Как пережить смерть мамы форум: Как пережить смерть близкого человека: 8 советов — Нож

Содержание

Как пережить смерть близкого человека: 8 советов — Нож

Примите свою боль

Первое, что стоит понять, — не нужно воевать со своей болью и стараться изгнать ее из жизни, словно инородное тело. Чувствовать боль, даже самую сильную, совершенно нормально, и — более того — это важно делать: через нее мы адаптируемся к новым жизненным обстоятельствам. Также стоит примириться с тем, что полностью боль, скорее всего, никогда не уйдет, и в важные даты — в день рождения умершего или в годовщину смерти — она будет возвращаться. Надо помнить об этом и не удивляться своим чувствам.

Прислушайтесь к себе

Каждый человек индивидуален, а значит, и смерть все переживают по-своему. Здесь не может быть общих правил. Кому-то после смерти близкого нужен долгий период адаптации, а кто-то, наоборот, постарается как можно скорее влиться в ритм обычной жизни. И тот и другой вариант нормален, не стоит обращать внимание на мнение общества, которое всегда «знает, как лучше». Подумайте, что поможет вам пережить смерть близкого, и сделайте это.

Ищите ответы на сложные вопросы

Утрата близкого ставит перед человеком важнейший вопрос: что всех нас ждет после смерти? И это логично. Не стоит отгораживаться от поиска ответов — нередко горе становится важным этапом в личностном развитии человека. Кто-то найдет ответы в религиозной литературе, кто-то — в научной или философской. Так или иначе просто закрыть глаза на проблему, скорее всего, не получится.

Говорите о том, что случилось

Не все люди готовы обсуждать смерть близкого, однако большинству рано или поздно потребуется выговориться. Очень важно, чтобы вам было, с кем это сделать, и здесь надо запомнить одно правило: если собеседник хотя бы попытается обесценить ваше горе, бегите от него со всех ног. Он вам точно не сможет помочь, только навредит. Если подходящего человека для разговора вы не найдете, обратитесь к психологу. Опытный специалист не только всё выслушает, но и даст советы, которые помогут именно в вашей ситуации.

«Отпустите» умершего

К слову, о психологах: нередко эксперты советуют мысленно «отпустить» умершего. Дело в том, что смерть — даже смерть от старости — всегда происходит внезапно, к ней почти невозможно подготовиться. Кажется, что вы не закончили всех дел с умершим близким, не сказали ему всё то, что хотели, не дали нужного количества тепла и понимания. Подобные чувства и эмоции могут оказаться тяжелым грузом, который будет мешать вам пережить горе. Поэтому стоит мысленно попрощаться с человеком — простить ему обиды, поблагодарить за хорошие поступки, разрешить спорные вопросы. Нередко для этого психологи советуют написать умершему символическое письмо, которое поможет всё расставить по своим местам.

Перестройте свою жизнь — ограничьте негативные факторы

После смерти близкого мы ослаблены и уязвимы, любая мелочь может выбить из колеи. Чтобы процесс переживания горя прошел менее болезненно, стоит позаботиться о себе и постараться создать максимально комфортные условия. Исключите общение с не самыми приятными знакомыми, не делайте то, чего терпеть не можете, смените нелюбимую работу, если чувствуете необходимость. Всё это позволит уменьшить ежедневный стресс и сэкономить силы для более важных вещей.

Когда стоит обратиться за помощью к психологу?

Да, каждый человек по-своему переживает потерю близкого, и некоторым это дается тяжелее, чем остальным. Здесь важно прислушиваться к себе: если вы чувствуете, что самостоятельно уже не справляетесь с психологической нагрузкой, и даже через несколько месяцев (а то и через год) боль утраты столь же сильна, как в первые дни, лучше обратиться к психологу. Длительная эмоциональная нестабильность после смерти близкого, физическая истощенность и повышенная тревожность — тоже поводы проконсультироваться со специалистом. Нередко подобное событие обнажает психологические проблемы, которые прежде не проявлялись в острой форме.

Как помочь другому человеку, переживающему потерю близкого?

Учитывая сказанное выше, стоит помнить о нескольких важных вещах. Во-первых, не навязывайте человеку своего мнения о том, как правильно переживать горе. Он волен поступать так, как хочет. Во-вторых, ваша основная задача — дать понять, что вы всегда готовы поддержать его: без настойчивости и навязчивости предлагайте иногда куда-нибудь вместе сходить, встретиться в кафе, поговорить по телефону. В-третьих, не надо усиленно отвлекать человека от мыслей об умершем близком — совершенно нормально, если ему хочется обсуждать случившееся и вспоминать любимого человека. Наконец, в-четвертых, если вы видите, что с ходом времени он всё больше погружается в отчаяние и печаль, стоит предложить ему обратиться психологу: главное — делать это мягко и без лишнего давления.

Смерть ребёнка: как помочь семье пережить горе

Смерть близкого человека пережить всегда тяжело. Но когда умирает ребёнок – это страшная утрата для его родителей. Именно на работе с такими утратами сосредоточились психологи Санкт-Петербургской общественной организации социальной помощи «Семейный информационный центр». Потеря ребёнка может стать глубокой травмой на всю жизнь для обоих родителей – у тех, кто топит себя в этой травме, в отчаянии, рушатся или искажаются отношения как внутри семьи, так и связи с внешним социумом. Психолог центра Надежда Степанова рассказывает, как специалисты «Семейного информационного центра» помогают родителям и другим членам семьи пережить смерть ребёнка и найти новые надежды.

«Семейный информационный центр» помогает женщинам, перенесшим перинатальную утрату и членам их семей, семьям, потерявшим ребенка, а также при рождении недоношенного ребёнка или ребёнка с инвалидностью.

— Кто тяжелее переживает утрату – семья, потерявшая младенца, или семья, потерявшая ребёнка старше?

— Если говорить о том, что более взрослого ребёнка потерять тяжелее, чем новорожденного, то и соглашусь, и нет. У каждой семьи, у каждой ситуации свои особенности. Но да, социальных и психологических связей у родителей образуется всё больше и больше по мере роста ребенка, это и кружки, садик, друзья, родственники… все эти люди и сообщества соприкасались с ребёнком, семьей. У этих родителей, таким образом, возникло больше воспоминаний, надежд. И даже после появления в семье другого рёбенка воспоминания о потерянном у родителей остаются, но это естественно. Другой вопрос, если подспудно родители не перегоревали эту потерю, а так может быть по разным причинам. Например, один из родителей был косвенно виноват в том, что ребёнок погиб в аварии.

— Получается, что в переживаниях людей преобладает эгоизм: «Переживаю потому, что не сбылись ожидания», «Мое горе» и так далее. Но ведь тогда остаётся очень мало места самим ушедшим детям…

— Но так чаще всего и происходит при потере любого близкого человека, не обязательно ребёнка. Чаще мы переживаем не о нём, а о том, что мы остались без него и нам теперь нужно перестраивать свой мир. Мы плачем о себе, своих нереализованных мечтах, планах, ожиданиях….

— А многие ли родители, потерявшие детей, страдают от чувства вины? И как вы работаете с людьми, если эта вина реальна?

— Страдают все. А как работать – очень сложный вопрос. Когда молодая женщина на восьмом месяце беременности спрыгивает с парашютом и теряет ребёнка, с ней, конечно, работать очень тяжело – она понимает, что виновата, что потерю спровоцировали её действия. Но тут нужно признать факт – да, поступок был необдуманный. Возможно, женщина была не очень готова к материнству, в её картине мира вообще не предполагалось, что дети могут погибать. Или семья готовилась к рождению ребёнка, сделали всё, что нужно и можно, а чувство вины всё равно присутствует. Как работать? В зависимости от ситуации. Сказать, что чувство вины уходит быстро и навсегда, нельзя. Иногда на это нужно много времени.

6 документальных фильмов о тех, кто пережил смерть близких

— Похороны ушедшего ребёнка – в каком ключе вы обсуждаете эту проблему с клиентами? Особенно когда речь идёт о новорожденных младенцах.

— Часто мамы порой даже не хотят смотреть на своих умерших новорожденных детей, не хотят их забирать, чтобы похоронить. До определённого времени была такая практика у врачей – говорить: «Зачем тебе смотреть?» Но если женщина не хоронила своего ребёнка, у неё в дальнейшем выстраиваются всякие страшные картины. Например, приходила женщина уже по поводу внуков (она достаточно молодая бабушка), но выяснилось, что у неё в первом браке умер ребёнок, но она не стала на него смотреть, не стала его забирать, и потом она начала представлять себе его внешность, потом стала искать в интернете информацию о том, что происходит с телами таких младенцев – кто-то рассказывает, что их используют, как биоматериал, кто-то – что их сбрасывают в общую яму и так далее. И она говорит: «Я стала себе всё это представлять. И как мне теперь с этим жить?» Ко мне приходят семьи, которые уже приняли решение, женщина вышла из роддома и теперь она ищет у меня подтверждения того, что она поступила правильно, отказавшись посмотреть на ребёнка и похоронить его. А вот у верующих людей вопрос, надо или не надо хоронить ребёнка, вообще не встаёт.

Поэтому важно, чтобы психологи работающие с такими семьями, имели единый подход и понимали нужность и важность данного этапа. В Германии, если семья поначалу не желает смотреть на ребёнка и хоронить его, ей дают некоторый срок на осмысление своих желаний и действий, за который семья может изменить своё решение. Было бы здорово, если бы мы переняли их практику.

— Если другие дети в семье уже есть, вы с ними тоже работаете?

— Да. С детьми обязательно надо работать. Ведь дети понимают, что происходит. Если родители им не говорят о случившемся, у них формируются неврозы, страхи, причём порой не связанные на прямую со смертью. А родители часто не сообщают детям о смерти сиблинга. Объясняют так: «А зачем?» Особенно, если умирает новорожденный младенец – придумывают какую-то историю или вообще накладывают запрет на эту тему. При этом ребёнок видит, что все плачут, что маме и папе не до него, его могут отправить к бабушке и дедушке. Ребёнок чувствует себя выделенным из семьи, в своеобразной зоне изоляции. И у него появляются какие-то свои фантазии, с которыми ему дальше приходится самому справляться, фантазии ребёнка порой страшней реальности. Так что я считаю, что ребёнку надо обязательно рассказать о смерти его братика или сестрёнки, но найти для этого подходящее время и продумать, какие слова сказать.  

— Но ведь и сам ребёнок может остро переживать смерть брата или сестры.

— Конечно. Опять-таки, особенно если уже есть какая-то история их общения. И главное: в любом случае ребёнок из-за таких событий в семье тоже может впасть в депрессию. Считается, что если ребёнок прыгает и скачет, значит, ему весело и хорошо. Но он может таким способом оттягивать на себя внимание родителей, чтобы они переключились и им стало весело, а ребенок таким образом, получает для себя «прежних» родителей, таких, какими они были до потери.

— Как вести себя другим ближним тех, кто переживает утрату ребёнка? Что говорить нельзя, а что говорить можно и нужно?

— Скорее, скажу о том, что нельзя. Нельзя говорить сразу после того, как это случилось: «У тебя ещё будут дети». Ведь родители ещё не переплакали, не перегоревали. Нельзя предлагать уйти в работу, забыться, прекратить плакать – то есть нельзя предлагать какую-либо блокировку эмоций. Тем более, нельзя говорить: «Мне надоело, что вы плачете». Нельзя винить, даже если объективно вина родителей в смерти ребёнка есть. Нельзя обесценивать потерю: «беременность была не вовремя», «что ни делается, всё к лучшему» и тому подобное… Самим родителям и так хватает чувства вины, надо их просто поддержать. Вообще трогать эти темы можно только тогда, когда родители сами захотят про это говорить. Что делать нужно? Дать возможность плакать столько, сколько необходимо. Но при этом смотреть, замыкается человек в себе или нет. Если  уходит от социума, это тревожный знак. В этом случае нужно звонить, приходить, не оставлять своим вниманием. Разговаривать и главное – слушать, удерживая себя от советов и сравнений: нельзя говорить, что у кого-то всё гораздо хуже, это тоже обесценивание.

— А если человек резко отказывается общаться?

— Если человек живёт один, то нужно всё-таки иногда звонить, просто чтоб сказать: «Я здесь, можешь мне позвонить в любое время». Можно писать СМС, писать сообщения в интернете, в скайпе. Сегодня возможностей много дать знать человеку, что он не один.

— Женщине нужно дать поплакать. А мужчине?

— Мужчины тоже плачут. И здорово, когда мужчина может себя это позволить. Мужчинам я предлагаю, если есть возможность, взять совместный отпуск – для того, чтобы побыть с самим собой, с супругой. Некоторые семьи уезжают – но не ради развлечения, а для того, чтобы выскочить из привычного и травматичного пространства. Мужчине важно знать, чем он может помочь супруге, как отвечать на расспросы окружающих, например: «Да, мы потеряли ребёнка, но сейчас я говорить об этом не хочу». Но это не значит, что он не переживает и мужчине не нужно время для проживания потери.

— Приходят ли к вам люди спустя годы после утраты?

— Надо сказать, что прямо сразу, то есть в остром состоянии горя вообще приходят редко. Но бывает так, что приходят и спустя очень долгий срок. Иногда приходят ведь с другими вопросами, касающимися семейных отношений, а когда я начинаю расспрашивать о прошлом семьи, то выясняется что была утрата ребёнка. И здесь, если человек готов об этом говорить, то либо это прожитая история, и он рассказывает так же, как могу рассказать свою историю я, либо это сильные чувства, эмоции, заново переживается горе, люди говорят: «Мы об этом никому не рассказывали».

— Пожилые люди, когда-то пережившие утрату, могут как-то поддержать молодых с такой же проблемой?

— Конечно. Пожилой человек может сказать: «Посмотри на меня, мне 75 лет. Тебе тяжело сейчас, это нельзя забыть, но пережить можно». Сейчас скажу фразу, которая многих может шокировать в данном контексте: так или иначе, любые переживания обогащают человека. Страдания тоже делают нашу картину мира богаче. И вот тут пожилые люди могу показать это на своих примерах. Но вот когда умирает единственный внук или внучка, у бабушек и дедушек переживания бывают не менее сильные, чем у родителей ребёнка. Это ведь тоже связано с их несбывшимися ожиданиями, они думают о том, что других внуков могут и не дождаться.

— Может быть, вообще одна из главных проблем в том, что мы друг от друга слишком многого ждём?

— Да. А когда наши ожидания и наши фантазии не сбываются, это становится для нас катастрофой. Есть люди, которые готовы быстро перестраиваться, а есть люди, которые не готовы. Конечно, в кризисной ситуации любые несовпадения обостряются.

— Вот есть старая поговорка: «Бог дал – Бог взял». По сути, это краткое изложение фрагмента из библейской Книги Иова. Как вам кажется, раньше люди относились легче к смертям своих детей?

— Мне кажется, да. Было больше упования на Бога и понимания, что человек не в состоянии распоряжаться своей жизнью и смертью в полной мере. И мне тоже приходится говорить клиентам о том, что у каждого из нас свой срок.

— Отсутствие такого понимания не порождает ли гипероветственность?

— Я постоянно говорю об этом на семинарах и вебинарах – не только посвящённых утрате, но и вообще проблемам, связанным с детьми. Всё-таки родителям надо быть в определённых вопросах проще. Извините, но в 50-е и 60-е годы у ребёнка часто был единственный эмалированный горшок. А теперь рассуждают: «Вот, ребёнок не ходит в синенький горшок, давайте купим ему красненький». И маме внушают, что если её ребёнок в полтора года не ходит на горшок, то она плохая мама. И есть ещё момент: раньше женщины рожали сколько детей? Сколько Бог дал. А теперь? Большинство – одного или двух. Притом, что социальные и экономические условия раньше могли быть и гораздо хуже. Поэтому я часто говорю о том, что не надо невротизировать родителей – у них есть ещё и жизнь помимо ребёнка. Для ребёнка это катастрофа, когда жизнь его родителей сосредоточена только на нём. Этому в большей степени подвержены родители детей с особенностями развития. Помню одну семью, в которой младший ребёнок имел очень тяжёлую симптоматику – лежачий, с задержкой психического развития. Он дожил до 10 лет и в этом возрасте мог только лежать и кататься – не более того. Но его папа – врач, мама – преподаватель, оба работали и работают, они не остановили свою жизнь, но и не отдали ребёнка в интернат. Ребёнок жил с ними. Что они сделали? Они обезопасили пространство, в котором он находился, например, сделали ему спальное место практически на полу – чтобы он не упал и не ударился.

— А у этой пары не возникало чувство вины из-за того, что они, возможно, должны были больше заниматься ребёнком, и тогда он достиг бы хоть немного более высокого уровня развития?

— Знаете, я думаю, что такие мысли могут возникать у любого родителя – не важно, здоровый у него ребёнок или больной, живой он или умер. Всегда есть ощущение, что ты что-то недоделал, недодал, не успел, проглядел… Но эта пара всё равно старалась дать своему ребёнку очень много – продолжала заниматься его реабилитацией даже тогда, когда специалисты говорили им, что прогресса не будет. Родители отвечали: «Но он живой, значит, будем делать».

— Вы работаете также и с семьями, в которых есть дети с инвалидностью. А может ли к вам обратиться семья, которая ещё только опасается, что ребёнок или родится с нарушениями развития, или не выживет?

Наш проект предусматривает, что мы подхватываем семью, когда ещё на стадии беременности врачи выявляют, что у ребёнка может быть какая-то патология. Здесь очень важно дать женщине понять, что она не Бог, а мама, и делает максимум того, что может. Если в этот период обращается вся семья, то очень важно помочь всем определиться, что и как в данной ситуации может сделать каждый из них. Когда семья выходит из состояния дезориентации и переходит к реальным действиям, это дает людям возможность видеть и сами эти действия, и их результаты, что в конечном итоге даёт надежду. Ведь есть такая проблема: часто, если женщина рожает ребёнка с теми или иными нарушениями развития, она отгораживается от социума: «Меня никто не поймёт». У неё есть страх осуждения – и действительно, не все окружающие понимают, что происходит. И тут наша задача – восстановить её связь с социумом. Как формировать социальные связи в данном случае? Знакомить семью с другими семьями, у которых схожие проблемы. Семьи могут делиться реальным опытом, адресами медучреждений, организаций, работа которых имеет специфику работы с теми или иными нарушениями. К тому же наше общество в целом всё-таки меняется – и многие семьи с инвалидами получают моральную поддержку от самых обычных людей, своих соседей, например.

 

Как пережить смерть мужа - Афиша Daily

Четыре года назад у Ольги Крапивиной умер муж. Она осталась с двумя детьми и не знала, как жить дальше. Каждые выходные семья приезжала на кладбище, чтобы поговорить с папой. Недавно Ольга завела блог поддержки для женщин, потерявших мужей. «Афиша Daily» спросила ее, как пережить смерть любимого человека и зачем писать об этом в инстаграме.

«Наш брак был настоящим: один раз и на всю жизнь»

Мы оба были свидетелями на свадьбе друзей. Они нас и познакомили за несколько дней до торжества. Все собрались на даче, Миша приехал с гитарой, и когда он начал петь, я влюбилась. Вообще, он был военным, а музыка — это его хобби. У него был потрясающий голос — кажется, я влюбилась именно в него. Миша сразу начал за мной ухаживать. Если он дарил цветы, то ведрами, если что‑то делал, то всегда по максимуму. Он был человеком широкой души. Мы быстро поняли, что созданы друг для друга, и буквально через месяц он сделал мне предложение.

Я работала в гостинице, у меня часто были ночные смены, поэтому он настоял, чтобы я ушла с работы. Но мне, если честно, и самой наскучила работа. Через год после свадьбы у нас родился старший сын Григорий, а еще через год и 10 месяцев — дочка Полина. Им сейчас 10 и 8 лет.

Мы всегда мечтали о большой семье. Наш брак был настоящим: один раз и на всю жизнь. Мы были созданы друг для друга и хотели умереть в один день. Правда, Миша всегда говорил, что умрет раньше, но не предупреждал, что настолько. У меня с детства был сформирован образ идеальной семьи в голове. А потом все мои представления о жизни разом разрушились.

«Я знала, что это случится»

Это случилось четыре года назад, спустя семь лет отношений. Его убили на Украине. Он поехал туда волонтером от ветеранского фонда — вез гуманитарный груз в детский дом в Луганской области. Но я об этом не знала: чтобы я не волновалась, он сказал, что будет сопровождать машины только до Ростова. Предупредил, что вернется через три дня, но в некоторых местах может не быть связи. Так как он был военным, я к этому привыкла, старалась не думать о плохом. Я ждала его в пятницу, позвала к нам домой гостей. В среду написала ему, чтобы уточнить, точно ли у него получится быть вовремя, и он подтвердил. Это был наш последний разговор. Больше на связь Миша не выходил.

В ночь с пятницы на субботу, примерно в три часа ночи, я проснулась будто в бессознательном состоянии.

Я лежала и плакала, потому что поняла: он умер. Потом я сама себя успокоила, решила, что это какие‑то безумные мысли, такого просто не может быть.

В субботу мы должны были идти на крестины друзей, поэтому я отогнала все скверные мысли и начала собираться. Мне позвонил Мишин лучший друг Коля и предложил подвезти. Я надела нарядное платье и сделала прическу. Коля зашел с женой, она была в спортивном костюме — я немного удивилась, почему она еще не одета. И тут они мне сказали, что Миши не стало. Я помню свой крик в тот момент. Это никогда не выйдет из моей головы, все соседи слышали, как нечеловечески я кричала. Мне предложили выпить таблетки, но я отказалась: хотела понимать, что происходит. И я постоянно повторяла: «Коль, я знала. Я знала, что это случится».

Выяснилось, что это произошло еще в четверг. В новостях писали, что было покушение на мэра Первомайска — города в Луганской области. В машине ехали четверо ребят, включая моего мужа, и мэр — они все были безоружны и без охраны. Они ехали по нейтральной территории, но на них напали и убили всех. Потом мне рассказали, что тело нашли возле машины, Миша пытался убежать.

Я позвонила своим родителям, и они сказали, что ближайшим рейсом прилетят из Нальчика. Дети были на даче у мамы Миши. Тем же вечером я позвонила своему парикмахеру: попросила приехать и покрасить меня в черный. На тот момент я была блондинкой с длинными волосами. Я просто чувствовала, что должна это сделать. Она все бросила, приехала ночью и перекрасила меня в брюнетку. Я помню, как пришли соседи меня поддержать и вообще не поняли, что происходит. Подумали, что я ненормальная: у нее муж умер, а она волосы красит. Только потом я поняла, что это была моя форма траура. Я родилась и выросла в Кабардино-Балкарии, и там, если кто‑то умирал, все одевались в траурное и как минимум 40 дней ходили в черном. В Москве это вообще не принято, поэтому когда я ходила с повязкой, люди на меня смотрели косо, было не по себе. Когда я впервые увидела мужа в гробу, он был вообще на себя не похож. Я смотрела, рыдала, но внутри была надежда, что это все большая ошибка и он еще вернется.

Мы смогли похоронить Мишу только на девятый день. Очень долго не получалось привезти тело из‑за каких‑то проблем с документами. Но мой муж был особенным человеком, у него было много друзей, благодаря им у нас все получилось. Они мне потом на кладбище сказали, что всегда будут помогать с детьми и никогда не оставят.

Сначала внутри меня были только злость и обида. Я обвиняла людей, страны, правительства. Но в какой‑то момент поняла, что к моему личному горю эти конфликты не имеют отношения, и навсегда закрыла эту тему.

© Из личного архива

«Самое главное — не отрицать детских чувств»

На тот момент сыну было шесть, а дочке четыре. Я решила, что они слишком маленькие, чтобы вести их на кладбище, и ни разу об этом не пожалела. У меня до сих пор перед глазами его лицо, которое совершенно на него не похоже. Я долго пересматривала фотографии, чтобы убрать из головы эту картинку и запомнить его таким, каким он был. А детям уж тем более не нужно было видеть папу в таком виде. Я сказала им примерно через неделю, когда скрывать уже было невозможно. Они постоянно спрашивали, когда уже наконец вернется папа. Было очень тяжело сказать им: я-то понимаю, что благодарна ему за любовь ко мне, благодарна судьбе, что он был в моей жизни. А вот как объяснить это детям — непонятно. Они до сих пор плачут, скучают. Особенно дочка, она часто говорит: «Мамочка, я хочу к папе».

Сразу после того, как я им сказала, мы пошли на кладбище. Я объясняла, что в жизни бывают разные ситуации: иногда папа уходит из семьи, а иногда дети рождаются без папы. А у них всю жизнь будет сильнейший ангел-хранитель. Он всегда будет их оберегать, и все будет хорошо.

Первый год мы постоянно ходили гулять на кладбище по выходным. Все шли в парк, а мы на кладбище, но для нас это было очень важно.

Самое главное — не отрицать детских чувств. Мы постоянно разговариваем о папе, чтобы не потерять воспоминания. Я подготовила для детей индивидуальные памятные альбомы с их совместными фотографиями с папой. Сын очень похож на Мишу. Я постоянно узнаю мужа в поступках сына и в мимике.

«Я разрешила себе снять траур и перестать страдать»

Первое время было невыносимо. Я читала про себя «Зимний вечер» Пушкина, как только начинала думать о том, о чем уже не было сил думать. Постоянно повторяла: «Буря мглою небо кроет…» Некоторым помогают молитвы, а для меня это были стихи.

Почти сразу после похорон мы улетели в Египет с подругой и детьми. Мы практически не разговаривали о смерти. Там я поняла, что жизнь продолжается. И дети смеялись и веселились. В психологии даже есть феномен, когда ты уходишь в путешествия, чтобы пережить боль. Потом я пошла на йогу, это мне тоже очень помогло.

Передо мной встал самый главный вопрос: а как дальше жить. Денег не было, мы только-только расплатились с долгами за квартиру. И запасов не оставалось. Я нигде не работала, у меня в тот момент только начинал развиваться бизнес — личный бренд одежды. В декабре мы открыли корнер, а в январе Миша умер. Изначально это было не ради денег, а просто хобби, потому что я устала только заниматься детьми.

К моменту смерти мы окупили все затраты на проект, но он еще не был на самоокупаемости. Тогда было очень страшно. Мне казалось, что я могла бы пережить все что угодно, если бы он был рядом. А вот без него дальнейшая жизнь не имела смысла. Я не понимала, как можно с этим жить. Мне говорили: «Оля, ты должна жить ради детей». Как я могу жить для детей без мужа? У меня вообще в голове это никак не укладывалось. Хорошо, что рядом были друзья мужа, которые помогали нам и финансово в том числе. И до сих пор помогают.

Потом я начала общаться с девушкой, у которой муж был в той же машине. У нас настолько сходились мысли и чувства — мне казалось, что кроме нее меня больше никто не понимает. Мы идеально поддерживали друг друга.

В прошлом году я играла Золушку в детском спектакле. Тогда я еще была брюнеткой, но решила, что Золушка с темными волосами — это как‑то неправильно. Все думали, что я перекрасилась ради роли. На самом деле в тот момент я разрешила себе снять траур и перестать страдать. Я поняла, что могу поменять свою жизнь, смогу снова быть счастливой.

Подробности по теме

«Все мы умрем»: антрополог Сергей Мохов — о правильном отношении к смерти

«Все мы умрем»: антрополог Сергей Мохов — о правильном отношении к смерти

«Все сразу вешают на женщину ответственность»

Однажды мне позвонила знакомая, у которой погиб муж. Я слышала ее растерянный голос, он напомнил мне мое состояние. Ее главный вопрос был о том, сможет ли она жить дальше. Потом история повторилась снова и снова. Всем хотелось узнать, смогут ли они выдержать эту боль в сердце, которое разбито вдребезги, смогут ли они с этим жить, смогут ли снова улыбаться. Тогда я задумалась о создании своего блога. Я понимала, что про это никто не пишет и не говорит. Мы остаемся один на один со своей бедой. Мне повезло, у меня была большая поддержка, а у кого‑то ее совсем нет.

В обществе считается, что у вдовы нет ни права на горе, ни права на счастье. Мы и счастливыми быть не можем, потому что у многих в голове есть установка: если я буду думать о других мужчинах, это будет предательством по отношению к мужу. В то же время у нас нет права просто посидеть — несколько дней, недель, месяцев — и погоревать. Все сразу вешают на женщину ответственность: ей надо бежать на работу, кормить семью, воспитывать детей.

Я начала искать информацию и узнала, что есть несколько поддерживающих организаций: фонд «Жизнь продолжается», еженедельная группа поддержки «Точка опоры» в Москве, фонд «Словом и делом» в Петербурге. Они проводят встречи, где женщины могут поделиться своими переживаниями друг с другом и оказывают материальную поддержку, если семье это необходимо. Я, например, об этом не знала. Тогда, четыре года назад, я бы обязательно ходила на такие встречи. Женщины в такой ситуации нуждаются не только в поддержке, но и в помощи, а откуда ее взять — как правило, непонятно.

Например, возникает много вопросов с документами. Мы с юристом сейчас разрабатываем чек-лист, благодаря которому женщина могла бы понять, как ей получить льготы. Я, например, оформила удостоверение вдовы ветерана боевых действий, и мне тоже положена часть льгот — раньше я об этом ничего не знала. Очень много проблем с наследством, потому что в первой линии наследников не только жена и дети, но еще и родители мужа. На этой почве часто возникают конфликты, а женщины просто не понимают, как себя вести.

© Из личного архива

«Мне советовали жить ради детей»

Близким тоже очень тяжело смотреть на тебя, переживать твое горе. И они никогда не знают, как помочь. Мне порой говорили настолько бредовые слова, что слушать было невозможно. Я только мужа похоронила, а мне говорят: «Оль, ну не переживай, ты еще раз замуж выйдешь, ты молодая и красивая». Моему шестилетнему сыну говорили, что он теперь единственный мужчина в семье, главная мамина опора. Как такое можно говорить ребенку, который только что потерял отца? Я с истериками бросалась на этих советчиков. Он ребенок и должен был оставаться ребенком. Хотя он действительно очень повзрослел за это время — многие замечают, что он рассуждает как человек старше его лет.

Еще мне советовали жить ради детей. Это неправильно, дети страдают, когда их мама забивает на себя и живет ради них. Возможно, на первом этапе это помогает перестать горевать, но это не так уж и хорошо. Женщине нужно прогоревать. Потом уже я разговаривала с психологом, и она сказала мне, что я не доплакала. Не дала себе время полежать и порыдать, прожить и пережить это все. Мы ведь думаем: «Нет, не надо плакать, у нас же дети, надо жить дальше ради детей».

Общество вынуждает нас не плакать: тебе надо продолжать нормальную жизнь, воспитывать детей, встречаться с подругами, делать вид, что ты сильная и совсем не грустишь. Из‑за этого многие застревают на этом горе и не могут выкарабкаться.

Но если женщина хочет, чтобы ее дети были счастливыми, она должна быть счастливой. Грустная мама с грустными глазами — это несчастье для детей.

Я хочу рассказывать женщинам, как принимать горе и как правильно его осознавать. Хочу донести, что нужно жить сегодняшним днем. Сейчас я действительно стала более счастливой и жизнерадостной, чем когда‑либо. Поняла, что должна сейчас начать исполнять все свои мечты и делать то, что задумала. И детей этому учу. Теперь мы много путешествуем, я играю в детском театре, начала ходить на танцы.

Конечно, этот блог — для женщин, которые потеряли мужа. Но глобально я хочу донести до всех, чтобы они любили жизнь и ценили то, что у них есть. Мне хочется, чтобы женщины были смелее. Если они хотят пойти на стрип-пластику, не нужно этого стесняться. Я, например, пошла, потому что мне нужно было выплеснуть куда‑то свою сексуальность, которая была внутри. Об этом же тоже никто не говорит.

Самые первые истории для блога мне рассказали мои знакомые. А сейчас мне часто пишут в директ с предложениями поделиться своей историей. Недавно женщина предложила рассказать, как она помогла дочери пережить смерть папы.

«Пережить это до конца невозможно»

Кусочек моего сердца остался выжженным, эта боль навсегда со мной. Я всегда по нему скучаю. Пережить это до конца невозможно, но я смогла вернуться к нормальной жизни. У меня нет никакой обиды и злости, осталось только чувство благодарности. Я больше не спрашиваю, почему это случилось именно со мной. Все, что у меня сейчас есть, — благодаря тому, что он был у меня. Но я, кстати, до сих пор не могу назвать себя вдовой, меня это слово коробит. Хочется, чтобы статус вдовы перестал вызывать сочувствие и пугать наше общество. Как только я говорю новым знакомым, что у меня умер муж, все почему‑то думают, что я начну рассказывать им грустные истории из своей жизни. Мне хочется, чтобы женщины, которые оказались в такой же ситуации, как и я, знали, что в жизни «после» тоже есть место радости. Поэтому блог называется «Без слез».

Я продала свой бизнес в конце прошлого года, все это время мы жили на деньги с продаж. Сейчас я в поиске новой работы. Но все осложняется тем, что я очень нужна детям — у меня нет помощников, и я не могу пока выйти на работу со стандартным графиком.

Я, наверное, уже хочу новых отношений. Но для этого нужна определенная степень готовности не только у меня, но и у детей. Моя дочь считает, что «новый папа» — это предательство. Она как‑то спросила: «Мама, а если ты кого‑то полюбишь, это будет значить, что ты разлюбила папу?» Поэтому сейчас я стараюсь разговаривать с детьми на эту тему. Я хочу быть счастливой женщиной, которая любит и которую любят.

Спустя 12 лет моя мать все еще повсюду

Моя мать умерла двенадцать лет назад, 23 октября, и хотя мои настоящие воспоминания о днях и неделях, приведших к ее смерти, исчезли, мои чувства печали до костей. Мне не нужно запоминать с какой-либо степенью ясности, чтобы чувствовать себя безмерно грустным.

Был момент, много лет назад, когда я верил, что когда-нибудь выйду из замешательства горя, но двенадцать лет спустя, когда приход осени снова сбил меня с толку, мне напомнили, как глупо это есть какие-то предположения о горе.

Когда я подхожу к 23 октября , мне трудно разобраться в своих чувствах. Я чувствую себя хорошо, плохо, благодарно, обделенным, сильным, уязвимым и сотня других вещей. Мои воспоминания, мысли, убеждения и предположения о жизни и утрате смешались.

Я парадокс противоположных эмоций, это сбивает с толку, но это нормально. Жизнь после потери просто сбивает с толку, и если бы я не знал, что переживать горе через несколько лет после потери - это нормально, я думаю, что сейчас я был бы довольно сумасшедшим.

С годами мои чувства потери меняют форму, и я заметил, что в последнее время они зациклены на течении времени. Я обнаружил, что чем больше времени я провожу между мамой и мной, тем сильнее я страдаю прошлым.

Моя мать была «домом» - он существовал внутри нее - и теперь, когда она ушла, я уже никогда не смогу по-настоящему вернуться. Я не привязан, но должен привязать к миру своих детей. Странно думать, что я их стабильность, когда столько дней я чувствую себя рассыпающейся кучей песка.Интересно, чувствовала ли моя мать когда-нибудь это - смытая приливом и на следующий день заново отстроенная детьми. Я хотел бы спросить у нее так много всего.

«Время лечит все раны» - особенно смешная фраза среди людей, которые скорбят. Время не лечит все раны; он просто накатывается, как замедленное цунами, и уносит вас к берегу. Да, вы можете оказаться вдали от крайней интенсивности горя, но вы также находитесь дальше от физической реальности любимого человека и прошлого, где его можно было услышать, увидеть и принять.Время не лечит все раны; он просто создает дистанцию. И действительно, кто хочет дистанцироваться между собой и тем, кого любит?

С другой стороны парадокса - реальность, что так много дорог все еще ведут к ней. Со временем она стала частью меня, моих детей и моей семьи на клеточном уровне. Физически она очень ушла, но психологически она везде. Хотя обе истины могут меня огорчить, последняя приносит мне огромное утешение.

Прошло много времени с тех пор, как я написала эмоциональное эссе о моей матери, но это время года меня просто беспокоит.Если вы не относитесь ни к чему другому из того, что я здесь сказал, я уверен, что вы можете сопереживать ежегодному фанку горя, который испытывают многие из нас. Некоторые годы ударили по мне хуже, чем другие.

Через двенадцать лет после смерти моей матери я понимаю, что уязвимость перед горем всегда со мной. Иногда он спит, а иногда воспаляется, как при эмоциональном ревматизме. Как и в определенное время года, определенные переживания переключаются, и меня переполняют чувства горя, ностальгии, тоски и всего остального, всплывающего на поверхность.

Подписаться

Потеря матери - почему это так сложно и как справиться

Для многих людей потеря матери тяжелее, чем потеря отца. Не потому что они любил их меньше, но связь между матерью и ребенком - это особенный. Твоя мать родила тебя. Она кормила тебя и воспитывал вас на протяжении всего детства. Мать - это та, кто заботится нести наибольшую ответственность за заботу о ребенке и дома с детьми в большинстве случаев чаще, чем с отцом.

К твоей матери обращаются, когда вы расстаетесь со своим первым парнем или девушкой, когда вам нужно совет или когда у вас есть проблема. Твоя мама не только твоя величайший защитник, она часть вас. Вы даже можете быть похожи на нее. Она может быть вашим лучшим другом, а также вашей матерью. Это похоже на потерять часть себя.

Никого так не интересует все, что вы делаете, как ваша мать, или как гордитесь вами.

Скорбь по матери - одна из самых тяжелых вещей, с которыми мы сталкиваемся в жизни

Матери обычно держат семьи вместе.Это те, кто поддерживает связь со всеми членами семьи и распространять новости. Это они устраивают посиделки, держать семью дома вместе, и, как правило, являются центром семьи жизнь. Когда мать уходит, семья либо распадается, либо вы должна вмешаться в ее роль главного коммуникатора и организатора.

Даже если у вас не было идеального отношения с матерью, ее потеря может быть не менее разрушительной. У вас больше нет возможности все исправить, услышать ее слова Я люблю тебя или горжусь тобой.

Хотя потеря родителя - это нормально часть взросления, и это случается со всеми, не меньше разрушительный. Но многие удивляются, насколько сильно это влияет их. Их друзья и семья, возможно, не поймут, насколько велик удар может быть, особенно если они были старые или долго болели и это было ожидаемо.

Горе по смерти матери - одно из самые сложные вещи, с которыми мы сталкиваемся в жизни, но почти всем нам приходится сталкиваться с этим в какой-то момент. Горе у всех разное, и у всех свое способы справиться.Мы можем испытывать некоторые или все эмоции горя при раз, или мы можем просто оцепенеть и опустошить.

Когда я потерял собственную мать, я отказался. Было легко похоронить то, что произошло, потому что я жил далеко и имел двух маленьких детей, с которыми нужно было справиться. Прочтите мою историю о том, как я не смог как следует скорбеть здесь.

Важность поддержки после потери мамы

Если вам посчастливится иметь близкого члена семьи или друга, которому вы можете довериться, вы сможете горевать, не нуждаясь в дополнительной помощи.Некоторым людям по разным причинам может потребоваться дополнительное профессиональное руководство, если они застряли в своем горе или не имеют тесной сети поддержки.

Вот несколько наших рекомендаций по получению помощи:

Узнайте, нужна ли вам консультация по поводу горя

Загрузите сеанс гипноза - Смерть родителя

Как найти группу поддержки в связи с горем

Мужчины и женщины горевать иначе, да будет так знают об этом. Не будьте слишком строги к своему партнеру, если он не способны оказать вам всю необходимую поддержку.Это трудное время для них тоже, и не все знают, что делать и что говорить.

Прочтите мою статью «Мужчины и горе» для большего понимания.

Как бы то ни было чувство, знай, что ты не одинок. Поговорите с друзьями и семьей. Присоединяйтесь к группе поддержки скорби, но не стесняйтесь, что вы горюете. Это это естественный и нормальный процесс, даже если он случается со всеми в какой-то момент в их жизни.

На сайте есть много других полезных статей, которые помогут вам преодолеть горе.

Связанные страницы:

Как справиться с горем

Книги о горе из-за потери матери

Потеря родителя во взрослом возрасте

Потеря дома детства после смерти матери

Исцеление после потери матери

Эта страница посвящена Стефани и Симоне, потерявшим любимую мать в 2012 году

  1. Дом горя и сочувствия
  2. Потеря родителя
  3. Потеря матери

Думали ли вы об онлайн-консультировании по поводу горя?

Получите частную и конфиденциальную помощь в уединении вашего собственного дома

Следующая информация об онлайн-консультировании спонсируется Betterhelp, но все мнения являются нашими собственными. Чтобы быть авансом, мы действительно получаем комиссию, когда вы регистрируетесь в «Betterhelp», но мы полностью доверяем их опыту и никогда не будем рекомендовать то, что мы не полностью одобрили.

Вы чувствуете себя одинокими и грустными без поддержки и без понятия, как двигаться дальше? Когда вы застряли в печали, может быть трудно найти мотивацию, чтобы извлечь максимум из своей драгоценной жизни.

Онлайн-консультации могут помочь, оказывая вам такую ​​поддержку, чтобы вы не чувствовали себя таким одиноким. Вы можете поговорить с кем угодно, когда захотите, с добрым и понимающим человеком, который поможет вам снова обрести смысл жизни, беречь воспоминания о любимом человеке, не перегружая себя, и снова наслаждаться своими делами, семьей и друзьями.

  • Просто заполните онлайн-анкету, и вам будет назначен наиболее подходящий эксперт по вопросам горя. Это займет всего несколько минут, и вам даже не нужно использовать свое имя.
  • Оплачивайте доступную ПЛАТУЮ ПЛАТУ ЗА НЕОГРАНИЧЕННЫЕ СЕССИИ.
  • Свяжитесь со своим консультантом в любое время в чате, в сообщениях, по видео или по телефону.
  • При желании вы можете сменить консультанта в любое время.
  • Щелкните здесь, чтобы узнать больше и немедленно начать работу.
  • Или узнайте больше о том, как работает онлайн-консультирование, здесь.

Продажи с наших страниц дают нам небольшую комиссию, которая помогает нам продолжать нашу работу, поддерживая скорбящих.


Мемориальные украшения в честь любимого человека

Ознакомьтесь с нашим прекрасным ассортиментом памятных украшений для любого потерянного любимого человека.Кулоны, ожерелья, кольца или браслеты - у нас есть все во всех стилях. Выбирайте для себя или покупайте в подарок.

Нажмите здесь, чтобы увидеть наш выбор


Гипноз горя - 10 способов помочь вам

Попробуйте мягкую гипнотерапию, чтобы расслабить разум. Узнайте, как самогипноз может помочь вам справиться с горем в любое время дня и ночи.

Подробнее об этом здесь.



Создать веб-сайт мемориала в Интернете

Почтите любимого человека с помощью собственного мемориального сайта.Делитесь фотографиями, видео, воспоминаниями и многим другим с семьей и друзьями на постоянном веб-сайте. Бесплатно для базового плана без рекламы.

Узнайте больше здесь.


Присоединяйтесь к нам на Facebook, чтобы получать статьи, поддержку, обсуждения и многое другое. Нажмите "Нравится" ниже.


Подпишитесь на нашу рассылку и получайте:

«10 самых важных вещей, которые вы можете сделать
, чтобы пережить свое горе и продолжить жизнь»

Наш бесплатный загружаемый и распечатанный документ «10 самых важных вещей, которые вы можете сделать, чтобы пережить свое горе и продолжить жизнь» поможет вам быть позитивным изо дня в день.

Эти 10 пунктов изложены как стихотворение на двух красивых страницах, которые вы можете прикрепить к дверце холодильника, чтобы помогать вам каждый день!

Все, что вам нужно сделать, чтобы получить этот бесплатный документ, - это указать свой адрес электронной почты, указанный ниже.

Вы также будете получать наш информационный бюллетень, который мы время от времени рассылаем с нашей новейшей полезной и полезной информацией. Вы можете отказаться от подписки в любое время, и не волнуйтесь, ваш адрес электронной почты в полной безопасности с нами.

НОВЫЙ БОНУС - Также получите копию нашей короткой электронной книги «99 способов найти советника по великому горю».Доступно для мгновенной загрузки, как только вы зарегистрируетесь. Никогда больше не тратьте деньги на плохое консультирование!


Потеря одного из родителей - Пережившие тяжелую утрату в результате самоубийства

Прекрасный весенний день. Обед в пабе, затем поездка по проселочным улочкам, где я провел свое детство. Мы проезжаем дом, где я жил, и спустя несколько мгновений припарковываем машину на широкой обочине. Выходим из машины и идем обратно по тихой проселочной улочке. Дочки, жена и я гуляем по дороге.

«Вот где я жил до двенадцати лет», - начинаю я.

Мы поворачиваем налево по уздечки, которая поднималась по склону долины, чтобы увидеть небольшое хозяйство, где я жил.

Продолжаю называть девочкам все имена соседей. Я показываю им, где мы играли в футбол, где катались на санках, когда школу закрыли из-за снега. Я объясняю, что у нас была полная свобода действий, чтобы бродить по местности, где нам нравится. Я рассказываю им о том, как мой отец зарабатывал себе на жизнь на ферме, садоводстве и работе со скотом на других фермах.Во время школьных каникул, выходных и светлыми вечерами я часами работал с папой, управлял скотом, водил тракторы на земле. Меня выстраивали в очередь, чтобы я занялся сельским хозяйством; в каком-то смысле пойти по его стопам. Он пользовался большим уважением, имел множество контактов и был чрезвычайно хорошо осведомлен и квалифицирован в своей области. Я также рассказываю им, как мое детство, хотя и было относительно бедным и простым, было очень любящим. Мы хорошо повеселились.

Затем я продолжил, когда мы приближались к вершине долины, рассказывая им, что на ферме дела пошли не так, как надо, и в результате маме и папе пришлось продать ферму, чтобы оплатить счета.Как мы переехали в тесный арендованный дом на земле, которую отец работал на домовладельца вместо арендной платы. На вершине холма мы опирались на ворота. Указываю на еще несколько незначительных особенностей окружения и продолжаю свой рассказ.

«Папа не оправился от продажи фермы, и ему приходилось зарабатывать на жизнь работой на других. К сожалению, не будучи удивительно проницательным или жадным, он всегда недооценивал и упускал возможность получить деньги, при этом всегда много работал, много часов и оказывал услуги своим друзьям и знакомым.”

«После двух лет этого, серьезных проблем с денежным потоком и ухудшения состояния его запасов на арендованной земле, папа решил, что не может больше терпеть вещи, и покончил с собой».

Долгая пауза, и мы поворачиваем, чтобы спуститься с холма - проходит несколько минут. Я спрашиваю: «Что ты думаешь тогда?»

Самый младший отвечает: «Мы знали, что дедушка умер еще до нашего рождения, и не спрашивали, как и почему в случае, если это тебя расстроит, папа».

Я рад, что она назвала его дедушкой.

"Вы хотите что-нибудь узнать?" Я спрашиваю.

Оба отвечают: «Нет, пока с вами все в порядке, это все, что имеет значение»

Комок в горле!

Мы идем обратно к машине, я с одной из девушек, а жена с другой… но все вместе. Пустая болтовня и случайный смех.

Я рада, что рассказала девочкам, рада, что я осторожно рассказала им о своей истории и хороших временах с отцом, и о хороших вещах, которые он сделал, непосредственно перед тем, как я рассказал им о «конце».

Дети, кажется, приняли то, что произошло, и в возрасте 14 и 16 лет были не особенно молоды, когда я им рассказал.Однако, поскольку мы всю жизнь жили вдали от «моих корней», вероятность того, что кто-то еще расскажет им, была минимальной, поэтому не было цейтнота.

Я не думаю, что есть идеальный способ представить такую ​​историю детям. Однако для меня важно, чтобы папу помнили за лучшую часть его жизни. Надеюсь, я представил факты таким образом, чтобы, когда мы выложим фотографии, мои дочери могли думать о своем дедушке так, как я хотел бы, чтобы они думали о нем. И теперь они знают всю историю.

E.

Тяжелая утрата в детстве и подростковом возрасте - Тяжелая утрата

Точно неясно, сколько молодых людей пострадали от смерти ближайшего члена семьи. По оценке Kliman 82 , 5 процентов детей в Соединенных Штатах - 1,5 миллиона - теряют одного или обоих родителей к 15 годам; другие предполагают, что эта доля существенно выше в группах с более низким социально-экономическим статусом. В этой главе обсуждаются типы тяжелой утраты, которые, как считается, имеют наиболее серьезные последствия для медицинских, психиатрических и поведенческих последствий у детей, а именно смерть одного из родителей или брата или сестры.Поскольку большая часть литературы в этой области посвящена потере родителей, а не братьям и сестрам, и поскольку многие реакции на оба типа утраты совпадают, большая часть дискуссий основана на исследованиях реакции на смерть одного из родителей.

СООБРАЖЕНИЯ, КАСАЮЩИЕСЯ РАЗВИТИЯ

Люди продолжают расти и развиваться на протяжении всей жизни, но ни в какой другой период, кроме детства и юности, не возникают специфические реакции, на которые может повлиять уровень развития. Поскольку последствия травмы у детей очень сильно зависят от жизненного этапа, на котором происходит событие, в этой главе особое внимание уделяется анализу развития.Эта точка зрения предполагает, что последствия и значение потери крупного объекта будут окрашены индивидуальным уровнем развития ребенка. Психиатры и другие специалисты в целом были поражены тем, как часто серьезная утрата в детстве приводит к психопатологии. Исследования взрослых с различными психическими расстройствами, особенно депрессией, часто выявляют тяжелую утрату в детстве, предполагая, что такая потеря может ускорить или способствовать развитию различных психических расстройств, и что этот опыт может сделать человека эмоционально уязвимым на всю жизнь.Эта особая уязвимость детей объясняется незрелостью в развитии и недостаточно развитыми способностями справляться с трудностями.

Тенденция навязывать детям взрослые модели, как правило, приводит к большой путанице и неправильному пониманию детского горя. Несмотря на некоторое сходство со взрослыми и даже с обезьянами (см. Главу 7), детские реакции на потерю не совсем похожи на реакции взрослых ни в их конкретных проявлениях, ни в их продолжительности.

Например, часто то, что маленькому ребенку кажется бойким и бесстрастным - например, говорить каждому посетителю или незнакомцу на улице: «моя сестра умерла», - это способ ребенка искать поддержки и наблюдать за другими, чтобы определить, как ему или ей следует Чувствовать. Можно наблюдать, как дети играют в игры, в которых воспроизводятся смерть или похороны в попытке преодолеть потерю. Ребенок может задавать одни и те же вопросы о смерти снова и снова, не столько из-за фактической ценности информации, сколько для подтверждения того, что история не изменилась.Четырех- или пятилетний ребенок мог возобновить игру после смерти, как будто ничего страшного не произошло. Такое поведение отражает когнитивные и эмоциональные способности ребенка и не означает, что смерть не повлияла на него.

Потери настолько болезненны и пугающи, что многие маленькие дети, способные переносить сильные эмоции лишь на короткое время, поочередно подходят к своим чувствам и избегают их, чтобы не быть подавленными. Поскольку эти эмоции могут быть выражены скорее как вспышки гнева или плохого поведения, чем как грусть, их нельзя распознать как связанные с горем.Кроме того, поскольку их потребности в заботе и удовлетворении являются интенсивными и немедленными, маленькие дети обычно переходят от реакций горя к быстрому поиску и принятию заменяющих людей. В отличие от взрослых, которые могут выдержать год или больше сильного горя, у детей, вероятно, будут проявляться аффекты и поведение, связанные с горем, на периодической основе в течение многих лет после утраты; различные мощные реакции на потерю обычно будут возрождаться, пересматриваться и многократно прорабатываться на последовательных уровнях последующего развития.Таким образом, имея дело с детьми, пережившими потерю, важно осознавать особую природу горя у детей и не ожидать, что они будут выражать свои эмоции, как взрослые, или что их открытое поведение обязательно покажет их внутреннее расстройство. Как будет отмечено далее в этой главе, отсроченное преодоление тяжелой утраты может потребовать специализированной помощи, если развитие кажется заблокированным или появляются психопатологические симптомы. 83

Чтобы полное «оплакивание» произошло в истинном психоаналитическом смысле отделения воспоминаний и надежд от мертвого человека, 51 , 52 ребенок должен иметь некоторое представление о концепции смерти. , быть способным сформировать настоящую связь привязанности и иметь мысленное представление о фигуре привязанности.Хотя нет сомнений в том, что даже очень маленькие дети реагируют на утрату, существуют серьезные разногласия по поводу того, когда у детей есть предпосылки развития для полного «траура», и о вероятности достижения здорового исхода, если тяжелая утрата наступит до этого времени. В целом принято, что дети до 3–4 лет не могут полностью оплакивать себя, и принято, что к подростковому возрасту молодые люди могут оплакивать (но все же они более уязвимы, чем взрослые, потому что они переживают множество других потерь и изменений).Разногласия касаются того, сколько лет прошло между ними: можно ли достичь здорового разрешения и насколько похожи реакции детей и взрослых на тяжелую утрату?

В последние годы был проведен ряд исследований (например, Anthony, 5 Bluebond-Langer, 23 Gibney, 58 Kane, 79 Koocher, 84 MenigPeterson and McCabe, 99 Piaget , 107 Pitcher and Prelinger, 108 Spinetta, 132 Tallmer et al. 135 ), чтобы определить, как дети в разном возрасте понимают смерть.

Достаточно стандартная точка зрения была выдвинута Надь 104 в 1948 году. Анализируя слова и рисунки относительно большой выборки (378) венгерских детей, которые подверглись серьезным травмам и смерти в предыдущие несколько лет, она концептуализировала трехэтапная модель осознания и привязка этапов к приблизительному хронологическому возрасту.

До трехлетнего возраста когнитивные и языковые навыки детей слишком незрелы, чтобы они могли представить себе смерть.Согласно стадии 1 Надя (примерно в возрасте 3-5 лет), смерть считается обратимой; мертвые просто считаются «менее живыми» в состоянии, аналогичном сну. Маленькие дети, функционирующие на том уровне, который Пиаже 107 назвал «предоперационным» уровнем развития, обычно не осознают необратимость смерти. 84 , 86 , 95 На стадии 2 (возраст 5–9 лет) дети начинают осознавать окончательность смерти, но считают, что это случается только с другими людьми. На третьем этапе (после 10 лет) можно понять причины смерти, и смерть воспринимается как окончательная, неизбежная и связанная с прекращением физической активности. Как и в любом случае развития ребенка, возрастные различия в достижении различных стадий значительны, и дети могут регрессировать при эмоциональной угрозе.

Примерно до шестимесячного возраста младенцы не реагируют на разлуку с матерью, потому что у них еще не развита способность запоминать определенные личные отношения. 33 Развитие тревожности незнакомца, происходящее примерно в шесть-восемь месяцев, означает, что младенец установил истинные объектные отношения со своей матерью или основной опекой. Эта реакция предполагает, что младенец в процессе развития способен сохранять в памяти следы своей матери и способен реагировать на ее отсутствие с неудовольствием 133 и депрессией. 40 Однако только в возрасте трех или четырех лет у ребенка появляется связное мысленное представление о важных фигурах привязанности и достигается постоянство объекта.

Наблюдательные исследования детей в возрасте от четырех лет до подросткового возраста привели психиатров к противоречивым выводам о природе детского горя и их способности добиваться здоровых результатов. Некоторые психоаналитики 3 , 42 , 75 , 142 , 143 утверждают, что только в подростковом возрасте дети обладают способностью переносить сильные болезненные аффекты, необходимые для завершения процесс разделения и то, что дети с большей вероятностью будут использовать незрелые защитные механизмы, такие как отрицание, которые мешают адекватному разрешению потери.Таким образом, эти наблюдатели считают, что реакция детей на потерю качественно отличается от реакций взрослых.

Другие считают, что после достижения постоянства объекта (в возрасте трех-четырех лет) тяжелая утрата не обязательно ведет к стойкой психопатологии. Все чаще признается, что 27 , 55 , 81 , если у ребенка есть постоянный взрослый, который надежно удовлетворяет потребности реальности и поощряет выражение чувств по поводу потери, может произойти здоровое приспособление. Более того, биологическое развитие, присущее развитию, естественным образом подталкивает детей к повышению когнитивной и эмоциональной зрелости. Этот «толчок к развитию» рассматривается как актив, который способствует потенциальной устойчивости детей при благоприятных обстоятельствах.

Некоторые психиатры, в первую очередь Боулби, 24 , подчеркивают сходство между реакциями взрослых и детей на потерю и видят в них эволюционную основу. По мнению Боулби, аргумент о способности детей «горевать» по большей части носит терминологический характер, поскольку многие психоаналитики ограничивают использование «скорби» психологическими процессами с единственным исходом - отстраненностью - а другие используют его в более широком смысле »для обозначения довольно широкий спектр психологических процессов, запускаемых потерей любимого человека, независимо от исхода." 27

Климан предположил во время одного из посещений комитета, что, возможно, слишком много внимания было уделено этим дебатам. По его мнению, было бы более плодотворно иметь подробное понимание процесса утраты у детей, чтобы те, кто взаимодействуют с детьми могут быть наиболее отзывчивыми и полезными

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ

Большая часть литературы о тяжелой утрате в детстве основана на наблюдениях за детьми с нарушениями, которые проходят психотерапевтическое или психоаналитическое лечение. 100 Эти истории болезни содержат ценную клиническую информацию о психологических симптомах и процессах, но трудно определить, в какой степени эти дети, проходящие лечение, репрезентативны для всех детей, потерявших близких, и насколько индивидуальные реакции могут быть идиосинкразическими.

С другой стороны, случайные выборки детей, потерявших близких, которые предоставляют более методологически надежные данные, не дают такой же глубины информации. Кроме того, сравнительно немногие используют контрольные группы, что делает невозможным определение базовых показателей определенного поведения или симптомов в общей популяции. При использовании средств контроля часто неясно, соответствуют ли они возрасту и полу.

Большинство данных об очень ранней (до пяти лет) утрате детства не относятся конкретно к тяжелой утрате, а основаны на наблюдениях за детьми, помещенными в специальные учреждения (например, Bowlby 24 - 26 ), которые были временно разлучены с детьми. родители. Неясно, были ли ответы детей в этих исследованиях основаны на самой потере родителей, на множестве других потерь, связанных с удалением из домашней среды, или на незнакомых и иногда хаотических обстоятельствах, связанных с помещением в учреждение.Поскольку за этими детьми не наблюдали в течение очень длительного периода времени, неизвестно, сохранятся ли патологические или тревожные реакции.

Исследования долгосрочных последствий утраты в детстве многочисленны, но они весьма противоречивы, поскольку почти всегда основываются на ретроспективных данных (обсуждение см. В Грегори 63 ). Кроме того, в этих исследованиях часто не учитывается влияние промежуточных жизненных событий, они слишком сильно полагаются на данные, основанные на воспоминаниях пациентов, и используют неподходящие контрольные группы.

В нескольких проспективных исследованиях описываются промежуточные эффекты, но многие из них имеют методологические недостатки, такие как невозможность использовать контрольные группы без умерших, 78 , 114 отсутствие прямой оценки детей, потерявших близких, 137 и неспособность следить за детьми в течение достаточно длительного периода времени. 114 , 137 Кроме того, неясно, можно ли распространить результаты исследований, проведенных в других странах, возможно, во время войны, на американских детей, живущих в менее разрушительных социальных условиях.Для изучения исходов тяжелой утраты в детстве использовались разные методы, и, частично из-за различий в подходах, исследования дали разные результаты.

В немногих исследованиях дается точное определение ключевых терминов, таких как «депрессия», преувеличенные ответы, «патологическое горе», «гнев» и «грусть», поэтому трудно понять, все ли авторы имеют в виду одно и то же. специфические реакции. Исследования потери детства, как правило, основываются исключительно на данных интервью или материалах дел; Стандартизированные инструменты, позволяющие сделать большее обобщение результатов исследований, редко использовались при оценке состояния детей.Фактически, такие инструменты начали разрабатывать только в последние несколько лет. Следует отметить, что из-за того, как организована эта глава, ряд исследований цитируется несколько раз, что, возможно, создает впечатление, что существует больше эмпирических данных, чем есть на самом деле.

РЕЗУЛЬТАТЫ ДЕТСКИХ ПЕРЕПЯТИЙ

Смерть одного из родителей в детстве была связана с широким спектром серьезных и стойких последствий для здоровья, начиная от шизофрении и кончая глубокой депрессией и самоубийством (см. Сводку основных результатов каждого из крупных исследований ).Конкретные симптомы и синдромы, связанные с тяжелой утратой в детстве, обычно рассматриваются с точки зрения немедленных реакций , которые возникают в течение недель и месяцев после смерти, промежуточных реакций , которые могут проявиться позже в детстве или подростковом возрасте, и длительных реакций. диапазон или эффекты «спящего», которые могут проявиться во взрослом возрасте либо как длительные последствия, либо как отсроченная реакция на утрату. Хотя эти отдаленные эффекты вызывают наибольшее беспокойство, данные исследований в этой области, вероятно, самые слабые.

ТАБЛИЦА 1

Основные исследования по проблемам утраты детей и подростков.

Немедленные реакции

Дети, как и взрослые, сразу после смерти родителей или братьев и сестер испытывают ряд эмоциональных и поведенческих реакций. Исследования как пациентов, так и пациентов, не являющихся пациентами, показывают, что дети реагируют на потерю сходными симптомами.

Люди, которые общаются с детьми, недавно потерявшими близких, находят их грустными, злыми и напуганными; их поведение включает нарушения аппетита и сна, абстинентность, трудности с концентрацией внимания, зависимость, регресс, беспокойство и трудности в обучении.Они также отмечают, что первоначальные паттерны симптомов во многом зависят от возраста, в котором ребенок потерял близкого человека. Например, дети в возрасте до пяти лет могут реагировать нарушениями питания, сна, кишечника и мочевого пузыря; у детей младше двух лет может наблюдаться потеря речи или рассеянный дистресс. Дети школьного возраста могут стать фобическими или ипохондрическими, замкнутыми или чрезмерно заботливыми. Вместо печали могут наблюдаться проявления агрессии, особенно у мальчиков, которым трудно выразить тоску.Подростки могут реагировать больше как взрослые, но они также могут неохотно выражать свои эмоции из-за страха, что они будут выглядеть иначе или ненормальными. 89

Промежуточные эффекты

Ограниченное количество исследователей 45 , 46 , 81 , 116 , 137 , дети, потерявшие родителей, от одного до шести лет после смерти. Другие (например, Лифшиц 93 ) сделали единичные оценки через несколько лет после потери.

Медицинские последствия. Несколько исследователей предположили связь между переживаниями потери и последующим осаждением или «активацией» определенных заболеваний, таких как тиреотоксикоз, ревматоидный артрит и диабет. 68 , 90 , 101 Однако литература о медицинских последствиях тяжелой утраты у детей крайне ограничена.

Некоторые исследования выявили усиление физических симптомов, особенно боли в животе. В выборке израильских детей, потерявших отцов, не было установлено никаких объективных данных об этих физических симптомах, и исследователи пришли к выводу, что ответы в основном были ориентированы на привлечение внимания. 78 Van Eerdewegh et al. 137 не обнаружил увеличения посещений врача, несмотря на сообщенное обострение симптомов, что, возможно, свидетельствует о том, что скорбящие родители были слишком озабочены своими собственными страданиями, чтобы обращаться за помощью для своих детей.

Психиатрические последствия. Ряд психологических симптомов, в первую очередь невроз и депрессия, по-видимому, коррелируют со смертью родителей или братьев и сестер. Признаки продолжающегося эмоционального стресса были отмечены как в общинах, так и в выборках пациентов, у которых дети потеряли родителей или братьев и сестер.

Каффман и Элизур 45 , 77 обнаружили, что около 40% нормальных подростков израильских кибуцев, потерявших отца во время войны Судного дня 1973 года, продолжали демонстрировать серьезное дезадаптивное поведение более чем через три года после смерти.Поведенческие проблемы, составляющие в среднем девять проблем с физическими недостатками на ребенка (например, загрязнение, социальная изоляция, проблемы с обучением), достигли своего пика на второй год после смерти отца; они представляли собой значительный рост по сравнению с поведением до родов. Спустя три с половиной года после потери 65 процентов от общего числа клинических симптомов сохранялись на среднем или тяжелом уровне. Оценивая детей через 6, 18 и 42 месяца после родов, авторы обнаружили, что почти у 70 процентов детей наблюдались признаки тяжелого эмоционального расстройства, по крайней мере, за один период наблюдения.Менее одной трети из них достигли удовлетворительной адаптации в семье, школе и социальной сфере за все три с половиной года исследования. Последующее исследование этой выборки 46 показало, что дети с ранее существовавшими эмоциональными трудностями и дети из семей, отмеченных разладом в браке, подвергались большему риску более серьезных патологических изменений, чем дети из стабильных семей, не имевших ранее эмоциональных проблем.

Отмечена неравномерность развития реакции утраты у этих израильских детей.Хотя у тех, у кого были симптомы выраженного эмоционального нарушения в первые месяцы утраты, по-видимому, развился самый тяжелый и продолжительный тип патологического горя, у других не было выявлено особой патологии в первые месяцы, но эмоциональное ухудшение ухудшилось в течение второго-четвертого года. Таким образом, сроки появления тяжелых и стойких клинических симптомов, которые значительно ухудшали психосоциальное функционирование ребенка, варьировались по началу и продолжительности.

В исследовании, сравнивающем потерявших близких кибуцев и городских детей, Каффман и Элизур 78 обнаружили, что 48 процентов детей кибуцев и 52 процента детей в городах демонстрировали стойкие симптомы «патологического горя» (которые авторы определяют как «присутствие множественной и стойкой клинической симптоматики достаточной степени тяжести, чтобы сделать ребенка инвалидом в его повседневной жизни в семье, школе и детском коллективе, сохраняющейся не менее двух месяцев ") и проявлялись признаки выраженного дистресса, эмоциональной незащищенности и психологического дисбаланса 18 через несколько месяцев после уведомления о смерти их отцов.

То, что нормальные дети кибуца жили не намного лучше, чем городские дети, предполагает, что социальная поддержка, доступная в условиях кибуца, и предполагаемая менее важная роль родителей не защищали молодежь от стресса. Таким образом, хотя отец в кибуце не является ни кормильцем семьи, ни основным поставщиком материальных потребностей, он по-прежнему является центральной фигурой привязанности в эмоциональной жизни своего ребенка. Эти результаты подчеркивают важность психологического значения потери родителей и ее влияния на ребенка.

Такие выводы в выборках в целом отражаются в исследованиях психиатрических пациентов. Исследования, проведенные Руттером 126 и Артуром и Кемме 7 , показали, что невротическое заболевание было чрезмерным у детей с нарушениями, потерявших родителей. Последние обнаружили, что 52 процента их выборки испытывали конфликты автономии, 27 процентов испытывали панику из-за отношений и зависели от других, а 39 процентов испытывали проблемы с определением своих отношений с родителем противоположного пола через четыре месяца или два года после потери родителей.

В выборке обеспокоенных детей в возрасте от 2 ½ до 14 лет, потерявших брата или сестру, 36 реакция вины, сопровождавшаяся трепетом, плачем или грустью, присутствовала у половины испытуемых и проявлялась в течение пяти или более лет после смерть. Сорок процентов имели длительную или годовщину истерической идентификации с выраженными симптомами умершего брата или сестры.

Поразительная находка Van Eerdewegh et al. 137 и Rutter 126 в образцах английской психиатрической клиники - это высокая частота депрессии у мальчиков-подростков, потерявших отца в результате смерти.Тяжелые депрессии были наиболее вероятны у субъектов, матери которых уже были в депрессии до смерти их мужей, что позволяет предположить, что эмоциональные состояния детей могут быть связаны с идентификацией с выжившим родителем, а не с чистой реакцией на потерю. Stone 134 предполагает, что смерть родителей может спровоцировать депрессивное расстройство у подростков, уже находящихся в группе риска маниакально-депрессивного расстройства депрессивного типа.

Поведенческие последствия. Клиницисты в целом согласны с тем, что тяжелая утрата родителей отрицательно сказывается на школьной успеваемости как на успеваемость, так и на социальное поведение. Несколько исследований австралийских, израильских и американских детей от 13 месяцев до 6 лет после родов показали свидетельства неудач на экзаменах, отказа от школы, снижения интереса к школьным занятиям и отсева. 20 , 93 , 115 , 137 Эти результаты совпадают с общим выводом о том, что успеваемость в школе очень часто является значимым показателем эмоциональных трудностей.

Было обнаружено, что преступность коррелирует с тяжелой утратой родителей, особенно у подростков. 64 , 115 , 126 В контролируемом последующем исследовании выборки из 264 школьников Миннесоты, потерявших одного из родителей, Грегори 64 обнаружил, что потерявшие ребенка подростки, которые жили с противоположной стороной - половой родитель имел более высокий уровень преступности, чем контрольная группа.

Рафаэль 115 отмечает, что потеря порождает стремление к утешению и утешению у девочек, что приводит к сексуализированным отношениям, которые создают ощущение слияния эго с другим, тогда как мальчики с большей вероятностью будут участвовать в мелких кражах, угоне автомобилей, драках, наркотиках. -взятие или проверка авторитетных систем.

Долгосрочные (отсроченные) эффекты

Ряд исследователей провели ретроспективные исследования для изучения гипотетической связи между тяжелой утратой в детстве и уязвимостью в зрелом возрасте к целому ряду серьезных расстройств, включая невроз, психоз, соматические заболевания, депрессию, шизофрению и т. Д. и антиобщественное поведение. Конкретные результаты этих исследований противоречивы, но в целом они указывают на повышенную уязвимость к физическим и психическим заболеваниям в более позднем возрасте.Результаты одного проспективного исследования, проведенного Фултоном и его коллегами 12 , 96 , также предполагают, что дети, потерявшие близких, страдают от долгосрочной уязвимости.

Медицинские последствия. Raphael 115 указывает на ряд ретроспективных исследований, предполагающих, что люди, пережившие такую ​​потерю, с большей вероятностью будут демонстрировать симптоматику, более частое обращение за медицинской помощью и жалобы на плохое здоровье во взрослой жизни. Она цитирует Селигмана и др., 128 , которые связывают раннюю родительскую смерть с более широким использованием медицинских услуг подростками, и Шмале и Икер, 127 , которые обнаружили возможную связь между утратой в детстве и развитием рака, хотя (как обсуждалось в главе 2) эта связь имеет не были четко продемонстрированы.

Проспективное исследование Бендиксона и Фултона 12 когорты из 264 девятиклассников Миннесоты, потерявших родителей, также предполагает возможную предрасположенность к более позднему заболеванию.Когда за этими людьми наблюдали за тридцать, они были значительно более восприимчивы к серьезным заболеваниям, чем контрольные субъекты, и испытали значительно более сильные эмоциональные расстройства. К сожалению, точный характер болезней и переживаний не уточняется.

Психиатрические последствия. Существенно больше работы было проделано в отношении возможной связи между ранней утратой и психическим заболеванием, при этом большинство исследователей сообщают о положительной связи между тяжелой утратой в детстве и психическим заболеванием во взрослой жизни. Большинство этих исследователей использовали в качестве испытуемых пациентов психиатрических больниц, хотя в последние годы также изучались выборки из сообщества. Акцент, как правило, делался на последствиях смерти родителей, с некоторыми попытками дополнительно уточнить факторы риска с точки зрения пола умершего родителя, а также возраста и пола потерявшего ребенка.

Доказательства противоречивы, но многие исследователи обнаруживают значительное увеличение неврозов 119 и психозов 9 у лиц, которые пережили тяжелую утрату в раннем возрасте, по сравнению с контрольной группой.Предлагаются связи между ранней потерей и нарушением сексуальной идентичности во взрослом возрасте, развитием автономии и способностью к близости. 6 , 28 , 119 Главное разногласие заключается в том, какая комбинация переменных подвергает испытуемого наибольшему риску. Например, Барри и Линдеманн 10 обнаружили, что девочки, потерявшие мать в период между рождением и 2 годами, подвергаются наибольшему риску невроза, тогда как в выборке Нортона 106 потеря отца до 10 лет была наиболее значительной.

Недавние исследования показывают, что характеристики выборки могут влиять на очевидный результат. Например, в исследовании 1972 года, в котором сравнивалось 500 госпитализаций в психиатрические больницы Шотландии с контрольной группой пациентов общей практики, соответствующих по возрасту и полу, Birtchnell 17 обнаружил, что потеря матери в возрасте до 10 лет была этиологическим фактором в последующем развитии психических расстройств. болезнь. Однако это открытие не было воспроизведено в его более поздних работах, 18 , которые основывались на выборке сообщества.

Считается, что лица, потерявшие в детстве родителя или брата или сестру, наиболее подвержены риску последующих депрессивных расстройств. Основываясь на своих клинических наблюдениях, Bowlby 27 приходит к выводу, что глубокая ранняя утрата делает людей очень уязвимыми к последующим депрессивным расстройствам, причем каждая последующая потеря вызывает всплеск нерешенного горя, первоначально связанного с ранней утратой.

Однако данные исследований, изучающие связь между ранней потерей и депрессией у взрослых, только наводят на размышления.В обзоре контролируемых исследований для определения наличия связи между тяжелой утратой в детстве / подростковом возрасте и депрессией во взрослой жизни Ллойд 94 обнаружил, что 8 из 11 исследований 29 , 31 , 38 , 41 , 49 , 72 , 103 , 125 сообщили о значительном увеличении депрессивных расстройств в группе потерявших близких; потеря родителя в детстве увеличивала риск депрессии в два-три раза.Кроме того, в семи из восьми контролируемых исследований 11 , 15 , 31 , 57 , 102 , 129 , 14251 ранняя потеря коррелировала с тяжестью депрессии. Субъекты, потерявшие близких родителей, чаще испытывали депрессию психотического, чем невротического уровня. 31 , 141

В одном хорошо контролируемом исследовании Brown et al. 31 обнаружили, что материнская смертность в возрасте до 11 лет была значительно чаще у женщин с депрессией в выборке сообщества, чем у сопоставимых контрольных женщин без депрессии. Они также обнаружили, что у 66 процентов людей с диагнозом психотическая депрессия в анамнезе были ранние потери по сравнению с 39 процентами невротических депрессивных людей. Есть также предположение, что депрессии, связанные с ранней утратой, имеют тенденцию быть реактивными 57 , а не эндогенными; исследования, которые включали более биологически предрасположенные биполярные (маниакально-депрессивные) расстройства, обычно не устанавливали связи между ними и ранней утратой. 1 , 73 , 109

Ряд исследований показывает связь между тяжелой утратой в детстве и попытками самоубийства во взрослой жизни (например, Birtchnell, 16 Dorpat et al. , 44 Farberow и Саймон, 47 Грир, 62 Хилл, 71 Леви и др. 91 ). Бирчнелл обнаружил, что в два раза больше тех, кто пытался покончить жизнь самоубийством в депрессии, потеряли своих близких по сравнению с депрессивными людьми, не склонными к суициду (66.7 процентов против 33,3 процента).

Tennant et al., 136 в недавнем обзоре исследований, посвященных смерти родителей в детстве и последующему риску депрессии, предупреждают, что данные не являются окончательными. Birtchnell 18 предполагает, что дополнительные факторы, такие как качество отношений с последующими опекунами, могут иметь большее влияние на определение риска более поздней депрессии, чем просто переживание утраты само по себе.

Доказательства того, что тяжелая утрата является этиологическим фактором развития шизофрении, менее убедительны, чем данные о депрессии.Деннехи, 41 Хилгард, 69 и Розенцвейг и Брей 124 сообщают о положительных результатах, в то время как Гранвиль-Гроссман 61 и Грегори 65 не находят значительной корреляции.

Поведенческие последствия. Результаты исследований наводят на мысль о связи между потерей детства и последующей преступностью. Согласно проспективному исследованию сообщества, проведенному Марксаном и Фултоном, 96 мужчина, потерявший близких в детстве, совершили больше правонарушений против закона, когда им было 20 лет, чем в контрольной группе.В выборках заключенных мужского и женского пола 30 , 32 истории показали превышение родительской смертности; «беспристрастный преступник», по-видимому, представлен наиболее сильно.

На основании клинических наблюдений за психотерапевтическими пациентами Центра изучения разлучения и утрат в детстве Барр-Харрис в Чикаго, Altschul and Beiser 4 отметили трудности в воспитании детей когда ребенок, потерявший близкого, вырастет и у него будут собственные дети.Эти трудности, кажется, возникают чаще, если потеря произошла, когда ребенку было от 7 до 12 лет, и если умерший родитель был того же пола. Они предполагают, что эти проблемы имеют свои корни в идентификации с мертвым родителем и в «отсутствии опыта общения с мертвым родителем на стадиях развития, которые выходят за пределы точки потери». Поскольку взрослые, которые пережили тяжелую утрату в детстве, временами не ожидают, что проживут дольше, чем их родители, некоторые избегают эмоциональной близости со своими детьми, как будто чтобы предотвратить слишком много горя и страданий в случае их смерти.

Выводы о результатах

Трудно делать выводы о долгосрочных последствиях тяжелой утраты в детстве или подростковом возрасте. Данные предполагают потенциальные трудности, но отсутствует конкретика в отношении того, что подвергает риску потерявший ребенка молодой человек.

Что касается промежуточных последствий, в существующей литературе предполагается, что ранняя утрата значительно увеличивает восприимчивость ребенка к депрессии, школьной дисфункции и правонарушению.Учитывая незрелость личности ребенка, кажется вероятным, что даже небольшая депрессия продолжительностью 13 месяцев может препятствовать нормальному развитию эго или мешать ему, тем самым нарушая или искажая психологический рост. 137

Диагностика деменции и когда стареющий родитель становится грубым и стойким

[Следующий вопрос был отправлен мне Нэнси Штайн, которая отвечает на вопросы по уходу в своем блоге на SeniorityMatters.com.]

В: Моей любящей еврейской матери 92 года, и она превратилась в грубую, оскорбительно сквернословящую женщину, которую я больше не узнаю.

У нее относительно хорошее здоровье, и она живет в том же доме, в котором я выросла. Днем у нее есть помощник. Она не выйдет из дома, плохо обращается с помощницей и в прошлые выходные прокляла мою очень терпеливую супругу. Мы получали 5 звонков в день, например: «У меня сердечный приступ; никто мне не скажет, придет ли сегодня рециклинг »!

Я знаю, что у нее первые признаки деменции. Ее кардиолог говорит мне не принимать это близко к сердцу, и это не те женщины, которые меня вырастили.Она не пойдет на программы для взрослых JCC, жалуется на одиночество по ночам, но вешает трубку, когда я говорю ей, что мы можем нанять помощника ночью или продать дом и позволить ей жить в учреждении с женщинами ее возраста, Она угрожает вызвать полицию, если кто-то придет к ней домой ночью. У меня есть доверенность, но я не хочу лишать ее независимости в 92 года. Я пытаюсь сказать ей, чтобы она говорила вежливо с помощниками, со мной, с моей супругой, но она говорит: «Я не помню, или я, должно быть, отреагировал на что-то кто-то сделал или сказал.”

Я чувствую себя виноватым, потому что не провожу с ней столько времени, сколько хотелось бы, но это вопрос выживания. Еврейское чувство вины распространяется безнаказанно, и я не могу сказать, манипулирует ли она и зацикливается на чепухе («Боже мой, внешний свет может погаснуть сегодня вечером») или она действительно не может контролировать себя. Ее помощник - прекрасный человек, но моя мама командует ею, как рабыней. Кто эта женщина? Я разрываюсь, мучаясь из-за того, что мне делать, и ничего не делаю, кроме как исправить ее неприемлемое поведение и язык.Я хотел отвести ее к гериатрическому психиатру, но она отказалась. Медикаменты, успокаивающие ее, по мнению врача, опасны, поскольку она может упасть и т. Д.

Что мне делать? Я в своем уме.

Ответ д-ра К.:

Вау, ситуация сложная, но, к сожалению, не редкость.

Вы говорите, что у вашей матери есть ранние признаки деменции, и это правда, что «изменения личности» могут быть вызваны лежащей в основе деменцией, например лобно-височной деменцией или болезнью Альцгеймера, особенно если семья замечает другие изменения в памяти или мыслительных способностях.

Но это не похоже на то, что ваша мать проходила клиническое обследование на деменцию, и вы не можете сказать, обсуждался ли этот вопрос с ее лечащим врачом.

Как ее оценить

Чтобы получить помощь в этой ситуации, я бы порекомендовал вам найти способ получить хотя бы предварительное медицинское обследование на предмет деменции. В принципе, это можно сделать в офисе основного лечащего врача (PCP), и организовать такое посещение может быть проще, чем заставить ее обратиться к гериатрическому психиатру.

На практике врачи первичной медико-санитарной помощи - и кардиологи, если на то пошло - обычно отказываются от оценок деменции у людей возраста вашей матери, говоря такие вещи, как «это не обязательно», «нечего делать» »И« не принимайте это на свой счет, это болезнь, а не ваша вина ». (Последнее утверждение в целом верно, но это не означает, что мы должны пропустить оценку!) Кроме того, многие врачи первичной медико-санитарной помощи могут не совсем уверены, что делать, чтобы завершить предварительную оценку.

К счастью, вы можете повысить свои шансы на получение полезной оценки, если ознакомитесь с тем, как диагностируется деменция, а затем подготовитесь, предоставив хорошую информацию о способностях и проблемах вашей матери. Например, вы можете отметить, как ваша мать относится к этим 8 образцам поведения, которые могут соответствовать болезни Альцгеймера.

Вы также можете просмотреть эту статью о диагностике деменции, которую я написал для членов семьи. Помните, что HIPAA не мешает вам заранее связаться с ее врачом и сообщить о своих опасениях и своих наблюдениях. Я вообще считаю, что это хорошо делать в письменной форме, так как это можно записать в ее таблицу.

Вы, конечно, можете задаться вопросом, зачем вам проверять ее на наличие деменции, такой как болезнь Альцгеймера. Вы также можете беспокоиться о том, что диагноз расстроит или расстроит ее. По правде говоря, это могло бы ее расстроить в краткосрочной перспективе. Тем не менее, в конечном итоге, обследование ее на деменцию, вероятно, принесет вам обоим много преимуществ.

Многочисленные преимущества проведения диагностики деменции

Для вашей матери оценка деменции означает, что ее проверит на предмет других проблем со здоровьем, которые могут вызвать изменения личности или мышления.В конце концов, вполне возможно, что проблемы, которые вы наблюдаете, связаны с деменцией, а не с .

Деменция также часто усугубляется дополнительными проблемами, такими как дисбаланс электролитов, побочные эффекты лекарств, невылеченная боль или даже запор, которые поддаются лечению, даже если такое заболевание, как болезнь Альцгеймера, невозможно вылечить. Итак, вы действительно хотите, чтобы была проведена хотя бы предварительная клиническая оценка деменции.

Если в конечном итоге будет установлено, что ваша мать страдает деменцией, вы хотите, чтобы это было в ее медицинской карте .Это потому, что этот диагноз имеет значение для того, как справиться с любыми другими проблемами со здоровьем, которые у нее есть. (Например, врачи не должны просто давать ей устные инструкции по уходу за ее здоровьем, как обычно делают пациентам. И они должны делать такие вещи, как упрощение приема лекарств, если это возможно.)

Диагноз деменции также облегчит вам получение помощи в качестве члена семьи. Сложным поведением часто управляют с помощью лекарств, но это правда, что они обычно увеличивают риск падения, поэтому их следует избегать.Если вас беспокоит ее поведение, эта статья объяснит плюсы и минусы доступных вариантов лечения: 5 типов лекарств, используемых для лечения сложных форм деменции.

Лучше всего для членов семьи - и опекунов на дому - изучать лучшие методы управления поведением при деменции и стратегии преодоления слабоумия. Боюсь, бессмысленно пытаться урезонить ее и «исправить» ее поведение, это просто не работает с людьми с когнитивными нарушениями.Но есть и другие подходы, которые могут помочь, большинство из которых начинаются с принятия реальности ослабленного человека.

Кроме того, умение научиться лучше справляться с поведением матери может иметь большое влияние на ее благополучие и на ваше. Для вас, изучение лучших подходов поможет вам справиться со стрессом, тревогой и чувством вины. Это позволит вам по возможности присутствовать рядом с матерью, а это, в свою очередь, улучшит ее самочувствие (даже если она не всегда звучит так благодарно, как вам хотелось бы).Исследование, проведенное в 2013 году, на самом деле показало, что стратегии выживания лиц, ухаживающих за деменцией, были связаны с более медленным прогрессированием деменции.

И последнее, но не менее важное: диагноз деменции часто помогает семье сосредоточиться на планировании дальнейшего снижения уровня принятия решений и независимости. Это, конечно, непросто, но поверьте мне, позже дела идут лучше, если семьи заранее планировали.

Другими словами, вам есть чему поучиться и чем заняться, если вы на самом деле являетесь сыном пожилой женщины, которая меняется из-за слабоумия.Предварительный диагноз - это важный первый медицинский шаг, который упростит вам получение помощи и приобретет навыки обучения, которые сделают этот опыт более управляемым.

Как получить помощь в борьбе с симптомами деменции

Чтобы помочь справиться с переживанием - будь то то, как привести маму к врачу, как обращаться с врачами, как справиться со стрессом, как справиться со вспышками, как планировать наперед - я бы порекомендовал вам попробуйте следующие ресурсы:

  • Поговорите со специалистом, прошедшим подготовку по оказанию помощи людям, страдающим от стареющих родителей, например, с менеджером по уходу за престарелыми (теперь известным как специалист по уходу за пожилыми людьми) или старшим консультантом по уходу.
  • Посетите онлайн-форумы поддержки, такие как этот очень активный форум людей, заботящихся о стареющих родителях. Форум опекунов Ассоциации Альцгеймера может вам понравиться, особенно если у вашей матери диагностировано слабоумие.
  • Прочтите несколько хороших книг, поскольку бегло просматривая веб-страницы, сложно многому научиться. Что касается деменции, то очень уважают 36-часовой день, и мне тоже очень нравится выжить при болезни Альцгеймера. Или рассмотрите онлайн-курс, такой как МООК Джонса Хопкинса о деменции.Другой вариант - видеоролики по управлению деменцией, например, от Типы Сноу. Выберите тот метод обучения, который лучше всего подходит для вашего стиля обучения.
  • Не забывайте глубоко дышать и позаботьтесь о себе. Деменция или нет, но помощь стареющим родителям - это обычно долгий путь. Встраивание в свой день ежедневной ходьбы и ежедневной практики осознанности может иметь большое значение.

Удачи! Пройдите эту оценку деменции, а затем научитесь справляться с ее поведением. Это усилия, но в конечном итоге они окупятся.

Когда я могу думать о ней, не плача?

[Пересмотрено и обновлено 4 августа 2020 г. ]

В слезах есть святость. Это знак не слабости, а силы. Они говорят более красноречиво, чем на 10 000 языках. Они посланники непреодолимой печали, глубокого раскаяния и невыразимой любви. ~ Вашингтон Ирвинг

Читатель пишет: Я просто желаю того дня, когда я смогу думать о своей маме, не плача.Почему это длится так долго? Прошло пять месяцев с тех пор, как умерла моя мама, и я все еще не могу думать о ней без рыданий. В последнее время я был очень подавлен, и некоторые дни бывают лучше, чем другие, но мне часто кажется, что я нахожусь на американских горках. Я просто хочу сохранить это для своей дочери; Я не люблю разваливаться перед ней.
Хотел бы я найти простое решение для всей этой боли. Я просто хочу, чтобы моя мама вернулась в мою жизнь. Я хочу, чтобы она была здесь ради меня! Я хочу, чтобы мой отец не был одинок, но я знаю, что он такой. Я не знаю, позволяет ли письмо вам выразить то, что я чувствую, или это просто напоминание о том, сколько я потерял?

Мой ответ: Мне очень жаль причину, по которой вы написали мне, и я сделаю все возможное, чтобы решить некоторые из ваших проблем. Вы говорите, что прошло всего пять месяцев с тех пор, как умерла моя мама, а я все еще не могу думать о ней без рыданий.

Прежде всего, примите во внимание тот факт, что на протяжении всей вашей жизни на Земле до сих пор ваша мать была важной частью вашей повседневной жизни .Разумно ли ожидать, что всего через пять месяцев после ее смерти вы сможете думать о ней, не тронувшись до слез? Пять месяцев - это очень короткий промежуток времени, учитывая размер вашей потери, и поскольку первоначальный шок, который обычно служит для смягчения такого удара, начинает проходить, вы, вероятно, только сейчас чувствуете всю силу своего горя. . Это нормально и этого следовало ожидать.

Ваше описание ощущения , как если бы вы катались на американских горках , не могло быть более точным - это как если бы вы застряли в ужасающей, кошмарной поездке, на которую никогда не просили, вы не можете контролировать взлеты и падения, вы не хотите быть там, у вас нет возможности предсказать, когда поездка закончится, и вы отчаянно хотите сойти как можно быстрее, но человек, управляющий поездкой нигде не видно.

Вы чувствуете головокружение, тошноту, ужас, дезориентацию и замешательство, и весь ваш мир полностью перевернулся с ног на голову. Нет ничего правильного, и вы не знаете, когда все это закончится. Есть ли более точное описание горя, чем это? Все, что я могу вам сказать, это то, что постепенно и со временем взлеты и падения этой нежеланной поездки начинают несколько выравниваться. Это не всегда будет так плохо, как сейчас, и, в конце концов, вы восстановите свои позиции.

Вы говорите, что хотите «держаться вместе», потому что вам не нравится «разваливаться» перед дочерью .Я не знаю, сколько лет вашей дочери, но могу ли я предложить, что если и когда она обнаружит, что вы плачете, вы можете просто заверить ее, что это не из-за того, что она сделала или не сделала, что вас так расстроило - а затем вы Вы можете объяснить, что вам просто очень, очень грустно, потому что вы так сильно скучаете по бабушке прямо сейчас.

Ощущение, демонстрация и вербализация собственной боли дает вашей дочери пример для подражания , в то время как сдерживание означает, что чувства следует подавлять. Если вы откажетесь плакать перед дочерью, она может подумать, не заплачете ли вы, если она умрет! Детям необходимо знать, что плач - это естественный и здоровый способ высвободить эмоции.

Вы говорите, что не хотите, чтобы ваш отец чувствовал себя одиноким - и все же, разве вы не ожидали, что он будет чувствовать себя именно так в этот момент своего собственного горя? Вы не можете вернуть ему свою мать в физическом смысле, но мне интересно, что бы произошло, если бы вместе с вашим отцом и вашей дочерью вы могли найти способ вспомнить свою маму, чтобы вернуть ее другим способом , оживляя ее в разговорах друг с другом?

Вы можете моделировать воспоминания и открытые разговоры о том, как много ваша мать значила для вас и вашей семьи; вы можете просматривать фотоальбомы и делиться особенными историями и находить всевозможные способы сохранить память о ней в своих умах и сердцах.Мы так часто избегаем упоминания умершего из страха расстроить покойного - но неужели вы думаете, что ваш отец думает о ком-нибудь, НО вашей матери? Может быть, он хочет услышать, как кто-то произносит ее имя, и поговорить о том, как сильно он скучает по ней.

Наконец, вы говорите, что не уверены, полезно ли писать, чтобы выразить свои чувства, или же оно просто напоминает вам о том, сколько вы потеряли. Я подозреваю, что это и то, и другое, моя дорогая, но я хочу побудить вас думать не только о том, сколько вы потеряли, но и о том, что у вас еще есть, что ваша мать дала вам, вашему отцу и вашей дочери и всем остальным, чья жизнь так или иначе коснулась вашей матери.Как бы она хотела, чтобы вы ее запомнили? Какое наследство она вам оставила? Что она дала вам, что поддержит вас сейчас, когда вы научитесь другим способам удержать ее здесь с собой, теперь, когда вы больше не разделены временем, пространством и расстоянием?

Смерть могла положить конец жизни вашей матери, но не уничтожила ее. Она всегда будет вашей матерью, а вы всегда будете ее дочерью. Она всегда будет частью того, кто вы есть, и ваши отношения с ней будут длиться вечно.

Я приглашаю вас сказать мне, что вы думаете обо всем этом, и я надеюсь, что другие наши читатели также поделятся своими мыслями по этим вопросам.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *