Как стать героем книга – «Как стать героем» читать онлайн книгу автора Кристофер Хили на MyBook.ru

«Как стать героем» читать онлайн книгу автора Кристофер Хили на MyBook.ru

Хорошо Золушке – на балу её ждет прекрасный принц. Хорошо Белоснежке – в лесу её найдёт прекрасный принц. Хорошо Рапунцель – в башню заберётся прекрасный принц. И только прекрасному принцу плохо – то на бал, то в лес, то на башню лезь… Так, стоп. Это не такая сказка! Вы же не думаете, это один и тот же принц? Что вы там себе навоображали?! Это совершенно разные молодые люди. А вот по имени их кто-нибудь знает?.. Нет, никому нет дела до имени принцев. Вся задача принца, явиться на белом коне, выручить девушку и жениться на ней. Всем плевать на чувства принцев, их характеры, биографии, и как вообще так получилось, что наследные принцы без присмотра шляются по лесам и горам натыкаясь на разных девиц и женятся на первых попавшихся, после единственного поцелуйчика. Не странно ли всё это?
Виноваты ленивые барды, которые не могут рассказать историю толком. Волшебным королевствам уже давно пора обзавестись более достоверными источниками информации. О том, какое это тяжелое и не благодарное занятие быть прекрасным принцем и пойдёт речь в этой книге.

Жизнь идёт, не так как положено в сказке. Невесты отправляются на поиски приключений, отставляя в замке, тролли оказываются вегетарианцами, а суженные спящие красавицы, когда просыпаются, обладают таким отвратительным характером, что с ними не только обручаться не хочется, но и вообще находится в одном королевстве… Тут принцы осознают, что в жизни нужны какие-то перемены. И в один судьбоносный день, наши распрекрасные наследники объединяются чтобы показать миру свою истинную доблесть. Как раз и опасность над миром нависла. Э.. вообще-то, снова нет. Всё совсем не так эпично. Из принцев получается на редкость нелепая и разношёрстная компания, объединённая исключительно общей кличкой героев. А героизм оказывается делом более трудоёмким, чем предполагалось. Тут чего доброго Золушка спасёт всех раньше, чем наши «герои» сообразят что вообще происходит.

Зато, девчонки, в этой книге аж четыре прекрасных принца! Гмм.. хотя не все они одинаково прекрасны, кто-то хорошо смотрится на балу в белом мундире, но совершенно бесполезен во всем остальном, у кого-то характер не задался, а некоторые и вовсе откровенное дурачьё, но это уже мелочи. Наши принцы не особо герои, тут уж автор вдоволь посмеялся над стереотипами образа «прекрасного принца». Но положение в обществе их всё же обязывает. На горьком опыте они узнают, что белый костюм не очень подходит для героизма, лучше сначала говорить, а потом кидаться в бой, не все девицы нуждаются в спасении, а сказки могут кончится очень даже плохо. Но когда книга называется «Как стать героем», придётся уж им постараться, взять себя в руки и победить кованые планы злодеев. Как следствие, местами мальчики будут в откровенно жалком состоянии.

Принцессы тут тоже предстают с неожиданных сторон. Не только умницы и красавицы.

Иногда мне кажется я получаю больше удовольствия от детских книг, чем мне положено. Но серьёзно, кому не нужны лишние отдых и улыбка? А юмор тут такой, что и взрослый человек не останется разочарован. С восьми лет лет до двухсот, все останутся довольны этой книгой (конечно, если вам двести пять лет, то уже не понравится). Кристофер Хили остроумно прошёлся по сказкам, легко и с любовью посмеявшись над всем знакомыми клише и умудрившись, мне кажется, ни на секунду не стать серьёзным.

Отдельно хочу отметить оформление и замечательные иллюстрации. Ничего не делает меня счастливей, чем хорошая книжка с картинками! Натолкнулась я на «Как стать героем» совершенно случайно, и то, что я могла пройти мимо этой милоты меня жутко огорчает.
Не пора ли выпустить продолжение, а?

mybook.ru

Как стать героем читать онлайн — Кристофер Хили

Кристофер Хили

Как стать героем

Дэшилу и Брин, моим героям



Пролог

Чего вы не знаете о Прекрасном Принце

Прекрасный Принц боится старушек. Не знали, да?

Не огорчайтесь. О Прекрасном Принце вы еще много чего не знаете. Прекрасный Принц не умеет обращаться с мечом. Прекрасный Принц на дух не переносит гномов. Прекрасный Принц питает необъяснимую ненависть к плащам.

Скорее всего, кое-кто из вас даже не подозревает, что Прекрасных Принцев на самом деле несколько. И что зовут их всех по-разному. Если вдуматься, Прекрасный Принц — это же не имя. Так, прозвище. Словосочетание.

Само собой, вы не виноваты, что у вас такой скудный запас знаний о Прекрасном Принце; виноваты лентяи-барды. Понимаете, в стародавние времена барды и менестрели были для всего света единственным источником новостей. Знаменитостью можно было стать, только если они тебя воспоют. И геройскую (или злодейскую) репутацию создавали и поддерживали именно они. Стоило случиться чему-то серьезному и заметному — кто-то спас прекрасную даму, убил дракона, разрушил злые чары, — и королевские барды тут же слагали об этом балладу, а бродячие менестрели исполняли ее то там, то сям по городам и весям, и она доходила до самых далеких королевств. Только барды вечно упускали существенные детали. Например, им не приходило в голову, что неплохо бы упоминать в балладах имена героев, тех самых, кто, собственно, спасал прекрасных дам, убивал драконов и разрушал злые чары. Вместо этого барды, не вдаваясь в подробности, называли всех этих молодых людей Прекрасными Принцами.


Рис. 1. Типичный БАРД

Их, бардов, даже не особенно интересовало, был ли тот или иной Прекрасный Принц настоящим отважным героем (вроде принца Лиама, который одолел кровожадное огнедышащее волшебное чудище, чтобы пробиться к спящей принцессе и пробудить ее от зачарованного сна) или просто везунчиком, который случайно забрел куда надо когда надо (вроде принца Дункана, который тоже пробудил спящую принцессу от зачарованного сна, но только потому, что послушался совета гномов). Нет — барды называли героев одним и тем же словосочетанием, несмотря на то что одни герои едва не погибали (например, принц Густав, которого сбросили с девяностофутовой башни, когда он пытался спасти Рапунцель), а другие просто очаровывали девушек умением вальсировать (например, принц Фредерик, который покорил сердце Золушки на королевском балу).

Если и было у Лиама, Дункана, Густава и Фредерика что-то общее, то лишь то, что никому из них не нравилось быть Прекрасным Принцем. Именно ненависть к этому прозвищу их в основном и сдружила. А не то чтобы им так уж не терпелось объединиться в коллектив.

Если бы мы подглядели в середину этой книжки — скажем, в двадцатую главу, — то обнаружили бы наших героев в горном городишке под названием Фларгстагг, в таверне, хуже которой, пожалуй, на всем белом свете не сыщешь, — в «Коренастом кабанчике». «Коренастый кабанчик» — унылое, пропахшее сыростью заведение из тех, где вечно торчат пираты и убийцы, перекидываются в картишки и сговариваются насчет очередного гнусного преступления (в их планы зачастую входит и ограбление самой таверны). В таком заведении никак не ожидаешь натолкнуться на Прекрасного Принца, а тем более сразу на четверых. И все же вот они: в главе двадцатой — Лиам, весь в синяках и в саже, с застрявшими в волосах рыбьими костями, Густав в помятых доспехах, потирающий багровую плешь, Фредерик, до того грязный, что можно подумать, будто он выкопался из могилы, и Дункан с огромной шишкой на лбу и… неужели в ночной рубашке?! Ой, а еще вокруг стола стоит с полсотни вооруженных до зубов злодеев — и все они только и мечтают оставить от принцев мокрое место.

Естественно, к двадцатой главе принцев уже нельзя упрекать за неопрятный внешний вид. Хорошо хоть живы остались после встречи с колдуньей, великаном, разбойниками, да мало ли — в общем, сами увидите. Вообще-то, им выдалась такая неделька, что после нее вполне законно ввязаться в массовую драку. Но не будем забегать вперед.

Чтобы дойти до судьбоносного вечера в «Коренастом кабанчике», нужно сначала вернуться в прошлое, в мирное королевство Гармония, где и начались приключения — а может, и заварилась каша, смотря у кого спросить. Нужно вернуться в прошлое, в тот день, когда принц Фредерик умудрился упустить свою Золушку.

1

Прекрасный Принц теряет нареченную

Фредерик не всегда был таким рохлей. Бывали времена, когда он рассчитывал стать настоящим героем. Только, похоже, судьба распорядилась иначе.

С той минуты, как принц Фредерик появился на свет — после чего его немедленно поместили в колыбельку, застеленную нежно шелестящими пеленками из чистого шелка, — у него началась безмятежная жизнь. Будучи наследником престола весьма богатой и процветающей Гармонии, он вырос в окружении армии слуг, которые баловали его, как только могли. Когда малютка учился ползать, его снабдили наколенниками из ягнячьей шерсти, дабы он не натер нежную детскую кожу. Когда он желал поиграть в прятки, дворецкие и камердинеры прятались в самых очевидных местах — за перышком, под салфеточкой, — чтобы мальчик не перетрудился. Чего бы ни пожелал юный Фредерик, все подносили ему на серебряном блюдечке с голубой каемочкой. Буквально.

За это от Фредерика требовалось только одно — вести жизнь настоящего аристократа. Ему позволялось посещать сколько угодно поэтических чтений, балов и званых обедов с двенадцатью переменами блюд. И при этом запрещалось заниматься любыми сколько-нибудь, даже теоретически, опасными делами. Отец Фредерика король Уилберфорс придавал очень большое значение внешнему виду — ему невыносима была сама мысль о том, что его плоть и кровь осыплют насмешками, как, например, его прапрадедушку короля Карла Ветряночного. «Ни шрамика, ни синяка, ни прыщика» — таков был девиз короля Уилберфорса. Вот почему он пошел на крайние меры, чтобы оградить своего сына от малейшей царапины. Он даже распорядился, чтобы Фредерику заранее тупили все карандаши.


Рис. 2. Принц ФРЕДЕРИК

В раннем детстве Фредерик был только рад, что не надо участвовать в развлечениях вроде залезания на деревья (растянутые щиколотки!), походов (ядовитые растения!) и вышивания (острые иголки!). Король Уилберфорс так красноречиво распространялся об этих опасностях, что Фредерик твердо усвоил его предостережения.

Однако в возрасте семи лет Фредерик поддался соблазну совершить отважный подвиг. Он находился в личной классной комнате и учился выводить свое имя затейливыми завитушками, но тут в конце коридора послышался шум и гвалт, и гувернер был вынужден прервать урок. Фредерик вместе с гувернером отправился к воротам дворца, где уже собралась толпа слуг поглазеть на заезжего рыцаря.

Старый воин, усталый и потрепанный после недавней битвы с драконом, добрел до дворца в поисках пищи и ночлега. Король пригласил его зайти. Фредерик впервые в жизни видел рыцаря (по правде говоря, даже те, о ком он читал в книжках, были довольно скучные — любимая сказка на ночь у принца Фредерика называлась «Сэр Бертрам Утонченный и поиски волшебной десертной ложечки»). Все недолгое время, которое рыцарь гостил во дворце, Фредерик ходил за ним по пятам как зачарованный и слушал его рассказы о сражениях с великанами, войнах с гоблинами и погонях за разбойниками. Фредерик никогда не видел, чтобы у человека были такие глаза. Он прямо чувствовал, как жаждет рыцарь увлекательных приключений, как рвется в бой. Рыцарь обожал авантюры примерно так же, как Фредерик — творожные кексы.

Вечером, когда рыцарь отправился восвояси, Фредерик спросил отца, нельзя ли ему брать уроки мечного боя. Король с улыбкой отмахнулся:

— Мальчик мой, мечи очень острые. А мне нужно, чтобы у моего сына оба уха были на месте.

Юный Фредерик не дал себя обескуражить. Назавтра он попросил у отца разрешения заняться вместо мечного боя рукопашным. Король Уилберфорс покачал головой:

— Фредерик, ты, что называется, деликатного сложения. Оглянуться не успеешь, как тебе сломают спину.

На следующий день Фредерик предложил записаться в турнирную команду.

— Это еще опаснее мечей и борьбы! — заявил король, неодобрительно хмыкнув. — Из тебя мигом сделают сосиску на палочке!

— Стрельба из лука? — спросил Фредерик.

— Глаза. Риск, что их выбьют, — не сдавался король.

— Боевые искусства?

— Кости. Риск, что их сломают.

— Альпинизм?

— Сломанные глаза. Выбитые кости.

К выходным король Уилберфорс положительно потерял терпение. Нужно было немедленно положить конец авантюрным мечтам Фредерика. Король решил заманить принца в ловушку.

— Отец, можно, я займусь спелеологией? — взволнованно спросил Фредерик.

— Лазить по пещерам?! Ты упадешь в бездонную расселину! — взревел король. Но тут же заговорил другим тоном: — Если хочешь, можешь дрессировать животных.

— Правда?! — Фредерик даже оторопел от неожиданности и ужасно обрадовался. — Диких тоже можно? А не только хомячков и золотых рыбок?

Король кивнул.

knizhnik.org

Читать книгу Как стать героем Кристофера Хили : онлайн чтение

Кристофер Хили
Как стать героем

Дэшилу и Брин, моим героям


Christopher Healy

THE HERO’S GUIDE TO SAVING YOUR KINGDOM

Text copyright © 2012 by Christopher Healy

Illustrations copyright © 2012 by Todd Harris

All rights reserved.

Published by arrangement with HarperCollins Children’s Books, a division of HarperCollins Publishers.

© А. Бродоцкая, перевод, 2015

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2015

Издательство АЗБУКА®



Пролог
Чего вы не знаете о Прекрасном Принце

Прекрасный Принц боится старушек. Не знали, да?

Не огорчайтесь. О Прекрасном Принце вы еще много чего не знаете. Прекрасный Принц не умеет обращаться с мечом. Прекрасный Принц на дух не переносит гномов. Прекрасный Принц питает необъяснимую ненависть к плащам.

Скорее всего, кое-кто из вас даже не подозревает, что Прекрасных Принцев на самом деле несколько. И что зовут их всех по-разному. Если вдуматься, Прекрасный Принц – это же не имя. Так, прозвище. Словосочетание.

Само собой, вы не виноваты, что у вас такой скудный запас знаний о Прекрасном Принце; виноваты лентяи-барды. Понимаете, в стародавние времена барды и менестрели были для всего света единственным источником новостей. Знаменитостью можно было стать, только если они тебя воспоют. И геройскую (или злодейскую) репутацию создавали и поддерживали именно они. Стоило случиться чему-то серьезному и заметному – кто-то спас прекрасную даму, убил дракона, разрушил злые чары, – и королевские барды тут же слагали об этом балладу, а бродячие менестрели исполняли ее то там, то сям по городам и весям, и она доходила до самых далеких королевств. Только барды вечно упускали существенные детали. Например, им не приходило в голову, что неплохо бы упоминать в балладах имена героев, тех самых, кто, собственно, спасал прекрасных дам, убивал драконов и разрушал злые чары. Вместо этого барды, не вдаваясь в подробности, называли всех этих молодых людей Прекрасными Принцами.


Рис. 1. Типичный БАРД

Их, бардов, даже не особенно интересовало, был ли тот или иной Прекрасный Принц настоящим отважным героем (вроде принца Лиама, который одолел кровожадное огнедышащее волшебное чудище, чтобы пробиться к спящей принцессе и пробудить ее от зачарованного сна) или просто везунчиком, который случайно забрел куда надо когда надо (вроде принца Дункана, который тоже пробудил спящую принцессу от зачарованного сна, но только потому, что послушался совета гномов). Нет – барды называли героев одним и тем же словосочетанием, несмотря на то что одни герои едва не погибали (например, принц Густав, которого сбросили с девяностофутовой башни, когда он пытался спасти Рапунцель), а другие просто очаровывали девушек умением вальсировать (например, принц Фредерик, который покорил сердце Золушки на королевском балу).

Если и было у Лиама, Дункана, Густава и Фредерика что-то общее, то лишь то, что никому из них не нравилось быть Прекрасным Принцем. Именно ненависть к этому прозвищу их в основном и сдружила. А не то чтобы им так уж не терпелось объединиться в коллектив.

Если бы мы подглядели в середину этой книжки – скажем, в двадцатую главу, – то обнаружили бы наших героев в горном городишке под названием Фларгстагг, в таверне, хуже которой, пожалуй, на всем белом свете не сыщешь, – в «Коренастом кабанчике». «Коренастый кабанчик» – унылое, пропахшее сыростью заведение из тех, где вечно торчат пираты и убийцы, перекидываются в картишки и сговариваются насчет очередного гнусного преступления (в их планы зачастую входит и ограбление самой таверны). В таком заведении никак не ожидаешь натолкнуться на Прекрасного Принца, а тем более сразу на четверых. И все же вот они: в главе двадцатой – Лиам, весь в синяках и в саже, с застрявшими в волосах рыбьими костями, Густав в помятых доспехах, потирающий багровую плешь, Фредерик, до того грязный, что можно подумать, будто он выкопался из могилы, и Дункан с огромной шишкой на лбу и… неужели в ночной рубашке?! Ой, а еще вокруг стола стоит с полсотни вооруженных до зубов злодеев – и все они только и мечтают оставить от принцев мокрое место.

Естественно, к двадцатой главе принцев уже нельзя упрекать за неопрятный внешний вид. Хорошо хоть живы остались после встречи с колдуньей, великаном, разбойниками, да мало ли – в общем, сами увидите. Вообще-то, им выдалась такая неделька, что после нее вполне законно ввязаться в массовую драку. Но не будем забегать вперед.

Чтобы дойти до судьбоносного вечера в «Коренастом кабанчике», нужно сначала вернуться в прошлое, в мирное королевство Гармония, где и начались приключения – а может, и заварилась каша, смотря у кого спросить. Нужно вернуться в прошлое, в тот день, когда принц Фредерик умудрился упустить свою Золушку.

1
Прекрасный Принц теряет нареченную

Фредерик не всегда был таким рохлей. Бывали времена, когда он рассчитывал стать настоящим героем. Только, похоже, судьба распорядилась иначе.

С той минуты, как принц Фредерик появился на свет – после чего его немедленно поместили в колыбельку, застеленную нежно шелестящими пеленками из чистого шелка, – у него началась безмятежная жизнь. Будучи наследником престола весьма богатой и процветающей Гармонии, он вырос в окружении армии слуг, которые баловали его, как только могли. Когда малютка учился ползать, его снабдили наколенниками из ягнячьей шерсти, дабы он не натер нежную детскую кожу. Когда он желал поиграть в прятки, дворецкие и камердинеры прятались в самых очевидных местах – за перышком, под салфеточкой, – чтобы мальчик не перетрудился. Чего бы ни пожелал юный Фредерик, все подносили ему на серебряном блюдечке с голубой каемочкой. Буквально.

За это от Фредерика требовалось только одно – вести жизнь настоящего аристократа. Ему позволялось посещать сколько угодно поэтических чтений, балов и званых обедов с двенадцатью переменами блюд. И при этом запрещалось заниматься любыми сколько-нибудь, даже теоретически, опасными делами. Отец Фредерика король Уилберфорс придавал очень большое значение внешнему виду – ему невыносима была сама мысль о том, что его плоть и кровь осыплют насмешками, как, например, его прапрадедушку короля Карла Ветряночного. «Ни шрамика, ни синяка, ни прыщика» – таков был девиз короля Уилберфорса. Вот почему он пошел на крайние меры, чтобы оградить своего сына от малейшей царапины. Он даже распорядился, чтобы Фредерику заранее тупили все карандаши.


Рис. 2. Принц ФРЕДЕРИК

В раннем детстве Фредерик был только рад, что не надо участвовать в развлечениях вроде залезания на деревья (растянутые щиколотки!), походов (ядовитые растения!) и вышивания (острые иголки!). Король Уилберфорс так красноречиво распространялся об этих опасностях, что Фредерик твердо усвоил его предостережения.

Однако в возрасте семи лет Фредерик поддался соблазну совершить отважный подвиг. Он находился в личной классной комнате и учился выводить свое имя затейливыми завитушками, но тут в конце коридора послышался шум и гвалт, и гувернер был вынужден прервать урок. Фредерик вместе с гувернером отправился к воротам дворца, где уже собралась толпа слуг поглазеть на заезжего рыцаря.

Старый воин, усталый и потрепанный после недавней битвы с драконом, добрел до дворца в поисках пищи и ночлега. Король пригласил его зайти. Фредерик впервые в жизни видел рыцаря (по правде говоря, даже те, о ком он читал в книжках, были довольно скучные – любимая сказка на ночь у принца Фредерика называлась «Сэр Бертрам Утонченный и поиски волшебной десертной ложечки»). Все недолгое время, которое рыцарь гостил во дворце, Фредерик ходил за ним по пятам как зачарованный и слушал его рассказы о сражениях с великанами, войнах с гоблинами и погонях за разбойниками. Фредерик никогда не видел, чтобы у человека были такие глаза. Он прямо чувствовал, как жаждет рыцарь увлекательных приключений, как рвется в бой. Рыцарь обожал авантюры примерно так же, как Фредерик – творожные кексы.

Вечером, когда рыцарь отправился восвояси, Фредерик спросил отца, нельзя ли ему брать уроки мечного боя. Король с улыбкой отмахнулся:

– Мальчик мой, мечи очень острые. А мне нужно, чтобы у моего сына оба уха были на месте.

Юный Фредерик не дал себя обескуражить. Назавтра он попросил у отца разрешения заняться вместо мечного боя рукопашным. Король Уилберфорс покачал головой:

– Фредерик, ты, что называется, деликатного сложения. Оглянуться не успеешь, как тебе сломают спину.

На следующий день Фредерик предложил записаться в турнирную команду.

– Это еще опаснее мечей и борьбы! – заявил король, неодобрительно хмыкнув. – Из тебя мигом сделают сосиску на палочке!

– Стрельба из лука? – спросил Фредерик.

– Глаза. Риск, что их выбьют, – не сдавался король.

– Боевые искусства?

– Кости. Риск, что их сломают.

– Альпинизм?

– Сломанные глаза. Выбитые кости.

К выходным король Уилберфорс положительно потерял терпение. Нужно было немедленно положить конец авантюрным мечтам Фредерика. Король решил заманить принца в ловушку.

– Отец, можно, я займусь спелеологией? – взволнованно спросил Фредерик.

– Лазить по пещерам?! Ты упадешь в бездонную расселину! – взревел король. Но тут же заговорил другим тоном: – Если хочешь, можешь дрессировать животных.

– Правда?! – Фредерик даже оторопел от неожиданности и ужасно обрадовался. – Диких тоже можно? А не только хомячков и золотых рыбок?

Король кивнул.

– Ты не боишься, что меня съедят? – уточнил Фредерик.

– Боюсь, разумеется, но раз ты так твердо намерен рисковать жизнью, я, пожалуй, не стану тебе мешать, – ответил король обманчиво ласковым голосом.

На следующий день Фредерика, сердце у которого так и трепыхалось, провели по извилистому коридору подвала на склад, где все старые доспехи, запасные скипетры и сундуки с младенческими одежками, из которых принц давно вырос, разгребли к стенам и освободили посередине место для огромной клетки. Кто же был в клетке? Правильно: там метался свирепый тигр. Едва зверь увидел юного принца, как испустил грозный рык.

– Ух ты, я и не знал, что мы начнем с такого крупного животного, – проговорил Фредерик, отваги у которого за последнюю минуту заметно поубавилось.

– Готовы, ваше высочество? – спросил укротитель.

И не успел Фредерик кивнуть, как укротитель отодвинул засов и дверь клетки распахнулась. Укротитель что-то быстро сказал тигру, и зверюга выскочила и ринулась на Фредерика.

Фредерик вскрикнул и бросился бежать. Огромный тигр – в три раза больше его самого – кинулся в погоню. Фредерик метался между сундуками, полными потемневших от времени кубков и расстроенных лютней, – он искал, где спрятаться.

– Почему вы его не остановите? – крикнул он укротителю.

– Не могу, – отвечал укротитель. – Это же дикое животное. Отец предупреждал вас, что это опасно.

Фредерик нырнул под массивный деревянный стол, но тигр отбросил стол, словно пушинку от одуванчика. Фредерик на четвереньках отполз в сторону, однако вскоре уперся в рулоны ковров. Деваться было некуда. По щекам у Фредерика текли слезы, и он вскрикнул, увидев над собой разинутую пасть.

Когда тигр схватил Фредерика, бедный принц от испуга не сразу понял, что зубов у зверя нет. Огромный кот бережно принес обмякшего рыдающего мальчика обратно к клетке и положил его на пол – этому трюку его обучали долго и старательно. Это был не обыкновенный тигр, а Эль-Полоссо, кроткая и одаренная звезда цирка братьев Джуллико. Братья Джуллико славились своим устрашающим, однако совершенно безопасным номером: укротитель напихивал Эль-Полоссо в пасть троих, четверых, а то и пятерых младенцев из числа зрителей, а потом давал зверю команду выплюнуть малышей прямо на руки матерям. Детишки почти всегда приземлялись именно на те колени, на которые надо.

Лишь через несколько секунд Фредерик сообразил, что его не съели. Именно в этот момент вошел его отец. Фредерик бросился ему в объятия и спрятал мокрое лицо в королевском одеянии.

– Ну, видишь? – спросил король. – Теперь ты понимаешь, почему я тебе не разрешал?..

За спиной у Фредерика он показал укротителю поднятый большой палец.

План короля Уилберфорса себя оправдал. История с тигром произвела такое неизгладимое впечатление на неокрепшую психику принца, что он и думать забыл об отважных подвигах. «Прав был папа, – думал он. – Я не создан для таких опасных приключений».

С тех пор Фредериком овладел страх. Даже сказка про сэра Бертрама Утонченного казалась ему несколько жутковатой.

Тогда принц бросил все силы на уроки этикета, подбор стильных нарядов и в целом на то, чтобы стать именно таким принцем, каким хотел его видеть отец. И Фредерик, между прочим, достиг в этом немалых успехов. Более того – ему это нравилось. Он гордился умением всегда сохранять превосходную осанку, составлять изысканные букеты и безупречно танцевать фокстрот.

Прошло более десяти лет, прежде чем в голову Фредерику закралась мысль о приключениях. Это произошло, когда во дворце состоялся большой бал, на котором, как рассчитывали придворные, принц должен был найти себе невесту (за ворота дворца он не выходил ни разу в жизни, так что другого случая познакомиться с девушкой ему не представлялось). Тем вечером среди десятков элегантных дам внимание Фредерика сразу же привлекла одна девушка – и не только потому, что она была красива и изысканно одета. Нет, у нее была еще одна черта – лихой и бесшабашный блеск в глазах. До сих пор Фредерик видел такой взгляд лишь однажды – у того рыцаря, много-много лет назад.

Фредерик с таинственной незнакомкой вдоволь натанцевались. Однако в полночь она, не проронив ни слова, куда-то убежала.

– Папа, мне надо найти эту девушку, – настаивал Фредерик, который внезапно ожил и снова почувствовал себя примерно как в семь лет.

– Сынок, ты никогда не выходил за ворота дворца, – предостерегающим тоном отвечал король. – А вдруг там тигры?!

Фредерик втянул голову в плечи. Эпизод с тигром и вправду сыграл с ним дурную шутку.

Однако сдаваться принц не собирался.

Он поручил своему наперснику камердинеру Реджинальду разыскать таинственную незнакомку. Оказалось, что Элла – так ее звали – вообще не знатного происхождения, а просто грязнуля-служанка на черной работе. Однако ее биография – в особенности то, как она сговорилась с одной доброй феей и при помощи волшебства обвела вокруг пальца злую мачеху и сестриц, – весьма заинтересовала Фредерика (правда, он от души надеялся, что иметь дело с родственничками будущей невесты ему не придется).

Когда принц сообщил отцу, что намерен жениться на Элле, король от неожиданности поперхнулся.

– Мне казалось, я нашел на тебя управу, но, видимо, нет, – нахмурился король. – Неужели ты так ничего и не понял? Мезальянс повредит твоей репутации куда сильнее, чем шрам или сломанные руки-ноги!

До сих пор Фредерик был убежден, что король установил такие строгие правила, поскольку опасался за безопасность сына. Однако теперь ему стало ясно, что дело не совсем в этом. И тогда Фредерик впервые в жизни восстал против воли отца.

– Я тебе не подданный, – твердо сказал он. – Ну, то есть, строго говоря, подданный, раз ты король. Но сердцем моим ты не правишь. Мое сердце жаждет Эллы. А поскольку ты не приводишь ее сюда, чтобы она была со мной, я сам пойду за ней. Мне все равно, какие опасности таятся за дворцовыми воротами. Если надо, ради нее я и тигра оседлаю!

Честно говоря, Фредерик холодел от одной мысли, что придется отправиться во внешний мир. Он не представлял себе, как осуществить свои угрозы, если отец вдруг воспротивится. К счастью, король от неожиданности уступил.

Так Элла переселилась во дворец. Они с Фредериком были официально помолвлены и собирались пожениться, а жители королевства пересказывали друг другу историю о том, как их познакомило волшебство. Не прошло и нескольких дней, как менестрели получили в свое распоряжение новый хит и разнесли этот сюжет по сопредельным государствам. Популярная версия кончалась хорошо – Прекрасный Принц женился на Золушке, и они жили долго и счастливо, – однако у настоящих Эллы с Фредериком все пошло не так гладко.

* * *

Как ни огорчительно, разлучила влюбленных именно лихая и бесшабашная натура Эллы – та самая ее черта, которая особенно нравилась Фредерику. Злая мачеха сделала Эллу пленницей в собственном доме и заставляла ее с утра до ночи трудиться не покладая рук, например цементировать щели или отмывать присохший между зубьями вилок майонез. За работой бедняжка Элла мечтала о лучшей жизни. Она представляла себе, как скачет на верблюде по пустыне и ищет волшебные лампы в древних храмах, как взбирается на заоблачные горные вершины и играет там в кошки-мышки с правителями неведомых королевств. Элла искренне верила, что в будущем возможно что угодно.

Когда Элла на балу повстречала Фредерика, это была кульминация напряженного дня, полного интриг и волшебства, – вот Элла и вообразила, будто это начало новой жизни, состоящей из одних приключений. Однако жизнь с Фредериком оказалась совсем не такой, как она ожидала.

Фредерик любил поспать по утрам. Иногда – до обеда. После чего битый час одевался и прихорашивался, чтобы соответствовать отцовским требованиям. Каждый день к тому времени, как Элла наконец могла увидеть своего жениха, она была более чем готова к чему-нибудь увлекательному. А Фредерик предлагал ей исключительно тихие радости вроде пикников, концертов или разглядывания каких-то картин.

Поймите меня правильно, все это Элле очень нравилось – по крайней мере первые несколько дней. Но к четырнадцатому пикнику она заподозрила, что больше никаких интересных занятий ей во дворце не светит. Незыблемый распорядок дня, к сожалению, заставил ее снова почувствовать себя пленницей. И вот в одно прекрасное утро Элла решила откровенно поговорить с Фредериком о том, что ей нужно.

В то утро Фредерик, как всегда, заспался. Когда он наконец встал, то пятнадцать минут (для него это было очень немного) обшаривал шкаф, битком набитый ультрамодными костюмами, и в конце концов остановился на белоснежном мундире, украшенном золотым шитьем и эполетами с бахромой. Еще пять минут он посвятил приглаживанию коротких светло-каштановых волос. К несчастью, несколько прядей упорно не желали улечься на место – вот почему принц и прибегнул к обычному в минуты досады спасительному средству:

– Реджинальд!

Не прошло и нескольких секунд, как в спальне принца возник высокий статный человек с негустыми напомаженными усами.

– Да, ваше высочество, – произнес он напряженным, под стать прямой спине, голосом.

– Доброе утро, Реджинальд, – сказал Фредерик. – Будьте добры, помогите уложить волосы.

– Разумеется, ваше высочество, – ответил Реджинальд, взял серебряную щетку и принялся приглаживать шевелюру принца.

– Спасибо, Реджинальд, – сказал Фредерик. – Я сейчас увижусь с Эллой, поэтому хочу выглядеть как можно лучше.

– Разумеется, ваше высочество.

– Пожалуй, сделаю ей сюрприз, попрошу повара принести ей завтрак в постель.

Реджинальд помолчал.

– Я положительно уверен, ваше высочество, что юная госпожа уже позавтракала.

– Тьфу, – пробурчал принц. – Ну вот, опять. Давно ли она встала?

– Часа три тому назад, – ответил Реджинальд.

– Три часа! Я же просил разбудить меня, когда Элла проснется!

– Сожалею, ваше высочество, – сочувственно произнес Реджинальд. – Вы же знаете, я всегда рад вам помочь. Однако король строго-настрого запретил тревожить ваш утренний сон.

Фредерик вскочил и отмахнулся от серебряной щетки:

– Отец запретил вам меня будить?! Он хочет разлучить нас с Эллой.

Он бросился за дверь спальни, потом вернулся – глянуть в зеркало и проверить, в порядке ли прическа, – а потом со всех ног побежал по коридору искать свою нареченную.


Рис. 3. ЭЛЛА

* * *

В спальне Эллы не оказалось, поэтому Фредерик поспешил в сад. Он приостановился понюхать розовый бутон и тут услышал приближающийся стук копыт. Оглянулся через плечо и увидел, что прямо на него, перепрыгивая шпалеры, галопом несется могучая белая лошадь. Принц хотел было отскочить, но золотая бахрома его эполета зацепилась за шипы.

Фредерик отчаянно дергал за рукав, и тут всадник, точнее, всадница резко осадила лошадь и подняла ее на дыбы. Элла смотрела на Фредерика сверху вниз и смеялась. Платье на ней было синенькое и самое что ни на есть простое, а волосы растрепались от быстрой езды. Крепкое спортивное сложение и яркий здоровый румянец резко контрастировали с узкими плечами и интересной бледностью Фредерика.

– Надеюсь, ты не с утра тут торчишь, – сказала Элла, и если она и шутила, то не совсем.

– Нет-нет, только сейчас зацепился, – ответил Фредерик, вздохнув с облегчением. – Ты не слезешь и не поможешь мне?

Элла соскользнула с седла, потрепала лошадь по носу и потянулась распутать кисти.

– Говорила я тебе, от этих эполетов одни неудобства, – сказала она.

– Такие сейчас носят самые элегантные аристократы, – весело возразил Фредерик.

Он отряхнул мундир, подбоченился и выпятил грудь, чтобы продемонстрировать наряд. Принц нарочно дурачился – он хотел посмешить Эллу. Это у него получилось.

– Симпатично, – хихикнула Элла. – Вот бы разок увидеть тебя верхом, – намекнула она, снова погладив розовый нос своей кобылы.

– Да-да, вид у меня был бы самый что ни на есть геройский, – кивнул Фредерик. – Жаль, у меня аллергия на конский волос. – Никакой аллергии у него, конечно, не было, просто он боялся упасть.

– Ах, какое огорчение, – вздохнула Элла.

– А я не знал, что ты ездишь верхом, – заметил Фредерик. – Если учесть, что мачеха держала тебя под замком, вряд ли ты находила время для конного спорта.

– Не находила, – согласилась Элла. – Научилась за последний месяц у Карла, твоего старшего конюха. Я обычно тренируюсь по утрам, пока ты… гм… пока ты спишь.

Фредерик тут же сменил тему:

– Ты слышала балладу, которую сложил о тебе бард Грошпер? Мне, признаться, не понравилось, что он назвал тебя Золушкой. В этом слове есть что-то грязное, неприбранное…

– Ну и что? – пожала плечами Элла. – Я несколько лет ходила грязная и неприбранная. Вечно была перемазана в золе, потому что чистила печки, – понятно, откуда такое прозвище.

– Кстати, о прозвищах, – продолжал Фредерик. – Ты заметила, что меня в балладе назвали «Прекрасный Принц»? А настоящее мое имя даже не упоминается. Все решат, будто я тот же самый принц, что и из баллады про Спящую красавицу или Рапунцель. – Он окликнул проходившего мимо слугу: – Извините, любезнейший. Не могли бы вы позвать сюда Грошпера Сладкоречивого? Передайте ему, что принц и госпожа Элла хотели бы послушать в его исполнении «Балладу о Золушке».

– К сожалению, ваше высочество, господина Грошпера сейчас не найти, – ответил слуга. – Его уже несколько дней никто не видел. Во дворце только об этом и болтают, по правде говоря, мы считали, вам уже об этом известно. Никто не знает, где искать королевского барда.

– Что ж, теперь понятно, почему мне уже несколько дней не поют колыбельных, – задумчиво проговорил Фредерик.

– Фредерик, а вдруг с Грошпером случилось что-то ужасное? – воскликнула Золушка с излишним для такого случая воодушевлением. – Надо все разузнать! Пойдем, пойдем скорее! Надо выяснить, кто видел его последним. Начнем с привратников…

– О, я уверен, ничего необычного с ним не произошло, – поспешно перебил ее Фредерик. Ему было трудно представить, что во дворце произошло преступление, и еще труднее – что он будет его расследовать. – Должно быть, он уехал на какую-нибудь бардовскую конференцию – из тех, где обсуждают, сколько именно перьев должно быть у менестреля на шляпе и все такое прочее. Не огорчайся – если Грошпера во дворце нет, музыку все равно можно послушать. Я пошлю за…

– Фредерик, при чем тут музыка?! – поразилась Элла и сделала глубокий вдох. – Помнишь, мы только что говорили о том, что я провела детство в четырех стенах?

Фредерик кивнул.

– А теперь я свободна и хочу набраться впечатлений. Выяснить, на что я способна. Так вот, если мы не собираемся расследовать, куда подевался Грошпер, чем мы займемся сегодня? – спросила она. – Хоть какое-нибудь приключение можно устроить?

– Приключение? Хорошо. – Фредерик тщательно взвесил все варианты. – Славный денек. Тепло, солнечно. Пожалуй, пикник…

Элла поникла:

– Фредерик, я совсем другое имела в виду.

Фредерик вытаращился на нее, словно потерявшийся крольчонок.

– Я слышала, в городе появилась труппа бродячих акробатов. Хочешь, пригласим их сюда, пусть поучат нас кувыркаться? – спросила Элла.

– Было бы хорошо, но у меня хронический подвывих щиколотки… – У Фредерика не было никакого хронического подвывиха щиколотки.

– Может, клад поищем? – просияла Элла. – В кухне ходят слухи, что прежний камердинер твоего отца спрятал в подземных ходах под дворцом мешок ворованного золота. Вдруг мы его найдем?

– Нет, мне нельзя опускаться ниже уровня почвы. Ты себе не представляешь, какой у меня от сырости разыграется синусит. – Никакого синусита от сырости у Фредерика отродясь не бывало.

– Тогда покатаемся на лодке по озеру.

– Я не умею плавать. – Истинная правда.

Элла поджала губы.

– Фредерик, а что нам вообще можно?! Прости, если это невежливо, но мне скучно!

– Давай устроим пикник, но по-новому, – с надеждой предложил Фредерик. – У нас будет обед с меню для завтрака. Яйца пашот, круассаны. Нам нужна встряска!

Элла вернулась к лошади и запрыгнула в седло.

– Ладно, заказывай свой пикник, – сказала она ничего не выражающим тоном. – А я пока еще немного покатаюсь.

– Отлично. – Фредерик помахал ей рукой. – Я буду тут, никуда не уйду.

– Ничуть не сомневаюсь, – отозвалась Элла. – У тебя это замечательно получается.

И ускакала.

* * *

Примерно через час Фредерик сидел на лужайке возле дворца (не просто так, конечно, а на тщательно расстеленном пледе: он же не хотел испачкать зеленью белоснежные брюки) и ждал обед и невесту. Появился лакей и поставил перед Фредериком поднос с деликатесами.

– Ваше высочество, вам записка, – сказал лакей и с поклоном отступил.

Фредерик обнаружил между вазочкой с нарезанным грейпфрутом и тарелочкой с шоколадными вафлями сложенный листок бумаги. Он взял записку – и внезапно его кольнуло неприятное предчувствие.

Мой славный, добрый Фредерик!

Мне совсем не хотелось так с тобой поступать, но, надеюсь, когда-нибудь ты поймешь, что я не могла здесь оставаться. По-моему, жизнь во дворце тебя вполне устраивает. Я не могу превратить тебя в человека, которому нравится лазить по горам, грести в лодке по бурным рекам, изучать древние руины. Все это тебе не по душе – ничего страшного. Ты чувствуешь себя не в своей тарелке. А своя тарелка для тебя – собственно своя тарелка.

А мне этого мало.

Когда ты упомянул балладу о Рапунцель, я сразу задумалась. Принц, о котором там поется, хотел спасти Рапунцель, но в результате Рапунцель сама его спасла.

Так вот, я хочу быть как она. И отправляюсь ее разыскивать. Мне кажется, мы с Рапунцель – это сила. Думаю, мы с ней в два счета отыщем Грошпера. И даже если он отыщется на унылой занудной конференции, как ты и предполагал, кто знает, какие приключения ждут нас по пути?

Фредерик, ты очень милый, я очень хочу, чтобы у тебя все было хорошо. Знаешь, тот вечер на балу был самым романтичным в моей жизни.

С наилучшими пожеланиями,

Элла

Фредерик уронил записку на пустую тарелку. «Самый романтичный вечер в ее жизни, да? – подумал он. – Не слишком-то много, когда это говорит девушка, которая обычно проводила вечера за выковыриванием дохлых пауков из щелей между половицами. „С наилучшими пожеланиями“! Будто благодарит человека, которого наняла собаку выгуливать!»

Аппетит у Фредерика пропал начисто.

– Реджинальд!

* * *

– Я правда такой скучный?

Фредерик вернулся в свою спальню и сидел понурясь на краю постели, застеленной кашемировым покрывалом, а Реджинальд, по своему обыкновению прямой как палка, стоял рядом и неуклюже гладил принца по голове.

– Не огорчайтесь так, ваше высочество, – говорил камердинер. – Не думаю, чтобы графиня Беллсвортская сочла вас скучным. Помните, как она радовалась, когда вы научили ее танцевать ча-ча-ча? Сэр, у вас столько поклонниц!

– Да, – скорбно отвечал Фредерик, – только вот Элла, похоже, не из их числа!

– Думается, госпожа Элла предпочитает иной образ жизни, нежели тот, который вы можете предложить ей здесь, во дворце, – заметил Реджинальд.

– Яйца пашот! Какой же я дурак! – Фредерик хлопнул себя по лбу.

– Ваше высочество, на свете есть и другие женщины.

– Мне другие не нужны! Мне нужна Элла! Реджинальд, как вы думаете, что мне делать? Только будьте со мной откровенны, не надо говорить мне то, что от вас хотел бы услышать мой отец!

Реджинальд обдумал эту просьбу. Он служил принцу с тех пор, когда Фредерик был еще совсем крошкой. И никогда не гордился своим воспитанником так, как в тот момент, когда юноша пошел наперекор чересчур заботливому отцу. Пожалуй, Фредерику в жизни пригодится такой веселый и бесстрашный человек, как Элла.

– Не дайте ей уйти, – посоветовал Реджинальд, отбросив чопорность, даже голос у него зазвучал более или менее непринужденно.

– Ну и ну! – Фредерик ахнул. – Да вы, я вижу, стали меньше ростом на два дюйма!

– При чем здесь я? – ответил Реджинальд. – Вы слышали, что я сказал? Шевелитесь! Отправляйтесь вслед за Эллой!

– Как же? – растерялся Фредерик, который все не мог прийти в себя: его камердинер внезапно заговорил как нормальный человек.

– Посадим вас на лошадь. Карл научит вас самому главному. Вам не надо становиться лучшим конником на свете, достаточно, чтобы вы могли передвигаться. Держитесь больших дорог, и все будет хорошо.

– Но…

– Фредерик, я понимаю, вам страшно. Но послушайте моего совета: преодолейте страх. Элле нужен человек, который любит приключения не меньше ее самой. Настоящий герой.

– Тогда мне не на что рассчитывать. – Фредерик надулся. – Я умею одеваться с фантастическим вкусом. У меня выдающийся талант к каллиграфии. С ролью принца я справляюсь неплохо, но герой из меня прескверный.

Реджинальд посмотрел ему в глаза:

– Все же где-то у вас таится запас храбрости. Разыщите его. Догоните Эллу, куда бы она ни отправилась. А там посмотрите, что будет. Может, ей понравится уже то, что вы покинули дворец.

– Отец меня ни за что не отпустит.

– Мы ему не скажем.

– Рано или поздно он заметит, что меня нет. И пошлет за мной своих людей.

– Я отправлю их не в ту сторону.

– Нет, я все же сомневаюсь. Это так опасно.

– В вас говорит отцовское воспитание, – возразил Реджинальд. – Послушайте, вы отправляетесь в путь не только ради Эллы, но и ради того мальчугана, который когда-то хотел испытать все на свете.

– Вы имеете в виду моего кузена Лоренса? Он сломал ногу, когда пытался полететь на восковых крыльях.

iknigi.net

Читать книгу Как стать героем

Вячеслав Козырев Как стать героем

Часть 1 КОЛЬЦО ДЛЯ «ЧАРОДЕЯ»

К ЧЕМУ ПРИВОДИТ ЛЮБОПЫТСТВО

Говорят, что споткнуться на левую ногу — к неприятностям. Особенно если при этом еще и упадешь. Ну а уж если на дворе пятница, тринадцатое, то встреча с таинственными силами вам просто обеспечена.

Санька Воробьев, или Воробушек, как его прозвали в поселке, в приметы не верил. Да и какая уж тут вера, если бесчисленные гороскопы и предсказания в один голос предрекали ему замечательное будущее, а в жизни все происходило наоборот.

Рано оставшись без родителей, он жил у тетки, замученной вечным безденежьем и трехсменной работой. Естественно, ей было не до него; не голодает — и, слава богу. Мелкий и болезненный, он постоянно подвергался насмешкам и нападкам со стороны сверстников. Каждому хочется утвердиться в этой жизни, и проще всего — клевать слабого.

То же самое продолжалось и в школе, но однажды Воробушек случайно попал на занятия по карате. Увиденное поразило его, и он принялся ходить за тренером хвостиком, уговаривая принять в секцию. Через неделю тренер сдался. За год упорных тренировок Санька вытянулся, окреп, а затем по очереди выловил всех своих обидчиков. Его оставили в покое, но друзей это не прибавило.

Так что, вступив в самостоятельную жизнь, он о своем «счастливом» детстве вспоминать не любил, а больше мечтал о далеких путешествиях. Ему даже снились чудесные сны: экзотические страны, таинственные цивилизации, жутко увлекательные приключения. И он самый лучший, самый сильный и для всех совершенно необходимый.

Одно плохо — мечту на хлеб не намажешь. Работы в поселке почти не было, да и платили за нее гроши. Парнишка большей частью болтался без дела, и тетка уже не раз намекала, что не собирается кормить его всю жизнь.

Одним прекрасным утром, окончательно разругавшись с теткой, Санька заявил ей, что уезжает в город, в Москву, начинать новую жизнь. Та неожиданно всплакнула, дала денег на билет и перекрестила — «на счастье». Вот с таким багажом да со стареньким магнитофоном он и отправился на станцию.

Дорога делала большой крюк, и он наладился по прямой; через Старое городище: большой, заросший густым кустарником холм. Откуда пошло такое название, никто не помнил, однако место было неуютное, и его старались обходить. С теми же, кто сюда забредал, потом происходили различные неприятности. Справедливости ради следовало отметить, что неприятности приключались и с другими тоже, и довольно-таки частенько, а запоминались почему-то лишь эти.

Прошлым летом приезжали археологи, разбили палатку, неделю копали, нашли старый череп, а затем вся экспедиция как-то тихо свернулась. Поселковые мужики по пьянке говорили, что все дело в космосе. Дескать, со спутника пришла фотография, на которой крестиком отмечен этот самый холм. Аномальная зона. Намечалось открытие века, но, как обычно, не хватило денег. Старушки, напротив, сердясь и крестясь, во всем винили нечистую силу.

Бодрым шагом поднявшись на вершину, Воробушек оглянулся. Внизу остались старые поселковые крыши; впереди виднелась станция. Начало новой, необыкновенной жизни. Жизни, в которой все будет замечательно, так, как он и мечтал.

— Нечистая! — завопил он от избытка чувств. — Где ты? Сегодня же пятница, тринадцатое число! А я уезжаю! Насовсем!

За спиной раздался тихий шорох. Санька резко развернулся. Перед ним чернело несколько четырехугольных ям, оставленных археологами, и странное дело — они выглядели подозрительно свеженькими, словно раскопки еще продолжались.

— Копают, копают. А потом опять всю историю по-новой переучивай, — проворчал он и подошел к краю одной из ям. — Эх, и как это другим людям везет? То клад найдут, то в лотерею выиграют. А тут… Единственная удача за всю жизнь — трояк подобрал. Фортуна — тетка слепая и помогает в основном тем, у кого и так все есть. Могла бы и мне хоть на прощание подарочек сделать.

Вдруг в дальнем углу блеснуло. Воробьев вытянул шею, стараясь получше разглядеть, что же это там такое, и сразу увидал лежащее внизу маленькое серебряное колечко. От такой неожиданной находки он разволновался, машинально сделал еще шаг вперед, споткнулся о корягу и полетел прямиком в яму, крепко стукнувшись затылком о твердое дно.

«Вот и не верь после этого приметам», — успел подумать паренек, и в голове у него все поплыло.

Сырые дрова горели плохо, больше дымили. Одинокая свеча едва освещала небольшую, похожую на чуланчик комнату, о существовании которой не подозревала ни одна живая душа.

Повсюду валялись старинные фолианты, какие-то пыльные склянки, талисманы, амулеты и масса других различных предметов, указывающих на то, что в этом помещении занимались магией. Причем магией черной. Свободным оставался один лишь стоящий у стены накрытый черной скатертью стол. Помимо свечи на нем лежали толстая магическая книга в кожаном переплете, широкая чаша и большой хрустальный шар.

За столом неподвижно сидел человек невысокого роста, кругленький, с большой лысиной и коротко подстриженной клочковатой бородой. Глубокая вертикальная складка пересекала его лоб, из-под нависших бровей зло смотрели бесцветные глаза. Это был хозяин каморки Хряк, личный советник царя Берендея.

Уже давно наступила полночь; время, когда он плотно запирал дверь на два засова и приступал к колдовству. Однако сегодня его голова была занята совсем другими мыслями. Время шло, а он словно прирос к месту и, устремив невидящий взгляд на неровно прыгающее пламя, вспоминал далекие времена, начало своей придворной карьеры…

Простой писарь, взятый из милости во дворец, самолюбивый, мелочный и злопамятный, он с детства мечтал о власти и богатстве, но долгое время не мог выбраться из грязи в князи.

Удача подвернулась, как всегда, внезапно. Казнили одного чернокнижника, и Хряк, при описи имущества, заприметил старинную книгу колдовства. Спрятав находку, он шаг за шагом изучил тайное учение и однажды решил проверить свои способности: нарисовал магический круг из трех концентрических окружностей и прочитал заклинание. Правда, от волнения он едва не грохнулся в обморок, но быстро пришел в себя и довел ритуал до конца. В круге появился призрак — монах в сером балахоне.

— Я Магистр Серого Ордена, — произнес монах. — Чего ты хочешь?

— Пока ничего.

— Мы можем договориться: если у тебя есть желание, я помогу ему исполниться, ты — выпускаешь нас на свободу.

— Торопиться не надо, надо подумать, — еле сдерживая радость, буркнул Хряк.

— Надумаешь — позовешь, — процедил призрак и исчез.

С той памятной ночи незаметный писарь вплотную занялся колдовством и для начала извел нескольких человек, доставивших ему мелкие неприятности, а затем, почувствовав себя могучим чернокнижником, решил подчинить самого царя Берендея. Это его едва не погубило.

Царица также оказалась волшебницей. Знакомая с лесными духами и кудесниками, она сама умела колдовать и видела всех насквозь. Поняв, что во дворце начали напускать на людей порчу, она быстренько отыскала, кто этим занимается. Тихий писарь не показался ей слишком опасным, и царица решила сама наказать проходимца, а с царем переговорить позже, при случае.

Хряк, перепугавшись, вызвал Магистра.

— Если ты мне поможешь, я выпущу Орден на свободу, — пообещал он, но сложил в кармане фигу, решив не торопиться выполнять условия договора: авось пронесет.

В тот же вечер на царство одно за другим посыпались несчастья. На границе словно гром среди ясного неба появились дерзкие грабители и принялись разорять округу, а выступившую против них царскую дружину полностью перебили вместе с воеводою.

Берендей спешно набрал новое войско и лично возглавил поход, оставив дома молодую жену с младенцем. Разговор царицы с мужем не состоялся.

Не успел последний солдат скрыться за поворотом, как в городе начало твориться нечто невообразимое. Резко испортилась погода. Свирепый ветер хлестал дождем по окнам. Ослепительные молнии, вспыхивая, высвечивали все кругом и раскалывались на сухие осколки.

По дворцу заметались встревоженные тени. Странная болезнь скрутила царицу в одночасье; бедняжка таяла на глазах словно свечка, и ничего не помогало — она умирала. Старая знахарка, попытавшись произнести свои заговоры, рухнула рядом на пол без памяти.

— Сглазили, — шептались по углам и замирали в предчувствии беды.

Срочно послали гонца к царю и со страхом стали ждать его возвращения.

Пламя свечей дернулось и погасло. А когда их снова зажгли, то оказалось, что царица не дышит. По всему дворцу разнеслись рыдания.

В темном углу стоял маленький человечек. Закрыв лицо руками, он судорожно всхлипывал, и казалось, плачет вместе со всеми, но если бы кто увидел его лицо, то ужаснулся: коротышка смеялся. Это был Хряк.

Выждав, покуда коридор не опустеет, он стал крадучись пробираться в детскую. Оставалась еще малютка царевна, и писарь на всякий случай решил избавиться и от нее.

Он осторожно заглянул в палату и, не обнаружив ни нянек, ни кормилицы, шагнул к колыбельке и начал читать заклинание.

Внезапно воздух сгустился, превратившись в небольшое плотное облачко. В центре его медленно раскрылись глаза. Одни только глаза, смотревшие холодным, завораживающим взглядом.

Писарь замер, парализованный от ужаса. Он почувствовал, как от этого взгляда начинает таять, распадаться на мелкие кусочки, и уже почти потерял сознание, но тут от сильного удара дверь распахнулась, и в светелку ворвался с обнаженным мечом царь.

Облачко, задрожав, исчезло.

Хряк пошатнулся и рухнул на пол рядом с колыбелью.

— Ты видел, отец родной, — запричитал он, подползая к Берендею на коленях. — Проклятая нечистая сила сжила со свету царицу. Леший да Водяной с Бабой-Ягой. Их совсем недавно тут видели. А глаза. Глаза наверняка Змея Горыныча. Враги они тебе. Кабы я не успел сюда, то и малютку бы тоже извели.

Утром огласили царский указ. Всем чудищам лесным, колдунам и волшебникам под страхом смерти запрещалось приближаться к городу, а уж тем более заходить в него. Возле крепостных ворот поставили столб с вмурованным в него философским камнем, который при появлении нечисти начинал менять цвет…

Хряк вздрогнул. Ему почудился какой-то шорох. Осторожно, чтобы не скрипнула ни одна половица, он подкрался к двери и, затаив дыхание, напряженно прислушался. Затем медленно вернулся на место и вытер вспотевший лоб. Если его обнаружат в этой каморке, ничто не спасет его от встречи с палачом: с тех давних пор царь ненавидел и боялся колдунов. Советник нервно передернул плечами и снова задумался, возвращаясь к событиям пятнадцатилетней давности…

Так мелкий писарь сумел пристроиться во дворце. Потихоньку, где хитростью, где лестью, используя магические заклинания, он втерся в полное доверие к Берендею и вскоре стал его главным советником, решив больше не вызывать Магистра (кто знает, что потребует Серый Орден) и уж тем более не открывать магический круг, благо никакого договора на бумаге подписано не было.

Деньги и награды лились рекой. Казалось, Хряк получил все, что хотел: исполнились его самые заветные желания, самые смелые мечты, однако в последнее время бывшего писаря все чаще мучила одна и та же заноза — ему невыносимо, до волчьего воя, захотелось стать царем.

И в самом деле, если все делалось по его, Хряка, указке, то он вполне мог править царством и самостоятельно: хитрости-то никакой, знай отдавай приказы, подписывай указы, а уж забота всех остальных — быстренько, без размышлений, его волю исполнять. Не выполнят — палач завсегда наготове, а новых желающих приблизиться к трону немерено, только свистни.

Оставалась маленькая пустяковина: придумать, каким образом избавиться от Берендея, чтобы ни у кого не возникло подозрений. Здесь ничего путного в голову не приходило. Народ у нас завсегда встает на защиту слабых да обиженных; можно на троне и не удержаться.

Пришлось снова прибегнуть к помощи черной магии.

Каждый вечер советник запирался в своем тайном убежище и начинал наводить порчу. Медленно, понемногу он отравлял смутой царство: нашептал ветер, принесший проливные дожди, и все посевы залило водой; подбил нескольких лихих людишек на разбой, и по вечерам все чаще раздавался скрип закрываемых на ночь ставней и запоров — от греха подальше.

Но главное — он старался стравить людей между собой.

Дело, однако, могли испортить местные волшебники, поэтому на них стали сваливать все неприятности и несчастья. Вскоре уже многие вокруг верили, что ведуны, знахари и кудесники — и есть та самая нечистая сила, приносящая беду. Начались гонения. Не только знакомство, но и доброе слово в их защиту приравнивалось к государственной измене. Недовольных ловили и, заперев в баньке, поджигали. Огонь запылал по всему царству. И больше всего рвения в этом деле проявлял, естественно, сам советник.

Все шло как по маслу, и, наконец, настал тот час, когда возле Берендея не осталось никого, кто мог бы противостоять Хряку и прийти царю на помощь. Правда, оставалась дружина, но молодой воевода Липуня был человек прямой и бесхитростный, к дворцовым интригам совершенно не способный.

По вечерам, выдув ведерный самовар чаю с пирогами, советник садился за стол и раскладывал гадальные карты, стараясь предугадать будущее. Если гадание заканчивалось хорошими предсказаниями, то он довольно потирал ладошки, благодушно поглядывая по сторонам; если плохими, то посуда летела на пол, и на другой день он ходил мрачнее тучи, вымещая зло на каждом, кто попадался ему под руку.

Сегодняшнее чаепитие закончилось кошмаром. Карты сулили крупные неприятности от молодого короля в самое ближайшее время и упорно отказывались предсказывать, чем дело закончится в дальнейшем. Похоже, они вообще считали, что будущего у советника нет.

Бледный Хряк помчался в потайную каморку, схватил шар и забормотал заклинания, пытаясь разглядеть своего врага, но изображение получилось размытым, словно в тумане; только один раз отчетливо мелькнул пригорок, заросший вековыми елями, да рука с простеньким серебряным колечком.

Немедленно по всем окрестным лесам были разосланы надежные люди с приказом: убивать всякого, у кого обнаружится такая примета — колечко.

Очнулся Санька от яркого солнечного света. Голову ломило со страшной силой. Какие-то выжившие из ума невидимые кузнецы долбили своими молотками прямо по мозгам. Шея совершенно одеревенела и не поворачивалась.

«Черт, это ж надо было так садануться. Запросто можно получить сотрясение мозга, — вяло размышлял Санька и вдруг спохватился, вспомнив, куда он направлялся. — А поезд?! Если опоздаю, тогда еще сутки на вокзале торчать придется».

Он хотел вскочить, но сразу же отказался от этой затеи. Звон молоточков в голове немедленно перешел в набат.

«Спокойно. Торопиться не надо. Полежу еще чуток, а затем опять попробую встать. Медленно, медленно. Главное — не делать резких движений».

В это время послышался шум приближающихся шагов.

— Гляди, еще один лежит, — раздался хриплый бас. — Рук не видать, значит, к нему спускаться надо. Ну и работенку нам подогнал хозяин.

— Чудно одет. Может, купец заморский, — ответил молодой голос.

— Откуда здесь купцы возьмутся. Их сюда калачом не заманишь. Место это нечистое. Вон в соседней деревне, говорят, ведьма на метле летала.

— Да. Совсем это бесовское отродье распоясалось. Лезут и лезут. Не иначе, кто-то порчу наводит. Еще ж недавно вся эта гадость днем и носа не смела высунуть, а теперь только и слышишь: там упырь, там вурдалак. Да что тут много говорить; я и сам третьего дня мимо кладбища шел. Уже темнело. Ночью-то упаси господи среди могилок разгуливать. А пока солнышко не скрылось, еще можно проскочить. Ну, естественно, принял на грудь ковшик «святой водицы». Иду. Уже больше половины дороги прошел и как обухом по голове — впереди крест закачался. Представляешь? Я сразу понял: покойничек на волю выбраться решил…

Санька, слушая их, начал тихо злиться: «Ну народ; вместо того чтобы человеку помочь, встанут и лясы точат: если бы да кабы, кто да чего. Можно подумать, никакого другого дела у них нет».

— А этот, он точно мертвяк? — опасливо спросил молодой. — Мы в яму залезем примету смотреть, а он хвать за горло.

— Счас проверим. Пикой ткнем, и сразу станет ясно: ежели он мертвый, то ему все нипочем, а ежели еще живой, то станет самый что ни на есть мертвый.

Услышав такое предложение, Санька окончательно обиделся. «Ага, размечтались. Эту теорию мы уже проходили». Он медленно, морщась от боли, разлепил веки, и тут глаза его сами широко открылись. Перед ним стояли будто сошедшие с картины Васнецова два древнерусских воина.

— Гляди-ка, глазами лупает, — отшатнулся молодой.

— Вижу, — мрачно ответил хрипатый. — Значит, живой. Вот еще морока на нашу голову.

— Эй, спил

www.bookol.ru

Рецензия varlashechka на книгу — Кристофер Хили «Как стать героем» — MyBook

«Как стать героем» — веселая и забавная книжка о приключениях четырех прекрасных принцев. Тех самых из сказок о Золушке, Рапунцель, Спящей красавице и Белоснежке. Все они — принцы — очень разные, если совсем честно, то каждый из них со своей придурью. Но объединяет их одно. Им не нравится, что все вокруг величают их прекрасными принцами и знать не знают их настоящие имена. Так что знакомьтесь — Фредерик, Густав, Лиам и Дункан.

Хм. И за этих придурков все хотят замуж? Ничего не понимаю.

Сразу скажу, «Как стать героем» — это вовсе не пересказ старых-добрых сказок на новый лад, потому что здесь всё пошло не так. «Ни шрамика, ни синяка, ни прыщика!» — под таким девизом прожил всю свою жизнь принц Фредерик. И всё начинается с того, что Золушка сбегает от скучного и трусливого принца на поиски приключений. Густаву с Рапунцель тоже не повезло: длинноволосая девушка не смогла вытерпеть грубого и угрюмого принца, к тому же не отличающегося умом и сообразительностью. Герой и красавец Лиам и вовсе сам сбежал от Спящей красавицы, которая на деле оказалась той еще стервой. Не могу не привести цитату в подтверждение своих слов про красавца.

Принц отличался силой, отвагой и ловкостью. И от природы владел мечом. И даже внешность у него была соответствующая: высокий, стройный, с кожей карамельного оттенка, ясными зелеными глазами и блестящими черными волосами, которые всегда выглядели так, словно их только что взметнул ветер.

И только у Дункана с Белоснежкой всё хорошо: оба чудачки и влюбились друг в друга с первого взгляда и поцелуя настоящей любви.

Судьба распорядилась так, что все четверо встретились и отправились спасать Золушку, которая, сбежав от Фредерика, угодила в плен к злой колдунье. Для каждого из них это возможность совершить подвиг, который из безымянных и безликих принцев превратит их в настоящих героев.

Признаюсь, прочитала книгу с большим удовольствием и обрадовалась, узнав, что это только первая часть трилогии «Лига принцев». Надеюсь, что про две оставшиеся книги издательство не забудет и выпустит в ближайшее время. А еще лелею надежду, что книжку экранизируют. Я прямо вижу мультфильм, снятый по книге. Ведь в ней есть все — море приключений, тролли (заметьте, травоядные) и великаны, злая колдунья и дракон, густая чаща лесов и разбойники, и, конечно, принцы с принцессами. И всё это сдобрено хорошим юмором. Мне, как большому любителю сказок, понравилось и отторжения не вызвало.

Кстати, еще один довод в пользу мультика. Книжка щедро проиллюстрирована, так что даже думать над тем, как должны выглядеть будущие герои не нужно. Знай и рисуй. Вот и прекрасные принцы. Угадаете, кто есть кто?

P.S. После «Как стать героем» очень захотелось перечитать «Принца быстрого реагирования». Тоже о простых буднях прекрасного принца (одного), но с более неприличными шутками для взрослых. Но еще лучше прочитать что-то новое на эту тему. Если есть что-то на примете — посоветуйте.

mybook.ru

Как стать героем – читать онлайн бесплатно


Кристофер Хили

Как стать героем

Дэшилу и Брин, моим героям

Christopher Healy

THE HERO’S GUIDE TO SAVING YOUR KINGDOM

Text copyright © 2012 by Christopher Healy

Illustrations copyright © 2012 by Todd Harris

All rights reserved.

Published by arrangement with HarperCollins Children’s Books, a division of HarperCollins Publishers.

© А. Бродоцкая, перевод, 2015

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2015

Издательство АЗБУКА®


Пролог

Чего вы не знаете о Прекрасном Принце
Прекрасный Принц боится старушек. Не знали, да?

Не огорчайтесь. О Прекрасном Принце вы еще много чего не знаете. Прекрасный Принц не умеет обращаться с мечом. Прекрасный Принц на дух не переносит гномов. Прекрасный Принц питает необъяснимую ненависть к плащам.

Скорее всего, кое-кто из вас даже не подозревает, что Прекрасных Принцев на самом деле несколько. И что зовут их всех по-разному. Если вдуматься, Прекрасный Принц – это же не имя. Так, прозвище. Словосочетание.

Само собой, вы не виноваты, что у вас такой скудный запас знаний о Прекрасном Принце; виноваты лентяи-барды. Понимаете, в стародавние времена барды и менестрели были для всего света единственным источником новостей. Знаменитостью можно было стать, только если они тебя воспоют. И геройскую (или злодейскую) репутацию создавали и поддерживали именно они. Стоило случиться чему-то серьезному и заметному – кто-то спас прекрасную даму, убил дракона, разрушил злые чары, – и королевские барды тут же слагали об этом балладу, а бродячие менестрели исполняли ее то там, то сям по городам и весям, и она доходила до самых далеких королевств. Только барды вечно упускали существенные детали. Например, им не приходило в голову, что неплохо бы упоминать в балладах имена героев, тех самых, кто, собственно, спасал прекрасных дам, убивал драконов и разрушал злые чары. Вместо этого барды, не вдаваясь в подробности, называли всех этих молодых людей Прекрасными Принцами.

ruwapa.net

Книга «Как стать героем» автора Хили Кристофер

 
 

Как стать героем

Автор: Хили Кристофер Жанр: Детская фантастика, Сказки народов мира Серия: Как приручить дракона Язык: русский Год: 2015 Издатель: Литагент «Аттикус» ISBN: 978-5-389-10277-4 Город: Спб Переводчик: Анастасия Михайловна Бродоцкая Добавил: Admin 22 Авг 15 Проверил: Admin 22 Авг 15 Формат:  FB2, ePub, TXT, RTF, PDF, HTML, MOBI, JAVA, LRF


  онлайн фрагмент книги для ознакомления

фрагмент книги

Рейтинг: 0.0/5 (Всего голосов: 0)

Аннотация

Что нам известно о Прекрасных Принцах? Тех самых – из сказок о Золушке, Рапунцель, Спящей красавице и Белоснежке. Мы-то всегда считали их отважными красавцами с чудесным характером. В действительности один из Принцев боязлив, другой грубоват, третий тщеславен, а четвертый вообще слегка не в себе. Оживить Белоснежку или жениться на Золушке – дело нехитрое. А вот спасти королевство от злой колдуньи, когда кругом кишмя кишат разбойники, драконы и гоблины, – задача посложнее. Но Фредерик, Густав, Лиам и Дункан сумеют доказать, что не зря воспеты в балладах. В конце концов, на то они и Прекрасные Принцы!

Объявления

Где купить?



Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги автора Хили Кристофер

Другие книги серии «Как приручить дракона»

Похожие книги

Комментарии к книге «Как стать героем»


Комментарий не найдено

Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться

 

www.rulit.me

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о