Институт когнитивной терапии бека – Beck Institute for Cognitive Behavior Therapy

Содержание

Когнитивная психотерапия Аарона Бека |

Краткая Биография Аарона Бека.

Аарон Тёмкин Бек (1921 — н.в.) родился в Провиденсе в США в еврейской семье, которая эмигрировала в 1906 году с западной Украины.

Еще за три года до рождения сына, его родители потеряли дочь, которая умерла от гриппа и мать Аарона так никогда и не оправилась от этой потери. Привело это к тому, что мальчик воспитывался и рос в атмосфере безнадежности и постоянных депрессий в которых пребывала его мать. Возможно именно по этой причине, закончив школу, он поступает на кафедру психиатрии университета Пенсильвании.

После окончания университета Бек начинает свою собственную практику, но довольно долго работает в рамках психоаналитической концепции в которой он и получил образование. Однако, со временем к нему пришло разочарование в психоанализе и молодой ученый стал искать собственный путь, который и привел его к весьма оригинальной для того времени теории, объясняющей происхождение психологических проблем.

В психоанализе основной причиной невротических проявлений индивида считаются факторы бессознательного, которые, вступая в явное или скрытое противоречие с супер эго, порождают  невротические проявления. Решением проблемы в рамках этой школы видят терапевтический метод психоанализа, который заключается в осознании пациентом своих бессознательных проявлений и непосредственной связи невроза с травматическим переживанием. Ключ к успешному психоанализу — последующая переоценка изначально травматичного для индивида события и снижение его значимости для последнего.

В рамках бихевиоризма (другой психологической парадигмы снискавшей особую популярность как раз таки в США) причиной невротических проявлений считалось дезадаптивное поведение пациента, которое вырабатывалось постепенно вследствие повторяющихся воздействий (стимулов). Воздействия (стимулы), которые порождали такие стратегии поведения лежали в прошлом пациента, однако поведенческая терапия не делала акцента на важности воспоминаний, как это было в психоанализе. В рамках практического применения поведенческой психологии считалось, что достаточным решением психологических проблем являлось использование специальных техник научения, которые и использовались для изменения поведения пациента, то есть смены дезадаптивной стратегии на адаптивную. Бихевиористы были уверены, что выработка правильного поведения и является ключом к успеху.

Что касается Аарона Бека, то его новая концепция лежала за пределами упомянутых методов и для того времени была весьма оригинальной.

Теоретическое обоснование когнитивной терапии.

Бек рассматривал причину проблем пациентов в том, каким именно образом они интерпретировали события окружающего их мира. Предложенная им схема реакции человека на эти события была таковой.

Внешнее событие => когнитивная система => мысленная интерпретация (идея по поводу произошедшего) => реакция на событие (чувства и (или) поведение).

Если мы сейчас вспомним основные принципы бихевиоризма, то там, человеческое сознание рассматривалось в качестве черного ящика, по поводу которого не следует делать каких-либо выводов, ибо то, что происходит внутри нельзя обнаружить объективным научным способом.

Это было одновременно и большим преимуществом поведенческого подхода, поскольку переводило психологию в разряд научной дисциплины, и большим недостатком, поскольку исключало из цепочки стимул => реакция такую очевидно важную составляющую процесса, как сознание и то, что происходило в нем с точки зрения индивида (пусть и субъективной).

Что касается доминирующего на тот момент в Европе психоанализа, то ситуация в нем была прямо обратной. Это учение принимало в расчет то, что происходило в поле сознания пациента, на основании всего лишь научного предположения Фрейда о структуре этого сознания, и даже бралось интерпретировать причинно — следственные связи этих, по сути своей виртуальных, процессов. Само же поведение пациента определяли его невротические тенденции, которые лежали в прошлой истории.

Аарон Бек был одним из первых, кто усложнил (расширил) поведенческую схему человека и ввел в нее сознание, как познавательную (когнитивную) составляющую процесса стимул => реакция, таким образом по сути совершенствуя поведенческий поход. Также, он совершенно по-другому, нежели в психоанализе (и намного проще) подошел к человеческому сознанию, сведя его к чисто познавательным процессам и их результату.

Еще важнее было то, что теория Бека, вследствие ее простоты, давала возможность легко перевести ее в область практической психологии и сделать инструментом психологической помощи людям.

Принципы когнитивной психологии.

Рассмотрим основные принципы его подхода. Итак, по мнению Аарона Бека источником реакций человека на окружающие события были его представления об окружающем мире, сформировавшиеся ранее и представляющие из себя не только представления о внешнем мире, но и мире внутреннем, говоря иначе, представления индивида о себе самом. Вот его цитата, достаточно ярко иллюстрирующая его подход.

«Человеческие мысли определяют его эмоции, эмоции обуславливают соответствующее поведение, а поведение в свою очередь формирует наше место в окружающем мире». «Дело не в том, что мир плох, а в том, как часто мы видим его таким». — А.Бек.

Однако, если у нас есть четкие представления о мире, то их расхождения с реальностью неизбежно приведут к негативной психологической реакции (фрустрации), а в случае сильных расхождений и к серьезным психологическим проблемам.

Аарон Бек в качестве психолога довольно много занимался пациентами страдающими депрессией и в процессе таких наблюдений вывел их основные эмоциональные проявления в которых часто доминировала тема безнадежности, вины, проигрыша.

Исходя из опыта исследования таких пациентов, Бек предположил, что невротические проявления появились в значительной степени благодаря восприятию мира в негативных красках, то есть когнитивная система его пациентов была настроена изначально именно на такой тип реакций. По мнению Бека невротические проявления таких людей имели три особенности.

— Вне зависимости от происходящего человек выделяет в основном негативные стороны внешних событий, принижая значение позитивной стороны или даже вовсе ее не замечая.

— Вследствие особенностей такого восприятия событий внешнего мира для этих людей характерен и пессимистичный взгляд на будущее, которое, по их мнению, не может принести им ничего позитивного, ведь ожидаемые события также не несут ничего хорошего.

— Для многих из подобных людей характерна заниженная самооценка, то есть человек изначально рассматривает себя как недостойного, несостоявшегося, безнадежного.

Кроме того, все вышеизложенное часто приводит к чисто когнитивным искажениями, когда человек строит свое поведение исходя из ошибочных обобщений.  Пример таких обобщений — когнитивные предположения — «я никому не нужен», «я ни на что не годен», «мир несправедлив» и т.п.

Конечно, когнитивная система человека формируется не вдруг и не на пустом месте, это происходит постепенно и вследствие воздействия вполне определенных внешних событий.

Когда такие события происходят постоянно и носят негативный характер, что зачастую бывает в период роста индивида и его взросления, то часто говорят о формировании стойких поведенческих стратегий, которые довольно быстро приобретают автоматических характер и, будучи вполне адаптивными в период их появления, становятся совершенно деструктивными при других условиях и обстоятельствах, например уже во взрослой жизни. Но в действительности, вследствие упомянутых выше жизненных обстоятельств, сначала формируется именно когнитивная система человека, которая и определяет его поведение.

По мнению Аарона Бека когнитивная система человека создается в основном в детский период. При этом дети, в этот ранний период жизни мыслят полярными категориями по типу все или ничего, нередко такой способ думать называют черно-белым мышлением, и при определенных обстоятельствах, подобный тип мышления сохраняется и в зрелом возрасте, что и приводит к дезадаптивному поведению, ошибочному восприятию мира и последующим психологическим проблемам.

Конечно тенденции людей к ошибочному мышлению, обобщениям, стереотипному восприятию мира далеко не всегда является причиной невротических симптомов и тем более депрессии. Огромное количество людей (если не подавляющее большинство) обладает когнитивной системой (картой сознания), которая во многом построена на ошибочных предположениях, тем не менее большинство людей вряд ли можно назвать невротиками. Это означает, что причины серьезных психологических проблем таких как депрессия, конечно, не ограничиваются склонностью к простому мышлению.

Терапевтический метод Аарона Бека.

Данный вид терапии является логическим продолжение идей основателя, и переложением их из области научных предположений в разряд практической психологии, или иначе, метода психологической помощи.

Это систематический подход, в основе которого стоит практическая задача решения конкретных проблем клиента. Обращение метода именно к сознательным процессам личности вовсе не означает, что Беком совершенно игнорировались психоаналитические методики. Помимо этого в системе активно использовались поведенческие техники, что привело в итоге к развитию комбинированного метода когнитивно-поведенческой психотерапии.

Работа с клиентом в рамках когнитивной психотерапии.

В первую очередь психолог совместно с клиентом определяют круг проблем над которыми они будут работать, после чего ставится практическая задача этой работы — решение конкретной проблемы. Данная конкретика очень важна для формирования намерения клиента и его готовности к рутинной терапии. К терапевту выдвигается ряд требований, по сути это принципы взятые из гуманистической психологии — эмпатия, естественность, целостность, приятие клиента в безусловно позитивном ключе.

Психологическая сессия строится на принципе сотрудничества с клиентом, при этом, в отличие от гуманистических методов, допускается выраженная директивность терапевта в отношении клиента.

— В первую очередь проясняется круг проблем с которым предстоит работать.

— Далее анализируются основные события, которые привели к проблеме и выявляется их связь с конкретной стратегией поведения клиента, а также связи этих стратегий с  когнитивными установками.

— Оценивается событийная цепочка, приводящая к проблеме, а именно, терапевт проясняет клиенту, как конкретное когнитивное искажение приводит к дезадаптивному поведению, а оно в свою очередь к проблеме.

На этом условно диагностическая часть заканчивается и начинается собственно работа по устранению проблемы, которая обычно заключается в обучении клиента другим способам мышления и поведения.

При этом в итоге клиент должен овладеть следующими навыками:

— Обнаружение и отслеживание деструктивных мыслей.

— Обнаружение и отслеживание связи между мышлением, последующими эмоциональными реакциями и поведением.

— Самостоятельный анализ автоматического мышления выражающийся в оценке его последствий, а именно, насколько те или иные модели мышления адаптивны или напротив деструктивны.

— По возможности определять истоки автоматических способов мышления, их исторические предпосылки и причины.

— Постепенно менять дезадаптивные автоматические способы мышления, то есть иначе, вырабатывать привычки мыслить по-другому.

Как нетрудно заметить, что именно последний пункт означает начало действительно эффективной работы, поскольку он и приводит к личностным переменам — изменению способов мышления и поведенческих стратегий.

Следует упомянуть, что в когнитивной терапии личностные перемены не ставятся целью терапии, хотя именно они и приводят к результату, цель здесь определяется на уровне конкретной проблемы, что помогает сделать усилия и клиента и терапевта направленными.

Методы работы с клиентом в когнитивной психотерапии.

Выявление автоматического мышления.

В основе такого типа мышления лежат ложные предпосылки, которые могут выражаться в примитивном мышлении (черно-белое мышление без полутонов), ошибочных убеждениях и стереотипах, ложных умозаключениях, в основе которых чаще всего лежит нарушение логики из за неумения мыслить логически. По сути, именно способ мыслить подобным образом по Беку и является причиной невротических проблем, поэтому основные методы когнитивной терапии лежат именно вокруг выявления привычек мыслить автоматически.

1. Экспериментальные способы.

— Опытная проверка дезадаптивного суждения — терапевт учит клиента рассматривать убеждение как гипотезу, а не как истину в последней инстанции. Исходя из такого подхода можно смоделировать эксперимент — например взять типовую ситуацию в которой клиент повел себя определенным образом вследствие неверного убеждения и попросить клиента представить, что он обошелся со своим убеждением более гибко, оценить возможные последствия и сравнить их с теми, что реально произошли.

— Попросить клиента оценить свое конкретное поведение, которое привело к проблеме с точки зрения полярных аргументов — за и против. Сделать выводы.

— Найти примеры соответствующего поведения в кино, литературе, разобрать известные события, происходившие с реальными людьми.

— Найти логические ошибки и противоречия в дезадаптивных убеждениях.

2. Децентрация. Зачастую клиент имеющий невротические проявления ощущает себя как бы в качестве мишени вследствие того, что его когнитивная модель весьма эгоцентрична. Это значит, что например находясь в обществе, человек чувствует, что мир крутится вокруг него одного, ощущает себя в центре внимания, ему кажется, что все вокруг обращают внимание именно на него. Такая реакция часто приводит к дискомфорту и даже социофобии.

Подобного рода эгоцентричность лежит в основе многих психологических проблем и избавление от нее важная задача терапии. Для этого могут использоваться упражнения, позволяющие клиенту  посмотреть на себя или на окружающий мир глазами других людей, принять и понять именно их точку зрения, постараться прочувствовать самому, что ощущает другой человек, в том числе и по отношению к самому клиенту.

3. Самонаблюдение. Данный метод универсален и позволяет клиенту самостоятельно отслеживать когнитивные и эмоциональные процессы, происходящие в его сознании. Наблюдая за своими реакциями на тот или иной раздражитель, клиент выявляет и причинные связи, которые приводят к именно такому поведению или эмоциональному проявлению.

4. Декастрофикация. При депрессиях, тревожных расстройствах, да и просто при когнитивных искажениях многие люди склонны рассматривать события не согласующиеся с их ожиданиями, как катастрофу. При этом, это может быть как потеря работы, так и опрокидывание на чистую скатерть чашки с чаем. При таких симптомах терапевт предлагает рассмотреть возможные реальные последствия «катастрофы», которые чаще всего оказываются лишь временными трудностями, но никак не концом света.

5. Научение желаемому поведению. Посредством многократного повторения желаемого поведения клиент вырабатывает в себе адаптивную поведенческую стратегию. Например, робкий клиент получает задание постепенно расширять свои возможности по общению в социуме.

Мы перечислили основные принципы когнитивной терапии и упомянули несколько распространенных способов работы с клиентом. Конечно же существует еще немало способов, которые в принципе может использовать когнитивный психотерапевт в своей работе.

Из написанного выше нетрудно понять, что когнитивная терапия, вовсе не ограничивается чисто когнитивными методиками в работе с клиентом. Как мы увидели, наиболее активно используются поведенческие методы, но кроме них это могут быть и психоанализ и гуманистические принципы, которые органично дополняют методику Бека.

На сегодняшний день когнитивно — поведенческая психотерапия, один из самых популярных методов в практической психологии и Аарон Бек по праву может считаться одним из его отцов-основателей. Интересен тот факт, что фактически параллельно во времени и независимо друг от друга Аарон Бек и Альберт Эллис создали во многом схожие психотерапевтические методики.

В случае Альберта Эллиса это рационально-эмоциональная терапия в основе которой лежат схожие идеи. Впрочем, их практическое применение также похоже.

Комментировать через Facebook

Comment

xn--108-iddybtxbgw3cxi.xn--p1ai

Аарон Бек — Психологос

Аарон Бек называет свою биографию ярчайшим примером того, что психотерапия действительно работает. Его путь от пугливого заикающегося мальчика, сына нищих российских эмигрантов, до одного из пятерки самых богатых и влиятельных психологов мира — наилучшее тому доказательство.

Аарон Бек (Aaron Beck) прославился не только как талантливый ученый-изобретатель, но и как превосходный пиар-менеджер: сначала создал направление — когнитивную психотерапию, а потом раскрутил его, превратив в настоящий тренд.

«Когда я начал практиковать когнитивную терапию, мое финансовое положение резко пошатнулось», — говорит Аарон Бек

Настоящий успех и признание пришли к Беку к его 68-летию, в 1989 году. А в далеком 1954-м 33-летний доктор Аарон, только что ставший профессором психиатрии в Пенсильванском университете, испытывал большие сомнения в выборе профессионального метода. С одной стороны, он противился набиравшему обороты увлечению американских психологов хирургическими техниками (в том числе лоботомией), с другой — не спешил и специализировался в менее травматичном, зато гораздо более затяжном направлении — психоанализе, который в те годы переживал в США вторую волну популярности.

По большому счету ни один из этих вариантов Бека не устраивал. Но если от карьеры психохирурга он отказался сразу («Я даже думать об этом не мог без содрогания. Людей с банальной депрессией кололи до потери сознания, делали им электрошок, и в результате лоботомии они превращались в зомби»), то психоанализом он некоторое время занимался, пока полностью не разочаровался. «Великое заблуждение считать, будто корни психологических проблем необходимо искать в детских переживаниях,— писал Бек.— Намного важнее понимать, что происходит в настоящее время в жизни человека, как он воспринимает себя и окружающий мир, в каком ключе мыслит».

Постепенно, начав практику в качестве классического психоаналитика, Аарон Бек перешел на когнитивную психотерапию — собственную методику, основы которой стали складываться именно тогда. По сравнению с психоанализом, курс которого обычно длился пять-десять лет, сеансы его авторского направления (занимающие максимум 12 месяцев) выглядели невероятно скоростными. В одном из интервью Бек признался: «Отказавшись от консультирования по методу Фрейда, первое, что я ощутил,— это тревогу за свое материальное благополучие. Если бы я остался психоаналитиком, мне было бы достаточно иметь двух-трех постоянных клиентов, чтобы подписывать счета, не глядя на цифры. Когда же я начал практиковать когнитивную терапию, финансовое положение резко пошатнулось. Спустя десять сеансов клиенты говорили мне: „Доктор, спасибо! Я стал по-другому смотреть на жизнь, иначе думать о себе и окружающих. Я чувствую, что больше не нуждаюсь в вашей помощи, всего доброго, доктор!” И, довольные, уходили. А мои доходы таяли на глазах».

Правда, тревога Бека скоро развеялась. Когнитивная терапия, которая помогала людям в кратчайший срок проходить путь от депрессии до позитивного решения большинства проблем, сделала Бека настолько популярным, что за свое финансовое положение он мог больше не тревожиться. Метод начал стремительно распространяться, и в Америке начала 90-х посещать когнитивного психолога стало так же модно, как ходить на йогу.

Огромную поддержку Аарону Беку долгие годы оказывала и оказывает до сих пор его жена Филлис Уитмен. В будущем году эта доброжелательная и тихая пара отметит бриллиантовую свадьбу. У них четыре дочери, и младшая, Юдит, пошла по стопам отца. Сегодня именно она руководит Институтом Бека в Филадельфии (Beck Institute for Cognitive Therapy and Research by Philadelphia).

«Когда я только начинал практиковать, чувствовал себя коммивояжером, который продает некое универсальное средство, какой-нибудь змеиный жир,— вспоминает сегодня 88-летний Аарон Бек.— Приходилось расшаркиваться перед каждым клиентом, подробно объяснять суть метода, чтобы они не забывали давать мне рекомендации. Сегодня же моя дочь, сама прекрасный психолог, возглавляет институт имени меня. Это ли не доказательство того, что когнитивная терапия действительно меняет жизнь к лучшему?»

www.psychologos.ru

О когнитивной психотерапии Аарона Бека — Психолог Васильева Ольга Борисовна

Статью подготовила Васильева О.Б.

Аарон Бек

Основатель когнитивной психотерапии Аарон Т. Бек, доктор медицины, является президентом Института Когнитивной Терапии и Исследований, и профессором Психиатрии в Университете Штата Пенсильвания.

Аарон Бек родился в 1921 году в Провиденсе, штат Род-Айленд, США. Его родители эмигрировали в Соединенные Штаты Америки с Украины.

В детстве он хорошо учился, но вместе с тем у него была угрожающая жизни травма и связанное с ней заболевание. На протяжении жизни ему неоднократно приходилось преодолевать различные страхи, к примеру: страх травмы с кровотечением, страх задохнуться, туннельную фобию, тревогу по поводу своего здоровья, страх публичных выступлений. В начале своей карьеры у него также был легкий депрессивный эпизод. Но он сумел использовать свой личный опыт для того, чтобы внести вклад в теорию и практику психотерапии.

Аарон Бек интересовался психиатрией столько, сколько себя помнил. В университете Брауна, где он учился, А.Бек был главным редактором газеты и удостоился нескольких наград. После того, как в 1942 году он получил диплом с отличием, А.Бек начал медицинскую карьеру в Йельской школе медицины, которую закончил в 1946 году. Интернатуру он проходил на кафедре патологии в больнице Род-Айленда.

Изменения, происходившие в психиатрии, связанные с распространением психоаналитической теории и техники, заинтриговали его. Он провел два года в качестве студента в центре Остин Риггз в Стокбридже, где приобрел значительный опыт в проведении долгосрочной психотерапии. Во время Корейской войны А.Бек проводил исследования в военном госпитале Валлей Форж, где был помощником заведующего в области нейропсихиатрии.

В 1954 г. А.Бек стал профессором психиатрии в Пенсильванском университете. Вначале он проводил исследования в области психоаналитических теорий депрессии. Во время исследований по валидизации теории депрессии Зигмунда Фрейда А.Бек начал задаваться вопросами относительно теории психоанализа. Его исследование снов депрессивных пациентов не выявило направленного на себя гнева или злости, как полагал З.Фрейд, а скорее темы утраты, поражения и депривации. Эти находки повторились в дальнейших экспериментах по peaгированию депрессивных пациентов на успех или провал при выполнении экспериментальных задач и отчетах о потоке сознания депрессивных пациентов в частной практике А.Бека. С точки зрения Аарона Бека, мотивационная модель З.Фрейда не выдержала испытания проверкой.

А.Бек разработал новый теоретико-клинический подход, который назвал когнитивной терапией. С 1959 г. он направил свои научные интересы на исследования психопатологии депрессии, самоубийств, тревожных и панических расстройств, алкоголизма, наркозависимости, расстройств личности и возможности их лечения с помощью когнитивной терапии. В начале 1960-х гг. А.Бек опубликовал результаты собственных исследований депрессии. Он сделал вывод, что суть депрессии — искаженные когнитивные процессы, а именно — внутреннее ощущение безнадежности. Эта безнадежность является результатом неправильных обобщений пациентом своего жизненного опыта. Дальнейшие исследования показали, что определенные психопатологические состояния (фобии, тревога, гипоманиакальные расстройства, ипохондрия, нервная анорексия, суицидальное поведение и т.п.) являются формами проявления нарушенных когнитивных процессов. Следовательно, пациенты страдают от собственных мыслей. Поэтому в терапии следует изменить неадаптивные мысли. Таким образом, мишенью когнитивной терапии служат неправильные когнитивные образования — неадаптивные мысли, убеждения и образы. Часть его последних работ сосредоточилась на когнитивной терапии шизофрении, пограничных личностных расстройств и на работе с пациентами, которые совершают повторные попытки суицида. Продолжающиеся исследования в области психопатологии и использовании когнитивной терапии обеспечили Аарону Беку выдающееся место в научном сообществе Соединенных Штатов Америки. А.Бек опубликовал более 500 статей и автор или cо-автор семнадцати книг. Он разработал оценочные шкалы депрессии, риска суицида, исследования личности.

А.Бек работал в редакционных советах многих журналов и читал лекции по всему миру. В качестве консультанта психиатрических клиник и организаций по уходу за больными, он организовал стационарное лечение, частичную госпитализацию и амбулаторные программы, где используется когнитивная терапия.

Аарон Бек получил награды и почетные ученые степени от академических учреждений и профессиональных организаций всего мира, включая Королевский психиатрический колледж (в Великобритании). Доктор Бек — единственный психиатр, который получил награды за исследования и от Американской Психологической Ассоциации и от Американской Психиатрической Ассоциации. В журнале Американский Психолог (июль 1989) его назвали одним из «американцев в истории, которые сформировали лицо американской Психиатрии» и одним из «пяти самых влиятельных психотерапевтов всех времен». Он остается плодотворным автором и исследователем. А.Бек является почетным профессором психиатрии Пенсильванского университета, где он долгое время работал, основателем Института Бека, возглавляемым одним из его 4 детей, Джудит Бек. Институт Бека (Beck Institute for Cognitive Therapy and Research) является одним из многих центров по обучению когнитивных психотерапевтов и для подготовки исследователей. А.Бек возглавляет обучение сотен клиницистов когнитивной психотерапии. Доктор Бек — Почетный президент Академии Когнитивной Терапии, объединяющей более чем 500 когнитивных терапевтов во всем мире.

В свою очередь когнитивные терапевты создали свои собственные центры по когнитивной психотерапии. Сегодня существуют десятки учебных и научных центров когнитивной терапии в университетах и клиниках Европы и США. Один из известнейших центров — Пенсильванский университет. Издается ряд специальных журналов: International Cognitive Therapy Newsletter, Cognitive Therapy and Research, Journal of Cognitive Psychotherapy: An International Quarterly.

Аарон Бек продолжает быть значимой фигурой и выразительным голосом в современной психотерапии. А.Бек внес большой вклад в современную психиатрию и психологию, так как предложенная им психотерапия оказалась эффективной в лечении депрессии и тревоги.

О когнитивной психотерапии

Когнитивная психотерапия видит основную причину эмоциональных и поведенческих расстройств в существовании дезадаптивных убеждений. Убеждения возникают в результате ошибочного восприятия и переработки информации в процессе развития личности.

Когнитивная терапия ставит перед собой задачу прямо воздействовать на когниции клиента (мысли, установки, ожидания).

Терапия заключается в поиске искажений в мышлении и в обучении альтернативному, более реалистичному способу восприятия своей жизни. Когнитивная терапия ориентирована на цель, и сфокусирована на проблеме. Основное внимание в ней уделяется настоящему. В процессе структурированных сессий терапевты, в отличие от психоаналитиков, работают с сознательным содержанием. По принципам и техникам когнитивная терапия близка бихевиоральной терапии, и использует поведенческие методы. По сравнению с психоанализом и гештальт-терапией когнитивная терапия краткосрочна.

Клинические исследования подтвердили эффективность когнитивной терапии в лечении депрессивных, тревожных, панических и многих других расстройств. При лечении депрессивных расстройств когнитивная психотерапия даёт более долговременный эффект, чем лекарственная терапия.

Джудит Бек

Джудит Бек — дочь Аарона Бека продолжала развивать когнитивную психотерапию.

Джудит С. Бек, доктор философии, является директором Института Когнитивной Терапии и Исследований, расположенного в пригороде Филадельфии. Также она занимает должность клинического ассистента профессора психологии и психиатрии в Университете Штата Пенсильвания, где она преподает психиатрию. Она получила докторскую степень от Университета Штата Пенсильвания в 1982.

Доктор Дж.Бек отвечает за три функции Института Бека: образование, клиническую практику и исследования. В настоящее время она занимается административной работой, супервизией и обучением когнитивных терапевтов, лечебной работой, исследованиями и писательской работой. Кроме того, она признанный лектор, организовавший множество рабочих групп и семинаров как национального, так и международного масштаба по вопросам применения когнитивной терапии в лечении депрессивных, тревожных, панических и биполярных расстройств, расстройств личности и нарушений межличностных отношений, а также по предупреждению рецидива расстройств после завершения терапии. Она — автор трех книг, в том числе учебника по когнитивной терапии «Когнитивная терапия. Полное руководство», который был переведен на 12 языков. Кроме того, она редактор Оксфордского Учебника Психотерапии и со-автор книги «Когнитивная терапия расстройств личности», она написала многочисленные статьи и главы по применению когнитивной терапии в разных ситуациях. Доктор Джудит С. Бек — президент Академии когнитивной терапии.

Введение в когнитивную терапию А.Бека.

xn—-8sbagbcrtezf3abk4ai4dyh.xn--p1ai

Когнитивная Психотерапия Аарона Бека — Психолог Ярослав Исайкин

Содержание:

  1. Рождение когнитивной терапии
  2. Модель анализа проблемы
  3. Когнитивные ошибки
  4. Структура когнитивной терапии
  5. Техники когнитивной реструктуризации
  6. Развитие и направления когнитивной терапии

 

Что такое Автоматические Мысли?

Изначально Аарон Бек был психоаналитиком.

И однажды в процессе техники свободных ассоциаций его пациент начал высказывать гневные, критикующие мысли по отношению к психоаналитику. Бек спросил его о чувствах и пациент ответил, что чувствует глубокую вину за всё сказанное. Исследуя как гнев вызвал чувство вины, пациент сказал, что в процессе критики он параллельно внутри себя слышал: «Зря я это сказал… Я не прав… Он прервёт мою психотерапию… Зачем я это ему говорю… Критиковать плохо…Я не должен этого говорить…».

Так Аарон Бек открыл для себя на второй уровень мыслей. Эти мысли связывали критику психоаналитика с чувством вины. В дальнейшем такие мысли он назвал «автоматическими».

Автоматические мысли – это внутренний процесс комментирования всего происходящего. Они проявляются сами по себе. Их не нужно «думать», они появляются машинально. В повседневной жизни мы не замечаем их, потому что они очень быстро проскальзывают мимо осознания.

Развив теорию влияния автоматических мыслей на эмоции, Аарон Бек разработал первый структурированный метод психотерапии депрессии. В то же время Альберт Эллис параллельно пришёл к аналогичным идеям. Вместо автоматических мыслей в его подходе рационально-эмотивной психотерапии уделялось больше внимания иррациональным убеждениям.

Базовая модель анализа проблемы в когнитивной терапии

 

Классический бихевиоризм рассматривал поведение как стимул > реакция (S>R).

Когнитивный подход добавил между стимулом и реакцией некий когнитивный оперант

Так появилась модель стимул > оперант > реакция (S>O>R). Для простоты её чаще называют аббревиатурой ABC

 

ABC Activators > Beliefs > Emotional Consequences.

 

Проблема состоит из активирующей ситуации, эмоциональная реакция на которую обуславливается нашими когнитивными процессами: автоматическими мыслями, убеждениями, когнитивными искажениями.

Например:

A: начальник недоволен выполненной работой

B: теперь меня точно уволят; я не смогу найти новую работу; будет нечем платить за жильё

C: уныние, отчаянье

ABC-модель когнитивной терапии

Когнитивные ошибки

Содержание автоматических мыслей указывает на когнитивные ошибки – стереотипные искажения в восприятии и интерпретации событий

  1. Максимализм – оценка событий, людей и поступков в двух крайностях, отсекая промежутки и компромиссы
  2. Надумывание – избыточное обобщение, вывод на недостаточных основаниях
  3. Катастрофизация – предсказание будущего в наиболее худшем исходе, без учёта других вариантов
  4. Должествование – жесткие ожидания и стандарты, выход за рамки которых воспринимается как ошибка
  5. Оярлычивание – наделение себя и других глобальными характеристиками, которые включают в себя изначально отсутствующие характеристики
  6. Предсказание – уверенность в знании того, как мыслят другие люди
  7. Фильтрация – избирательность восприятия и обращение внимания только на подтверждающее текущую точку зрения

Развитие Когнитивной Терапии

Расширенный ABC-анализ

  1. Активирующим событием для реакции может быть не только нечто снаружи, но и сами наши внутренние реакции. То как мы отреагировали становится стимулом для дальнейших реакций. Наши эмоции, чувства, мысли – так же могут быть активаторами фильтруемые когнитивными процессами. Например, мы можем переживать не только по из-за конфликта в семье, но и из-за того что не можем просто успокоиться после конфликта или из-за того, какие идеи лезут в голову.
  2. Когнитивные процессы фильтрующие восприятие и выбор реакции разделились на множество уровней. Кроме автоматических мыслей и глубинных убеждений появились промежуточные убеждения, когнитивные схемы, мета-когниции, когнитивные искажения. Разные ветви когнитивной психотерапии направлены на работу с разными уровнями
  3. Реакцией на событие могут быть эмоции, поведение, чувства, физиологические ощущения и мысли

Направления когнитивной терапии

Когнитивная терапия развивается и сегодня. В ней существует много направлений работающих с разными когнитивными процессами

  1. Когнитивно-поведенческая терапия – к когнитивной терапии добавились техники десенсебилизации, экспозиции и обучение навыкам
  2. Рационально-эмотивно-поведенческая терапия – тоже самое что и КПТ, но базирующиеся на трудах Альберта Эллиса
  3. Схема-терапия – развитие КПТ включающее в себя ещё и техники гештальта и трансактного анализа. Делает упор на диагностику и коррекцию дисфункциональных схем с заменой на адаптивные схемы.
  4. Когнитивная терапия основанная на осознанности – внимание уделяется не на оспариванию мыслей, а на ослабление их влияния на эмоции и поведение через медитативные техники
  5. Мета-когнитивная терапия – фокусируется не на содержании мыслей, а на самом процессе мышления и ослаблении реакции на внутренние стимулы
  6. Терапия реальностью – фокусируется на развитии ответственности, социальную адаптацию и реализацию долгосрочных целей
  7. Терапия модификации когнитивных искажений (Cognitive Bias Modification Therapy) – с помощью программного обеспечения помогает корректировать предвзятость и избирательность мышления
  8. Когнитивная терапия при деменциях (Cognitive Retention Therapy) – улучшение способностей запоминания с помощью когнитивного тренинга, например упражнений включающие в себя все органы чувств
Уровни когнитивных процессов

Общая структура когнитивной терапии

  1. Вводная часть. До клиента доводится понимание влияния мыслей на эмоции. Клиент обучается замечать и осознавать автоматические мысли
  2. Анализ проблемы. Проблема разбирается на ABC – исследуются активаторы, которые запускают эмоции. Отлавливаются автоматические мысли, которые связывают активатор с эмоцией.
  3. Выявление убеждений и ошибок мышления. Исследуются общие закономерности в автоматических мыслях и глубинные убеждения.
  4. Реструктуризация мыслей и убеждений. Процедуры по проверке и изменению выявленных стереотипов мышления. Убеждения подвергаются экспериментальной проверке, интерпретирующим мыслям ищутся альтернативные объяснения, рассматриваются все плюсы и минусы мышления таким образом.

Подписывайтесь на канал «Психология и всё такое

Техники когнитивной реструктуризации

Нисходящая стрелка
  1. Наверху листка пишем дезадаптивную мысль
  2. Под мыслью пишем: Если бы это было правдой, как бы оно на тебе сказалось? Что это бы означало для тебя? Для других? Для мира? И что тогда?
  3. Полученный ответ записываем под вопросом
  4. С полученными ответами повторяем процедуру 2-3 до выявления самого глубинного убеждения стоящего за мыслью
За и против
  1. Выписываем все плюсы и минусы мышления сквозь выявленное убеждение.
  2. Возле каждого плюса и минуса пишем значимость по 10-бальной шкале.
  3. Полученные баллы со стороны плюсов и минусов складываем, получая обобщённые последствия мышления этим убеждением
Эксперимент
  1. Ищем способ проверить эмпирическую достоверность суждения: измерить, спросить, посчитать вероятность исходов, найти научные факты, просто попробовать
  2. Проверяем
  3. Делаем вывод

Например

Основательность убеждения «у меня никогда не будет девушки, просто потому что мужчин больше, чем женщин» можно проверить следующим образом:

  1. Через официальные демографические данные по населенному пункту
  2. По количеству зарегистрированных в ВКонтакте мужского и женского пола по городу
  3. Подсчитав соотношение процента одиноких парней и одиноких девушек среди своих знакомых
  4. Просто посчитать сколько за один час в ближайший торговый центр зайдет парней и сколько девушек
Сократический диалог

Для расширения объективного взгляда на ситуацию задайтесь следующими вопросами по отношению к дисфункциональным мыслям

  1. Какие доказательства истинности?
  2. Есть ли исключения? В чём можно усомниться?
  3. Что доказывает противоположное?
  4. Они основываются на фактах или чувствах?
  5. Я обращаю внимание на все факты, или только на те, что подтверждают мою точку зрения? Почему да? Почему нет?
  6. Не преувеличиваю ли я? Почему да? Почему нет?
  7. Не упираюсь ли я в крайности?
  8. Надежён ли автор суждения? Почему да? Почему нет?
  9. Могут ли доказательства истолкованы иначе? Почему да? Почему нет?
  10. На каких допущениях основано доказательство?
  11. Как бы на эту ситуацию взглянули другие люди? Почему?
  12. Что самое лучшее может произойти? Что самое худшее? Какой исход самый вероятный?
ABCDE

Activators > Beliefs > Consequences > Disputation > Energization

Активаторы > Верования > Следствия > Диспут > Эффект

Стандартная техника изменения эмоций через изменение способа объяснения. Побочным эффектом приучает к самонаблюдению и уходу от черно-белого мышления с помощью шкалирования

Скачать шаблон для печати можно на канале «Психология и всё такое»

 

 

Более подробно о том, как проходит когнитивная терапия при депрессии, я рассказываю в этой лекции:

iyaroslav.ru

Аарон Бек | PSYERA

Аарон Бек (Beck А. Т., род. в 1921 г.). Основатель когнитивной психотерапии, одной из наиболее влиятельных и эмпирически валидизированных форм психотерапии на сегодняшний день. Бек внес большой вклад в современную психиатрию и психологию, так как предложенная им психотерапия оказалась эффективной в лечении депрессии и тревоги. На самом деле его модель была применена в лечении многих нарушений, включая личностные расстройства, алкогольные и другие зависимости, супружеские и семейные дисгармонии, суициды, панические атаки, шизофрению и биполярные аффективные расстройства.

Аарон Бек родился в Провиденсе, штат Родайленд, США, но его родители эмигрировали в Соединенные Штаты Америки с Украины. В детстве у него были академические успехи, но вместе с тем и сложности, включая угрожающую жизни травму и связанное с ней заболевание. На протяжении жизни ему неоднократно приходилось преодолевать различные страхи, к примеру: страх травмы с кровотечением, страх задохнуться, туннельную фобию, тревогу по поводу своего здоровья, страх публичных выступлений. В начале своей карьеры у него также был легкий депрессивный эпизод. Но он сумел использовать свой личный опыт для того, чтобы понять чувства других людей и внести вклад в теорию и практику психотерапии. Процесс, при помощи которого он осуществлял наблюдения, генерализации, проверки (тестирование) теорий, объединяющей теории и ее обоснование, берет свое начало в собственных способностях к самонаблюдению.

После окончания Университета Браун и Йельской медицинской школы Аарон Бек начал свою карьеру в медицине. Изначально его привлекла неврология, но во время резидентуры он перешел в психиатрию. Неудовлетворенность психоанализом угнетала Аарон Бека, несмотря на попытки принять его предпосылки, недостатки, конкретности и точности. Во время исследований по валидизации теории депрессии Фрейда (Freud S.) Аарон Бек начал задаваться вопросами относительно самой этой теории и создал свою собственную. Его исследование снов депрессивных пациентов не выявило направленного на себя гнева или злости, как полагал Фрейд, а скорее темы утраты, поражения и депривации. Эти находки повторились в дальнейших экспериментах по peaгированию депрессивных пациентов на успех или провал в выполнении экспериментальных задач и отчетах о потоке сознания депрессивных пациентов в частной практике Аарон Бека.

С точки зрения Бека, мотивационная модель Фрейда не выдержала испытания проверкой. Вместо поиска бессознательной мотивации Б. объяснял возникновение потока мыслей и снов исходя из концепции самости. При депрессии индивид видит себя неудачником, мир — карающим, а будущее — бледным и даже безнадежным. При депрессии, как и при других синдромах, когниции полны ошибок, называемых в логике «когнитивными искажениями». Это означает, что позитивная или нейтральная информация из окружающего мира искажается или модифицируется таким образом, чтобы соответствовать индивидуальному состоянию ума в текущий момент. Происходит фиксация на ошибках или их преувеличение, позитивная информация минимизируется или игнорируется, нейтральная информация интерпретируется в самом неблагоприятном свете и т. д. Мышление депрессивного индивида становится настолько ригидным и абсолютистским, что эти искажения проходят без коррекции и негативные мысли становятся все более выраженными и правдоподобными. Негативные мысли отражают дисфункциональные убеждения и предположения, которые были запущены соответствующими жизненными событиями, и приводят в движение депрессивную программу. Когнитивная модель депрессии не противоречит биохимической: они отражают различные уровни анализа. Независимо от ее «причин», депрессия характеризуется одними и теми же когнитивными процессами. Может быть биологическая уязвимость по отношению к депрессии, а может быть и когнитивная уязвимость. Более того, лечение, сфокусированное на этих когнитивных процессах, зарекомендовало себя как высокоэффективное. Было показано, что когнитивная психотерапия является такой же эффективной, как и фармакотерапия при лечении монополярной депрессии. Кроме того, было установлено, что когнитивная психотерапия является эффективной и при профилактике рецидивов депрессии. Текущие исследования должны дать ответ на вопрос: может ли когнитивная психотерапия предотвратить манифестацию первого эпизода депрессии в группе риска.

Продолжающиеся исследования в области психопатологии и использовании когнитивной терапии обеспечили Бека выдающееся место в научном сообществе Соединенных Штатов Америки. Им написаны сотни научных статей и теоретических глав, равно как и несколько книг. Он разработал оценочные шкалы для депрессии, риска суицида, для исследования личности. Аарон Бек получил награды и почести от академических учреждений и профессиональных организаций всего мира, включая Американскую психиатрическую ассоциацию, Американскую психологическую ассоциацию и Королевский психиатрический колледж (в Великобритании). Он остается плодотворным автором и исследователем. Его работа в настоящее время финансируется Национальным институтом психического здоровья, что подчеркивает ее значение.

Аарон Бек является почетным профессором психиатрии Пенсильванского университета, где он долгое время работал, основателем Института Бека, являющегося научным и учебным центром, возглавляемым одним из его 4 детей, Д. Бек (Beck J.). Институт Бека является одним из многих центров по обучению когнитивных психотерапевтов и для подготовки исследователей. Б. возглавляет обучение сотен клиницистов когнитивной психотерапии. В свою очередь, они создали свои собственные центры по когнитивной психотерапии. Аарон Бек продолжает быть значимой фигурой и выразительным голосом в современной психотерапии.

psyera.ru

Когнитивная терапия Аарона Бека — psy_unic — LiveJournal

Краткая история
Отцом основателем когнитивной терапии общепризнан Аарон Бек.
Бек родился в Провиденсе, штат Родайленд, США, в семье украинских эмигрантов. После окончания Университета Браун и Йельской медицинской школы Б. начал свою карьеру в медицине.
В результате многочисленных стажировок, интернатур, ординатур Бек получил подготовку в областях неврологии, нейропсихиатрии и психоанализа.
Впоследствии, заняв пост профессора психиатрии в Пенсильванском университете, он немало времени уделял исследованиям в области депрессий. Глубокое изучение вопроса привело его к выводу, что мотивационная модель З.Фрейда не подтверждается практикой, не обнаружил Аарон Бек у своих пациентов с депрессивными снами направленной на себя злости или гнева, что должно быть по теории психоанализа. Именно это несоответствие и подтолкнуло Бека к разработке собственного теоретико-клинического подхода, который он сам решил назвать когнитивной терапией. За несколько лет работы Аарон Бек расширил сферу своих интересов, обратив взор не только на депрессии, но и на самоубийства, различные тревожные расстройства, алкоголизм и наркозависимость, а также расстройства личности.
Вообще, собственную биографию Аарон Бек называет наиболее ярким показателем того, что психотерапия действительно работает. Так, на собственном примере психиатр показывает, как из бедного, пугливого и нервного мальчишки из эмигрантской семьи он превратился в одного из самых влиятельных психотерапевтов страны и даже мира.

Теоретические основы
Когнитивная терапия не разделяет взглядов трех основных психотерапевтических школ: психоанализа, который считает источником расстройств бессознательное; поведенческой терапии, которая придает значение лишь очевидному поведению; традиционной нейропсихиатрии, в соответствии с которой причинами эмоциональных расстройств служат физиологические или химические нарушения. Когнитивная терапия основана на достаточно очевидной идее о том, что представления и слова людей о себе, своих установках, убеждениях и идеалах информативны и значимы.

Когнитивная модель основана на восьми принципах. Эти принципы перечисляются ниже (Beck, 1987b, pp. 150-151) с подробными комментариями.

1. Способ структурирования индивидами ситуаций определяет их поведение и чувства. Наша интерпретация событий является своеобразным ключом, чрезвычайно значимым в когнитивной терапии. Основываясь на своих интерпретациях, мы чувствуем и действуем; люди реагируют на события посредством приписываемых им смыслов (Beck, 1991a). Разные интерпретации события могут привести к различным эмоциональным реакциям на одни и те же ситуации как различных людей, так и одного и того же человека в разное время. «Идея заключается в том, что конкретный смысл события определяет эмоциональный отклик на него, что и составляет ядро когнитивной модели эмоций и эмоциональных расстройств» (Beck, 1976, р. 52).
Эмоциональные и поведенческие реакции, таким образом, не являются прямыми или автоматическими ответами на внешние стимулы. Напротив, стимулы обрабатываются и интерпретируются внутренней когнитивной системой. Значительные расхождения между внутренней системой и внешними стимулами могут привести к психологическим расстройствам. В промежутке между внешним событием и определенной реакцией на него возникают соответствующие мысли. Возникающие у пациентов мысли часто отражают негативные мысли или негативное отношение к прошлому, настоящему и будущему (Beck, 1983). Хотя пациенты обычно не сознают или игнорируют эти мысли и, как следствие, не сообщают о них, можно научить их выявлять эти мысли еще до возникновения эмоций.
Эти мысли получили название «автоматических». Автоматические мысли специфичны и дискретны, возникают в укороченном виде, не являются следствием размышлений или рассуждений, относительно автономны и непроизвольны, при этом пациент считает их вполне обоснованными, даже если они представляются окружающим нелепыми или противоречат очевидным фактам (Beck & Weishaar, 1989).
«Внутренние сигналы в словесной или визуальной форме (например, автоматические мысли) играют значительную роль в поведении. То, как человек инструктирует себя, хвалит и критикует, интерпретирует события и строит предположения, не только характеризует нормальное поведение, но и проливает свет на внутренние проявления эмоциональных расстройств» (Beck, 1976, р. 37).

2. Интерпретация представляет собой активно протекающий, непрерывный процесс, который включает оценку внешней ситуации, возможностей справиться с ней, возможных выгод, рисков и затрат, связанных с различными стратегиями. Интерпретация является сложным, длительным процессом. При этом учитывается целый ряд разнообразных факторов. Мы принимаем в расчет требования внешней ситуации, какие у нас возможности справиться с ней, а также какие стратегии мы можем использовать в данном случае.
Критическая переменная в этом процессе интерпретации — это наши «частные владения» (personal domain), в центре которых располагается «Я» или Я-концепция. «Природа эмоциональной реакции человека, или эмоционального нарушения, зависит от того, воспринимает ли он события как обогащающие, истощающие, угрожающие или посягающие на его владения» (Beck, 1976, р. 56). Печаль возникает в результате ощущения утраты чего-либо ценного, то есть лишения частного владения. Ощущение или ожидание приобретения ведет к эйфории, или возбуждению. Угроза физическому или психологическому благополучию или утраты чего-либо значимого вызывают тревогу. Гнев является следствием ощущения прямого нападения, намеренного или непреднамеренного, или нарушения законов, моральных норм или стандартов данного индивида. Человек относится к нападению со всей серьезностью и фокусирует внимание скорее на незаслуженной обиде, чем на понесенном ущербе. Если представления, ведущие к появлению печали, эйфории, тревоги или гнева, сопряжены с искажением реальности, они способны привести к депрессии, мании, тревожным реакциям или параноидным состояниям.

3. Каждый индивид обладает специфической восприимчивостью и уязвимостью, что ведет к психологическому дистрессу. Все мы разные; то, что серьезно расстраивает одного, может показаться безразличным другому. Каждый из нас имеет собственные уязвимые места. Уязвимость, которая имеет тенденцию инициироваться определенными стрессорами, может привести к дистрессу.

4. Некоторые различия в индивидуальной восприимчивости, или уязвимости объясняются базовыми различиями в личностной организации. Концепции автономной личности и социотропной личности объясняют эти различия (см. Beck, 1983; Beck, Epstein & Harrison, 1983). Эти две концепции отражают новое дополнение (Haaga, Dyck & Ernst, 1991) к представлениям Бека о страдающих депрессией пациентах. Как отмечал сам Бек (Beck, 1991a, р. 370),
«пациенты, придающие большое значение автономии (собственным успехам, мобильности, личным удовольствиям), склонны к депрессии под действием «автономного стрессора», например неудачи, скованности или вынужденной подчиненности. Пациенты, более всего ценящие близость, зависимость и взаимность (социотропы), обладают повышенной чувствительностью и склонны к депрессии после «социотропных травм», например социальной депривации или отвержения» (Beck, 1983).
Таким образом, основная идея состоит в том, что личность может быть уязвима и более всего реагирует на определенные стрессоры — автономная личность откликается на автономные стрессоры, а социотропная — на социотропные.

5. Нормальная деятельность когнитивной организации тормозится под влиянием стресса. «Примитивная эгоцентрическая когнитивная система активируется, когда индивид определяет, что под угрозой находятся его жизненные интересы» (Beck, 1987b, p. 150). Когда это происходит, возникают различные негативные последствия — формулируются крайние, экстремистские суждения, возникает проблемное мышление, нарушается способность к рассуждению и концентрации внимания.

6. Психологические синдромы, такие как депрессия и тревожные расстройства, состоят из гиперактивных схем с уникальным содержанием, характеризующих тот или иной синдром. Гиперактивные схемы представляют собой гиперактивные убеждения, негативные по тону и содержанию. Каждый психологический синдром, будь то депрессивное или личностное нарушение, имеет собственный уникальный набор характеризующих его убеждений; каждый синдром имеет собственный когнитивный профиль (Beck, 1976; Beck et al, 1979; Beck et al, 1990). Например, мысли страдающего депрессией индивида, помимо всего прочего, вращаются вокруг утраты, мысли пациента с тревожным расстройством фокусируются на угрозе и опасности, а мысли при личностном расстройстве концентрируются на отвержении, собственных потребностях или
ответственности (в зависимости от типа личностного расстройства).

7. Напряженное взаимодействие с другими людьми порождает замкнутый круг неадаптивных когниций. Поскольку стресс негативно влияет на нормальную деятельность когнитивной системы индивида и может нарушить его способность рассуждать (см. принцип 5), неудивительно, что стрессовые взаимодействия формируют порочный круг. Следующий пример (Beck, 1991a, р. 372) иллюстрирует данный принцип.
«Очевидно, психологические системы страдающего депрессией индивида продолжают взаимодействовать с таковыми других людей даже после возникновения депрессии. Так, страдающая депрессией жена может интерпретировать фрустрацию мужа от невозможности ей помочь как признак отвержения (когниции мужа: «Я ничем не могу ей помочь»; когниции жены: «Он не обращает на меня внимания, поскольку ему все равно»). Жена реагирует усилением отстраненности, что в свою очередь ведет к прекращению поддержки со стороны мужа» (Beck, 1988).
Таким образом, страдающая депрессией жена, неверно трактуя фрустрацию мужа, приписывает ей негативный смысл, продолжает негативно думать о себе и о своих отношениях с мужем, отстраняется, и, как следствие, ее неадаптивные когниции еще более усиливаются.

8. Индивид будет демонстрировать сходную соматическую реакцию на угрозу, независимо от того, физическая это угроза или символическая. Угроза может быть физической (например, физическое нападение) или символической (например, вербальное нападение). Индивид реагирует на угрозу, независимо от ее характера, определенными соматическими проявлениями. Например, наиболее вероятными реакциями на физическую и вербальную угрозу являются тревога, страх, гнев или их сочетание.
Бек (Beck, 1991a) отметил, что многие ошибочно приписывают его теории утверждение, что в основе психологических нарушений лежат когниции. Вместе с тем, говоря о депрессии, Бек (Beck, 1987a) делает следующее заявление: «Совершенно необоснованно утверждать, что «когниции вызывают депрессию». Такое утверждение сродни тому, что «галлюцинации вызывают психоз»» (р. 10). Таким образом, «девиантные когнитивные процессы внутренне присущи депрессивному расстройству, однако не являются его причиной или следствием» (р. 10). И далее: «Я полагаю, что не имеет смысла говорить о причине аффективных расстройств» (Beck, 1983, р. 267). Существует множество предрасполагающих и проистекающих факторов, которые вносят свой вклад в аффективное расстройство, эти факторы могут выступать в различных сочетаниях, провоцируя расстройство, причем вклад каждого из них в развитие расстройства сильно варьирует. Некоторые из этих предрасполагающих факторов включают травмы развития, соматические заболевания, неадекватные личные переживания и непродуктивные когнитивные стереотипы. А предрасполагающие факторы могут включать тяжелые внешние стрессы, хронические внешние стрессы и специфические внешние стрессы.

Особенности когнитивной психотерапии:
Когнитивный терапия наиболее подходит тем, кто обладает способностью к интроспекции и рефлексии, а также может здраво рассуждать о своей жизни за пределами проблемной сферы. Терапия фокусируется на том, чтобы помочь пациенту преодолеть слепые пятна, нечеткое восприятие, самообман и ошибочные суждения. Поскольку эмоциональные реакции, в результате которых пациент пришел к терапии, являются результатом ошибочного мышления, они ослабляются после коррекции мышления. Когнитивная терапия помогает пациентам воспользоваться методами решения проблем, которые хорошо известны им по нормальным периодам жизни. «Формула лечения довольно проста: психотерапевт помогает пациенту выявить ошибки мышления и освоить более реалистичные способы формулирования своих переживаний» (Beck, 1976, р. 20). Этот подход понятен пациентам, уже имевшим опыт исправления ошибок и коррекции заблуждений.

Основные объекты когнитивной психотерапии:
Автоматические мысли. Поскольку автоматические мысли оказывают влияние на наши чувства и действия, а также в связи с тем, что они могут оказаться источником проблем, психотерапевтам необходимо научить своих клиентов выявлению автоматических мыслей. Прежде всего надо рассказать пациентам о том, что между событием и их реакцией на него возникает мысль. Как только пациенты усвоят эту концепцию, можно научить их выявлять эти вклинивающиеся мысли, например: «Что произошло после того как вы потеряли ключи от машины, и до возникновения у вас чувства гнева? Какие мысли возникли у вас в промежутке между этими двумя событиями?» Таким образом, научившись идентифицировать свои проблемные автоматические мысли, пациенты подходят к выявлению алогичного мышления (например, восприятие катастроф; утверждения типа «следует») и искажений реальности.
Правила. Как уже говорилось, правила представляют собой формулы и посылки, на основе которых мы судим о поведении других людей и окружающем мире, например: «Замечания авторитетных лиц = доминирование и унижение», а также выстраиваем стратегию собственных действий, например даем отпор воображаемым попыткам доминирования и унижения. Как показывают эти примеры, сами по себе правила могут стать источником проблем; вместе с тем они продолжают направлять наше поведение. В ходе терапии когнитивный психотерапевт стремится помочь пациентам в выявлении и изменении их неадаптивных правил.
Когнитивные ошибки. Поскольку пациенты склонны перерабатывать информацию ошибочно, есть смысл им это продемонстрировать. Кроме того, когда ошибочная переработка информации происходит достаточно часто и при разных обстоятельствах, тем более важно об этом знать. Таким образом, научившись выявлять когнитивные ошибки, избирательное внимание, произвольные суждения, сверхгенерализацию, преувеличение и преуменьшение, персонализацию и дихотомическое мышление, пациенты убеждаются в том, что сами ввергают себя в беду.

Ниже приведены несколько различных типов когнитивных ошибок (или искажений), которые систематически допускают клиенты. В статье приведены синонимы названий когнитивных искажений.

Сверхгенерализация (сверхобобщение, генерализация).
Из одного или нескольких изолированных случаев выводится общее правило или делается умозаключение, которое распространяется на широкий круг ситуаций. Это правило начинают применять, в том числе к ситуациям, не имеющим к нему отношения.
Пример: женщина после разочаровавшего ее свидания приходит к следующему выводу: «Все мужчины одинаковы. Меня всегда будут отвергать. Меня никто и никогда не полюбит».

Произвольное умозаключение (произвольные заключения).
Человек делает необоснованные или противоречащие фактам выводы.
Пример: мать, которая все время проводит с ребенком в конце особенного трудного дня приходит к заключению «Я— ужасная мать».

Выборочное абстрагирование (избирательная абстракция, избирательное абстрагирование, избирательное внимание).
Человек делает вывод на основании детали, вырванной из контекста, при одновременном игнорировании другой, более существенной информации.
Пример: муж заметил, что его жена в гостях много времени разговаривала с мужчиной. Это вызвало ревность, которая основывалась на убеждении: «Моя жена меня не любит». Суть этого искажения состоит в том, что человек судит о том, кто он есть, по своим неудачам.

Туннельное зрение (фильтр).
Туннельное зрение связано с выборочным абстрагированием. Люди воспринимают только то, что соответствует их настроению, хотя воспринимаемое событие может быть лишь частью гораздо более масштабной ситуации.
Пример: муж, который не видит ничего положительного, сделанного для него женой.

Преувеличение (переоценивание, магнификация) и преуменьшение (минимизация, недооценивание, обесценивание позитивного).
Неправильная оценка, рассмотрение себя, окружающих, конкретных событий или возможных их последствий как гораздо более или гораздо менее важных, значимых, сложных, позитивных, негативных или опасных, чем они есть на самом деле.
Пример преувеличения: «Оценка «три» говорит о том, что я неспособный».
Пример преуменьшения: «Мне удалось выполнить эту работу, но это вовсе не означает, что я способный», женщина с симптомами рака груди думает «Ничего страшного с моей грудью не происходит».

Катастрофизация (негативные предсказания).
Это один из видов преувеличения. При этом искажении человек предсказы

psy-unic.livejournal.com

Читать онлайн «Когнитивная психотерапия расстройств личности» автора Бек Аарон — RuLit

Аарон Бек, Артур Фримен

Когнитивная психотерапия расстройств личности

Благодарности

Выход в свет любой книги связан с шестью важными этапами. Первый из них — это нервная дрожь и возбуждение при начале работы над книгой. На этой ранней стадии предлагаются, разрабатываются, видоизменяются, отвергаются, переоцениваются и по-новому формулируются различные идеи. Причиной написания этой книги, как и многих других наших работ, послужила клиническая необходимость в сочетании с научным интересом. Пациенты с личностными расстройствами были частью клиентуры практически каждого психотерапевта нашего Центра. Идея этой книги возникла из еженедельных клинических семинаров, проводимых Аароном Т. Беком. По мере развития этой идеи с нами делились информацией и клиническим опытом коллеги из Пенсильванского университета и центров когнитивной психотерапии со всей страны, за что мы им очень признательны. Многие из них стали нашими соавторами и оказали большое влияние на направленность и содержание этой книги. Их блестящий ум и клиническая проницательность привнесли в эту книгу живость изложения.

Второй важный этап в рождении книги — создание рукописи. Теперь идеи получили конкретное воплощение и изложены на бумаге. Именно с этого момента начинается процесс обретения формы. Лоуренс Трекслер заслуживает всяческих похвал за то, что взял на себя ответственность за просмотр и доработку многих глав. Это придало проекту целостность и внутреннюю связь.

Третий этап начинается, когда рукопись отправлена в издательство. Сеймур Вайнгартен, главный редактор издательства «Гилфорд пресс», многие годы был другом когнитивной психотерапии. (Дар предвидения и мудрость Сеймура помогли ему более десяти лет назад опубликовать ставшую классической работу «Когнитивная психотерапия депрессии» (Cognitive Therapyof Depression).) Благодаря его помощи и поддержке работа над книгой смогла подойти к своему завершению. Ведущий редактор Джудит Громен и редактор Мария Стрейбери сделали рукопись удобочитаемой без ущерба для содержания и направленности текста. Наряду с другими сотрудниками издательства они завершили работу над книгой.

Четвертый этап связан с окончательной редакцией и набором рукописи. Тина Инфорцато оказала нам добрую услугу, неоднократно набирая текст черновых вариантов отдельных глав. На заключительном этапе ее способности проявились с особым блеском. Она собрала разбросанные по тексту библиографические ссылки, внесла в текст множество сделанных нами исправлений и создала компьютерную версию книги, с которой и проводился типографский набор. Карен Мадден хранила черновики книги и заслуживает благодарности за свое упорство. Донна Батиста помогала Артуру Фримену поддерживать организованность, несмотря на его участие в различных проектах. Барбара Маринелли, руководитель Центра когнитивной психотерапии Пенсильванского университета, как всегда взяла на себя основной объем работы и позволила Беку сосредоточиться на создании этой книги и других научных работ. Доктор Уильям Ф. Раньери, председатель Совета по психиатрии Университета терапии и стоматологии Нью-Джерси и Школы остеопатической медицины, также был сторонником когнитивной психотерапии.

Заключительный этап — публикация книги. Итак, уважаемые коллеги, вы держите в руках нашу книгу, которая, как мы надеемся, окажется полезной для вас.

Мы искренне благодарим своих спутниц жизни Джадж Филлис Бек и доктора Карен М. Саймон за их неоценимую поддержку.

Продолжающееся до сих пор сотрудничество основных авторов книги началось с отношений между студентом и преподавателем и развивалось последние 13 лет при взаимном уважении, восхищении, привязанности и дружбе. Мы многое узнали друг от друга.

Наконец, пациенты, с которыми мы работали целые годы, позволили нам разделить их бремя. Именно их боль и страдание побудили нас создать теорию и методы, получившие название когнитивной психотерапии. Они многому нас научили, и мы надеемся, что смогли помочь им начать жить более полноценной жизнью.

Аарон Т. Бек,

доктор медицины, Центр когнитивной психотерапии Пенсильванского университета

Артур Фримен,

доктор педагогических наук, Институт когнитивной психотерапии, Университет терапии и стоматологии Нью-Джерси

В течение десятилетия, прошедшего с издания книги Аарона Т. Бека и его коллег «Когнитивная психотерапия депрессии», когнитивная психотерапия получила значительное развитие. Этот метод стал применяться для лечения всех распространенных клинических синдромов, включая тревогу, панические расстройства и пищевые нарушения. Изучение результатов применения когнитивной психотерапии показало ее эффективность в лечении широкого круга клинических расстройств. Когнитивная психотерапия применялась ко всем возрастам (детям, подросткам, гериатрическим пациентам) и использовалась в различных условиях (амбулаторно, в стационаре, для пар, групп и семей).

Используя накопленный опыт, настоящая книга впервые рассматривает весь комплекс когнитивной психотерапии расстройств личности.

Работа когнитивных психотерапевтов привлекла к себе внимание во всем мире; повсюду в Соединенных Штатах и Европе были созданы центры когнитивной психотерапии. На основе обзора работы клинических и консультирующих психологов Смит (Smith, 1982) сделал вывод, что «когнитивно-поведенческий подход сегодня является одним из самых сильных, если не самым сильным» (р. 808). Начиная с1973 года интерес к когнитивным подходам среди психотерапевтов вырос на 600 % (Norcross, Prochaska & Gallagher, 1989).

Большая часть исследований, теоретических разработок и клинической подготовки в области когнитивной психотерапии проводилась в Центре когнитивной психотерапии в Пенсильванском университете или в центрах, организованных теми, кто обучался в этом центре. В основе данной работы лежат семинары и разборы первичных больных, проводившиеся Беком в течение многих лет. Когда мы решили написать книгу, в которой мы могли бы изложить понимание, достигнутое в ходе нашей работы, мы отдавали себе отчет в том, что одному или двум людям невозможно охватить все рассматриваемые расстройства. Поэтому для работы над книгой мы собрали группу обучавшихся в Центре когнитивной психотерапии известных и талантливых психотерапевтов, каждый из которых писал раздел по своей специализации. Мы отвергли идею отредактированного текста, в котором предлагается ряд несопоставимых (или слишком детальных) наблюдений. В интересах цельности и последовательности изложения мы решили, что эта книга будет результатом совместных усилий всех ее авторов.

Каждый автор взял на себя ответственность за определенную тему или расстройство. Затем с черновым материалом по каждой теме знакомились все авторы, что должно было стимулировать плодотворное сотрудничество и способствовать последовательности изложения, после чего материал возвращался первоначальному автору (или авторам) для исправлений и доработки. Хотя эта книга — результат работы нескольких авторов, все они ответственны за ее содержание. Основные авторы каждой из глав будут указаны ниже. Интеграцией материала, заключительным редактированием и обеспечением связности текста занимался Лоуренс Трекслер (доктор философии; больница Френдз, Филадельфия, Пенсильвания).

Книга состоит из двух частей. В первой части предлагается широкий обзор исторических, теоретических и психотерапевтических аспектов темы. Затем следуют клинические главы, которые детализируют индивидуальное лечение определенных личностных расстройств. Клинические главы соответствуют трем группам, описанным в третьем издании «Руководства по диагностике и статистической классификации психических расстройств» (DSM-III-R) (АРА, 1987). Группа А — нарушения, которые описаны как «странные или эксцентричные», включает параноидное, шизоидное и шизотипическое расстройства личности. Группа В включает антисоциальное, пограничное, гистрионное и нарциссическое расстройства личности, которые описаны как «драматические, эмоциональные или сумасбродные». Группа С включает «людей, одержимых тревогой или страхом», которые попадают в категории избегающего, зависимого, обсессивно-компульсивного и пассивно-агрессивного расстройств личности.

www.rulit.me

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о