации, которая управляет моторным управлением. На протяжении многих лет предлагались различные кандидаты для этой единственной переменной оптимизации, включая минимизацию среднеквадратичного рывка (Hogan, 1984), минимизацию изменения среднеквадратичного крутящего момента (Uno et al., 1989) и минимизацию дисперсии конечной точки (Harris and Wolpert). , 1998). Но движения не всегда удовлетворяют этим ограничениям.Действительно, гибкость исполнения - например, возможность делать высокие удары смычком при игре на скрипке в стиле стаккато по сравнению с очень плавными ударами смычка при игре на скрипке в стиле легато - отражает противоположность безоговорочной верности одной фиксированной оптимизации. ограничение. Скорее, он отражает возможность изменения приоритетов ограничений в соответствии с задачей, которую необходимо решить. Мы полагаем, что суть навыков заключается в способности переориентировать ограничения, а не ограничиваться их фиксированным приоритетом.

Наш второй вывод состоит в том, что определение приоритетов ограничений для задачи не должно рассматриваться как неуловимая цель. Напротив, это достижимая цель, если кто-то хочет просто попытаться выяснить, какие средства достижения задачи предпочтительнее других. Все рассматриваемые в настоящее время эксперименты (из нашей лаборатории) преследовали эту цель. Общей для всех экспериментов была цель определить, какие переменные производительности волновали участников больше, чем других. Чтобы ответить на этот вопрос, мы опирались на рейтинги, показатели качества работы и, особенно, на предпочтения двухальтернативного принудительного выбора.

Наш третий и последний вывод касается воплощенного познания. В последнее время это стало очень популярной темой. Перспектива воплощения - это та, которая нам нравится, учитывая наш интерес к управлению моторикой, но обсуждение воплощения замалчивает детали моторной деятельности. Сказать, что восприятие неявно вызывает реакцию, - это нормально, но «реакция» на самом деле является классом эквивалентности возможных решений движения, как подробно описано здесь. Поэтому, обращаясь к знакомому примеру из литературы о воплощенном познании (Glenberg and Kaschak, 2002), прочтение предложения об открытии ящика может вызвать реакцию открывания ящика, но нет ни одного движения, которое приводит к открытию ящика, как обсуждалось ранее в связи с исследованием Studenka et al.(2012). Точно так же утверждение, что воплощение может повлечь за собой моделирование действий, полезно только теоретически до определенной степени. Как мы утверждали здесь в связи с исследованием выбора между маршрутами пешком и до достижения (Rosenbaum, 2012), моделирование может не использоваться, по крайней мере, судя по тому факту, что время выбора между маршрутами не было предсказано сумма их длин. Другие исследования нашей лаборатории, не рассматриваемые здесь (Walsh and Rosenbaum, 2009; Coelho et al., 2012), также поставили под сомнение наивное представление о моторных образах, согласно которым действия выбираются путем просмотра мысленных фильмов о действиях, чтобы узнайте, что лучше или лучше; см. также Cisek (2012).Если бы мы использовали такой метод, мы, вероятно, не выжили бы в джунглях, из которых мы произошли. Методы, которые мы используем для выбора действий, оттачиваются эонами избирательного давления. Характеристики действий, которые являются предпочтительными, - это те, для которых были выбраны и которые эксперименты, обобщенные здесь, были нацелены на выявление.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Аббс, Дж. Х. (1986). «Инвариантность и изменчивость в производстве речи: различие между языковым намерением и его нейромоторной реализацией», в Инвариантность и изменчивость в речевых процессах , ред. Дж. С. Перкелл и Д. Х. Клатт (Хиллсдейл, штат Нью-Джерси: Эрльбаум), 202–219.

Александр, Р. М. (1984). Ходьба и бег. Am. Sci. 72, 348–354.

Бернштейн, Н. (1967). Координация и регулирование движений .Лондон: Пергамон.

Цай, К., и Аггарвал, Дж. К. (1999). Отслеживание движения человека в структурированной среде с помощью системы распределенных камер. IEEE Trans. Pattern Anal. Мах. Intell. 21, 1241–1247.

CrossRef Полный текст

Коэльо, К. Дж., Нусбаум, Х. К., Розенбаум, Д. А., и Фенн, К. М. (2012). Воображаемые действия - это не просто слабые действия: вариативность задач способствует обучению навыкам в физической практике, но не в умственной. J. Exp. Psychol. Учить. Mem. Cogn. 38, 1759–1764.

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Дейкерман, Х. К., Макинтош, Р. Д., Шиндлер, И., Ниджбоер, Т. К. У., и Милнер, А. Д. (2009). Выбор между альтернативными позами запястий: планирование действий требует восприятия. Neuropsychologia 47, 1476–1482.

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Фишман, М.Г. (1997). Конечный комфорт при манипулировании объектами. Res. В. Упражнение. Спорт , 68 (доп.),: A60. [Абстрактный].

Фаулер, К. А. (2007). «Производство речи», в Оксфордский справочник по психолингвистике , изд. М. Г. Гаскелл (Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета), 489–502.

Фрей, С. Х., Повинелли, Д. Дж. (2012). Сравнительные исследования представлений о ручных действиях: доказательства того, что шимпанзе представляют собой издержки потенциальных будущих действий с использованием инструментов. Philos. Пер. R. Soc. Лондон. B Biol. Sci. 367, 48–58.

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Гонсалес, Д. А., Глейзбрук, К. М., Студенка, Б. Э., Лайонс, Дж. (2013). Двигательные взаимодействия с другим человеком: планируют ли люди с расстройством аутистического спектра заранее? Фронт. Интегр. Neurosci. 7:23. DOI: 10.3389 / fnint.2013.00023

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Хаггард, П.(1998). Планирование последовательности действий. Acta Psychol. (Amst.) 99, 201–215.

CrossRef Полный текст

Хермсдёрфер, Дж., Лаймгрубер, К., Керкхофф, Г., Май, Н., и Гольденберг, Г. (1999). Влияние одностороннего повреждения мозга на выбор захвата, координацию и кинематику ипсилезионного схватывания. Exp. Brain Res. 128, 41–51.

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Янссен, Л., Crajé, C., Weigelt, M., and Steenbergen, B. (2010). Двигательное планирование при бимануальном манипулировании объектами: два плана для двух рук? Мотор. Контроль. 14, 240–254.

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

Джонсон, Д. М. (1939). Уверенность и скорость в суждении по двум категориям. Arch. Psychol. 241, 1–52.

Джордан, М. И., и Розенбаум, Д. А. (1989). «Действие», в Основы когнитивной науки , изд. М.И. Познер (Кембридж, Массачусетс: MIT Press), 727–767.

Клацки, Р. Л., и Ледерман, С. Дж. (1987). «Умная рука», в Психология обучения и мотивации , Vol. 21, изд. Г. Х. Бауэр (Сан-Дейго, Калифорния: Academic Press), 121–151.

Künzell, S., Augste, C., Hering, M., Maier, S., Meinzinger, A.-M., and Siessmeir, D. (в печати). Оптимальное управление в критической части движения: функциональный подход к процессам двигательного планирования. Acta Psychol.(Амст.)

Логан Г. Д. (1983). «Время, информация и различные интервалы машинописного ввода», в Когнитивные аспекты квалифицированного набора текста , изд. У. Э. Купер (Нью-Йорк: Springer-Verlag), 197–224.

Маноэль, Э. Дж., И Морейра, К. Р. П. (2005). Планирование манипулятивных движений рук: проявляют ли маленькие дети эффект комфорта в конечном состоянии? J. Hum. Mov. Stud. 49, 93–114.

