Методология позитивизма – Позитивизм — Википедия

Содержание

Позитивизм как методология современной психологии

Оглавление

Введение

1. Общая характеристика позитивизма как методологии современной психологии

2. Оценка роли позитивизма в истории психологии: многозначность подходов

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Тема данной работы: «Позитивизм как методология современной психологии».

Позитивизм - научное направление, доказывавшее, что источником истинного знания являются эмпирические, конкретные науки, имеющие объективные методы, а не умозрительные рассуждения.

Основоположником позитивизма считается Огюст Конт, полагавший, что современной «научной» стадии развития человечества предшествовали «теологическая» и «метафизическая» стадии, причем характерной особенностью этого стадиального развития является то, что каждая последующая стадия менее обременена предрассудками, чем предыдущая.

В конце концов, подтвержденные научные законы делают доступным контроль над природой, поскольку выявленными причинно-следственными связями можно управлять, а значит, можно добиваться желательных и прогнозируемых целей. Хороший ученый должен избегать попыток объяснять причины тех или иных событий, особенно в тех случаях, когда речь идет о сущностях, наблюдать которые невозможно.

Учёные должны искать не сущность явлений, а их отношение, выражаемое с помощью законов — постоянных отношений, существующих между фактами. Постулирование невидимых причин связано с риском снова впасть в религиозные или метафизические предрассудки.

Целью данной работы является всесторонний анализ позитивизма как методологии современной психологии.

Методы исследования – при написании данной работы применялись как общенаучные методы (синтез, анализ, дедукция), так и специфические (описательный, сравнительный и т.д.).

Структура работы состоит из введения, основной части, выводов и списка использованной литературы.

1. Общая характеристика позитивизма как методологии современной психологии

Позитивизм – это философское направление, возникшее в 18-м веке. Его основателем считается Огюст Конт (секретарь и сподвижник знаменитого Сен-Симона). Суть его идей заключалась в следующем: бессмысленно заниматься тем, чем традиционно занимается философия – познанием сущностей; надо изучать только доступные нам внешние явления. То, что дано в ощущениях, то, что можно как-то воспринять и измерить – то и изучаемо. Все остальное – от лукавого. Путь прогресса – в продвижении от теологического к метафизическому и затем к особому – позитивному (положительному) мышлению. Самыми знаменитыми позитивистами помимо Конта были англичане Г. Спенсер и Дж.Ст. Милль.

В конечном итоге, позитивизм объявил несостоятельными и не имеющими никакой ценности все абстрактные философские исследования. Единственным источником истинного знания, говорили позитивисты, могут выступать только конкретные (эмпирические) науки. Истинным может быть только то, что проверяемо на опыте. Поэтому Конт неоднократно подчеркивал, что естественные науки должны выступить основой и методом для всех остальных наук. Рассуждения философов-идеалистов настолько абстрактны, настолько оторваны от реальной действительности, что на опыте никак не могут быть проверены – подтверждены или опровергнуты. Что такое платоновские «идеи»? Не более чем фикция! Ведь их нельзя пощупать, рассмотреть, попробовать на вкус. [3, с.95]

А раз доказать истинность философских положений не удается, то и говорить тут не о чем: никакой познавательной ценности в них нет. Таким образом, позитивизм «разделался» со всеми предыдущими философскими учениями и декларировал наступление эпохи новой «неметафизической» философии, которая должна быть построена по аналогии с эмпирическими науками и должна стать их методологией.

За более чем двести лет своего существования позитивизм видоизменялся и мимикрировал. Он принимал форму эмпириокритицизма Маха и Авенариуса, превращался в неопозитивизм и прагматизм. Однако принципиальные его положения сохранялись: критерий истинности знаний – реальный опыт; непроверяемое на опыте нельзя считать истинным. Эти положения нашли свое воплощение в известном принципе верифицируемости (верификации): истинность всякого утверждения должна быть в конечном счете установлена путем его сопоставления с чувственными данными.

Бихевиоризм, претендовавший на звание объективной психологии, избрал своей методологией позитивизм и, следуя его логике, объявил сознание исключенным из сферы своих научных исследований. Изучать можно только поведение, поскольку оно дано нам в непосредственном опыте, в наших ощущениях. [1, с.115]

В 1931 году методологии позитивизма был нанесен существенной урон доказательством знаменитой теоремы Геделя – теоремы о неполноте достаточно богатых формальных систем. Суть этой теоремы: есть истинные предложения, которые в рамках этих самых богатых формальных систем недоказуемы и непроверяемы. Фактически доказанное утверждение опровергало изначальный тезис позитивистов. Не всякое истинное утверждение можно доказать, используя привычный набор аксиом. Для этого нужно выходить за пределы этого набора. Опоры на чувственный опыт явно недостаточно.

Вместе с тем позитивисты достаточно быстро осознали, что проблема истинности знаний связана с тем языком, с помощью которого описываются эти знания и процесс их получения. Научная философия, по их мнению, станет возможной только как логический анализ языка науки. Вокруг этих идей сплотились логики и математики – Карнап, Шлик, Франк и другие представители так называемого Венского кружка. [3, с.96]

Так возник логический позитивизм. Логические позитивисты ставили перед собой задачу подвергнуть логическому анализу имеющиеся научные знания, описать их и исследовать особые правила преобразования утверждений. Они полагали, что логика и математика должны рассматриваться не как знания о мире, а как набор аналитических утверждений, в которых устанавливаются по соглашению правила преобразования. [3, с.97]

2. Оценка роли позитивизма в истории психологии: многозначность подходов

Среди современных методологических проблем, обсуждаемых в отечественной психологии, одной из наиболее актуальных является оценка меры влияния позитивизма на формирование психологии как науки.

В многочисленных дискуссиях на страницах ведущих научных журналов, проблема позитивизма выступает источником неиссякаемых споров. В работе Т.Д. Марцинковской «Позитивизм умер, да здравствует ...?» так оценивается сегодняшняя ситуация в науке относительно ее причастности к позитивизму: «О том, что методологические проблемы психологии связаны с ее собственной логикой развития, говорит сопоставление современной ситуации с той, что сложилась в начале XX века, когда требования, постулируемые практически всеми учеными того времени, сводились к построению позитивной психологии, перестройке классической науки на основе новой методологии и поиску нового, объективного метода исследования психики. Похожую ситуацию испытывает и современная психология, хотя сегодня сложилась обратная ситуация — необходимость модификации естественнонаучной, позитивной психологии, которая не в состоянии решить всех проблем, встающих перед ней».

Большинство исследователей в области теоретической психологии приходят к выводу о деструктивности влияния позитивизма на методологию гуманитарных наук. Основные постулаты позитивизма приведены А.В. Юревичем и названы им «позитивистскими стандартами», базирующимися на шести основных мифологемах: [2, с.73-77]

научное знание базируется на твердых эмпирических фактах;

теории выводятся из фактов и, следовательно, вторичны по отношению к ним;

наука развивается посредством постепенного накопления фактов;

поскольку факты формируют основания нашего знания, они независимы от теорий и имеют самостоятельное значение;

теории (или гипотезы) логически выводятся из фактов посредством рациональной индукции;

теории (или гипотезы) принимаются или отвергаются исключительно на основе их способности выдержать проверку эмпирическим опытом.

Исторический анализ развития психологии показывает, что позитивизм в ней четко обозначился в XVII веке, благодаря работе Р.Декарта «Страсти души». Это произведение не просто одна из работ в истории психологии, а явление, сыгравшее далеко не однозначную роль в становлении методологических основ психологии. [2, с.73-77]

Неслучайно данная работа оценена Л.С. Выготским как самая важная на все последующие триста лет после ее опубликования. В своей незавершенной рукописи, датируемой 1933 годом, он пишет: «Декартов «Трактат о страстях « стоит в самом начале всей современной психологии и всех раздирающих ее противоречий». Вся психология от XVII по XX век Выготским рассматривается как «подстрочник» к Декартову трактату «Страсти души». Это более чем серьезная оценка роли Декарта в истории психологической науки, в истории создания «вершинной» психологии. По поводу этого трактата Декарт писал в одном из писем, что он «намерен излагать страсти не как оратор и не как моральный философ, а как физик».

Итак, обратимся к анализу произведения «Страсти души» с позиций исторического контекста. В начале XVII века механика становится ведущей наукой. Галилео Галилей создал динамику, активно пропагандируя Николая Коперника. Декарт разрабатывал механистические идеи в физике, показав относительность движения и покоя, им сформулирован закон сохранения количества движения. Исходное положение интерпретации механистической психологии Декарта заключена в той части трактата «Страсти души», где он пишет, что : «тело живого человека так же отличается от тела мертвого, как отличаются часы или иной автомат (то есть машина, которая движется сама собой), когда они собраны и когда у них есть материальное условие тех движений, для которых они предназначены со всем необходимым для их действия, от часов или другой машины, когда она сломана и когда условие ее движения отсутствует». Метафора «человек-автомат» стала впоследствии парадигмальной познавательной моделью науки — той редукцией, при помощи которой выстраивалась логика исследователя. Эта редукция позволила открыть путь подражания психологии естественным наукам, тем самым уводя ее от построения собственных методов и методологии в целом.

mirznanii.com

Философия позитивизма | Блог 4brain

Если вы считаете, что единственно верным источником достоверного и истинного знания являются исследования, основанные на чувственном опыте, и не верите в то, что исследование философское не несёт в себе никакой познавательной ценности, то спешим вам сообщить – вы являетесь позитивистом, пусть даже и не знаете об этом. А позитивизм, в свою очередь, является философским учением и методологическим научным направлением, которое как раз и основывается на идее о том, что истину может открыть лишь эмпирический опыт. И если вам интересно более подробно разобраться в том, что такое позитивизм, предлагаем вам продолжить чтение.

Базовые положения позитивизма

Итак, за основу всего позитивистского воззрения взята идея о том, что всё подлинное знание, которое, кстати, и называется позитивным, представляет собой комплексный результат специальных наук.

В позитивизме объединены в один научный метод два отдельных: эмпирический и логический. Весь смысл метода, применимого ко всем наукам и позволяющего обрести достоверное и надёжное знание законов природы, был выражен ещё в 1929 году в манифесте «Венского кружка». Тогда учёные, среди которых были К. Гёдель, О. Нейрат, Р. Карнап, Ф. Кауфман, Т. Радакович, К. Менгер и другие дали научному миропониманию характеристику, взяв за основу два главных момента. В первую очередь, научное миропонимание – это миропонимание эмпиристское и позитивистское: может быть лишь познание опытное, основывающееся на том, что дано людям непосредственно. А во-вторых, научное миропонимание отличается использованием особого метода, коим является метод логического анализа. Основной же целью позитивистского учения является получение объективных знаний.

Идеи позитивистов сильнейшим образом повлияли на общенаучную и естественнонаучную методологию, в особенности во второй половине XIX столетия. Так, позитивизмом критиковались позиции натурфилософов, навязывающие научному миру не совсем понятные умозрительные образы тех процессов и объектов, которые ими изучались. Но позже критика позитивистов была перенесена ими на всё философское знание, в общем и целом. Это послужило почвой для разграничения научного и метафизического.

Смысл концепции позитивистов, касающейся взаимодействия философии и науки, был в полной мере выражен в изречении Огюста Конта, гласящего, что наука уже сама по себе является философией.

Невзирая на это, у множества позитивистов не было уверенности в том, что создать научную философию вообще возможно. Философия такого типа должна была трансформироваться в особую область конкретного научного знания и не предполагала своего методологического отличия от остальных дисциплин.

В процессе становления позитивизма способными выполнять функции научной философии могли быть несколько теорий:

  • Лингвистический анализ языка, основными сторонниками которого были Джон Остин и Гилберт Райл
  • Методология науки, основными сторонниками которой были Джон Стюарт Милль и Огюст Конт
  • Логический анализ научного языка, основными сторонниками которого были Рудольф Карнап, Бертран Рассел и Мориц Шлик
  • Научная картина мира, основным сторонником которой был Герберт Спенсер
  • Логико-эмпирическая реконструкция динамики науки, основными сторонниками которой были Карл Раймунд Поппер и Имре Лакатос
  • Психология научного творчества и научного мышления, основными сторонниками которой были Эрнст Мах и Пьер Дюгем

Но каждый из представленных вариантов позитивной философии подвергся жесточайшей критике, главным образом, самими же представителями позитивизма. Причиной этому стало то, что эти варианты не соответствовали позитивистским критериям научности, а также то, что они базировались на определённых метафизических предпосылках.

Однако несколько интересных позитивистских идей, получивших довольно широкое распространение в определённый момент, отметить всё же следует.

Процесс эволюции с позиции позитивизма

Позитивисты поддерживали идею о прогрессе, основой которой является поступательное движение к одной конкретной цели, и человеческая эволюция тоже является прогрессом, наибольшее значение в котором имеет наука.

Первые ростки идеи эволюции появились в 50-х годах XIX столетия. По одному мнению, идея эволюции была раскрыта Чарльзом Дарвином, а другие считают, что авторство принадлежит Герберту Спенсеру – английскому философу-позитивисту. Но суть не в этом, а в том, что именно последним была раскрыта концепция космической эволюции.

Эволюция является общим законом развития природы и социума, иначе говоря, является предметом философии. Смысл данного закона сводится к тому, что эволюция характеризуется движением от однообразия к многообразию.

Чтобы проиллюстрировать это, Герберт Спенсер черпал материалы из таких наук, как социология, биология и астрономия. Он утверждал, что в однообразной космической туманности рождается многообразие небесных тел Солнечной системы. Аналогично этому, из однообразной первобытной орды появилось множество форм государства, а из однообразной протоплазмы появилось великое множество живых организмов. Помимо этого, для процесса эволюции характерно тяготение от хаоса к космосу и постепенное замедление, обусловленное рассеиванием энергии.

Идея эволюции оказалась очень востребованной, и была активно поддержана и мистиками, и идеалистами, и материалистами.

Исторические стадии человечества с позиции позитивизма

Основоположником идеи исторических стадий человечества стал один из самых видных представителей позитивизма Огюст Конт.

Конт выделял три стадии развития человечества:

  • Теологическую стадию, на которой объяснительной гипотезой является понятие Бога, с которым и связаны первопричины всего и которому соответствует антропоморфный образ. Теологическая стадия разделяется на три подстадии:
  • Фетишизм – люди поклоняются объектам, которым присваиваются человеческие статусы
  • Политеизм – люди облекают первопричины в человеческие образы и измышляют богов
  • Монотеизм – люди структурируют первопричины, выделяя из них первостепенные и второстепенные, и в результате открывают истинную причину всего – Единого Бога
  • Метафизическую стадию, на которой люди всё так же постигают причину и назначение всего, однако место богов отведено абстрактным сущностям. Например, Единым Богом является Природа
  • Позитивную стадию, на которой любое знание трансформируется в научное знание. На этой стадии человечество взрослеет и становится способным признать то, что его познание является относительным

Именно на позитивной стадии позитивизм преодолевает оптимизм, а научное знание становится эмпиристским, т.е. воображение начинает строго подчиняться наблюдению. Конт же ещё раз говорит об идее Фрэнсиса Бэкона, по которой только проверенный опыт может быть основой знания. Исследователям необходимо заниматься не поиском сущности явлений, и поиском их отношения, выражающегося посредством взаимодействий между фактами. Помимо всего прочего, научное знание становится также прагматичным, т.е. перестаёт основываться на энциклопедических знаниях, а приобретает форму полезного, точного и достоверного.

Связь позитивизма и других философских течений

Основным видимым противостоянием позитивизма является борьба с метафизическим течением, оперирующим понятиями, расходящимися с реальными фактами. Позитивисты искали такой научный метод, который позволял бы получать правдивые научные знания, не зависящие от предрассудков метафизики. И достоверным знанием они считали знание, опирающееся на нейтральный опыт, а единственной формой знания, имеющей познавательную ценность, для них было только описание фактов, основанное на чувственном опыте.

С целью выразить результаты наблюдений учёные должны применять так называемые «протокольные предложения». Один из лидеров логического позитивизма Мориц Шлик говорил, что изначально «протокольные предложения» интерпретировались, как предложения, выражающие факты в абсолютной простоте, без их изменения или добавления к ним чего-либо, т.е. факты, которые являются предметом поиска любой науки и которые имеются ещё до какого-либо познания и суждения о мире. Нет никакого смысла заниматься изучением недостоверных фактов, а недостоверными могут быть только знания и утверждения человека. Таким образом, если есть возможность выражения фактов через «протокольные предложения», значит, можно брать эти факты за отправные точки научного знания.

Заключение

Таковы в общих чертах основные предпосылки философии позитивизма. Но на сегодняшний день в ней нет каких бы то ни было влиятельных и крупных концепций, а сама она уже не так уверена в себе. Научное знание допускает, а порой даже говорит о необходимости других направлений, причём даже самых, так сказать, метафизических. Всё представление о том, что есть возможность разграничить науку и метафизическую мировоззренческую составляющую, сделав, тем самым, из философии особый вид технической дисциплины, оказалось мифическим и практически не имеющим шансов на реализацию.

4brain.ru

Позитивистская методология и ее ограничения

⇐ ПредыдущаяСтр 3 из 17Следующая ⇒

Влияние методологии

на исследовательский процесс

Методологией обычно называют рефлексивное описание принципов научного исследования, то есть своего рода «са­мосознание» научной деятельности. В учебниках и научных трудах обычно пишут о позитивной роли методологии для ис­следовательского процесса. С нашей точки зрения, влияние методологии не следует оценивать столь однозначно, поскольку неадекватная методология может оказывать сильное деструктив­ное влияние на научную деятельность.

В науке, как и во всякой другой человеческой деятель­ности, обыденное знание занятых этой деятельностью людей взаимодействует и конкурирует с научным (систематизирован­ным и рефлексивным) знанием этого же предмета. Ученые, занятые в той или иной сфере науки, руководствуются в своей деятельности определенными (не всегда ясно выраженными) представлениями о целях познания, природе научного знания, критериях верификации и иными гносеологическими постула­тами, образующими «неявную» или «обыденную» методологию (И. Лакатос называл ее «обыденной научной мудростью»). На­ряду с этим, по причинам как мировоззренческого характера,

так и внутренних потребностей науки в рефлексивном описа­нии гносеологических оснований познавательной деятельности, неявные методологические взгляды ученых подвергаются систе­матической проработке. Результатом такого процесса является формирование развитых гносеологических концепций, или те­орий познания.

Говоря упрощенно, рефлексивное описание методологии научного исследования в гносеологических концепциях может быть «адекватным» либо «неадекватным» тем методологическим принципам, которыми ученые реально руководствуются в своей деятельности. «Неадекватные» характеризуются тем, что вступа­ют в осознаваемый или не осознаваемый логический конфликт с упомянутой выше обыденной научной мудростью. Воздействие таких теорий познания на научную деятельность неоднозначно. На реально работающих, «сложившихся», принадлежащих силь­ным научным школам ученых указанные концепции действуют, по-видимому, слабо, так как такие ученые либо игнорируют эти концепции, либо воспринимают их на декларативном уровне, руководствуясь в своей деятельности иными, слабо отрефлек-сированными принципами. В качестве примера можно указать, что официально провозглашавшаяся методология диалектичес­кого материализма не помешала советским ученым-ядерщикам создать атомную бомбу, хотя многие из них искренне верили в истинность этого учения.

Иное, намного более сильное воздействие подобные мето­дологические концепции могут оказать на начинающих ученых и на формирующиеся научные направления, которые в процессе своей деятельности еще не успели создать развитую собствен­ную методологию, способную противостоять неадекватному ме­тодологическому давлению извне. В этом случае методологи­ческие принципы, усвоенные в процессе обучения, способны существенно деформировать стиль научного мышления, иска­жая и выхолащивая результаты исследовательской деятельности, а также препятствуя формированию эффективно работающих научных школ. Именно такое положение создалось, по нашему мнению, в российской социологии советской эпохи.

Источник возникновения неадекватных методологических концепций видится прежде всего в том, что сфера науки объ­единяет в себе большое число разнородных интеллектуальных

3 Зак. 9

Глава 1. Основы качественной традиции исследований

§ 3. Позитивистская методология и ее ограничения

 

дисциплин, обладающих собственной логикой развития и соб­ственными обыденными методологиями. В связи с этим пробле­матичен вопрос о том, в какой мере может быть создана единая методология науки, адекватная одновременно всему спектру на­учных дисциплин. Интеллектуальная деятельность во всех науч­ных дисциплинах имеет, по-видимому, много общего, но и раз­личия также не должны сбрасываться со счета. Эти различия часто не учитываются авторами методологических концепций, стремившимися распространить их на науку в целом.

Таким образом, причина возникновения неадекватных ме­тодологий видится в своего рода «методологических интервен­циях», т. е. попытках неправомерного перенесения методологи­ческих рефлексий, адекватных, возможно, тем узким предмет­ным областям, в которых они зародились, на иные, непохожие на них научные ситуации и предметные области. Системати­ческое описание таких интервенций выходит за рамки данной работы. Для нас важно отметить, что источником этих интер­венций часто являлись так называемые «точные» науки (ма­тематика, физика, отчасти даже технология), а излюбленным объектом экспансии — социальные науки (психология, социо­логия, экономика). Описанная выше позитивистская экспансия была ярким, но далеко не единичным примером подобных интервенций.

Результаты внешних методологических интервенций не сле­дует всегда оценивать негативно. Распространяясь по науке, они во многих областях вызывали реакцию отторжения в силу своей явной неадекватности. Вместе с тем время от времени находи­лись порой весьма неожиданные предметные сферы, свойства объектов которых оказывались в чем-то сродни свойствам фи­зических и математических объектов. В этих удачных случаях позитивистские и технократические методологии индуцировали быстрый рост новых и перспективных научных направлений: социальная статистика, бихевиоризм и др. Однако претензии на универсальность этих методологий и свойственная им ам­бициозность были ни в коем случае не обоснованы. Правда, подобные притязания не всегда причиняли вред: те области на­уки, которые обладали развитым теоретическим и методологи­ческим аппаратом, сравнительно легко отбивали «атаку». Лишь в тех случаях, когда методологический «иммунитет» той или

иной научной области (или научного сообщества) по каким-то причинам не вырабатывался или был ослаблен, вторжение не­адекватной методологии могло нарушить естественный ход фор­мирования теоретико-методологических школ.

Явления такого рода не следует, конечно, драматизировать, поскольку в нормально функционирующих научных сообще­ствах влияние неадекватных методологий с течением времени всегда преодолевается, причем осмысление полученного опыта в конечном счете укрепляет научную дисциплину и способствует развитию ее «иммунной системы». Намного более разрушитель­ное воздействие подобные интервенции оказывают на науки, развивающиеся в условиях авторитарного государства, где суще­ствует возможность административно насаждать одни научные направления и запрещать (либо просто лишать поддержки) дру­гие. История российской науки знает немало примеров, когда бесперспективные, а порой и антинаучные взгляды станови­лись официальной точкой зрения, надолго блокируя процесс развития соответствующих научных направлений.

Позитивизм в социологии

и причины его неадекватности

Рассмотрим конкретно, в чем состоит неадекватность ме­тодологии позитивизма в той трактовке, которую она получила в книге В. А. Ядова и его последователей.

Анализ методологической концепции В. А. Ядова требует не­которых предварительных пояснений. Как известно, в советские нремена все публикации, особенно в сфере общественных наук, подвергались идеологической цензуре. Адаптация публикаций к цензурным требованиям часто приводила к различным смы­словым и терминологическим искажениям, с которыми прихо­дилось мириться как с неизбежным злом. В частности, наличие цензурных требований приводило к тому, что названия глав и па­раграфов учебников по социологии советского периода не соот-нетствовали их действительному содержанию. Главы, в названии которых фигурировало слово «методология», посвящались опи­санию так называемой марксистско-ленинской методологии. 'Оги разделы были данью официальной идеологии, и никакого иного смысла не содержали. Вред такого положения заключался з*

Глава 1. Основы качественной традиции исследований

§ 3. Позитивистская методология и ее ограничения

 

в том, что слово «методология» в публикациях советского пе­риода оказалось прочно сцеплено с идеологическим контекстом и потому реальную научную нагрузку нести уже не могло.

В результате сложилась ситуация, когда собственно методо­логические проблемы стали излагаться в методических главах, посвященных описанию программы социологического иссле­дования. При этом невозможность пользоваться адекватной терминологией снизила уровень методологической рефлексии и существенно затруднила процесс научного обсуждения этих проблем. Многие ключевые методологические посылки излага­ются в текстах как бы неявно, поэтому обсуждение этих посылок требует их предварительного извлечения из контекста.

Изложим путем цитирования обоснование и принципы раз­работки программы социологического исследования, ориенти­руясь при этом на общеизвестные методические источники (работу В. А.Ядова и его последователей).

Описание программы исследования как методического эта­па в отечественных учебниках обычно включает в себя следу­ющие основные элементы: а) описание программы и составля­ющих ее разделов; б) тезис о необходимости теоретического обоснования программы; в) формулирование принципа, что целью эмпирического исследования является проверка гипотез; г) указание на нежелательность проведения беспрограммных исследований.

А. Что такое программа исследования

1. «Важным показателем высокой методологической куль­
туры исследования является его четкая структурированность,
т. е. выделение в нем таких элементов, как общие и частные
задачи, гипотезы, методы и пр., а также увязка этих элементов
друг с другом» [65, с. 145].

2. «Программа — это особый вид описания исследования
на стадии его планирования, направленный на упорядочение
внутренней структуры и внешних связей исследования с це­
лью повышения его научно-организационной эффективности.
Функции программы имеют двоякий характер: научно-познава­
тельный и научно-организационный» [65, с. 147-148].

3. «Программа исследования — это изложение его теорети­
ко-методологических предпосылок (общей концепции) в соот-

ветствии с основными целями предпринимаемой работы и гипо­тез исследования с указанием правил процедуры, а также логиче­ской последовательности операций для их проверки. Программа включает в себя методологический и процедурный разделы и до­полняется рабочим планом» [132, с. 35].

4. «Построение программы исследования — это изложение
логики и методов анализа объекта соответственно решаемым за­
дачам. Программа — теоретический документ, отвечающий ряду
необходимых требований, все части которого связаны в единое
целое. Программа должна четко отвечать на вопрос: на решение
какой проблемы и на получение какого результата ориентиру­
ется данное исследование» [86, с. 125, 129].

Б. Теоретическое обоснование программы.

(Вводится тезис о теоретическом характере научного знания)

5. «Судьба социологического исследования, значимость его
теоретических и практических результатов зависят от его те­
оретического обоснования, удачного выбора рабочих гипотез
и системы эмпирических показателей. Плохо обоснованное,
с теоретической точки зрения, исследование приводит к ни­
чтожным теоретическим выводам, неэффективным практичес­
ким результатам и часто совершенно не оправдывает значитель­
ных материальных ресурсов, затрачиваемых на его проведение.
Направляющее воздействие исходных теоретических положений
в социологическом исследовании проявляется в постановке це­
лей и задач исследования, а также в выборе методов и процедур
по сбору и обработке информации» [86, с. 125].

6. «Чтобы быть плодотворным, исследование должно быть
направленным, а это может быть только тогда, когда оно осно­
вано на достаточно точных теоретических моделях. Создание
теоретических моделей для направленности эмпирического ис­
следования является, вероятно, самой трудной фазой всего
социологического исследования» [69, с. 109].

7. «Направляющее воздействие исходных теоретических по­
ложений в социологическом исследовании проявляется в поста­
новке целей и задач исследования, а также в выборе методов
и процедур по сбору и обработке информации» [86, с. 125].

Глава 1. Основы качественной традиции исследований

§ 3. Позитивистская методология и ее ограничения

 

В. Выдвижение и проверка гипотез

8. «Социологическое исследование, как правило, начина­
ется с выдвижения гипотезы» [23, с. 142].

9. «Гипотеза — это главный методологический инструмент,
организующий весь процесс исследования и подчиняющий его
внутренней логике. В социологическом исследовании гипоте­
зы — это обоснованные предположения о структуре социальных
объектов, характере связей между изучаемыми социальными
явлениями и возможных подходах к решению социальных про­
блем» [132, с. 52].

 

10. «Основная функция гипотез состоит в проверке тех
зависимостей, которые включены в теоретическую схему объек­
та» [65, с. 174].

11. «Основная задача сбора информации — обеспечить под­
тверждение (верификацию) рабочих гипотез или их неподтвер­
ждение (фальсификацию). Этой основной задаче и должен быть
подчинен план сбора информации» [23, с. 143].

12. «Основная гипотеза исследования обычно состоит из до­
статочно общих категорий. В связи с этим к ней неприложим
аппарат проверки статистических гипотез. Чтобы перейти к ис­
пользованию этого аппарата, необходимо наряду с выдвижени­
ем основной гипотезы разработать комплекс частных рабочих
гипотез. Редукция понятий, входящих в основную гипотезу,
завершает подготовительную, теоретическую стадию исследо­
вания, а вслед за ней идет стадия техническая, центральным
моментом которой является сбор информации, а начальным
этапом — разработка инструментария» [23, с. 142-143].

Г. Последствия беспрограммного проведения исследований. (Дается ответ на вопрос, что будет, если социолог начнет проводить исследование без программы}

13. «Разумеется, даже если нет письменной программы,
ученый всегда работает по более или менее четко осознанному
структурированному плану, который и играет организующую
роль. Но при изучении сложных социальных объектов, когда
приходится учитывать многочисленные связи образующих их
элементов, использовать различные подходы к их описанию
и разные методы, такого рода "внутренние" планы становятся
недостаточными» [65, с. 148].

 

14. «Беспрограммное исследование напоминает поиск ме­
тодом проб и ошибок: расход энергии часто не оправдывает
познавательный эффект. В ходе исследования обнаруживается,
что понятия не "покрываются" исследовательскими данными,
при отсутствии гипотез неясно, как обрабатывать материал.
Попытки выяснить эти вопросы на стадии анализа уже собран­
ных данных приводят к разочарованиям: материал был собран
не полностью, выборка не удовлетворяет задачам работы, полу­
чены ответы не на те вопросы, которые планировались вначале.
В конце работы исследователи приходят к выводу, что теперь
они проделали бы все это совершенно иначе» [132, с. 68].

15. «Интуитивный набросок программы, несколько смут­
ных идей о целях исследования и характере нужного эмпири­
ческого материала не могут заменить строгую обоснованность
всех исходных посылок и правил процедуры» [132, с. 75].

Приведенные выше методические выдержки вырисовыва­ют определенную систему взглядов, или концепцию социолога-эмпирика о том, что является социологическим исследовани­ем, каковы цели социологии и каков методический аппарат их достижения. Как и во всякой концепции, наличие в ней ряда детально проработанных элементов («ядро» или «фокус» концепции) сочетается со слабо проработанными элементами, образующими ее «периферию». За пределами концепции оста­ется ряд неформулируемых постулатов, образующих границы ее применимости. В принципе наличие в любой концепции не­проработанных элементов и неявных предпосылок представляет нормальное явление. Однако монопольное положение данной концепции и вытекающее из этого отсутствие взаимодействия с другими системами взглядов породило, во-первых, ее стаг­нацию, и во-вторых, иллюзию полноты и универсальности. Указанная иллюзия создала в методологическом сознании со­циологов существенный крен в сторону количественной ориен­тации, результатом которого стало снижение содержательности эмпирических исследований.

Изначально основной пафос изложенной выше методи­ческой концепции заключался, по-видимому, в следующем. Массовый опрос — это трудоемкая процедура, требующая для своего осуществления больших затрат времени и ресурсов. Уже

Глава 1. Основы качественной традиции исследований

§ 3. Позитивистская методология и ее ограничения

 

по одной этой причине нельзя проводить такие опросы часты­ми итерациями, корректируя инструментарий непосредственно в ходе полевых исследований. Кроме того, в социологии дей­ствуют определенные этические принципы. Проведение мас­совых опросов базируется на том, что в обществе имеется определенный ресурс доверия и готовности сотрудничать с со­циологами. Частые и безответственные опросы истощают этот ресурс и подрывают основу для использования данного мето­да в будущем. Особенно резко истощение ресурса происходит в тех случаях, когда исследователь вследствие допущенных им методических ошибок пытается осуществить повторное анкети­рование среди той же совокупности опрашиваемых (подобные случаи имели место на практике). Во избежание бессмыслен­ной траты средств и расходования ресурса готовности общества участвовать в опросах авторы рассматриваемой методической концепции сформулировали следующие принципы:

1. При подготовке исследования необходимо тщательно ре­
флексировать его цели и гипотезы. Безответственно проводить
массовое обследование исходя из неотрефлексированных, смут­
ных и противоречивых представлений.

2. Необходимо не допускать методических ошибок при раз­
работке инструментария и сбора информации. Методический
аппарат массовых опросов отработан несколькими поколения­
ми социологов и во многих отношениях доведен до совершен­
ства. Недопустимо игнорировать этот опыт и обучаться заново
методом «проб и ошибок».

Указанные принципы выглядят, однако, неполными, по­скольку в них отсутствует гносеологическое обоснование, то есть ответ на вопрос о научных целях социологических исследо­ваний. Для обоснования познавательной значимости исследо­ваний и заполнения логической бреши в вопросе о том, откуда берутся подлежащие проверке теории и гипотезы, в рассматри­ваемую методическую концепцию были включены следующие методологические положения:

1. Позитивистский тезис о том, что целью исследования является подтверждение либо опровержение гипотез, и что этот процесс сам по себе обеспечивает рост научного знания (см. цитату № 11, где это сказано особенно ясно). В точном

соответствии с позитивистской методологией эмпирический критерий проверки гипотез объявляется единственным критери­ем правильности теории, а правильность теории — единствен­ным критерием ее научной значимости. Как следствие, процесс формирования теорий выглядит стохастичным, поскольку иное не оговаривается. Это означает, что до стадии окончательной проверки все «правдоподобные» гипотезы равнозначны и име­ют одинаковое право на существование. Прошедшие проверку гипотезы получают статус «истинных» и также обладают равной значимостью друг с другом. Проблема различия научной зна­чимости гипотез в зависимости от их проблемной фокусировки в рамках данной системы взглядов не рассматривается0.

2. Упрощенный интуитивистский тезис о том, что процесс формирования теоретического знания и гипотез — это индиви­дуальный психологический акт, плохо поддающийся рефлексии. Характерно высказывание по этому поводу В. А. Ядова в первом издании его книги: «Логика научного исследования предлагает нам аппарат, объясняющий способы проверки гипотез, прие­мы их развертывания в систему проверяемых предположений. Но источники формирования гипотез таятся в интеллектуальных механизмах, которые изучены далеко не достаточно. Исходные посылки социологических гипотез черпаются где-то на грани между ограниченными и бессистемными*1наблюдениями реаль­ных событий и системой объяснения этих событий в понятиях имеющейся социологической теории» [131, с. 63]. Следствием данного интуитивистского тезиса является вывод о принципи­альной невозможности сформулировать методические рекомен­дации по разработке теорий. Тезис о спонтанном психологиче­ском механизме выдвижения гипотез на основе бессистемных

'' Оспаривая тезис о произвольной проблемной фокусировке возникаю­щих научных концепций, С. Тулмин указывает: «Ученые не могут всерьез принять концептуальное предложение просто потому, что оно избегает про­тиворечий с достоверными результатами предшествующего опыта. Скорее они будут рассматривать новое предложение с оглядкой на какую-то группу проблем, исследуя, какой вклад оно может внести в возможное решение этих проблем» [112, с. 209].

2* Выделено нами. — С. Б. Собственно говоря, главная задача данной моно­графии заключается в рассмотрении вопроса о том, как на этапе интуитивной разработки теорий перейти от бессистемных наблюдений к систематическим.

2 Зак. 9

Глава 1. Основы качественной традиции исследований

§ 3. Позитивистская методология и ее ограничения

 



гипотез — это и есть нуждающаяся в доказательстве теория. Сказанное можно записать в виде формулы:

наблюдений, по сути, равнозначен тезису о стохастическом их возникновении и теоретическом равноправии.

3. Наконец, неявно предполагается, что в социологии ме­тод количественного опроса является если не единственным, то основным средством проверки гипотез. Проверка гипотез мыслится исключительно как статистическая процедура. Отсю­да следует, что все социологические исследования обязательно должны включать в себя этап количественного опроса, а прочие этапы и прочие исследовательские методы являются вспомога­тельными по отношению к нему. Кратко это можно сформули­ровать в виде тезиса: социологическое исследование — это ко­личественный опрос плюс некоторые дополняющие его методы.

Проведенный выше анализ показывает, что при разработке методических принципов социологических исследований перво­начальные технические рекомендации по проведению массовых опросов были достроены определенными гносеологическими постулатами и получившийся «гибрид» занял место методологи­ческой концепции социологического исследования. Эта концеп­ция сфокусирована на детальном рассмотрении этапов иссле­дования, непосредственно предшествующих массовому опросу. Предлагается следующая схема: из теории выводятся гипотезы, из которых затем дедуктивным методом формируются рабочие гипотезы (гипотезы-следствия), далее идут этапы операциона-лизации основных понятий, разработки инструментария, пило­тажного исследования, за которым следует массовый опрос. Чем дальше мы продвигаемся по оси «теория — массовый опрос» в сторону опроса, тем более детальными и конкретными стано­вятся рекомендации и методические указания. Напротив, при движении по этой же оси в обратном направлении рекоменда­ции становятся все более туманными. Сами вопросы разработки теорий оставлены за пределами рассмотрения. О них говорится лишь, что это «самый ответственный» и «самый трудный» этап социологического исследования (см. цитату №6).

Внимательное рассмотрение описанных выше взаимоотно­шений между теорией, гипотезами и доказательством приводит к своего рода тавтологии. В самом деле, в чем состоит в рам­ках рассматриваемой системы взглядов различие между теори­ей и гипотезой? Гипотеза, или совокупность взаимосвязанных

Приведенная выше формула выявляет одно фундаменталь­ное противоречие, свойственное описанной выше методоло­гической схеме. Это противоречие состоит в том, что главной целью научного исследования в рамках данной методологии счи­тается эмпирическая проверка гипотез, однако вопрос об источ­никах возникновения этих гипотез не рассматривается. В связи с этим возникает проблема: если гипотезы формируются как априорные, то это противоречит постулату об эмпирическом характере научного знания, а если природа гипотез является эм­пирической, то неясен ни механизм их возникновения, ни ме­тодика, пригодная для их извлечения из эмпирического «поля».

Призыв конструировать гипотезы фактически означает: раз­рабатывать теорию до ее эмпирической проверки. Получается тавтология: чтобы создать теорию, надо сначала ее создать, а потом проверить. Как же в таком случае ее создавать? Ответ В. А. Ядова: «ограниченными и бессистемными наблюдениями» вряд ли может кого-то удовлетворить3'.

Достраивание методических принципов проведения массо­вых опросов описанными выше гносеологическими (в основ­ном позитивистскими) постулатами произошло, по-видимому, по следующей причине. В методической литературе мало где оговаривается тот факт, что репрезентативные массовые опросы возникли и используются в западных странах главным образом как инструмент прикладных исследований в сфере политики и маркетинга. В политической сфере массовые опросы исполь­зуются в основном для измерения рейтингов и определения мне­ний населения по вопросам текущей политики. В маркетинговых исследованиях главными целями являются определение емкости рынка по конкретным видам товаров, оценка эффективности

3' Во втором издании своей книги В. А. Ядов полностью исключил это нысказывание, хотя та часть фразы, в которой говорится о формировании гипотез на стыке между эмпирическими наблюдениями и интерпретацией этих наблюдений в понятиях социологической теории, безусловно, правильна.

."

Глава 1. Основы качественной традиции исследований

рекламы и иных аналогичных проблем. Именно в этих сфе­рах метод массового опроса прошел период своего становления и завоевал высокую популярность. В противоположность это­му в научно-поисковых исследованиях эффективность метода массовых опросов далеко не очевидна. Не только в теорети­ческих, но и во многих эмпирических работах, получивших мировую известность, метод количественного опроса либо во­обще не применялся, либо применялся в сочетании с другими методами4', и практически нигде не играл такой ведущей и абсо­лютно доминирующей роли, как это имело место в российских исследованиях. Что же касается текущих исследований (не оста­вивших заметного следа в истории социологической мысли), то в них, как на Западе, так и в нашей стране, часто фигурирова­ли малоинтересные и бессодержательные результаты. «Унылый эмпиризм» этих исследований неоднократно подвергался кри­тике со стороны социологов (см. приведенную выше цитату о «мелочности и ничтожности» таких исследований)5'.

Возведение технических принципов подготовки и проведе­ния массовых опросов в ранг познавательной концепции оказало существенное влияние на практику отечественных социологиче­ских исследований. Гносеологическая неполнота представлений о конечных целях научной деятельности сдвинула социоло­гию в сторону количественных методов исследования в ущерб методам, ориентированным на достижение качественного пони­мания исследуемых проблем. Тезис о том, что доказательство — это главная цель исследования, строго говоря, означает: задача социолога сводится к тому, чтобы что-то доказать, по сути, неважно что. Это напоминает известное изречение о том, что «некогда думать, трясти надо».

4' В сфере индустриальной социологии в качестве примеров можно приве­сти классические работы Э. Мэйо, У. Уайта, Ф. Херцберга и других авторов.

5* Если вспомнить основоположников социологии как науки: Ф. Тенниса, М. Вебера, Э. Дюркгейма и др., то они вообще не проводили опросов и не были эмпириками в современном смысле этого слова. Кем они были — так это очень внимательными социальными наблюдателями (и в этом смысле эмпириками, а не фантазерами). Подняв на основе своих наблюдений социологическую теорию во многом на непревзойденную высоту, они косвенно показали, что чрезмерная эмпирическая (позитивистская) ориентация парадоксальным образом вредит науке, способствуя вытеснению из нее крупных идей.

§ 3. Позитивистская методология и ее ограничения 29

Примат доказательства в методологическом мышлении при­вел к тому, что из научных исследований исчезли идеи и теории как таковые, и в результате стало нечего доказывать. Принятие описанной выше ориентированной на доказательство методоло­гической концепции в качестве руководства к действию привело к утрате более широкого познавательного контекста, придающе­го смысл и обоснование исследовательскому процессу. В част­ности, в указанной концепции полностью отсутствуют какие-либо положения о природе научного знания, проблеме его роста и обновления, формировании теоретического образа проблем­ной ситуации и исследуемого объекта. Не был поставлен «основ­ной вопрос» методологии социального исследования, который может быть сформулирован следующим образом: как отличить концепции или гипотезы, заслуживающие логического разви­тия и эмпирической проверки, от концепций и гипотез, этого не заслуживающих? Иными словами, как формировать такие концепции, которые обеспечивают прогресс научного знания?

Отказ от рассмотрения этих проблем со ссылкой на ирраци­ональный характер научного творчества и невозможность его ал­горитмизации представляется нам формой уклонения от рассмо­трения этих трудных вопросов. Элементы «неартикулируемого» (неалгоритмизованного, неотрефлексированного) знания суще­ствуют во всех сферах человеческой деятельности [81, с. 129]. Не подлежит сомнению, что удельный вес таких элементов знания («искусство», навык, интуиция и т. п.) весьма значите­лен в методических алгоритмах, используемых на всех этапах исследования, включая не только разработку теории и выдви­жение гипотез, но и операционализацию понятий, разработку вопросников, технику опроса и даже «технологию» формиро­вания выборки. Тот факт, что доля неартикулированного зна­ния в алгоритмах разработки теорий и гипотез, по-видимому, более велика, не отменяет необходимости рефлексивного изу­чения этих алгоритмов и опоры на них в исследовательской

практике.

Чтобы служить руководством к действию, эффективным средством обучения молодых социологов и средством воспро­изводства профессиональной культуры эмпирической социоло­гии, гносеологическая концепция социологического исследова­ния должна адекватно отражать реальный ход исследовательских

Глава 1. Основы качественной традиции исследований

процессов. Под исследовательскими процессами в данном слу­чае понимается не вся совокупность эмпирических исследова­ний, а те из них, которые могут быть названы «успешными», т. е. давшие значимые научные результаты, оказавшими реальное воздействие на динамику научных представлений. Лишь после составления такого рефлексивного описания методологические принципы проведения социального исследования могут быть рассмотрены заново и необходимым образом скорректированы.




infopedia.su

Позитивизм. Общенаучные методы познания


Позитивизм
Одним из наиболее влиятельных направлений буржуазного философского мышления является позитивизм. Как самостоятельное течение позитивизм оформился в 30-е годы ХIХв. Основателем позитивизма считается Огюст Конт (1798-1857). Свои идеи он выразил в работе: «Курс позитивной философии». В центре внимания позитивистов неизменно находился вопрос — взаимоотношении философии и науки. Главный тезис позитивизма состоит в том, что все подлинное, положительное («позитивное») знание в действительности может быть получено лишь в виде результатов отдельных специальных наук или их «синтетического» объединения и что философия как особая наука, претендующая на содержательное исследование особой сферы реальности, не имеет права на существование.

Позитивизм объявил единственным источником истинного знания конкретные, частные науки и выступил против философии как метафизики, но за философию как особую науку. Под метафизикой он понимал умозрительную философию бытия (онтологию, гносеологию).

Позитивизм — философия позитивного знания, отвергающая теоретические спекуляции и умозрения как средства получения знания. Он утверждает, что только совокупность наук дает право говорить о мире в целом. Т. о., если философия научна, то она должна распрощаться с попыткой судить о мире в целом.

Общенаучные методы познания
Они нашли применение во всех или почти во всех науках. Их своеобразие и отличие от всеобщих (философских) методов в том, что они находят применение не на всех, а лишь на определенных этапах процесса познания. Например, индукция играет ведущую роль на эмпирическом, а дедукция — на теоретическом уровне познания, анализ преобладает на начальной стадии исследования, а синтез — на заключительной и т. д.

Характеристика некоторых общенаучных методов исследования. На эмпирическом уровне находят применение следующие методы научного познания: наблюдение и эксперимент. Наблюдение — это преднамеренное и целенаправленное восприятие явлений и процессов без прямого вмешательства в их течение, подчиненное задачам научного исследования.

Основные требования к научному наблюдению следующие:
1) однозначность цели, замысла;
2) системность в методах наблюдения;
3) объективность;
4) возможность контроля либо путем повторного наблюдения, либо с помощью эксперимента.

Наблюдение используется, как правило, там, где вмешательство в исследуемый процесс нежелательно либо невозможно. Эксперимент в отличие от наблюдения — это метод познания, при котором явления изучаются в контролируемых и управляемых условиях. Эксперимент, как правило, осуществляется на основе теории или гипотезы, определяющих постановку задачи и интерпретацию результатов.

Методами обработки и систематизации знаний эмпирического уровня являются анализ и синтез. Анализ — процесс мысленного, а нередко и реального расчленения предмета, явления на части (признаки, свойства, отношения). Процедурой, обратной анализу, является синтез. Синтез — это соединение выделенных в ходе анализа сторон предмета в единое целое.

Значительная роль в обобщении результатов наблюдения и экспериментов принадлежит индукции, особому виду обобщения данных опыта. При индукции мысль исследователя движется от частного (частных факторов) к общему. Противоположностью индукции является дедукция, движение мысли от общего к частному. В отличие от индукции, с которой дедукция тесно связана, она в основном используется на теоретическом уровне познания.

В процессе познания используется и такой прием, как аналогия — умозаключение о сходстве объектов в определенном отношении на основе их сходства в ряде иных отношений. С этим приемом связан метод моделирования, получивший особое распространение в современных условиях. Моделирование используется в тех случаях, когда сам объект либо труднодоступен, либо его прямое изучение экономически невыгодно и т. д.

Существенное место в современной науке занимает системный метод исследования или (как часто говорят) системный подход. Системный подход — это способ теоретического представления и воспроизведения объектов как систем.

all4study.ru

Позитивизм - это... Что такое Позитивизм?

Позитивизм
Основные понятия
Верификация, Опыт, Факт

Индукция, Конвенционализм
Теорема о неполноте
Тезис Дюэма — Куайна
Метаязык

Тексты
Основные начала

Логико-философский трактат

Течения
Эмпириокритицизм, Махизм

Венский кружок, Неопозитивизм
Львовско-варшавская школа

Люди
Конт, Тэн, Милль, Спенсер

Мах, Авенариус
Пуанкаре, Дюэм, Рассел
Шлик, Карнап, Гедель, Нейрат
Витгенштейн

Позитиви́зм (фр. positivisme, от лат. positivus — положительный) — философское учение и направление в методологии науки, определяющее единственным источником истинного, действительного знания эмпирические исследования и отрицающее познавательную ценность философского исследования. Позитивизм — основной тезис: все подлинное (позитивное) знание — совокупный результат специальных наук.

История позитивизма

Основоположником позитивизма является Огюст Конт (1830-е гг.). В программной книге «Дух позитивной философии» (Париж, 1844) Конт представляет человечество как растущий организм, проходящий в своём развитии три стадии: детства, юношества и зрелости. Идеи Конта вдохновили двух английских мыслителей Милля[1] и Спенсера[2]. Этот позитивизм получил название Первого или классического. В России его последователями были Н. Михайловский, В. Лесевич.

На немецких землях позитивизм впитал некоторые элементы кантианства и приобрел свою специфику. Поэтому его стали различать от первого позитивизма и называть вторым позитивизмом[3] или Эмпириокритицизмом. Его представителями были швейцарец Рихард Авенариус и австриец Эрнст Мах. Согласно Ленину, к взглядам второго позитивизма были близки взгляды Пуанкаре и Дюэма[4]. В августе 1900 года Пуанкаре руководил секцией логики Первого Всемирного философского конгресса, проходившего в Париже. Там он выступил с программным докладом «О принципах механики», где изложил свою конвенционалистскую философию. В России ко второму позитивизму примыкает эмпириомонизм А. Богданова, а в США — прагматизм Ч. Пирса:

Прагматизм - сугубо американская форма развития позитивизма[5]

Со вторым "немецким" позитивизмом тесно связан неопозитивизм или логический позитивизм Венского кружка, поскольку его лидер Мориц Шлик был непосредственным преемником Маха[6]. Помимо Шлика центральными фигурами кружка были Карнап и Нейрат. Принимал участие в работе кружка и Людвиг Витгенштейн. Этот кружок нашел в Англии своего активного сторонника и пропагандиста в лице Айера, а в США в лице Куайна. С 1930 Венский кружок издает совместно с берлинской группой Рейхенбаха журнал «Erkenntnis» («Познание»), пропагандирующий идеи логического позитивизма. Неопозитивисты созвали ряд конгрессов: в Праге (1929), Кенигсберге (1930), Праге (1934), Париже (1935), Копенгагене (1936), Париже (1937), Кембридже (1938). В результате Второй мировой войны Вена перестала существовать как центр неопозитивизма, а его представители эмигрировали в англоязычные страны.

"Англоязычный" неопозитивизм обыкновенно называют аналитической философией, поскольку англоязычная философия была уже подготовлена как многовековыми традициями номинализма и эмпиризма, так и непосредственно предшествующими идеям утилитаризма, прагматизма (Моррис) и неореализма (Рассел, Мур). Основное отличие аналитической философии от австрийского неопозитивизма в смещении внимания с логического анализа на лингвистический анализ естественного языка. Если философия логического позитивизма считала себя философией науки и представляла линию сциентизма, сторонники аналитической философии выступали против какого-либо культа научного знания и отстаивают «естественное» отношение к миру, выраженное в обыденном языке. Например, Людвиг Витгенштейн считается одновременно и австрийским неопозитивистом и представителем аналитической традиции. Под влиянием Витгенштейна находился британский философ Рассел, которого считают представителем не только неореализма, но и неопозитивизма[7]. Ключевыми представителями английского неопозитивизма были Гилберт Райл, Джон Уисдом и Джон Остин, американский неопозитивизм был представлен Гудменом, Дэвидсоном, Крипке и Сёрлем

После Второй мировой войны в англоязычных странах появился Постпозитивизм. Представители: Карл Поппер, Томас Кун, Имре Лакатос, Пол Фейерабенд, Майкл Полани, Стивен Тулмин.

                                              Позитивизм Огюста Конта
                                                          |
                                        Второй позитивизм:Эмпириокритицизм+Махизм
                                                          |
                              Неопозитивизм: Венский кружок+Львовско-варшавская школа
                                            ______________|_____________
                                           |                            |
                                   Постпозитивизм      Аналитическая философия

Основные положения позитивизма

Позитивисты объединили логический и эмпирический методы в единый научный метод. Сущность единого для всех наук метода, обеспечивающего надежным и достоверным знанием закономерностей природы, была выражена в манифесте «Венского кружка», опубликованного в 1929 г.: «Мы охарактеризовали научное миропонимание в основном посредством двух определяющих моментов. Во-первых, оно является эмпиристским и позитивистским: существует только опытное познание, которое основывается на том, что нам непосредственно дано (das unmittelbar Gegebene). Тем самым устанавливается граница для содержания легитимной науки. Во-вторых, для научного миропонимания характерно применение определенного метода, а именно метода логического анализа»[8].

Основная цель позитивизма — получение объективного знания.

Позитивизм оказал влияние на методологию естественных и общественных наук (особенно второй половины XIX века).

Позитивизм критиковал натурфилософские построения, которые навязывали науке неадекватные умозрительные образы изучаемых ею объектов и процессов. Однако эту критику позитивисты перенесли на всю философию в целом. Так возникла идея очищения науки от метафизики[9]. Сущность позитивистской концепции соотношения философии и науки отражается во фразе О. Конта: «Наука — сама себе философия». Тем не менее многие позитивисты верили в возможность построения «хорошей», научной философии. Такая философия должна была стать особой сферой конкретно-научного знания, она не должна отличаться от других наук по своему методу. В ходе развития позитивизма на роль научной философии выдвигались разные теории: методология науки (Конт, Милль), научная картина мира (Спенсер), психология научного творчества и научного мышления (Мах, Дюэм), логический анализ языка науки (Шлик, Рассел, Карнап), лингвистический анализ языка (Райл, Остин, поздний Витгенштейн), логико-эмпирическая реконструкция динамики науки (Поппер, Лакатос). Однако все указанные выше варианты позитивной философии были раскритикованы прежде всего самими позитивистами, так как, во-первых, как оказалось, они не удовлетворяли провозглашенным самими позитивистами критериям научности, а, во-вторых, опирались на явно (а чаще — неявно) определенные «метафизические» предпосылки[10].

Стадии истории человечества с позиции позитивизма (согласно О.Конту)

  • Теологическая — люди в качестве объяснительной гипотезы используют понятие Бога, которому предписывают первопричины явлений и которого облекают в человекоподобный образ. Сама теологическая стадия распадается на три ступени.
    • Фетишизм вызван тем, что фантазия человека ещё слишком слаба, чтобы выйти за пределы явлений, поэтому человек поклоняется фетишам — вещам, наделённым человеческим статусом.
    • Политеизм — люди начинают облекать первопричины в человеческие образы и измышлять богов.
    • Монотеизм характеризуется тем, что первопричины структурируются, среди них выделяются главные и второстепенные, пока, наконец, не открывается главная первопричина — Единый Бог. Эта ступень получает имя монотеизма.
  • Метафизическая — люди по-прежнему стремятся постичь начало и назначение вещей, но место богов занимают абстрактные сущности. Место Единого Бога занимает Природа, которую Конт определяет как «смутный эквивалент универсальной связи». Именно в языке позитивистов метафизика приобретает негативный оттенок, поскольку сущности и пресловутая природа вещей оказываются плодом беспочвенной фантазии, пусть даже она и выражена в строгой логической форме.
  • Позитивная — единственной формой знания становится научное знание. Человечество становится достаточно взрослым, чтобы мужественно признать относительность (релятивность) нашего познания. В этом аспекте позитивизм преодолевает характерный для Научной Революции эпохи барокко оптимизм. Второй важной чертой научного знания является эмпиризм — строгое подчинение воображения наблюдению. Здесь Конт повторяет идею Бэкона о том, что фундаментом знания должен стать проверенный опыт. Учёные должны искать не сущность явлений, а их отношение, выражаемое с помощью законов — постоянных отношений, существующих между фактами. Ещё одной чертой научного знания является прагматизм. Учёные перестают быть эрудитами и энциклопедистами. Одним словом, знание становится позитивным: полезным, точным, достоверным и утвердительным.

Идея эволюции с позиции позитивизма

Из эпохи барокко позитивисты заимствуют идею Кондорсе (1743—1794) о прогрессе — поступательном движении к одной определённой цели. Развитие человечества как прогресс, главную роль в котором играет наука. Прогресс связан с эволюцией, но не сводится к ней. Идея эволюции появляется в 50-е гг. XIX в. Одни считают, что идею эволюции раскрыл Чарльз Дарвин (1809—1882), другие полагают, что автором этой идеи был английский философ-позитивист Герберт Спенсер (1820—1903). Как бы то ни было, именно Спенсер раскрывает концепцию космической эволюции. Эволюция — это предельно общий закон развития природы и общества; то есть собственно, предмет философии. Суть этого закона в том, что развитие идёт путём ветвления, от однообразия к многообразию. За иллюстрациями Спенсер обращался к различным наукам — к астрономии, биологии и социологии. Однообразная космическая туманность порождает многообразие небесных тел Солнечной системы; однообразная протоплазма — многообразие мира живых существ; однообразная первобытная орда — многообразие форм государства. Кроме того, эволюция характеризуется переходом от хаоса к порядку и постепенным замедлением в результате рассеяния энергии. Идея эволюции оказалась чрезвычайно плодотворной. Её заимствовали как материалисты, так и идеалисты и мистики.

Взаимосвязь позитивизма с другими философскими течениями

Основной внешний конфликт позитивизма — борьба с метафизикой, которая манипулирует терминами, которым ничего не соответствовало в реальности, например, энтелехия, эфир и т. п. Поиск научного метода преследовал цель найти свободные от метафизических предрассудков достоверные основания знания. Позитивисты считали надежным знание, которое должно опираться на нейтральный опыт, а единственной, познавательно ценной формой знаний, по их мнению, является эмпирическое описание фактов. Для выражения результатов наблюдения должны использоваться особые «протокольные предложения», Мориц Шлик писал: «первоначально под „протокольными предложениями“ понимались — как это видно из самого наименования — те предложения, которые выражают факты абсолютно просто, без какого-либо их переделывания, изменения или добавления к ним чего-либо ещё, — факты, поиском которых занимается всякая наука и которые предшествуют всякому познанию и всякому суждению о мире. Бессмысленно говорить о недостоверных фактах. Только утверждения, только наше знание могут быть недостоверными. Поэтому если нам удается выразить факты в „протокольных предложениях“, без какого-либо искажения, то они станут, наверное, абсолютно несомненными отправными точками знания»[11].

См. также

Примечания

  1. Индуктивистский позитивизм Джона Стюарта Милля
  2. Эволюционный позитивизм Герберта Спенсера
  3. "Второй позитивизм"
  4. Материализм и эмпириокритицизм
  5. Мапельман В.М., Пенькова Е.М. История философии
  6. Логический позитивизм ("Третий позитивизм")
  7. Неопозитивизм - Б. Рассел, Л. Витгенштейн
  8. Карнап Р., Хан Х., Нейрат О. Научное миропонимание — венский кружок // Логос, 2005, № 2 (47). — С. 20.
  9. Степин В. С. Философия науки. Общие проблемы. — М.: Гардарики, 2007, с. 15
  10. Лебедев С. А. Философия науки: краткая энциклопедия (основные направления, концепции, категории) — М.: Академический проект, 2008, с. 88
  11. Шлик М. О фундаменте познания // Аналитическая философия: Избр. тексты. — М., 1993. — С. 34.

Литература

  • Михаленко Ю. П. Философия Давида Юма — теоретическая основа английского позитивизма XX века. — М., 1962.
  • Шкуринов П. С. Позитивизм в России XIX века. — М., 1980. — 416 с.
  • Русский позитивизм. / В. В. Лесевич, П. С. Юшкевич, А. А. Богданов. Составитель, автор предисловия, обзорной статьи и указателей С. С. Гусев. — СПб., 1995. — 362 с.
  • Schlick, M. Positivismus und Realismus. In: Erkenntnis 3, 1932, S. 1-31.

Ссылки

dic.academic.ru

Позитивизм — Википедия. Что такое Позитивизм

Позитивизм
Основные понятия
Верификация, Опыт, Факт

Индукция, Конвенционализм
Теорема о неполноте
Тезис Дюэма — Куайна
Метаязык
Проблема демаркации
Джастификационизм
Псевдонаука

Тексты
Основные начала

Логико-философский трактат

Течения
Эмпириокритицизм, Махизм
Венский кружок, Неопозитивизм
Львовско-варшавская школа
Логический позитивизм / Аналитическая философия
Правовой позитивизм
Постпозитивизм
Люди
Конт, Тэн, Милль, Спенсер

Мах, Авенариус, Адриго
Пуанкаре, Дюэм, Рассел
Шлик, Карнап, Гедель, Нейрат
Витгенштейн

Позитиви́зм (фр. positivisme, от лат. positivus — положительный) — философское учение и направление в методологии науки, определяющее единственным источником истинного, действительного знания эмпирические исследования (посредством основных эмпирических методов: наблюдение, соцопросы и. т. п.) и отрицающее познавательную ценность философского исследования.

Позитивизм — основной тезис: всё подлинное (позитивное) знание — совокупный результат специальных наук.

История позитивизма

Основоположником позитивизма является основоположник социологии как науки Огюст Конт (1830-е гг.). В программной книге «Дух позитивной философии» (Париж, 1844) Конт представляет человечество как растущий организм, проходящий в своём развитии три стадии: детства, юношества и зрелости. Идеи Конта вдохновили двух английских мыслителей Милля[1] и Спенсера[2]. Этот позитивизм получил название Первого, или классического. В России его последователями были Н. Михайловский, В. Лесевич.

На немецких землях позитивизм впитал некоторые элементы кантианства и приобрел свою специфику. Поэтому его стали различать от первого позитивизма и называть вторым позитивизмом[3], или Эмпириокритицизмом. Его представителями были швейцарец Рихард Авенариус и австриец Эрнст Мах. Согласно Ленину, к взглядам второго позитивизма были близки взгляды Пуанкаре и Дюэма[4]. В августе 1900 года Пуанкаре руководил секцией логики Первого Всемирного философского конгресса, проходившего в Париже. Там он выступил с программным докладом «О принципах механики», где изложил свою конвенционалистскую философию. В России ко второму позитивизму примыкает эмпириомонизм А. Богданова, а в США — прагматизм Ч. Пирса:

Прагматизм — сугубо американская форма развития позитивизма[5]

Со вторым «немецким» позитивизмом тесно связан неопозитивизм, или логический позитивизм Венского кружка, поскольку его лидер Мориц Шлик был непосредственным преемником Маха[6]. Помимо Шлика, центральными фигурами кружка были Карнап и Нейрат. Принимал участие в работе кружка и Людвиг Витгенштейн. Этот кружок нашел в Англии своего активного сторонника и пропагандиста в лице Айера, а в США в лице Куайна. С 1930 Венский кружок издает совместно с берлинской группой Рейхенбаха журнал «Erkenntnis» («Познание»), пропагандирующий идеи логического позитивизма. Неопозитивисты созвали ряд конгрессов: в Праге (1929), Кенигсберге (1930), Праге (1934), Париже (1935), Копенгагене (1936), Париже (1937), Кембридже (1938). В результате Второй мировой войны Вена перестала существовать как центр неопозитивизма, а его представители эмигрировали в англоязычные страны.

«Англоязычный» неопозитивизм обыкновенно называют аналитической философией, поскольку англоязычная философия была уже подготовлена как многовековыми традициями номинализма и эмпиризма, так и непосредственно предшествующими идеям утилитаризма, прагматизма (Моррис) и неореализма (Рассел, Мур). Основное отличие аналитической философии от австрийского неопозитивизма в смещении внимания с логического анализа на лингвистический анализ естественного языка. Если философия логического позитивизма считала себя философией науки и представляла линию сциентизма, сторонники аналитической философии выступали против какого-либо культа научного знания и отстаивали «естественное» отношение к миру, выраженное в обыденном языке. Например, Людвиг Витгенштейн считается одновременно и австрийским неопозитивистом, и представителем аналитической традиции. Под влиянием Витгенштейна находился британский философ Рассел, которого считают представителем не только неореализма, но и неопозитивизма[7]. Ключевыми представителями английского неопозитивизма были Гилберт Райл, Джон Уисдом и Джон Остин, американский неопозитивизм был представлен Гудменом, Дэвидсоном, Крипке и Сёрлем.

После Второй мировой войны в англоязычных странах появился постпозитивизм. Представители: Карл Поппер, Томас Кун, Имре Лакатос, Пол Фейерабенд, Майкл Полани, Стивен Тулмин.

                                              Позитивизм Огюста Конта
                                                          |
                                    Второй позитивизм: Эмпириокритицизм + Махизм
                                                          |
                              Неопозитивизм: Венский кружок + Львовско-варшавская школа
                                            ______________|_____________
                                           |                            |
                                    Постпозитивизм           Аналитическая философия

Основные положения позитивизма

Позитивисты объединили логический и эмпирический методы в единый научный метод. Сущность единого для всех наук метода, обеспечивающего надежным и достоверным знанием закономерностей природы, была выражена в манифесте «Венского кружка», опубликованном в 1929 г.: «Мы охарактеризовали научное миропонимание, в основном, посредством двух определяющих моментов. Во-первых, оно является эмпиристским и позитивистским: существует только опытное познание, которое основывается на том, что нам непосредственно дано (das unmittelbar Gegebene). Тем самым устанавливается граница для содержания легитимной науки. Во-вторых, для научного миропонимания характерно применение определенного метода, а именно — метода логического анализа»[8].

Основная цель позитивизма — получение объективного знания.

Позитивизм оказал влияние на методологию естественных и общественных наук (особенно второй половины XIX века).

Позитивизм критиковал натурфилософские построения, которые навязывали науке неадекватные умозрительные образы изучаемых ею объектов и процессов. Однако эту критику позитивисты перенесли на всю философию в целом. Так возникла идея очищения науки от метафизики[9]. Сущность позитивистской концепции соотношения философии и науки отражается во фразе О. Конта: «Наука — сама себе философия». Тем не менее, многие позитивисты верили в возможность построения «хорошей», научной философии. Такая философия должна была стать особой сферой конкретно-научного знания, она не должна отличаться от других наук по своему методу. В ходе развития позитивизма на роль научной философии выдвигались разные теории: методология науки (Конт, Милль), научная картина мира (Спенсер), психология научного творчества и научного мышления (Мах, Дюэм), логический анализ языка науки (Шлик, Рассел, Карнап), лингвистический анализ языка (Райл, Остин, поздний Витгенштейн), логико-эмпирическая реконструкция динамики науки (Поппер, Лакатос). Однако все указанные выше варианты позитивной философии были раскритикованы, прежде всего, самими позитивистами, так как, во-первых, как оказалось, они не удовлетворяли провозглашенным самими позитивистами критериям научности, а, во-вторых, опирались на явно (а чаще — неявно) определенные «метафизические» предпосылки[10].

Стадии истории человечества с позиции позитивизма (согласно Огюсту Конту)

  • Теологическая — люди в качестве объяснительной гипотезы используют понятие Бога, которому предписывают первопричины явлений и которого облекают в человекоподобный образ. Сама теологическая стадия распадается на три ступени: фетишизм, политеизм и монотеизм.
    • Фетишизм вызван тем, что фантазия человека ещё слишком слаба, чтобы выйти за пределы явлений, поэтому человек поклоняется фетишам — вещам, наделённым человеческим статусом.
    • Политеизм — люди начинают облекать первопричины в человеческие образы и измышлять богов.
    • Монотеизм характеризуется тем, что первопричины структурируются, среди них выделяются главные и второстепенные, пока, наконец, не открывается главная первопричина — Единый Бог. Эта ступень получает имя монотеизма.
  • Метафизическая — люди по-прежнему стремятся постичь начало и назначение вещей, но место богов занимают абстрактные сущности. Место Единого Бога занимает Природа, которую Конт определяет как «смутный эквивалент универсальной связи». Именно в языке позитивистов метафизика приобретает негативный оттенок, поскольку сущности и пресловутая природа вещей оказываются плодом беспочвенной фантазии, пусть даже она и выражена в строгой логической форме.
  • Позитивная — единственной формой знания по Конту становится научное знание. Человечество становится достаточно взрослым, чтобы мужественно признать относительность (релятивность) нашего познания. В этом аспекте позитивизм преодолевает характерный для научной революции эпохи барокко оптимизм. Второй важной чертой научного знания является эмпиризм — строгое подчинение воображения наблюдению. Здесь Конт повторяет идею Бэкона о том, что фундаментом знания должен стать проверенный опыт. Учёные должны искать не сущность явлений, а их отношение, выражаемое с помощью законов — постоянных отношений, существующих между фактами. Ещё одной чертой научного знания является прагматизм. Учёные перестают быть эрудитами и энциклопедистами. Одним словом, знание становится позитивным: полезным, точным, достоверным и утвердительным.

Идея эволюции с позиции позитивизма

Из эпохи барокко позитивисты заимствуют идею Кондорсе (1743—1794) о прогрессе — поступательном движении к одной определённой цели. Развитие человечества как прогресс, главную роль в котором играет наука. Прогресс связан с эволюцией, но не сводится к ней. Идея эволюции появляется в 50-е гг. XIX в. Одни считают, что идею эволюции раскрыл Чарлз Дарвин (1809—1882), другие полагают, что автором этой идеи был английский философ-позитивист Герберт Спенсер (1820—1903). Как бы то ни было, именно Спенсер раскрывает концепцию космической эволюции. Эволюция — это предельно общий закон развития природы и общества; то есть собственно, предмет философии. Суть этого закона в том, что развитие идёт путём ветвления, от однообразия к многообразию. За иллюстрациями Спенсер обращался к различным наукам — к астрономии, биологии и социологии. Однообразная космическая туманность порождает многообразие небесных тел Солнечной системы; однообразная протоплазма — многообразие мира живых существ; однообразная первобытная орда — многообразие форм государства. Кроме того, эволюция характеризуется переходом от хаоса к порядку и постепенным замедлением в результате рассеяния энергии. Идея эволюции оказалась чрезвычайно плодотворной. Её заимствовали как материалисты, так и идеалисты и мистики.

Взаимосвязь позитивизма с другими философскими течениями

Основной внешний конфликт позитивизма — борьба с метафизикой, которая манипулирует терминами, которым ничего не соответствовало в реальности, например, энтелехия, эфир и т. п. Поиск научного метода преследовал цель найти свободные от метафизических предрассудков достоверные основания знания. Позитивисты считали надежным знание, которое должно опираться на нейтральный опыт, а единственной, познавательно ценной формой знаний, по их мнению, является эмпирическое описание фактов. Для выражения результатов наблюдения должны использоваться особые «протокольные предложения», Мориц Шлик писал: «первоначально под „протокольными предложениями“ понимались — как это видно из самого наименования — те предложения, которые выражают факты абсолютно просто, без какого-либо их переделывания, изменения или добавления к ним чего-либо ещё, — факты, поиском которых занимается всякая наука и которые предшествуют всякому познанию и всякому суждению о мире. Бессмысленно говорить о недостоверных фактах. Только утверждения, только наше знание могут быть недостоверными. Поэтому если нам удается выразить факты в „протокольных предложениях“, без какого-либо искажения, то они станут несомненными отправными точками знания»[11].

См. также

Примечания

  1. ↑ Индуктивистский позитивизм Джона Стюарта Милля
  2. ↑ Эволюционный позитивизм Герберта Спенсера
  3. ↑ «Второй позитивизм»
  4. ↑ Материализм и эмпириокритицизм
  5. ↑ Мапельман В.М., Пенькова Е.М. История философии
  6. ↑ Логический позитивизм («Третий позитивизм»)
  7. ↑ Неопозитивизм — Б. Рассел, Л. Витгенштейн
  8. Карнап Р., Хан Х., Нейрат О. Научное миропонимание — венский кружок // Логос, 2005, № 2 (47). — С. 20.
  9. ↑ Степин В. С. Философия науки. Общие проблемы. — М.: Гардарики, 2007, с. 15
  10. ↑ Лебедев С. А. Философия науки: краткая энциклопедия (основные направления, концепции, категории) — М.: Академический проект, 2008, с. 88
  11. Шлик М. О фундаменте познания // Аналитическая философия: Избр. тексты. — М., 1993. — С. 34.

Литература

  • Позитивизм / А. Ф. Зотов // Новая философская энциклопедия : в 4 т. / пред. науч.-ред. совета В. С. Стёпин. — 2-е изд., испр. и доп. — М. : Мысль, 2010. — 2816 с.
  • Васильев Ю. А. Немецкие школы историков XVIII–XIX вв. Статья 2. Поворот к науке. Историческая школа позитивизма // Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». — 2016. — № 3 (архивировано в WebCite).
  • Михаленко Ю. П. Философия Давида Юма — теоретическая основа английского позитивизма XX века. — М., 1962.
  • Шкуринов П. С. Позитивизм в России XIX века. — М., 1980. — 416 с.
  • Русский позитивизм. / В. В. Лесевич, П. С. Юшкевич, А. А. Богданов. Составитель, автор предисловия, обзорной статьи и указателей С. С. Гусев. — СПб., 1995. — 362 с.
  • Schlick, M. Positivismus und Realismus. In: Erkenntnis 3, 1932, S. 1-31.

Ссылки

wiki.sc

Позитивизм Википедия

Позитиви́зм (фр. positivisme, от лат. positivus — положительный) — философское учение и направление в методологии науки, определяющее единственным источником истинного, действительного знания эмпирические исследования и отрицающее познавательную ценность философского исследования.

Позитивизм — основной тезис: всё подлинное (позитивное) знание — совокупный результат специальных наук.

История позитивизма[ | ]

Основоположником позитивизма является основоположник социологии как науки Огюст Конт (1830-е гг.). В программной книге «Дух позитивной философии» (Париж, 1844) Конт представляет человечество как растущий организм, проходящий в своём развитии три стадии: детства, юношества и зрелости. Идеи Конта вдохновили двух английских мыслителей: Милля[1] и Спенсера[2]. Этот позитивизм получил название Первого, или классического. В России его последователями были Н. Михайловский, В. Лесевич.

На немецких землях позитивизм впитал некоторые элементы кантианства и приобрел свою специфику. Поэтому его стали отличать от первого позитивизма и называть вторым позитивизмом[3], или Эмпириокритицизмом. Его представителями были швейцарец Рихард Авенариус и австриец Эрнст Мах. Согласно Ленину, к взглядам второго позитивизма были близки взгляды Пуанкаре и Дюэма[4]. В августе 1900 года Пуанкаре руководил секцией логики Первого Всемирного философского конгресса, проходившего в Париже. Там он выступил с программным докладом «О принципах механики», где изложил свою конвенционалистскую философию. В России ко второму позитивизму примыкает эмпириомонизм А. Богданова, а в США — прагматизм Ч. Пирса:

Прагматизм — сугубо американская форма развития позитивизма[5]

Со вторым «немецким» позитивизмом тесно связан неопозитивизм, или логический позитивизм Венского кружка, поскольку его лидер Мориц Шлик был непосредственным преемником Маха[6]. Помимо Шлика, центральными фигурами кружка были Карнап и Нейрат. Принимал участие в работе кружка и

ru-wiki.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *