Книга про смерть – 20 книг о смерти

Содержание

20 книг о смерти

Победа над смертью и адом — вот что совершил Христос. «Чаю воскресения мертвых и жизни будущего века» — вот наша надежда и цель, а вовсе не «в ужасе ожидаю пришествия антихриста», как это часто сейчас бывает. Тот факт, что ликование и надежда сменились страхом, сигнализирует о чем-то очень плохом в истории христианства.

Неявным образом страх антихриста коррелирует с фантазмом живых мертвецов — одной из главных символических фигур современности. Наша эпоха, если судить по медиа, в принципе не воспринимает христианскую надежду на воскресение мертвых. Она способна только на возрождение архаического страха перед мертвецами.

Победа над смертью, надежда на воскресение мертвых — вот центральное в христианстве.

«Куда идёт душа? Раннее христианство и переселение душ»
Андрей Кураев

Одна из лучших книг Кураева. Она  рассказывает о христианском понимании смерти и посмертия в полемике с современным оккультизмом и религиозной безграмотностью. В центре книги — идея переселения душ и вопрос о том, действительно ли Церковь (и Ориген в частности) её исповедовали.


«Литургия смерти и современная культура»

Александр Шмеман

Небольшая книжка (запись четырех лекций) о, вероятно, главном в христианстве — победе над смертью. «Что это значит для нас — тех, кто ведь все равно умрет?» — главный вопрос отца Александра. Но не единственный.

Отец Александр Шмеман высказывает в «Литургии смерти» важные мысли о взаимосвязи христианства и секуляризма, ведь вторая часть названия книги — «современная культура». Одна из таких мыслей — «потребитель есть только в христианстве» — точная, острая, к сожалению, не развернутая.

Секуляризм — продукт христианского мира. Секулярное отношение к смерти — «мы не будем ее замечать; она не имеет смысла». Как мир, воспитанный на «Христос воскресе из мертвых», мог прийти к такому пониманию? Христианство, религия воскресения мертвых и чаяния будущего века, на определенном этапе «забыло» эсхатологическое измерение. «Победа над смертью», упование на Царство «выпало» из реальной жизни.

Почему так произошло и что с этим делать — рассказывает о. Александр.



«Боль утраты»
К. С. Льюис

Пронзительная книга о смерти любимого человека, в некоторых местах приближающаяся к дерзновению Иова. Льюис писал эти дневники после смерти своей жены Джой. Пожалуй, «Боль утраты» – самая жесткая книга Льюиса: зачем Бог наделяет людей счастьем, а потом жестоко его лишает?

Джой Дэвидман (1915–1960; ее фото на обложке) — американская писательница еврейского происхождения, была членом американской компартии. Впервые она написала Льюису, чтобы поспорить с его аргументами в защиту веры. Джой была больна раком: они обвенчались, уверенные в ее скорой смерти. Однако у Джой началась ремиссия. Одновременно у Льюиса начались сильные боли: у него нашли рак крови. Льюис был уверен, что он искупил своими страданиями страдания жены. Однако через два года болезнь вернулась к Джой, и она умерла. Через три года умер и сам Льюис.

Размышляя об этих событиях, Льюис спрашивает: «Разумно ли верить, что Бог жесток? Неужели Он может быть таким жестоким? Что, Он — космический садист, злобный кретин?» Льюис проводит нас по всем стадиям отчаяния и ужаса перед кошмаром нашего мира и в конце как будто бы видит свет… «Боль утраты» — глубокое и честное размышление (или вопль?) о радости и страдании, любви и семье, смерти и мировой бессмыслице, о честности и самообмане, религии и Боге. В «Боли утраты» нет типичной для Льюиса рациональной аргументации: только отчаянное стояние перед Господом.



«Утешение в смерти близких сердцу»
Ермоген (Добронравин)

Еще одна книга, написанная мужем, потерявшем жену. К тому же ее автор служил кладбищенским священником.

«Нет… Что ни говорите сердцу, а ему сродно горевать о потере близких; как ни удерживайте слезы, а они невольно струятся ручьем над могилой, в которой сокрыт родственный, драгоценный нам прах.

Слышит он отовсюду: «не плачь, не будь малодушен». Но эти возгласы — не пластырь на раны, а часто наносят сердцу новые раны. — «Не будь малодушен». Но кто скажет, что Авраам был малодушен, а и он плакал, рыдал по жене своей Сарре»



«Из времени в вечность: посмертная жизнь души»
Алексей Осипов

«Все они [усопшие], конечно же, живы — но живут иной жизнью не той, которой живем мы с вами сейчас, но той жизнью, к которой мы придем в свой срок, да и все рано или поздно придут. Поэтому вопрос о той — иной — жизни, которая является жизнью вечной и которую мы празднуем, отмечая Пасху — Воскресение Христово, особенно близок для нас, он касается не просто нашего ума, но, может быть, в большей степени касается нашего сердца

» — пишет в «Посмертной жизни души» Осипов.

«Посмертная жизнь души» Осипова — краткое и простое изложение православного учения о жизни после смерти.



«Поэма о смерти»
Лев Карсавин

«Но кто же обрек меня на вечную муку ада, в котором, как капля в океане, растворяется бедная моя земная жизнь? Кто могучим проклятьем своим отдал меня в рабство неодолимой необходимости? Бог ли, милосердно меня создавший? Нечего сказать: хорошо милосердие, хороша Божественная любовь! — Создать меня, даже не осведомившись, хочу ли я этого, и потом обречь меня на вечную муку бессмысленного тления!» — дерзновенно, подобно Иову, вопрошает Карсавин в «Поэме о смерти».

В этом произведении Карсавин высказал свои самые сокровенные мысли. Как и «Петербургские ночи», «Поэма о смерти» имеет художественную форму и обращена к возлюбленной Карсавина — Елене Чеславововне Скржинской. Ее имя в «Поэме о смерти» передано уменьшительным литовским «Элените».

В одном из писем к Скржинской (от 1 января 1948 года) Карсавин пишет «Именно Вы связали во мне метафизику с моей биографией и жизнью вообще

», и далее по поводу «Поэмы о смерти»: «Для меня эта маленькая книжонка — самое полное выражение моей метафизики, которая совпала с моей жизнью, совпавшей с моей любовью».

«На костре сжигали жидовку. — Палач цепью прикручивает ее к столбу. А она спрашивает: так ли она стала, удобно ли ему… К чему ей заботиться об устройстве палача? Или так он скорее справится со своим делом? Или он — сама судьба, неумолимая, бездушная, — все же последний человек? — Он ничего не ответит и, верно, ничего даже не почувствует. Но, может быть, что-то шевельнется в его душе, отзываясь на ее кроткий вопрос; и рука его на мгновение дрогнет; и неведомое ему самому, никому не ведомое сострадание человека как бы облегчит смертную ее муку. А мука еще впереди, невыносимая, бесконечная. И до последнего мига — уже одна, совсем одна — будет она кричать и корчиться, но не будет звать смерти: смерть сама придет, если только… придет».

«Не проходит моя смертная тоска и не пройдет, а — придет сильнейшею, невыносимою. Не безумею от нее, не умираю; и не умру: обречен на бессмертие. Мука моя больше той, от которой умирают и сходят с ума. Умрешь — вместе с тобой нет и твоей муки; сойдешь с ума — не будешь знать ни о себе, ни о ней. Здесь же нет ни конца, ни исхода; да и начала нет — потеряно

».



«Тайна жизни и смерти»
Александр  Мень

Эта книга составлена из разных выступлений, лекций, проповедей (перед исповедью, на отпевании и т. д.) отца Александра, объединенных темой жизни и смерти.



«О воскресении мёртвых»
Георгий Флоровский

«Следует ли христианам, как христианам, непременно верить в бессмертие человеческой души? И что на самом деле означает бессмертие в пространстве христианской мысли? Подобные вопросы только кажутся риторическими. Этьен Жильсон в своих Гиффордских лекциях счел необходимым сделать следующее поразительное заявление: «В общем, — сказал он, — христианство без бессмертия вполне осмысленно, и доказательство этому то, что поначалу оно осмыслялось именно так. По-настоящему бессмысленно христианство без воскресения человека».

Удивительно, что христианские авторы второго века, по-видимому, подчеркнуто отрицали природное бессмертие души.



«Таинство смерти»

Николаос Василиадис

Эта книга освещает главную проблему человеческой жизни — смерть. «Таинство смерти» разбирает ее нерешаемость «внешней» философией и христианское видение смерти. В книге широко представлено мнение Святых Отцов на эту тему.

Фактически все «Таинство смерти» — попытка еще раз дать единственный для Церкви ответ на смерть — экспликацию рассказа о Страстях Христовых. Василиадис пишет: «Христос должен был умереть, чтобы завещать человечеству полноту жизни. Это не была необходимость мира. Это была необходимость Божественной любви, необходимость Божественного порядка. Это таинство нам невозможно постигнуть. Почему истинная жизнь должна была открыться через смерть Единого, Который есть Воскресение и Жизнь? (Ин 14, 6). Единственный ответ заключается в том, что спасение должно было стать победой над смертью, над смертностью человека».



«Переход. Последняя болезнь, смерть и после»
Петр Калиновский

Возможно, лучшая книга о посмертном состоянии души. Весомость, обстоятельность и отсутствие мифотворческих фантазий выдают в авторе врача. Так совмещение ученого и христианина в одном лице придает изложению Калиновского нужную гармонию и многосторонность.

Тема «перехода» — жизнь души после физической смерти. Разбираются свидетельства людей, переживших клиническую смерть и вернувшихся «обратно» либо спонтанно, либо, в большинстве случаев, после реанимации, переживания перед смертью, во время тяжелой болезни.



«Жизнь — Болезнь — Смерть»
Антоний Сурожский

Антоний Сурожский был одновременно хирургом и пастырем. Поэтому он как никто другой полно мог говорить о жизни, болезни и смерти. Антоний Сурожский говорил, что в подходе к этим вопросам он «не может разделить в себе человека, христианина, епископа и врача».



«О воскресении мёртвых»
Афинагор Афинянин

«Существо же, получившее ум и рассудок, есть человек, а — не душа сама по себе; следовательно, человеку должно оставаться всегда и состоять из души и тела; а таким пребывать ему невозможно, если не воскреснет. Ибо если нет воскресения, то не останется природа человеков, как человеков» — учит о телесно-душевном единстве человека Афинагор в сочинении «О Воскресении мертвых» — одном из первых (и притом лучших!) текстов на эту тему.



«Беседа о воскресении мёртвых»
Иоанн Златоуст

«[Апостол Павел] наносит смертельный удар тем, которые унижают телесное естество и порицают нашу плоть. Смысл его слов следующий. Не плоть, как бы так говорит он, хотим сложить с себя, но тление; не тело, но смерть. Иное — тело и иное — смерть; иное — тело и иное — тление. Ни тело не есть тление, ни тление не есть тело. Правда, тело тленно, но не есть тление. Тело смертно, но не есть смерть. Тело было делом Божиим, а тление и смерть введены грехом. Итак, я хочу, говорит он, снять с себя чуждое, не свое. А чуждое — не тело, но приставшие к нему тление и смерть» — христиане борются со смертью за плоть. Так учит Иоанн Златоуст в «Беседе о воскресении мертвых».



«Беседы о смерти»
Иннокентий Херсонский

Беседы о смерти одного из лучших русских проповедников — епископа-философа Иннокентия Херсонского.



«Болезнь и смерть»
Феофан Затворник

Собрание писем Феофана Затворника. Болезнь и смерь — участь каждого человека и один из самых трагических вопросов богословия. Конечно в «Болезни и смерти» нет какого-то систематического учения Феофана Затворника. Зато есть множество конкретных советов и наставлений в конкретных жизненных ситуациях. И за этим множеством можно разглядеть некое единое видение этих вопросов святителем Феофаном.

Вот несколько заголовков из «Болезни и смерти», взятых наугад, — возможно, они дадут некоторое представление об учении Феофана Затворника: «Болезнь — дело Божией Премудрости», «Служение больному — служение Христу», «Болезни от Бога для нашего спасения», «Надо готовиться к загробному суду», «Загробная доля умерших», «Чем оправдаться на Страшном суде?».



«Слово о смерти»
Игнатий (Брянчанинов)

«Смерть — великое таинство. Она — рождение человека из земной временной жизни в вечность. При совершении смертного таинства мы слагаем с себя нашу грубую оболочку — тело и душевным существом, тонким, эфирным, переходим в другой мир, в обитель существ, однородных душе. Мир этот недоступен для грубых органов тела, чрез которые, во время пребывания нашего на земле, действуют чувства, принадлежащие, впрочем, собственно душе. Душа, исшедшая из тела, невидима и недоступна для нас, подобно прочим предметам невидимого мира. Видим только при совершении смертного тайнодействия бездыханность, внезапную безжизненность тела; потом оно начинает разлагаться, и мы спешим скрыть его в земле; там оно делается жертвою тления, червей, забвения. Так вымерли и забыты бесчисленные поколения человеков. Что совершилось и совершается с душою, покинувшею тело? Это остается для нас, при собственных наших средствах к познанию, неизвестным.



Житие Василия Нового

Один из самых популярных текстов «народного» Православия Средних веков. «Житие» состоит из трех разных текстов, написанных учеником Василия Григорием Мнихом: собственно Житие (предлагаемый здесь текст, к сожалению, представляет собой скорее сжатый пересказ), и два видения на эсхатологические темы — знаменитые «Мытарства Феодоры» (ученицы Василия) и «Видение Страшного суда» — «частная» и «общая» эсхатология соответственно. Яркая, выразительная эсхатология «Жития Василия Нового» оказала огромное влияние на сознание и культуру Средневековья.

Василий Новый — отшельник, случайно попавший под подозрения властей и безвинно пострадавший. Замечательно описаны в тексте смирение и кротость святого под пытками: святой молчит прямо себе во вред — не хочет никак во всем этом участвовать. Чудом спасается и остается жить в Константинополе бродягой. После своего освобождения Василий критикует власти, исцеляет, наставляет учеников, юродствует. По его молитвам Григория посещают видения, составляющие основной корпус текста.

«Мытарства Феодоры», как и «Видение Страшного суда», ни в коем случае нельзя воспринимать как догматические тексты. Это апокрифы, беллетристика, «духовные романы» — по выражению Казанского — исполненные глубокого смысла символы, но ни в коем случае не «репортаж». Приведем несколько замечаний богословов по этому поводу. Серафим (Роуз): «Даже младенцу ясно, что нельзя буквально воспринимать описания мытарств»; прп. Никодим Святогорец: «Те, кто пустословил, что души умерших праведников и грешников сорок дней обретаются на земле и посещают те места, где они жили», сеют предрассудки и мифы. Ибо такие утверждения «невероятны и никто не должен принимать их за истину»; А. Кураев (из чьей заметки мы и взяли приведенные цитаты): «текст [«Жития»] неверен потому, что не оставляет места для Божия Суда. Спаситель сказал, что «Отец весь суд передал Сыну», но в этой книжке весь суд вершат бесы». Приведем еще слова А. И. Осипова: «Мытарства… при всей простоте их земного изображения в православной житийной литературе имеют глубокий духовный, небесный смысл. …Это суд совести и испытание духовного состояния души перед лицом любви Божией, с одной стороны, и дьявольских страстных искушений — с другой».



«Смерть Ивана Ильича»
Лев Толстой

Один из гениальнейших рассказов в мировой литературе. Обыватель перед смертью открывает пустоту своей жизни, и вместе с тем ему открывается какая-то новая реальность…



«Зачем их звать обратно с Небес?»
Клиффорд Саймак

Социально-философская фантастика с детективным сюжетом. Большинство жителей добровольно впали в анабиоз, поверив в обещания будущего бессмертия. В романе рассказывается о расследовании злоупотреблений Центра по анабиозу. Протестующие против потенциального бессмертия исходят из христианских взглядов на смерть и бессмертие. Замечательно, как Саймак показывает веру современных людей:

«…Его, наверное, просто не существует, и я ошибся в выборе пути, взывая к несуществующему, и к не существовавшему никогда Богу. А может, я звал не тем именем … 

… – Но они говорят, – усмехнулся человек, – про вечную жизнь. О том, что умирать не придется. Какая же тогда польза от Бога? Зачем тогда еще какая—то жизнь?…

…И почему она, Мона Кэмпбел, должна в одиночку искать ответ, дать который способен только Бог – если он существует?…»

Пожалуй, эта черта — совмещение грусти, неуверенности, веры, отчаяния — самая привлекательная в романе. Главная тема его, как уже понятно, — социальное и экзистенциальное положение человека перед возможностью изменения своей биологической природы.



«Незабвенная»
Ивлин Во

«Незабвенная. Англо-американская трагедия» — черная трагикомедия о современном (здесь — американском) отношении к смерти: коммерциализированном, не чувствующем в ней тайны, желающем закрыть глаза, алчущим комфорта — и только; улыбающийся труп «незабвенного». Фактически «Незабвенная» — христианская сатира на обезбоженную индустрию смерти.



«Дары младенца Христа»
Джордж Макдональд

Джордж Макдональд — шотландский романист и поэт, священник. Его можно назвать основателем фэнтези. Его проза получила высочайшую оценку Одена, Честертона, Толкина, Льюиса.

«Дары младенца Христа» — рождественская история, но совсем не диккенсовская. Трагический рассказ о том, как смерть сплотила семью; о том, как Господь присутствует в нашей жизни. В сущности, история о том, что истинная радость познается только после Креста — воскрешенной.



Русская философия смерти. Антология

Сборник текстов русских философов, богословов и писателей о смерти: Радищева, Достоевского, Соловьева, Федорова, Толстого, Розанова, Е. Трубецкого, Бердяева, Бахтина, Шестова, Флоровского, Н. Лосского, Федотова, Карсавина, Друскина, Бунина, Булгакова и др.

Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!

blog.predanie.ru

10 книг о смерти: для тех, кто уходит, и тех, кто остается

Женевьева Гинзбург, «Вдова вдове»

В этой книге много практических советов, в том числе и про то, как организовать свою жизнь после похорон Человека, за которым ты была как за каменной стеной. Когда даже не знаешь, как оплачивать счета за воду и т.п.

Она будет полезна не только вдовам, но и всем, кто потерял значимого близкого, бравшего на себя много бытовых задач. В книге можно найти ответы на вопросы, как пережить праздники без любимого человека, что может стать опорой.

Единственный минус — американский уклад жизни отличается от российского и не все советы применимы в нашей стране. Кроме того, в ней описано, как правильно предложить помощь и поддержать любого горюющего человека.

Митрополит Антоний Сурожский, «Жизнь и вечность. 15 бесед о смерти и страдании»

С темами смерти и страдания точно столкнется каждый из нас, и задуматься о них лучше раньше, чем позже. Эта книга будет хорошим помощником и поможет найти ориентиры и свои ответы на непростые вопросы. В этой книге много примеров из опыта митрополита Антония, которые могут помочь при общении со страдающими и умирающими людьми. Мне кажется, ее необходимо прочитать каждому вне зависимости от веры.

Амели Фрид, Джеки Гляйх, «А дедушка в костюме?»

Книга, которую надо прочитать вместе с ребенком 5-7 лет, чтобы ответить на вопросы о смерти, с которыми неизбежно столкнется каждый из нас.

Вопросы, на которые поможет найти ответ эта книга: «Надо ли брать ребенка на похороны? Надо ли говорить детям о смерти близких людей? Как объяснять смерть детям?»

Ирина Семина, «Ты не одна, девочка»

Книга, написанная простым языком, поможет пережить утрату не только женщинам, потерявшим ребенка, но и всем людям, переживающим потерю и задающим себе вопросы, на которые кажется, что нет ответа.

Книга про то, что ты не один, даже если ты живешь с ощущением беспросветного одиночества, про поддержку и про то, чем может помочь грамотный психолог. В книге много поддерживающих сказок и историй. Ее хочется дать всем мамам, потерявшим детей.

Аннабель Питчер, «Моя сестра живет на каминной полке»

Очень грустная книга о том, как в одной семье произошла трагедия, погибла одна из дочерей, и о том, как по-разному переживают эту трагедию папа и мама девочки, ее сестра-близнец и брат.

Книга о том, что мы очень по-разному переживаем утраты и не всегда у нас есть ресурсы справиться с этой ситуацией и быть сильными.

Катерина Гордеева, «Победить рак»

Доступным языком в книге рассказывается, что такое рак, способы профилактики и диагностики, как ищут лекарство, которое сможет его вылечить. А еще о чувствах, которые испытывают пациенты, врачи и их близкие.

При всем при этом для меня это не книжка про борьбу, про победу только как излечение. Она про то, что рак можно победить, даже если излечения не будет и ты в хосписе.

Книга подарила мне слова, которые я часто цитирую, чтобы объяснить, что такое хоспис: «Ни он, ни сын теперь не боятся слова «хоспис». Потому что знают: это просто гостевой дом. В котором погостят — и уходят. По одной из двух возможных в жизни дорог». Ничего лучше сказать уже, по-моему, невозможно.

Кен Уилбер, «Благодать и стойкость»

Книга, которая очень на меня повлияла, она может изменить мировоззрение. Это история про Кена и Трейси, про их любовь местами хотелось сказать «так не бывает».

У Трейси обнаружили рак через 10 дней после свадьбы, статистически возможность заболеть им в ее случае была минимальной. Книга ценна тем, что рассказ ведется и Трейси, и Кеном, это дает возможность посмотреть на опыт болезни под разными углами — и с позиции болеющего, и с позиции того, кто рядом.

Несмотря на всю романтичность истории их любви, описанный опыт — не сказка, он честный и не приукрашенный. Меня особенно поразило, что близкий страдает так же сильно (хоть и по-другому), как и тот, кто болеет. Мы часто сочувствуем тому, кто болеет, забывая, как важен тот, кто рядом, и как ему трудно. Вина, пренебрежение своими интересами и потребностями разрушают самого человека и отношения с близкими.

А еще эта история показывает: злость, тревога, апатия и беспомощность — естественны, с ними сталкиваются абсолютно все, вне зависимости от образования и близости отношений. И, главное, книга о том, что травмирующий опыт может привести не только к стрессу, но и к личностному росту.

Филип Янси, «Где Бог, когда я страдаю?»

Думаю, каждый из нас задавал себе этот вопрос хотя бы раз в жизни. В этой книге есть разные мысли на этот счет, возможно найти подходящий для себя ответ или сформулировать свой личный.

Одна из самых ценных глав — о том, как быть рядом с горюющим человеком, как себя вести, чтобы быть поддержкой и опорой. Автор ищет ответ на вопрос, вынесенный в название, как в текстах отцов Церкви, так и в историях «обычных» людей.

Анн-Дофин Жюллиан, «Два маленьких шага по мокрому песку»

Многие в России слышали девиз «нужно добавить дням жизни, если нельзя добавить жизни дней», но мало кто знает, что эти слова принадлежат Жюллиан.

Как жить, если твой ребенок болеет неизлечимой прогрессирующей болезнью? Где искать ресурсы и смысл, если состояние твоего ребенка стремительно ухудшается?

Эта книга дает надежду, что, вне зависимости от прогноза развития заболевания, можно найти в себе силы жить и что родительская любовь помогает улыбаться даже сквозь слезы.

Венди Масс, «Смысл жизни. Джереми Финку»

Книга, которой можно заинтересовать подростков. Ее можно читать вместе, особенно в кризисных ситуациях, когда мы чаще всего задумываемся о смысле жизни и нашей смертности.

А что изменится в нашей жизни, если мы узнаем дату нашей смерти? Захотим ли мы что-то менять? Сможем ли рассказать о наших открытиях и ценностях пока еще маленькому сыну? Веселая, живая и трогательная книга, которая поможет найти ответы на очень болезненные и сложные вопросы.

www.pravmir.ru

5 книг о смерти и умирании

18 ноября на площадке «InLiberty Рассвет» стартует курс «Смерть: в науке, культуре, политике и нашей жизни» — для всех, кто хочет научиться без неловкости говорить о старости, умирании и смерти, а также понять, как устроены траурные ритуалы, экономика кладбищ, что такое «политическая жизнь» мертвых и кто дает нам право на жизнь и право на смерть. Один из кураторов курса антрополог Сергей Мохов посоветовал для «Библиотеки T&P» несколько книг по теме.

Сергей Мохов

Антрополог, координатор Лаборатории социальных исследований смерти и умирания (ЦНСИ), редактор научного журнала «Археология русской смерти»

Филипп Арьес

Книга французского историка Филиппа Арьеса является своеобразной «библией», в которой раскрывается академический взгляд на тему смерти. Несмотря на то что она написана более полувека назад, это, пожалуй, наиболее цитируемая работа, которая не теряет актуальности. Это ретроспективное исследование образов смерти в европейской культуре и смены парадигм в нашем отношении к теме.

Кейтлин Даути

Кейтлин Даути долгое время работала в крематории, потом стала профессиональным похоронщиком, получив лицензию, а сейчас является одним из идеологов движения Death Positive, выступая по всему миру и рассказывая о своем (весьма нетривиальном) взгляде на смерть и на жизнь. Эта книга — абсолютный бестселлер в США, и вот наконец она переведена на русский язык. В ней собраны «байки из склепа», а точнее крематория, обильно приправленные личными размышлениями на вечную тему.

Элизабет Кюблер-Росс

С книги Элизабет Кюблер-Росс началось хосписное движение в Америке, под воздействием ее идей развились современные представления о помощи переживающим горе и утрату — ее 5-фазовую «модель принятия» знают даже люди, далекие от темы. Конечно, как и книга Арьеса, работа Кюблер-Росс довольно легко критикуется, крайне спорна и, может, даже не совсем актуальна в современном контексте, но чтобы увидеть, с чего все начиналось, познакомиться с ней необходимо.

Моника Блэк

Историческая антропология темы смерти в отдельно взятом сообществе. Моника Блэк предпринимает попытку понять, менялись ли взгляды немцев на смерть в годы Первой и Второй мировых войн, в послевоенные периоды, во время разделения страны на западную и восточную части. Влияли ли эти взгляды на политику Германии, или же определялись ею? Несмотря на некоторые проблемные места, книга является редким примером того, как можно академично писать о смерти.

Сергей Мохов

Конечно, я бы никогда не советовал читать то, что пишу сам (это и неприлично, да и я далек от писательского идеала), но, к сожалению, книг на русском языке о смерти и умирании настолько мало, что придется это сделать. Моя книга посвящена авторской интерпретации и поиску ответов на вопросы «Как устроена похоронная индустрия в разных странах?», «Для чего придумали бальзамацию?», «Почему в России кладбища такие неухоженные, а в качестве катафалка используются грузовые автомобили?» и так далее.

Где можно учиться по теме #смерть

theoryandpractice.ru

4 книги о смерти и вечной жизни

Всех нас волнует вопрос, есть ли жизнь после смерти. Если есть, то какая она? Если нет, то что нас ждёт? Сегодня мы расскажем вам о книгах, которые посвящены проблеме смерти.

 

Мы уже писали о Фредерике де Грааф – голландке, принявшей Православие в 1977 году, духовной дочери владыки Антония Сурожского, которая уже 14 лет служит психологом в Первом московском хосписе . Сегодня же хотелось бы рассказать о только что вышедшей книге Фредерики де Грааф «Разлуки не будет: Как пережить смерть и страдания близких».

По словам автора, «Эта книга о подготовки человека не к смерти (ни у кого нет такого личного опыта), а к Жизни». Фредерика де Грааф неоднократно делает обращается к словам и трудам своего духовного учителя Антония Сурожского.

Митрополит Антоний Сурожский говорил: «Смерть, мысль о ней, память о ней – единственное, что придает жизни высший смысл», «Дни лукавы, время обманчиво. И когда говорится, что мы должны помнить смерть, это говорится не для того, чтобы мы боялись жизни; это говорится для того, чтобы мы жили со всей напряженностью, какая могла бы у нас быть, если бы мы сознавали, что каждый миг – единственный для нас…». Осознав и приняв эти слова, Фредерика де Грааф воплощает их в собственной работе.

Из книги мы также узнаем о судьбе врача, психиатра Виктора Франкла. Он был евреем, занимал пост главного врача в больнице для бедных в Вене. Когда началась Вторая мировая война, Франкл попал в концентрационный лагерь, где провел три года. Ему удалось не только выжить, но и помочь другим людям перенести боль и страдания, выдержать страх смерти. Обращаясь к опыту Виктора Франкла, Фредерика приводит и примеры из собственной практики.

Еще один человек, чьи труды сыграли важную роль при написании книги – американский психолог Элизабет Кюблер-Росс, которая создала концепцию психологической помощи умирающим на основе своего богатого опыта работы с людьми, столкнувшимися со смертью. Фредерика де Грааф, основываясь на работе Элизабет Кюблер-Россс, описывает те этапы, через которые проходит человек, переживающий жизненный кризис, связанный с болезнью или смертью близких.

Книга имеет серьезную теоретическую основу и в то же время представляет собой личный опыт – опыт осмысления того, что сумели определить другие люди, опыт применения этого на практике, и просто жизненный опыт и собственные наблюдения. Фредерика де Грааф выступает не с позиций теоретика, но с позиций человека, который день за днем сталкивается со смертью.

Как общаться с больным человеком? Как не навредить излишней заботой? Как жить с мыслью о смерти? Что делать, если больной не в состоянии говорить? Что делать, чтобы помочь больному? Чего, наоборот, не делать? Как пережить последние часы перед смертью вместе с близким человеком? Как жить в настоящем, а не в будущем? Как бороть чувство вины? Как пережить смерть детей? – эти и многие-многие другие вопросы Фредерика не только поднимает в своей книге, но и отвечает на них.

Издательский дом «Никея», 2016, 192 страницы, рекомендовано к публикации Издательским советом Русской Православной Церкви.

 

 

Книги иеромонаха Серафима (Роуза) изменили жизнь не одного десятка людей. Не может оставить равнодушным его собственный путь: родившись в Калифорнии в протестантской семье, Юджин Роуз поступил в Сан-Франциско в академию востоковедения. Изучал восточные духовные практики, занимался йогой. Но в конце 1950-х годов что-то привело его в православную церковь в Сан-Франциско. Уже 25 февраля 1962 года Роуз принял Православие с именем Евгений, а в 1970 был пострижен в монашество с именем Серафим.

Книга иеромонаха Серафима (Роуза) “Душа после смерти” – это серьёзное исследование, предлагающее читателям экскурс в проблему жизни после смерти. Автор провёл колоссальную работу по изучению различных точек зрения и предлагает читателям познакомиться не только с содержанием Священного Писания и текстов святых отцов, но также с работами протестантских авторов и даже описаниями оккультных практик. Например, в своей книге отец Серафим (Роуз) обращается к книге психиатра Д-р Реймонда Моуди мл. «Жизнь после жизни», книге Карлис Осис и Эрлендур Харалдсон «В час смерти», книге Искуль К. «Невероятное для многих, но истинное происшествие», к оккультной литературе, к тибетской «Книге мертвых»… Конечно, в работе иеромонаха Серафима (Роуза) мы найдем цитаты и их анализ из трудов епископа Игнатия (Брянчанинова), «Собеседований» святого Григория Великого, трактатов блаженного Августина, житий святых.

Сам автор так определяет свою задачу так: «Однако уже то, что значительная часть этой книги посвящена обсуждению опытов, как христианских, так и нехристианских, означает, что здесь не все представляет собой простое изложение церковного учения о жизни после смерти, но что также дается и авторская интерпретация этих разнообразных опытов. Мы постарались, насколько это возможно, дать эти интерпретации в условной форме, не пытаясь определить эти стороны опыта так же, как можно определить общее учение Церкви о загробной жизни».

Конечно, это не та книга, которую берёшь, чтобы отдохнуть после тяжёлого рабочего дня, а глубокая работа, требующая внимательного чтения и изучения. Но серьёзные проблемы требуют серьезного подхода. В своём исследовании иеромонах Серафим (Роуз) предлагает ответы на многие мучительные вопросы.

Издательство Сретенского монастыря, 2007, 272 страницы, по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.

 

 

 

Книга «Смерть и воскресение» священника Максима Вараева входит в серию «Встречи с Богом» и представляет собой рассуждение священника о глубине заупокойной молитвы, а через нее – о тайне смерти и вечной жизни.

Автор отмечает, что в современном мире мы не задумываемся о смерти, пока не столкнемся с ней лицом к лицу, как говорил Блез Паскаль: «Легче перенести смерть, не думая о ней, чем мысль о смерти, даже не угрожающая нам». Однако страх перед смертью – чувство вполне естественное, поскольку смерть «не вписывается в стройную картину мироздания». Священник Максим Вараев обращается к проблеме первородного греха и объясняет, что «смерть – это последствие разрушения единства любви между человеком и Богом, между человеком и его ближним, а значит, и преодоление смерти заключается в восстановлении этого первозданного единства». Сегодня поминовение усопших и все связанные с ним церковные традиции являются чем-то само собой разумеющимся для большинства христиан. Мы не задумываемся о том, какой глубинный смысл содержат в себе заупокойные молитвы. Оказывается, что в заупокойных текстах присутствует два смысловых центра: ходатайство за душу умершего и покаяние. Об этом тоже рассказывает автор книги.

Также отец Максим Вараев обращается к теме «памяти смертной». Он подчеркивает, что она имеет первостепенное значение в духовной практике христианства. Сегодня многие из нас привыкли видеть жизнь как нескончаемый праздник и избегать мыслей о смерти, но «памятование о смерти является традиционным духовным упражнением, помогающим верующему отречься от всего суетного и второстепенного и сосредоточиться на самом главном, едином на потребу».

В качестве приложения к книге приводится несколько заупокойных молитв.

Книга «Смерть и воскресение», хотя и обращается к серьезной теме, написана довольно простым языком. Это не столько исследование, сколько беседа, автор обращается к читателю с целью объяснить ему те или иные вещи, дать ответы на вопросы. Тема смерти многих из нас может повергнуть в печальные размышления, но, как подчеркивает священник Максим Вараев, «ежедневное памятование о смерти должно не отравлять нашу жизнь, но помочь нам принимать каждый ее миг как единственный и уникальный, переживать каждое мгновение нашей жизни со всей ответственностью, во всей его полноте и правде».

Издательство «Никея», 2014, 144 страницы, рекомендовано к публикации Издательским советом Русской Православной Церкви.

 

 

Книга «От смерти к жизни: как преодолеть страх смерти» – это сборник размышлений о жизни и смерти священников и богословов, психологов и врачей, работников хосписа и волонтеров. Здесь приведены не абстрактные беседы и рассуждения, а описываются реальные истории из жизни.

Как жить в мире, если есть смерть? Как преодолеть бессмыслицу смерти? Как помочь человеку на пороге смерти? Как утешить человека, потерявшего близкого? Почему жизнь бывает такой короткой? Мама, а я умру? Лишены ли некрещеные младенцы Царствия Небесного? По всем этим вопросам, использованным в качестве заголовков к статьям, можно понять, что в сборнике подняты все ключевые проблемы, связанные со смертью и жизнью после смерти. Нам не предлагают готовых ответов и инструкций, а предоставляют свидетельства и реальные истории.

Автор-составитель сборника Анна Данилова также опубликовала в нем несколько статей – «Без гарантий», «Ампутация. Год первый», «Что сказать человеку, потерявшему близкого?». Это – собственный опыт переживания трагедии. «Мой муж, Анатолий Данилов, умер неожиданно, скоропостижно, среди полного здоровья. Острая легочная недостаточность – сказали эксперты. му только исполнилось 42 года, мне вскоре должно было исполниться 32, нашей долгожданной дочке – 6 месяцев», – такими словами начинает Анна Данилова свой рассказ. Автор рассказывает о всех трудностях, с которыми встретилась после «ампутации важнейшей и лучшей части себя». Это и новое обустройство быта, и раздача вещей, и отношение окружающих. Это и вопрос, почему у тебя горе, а вокруг – радость и радость? Это и вечное «чувство несправедливости, случившейся с дочкой». На собственном опыте пережив и поняв, какие слова утешения действуют, а какие нет, Анна Данилова предлагает разделить их на две группы – выражающие симпатию и выражающие эмпатию.

Мы знаем, что самоубийц не отпевают и всегда хоронили за церковной оградой. Однако сколько людей, желающих собственной смерти, угрожающих вскрыть вены или наглотаться таблеток. Священник Андрей Кордочкин пишет: «Суицид – это вопрос ко всем нам, а синяя линия кардиограммы на графике – это диагноз страны». Он задает вопрос:«Что делать человеку, который в силу душевных, психических или даже физических особенностей вынужден жить с мыслью о самоубийстве?». Священник обращается к собственному опыту работы с людьми, стоящими на краю, к опыту работы сайта mysuicide.ru, к работам преподобного Иоанна Лествичника.

В сборнике представлена публицистика священников Георгия Чистякова (который окормлял пациентов Детской республиканской клинической больницы, больных раком, и сам умер от этой болезни), Алексия Уминского, Андрея Лоргуса и других. Для того, чтобы найти успокоение и надежду, можно обратиться к словам митрополита Антония Сурожского, протопресвитера Александра Шмемана, архимандрита Саввы (Мажуко).

Кому-то эта книга может принести облегчение и дать надежду, кому-то нет. Но прочитать ее, безусловно, стоит. Хотя бы ради того, чтобы познакомиться с мнениями и опытом людей, столкнувшихся со смертью. Со смертью, которая внушает нам страх и о которой мы стараемся не думать.

 Сборник. Авт.-сост. А. А. Данилова, PRAVMIR.RU; ДАРЪ, 2015, 384 страницы, допущено к публикации Издательским советом Русской Православной Церкви.

 

На заставке фрагмент фото flickr.com/h-k-d

 

foma.ru

7 книг, с которыми легче преодолевать страх смерти

1. «Год жизни» Стивен Левин

Нам не обязательно умирать, чувствуя себя проигравшими — разочарованными, преисполненными сожалений, поверженными смертью. Можно «отдаться» смерти мирно и почти не ощущая боли, оставаясь открытыми и исполненными благодарности. Как этому научиться? Для начала решиться на эксперимент. Поэт, философ, преподаватель медитации Стивен Левин (1937–2016) разработал удивительную программу: он предложил выделить целый год для того, чтобы провести его как последний. Год, чтобы перед лицом смерти пересмотреть свои приоритеты и разобраться с неразрешенными проблемами. Чтобы научиться осознанному принятию душевной и физической боли, от которой мы со страхом отстраняемся. А если страх внушает уже сам этот эксперимент, спешим вас заверить: упражнения и медитации, которые рекомендует автор, не ведут к отказу от жизни и депрессии. Напротив, они пробуждают живой интерес к происходящему и помогают воспринимать острее каждый миг своего земного бытия. (Ганга, 2016).

2. «Мужество быть» Пауль Тиллих

Без этого философа и теолога невозможно представить экзистенциальную психотерапию. Прежде чем стать профессором Гарвардского университета (США), Пауль Тиллих успел побывать лютеранским пастором в рабочих кварталах Берлина и армейским капелланом на полях Первой мировой. Он видел мучительную и бессмысленную смерть, и после этого ему стало трудно проповедовать надежду и верить в доброго Бога. И все же он не впал в отчаяние и не отрекся от веры, но написал так: «Я пришел к парадоксу о вере без Бога». Затем он преподавал теологию и философию в крупнейших университетах, но был уволен с приходом к власти нацистов. Тиллих переехал в США, где и написал свои важнейшие работы. «Мужество быть» (1952) обращена ко всем, кто пытается преодолеть свою тревогу перед лицом небытия, справиться с отсутствием смысла. (Модерн, 2011).

3. «Все мы творения на день» Ирвин Ялом

82-летний Ирвин Ялом, мудрый, тактичный писатель и психотерапевт — просто идеальный собеседник на эту тему. Вопросы старости и смерти так или иначе присутствуют во многих его книгах, но здесь с ними связаны почти все истории. Как показывает автор на нескольких ярких примерах, отношение к смерти может иметь определяющее влияние на нашу жизнь иногда с молодых лет. «Древние учили не бояться смерти — когда она придет, нас уже не будет, — комментирует книгу психолог Дмитрий Леонтьев. — Но современная психология уточняет: смерть часто проникает в нашу жизнь задолго до ее окончания. И в зависимости от того, насколько хорошо мы осознаем это и насколько готовы признать ее реальность и неминуемость, она либо отравляет нам многие годы, либо, наоборот, делает жизнь ярче и глубже, заставляя острее чувствовать ответственность за нее». (Московский институт психоанализа, 2014).

4. «Танатотерапия» Владимир Баскаков

Танатотерапия помогает установить контакт человека с процессами смерти и умирания, она моделирует эти процессы — объясняет автор метода психотерапевт Владимир Баскаков. Нам трудно контактировать со смертью, это все равно что схватиться рукой за горячую сковородку. Искусство танатотерапии состоит в том, чтобы обойти психологические защиты и открыть доступ к особому состоянию: испытавшие его описывают как удовольствие, радость и счастье. Оно возникает от переживания тех характеристик своего тела, которыми обладают тела умерших: полное исчезновение мышечных зажимов и напряжений, отказ от сверхконтроля (который обычно осуществляет наше сознание), возможность ощутить свое тело как вещь, как объект. Такая помощь позволяет безопасно соприкоснуться с мыслью о своей смертности и учиться воспринимать ее как часть жизни, ее естественное завершение. (Институт общегуманитарных исследований, 2007).

5. «От смерти к жизни: как преодолеть страх смерти» Редактор-составитель Анна Данилова

В числе авторов сборника — митрополит Антоний Сурожский и Елизавета Глинка (доктор Лиза), психолог Лариса Пыжьянова и работающая в московском хосписе голландка Фредерика де Грааф. Их объединяет близкое знакомство со смертью: они помогали или помогают уходящим из жизни людям, оставаясь с ними до последних мгновений, и нашли силы обобщить этот пронзительный опыт. Верить ли в загробную жизнь и бессмертие души — личное дело каждого. Книга все-таки не об этом. А о том, что смерть неизбежна. Но страх ее можно преодолеть, как можно преодолеть и горе от утраты близких людей. Как ни парадоксально это звучит, «От смерти к жизни» вполне встает в ряд пособий типа «как добиться успеха». С той ощутимой разницей, что рекомендации авторов предполагают душевную работу, куда более серьезную и глубокую, чем следование пошаговым инструкциям коучей. (Даръ, 2015).

6. «У последней черты. Смертельно опасная болезнь как путешествие души» Джин Шинода Болен

Любой серьезный диагноз ввергает нас в глубокий кризис и опрокидывает все жизненные устои. Он выводит нас из русла повседневных забот и пробуждает душу, подключает к духовным ресурсам и может стать подлинной инициацией. Психиатр и юнгианский аналитик Джин Шинода Болен знает об этом не только как медик: смерть сына после тяжелой болезни кардинально изменила ее личную жизнь тоже. Она описывает этот нелегкий процесс духовной трансформации и рассказывает, как в путешествии души нас поддерживают связи с другими людьми, воодушевляющие истории, молитвы и ритуалы, — все это помогает нам сосредоточиться на душе и хотя бы на время обрести относительную безмятежность. (Когито-центр, 2017).

7. «Жизнь после жизни. Свет вдали» Рэймонд Моуди

Первая книга доктора Моуди «Жизнь после жизни» была опубликована 25 лет назад и произвела эффект разорвавшейся бомбы. Всерьез заинтересовавшись темой околосмертных переживаний, молодой врач собрал, записал и проанализировал сотни рассказов людей, переживших клиническую смерть и сумевших описать такие известные сегодня феномены, как выход из своего тела, просмотр собственной жизни в «ускоренной перемотке» и, разумеется, пресловутый «свет в конце туннеля». Спорная, противоречивая и неоднозначная, книга Моуди тем не менее едва ли не впервые со времен появления великих мировых религий смогла изменить представления человечества о том, что его ожидает по ту сторону последней черты. Новая книга Рэймонда Моуди продолжает исследование околосмертных переживаний человека: на сей раз речь идет о том, что испытывают в момент клинической смерти дети, а также о той особой роли, которую играют эти удивительные впечатления в дальнейшей жизни тех, кому довелось их испытать. (София, 2009).

Читайте также

www.psychologies.ru

Читать книгу Жизнь после смерти

От издателей

В заключительный том серии «Так написано» вошли самобытные телепроповеди пастора Вандемана, в которых вы найдете ответ на актуальные вопросы, касающиеся жизни и смерти.

Кому не хочется узнать, что нас ждет по ту сторону жизни? И почему отовсюду нам предлагают различную литературу по экстрасенсорике, полную сенсационных утверждений и «ответов»? Можно ли получить достоверные сведения о том, что нас ждет за чертой, отделяющей бытие от смерти? Есть ли ответы, которые вместо отчаяния вселяют надежду? Обо всем этом читатель узнает в первых трех разделах книги.

Завершает этот четырехтомник публикация семи специальных выпусков телепрограммы «Так написано», посвященных самым разным темам. Они достойно венчают широкий подход автора к исследованию библейских истин, явленный в этом служении.

Итак, жизнь после смерти. Поверьте: эту книгу стоит прочитать, ибо, прочитав ее, вы узнаете, что нет вечных расставаний.

ЧАСТЬ I: ЗА ГРАНЬЮ ЭТОГО ДНЯ

Можно ли поймать душу?

Что бы вы сделали, если бы захотели вечной жизни? Написали бы добрую, полезную книгу, организовали приют для сирот, начали молиться, зачастили на спиритические сеансы или, быть может, решили бы провериться у своего врача? А может быть, бессмертие — это просто мечта, которая без остатка растворяется в безжалостном свете разума? Может быть, это нечто такое, что никогда не наступит? Среди медиков есть люди, утверждающие, что человечество скоро победит смерть, быть может, даже к концу этого века. Впечатляет, не так ли? Чтобы освежить память, припомним, что слово «бессмертный» означает «неподвластный смерти». Иными словами, тому, кто бессмертен, умереть невозможно, а станет ли такое состояние благословением или проклятием, зависит от качества той жизни, о которой мы говорим. Если у человека неизлечимая форма рака, то возможность вечного существования вряд ли будет восприниматься как благословение.

Итак, прежде чем увлечься перспективой бессмертия, которое нас якобы ожидает в ближайшем будущем, надо иметь в виду, что бессмертие, обещанное медициной, не совсем соответствует тому, о чем говорится в Толковом словаре, а именно: обладание таким бессмертием не будет означать, что «можно угнетать тело нездоровыми привычками». Нам напоминают, что «как новый автомобиль может разбиться вдребезги, попав в аварию, так и тонкий химический состав человеческого тела может быть разрушен, независимо от того, идет речь о бессмертии или нет… Если, потворствуя своим неразумным привычкам, тридцатипятилетний мужчина умирает от сердечного приступа, дело нельзя поправить благодаря знанию каких-то секретов бессмертия. Равным образом эти секреты не могут защитить человека от воспаления легких, туберкулеза или смертоносной концентрации токсичных загрязнителей».

Какое-то странное бессмертие, не правда ли? По-видимому, речь идет всего лишь о продлении обычного срока жизни. Однако, несмотря на такие ограничения и не слишком впечатляющие возможности, один из медиков высказал предположение, что даже незначительный успех может создать серьезную угрозу для религии. «Религия, — пишет он, — даровавшая верующим награду вечной жизни, может вплотную столкнуться с тем, что такая жизнь возможна и здесь, на земле, причем без какой-либо помощи или вмешательства со стороны Бога». Кто-то даже предположил; что СССР мог бы достичь бессмертия одним из первых, поскольку в той стране значимость религиозных идей серьезно умалялась.

Что вы думаете по этому поводу?

Моя Библия говорит мне, что «возмездие за грех — смерть, а дар Божий — жизнь вечная во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим. 6:23). Кроме того, она говорит мне, что «так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3:16). Однако теперь, в свете новых медицинских достижений, раздаются голоса, что мы-де не нуждаемся в даре бессмертия, что Сыну Божьему не стоило беспокоиться и умирать за нас ради этого дара и что мы сами вполне можем его заработать! Какова ваша реакция на все это? Что до меня, то мне не хотелось бы называть это богохульством: быть может, лучше сказать о простой человеческой заносчивости. Как бы там ни было, не надо забывать, что если мы зайдем слишком далеко, Бог может поставить нас на место!

Итак, возможно ли бессмертие, или, быть может, это просто мечта, родившаяся из нашего естественного желания жить? Перед нами стоит все тот же вечный вопрос: «Действительно ли мы сотворены с бессмертной душой, которая не может умереть?»

«Мы попытаемся как можно лучше исполнить все, что ты прикажешь, — сказал Критон Сократу и спросил мудреца: — Но как похоронить тебя?» Сократ ответил примерно так: как угодно, поскольку он все равно сумеет проскользнуть меж их пальцев.

Итак, есть ли на самом деле нечто такое, что, согласно Сократу, ускользает после смерти человека и что не так-то просто поймать? Если да, то, быть может, именно по этой причине некоторые люди не воспринимают смерть всерьез? Да, мы не хотим умирать. Ужас небытия приводит нас в содрогание, и вполне естественно наше желание отдалиться от этой перспективы, ухватившись за любую спасительную мысль, вроде того, что смерть не наступит, что она — всего лишь какой-то злосчастный миф. Нет ничего удивительного в том, что мы пытаемся не признавать смерть, стремимся от нее отвернуться, отыскать какую-то альтернативу. Мысль о том, что нам предстоит умереть, что мы просто перестанем существовать, кажется такой ужасной, что мы не хотим сдаваться без боя и стремимся изобрести какую-нибудь теорию о загробной жизни, которая не была бы столь неприятна.

Греческие философы полагали, что душа и тело полностью отделены друг от друга. Душа временно пребывает в теле, как в темнице, но в момент смерти освобождается из него, дабы жить вечно. Все это напоминает ангела в игровом автомате: душа добра, как этот ангел, а тело начинено злом, как сам игровой автомат. Веря в бессмертие души, греки считали тело чем-то совершенно незначительным, — ведь в любом случае с ним рано или поздно придется расстаться. Что же касается души, то в ней они усматривали реальное личностное начало, которое как ни в чем не бывало переживет смерть. Считая свою концепцию самой правильной, к смерти греки относились не слишком серьезно.

В течение многих веков греческая философия оказывала влияние на основное направление христианской мысли, но можем ли мы, современные люди, сказать, что в момент смерти душа действительно оставляет тело и продолжает, жить? Можно ли утверждать, что она действительно будет жить вечно? Является ли бессмертие чем-то таким, что присуще каждому из нас? Можно ли сказать, что возможность вечной жизни автоматически принадлежит каждому, независимо от того, хорош он или плох? Миллионы людей верят в бессмертие, и для многих мысль о том, что жизнь будет продолжаться и после смерти, приносит утешение. Однако — хотя кому-то из нас это покажется весьма странным — та же мысль многих ужасно гнетет! Задолго до рождения Иисуса религия индуизма держала многие племена Индии в железных оковах законов кармы. Для индуса вера в естественное бессмертие была чем-то гнетущим и жестоким. Он был убежден, что от безжалостного колеса кармы убежать невозможно. Он проживал свою злосчастную жизнь, веря, что должен непрестанно страдать — и все для того, чтобы умирать и рождаться снова, — и так без конца, в каждой новой жизни терпя одно и то же, без какой-либо надежды на облегчение.

Американцам, наверное, этого вообще не понять, ибо для многих из них убеждения — это спорт, увлечения: когда они популярны, они их вполне устраивают, но когда надоедают, о них просто забывают. Не так давно идея перевоплощения и кармы тоже была популярной, однако, когда она утратила свою новизну, о ней легко позабыли.

У восточного человека все совсем по-другому: он действительно верит в это, и ему в голову не придет усомниться. Как много людей с радостью пошли бы на какую-нибудь жертву, лишь бы избавиться от этого ужасного бремени! Когда появился Будда, он начал учить, что смерти можно избежать. Он учил, что если человек достигнет состояния, которое зовется нирваной и для которого характерна полная просветленность, то сможет сбросить оковы кармы и тем самым освободиться от бесконечных рождений. И хотя в этом утверждении истины было не слишком много, Будда смог как-то утешить своих современников, принадлежавших к высшим кастам.

Вместе с некоторыми иудейскими сектами раннехристианская Церковь также верила, что если человек умирает, то он действительно умирает. После смерти ничего не остается, кроме конкретного действия со стороны Бога. Средоточием благовестия раннехристианской Церкви было воскресение Христа. Оно свидетельствовало, что в последний день Христос сможет воскресить и Свой народ. Однако вскоре после смерти апостолов христианская Церковь подверглась влиянию Платона, который учил, что человек никогда в действительности не умирает, что он вообще не может умереть, поскольку имеет бессмертную душу. Вы, конечно, понимаете, что это учение Платона, но никак не Библии.

Спустя какое-то время к этой мысли Платона прибавилась еще одна идея, придуманная людьми. Суть ее в следующем: если человек наделен бессмертной душой, если он не может умереть, но по своей греховности оказывается недостойным неба, то его жизнь продолжится в другом месте. Так был придуман вечно горящий ад. Возникло некое подобие кармы, если не хуже. Согласно идее кармы, человек в каждой своей жизни подвержен бесконечному страданию, но ад — это не просто жизнь с постоянно возобновляющейся болью, а бесконечная пытка. Сколько матерей разражалось рыданиями при мысли о том, что их будущие сын или дочь обречены на страдания; и никто не знает, сколько человек вообще оставили религию, не пожелав поклоняться столь жестокому Богу.

Тем не менее почти все мы хотим жить, и жить вечно. Мы уже отмечали, что в настоящее время ученые и врачи рассматривают возможность рукотворного бессмертия, которое расценивается ими как потенциальный вызов обетованному Божьему дару. Кроме того, где-то рядом суетятся вездесущие спириты, задавшиеся целью доказать, что, уходя из жизни, человек фактически не умирает и что, следовательно, утратив своих любимых, мы не теряем возможности общения с ними. Впечатляет, не правда ли?

Но где же все-таки истина? Сотворив человека, наделил ли его Бог бессмертной душой? Или, быть может, Он не сделал этого? Самое время, наверное, обратиться к богодухновенному повествованию о Творении. Итак, читаем: «И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душою живою» (Быт. 2:7). Здесь говорится о том, как был сотворен человек. Создав тело из земного праха, Бог вдохнул в него жизнь, и человек стал живою душой. Обратите внимание: ни слова не сказано, что Бог наделил человека ею, сказано лишь, что человек стал «душою живою» и что, следовательно, душа — это весь человек в своей совокупности, а не какая-то его часть, которая каким-то образом может существовать независимо от тела. Таким образом, душа — это сочетание тела и дыхания жизни. Но если так, то что же происходит, когда человек умирает и начинается обратный процесс? Мы читаем: «И возвратится прах в землю, чем он и был; а дух возвратится к Богу, Который дал его» (Еккл. 12:7).

Итак, прах, то есть тело, возвращается в землю и снова становится прахом. Дух, или дыхание (дыхание жизни) возвращается к Богу. Здесь надо отметить, что еврейское слово, переведенное как «дух», означает и «дыхание».

Вспомним, что живою душой человек стал в результате сочетания тела с дыханием жизни. Когда эта связь нарушается, то есть когда дыхание уходит из тела, человек перестает быть живою душой и не сможет снова стать ею до тех пор, пока Творец в день воскресения опять не вдохнет в тело жизнь, то есть до того момента, пока сочетание тела и дыхания не будет восстановлено. Куда уходит душа в момент смерти? Никуда. Просто до дня воскресения она перестает существовать. Поясню на примере. Представьте себе лампочку и вспомните, что существует электричество. Когда одно связано с другим, мы имеем электрический свет. Если чего-то не хватает (лампочки или электричества), то нет и света. Куда он девается? Никуда. Он просто исчез и не появится, пока прежняя связь не возникнет снова. Понятно?

А теперь вернемся к душе. Что бы она собой ни представляла, она подвержена умиранию. Это действительно так, ибо устами пророка Иезекииля Бог гласит, что «душа согрешающая, она умрет» (Иез. 18:20). Итак, душа не застрахована от смерти. Вспомним, что она есть не что иное, как совокупность плоти и дыхания, вся личность человека в целом. Согласно одному из переводов приведенного текста, «личность согрешающая, она умрет».

Не спорю: иногда слово «душа» мы употребляем в несколько ином смысле, словно речь идет о чем-то ином, нежели весь человек. «Я это чувствую душой», — говорим мы. Кроме того, мы говорим о спасении души человеческой, и вдобавок можно вспомнить слова Иисуса, вопрошавшего: «Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою?» (Мк. 8:36, 37).

Можно вспомнить и о других Его словах: «И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более того, кто может и душу и тело погубить в геенне» (Мф. 10:28). Итак, все дело в том, что чем бы душа ни являлась, она может умереть. Может быть даже уничтожена. Ведь сказано, что и душу и тело можно погубить в геенне. В данном случае у нас нет нужды вдаваться в богословские тонкости. Ответ ясен: чем бы душа ни являлась, она не бессмертна. Она может умереть. Может быть уничтожена.

Вернемся к Книге Бытие и вновь перечитаем повествование о Творении. Вскоре после того, как Бог сотворил Адама, Он сказал ему: «И заповедал Господь Бог человеку, говоря: от всякого дерева в саду ты будешь есть; а от дерева познания добра и зла, не ешь от него; ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертию умрешь» (Быт. 2:16, 17).

«Смертию умрешь». Разве Бог говорит о том, что всего лишь несколько часов назад Он сотворил Адама бессмертным, то есть не способным умереть? Разве стал бы Он угрожать наказанием, которое, быть может. Сам не в силах исполнить?

Очевидно, апостол Павел тоже ничего не знал о том, что человек якобы бессмертен. Вспомните его слова: «Возмездие за грех — смерть» (Рим. 6:23). Неплохо бы еще раз вспомнить и хорошо известный отрывок из Евангелия от Иоанна: «Бог… отдал Сына Своего Единородного» (Ин. 3:16). Зачем? Чтобы мы «не погибли».

А теперь ответьте на такой вопрос: зачем Богу было посылать Своего Сына на смерть, если мы сотворены бессмертными и, следовательно, не можем погибнуть? Задумывались ли вы об этом? Если каждому из нас, хороши мы или плохи, обеспечена вечная жизнь, то, значит, Спаситель никому не нужен. А если не нужен, то Голгофский крест — это всего лишь драма, лишенная всякого смысла!?

Вернемся к воскресению. Новый Завет говорит об этом событии, не скрывая восторга. Выйдя из гроба, Иисус показал, что воскресение возможно, что тело и все остальное тоже можно воскресить. Но почему, я вас спрашиваю, почему вообще надо говорить о телесном воскресении, если душа прекрасно может продолжать жить и без тела, поскольку от него не зависит? Приведем самое ясное, пожалуй, библейское толкование. Говоря о Боге, Павел подчеркивает, что Он — «Единый имеющий бессмертие» (1 Тим. 6:16).

Итак, бессмертен лишь Бог. Видимо, даже ангелы не обладают этим свойством, ибо если бы было иначе, то тогда тех из них, кто вместе с сатаной поднял мятеж и был низринут с небес, вообще никогда нельзя было бы уничтожить. Бог мудр. Наделив людей возможностью выбора, Он не дал им бессмертия, не сделал их способными жить вечно. Ведь если бы Он сотворил Адама и Еву бессмертными, то после их грехопадения у Него не было бы власти над человеческим родом бессмертных грешников. Бог предвидел такое затруднение, и потому Он наделяет бессмертием только того, кто прошел испытание и доказал, что достоин жизни вечной.

Итак, мы выяснили, что мы смертны. У нас нет бессмертной души. Мы можем умереть и умираем. Если бы не Иисус Христос, страх смерти всегда висел бы над нами и не было бы никакой надежды на вечную жизнь. Однако ради того, чтобы все это изменить, Иисус умер. Он умер, чтобы наше бессмертие стало возможным. По словам апостола Павла, «Иисус Христос… разрушил смерть и явил жизнь и нетление чрез благовестие» (2 Тим. 1:10). Наш Господь хочет, чтобы мы жили вечно. Умерев вместо нас, Он сделал это возможным, но мы не получим дара бессмертия, пока Он снова не вернется. Павел описывает это так: «Говорю вам тайну: не все мы умрем, но все изменимся вдруг, во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся; ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему — облечься в б

www.bookol.ru

Книги про жизнь после смерти список лучших

Что ждет человека после смерти? Этот вопрос, волновавший людей во все времена, продолжает оставаться одним из самых значимых. Кто-то задается им раньше, кто-то позже. Главные герои художественных романов, включенных в раздел книги про жизнь после смерти, чаще всего души умерших или находящихся в состоянии клинической смерти людей. Именно от их лица ведется рассказ, они наблюдают за жизнью родных и знакомых, путешествуют по загробному миру, переживая новые искушения и раскаиваясь в старых грехах, встречаются с Богом и дьяволом. Кроме этого, в подборке книг про жизнь после смерти можно найти откровения известных медиумов и советы по развитию в себе параномальных способностей.Милые кости — Элис Сиболд
Она была убита, но не покинула этот мир. Сюзи уже 10 лет продолжает наблюдать за своей семьей и убийцей, так и продолжающим жить по соседству. Девушка не может повлиять на то, что происходит среди живых, только иногда ей удается показаться близким.

Рай где-то рядом — Фэнни Флэгг
У тетушки Элмер много дел. Некогда ей жаловаться и хандрить. Но в этот раз ее попытка собрать инжир закончилась плохо. Очнувшись в приемном покое, она скоро поняла, что это совсем не больница… А на земле без нее стало твориться что-то ужасное — пришлось Элмер вернуться и наводить порядок.

Правда, в которую невозможно поверить. Жизнь после смерти, реинкарнация, опыт выхода из тела — Гордон Смит
Книга Г. Смита — медиума, признанного во всем мире, — расскажет о той жизни, которая начинается после смерти, о призраках, с которыми ему приходилось встречаться, о перерождении души — реинкарнации — и опыте астральных путешествий в иных мирах.

Мои посмертные приключения — Юлия Вознесенская
В книге описаны удивительные приключения обыкновенной женщины (Анны) в загробном мире, при помощи которых автор раскрывает читателям духовные истины, рассказывает о том, что ожидает человека после смерти, о мытарствах души и искушениях, не оставляющих душу даже в мире мертвых.

Человек не может умереть. Откровения самого известного в мире медиума о жизни после смерти — Артур Форд
Книга известнейшего медиума Артура Форда поможет читателям развить в себе паранормальные способности, научиться устанавливать контакт с умершими, а также расшифровывать знаки, которые подают те, кого больше нет на этом свете.

Соглядатай — Владимир Набоков
Он не смог пережить унижение. Избитый мужем своей любовницы, он совершает самоубийство, но непостижимым образом остается среди людей. Наблюдает, анализирует, даже влюбляется, \»приглядывая\» за загадочным человеком по фамилии Смуров.

Я выбрал бы жизнь — Тьерри Коэн
Виктория — любимая девушка Жереми — ушла от него в День рождения. Не справившись с болью, он покончил с собой. А, очнувшись, узнал, что прошел год, любимая рядом с ним. Но парень не помнит ничего, что произошло за это время. Он наблюдает свою жизнью со стороны. Так жив он или мертв?

История Оливера — Эрик Сигал
Ничто не может заглушить его боль после потери жены. Его политические взгляды осуждаются сослуживцами. Оливер начинает ненавидеть всех и все, что его окружает. Так продолжается, пока он не встречает красавицу Мэрси. Но память о Дженни не позволяет ему отдаться новому чувству.

Безмолвная земля — Грэм Джойс
Во время катания на горных лыжах Зою и Джейка накрывает лавина. Им удается спастись и даже добраться до отеля, который оказывается абсолютно пустым. Дойти до людей у них тоже не получается: непостижимым образом они всегда приходят обратно. И это не единственная странность, замеченная ими

Уйти, чтобы вернуться — Марк Леви
Успешный журналист Эндрю Стилмен проводит расследование, в процессе которого встречается с разными, даже очень опасными, людьми. Во время пробежки его убивает неизвестный. Но, Эндрю очнулся. Провидение вернуло его в прошлое, нападения еще не было. Значит, ему дали второй шанс.

P.S. Я люблю тебя — Сесилия Ахерн
После смерти Джерри Холли теряет интерес к жизни. Она просто существует. В свой День рождения девушка получает пакет с письмами от мужа. Теперь каждый месяц она открывает одно письмо и выполняет поручение любимого: найти работу, избавиться от его одежды, съездить к морю.Наваждение Люмаса — Скарлетт Томас
Страсть Эриел к старинным книгам заставляет ее купить сочинение Люмаса, раскрывающее секреты предсказания будущего и путешествия в иную реальность. Прочитав книгу, она не смогла удержаться от искушения попробовать это на себе, чем привлекла к себе внимание очень опасных людей.

Двойная жизнь Чарли Сент-Клауда — Бен Шервуд
Чарли, чувствующий себя виноватым в смерти брата, видит его призрак. Он клянется заботиться о нем, работает на кладбище и играет с ним в бейсбол. Появление Тесс ставит его перед очень сложным выбором. Чтобы спасти девушку, которую полюбил, он должен отказаться от брата.

Путешествия вне тела — Роберт Монро
Уникальная книга Р. Монро, рассказывающая о его личном опыте путешествий вне тела, знакомства с другими мирами. Она призывает переосмыслить свое отношение к смерти и предлагает собственную систему упражнений, помогающую научиться путешествовать, находясь в тонкоматериальном теле

Спаси меня — Гийом Мюссо
Встреча с Жульет вернула Сэма к жизни. Он снова захотел стать счастливым. Но судьба приготовила для них множество испытаний. Самолет, в котором летит девушка, терпит крушение. Она должна была погибнуть, но выжила. Тогда на землю приходит тот, кто должен забрать ее с собой.

Страна затерянных душ. Между жизнью и смертью — Нил Шустерман
Автокатастрофа уносит жизни Александры и Ника, и ребята переносятся в Страну затерянных душ. Это особое место, в которое после смерти попадают дети и подростки. Они сбиваются в группы и живут по особым законам. Нику в принципе нравится это место, а Элли готова на все, чтобы выбраться отсюда.

За порогом жизни, или Человек живет и в Мире Ином — Инна Волошина
В этой книге Вы найдете ответы на вопросы, давно волнующие человечество. Что такое душа? Куда каждый из нас отправится после окончания земной жизни? Что ждет человека, не соблюдавшего заповеди и не знающего молитв? Книга будет интересна не только религиозным людям, но атеистам.

Свет в окошке — Святослав Логинов
Память об ушедших всегда остается среди живых. И чем ярче и дольше воспоминания, тем лучше живет в нихиле — потустороннем мире — человек. Причем, хорошую он оставил о себе память или нет, неважно. Главное, чтобы помнили. Тогда он сможет позволить себе все самое сокровенное и фантастическое.

Куда приводят мечты — Ричард Мэтисон
Женщина, назвавшаяся медиумом, принесла Роберту рукопись, которую, по ее утверждению, она записла со слов его погибшего брата Криса. Поверить в такое очень сложно, но… Крис и сам долгое время не мог поверить, что умер, но уйти, оставив любимую, не мог до самой ее смерти.

Между небом и землей — Марк Леви
Вернувшись домой, Лорен обнаруживает в своей квартире мужчину, который утверждает, теперь тут живет. Взбешенная девушка собирается вызвать полицию, но не может взять в руки телефон, зато легко проходит сквозь стены. К тому же ее никто не видит, кроме Артура.

Марк Леви — Встретиться вновь
В этой книге читатель снова встретится с полюбившимися персонажами — Артуром и Лорен. Романтическая история любви, недосказанная в первой части романа, будет продолжена. Их ждет новая случайная встреча, произошедшая при очень неожиданных обстоятельствах.

10 035

knigki-pro.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *