Личностная идентичность это: Личностная идентичность — Психологос

Содержание

Личностная идентичность - Психологос

У проблемных людей происходит потеря личностной идентичности. Человека волнует, что он не знает, КТО Я?

Фильм "Управление гневом"

​​​​​​​

Личностная идентичность - то, кем человек считает себя в глубине души. Как он отвечает на вопрос: «Кто я?», внутреннее согласие со своей личностной и социальной ролью.

Личностная идентичность фиксирует статику, кем, в какой роли человек ощущает себя сейчас. Эго-идентичность, как центральное понятие концепции Эрика Эриксона, говорит скорее об интеграции ролей и идентификаций, причем это ощущение развития, движения от прошлого к будущему.

Большинство людей свою личностную идентичность представляют прекрасно и легко представляют на картинках, где представлены: мой бизнес, мои мечты и цели, мои ценности, образование, увлечения и контакты. Однако случается и другое, когда человек изначально не понимает или перестает понимать, кто он, где он и куда он идет. Эта внутренняя растерянность имеет очень разные корни и разные проявления: иногда за этим стоит сломанная жизнь, иногда - отсутствие элементарной привычки думать о будущем и думать вообще.

Один из таких вопросов, с которым часто обращаются молодые люди и девушки к психологу и который похож на вопрос по поводу личностной идентичности - "Как найти себя?" (Вариант: "свой путь в жизни"). Чаще всего за таким почти экзистенциальным вопросом скрываются предельно бытовые вещи.

Например, девушка работает в западной компании нештатным бухгалтером, ее нагружают за троих, получает она мало, а поговорить с шефом о переводе в штат или о прибавке зарплаты не знает как. На этом фоне думает, может ей перевестить в соседний отдел секретарем в штат, или ей оказалось интересным поучиться на кадровика, а тут еще врачи настаивают, что ей пора рожать и становиться мамой. Она никак не решит, кем же ей быть в ближайший год: бухгалтером, секретарем, кадровиком или мамой, а свои сомнения формулирует: "Как мне найти себя?"

Если она придет к психотерапевту, возможно, с ней начнут заниматься психотерапией, хотя реально она нуждается скорее в психологической консультации вполне делового плана, ей предстоит выбор жизненного пути, и ей нужна вполне житейская помощь именно в этом.

Бывает, тем не менее, что человек действительно не имеет какого-то внутреннего стержня, какой-то целостной картинки, с помощью которой он мог бы сказать: "Кто я". Вариант - картинка есть, но человек хотел бы ее уточнить и скорректировать. На этот случай существует очень продуктивный способ разобраться и поработать со своей личностной идентичностью: поискать метафору себя и своей жизни, в которой человек может узнать себя и в которой он захочет узнавать себя.

Потеря личностной идентичности

Татьяна Ткачук: Личностная идентичность в понимании психологов - это некий набор черт или иных индивидуальных характеристик, который делает человека подобным самому себе и отличным от других.

Но зачастую в жизни наступает момент, когда мы вдруг оказываемся не в состоянии ответить себе на вопрос: «А кто, собственно, я такой?» Мы вдруг теряем ощущение своих корней, связи с самим собой прежним, - и теряемся сами…

О потере личностной идентичности сегодня и пойдет разговор, и я представляю гостей студии: профессор Гуревич Павел Семенович, ректор Института психоанализа и социального управления, и Ирина Владимировна Егорова, доктор философских наук, ведущий научный сотрудник Института философии Российской Академии наук.


Павел Семенович, попрошу вас сказать несколько слов о том, что же такое эта самая «личная идентификация», о потере которой мы будем сегодня говорить в течение эфирного часа? Прошу.




Павел Гуревич

Павел Гуревич: Когда ребенок рождается, он с первых шагов своей жизни пытается составить какое-то представление о себе. И этот процесс продолжается всю жизнь. Нам на протяжении всей жизни приходится корректировать свой образ, пытаться понять, как к нам относятся другие люди.

И вот это социальное окружение, конечно, помогает нам иногда исправить то, что мы думаем о себе. Если говорить о каком-то клиническом варианте, то мы часто видим людей, которые живут не в своем образе. Допустим, на прием к психоаналитику приходит тучная женщина, которая живет в образе Дюймовочки, и она такая вся изящная, как ей думается, - и здесь мы видим, что ее собственный внутренний образ самой себя нуждается в коррекции. Но если говорить о социальном уровне, то мы знаем по последней переписи, что когда были опубликованы результаты, оказалось, что у нас замужних женщин больше, чем на самом деле женского населения в России. Это означает, что если женщина находится в гражданском браке, то с ее точки зрения она - замужняя женщина.


Татьяна Ткачук: А мужчины свободны, как известно.


Павел Гуревич: А мужчина полагает, что он свободен.


Татьяна Ткачук: Да, это известный случай.


Павел Гуревич: Вот это и называется психологией идентичности. Собственно говоря, это одна из главных проблем, которая заботит не только социологов и психологов, но и каждого человека. Потому что на протяжении жизни человек переходит из одного возраста в другой: вот он маленький ребенок, вот он уже пошел в детский садик, в школу, стал подростком, девушка вышла замуж, она выполняет совсем другую социальную роль… И каждый раз ей приходится заново задавать себе вопрос: кто я? И еще один вопрос: так ли меня воспринимают окружающие? Это и называется личной идентичностью.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Павел Семенович. Один из тезисов ученых, изучающих потерю идентичности, сводится к тому, что нынешний человек словно надежно не чувствует себя самого. Он забывает или не знает, кто он. И происходит это потому, потому что вместо образа своего истинного «я» человек довольствуется отвлеченным, собирательным образом, скопированным с картинок и идей, которые, соответственно, преподносятся ему, преподаются как образцовые и желательные. Социологи говорят о том, что во времена жизни наших дедов люди над своим миром имели личный информационный контроль; а нынче информационная картина мира почти никак не связана с обычной повседневной жизнью, которую мы можем, фигурально выражаясь, пощупать собственными руками и оценить по собственному опыту.

Ирина Владимировна, на ваш взгляд, верно ли, что актуальность потери идентичности именно сегодня чрезвычайно высока? Разве раньше на нас меньше влияли чужие словесные идеи, рисуемые кем-то другим образы? Почему именно сейчас так остро стоит этот вопрос?




Ирина Егорова

Ирина Егорова: Я думаю, что, да, сегодня эта проблема стоит гораздо острее, чем раньше. И, если позволите, вначале я хотела бы немножко разграничить понятия идентичности и идентификации, потому что их очень часто путают. Когда мы говорим об идентификации, то мы имеем в виду некий защитный слой человеческой психики, с помощью которого человек уподобляет себя какому-то избранному образу, на который он хотел бы походить, например, он выбирает некого героя или образец для подражания и уподобляется этому герою.

А вот идентичность - это результат этого процесса уподобления.


Татьяна Ткачук: То есть одно - процесс, другое - результат.


Ирина Егорова: Совершенно верно. И можно даже сказать, что формирование идентичности начинается там, где заканчивается идентификация. И вот, как правильно сказал Павел Семенович, в детстве в основном человек проходит стадии формирования идентичности, он все время ищет образцы для подражания, он подражает родителям, каким-то наставникам своим, более старшим товарищам и так далее. И в процессе взросления вот эти образы проходят некий естественный отбор. И тогда человек уже выбирает из этих образов что-то для себя личностно более приемлемое, и тогда мы можем говорить о становлении уже непосредственно его идентичности.


Татьяна Ткачук: Я сразу перебью, Ирина Владимировна: но ведь это же может меняться со временем - сначала один идеал, потом другой какой-то образ, к которому он стремится.


Ирина Егорова: Безусловно. И, на мой взгляд, именно в наше время смена этих образов, образцов для подражания происходит очень часто. И поэтому в наше время мы можем говорить о разных степенях идентификации именно, чем о формировании такой вот более устойчивой идентичности. Потому что раньше все-таки общество как бы предлагало нам более устойчивые образцы для подражания, которые базировались на каких-то более корневых основаниях, на мой взгляд.


Татьяна Ткачук: А можете объяснить на примере?


Ирина Егорова: Например, существовала некая государственная идея, и всем нам предлагалось чувствовать себя гражданами определенного государства. Существовало такое понятие - «советский гражданин». Волей-неволей мы все уподобляли себя с этим понятием советского гражданина. Существовали какие-то культурные ориентации, мы отождествляли себя с той культурой, в которой мы живем. То есть это были какие-то базовые основания, которые, надо сказать, прививались не только средствами массовой информации, как сейчас это происходит, но всей системой образования и воспитания в нашей стране. А сейчас таких вот базовых оснований практически нет, либо они со стороны общества мало поддерживаются. И те образцы, которые нам предлагают средства массовой информации, массовая культура вообще, они, к сожалению, очень быстро преходящие, и поэтому вот таких идентификаций очень много. На мой взгляд, это вообще проблема нынешних молодых людей.


Татьяна Ткачук: Ирина Владимировна, насколько я понимаю, то, о чем вы говорите, - я как гражданин Советского Союза в прежние времена, - это все-таки такая общественно-социальная грань личности.


Ирина Егорова: Безусловно.


Татьяна Ткачук: Среди этих граждан Советского Союза были мальчики и девочки, которые хотели походить на совершенно разных кино- или книжных героев, и так ли напрямую это затрагивает именно личностную, персональную идентификацию? Можно ли все сводить к стабильности в стране и к пропаганде одних идей, а теперь - к отсутствию пропаганды?


Ирина Егорова:

Безусловно, все сводить к пропаганде не стоит. Хотя такому вот базовому воспитанию тоже следует придавать значение. А что касается более личностной идентификации, то, конечно, были и литературные герои, и образцы для подражания. Все мы проходили через нужные книжки, как у Высоцкого, мы все читали нужные книжки в детстве, если читали. И, естественно, мы уподобляли себя героям этих книг и хотели на них походить. И были какие-то положительные образцы. Сейчас, мне кажется, поскольку мы живем как бы в обществе гораздо большей свободы, в том числе и свободы информации, и никто уже не регламентирует, какие нам нужно читать книжки, какие нужно смотреть фильмы. То есть этих героев нам не предлагают уже так активно, мы выбираем их сами, и поэтому у нас большая свобода выбора, но от этого и сложнее формирование идентичности, я так думаю.


Татьяна Ткачук: Спасибо. И мне хочется перевести разговор на более конкретный уровень, начать приводить некие примеры, ситуации, в которых люди теряют то самое ощущение собственной идентичности.

Считается, что зачастую это происходит в момент выхода человека на пенсию. Психологи, изучавшие людей, выходящих на пенсию, выделяют два типа людей: один тип - так называемый благополучный - те, для кого уход этот проходит безболезненно или относительно безболезненно; и те, кто начинает вдруг пассивно относиться к жизни, отворачивается от окружающего мира, у кого резко сужается круг интересов и возникает чувство ненужности. Павел Семенович, на ваш взгляд, во втором случае речь идет просто о людях слабых и безвольных, или какие-то другие свойства натуры помогают одним избежать кризиса потери идентичности в этой ситуации, а других просто напрямую толкают к нему в момент выхода на пенсию?


Павел Гуревич: Я, во-первых, попробовал бы не связывать кризис идентичности только с пенсионным возрастом, потому что это проблема, которая может сегодня взволновать наших радиослушателей любого возраста.


Татьяна Ткачук: А мы о других ситуациях тоже поговорим.


Павел Гуревич: Если речь идет о пенсионерах, то прежде всего человек покидает то лоно, ту ячейку общественную, в которой он привык жить. Он становится человеком невостребованным. Это в нашей культуре. Если мы возьмем культуру, допустим, грузинскую, то мы увидим, что там человек, вышедший на пенсию, продолжает пользоваться почетом, он является своеобразным лидером мнения. И не в этом ли секрет долгожительства тех народов, где есть пиетет перед старыми людьми?


Татьяна Ткачук: То есть, востребованность остается высокой.


Павел Гуревич: Конечно. Но в нашем обществе, конечно, уход на пенсию - это обвальная ситуация. Я помню замечательный фильм Швейцера, когда актер Ульянов, играющий крупного чиновника, вдруг остается уволенным или, по крайней мере, в ожидании нового назначения, то обрушивается абсолютно все: и отношения с людьми, которые были налажены, и статус его социальный. Поэтому, конечно, каждый человек должен готовить себя к тому времени, когда ему придется покинуть службу. В наше время это часто происходит неожиданно, потому что закрываются целые участки работы, профессии. И, разумеется, нельзя говорить о том, что каждый пенсионер одинаково болезненно переживает кризис идентичности, потому что мы знаем множество примеров, когда люди легко адаптируются к жизни вне работы.


Татьяна Ткачук: И даже радуются тому, что уже больше не надо вставать и идти.


Павел Гуревич: Да. Ну, естественно, есть разница между пенсионером немецким… Вот немецкий профессор уходит на пенсию в 65 лет, и за ним сохраняется заработная плата та, которую он получал. Поэтому многие немецкие профессора мечтают о том, как бы скорее достичь этой возрастной линии и…


Татьяна Ткачук: … начать путешествовать по миру с удовольствием.


Павел Гуревич: … начать путешествовать по миру.


Татьяна Ткачук: Павел Семенович, я вынуждена вас немножко прервать, у нас звонки на линии, мы их примем и продолжим разговор. Андрей из Москвы дозвонился. Здравствуйте, Андрей.


Слушатель: Здравствуйте. У меня такой вопрос, частично касающийся темы самоидентификации, и терминологический вопрос. Существует церковный брак, существует гражданский брак, и существует, к сожалению, появившееся в русской культуре понятие «сожитель». Церковный брак - это обет перед Господом. Гражданский брак предоставляет гражданские права наследования и так далее, и тому подобное. Почему люди, которые не ходили в ЗАГС, называют свое состояние, а они могут очень любить друг друга, гражданским браком? Может быть, я чего-то не понимаю. Спасибо.


Татьяна Ткачук: Андрей, на самом деле я думаю, что это просто речевая ошибка, то есть так традиционно было принято считать, что брак, который зарегистрирован органами ЗАГСа, - это официальный брак, а когда нет регистрации, то это гражданский брак. Уже в последнее время - я слежу - во многих передачах поправляют, правильное значение придают этим словам. И я передаю микрофон Ирине Егоровой, прошу.


Ирина Егорова: Вы знаете, я хотела бы здесь еще заметить, что вы сказали о церковном браке, о гражданском и о так называемом сожительстве. Вообще с точки зрения церкви, насколько мне известно, даже простой гражданский брак, зарегистрированный в ЗАГСе, но не освещенный церковным таинством, тоже считается сожительством, поэтому это с какой точки зрения на это посмотреть. С точки зрения закона, да, безусловно, гражданский брак со всеми правами наследования супругов и детей приемлем для общества, но для церкви он тоже неприемлем, это такое же сожительство.


Татьяна Ткачук: Так же как государство не признает брак, который освящен церковью, но не зафиксирован самим государством.


Ирина Егорова: Конечно.


Татьяна Ткачук: Спасибо вам за ответ. Еще звонок примем. Москва, Владимир Александрович, здравствуйте.


Слушатель: Здравствуйте. Я хотел заметить, что сегодня как раз вся массовая культура является как инструментом поддержания буржуазных представлений человека о смысле жизни, о предназначении в мире, о путях гуманизации социального бытия, так и средством его социализации, можно сказать, воспитания и включения в социально-экономические и политические, в том числе, института государства монополистического капитализма. У нас это носит форму временного оживления пережитков прошлого, вызванного характерными для социализма принципами социально-экономического правления. Вот, собственно, и все.


Татьяна Ткачук: Спасибо вам за звонок. Павел Семенович, прошу, ваш комментарий.


Павел Гуревич: Правильно, когда человек пытается создать внутренний устойчивый образ самого себя, он, прежде всего, обращается к близкому кругу: к семье, к родственникам. Но этот круг узок, и поэтому он обращается к массовой культуре. Здесь мы сталкиваемся с еще одним понятием, которое звучит так: персонификация. То есть, с конвейера массовой культуры сходит множество образцов, годных для подражания, но для кого? Здесь, конечно, каждый человек сам ищет тот образ, который ему нравится. Но поскольку массовая культура все это ставит на поток, то мы сегодня вошли в ту стадию социального развития, которая на Западе очень хорошо прописана, потому что ведущие теоретики массовой культуры предрекали, что Россия тоже очень скоро станет поживой массовой культуры. Конечно, несколько лет назад мне, например, трудно было бы представить, что газета открывается не экономической информацией, не сообщением о новостройке или о каком-то огромном событии, которое волнует страну, а рассказом о какой-то женщине, известной актрисе, действительно ли она вышла замуж, или это иллюзия, это фикция? Для того чтобы сформировать множество иллюзорных образов, массовая культура является надежным инструментом. Другой вопрос - нужно ли следовать за этой культурой. Потому что, вообще говоря, для того чтобы выбрать образ для подражания, существует и много других каналов.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Павел Семенович. Справедливости ради скажем, что о «желтой» прессе вы сейчас говорили, все-таки не о приличных газетах. Трудно представить, что «КоммерсантЪ», например, может открыть первую полосу свою сообщением…


Павел Гуревич: Сегодня - да. Но процесс происходит довольно стремительно.


Татьяна Ткачук: Ну, хорошо, примем еще звонки. Москва, Иван, здравствуйте.


Слушатель: Добрый день. Мне кажется, что процесс подражания кому-то - это свойственно в основном, конечно, детям. Когда люди взрослеют, они уже ориентируются на собственные представления о собственном образе, в частности, и любой человек видит мир в отраженном свете, он не идентичен той реальности, которая вокруг него. И точно так же субъективно восприятие самого себя. Так вот, когда человек воспринимает самого себя, то этот образ, который он воспринимает, в значительной степени зависит от взаимодействия с окружающей средой, в которое человек вступает. Вот если окружающая среда здоровая, естественная и так далее, то тут все в порядке. А вот когда она не очень естественная и не очень здоровая, то возникают проблемы. Спасибо.


Татьяна Ткачук: Спасибо вам, Иван. И сразу мысль, которая у меня возникла. Все-таки человек, выстраивая свой образ, пользуется еще и сравнениями, он себя сравнивает с другими. Потому что наедине с самим собой собственный образ выстроить, мне кажется, невозможно абсолютно. Поэтому в какой-то мере, мне кажется, процесс подражания может происходить значительно дольше, чем в детстве. Однако кто из гостей готов еще прокомментировать? Павел Семенович, прошу.


Павел Гуревич: Механизм подражания - общий для каждого человека. Это универсальный механизм: и дети подражают взрослым, и подростки подражают своим литературным героям, социальным героям. Другой вопрос, что, собственно, это и называется идентификацией - умение правильно осознать свое личностное ядро. То есть, когда человек знает, кто он, знает, каков его внутренний мир, имеет о нем правильное, неискаженное представление, - вот это и называется, собственно, идентичностью, то есть некая обретенность. Но поскольку мы живем в обществе, где постоянно происходят социальные потрясения, то и взрослому человеку очень трудно удержаться в каком-то избранном для него идеальном образе. Сегодня он, условно говоря, менеджер, а завтра остался без работы и едва ли не бомж. Поэтому механизм подражания свойственен не только ребенку, он универсален.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Павел Семенович. Ирина Владимировна, а что касается здоровой или нездоровой среды, в которой происходит этот процесс идентификации, согласны вы с нашим слушателем?


Ирина Егорова: Я не совсем поняла, что имеется в виду под здоровой и нездоровой средой.


Татьяна Ткачук: Тут уже субъективный взгляд у каждого будет.


Ирина Егорова: Это общественные нравы имеются в виду, да?


Татьяна Ткачук: Думаю, что да.


Ирина Егорова: Ну, вероятно, да, безусловно, это зависит от этого. Но если у человека достаточно развито чувство собственной идентичности, я думаю, он все-таки не будет очень зависимым от неблаготворной среды, а будет ориентироваться на свои внутренние ценности.


Татьяна Ткачук: Спасибо.

Сергей из Москвы пишет на сайт Свободы: «Кто я - это нормальный вопрос. Каждый человек на протяжении всей жизни просто обязан себе задавать его». «Этим вопросом и о своем месте в этом огромном мире задается любой мало-мальски мыслящий интеллигентный человек, способный к анализу», - добавляет Алла из Риги. «Если такое состояние начинает превалировать, занимайтесь спортом, и это немного разгружает психику», - советует Валерий из Курска.

И мы принимаем звонки. Илья Аронович из Москвы, добрый день.


Слушатель: Добрый день. Я хотел бы возразить Ирине Владимировне насчет более свободного времени без регламентации. Сейчас тоже есть регламентация, только она более хитрая, не в виде списков, не в виде каких-то рекомендаций партийных органов. Но, посмотрите, музыка на радио. Вот три канала трехпрограммника - с утра идет или наш отечественная попса, или, простите, американизированная, западная, не самая идеальная музыка, не Армстронг и прочее, не Фитцджеральд. Теперь возьмите кино и телевидение - одни боевики, одни псевдоисторические с искажениями фильмы, типа «Штрафбата». Теперь возьмите книги - засилье боевиков, засилье детективов и так далее. Теперь возьмите игрушки (вот у меня двое внуков) - отечественных игрушек, воспитывающих у детей более цивилизованное отношение к людям, к обществу, к миру, вы тоже не найдете, сплошные покемоны, человек-паук и так далее. Теперь возьмите радио, телевидение, газеты - одна точка зрения на массу политических событий. Вы никогда не получите альтернативную точку зрения. У нас ведь есть и левая оппозиция, и правая оппозиция. Если правая оппозиция…


Татьяна Ткачук: Илья Аронович, от темы не уходите. Очень уходите от темы.


Слушатель: Так я прихожу к теме, что, таким образом, мы наших детей на что наталкиваем? На однообразный взгляд на мир, и больше ничего.


Татьяна Ткачук: Спасибо. Я не согласна, тем не менее, передаю Ирине Владимировне микрофон.


Ирина Егорова: В чем-то вы, безусловно, правы, и я, собственно, об этом и говорила в начале, что, как любое общество, и мы живем в новом обществе, и оно навязывает средствами массовой информации некие образцы для подражания. Но когда я говорила о том, что у современного человека появилось больше выбора, это, наверное, безусловно, так. Но даже если по телевизору вам не нравятся те фильмы, которые демонстрируются по всем каналам, у вас есть возможность пойти в магазин и купить какую-то кассету с тем фильмом, который вам хочется посмотреть, а не доставать эту кассету из-под полы…


Татьяна Ткачук: Или включить канал «Культура».


Ирина Егорова: Совершенно верно, или включить какой-то другой канал. Что же касается радиостанций, то радиостанции самые разнообразные: есть «Эхо Москвы», есть Радио Свобода, а есть, между прочим, «Народное радио», которое слушает моя мама, и оно абсолютно с альтернативным мнением, которое не соответствует как бы ни государственному мнению, ни даже либерально-демократическому, я бы сказала так. Поэтому, в общем-то, свобода есть, и стоит только какой-то ей больше пользоваться.


Татьяна Ткачук: Не говоря уже о том, что в книжном магазине сейчас можно найти вообще все, что угодно, на любой вкус, и с любыми пристрастиями читатель себе выберет литературу.

Петербург, Иван Борисович, добрый день.


Слушатель: Здравствуйте. Мне кажется, что вы подняли очень интересную тему, но вы, по-моему, подняли ее со второго, третьего, может быть, даже четвертого пласта. Прежде чем говорить о самоидентификации личности, я хотел бы задать вопрос: а что такое личность, что такое «Я»? Почему именно на свете появился я, а не Вася, не Петя.


Татьяна Ткачук: Иван Борисович, а вы с начала слушаете наш эфир?


Слушатель: Да.


Татьяна Ткачук: И первый вопрос я Павлу Семеновичу задавала, что такое эта самая личностная идентификация…


Слушатель: Нет-нет-нет, речь идет не о личностной идентификации, а речь идет о том, что такое «Я» (в кавычках и с большой буквы). Вот если бы вы мне сумели ответить на этот вопрос (я за 70 лет своей жизни не сумел на него ответить), я был бы вам очень благодарен.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Иван Борисович, за вопрос. Павел Семенович, прошу.


Павел Гуревич: Да, мы действительно говорили именно об этом, о чем вы спрашиваете. Я - это мой внутренний мир. Я - это моя жизнь. Я - это мои свершения. Я - это моя незаместимость. Я - это моя индивидуальность… Вы заходите в аудиторию и просите слушателей поднять руку, кто тут экстраверт, - и руки не поднимаются. Вы спрашиваете, кто интроверт, - и тоже ни одной руки. Почему? Потому что страшно наложить на себя ярлычок, страшно определиться. Потому что каждому кажется, что он абсолютно оригинальный, ни на кого не похожий. Но вот путь к себе или, говоря вашими словами, путь к своему «Я» неизбежен. Я хотел два слова сказать о том, что ведь есть тесты, которые позволяют человеку составить какое-то целостное представление о себе. И когда мы пользуемся этими тестами и видим, что те, кто точно определяет себя, у кого есть очевидное попадание, он не впадает в такое состояние, когда он не знает, какую цифру подчеркнуть, - именно эти люди оказываются наиболее успешными в жизни.


Татьяна Ткачук: Павел Семенович, сразу по ходу вас спрошу, приходят ли к психоаналитикам пациенты, страдающие от потери понимания собственно «Я». Вот с этой проблемой обращаются люди?


Павел Гуревич: Я бы сказал так, что это самая большая часть пациентов. С чего начинается невротическое состояние? С того, что человек вдруг неожиданно утрачивает ясное представление о том, кто он, правильно ли он выстраивает отношения с другими людьми, почему его не понимают. Когда мы спрашиваем: «Любите ли вы своего мужа?» - мы можем услышать ответ: «Не знаю». Что означает это «не знаю»? Оно как раз и означает некоторую неуверенность в себе, в своих чувствованиях, в своих переживаниях. И вот американский психоаналитик Эриксон, который, собственно, и ввел эти понятия в психоаналитическую литературу, считал, что это едва ли не самая главная проблема. Если вы заинтересованы в том, чтобы корректировать свою личность, двигайтесь к своему личностному ядру, двигайтесь к самому себе, к своему «Я».


Татьяна Ткачук: Насколько я понимаю, люди, пациенты могут приходить, совершенно иначе формулируя собственную проблему, но в основе кризиса, который человек переживает, лежит именно потеря вот этой собственной…


Павел Гуревич: Они могут формулировать непосредственно эту проблему, то есть: «Я не понимаю, зачем я живу, кто я, почему ко мне так люди относятся…» А могут, конечно, говорить о другом, но все равно это та же самая проблема.


Татьяна Ткачук: Спасибо. Ирина Владимировна, прошу.


Ирина Егорова: Я бы хотела дополнить немножко Павла Семеновича. У известного психоаналитика Карэн Хорни есть такое деление структуры человеческой личности - троичное деление: «Я» реальное, «Я» актуальное и «Я» идеальное. И вот при невротическом складе психики эти три составляющие человеческой психики рассогласованы друг с другом. Что это значит? Ну, например, «Я» актуальное - это то, чем человек являет себя обществу, как воспринимают его другие люди, и то, чем он является в данный конкретный момент времени. «Я» реальное - это то, чем он является потенциально, что в нем заложено; но он может об этом сам и не знать и никак это не являть окружающим. И, наконец, «Я» идеальное - это то идеальное представление человека о самом себе, каким он хотел бы быть и каким он хотел бы выглядеть в глазах окружающих. Но, к сожалению, в невротической структуре эти вещи абсолютно не связаны никак друг с другом.


Татьяна Ткачук: Спасибо. Примем звонки еще. Москва, Игорь, здравствуйте.


Слушатель: Здравствуйте. Вы знаете, у меня какое-то недопонимание по вашему примеру. Первый пример, который привел уважаемый товарищ, это был пример, когда тучная женщина приходит к психоаналитику, и оказывается, что она не Дюймовочка. Вы понимаете, в чем дело, личность, конечно, она свободная, но Дюймовочка она или не Дюймовочка, определяет ее муж, так как в церковном браке человек далеко не свободен, он не имеет права развестись. Вы человеку тучному объясняете: «Вот глупая ты толстая баба». И что дальше? Муж платит за то, что она к вам дальше ходит, что как-то надо ее психику регулировать? Мужу надо менять свое отношение к этой женщине? По-моему, вы знаете, это называется мародерство. То есть, заставляя людей быть свободными, вы вгоняете их в свои несвободные рамки. У нас не разводятся, у вас разводятся. Послушайте, я не хочу разводить, потому что она толстая и глупая. Мне она нравится. И не надо ей это объяснять, это просто некорректно. Этот пример, мне кажется, вот он был приведен первый, и он, наверное, будет довлеть над всем остальным.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Игорь. Давайте Павлу Семеновичу передадим микрофон, потому что, мне кажется, вы его не совсем верно поняли. Прошу вас, Павел Семенович.


Павел Гуревич: Да, у вас немножечко, если позволите, неточное представление о работе психоаналитика. Потому что вообще психоаналитик ничего не объясняет, никого не вразумляет. Он ведет работу с бессознательным. А тот пример, которые почему-то вас взволновал, ну, действительно, если женщина тучная, грузная, а живет в ложном образе, то, прежде всего, от этого страдает она сама. Это не проблема психоаналитика.


Татьяна Ткачук: Павел Семенович, а как это выражается? Она как-то бездарно одевается, она смешна в глазах окружающих? Вы говорите: «Она страдает». В чем эти страдания выражаются?


Павел Гуревич: Ну, она страдает не от того, что она тучна. Она страдает от того, что предложенный ею образ близкие люди не принимают. Ее принимают в ее реальном облике. Ну, женщина, мы ничего плохого о ней не говорим, она тучная, но это не бедствие. Но она-то хочет предъявить себя близким людям в качестве изящной Дюймовочки, грациозной. И речь идет не только о физическом облике, а речь идет о внутреннем состоянии. Поэтому она страдает от того, что интуитивно ощущает тут какой-то разлад, а еще больше страдает от того, что этот разлад переносится еще и на других: она хотела бы, чтобы ее принимали так, а принимают ее в соответствии с тем, чем она является на самом деле.


Татьяна Ткачук: Я предполагаю, что если женщина такой разлад с самой собой переживает, то, наверное, на ее муже это тоже отражается. То есть если вам удастся привести в соответствие ее внутренний образ с тем, как она сама себя чувствует, то мужу никак об этом хуже не будет, ему будет только лучше.


Павел Гуревич: Наш собеседник, насколько я его понял, счел необходимым сказать, что если человек живет в каком-то образе, ну, пусть он и живет в этом образе.


Татьяна Ткачук: И вы его не трогайте.


Павел Гуревич: Зачем психоаналитик творит вот это черное дело, что-то объясняет, когда в этом нет никакой необходимости. Это не совсем так.


Татьяна Ткачук: Спасибо. Ирина Владимировна...


Ирина Егорова: Речь как раз здесь идет о создании того самого идеального образа, о котором я сейчас сказала. То есть, эта женщина создала некий идеальный образ самой себе, и речь даже не о ее размерах, не о том, что тучная она или худая. А работа психоаналитика заключается в том, чтобы не просто сломать этот идеальный образ и вогнать человека в какую-то депрессию тем самым, но чтобы помочь человеку понять, что тот, кем он является в реальности, его личность реальная не менее ценна, чем то, что он сам себе нафантазировал, - то есть принять человека реального. Естественно, никто не призывает разводиться с тучными женами.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Ирина Владимировна.

Я хронически не успеваю своим гостям задать вопросы, которые сама хотела по этой теме задать, потому что у нас очень много звонков сегодня. Георгий из Московской области, здравствуйте. Мы слушаем вас.


Слушатель: Огромное вам спасибо. Я хочу сказать о великих умах, ныне здравствующих, которые проясняют вот эту проблему. И они не так скромно называют это «утратой», как «отъемом». Бодрияр ведь доказал, что новая либеральная экономика - это производство спроса. Михаил Делягин нашу экономику рассматривает, сколько в ней на переработку нефти, на переработку древесины и на переработку человека. Если не переработать - дефолт. И Шострем, замечательный психолог, доказал в 11-ой главе, по-моему, что нет сейчас ни одного бизнеса - не фанатизирующего. Если он не фанатизирует, не отнимает идентичность в какой-то степени, - значит, он неконкурентоспособен. ..


Татьяна Ткачук: Георгий, я вас прерву, все цитаты мы выслушать не сможем в одном звонке. Павел Семенович, несколько слов, прошу вас.


Павел Гуревич: А в чем суть вопроса? Речь шла о Шостреме?


Ирина Егорова: Был упомянут Шострем, во всяком случае.


Павел Гуревич: Это известный психоаналитик, автор книг о манипулировании общественным сознанием. Но здесь что можно сказать? Конечно, существует возможность манипулировать сознанием людей, для того чтобы использовать их, создавать ложные образы, отвлекать их от насущных проблем, заставлять их жить иллюзорной жизнью. Это ведь довольно известный феномен, когда, допустим, человек среднего достатка, когда его спрашивают при переписи: «К какому классу вы принадлежите?» - он пишет: «К среднему», хотя на самом деле он еле-еле сводит концы с концами. Вот если говорить о возможности манипулирования, которая существует, конечно, как социальный заказ, то здесь наш собеседник прав, ссылаясь на Шострема и на разные мнения по поводу либеральной идеологии, либеральной экономики, ибо, конечно, она порождает спрос, она порождает все те ситуации, которые его интересуют. Спасибо ему за этот вопрос.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Павел Семенович. А я хочу обратиться к Георгию, который является нашим постоянным слушателем, и заодно ко всем остальным радиослушателям: пожалуйста, коротко формулируйте свой собственный вопрос или свою собственную точку зрения. Мы не сомневаемся в вашей эрудиции, но невозможно выслушивать цитаты из массы исследований, которые вы прочли, у нас очень мало эфирного времени.

Москва, Татьяна, прошу вас, вы в эфире.


Слушатель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, что бы вы посоветовали в ситуации, когда подросток испытывает определенные трудности с идентичностью, идентификацией, занижает свою собственную самооценку? Как бы снижая планку, иллюзия возникает, что проблем меньше, все нормально, все хорошо. Но родителей это не устраивает.


Татьяна Ткачук: Спасибо за вопрос. Павел Семенович...


Павел Гуревич: Нам трудно давать советы, когда мы не имеем перед собой конкретного человека, поэтому, может быть, несколько общих соображений. Конечно, когда ребенок входит в этот возраст, когда он становится подростком, этот механизм идентичности становится для него трудноутолимым, обостренным. Именно в этом возрасте он нуждается в том, чтобы у него были образцы для подражания. Есть ли в семье люди, которым ребенок готов подражать? Каков отец? Какова мама? Каковы учителя, которые учат его в школе? Каков круг друзей, с которыми он связан? Ребенок, точнее сказать, подросток, уже не ребенок, пожалуй, проходит через определенные испытания. Он заново формирует внутренний устойчивый образ самого себя. И здесь окружение имеет огромное значение.


Татьяна Ткачук: И потом, я думаю, здесь еще есть такая лазейка: когда ты сам себе занижаешь планку, то тебе легче преодолевать барьеры, и тут может быть и ленца такая, подростковая.


Павел Гуревич: Ну, если это комплекс неполноценности, то это наши пациенты.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Павел Семенович. Еще звонок. Москва, Олег, здравствуйте.


Слушатель: Добрый день. Тут к моему вопросу оказалось очень подходящее одно высказывание ваших гостей в студии (я просто не отследил, кого). Было сказано, что вот, открывая газету, он не видит то, что раньше там печаталось, что было интересно народу - сведения о новостройках и прочее, а вместо этого видит рассказ, связанный с очередной певичкой или кинозвездой. Но тут есть один нюанс. То, что печаталось тогда о новостройках и прочее, печаталось в газетах, находящихся на государственном содержании, и там могло печататься все, что угодно, это не было связано, никак не коррелировалось с тем, что интересно читателям. А вот о певичках печатается в газетах, которые самоокупаются, то есть там печатается именно то, что интересно народу.

А вопрос поэтому у меня вот такой. Так же как эти искусственные представления о том, что интересно, был сформирован определенный спектр, как бы сказать, набор шаблонов, общественно приемлемых вот этой самой личности, то есть что человек как бы надевал на себя в качестве личностной идентификации. При этом все шаблоны, которые существовали в то время в СССР, по крайней мере, официально, они предполагали, что человек не зарабатываем сам, а он работает на государство. А все остальные варианты, когда он не работает на государство, имели негативную отметку. А сейчас все-таки люди пытаются зарабатывать сами, но они не могут найти из того, что они в детстве восприняли как сетку вот этих самых шаблонов, подходящий для себя шаблон. И, может быть, это вызывает массу проблем. То есть, может быть, вся проблема в том, что в школе нужно больше изучать Джека Лондона и тому подобных, чтобы неназываемые шаблоны впитывались в общественное сознание, архетипы своего рода.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Олег, поняли вашу точку зрения. Ирина Владимировна, вот продолжение, собственно, разговора о сломе общественной ситуации, о перемене в представлении людей о том, что такое хорошо и что такое плохо. Фактически наш слушатель хотел сказать, что теперь, когда мы вынуждены зарабатывать сами, дайте нам возможность читать в газетах, которые тоже зарабатывают на свою жизнь сами, то, что нам действительно интересно.


Ирина Егорова: Ну, вопрос очень спорный. На мой взгляд, если мы возьмем те газеты, которые выходили в советское время, с этими передовицами о новостройках, о сборе урожая и так далее, мне кажется, что государство, которое, безусловно, эти газеты финансировало, меньше всего заботило, интересно ли это читателям. Это была та информация, которая была полезна и нужна.


Татьяна Ткачук: С точки зрения государства.


Ирина Егорова: Естественно. И каждый член советского общества должен этой информацией владеть. Если вы помните, и радиослушатель наверняка помните, что у нас были политинформации, где всех нас просвещали о событиях в мире, о том, что происходит, и меньше всего политинформаторов интересовало, насколько нам все это лично нужно. А что же касается сегодняшних передовиц, вот с тем примером, который привел Павел Семенович и который вас так заинтересовал, здесь тоже большое сомнение - так ли это все интересно. Мне, например, совершенно не интересно, за кого вышла или не вышла замуж известная эстрадная певица. Мне сложно понять ту категорию людей, которые зачитываются подобной информацией. Вероятно, просто опять же есть выбор, и каждый должен читать те газеты, которые его больше устраивают.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Ирина Владимировна. И уж коли мы заговорили о смене эпох, то считается, что нынешние либеральные реформы привели людей не только к потере общественной идентичности, но и кризису семейной, индивидуальной идентичности. И поэтому, как считают некоторые исследователи, Россия уверенно держит одно из первых мест в мире по количество суицидов, массовому алкоголизму и наркомании. У людей, как они считают, не осталось толком ни собственности, ни пенсии, ни денег, ни социальной защиты, ни бесплатных медицины и образования, - то есть, они утеряли все факторы, гарантирующие им стабильность существования. А вопрос мой таков, Павел Семенович. Получается, что нынешней молодежи не должен быть свойственен вот этот кризис потери идентичности, потому что они-то родились уже в то время, когда этой стабильности и не было? Если старшему поколению было что терять (в их представлении), у них есть возможность сравнивать, то тем, кто родился в 90-е годы, уже не должен быть страшен этот вот. ..


Павел Гуревич: Не совсем так. Дело в том, что социальные потрясения захватывают не только тех людей, которые перешли из одной духовной формации в другую. Подростки тоже оказываются в такой ситуации, когда им кажется, что мир обрушился. Я помню, в советское время был напечатан фельетон о том, как два летчика шли мимо памятника Пушкину и увидели там пьяного человека. Они решили нахулиганить, - фельетон назывался «Воздушные хулиганы» - положили его в самолет, отвезли в Киев и положили под памятник Тарасу Шевченко. Когда тот пришел в себя, он никак не мог понять, почему он оказался в этом месте.


Татьяна Ткачук: Почти «Ирония судьбы, Или С легким паром», да?


Павел Гуревич: Да. Но мы тоже сегодня можем заснуть в одной стране, а проснуться в другой. И это касается не только старшего поколения. Люди старшего поколения, например, давали друг другу деньги взаймы, и им казалось стыдным брать проценты, а подростки сегодня легко берут проценты за те деньги, которые они одалживают своему другу. Жизнь стремительно меняется, меняются привычки, меняются традиции, меняется образ жизни, и поэтому и подростку тоже есть с чем расставаться. Сейчас различия между поколениями уже выглядят более дробными. Сегодня, допустим, восьмиклассник отличается от десятиклассника, а шестиклассник от восьмиклассника. Так что это универсальный процесс, это бурные перемены, которые происходят сегодня, и я не обязательно связывал бы это только с либеральными реформами.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Павел Семенович. Не успеваем мы поговорить уже о том, что потеря идентичности может происходить у людей, которые переезжают куда-то, особенно, конечно, если речь идет об эмиграции. Но и при переезде даже в другой регион может такое случиться. И может вызвать эти ощущения радикальная перемена в статусе, тоже об этом хотели поговорить. О том, что в сельской местности гораздо реже люди страдают от потери идентичности, чем горожане, потому что у горожан есть, оказывается, какой-то комплекс традиционных проблем.

Примем последний звонок. Александр Васильевич, Ленинградская область, пожалуйста.


Слушатель: Здравствуйте. Здесь один ваш слушатель задал вопрос относительно того, что такое «Я». Нам помогают жить как минимум пять существ, и два из них - «Я». Одно «Я» - это совесть и развитие, другое – это животное, стагнация. Так вот, на сегодняшний момент как раз нашу жизнь определяет то, что мы начинаем слушать не совесть, а мы начинаем слушать животное: человек человеку волк, выживает сильнейший и так далее. И вот именно это меняет. Деревня, например, - там это намного меньше проявляется, в городе намного сильнее. То есть родился ребенок, у него идет развитие…


Татьяна Ткачук: Александр Васильевич, я прошу прощения, не успеем прокомментировать вашу точку зрения.

Успею только сказать, что переживать потерю идентичности очень тяжело, но, наверное, если знать механизмы этой потери, то можно попытаться как-то этому противостоять. Я благодарю за участие в сегодняшнем эфире моих гостей.


Идентичность как предмет психологического исследования

Проблема идентичности, которая имеет давние традиции изучения в различных областях гуманитарного знания, в настоящее время всё чаще и чаще становится предметом исследования в психологии профессиональной деятельности[3, с.3].

Необходимость формирования идентичности на личностном и профессиональном уровне обусловлена серьёзными внутриполитическими и социально-экономическими изменениями.

В связи с кризисными явлениями в определении идентичности на разных уровнях (национальном, социальном, профессиональном) ощущается потребность в воспитании у молодого поколения патриотических чувств, активной жизненной позиции. Развитие рыночных отношений, технологизация и информатизация производства требует от выпускника системы среднего профессионального образования адаптивности, мобильности, творчества в решении профессиональных задач. Всё это определяет потребность в человеке – «реализовавшейся личности», фундаментальным основанием которой будет стремление к личностному росту и самосовершенствованию[2, с. 3].

В отечественной психологии представления об идентичности традиционно развивались в рамках исследования самосознания, самоотношения, кроме того, идентичность рассматривалась как один из аспектов проблемы «Я»[3, с.9].

Проблема идентичности проявляется в рамках глобальной проблематики существования самого рода человеческого как в плане реализации жизненной сущности человека, так и в плане профессиональной подготовки и профессионализации личности[1, с.3].

Проблематикой природы идентичности занимались такие психологи как Л.Б.Шнейдер, Д.В.Колесов, который соотнёс представление об идентичности в логике и психологии. По его мнению, в логике идентичность – это вывод об отсутствии различий: одинаковость, неотличимость, полное совпадение черт сравниваемых объектов, процессов, явлений окружающего мира. В психологии идентичность – это переживание индивидом своего единства с каким-либо индивидом или их группой или своей приверженности к чему-либо, идее, принципу, «делу».

В логике идентичность – это действительно одинаковость объектов. В психологии идентичность – это особая форма отношений. Поэтому, говоря об идентичности, мы всегда имеем в виду, что одной из её сторон является индивид, а другой – другие существа или какие-либо иные объекты, процессы, явления. Но тогда возникает вполне правомерный вопрос: как возможна идентичность, если одинаковых (не различающихся) индивидов нет по определению? Само понятие «индивид» как раз означает «отличающийся от любого другого». И психологи справедливо декларируют «неповторимость» каждого человеческого существа.

Таким образом, идентичность в логике – это следствие отсутствия различий между сравниваемыми объектами, идентичность же в психологии имеет место, несмотря на различия, вопреки им [2, с.12].

Проблема становления идентичности в процессе личностного и профессионального развития и её влияние на качество жизни человека имеет междисциплинарный характер и рассматривается в нескольких аспектах.

В психологии понятие «личностная идентичность» связано с проблемой свободы выбора и самовыражения (И.А.Антонова, А.Б.Орлов, К.Хорни) и проблемой формирования «Я – концепции» личности (И.С.Кон, В.В.Столин, З.Фрейд, Э.Эриксон). Идентифицирование как базовый процесс и механизм самопознания освещён в трудах Е.З.Басиной, Р.Л.Кричевского, В.Г.Маралова, В.А.Петровского, В.С.Мухиной[2, с.3].

Современная психология основывается на развитии личности в системе процессов самопостроения, на стремлении индивида определиться в самопринадлежности, соотнести свой внутренний мир с внешней реальностью в ситуации усложнения, умножающегося экономического, политического, информационного и социально-психологического многообразия.

Идентичность – это сложный феномен, сложная психическая реальность, включающая различные уровни сознания, индивидуальные и коллективные, онтогенетические и социогенетические основания.

Человек становится вполне человеком, когда осознаёт свою идентичность. Мы знаем, кто мы, осознаём свою идентичность в мире людей, профессий, наций.

Если истолковывать понятие «идентичность» как явление уникальной природы, самобытности человека, продуцированное ментальной рефлексией по поводу истории человека, становления личности, то его истоки обнаруживаются в различных трудах по философии, истории, антропологии, этнографии, культурологии.

Сыграв важную роль в создании общей для социальных наук точки зрения на идентичность как результат внутренней самореализации и внешнего контекста бытия, эти идеи оказали влияние на исследование личностной и социальной идентичности как зарубежными, так и отечественными психологами[5, с.5].

Идентичность употребляется как познание чего-либо, кого-либо или как отождествление с кем-либо, чем-либо. В первом случае понимается процесс сопоставления, сличения одного объекта с другим на основании какого-либо признака или свойства. Во втором значении идентификация означает эмоционально-когнитивный процесс отождествления субъектом себя с другим субъектом, группой, образцом.

Идентичность рассматривается и как осознание своего тождества с другими и самим собой, и как чувство, и как сумма знаний о себе, и как поведенческое единство. Она выступает как сложный интегративный феномен.

Теоретическая и эмпирическая разработка проблемы идентичности началась сравнительно недавно, в 60-70 годы XX столетия, хотя само понятие идентичности имеет довольно длительную историю и использовалось многими теориями.

Идентичность можно рассматривать также как элемент единства и многообразия защитной функции «Я», собственно динамики.

Следует отметить, что в зарубежной психологии решение проблемы идентичности ведётся в рамках понятий «Я-концепция», «Образ-Я» [1, с.9]. Так Р.Бернс рассматривает Я-концепцию как систему установок, направленных на себя, которые включают следующие составляющие: когнитивную, оценочную и поведенческую. А.Ватерман выделяет ценностные компоненты идентичности: цели, ценности, убеждения[4, с.9].

Понятие личностной идентичности также активно разрабатывается в современной зарубежной психологии. Особенно широко представлены две линии теоретической интерпретации и эмпирического исследования личностной идентичности. Первую можно отнести к современному психоаналитическому направлению, так как авторы, работающие в данной парадигме, опираются на теорию идентичности Э.Эриксона. Вторая линия исследований опирается на «концепцию – Я» Дж.Мида и объединяет представителей интеракционистского и когнитивного подходов.

Подробный анализ исследований, сделанных зарубежными психологами, приведён в работах Н.А.Антоновой и Н.И.Ивановой.

Общей для социальных наук является точка зрения, опирающаяся на теорию Э.Эриксона, чьи работы можно считать классическими в области проблемы идентичности. Традиционно появление термина «идентичность» в психологии связывают с именем Э.Эриксона, который определил личностную идентичность как внутреннюю непрерывность и самоотождествлённость личности, которая развивается на всех этапах жизненного пути человека[2, с.16].

В связи с этим личностная идентичность рассматривается как совокупность персональных качеств и характеристик индивида, обеспечивающая целостность и тождественность личности, её позитивное самопринятие.

Термин «профессиональная идентичность» употребляется сравнительно недавно в связи с проблемой профессионального самосознания, что нашло отражение в трудах М.Р. Битяновой, Е.Г. Ефремова, Е.А. Климова, А.К. Марковой, Л.М. Митиной[2, с.9].

По мнению многих психологов, формирование профессиональной идентичности происходит в процессе профессионализации. Е.П.Ермолаева подчёркивает, что профессиональная идентичность – продукт длительного личностного и профессионального развития, который появляется на достаточно высоких уровнях овладения профессией[4, с.10].

Выступая в роли системообразующего свойства личности, профессиональная идентичность обеспечивает высокий уровень самопринятия себя как профессионала, быструю адаптацию к новым условиям деятельности. Сформированная профессиональная идентичность выступает в качестве внутреннего источника профессионального развития и личностного роста субъекта[3, с.3].

Профессиональная идентичность – психологическая категория, которая относится к осознанию своей принадлежности к определённой профессии и определённому профессиональному сообществу. Ключевыми составляющими профидентичности выступают образовательно-профессиональная общность судьбы и профессиональная осведомлённость. Свою роль в становлении профидентичности играют определённые ожидания и предпочтения, некие идеальные образы выбранной профессии и себя в ней у каждого человека[5, с.113].

Таким образом, профессиональная идентичность понимается как психолого-педагогическая категория, обозначающая интегративную характеристику личности, обусловленная уровнем сформированности профессионального самосознания, выражающая устойчивое положительное отношение человека к себе как субъекту профессиональной деятельности, позволяющая самостоятельно осуществлять стратегию профессионального развития и включающая в себя профессиональную направленность, профессиональный «образ-Я», позитивный профессиональный идеал и «Я-концепцию»[1, с.7].

Профессиональное и личностное развитие неотделимы, поэтому в основе процесса становления профессиональной и личностной идентичности находятся фазы развития профессионала, дающие представление о целостном жизненном пути и о системных отношениях, характеризующих личность.

 

Литература:

1.    Гарбузова Г.В. Студенческое самоуправление как средство формирования профессиональной идентичности будущих специалистов// Автореф.дис….канд.псих.наук. Ярославль, 2009. – 22с.

2.    Скибо Т.Ю. Педагогические условия становления профессиональной и личностной идентичности студентов колледжа: дис…канд.псих.наук. Воронеж, 2004.

3.    Родыгина У.С. Психологические особенности развития профессиональной идентичности студентов - будущих психологов// Автореф.дис…канд.псих.наук. Курск, 2007. – 23с.

4.    Трандина Е.Е. Становление профессиональной идентичности у студентов юридического вуза// Автореф.дис….канд.псих.наук. Ярославль, 2006. – 23с.

5.    Шнейдер Л.Б. Профессиональная идентичность: теория, эксперимент.- М.: Издательство Московского психолого-социального института, 2004. – 600с.

Понятие «социальная идентичность» и его связь с межгрупповыми отношениями

При исследовании межгрупповых отношений очень сложно обойтись без понятий «идентификация» и «социальная идентичность». Они тесно связаны между собой, но, если рассматривать их с точки зрения научной терминологии, есть существенные различия. Общий смысл понятия «идентификация» — уподобление чему-то. Существует несколько типов идентификации, они выделяются в психологии, социологии и других науках. Выделяют тождественную идентификацию, когда на основании совпадения главных признаков предмета его отождествляют, идентифицируют с другим предметом. Личная идентификация или самоидентификация – формирование отношения личности к себе.

З.Фрейд, основатель психоанализа, впервые вводит этот термин и рассматривает идентификацию как процесс подражания, но бессознательный, являющийся самозащитой личности и регулятором нравственной стороны психики человека. Нравственное поведение формируется через опыт, через присвоение поведенческих образцов и схем.

Несколько другое значение получает понятие «идентичность» в социальной психологии. Это важнейшее условие социальной адаптации, именно идентификация обеспечивает принятие социальных ролей, существующих в обществе, осознание принадлежности к какой-то социальной группе: по возрасту, этническим и расовым признакам, профессии, религиозным и политическим убеждениям.

В нашей стране сегодня идентификация скорее представляется явлением, которое мы можем наблюдать, оставаясь сторонним наблюдателем, констатируя, что есть процесс и результат. В целом, идентичность – состояние внутреннего мира человека, отнесение себя к определенным соц. группам, то есть отождествление себя с другими.

Теория социальной идентичности

Английский психолог Генри Тэджфел, внесший большой вклад в теорию социальной психологии, разработал данную теорию. На протяжении многих лет исследователь изучал межгрупповые отношения. Если опираться на теорию Я-концепции, личность можно представить в виде системы, регулирующейся на фоне социального поведения. Система включает в себя две подсистемы:

  • личностную идентичность;
  • групповую идентичность.

Первая отвечает за самоопределение личности, объединяя индивидуальные, физические, интеллектуальные, моральные, нравственные свойства человека. Вторая отвечает за идентичность профессиональную, возрастную, религиозную и др. Человек переходит от личностной к групповой идентичности по мере перехода от межличностных форм общения к межгрупповым.

Теджфел рассматривает четыре процесса, тесно связанных между собой: социальные категоризация, идентификация, сравнение и межгрупповая дискриминация. Эти процессы являются фундаментом любой идентичности: личностной, групповой. Для того, чтобы оценить себя, человеку необходимо выбрать форму взаимоотношений. Это может быть межличностное общение и межгрупповое общение, в зависимости от того, какой путь выбран человеком. Всю свою жизнь человек опирается либо на социальную, либо на личностною идентичность. Они могут иметь противоречия в личностной структуре.

В 1982 году Г. Теджфел издает книгу «Социальная идентичность и межгрупповые отношения». В основе книги лежит теория социальной идентичности. Ученый предлагает модель для описания социально-психологических понятий и явлений. К ним относятся межгрупповые конфликты, межэтнические стереотипы, языковая дифференциация, социальная справедливость, ксенофобия. Исследования Г. Теджфела стали известны и популярны в научных кругах. Ученые, исследующие область социальной психологии, до сегодняшнего времени дискутируют о соотношении личностной и социальной идентичности.

Личностная идентичность

Традиционно под социальной идентичностью личности понимают совокупность индивидуальных свойств, которые выделяют одного человека и отличают его от других. Часто личностная идентичность рассматривается как осознание человеком своей принадлежности к социальной группе. При этом у него появляются, свойственные этой группе, качества. В итоге не до конца понятно, что есть личностная идентичность в каждом конкретном случае.

Сегодня термин «идентичность» широко применяется в гуманитарных науках. С точки зрения методологии идентичность – предмет исследования, идентификация – объяснительный принцип. Но существуют и другие толкования этих терминов.

Личность одновременно может принадлежать к нескольким социальным группам, это существенно влияет на изучение социальной идентификации как явления. Идентичность не является изначальным свойством, она формируется и выражает некое отношение человека к себе в условиях многообразия окружающего мира. Есть точка зрения, что идентичность присуща только отдельным людям, группа не может обладать идентичностью, если только метафорически.

В 1980-х годах термин «идентичность» стал использоваться, когда речь заходила о субъектах международных отношений. Здесь имеется ввиду конкурирующая идентичность, например, христианская, исламская. Такого рода идентичности не являются устойчивыми, их нельзя использовать для исследований эмпирического характера. Поэтому предметом изучения становятся индивиды, а групповая идентичность остается абстрактным понятием, которое применяется в широком философском смысле.

Типы социальной идентичности

Различают несколько типов социальной идентичности: профессиональную, этническую, гендерную, религиозную, политическую и много других. Идентичность – это не постоянное явление, она может изменяться в зависимости от ситуации и времени: смена деятельности человека, места проживания, образования, возраста.

Этническая идентичность

В обществе изменилось отношение к национальной общности, к которой принадлежит человек, происходит угасание или, наоборот, яркое проявление этнической идентичности. Идентичность по этническому признаку чаще всего формируется не в результате наличия некоего национального качества, а в процессе индивидуального самоопределения. Так фамилия человека, имеющая ярко выраженный этнический признак, вовсе не определяет его идентичность. Для самоопределения человека по национальному признаку этого недостаточно, хотя, если в обществе имеются явные этнические противоречия, даже фамилия может иметь значение.

Нужна помощь преподавателя?

Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Описать задание

Гендерная идентичность

Данный тип социальной идентичности формируется в раннем детстве, по мере того, как происходит физиологическое развитие человека. Наиболее устойчивый тип, но может изменяться в силу определенных биологических причин и социальных факторов. Примером могут служить люди с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Сексуальная идентичность – явление очень сложное, требующее пересмотра ценностей, смыслов. Этим объясняется противостояние в сегодняшнем обществе, а также борьба за установление норм и правил адекватной гендерной идентичности. Эта проблема существует за рамками социальной психологии и требует подробного анализа с учетом компетенций юристов, психиатров, биологов, культурологов и др.

По результатам многочисленных исследований именно гендерная, возрастная, этническая идентичности являются центральными звеньями социальной идентичности личности в целом. Проблемы в этих звеньях могут приводить к тяжелым последствиям для полноценного развития и существования личности: разрушать психику, разум, здоровье.

Профессиональная идентичность

Процесс профессионального самоопределения не включает только выбор профессии в юном возрасте. Нередко человек решает задачу профессионального самоопределения на протяжении всей жизни. Зависит это не только от самого человека, но и от массы других причин: экономических кризисов, перемены места жительства, невозможности выполнять профессиональные обязанности по состоянию здоровья и т.д.

Профессиональная идентичность зависит во многом от внешних причин еще и потому, что развивается экономика, появляются новые производства, меняются условия труда и содержание профессиональной деятельности. В этой сфере важны и полезны такие прикладные психологические направления, как профориентация и профконсультирование. Психолог, занимающийся этими вопросами, должен оказать помощь человеку в его профессиональном самоопределении.

Идентичность характеризует личность в динамике развития на протяжении всей жизни, показывает непрерывность самовоспитания. Идентичность дает возможность человеку эффективно адаптироваться к условиям среды и видеть свою жизнь с точки зрения непрерывности, органично включая в нее прошлое, настоящее и будущее.

Замечание 1

Межгрупповые отношения рассматриваются социальными психологами на основе социальной идентичности. Тогда становятся понятны такие феноменальные явления, такие как этноцентризм, ингрупповой фаворитизм, межгрупповая дискриминация, конформность, нормативное поведение, стереотипизирование, сплоченность.

Если в структуре Я-концепции членов группы лидирующую позицию занимает социальная идентичность, возникают такие межгрупповые феномены. В малых и больших группах протекают процессы, не объяснимые с точки зрения межличностного взаимодействия. Необходимо учитывать явление социальной идентичности. Только тогда эти процессы получают теоретическое логичное объяснение. Социальная идентичность объясняет суть социальных стереотипов – важнейшего компонента межгруппового взаимодействия.

Социальные стереотипы

Термин «стереотип» появился в начале 1920-х гг. в работе американского писателя Уолтера Липпмана. По его мнению, стереотип – это устойчивый, но неадекватный образ человека из другой группы, сконструированный в обществе. Это способ восприятия явлений, приводящий к упрощению действительности, порождающий предрассудки, он избирателен и неточен.

Определение 1

Социальный стереотип – устойчивый, эмоционально окрашенный образ объекта, явления или процесса отдельной социальной группы.

Стереотип легко перенести на всех членов группы. Это групповое представление о поведении членов других социальных групп.

Г.Теджфел указывал на важную роль стереотипизации при формировании социальной идентичности. В межгрупповых отношениях стереотипы выполняют объяснительную и оправдательную функции, функцию социальной дифференциации.

Определение 2

Стереотип – образ социальной группы, который создается в массовом сознании людей.

Так как социальные группы отличаются друг от друга по разным показателям, изучать особенности социальной идентичности личности следует в контексте тех групп, к которым она относится.

Группы с высоким статусом повышают социальную идентичность людей, низкостатусные группы делают социальную идентичность неустойчивой. Чувство принадлежности к знатному роду делают идентичность сильнее. Многочисленный народ, живущий в большой стране, имеет высокую идентичность, малочисленные народы имеют сниженную идентичность. Хотя в России встречаются парадоксальные явления. Например, человек причастен к кавказской малочисленной группе, но это в разы повышает его идентичность. Возможно сильная идентичность возникает потому, что человек желает противостоять многочисленной нации, явно демонстрировать свою независимость и национальную гордость. Нужно отметить, что на эти чувства никто не посягает, в России проживают представители более 180 национальностей.

Идентификация человека с определенной социальной группой ни что иное, как осознание человеком своего статуса в системе межгрупповых отношений. В ее основе лежит потребность индивида в принадлежности к какой-то группе для самореализации. Человек определяет свое место в обществе посредством принадлежности к социальной группе, часто, сталкиваясь с проблемами. В социальной психологии такие ситуации называются кризисами социальной идентичности. Человек стоит перед выбором социальной идентификации, он определяет беден он или богат, молод или стар, образован или невежественен и т.д.

Г.Теджфел вводит в социальную психологию еще одно важное понятие – ингрупповой фаворитизм.

Определение 3

Это тенденция оценки людей ниже членов своей группы, предоставление выгодных условий для участников своей группы.

Данное понятие позволило теоретически обосновать такой феномен, как ингрупповые и аутгрупповые стереотипы.

Ингрупповой фаворитизм заключается в предоставлении преимуществ членам своей группы (профессиональной, религиозной, национальной, языковой) в ущерб другой социальной группе. Здесь обязателен факт социальной идентичности. Избежать явления ингруппового фаворитизма можно с помощью расширения пределов идентификации. Должна произойти идентификация с большой группой, но в жизни, из-за многочисленных межкультурных различий, эту задачу выполнить невозможно.

(PDF) Роль коммуникации в построении личностной идентичности*

129

Труфанова Е. О.

массовых коммуникаций и сетевых технологий коммуникативная

природа человека являлась основой конструирования личност-

ной идентичности.

Для личностной идентичности очень важно иметь не только

внутренние, но и внешние «точки опоры», с которыми индивид

может идентифицироваться. И именно поэтому так важны комму-

никативные отношения индивида с другими. В социальном кон-

струкционизме, например, подчеркивается, что индивидуальное

Я, личность, всегда находятся в тесной взаимосвязи со своим соци-

альным окружением, и Я состоит не только из детерминированных

природой и уникальной биографией фактов, но и из различных

социальных интеракций с другими людьми. В процессе коммуни-

кативных отношений индивида и различных социальных групп, к

которым он принадлежит или с которыми он сталкивается, осу-

ществляется социализация и формирование ряда важнейших «кол-

лективных» идентификаций, таких как национальная, этническая,

гражданская, политическая и т. д. Однако помимо подобных более

«обширных» идентификаций имеются также более узкие, более

личные идентификации, связанные с конкретными ситуациями

моих взаимодействий с другими людьми.

Каждая совокупность моих отношений с каждым конкрет-

ным другим составляет еще одну особую идентификацию.

Идентификации также могут основываться на вымышленных

персонажах, придуманных как самим индивидом, так и заим-

ствованных им из книг, фильмов и т. п. Индивид вводит подоб-

ных персонажей в свой внутренний мир как значимых других –

иногда в качестве знакомых, иногда – в качестве своих alter ego.

Такого рода персонажи могут выступать как «ролевые модели»,

ориентируясь на которые индивид выбирает свой стиль поведе-

ния. В ряде исследований американских психологов и психиатров

в связи с этим вопросом рассматривается роль так называемых

«невидимых гостей» («invisible guests», М. Уоткинс), «социаль-invisible guests», М.Уоткинс), «социаль- guests», М.Уоткинс), «социаль-guests», М.Уоткинс), «социаль-», М.Уоткинс), «социаль-

ных образов» («social imagery» Э.Клингер), «социальных при-social imagery» Э.Клингер), «социальных при- imagery» Э.Клингер), «социальных при-imagery» Э.Клингер), «социальных при-» Э.Клингер), «социальных при-

зраков» («social ghosts», М.Герген). Под этими терминами разные

авторы подразумевают образцы поведения, на основе которых

могут формироваться идентификации. Сюда относятся родствен-

ники, друзья, учителя, однако, как показывают исследования,

Социальная и личностная идентичность

Теоретическая и эмпирическая разработка проблемы идентичности началась в 60-е годы, хотя само понятие идентичности имеет довольно длительную историю и использовалось многими теориями. С начала 70-х годов понятие идентичность заменяет собой понятие Я-концепция.

Понятие идентичность использовалось в ролевых теориях, где под идентичностью понималось структурная совокупность словных ролей, интериоризируемых в процессе обучения, а также в ряде исследований, направленных на изучение взаимодействия индивида и группы. Данное понятие также употреблялось и в философских работах. В частности, Фромм рассматривал персональную идентичность как результат индивидуализации человека и социальную идентичность как самоотождествеление себя с нормами, идеями, ценностями общества. 

Э. Эриксон:

Идентичность - процесс организации жизненного опыта в индивидуальное «Я», сложное личностное образование, имеющее многоуровневую структуру.

Предполагается динамика идентичности на протяжении всей жизни человека.

Основной функцией данной личностной структуры является адаптация в самом широком смысле этого слова,  идентичность имеет определенную «организующую» функцию в развитии личности — данное понятие является для Э. центральным при рассмотрении вопроса о стадиях психосоциального развития.

Три основных уровня анализа человеческой природы (идентичности):

- индивидный: идентичность рассматривается как результат осознания человеком собственной временной протяженности - представление о себе как некоторой относительно неизменной данности того или иного физического облика, темперамента, задатков, имеющего принадлежащее ему прошлое и устремленного в будущее.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

- личностный: идентичность определяется как ощущение человеком собственной неповторимости, уникальности своего жизненного опыта, обусловливающее некоторую тождественность самому себе.

- идентичность - тот личностный конструкт, который, отражает внутреннюю солидарность человека с социальными, групповыми идеалами и стандартами и тем самым помогает процессу Я-категоризации: это характеристики, благодаря которым мы делим мир на похожих и непохожих на себя. Этот конструкт Э. назвал - социальной идентичностью.

А. Тэшфел: (Концепция социальной идентичности).

Социальная категоризация - система ориентации, которая создает и определяет конкретное место человека в обществе. Процесс социальной категоризации необходим человеку для определенной систематизации своего социального опыта и для ориентации в своем социальном окружении. Межгрупповые формы взаимодействия рассматриваются как некоторый континуум: групповое членство – индивидуальные характеристики участников. Для объяснения возможных вариантов социального поведения личности в рамках данного континуума Т. опирался на когнитивную схему: роль регулятора в этом выполняет Я-концепция, включающая в себя две подсистемы — персональную и социальную идентичность. Это равнозначные структуры, первая из которых представляет самоопределение человека в терминах физических, интеллектуальных и нравственных черт, а вторая — в терминах субъективной принадлежности к различным социальным категориям: полу, этносу.

 Дж. Тернер: (теория самокатегоризации).

Основная идея - актуализация личностного уровня идентичности подавляет социальный полюс самокатегоризации, снижая количество ролевых, стереотипных проявлений, а актуализация групповой идентичности тормозит установки и поведение, порождаемые личностным уровнем самокатегоризации, и ведет к деперсонализации. Самокатегоризация, продуцирует внутригрупповой фаворитизм, социальные стереотипы восприятия и нормативное поведение. Через самокатегоризацию индивиды могут использовать созданные группой прототипы для поддержания благоприятной самооценки. Прототипическое поведение наиболее яркое выражение социальной идентичности. Личностные и социальные компоненты являются частью Я-концепции.

Я-концепция имеет уровневое строение, процесс самокатегоризации может идти на 3 иерархизованных уровнях:

1. высший (я – человек).

2. средний (самокатегоризация как члена определенной социальной группы, т.е. на уровне определенной социальной идентичности).

3. низший (личностная самокатегоризация, на уровне персональной категоризации).

Социальная идентичность – общая сумма личностных идентификаций, которые являются специфическими социальными категориями, интернализованными в когнитивный компонент Я-концепции.

Основной процесс, запускающий развитие социальной идентичности – сравнение.

Для концепций Тэшфела и Тернера процесс становления социальной идентичности содержит в себе три последовательных когнитивных процесса:

- индивид самоопределяется как член некоторой социальной категории

- человек включает в образ «Я» общие характеристики собственных групп членства, усваивает нормы и стереотипы им свойственные

- процесс становления социальной идентичности завершается тем, что человек приписывает себе усвоенные нормы и стереотипы своих социальных групп, они становятся внутренними факторами его социального поведения.

Пути достижения позитивной социальной идентичности:

- индивидуальная мобильность:  попытки члена низкостатусной группы покинуть ее и присоединиться к высокостатусной

- социальное творчество: переоценка самих критериев по которым производится сравнение.

- социальная конкуренция: прямое приписывание желательных характеристик своей группе и противопоставление их группе сравнения.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Антонова Н.

В.. Публикации
  • + - Проблема личностной идентичности в интерпретации современного психоанализа, интеракционизма и когнитивной психологии

    В современной научной литературе все чаще встречается понятие "личностная идентичность". Это не случайно: в контексте последних социальных изменений усиливается интерес к проблеме выбора, самовыражения. В западной культуре свобода самовыражения и выбора традиционно ассоциируется с проблемой личностной идентичности. Идеи о том, что люди имеют свободу воли, могут влиять на мировые события, развивались в Европе начиная с XVI в. Гуманизм, Ренессанс, картезианство прославляли силу личности, сознания, личную ответственность человека. В философии XVII в. личностная идентичность определялась как осознание индивидом непрерывности, тождественности во времени собственной личности. Два столетия спустя американский философ и психолог У. Джеме выразил установившееся к тому времени представление о личностной идентичности как о последовательности, непротиворечивости личности. Понятие личностной идентичности активно разрабатывается в современной зарубежной психологии. В данной работе мы рассмотрим две наиболее широко представленные линии теоретической интерпретации и эмпирического исследования личностной идентичности. Первую можно отнести к современному психоаналитическому направлению, так как авторы, работающие в данной парадигме, опираются на теорию идентичности Э. Эриксона. Вторая линия исследований опирается на концепцию Я Дж. Мида и объединяет представителей интеракционистского и когнитивного подходов

    // "Вопросы психологии" 1996

    http://www.voppsy.ru/journals_all/issues/1996/961/961131.htm
  • + - Проблема личностной идентичности в интерпретации современного психоанализа, интеракционизма и когнитивной психологии

    В современной научной литературе все чаще встречается понятие "личностная идентичность". Это не случайно: в контексте последних социальных изменений усиливается интерес к проблеме выбора, самовыражения. В западной культуре свобода самовыражения и выбора традиционно ассоциируется с проблемой личностной идентичности. Идеи о том, что люди имеют свободу воли, могут влиять на мировые события, развивались в Европе начиная с XVI в. Гуманизм, Ренессанс, картезианство прославляли силу личности, сознания, личную ответственность человека. В философии XVII в. личностная идентичность определялась как осознание индивидом непрерывности, тождественности во времени собственной личности. Два столетия спустя американский философ и психолог У. Джеме выразил установившееся к тому времени представление о личностной идентичности как о последовательности, непротиворечивости личности. Понятие личностной идентичности активно разрабатывается в современной зарубежной психологии. В данной работе мы рассмотрим две наиболее широко представленные линии теоретической интерпретации и эмпирического исследования личностной идентичности. Первую можно отнести к современному психоаналитическому направлению, так как авторы, работающие в данной парадигме, опираются на теорию идентичности Э. Эриксона. Вторая линия исследований опирается на концепцию Я Дж. Мида и объединяет представителей интеракционистского и когнитивного подходов

    // Вопр. психол. 1996. № 1. С. 131-143.

    http://www.voppsy.ru/issues/1996/961/961131.htm
  • +-Самоопределение как механизм развития идентичности[недоступно]

    В статье рассматривается проблема соотношения понятий самоопределения и идентичности. Подробно рассмотрены современные модели самоопределения и идентичности, их структура, виды, классификации. Предлагается авторская модель динамики идентичности на основе действия механизмов идентификации, интериоризации и самоопределения. Ключевые слова: идентичность, статус идентичности, динамика идентично- сти, открытая идентичность, закрытая идентичность, достигнутая идентичность, преждевременная идентичность, диффузная идентичность, самоопределение, решение проблем.

    // В статье рассматривается проблема соотношения понятий самоопределения и идентичности. Подробно рассмотрены современные модели самоопределе- ния и идентичности, их структура, виды, классификации. Предлагается авторская модель динамики идентичности на осн

    В настояще время публикация недоступна.
    http://mggu-sh.ru/sites/default/files/antonova_belousova_2_2011.pdf
  • Личность | Британника

    Понятие личности

    О личности судят всякий раз, когда говорят, что человек, существовавший в одно время, совпадает с человеком, существовавшим в другое время: например, что президент Соединенных Штатов в 1802 году, а именно Томас Джефферсон, был человеком, который в 1776 г. был основным автором Декларации независимости. Истинность таких суждений часто зависит от очень важных вопросов. Например, следует ли наказывать кого-либо за преступление, зависит от того, является ли он тем, кто его совершил, а то, является ли кто-то владельцем чего-либо сейчас, может зависеть от того, был ли он тем человеком, который купил это когда-то в прошлом. Существует ли личное бессмертие или переживание смерти, зависит от того, может ли умирающий человек быть идентичным с человеком, существующим после смерти этого человека.

    Тема личной идентичности связана с тем, из чего состоит истинность суждений о личной идентичности и как ее можно узнать. В равной степени это имеет отношение к природе стойкости людей во времени и их осознанию такой стойкости. Некоторые ученые, такие как американский философ 20-го века Родерик Чизолм, отрицали, что на такие вопросы может быть информативный ответ; они думают, что личная идентичность «проста и не поддается анализу.Но кажется правдоподобным, что что-то можно сказать о том, из чего состоит во времени одинаковость автомобилей, рек и городов, и поэтому естественно думать, что то же самое должно быть верно и в отношении идентичности людей во времени.

    Психологический взгляд

    Оба эти объяснения личностной идентичности - теория тела и теория нематериальной субстанции - были отвергнуты английским философом 17 века Джоном Локком в его «Эссе о человеческом понимании » (1689 г. ), в котором содержалось первое расширенное рассмотрение тема в западной философии.Книга II, глава 27 эссе Essay «О самобытности и разнообразии» представляет известный пример, в котором душа принца, несущая в себе сознание его прошлой жизни, переносится в тело сапожника. Локк утверждал, что человек с телом сапожника после перевода будет тем же человеком, что и принц, несмотря на то, что у него нет прежнего тела принца. (Обновленные версии этого примера включают пересадку мозга, а не перенос души.) Он также считал, что сознание может быть перенесено из одной нематериальной субстанции в другую, так что нематериальная субстанция, которая изначально была разумом одного человека, могла стать разумом другого человека. человек.

    Локк сказал, что идентичность людей состоит из тождества сознания. Обычно это интерпретируется как означающее, что идентичность состоит из фактов о памяти: кто-то, существующий сейчас, совпадает с кем-то, существовавшим вчера, потому что он помнит мысли, переживания или действия более раннего человека.

    Традиционная критика

    Шотландский философ 18-го века Томас Рид возразил против этой точки зрения, приведя пример, получивший известность как «храбрый офицер».Маленького мальчика пороли за кражу яблока; позже, будучи молодым офицером, он вспоминает порку; еще позже, будучи старым генералом, он вспоминает, как храбро вел себя как молодой офицер, но не помнит, чтобы его пороли в детстве. Согласно теории Локка, подумал Рид, молодой офицер - это то же лицо, что и маленький мальчик, а старый генерал - это то же лицо, что и молодой офицер, но старый генерал не такой же человек, как маленький мальчик - противоречие, потому что идентичность логически транзитивна (если A = B и B = C, то A = C).Английский епископ и философ XVIII века Джозеф Батлер выдвинул другое возражение: теория Локка является круговой, потому что понятие памяти, которое она использует, предполагает понятие личной идентичности.

    Томас Рид, рисунок Джеймса Тасси, 1789 г .; в Шотландской национальной портретной галерее, Эдинбург

    Предоставлено Шотландской национальной портретной галереей, Эдинбург

    Несмотря на эти возражения, взгляды, вдохновленные Локком, называемые неокковскими, или психологическими, взглядами, доминировали в дискуссиях о личной идентичности с его времени, и большая часть последующей истории этой темы была сосредоточена на дебатах о том, могут ли возражения Рида и Батлера быть встреченным. Первым ответом на пример храброго офицера Рида, сделанного на известное заявление британского философа 20-го века Пола Грайса, было то, что личная идентичность состоит из непрерывности памяти. Жизнь человека можно представить как состоящую из серии мгновенных «личностных этапов». Для того, чтобы старый генерал был идентичен маленькому мальчику, не требуется, чтобы общий помнил переживания и действия мальчика, а только чтобы старая общая личностная стадия была связана с личностной стадией маленького мальчика посредством некоторой связи. серия личностных стадий, каждый из которых содержит воспоминания о чем-то происходящем на непосредственно предшествующей стадии.

    В последующем развитии этого ответа непрерывность памяти была заменена психологической непрерывностью, которая включает непрерывность памяти как частный случай. Психологическая непрерывность состоит из поддержания ряда психологических отношений между личностными стадиями - например, отношений, которые сохраняются, когда убеждения и желания порождают посредством рассуждений новые убеждения, желания, намерения или решения, - а также поддержание отношений, которые являются участвует в сохранении с течением времени черт личности и характера. Переход от простой теории памяти к теории психологической непрерывности в некоторой степени помогает ответить на возражение Батлера о круговороте, поскольку можно узнать, возникают ли соответствующие психологические отношения, не зная, являются ли рассматриваемые индивидуальные стадии стадиями одного и того же человека. .

    Другой ответ на возражение Батлера, выдвинутый современным американским философом Сиднеем Шумейкером, заключается в замене понятия памяти понятием «квазипамять». Человек квази-вспоминает прошлый опыт или действие, если у него есть опыт памяти, который определенным образом вызван этим прошлым действием или опытом.Теоретически для человека может быть возможно квази-вспомнить прошлые переживания или действия, то есть иметь опыт запоминания их как своих собственных, даже если на самом деле они не являются его собственными ( см. Ниже Расщепление и особые опасения). Но запоминание будет особым случаем - и, возможно, единственным реальным случаем - квазизамещения. И никакой замкнутости не возникнет, если использовать понятие квазипамяти вместо понятия памяти при описании психологической преемственности, составляющей личную идентичность.Конечно, теория психологической непрерывности, основанная на квазипамять, будет удовлетворительной только в том случае, если она содержит положения, которые определяют, является ли случай квазизамещения случаем подлинного запоминания.

    Джозеф Батлер

    Джозеф Батлер, фрагмент гравюры Т.А. Дин, 1848 г., по портрету Джона Вандербанка.

    Библиотека изображений BBC Hulton

    Расщепление и особые проблемы

    Большинство современных версий психологического взгляда на личностную идентичность предполагают, что люди имеют физическую природу.Как уже упоминалось, пример Локка с переносом души был заменен в 20 веке примерами трансплантации мозга. Идея состоит в том, что у реципиента трансплантата мозга можно ожидать, что он будет иметь воспоминания, соответствующие прошлой жизни донора, а также психологический анамнез, как правило, продолжающийся с историей донора до трансплантации. Получатель будет думать, что он донор, и, согласно психологической точке зрения, другие должны думать так же. Помимо апелляции к возможности трансплантации мозга, некоторые теоретики психологии предусмотрели устройства «телетранспортации», которые перемещают людей, передавая информацию об их нервных состояниях из одного места в другое.

    Вариант примера с трансплантацией мозга, созданный британским философом Дэвидом Виггинсом, в котором два полушария мозга трансплантируются в два разных тела, широко обсуждается с 1970-х годов. Здесь предполагается, что после трансплантации остаются два человека, которые психологически связаны с человеком, который существовал до этого. Поскольку эти два человека не идентичны друг другу, невозможно, чтобы оба были идентичны первоначальному человеку.Однако ни один из них, кажется, не имеет каких-либо характеристик, которые сделали бы первоначального человека идентичным ему, а не другому. Поскольку такие случаи «расщепления» кажутся примерами психологической преемственности без личной идентичности, они рассматривались как вызов психологической точке зрения. Они также, кажется, предоставляют примеры квази-памяти, которая не является памятью: продукты деления будут квази-вспоминать прошлое первоначального человека, но, возможно, не помнить его, если ни один из них не идентичен исходному человеку.

    Некоторые сторонники психологической точки зрения ответили, что личная идентичность состоит не из самой психологической непрерывности, а «неразветвленной» психологической непрерывности, причем случаи расщепления являются примерами «разветвленной» психологической непрерывности. Однако теоретики расходятся в том, насколько убедительным они считают это предложение.

    Дела о расщеплении также вызывают вопросы об особой заботе людей о своем будущем благополучии. Кажется правдоподобным, что человек, ожидающий деления, будет особо заботиться о благополучии обоих продуктов деления, хотя, строго говоря, он не будет идентичен ни одному из них.

    Идея особого внимания заняла видное место в работах современного английского философа Дерека Парфита. В Reasons and Persons (1984) и других работах он утверждал, что особую озабоченность вызывает не личная идентичность как таковая, а психологическая преемственность и взаимосвязь, которые обычно достаточны для личной идентичности, но недостаточны в случаях расщепления. Если под «выживанием» подразумевается обладание тем, что ценится или имеет значение, в перспективе продолжения существования с достойной жизнью, то, согласно Парфиту, в случаях расщепления есть выживание без идентичности.Подход Парфита к случаям расщепления породил новый критерий адекватности любого описания личной идентичности: он должен объяснять, почему личная идентичность так важна.

    Другое возражение против психологической точки зрения связано с возможностью амнезии: эта точка зрения, похоже, подразумевает, что жертва полной амнезии - это не тот человек, которым он был до того, как был поражен. С другой стороны, психолог-теоретик будет убежден, что, несмотря на внешность, амнезия на самом деле невозможна.Защитники психологической точки зрения отвечают, что тип амнезии, который на самом деле происходит, совместим с психологической точкой зрения, потому что люди могут оправиться от обычной амнезии, что означает, что их воспоминания продолжают существовать в латентном состоянии, и в любом случае есть что-то еще психологическая преемственность, чем непрерывность памяти. Для того чтобы случай амнезии был явно несовместим с психологической точкой зрения, он должен был бы составить «мозговой удар», который разрушает не только все воспоминания субъекта, но и все прошлые черты его психологии.Нет никаких оснований полагать, что человек сможет это пережить.

    Психологическая точка зрения против анимализма

    Совпадающие лица

    Мощная критика, высказанная в конце 20-го века, связана с интуитивно правдоподобным предположением, что люди - это люди-животные. Хотя (как упоминалось ранее) большинство версий психологической точки зрения предполагают, что люди являются физическими сущностями, они привержены утверждению, что человек не идентичен своему телу, потому что отношения, составляющие личную идентичность, отличаются от отношений, составляющих телесную идентичность.По аналогичным причинам психологическая точка зрения также придерживается мнения, что человек не идентичен конкретному человеческому животному (индивиду Homo sapiens ), которое точно совпадает с физическим пространством его тела. Однако, если это верно, теоретик-психолог должен признать существование «совпадающих сущностей»: численно различных вещей (человека и животного), которые занимают одно и то же пространство и состоят из одной и той же материи. Для некоторых философов этого достаточно, чтобы отвергнуть психологическую точку зрения.Другие утверждали, что даже если совпадающие сущности возможны, психологическая точка зрения подразумевает противоречащее интуиции утверждение, что люди не являются животными.

    Слишком много умов

    Более того, эта точка зрения также кажется уязвимой для того, что было названо возражением «слишком многих умов» (или «слишком многих мыслителей»). Учитывая, что человек и совпадающее с ним человеческое животное физически совершенно одинаковы, может показаться (с точки зрения физикалистов на ментальность), что человеческое животное должно иметь те же психические состояния, что и человек, и поэтому само должно быть психическим субъектом и личностью, вопреки тому, что утверждает психологическая точка зрения.Может показаться, что единственный способ избежать этого вывода - это предположить, что животные не могут думать, что также сильно противоречит здравому смыслу. (Утверждение, что психологическая точка зрения подразумевает, что животные не могут думать, часто упоминается как возражение «думающих животных».

    Подобные соображения были выдвинуты сторонниками «анимализма» - теории, которая в 1990-х годах стала главным конкурентом психологической точки зрения. Согласно американскому философу Эрику Олсону и другим, люди - это биологически индивидуализированные животные, чье существование во времени состоит из биологической непрерывности, которая состоит из биологических процессов, составляющих жизнь организма.Анимализм дополнительно подтверждается тем фактом, что в реальных случаях (не включая трансплантацию мозга и тому подобное) идентичность человека и одинаковость человека-животного всегда идут рука об руку.

    Защитники психологической точки зрения, в том числе Шумейкер, отрицают, что они придерживаются слишком многих взглядов. Хотя люди и совпадающие с ними биологические животные обладают одинаковыми физическими свойствами, результатом является не воплощение ментальности в двух разных вещах, человеке и животном, а его воплощение только в одной вещи - в человеке.Только в жизнедеятельности существа, имеющего постоянные условия ментальных субъектов - например, людей, - экземпляры физических свойств встроены таким образом, чтобы реализовывать ментальные свойства. Защитники также утверждают, что есть здравый смысл в том, что люди являются животными, хотя и не биологически индивидуализированными животными, и что животные в этом смысле могут думать. То, что они выступают против анимализма, совпадает с тем, что Локк придерживался аналогичной точки зрения, теории тела: анимализм стремится отвергнуть весьма правдоподобную интуицию, согласно которой при трансплантации мозга (или при переносе души Локка) человек идет вместе с мозгом ( или душа).

    Другие темы, которые были затронуты в современных дискуссиях о личной идентичности, включают: возможно ли существование после смерти, могут ли люди существовать в развоплощенной форме и могут ли существовать люди, не состоящие из организмов - возможно, включая компьютеры и организованные группы людей. организмы.

    Сидней Сапожник

    Что такое личность? - Определение, философия и развитие - Видео и стенограмма урока

    Философия личности

    Как узнать, что ты такой же человек, каким был в детстве? Это потому, что вы помните, что росли в том же теле, что и сейчас? Или это потому, что вы считаете, что у вас то же самое? Какие критерии можно использовать, чтобы подтвердить, что вы на самом деле «человек»?

    Когда вы спрашиваете себя, откуда вы знаете, что вы тот же человек, которым были в детстве, это вопрос настойчивости.В этом контексте настойчивость означает наше существование во времени и то, как мы можем это доказать. Другими словами, мы чувствуем, что наше «я» «сохраняется» на протяжении всей жизни как одно и то же человеческое существо, но как мы можем знать наверняка? Философы Платон и Рене Декарт, а также представители многих религий предложили, чтобы мы упорствовали, потому что у нас есть душа, вневременная сущность, которая сохраняется в той или иной форме даже после смерти нашего живого, дышащего человеческого тела.

    Декарт, в частности, стремился предоставить научно-ориентированный аргумент в пользу этого непреходящего внутреннего «я».Он использовал рациональные аргументы и примеры, чтобы продемонстрировать различие разума и тела. Он продвигал точку зрения, согласно которой разум может существовать и существовать без тела. Это различие между разумом и телом человека известно как дуализм разума и тела и было влиятельной и мощной теорией в нашем обществе. Вот иллюстрация дуализма разума и тела Декарта:

    Иллюстрация Декарта о дуализме души и тела

    Даже сегодня можно часто слышать фразу «тело и душа».Этот образ мышления развился из идей религиозных традиций, а также философских взглядов на нашу личность.

    Развитие личной идентичности

    Личная идентичность развивается с течением времени и может развиваться, иногда резко, в зависимости от того, в каком направлении мы движемся в нашей жизни. Например, человек, который в 25 лет считает себя членом определенной политической партии, придерживается определенной веры и считает себя представителем высшего среднего класса, может обнаружить, что в 65 лет он совсем другой человек.Возможно, он больше не интересуется политикой, он сменил религию и живет на меньшие деньги, чем в 25 лет. На протяжении жизни человека возможны любые изменения.

    Дети, развивающие самоощущение, могут экспериментировать с различными способами выражения своей личности. Это может включать в себя различные способы одеваться или носить прическу, а также различные способы поведения и мышления. Они могут обнаружить, что одни способы самовыражения работают хорошо и кажутся правильными, в то время как другие недолговечны.На протяжении всей жизни у нас есть ощущение того, кто мы есть, что постоянно меняется.

    Согласно философу Дэвиду Юму, человеческая жизнь оставляет только впечатления, а не одну стабильную идентичность или самоощущение. Эти впечатления, - изменяющиеся, меняющиеся элементы нашего существования. Подумайте о том, как вы смотрели на мир по-разному на протяжении всей своей жизни. У вас был определенный опыт, и вы изменились из-за него. Юм утверждал, что из-за нестабильности впечатлений нельзя сказать, что личная идентичность сохраняется во времени.Мы воспринимаем самоощущение благодаря тому, как наш разум объединяет впечатления и воспринимает их как «я».

    Например, если вы каждый год отправляетесь в отпуск в другое место, было бы трудно сказать, что такое «отпуск» на самом деле, основываясь на этом различном опыте. Отпуск - это песок и тепло или бодрящий поход в горы? «Отпуск» - релаксация или приключение? Если у вас не будет одного и того же опыта, из года в год, что такое отпуск, будет меняться. Отпуск - это не просто неизменная идея, и, с точки зрения Юма, тоже не личность.

    Юм бросил вызов более ранним представлениям о настойчивости, а также теориям психологической и физической непрерывности, которые возникли до него. Теория физической непрерывности изучила, как у нас есть то же человеческое тело, что и в течение нашей жизни, и что это помогает нам узнать, что мы есть сами. Теория психологической непрерывности была сосредоточена на том, как разум и воспоминания, кажется, связывают личность человека вместе. Юм поставил под сомнение эти теории, говорящие о стойкой личной идентичности.Вместо этого он указал на мимолетный характер нашего опыта и на то, как мы постоянно меняемся.

    Краткое содержание урока

    Философы, борющиеся с темой личной идентичности исследовали эту концепцию со многих сторон, задавая вопросы о том, откуда вы знаете, что вы есть на самом деле. Многие из концепций оставили наследие в нашем образе мышления как культуры, например, дуальность разума и тела Декарта. Некоторые концепции могут показаться вам новыми, например, аргумент Юма о том, что мы не можем доказать, что личность или личность сохраняется .Споры о личностной идентичности вдохновляют тех, кто изучает философию, задавать себе аналогичные вопросы, задаваемые философами во времени: что такое человек? Кто я? Как мне узнать, что я останусь собой в будущем?

    Результаты обучения

    После завершения этого урока по личной идентичности вы можете получить знания, необходимые для:

    • Перефразировать определение и структуру личной идентичности
    • Выделите философскую концепцию личности
    • Обсудить двойственность духа и тела Декарта и ее длительное влияние
    • Обобщите теорию Дэвида Юма о личности и поймите, как он оспаривал предыдущие теории

    Личная идентичность - Философия - Oxford Bibliographies

    Введение

    Термин «личность» означает разные вещи для разных людей.Психологи используют его для обозначения самооценки человека - его убеждений о том, какой человек он есть и чем он отличается от других. В философии этот термин обычно относится к философским вопросам о самих себе, которые возникают в силу того, что мы люди, - к вопросам, которые в противном случае могут иметь мало общего. Некоторые философы используют этот термин более свободно и включают такие темы, как природа самопознания, самообмана, рациональности и воли. В этой статье личная принадлежность рассматривается в более строгом смысле.

    Общие обзоры

    Penelhum 1967 и Perry 2008 хорошие, но немного устаревшие. Остальные - надежные проводники в текущих дебатах. Статьи энциклопедии Garrett 1998 и Olson 2015 исследуют эту область; DeGrazia 2005 подходит к этому вопросу с точки зрения этика.

    • ДеГразиа, Дэвид. Идентичность человека и биоэтика . Кембридж, Великобритания: Cambridge University Press, 2005.

      DOI: 10.1017 / CBO9780511614484

      Глава 2 - это длинный, но хорошо читаемый обзор с множеством примеров, в основном сосредоточенных на идентичности во времени и ее практическом значении.С пониманием относится к анимализму.

    • Гаррет, Брайан. «Личная личность». В энциклопедии философии Рутледж . Vol. 7. Под редакцией Эдварда Крейга, 305–314. London: Routledge, 1998.

      Краткое, но полезное введение и отличное место для начала. Онлайн-версия (2004 г., требуется подписка) более актуальна.

    • Олсон, Эрик Т. «Личная личность». В Стэнфордская энциклопедия философии . Под редакцией Эдварда Н.Залта. Стэнфорд, Калифорния: Stanford University Press, 2015.

      Полезно выделяет семь отдельных проблем личной идентичности, затем сосредотачивается на идентичности с течением времени, уделяя особое внимание различным версиям вопроса.

    • Penelhum, T. «Личная личность». В Энциклопедия философии . Vol. 6. Под редакцией Пола Эдвардса, 95–107. Нью-Йорк: Макмиллан, 1967.

      Сложное обсуждение Локка, Юма и дискуссии их времени о критериях доказательной идентичности личности с течением времени.

    • Перри, Джон. «Проблема личной идентичности». В Personal Identity . 2-е изд. Под редакцией Джона Перри, 3–30. Беркли: Калифорнийский университет Press, 2008.

      Живое и доступное введение в традиционные дебаты о личной идентичности с течением времени. Первоначально опубликовано в 1975 году.

    к началу

    Пользователи без подписки не могут видеть полный контент на эта страница.Пожалуйста, подпишитесь или войдите.

    Как подписаться

    Oxford Bibliographies Online доступен по подписке и постоянному доступу к учреждениям. Чтобы получить дополнительную информацию или связаться с торговым представителем Оксфорда, щелкните здесь.

    Перейти к другим статьям:

    Артикул

    .

    вверх

    • Априорное знание
    • Похищение и объяснение
    • Способность
    • Аборт
    • Абстрактные объекты
    • Действие
    • Адорно, Теодор
    • Эстетический гедонизм
    • Эстетика, аналитические подходы к
    • Эстетика, континентальный
    • Эстетика, История
    • Африканская философия, Contemporary
    • Александр, Самуэль
    • Аналитическое / синтетическое различие
    • Анархизм, Философский
    • Права животных
    • Анскомб, Г.Э. М.
    • Антропный принцип.
    • Прикладная этика
    • Фома Аквинский, Фома
    • Отображение аргументов
    • Искусство и эмоции
    • Искусство и знания
    • Искусство и нравственность
    • Артефакты
    • Утверждение
    • Атеизм
    • Аврелий, Марк
    • Остин, Дж.Л.
    • Автономия
    • Бэкон, Фрэнсис
    • Байесовство
    • Красота
    • Вера
    • Бергсон, Анри
    • Беркли, Джордж
    • Биология, философия
    • Больцано, Бернар
    • Британский идеализм
    • Бубер, Мартин
    • Буддийская философия
    • Бердж, Тайлер
    • Деловая этика
    • Камю, Альбер
    • Кентербери, Ансельм из
    • Карнап, Рудольф
    • Причинно-следственная связь
    • Кавендиш, Маргарет
    • Уверенность
    • Химия, философия
    • Китайская философия
    • Познавательная способность
    • Когнитивная феноменология
    • Когнитивная наука, философия
    • Когерентизм
    • Цвет
    • Коммунитаризм
    • Вычислительная наука
    • Информатика, Философия
    • Конт, Огюст
    • Концепции
    • Семантика концептуальных ролей
    • Условные
    • Подтверждение
    • Конфуций
    • Коннекционизм
    • Сознание
    • Конструктивный эмпиризм
    • Современный гиломорфизм
    • Контекстуализм
    • Контрастивизм
    • Кук Уилсон, Джон
    • Космология, философия
    • Критическая теория
    • Культура и познание
    • Даосизм и философия
    • Дэвидсон, Дональд
    • де Бовуар, Симона
    • де Монтень, Мишель
    • Смерть
    • Теория принятия решений
    • Делез, Жиль
    • Демократия
    • Описание
    • Деррида, Жак
    • Декарт, Рене
    • Декарт, Рене: чувственные представления
    • Описания
    • Дьюи, Джон
    • Диалетеизм
    • Инвалидность
    • Несогласие, эпистемология
    • Дизъюнктивизм
    • Диспозиции
    • Делать и позволять
    • дю Шатле, Эмили
    • Даммит, Майкл
    • Аргументы голландской книги
    • Ранняя современная философия, 1600-1750 гг.
    • Образование, философия
    • Эмоции
    • Инженерия, философия и этика
    • Философия окружающей среды
    • Эпикур
    • Эпистемическая базовая связь
    • Эпистемическое поражение
    • Эпистемическая несправедливость
    • Эпистемическое обоснование
    • Эпистемическая философия логики
    • Эпистемология
    • Эпистемология и активный экстернализм
    • Эпистемология, байесовская
    • Эпистемология, Феминистка
    • Эпистемология, интернализм и экстернализм в
    • Эпистемология, Мораль
    • Эпистемология образования
    • Этический консеквенциализм
    • Этическая деонтология
    • Этический интуиционизм
    • Евгеника и философия
    • События, Философия
    • Свидетельство
    • Доказательная медицина, философия
    • Отношение доказательной поддержки в эпистемологии,
    • Зло
    • Эволюционные аргументы в пользу этики
    • Эволюционная эпистемология
    • Экспериментальная философия
    • Объяснения религии
    • Тезис о расширенном разуме
    • Экстернализм и интернализм в философии разума
    • Фатализм
    • Феминистская философия
    • Фейерабенд, Пол
    • Фихте, Иоганн Готлиб
    • Вымысел
    • Художественная литература
    • Художественная литература в философии математики
    • Фильм, Философия
    • Фут, Филиппа
    • Предвидение
    • Прощение
    • Формальная эпистемология
    • Фуко, Мишель
    • Свободная воля
    • Фреге, Готтлоб
    • Гадамер, Ханс-Георг
    • Геометрия, эпистемология
    • Бог и возможные миры
    • Бог, аргументы в пользу существования
    • Бог, существование и атрибуты
    • Грайс, Пол
    • Хабермас, Юрген
    • Рай и ад
    • Гегель, Георг Вильгельм Фридрих: Эстетика
    • Гегель, Георг Вильгельм Фридрих: Метафизика
    • Гегель, Георг Вильгельм Фридрих: философия истории
    • Гегель, Георг Вильгельм Фридрих: философия политики
    • Хайдеггер, Мартин: Ранние произведения
    • Герменевтика
    • Высшее образование, философия
    • История, философия
    • Гоббс, Томас
    • Хоркхаймер, Макс
    • Права человека
    • Юм, Дэвид: эстетика
    • Юм, Дэвид: моральная и политическая философия
    • Гуссерль, Эдмунд
    • Идеализации в науке
    • Идентичность в физике
    • Изображений
    • Воображение
    • Воображение и вера
    • Невозможные миры
    • Несоизмеримость в науке
    • Индийская философия
    • Незаменимость математики
    • Индуктивное мышление
    • Инфинитизм
    • Инструменты в науке
    • Интеллектуальное смирение
    • Интенциональность, Коллективность
    • Интуиции
    • Джеймс, Уильям
    • Японская философия
    • Кант и законы природы
    • Кант, Иммануил: эстетика и телеология
    • Кант, Иммануил: Этика
    • Кант, Иммануил: теоретическая философия
    • Кьеркегор, Сорен
    • Знание
    • Эпистемология, ориентированная на знания
    • Знание-Как
    • Кун, Томас С.
    • Лакан, Жак
    • Лакатош, Имре
    • Лангер, Сюзанна
    • Язык мысли
    • Язык, философия
    • Латиноамериканская философия
    • Законы природы
    • Юридическая эпистемология
    • Правовая философия
    • Юридический позитивизм
    • Лейбниц, Готфрид Вильгельм
    • Левинас, Эммануэль
    • Свобода
    • Литература, философия
    • Локк, Джон
    • Локк, Джон: личность, личности и личность
    • Логика
    • Лотерея и парадоксы предисловия.
    • Лукреций
    • Макиавелли, Никколо
    • Маркс, Карл
    • Материальная конституция
    • Математическое объяснение
    • Математический плюрализм
    • Математический структурализм
    • Математика, философия
    • Математика, Визуальное мышление в
    • Макдауэлл, Джон
    • МакТаггарт, Джон
    • Смысл жизни,
    • Механизмы в науке
    • Смерть с медицинской помощью
    • Медицина, современная философия
    • Средневековая логика
    • Средневековая философия
    • объем памяти
    • Психическая причинность
    • Мереология
    • Мерло-Понти, Морис
    • Мета-эпистемологический скептицизм
    • Метаэпистемология
    • Метаэтика
    • Метаметафизика
    • Метафилософия
    • Метафора
    • Метафизическое заземление
    • Метафизика, Современность
    • Метафизика, Феминистка
    • Мидгли, Мэри
    • Милл, Джон Стюарт
    • Разум, метафизика
    • Модальная эпистемология
    • Модальность
    • Модели и теории в науке
    • Модульность
    • Монтескье
    • Мур, Г.Э.
    • Моральный договор
    • Моральный натурализм и ненатурализм
    • Моральная ответственность
    • Мультикультурализм
    • Мердок, Ирис
    • Музыка, аналитическая философия
    • Национализм
    • Естественные виды
    • Натурализм в философии математики
    • Наивный реализм
    • Неоконфуцианство
    • Неврология, Философия
    • Ницше, Фридрих
    • Несуществующие объекты
    • Нормативная этика
    • Нормативные основы, философия права:
    • Нормативность и социальное объяснение
    • Объективность
    • Окказионализм
    • Обоняние
    • Онтологическая зависимость
    • Онтология искусства
    • Обычные объекты
    • Другие умы
    • Пацифизм
    • Боль
    • Панпсихизм
    • Парадоксы
    • Партикуляризм в этике
    • Паскаль, Блез
    • Патернализм
    • Патриотизм
    • Пирс, Чарльз Сандерс
    • Восприятие, познание, действие
    • Восприятие, проблема
    • Перфекционизм
    • Упорство
    • Личная личность
    • Феноменальные концепции
    • Феноменальный консерватизм
    • Феноменология
    • Философия для детей
    • Фотография, аналитическая философия
    • Физикализм
    • Физикализм и метафизический натурализм
    • Физика, Эксперименты в
    • Платон
    • Плотин
    • Политическая эпистемология
    • Политическое обязательство
    • Политическая философия
    • Поппер, Карл
    • Порнография и объективация, аналитические подходы к
    • Практические знания
    • Практический моральный скептицизм
    • Практическая причина
    • Прагматика
    • Прагматизм
    • Вероятностные представления веры
    • Вероятность, интерпретация
    • Проблема Божественной Скрытности.
    • Проблема зла,
    • Предложения
    • Психология, философия
    • Наказание
    • Пирронизм
    • Qualia
    • Квиетизм
    • Куайн, В.В. О.
    • Раса
    • Расистские анекдоты
    • Рационализм
    • Рациональность
    • Ролз, Джон: моральная и политическая философия
    • Реализм и антиреализм
    • Реализация
    • Причины в эпистемологии
    • Редукционизм в биологии
    • Справка, Теория
    • Рид, Томас
    • Релятивизм
    • Релайабилизм
    • Религия, философия
    • Религиозные верования, эпистемология
    • Религиозный опыт
    • Религиозный плюрализм
    • Рикёр, Поль
    • Права
    • Риск, философия
    • Рорти, Ричард
    • Руссо, Жан-Жак
    • Следование правилам
    • Рассел, Бертран
    • Сартр, Жан-Поль
    • Шопенгауэр, Артур
    • Наука и религия
    • Наука, теоретические достоинства в
    • Научное объяснение
    • Научный прогресс
    • Научный реализм
    • Научное представительство
    • Научные революции
    • Скот, Дунс
    • Самопознание
    • Селларс, Уилфрид
    • Семантический экстернализм
    • Семантический минимализм
    • Семиотика
    • Сенека
    • Чувства,
    • Принцип чувствительности в эпистемологии
    • Единственная мысль
    • Расположенное познание
    • Ситуационизм и теория добродетели
    • Скептицизм, Современник
    • Скептицизм, История
    • Оскорбления, уничижительные высказывания и язык вражды
    • Смит, Адам: моральная и политическая философия
    • Социальные аспекты научного знания
    • Социальная эпистемология
    • Социальная идентичность
    • Звуки и слуховое восприятие
    • Пространство и время
    • Речевые акты
    • Спиноза, Барух
    • Стеббинг, Сьюзен
    • Структурный реализм
    • Самоубийство
    • Суперрогация
    • Супервентность
    • Тарский, Альфред
    • Технология, философия
    • Свидетельство, эпистемология
    • Теоретические термины в науке
    • Философия религии Фомы Аквинского
    • Мысленные эксперименты
    • Время и напряжение
    • Путешествие во времени
    • Терпимость
    • Пытка
    • Трансцендентные аргументы
    • Тропы
    • Доверять
    • Правда
    • Истина и цель веры
    • Установление истины
    • Тест Тьюринга
    • Двумерная семантика
    • Понимание
    • Уникальность и вседозволенность в эпистемологии
    • Нечеткость
    • Ценность знаний
    • Венский круг
    • Эпистемология добродетели
    • Этика добродетели
    • Добродетели, Интеллектуальные
    • Война
    • Слабость воли
    • Вайль, Симона
    • Благополучие
    • Уильям Оккам
    • Уильямс, Бернард
    • Мудрость
    • Витгенштейн, Людвиг: Ранние произведения
    • Витгенштейн, Людвиг: Поздние произведения
    • Витгенштейн, Людвиг: Средние произведения
    • Уоллстонкрафт, Мэри

    Вниз

    Джон Локк на личности

    Mens Sana Monogr.2011 январь-декабрь; 9 (1): 268–275.

    Намита Нимбалкар

    * Заведующий кафедрой философии; Директор Центра изучения Ганди, Колледж Бирла, Калян, Махараштра, Индия.

    * Заведующий кафедрой философии; Директор Центра изучения Ганди, Колледж Бирла, Калян, Махараштра, Индия.

    ** Отредактированная и рецензированная версия статьи, представленной на Международном семинаре по разуму, мозгу и сознанию, кампус Thane College, Thane, Индия, 13-15 января 2010 г.

    Адресная корреспонденция: д-ру Намите Нимбалкар, CD-112 / D-12, Общество Шриранга, Тан (Вт) Махараштра 400601, Индия 400601. Электронная почта: [email protected]

    Получено 8 декабря 2010 г .; Пересмотрено 23 декабря 2010 г .; Принято 23 декабря 2010 г.

    Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы.

    Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

    Abstract

    Джон Локк говорит о личности и сохранении сознания после смерти. Дается критерий идентичности личности во времени. Такой критерий определяет, насколько это возможно, необходимые и достаточные условия для выживания людей. Джон Локк считает, что личная идентичность - это вопрос психологической преемственности. Он считал, что личная идентичность (или «я») основана на сознании (то есть памяти), а не на субстанции души или тела.

    Ключевые слова: Личная идентичность , Сознание , Я , Память , Выживание после смерти

    Введение

    Проблема личной идентичности и ее детерминант всегда волновала многих философов. Возникают вопросы о том, из чего обязательно состоит то, чем вы являетесь, день за днем. Теория личностной идентичности - это философская конфронтация с основными вопросами нашего собственного существования, такими как кто мы такие и есть ли жизнь после смерти? Такой вид анализа личности обеспечивает набор необходимых и достаточных условий для идентификации личности с течением времени.В современной философии разума эту концепцию личной идентичности иногда называют диахронической проблемой личной идентичности. Проблема синхронности основана на вопросе о том, какие черты или черты характерны для данного человека в одно время. Существует несколько общих теорий этой проблемы идентичности. В этой статье представлены взгляды Джона Локка и критика его теории личностной идентичности.

    Против картезианской теории

    Джон Локк (29 августа 1632-28 октября 1704) был одним из философов, выступавших против картезианской теории о том, что душа отвечает за личную идентичность.Глава XXVII «Самобытность и разнообразие» в книге «Очерк человеческого понимания» (Локк, 1689/1997) считается одной из первых современных концептуализаций сознания как повторяющейся самоидентификации самого себя, в которой Локк дает свое учет идентичности и личности во втором издании Очерка. Локк считает, что личная идентичность - это вопрос психологической преемственности. Опровергая как августинианский взгляд на человека как изначально греховного, так и картезианскую позицию, согласно которой человек от природы знает основные логические положения, Локк постулирует «пустой» разум, a tabula rasa , который сформирован опытом, ощущениями и размышлениями. являясь двумя источниками всех наших идей.

    Локк создает третий термин между душой и телом, и мысль Локка, безусловно, может быть задумана теми, кто, следуя идеологии ученых, слишком быстро отождествил бы мозг с сознанием. Ибо мозг, как тело и любая субстанция, может изменяться, а сознание остается прежним. Следовательно, личность человека находится не в мозгу, а в сознании. Однако теория Локка также свидетельствует о его долге перед теологией и апокалиптическим «великим днем», который заранее оправдывает любые недостатки человеческого правосудия и, следовательно, жалкое состояние человечества.Проблема личной идентичности находится в центре дискуссий о жизни после смерти и бессмертии. Чтобы существовать после смерти, после смерти должен быть человек, который является тем же человеком, что и умерший.

    Сознание может передаваться от одной души к другой

    Локк считает, что сознание может передаваться от одной души к другой, и что личная идентичность связана с сознанием. В разделе 12 главы «Самобытность и разнообразие» он поднимает вопрос: «… если одна и та же Субстанция, которая думает, что изменилась, это может быть тот же человек, или, оставаясь прежним, это может быть другой человек» (Локк, 1689/1997).Локк отвечает утвердительно на оба эти вопроса. Сознание может быть перенесено из одной субстанции в другую, и, таким образом, пока душа изменяется, сознание остается прежним, тем самым сохраняя личную идентичность через изменение. С другой стороны, сознание может быть потеряно, как при полной забывчивости, в то время как душа или мыслящая субстанция остаются прежними. В этих условиях есть та же душа, но другой человек. Эти утверждения равносильны утверждению, что одна и та же душа или мыслящая субстанция не является ни необходимой, ни достаточной для личной идентичности с течением времени.

    Хотя различие между человеком и личностью спорно, различие Локка между душой или вещью, которая думает в нас, и сознанием еще более радикально. Один ответ состоит в том, что различие решает проблему воскресения мертвых. Что это за проблема? Проблема начинается с библейских текстов, утверждающих, что при воскресении мы будем иметь то же тело, что и в этой жизни.

    Принц и сапожник

    Локк прямо говорит нам, что случай принца и сапожника (Feser, 2007, стр. 66-68) показывает нам решение проблемы воскресения.Это тот случай, когда душа принца со всеми его царственными помыслами переносится из тела принца в тело сапожника, причем душа сапожника уже ушла. Результатом этого обмена является то, что принц по-прежнему считает себя принцем, даже несмотря на то, что он оказывается в совершенно новом теле. Проведенное Локком различие между человеком и личностью дает возможность одному и тому же человеку явиться в другом теле при воскресении и при этом оставаться одним и тем же человеком. Локк сосредотачивается на принце со всеми его княжескими мыслями, потому что, по его мнению, именно сознание имеет решающее значение для награды и наказания, которые должны быть отмерены на Страшном суде (Узгалис, 2007).Локк назвал «личность» криминалистическим термином, «присваивающим действия и их достоинства»; и поэтому принадлежит только разумным агентам, способным к закону, счастью и несчастью »(Feser, 2007, стр. 70). Таким образом, это означает, что учет личности людей во времени будет иметь криминалистические - нормативные - последствия. Так оно и есть.

    Но этот интересный пограничный случай приводит к этой проблемной мысли о том, что, поскольку личная идентичность основана на сознании и что только он сам может осознавать его сознание, внешние человеческие судьи могут никогда не узнать, действительно ли они судят - и наказывают - одного и того же человека. , или просто одно и то же тело.Другими словами, Локк утверждает, что вас могут судить только за действия вашего тела, поскольку это очевидно для всех, кроме Бога; однако на самом деле вы несете ответственность только за те действия, которые сознательны. Это составляет основу защиты безумия: человека нельзя привлекать к ответственности за действия, которые он не осознавал, и поэтому приводит к интересным философским вопросам и критике.

    Критики

    Некоторые философы критиковали теорию памяти Локка и заявляли, что она циклична и нелогична.Джозеф Батлер обвинил Локка в «чудесной ошибке», заключающейся в том, что он не осознал, что отношение сознания предполагает тождество и, следовательно, не может составлять его (Butler, 1736). Другими словами, я могу вспомнить только свои собственные переживания, но не мои воспоминания об опыте делают их моими; скорее, я его помню только потому, что он уже мой. Таким образом, хотя память может раскрыть мою идентичность с каким-то прошлым опытом, она не заставляет меня переживать. Итак, настаивает Батлер, я вспоминаю переживания субстанции, а именно той субстанции, которая составляет меня сейчас.

    Томас Рид был против теории памяти Локка и пытался довести ее до абсурда (Reid, 1785). Он критиковал свои теории по нескольким причинам. Во-первых, Рид считал, что личная идентичность не может быть определена операциями, и что личная идентичность должна определяться чем-то неделимым. Кроме того, он заявил, что основная проблема Локка заключалась в том, чтобы спутать свидетельство чего-либо с самим объектом. Наконец, Рид представил парадокс офицеров, пытаясь довести теорию памяти Локка до абсурда.Предположим, что во время кражи вражеского штандарта («штандарт» - это продовольственный магазин или провизия) 40-летний храбрый офицер вспомнил, как крал яблоки из соседнего сада, когда ему было 10 лет; а затем предположим далее, что когда ему было 80 лет, отставной генерал, он вспомнил, как храбрый офицер украл вражеское знамя, но уже не помнил, как крал соседские яблоки. По мнению Локка, генерал должен был быть идентичен похитителю яблок (из-за транзитивности отношения идентичности: он был идентичен храброму офицеру, который сам был идентичен похитителю яблок) и не был идентичен похитителю яблок. похититель яблок (учитывая, что он не имел прямой памяти о том, что происходило с мальчиком).

    Другое возражение основано именно на связи между идентичностью и этикой: как идентичность - тождество - может быть основана на отношении (сознании), которое меняется от момента к моменту? Человек никогда не останется прежним от одного момента к другому, «и поскольку право и справедливость вознаграждения и наказания основаны на личной идентичности, ни один человек не может нести ответственность за свои действия» (Reid, 1785, p. 117). Но такое предположение должно быть абсурдным. Кроме того, Батлер соглашается, расширяя точку зрения, чтобы включить соображения собственной озабоченности.

    И Рид, и Батлер в конечном итоге отвергают реляционный взгляд Локка в пользу субстанциального взгляда на идентичность (Shoemaker, 2008). Что общего у Батлера и Рида с Локком, так это вера в то, что идентичность является основанием некоторых наших паттернов беспокойства, как разумных, так и моральных. Как выразился Рид, «Идентичность… является основой всех прав и обязанностей, а также ответственности, и ее понятие фиксировано и точно» (Reid, 1785, p-112). Они расходятся во мнениях только в том, из чего состоит идентичность.Итак, если бы точка зрения Локка была правильной, говорят Рид и Батлер, это потребовало бы множества радикальных изменений в нашей практике присвоения ответственности и разумного обдумывания. Но, продолжает аргумент, поскольку вносить такие изменения было бы безумием - мы твердо привержены правильности наших нынешних способов ведения дел - точка зрения Локка не может быть правильной. И хотя Локк не согласен с тем, что его точка зрения безумна, он согласен с основной методологией. Итак, хотя он признает, что сделал некоторые предположения, «которые могут показаться странными для некоторых читателей» (Локк, 1694, стр. 51), он также изо всех сил старается показать, что наши практики на самом деле уже согласуются с выводами его взгляда, например, человеческий закон подчеркивает необходимость непрерывного сознания, «не наказывая сумасшедшего за действия трезвого человека, ни трезвого человека за действия сумасшедшего» (Локк, 1694, стр. 47).И это методологическое предположение, которое с тех пор поддерживается большинством теоретиков идентичности и этики.

    Тем не менее, даже если это возражение против Локка будет отклонено, остальные останутся в силе. Во-первых, кажется, что память действительно предполагает личную идентичность и поэтому не может служить ее критерием. С другой стороны, идентичность - это переходное отношение, а память - нет, поэтому последнее не может быть критерием первого. Наконец, существует очевидное беспокойство по поводу того, что идентичность, кажется, сохраняется из-за потери памяти: трудно поверить, что я перестану существовать, если я перенесу амнезию.По всем этим причинам современным теоретикам, работающим в традиции Локка, пришлось внести в теорию существенные изменения, чтобы сделать ее жизнеспособным претендентом на связь между идентичностью и этикой (Shoemaker, 2008).

    Заключительные замечания [см. Также рисунки и]

    Блок-схема бумаги - проблема

    Блок-схема бумаги - разрешение

    Представление Локка о личной идентичности оказалось революционным. Его представление о личности встроено в общее представление об идентичности.Локк также писал: «Маленькие и почти неощутимые впечатления в нашем нежном младенчестве имеют очень важные и долговременные последствия» (Локк, 1996, с. 10). Он утверждал, что «ассоциации идей», которые возникают в молодом возрасте, более важны, чем те, которые возникли позже, потому что они являются основой личности: они, иначе говоря, то, что первым отмечает tabula rasa . В своем эссе Essay , в котором представлены обе эти концепции, Локк предостерегает, например, против того, чтобы «глупая горничная» убедила ребенка в том, что «гоблины и духи» связаны с ночью, поскольку «тьма когда-нибудь принесет с собой Это те ужасные идеи, и они будут так соединены, что он не сможет вынести одно, как другое »(Локк, 1689/1997, стр. 357).

    «Ассоциация», как эта теория стала называться, оказала сильное влияние на мысли 18 -го -го века, особенно на теорию образования, поскольку почти каждый писатель-просветитель предупреждал родителей не позволять своим детям развивать негативные ассоциации. Это также привело к развитию психологии и других новых дисциплин с попыткой Дэвида Хартли открыть биологический механизм ассоцианизма в его «Наблюдениях за человеком » (Хартли, 1749).

    Take Home Message

    Личная идентичность для Локка - это психологическая преемственность.Но его теория критикуется как Батлером, так и Ридом как «замечательная ошибка» или «сведенная к абсурду». Однако теория Локка оказала глубокое влияние на образование и развитие психологии.

    Вопросы, которые поднимает эта статья

    1. Могут ли какие-либо другие черты личности сохраняться после смерти человека, помимо памяти или сознания?

    2. Как можно установить связь между идентичностью и этикой на основе модели личности Локка?

    3. Каково влияние теории идентичности Локка в области образования и ее значение для формулирования образовательной политики в текущем сценарии?

    Об авторе

    Намита А.Нимбалкар, магистр наук, доктор философии, является доцентом и заведующим кафедрой философии и директором Центра исследований Ганди, спонсируемого UGC, и координатором Центра йоги - философии и практики в колледже Бирла, Калян (Магистр наук), Индия. Она была награждена исследовательской стипендией UGC, Нью-Дели, и удостоена звания доктора философии. степень в июле 2009 года Университета Мумбаи по теме «Концепция религии и общинной гармонии Ганди». Она была приглашена в качестве консультанта как на национальном, так и на международном уровне, чтобы выступить с докладами о Махатме Ганди, мире и расширении прав и возможностей женщин.Она представила ряд исследовательских работ на национальных и международных семинарах и конференциях. Она завершила два исследовательских проекта и работает над двумя проектами, награжденными университетами Мумбаи и UGC, Нью-Дели. В рамках программы обмена преподавателями она посетила Государственный университет Клейтона, Атланта, США, а в 2010 году была приглашена выступить с докладом о Махатме Ганди.

    Сноски

    Конфликт интересов: Не объявлено

    Декларация

    Это оригинальная неопубликованная работа, не представленная для публикации в другом месте.

    ЦИТИРОВАНИЕ: Нимбалкар Н., (2011), Джон Локк о личности. В: Мозг, разум и сознание: международная, междисциплинарная перспектива (А.Р. Сингх и С.А. Сингх ред.), MSM , 9 (1), p268-275.

    Ссылки

    1. Батлер Дж. «О личности» в «Аналогии религии» . Перепечатано в Perry, John, 1975, «Personal Identity». Беркли: Калифорнийский университет Press; 1736. с. 100. [Google Scholar] 2. Фезер Э. Локк . Оксфорд: публикации Oneworld; 2007. [Google Scholar] 3. Хартли Д. . Наблюдения за человеком, его телом, его долгом и его ожиданиями . 2 тт. Бат и Лондон: Сэмюэл Ричардсон; 1749. [Google Scholar] 4. Локк Дж. Об идентичности и разнообразии. В: Эссе о человеческом понимании . Перепечатано в John Perry John, (1975), Personal Identity . Беркли: Калифорнийский университет Press; 1694. с. 51. [Google Scholar] 5. Локк Дж. Грант и Натан Тарков.В: Рут В., редактор. Некоторые мысли относительно образования и поведения в понимании . Индианаполис: издательство Hackett Publishing; 1996. стр. 10. [Google Scholar] 6. Локк Дж. В: Эссе о человеческом понимании . Woolhouse R, редактор. Лондон: Пингвин; 1689/1997. п. 357. [Google Scholar] 7. Рейд Т. Очерки интеллектуальных способностей человека . Эдинбург: Джон Белл; 1785. С. 317–318. Лондон: G.G.J. и Дж. Робинсон. [Google Scholar]

    Персональная идентичность - Введение в философию

    Введение: вопрос о настойчивости

    Представьте себе деревянный корабль под названием «TS», который был построен 100 лет назад и который постоянно используется до сегодняшнего дня.Со временем части TS пришли в негодность и нуждались в замене. В конце концов, ни одна из частей TS не является оригинальной; все они были заменены. Является ли TS такой же лодкой, какой она была 100 лет назад? С одной стороны, кажется, что этого не может быть, поскольку физический объект претерпел радикальное изменение - это буквально совершенно другой физический объект. С другой стороны, мы склонны по-прежнему называть его «TS», поскольку он постоянно использовался с момента создания и всегда назывался «TS.Эти два ответа предполагают два очень разных критерия состояния идентичности объектов. Первый ответ предполагает, что объект является одним и тем же объектом только в том случае, если существует какое-то внутреннее свойство объекта, которое остается неизменным во времени (и что если таких свойств нет, то из этого следует, что это уже не тот же корабль, что и это было на старте). Второй ответ предполагает, что объект является одним и тем же объектом, если у него есть какое-то внешнее свойство, которое остается таким же.Быть названным одним и тем же именем (или восприниматься людьми как один и тот же объект) с течением времени является хорошим примером внешнего свойства , поскольку это не то, что сам объект содержит, а, скорее, что-то, что «наложено на Возражение извне. По этому критерию TS - это тот же корабль, поскольку люди всегда называли его «TS».

    Вопрос об идентичности лодки представляет собой очень общий метафизический вопрос об идентичности физических объектов: каковы критерии, по которым объекты остаются численно идентичными? Числовая идентичность - это термин, который философы используют для описания одного и того же объекта.Это контрастирует с качественной идентичностью , которая просто означает, что объект имеет все те же свойства или качества. Объект идентичен самому себе только численно, но может быть идентичен другим объектам качественно. Например, представьте себе два одинаковых красных корвета. Два красных корвета качественно идентичны (так как, закрыв глаза, нельзя сказать, был ли заменен один на другой), но они не идентичны численно (потому что это две разные машины).Вопрос о сохранении идентичности - это вопрос об условиях, при которых объект остается численно идентичным. Например, если бы корабль разобрали, а дерево использовали для постройки дома, кажется очевидным, что это уже не будет тот же объект (даже если бы его физический материал был таким же), поскольку это уже не лодка, а дом. Точно так же, если бы красный Corvette переплавили в металл, а затем превратили в лодку, это уже не был бы тот же объект.

    Хотя мы можем задать вопрос о постоянстве об объектах в целом, один вид вещей, условия идентичности которых очень интересовали философов, - это люди. Постоянный вопрос о личности - это вопрос об условиях, при которых конкретное человеческое существо численно остается тем же самым. Философская проблема заключается в том, что, хотя кажется, что человек остается численно идентичным на протяжении всей своей жизни, очень трудно дать удовлетворительный ответ на то, что составляет эту числовую идентичность. В частности, проблема заключается в том, что, хотя мы склонны думать, что существует какое-то внутреннее свойство, которое делает человека численно одинаковым на протяжении всей его жизни, очень трудно придумать, что это за внутреннее свойство.Возможно, нет никакого внутреннего свойства; Возможно, единственное, что меня делает, это то, что другие всегда называли меня «Мэтт Ван Клив». Однако этому ответу, похоже, не хватает глубины, которой, как мы думаем, обладает наша личность. В конце концов, кажется, что есть явное чувство, в котором я все еще был бы собой, даже если бы внезапно люди начали называть меня другим именем. Предположим, меня похитили и увезли в другое место, где меня никто не знал, но где я выглядел в точности как некто по имени Тодд Квиринг.Тот факт, что все теперь зовут меня «Тодд Квиринг», не сильно меняет меня.

    В этой главе мы рассмотрим несколько различных ответов на вопрос о настойчивости. И теория психологической преемственности Джона Локка, и теория телесной преемственности Бернарда Уильямса пытаются найти внутреннее свойство, которое лежит в основе нашей личности. Напротив, рассказ Дэниела Деннета «Где я?» поднимает вопрос о том, существует ли какое-либо внутреннее свойство, которое служит основанием для личной идентичности.В философии эта идея связана с Дэвидом Юмом, но она также связана с буддийской концепцией anattā («отсутствие себя»). В то время как вопрос о настойчивости - это метафизический вопрос, в последней части главы мы рассмотрим то, что я называю психологическим вопросом личности : откуда мой ощущает, что , что я являюсь одним и тем же человеком на протяжении всей моей жизни? Обратите внимание: даже если окажется, что метафизически не существует «я», которое существует на протяжении всей нашей жизни, все же имеет смысл задать этот психологический вопрос о нашем чувстве нашей идентичности.То есть, даже если нет глубокого смысла, в котором я являюсь тем же человеком, которым был 20 лет назад, все еще может быть отчет о том, что дает мне ощущение , которым я являюсь (если действительно у меня есть это чувство).

    Личность как неизменная внутренняя собственность

    Прежде чем рассматривать точку зрения Локка на личную идентичность, давайте рассмотрим одну идею о том, какие вещи могут дать ответ на вопрос о настойчивости. Обычно считается, что наша личность должна заключаться в чем-то неизменном и внутреннем.Например, в определенных религиозных традициях идея нематериальной души часто рассматривается как то, что делает нас одним и тем же человеком. Хотя наши тела, наши убеждения и наши ценности могут радикально меняться на протяжении всей нашей жизни, считается, что наша душа остается прежней. Однако, если наши души могут покидать наши тела и населять другие тела (например, в реинкарнации), то для душ кажется проблематичным обосновать мою личную идентичность . Если одна душа может населять множество разных людей, то не душа может отличать одного человека от другого.Кроме того, постулирование души поднимает определенные виды эпистемологических вопросов: как мы узнаем, что души существуют? Даже если души существуют, как мы узнаем, что они сами не претерпевают изменений? Как я узнаю, что моя душа остается неизменной от одного момента к другому? По этим и другим причинам философы были склонны искать в другом месте ответ на постоянный вопрос о личной идентичности.

    Есть ли во мне что-то еще, что всегда остается неизменным? А как насчет моего тела? Как и в случае с кораблем, мое тело естественным образом регенерирует всю свою физическую материю за определенное количество лет (сколько времени зависит от того, о каких органах / клетках мы говорим).Хотя нейроны в коре головного мозга не регенерируются, связи между нейронами в нашем мозгу постоянно меняются (это то, что происходит, когда происходит обучение). В любом случае кажется неправдоподобным утверждать, что некоторые из них представляют собой определенный нейрон или набор нейронов в коре головного мозга, которые объясняют, почему я такой же. А как насчет ДНК? ДНК в наших телесных клетках остается в основном той же (кроме случаев, когда при репликации возникают неисправленные ошибки, что бывает редко). Но рассмотрим однояйцевых близнецов (у которых одинаковая ДНК).Совершенно однояйцевые близнецы - это два разных человека. Но если бы ДНК была основой личности, был бы только один человек. Как насчет отпечатков пальцев - разве они не остаются неизменными на протяжении всей моей жизни? Да, есть - если только я не потеряю руки. Но в таком случае, действительно ли я стал другим человеком? Вроде нет. Другая проблема с ДНК и отпечатками пальцев заключается в том, что они, кажется, не имеют большого отношения к тому, кто мы такие, как человек . Многие философы, начиная с Локка, рассматривали понятие человека как криминалистическое понятие , то есть понятие, которое по существу связано с нашими представлениями о моральной и юридической ответственности.Лица - это люди, которые имеют моральные и юридические права и могут нести ответственность за свои действия. Проблема с ДНК и отпечатками пальцев заключается в том, что ни один из них не имеет ничего общего с нашей личностью и деятельностью, и по этой причине не может многое объяснить о личности личной . Таким образом, кажется, что нет ни одной физической вещи, которая сохранялась бы на протяжении всей нашей жизни, что могло бы обосновать нашу личную идентичность. По этой причине философские взгляды на личную идентичность избегают идеи, что есть одна вещь , которая остается неизменной на протяжении всей моей жизни.Вместо этого философы склонны утверждать, что идентичность основывается на некоторой преемственности между аспектами нас самих в разное время.

    Личностная идентичность как психологическая преемственность

    Джон Локк (1632-1704) утверждал, что я остаюсь тем же самым человеком во времени, потому что я осознаю, что являюсь тем же самым человеком во времени, и что «насколько это сознание может быть расширено в обратном направлении на любое прошлое действие или мысль, настолько далеко заходит. личность этого человека ». Критерий Локка обычно интерпретируется как критерий памяти личной идентичности : личная идентичность заключается в способности человека вспоминать вещи о своем прошлом от первого лица.Например, поскольку я могу вспомнить, что мне было 20 (или даже 10 лет), из этого следует, что теперь я численно идентичен тому человеку, каким был тогда. Тот факт, что эти воспоминания от первого лица, имеет решающее значение. Дело не только в том, что я могу вспомнить определенные события (поскольку, возможно, некоторые из моих друзей помнят те же самые события). Скорее, я помню те события от первого лица . Для Локка то, что делает человека одним и тем же человеком, должно быть существенно связано с тем, чем являются люди, а для Локка «личность» - это криминалистическое понятие , означающее понятие, которое по существу связано с концепцией агентства и, следовательно, с нашими представлениями. моральной и правовой ответственности.Лица - это люди, обладающие неимущественными и юридическими правами и которые могут нести ответственность за свои действия. (По этой причине Локк отвергнет ДНК и отпечатки пальцев как основание личной идентичности , поскольку ни один из них не имеет ничего общего с возможностями, лежащими в основе нашей жизни как агентов.)

    Критерий памяти имеет широкую привлекательность, поскольку кажется правдоподобным, что большая часть нашего ощущения себя происходит из-за наших воспоминаний о нашем прошлом. Кажется, что без способности вспоминать что-либо о моем прошлом (как в случаях тяжелой амнезии или диссоциативных состояний фуги) я не был бы тем же человеком.Более того, критерий памяти, принадлежащий к личности, несет в себе критерий моральной ответственности: мы не можем нести ответственность за то, о чем не помним. Критерий памяти также привлекателен, потому что он учитывает широко распространенную идею о том, что наш разум играет центральную роль в том, кем мы являемся как личности (поскольку память - это психологический атрибут). Наконец, поскольку психологические свойства являются внутренними свойствами людей, критерий памяти Локка объясняет широко распространенное убеждение в том, что наша личная идентичность реальна и глубока.Все идет нормально. Однако критерий памяти не лишен проблем.

    Предположим, что Боб совершает ужасное убийство, когда ему 25 лет, и его за это не поймают. 50 лет спустя его наконец задерживают, но теперь у Боба поздняя стадия болезни Альцгеймера, и он не может ничего вспомнить о своей более ранней жизни. Что критерий памяти Локка скажет о том, следует ли наказывать Боба за совершенное ранее убийство? Критерий памяти подразумевает, что Боб буквально не тот человек, которым был тогда.Если мы предположим, что справедливо наказать только человека, совершившего преступление, было бы несправедливо наказать Боба сегодня, поскольку он другой человек (по критерию памяти). Подумайте об этом так: наказывать Боба за убийство не более справедливо, чем наказывать его друга Билла, который не имел никакого отношения к убийству. По критерию памяти Локка, 75-летний Боб не более того, чем 25-летний Боб, чем его друг Билл. Ни у одного из них нет правильной связи памяти с Бобом в 25 лет.Фактически, поскольку ни один существующий человек не имеет правильной связи в памяти с 25-летним Бобом, отсюда следует, что нет существующего человека, который совершил преступление (и, следовательно, никто не может быть наказан). Локк предвидел эту проблему и соглашается, что если Боб действительно не может вспомнить свою прежнюю жизнь, то наказывать его несправедливо (поскольку он не тот человек, который совершил убийство). Однако Локк также считает, что мы все равно должны наказывать людей, которые совершили преступления, даже если они утверждают, что не могут вспомнить об этом, поскольку, если бы мы этого не сделали, то любой, кого признали бы виновным в преступлении, мог бы заявить, что они не помнили преступление как способ оправдать себя.Итак, Локк считает, что мы должны привлекать людей к ответственности. Если бы мы были всеведущими, как бог, то знали бы, когда кто-то действительно не может вспомнить (и, следовательно, был другим человеком), а когда он просто лгал, чтобы избежать наказания. Но поскольку это не так, мы застряли в системе правосудия низшего порядка, которое иногда может наказывать тех, кто этого не заслуживает.

    Другая проблема, которая возникает в отношении критерия памяти Локка, заключается в том, что происходит, когда мы находимся в состоянии, в котором мы не можем вспомнить ничего из наших прошлых жизней - например, когда я без сознания, например, когда я сплю.Тот, кто спит, не имеет способности вспоминать более ранние события своей жизни, и, следовательно, из этого следует, что, когда человек спит, он не такой, как когда он бодрствует. В самом деле, если личность вообще требует способности запоминать, тогда кажется, что бессознательный человек на самом деле вовсе не личность. Но это кажется неправильным. Не похоже, что, когда я сплю, я перестаю быть численно идентичным тому, кем являюсь, когда бодрствую. Одним из способов решения этой проблемы было бы расширение критерия памяти.Например, вы можете сказать, что спящий человек все еще может вспомнить более ранние события своей жизни, тогда как больной тяжелой болезнью Альцгеймера не может вспомнить такие события. Если бы спящего человека просто разбудили, он смог бы вспомнить свою прежнюю жизнь. Но нет ничего простого, что можно было бы сделать для восстановления памяти пациента с болезнью Альцгеймера таким образом.

    Одно из самых известных возражений против критерия памяти состоит в том, что числовая идентичность является транзитивным отношением .Когда мы говорим, что x численно идентичен y, мы имеем в виду, что x и y - это один и тот же объект. То есть, если x идентичен y, а y идентичен z, должно быть истинно, что x идентичен z. Как только мы это поймем, мы увидим, что есть проблема с критерием памяти. Предположим, что Розы в возрасте 50 могут вспомнить что-то о Розах в возрасте 25 лет, а Розы в возрасте 75 лет могут вспомнить вещи о Розах в возрасте 50 лет. Отсюда следует, что Розы в возрасте 75 лет могут помнить вещи о Розах в возрасте 25 лет? Должно быть ясно, что это не следует, и это показывает, что память, как правило, не является транзитивным отношением.Теперь вот в чем проблема. По критерию памяти два человека идентичны, если последний может первым - лично вспомнить то, что произошло с более ранним. Итак, розы на отметке 25 и розы на отметке 50 идентичны. Точно так же розы на отметке 50 и розы на отметке 75 идентичны. Но, как мы видели выше, числовое тождество транзитивно, поэтому должно следовать, что розы на отметке 25 и розы на отметке 75 численно идентичны. Но, как мы только что видели, этого не следует, потому что память не является транзитивной в отличие от числовой идентичности.Следовательно, память не может быть тем же самым, что и числовая идентичность.

    Следовательно, критерий памяти не может быть правильным. Как мог бы Локк ответить на это возражение? С одной стороны, Локк, кажется, счастлив признать, что вы не всегда были одним и тем же человеком на протяжении всей своей жизни (так как вы не являетесь одним и тем же человеком, когда спите), и что вы можете стать совершенно другим человеком (как в случае с Бобом). , выше). Так что Локк мог бы удовлетвориться тем, что просто допустил, что жизнь Розы состоит из нескольких разных людей.С другой стороны, если мы ищем чувство личной идентичности, которое сохраняется на протяжении всей жизни человека, то в некоторых случаях (например, в случаях сбоя памяти) нам придется сказать, что есть несколько разных людей, у которых есть проблемы с памятью. существовали в течение одной жизни.

    Философы продолжают спорить о критерии памяти Локка, но многие философы, находящиеся под влиянием Локка, склонны переходить к более широкому взгляду на психологическую непрерывность личности .Согласно этим представлениям, что делает нас численно идентичными во времени, так это то, что между нашими психологическими состояниями существуют причинные связи. Например, в 10 лет у меня был определенный набор убеждений, желаний и воспоминаний (всевозможные психологические состояния). В 11 лет у меня, вероятно, был похожий набор психологических состояний, хотя, конечно, были добавлены новые, а некоторые изменились. Но что отличает меня в 11 лет от меня в 10 лет, так это то, что психологические состояния, которые у меня были в 10 лет, были причинно связаны с психологическими состояниями, которые у меня были в 11 лет.Именно эти причинно-следственные связи между моими психологическими состояниями связывают меня со старыми версиями себя самого и, таким образом, объясняют мою стойкость во времени.

    Психологическая преемственность личностной идентичности сохраняет локковскую идентификацию наших устойчивых идентичностей с нашими психологическими состояниями, но они отвергают идею Локка о том, что они должны быть сознательно доступными ментальными состояниями. Таким образом, в некотором смысле I не обязательно должны быть в состоянии поддерживать постоянство своей идентичности во времени (например, сознательно соединив себя сейчас с собой десять лет назад).Скорее моя идентичность поддерживается причинными связями между моими психологическими состояниями. Результатом того, что эти отношения стали причинными, является то, что моя личность может сохраняться, несмотря на недостаток памяти. Это решило несколько проблем, связанных с критерием памяти. Например, если я сплю или просыпаюсь, мои настойчивые убеждения, желания и ценности не меняются. Когда я сплю, я все еще верю, что Джордж Вашингтон был первым президентом США, что вода содержит атомы водорода, что у меня была пиньята на праздновании моего десятого дня рождения, а либеральные демократии теоретически являются наименее плохой формой правления.Что делает меня таким же человеком, пока я сплю, так это то, что мои психологические состояния во сне вызваны моими предыдущими психологическими состояниями, когда я бодрствовал. Не имеет значения, как это было с критерием памяти Локка, что я не могу сознательно получить доступ к этим психологическим состояниям во время сна. Точно так же, делая непрерывность между нашими психологическими состояниями причинными, а не сознательными, решает проблему транзитивности, описанную выше. Неважно, что 75-летний Роузес ничего не может вспомнить о 25-летнем Роузесе.Скорее, важно то, что психологические состояния Розы в 75 лет можно проследить по причинно-следственной линии до психологических состояний Розы в 25. Конечно, ее психологические состояния могли радикально измениться за это время, но это не имеет значения. Таким образом, психологическая преемственность учитывает возможность настойчивости, несмотря на радикальные изменения. И в некотором смысле это именно то, что наша интуиция здравого смысла подсказывает нам о постоянстве нашей идентичности во времени: хотя мы можем радикально измениться, тем не менее, в каком-то смысле мы остаемся такими же.

    Но насколько радикальными могут быть изменения при сохранении индивидуальности? Самая сложная проблема с точки зрения психологической преемственности называется проблемой деления. Предположим, мы выполняем гемисферэктомию (разделение мозга на две части по мозолистому телу и затем удаление одной половины) «Левше» и трансплантируем правую половину его мозга другому человеку (назовем его «Правый»). Точка зрения психологической преемственности, казалось бы, подразумевает, что Левти и Райт - одно и то же лицо, поскольку оба психологически связаны с Левти.Но кажется, что теперь есть два человека, тогда как точка зрения психологической непрерывности подразумевает, что есть только один человек. Это проблема деления. Одна вещь, которую теоретик психологической непрерывности мог бы сказать в ответ на проблему расщепления, заключается в том, что, поскольку существует радикальное, экзогенное причинное нарушение психологических состояний Левти («половина» из них удаляется и передается другому человеку), Левти перестает существовать, поскольку причинная непрерывность его психологических состояний нарушена. В этом случае один человек перестает существовать и возникают два разных, Lefty2 и Righty.Это кажется разумным способом реагирования на странные мысленные эксперименты, подобные приведенному выше. В конце концов, интуитивно не очевидно, что Левти продолжает существовать после такой радикальной процедуры. С другой стороны, если мы думаем, что Левти остается численно идентичным даже после гемисферэктомии, то точка зрения психологической преемственности будет означать, что Райти тоже Левти, и это кажется абсурдом.

    Личность как целостность тела

    Представление о телесной непрерывности личностной идентичности, в том смысле, в каком я здесь использую этот термин, контрастирует с описанием психологической непрерывности, поскольку оно утверждает, что то, что объясняет нашу постоянство во времени, - это наша телесная непрерывность, а не наша психологическая непрерывность.Известный аргумент в пользу теории непрерывности тела исходит от философа Бернарда Уильямса. Уильямс предлагает нам представить следующий научно-фантастический мысленный эксперимент. Предположим, вам сказали, что завтра вас будут мучительно пытать, но прежде, чем вы это сделаете, с вами будет проведена определенная процедура: все ваши психологические состояния (воспоминания, убеждения, желания и т. Д.) Будут стерты. То есть вы впадете в полную амнезию, ничего не вспоминая о том, кем вы являетесь или кем были. Вы станете по сути чистым листом.Рассуждения о психологической преемственности, казалось бы, подразумевают, что в этом состоянии вы перестали существовать. Таким образом, человек, которого завтра будут пытать, не будет вами. Однако кажется, что это было бы холодным утешением для человека, столкнувшегося с такой перспективой. То есть кажется, что мы все еще опасаемся пыток, которые произойдут завтра, , даже , если , ни одно из наших психологических состояний не сохраняется, когда мы подвергаемся пыткам . Для Уильямса тот факт, что мы все еще боимся пыток, означает, что мы отождествляем себя не со своим психологическим состоянием, а, скорее, со своим телом.Как еще вы могли бы объяснить, почему мы боимся пыток? Кажется, что психологическая преемственность нашей идентичности говорит о том, что мы не должны бояться пыток, поскольку человек, которого будут пытать завтра, не будет нами. Поскольку мы действительно боимся пыток, это означает, что мы идентифицируем себя с тем человеком, которого завтра будут пытать.

    Уильямс утверждает, что это так, даже если мы представим переключение всех наших психологических состояний на другого человека, то есть все его психологические состояния передаются в наш мозг / тело, а все наши - в его мозг / тело.Опять же, точка зрения психологической непрерывности, по-видимому, подразумевает, что личностные идентичности этих двух тел поменялись местами: человек с телом А принимает идентичность В, а человек с телом В принимает идентичность А. На рисунке 1 ниже представлена ​​эта ситуация.

    Предположим, что вы - A в приведенном выше сценарии, и предположите, что вы рассуждаете исключительно исходя из личных интересов (то есть, вы хотите избежать пыток). Кого, по вашему мнению, следует подвергнуть пыткам завтра: человека с А-телом или человека с В-телом? Уильямс думает, что мы бы сказали, что человек с B-телом должен быть подвергнут пыткам, , даже если человек с B-телом наследует все наши психологические состояния ! Поскольку рассуждения о психологической преемственности (включая критерий памяти Локка) предполагают, что человек А теперь существует в человеке с телом В, то такие описания подразумевают, что мы должны сказать, что человека с телом А следует подвергнуть пыткам.Тот факт, что мы сказали бы, что человека с В-телом следует подвергнуть пыткам, должен явно опровергнуть теории психологической непрерывности, согласно Уильямсу (или, по крайней мере, поставить перед ними серьезную проблему). Опять же, то, что мы, кажется, делаем в подобном случае, - это идентифицируем себя не с непрерывностью наших психологических состояний, а, скорее, с непрерывностью наших тел.

    Если вы еще не уверены, что если бы вы были А, вы бы отождествили себя с человеком А-тела после передачи психологических состояний (и с перспективой неминуемой гибели пыток, примененной к человеку А-тела), Уильямс проходит через серию мысленных экспериментов, начиная с описанного выше сценария амнезии.Поскольку он думает, что мы все равно будем опасаться пыток (сейчас), даже если бы нам дали полную амнезию до того, как пытки имели место, он использует это, чтобы показать, что нет никакой разницы между сценарием амнезии и сценарием психологического переноса, описанным выше. Уиллиамс проводит нас через следующие варианты сценария амнезии, чтобы прийти к сценарию переноса, утверждая, что ни одно из изменений не должно повлиять на наш ответ о том, кого следует пытать:

    • Полная амнезия
    • Полная амнезия + созданы совершенно новые воспоминания
    • Полная амнезия + совершенно новые воспоминания , что исходят от какого-то другого существующего человека, называют его «Б-человеком»
    • Полная амнезия + совершенно новые воспоминания , что пришли от какого-то другого существующего человека + ваши воспоминания (которые были стерты полностью) переданы этому другому B-человеку)

    Этот последний сценарий является точно таким же сценарием передачи, описанным выше.Уильямс утверждает, что если вы сказали, что человек B-тела должен быть подвергнут пыткам в сценарии амнезии, то вы должны логически сказать то же самое в сценарии переноса, поскольку нет соответствующих изменений ни в одном из сценариев, посредством которых сценарий амнезии трансформируется. в сценарий передачи.

    В статье Уильямса вызывает недоумение то, что он, кажется, приравнивает сценарии передачи, подобные приведенному выше (где переносятся все психологические состояния), со сценариями передачи мозга и , и это вовсе не очевидно.Хотя мне кажется правильным, что мы должны идентифицировать себя со своими телами, а не с нашими психическими состояниями в сценарии передачи психологического состояния , мы не должны идентифицировать наши тела в сценарии передачи мозг . Если вы являетесь A в сценарии, и ваш мозг будет перенесен в тело B, то мне кажется, что вам следует выбрать человека с A-телом для пыток. В этом случае вы не почувствуете этого, потому что центр сознания, лежащий в основе наших переживаний (будь то удовольствие или боль), теперь с переносом моего мозга переместился в тело Б.Следовательно, для пыток вам следует выбрать человека с А-телом. Если это верно, то похоже, что сценарий Уильямса на самом деле не показывает, что мы отождествляем себя со своим телом как таковым. Скорее, это показывает, что мы отождествляем себя со своим мозгом - особенно с нашим сознательным опытом от первого лица, который, как мы думаем, идет туда, куда идет наш мозг. (Как мы сейчас увидим, научно-фантастический рассказ Деннета бросит вызов этой интуиции.) Когда мы переносим все наши психологические состояния, остается место сознательного опыта - то, что способно испытывать удовольствие и боль.Причина, по которой мы выбрали бы человека B-тела для пыток, заключается в том, что, хотя у него есть все наши психологические состояния, у него нет нашего центра сознания - нашего сознательного опыта от первого лица. Это остается в нашем мозгу, даже если все наши психологические состояния извлекаются из него и заменяются психологическими состояниями Б. Напротив, в сценарии передачи мозга передаются не только все наши психологические состояния, но и само место сознательного опыта.Но поскольку «очаг сознательного опыта» в такой же степени является психологическим свойством , как и физическим свойством (мозг), аргумент Уильямса на самом деле не показывает, что мы отождествляем нашу настойчивость с каким-то аспектом нашего тела (мозгом). ), а не какой-то аспект нашего разума (сознание).

    В рамках современных философских дебатов по вопросу о настойчивости точка зрения, которая наиболее тесно согласуется с телесными представлениями о личной идентичности, называется анимализмом .Вопреки утверждениям Локка о сохранении нашей личной идентичности с точки зрения наших психологических свойств, анималисты утверждают, что то, что объясняет нашу стойкость во времени, - это наши животные свойства. Да, мы мыслим животных, но мы в первую очередь животные. По мнению анималистов, наши «животные свойства» - это те свойства, которые определяют нашу стойкость во времени как одного и того же животного. Например, это могут быть биологические свойства, которые поддерживают жизнь организма с течением времени - они удерживают организм от смерти и превращения в результате разложения во что-то еще.Это означает, что то, что объясняет стойкость отдельных людей во времени, - это то же самое, что объясняет стойкость отдельных собак, кошек или деревьев во времени. Решающий аргумент, который анималисты выдвигают против представлений Локка, состоит в том, что только анимализм может объяснить идею о том, что я сохраняюсь во времени от рождения до смерти. Как мы видели, описания, которые основывают нашу личную идентичность на наших психологических свойствах, должны признать, что моя личная идентичность прекращается, когда в моих психологических состояниях возникает достаточно большой разрыв.Анималисты признают, что, хотя я могу перестать быть человеком при определенных условиях (например, если я полностью амнезиак), я остаюсь животным и, таким образом, I продолжают существовать во времени. Поскольку мы думаем, что сущность того, кто мы есть, чрезвычайно прочна и сохраняется через виды радикальных изменений, которые мы можем претерпеть на протяжении всей нашей жизни, анимализм является привлекательной альтернативой локковским ответам на вопрос о настойчивости.

    Другой аргумент, выдвинутый анималистами, называется аргументом предков животных .Предположим, вопреки утверждениям анималистики, мы по сути не животные. Если мы не животные, то наши родители тоже не животные, наши бабушки и дедушки и так далее. Но это влечет за собой то, что ложно согласно теории эволюции: ничто в нашей родословной не является животным. Но поскольку мы знаем, что это ложно, из этого следует, что наше первоначальное предположение должно быть ложным. Из этого следует, что мы должны быть, по сути, животными. В этом аргументе используется известная форма аргументации, называемая reductio ad absurdum (это по-латыни означает «привести к абсурду»).Аргумент продолжается, допуская ложность утверждения P о том, что мы истинны, а затем показывает, как, если мы допускаем ложность этого утверждения P, это приводит к абсурду (строго говоря, противоречие ). Но поскольку абсурды, подобные противоречиям, не могут быть истинными, из этого следует, что наше исходное предположение (что P ложно) должно само быть ложным, что означает, что P истинно.

    Одно интересное возражение против анимализма - это дицефальные близнецы. Проблема в том, что, похоже, это двух особей в случае дицефальных близнецов.Однако кажется довольно очевидным, что существует только , одно животное . Таким образом, дицефальные близнецы представляют собой контрпример к утверждениям анималистов о том, что наша идентичность заключается в наших животных свойствах.

    "Где я?" Деннета

    Дэниела Деннета «Где я» - это умопомрачительный научно-фантастический рассказ, который нужно читать, чтобы проблематизировать различные представления о личности. Возможно, проблематизация концепции личной идентичности, а также различных ее объяснений - это именно то, что Деннет пытался сделать при написании истории.Независимо от цели Деннета, в этом разделе я постараюсь использовать историю, чтобы показать, что не существует единого способа учета нашей личной идентичности, который мог бы противостоять радикальным способам, с помощью которых отдельные люди могут существовать во времени. Если Деннет прав, то возможно, что я (моя личность) мог быть распределен по множеству разных мест одновременно (вездесущность!) Или даже что могли быть два человека, которые разделяют мою числовую идентичность! Я настоятельно рекомендую вам просто прочитать историю для себя, прежде чем читать мой собственный синопсис.

    «Где я?» начинается с того, что Деннет записывается в экспедицию, в которой он должен обезвредить высокорадиоактивный объект под землей. Поскольку есть опасения, что радиоактивность разрушит его мозг, проводится операция, в ходе которой его мозг извлекается и помещается в чан с жидкостью, сохраняя его жизнеспособность. Кроме того, электроды имплантированы как в нейроны его разорванного мозга, так и в ствол мозга его тела, так что мозг все еще может общаться с телом электронно на расстоянии.Если вы сомневаетесь, что это возможно, просто примите во внимание, что нейроны мозга отправляют много-много простых сообщений, которые теоретически могут быть переданы через другие среды, например радиоволны. По словам Деннета, врачи описывают операцию как растяжение его нейронов, чтобы они могли общаться с его телом на большом расстоянии (по беспроводной сети, с помощью электронных сигналов, таких как радиоволны).

    Во время подземной экспедиции что-то пошло не так, и тело Деннета разбилось в результате несчастного случая.До аварии Деннетту казалось от первого лица, что он находится под землей. Однако, как только его тело уничтожено, его точка зрения немедленно возвращается к лаборатории, где его мозг находится в чане с жидкостью - за много миль от того места, где он только что находился под землей до аварии. На данный момент у Деннета нет тела, только мозг. Если задуматься, это будет пугающее положение. Нет сенсорного ввода, нет возможности общаться с внешним миром. Находясь в состоянии крайней сенсорной депривации, ученые выясняют, как направить любимую классическую музыку Деннета (Брамс) прямо в его слуховой нерв в его мозг (таким образом, минуя обычный способ слышания с помощью наших ушей).

    В конце концов, ученые находят новое тело для Деннета и соединяют его первоначальный мозг с новым телом вышеупомянутым способом (через электроды в стволе мозга нового тела). Появляется только что возрожденный Деннет, теперь снова способный общаться с остальным миром. Сразу же точка зрения Деннета переключается с внутренней части чана (где находится его мозг) на внешнюю сторону чана, где находится его новое тело. Он возвращается в лабораторию под аплодисменты всех ученых, работающих над проектом, и смотрит на свой мозг внутри чана с жидкостью.Ранее ученые показали ему переключатель, который включает / выключает передатчик, который посылает в мозг электронные сигналы в / из тела. Ранее, когда он выключил этот выключатель, его тело рухнуло на пол (поскольку оно больше не было связано с мозгом). Просто ради удовольствия, Деннет сейчас пытается это снова, и чудесным образом ничего не происходит. Его сознательный опыт точно такой же; его точка зрения точно такая же; кажется, вообще ничего не меняется.

    Озадаченный этим, он спрашивает ученых, которые объясняют, что они на самом деле «клонировали» его мозг на компьютере, так что была точная копия его мозга, которая передавала точно такие же входные / выходные сигналы его телу.Новый переключатель просто изменил то, что было связано с его телом: исходный мозг или клон его мозга на компьютере. Предполагаемая причина, по которой ученые сделали это, заключалась в том, что на случай, если мозг Деннета был разрушен, Деннет все еще мог жить через свой «мозг», который был клонирован компьютером. Когда Деннетт щелкает переключателем вперед и назад, он не видит никакой разницы с точки зрения своей точки зрения и природы своего сознательного опыта. Как будто вообще ничего не произошло.

    Последняя часть рассказа касается еще одного неприятного обстоятельства (как эмоционально для персонажа «Деннета» в рассказе, так и философски для Деннета, автора рассказа). Исходный мозг Деннетта и компьютерный мозг не синхронизированы друг с другом - входные и выходные данные больше не совпадают, - так что, когда нажимают переключатель, чтобы переключить то, что управляет телом Деннета, появляется совершенно новый образ (в данном случае из нескольких недель). неспособности управлять своим телом). По сути, теперь два человека контролируют (новое) тело Деннета, но только один может управлять телом одновременно.Оба они получают сенсорные сигналы к телу, но только один из них может посылать двигательные сигналы для движения тела. Если бы вы были человеком, который не мог посылать двигательные сигналы, чтобы достичь тела, вы могли бы представить, насколько это было бы неприятно.

    Ниже представлена ​​диаграмма, показывающая каждый этап истории.

    Обратите внимание, что, кажется, влечет за собой эта история. Те, кто говорит, что телесная непрерывность объясняет нашу настойчивость, кажутся неправыми, поскольку Деннетт, как кажется, сам в этой истории продолжает существовать, даже несмотря на то, что его первоначальное тело было разрушено и заменено чужим телом.С другой стороны, те, кто считает нашу сохраняющуюся идентичность связанной с нашим мозгом, также, похоже, ошибаются, поскольку мы можем представить себе дальнейшую стадию истории (до того, как компьютер и мозг вышли из синхронизации), в которой исходный мозг Деннета ( сидел в чане с жидкостью в лаборатории) был уничтожен в другой аварии, но точка зрения Деннета осталась прежней. Таким образом, личность - это не телесная непрерывность и, в частности, непрерывность мозга. Это, кажется, оставляет открытыми психологическую преемственность личностной идентичности.Однако рассмотрим один из парадоксальных выводов, которые эта история поднимает для объяснений психологической преемственности. На последнем этапе истории, до того, как компьютер и мозг Деннетта рассинхронизировались, оказывается, что существует два идентичных по номеру Деннетта , поскольку информация (воспоминания, убеждения, желания) о клоне мозга Деннета на компьютер идентичен мозгу Деннета. (Это всего лишь пример проблемы деления, объясненной выше.) Но не может быть двух численно идентичных объектов.Следовательно, предположения о психологической преемственности не могут быть правильными.

    Можно сделать вывод из истории Деннета, что нет хороших ответов на вопросы о настойчивости. То есть, возможно, я вообще не остаюсь во времени. Идея о том, что я - мое «я» - не сохраняется во времени, - это старая идея, которая также возникает в более старых философских традициях как на Востоке, так и на Западе. Буддийская концепция анатта («отсутствие себя») предполагает непостоянство и постоянно меняющуюся природу нашей личности.Известно, что на Западе Дэвид Хьюм утверждал, что:

    Со своей стороны, когда я наиболее глубоко вхожу в то, что я называю собой, я всегда натыкаюсь на какое-то конкретное восприятие тепла или холода, света или тени, любви или ненависти, боли или удовольствия. Я никогда не могу поймать себя в любое время без восприятия и никогда не могу наблюдать ничего, кроме восприятия. Когда мои ощущения удалены на какое-то время, как при крепком сне; до тех пор, пока я не чувствую себя, и можно действительно сказать, что я не существую. И если бы все мои представления были удалены смертью, и я не мог бы ни думать, ни чувствовать, ни видеть, ни любить, ни ненавидеть после растворения моего тела, я был бы полностью уничтожен, и я не мог бы понять, что еще необходимо, чтобы заставить меня идеальное не-сущность.Если кто-то после серьезного и непредвзятого размышления думает, что имеет другое представление о себе, я должен признаться, что больше не могу рассуждать с ним. Все, что я могу ему позволить, это то, что он может быть прав, как и я, и что в этом мы принципиально разные. Он может, возможно, почувствовать что-то простое и продолжительное, что он сам называет; хотя я уверен, что во мне такого принципа нет. Но, оставив в стороне некоторых метафизиков такого рода, я могу рискнуть утверждать относительно остального человечества, что они представляют собой не что иное, как пучок или совокупность различных восприятий, которые сменяют друг друга с невероятной скоростью и находятся в постоянном движении и движении. .

    Возможно, Юм и буддисты правы. В конце концов, мы увидели, что при разных ответах на вопрос о настойчивости возникают сложные проблемы. Но даже если - это , нет сохраняющегося «я», тем не менее верно, что многие люди имеют то чувство , которое есть. Отдельный вопрос касается того, как лучше всего объяснить, откуда взялось наше ощущение , которое мы сохраняем во времени. За последние пару десятилетий большое влияние приобрела междисциплинарная точка зрения: нарративная концепция «я».В следующем разделе мы рассмотрим эту точку зрения.

    Повествовательная концепция себя

    Почему мне кажется, что существует постоянное «я»? Согласно повествовательной концепции личности, то, что объединяет нашу жизнь, то есть то, что заставляет меня казаться, что мне в 10 лет такое же, как мне в 43 года, - это истории, которые мы рассказываем о себе, которые соединяют различные части наши жизни. Например, я, Мэтью Ван Клив, человек, который вырос в маленьком городке, стал бегуном в средней школе и колледже, играл в рок-группе в колледже, а затем после колледжа решил стать философом и так вернулся. поступить в аспирантуру, чтобы получить степень доктора философии.Более того, повествования имеют определенную структуру: есть начало, середина и конец. Важно отметить, что конец повествования - это то, что позволяет нам осмыслить и оценить, кем мы являемся в любой момент повествования. Конец повествования - это то, что дает руководство на протяжении всего повествования: то, что считается хорошим или плохим решением, зависит от конечной цели / цели жизни, рассказ которой рассказывается. Например, если конец моей истории касается того, чтобы стать успешным профессором философии и оказать глубокое влияние на моих студентов и коллег, то эта цель - то, к чему стремится моя жизнь, и части моей жизни составляют меня, поскольку они являются часть этой повествовательной структуры.Согласно нарративному взгляду на себя, то, кем мы являемся, - это просто история, которую мы рассказываем о себе. Обратите внимание, что история, которую мы рассказываем о событиях, отличается от самих событий. Повествования, которые мы строим из своей жизни, - это post-hoc (латинское «после этого») в том смысле, что мы строим их после того, как события уже произошли. Но, как упоминалось выше, повествование может также оказать нормативное влияние на то, что мы решим делать в будущем. Например, я могу отказаться от более высокооплачиваемой работы в деловом мире, потому что она не согласуется с моим описанием меня как влиятельного и уважаемого философа.Или я мог бы решить вернуть кредитную карту, которую нашел на тротуаре, вместо того, чтобы пытаться использовать ее, потому что использование ее было бы несовместимо с моим рассказом о себе как о честном человеке.

    Повествовательная концепция «я» совместима с идеей о том, что в «я» нет ничего метафизически глубокого. Повествование, которое я создаю, является лишь одним из множества возможных повествований, которые можно построить из одного и того же исходного материала моей жизни - моего опыта, воспоминаний, интересов, обязательств и так далее.В то время как философы традиционно пытались ответить на проблему настойчивости, ища что-то в тех сырых материалах, которые объединяют нас и объясняют нашу настойчивость, нарративная точка зрения рассматривает единство как нечто навязанное извне - от рассказчика. Таким образом, как и в примере с кораблем в начале этой главы, повествовательный взгляд рассматривает личность как внешнее свойство (например, тот факт, что корабль всегда назывался «TS»), а не как внутреннее свойство.Возможно, хорошей аналогией была бы валюта. Подумайте, в чем ценность 100-долларовой банкноты. Разумеется, не бумага и чернила составляют счет. Скорее, это сложный набор правил и институтов за пределами 100-долларовой купюры, которая придает ей ценность. Если бы вы разрушили эту систему (например, если бы правительство было свергнуто и все институты, такие как Федеральная резервная система, которые придают ценность 100-долларовой банкноте, прекратили свое существование), 100-долларовая банкнота потеряла бы свою ценность.Это был бы просто лист бумаги с чернилами. Точно так же, согласно повествовательной концепции «я», факт существования «я» зависит от нашей способности навязать историю своей жизни. Если бы мы потеряли эту способность, не было бы сохраняющегося «я», хотя все еще остались бы переживания, воспоминания и мысли. С точки зрения повествования, сохраняющееся «я» - это абстрактная сущность, которую мы конструируем из необработанных материалов нашей жизни и которая, однажды построенная, оказывает руководство в нашей жизни.

    Одна проблема с повествовательной точкой зрения состоит в том, что она слишком узко определяет личность. Если существование сохраняющейся личности требует повествовательной дуги с началом, серединой и концом, тогда в жизнях многих людей не будет этой структуры, например, потому что их жизни закончились рано. В таких жизнях, казалось бы, отсутствует какое-либо постоянное «я», если повествование верное. Более того, есть много людей, которые ощущают себя живущими во времени, хотя на самом деле у них нет какого-либо великого повествования о своей жизни.По этой и другим причинам некоторые философы, такие как Элизабет Кэмп, предложили думать о наших сконструированных идентичностях не в повествовании, а не в виде начала-середины-конца, а, скорее, думать о себе как о персонажах разворачивающейся истории, конец которой мы не понимаем. пока знаю. Основное различие состоит в том, что в то время как повествовательная концепция держит в заложниках конец истории человеческое толкование своей жизни, концепция персонажа - нет. Вместо этого, то, что направляет нашу интерпретацию нашей жизни, - это «определенная взаимосвязь предрасположенностей, воспоминаний, интересов и обязательств.Интерпретация, которую мы создаем, также может быть ограничена информацией, которую мы получаем о себе от других людей, например, от наших друзей.

    Учебные вопросы

    1. Верно или неверно: вопрос о настойчивости спрашивает, существует ли моментальное осознание себя как агентов.
    2. Верно или неверно: есть два основных типа ответа на вопрос о настойчивости.
    3. Верно или неверно: взгляд Джона Локка на личную идентичность - это своего рода взгляд на психологическую преемственность.
    4. Верно или неверно: Согласно Локку, если бы наша ДНК всегда оставалась неизменной, это было бы хорошим ответом на вопрос о настойчивости.
    5. Верно или неверно: ДНК может служить хорошим критерием числовой идентичности.
    6. Верно или неверно: Одна из самых сложных проблем с точки зрения психологической преемственности - проблема деления.
    7. Верно или неверно: тот факт, что мы должны бояться пыток, причиненных нашему телу, даже если все наши психологические состояния были перенесены в другое тело, как предполагается, поддерживает представление о телесной непрерывности личности.
    8. Верно или неверно: Согласно Локку, «человек» - это криминалистический термин.
    9. Верно или неверно: Анимализм - это вид телесной непрерывности личной идентичности.
    10. Верно или неверно: дицефальные близнецы представляют собой проблему для анимализма.
    11. Верно или неверно: научно-фантастический рассказ Деннета предполагает, что человек может продолжать упорствовать, несмотря на то, что у него нет ни мозга, ни тела.
    12. Верно или неверно: повествовательные описания «я» совместимы с идеей, что не существует постоянного «я».

    Для более глубоких размышлений

    1. Что значит сказать, что «идентичность - это переходные отношения»? Объясните, как критерий памяти Локка противоречит идее о переходности идентичности.
    2. В то время как отчеты Локка заинтересованы в объяснении того, как люди выживают, анималисты думают, что мы должны объяснять, как существуют организмы. Подумайте о примере, когда организм продолжает существовать, а человек - нет.
    3. Объясните, в каком смысле повествование о себе делает нашу идентичность внешней по отношению к нам.Чем это отличается от традиционных представлений о настойчивости «я»?
    4. Как сон является проблемой для критерия памяти Локка?
    5. Предположим, мы говорим, что условия идентичности «я» - это просто объект, который отслеживает непрерывный пространственно-временной путь. Что делает меня таким же человеком, каким я был, когда мне было 10 лет, так это то, что тело моего 10-летнего «я» и тело моего 43-летнего «я» имеет непрерывный, непрерывный пространственно-временной путь. Примут ли эту точку зрения теоретики психологической непрерывности? Почему или почему нет?
    6. Предположим, что в сценариях передачи Уильямса мы переносим весь наш мозг из одного тела в другое.Изменит ли это ваш ответ о том, кого будут пытать? Почему или почему нет?
    7. Почему сценарии передачи Уильямса могут действительно доказать, что мы отождествляем себя со своими телесными свойствами, а не с психологическими?

    Самоидентификация - обзор | Темы ScienceDirect

    Влияние использования Интернета на самоидентификацию как форму Самодовольство

    Самоидентификация считалась стабильным и последовательным восприятием самого себя. И подростки, и молодые люди находятся на особой стадии развития, чтобы развить самоидентификацию (Arnett, 2000).По мере того как теория экологических систем привлекает все больше внимания со стороны психологов развития, исследователи все чаще изучают самоидентификацию в различных средах развития. Помимо традиционной офлайн-среды, Интернет-среда стала важной средой развития подростков и молодых людей. Многие люди все чаще используют Интернет, чтобы экспериментировать со своей идентичностью, притворяясь кем-то другим, находясь в сети (Chai & Gong, 2011; Valkenburg & Peter, 2008).Однако предыдущие исследования привели к неоднозначным выводам о связи между экспериментами с идентичностью в Интернете (выдавая себя за кого-то еще в среде Интернета) и развитием самоидентификации. Некоторые ученые обнаружили, что онлайн-эксперименты с идентичностью на сайтах социальных сетей значительно способствуют развитию самоидентификации (Zhao, Grasmuck, & Martin, 2008). Некоторые обнаружили, что онлайн-эксперименты с идентичностью отрицательно коррелировали с самоидентификацией или онлайн-идентичность не имела значительной корреляции с самоидентификацией (Matsuba, 2006; Valkenburg & Peter, 2008).Онлайн-эксперименты с идентичностью могут способствовать развитию самоидентификации за счет преодоления разрыва между идеальным я и истинным я, с другой стороны, люди также могут получать некоторые негативные отзывы о своих экспериментах с идентичностью (Chai & Gong, 2011).

    Будет ли онлайн-экспериментирование с идентичностью положительно или отрицательно влиять на развитие самоидентификации китайских подростков? Некоторые китайские ученые провели исследование, чтобы изучить влияние онлайн-экспериментов с идентичностью на самоидентификацию китайских студентов колледжей, а также на лежащие в основе механизмы модерации и посредничества (Zhang et al., 2016). В их исследовании 275 студентам колледжей были применены Шкала онлайн-экспериментов с идентификацией, Шкала самоидентификации, Анкета поведения в Интернете и Шкала компульсивного использования Интернета. Результаты показали, что: (1) взаимосвязь между онлайн-экспериментами с идентичностью и самоидентификацией модерировалась онлайн-социальной тенденцией. Для людей, у которых было больше друзей в реальной жизни, а не в Интернете, онлайн-эксперименты с идентичностью значительно отрицательно предсказали самоидентификацию. Тем не менее, для людей, у которых было больше друзей в сети, чем в реальной жизни, хотя интенсивные эксперименты с идентичностью в Интернете по-прежнему значительно отрицательно предсказывали самоидентификацию, умеренные эксперименты с идентичностью в Интернете были положительно связаны с самоидентификацией; (2) компульсивное использование Интернета сыграло полностью посредническую роль между онлайн-экспериментом с идентичностью и самоидентификацией.Это исследование предполагает, что в целом онлайн-эксперименты с идентичностью могут быть вредными для развития самоидентификации студентов колледжей, но умеренное количество онлайн-экспериментов с идентичностью может сыграть положительную роль в развитии самоидентификации.

    Кроме того, онлайн-эксперименты с идентификацией не ограничиваются тем, чтобы притворяться кем-то еще в анонимной Интернет-среде, поскольку Интернет-среда в последние годы быстро развивалась. Традиционные среды CMC (компьютерное общение) характеризуются анонимностью и сокращением количества подсказок (Kraut et al., 1998). Однако SNS относятся к последнему поколению сред CMC (Antheunis, Valkenburg, & Peter, 2010). Они в основном используются для поддержания существующих межличностных отношений и побуждают людей раскрывать правдивую информацию (CCNIC, 2014; Ellison et al., 2007). Многие люди исследуют возможную идентичность через самопрезентацию на сайтах социальных сетей (Chai & Gong, 2011; Zhao et al., 2008), не притворяясь кем-то другим. Таким образом, некоторые исследователи изучают, повлияет ли самопрезентация на сайтах социальных сетей на самоидентификацию китайцев (Liu, Sun, et al., 2015).

    В их исследовании был проведен опрос, в ходе которого 484 ученикам средних и старших классов были предоставлены анкеты для самопрезентации в социальных сетях, анкеты для положительных отзывов и краткий опросник Эриксона для определения идентичности эго. Результаты показали, что: (1) и положительная самопрезентация, и честная самопрезентация были положительно связаны с положительной обратной связью в Интернете, а также с развитием эго-идентичности; и (2) позитивная самопрезентация не оказывала прямого влияния на идентичность эго, она могла только усилить идентичность эго через посредническую роль онлайн-положительной обратной связи, в то время как честная самопрезентация не только прямо и позитивно предсказывала развитие эго идентичности, но и позитивно предсказывала эго. развитие личности через посредническую роль положительной обратной связи в сети.Это исследование предполагает, что самопрезентация на сайтах социальных сетей положительно влияет на развитие самоидентификации, а различные стратегии самопрезентации влияют на самоидентификацию через разные механизмы.

    В двух вышеупомянутых исследованиях взаимосвязи между использованием Интернета и самоидентификацией обсуждались два различных типа поведения китайцев в поисках идентичности в двух разных средах Интернета. Представление себя кем-то другим в сети с большей вероятностью приведет к негативным последствиям для развития самоидентификации, тогда как самопрезентация на сайте социальной сети, как правило, оказывает положительное влияние на развитие самоидентификации.

    Личность - Философская энциклопедия Рутледжа

    1. Критерии идентичности

    Что значит быть человеком? Что значит для человека в одно время быть идентичным другому человеку в более позднее время? Хотя эти два вопроса, очевидно, связаны между собой, в этой записи меня беспокоит второй вопрос. (Для получения дополнительной информации по первому вопросу см. «Люди; Разум, теория пучков».) Однако я предполагаю следующее о том, что значит быть личностью: человек является рациональным и самосознательным существом с (более или менее ) единая ментальная жизнь.Действительно, есть случаи (множественная личность, пациенты с расщепленным мозгом и т. Д.), В которых очевидное отсутствие ментального единства ставит под сомнение то, занимает ли отдельный человек данное тело (см. Разделенный мозг). Но такие случаи исключительные. Нормальный человек - это ментально единая личность. Центральный вопрос личностной идентичности - это вопрос о том, что отличает виды изменений, которые мы ментально объединенные люди могут пережить, от изменений, составляющих нашу смерть.

    Согласно одной очень знакомой точке зрения (связанной с Платоном, Декартом и христианской традицией) человек может пережить телесную смерть.Телесная смерть - это не изменение, составляющее личную смерть. С этой точки зрения человек является нематериальной (то есть непространственной) душой, только случайно привязанной к физическому телу (см. Душа, природа и бессмертие; Душа в исламской философии). Сегодня у этой точки зрения мало приверженцев философии. Это чревато метафизическими и гносеологическими трудностями. (Например: как нематериальная душа может взаимодействовать с материальным миром? Как я могу узнать, что у вас есть душа?) Далее я просто предполагаю, без дальнейших аргументов, что наше продолжающееся существование не является продолжением существования нематериальной души. .

    Мне не нужно отрицать, что в некоторых возможных мирах есть люди, которые являются нематериальными душами; но наш мир не такой. И здесь нас интересуют условия идентичности во времени реальных (человеческих) личностей. Отказавшись от нематериалистического взгляда на самих себя, мы можем сказать следующее. Человек - это психофизическая сущность, которая, по сути, воплощена физически. То есть человек (например, типичный взрослый человек) состоит из биологического организма (человеческого тела) с центром управления (мозгом), который поддерживает его умственную жизнь.Личности по своей сути ментальны и по сути воплощены физически. Но на этом загадки о личности не заканчиваются; это только начало.

    Когда мы судим, что друг перед нами сейчас идентичен другу, которого мы видели вчера, мы обычно делаем это суждение о личности в оптимальных условиях. В таком случае наш друг сегодня физически непрерывен с нашим вчера другом (у них те же мозг и тело). И наш друг сегодня также психологически связан с нашим вчерашним другом (они обладают теми же убеждениями, характером, желаниями, воспоминаниями и так далее, с очень небольшими изменениями).В этом случае наше суждение об идентичности истинно в силу получения как физической, так и психологической преемственности. Загадка личной идентичности заключается в следующем: какая преемственность (если таковая имеется) является более важной или центральной для нашей концепции личной идентичности? Очевидно, размышления над только что описанным случаем парадигмы не помогут нам ответить на этот вопрос. Нам нужно рассмотреть мысленные эксперименты, в которых преемственности разрываются.

    Существует три общих подхода или критерия индивидуальной идентичности во времени: физический критерий, психологический критерий и смешанный критерий.Эти критерии не претендуют на то, чтобы просто предложить довольно общие способы сказать или узнать, кто есть кто. Они также призваны указать, в чем заключается идентичность людей с течением времени: что значит быть одним и тем же человеком с течением времени. Согласно физическому критерию идентичность человека во времени заключается в достижении некоторого отношения физической непрерывности (обычно либо телесной непрерывности, либо непрерывности мозга). С этой точки зрения, быть одним и тем же человеком - значит быть одним и тем же живым биологическим объектом (будь то тело или мозг).

    Согласно психологическому критерию идентичность человека с течением времени заключается в получении отношений психологической непрерывности (перекрывающиеся цепочки памяти или память вместе с сохранением других психологических характеристик, таких как глубоко укоренившиеся убеждения, характер, основные желания. , и так далее). Психологический критерий разделяется на узкую версию и широкую версию. Согласно узкой версии, причина психологической преемственности должна быть нормальной (то есть продолжающееся существование человеческого мозга), если это необходимо для сохранения личной идентичности; согласно широкой версии, будет достаточно любой причины (нормальной или ненормальной).(Подробнее об этом различии см. В Parfit 1984 гл. 10.) Подверсии широкой и узкой версий различаются по вопросу о том, является ли какое-либо психологическое отношение привилегированным в отношении сохранения идентичности. (Например, Джон Локк считал память таким привилегированным отношением.)

    Каждый из физических и психологических критериев делится на множество различных версий. Отличительная особенность смешанного критерия состоит в том, что ни одна версия физического или психологического критерия не является правильной.Лучшее описание личности человека с течением времени будет касаться как физической, так и психологической преемственности.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *