Есть ли у животных потребность в общении – Задание 1. Что вы можете сказать о потребности в общении у животных и человека, прочитав следующие отрывки?

Задание 1. Что вы можете сказать о потребности в общении у животных и человека, прочитав следующие отрывки?

1. При перевозке из одного зоопарка в другой леопарду пустили в клетку живую курицу, чтобы он подкрепился в дороге. Вместо потребности в пище леопард почувствовал большую потребность в общении с птицей в незнакомой обстановке. И впоследствии не трогал курицу, поселившуюся в его клетке.

2. Попав в плен в Германии, В. Иванов в течение 8 месяцев находился в одиночном заключении, и его лишь изредка выводили из камеры. Как-то раз ему удалось пронести в камеру улитку. Она не только составила ему компанию на какое-то время, но и стала для него своего рода эмиссаром реального мира.

3. Овцы, которые держатся стадами, не так зависимы друг от друга, как это может показаться по их поведению. Лидерство матери-овцы запечатлевается в мозгу молодого ягненка на очень ранней стадии, и это животное, даже став взрослой особью, будет стремиться следовать за матерью. Каждый ягненок следует только за своей собственной матерью, не проявляя никакого интереса к остальному стаду, довольный, когда толкает других…

Ответ: Почти все психологи, которые пытаются дать классификацию потребностей, включают сюда и потребность в общении. Известная классификация Гилфорда относит ее к социальным потребностям. Р. Кеттел говорит об «инстинкте общения». Потребность общаться в концепции А. Маслоу трактуется как основная, фундаментальная потребность человека. В Маккола потребность в общении также врожденная и трактуется как стремление к взаимодействию. С другой стороны, О.Г. Ковалев, классифицируя потребности на материальные, духовные и социальные, относит потребность в общении к числу последних. А.В. Петровский считает ее духовной потребностью (по происхождению — культурной).

Существует 2 понятия:

1 — нужда;

2 — потребность.

Так вот у животных обычно преобладают только нужды (поесть, попить,…). В основном им необходимо только жизненно важное. Животные живут инстинктами. Их потребности ограничиваются едой, инстинктом размножения, инстинкт сохранения, а людям необходимо помимо всего прочего любовь, понимание, потребность трудиться, потребность заботиться о своих детях, (не все животные это делают), потребность в общении.



Задание 2. Величина межличностной дистанции зависит от культурных традиций, воспитания, индивидуального жизненного опыта и личностных особенностей. Где она длиннее, где короче и почему? Какие приемы общения сокращают или удлиняют межличностную дистанцию? Объясните следующие примеры межкультурных и индивидуальных различий.

1. Японцы садятся довольно близко друг к другу и чаще используют контактный взгляд, чем американцы; их не раздражает необходимость соприкасаться рукавами, локтями, коленями; американцы считают, что азиаты «фамильярны» и чрезмерно «давят», а азиаты считают американцев «слишком холодными и официальными».

2. А. Пиз наблюдал на одной из конференций, что, когда встречались и беседовали два американца, они стояли на расстоянии около метра друг от друга и сохраняли эту дистанцию в течение всего разговора; когда же разговаривали японец и американец, они медленно передвигались по комнате: японец наступал, а американец отодвигался — каждый из них стремился достичь привычного и удобного пространства общения.

3. Сельские жители, воспитанные в условиях меньшей плотности населения, чем горожане, имеют и более просторное личностное пространство, поэтому при рукопожатии «деревенский» протянет руку издалека и наклонит корпус вперед, но с места не сойдет, а еще лучше просто помашет приветственно рукой.

Ответ: Нормы, касающиеся соблюдения дистанции, зависят во многом от культуры. Ниже перечислены виды дистанций между людьми.

К примеру, народ с Ближнего Востока, общаясь друг с другом, поддерживают небольшую дистанцию — не более ладони. В Западной Европе люди, собираясь пообщаться, садятся поближе друг к другу, в отличие от французов. Голландцы, например, располагаются подальше друг от друга, чем это делают французы. Во всем мире, стоит только пересечь границу, как вы сразу столкнетесь с различными нормами распределения дистанции.

Виды различных дистанций, которые существуют между людьми:

1.Интимная. Это расстояние до 0,5 метра. Эта дистанция общения между близкими людьми (родители, дети, супруги, любовники). Вход на данную территорию разрешен только особенным, «своим» людям.

2.Личная. Это расстояние, поддерживаемое при общении с друзьями. Ее расстояние от 0,5 до 1.2 метра. Личная дистанция, в общих чертах — это то расстояние, которое позволяет «дотронуться рукой» друг до друга.

3.Социальная. Деловые контакты и иные социальные взаимодействия — расстояние от 1,2 до 3,5 метра. Такое расстояние, как правило, исключает прикосновения, и общение носит более формальный характер.

4.Публичная, расстояние которой от 3.5 метра и больше. Когда люди разделены таким немалым расстоянием, они кажутся «безликими», и чтобы быть услышанным, приходится повышать голос. К таким дистанциям относят лекции, доклады и т.п. Публичная дистанция носит чисто официальный характер.

Размеры личного воздушного пространства личности зависят от плотности населения, места его проживания, т. е. социально и национально обусловлены. Если представители одной нации, например японцы, привычны к перенаселению, другие предпочитают широкие открытые пространства и любят сохранять дистанцию.

Про японцев и американцев – в Японии – очень высокая плотность населения, в Америке – нет, поэтому одни близко, другие далеко.

megaobuchalka.ru

Потребности животных

Потребность — это физическая нужда, которую испытывает животный организм в чем-то.

Животный организм — открытая система, зависимая от среды обитания. В процессе жизнедеятельности расходуется энергия, пластический материал, вода, минеральные вещества и витамины. Источником энергии и различных жизненно важных веществ является среда обитания животного. Именно нужда активизирует поведение животного на поиски необходимого для стабилизации гомеостаза. Поведение в данной ситуации выступает в качестве инструмента устранения возникшей нужды. Возникновение потребностей является отражением реально развивающихся в организме животного изменений физико-химического гомеостаза.

Потребности животных условно подразделяют на две группы: витальные (биологические) и зоосоциальные.

Витальные потребности направлены на поддержание и сохранение целостности индивидуума. Сюда относятся метаболические потребности (потребность в кислороде, питательных веществах, воде, а также потребность в дефекации, мочеиспускании, в движении), потребность в отдыхе и сне, потребности самосохранения (уход за телом, оборонительные действия, поиски комфортных условий), потребность в постоянной и разнообразной сенсорной афферентации. Кроме того, выделяют потребность животного в жизненном пространстве (рефлекс свободы, по И. П. Павлову) и потребность в новизне обстановки (ориентировочно-исследовательская активность).

У любой особи популяции или вида биологическая нужда имеет вполне конкретные очертания. Наиболее разрушительные для организма последствия неудовлетворения потребностей связаны с метаболической нуждой. Так, без кислорода животный организм (по крайней мере, аэробы) может существовать всего несколько минут. Без воды — несколько суток. Без пищи — несколько недель.

У животных периодически возникает нужда в опорожнении прямой кишки и мочевого пузыря. У рыб, большинства птиц и млекопитающих, потребляющих большие объемы растительной пищи (жвачные, лошади, грызуны и др.), дефекация и мочеиспускание осуществляются безусловнорефлекторно. У таких животных, как собаки, кошки, свиньи, эти важные для поддержания гомеостаза физиологические процессы контролируются корой больших полушарий, т. е. имеют произвольный характер.

Особняком стоит потребность в отдыхе и сне. Эту потребность правомерно отнести к потребностям метаболического типа. Но в силу специфичности и большой биологической значимости эту потребность можно выделить и в особую категорию. Регулярный сон необходим всем без исключения животным. Депривация сна приводит к комплексу болезненных явлений, включая метаболические патологии. Поэтому потребность животных в сне составляет не менее 8 часов в сутки. У некоторых видов и возрастных групп животных потребность в сне достигает 20-22 часов в сутки (ленивец, сони, старые кошки, новорожденные).

Потребность в постоянном афферентном потоке исследователи расценивают как биологическую потребность на основании результатов экспериментов, выполненных на животных и человеке. Еще И. П. Павлов указывал на то, что у собак в звукоизолирующей камере (депривация акустической афферентации) развиваются нервные срывы и метаболические нарушения. Монотонная звуковая стимуляция на некоторое время улучшает состояние животного. Звуки, предъявляемые животному не ритмически, а в случайном пор

www.activestudy.info

врожденная или приобретенная? / Альманах № 35 / Архив / Альманах Института коррекционной педагогики

Как известно, Л.С. Выготский называл младенца максимально социальным существом, так как удовлетворение всех его нужд осуществляется другим человеком. «Отсюда понятно, – пишет Л.С. Выготский, – почему любая потребность младенца, в чем бы эта потребность ни заключалась, постепенно, в процессе развития, становится для него потребностью в другом человеке, в контакте с человеком, в общении с ним» .

Анализируя социальную ситуацию развития младенца, Л.С. Выготский приходит к выводу, что начиная с первых дней жизни, объективные условия развития ребенка создают необходимые предпосылки для возникновения потребности в общении, являющейся социальной как по своему содержанию, так и по происхождению. Эта потребность и составляет основу и движущую силу всего дальнейшего психического развития ребенка . Л.С. Выготский полагал, что потребность в общении формируется прижизненно на базе первичных биологических потребностей – в пище, тепле, движении и т.д.

Развивая взгляды Л.С. Выготского о прижизненном формировании потребности ребенка в общении, Л.И. Божович считала, что основой развития этой потребности нельзя считать первичные биологические потребности, и выдвигала ряд аргументов в защиту этого утверждения. Во-первых, если бы потребность в общении строилась лишь на основе биологических потребностей, ее нельзя было бы считать в этот период подлинно социальной, так как у большинства животных наблюдается та же нужда в материнской заботе и зависимость от матери. Во-вторых, остается непонятным каким образом потребность в матери, как в существе, удовлетворяющем биологические потребности ребенка, перерастает в социальную потребность в общении .

Кроме того, говорит Л.И. Божович, «возникает вопрос, может ли, так понимаемая потребность в общении, быть ведущим фактором психического развития ребенка. Ведь в этом случае, если общение будет строиться вокруг чистоплотности ребенка, его кормления и пр., то подлинное развитие специфически человеческих форм психики очень скоро зайдет в тупик. Трудно также представить себе возможность, чтобы эти инстинктивные потребности могли перерасти в высшие духовные потребности человека» . В результате Л.И. Божович выдвигает гипотезу о существовании другой первичной потребности, являющейся базовой для потребности в общении. Такой потребностью, с ее точки зрения, является потребность в новых впечатлениях, наблюдаемая примерно на 3-5-й неделе жизни ребенка.

Хотя в 70-е годы ХХ века об этой потребности было известно еще очень мало, некоторые главные ее характеристики свидетельствовали об уникальности, особой значимости для психического развития. Так, было показано, что наиболее ярко потребность в новых впечатлениях проявляется в зрительном сосредоточении при переходе детей от периода новорожденности к младенческому возрасту и изменяет все их поведение и характер эмоциональных переживаний (Н.Л. Фигурин, Р.Я Лехтман-Абрамович и др.). Рассмотрим этот переход, связанный с возникновением потребности в новых впечатлениях, более подробно.

Общепринятой была точка зрения, что в период новорожденности у ребенка нет даже самых элементарных образов и представлений об окружающем мире, а его психическая жизнь может быть определена как сплав недифференцированных эмоционально окрашенных ощущений, вызываемых органическими потребностями и их удовлетворением. При этом невозможность воспринимать предметы внешнего мира лишает новорожденных целенаправленной активности (В. Штерн, К. Бюллер, К. Коффка).

Предполагалось, что такое содержание психической жизни новорожденных определяется уровнем зрелости их нервной системы и ситуацией развития, т.е. тотальной зависимостью от ухаживающего за ребенком взрослого. «По существу, – пишет Л.И. Божович, – новорожденность является лишь переходным этапом от внутриутробного к внеутробному существованию, периодом, в процессе которого новорожденный продолжает развиваться по типу плода» .

К концу первого месяца жизни, когда период новорожденности заканчивается, ребенок отделяется от матери уже не только физически, но и психически, считается, что в этот период у него появляется «индивидуальная психическая жизнь» (Л.С. Выготский). Переход к индивидуальной психической жизни физиологически связан с определенным уровнем развития зрительного анализатора, а психологически – с развитием новой потребности во впечатлениях внешнего мира.

При переходе к периоду младенчества в поведении ребенка появляется активное бодрствование, которое заполнено восприятием раздражителей внешнего мира и сопровождается радостным эмоциональным состоянием. Главным же является то, что вместе с потребностью в новых впечатлениях рождается целенаправленная познавательная активность, поиск новых впечатлений от объектов внешнего мира.

В чем же качественные отличия потребности в новых впечатлениях от других биологических потребностей?

Прежде всего, она связана не с отрицательными, а с положительными эмоциями, следовательно, знаменует «стремление к достижению, а не стремление избавления от чего-то, что мешает нормальному существованию организма» . Кроме того, в отличие от других органических потребностей, потребность в новых впечатлениях является как бы ненасыщаемой. И, наконец, потребность в новых впечатлениях имеет перспективный характер, она прогрессивна по самой своей природе, так как связана с развитием человеческого мозга, обусловленным активной познавательной деятельностью субъекта.

Л.И. Божович рассматривает потребность во впечатлениях как базовую для развития социальных потребностей. Развиваясь и усложняясь, эта первичная потребность побуждает разнообразную и многогранную исследовательскую деятельность ребенка и – уже на ее основе – познавательную потребность, «которая толкает ребенка все шире и глубже входить в окружающую среду и овладевать ею» .

Ребенок не может без помощи взрослых развивать новые формы познавательной деятельности и удовлетворять свою потребность в новой, более сложной информации об окружающем мире. Поэтому и для удовлетворения познавательной потребности ребенок нуждается в других людях, а, следовательно, происходит развитие социальных форм общения между ребенком и взрослым. При этом Л.И. Божович отмечает, что потребность в общении, возникающая на основе потребности в новых впечатлениях и первоначально неотделимая от нее, в дальнейшем приобретает самостоятельное значение для ребенка и проделывает свой собственный путь развития.

Таким образом, в соответствии со взглядами Л.И. Божович, изначальной силой, побуждающей психическое развитие ребенка, является потребность в новых впечатлениях. Она участвует в формировании сложных функциональных систем мозга, затем трансформируется в познавательную потребность, которая становится базой для развития потребностей в общении и в движении. Потребность в общении развивается затем на основе сотрудничества взрослого и ребенка, их совместной деятельности, игры, различных видов детской продуктивной деятельности. А потребность в движении становится потребностью в овладении, усвоении системы навыков и умений .

В понимание источников формирования потребности в общении внесла вклад и М.И. Лисина в своей концепции генезиса общения в онтогенезе. М.И. Лисина согласилась с тем, что потребность в общении складывается на основе других потребностей, но не сводится к ним. Во-первых, к источникам потребности в общении относятся органические потребности ребенка. Будучи беспомощным и не умея удовлетворить самостоятельно нужду в пище, тепле и пр., младенец сигнализирует о дискомфортных состояниях; его крики, движения, мимика объективно становятся сигналами для ухаживающих за ним взрослых. Во-вторых, источником потребности в общении выступает потребность в новых впечатлениях. С точки зрения удовлетворения этой потребности, другой человек оказывается наиболее информативным объектом в окружающем мире младенца .

Однако, по мнению М.И. Лисиной, решающее значение для возникновения собственно потребности в общении имеет отношение к ребенку взрослого, его позиция относительно ребенка. Дело в том, что взрослый с самого начала относится к ребенку как к субъекту, личности и ведет себя с ним как с партнером по общению, авансом наделяя его действия смыслом и значением, которого они еще не имеют. Такое поведение взрослого, задавая как бы «зону ближайшего развития» (по выражению Л.С. Выготского), актуализирует у ребенка восприятие взрослого не только пассивным объектом внешнего мира, но и активно действующим субъектом, а также предоставляет возможность ребенку открыть субъектные, личностные качества и в себе самом.

Общение не возникает сразу после рождения, оно складывается постепенно и наблюдается у младенцев в начале второго месяца жизни при адекватных условиях воспитания. М.И. Лисина выделила критерии сформированности потребности в общении: 1) внимание и интерес ребенка к взрослому, отражающее его направленность на познание взрослого; 2) эмоциональные проявления ребенка в отношении взрослого, выражающие его оценку взрослого; 3) инициативные действия ребенка, направленные на привлечение внимания взрослого, например, демонстрация своих умений, способностей; 4) появление чувствительности ребенка к отношению взрослого .

Период новорожденности выступает как подготовительный этап, в течение которого ребенок научается выделять взрослого, сосредотачивать на нем внимание, что является первым признаком зарождающегося общения. Появление ответной улыбки на воздействие взрослого знаменует переход к следующему этапу: к появлению первой ситуативно-личностной формы общения и формирование первой ведущей деятельности – непосредственно эмоционального общения . В течение первых 4-6 недель жизни младенец постепенно овладевает разнообразными средствами для установления контакта со взрослым и в конце второго месяца сам начинает воздействовать на окружающих, побуждая их к общению. Главной формой поведения ребенка в этом возрасте является «комплекс оживления», включающий двигательное оживление, улыбку и вокализации удовольствия. Взрослый подкрепляет инициативу ребенка, отзываясь улыбкой и ласковым разговором на его призывы, между ними завязывается эмоциональное общение – обмен положительными экспрессиями. При этом младенец использует все доступные ему экспрессивно-мимические средства для привлечения и удержания внимания взрослого.

В условиях семьи дети уже на 2-м месяце жизни не ограничиваются только ответным проявлением любви ко взрослому, но проявляют и собственную инициативу. Так, входящие в состав «комплекса оживления» компоненты, обеспечивают успешное выделение ребенком из окружающей среды взрослого человека (замирание), осуществление с ним мимического (улыбка) и специфического голосового (гуление) общения, а также активное привлечение взрослого к общению (движения конечностей и тела).

Основным содержанием потребности в общении на данном этапе является потребность в доброжелательном внимании взрослого, которого ребенок воспринимает как субъекта, партнера по общению.

Непосредственно-эмоциональное общение со взрослым в первом полугодии жизни выступает в качестве ведущей деятельности ребенка . В непосредственно-эмоциональном общении формируются другие виды деятельности: познавательная деятельность, предметные действия. В процессе общения происходит развитие эмоциональных, когнитивных процессов, формирование аффективной связи с близким взрослым, начинают складываться первоосновы личности и самосознания ребенка .

Итак, мы рассмотрели три различные точки зрения на источники возникновения потребности в общении в рамках культурно-исторического подхода в психологии. Л.С. Выготский предполагал, что общение складывается на основе удовлетворения взрослым биологических потребностей ребенка. Л.И. Божович выдвигала гипотезу о потребности в новых впечатлениях как базовой для развития социального общения. М.И Лисина объединяла указанные точки зрения и рассматривала два источника развития потребности в общении – органические потребности и потребность в новых впечатлениях.

В зарубежной психологии господствует представление о том, что ребенок с рождения является социальным существом. Поэтому основным содержанием развития ребенка в раннем детстве считается становление и закономерное изменение его социальных и эмоциональных отношений с другими людьми, в первую очередь, с матерью. При этом подчеркивается неразрывность когнитивного, социального и эмоционального развития ребенка.

В настоящее время существует множество фактов, свидетельствующих о социальной компетентности младенца уже начиная с периода новорожденности. Это данные о наличии важных для коммуникации особых возможностей зрительного и слухового восприятии, мимики, интермодального синтеза и имитации, а также о социальных сигналах, посылаемых ребенком, и его способности участвовать в социальном взаимодействии.

Особенности зрительного восприятия младенца. Младенцы начинают реагировать на людей с первых дней жизни. Уже в первые часы после рождения новорожденные предпочитают лицо человека, располагающееся на расстоянии двадцати сантиметров, другим стимулам; именно на таком расстоянии находится лицо матери, когда она держит ребенка на руках во время кормления. Предполагается, что младенцы имеют врожденную схему «лица» . Это подтверждается данными о том, что новорожденные предпочитают смотреть на стимулы, похожие на лицо человека, а не на рисунки с перемешанными частями лица, а также с большим интересом следят за движущимся лицом, чем за другим движущимся объектом .

Восприимчивость к человеческому лицу позволяет младенцам очень рано распознавать лицо матери. В течение первых часов после рождения существует сензитивный период, когда новорожденный находится в бодрствующем состоянии и способен запечатлеть индивидуальные черты материнского лица. В исследовании Дж. Уолтона и Т. Бауэра в 1991 году было показано, что уже через 7 часов после рождения младенцы предпочитают смотреть на цветное изображение своей мамы на экране компьютера, а не на лицо чужого человека с волосами такого же цвета. Предпочтение относилось не к какому-либо отдельному признаку, а к лицу как таковому .

В экспериментах Карпентер в 1974 году двухнедельным новорожденным показывали изображения лиц матери и посторонней женщины. Младенцы явно предпочитали смотреть на знакомое лицо и часто совсем отворачивались от незнакомого изображения .

Еще более впечатляющие данные были получены в исследовании И. Бушнелла в 1989 году. Новорожденных 5-дневного возраста поддерживали в сидячем положении перед большим белым экраном, в котором на расстоянии 12 см от средней линии с каждой стороны были сделаны две прорези. Мать ребенка и незнакомая ему женщина, по цвету и длине волос на нее похожая, сидели за экраном так, что их головы были видны через прорези. Демонстрация лиц длилась 20 секунд. Результаты показали, что младенцы предпочитали смотреть на лицо собственной матери .

При восприятии человека не только лицо привлекает внимание ребенка. В возрасте 3 месяцев младенцы способны распознавать схематическое изображение идущего человека. В экспериментах трех и пяти месячные дети наблюдали перемещение на экране 11 световых точек, изображающих в одном случае идущего человека, а в другом – хаотически движущиеся точки. Дети видели разницу между этими двумя конфигурациями, предпочитая смотреть на движущегося человека .

Показано, что младенцы по-разному рассматривают человеческое лицо и неживые предметы. Рассматривая лицо, они произносят больше звуков, начинают двигать руками и ногами, сжимать и разжимать кулачки, совершают плавные движения .

Младенцы способны различать выражение лица взрослых. В экспериментах с предъявлением фотографий сначала с одним, а затем с другим выражением лица по показателям глазодвигательной системы и привыканию было обнаружено, что новорожденные способны различать выражение счастья, печали, удивления, а в более позднем возрасте различают слайды с выражением радости, гнева и нейтральным выражением лица. При этом младенцы лучше различают положительные выражения лица, чем отрицательные или нейтральные .

Особенности слухового восприятия младенца. Младенцы обнаруживают не только зрительные, но и слуховые предпочтения. По-видимому, существует врожденная способность различать речевые и неречевые звуки. Дети явно предпочитают человеческий голос звукам той же высоты и громкости, причем они отличают связную речь от набора бессмысленных слогов.

Новорожденные способны отличить голос матери от голосов других женщин. Это может основываться на запоминании ребенком голоса матери еще в период внутриутробного развития. Декаспер и Файфер в своем исследовании 1980 года подвергли проверке данное предположение. В течение последней трети беременности матери читали вслух один и тот же рассказ. В первый день жизни новорожденному давали прослушивать через наушники запись того же рассказа в исполнении матери и незнакомого человека. Во время прослушивания младенцы сосали соску, и оказалось, что ритм сосания синхронизировался с речью матери быстрее, чем с речью незнакомого человека, что свидетельствует о пренатальном формировании предпочтения материнского голоса.

Младенцы предпочитают голоса в женском диапазоне голосам в мужском диапазоне (в среднем, на одну октаву ниже). Возможно поэтому взрослые и дети обычно говорят с младенцем более высоким голосом, как будто «знают» о его предпочтениях .

Особенности зрительно-слуховой координации у младенца. У младенца существует врожденная координация между зрением и слухом, помогающая распознавать разных людей и, прежде всего, узнавать мать.

В экспериментах Э. Спелке было показано, что через несколько месяцев после рождения младенцы могут распознавать голоса матери и отца. Младенцам давали прослушивать магнитофонную запись голоса одного из родителей через громкоговоритель, который был расположен точно между отцом и матерью. Родители сидели, не разговаривая, и не двигали губами. Уже 3-месячные младенцы смотрели на мать, когда слышали материнский голос и на отца, если звучал его голос. Это позволяет сделать вывод о том, что младенцы трехмесячного возраста способны сформировать определенные представления о голосе и облике тех, кто за ними ухаживает.

Способность к подражанию. Жан Пиаже считал, что младенцы не могут подражать действиям другого человека, пока не достигнут возраста 6 месяцев. Однако в широко известных экспериментах Э. Мелтзоффа и М. Мура в 1977 году было обнаружено, что новорожденные в возрасте двух-трех недель способны подражать множеству мимических движений взрослых, таких как высовывание языка, открывание и закрывание рта, выпячивание губ. Исследования Э. Винера, проведенные в 1986 году, подтвердили эти данные и показали, что новорожденные способны имитировать мимические движения уже в семидневном возрасте. Кроме того, они могут также подражать движениям пальцев при условии, что они могли наблюдать, как выполняют подобные движения взрослые.

Подражание у новорожденных рассматривается как еще один пример интермодального взаимодействия, когда младенцы находят соответствие между мимическими движениями или движениями руки, наблюдаемыми у взрослого, и своими собственными. Подражание у младенца служит для установления контакта с родителями.

Социальные сигналы в поведенческом репертуаре младенца. Младенцы уже в первые недели жизни меняют выражение лица, и многие родители интерпретируют это как радость, гнев, удивление, страх, печаль или интерес . Первые гримасы имеют рефлекторную природу, однако есть доказательства того, что младенец с рождения отличается высокой степенью лицевой нейромускульной зрелости, а движения лицевых мускулов объединены в узнаваемые конфигурации, имеющие значение социальных сигналов. В одном из исследований производилась видеозапись игры младенцев с матерями и незнакомыми взрослыми. При просмотре слайдов и видеозаписей матери могли классифицировать выражения лица ребенка как сходные с универсальными выражениями лица взрослого. Таким образом, было показано, что выражения лица младенца уже в 2-4 месяца могут быть легко узнаваемы и классифицированы с использованием тех же категорий, что и для идентификации выражений лица взрослого. Родители ориентируются на выражение лица ребенка, вступая с ним во взаимодействие.

Плач младенца также рассматривается как важный социальный сигнал. Показано, что плач является столь же уникальной характеристикой младенца, как отпечатки пальцев, и дает возможность матери уже на второй день после родов узнавать своего ребенка. Кроме того, плач неоднороден и может передавать различные сообщения о состоянии младенца, которые мать научается распознавать. Плач вызывает не только реакцию сопереживания и желание прийти на помощь, проявить заботу, но и ощущение эмоционального дискомфорта, побуждает находящегося поблизости взрослого устранить вызвавшие его причины .

Среди социальных сигналов младенца, регулирующих взаимодействие, выделяют две группы: сигналы привлечения внимания и инициирования взаимодействия и сигналы избегания или желания прекратить взаимодействия. Кроме того, выделяют «легкие» и «явные» сигналы обеих групп. На первом месяце жизни сигналами готовности новорожденного к взаимодействию («легкое» приглашение) служат оживление на лице, раскрытие рук со слегка согнутыми пальцами, приподнимание головы и уменьшение движений тела, замирание. Явными сигналами выступают вокализации, улыбка, взгляд в глаза, циклические движения руками и ногами. Сигналами желания прервать взаимодействие на первом месяце жизни считают сжатие губ, гримасу на лице, хмурость во взгляде, мигание или закрывание глаз, отведение взгляда в сторону, сопровождаемое усилением сосательных движений, хныканье, икоту, сжатие рук, поднесение рук к голове (шее, лицу), вытягивание рук и ног, усиленное движение ног. Явными сигналами желания ребенка прервать взаимодействие являются плаксивое лицо, хныканье, плач, кашель, отведение взгляда в сторону, отворачивание головы, отталкивание, позы закрытости .

Способность к социальному взаимодействию. В 70-е годы ХХ века использование видеозаписи и покадрового анализа видеоматериалов позволило психологам сделать вывод о наличии у ребенка врожденных способностей к социальному взаимодействию, установлению связи с матерью.

Взаимное подстраивание можно наблюдать уже в ситуации кормления. Как было обнаружено, во время кормления младенец сосет грудь сериями длительностью от 8 до 10 секунд, прерываемыми паузами от 2 до 5 секунд. При этом, с точки зрения перевода дыхания и отдыха, в этих паузах нет никакой необходимости. Большинство матерей независимо от характера кормления (грудное или из бутылочки) во время пауз похлопывают ребенка, стимулируя его к продолжению сосания, хотя он начинает сосать и без всяких действий со стороны матери. Поскольку никаких физиологических причин для пауз не выявлено, было выдвинуто предположение, что они необходимы для установления первого диалога между младенцем и матерью, который выглядит как чередование сосания ребенком груди, паузы и тактильной стимуляции со стороны матери .

Кэтрин Гарви в 1977 году изучала синхронизацию действий матери и 4-х месячного младенца в ходе стереотипной игры и обнаружила, что ребенок участвует в игре с помощью взгляда, адресованного матери. Он то смотрит на взрослого, показывающего ему «козу» или делающего «ладушки», то отводит взгляд в сторону, а затем снова устремляет его на лицо взрослого, тем самым помогая установить темп и ритм взаимодействия. После 4 месяцев младенцы регулируют взаимодействие не только взглядом, но и жестом.

В исследованиях Д.Л. Стерна (1977) показано, что движения матери и 3-х месячного младенца во время взаимодействия представляют собой очень точное гармоничное сочетание взаимных приближений и удалений, напоминающее своеобразный «вальс». Изучение того, как во время взаимодействия мать и ребенок смотрят друг на друга, позволило выявить такую организацию их действий, которую можно сравнить с обменом репликами взрослых партнеров по коммуникации. В основе лежит чередование ролей действующего лица и наблюдателя, последовательное включение и выключение активности . Для описания позитивного взаимодействия в диаде в исследованиях используются такие описательные характеристики, как взаимность, синхронность, неуловимый балет, настроенность друг на друга .

В исследовании взаимодействия матери и младенца особое внимание уделяется исследованию интерсубъективности. В экспериментальных условиях поведение пяти младенцев в возрасте от одной недели до шести месяцев снималось на кинопленку в двух ситуациях: когда рядом с ребенком находилась мать и когда мать отсутствовала, а перед ребенком лежала яркая игрушка. По результатам опытов оказалось, что поведение младенцев в ответ на присутствие матери и поведение в ответ на неживой объект существенно различаются. Младенец производит как бы два способа спонтанной активности, два разных «интереса» к живому и неживому объектам. Наибольшие различия были зафиксированы в выражении лица, голосовых реакциях и положении рук при восприятии матери и игрушки уже начиная с первых недель жизни. Кроме того, были выявлены характерные изменения движения пальцев рук, языка, губ при восприятии речи матери, чего никогда не наблюдалось в ответ на предъявление игрушки. Полученные факты свидетельствуют о том, что уже в первые недели жизни младенцы способны к восприятию людей и неживых объектов как совершенно различных .

К. Тревартен высказал предположение, что уже двухмесячные младенцы во взаимодействии со взрослым некоторым образом ощущают свою способность к действию, имеют чувство субъективности. Но еще более удивительным является то, что они имеют представление о взаимосвязи их собственного поведения и поведения другого человека, партнера по взаимодействию. Тревартен назвал это первичной интерсубъективностью – врожденной формой приспособления, которая обеспечивает способность младенца к взаимодействию с другими людьми .

В последующие несколько месяцев когнитивное развитие и опыт межличностного взаимодействия приводят младенца к росту способности понимать желания и поведение других людей. Примерно в возрасте 8-9 месяцев формируется вторичная интерсубъективность – понимание того, что в мире есть другие люди, а объекты внешнего мира могут быть фокусом совместной деятельности ребенка и взрослого. Предполагается, что в этот период у ребенка проявляется интерес к тому, что другие люди знают об окружающих предметах и как они умеют с ними действовать .

Еще одна линия исследований получила развитие с открытием «зеркальных нейронов» в 1990-х годах Риззолатти и Арбибом . В экспериментах на обезьянах было обнаружено, что в префронтальной моторной коре макак есть нейроны, которые активизируются, когда обезьяна не только сама выполняет то или иное действие, но и когда она видит, как это действие совершается другими. Эти нейроны были названы зеркальными и вскоре обнаружены в коре головного мозга человека, причем не только в моторной зоне. Зеркальные системы есть практически во всех отделах мозга человека, и они активируются, в том числе, при предвидении действия, при воспоминании об эмоциях, при сопереживании эмоциям другого человека и т.д. Зеркальные нейроны являются той природной основой, которая обеспечивает социальное поведение, помогает понять интенции, действия другого человека, проявлять сопереживание .

Открытие зеркальных нейронов нашло отражение в перцептивно-действенной теоретической модели, разработанной Ф. де Ваалем (2008). Согласно этой модели, визуальное восприятие ребенком чужого эмоционального состояния автоматически ведет к нейронной активации собственных механизмов, ответственных за генерацию эмоций .

Итак, проведенные эмпирические исследования позволяют констатировать наличие у младенца биологически обусловленной разносторонней социальной компетентности. Поразительные способности детей в сфере сенсорики, движения, переработки информации обусловливают возможности тонко взаимодействовать с близкими взрослыми. В свете новых данных младенец предстает как существо, обладающее спонтанной активностью, имеющее предпочтения и способное структурировать воспринимаемую информацию и внешнее поведение. Поэтому «социализация ребенка понимается ныне как двусторонний процесс, в котором участвуют обе стороны. А по своему содержанию этот процесс предстает как синхронизация сложных структур действий взрослого (обычно матери) и ребенка» .

Авдеева Н.Н. Потребность в общении: врожденная или приобретенная? // Альманах Института коррекционной педагогики. 2018. Альманах № 35 URL: https://alldef.ru/ru/articles/almanac-no-35/the-need-to-communicate-congenital-or-acquired (Дата обращения: 17.10.2019)

alldef.ru

цели, функции и потребность в нем

Общение: цели, функции и потребность в нем

Внимание! Zaochnik не продает дипломы, аттестаты об образовании и иные документы об образовании. Все услуги на сайте предоставляются исключительно в рамках законодательства РФ.

Внимание! Zaochnik не продает дипломы, аттестаты и иные документы об образовании. Все услуги на сайте предоставляются в рамках законодательства РФ.

Мы помогаем студентам с дипломными, курсовыми, контрольными Узнать стоимость

Общение: цели, функции и потребность в нем

Человек испытывает потребность в общении. Что такое потребность? Это нужда в чем-то: в конкретных условиях, предметах, объектах, отсутствие которых замедляет или прекращает развитие, существование живых организмов. Потребность относится к психическим состояниям особого типа, при которых индивид ощущает или осознает существующий дискомфорт. В психике человека отражается несоответствие внутренних условий деятельности внешним. Надо сказать, что человек постоянно испытывает неудовлетворенность в условиях для своего развития. Условия создаются социумом.. Человеческая личность должна быть социализирована, а это невозможно без общения. Вне общения не может существовать и человеческая деятельность.

Определение 1

Потребность в общении — потребность, свойственная только человеку, он стремиться к объединению, к совместной деятельности.

Мотивы по которым возникает данная потребность бывают взаимоисключающими и взаимодополняющими. Они совершенно разнонаправленные от эгоистических, манипуляционных до альтруистических,бескорыстных. При общении человек может достигать целей обретения власти, доминирования, производя при этом впечатление дружелюбного человека. Стремление к взаимодействию, дружеским отношениям называется аффилиацией. В этом явлении проявляется желание человека контактировать с другими людьми ради самого процесса общения. Устраняется дискомфорт одиночества. Аффилиация свойственна людям у которых повышено чувство тревоги, преобладают беспокойство и нервозность, они нередко впадают в состояние фрустрации от отстранения, социального удаления, которое является вынужденным. Этим людям свойственно идти на поводу, им нужно наличие лидера.

Из отдельных характеристик человеческих потребностей можно выделить:

  • объективность появления;
  • историческая направленность;
  • прямая зависимость от практики;
  • социальный характер.

Потребностей у человека очень много, они разнообразны: видосохранение, деятельность, смысл жизни, свобода, труд, отдых, познание, общение.

Виды потребностей в общении

  1. Потребность в индивидуализации. Человек старается выстроить такие взаимоотношения, чтобы в его разговоре, движениях, мимике, жестикуляции читалась неповторимость, уникальность и необычность.
  2. Потребность в престижности, статусности. Человек при общении получает

zaochnik.com

Потребность в общении

Мало, кто из людей представляет свою жизнь без друзей! Мы постоянно находимся в коллективе, стремимся познакомиться с новыми людьми, влиться в другую компанию и расширить круг общения. Одиночество не привлекает никого, независимо от нашего темперамента или характера. Но почему у людей есть потребность в общении? Чем она отличается у взрослых и детей? И какие есть виды общения?

Почему общение необходимо?

Потребность в общении

Общение – это одна из главных потребностей человека, от удовлетворения которой зависит наше эмоциональное состояние. Но какую роль играет общение в нашей жизни?

Эмоциональный обмен.

С помощью общения мы передаем свои чувства, эмоции, переживания и волнения. В процессе диалога другой человек делает тоже самое, за счет чего и происходит эмоциональный обмен. Как часто мы замечаем, что настроение другого передается и нам, и достигается такой эффект исключительно из-за обмена чувствами и эмоциями, причем происходит это неосознанно. В процессе общения мы или увеличиваем всю тягость переживаний, или уменьшаем.

Задумывались ли вы, почему одиночные камеры – это одно из самых суровых наказаний? Все дело в отсутствии собеседника.

Эмоциональная поддержка.

Каждому человеку необходимо признание в обществе. Нам важно знать, что нас ценят, любят и уважают. Такая уверенность придает нам сил, поднимает настроение и позволяет преодолевать даже самые тяжелые жизненные препятствия!

Оценочная поддержка.

Все люди нуждаются в одобрении и поддержке. Нам важна оценка других людей о поступке, действии, словах или поведении. Благодаря общению мы делаем сравнения, заключения, выводы и изменения в своей жизни.

Информационная поддержка.

Через речь и средства связи мы получаем знания об окружающем нас мире, расширяем кругозор, становимся гармонично и высокоразвитой личностью. Благодаря общению мы получаем информацию, которая и позволяет нам правильно вести себя и быть подготовленным к разным жизненным ситуациям.

Потребность в общении есть у каждого человека, и от ее удовлетворения зависит наше физическое и эмоциональное состояние.

Виды потребности в общении

Потребность в общении

В состоянии тревоги и глубокого переживания даже малообщительные люди становятся разговорчивыми. Внутренний конфликт, страхи, борьба и жуткое волнение – все это способствует быстрому появлению новой темы для разговора. В зависимости от того, что хочет человек получить в результате, общение разделяется на следующие виды:

Безопасность.

Страх сковывает и одновременно побуждает человека испытывать сильную потребность в общении. Незнакомые люди начинают увлекательную беседу лишь из-за появления волнения и переживаний. Такая потребность далеко не в каждом случае дает хорошие результаты, ведь так мы можем наговорить много всего лишнего, чего в обычных бы обстоятельствах никогда бы не делали!

Доминирование.

Такая потребность для начала разговора возникает у людей, которые по характеру и особенностям властные, с яркими чертами лидерства. Оно направлено на подчинение другого вашим взглядам, мыслям, вкусам и чувствам. Доминирование в общении приносит удовлетворение в тех случаях, когда другой человек испытывает потребность в подчинении. Если же сталкиваются в разговоре два лидера с потребностью в доминировании, то конфликта не избежать. Затруднительно общение и двух других противоположностей – людей, нуждающихся в подчинении.

Потребность в общении

Выражение индивидуальности.

Выразить свой характер, необычный склад ума, отношение к жизни – все это стремится человек, который испытывает потребность в общении ради обращения внимания других на его же индивидуальность. Такие люди во время беседы крайне уязвимы и ранимы, ведь отрицание или высказывание другой позиции его собеседником вызывает возмущение, недоумение и даже глубокое разочарование.

Престиж.

Быть признанным в обществе, получить похвалу и заслужить уважение – желание многих людей. Часто такая потребность ярко проявляется в общении. По разговору становится понятно, какие мотивы у человека, что он хочет этим сказать и почему он выбрал именно такой способ общения. Если не контролировать такую потребность, то можно потерять друзей и даже испортить с ними отношения.

Чтобы общение было гармоничным, приятным и доставляло истинное удовольствие обеим сторонам, важно в первую очередь думать об интересах другого. 

Познание.

Благодаря общению мы получаем новые знания, информацию по разным вопросам, исследуем темы и углубляемся в профильные темы. Потребность в общении часто возникает в тот момент, когда нам требуется получение ответа на возникший вопрос. Удовлетворение наступает в тот момент, когда мы достигаем цели.

Покровительство.

Покровительство – это форма заботы о других людях. Некоторые стремятся начать разговор, чтобы оказать необходимую помощь и поддержку. Однако при неумеренном желании покровительствовать проявляется и стремление к самоутверждению, поэтому во всем важна уравновешенность.

Зная виды потребностей в общении, легче вникнуть в суть техники общения и вашей роли в этом процессе.

Дефицит общения: последствия

Потребность в общении

Нехватка общения бывает у людей по разным причинам. Кто-то сам по себе закомплексованный и стеснительный человек, другие находятся уже в глубокой депрессии. Такая общественная изоляция для каждого губительна, и совершенно неважно, каким является человек по характеру. Главное последствие дефицита общения – это тягостное эмоциональное состояние. Оно отражается на всех сферах жизни человека, приводит к апатии, негативному настрою и даже ненависти к самому себе.

При появлении подобных чувств необходимо сразу предпринимать активные меры. Если вы замечаете что-то подобное в поведении у своего друга, то тут же стремитесь к исправлению ситуации. Проявляйте инициативу в общении!

Когда вы сами начали страдать от дефицита общения из-за смены обстановки, переезда в другой город, расставания с парнем или потери близкого человека, то даже в таких критических и сложных ситуациях важно не падать духом, не расстраиваться и не обособляться. Общение – это лучший способ поднятие себе настроения!

Потребность в общении у детей, подростков и взрослых

Потребность в общении

Дети и подростки – это категория людей, которые еще не достигли своей зрелости. Именно поэтому они испытывают огромную тягу к общению. Каждый ребенок стремится к поиску друга или подруги, ему нравится быть в коллективе, наслаждаться общением и интересными играми. В процессе такого общения и происходит развитие и становление личности человека.

У подростков процесс становления личности проходит сложнее, а значит общение, особенно в переходный период, становится для них затруднительным. Важно, чтобы в этот момент у вашего ребенка был друг.

Если человек желает иногда побыть в одиночестве – это еще не означает, что у него проблемы или что он незрелый.

Взрослые люди – это зрелые личности, которые прекрасно знают, чего они хотят достичь в жизни. Поэтому часто их общение складывается на удовлетворении своих главных потребностей: признание, престиж, выражение индивидуальности, получение знаний. Не забывайте в процессе общения и о других людях, об их потребностях и интересах, ведь только так удовольствие от разговора получат обе стороны!

sunmag.me

Потребность в общении — Психологос

Людям общаться хочется. Можно назвать это желанием потрепаться, можно назвать — потребность в общении. Как формируется потребность в общении, от чего зависит и как к этому относиться? Вместо предисловия — фрагмент из статьи М.И. Лисиной:

Изучение потребностей — одна из труднейших проблем психологии, потому что увидеть их непосредственно нельзя и судить об их наличии у человека, об уровне их развития и особенностях содержания приходится на основании косвенных данных. Большинство психологов утверждают, что у человека существует особая потребность в общении. Но природу этой потребности они либо не определяют, либо формулируют тавтологически, как «стремление к общению», «желание быть вместе». При этом остается невыясненным, почему люди стремятся друг к другу и зачем им нужно быть вместе.

Не решен и вопрос о происхождении потребности в общении. Лишь немногие считают ее целиком врожденной. Гораздо чаще выдвигается иная точка зрения, состоящая в утверждении того, что потребность в общении складывается прижизненно, в ходе реальной практики общения человека с окружающими людьми.

По сути дела остается открытым и вопрос о специфике потребности в общении — о ее качественном своеобразии и несводимости к любым другим потребностям. На словах ее часто признают, но на практике коммуникативную потребность нередко сводят к другим потребностям—во впечатлениях, в безопасности, в комфорте от соприкосновения с мягким теплым телом или в совокупности всех благ↑.

Потребность в общении у младенцев, детей и подростков

Потребность в общении у детей, по всей видимости, не врожденная — она формируется на фоне активности взрослых и в благополучном варианте обычно начинает активно проявляться к 2 месяцам.

Подростки убеждены не только в том, что у них есть потребность в общении, но также и в том, что в связи с этим они имеют право общаться столько, сколько им захочется. Нередко протестуют против попыток взрослых как-то ограничить их общение, отрегулировать его, а также настаивают на том, что поскольку у них потребность в общении, они могут удовлетворять ее за счет взрослых, никак себя не ограничивая.

Короче, оплачивайте детям их переговоры по мобильникам независимо от суммы счетов.

Чем это кончается? — Тем, что вроде бы невинная потребность в общении превращается в жесткую зависимость от общения: такую же, как зависимость алкоголика от водки или наркомана от очередной дозы. В это трудно поверить, но во время эксперимента, где детей лишили привычного общения через интернет, отобрали мобильники и оставили без телевизора (всего на восемь часов!), 65 участников из 68 испытали сильнейший стресс. Практически каждый испытал чувство страха и беспокойства. У 27 наблюдались прямые вегетативные симптомы — тошнота, потливость, головокружение, приливы жара, боль в животе, ощущение «шевеления» волос на голове и т.п. Пятеро испытали острые «панические атаки». У троих возникли суицидальные мысли. Может быть, стоит что-то подправить в консерватории?

Потребность в общении у взрослых людей

Многие взрослые, когда общаются меньше, чем им хочется, погружаются в негатив.

Когда люди живут и общаются, у них возникает много желаний. Когда они привыкают к мысли, что им все все это еще и «положено», они начинают называть потребностями в общении. И эти потребностей с каждым годом становится все больше. И если вы не будете людям эти потребности удовлетворять, они будут вам страдать и рассказыать, что вы ущемляете им их потребности, то есть законные интересы.

На сегодняшний день проявлениями потребности в общении считаются следующие желания (потребности):

  • Потребность в положительной оценке, одобрении
  • Потребность в психологической защищенности
  • Потребность во внимании
  • Потребность в равенстве
  • Потребность человека участвовать в решении всех касающихся его вопросов
  • Потребность в информации
  • Потребность в признании компетентности
  • Потребность в благодарности
  • Потребность в смехе (потребность в эмоциях от нейтрального юмора)
  • Потребность в завершении общения

www.psychologos.ru

Потребность в общении | PSYERA

Вопрос об истоках общения до сих пор остается дискуссионным. Во-первых, дискутируется вопрос о том, имеется ли потребность в общении (или коммуникативная потребность) как специфическая потребность, отличная от других социальных или духовных потребностей, или же за нее принимают разновидности последних. Во-вторых, если потребность в общении все-таки существует, то каково ее происхождение: является ли она врожденной (базовой) или вторичной, т. е. формируется в онтогенезе в процессе социализации ребенка. Оба этих вопроса явились предметом рассмотрения в монографии М. И. Лисиной (1986). Ниже я даю краткое изложение вопроса о потребности в общении по этой книге.

Что касается первого вопроса, то большинство авторов склонны считать, что потребность в общении является специфической самостоятельной человеческой потребностью, отличной от других потребностей, хотя на практике ее нередко сводят к более частным потребностям: потребности во впечатлениях, в безопасности, в комфорте от соприкосновения с мягким теплым телом и др. Поэтому более логичной представляется позиция Л. И. Марисовой (1978), которая говорит о иерархичной структуре коммуникативных потребностей, служащей мотивационно-потребностной основой общения. В связи с этим она выделила девять групп коммуникативных потребностей:

  1. в другом человеке и взаимоотношениях с ним;
  2. в принадлежности к социальной общности;
  3. в сопереживании и сочувствии;
  4. в заботе, помощи и поддержке со стороны других;
  5. в оказании помощи, заботы и поддержки другим;
  6. в установлении деловых связей для осуществления совместной деятельности и сотрудничестве;
  7. в постоянном обмене опытом, знаниями;
  8. в оценке со стороны других, в уважении, авторитете;
  9. в выработке общего с другими людьми понимания и объяснения объективного мира и всего происходящего в нем.

В отношении второго вопроса— о происхождении потребности в общении — имеются две крайние точки зрения. Ряд ученых считают, что у человека имеется врожденная потребность в самом процессе общения.

Однако врожденность потребности в общении признается не всеми учеными (С. Л. Рубинштейн, 1946; А. Н. Леонтьев, 1983). М. И. Лисина тоже считает, что эта потребность формируется прижизненно, как результат контакта ребенка со взрослыми.

В доказательство этому приводятся наблюдения, проведенные психологами над младенцами. В первые недели жизни ребенок не отвечает на обращения старших и сам к ним не адресуется (если не считать его плача, адресованного всем и никому конкретно). Но уже в возрасте двух месяцев он способен отличить «добрую» мимику или интонацию взрослого от «злой», причем на первую у него появляется реакция оживления: поворачивает голову из стороны в сторону, открывает и закрывает рот, перебирает ручками и ножками, пытается улыбаться.

Интересный эксперимент проведен О. В. Баженовой: взрослый наклонялся над младенцем со специально отрепетированным «индифферентным» выражением лица. В первый раз экспериментатор, как правило, встречал со стороны младенца обычную реакцию оживления, но намеренно сохранял безучастный вид. Во второй или последующие разы такой эксперимент вызывал плач — младенец протестовал против «необщения» с ним.

Эти и подобные им исследования привели М. И. Лисину к выделению четырех этапов становления потребности в общении и четырех критериев, по которым можно судить об этой потребности.

  • Первый этап и критерий — внимание и интерес ребенка к взрослому;
  • второй этап и критерий — эмоциональные проявления ребенка в адрес взрослого;
  • третий этап и критерий — инициативные действия ребенка, направленные на привлечение интереса взрослого;
  • четвертый этап и критерий — чувствительность ребенка к отношению и оценке взрослого.

Однако и эти наблюдения не дают окончательного ответа на вопрос о происхождении потребности в общении, так как запаздывание проявления этой потребности у младенцев может быть связано с этапностью «созревания» мозговых структур и психики. По этому поводу М. И. Лисина ставит закономерный вопрос: не означают ли все указанные выше этапы становления потребности в общении, что она унаследована (точнее было бы — врожденная) и лишь «проявляется» после рождения ребенка?

Отвечая на этот вопрос отрицательно, она ссылается на исследование М. Ю. Кистяковской (1970), которая наблюдала, что в условиях госпитализма дети не проявляют к взрослым ни внимания, ни интереса даже по истечении 23 лет жизни. Но стоило педагогу наладить взаимодействие с ребенком, как в течение короткого времени удавалось далеко «продвинуть» его по пути развития, сформировать активное отношение к людям и окружающему миру. Все это можно принять, если рассматривать только потребность детей в общении со взрослыми для познания этих взрослых и самих себя через взрослых (что соответствует пониманию потребности общения М. И. Лисиной). Неясно, однако, а как обстояли у этих детей дела с общением Друг с другом (по данным М. И. Лисиной, такая потребность возникает в два года), с животными.

М. И. Лисина определяет потребность в общении (коммуникации) как стремление к познанию и оценке других людей, а через них и с их помощью к самопознанию и самооценке. Она полагает, что потребность в общении строится в онтогенезе на основе других потребностей, которые начинают функционировать ранее. Основой коммуникативной потребности она считает органические жизненные нужды ребенка (в пище, тепле и др.). Жизненная практика помогает ребенку открыть существование взрослого как единого источника поступления к нему всех благ, а интересы эффективного «управления» таким источником создают нужду ребенка в том, чтобы его выделить и исследовать (читай — нужду в общении со взрослым). Второй базовой потребностью, ведущей к возникновению коммуникативной потребности, является, по М. И, Лисиной, потребность в новых впечатлениях. Однако стремление ребенка к удовлетворению органических потребностей и получению информации — это еще не общение, пишет М. И. Лисина (действительно, как потребность может быть деятельностью?). Лишь когда он захочет познать взрослого и самого себя, когда взрослый проявит внимание к ребенку, определит по отношению к нему свою позицию, тогда можно говорить и о потребности в общении.

При этом М. И. Лисина считает, что основной функцией общения является организация совместной с другими людьми деятельности для активного приспособления к окружающему миру, в том числе и для его преобразования.

Думается, что понимание потребности в общении и ее роли, данное М. И. Лисиной, слишком заужено и потому не очень удачно, впрочем, как и подмена понятия «потребность в общении» понятием «потребность в коммуникации», т. е. в получении и обмене информацией. С моей точки зрения, не всякая коммуникация является общением. Для последнего характерен не просто обмен или получение информации (ее можно получить и из газеты, телепередачи), а установление психического контакта, между общающимися. Неясно, почему самопознание не может осуществляться без общения с другими людьми. Или к какому самопознанию и самооценке приводит общение с животными? Очевидно, что М. И. Лисина гиперболизированно рассматривает лишь одну из функций общения, которой она подменяет сущность потребности в общении. Более близко к сути этой потребности было бы понимание ее как потребности в контакте с другим реальным или воображаемым живым существом. Тогда можно говорить и о потребности ребенка в кукле, и о его любви к животным, и о стремлении кошек и собак к себе подобным, и о страданиях человека из-за нарушенных контактов с другими людьми (ведь в одиночной камере тюрьмы человек страдает не потому, что он не познает других и себя!)

В связи с этим вряд ли стоит искать причину прижизненного формирования потребности в общении только в совместной деятельности. Тогда надо признать, что у младенцев потребности в общении быть не может (как и у животных), так как совместная деятельность у них как таковая отсутствует. Между тем сама М. И. Лисина на основании исследований своих учеников делает вывод, что потребность в общении появляется у детей уже со второго месяца жизни.

Представление М. И. Лисиной, по существу, соответствует пониманию потребности в общении как вторичной, и возникновение ее не выходит за рамки концепции социального научения (именно так смотрят на эту потребность У. Бижу и Д. Байер, 1966: это нужда ребенка в помощи взрослого). Однако М. И. Лисина считает, что это не так. Рождение потребности в общении не сводится, по ее мнению, к надстройке новых сигналов над прежней потребностью, когда вид взрослого, звук его голоса и прикосновение напоминают ребенку о предстоящем насыщении или смене белья. В первые недели жизни у ребенка появляется именно новая, отсутствовавшая ранее потребность — в общении — для понимания себя и других. Это не корыстная нужда в полезном человеке, а высокая духовная потребность в том величайшем богатстве, каким является другой человек, заключает М. И.Лисина.

Все это, может, и так, но не опровергает тезиса о вторичности этой потребности, на чем бы она ни базировалась. Даже если это потребность в познании себя и других, то все равно это частный случай проявления познавательной потребности. Если же понимать потребность в общении как потребность в психическом контакте, то взрослые (как и дети, животные), к которым ребенок привыкает, становятся просто средством удовлетворения потребности в контакте. А это значит, что и в данном случае потребность в общении со взрослыми — не базовая, а вторичная, наподобие потребности в ложке, вилке для удовлетворения потребности в пище.

Нужно подчеркнуть, что потребность в собственно общении, если таковая все же существует, — это только одна причина общения как вида активности человека. Через процесс общения человек удовлетворяет потребность во впечатлениях, в признании и поддержке, познавательную потребность и многие другие духовные потребности.

Не случайно поэтому выделение в зарубежной психологии такого собирательного понятия, как «мотив аффилиации», содержание которого отнюдь не однородно. Это потребности: контактировать с людьми, быть членом группы, взаимодействовать с окружающими, оказывать и принимать помощь.

Таким образом, вопрос о наличии у человека собственно потребности в общении, специфичной по сравнению с другими социальными и духовными потребностями, остается открытым. Используемые при изучении этой потребности наблюдения за поведением младенцев не являются прямым доказательством наличия таковой. Регистрируемое параметры можно расценивать и как проявление любопытства, интереса к объекту, в роли которого выступает взрослый, и как операции общения. Более надежным критерием может быть изучение эмоциональных реакций в ответ на появление и особенно на исчезновение объекта общения, что позволило бы выявить у ребенка потребностное состояние в контакте с другим человеком, которое можно принять за чистую потребность в общении. Примером такой потребности, с моей точки зрения, является привязанность к другому человеку или животному (когда человек говорит: «я по тебе соскучился», то явно проявляется потребностное состояние, сопровождающееся соответствующей эмоцией). К сожалению, в этом плане можно сослаться только на исследование О. В. Баженовой, хотя жизненные ситуации показывают нам, что у детей эта потребность в контакте имеется. Так, уход родителей из дома по делам вызывает плач у ребенка, несмотря на то что он остается с бабушкой. Что же касается так называемой потребности в общении, о которой говорит М. И. Лисина, — это, с моей точки зрения, приобретаемое в онтогенезе знание о способе и средстве удовлетворения различных потребностей — путем общения (контакта) с другими людьми (или животными). Сам же мотив общения может строиться на совершенно различных основаниях (потребностях и целях).

Кстати, мотив общения понимается М. И. Лисиной по А. Н. Леонтьеву — как объект общения, т. е. мотивом у нее выступает другой человек, партнер по общению; критика такого понимания мотива дана мною выше. Правда, почти тут же она пишет, что мотив — это опредмеченная потребность и что мотивы вырастают из потребностей, ведущими из которых являются: потребность во впечатлениях, в активной деятельности, в признании и поддержке.

Потребность в общении выражена у разных людей неодинаково, в связи с чем говорят об экстра и интровертах. Однако, по данным Л. С. Сапожниковой (1973), однозначная связь между стремлением к общению и экстра и интровертностью не выявляется.

По ее же данным, стремление к общению подростков связано с уровнем притязаний. У лица с адекватным уровнем притязаний стремление к общению выражено умеренно, у лица с неадекватным уровнем — либо повышенное, либо пониженное. У девочек, независимо от уровня притязания, стремление к общению более выражено, чем у мальчиков.

Рассматривая потребность человека в эмоциональнодоверительном общении (аффилиации), И. В. Кузнецова (1999) выделяет две тенденции — надежду на аффилиацию (ожидание отношений симпатии, взаимопонимания при общении) и боязнь отвержения (страх того, что общение будет формальным). Сочетание этих тенденций дает четыре типа мотивации общения:

  • высокая надежда на аффилиацию, низкая чувствительность к отвержению; в этом случае человек общителен вплоть до назойливости;
  • низкая потребность в аффилиации, высокая чувствительность к отвержению; в этом случае потребность в поддержке, понимании остается неудовлетворенной и человек уходит в мир своих переживаний;
  • низкие надежда на аффилиацию и чувствительность к отвержению; в этом случае человек предпочитает одиночество;
  • высокие надежда на аффилиацию и чувствительность к отвержению; у человека возникает сильный внутренний конфликт: он стремится к общению и в то же время избегает его.

И. В. Кузнецова показала, что слабая потребность в аффилиации в сочетании с сильным мотивом достижения ведет к предпочтению деловых качеств партнера, в то время как сильная потребность в аффилиации, сочетающаяся с низким мотивом достижения, ведет к предпочтению дружеских отношений. Наибольших результатов в групповой работе достигают лица с сильной потребностью в аффилиации и с высоким мотивом достижения.

Как показано О. А. Тырновой (1996) ведущими мотивами общения являются: у девушек — желание поделиться различными мыслями и переживаниями, а также любопытство; у юношей — общность интересов и дел.

psyera.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о