Мартенюк Р.Г., Бертрам К.П. (2001). Вклад походки и движения туловища в схватывание: перспективы с точки зрения мира и координат тела. Управление двигателем 5, 151–164.

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

Нельсон, Э. Л., Бертье, Н. Э., Метевье, К. М., и Новак, М. А. (2011). Доказательства двигательного планирования у обезьян: макаки-резусы выбирают эффективные захваты при транспортировке ложек. Dev. Sci. 14, 822–831.

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Ньюман, К.(2001). Планирование и контроль действий у нормальных младенцев и детей с синдромом Вильямса . Лондон: Университетский колледж Лондона. [неопубликованная докторская диссертация].

Розенбаум, Д. А. (2010). Управление моторикой человека , 2-е изд. Сан-Диего, Калифорния: Academic Press / Elsevier.

Розенбаум, Д. А., Чепмен, К. М., Вайгельт, М., Вайс, Д. Дж., И ван дер Вел, Р. (2012). Познание, действие и манипулирование объектами. Psychol.Бык. 138, 924–946.

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Розенбаум, Д. А., Коэн, Р. Г., Мейленбрук, Р. Г., и Воган, Дж. (2006a). «Планы схватывания предметов», в Motor Control and Learning over the Life , edds M. Latash and F. Lestienne (New York: Springer), 9–25.

Розенбаум, Д. А., Доусон, А. М., и Чаллис, Дж. Х. (2006b). Тактильное отслеживание допускает бимануальную независимость. Дж.Exp. Psychol. Гм. Восприятие. Выполнять. 32, 1266–1275.

CrossRef Полный текст

Розенбаум, Д. А., и Доусон, А. М. (2004). Двигательная система хорошо вычисляет, но плохо запоминает. J. Mot. Behav. 36, 390–392.

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст

Розенбаум, Д.А., Хьюгтен, К., и Колдуэлл, Г.С. (1996). От познания к биомеханике и обратно: эффект комфорта конечного состояния и эффект среднего - быстрее. Acta Psychol. (Amst.) 94, 59–85.

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Розенбаум, Д. А., Марчак, Ф., Барнс, Х. Дж., Воган, Дж., Слотта, Дж., И Йоргенсен, М. (1990). «Ограничения для выбора действия: захват сверху или снизу» в Attention and Performance XIII: Motor Representation and Control , ed. М. Жаннерод (Хиллсдейл, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates), 321–342.

Розенбаум, Д.А., Воган, Дж., Барнс, Х. Дж., И Йоргенсен, М. Дж. (1992). Временной график планирования движений: выбор захватов для манипулирования предметом. J. Exp. Psychol. Учить. Mem. Cogn. 18, 1058–1073.

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Розенбаум, Д. А., Воган, Дж., Йоргенсен, М. Дж., Барнс, Х. Дж. И Стюарт, Э. (1993). «Планы по манипулированию объектами», в Attention and Performance XIV - Серебряный юбилей: синергия в экспериментальной психологии, искусственном интеллекте и когнитивной нейробиологии , ред.Э. Мейер и С. Корнблюм (Кембридж: Bradford Books), 803–820.

Зальцман Э. (1979). Уровни сенсомоторного представления. J. Math. Psychol. 20, 91–163.

CrossRef Полный текст

Савельсберг, Г., ван дер Камп, Дж., И ван Версмерскеркен, М. (2013). «Развитие достижения действий», в The Oxford Handbook of Developmental Psychology, Vol. 1: Тело и разум , изд. П. Д. Зелазо (Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета), 380–402.

Скиннер, Б. Ф. (1969). Непредвиденные обстоятельства армирования: теоретический анализ . Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts.

Сольник, С., Пазин, Н., Коэльо, К. Дж., Розенбаум, Д. А., Шольц, Дж. П., Зациорки, В. М. и др. (2013). Комфортность в конечном состоянии и изменение конфигурации суставов при достижении цели. Exp. Brain Res. 225, 431–442.

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Штернберг, С., Монселл С., Нолл Р. Л. и Райт К. Э. (1978). «Задержка и продолжительность речи и машинописного текста», в Обработка информации в управлении моторикой и обучением , изд. Г. Э. Стельмах (Нью-Йорк: Academic Press), 117–152.

Студенка, Б. Э., Зегельке, К., Шютц, К., и Шак, Т. (2012). Планирование моторики на основе осанки в задаче последовательного захвата. J. Appl. Res. Mem. Cogn. 1, 89–95.

CrossRef Полный текст

Свиннен, С.П., Хойер, Х. и Касаер, П. (1994). Межконечностная координация: нейронные, динамические и когнитивные ограничения . Сан-Диего: Academic Press.

фон Холст, Э. (1939). Относительная координация как Phänomenon и als Methode zentral-nervöse Funktionsanalyze. Ergeb. Physiol. 42, 228–306. [Английский перевод у Э. фон Холста (1973). «Относительная координация как явление и как метод анализа функций центральной нервной системы», в Поведенческая физиология животных и человека: Сборник статей Эриха фон Холста , Vol.1, Пер. Р. Мартин Лондон: Метуэн].

CrossRef Полный текст

Вайгельт М., Коэн Р. Г. и Розенбаум Д. А. (2007). Возвращение домой: при манипулировании человеческими объектами вспоминаются места, а не движения. Exp. Brain Res. 149, 191–198.

CrossRef Полный текст

Вайс, Д. Дж., Уорк, Дж. Д., и Розенбаум, Д. А. (2007). Обезьяна видит, обезьяна планирует, обезьяна делает: эффект комфорта конечного состояния у тамаринов с хлопковым верхом ( Saguinus oedipus ). Psychol. Sci. 18, 1063–1068.

Pubmed Реферат | Pubmed Полный текст | CrossRef Полный текст

Motor Action - обзор

13.4 Есть ли моторные программы в спинном мозге?

Ряд скоординированных двигательных действий основывается на нервных структурах спинного мозга, которые обеспечивают основной паттерн активации мышц. Сигналы из мозга могут включать и выключать этот основной паттерн, а также настраивать его в соответствии с конкретными внешними условиями и потребностями животных.Самый очевидный пример - передвижение. Как описано в главе, посвященной генераторам центральных паттернов (CPG; глава 9), млекопитающие, у которых спинной мозг хирургически отделен от мозга, способны демонстрировать паттерн нервной активности, ведущий к разным походкам. Как правило, эта деятельность функционально бесполезна, потому что животное не может выдержать вес своего тела, и без сигналов из мозга двигательная активность не может быть целенаправленной. Активность спинномозговых CPG модулируется сигналами ствола головного мозга, как было продемонстрировано в классических экспериментах московской группы (Орловский и др., 1966; Шик и др., 1967). В этих экспериментах электрическая стимуляция области мозгового вещества и ствола головного мозга могла вызвать передвижение, в то время как сила стимуляции могла модулировать походку.

Можно ли сигналы, генерируемые генератором центральных паттернов позвоночника, называть двигательными программами для передвижения? С одной стороны, они регулируются нисходящими нейронными сигналами относительно времени и величины индуцированного двигательного паттерна, как предполагается в рамках идеи обобщенной двигательной программы.С другой стороны, без нисходящих сигналов CPG для передвижения не может производить функциональные движения. Кроме того, постепенное усиление стимуляции структур среднего мозга вызывает фазовые переходы в вовлечении отдельных конечностей (изменения походки, см. Главу 9), чего нельзя ожидать от обобщенной двигательной программы. Таким образом, кажется, что CPG для передвижения не удовлетворяют критериям обобщенных моторных программ.

Другие CPG в повседневной жизни могут запускаться либо нисходящими нервными сигналами, либо периферическими сенсорными сигналами.Например, жевание запускается присутствием пищи во рту, но оно может быть остановлено и возобновлено животным по желанию. Стимуляция участка кожи может вызвать реакцию расчесывания, которая также представляет собой циклическое действие под контролем спинномозгового CPG (Stein, 1984). Если нейронные ритмические паттерны, производимые всеми этими CPG, называются моторными программами, то логически следует обобщить это понятие на все целенаправленные действия, контролируемые спинным мозгом, будь то циклические или дискретные.

Если раздражитель (например, небольшой лист бумаги, смоченный в растворе слабой кислоты) помещается на кожу спины сидящей спинализованной лягушки, обычно лягушка выполняет скоординированное действие ипсилатеральной задней конечности и стирает раздражитель спиной (Fukson et al., 1980; Berkinblit et al., 1986, рисунок 13.8). Этот рефлекс вытирания может включать одиночное вытирающее действие или последовательность ритмичных вытирающих действий задней конечности. Эти действия могут стереть стимул с передней конечности, даже если передняя конечность находится в разных положениях по отношению к туловищу (Fukson et al., 1980). Рефлекс вытирания вызывает успешное протирание даже при различных неожиданных возмущениях задних конечностей, таких как наложение свинцового браслета на дистальный сегмент задней конечности или блокирование вращения в одном из основных суставов (цитируется по Латашу, 2008). Во всех этих условиях спинной мозг способствует различным крутящим моментам в суставах, поворотам суставов и паттернам активации мышц. Есть ли у лягушки моторные программы по вытиранию спинного мозга? Конечно, это зависит от того, какое значение придается понятию моторной программы.До сих пор ни один нейронный процесс или какой-либо другой измеримый процесс не мог быть связан с такой моторной программой. Это понятие остается теоретическим и, возможно, метафорическим.

Рисунок 13.8. Лягушка со спинным мозгом, хирургически отделенным от мозга (на уровне, показанном черной полосой), может точно стереть стимул со своей спины в условиях нагрузки на дистальный сегмент ноги тяжелым браслетом и в условиях блокировки движения в один из основных суставов ног (коленный).

Воспроизведено с разрешения Latash (2008).

Онтогенез синтаксиса действия | Collabra: Психология

Язык и действия разделяют схожие организационные принципы. Оба считаются иерархическими и рекурсивными по своей природе. Здесь мы обращаемся к взаимосвязи между языком и действием с точки зрения развития и нейрофизиологии. Мы обсуждаем три основных аспекта: степень аналогии между языком и действием; необходимость расширять исследования еще в значительной степени игнорируемого аспекта синтаксиса действий; положительный вклад развивающего подхода в эту тему.Мы подробно останавливаемся на утверждении, что добавление онтогенетического подхода поможет получить исчерпывающую картину как взаимодействия между языком и действием, так и его развития, а также ответить на вопрос, похожи ли лежащие в основе механизмы обнаружения синтаксических нарушений последовательностей действий или отличаются от них. от обработки языковых синтаксических нарушений.

Язык и действие имеют фундаментальное значение для социального познания человека (Repetto, Colombo, & Riva, 2012).Однако связь между языком и действием до сих пор остается предметом споров (Caramazza, Anzellotti, Strnad, & Lingnau, 2014). С одной стороны, традиционные представления о познании предполагают концептуальные представления как амодальные, таким образом, независимые от представлений в перцептивных и двигательных системах мозга (Repetto et al., 2012). С другой стороны, в недавних отчетах утверждается, что представления различных форматов, таких как язык и действие, не являются независимыми друг от друга, а (сильно) взаимосвязаны (Egorova, Shtyrov, & Pulvermüller, 2016).Соответственно, действия и телесные переживания считаются необходимыми для когнитивной обработки, и их взаимодействие имеет решающее значение, особенно в отношении развития способностей более высокого порядка (Engel, Maye, Kurthen, & König, 2013).

Предположение о том, что человеческое познание основано на действии, аналогично было адаптировано к теоретическим соображениям, касающимся обработки человеческого языка (Glenberg & Gallese, 2012). Человеческий язык представляет собой одну из самых выдающихся характеристик человечества, и его основная функция - обеспечивать эффективное общение между двумя собеседниками в социальных взаимодействиях.Однако люди используют различные средства для общения и не полагаются исключительно на вербальное общение, но также используют жесты, движения тела и выражение лица для взаимодействия с другими людьми (Pezzulo et al., 2018). Сравнительный подход к взаимосвязи языка и действия сам по себе является давней дискуссией в когнитивной нейробиологии (Boeckx & Fujita, 2014). Понимание того, основан ли язык на уникальном когнитивном механизме или у него есть гомологи в других когнитивных областях, имеет центральное значение.Таким образом, необходимо исследовать, используют ли специфичные для языка вычислительные компоненты нейрокогнитивные механизмы, основанные на сенсомоторной системе человека (Pulvermüller & Fadiga, 2010; Rizzolatti & Craighero, 2004).

Принимая во внимание недавние экспериментальные результаты (Maffongelli et al., 2015; Maffongelli, Antognini, & Daum, 2018) при ответе на этот вопрос, мы предлагаем один из способов внести свой вклад в текущую дискуссию - добавить описание языка -взаимосвязь действий, начиная с двух основных лингвистических концепций, семантики , и синтаксиса , и соотносить их с восприятием и производством действий.Предполагается, что обе концепции являются общими для языка и действия (например, Pulvermüller & Fadiga, 2010). Семантика относится к значению языка (например, слов в предложении) и действия (телесных движений в последовательности действий). Синтаксис относится к организационным правилам, регулирующим порядок слов или движений тела для достижения осмысленной лингвистической последовательности или последовательности действий (см. , вставка 1, ). Таким образом, понимание того, как (синтаксис) действия выполняются и , почему (семантика) они выполняются определенным образом, имеет решающее значение для наблюдателя, чтобы предвидеть цель актора и подготовить соответствующий ответ.

Мы хотим подчеркнуть, что в обеих областях разделение между синтаксисом и семантикой является искусственным различием между сильно взаимозависимыми компонентами с целью упрощения их определения и исследования. Что касается синтаксиса, психолингвистические теории обычно считают само собой разумеющимся центральную роль иерархической структуры предложений (Hauser, Chomsky, & Fitch, 2002) на всех уровнях описания языка, то есть на уровне понимания, производства и на уровне усвоения.Однако следует отметить, что роль понимания языка все еще остается предметом споров. Действительно, было высказано предположение, что иерархические структуры не являются центральными для использования языка (Frank, Bod, & Christiansen, 2012) и что языковая структура считается обрабатываемой последовательно. С этой точки зрения, характеристика внедрения, центральный ключевой компонент иерархического описания языка, не считается важной для языковой обработки (Goldberg, 2006; Tabor, Galantucci, & Richardson, 2004).

До сих пор взаимосвязь языка и действия в основном рассматривалась в отношении семантики действия как у взрослых (Balconi & Vitaloni, 2014), так и у младенцев (Kaduk et al., 2016; Ní Choisdealbha & Reid, 2014). Нарушение семантической правильности в предложении приводит к такой же реакции мозга, как и нарушение ожидания наблюдаемой последовательности действий - в частности, такие события вызывают N400, связанный с событием потенциал (ERP) с центрально-теменной топографией.Соответственно, независимые от предметной области семантические принципы, по-видимому, управляют предсказательной природой предстоящих событий в данном информационном потоке. Нарушение предсказания отдельных элементов задействует связанные с семантикой операции мозга независимо от типа воспринимаемой информации (Amoruso et al., 2013; Reid et al., 2009). Более того, данные, полученные с помощью различных экспериментальных методов, предполагают, что описанные действия и язык N400 имеют анатомическое сходство (т. Е. Демонстрируют перекрывающуюся активацию областей мозга) и обеспечивают существование широко распределенной семантической сети (см. Обзор Amoruso et al., 2013). Хотя семантические аспекты обработки действий и то, как они связаны с аспектами языковой обработки, принимаются как должное, аспекты, касающиеся синтаксической обработки действия, менее обсуждаются и исследуются. В следующем разделе мы обсудим теоретические предположения, поддерживающие взаимосвязь языка и действия, которые могут применяться также и для синтаксической обработки. Затем мы представляем первые доказательства, полученные в результате исследований на взрослых и младенцах, указывающие на представление о том, что язык и действия могут иметь сходные нейронные основы в том, что касается синтаксической обработки.

Недавние данные свидетельствуют о том, что во время обработки действий мозг выполняет синтаксические операции, аналогичные тем, которые используются при обработке языка. Предложение, грамматически структурированная единица языка, основано на наборе элементов (то есть слов), которые следуют четко определенной схеме, управляемой точной иерархической организацией (Chomsky, 1957). Хотя это вызывает споры (Martins & Fitch, 2015; Vicari & Adenzato, 2014), обычно предполагается, что язык имеет рекурсивную природу и что рекурсия зависит от языка: лингвистические элементы и структуры могут использоваться многократно в последовательности, чтобы сформировать часть более крупная структура того же типа (Hauser et al., 2002). Точно так же последовательности действий состоят из основных элементов (движений), организованных в цепочки действий и подчиненных иерархической организации (Behmer & Crump, 2017; Lashley, 1951). Комбинация базовых единиц приводит к осмысленной целенаправленной последовательности действий только в том случае, если эти единицы соединены в правильной последовательности. В этом ключе мы предполагаем, что структура действий является иерархической, когда отдельные базовые единицы подчиняются другим единицам. Например, действие питьевой воды из стакана требует последовательности точных двигательных действий, включая захват, подъем, наклон стакана в правильном месте (во рту) с требуемым углом, регулировку угла в зависимости от количества оставшейся воды и так далее (Pulvermüller & Fadiga, 2010).Здесь моторная система может задействовать ранее приобретенные моторные элементы в действии, чтобы инициировать новую модель движения, которая имеет аналогичную структуру. Эта способность адаптации известна - по аналогии с языком - как принцип рекурсии (Pastra & Aloimonos, 2012). Например, как описано Pulvermüller (2014), элементарное правило open x для выполнения некоторых других действий, close x может рекурсивно применяться для увеличения уровней самовложения действий. Таким образом, моторная система может включать элементы или конструкции одиночного действия (например,g., откройте x) в другие подобные структуры, чтобы произвести потенциально бесконечное количество более сложных действий. В доменах языка и действий есть правила, которые объединяют и координируют порядок, в котором отдельные элементы выполняются в соответствии с иерархической организацией. Эта организация не только ограничивает создание хорошо сформированных последовательностей, но и обслуживает внутренние процессы моделирования (Jeannerod, 2001) и, следовательно, влияет на прогнозирование нашего собственного поведения и поведения других.Соответственно, действия, подобно языку, следуют синтаксической организации с определенным временным и иерархическим порядком конституционных элементов и разделяют принцип рекурсивности (Pulvermüller, 2014).

Подходящим нейронным субстратом для иерархического и рекурсивного анализа языка является область Брока, расположенная в каудальной части нижней лобной извилины (IFG). Эта область также участвует в обработке экстралингвистических задач, таких как производство действий и восприятие (Pulvermüller & Fadiga, 2010; van Schie, Toni, & Bekkering, 2006).Важно отметить, что при просмотре клинической литературы поражения внутри и вокруг IFG связаны с афазией Брока (Sirigu et al., 1998). Действительно, у аграмматических пациентов нарушено извлечение и обобщение абстрактной структуры, лежащей в основе последовательностей действий и языковых последовательностей (Dominey, Hoen, Blanc, & Lelekov-Boissard, 2003; van Schie et al., 2006). Пациенты с афазией Брока нарушают реконструкцию последовательностей, отображающих биологические действия, в отличие от физических событий (Clerget, Winderickx, Fadiga, & Olivier, 2009; Fazio et al., 2009; Паццалья, Смания, Корато и Аглиоти, 2008 г.). Эти исследования предоставляют дополнительные доказательства интригующей возможности того, что область Брока может представлять как иерархию языковых последовательностей, так и последовательностей действий (Christiansen, Conway, & Onnis, 2012; Dominey et al., 2003; Pulvermüller & Fadiga, 2010).

Определение того, является ли способность иметь дело со сложными иерархическими структурами специфическими для языка или аналогичным образом применимо к другим когнитивным системам, привело к развитию экспериментальных парадигм, в которых основное внимание уделяется нелингвистическим стимулам.Исследования с использованием изображений мозга для обработки лингвистических иерархических структур с учетом правил, встроенных в центр (A n B n ), в отличие от смежных правил зависимости (AB) n на естественном языке 1 (Friederici, Bahlmann, Heim , Schubotz, & Anwander, 2006; Tettamanti et al., 2002), в парадигмах искусственной грамматики (Bahlmann, Schubotz, & Friederici, 2008), а также в визуально-пространственной области (Bahlmann, Schubotz, Mueller, Koester, & Friederici , 2009) предполагают, что манипулирование закономерностями внутри последовательно возникающих языковых и экстралингвистических стимулов затрагивает область Брока.

При первых попытках исследования обработки синтаксиса действия была принята парадигма нарушения ожидания. - широко используемый метод исследования обработки синтаксиса языка во время представления неграмматических предложений, оцененный в исследованиях электроэнцефалографии (ЭЭГ). В этой парадигме порядок соседних элементов, составляющих последовательность действий, был нарушен. Таким образом, нарушение воспринимается как таковое, когда для данной цели действия одна часть действия временно предшествует или позже и необходима для последующей части действия (см. Рисунок 1 и , вставка 1 ).Этот вид нарушения напоминает типологическое обобщение в отношении большинства человеческих языков, где основной порядок слов - либо субъект-объект-глагол, либо субъект-глагол-объект. В частности, такое расположение объясняется прототипичностью сценариев переходных действий, в которых одушевленный агент действует на неодушевленного пациента (то есть на сущность, над которой выполняется действие), чтобы вызвать изменение состояния. Действительно, действия, как и глаголы, демонстрируют аналогичную структуру аргументов, которая связывает агентов и объекты (Comrie, 1989; Greenberg, 1963).В соответствии с этим предполагается, что нарушение транзитивного отношения между отдельными частями действия прервет существенные отношения агента и пациента. Эти нарушения вызывали у наблюдателя реакции мозга, обычно связанные с обработкой синтаксических нарушений языка (ELAN, / P600, Friederici, 2004; Kim & Osterhout, 2005), происходящие в лобных областях мозга (Maffongelli et al., 2015). Кроме того, исследование роли зависимостей на большом расстоянии (как оценивается в конструкциях относительных придаточных предложений) в обработке предложений и действий поддерживает идею тесной взаимосвязи между моторной и лингвистической структурной обработкой (Casado et al., 2017). Задача нелинейного самоуправления (включающая прерывание нажатия кнопки ногой в зависимости от предыдущего нажатия кнопки пальцем) в отличие от линейной задачи (включающей линейную последовательность нажатий кнопок пальцем) привела к увеличению компонента P600, отражающему поздняя синтаксическая обработка. Взятые вместе, эти исследования показывают, что структурные манипуляции в обоих доменах активируют аналогичные корковые области взрослого мозга (Maffongelli et al., 2015) и что выполнение моторной последовательности, управляемой относительными предложениями, встроенными в центр, может иметь схожие нейронные ресурсы (Casado и другие., 2017).

Вставка 1: Дихотомия принципов: семантика действия и синтаксис действия.

Детальное и всестороннее исследование взаимосвязи между языком и действием требует однозначной терминологии, в частности, в отношении терминологии семантики и синтаксиса. В области языка семантика , относится к значению, тогда как синтаксис , относится к структуре. В области действия, в частности, в литературе по переработке действий у младенцев, используемая терминология, на наш взгляд, слишком разнородна.Понятия, принадлежащие семантике действия, часто описываются терминологией, которая больше подходит для описания иерархических правил и синтаксиса действий. В качестве примера неясно, что имеется в виду под семантическими правилами (Reid et al., 2009; Reid & Striano, 2008) или семантической структурой (Kaduk et al., 2016), когда они ссылаются на стимулы действия. Кроме того, использование термина последовательная информация (например, Reid et al., 2009) неоднозначно в отношении действий.Его можно противопоставить последовательной информации, относящейся к структуре действия, то есть синтаксису действия. Для будущего исследования взаимосвязи между языком и действием важно использовать однозначную терминологию, в которой термины конкретно объясняются и последовательно используются в обеих областях, чтобы избежать противоречий и заблуждений.

До сих пор семантика действия часто описывалась по аналогии с парадигмой языка N400, в которой слова, не укладывающиеся в контекст предыдущего предложения, вызывают негативность по отношению к центрально-теменным участкам мозга.Классический пример Пицца была слишком горячей, чтобы… есть / плакать (Kutas & Hillyard, 1984) показывает, что этот ответ специфичен для обработки семантической информации в предложениях, в которых нарушается предсказание последнего глагола. Повышенный ответ N400 на нарушение ожиданий используется в качестве маркера семантической обработки в широком смысле (Kutas & Federmeier, 2011). В действии этот маркер наблюдался в манипуляциях, происходящих в различных измерениях, таких как цель действия, несоответствие или правдоподобие событий, происходящих в последовательности действий (подробное описание см. В Amoruso et al., 2013; Kutas & Federmeier, 2011).

На общем уровне описания и, исходя из общего определения маркера N400, общего для языка и действия, мы предлагаем дихотомию, описывающую, что два принципа действия, семантика и синтаксис могут представлять в домене действия. Семантика действия, как предлагают другие авторы, описывает наращивание смысла, возникающее из ожидания, созданного контекстной информацией и предыдущим опытом (Amoruso et al., 2013). Таким образом, интерпретация действий других зависит от контекста.В случае, если обработанная информация о событии вписывается в предыдущий контекст, обработка предстоящей информации упрощается. Напротив, когда эта информация не согласуется с предыдущим прогнозом, возникает несоответствие, в результате чего компонент N400 аналогичен языку.

Мы определяем как синтаксис действий последовательность телодвижений (движений, двигательных актов, действий), необходимых для выполнения заданного порядка для достижения общей цели. Правильность последовательности движений является основным элементом для достижения действия и, как следствие, неизбежным для понимания последовательности действий.Если шаги действия представлены в другом порядке, нарушаются правила, лежащие в основе иерархии действий. На нейронном уровне это приводит к определенным сигнатурам мозга, обычно возникающим при нарушении правил, лежащих в основе языковой иерархии (ELAN / P600 у взрослых; поздние позитивные эффекты у младенцев).

Рисунок 1

Пример экспериментального стимула, использованного для исследования семантики действия и синтаксиса действия в зрелом мозге. На верхней панели рисунка изображена правильная последовательность действий для действия «приготовить кофе».В середине рисунка представлены увеличенные изображения двух отдельных кадров, принадлежащих последовательности, чтобы показать синтаксическое (красная рамка) и семантическое (зеленая рамка) манипулирование последовательностью действий. Рисунок адаптирован и модифицирован из Maffongelli et al. 2015.

Рисунок 1

Пример экспериментального стимула, использованного для исследования семантики действия и синтаксиса действия в зрелом мозге. На верхней панели рисунка изображена правильная последовательность действий для действия «приготовить кофе».В середине рисунка представлены увеличенные изображения двух отдельных кадров, принадлежащих последовательности, чтобы показать синтаксическое (красная рамка) и семантическое (зеленая рамка) манипулирование последовательностью действий. Рисунок адаптирован и модифицирован из Maffongelli et al. 2015.

Восприятие сложных структурных событий в языке, таких как восприятие границ сигналов в речи, кажется легкой задачей уже в молодом возрасте.Действительно, человеческая речь объединяет звуки в линейный речевой поток для передачи сложных значений. Говорящие почти не делают паузы между словами. Вместо этого одно слово обычно плавно переходит в другое. Младенцы, как и взрослые, используют граничные сигналы (например, пауза, предварительное изменение высоты тона), чтобы разбить входящую речь на просодические фразы. Например, дети в возрасте от 8 до 10 месяцев обнаруживают речевые единицы, встроенные в непрерывный речевой поток, используя в качестве подсказки интонацию говорящего (Jusczyk, 1997). Кроме того, с учетом фонотактики новорожденные чувствительны к универсальному фонологическому ограничению, касающемуся внутренней структуры слогов, что свидетельствует о том, что одни слоговые структуры предпочтительнее других (например,г., фунт превосходит блиф; Gómez et al., 2014). Кроме того, с учетом структурных закономерностей речи было показано, что новорожденные способны распознавать структуру речи. Например, немедленное повторение последовательностей слуховых слогов, таких как ABB, в отличие от контрольных последовательностей, таких как ABC, вызывает повышенную реакцию на повторяющиеся последовательности в височных и левых лобных областях мозга (Gervain, Macagno, Cogoi, Peña, & Mehler, 2008 ), предполагая, что мозг новорожденного чувствителен только к соседним повторениям и что в целом он способен обнаруживать структурные закономерности.Более того, трехмесячные дети уже проявляют адаптацию к регулярным временным последовательностям и по-разному реагируют, когда закономерности нарушаются в парадигме слухового локально-глобального нарушения (Basirat, Dehaene, & Dehaene-Lambertz, 2014). Принимая во внимание способность маленьких детей сохранять информацию о последовательном порядке слов в предложениях, двухмесячные дети обнаруживают изменения в порядке слов, когда они встроены в значимую просодическую структуру, по сравнению с обнаружением сентенциальных фрагментов (Mandel, Nelson, И Jusczyk, 1996).В совокупности предыдущие исследования показывают, что последовательная информация способствует воспоминаниям для речи и что мозг младенца выявляет нарушения, относящиеся к иерархической структуре, лежащей в основе речи, предполагая, что начиная с самых ранних этапов развития младенцы обрабатывают лингвистический контент и уже демонстрируют первое проявление иерархической обработки.

Что касается языковой продукции, то в возрасте около 24 месяцев дети начинают объединять слова в многословные предложения (Lieven, Behrens, Speares, & Tomasello, 2003).Только с 3 лет дети начинают формировать синтаксически правильные короткие предложения (Silva-Pereyra, Rivera-Gaxiola, & Kuhl, 2005). Понимание пассивных или неканонических конструкций порядка слов «объект - первый» представляется сложной задачей для детей до 4 лет (например, Schipke, Knoll, Friederici, & Oberecker, 2012). Два года спустя они правильно понимают вложенные относительные предложения (de Villiers, Tager Flusberg, Hakuta, & Cohen, 1979) и могут создавать встроенные структуры (например,г., Clahsen & Hansen, 2012).

Имея это в виду, мы смещаем акцент на развитие обработки действий и ее иерархических характеристик. Научные данные, полученные в результате исследований со взрослыми (Maffongelli et al., 2015), на наш взгляд, не позволяют убедительно продемонстрировать специализированные механизмы мозга, контролирующие обработку синтаксиса действий. Взрослые хорошо владеют языком, и активность мозга во время задач, связанных с нарушением синтаксиса действий, может страдать от фундаментальной путаницы: при наблюдении за конкретными знакомыми действиями взрослые могут представлять наблюдаемые действия в лингвистических терминах (например,g., используя молчаливую вербализацию / неявные описания). Таким образом, наблюдаемая нейронная связь между языком и действием может быть независимой от общей сети действий (Perani et al., 1999). Вопрос о том, развиваются ли язык и действие по отдельности или нет, - давняя дискуссия, основанная на двух противоположных взглядах. С одной стороны, поэтапный взгляд на развитие предполагает взаимосвязь между восприятием, познанием и языком (например, Barsalou, 2008; Bruner, 1964). С другой стороны, было предложено параллельное развитие познания и языка (например,г., Мандлер, 1988). Обе точки зрения противоречат точке зрения Хомского, предполагающей, что язык является врожденным и не имеет отношения ни к какому другому представлению (Chomsky, 2006). В последнее время теории нейроконструктивизма предполагают, что двунаправленное взаимодействие внутри нейронных структур, функций, генов и окружающей среды является основой когнитивного развития (Johnson & De Haan, 2015; Westermann et al., 2007). Таким образом, специализация нейронных структур определяется опытом, понимаемым как внешние входы / входы среды, так и двунаправленные взаимодействия между различными уровнями анализа (Westermann et al., 2007).

Соответственно, у взрослых язык и действие настолько переплетены, что выявить конкретное влияние каждого из них с точки зрения механизмов мозга является сложной задачей. Исследования развития, проводимые в том возрасте, когда обе системы начинают функционировать, необходимы для расширения наших знаний о взаимосвязи языка и действия. Таким образом, можно будет выяснить, являются ли механизмы мозга, участвующие в обработке языка и синтаксиса действий, с самого начала различными, уже разделяют основные нейронные функции или становятся связанными / разделенными с возрастом и опытом.Мы предполагаем, что рассмотрение перспективы развития может дать представление о природе взаимосвязи механизмов, рассматривая взаимосвязь между изменениями в структуре / функции мозга и познании и поведении (Crone, Poldrack, & Durston, 2010), по крайней мере, при рассмотрении система, в которой языковое производство еще не работает. Действительно, рассмотрение детей, которые еще не производят глаголы (т.е. слова действия), дает уникальную возможность изучить характеристики обработки действий изолированно, то есть до того, как на них повлияет продуктивный язык, что приведет к реорганизации концептуального знания ( Göksun, Hirsh-Pasek, & Michnick Golinkoff, 2010).

По сравнению с изучением языка в младенчестве вопрос о способах обработки синтаксических закономерностей , лежащих в основе достижения целей действия в раннем возрасте, был недостаточно рассмотрен. Значительное количество предыдущих исследований было сосредоточено на обработке детьми семантики действия. Эти исследования показали, что наблюдение за последовательностями действий, в которых результат действия был неожиданным (например, чашка была поднесена к уху), вызывало большую десинхронизацию ЭЭГ mu (как индикатор моторной активации; Marshall and Meltzoff, 2011) у 12 пациентов. -месяц по сравнению с ожидаемым конечным состоянием действия (например,г. ко рту подносилась чашка; Stapel, Hunnius, van Elk, & Bekkering, 2010). Точно так же шестимесячные дети реже ожидали неожиданного результата действия (Hunnius & Bekkering, 2010), показывая более сильную реакцию нарушения ожидания (на что указывает большая амплитуда N400 на ЭЭГ; Kaduk et al., 2016; Reid et al., 2009). ), чем ожидаемый результат.

К своему первому дню рождения младенцы могут предсказать один-единственный последующий шаг действия (Paulus, 2011).Год спустя они понимают, что разные шаги действий взаимосвязаны (Paulus, Hunnius, & Bekkering, 2011). Обучение планированию и координации совместных действий, ведущих к общей цели, развивается в возрасте от 3 до 6 лет (Paulus, 2016; Warneken, Steinwender, Hamann, & Tomasello, 2014). В этом же возрасте дети могут контролировать выполнение целенаправленных движений, избегая неудобных поз (Knudsen, Henning, Wunsch, Weigelt, & Aschersleben, 2012), и они могут структурировать шаги действий, следуя иерархии правил ( Freier, Cooper, & Mareschal, 2017).Кроме того, навыки использования и изготовления инструментов также развиваются в одном и том же возрастном диапазоне. В совокупности эти результаты показывают, что эта способность основана на иерархическом управлении действиями (Gönül, Takmaz, Hohenberger, & Corballis, 2018).

В нескольких исследованиях изучалась реакция младенцев на прерывание продолжающегося преднамеренного действия. Младенцы уже могут обнаружить, что действие остановлено, прежде чем его цель будет достигнута.Восьмимесячные дети показали более сильную гамма-активность ЭЭГ над левой лобной областью во время наблюдения за неполными и полными действиями (Reid, Csibra, Belsky, & Johnson, 2007). В поведенческих исследованиях шестимесячные дети предполагали цель незавершенного действия по достижению цели (т. Е. Движение по достижению цели было остановлено между исходным положением и положением объекта, который нужно схватить; (Daum, Prinz, & Aschersleben, 2008), и Дети 10 и 11 месяцев реагировали повышенным вниманием, когда действия приостанавливались в последовательности действий, по сравнению с остановкой на границах намеренных действий (Baldwin, Baird, Saylor, & Clark, 2001).Это предполагает, что младенцы, как и взрослые (Zacks, Tversky, & Iyer, 2001), представляют цели действий и извлекают релевантную информацию на основе повторяющихся закономерностей и полагаются на синтаксические свойства воспринимаемых действий для классификации и осмысления действий других (Болдуин et al., 2001; Saylor, Baldwin, Baird, & LaBounty, 2007).

Более того, имитационные исследования показали, что дети, начиная с самого раннего возраста, склонны имитировать иерархически выполняемые последовательности действий больше, чем выполняемые последовательности действий, основанные на простом сопоставлении событий действия (Whiten, Flynn, Brown, & Lee, 2006).Во время теста они организуют новые последовательности действий, следуя иерархическим правилам, применяемым к ранее наблюдаемым последовательностям действий, выполняемым экспериментатором. Таким образом, они передают знания об иерархическом планировании действий. Это также подтверждает гипотезу о том, что дети чувствительны к иерархической структуре (Bauer, Hertsgaard, Dropik, & Daly, 1998; Want & Harris, 2001) и что иерархическая организация действий может иметь важное значение для понимания действий.

Недавно, следуя парадигме, предложенной Маффонгелли и его коллегами (2015), мы исследовали нейронную обработку структурных нарушений наблюдаемых действий у младенцев в возрасте 6–7 месяцев (Maffongelli et al., 2018). Мы представили последовательности знакомых целенаправленных действий либо в правильном временном порядке (условие контроля), либо мы инвертировали порядок двух смежных во времени шагов последовательности (условие нарушения) (см. Рисунок 2). Важно отметить, что для каждого действия был необходим определенный иерархический порядок; цель действия могла быть достигнута только при сохранении порядка элементов, составляющих последовательность. Изменяя порядок отдельных шагов действий, мы нарушили структуру действия.Действительно, в неправильной позиции структура последовательности действий и соответствующие подцели внутри последовательности и их связанная с ними ожидаемость были явно нарушены. Обработка такого нарушения привела к появлению двусторонних фронтальных позитивных эффектов на ЭЭГ. Эффекты позитивности могут отражать - по аналогии с языковыми исследованиями (например, Friederici, 2004) - повторный анализ обработанных последовательностей и структурную реинтеграцию перевернутого фрейма. Это исследование добавляет важный элемент к пониманию общих синтаксических закономерностей и их нарушений с онтогенетической точки зрения и предполагает, что младенцы улавливают структурные закономерности.

Рисунок 2

Схема эксперимента и структура последовательности действий. Панель 1a: Пример последовательности действий в условиях управления (последовательность действий по приему пищи). После представления контекстного изображения (A) были представлены все остальные изображения. Каждое изображение было представлено за 1200 мс. Панель 1b: Пример той же последовательности действий в условии нарушения. Порядок изображений в этом состоянии был равен последовательности, представленной на панели 1a, за исключением двух изображенных изображений.Изображения, выделенные в черной пунктирной рамке, показывают точку, в которой произошла инверсия временного порядка двух соседних изображений (черная стрелка). Картинки с красным контуром, соединенные красной стрелкой, представляют собой рассматриваемые в анализе критические кадры: F (контроль), принадлежащий условию управления, и F (нарушение), принадлежащий условию нарушения. Рисунок адаптирован из Maffongelli et al., 2018.

Рисунок 2

Схема эксперимента и структура последовательности действий.Панель 1a: Пример последовательности действий в условиях управления (последовательность действий по приему пищи). После представления контекстного изображения (A) были представлены все остальные изображения. Каждое изображение было представлено за 1200 мс. Панель 1b: Пример той же последовательности действий в условии нарушения. Порядок изображений в этом состоянии был равен последовательности, представленной на панели 1a, за исключением двух изображенных изображений. Изображения, выделенные в черной пунктирной рамке, показывают точку, в которой произошла инверсия временного порядка двух соседних изображений (черная стрелка).Картинки с красным контуром, соединенные красной стрелкой, представляют собой рассматриваемые в анализе критические кадры: F (контроль), принадлежащий условию управления, и F (нарушение), принадлежащий условию нарушения. Рисунок адаптирован из Maffongelli et al., 2018.

Использование развивающего подхода для исследования начала взаимосвязи язык-действие выходит за рамки ранее предложенных сравнительных исследований у взрослых.Это позволяет исследовать , связаны ли, когда и как механизмы мозга, участвующие в обработке языка и структуры действий. Возможные вопросы, которыми будут руководствоваться в будущих исследованиях: Когда и , как эти когнитивные и нервные процессы становятся похожими на те, которые возникают у взрослых? Как обрабатывается манипуляция иерархией действий? Вызывает ли увеличение сложности иерархии действий другие сигнатуры мозга по сравнению с менее сложной?

Чтобы опровергнуть гипотезу о том, что уже у младенцев - следовательно, при отсутствии продуктивных языковых навыков - можно отслеживать развитие восприятия такой сложной системы, мы можем извлечь пользу из парадигм, используемых в исследованиях со взрослыми.Помимо использования парадигмы нарушения, как у Маффонгелли и его коллег (2015, 2018), еще одним плодотворным подходом может быть изучение того, как сложность последовательности действий обрабатывается в мозгу младенца. Могут быть применимы две потенциальные парадигмы. Во-первых, использование правила длительной зависимости, установленного между частями действия: увеличивая длину зависимости между наблюдаемыми частями одного действия, мы можем ожидать, что эффекты коррелируют с длиной зависимости, по аналогии с обработкой относительных предложений в языке (Phillips, Kazanina, & Abada , 2005), а также в области выполнения действия (Casado et al., 2017). Во-вторых, иерархические последовательности элементов действия (A n B n ) можно сравнить со смежными структурами зависимостей (AB) n . Как показывают исследования естественной (Friederici et al., 2006; Tettamanti et al., 2002) и искусственной грамматики (Bahlmann et al., 2008), иерархическое встраивание должно приводить к увеличению активности лобных областей мозга.

Подходящим методом для дальнейшего исследования этой проблемы у младенцев является электроэнцефалография (de Haan, 2013).Обладая точным временным разрешением, он представляет собой образцовый метод исследования аспектов восприятия. Кроме того, на основе исследований со взрослыми, нейрофизиологическая сигнатура четко определена и описана как для речи, так и для обработки действий. Таким образом, сравнение с языковыми исследованиями может быть более прямым, поскольку можно тестировать и адаптировать релевантные языку парадигмы и релевантные языку ERP к парадигмам обработки действий. Более того, исследования, посвященные «зеркальному отражению действия», предполагают, что моторная активность коры мозга модулируется наблюдением за действием (например,г., Хари, 2006; Marshall & Meltzoff, 2011; Риццолатти и Крейгеро, 2004 г.). Например, сенсомоторные колебания модулируются во время наблюдения ошибочных или неожиданных действий (Meyer, Braukmann, Stapel, Bekkering, & Hunnius, 2016; Stapel et al., 2010). Следовательно, в частности, в случае временного нарушения последовательностей действий, это, вероятно, обнаружит такое же ослабление колебательной силы и может быть далее интерпретировано как показатель сенсомоторного участия в обработке структурных несоответствий в последовательностях действий.

Вторым подходящим средством для исследования онтогенеза взаимосвязи между языком и действием является использование айтрекинга. В частности, расширение и сужение зрачка участника во время восприятия событий является эффективным маркером возбуждения, когнитивной нагрузки и удивления у наблюдателя (Aslin, 2012; Gredebäck, Johnson, & von Hofsten, 2010; Porter, Troscianko, & Гилкрист, 2007).Идея состоит в том, что несовпадение последовательности действий, оцениваемое либо нарушением элементов во временной последовательности событий, либо обработкой возрастающей сложности действия, может предоставить информацию о механизмах обработки действия. В этом случае, если наблюдаемая последовательность действий представляет, например, структурные несоответствия, разница в расширении зрачка должна быть видимой по сравнению с тем, когда такая же последовательность действий представлена ​​без несоответствия.

В этой статье мы сосредоточились на взаимосвязи между языком и действием.Мы выделили результаты предыдущих исследований и предложили расширенный подход с акцентом на два, еще недостаточно изученных аспекта: (1) обработка синтаксиса действия и (2) онтогенетический подход к теме (Caramazza et al., 2014; Meteyard, Cuadrado, Bahrami , & Vigliocco, 2012). Это может помочь перевести обширные знания о синтаксических аспектах языка в область действия, где наши знания о синтаксисе все еще сильно ограничены. Учитывая текущий обзор и перспективу, мы полагаем, что дальнейшие исследования необходимы для всестороннего описания взаимосвязи языка и действия и понимания того, как действие связано с языком в онтогенезе (Егорова и др., 2016; Лешинская, Карамазза, 2016).

Важно отметить, что мы не утверждаем, что это отношение может быть исследовано применительно ко всем аспектам языковых явлений. Язык уникален для людей, и некоторые лингвистические операции (например, активные / пассивные конструкции) или лингвистические категории (например, существительные, глаголы) не могут быть переведены в термины действия (Moro, 2014). Другое ограничение относится к проблеме степеней свободы.Степень свободы относится к количеству независимых элементов системы, и проблема возникает, когда сложная система должна быть организована для получения результата (например, движение артикуляторов, необходимое для воспроизведения определенного звука) (Magill, 2001). Можно утверждать, что проблема степеней свободы гораздо больше для действия, чем для языка. Язык имеет произвольные границы (например, морфологические маркеры, ведущие к приемлемым / неприемлемым предложениям, основанные на условных обозначениях и специфические для языка), уменьшающие возможные степени свободы, которые может иметь любое предложение.Напротив, если рассматривать движения как низшую единицу действия, степени свободы возникают на первый взгляд из того, что возможно биомеханически, а не из более произвольных (т.е. специфичных для языка) правил, вытекающих из синтаксиса и / или морфологии.

Учитывая эти фундаментальные различия, в сравнительных исследованиях следует рассмотреть следующие вопросы: каковы механизмы синтаксиса действия и как эти механизмы соотносятся с механизмами других когнитивных областей.Мы могли бы сосредоточиться на более абстрактном уровне, избегая адаптации языковых концепций к действию. Следовательно, можно подумать, что взаимосвязь между действием и языком можно было бы лучше изучить с обратной точки зрения, то есть, исходя из конкретных маркеров действия и пытаясь перенести их на язык. Однако это подход, который может быть применен только после глубокого исследования того, как манипулирование семантикой действия и синтаксисом действия отражается в человеческом мозге. Это также поддержало бы эволюционное предположение о возможности того, что язык развивается из действия (например,г., Leroy-Gourhan, 1964; Риццолатти и Арбиб, 1998; Риццолатти и Крейгеро, 2004 г.). В общем, подход, обсуждаемый в этой статье, обеспечивает информативную отправную точку для будущих исследований базовой архитектуры человеческого познания.

Правила

(A n B n ) включают обработку элементов двух категорий A и B с иерархической сложной зависимостью. Напротив, правила смежной зависимости включают обработку локальных переходов между двумя видами категорий (A и B).

Что такое Общество общественных исследований и действий?

Видение

Общество общественных исследований и действий окажет сильное глобальное влияние на повышение благосостояния и продвижение социальной справедливости для всех людей, способствуя сотрудничеству там, где есть разделение, и расширению прав и возможностей там, где есть угнетение.

Заявление о миссии

Общество общественных исследований и действий - это организация, занимающаяся продвижением теории, исследований и социальной деятельности.Его члены привержены делу укрепления здоровья и расширения прав и возможностей, а также предотвращения проблем в сообществах, группах и отдельных лицах. SCRA обслуживает множество различных дисциплин, которые сосредоточены на исследованиях и действиях сообщества.

Основные концепции

Психология сообщества будущего будет определяться четырьмя ключевыми концепциями: глобальность по своей природе; использование многосекторальных, междисциплинарных партнерств и подходов; сосредоточение внимания на разработке политики, основанной на общественной психологии и ценностях социальной справедливости; и исследования и действия, способствующие социальной справедливости.Каждая из этих приоритетных областей более подробно описана ниже.

Глобальное в природе

Психология сообщества будет приобретать все более глобальный характер. В эту эпоху быстрой глобализации местные сообщества все больше подвержены влиянию глобальных сил, и психология сообщества должна сотрудничать с сообществами, чтобы они могли эффективно адаптироваться к таким изменениям. Наше видение - международная область исследований и действий, которая уважает культурные различия, уважает права человека, ищет и объединяет вклады со всех уголков мира, и в которой не доминирует какая-либо одна нация или группа.

Использование многосекторального, междисциплинарного партнерства и подходов

Подход общественной психологии, по определению, должен быть подходом, основанным на множестве точек зрения. Таким образом, будущее общественной психологии потребует партнерства с другими дисциплинами и заинтересованными сторонами сообщества.

Эти партнерские отношения объединят сильные стороны с разных точек зрения. В академических кругах этот подход часто называют междисциплинарным, а в сообществах - многоотраслевым.Каким бы ни был ярлык, такой подход проявится во всех аспектах нашей работы. Мы будем сотрудничать с другими, сохраняя при этом нашу уникальную идентичность как психологов.

Влияние на политику, основанную на ценностях общественной психологии и социальной справедливости

Психология сообщества станет более вовлеченной в формирование и институционализацию экономической и социальной политики. Эта политика будет основана на ценностях, лежащих в основе нашей дисциплины, и будет включать психологические принципы.Вовлеченность в политику согласуется с экологической точкой зрения психологии сообщества на сообщество, которая признает важность макросистемных факторов, таких как политика, для сообществ.

Национальные, региональные и международные ассоциации общественных психологов разовьют способность занимать политические позиции как группа, так и отдельные лица. Психология сообщества поможет подготовить группы к тому, чтобы они выступали в качестве защитников на политической арене. Кроме того, эта область будет поощрять и готовить отдельных общинных психологов к активным сторонникам продвижения социальной политики, способствующей социальной справедливости.Общественные психологические ассоциации организуют и поощряют такие действия.

Исследования и действия, способствующие социальной справедливости

Психология сообщества станет областью исследований и действий, которая существенно повлияет на проблемы социальных изменений, продвигая социальную справедливость. Социальная справедливость определяется как условия, которые способствуют справедливому распределению ресурсов, равным возможностям для всех, отказу от эксплуатации, предотвращению насилия и активной гражданской позиции. Поле будет прямо заявить о своей приверженности социальным изменениям, которые способствуют социальной справедливости и большей вовлеченности для исторически маргинализированных групп, и увидит, что эта приверженность проявляется в различных аспектах работы на местах.

Связаться с SCRA

Эл. Почта: [email protected]

Адрес: PO Box 6560, Macon, GA 31208

.

Телефон: 770-545-6448

Что такое добровольные действия? | Психология сегодня

(Эта публикация является обновлением четырех предыдущих публикаций: «Сознательны ли животные», «Теория пассивных фреймов», «Живые дискуссии о сознании и мозге» и «Что говорит о сознании действия». Посмотреть видео с краткой лекцией все эти публикации, включая теорию пассивных фреймов, вместе, щелкните здесь.)

Что такое «добровольное» действие? Простое утверждение, что действие является добровольным, когда кто-то намеревается выполнить действие, не является научным и вводит ошибку гомункула - что в мозгу есть «маленький человечек», сознательно выбирающий один план действий над другим. (Заблуждение состоит в том, что, вводя гомункула, нужно также объяснить, как его поведение и решения возникают. Происходят ли они тоже из еще одного маленького человечка внутри разума, на этот раз внутри крошечного разума гомункула ?)

Научные подходы к произвольному поведению возникли в результате исследований контроля сознания и действий.Исследования управления действиями начали показывать, какие состояния сознания способствуют нашему поведению. Когда действия происходят бессознательно (например, как при неврологических расстройствах или рефлексах), кажется, что им не хватает «интеграции», как если бы на действия не влияли все виды информации, с помощью которой на них следовало бы влиять. Поэтому действия кажутся импульсивными и иррациональными. Напротив, когда действия опосредуются сознательными процессами, они являются «интегрированными» действиями, на которые влияют многие источники информации.

Интегрированное поведение возникает, например, когда кто-то находится под водой и имеет желание вдохнуть, но подавляет эту реакцию, или когда человек несет горячее блюдо с едой и испытывает желание уронить блюдо и воздержаться от его падения. Во время праздников интегрированное поведение возникает, когда человек хочет съесть вкусный десерт (например, вишневый пирог), но воздерживается от этого из-за проблем со здоровьем.

Источник: Википедия, общественное достояние

Без сознания поведение (включая сложное моторное программирование) может возникнуть, но поведение не будет «интегрированным».Например, в неврологических условиях, когда действия отделены от сознания и возникают непроизвольно, могут возникать сложные действия, такие как манипулирование инструментами или снятие одежды, но действия не зависят от всех видов информации, на которые они должны влиять. В некотором смысле эти действия «не интегрированы», кажутся нечувствительными к контексту. Таким образом, моторный контроль и сложная обработка восприятия могут происходить бессознательно, но определенный вид выбора действия (т.е.е., выбор «интегрированного» действия) не может происходить без осознания. «Произвольное» действие с научной точки зрения трактуется как форма интегрированного действия, вовлекающего сознание.

Эта перспектива лежит в основе теории пассивных фреймов. Чтобы просмотреть краткую лекцию по теории, щелкните здесь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *