Конкуренция и конфликт: Конфликт и конкуренция, их взаимосвязь, сходство и различия

Содержание

Конфликт и конкуренция, их взаимосвязь, сходство и различия

Конфликт и конкуренция: Следующий аспект рассмотрения специфики сущности конфликта касается его соотношения с такими близкими по форме явлениями, как различного родасоревнования:спортивные, культурные, рациональные. Когда команды или отдельные индивиды участвуют в спортивной игре, в конкурсе на лучшую песню, в математической олимпиаде, что это — конфликт или не конфликт? По форме вроде бы конфликт, ибо здесь налицо такие его атрибуты, как взаимодействие, конкуренция, стремление к достижению своих целей. Однако назвать эти явления конфликтом, видимо, нельзя.

Всякое соревнование изначально предполагает определенные условия его проведения и строгие временные рамки. Оно регулируется различного рода правилами. Его процесс и результат контролируем в рамках установленных правил, процедур и соглашений. И с этими, заранее установленными, правилами

согласнывсе участники соревнования. В этом состоит существенное отличие последнего от конфликта. Однако если правила соревнования нарушаются, оно может перерасти в конфликт, сопровождающийся негативными эмоциями. Но это (конфликтное) взаимодействие возникнет уже совсем по другому поводу.

Второй момент, который необходимо учитывать при разграничении конфликта и соревнования, состоит в том, что последнее или полностью представляет собой игру или включает в себя множество ее элементов. Но всякая игра — это такая деятельность, которая характеризуется переживанием удовольствия от самой деятельности, имеет эстетическую природу, является свободной и бескорыстной. Она обособлена и строго фиксирована во времени и пространстве. Наконец, игра есть “упразднение обыденной жизни”. Эти и другие качества игры, определяющие ее сущность и значение и отличающие ее от конфликта, выделяет в своем классическом труде “Человек играющий” известный теоретик И. Хейзинга.

Как видно, несмотря на некоторые сходные черты, по своей сущности соревнование и игра во многом противоположны конфликту. Конфликт — это не упразднение “обыденной” жизни, а напротив, утверждение “прозы” жизни; это не переживание удовольствия, а напротив, переживание отрицательных эмоций и т.д. Конфликт — это не игра. Конфликт — это всегда серьезно!

В конфликтологической теории приводится развернутая типология конфликтов, в том числе, в трудовой и экономической сфере. Основываясь на принятые с теоретических позиций классификации, выделяются следующие наиболее обобщенные типы конфликтов:

1. В зависимости от сферы возникновения:

  • –экономические;

  • –правовые;

  • –этнические;

  • –трудовые;

  • –социально-психологические;

  • –нравственные;

  • –семейные.

2. По отношению к иерархической структуре:

  • –горизонтальные;

  • –вертикальные;

  • –диагональные.

3. По отношению к субъекту:

  • –внутриличностные;

  • –межличностные;

  • –между личностью и группой;

  • –межгрупповые.

4. В зависимости от количества конфликтующих сторон:

  • –монополярные, когда конфликтуют с самим собой. Внутриличностный конфликт является одним из типов монополярных конфликтов;

  • –биполярные, когда две стороны конфликтуют между собой;

  • –многополярные, когда рассматривается конфликт между тремя и более сторонами по разной линии противостояния.

5. В зависимости от причин возникновения:

6.В зависимости от отношений субъектов друг к другу:

  • –антагонистические, когда стороны занимают непримиримую в отношении друг к другу позицию;

  • –компромиссные, когда стороны склонны к достижению согласия.

7. По последствиям:

  • –конструктивные, приводящие к укреплению системы;

  • –деструктивные, нарушающие стабильности развития системы;

  • –нейтральные, не затрагивающие, в целом стабильности системы.

8. По отношению к объекту конфликта:

  • –эмоциональные, когда объект отсутствует и конфликт возникает и развивается по причине неприязни, зависти и прочих отрицательных эмоциональных состояний конфликтующих в отношении друг к другу;

  • –деловые, когда конфликт строго зависит от объекта и на него ориентированы конфликтующие стороны.

9. По степени управляемости:

  • –организованные, когда возникновение конфликта предусмотрено заранее и есть возможности направить его в определенное русло;

  • –стихийные, конфликты не поддающиеся управлению и развивающиеся хаотично.

10. По степени осознанности сторонами ситуации как конфликтной:

Последние формируются на уровне:

а) агрессии;

б) влечений (например, ревность).

Часто бессознательный конфликт сознательно прикрывается субъектами (оправдывают, сглаживают, опровергают и пр.), сами не подозревая наличия конфликта.

11. Уход от конфликта также может быть:

  • –сознательный;

  • –бессознательный: а) из-за страха; б) из-за привязанности, любви.

Конфликт и конкуренция.    

Нужна помощь в написании работы?

  Макк, Снайдер: конкуренция шире по объекту и содержанию, чем конфликт, потому что не все случаи конкуренции связаны с конфликтным поведением.

        Боулдинг: социальный конфликт – такая форма противоборства, в которой конфликтные группы признают, что они преследует несовместимые цели, т.е. осознание несовместимости позиций.

       Р.Дарендорф: для характеристики взаимодействия как конфликтного степень осознания противоречий не важна, потому что конфликты могут быть как осознанные, так и неосознанные. В таком случае конфликт и конкуренция ничем не отличаются.

       К.Райт: критерии различия между конфликтом и конкуренцией в характере поведения. Конкуренция – противостояние социальных субъектов, независимо друг для друга прилагающих свои усилия для достижения целей. Конфликт – действия направлены друг против друга.

        Различия между конкуренцией и конфликтом слабые.

       У. Рампопорт: конкуренция – узаконенная борьба по определённым правилам. Действия во время конфликта могут быть незаконными. В этом и состоит сложность разрешения конфликта.

       ВЫВОД: при всей близости понятий, если действия направлены параллельно друг другу, субъекты действуют по определённым правилам – это конкуренция. В другом случае – это конфликт.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость Поделись с друзьями

их статус в политической культуре современного российского общества – тема научной статьи по политологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

УДК 324:329(470+5711

КОНКУРЕНЦИЯ И КОНФЛИКТ: ИХ СТАТУС В ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЕ СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА

Понятие конкуренции пришло первоначально в экономическую теорию, а позднее и в политическую науку, из биологии, будучи определенным там как «борьба за существование».

Если в первое время понятие «политическая конкуренция» являлось своеобразной метафорой, то в настоящее время оно стало полноценным понятием политической науки, зафиксированным даже в названиях диссертационных исследований1. Следует отметить, что термин «конкуренция» продолжает своеобразную экспансию в сфере науки: так, в настоящее время он встречается в физических и химических науках2. Более длительную историю существования в политической науке имеет понятие «политический конфликт». Политическая конфликтология давно стала самостоятельным разделом политической науки.

Политическая конкуренция интегрирует в себе множество показателей, отражающих положение дел в обществе: прежде всего, она непосредственно связана с механизмами избирательного процесса, с формами политической мобилизации, со способами социального контроля над действиями властей. Под политической конкуренцией понимается форма упорядоченного соперничества за власть индивидов или групп, регулируемая определенными правилами и законами и опирающаяся на присутствующую в обществе «культуру согласия», позволяющую не допустить сползания ее в насильственный конфликт.

В качестве агентов (субъектов) политической конкуренции могут выступать политические партии, ассоциации, движения, группы, органы власти, СМИ, патронально-клиентальные сети и т.д. Объектом политической конкуренции обычно становятся либо рядовые граждане, за чьи голоса, например, партии, борются во время выборов, либо политические (в том числе, властные) институты, когда речь идет о попытках воздействия на власть.

По одному из определений демократия представляет собой форму конкурентного формирования органов власти. В той мере, в какой общество созрело для институционализированной конкуренции различных политических субъектов при формировании органов власти, в той мере они и готово к демократии как к эффективному политическому режиму. Уровень демократичности общества определяется тем, в ка-

1 См.: Кошель Д.И. Политическая конкуренция в современной России: аспекты политикоправовой регуляции.

Дисс. на соиск. уч. степ. канд. пол. наук. Ростов-на-Дону, 2005 и др.

2 См., например: Глявин М.Ю., Запевалов В.Е., Куфтин А.Н. Конкуренция мод в нестанционарных режимах мощных гиротронов / / Известия высших учебных заведений. Радиофизика. 1998. № 6.

Белгородский

государственный

университет

А.П. РЫЛ КИНА

e-mail:

[email protected]

В статье анализируется общее и особенное в конкуренции и конфликте как формах социального взаимодействия. Выявляется их статус в политической культуре современного российского общества. Анализируются причины сравнительного низкого уровня политической конкуренции в российском обществе и отсутствия в нем установки на честную конкуренцию.

Делается вывод о необходимости формирования в российском обществе культуры честного конкурентного и конфликтного взаимодействия в сфере политики и в иных социальных сферах как необходимого условия модернизации страны.

Ключевые слова: Россия, политика, политическая культура, конкуренция, конфликт, электоральная культура, честная конкуренция, модернизация.

Серия История. Политология. Экономика. Информатика. 2010. № 19 (90). Выпуск 16

кой мере при формировании органов власти обеспечены условия для честной конкуренции различных партий, кандидатов, программ.

Наличие или отсутствие установки на честную конкурентную борьбу в ходе выборов является важнейшим индикатором качества электоральной и политической культуры в целом. Конкуренцию можно назвать честной, если участники политической борьбы действуют в рамках определенных правил, и к ним предъявляются равные требования по соблюдению этих правил. Разумеется, участники конкурентной борьбы могут быть не равны в плане доступа к тем или иным ресурсам (финансовым, административным, информационным, интеллектуальным и пр.), от которых в значительной мере зависит результат конкурентной борьбы. В любом обществе, заявляющем о своем стремлении к демократии, принимается законодательство, формально выравнивающее этот доступ к ресурсам, но, тем не менее, реально он всегда остается неравным. Но важно соблюдение этого формального равенства, зафиксированного в законодательстве. Демократия здесь заключается в жестком соблюдении формальной процедуры. Это минимальное требование для обеспечения честной конкуренции. Попытки выйти за рамки закона или его избирательное использование и является нечестной конкуренцией.

Если говорить о соотношения конкуренции и конфликта, то они имеют родственное этимологическое обоснование. Конкуренция от латинского «сопсиггеге» — сталкиваться, конфликт от латинского «сопШс^» - столкновение. Родственны они и по своей природе, представляя собой разновидности агонального (от греческого «агон» - состязание, борьба) взаимодействия, как выражение борьбы, соперничества, состязательности. Различие между конкуренцией и конфликтом заключается в том, что конкуренция - борьба между индивидами или группами индивидов, которые не находятся обязательно в контакте или в коммуникации, а конфликт - состязание, в котором контакт является необходимым условием. Конкуренция, явная и бесконтрольная, как у растений, и как сосуществование-борьба человека со всем человеческим родом и живой природой в целом, часто бессознательна. Конфликт же всегда осознан; он вызывает самые глубокие эмоции и самые сильные страсти, он мобилизует огромную концентрацию внимания и усилий. Конкуренция непрерывна и безлична, а конфликт - носит временный и личностный характер. Конфликт можно рассматривать как более острую форму агонального взаимодействия, нежели конкуренция. Конкуренция, обостряясь, порождает конфликт.

Отношение к конфликту как форме политического взаимодействия, его формы, способы регулирования характеризует политическую культуру того или иного общества. Если говорить о преобладающей массе населения российского общества, то она в большей мере тяготеет к политической культуре Востока, когда политика видится, прежде всего, как средство утверждения гармонии, занятие для избранных, в то время как в политической культуре Запада политика рассматривается как конфликтная деятельность, где все равны перед законом. Можно согласиться с мнением М.И. Прановой в том, что «сложные политические и культурные условия России, ставящие ее в течение длительного времени на грань выживания, породили мобилизационный тип культуры общества, ориентирующийся на достижение чрезвычайных целей. Многочисленные революционные потрясения в виде бунтов, крестьянских войн и восстаний на протяжении длительного времени определили ориентацию культуры страны на революционное отрицание предыдущих этапов ее развития. Этими фактами объясняется распространение в обществе идей экстремизма, революционности, жертвенности, склонности к силовым методам решения вопросов и, одновременно, непопулярность идей компромиссов, консенсусов, переговоров и т. д.3

3 Пранова М.И. Избирательная компания в системе политической культуры современного российского общества: состояние и перспективы развития. Автореф. ... д-ра полит. наук. Ростов-на-Дону, 2008. С. 38.

Так, большинство населения не видит какого-то смысла в межпартийной полемике в парламенте и вне стен его, считая это пустой говорильней и отклонением от прямых обязанностей партий - решать конкретные проблемы, помогать людям4. Имеющие широкое хождение идеи о «русской идее», об особой православной цивилизации, где одним из главных моментов является соборность, как взаимоотношение индивидов и общества на основе совпадения интересов, отражают не только желаемую идеальную норму, но и распространенную интенцию массового сознания, когда любой конфликт видится как некая патология, «грех» и т.п. Можно согласиться с мнением В. Суркова, что «в основе нашей культуры - восприятие целого, а не манипулирование частностями; собирание, а не разделение»5. В советский период эта установка на социальную гармонию любой ценой, вплоть до уничтожения одной их сторон конфликта, также активно поддерживалась - ставилась задача построения коммунистического общества, где все социальные конфликты будут разрешены. Задачей общественной науки и общественной практики считался поиск путей гармонизации интересов различных социальных субъектов. Реально же существующие конфликты или не замечались, или замалчивались, или жестоко подавлялись. Все это имеет негативные последствия, в том плане, что в культуре российского общества отсутствуют навыки адекватного осознания конфликта, его рационализации и традиции использования институциональных форм его разрешения. Здесь присутствуют две крайности: или игнорирование конфликта (пребывание его в латентной форме) или его крайнее обострение вплоть до физического противоборства. В то же время развитая демократическая культура видит в конфликте нормальное условие функционирования и развития общества. Как утверждает Р. Мэй, «наша цель - новое, конструктивное перераспределение напряжений, а не абсолютная гармония. Полное устранение конфликтов приведет к застою; нашей задачей является превращение деструктивных конфликтов в конструктивные»6. Через рационализацию конфликта к его разрешению в строгих правовых рамках - такова общая установка, содержащая-

О О у. О О

ся в демократической политической культуре. В политической культуре российского общества до сих пор сильна традиция разрешения конфликта не путем институционализированного согласования интересов сторон конфликта, а путем насильственного подавления одной из сторон конфликта. Это индикатор неразвитости политической культуры российского общества как культуры демократической. И лишь сравнительно благополучная социально-экономическая ситуация в стране и сохраняющееся доверие к высшим должностным лицам государства обеспечивают ненасильственный характер развития российского общества. Но при изменении ситуации момент насилия при разрешении конфликта весьма вероятен. Поэтому для нашего общества крайне важно формирование культуры конфликтного взаимодействия7.

Индикатором политической культуры российского общества является и статус в ней политической конкуренции. Здесь важны, во-первых, само отношение к конкуренции и, во-вторых, наличие (отсутствие) установки на честную конкурентную борьбу. В целом в российском обществе существует отрицательное отношение к политической конкуренции. Так, согласно опросу, проведенному в 2006 г., 47% населения считают конкуренцию партий вредной для России (лишь 31% видит в ней определенную пользу)8. Следует отметить, что политические партии в России еще не играют той роли, которая им присуща в странах консолидированной демократии. Население относится к ним с недоверием и известной долей скептицизма. По данным ВЦИОМ на июнь 2010 г. деятельность партий одобрило лишь 27% граждан РФ, в то

4 Кертман Г.Л. Статус партии в российской политической культуре / / Полис. 2007. № 1. С. 121.

5 Сурков В. Русская политическая культура. Взгляд из утопии. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: / / old.edinros.ru/news.html?id=i2i456

6 Цит. по: Рябова Л.Е. Культура конфликтного взаимодействия в современной российском социуме как фактор общественной стабилизации. Автореферат дисс. ... д-ра полит. наук. М., 2010. С. 4.

7 См.: там же. С.5-6.

8 Кертман Г.Л. Статус партии в российской политической культуре / / Полис. 2007. № 1. С. 121.

Серия История. Политология. Экономика. Информатика. 2010. № 19 (90). Выпуск 16

время как деятельность правительства одобрило уже 53% россиян. Еще более высоко опрошенные оценили деятельность президента - 70% и премьер-министра РФ -73%9. Для населения важна деятельность, прежде всего, лидеров страны. Власть оно воспринимает в личностном измерении и все успехи и неудачи в политике связывает, главным образом, не с политическими структурами, а с конкретными личностями. Поэтому население спокойно относится к факту снижения межпартийной конкуренции, рассматривая саму конкуренцию, во многом, как игры политической элиты.

Политическая конкуренция не обладает большой легитимностью для населения России. Времена острой политической борьбы в 90-е гг. коррелируют в их сознании с хаосом, разрухой, преступностью, падением уровня жизни и прочими социальными аномалиями. Политическая конкуренция не оправдала возложенных на нее надежд, как и демократия в целом. В связи с этим интересен следующий факт. Как отмечается в аналитическом докладе «Готово ли российское общество к модернизации», подготовленном Институтом социологии РАН совместно с Фондом им. Ф. Эберта, «россияне не связывают успешную реализацию «модернизационного проекта» ни

*-»«-» Т-.

с идеей демократии, ни с дальнейшим развитием демократических институтов. В перечне идей, которые могли бы, по мнению респондентов, стать основополагающими для модернизационного прорыва, идея демократического обновления общества занимает последнее место с 7% голосов поддержки»10.

Отсутствует в политической культуре российского общества и установка на честную конкуренцию. Это, прежде всего, касается политических элит, непосредственно участвующих в борьбе за политическую власть. Так в обществе отсутствует нормальная межпартийная конкуренция. В стабильных демократических режимах политическая конкуренция разворачивается преимущественно между партиями программного типа, отражающими сформировавшиеся интересы избирателей. В «дефектных демократиях» политическая конкуренция нередко происходит между па-тронально-клиентальными сетями, по существу, выхолащивающими смысл демократического процесса как такового. При этом межпартийная конкуренция носит по существу «фасадный» характер, создавая видимость демократической конкуренции, в то время как фактически она проходит между различными кланами и группами в органах исполнительной власти. Это в значительной мере присуще и России.

Отсутствие в политической культуре российских элит установок на честную конкуренцию в борьбе за власть проявляется в использовании «грязных» электоральных технологий, административного ресурса. Административный ресурс используется чаще всего путем избирательного применения законодательства, когда у политического конкурента находят обычно незначительные нарушения процедур регистрации, некоторые отклонения в процессе агитации и на основании этого его исключают из избирательного процесса. В то же время контролирующие инстанции подобные нарушения у претендента на власть, связанного с действующей властью, или ин-кубмента оставляют незамеченными.

Но политическая культура элит коррелируют с культурой масс, электората. Демократия предполагает высокую степень доверия людей друг к другу, исключающую отношение к политическому противнику как к некоему антагонисту, в борьбе с которым, возможны все приемы. Этой высокой степени доверия в российском обществе нет. Показательным в этом плане являются результаты опроса студенческой молодежи в проведенном нами пилотажном социологическом исследовании. Так в ситуации, смоделированной следующим в анкете предположением «Представьте, что Вы председатель избирательной комиссии. По подсчетам голосов побеждает партия, деятельность которой на ваш взгляд, принесет вред стране. Но Вы имеете возмож-

9 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //wciom.ru/

10 Готово ли российское общество к модернизации. Аналитический доклад. М., 2010. [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http: //www.isras.ru/files/File/Doclad/ gotovo_li_rossijskoe_obshestvo_k_modemizacii. pdf

ность изменить итог данного голосования так, что победительницей выйдет партия, наиболее достойная, на Ваш, взгляд победы. Ваши действия: ...» более половины студентов (около 54%) предпочли вариант активных действий, обеспечивающих победу партии, которой симпатизирует студент. Несомненно, в данном случае это действия, нарушающие выборное законодательство и уголовно наказуемые.

Студенты, это не только избиратели, но и будущие организаторы избирательного процесса (члены избирательных комиссий, наблюдатели от партий), кандидаты в депутаты и т.п., поэтому от качества их электоральной культуры будет зависеть и качество электоральных процессов в ближайшие десятилетия. В реальном электоральном процессе реальный председатель избирательной комиссии часто обеспечивает «нужный процент» путем подтасовки результатов голосования под давлением органов действующей власти, опасающейся честной конкуренции с политическим противником. Общее и в предполагаемом, и в реальных случаях состоит в том, что они есть продукт такой политической культуры, где нет установки на безусловное соблюдение правил «политической игры», даже и в том случае, если это обрекает тебя на поражение. Поэтому мы имеем дело с готовностью идти на риск нарушения законодательства ради «правового дела». Политический процесс в целом в России еще не приобрел нужного технократического характера, когда решающую роль играет процедура, когда предсказуем характер протекания процесса при непредсказуемости его результата. Еще часто имеется предсказуемость результата при непредсказуемости протекания процесса, когда процедура подгоняется под достижение нужного результата. В связи с этим президент России Д. Медведев выступая в ноябре 2009 г. на XI съезде партии «Единая Россия» был вынужден сделать следующий упрек партии: «К сожалению, некоторые региональные отделения как «Единой России», так и других партий - надо признать это откровенно, этим грешат все партийные структуры - показывают подчас признак такой отсталости, сводят политическую деятельность лишь к аппаратным интригам, к играм. Выборы, призванные быть всенародным волеизъявлением, состязанием идей и программ, в результате этого иногда превращаются в некие истории, когда демократические процедуры путаются с административными»11.

В России у партии «Единая Россия» по существу нет реального конкурента по межпартийной борьбе. Во многом, это связано с преобладающими настроениями общества. Можно сказать, что в России на сегодняшний день сложилась патерналистская демократия. При этой модели не только государство, но и даже политические партии воспринимаются, прежде всего, не как институты, способствующие осуществлению воли народа, а как органы помощи населению. Не случайно правящая партия «Единая Россия» повсеместно организует общественные приемные, куда население приходит с просьбами о помощи12. Здесь воспроизводится, ситуация советского периода, когда имело место сращивание единственной партии и государства, а население на официальных мероприятиях благодарило партию и правительство за помощь.

тт »-» »-»

У других современных российских политических партий нет ресурсов, сопоставимых с ресурсами партии власти, в оказании «помощи населению», в значительной мере, поэтому они неконкурентоспособны в борьбе за симпатию избирателя.

Поэтому заслуживает внимания следующая мысль, высказанная академиком В.М Полтеровичем и его соавтором по статье В.В. Поповым: «.практически все страны успешного догоняющего развития либо откладывали демократизацию до достижения достаточно высокого уровня благосостояния, либо практиковали «полуторапартийную систему» (большая правящая партия и несколько мелких оппозиционных, не имеющих реальных шансов прийти к власти). Тайвань, Южная Корея, Сингапур и Чили до конца 1980-х гг. и Китай до сегодняшнего дня - примеры «от-

11 [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www. kremlin.ru/transcripts/6066

12 См.: Шилов В.Н. Перспективы социализма как социальной демократии// Научные ведомости БелГУ. Серия «История. Политология. Экономика. Информатика». 2009. № 9 (64). Выпуск 11. С. 220.

Серия История. Политология. Экономика. Информатика. 2010. № 19 (90). Выпуск 16

ложенной демократизации», а Японии, Германия, Италия после Второй мировой войны - примеры «полуторапартийной системы»13.

Последнее время исследователи с тревогой говорят о снижения уровня политической конкуренции в современной России, часто видя в этом угрозу для развития страны. Так Е.А. Лукьянова отмечает: «Летом 1988 г., анализируя состояние экономики СССР, делегаты XIX партийной конференции сделали вывод о том, что кризисная ситуация в стране во многом обусловлена серьезной деформацией политической системы общества, которая наступила в результате длительного отсутствия политической конкуренции. Итогом конференции стала та самая редакция Конституции СССР, которая дала старт политическому плюрализму, реальному народовластию и многим другим демократическим процессам, последовавшим за ее принятием. С тех пор прошло почти два десятилетия. С точки зрения политической конкуренции в обществе мы вернулись практически к тому же состоянию, от которого сознательно уходили двадцать лет назад»14. Однако не была ли неуправляемость политического процесса в целом и политической конкуренции в частности на рубеже 80-90-х гг. прошлого века причиной распада страны, снижения уровня производства и резкого ухудшения положения большинства населения страны?

И на сегодняшний день вопрос о политической конкуренции не может быть решен в пользу безоглядного повышения ее уровня. Что важнее политическая конкуренция или стабильность власти при отсутствии конкуренции? Разумеется, было бы неплохо иметь одновременно реальную политическую конкуренцию и стабильность власти. Но это случай для стран с консолидированной демократией и соответствующей политической культурой населения и элиты. В условиях России конкуренция при расколе элиты может приобрести характер «борьбы без правил», привести, говоря словами В. Путина, к «украинизации» политической жизни России, чего ни в коем случае нельзя допустить15. В условиях модернизации страны стабильность и предсказуемость власти важнее наличия политической конкуренции.

На сегодняшний день важно не обострять политическую конкуренцию, а добиваться соблюдения правил в конкурентной борьбы, стремиться сделать ее честной. Следует сказать, что отход от честной конкуренции характерен не только для российской политики. Так, российский капитализм упрекают в отсутствии честной рыночной конкуренции, когда не экономические показатели, а близость к власти определяют успех игроков на рынке. Хотя экономическая конкуренция в правовом отношении отрегулирована несравненно лучше политической16. Нет должной конкуренции и в других сферах российского общества. Те же самые опрошенные студенты знают, что как поступление в вуз, так и получение высокооплачиваемой работы было и будет не результатом соревнования знаний и талантов, а результатом использования родительского ресурса. Иными словами в России отсутствует здоровая конкурентная среда в обществе в целом, отсутствует соответствующая культура, которая несет в себе установку на честную конкуренцию во всех сферах общества. М. Вебер писал, что «легитимность порядка может быть гарантирована только внутренне»17. Именно этой внутренней убежденности в необходимости соблюдения норм честного соперничества российскому обществу не хватает. И определенная формальная правовая норма нарушается в силу отсутствия нравственной убежденности в необходимости ее соблюдения. С.В.

13 Полтерович В.М., Попов В.В. Демократизация и экономический рост / / Общественные науки и современность. 2007. № 2. С. 19.

14 Лукьянова Е.А. Конкуренция в политике = конкуренция в бизнесе? [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //www.polit.ru/ dossie/2007/04/24/freedom1.html

15 Стенографический отчет о заседании Государственного совета по вопросам развития политической системы России. 22.01.2010. [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http: //news.kremlin.ru/transcripts/6693

16 См.: Ахметзянова И.Р. Правовая конструкция недобросовестной конкуренции: пути совершенствования // Власть. 2007. № 3. С. 68.

17 Вебер М. Основные социологические понятия // Вебер М. Избр. произведения. М., 1990.

С. 639.

Цирель, учитывая эту особенность отечественной культуры, предлагает вообще отказаться от всякого рода конкурсов в силу неминуемого нарушения формальных правил, рамках которых проходит соперничество18. Но конкуренция, это явление принявшее глобальный масштаб. И те страны, которые не умеют должным образом наладить внутреннюю конкуренцию, терпят поражение во внешней конкуренции. Поэтому российскому обществу необходимо совершенствовать свою культуру, иначе оно не сможет занять достойное место на исторической арене будущего19.

Но изменения в культуре - это длительный процесс, рассчитанный на десятилетия. Поэтому было бы наивно надеяться, что с помощью каких-то разовых мероприятий, например, изменений в законодательстве можно кардинально и быстро изменить ситуацию. Однако это не значит, что изменения в законодательстве не нужны. Они проводятся. Примером изменения законодательства в данном отношении является предоставление возможности партиям, не набравшим 7% процентов, но преодолевших 5-процентный барьер иметь своих депутатов в Государственной Думе. Эти партии получают доступ к открытой конкуренции партийных идей и программ на уровне высшего законодательного органа страны. Подобные изменения предполагается сделать и на уровне региональных законодательных собраний. Парламентские партии получили гарантии равного освещения их деятельности в государственных средствах массовой информации. Запланировано эту норму перенести на региональные парламенты. Осуществлены или запланированы и другие изменения в законодательстве, содействующие упорядочению и обострению политической конкуренции.

В целом, можно сказать, задача приданию конкуренции цивилизованного, честного характера вполне выполнима. В этом плане в РФ наметились определенные сдвиги. Если предыдущее выборы в региональные законодательные собрания, состоявшиеся в октябре 2009 г. вызвали массу нареканий со стороны оппозиционных партий в силу якобы массовых фальсификаций со стороны партии «Единая Россия», повсеместно использовавшей административный ресурс, то выборы в марте 2010 г. подобных обвинений уже не вызывали. Этому способствовали как замечания о стороны президента, так и осознание самой партией власти, что порочная практика злоупотребления административным ресурсом снижает уровень легитимности её власти. Уровень реальной конкуренции вырос: по сравнению с октябрем 2009 оппозиционные партии получили большую долю мест в региональных законодательных собраниях.

В качестве вывода можно сказать, что формирование культуры честного конкурентного и конфликтного взаимодействия, в политической и иных сферах общества является необходимым условием модернизации страны.

COMPETITION AND CONFLICT: THEIR STATUS IN POLITICAL CULTURE OF THE MODERN RUSSIAN SOCIETY

In article the general and specific in competition and conflict as forms of social interaction is considered. The author reveals their status in political culture of a modern Russian society. The reasons of comparative low level of the political competition in the Russian society and absence of motivation for fair competition are analyzed. The conclusion is about necessity of formation for the Russian society of culture of fair competitive and disputed interaction for policy sphere, and for other social spheres as a necessary condition of modernization of the country.

Key words: Russia, policy, political culture, competition, conflict, electoral culture, fair competition, modernization.

18 См.: Цирель С.В. Возможен ли в России честный конкурс? / / Общественные науки и современность. 2010. № 1.

19 См.: Шилов В.Н. Российская нация и русский этнос на основе обновленной культуры / / Научные ведомости БелГУ. Серия «Философия. Социология. Право» . 2009. № 8 (63). Выпуск 8. С. 58-62.

Д.Р. RYLKINA

Belgorod State University e-mail:

[email protected]

КОНКУРЕНЦИЯ И КОНФЛИКТ СЛОЖНЫХ КОНЦЕПТОВ ГОРДОСТЬ И СТЫД КАК КОГНИТИВНЫЙ БАЗИС СТРАТЕГИИ ДИСКРЕДИТАЦИИ В СОВРЕМЕННОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КОММУНИКАЦИИ

Перевод названия: CONCURRENCE AND CONFLICT OF COMPOUND CONCEPTS PRIDE AND SHAME AS A COGNITIVE BASIS FOR DISCREDIT STRATEGY IN POLITICAL COMMUNICATION

Тип публикации: статья из журнала

Год издания: 2014

Ключевые слова: concept, social feeling, shame, pride, cognitive modeling, frame, discredit communicative strategy, political communication, концепт, социальное чувство, стыд, гордость, когнитивное моделирование, фрейм, коммуникативная стратегия дискредитации, политическая коммуникация

Аннотация: Разрабатывается проблематика когнитивного обоснования коммуникативных феноменов, в частности выявления когнитивного базиса стратегии дискредитации в политической коммуникации. Социальные чувства стыда и гордости моделируются как соответствующие сложные сопряженные концепты. Их внутренняя структура и концептуальное содержание представляются в виде сопряженных фреймов. На иллюстративном материале современной российской прессы и политических интернет-порталов показывается, как конкуренция фреймов «Гордость» и «Стыд» в контексте массмедиального политического дискурса приводит к реализации стратегии дискредитации при помощи «мягких» коммуникативных тактик, а конфликт между слотами фреймов, приводящий к экспансии фрейма «Стыд», - к реализации «жестких» коммуникативных тактик. The article explores the problem of cognitive explanation of communicative phenomena especially the cognitive basis of discredit strategy in political media communication. We model the social feelings of pride and shame as compound interconnected concepts structured as frames. Our data collected from modern Russian journals and Internet sites shows that “weak” discrediting tactics are based on the concurrence of frames “Pride” and “Shame” while the “strong” tactics of discredit strategy are fed by their conflict leading to the expansion of “Shame”.

Ссылки на полный текст

Электронный архив открытого доступа НИУ «БелГУ»: Политическая конкуренция: термин, понятие, форма деятельности

Электронный архив открытого доступа НИУ «БелГУ»: Политическая конкуренция: термин, понятие, форма деятельности Skip navigation

Please use this identifier to cite or link to this item: http://dspace.bsu.edu.ru/handle/123456789/2869

Title: Политическая конкуренция: термин, понятие, форма деятельности
Authors: Шилов, В. Н.
Рылкина, А. П.
Keywords: политология
политическая деятельность
политическая конкуренция
политический конфликт
политическое соперничество
социальное взаимодействие
Issue Date: 2011
Publisher: Белгородский государственный университет
Citation: Шилов, В. Н. Политическая конкуренция: термин, понятие, форма деятельности / В.Н. Шилов, А.П. Рылкина ; БелГУ // Научные ведомости БелГУ. Сер. История. Политология. Экономика. Информатика. - 2011. - № 13(108), вып. 19.- С. 176-184.
Abstract: Рассматривая конкуренцию и конфликт как особые формы социального взаимодействия, авторы видят в политической конкуренции соперничество в сфере политики за обладание властью, когда соперники не находятся в состоянии контакта друг с другом, а результаты соперничества определяет некто третий
URI: http://dspace.bsu.edu.ru/handle/123456789/2869
Appears in Collections:Научные ведомости БелГУ. Сер. История. Политология. Экономика. Информатика

Items in DSpace are protected by copyright, with all rights reserved, unless otherwise indicated.

Конфликт интересов | Modern scientific researches

Общественное доверие к научному процессу и достоверность опубликованных статей частично зависят от того, насколько прозрачны конфликты интересов в процессе планирования, исследования, написания, экспертной оценки, редактирования и публикации научной работы.

 

Конфликт интересов существует, когда профессиональное суждение относительно первичного интереса (например, обоснованность исследования) может зависеть от вторичного интереса (например, финансовой выгоды). Понимание конфликта интересов столь же важно, как и фактические конфликты интересов.

 

Финансовые отношения (такие как занятость, консультации, владение акциями, гонорары, патенты и платные экспертные оценки) являются наиболее легко идентифицируемыми конфликтами интересов и, скорее всего, подрывают доверие к журналу, авторам и самой науке. Однако конфликты могут возникать по другим причинам, таким как личные отношения или конкуренция, академическая конкуренция и интеллектуальные убеждения.

 

Авторы должны избегать вступления в соглашения со спонсорами исследования, как коммерческими, так и некоммерческими, которые препятствуют доступу авторов ко всем данным исследования или мешают их анализу и интерпретации данных, а также для подготовки и публикации рукописей.

 


Участники

Все участники процесса рецензирования и публикации - не только авторы, но и рецензенты, редакторы и члены редсовета журнала - должны учитывать свои конфликты интересов при выполнении своих ролей в процессе рассмотрения и публикации статей и должны раскрывать все, что может рассматриваться как потенциальные конфликты интересов.

 

1. Авторы

Авторы при предоставлении рукописи любого типа или формата несут ответственность за раскрытие всех финансовых и личных отношений, которые могут быть предвзятыми или считаться предвзятыми для их работы. Если в отправляемой для публикации в журнале статье есть конфликт интересов, необходимо указать об этом в конце рукописи под заголовком «Заявление о конфликте интересов». Необходимо указать:

- конфликт интересов авторов,

- источники поддержки работы, в том числе имена спонсоров, а также объяснения роли этих источников, если таковые имеются.

Если в статье не указана информация о конфликте интересов – считается, что конфликта интересов нет.

 

2. Рецензенты

Перед началом рецензирования статьи у выбранного специалиста запрашивается информация о наличии конфликтов инетерсов, которые могут повлиять на результаты оценки. Рецензенты должны раскрывать редакторам любые конфликты интересов, которые могли бы изменить их мнение о рукописи, и должны отказаться от рассмотрения конкретных рукописей, если существует потенциальная возможность для предвзятости. Рецензенты не должны использовать знания о работе, которую они рассматривают до ее публикации, для продвижения своих собственных интересов.

 

3. Редакторы и сотрудники журнала

Редакторы, принимающие окончательные решения о рукописях, должны отказаться от решений, если у них есть конфликты интересов или отношения, которые создают потенциальные конфликты, связанные с рассматриваемыми статьями. Другие редакторы, участвующие в редакционных решениях, должны предоставлять редакторам текущее описание своих финансовых интересов или других конфликтов и отказываться от любых решений, в которых существует конфликт интересов. Редакционный персонал не должен использовать информацию, полученную в результате работы с рукописями для получения личной выгоды.

Hürriyet: в отношениях Турция-Россия конкуренция, конфликт и сотрудничество идут рука об руку

Автор анализирует отношения России и Турции и приводит слова Эрдогана о России. «Это редкая страна, с которой мы смогли установить такие прочные отношения…». Однако, считает автор, у стран и причины для опасений. Подробности — в статье в турецком издании Hürriyet, в переводе на русский ее публикует издание Иносми.Ру. Представляем публикацию без сокращений и редактирования.

На пресс-конференции 17 декабря 2020 года журналист спрашивает российского лидера Владимира Путина: «За последние четыре года кто из мировых лидеров был для вас самым трудным и самым комфортным переговорщиком?»

Журналист упоминает Меркель, Макрона, Трампа, Эрдогана и Лукашенко.

Путин, отмечая, что все из перечисленных лидеров нацелены на решение тех задач, которые стоят перед их странами, продолжает: «Это известная сентенция: нет хороших, плохих — есть национальные интересы… И у меня то же самое. Я не делю на хороших и плохих. Я работаю со всеми в интересах достижения максимального результата для России. Где-то нужно идти на компромиссы, где-то есть необходимость настаивать на нашей позиции…»

Далее в своей речи российский лидер переходит к президенту Реджепу Тайипу Эрдогану и говорит: «У нас расходятся взгляды на определенные вопросы с президентом Эрдоганом, иногда даже бывают противоположные взгляды. Но это человек, который держит слово, мужчина. Если он считает, что это выгодно для его страны, он идет до конца. Это элемент прогнозируемости, это очень важно, чтобы понять, с кем имеешь дело».

*

В прошлую пятницу, 25 декабря, когда журналисты напомнили президенту Эрдогану это высказывание Путина о «сдерживании своего слова», турецкий лидер ответил: «Познакомившись с Путиным, я узнал его именно в таком ключе. Он действительно прямой, честный человек, который держит свое слово… Это редкая страна, с которой мы смогли установить такие прочные отношения, как практически ни с одним государством…»

Тот факт, что в период, когда Турция испытывает серьезные трудности в отношениях со многими странами западного мира, прежде всего США и ЕС, и в то же время Ближнего Востока, отношения с Россией движутся в направлении, контрастирующем с этой картиной, при таких теплых сигналах, которые мы передаем, заслуживает особого внимания.

*

На самом деле, чтобы увидеть, как складываются российско-турецкие отношения, возможно, стоит вкратце вспомнить еще одно заявление Путина. На конференции 22 октября 2020 года российский эксперт спрашивает президента РФ о дискуссиях относительно того, что Эрдоган желает расширить зону влияния до границ прежней Османской империи. Путин дает следующий ответ: «Я не знаю по поводу того, что планирует Эрдоган, как он относится к османскому наследию. Это вы у него спросите. Я знаю, что сегодня объем торгового оборота у нас свыше 20 миллиардов долларов…».

Бесспорно, эта торговля приносит большую прибыль России из-за закупок Турцией природного газа. В январе-октябре уходящего 2020 года импорт Турции превысил 14 миллиардов долларов, а экспорт составил только 3,4 миллиарда долларов.

Еще одно объемное направление сотрудничества в области энергетики — российский проект атомной электростанции, которая строится в Мерсине.

Одним из важнейших шагов, предпринятых в отношениях между двумя странами в уходящем году, стало претворение в жизнь проекта трубопровода «Турецкий поток», который переправляет российский природный газ через Черное море во Фракию, и в январе состоялась церемония запуска газопровода. Таким образом, Россия соединилась с турецким рынком вторым трубопроводом и приобрела новый маршрут, который позволит ей диверсифицировать линии поставок природного газа на европейский рынок.

Кроме того, также следует учесть, что отныне россияне являются самой многочисленной группой туристов, прибывающих в Турцию. В 2019 году количество российских туристов, посетивших Турцию, превысило семь миллионов человек. В этом году из-за пандемии эта цифра снизилась до двух миллионов.

В итоге между двумя странами так или иначе происходит колоссальная интенсификация сотрудничества в сферах экономики, торговли, энергетики, туризма. Конечно, в качестве нового стратегического фактора нужно добавить то, что с закупкой Турцией систем противовоздушной обороны С-400 на сумму 2,5 миллиарда долларов оборонная промышленность тоже вошла в инвентарь этих отношений.

*

Однако в то же время есть вопросы, по которым, как сказал Путин, описывая работу с Эрдоганом, стороны расходятся, имеют противоположные взгляды, в первую очередь в контексте региональных кризисов и споров…

Прежде всего — Сирия. Особенно серьезный кризис между Турцией и Россией в начале 2020 года вызвали разногласия по поводу Идлиба. События, которые привели к этому, произошли во время военной операции, начатой армией Асада в феврале в целях отвоевания у оппозиции автомагистрали М-5 в Идлибе. Россия оказала мощную поддержку армии режима своей боевой авиацией. Турция тоже вывела на поле боя свою военную силу, чтобы поддержать вооруженные оппозиционные группы, пытавшиеся остановить продвижение режима. Эта ситуация столкнула Турцию и Россию лбами на линии конфликта в Серакибе.

27 февраля, когда сирийские и российские военные самолеты вместе нанесли авиаудар, в результате которого в Бальюне, в 10 километрах к югу от трассы М-4, погибли 34 турецких военных, это было очень тяжелым со всех точек зрения событием для турецко-российских отношений и вошло в историю этих отношений.

За этим событием последовал визит президента Эрдогана в Москву, состоявшийся 5 марта, в условиях сложной обстановки, созданной данной атакой, и достигнутые в российской столице договоренности. Отношения, вступившие в серьезный кризис после атаки в Бальюне, обрели под собой иное основание с формированием нового статус-кво, при котором Идлиб был фактически разделен на две части, контролируемые сирийским режимом и ВС Турции. На этот раз на экранах телевизоров мы стали видеть, как турецкие и российские военные выезжают на совместное патрулирование на автомагистрали М-4.

*

Даже одно только сирийское досье является поразительным отражением парадоксальной структуры турецко-российских отношений. Турция поддерживает вооруженную оппозицию, Россия — режим, но при этом две страны осуществляют и сотрудничество по Сирии в рамках астанинского формата.

В то время как в Сирии Турция и Россия как сотрудничают, так и противостоят друг другу, на ливийском фронте они больше находятся в конфликте. Россия через отправленных в Ливию наемников из «группы Вагнера» прикладывала усилия к тому, чтобы в гражданской войне в этой стране победил Халифа Хафтар (Halife Hafter). Турция же, вмешавшись в ситуацию на поле боя с военной точки зрения, чтобы поддержать признанное ООН правительство национального согласия, препятствовала победе Хафтара.

В дальнейшем минувшей осенью отношения России и Турции прошли чувствительный стресс-тест в Карабахе, где Азербайджан добился большого военного успеха в войне против Армении. В конфликт, разразившийся на поле боя в этом регионе, который Россия считает своим «задним двором», Турция тоже вмешалась своими методами. Однако в итоге этот кризис эволюционировал в сотрудничество Турции и России. Турецкие и российские военные будут вместе осуществлять мониторинг за прекращением огня в военном центре, который будет создан в Агдаме, прилегающем к границам Карабаха.

По сравнению с Кавказом на примерах Сирии и Ливии особенно очевидна модель конфликта. Точно так же нетрудно догадаться, что сближение Турции с Украиной тоже создает дискомфорт в Кремле. Вместе с тем самое главное, что отношения между Турцией и Россией могут выдерживать давление, вызванное кризисами на поле боя, раздорами и конкуренцией.

По сути между Турцией и Россией сформировалась не так часто встречаемая в международных отношениях «своеобразная» структура отношений, которую можно описать как «сотрудничество при конфликте, конкуренции». Россия и Турция при наличии серьезных разногласий между ними, с другой стороны, открывают простор для действий друг другу.

Как мы подчеркивали ранее, масштабы, которые обрели общие интересы двух стран, а также «критическая плотность», создаваемая их способностью действовать совместно, позволяют России и Турции прагматично справляться с разногласиями между ними.

*

Однако постоянная турбулентность, в которую вступили отношения Турции с Западом в последнее время, может привести к увеличению веса России во внешней политике Турции. В этом случае нельзя игнорировать вероятность того, что в балансе, на котором основываются российско-турецкие отношения, Россия может иметь на руках более сильные карты для торга с Турцией.

Весь вопрос заключается в том, уравновесит ли Турция в своих отношениях с Западом в предстоящий период то сближение, которое происходит в ее отношениях с Россией.

СМИ обязаны цитировать материалы Aravot.am с гиперссылкой на конкретный материал цитирования. Гиперссылка должна быть размещена в первом абзаце текста.

Разница между конфликтом и конкуренцией

Автор: Admin

Конфликт и конкуренция

Конфликт и конкуренция - распространенные английские слова, которые мы все слышим и читаем в газетах, журналах и во время дискуссий по телевидению. На первый взгляд кажется, что нет никакого сходства между конфликтом и соревнованием, когда мы думаем о войнах и стычках, когда слышим слово «конфликт», тогда как гонки и все типы спортивных соревнований приходят нам в голову, когда мы думаем о соревнованиях.Однако выживаемость наиболее приспособленной теории Чарльза Дарвина и сам факт того, что каждый из нас индивидуален, допускают конфликты во взглядах, а также борьбу за контроль над ограниченными ресурсами. Давайте внимательнее посмотрим на конфликт и конкуренцию.

Конфликт

Каждый из нас уникален не только в том, как мы выглядим и ведем себя, но и в том, как мы думаем. Тогда неизбежен конфликт даже между членами семьи, братьями и сестрами, мужем и женой и даже членами команды, пытающейся достичь общей цели.Конфликт - это слово, которое означает разногласия и разногласия, которые могут привести к войнам и столкновениям между племенами, культурами и народами.

Конфликт - это концепция, которая говорит нам, что не все в порядке между двумя людьми, народами, организациями или даже странами. Конфликт - это ситуация, которая возникает при недостатке веры или доверия и при наличии враждебности, а не дружелюбия.

Конкурс

Когда вы участвуете в конкурсе, в котором есть много других участников, пытающихся выиграть трофей или любой другой приз, это называется соревнованием.Учащиеся в классе соревнуются друг с другом не только за высшие оценки учителя, но и за то, чтобы подняться выше других в глазах учителей. Конкуренция не обязательно нужна для получения своей доли ресурсов, как в теории выживания сильнейшего, когда братья и сестры борются друг с другом в попытке пережить других. Соревнование может иметь место и внутри семьи, когда два брата или сестры соревнуются друг с другом за признание и уважение со стороны родителей или других членов семьи.

В чем разница между конфликтом и конкуренцией?

• Конфликт включает разногласия и разногласия, тогда как соревнование может происходить без каких-либо столкновений или обид.

• Соревнование означает соревнование, в котором участники соперничают за первое место, а конфликт означает драку или стычку.

• Конкуренция - это здоровый процесс, поощряющий интеллект, инновации и предпринимательство, тогда как конфликт разрушает все подобные концепции.

• В реальной жизни конфликт неизбежен, потому что все люди отличаются друг от друга и разные точки зрения приводят к конфликту.

• Организация конкурса по выбору лучшего художника, певца или исполнителя способствует достижению совершенства среди людей, поскольку участники хотят побить других, чтобы получить высшие награды.

• Конфликт и конкуренция - это два разных типа социального взаимодействия, помимо сотрудничества и приспособления.

Сотрудничество, конкуренция и конфликты |


Некоторое время назад в саду дома друга мой 5-летний сын и его приятель боролись из-за того, что у них остался шланг для воды. 1 (Они были в конфликте.) Каждый хотел сначала использовать его для полива сада. (У них была ориентация на соревнование.) Каждый пытался увести друг друга, и оба плакали. Каждый был очень расстроен, и ни один из них не смог использовать шланг, чтобы окропить цветы, как ему хотелось. Зайдя в тупик в этом перетягивании каната, они начали бить друг друга и обзывать друг друга. В результате их конкурентного подхода конфликт принял разрушительное течение для них обоих, вызвав разочарование, плач и насилие.

А теперь представьте другой сценарий. Сад состоит в основном из двух частей, цветов и овощей. Каждый ребенок хочет сначала воспользоваться шлангом. Предположим, они хотят разрешить свой конфликт мирным путем. (У них кооперативная ориентация.) Один говорит другому: «Давайте подбросим монетку, чтобы увидеть, кто первым воспользуется шлангом». (Это справедливая процедура разрешения конфликта.) Другой соглашается и предлагает дать проигравшему право выбирать, какую часть сада он поливает. Они оба соглашаются с предложением.(Они достигают взаимовыгодного соглашения о сотрудничестве.) Их договоренности выполняются, и оба ребенка чувствуют себя счастливыми и хорошо относятся друг к другу. (Это общие эффекты кооперативного или конструктивного подхода к конфликту.)

Как показывает этот пример, решающее значение для определения его хода и исходов имеет то, имеют ли участники конфликта ориентацию на сотрудничество или на соперничество. Эта глава посвящена пониманию процессов, вовлеченных в сотрудничество и конкуренцию, их последствий и факторов, которые способствуют развитию отношений сотрудничества или конкуренции.Важно понимать природу сотрудничества и конкуренции, потому что почти все конфликты имеют смешанные мотивы, содержащие элементы как сотрудничества, так и конкуренции.


Представленная здесь теория была первоначально разработана Дойчем ( 1949a , b , 1973 , 1985 , 2011 ) и значительно доработана Дэвидом У. Джонсоном (Johnson and Johnson 2005 , 2011 ). Джонсоны представили наиболее обширное изложение теории и исследований, относящихся к ней; их книгу 2005 г. и публикацию 2011 г. для получения более подробной информации.

3.1 Теория сотрудничества и конкуренции

Теория имеет две основные идеи. Один относится к типу взаимозависимости между целями людей, вовлеченных в данную ситуацию. Другой относится к типу действий, которые предпринимают вовлеченные люди.

Я выделяю два основных типа взаимозависимости целей: положительную (когда цели связаны таким образом, что количество или вероятность достижения цели одним человеком положительно коррелирует с количеством или вероятностью того, что другой человек достигнет своей цели) и отрицательный. (где цели связаны таким образом, что количество или вероятность достижения цели отрицательно коррелируют с количеством или вероятностью достижения цели другим).Говоря простым языком, если вы положительно связаны с другим человеком, то вы тонете или плаваете вместе; с отрицательной связью, если другой тонет, вы плывете, а если другой плывет, вы тонете.

Несколько ситуаций могут быть чисто положительными или отрицательными. В большинстве ситуаций люди преследуют разные цели, поэтому обычно некоторые из их целей изначально положительны, а другие - отрицательно взаимозависимы. В аналитических целях в этом разделе я обсуждаю чистые ситуации. В смешанных ситуациях относительная сила двух типов взаимозависимости целей, а также их общая ориентация друг на друга во многом определяют характер конфликтного процесса.

Я также характеризую два основных типа действий человека: эффективные действия, которые повышают шансы актера на достижение цели, и неумелые действия, которые ухудшают шансы актера на достижение цели. (Для простоты я использую дихотомии для своих основных понятий; дихотомические типы взаимозависимости и дихотомические типы действий, как я полагаю, являются полярными концами континуума.) Затем я комбинирую типы взаимозависимости и типы действий, чтобы установить, как они совместно влияют на три основных социально-психологических процесса, которые я буду обсуждать позже в этой главе: взаимозаменяемость, установки (катексис) и индуцируемость.

Цели людей могут быть связаны по разным причинам. Таким образом, позитивная взаимозависимость может быть результатом того, что люди симпатизируют друг другу, получают вознаграждение за свои совместные достижения, необходимость делиться ресурсами или преодолевать препятствия вместе, иметь общее членство или отождествлять себя с группой, судьба которой важна для них, будучи неспособными достигают поставленных целей, если они не разделяют работу, находясь под влиянием личности и культурной ориентации, будучи связанными вместе, потому что с ними так обращается общий враг или власть, и так далее.Точно так же, что касается негативной взаимозависимости, она может быть результатом неприязни людей друг к другу или их вознаграждения таким образом, что чем больше другой получает вознаграждение, тем меньше он получает и так далее.

Помимо положительной и отрицательной взаимозависимости, может быть отсутствие взаимозависимости или независимости, так что деятельность и судьба вовлеченных людей не влияют друг на друга прямо или косвенно. Если они полностью независимы друг от друга, конфликта не возникает; существование конфликта предполагает некоторую форму взаимозависимости.

Еще один момент: асимметрия может существовать в отношении степени взаимозависимости в отношениях. Предположим, что то, что вы делаете или то, что с вами происходит, может иметь на меня значительное влияние, но то, что я делаю или что со мной происходит, может иметь небольшое влияние на вас. Я больше от тебя зависим, чем ты от меня. В крайнем случае вы можете быть полностью независимы от меня, а я могу сильно зависеть от вас. Как следствие этой асимметрии, у вас больше власти и влияния в отношениях, чем у меня.Эта способность может быть общей, если асимметрия существует во многих ситуациях, или может быть конкретной ситуацией, если асимметрия возникает только в конкретной ситуации. Хозяин имеет общую власть над рабом, в то время как автомеханик, ремонтирующий электрическую систему моей машины, обладает властью, зависящей от конкретной ситуации.

Три концепции взаимозаменяемости, отношения и индуцируемости жизненно важны для понимания социальных и психологических процессов, участвующих в создании основных эффектов сотрудничества и конкуренции.Заменяемость (то, как действия человека могут удовлетворить намерения другого человека) имеет центральное значение для функционирования всех социальных институтов (семьи, производства, школы), разделения труда и специализации ролей. Если деятельность других людей не может заменить вашу, вы похожи на человека, оказавшегося в одиночестве на необитаемом острове: вы должны построить свой собственный дом, найти или произвести свою собственную еду, защитить себя от вредных животных, лечить свои недуги и болезни, узнайте о природе вашей новой среды и о том, как выполнять все эти задачи и т. д. без посторонней помощи.Находясь в одиночестве, вы не можете ни создать детей, ни создать семью. Замещаемость позволяет вам принимать деятельность других для удовлетворения ваших потребностей. Отрицательная взаимозаменяемость подразумевает активное неприятие и попытки противодействовать последствиям чужой деятельности.

Отношения относятся к предрасположенности оценивать, положительно или отрицательно, на аспекты своего окружения или самого себя. Благодаря естественному отбору эволюция обеспечила всем живым существам способность положительно реагировать на стимулы, которые полезны для них, и отрицательно - на вредные.Их привлекают, они приближаются, получают, глотают, нравятся, улучшают и иным образом действуют положительно по отношению к полезным объектам, событиям или другим существам. Напротив, они отталкиваются вредными объектами и обстоятельствами и избегают, изгоняют, атакуют, не любят, отрицают и иным образом действуют по отношению к ним негативно. Эта врожденная склонность действовать положительно по отношению к благу и отрицательно к вредному является фундаментом, на котором развиваются человеческие способности к сотрудничеству и любви, а также к соперничеству и ненависти.Базовая психологическая направленность сотрудничества предполагает позитивное отношение «мы друг к другу», «мы приносим пользу друг другу»; конкуренция, напротив, подразумевает негативное отношение, что «мы друг против друга» и, в его крайней форме, «вы хотите причинить мне вред».

Инкубируемость означает готовность принять чужое влияние, чтобы делать то, что он или она хочет. Отрицательная индуцируемость относится к готовности отвергнуть или воспрепятствовать осуществлению того, чего хочет другой. Дополнением взаимозаменяемости является индуцируемость: вы готовы помогать другому, чьи действия полезны вам, но не тому, чьи действия вредны.Фактически, вы отклоняете любой запрос о помощи другому лицу во вредных действиях и, если возможно, препятствуете этим действиям или препятствуете им, если они происходят.



3.2 Влияние сотрудничества и конкуренции

Теория предсказывает, что если вы находитесь в положительно взаимозависимых отношениях с кем-то, кто совершает ошибки, промахи не заменят эффективных действий, которые вы планировали; таким образом, вы негативно относитесь к неумелости. Фактически, когда ваш партнер, играющий в сетку в парном разряде, позволяет легкому броску пройти мимо него или нее, вы должны расширить себя, чтобы не пострадать от ошибки.Но если ваши отношения основаны на отрицательной взаимозависимости, а другой человек не ладит (например, когда ваш теннисный соперник совершает двойную ошибку), то ошибка вашего оппонента заменяет эффективные действия с вашей стороны, и вы относитесь к этому положительно. Обратное верно для эффективных действий. Эффективные действия оппонента не заменяются вашими и оцениваются отрицательно; товарищ по команде может побудить вас помочь ему или ей совершить эффективное действие, но вы, вероятно, попытаетесь предотвратить или воспрепятствовать неверному действию вашего товарища по команде.Напротив, вы готовы помочь оппоненту ошибиться, но ваш оппонент вряд ли побудит вас помочь ему или ей совершить эффективное действие (что, по сути, снижает ваши шансы на достижение цели).


Теория сотрудничества и конкуренции затем продолжает делать дальнейшие прогнозы о различных аспектах внутриличностных, межличностных, внутригрупповых и межгрупповых процессов на основе прогнозов о взаимозаменяемости, отношениях и индуцируемости. Таким образом, если предположить, что индивидуальные действия в группе гораздо более эффективны, чем ошибки, среди предсказаний, которые следуют из теории, есть то, что отношения сотрудничества (те, в которых цели участвующих сторон преимущественно положительно взаимозависимы), по сравнению с конкурентными отношениями. Они показывают больше этих положительных характеристик:

1.

Эффективная связь выставлена. Идеи выражаются словесно, члены группы внимательны друг к другу, принимают идеи других членов и находятся под их влиянием. У них меньше трудностей в общении или понимании других.


2.

Дружелюбие, готовность помочь, доверие и уменьшение препятствий выражаются в обсуждениях. Члены также более удовлетворены группой и ее решениями и положительно впечатлены вкладами других членов группы.Кроме того, члены кооперативных групп высоко ценят себя в стремлении завоевать уважение своих коллег и в обязательствах по отношению к другим членам.


3.

Координация усилий, разделение труда, ориентация на достижение задачи, упорядоченность в обсуждении и высокая производительность проявляются в кооперативных группах (если групповая задача требует эффективного общения, координации усилий, разделения труда , или совместное использование ресурсов).


4.

Чувство согласия с идеями других и чувство базового сходства в убеждениях и ценностях, а также уверенность в собственных идеях и в том значении, которое другие члены придают этим идеям, достигаются в группах сотрудничества.


5.

Признание и уважение другого, чуткое реагирование на потребности другого.


6.

Повышается готовность усилить силу другого (например, знания, навыки, ресурсы и т. Д.) Для достижения целей другого.По мере того как возможности другого усиливаются, вы становитесь сильнее; они ценны как для вас, так и для других. Точно так же другой усиливается благодаря вашему совершенствованию и извлекает выгоду из ваших растущих способностей и силы.


7.

Определение конфликтующих интересов как общей проблемы, которая должна быть решена совместными усилиями, способствует признанию законности интересов друг друга и необходимости поиска решения, отвечающего потребностям всех. Он имеет тенденцию ограничивать, а не расширять сферу конфликта интересов.Попытки повлиять на другого обычно ограничиваются процессами убеждения.


Напротив, конкурентный процесс имеет противоположные эффекты:

1.

Коммуникация ухудшается, поскольку конфликтующие стороны стремятся получить преимущество, вводя в заблуждение друг друга с помощью ложных обещаний, тактики снисхождения и дезинформации. Это сокращается и считается бесполезным, поскольку они понимают, что не могут доверять сообщениям друг друга, чтобы они были честными или информативными.


2.

Препятствие и недостаток полезности приводят к взаимному отрицательному отношению, недоверию и подозрительности к намерениям друг друга. Восприятие друг друга, как правило, сосредоточено на отрицательных качествах человека и игнорирует положительные.


3.

Стороны процесса не могут разделить свою работу, дублируя усилия друг друга, так что они становятся зеркальными отражениями. Если они разделяют работу, они чувствуют необходимость постоянно проверять, что делает другой.


4.

Повторяющийся опыт несогласия и критического отказа от идей снижает уверенность в себе и в других.


5.

Конфликтующие стороны стремятся усилить свою власть и уменьшить власть друг друга. Любое усиление власти другого рассматривается как угроза самому себе.


6.

Конкурсный процесс стимулирует представление о том, что решение конфликта может быть навязано только одной стороной другой, что приводит к использованию тактики принуждения, такой как психологические и физические угрозы и насилие.Это имеет тенденцию расширять круг вопросов в конфликте, поскольку каждая сторона стремится к превосходству в силе и легитимности. Конфликт становится борьбой за власть или вопросом моральных принципов и больше не ограничивается конкретным вопросом в определенное время и в данном месте. Эскалация конфликта увеличивает его мотивационное значение для участников и может сделать ограниченное поражение менее приемлемым и более унизительным, чем взаимная катастрофа.

По мере эскалации конфликта он увековечивается такими процессами, как аутичная враждебность, самореализующиеся пророчества и невольные обязательства.

Аутичная враждебность включает разрыв контакта и общения с другим; в результате враждебность сохраняется, потому что никто не имеет возможности узнать, что она может быть основана на недопонимании или неверных суждениях, или узнать, изменился ли другой к лучшему.

Самоисполняющиеся пророчества - это пророчества, в которых вы проявляете враждебное поведение по отношению к другому из-за ложного предположения, что этот другой сделал или готовится сделать что-то вредное для вас; ваше ложное предположение сбывается, когда оно приводит вас к враждебному поведению, которое затем провоцирует другого враждебно реагировать на вас.Динамика нарастающего разрушительного конфликта обладает присущим ему качеством folie a deux, в котором самоисполняющиеся пророчества каждой стороны взаимно усиливают друг друга. В результате обе стороны правы, считая друг друга провокационным, ненадежным и недоброжелательным. Однако каждая сторона, как правило, закрывает глаза на то, как она и другая сторона внесли свой вклад в этот злокачественный процесс.

В случае непреднамеренных обязательств стороны не только чрезмерно занимают жесткую позицию в ходе эскалации конфликта, но также могут невольно придерживаться негативного отношения, восприятия, убеждений, защиты от ожидаемых атак друг друга и инвестиций, необходимых для выполнения своих обязательств. конфликтная деятельность.Таким образом, во время обострения конфликта человек (группа, нация) может придерживаться мнения, что другой является злым врагом, веры в то, что другой пытается воспользоваться собой (своей группой, нацией), убеждением что один должен быть постоянно бдительным и готовым защищаться от опасности, которую другой представляет для его жизненных интересов, а также вкладывать средства в средства защиты себя, а также нападения на другого. После затяжного конфликта трудно отказаться от обиды, разоружиться, не чувствуя себя уязвимым, а также отказаться от эмоционального заряда, связанного с мобилизацией и бдительностью в отношении конфликта.


Как подробно описали Джонсон и Джонсон ( 2005 , 2011 ), эти идеи породили большое количество исследований, показывающих, что совместный процесс (по сравнению с конкурентным) ведет к большей производительности группы, более благоприятные межличностные отношения, лучшее психологическое здоровье и более высокая самооценка. Исследования также показали, что более конструктивное разрешение конфликтов является результатом совместных, а не конкурентных процессов.

Для понимания природы процессов, вовлеченных в конфликт, этот последний вывод исследования имеет центральное теоретическое и практическое значение.Это предполагает, что конструктивные процессы разрешения конфликтов аналогичны совместным процессам решения проблем, а деструктивные процессы разрешения конфликтов аналогичны процессам конкуренции. Поскольку наша предыдущая теоретическая и исследовательская работа дала нам значительные знания о природе процессов, связанных с сотрудничеством и конкуренцией, очевидно, что эти знания обеспечивают детальное понимание природы процессов, связанных с конструктивным и деструктивным разрешением конфликтов.Такие знания помогают понять, какие процессы участвуют в достижении хороших или плохих результатов конфликта. Есть много способов охарактеризовать результаты конфликта: удовлетворение или неудовлетворенность сторон, материальные выгоды и затраты, улучшение или ухудшение их отношений, влияние на самооценку и репутацию, установленные прецеденты, виды извлеченных уроков, влияние на третьи лица (например, дети разведенных родителей) и т. д. Таким образом, есть основания полагать, что кооперативно-конструктивный процесс разрешения конфликта приводит к таким положительным результатам, как взаимная выгода и удовлетворение, укрепление отношений, положительные психологические эффекты и т. Д., В то время как конкурентно-деструктивный процесс ведет к материальным потерям и неудовлетворенности. , ухудшение отношений и негативные психологические эффекты по крайней мере для одной стороны (проигравший, если исход беспроигрышный) или обеих сторон (если исход проигрышный).



3.3 Конструктивная и деструктивная конкуренция

Конкуренция может варьироваться от деструктивной до конструктивной: недобросовестная, нерегулируемая конкуренция с разрушительной стороны; честная, регулируемая конкуренция между ними; и конструктивная конкуренция с положительной стороны. В конструктивной конкуренции выигрывают как проигравшие, так и победители. Таким образом, в теннисном матче, который принимает форму конструктивного соревнования, победитель предлагает способы улучшения проигравшего, предлагает проигравшему возможность изучить и отработать навыки и делает матч приятным или стоящим опытом для проигравшего.В конструктивном соревновании победители следят за тем, чтобы проигравшим было лучше или, по крайней мере, не хуже, чем до соревнования.


Основное различие, например, между конструктивным спором и конкурентным спором, состоит в том, что в первом случае люди обсуждают свои разногласия с целью их прояснения и попытки найти решение, объединяющее лучшие мысли, возникающие в ходе обсуждения, нет. независимо от того, кто их формулирует (более полное обсуждение см. в главе 4).Нет победителя и нет проигравшего; оба выиграют, если в ходе спора каждая из сторон придет к более глубокому пониманию и обогащению взглядов на вопрос, который изначально вызывает споры. Конструктивное противоречие - это процесс конструктивного преодоления неизбежных различий, которые люди вносят в совместное взаимодействие, поскольку он использует различия в понимании, перспективах, знаниях и мировоззрении как ценные ресурсы. Напротив, в конкурентных состязаниях или дебатах обычно есть победитель и проигравший.Сторона, признанная имеющей «лучшие» - идеи, навыки, знания и т. Д., - обычно побеждает, в то время как другая, которая считается менее хорошей, обычно проигрывает. Конкуренция оценивает и ранжирует людей на основе их способности выполнять конкретную задачу, а не объединяет различные вклады.
Делая акцент в этой главе, я не хочу сказать, что конкуренция не приносит пользы. Соревнование - часть повседневной жизни. Приобретение навыков, необходимых для эффективной конкуренции, может иметь большое значение.Более того, соревнования в совместной игровой среде могут быть интересными. Он позволяет разыгрывать и переживать в несерьезной обстановке символические эмоциональные драмы, связанные с победой и поражением, жизнью и смертью, властью и беспомощностью, господством и подчинением, - драмы, имеющие глубокие личные и культурные корни. Кроме того, конкуренция является полезным социальным механизмом для отбора тех, кто лучше справляется с деятельностью, связанной с соревнованием. Более того, когда не существует объективной, основанной на критериях основы для измерения успеваемости, относительная успеваемость учащихся представляет собой грубый критерий.Тем не менее, серьезные проблемы связаны с конкуренцией, когда она не возникает в контексте сотрудничества и не регулируется эффективно справедливыми правилами. (См. Deutsch 1973 : 377–388, где обсуждается регулирование конкуренции.) Только золотые участники могут продолжить чтение. Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Как конкуренция превращается в конфликт между двумя людьми с равным статусом

Ключевая концепция

В то время как конкуренция между людьми - это факт жизни в мире бизнеса - люди, например, соперничают за эту недавно открытую рекламную кампанию, - недавнее исследование исследует условия, которые могут превратить здоровую конкуренцию в опасный конфликт.

Краткое изложение идеи

Конкуренция часто является катализатором продуктивной работы. Подобно тому, как конкуренция между компаниями побуждает их разрабатывать превосходные продукты и предлагать превосходные услуги в попытке получить конкурентное преимущество, люди могут реагировать таким же образом, повышая качество своей работы и увеличивая свои результаты, чтобы «побеждать» в любой конкуренции. может быть: продвижение по службе, дополнительное финансирование их проектов, внимание высшего руководства и т. д.

Однако бывают случаи, когда конкуренция между двумя людьми может перерасти в непродуктивный и даже опасный конфликт.Опасность может варьироваться от непродуктивного поведения (например, обмен оскорблениями) до неэтичного поведения (например, саботажа работы другого человека) и физического нападения.

В недавнем исследовании использовалась история гонок Формулы-1 с 1970 по 2014 год, чтобы проанализировать, при каких условиях структурная эквивалентность перерастает в конфликт между двумя людьми.

Структурная эквивалентность относится к людям, которые будут иметь одинаковые отношения с одними и теми же третьими сторонами.

Например, в глобальной корпорации могут быть два исполнительных вице-президента, которые сражаются за право стать следующим генеральным директором. Позиция этих двух лиц при планировании преемственности по отношению к должностям всех других вице-президентов, не претендующих на пост генерального директора, одинакова.

В контексте гонок Формулы 1 могут быть два гонщика, которые тесно соперничают за львиную долю чемпионских очков (очки начисляются за каждую гонку в зависимости от финальной позиции; гонщик, набравший наибольшее количество очков в конце сезона, побеждает. чемпионат).Эти два гонщика считались бы структурно эквивалентными, если бы в данной гонке они проиграли или побили тех же других гонщиков такое же количество раз в начале сезона.

Контекст гонок Формулы 1 также помог устранить другие факторы, объясняющие конфликт. Например, пространственные соображения - конкурирующие вице-президенты, чьи офисы находятся рядом друг с другом - могут обострить конфликт. Характерные черты также могут играть роль: кто-то, склонный к конфликту, может искать другого человека, тем самым увеличивая шансы конфликта.Оба эти фактора неприменимы в гонках Формулы 1, потому что гонщики обычно стараются изо всех сил занимать верхнюю строчку стартовой решетки, а не стоять рядом с тем, кого они хотят запугать.

Результаты анализа подтвердили, что конкуренция между структурно эквивалентными парами драйверов с большей вероятностью приведет к конфликту, чем конкуренция между неструктурно эквивалентными парами. Анализ также выявил два важных фактора, усиливающих негативное влияние структурной эквивалентности: схожесть возрастов конкурирующих особей; и сила выступлений отдельных лиц (конфликт, возникающий из-за равного статуса, был более распространен среди более сильных исполнителей).

Другим важным фактором была стабильность конкурентной сети - другими словами, был ли статус отдельных лиц в сети стабильным, а не изменчивым (с точки зрения исследователей, была ли структура сети «заморожена»). Таким образом, конфликт между двумя гонщиками имел больше шансов вспыхнуть ближе к концу гоночного сезона, когда положение гонщиков в турнирной таблице было более определенным, чем в начале сезона.

Последним фактором, обострившим конфликт между структурно эквивалентными парами, было то, чувствовали ли себя водители в безопасности.В опасных условиях, например в плохую погоду, конфликт утихает, несомненно, потому что нападение на другого водителя в таких условиях может поставить под угрозу жизнь другого водителя и его собственную репутацию.

Бизнес-приложение

Хотя контекст Формулы 1 может показаться специфическим, конкурентные отношения между движущими силами очень похожи на те типы конкурентных отношений, которые встречаются в сетях делового мира.

Антагонизмы возрастут, когда статус между двумя людьми неоднозначен.Руководителям следовало бы знать, что чем дольше два человека находятся в прямом соревновании друг с другом без явного «победителя», тем более вероятно, что соревнование может перерасти в прямой конфликт.

Это исследование также показывает, что эмоции, связанные с прошлыми встречами, могут усилить конфликт между двумя людьми. В сезоне Формулы 1 прошлые встречи (то есть предыдущие гонки) находятся на переднем плане и в центре, поскольку они приносят очки в чемпионство. В мире бизнеса прошлые встречи могут быть не такими очевидными.Продолжая пример двух структурно эквивалентных людей, соперничающих за повышение по службе, если два человека ранее соревновались друг с другом за повышение, эмоции могут усилиться и привести к непродуктивному или опасному конфликту.

Руководители должны внимательно изучить все усугубляющие факторы, выявленные в этом исследовании, и спросить себя: назревает ли потенциально опасный конфликт между двумя людьми в вашей организации?

Как конкуренция разжигает неравенство и конфликты

Неравенство - один из лучших предсказателей конфликта, когда-либо обнаруженных.За исключением тех случаев, когда это не так.

Рассмотрим убийство в Соединенных Штатах. В 1990 году и снова в 2010 году наблюдалась впечатляющая корреляция между неравенством доходов и уровнем убийств. Среди штатов с высоким уровнем неравенства были и убийства; а там, где неравенство было низким, убийства тоже. Но за те же 20 лет неравенство росло, а количество убийств уменьшалось - противоположное тому, что можно было бы ожидать.

Назовите это парадоксом неравенства: влияние неравенства на конфликт во многом зависит от того, как оно измеряется.

В 1990 и 2010 годах в штатах с большим неравенством доходов (измеряемым коэффициентом Джини) также было больше убийств. Однако за эти годы неравенство увеличилось, а количество убийств уменьшилось. Это можно увидеть на графике: с 1990 по 2010 год наблюдается сдвиг неравенства вправо и уменьшение количества убийств. Могут ли изменения в местной конкуренции объяснить это? Данные предоставлены доктором Мартином Дейли, заслуженным профессором психологии, неврологии и поведения, Университет Макмастера.

Вы можете увидеть такое же противоречие в политическом насилии.При измерении по целым странам неравенство не может предсказать риск гражданской войны. Однако при измерении между группами внутри этих стран неравенство предсказывает как вспышку, так и продолжительность. Почему неравенство так непостоянно?

Ответ связан с конкуренцией. Или, точнее, , кто составляет ваших конкурентов.

Исторически наши конкуренты были нашими соседями. Они искали одинаковых партнеров по браку, одинаковое богатство, одну и ту же землю. Подобная местная конкуренция мешает соседям сотрудничать, потому что выигрыш одного человека - потеря другого.

Однако с ростом торговли и свободного передвижения людей мы перешли к более глобальным видам конкуренции. Совершенно незнакомые люди, разбросанные по всему миру, теперь соревнуются друг с другом за многие из тех вещей, которые когда-то были доступны только локально. В результате у соседей появляется стимул работать вместе, побеждать своих конкурентов за границей и делиться богатством дома.

От шепота до крика

В результате конкуренция может усилить неравенство.Глобальная конкуренция поддерживает устойчивый сигнал, связывая небольшие различия в богатстве, ресурсах или власти с одинаково малыми воздействиями на конфликт.

И наоборот, местная конкуренция увеличивает объем, превращая небольшие различия в неравенстве в большие последствия конфликта. Ирония заключается в том, что потерять небольшое повышение в пользу коллеги гораздо больнее, чем потерять гораздо большие суммы денег безликому «одному проценту».

С помощью коллеги я проверил эту идею в эксперименте, только что опубликованном в журнале Psychological Science .В ней более 1200 участников соревновались в экономической игре, а победители были выплачены реальными деньгами.

Участники играли парами и могли выбрать хорошее или плохое за очки. Хорошие игроки делятся своими очками, а противные все забирают себе. Однако, когда оба партнера ведут себя неприятно, они вступают в столь дорогостоящую «борьбу», что в конечном итоге теряют больше очков, чем получают.

Таким образом, противные игроки хорошо справляются с хорошими игроками, но плохо справляются с другими противными игроками и вместе с ними.

В эксперименте мы варьировали количество поставленных на карту точек, создавая неравенство. Мы также наложили штраф в 100 очков за бой, который противные игроки разделили. Как показано в таблицах выплат ниже, участники соревновались за ноль баллов в условии «Нет неравенства», 10 баллов в условии «Низкое неравенство» и 90 баллов в состоянии «Высокое неравенство».

В случае высокого неравенства, например, два хороших игрока заработают по 45 очков каждый; хороший игрок и противный игрок заработают ноль и 90 очков соответственно; а два противных игрока потеряли бы по пять очков каждый.

Очки, присуждаемые за хорошую или противную игру в экономической игре, зависят от того, во что вы и ваш партнер решите играть, и от ставок, на которые вы играете. По мере увеличения ставок увеличивается и неравенство между хорошими и противными игроками.

Важно отметить, что мы также изменили степень конкуренции между партнерами. Мы создали локальное соревнование, заплатив участникам за то, что они набрали больше очков, чем их партнер, и мы создали глобальное соревнование, заплатив участникам за то, что они набрали больше очков в более крупной группе из 200 игроков.

Следовательно, игроку, столкнувшемуся с локальной конкуренцией, необходимо было обыграть своего партнера, чтобы выиграть, тогда как игрок, столкнувшийся с глобальной конкуренцией, мог работать со своим партнером, чтобы выиграть у других участников исследования.

Поскольку конкуренция усиливает неравенство, мы ожидали, что небольшие ставки могут иметь большое влияние на конфликт - количество участников, решивших играть противно. Мы нашли именно это.

Наши участники играли хорошо, когда не было неравенства, и становились противными, когда неравенство росло.Но они, скорее всего, вели себя злобно, дрались и теряли очки, когда конкуренция была локальной, даже когда между ними было лишь небольшое неравенство. Таким образом, в условиях местной конкуренции небольшое неравенство имело большое значение.

Итак, неравенство вызывает конфликт, но сила этих отношений зависит от того, кто конкурирует.

В эксперименте участники чаще играли противно, поскольку неравенство увеличивалось. Тем не менее, они, скорее всего, сыграли злобную игру в условиях местной конкуренции, даже когда ставки были небольшими.Следовательно, они дрались чаще и теряли больше очков, когда конкуренция была локальной.

Paradox не более

На этом парадокс неравенства исчезает. За последние два десятилетия количество убийств сократилось, а не увеличилось, потому что богатые люди отошли от своих менее богатых соседей, уменьшив местное неравенство, а также потому, что глобализация усилилась, ослабляя местную конкуренцию.

Точно так же гражданская война отражает неравенство между группами, а не неравенство между людьми, именно потому, что именно конкуренция между группами вызывает войну.В конце концов, мера неравенства полезна ровно настолько, насколько конкуренты она выбирает для подсчета.

Хорошая новость заключается в том, что неравенство как между странами, так и между группами сокращается. Плохая новость в том, что неравенства между людьми внутри страны нет.

И хотя годы открытой торговли и миграции привели к более глобальному уровню конкуренции, недавние повороты в сторону протекционизма и закрытых границ могут обратить эту тенденцию вспять. Это снова сделает конкуренцию локальной, что повысит риск конфликта - и его стоимость.

Сообщение в блоге лаборатории безумных ученых 339. Молодые умы о конкуренции и конфликтах

Доступ к блогу безумных ученых ЗДЕСЬ.

ПОЛЬЗОВАТЕЛЯМ

[ Примечание редактора: Army Mad Ученый использовал возрастное разнообразие в тематическом веб-семинаре, который является частью серии виртуальных мероприятий Competition and Conflict в этом году, изучающих взгляды наших противников на конкуренцию, кризис, конфликты и перемены. 6 мая 2021 года следующая группа , состоящая из видных и разноплановых молодых умов из сферы национальной безопасности, поделилась своими идеями о будущем конкуренции и конфликтов на следующее десятилетие:

Джессика Бадлонг - основатель и исполнительный директор проекта ядерного синтеза; Ассистент по коммуникациям в Денверском университете; Бывший стажер-исследователь Ливерморской национальной лаборатории и Центра контроля над вооружениями и нераспространения

MAJ Amos Fox - старший офицер 3-й эскадрильи 4-й бригады содействия спецназу; Выпускник Школы перспективных военных исследований и обладатель премии полковника Тома Фелтса

CPT Лорен Хансен-Армендарис - заместитель начальника отдела инноваций 101-й воздушно-десантной дивизии; Офицер разведки

Эванна Ху - генеральный директор, партнер Omelas; Технолог; Специалист в предметной области информационной среды; Преподаватель; Старший научный сотрудник-нерезидент Атлантического совета

MAJ Майкл Канаан - Действительный эксперт ВВС по искусственному интеллекту; Автор «Т-Минус AI»; Директор по операциям Департамента Военно-воздушных сил / MIT Искусственный интеллект; Бывший сопредседатель AI У.С. Эйр Форс

Джимми Чжан - политический аналитик, Новые угрозы Министерства внутренней безопасности; Директор программ национальной безопасности компании Embolden; Бывший специалист по международным делам Министерства юстиции

Сегодняшний пост освещает идеи, полученные в ходе группового обсуждения - Продолжайте читать!]

Ресурсы и конфликт: роль правоохранительных органов и групповая конкуренция

Влияние незаконных «ресурсов» на конфликт зависит от контекста страны, групповой конкуренции и способности правительства обеспечивать соблюдение законов

Проклятие ресурсов относится к ситуации, в которой, хотя страны наделены изобилием ресурсов, они отстают в развитии.Одна из важных причин этого заключается в том, что ресурсы часто связаны с более высокой вероятностью конфликта (Bazzi and Blattman 2014, Berman et al. 2017). Некоторые ресурсы, такие как определенные полезные ископаемые, красное дерево, кокаин и опиум, которые часто незаконно добываются, производятся и продаются, особенно важны для понимания продолжающихся конфликтов в часто бедных странах-производителях. Например, только в Мексике, по оценкам, с 2006 года насилие, связанное с наркотиками, стало причиной 150 000 умышленных убийств. 1 В то время как страны-производители, такие как Колумбия, Мексика и Афганистан, имеют некоторые общие черты, степень соблюдения законов и степень групповой конкуренции за контроль над ресурсами имеют решающее значение для определения чистого воздействия незаконных ресурсов на конфликт.

Альтернативные издержки и эффекты конкурса

В литературе по экономике конфликтов описываются два основных механизма, которые связывают шоки доходов, связанные с ресурсами, вызванные изменением цен или новыми открытиями, с конфликтом:

  1. Согласно эффекту альтернативных издержек , конфликт становится менее желательным, если есть лучшие внешние варианты (Grossman 1991).
  2. Модель конкурса (Collier and Hoeffler 2004, Hirshleifer 1995), напротив, утверждает, что когда ресурсы становятся более прибыльными, групповые состязания за контроль над ресурсами усиливаются, а конфликты усиливаются.

Теоретическая основа: роль правоохранительных органов и групповой конкуренции

Основываясь на этих двух основных механизмах ( альтернативных издержек против эффектов конкуренции ), мы разрабатываем новую теоретическую основу в Gehring et al.(2020), который помогает объяснить влияние незаконных ресурсов на конфликт. Мы выделяем четыре различных сценария, которые различаются по двум параметрам: соблюдение законов, касающихся незаконного производства и торговли ресурсами, и степень борьбы групп за контроль над ресурсами. Мы доказываем и эмпирически показываем, что эти различия имеют решающее значение.

Рассмотрим производство официально запрещенного наркотика. Во многих развивающихся странах возможности правительства по обеспечению соблюдения запретов на производство ограничены отдельными территориями.Если законы соблюдаются - например, посредством кампаний по искоренению производства наркотиков - производители получают лишь небольшую выгоду или совсем не получают прибыли от более высоких цен на лекарства. Следовательно, уменьшающие конфликт эффекты альтернативных затрат малы. Напротив, при отсутствии правоприменения де-юре незаконность имеет мало значения, производители получают выгоду от более высоких цен, а сильный эффект упущенных возможностей помогает уменьшить конфликт.

Степень воздействия конкурса зависит от степени конкуренции между различными группами, которые борются за контроль над прибыльными производственными площадями.Например, во многих районах Мексики или Колумбии несколько наркокартелей - часто жестоко - борются за контроль. Более высокие цены, означающие большую прибыль, создают стимул для новых боев. Напротив, если одна негосударственная или повстанческая группа контролирует территорию, нет причин ожидать новых боевых действий из-за более высоких цен.

Рисунок 1 Сценарии незаконных ресурсов

Первый сценарий, который мы называем проклятием конфликта ресурсов, кажется, довольно хорошо отражает взаимосвязь между наркотиками и конфликтами во многих регионах Мексики и Колумбии.В соответствии с этим, два существующих исследования показывают, что более высокие цены на кокаин действительно связаны с увеличением конфликта в Колумбии (Angrist and Kugler 2008, Mejía and Restrepo 2015). Наше собственное исследование рассматривает другую страну, Афганистан, и использует нашу схему, чтобы объяснить, что более высокие цены на наркотики не обязательно приводят к усилению конфликта.

Опиум и конфликт в Афганистане

С 2002 года более 100 000 человек погибли в результате продолжающегося конфликта в Афганистане.Отсутствие стабильности и ограниченная дееспособность государства пагубно сказываются на развитии. Большинство людей работают в неформальном секторе, причем опиум является одним из немногих быстрорастущих секторов. По оценкам, до 1/7 рабочей силы зависит от выращивания этой незаконной культуры. Основная альтернативная культура, которую можно выращивать в Афганистане, - это пшеница. Если ни опиум, ни пшеница не являются достаточно прибыльными, альтернативным источником дохода является работа на проправительственные силы или Талибан, которые, как сообщается, платят зарплату около 10 долларов США в день.

Проще говоря, если цена на опий снижается по сравнению с ценой на пшеницу, землевладельцы переключаются с производства опия на производство пшеницы. Поскольку производство опиума примерно в четыре раза трудоемче, чем производство пшеницы, спрос на рабочую силу снизится. В такой ситуации рискованные варианты, такие как поддержка Талибана, - либо в форме боевых действий, либо путем предоставления убежища, становятся более прибыльными - это канал упущенных возможностей . В то же время, в зависимости от степени групповой конкуренции, более высокие цены совпадают с более интенсивной борьбой за контроль над районами, которые хорошо подходят для производства опиума - это канал конкурса .

Причинно-следственная идентификация

Чтобы определить причинное влияние цен на опий на конфликт, мы объединили временные колебания мировых цен на наркотики с пространственными колебаниями в пригодности выращивания опиума в разных районах в период 2002–2014 годов. Мы использовали тот факт, что цены на лекарства больше влияют на районы, которые больше подходят для выращивания опиума. Чтобы уловить это, мы взаимодействуем между международной ценой на опий (героин) с индексом пригодности, разработанным Kienberger et al.(2016). Наш подход можно проиллюстрировать с помощью двух карт, которые отображают региональные различия в конфликте за два разных года.

Диаграмма 2 Пригодность опия, цены на опий и изменение интенсивности конфликта

a) Конфликт в 2004 году: высокие цены на опий

б) Конфликт в 2009 году: низкие цены на опий

На рис. 2 показаны масштабы конфликта в каждом районе и его пригодность для выращивания опиума. Районы, отмеченные темно-зеленым цветом, более подходят.Поэтому мы ожидаем более сильного эффекта от изменения цен в этих регионах. Красные точки обозначают интенсивность конфликта. Чем больше точка, тем больше смертей в результате боевых действий в районе и году. Сравнение года с высокими ценами слева и года с более низкими ценами справа предполагает две вещи:

  1. Более низкие цены, кажется, связаны с большим конфликтом. Однако это может быть связано со многими другими факторами, которые различаются между этими двумя годами.
  2. Рост конфликта из-за более низких цен был сильнее в районах с более высокой пригодностью на Северо-Западе, Северо-Востоке и Востоке.

Основной вывод: более высокие цены на опий повышают уровень жизни домашних хозяйств и уменьшают конфликты

Результаты нашего основного эмпирического анализа согласуются с графическими данными двух карт. Они последовательно показывают, что более высокая рентабельность опиума приводит к сокращению конфликта в Афганистане, что соответствует реальным тенденциям конфликта в Афганистане за период 2002-2014 гг. Это ощутимый эффект: в районе с максимально возможной пригодностью 10% -ное повышение цен на опий снизило бы количество смертей в результате конфликтов примерно на 6.75%. Мы использовали данные на уровне провинций, чтобы убедиться, что более высокие доходы от опиума в среднем не распространяются и не разжигают конфликты в других районах.

  • Первое объяснение нашего основного вывода состоит в том, что уровень жизни домохозяйств повышается при повышении цен на опий. На приведенном ниже рисунке, основанном на обследовании домашних хозяйств с помощью Национальной оценки рисков и уязвимости, показано, что потребление продуктов питания, активы, а также самооценка экономического благосостояния увеличиваются с повышением цен.

Рисунок 3 Эмпирический тест канала альтернативных затрат на уровне домохозяйства

а) Потребление пищи

б) Активы + экономическое улучшение

  • На втором этапе мы эмпирически проверили прогнозы нашей модели.Для этого мы сосредоточились на сценариях B, C и D (на Рисунке 1), учитывая, что сценарий A плохо отражает афганский контекст. Использование данных с географической привязкой о сети по производству наркотиков и сравнении «Талибана» с проправительственным контролем подчеркивает важность эффектов альтернативных издержек и выявляет неоднородные эффекты в соответствии с нашей теорией. Мы классифицировали все 398 районов Афганистана в соответствии со сценариями на Рисунке 1. В соответствии с нашими прогнозами, самый сильный эффект уменьшения конфликта обнаружен в сценарии D, где нет правоохранительных органов и только одна группа (Талибан), вероятно, контролировать производство.

Рисунок 4 Эмпирический тест сценариев B, C и D из рисунка 1

a) Сценарии B, C и D по районам

б) Предельный эффект рентабельности опия

Последствия для политики

Наши результаты показывают, что влияние незаконных «ресурсов» на конфликт зависит от ситуации в стране. В частности, групповая конкуренция и способность правительства наложить запреты на производство. В условиях слабых рынков труда и небольшого количества внешних возможностей правоприменение посредством мер по искоренению вряд ли приведет к желаемым результатам и потенциально приведет к еще большему конфликту или усилению повстанческих групп.

Примечание редактора: мы хотели бы побудить читателей читать рядом с этой колонкой колонки о росте насильственных преступлений в Мексике и влиянии незаконных рынков на жизнь детей.

Список литературы

Ангрист, Дж. Д. и А. Д. Куглер (2008), «Сельский непредвиденный доход или новый источник ресурсов? Кока, доход и гражданский конфликт в Колумбии », The Review of Economics and Statistics 90 (2): 191–215.

Бацци, С. и С. Блаттман (2014), «Экономические потрясения и конфликты: свидетельства цен на сырьевые товары», Американский экономический журнал: Макроэкономика 6 (4): 1–38.

Берман, Н., М. Куттенье, Д. Ронер и М. Тёниг (2017), «Эта шахта моя! Как минералы разжигают конфликты в Африке », American Economic Review 107 (6): 1564–1610.

Кольер, П. и А. Хеффлер (2004), «Жадность и недовольство в гражданской войне», Oxford Economic Papers 56 (4): 563–595.

Геринг, К., С. Ланглоц и С. Кинбергер (2020), «Стимулятор или депрессант? Шоки доходов и конфликты, связанные с ресурсами », Документ для обсуждения CRC-PEG № 269.

Гроссман, Х. И. (1991), «Модель общего равновесия восстаний», American Economic Review 81 (4): 912–921.

Мехиа, Даниэль и Рестрепо, Паскуаль. 2015. Кусты и пули: незаконные рынки кокаина и насилие в Колумбии. Документ CEDE, рабочий документ № 2013-53.

Примечания

1 См. Https://edition.cnn.com/2013/09/02/world/americas/mexico-drug-war-fast-facts/index.html (последнее обращение 21.04.2020).

Конкуренция и конфликт | Открытые учебники для Гонконга

Конфликт между людьми, между группами и даже между людьми и социальными группами, к которым они принадлежат, - обычная часть наших социальных миров.Мы соревнуемся с другими студентами, чтобы получить более высокие оценки, и нации ведут войны, чтобы завоевать территорию и преимущество. Компании используют конкурентные методы, иногда очень настойчиво, чтобы получить долю на рынке. Поведение стороны, находящиеся в конфликте, не обязательно созданы для того, чтобы причинять вред другим, но, скорее, являются результатом целей самосовершенствования и самосохранения. Мы соревнуемся, чтобы получить награды за нас самих и для тех, с кем мы связаны, и это иногда связано с попытками помешать другим сторонам получить ограниченное вознаграждение для себя.

Рисунок 12.2 Успешные бизнесмены: Билл Гейтс и Марк Цукербург

Как показано на рис. 12.2, успешные бизнесмены помогают своим корпорациям конкурировать с другими за долю на рынке.

Хотя конкуренция не обязательно порождает явную враждебность, конкуренция сеет семена потенциальных проблем, и поэтому враждебность, возможно, не за горами.Одна проблема в том, что отрицательный чувства имеют тенденцию обостряться, когда стороны соревнуются. В этих случаях, особенно при интенсивной конкуренции, может возникнуть негативное поведение со стороны одного человека или группы. ответил еще более враждебными ответами со стороны конкурирующего человека или группы.

В своих исследованиях в летнем лагере Музафер Шериф и его коллеги (Шериф, Харви, Уайт, Худ и Шериф, 1961) создали межгрупповое соревнование между мальчиками в клубе Rattlers и мальчиками. в клубе Eagles.Когда Орлы начали с кражи флага из хижины Гремучих средств, Гремучники не ответили просто похищением флага взамен, а, скорее, ответили еще большим враждебное и негативное поведение. Казалось, что «поквитаться» было недостаточно - требовалось еще более серьезное возмездие. Подобная эскалация произошла во время холодной войны, когда США и Советский Союз продолжал наращивать свои ядерные арсеналы, проявляя все более агрессивное и провокационное поведение, каждый пытаясь превзойти другого.Величина отрицательного поведение между сторонами имеет тенденцию со временем усиливаться. По мере продолжения конфликта каждая группа воспринимает другую группу более негативно, и это восприятие усложняет задачу. чтобы обратить вспять нарастающий конфликт.

Эта эскалация негативного восприятия между группами, находящимися в конфликте, происходит отчасти потому, что конфликт заставляет группы развивать все более сильную социальную идентичность. Это увеличение идентичности сопровождаются развитием еще более враждебных групповых норм, которые поддерживаются членами группы и их лидерами и которые санкционируют или поощряют еще более негативные поведение по отношению к чужой группе.Конфликт также приводит к формированию негативных стереотипов о чужой группе, усиливает восприятие других групп как однородных и потенциально даже приводит к деиндивидуализация и дегуманизация чужой группы (Staub, 2011). Конфликт также снижает степень взаимодействия между членами конкурирующих групп, что затрудняет изменить негативное восприятие. Прискорбный исход таких событий состоит в том, что изначально небольшие конфликты могут становиться все более враждебными, пока не выйдут из-под контроля.Мировые войны начались с относительно небольшими посягательствами, а дуэли до смерти велись из-за мелких оскорблений.

Конфликт иногда бывает реалистичным в том смысле, что цели взаимодействующих сторон действительно несовместимы и фиксированы. Например, в теннисном матче может выиграть только один игрок. И в В деловом мире существует ограниченная доля рынка для продукта. Если один бизнес преуспеет за счет привлечения большего количества клиентов, то другие конкурирующие компании могут добиться большего, потому что есть меньше клиентов уходило к ним. Реалистичный групповой конфликт происходит , когда группы соревнуются за объективно ограниченные ресурсы , например, когда два вида спорта команды соревнуются за чемпионство или когда представители разных этнических групп пытаются найти работу на одной фабрике в городе (Brewer & Campbell, 1976; Jackson, 1993). Конфликт приводит к этим условиям, потому что легко (и точно) винить трудности своей собственной группы в конкуренции, создаваемой другой группой или группами.

Хотя многие ситуации действительно создают реальный конфликт, некоторые конфликты более воспринимаются, чем реалистичны, потому что (хотя они могут иметь основу реалистичного конфликта) они основаны на неправильных представлениях. намерений других или характера потенциальных наград. В некоторых случаях, хотя ситуация воспринимается как конфликтная, выгода, полученная для одной стороны, не обязательно означает потеря для другой стороны (результаты фактически интегрируются). Например, когда разные компании-поставщики работают вместе над проектом, каждый из них может предпочесть поставлять больше, чем меньше необходимых материалов.Однако проект может быть настолько большим, что ни один бизнес в одиночку не сможет удовлетворить его потребности. В таком случае, возможно, возможен такой компромисс, что предприятия могут работать вместе, при этом каждая компания будет поставлять продукцию, от которой она приносит большую прибыль, тем самым удовлетворяя потребности всех предприятий. В этом случае партиям может быть лучше работать вместе, чем работать в одиночку.

Хотя очевидно, что следует избегать межгрупповых отношений, связанных с враждебностью или насилием, следует помнить, что конкуренция или конфликт не всегда являются негативными или проблематичными. (Козер, 1956; Риспенс и Джен, 2011).Дарвиновская идея «выживания наиболее приспособленных» предполагает, что эволюционный прогресс происходит именно из-за продолжающегося конфликта между людьми. внутри видов и между разными видами как конкурирующими социальными группами. Со временем эта конкуренция вместо того, чтобы быть полностью вредной, увеличивает разнообразие и способность адаптироваться к меняющаяся среда.

Конкуренция между социальными группами также может дать информацию о социальном сравнении, которая может побудить обе группы установить более высокие стандарты и побудить их к большим достижениям.И конфликт производит повышенную социальную идентичность внутри каждой из конкурирующих групп. Например, в исследовании летнего лагеря Шериф отметил, что мальчики из «Рэттлеров» и «Орлов» стали лучше. симпатия к другим членам своей группы, а также большая групповая идентичность, поскольку конкуренция между двумя группами усилилась.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *