Межгрупповое общение это в психологии – предусматривает участие в этом процессе двух общностей, каждая из

предусматривает участие в этом процессе двух общностей, каждая из

Предусматривает участие в этом процессе двух общностей, каждая из которых отстаивает свою позицию, стремится к достижению своих целей, или же обе группы стараются достичь согласия относительно определенного вопроса, достичь консенсуса.

В случае острых противоречий в обсуждаемом вопросе внутри группы может возникнуть конфликт. В общении каждая личность возникает как выразитель коллективного интереса, активно его отстаивает, выбирая для этого способы, которые отражают коллективную позицию.

Общение может проявляться как взаимодействие сторон, между которыми устанавливается коммуникативная связь, когда собеседники непосредственно воспринимают друг друга, устанавливают контакты и используют для этой цели все имеющиеся способы. Такое общение характеризуется как непосредственное.

В непосредственном общении функционирует много каналов обратной связи, информирующих собеседников о степени эффективности общения.

Опосредованное общение — это коммуникация, в которую включено промежуточное звено — третье лицо, технический способ или материальная вещь. Опосредование может быть организовано телефоном как способом связи, написанным текстом (письмом), адресованным другому человеку, или посредником. Мера опосредованности в общении может быть разной, в зависимости от способов достижения этой цели.

Существенное влияние на характер общения оказывает время, в течение которого продолжается процесс, регламент.

Регламент — это своеобразный катализатор содержания и способов общения.

Он создает ситуацию, когда необходимо высказываться, чтобы «словам было тесно, а мыслям просторно».

Кратковременное общение возникает из ситуационных потребностей и деятельности или взаимодействия и ограничивается решениями локальных коммуникативных заданий. Такими разновидностями общения являются консультация по определенному конкретному вопросу, обмен впечатлениями по поводу актуальных событий и т.п.

Продолжительное общение — это взаимодействие в пределах одной или нескольких тем, обмен развернутой информацией относительно содержания предмета общения. Продолжительность коммуникативных связей определяется целями общения, потребностями взаимодействия и характером информации, которой оперируют собеседники.

Общение принято считать завершенным, когда полностью исчерпано содержание темы, причем его участники однозначно оценивают результаты взаимодействия как исчерпывающие.

При незавершенном общении содержание темы разговора остается нераскрытым до конца и не отвечает ожиданиям сторон. Незавершенным общение может быть по объективным причинам, когда между собеседниками возникают пространственные проблемы (участники удалены друг от друга) или проблемы способов связи и других необходимых условий для поддержания контактов. Субъективными причинами являются за
прет, нежелание коммуникантов продолжать общение, осознание необходимости его прекратить. В зависимости от ситуации, характера и целей общения оно классифицируется и по другим критериями.

psihologia.biz

Межгрупповое общение. | Kursak.NET

Белозёрова Маргарита, 719гр.

Межгрупповое общение.
История психологии межгрупповых отношений началась в 1906 г., когда был введен термин «этноцентризм», обозначающий склонность человека рассматривать все происходящее вокруг него с позиции своей социальной группы. В 1907 г. произошел съезд Американской психологической ассоциации, на котором обсуждались психологические аспекты межгрупповых отношений.

Под межгрупповыми понимаются отношения, участниками которых являются социальные группы. В настоящее время в рамках социальной психологии существует два определения термина «социальная группа», введенные еще К. Левиным в 40-х годах XX века.

Во-первых, группа рассматривается как совокупность людей, вступающих в непосредственное общение друг с другом (реальная группа), вследствие чего судьба каждого из них зависит от судьбы одногруппников. Во-вторых, группа понимается как совокупность представлений ее членов: для ее существования достаточно, чтобы несколько людей осознавали свою принадлежность к ней (группа-категория). Благодаря такому пониманию группой являются люди с одной этнической принадлежностью, одного возраста, выпускники одного университета и т.д. Эта классификация групп напоминает деление групп на малые и большие, принятое в российской социальной психологии. Реальная группа — это аналог малой, а группа-категория — большой.

Деление групп на основании непосредственности общения между ее членами — это объективный критерий классификации. Однако в последнее время психологи заинтересовались субъективным критерием, т.е. тем, насколько реальной считают ту или иную социальную группу ее члены. Термин «реальность группы» (group entitativity) был введен Д. Кэмпбелом, который понимал под ней степень, в которой группа воспринимается как реально существующая общность. Проведенные к настоящему времени исследования показали, что восприятию «реальности группы» способствуют три типа факторов:

А) Подобие членов группы: наличие у них общих целей и результатов деятельности, осознание ими общности судьбы, подобие их личностных особенностей и ценностей, важность для них членства в группе.

Б) Структурные переменные:

-интенсивность взаимодействия между членами группы;

-небольшой размер группы и наличие у нее четких границ;

-взгляды членов группы: группы, члены которых выступают в защиту чего-либо, воспринимаются как более реальные, чем те, члены которых выступают против чего-либо.

-наличие в ситуации восприятия сразу нескольких групп;

-тип группы. В сознании людей существует иерархия групп по их «реальности». Например, польско-американское исследование показало, что, оценивая «реальность групп», люди подразделяют их на пять типов:

* группы близкого общения (семья, друзья, криминальная группировка): существующие на протяжении долгого времени маленькие группы с высокой интенсивностью взаимодействия и непроницаемыми групповыми границами, членство в которых важно для их участников;

* группы, ориентированные на выполнение задачи (рабочий комитет, присяжные заседатели, работники ресторана): относительно небольшие группы с высокой интенсивностью взаимодействия, проницаемыми групповыми границами и наличием общих целей и судьбы; имеют меньшую длительность существования и обладают меньшей значимостью для своих членов, чем группы близкого общения;

* социальные категории (женщины, негры, евреи, американцы): существующие длительное время большие группы с относительно непроницаемыми границами и низкой интенсивностью взаимодействия между членами;

* свободные ассоциации(студенты одного университета, соседи, любители классической музыки): кратковременно существующие большие группы с низкой интенсивностью взаимодействия и проницаемыми групповыми границами, не играющие в жизни своих членов большой роли;

* преходящие группы (люди на автобусной остановке или стоящие в очереди в банке): низкие показатели по всем параметрам, кроме проницаемости групповых границ.

Индивидуальные характеристики членов группы: коллективистские (а не индивидуалистские) ценности субъекта восприятия, а также видение им неизбежности своей смерти.

Межгрупповое общение возникает в межгрупповой ситуации. Основными признаками межгрупповой ситуации является осознание участниками своей принадлежности к определенной группе и согласие с этим окружающих людей. Таким образом, чтобы ситуация являлась межгрупповой, одновременное присутствие в одном месте членов разных групп необязательно. Также не обязательно и одновременное присутствие членов одной группы. Феномены межгруппового общения возникают даже в том случае, когда человек находится в одиночестве. Однако наличие рядом членов своей и другой групп делает их более интенсивными. Межгрупповой характер ситуации во многом является результатом ее восприятия, а не объективных условий протекания. Одна и та же ситуация может восприниматься человеком как межличностная и как межгрупповая. Например, на свидании женщина может выступать от своего имени или от имени всех женщин. Во втором случае она продемонстрирует эффекты межгруппового общения — будет рассматривать мужчину как типичного представителя своего пола и приписывать ему соответствующие черты, воспринимать неуважение к себе или помощь как дискриминацию женщин в целом и т.д.

Основными формами межгруппового общения являются межгрупповое восприятие (представления и эмоциональное отношение к членам своей и других групп) и межгрупповое взаимодействие (поведение по отношению к членам своей и чужой группы). Разграничение этих форм вызвано тем, что позитивная или негативная оценка группы не всегда проявляется в поведении. Кроме того, межгрупповое общение можно разделить на конфликт и мирное сосуществование групп. В психологии межгруппового общения предпочтение отдается изучению межгруппового конфликта. Возможно, это происходит из-за разрушительности последствий, к которым он приводит.

В современной психологии межгрупповых отношений можно выделить три направления. Первое связано с поиском причин межгрупповых конфликтов, второе — с изучением эффектов, которые и являются показателями таких конфликтов, третье — с поиском способов улучшения межгрупповых отношений.

Ингруппа (ingroup) — социальная группа, членом которой является субъект восприятия.

Аутгруппа(outgroup) — социальная группа, к которой человек не принадлежит. Как правило, термин употребляется для обозначения социальной группы, которая является соперником или группой сравнения для той группы, к которой принадлежит субъект восприятия.

Статус группы — отношение к группе со стороны окружающих и власть, возможности, которыми обладают ее члены. Высокостатусная группа — группа, которая позитивно оценивается окружающими или обладает большой властью.

Важным фактором, оказывающим влияние на характер межгруппового общения, является ингрупповая идентификация — признание человеком того, что ингруппа играет важную роль в его жизни.

К концу XX века сформировалось восемь основных теорий, объясняющих возникновение межгруппового конфликта. Их можно разделить на три типа:

-теории индивидуального уровня

-теории группового уровня

-теории общественного уровня

Родоначальником психоаналитического подхода к изучению межгрупповых отношений является З. Фрейд. Его теория относится к первому типу. Основные положения концепции межгрупповых отношений З. Фрейда сводятся к следующему:

1. В основе концепции Фрейда лежит представление о группе как о целостной системе, попадая в которую, человек регрессирует к первобытному состоянию: подчиняясь большинству, он становится консервативным, испытывает ненависть к нововведениям, предпочитает иллюзию реальности, уважает силу и почитает доброту за слабость.

2. Согласно Фрейду, межгрупповой конфликт возникает вследствие бессознательных влечений членов групп. Люди в толпе делятся на лидера и ведомых. Причинами межгрупповых конфликтов является отношения между членами группы и ее лидером. Члены группы любят лидера, нуждаются в его любви и идентифицируются друг с другом на основе этого чувства. Таким образом, в основе аутгрупповой дискриминации лежит механизм эмоциональной идентификации.

3. Амбивалентность эмоциональных отношений раннего детства — любовь и ненависть к отцу — в процессе социализации трансформируется и переносится на разные объекты: любовь людей к своему лидеру и другим членам ингруппы, с одной стороны, и ненависть к аутгруппе, с другой. По мнению Фрейда, любовь к ингруппе и ненависть к аутгруппе — взаимосвязанные и неизбежные спутники социального взаимодействия.

4. Аутгрупповая дискриминация является основным средством формирования и поддержания сплоченности и стабильности ингруппы: если возникающая в ходе внутригруппового общения агрессия не найдет выхода, она разрушит ингруппу. Поэтому аутгрупповая агрессия является универсальным и неизбежным спутником межгруппового взаимодействия.

5. Чем больше аутгруппа отличается от ингруппы, тем больше вероятность того, что она станет объектом агрессии со стороны членов ингруппы.

6. Исчезновение агрессии к аутгруппе является отражением распада связей внутри ингруппы. Представление Фрейда о причинах межгруппового конфликта вызвало серьезную критику. Она была связана с тем, что:

-при анализе межгрупповых конфликтов использовано пред ставление о возникновении конфликтов внутриличностных. Таким образом отрицается специфика межгруппового общения;

-при объяснении межгрупповых конфликтов автор концентрируется на процессах, происходящих внутри группы.

Получается, что межгрупповая ситуация как таковая не играет никакой роли в возникновении и развитии межгруппового конфликта;

-неясен принцип выбора группы-соперника. В обществе существует достаточно много разных социальных групп, но не все находятся между собой в конфликтных отношениях. Принцип, в соответствии с которым наиболее негативное отношение возникает к членам аутгрупп, сильно отличающимся от ингруппы, соблюдается в целом ряде случаев, но не является универсальным;

-при описании внутригрупповых процессов, порождающих межгрупповые конфликты, игнорируется роль меньшинства группы. Все члены группы рассматриваются как похожие друг на друга, не учитываются индивидуальные различия между ними.

-ключевым моментом концепции является принцип разрядки агрессии, в соответствии с которым агрессивное поведение человека приводит к уменьшению испытываемых им негативных эмоций, особенно злости. Этот принцип не находит своего эмпирического подтверждения;

-эмпирическая проверка большинства положений этой концепции отсутствует.

В последние годы точка зрения З. Фрейда на причины возникновения межгрупповых конфликтов упоминается только в контексте истории развития этой области психологии.

Теория авторитарной личности

Идея об индивидуальных различиях в проявлении аутгрупповой дискриминации легла в основу теории авторитарной личности, основателем которой является Т. Адорно и его коллеги (берклийская группа) (Адорно и др., 2001). Они так же, как и Фрейд, полагали, что причину негативного отношения к аутгруппе стоит искать в личности его носителя. Однако их взгляды отличались от взглядов Фрейда. Фрейд полагал, что межгрупповой конфликт соответствует природе человека, а потому обязателен.

В теории Адорно и его коллег проводится идея о том, что межгрупповой конфликт — это аномалия, а его участником может стать не любой человек, а только тот, кто обладает определенными личностными особенностями.

В своем исследовании Адорно и его коллеги использовали целый ряд методик, среди которых были анкеты, включающие вопросы о социодемографических особенностях респондентов и их взглядах; клиническое интервью, в котором респонденты рассказывали о своем прошлом, а также высказывали свое мнение по ряду социальных проблем; тематико-апперцептивный тест, в котором участникам показывали серию картин с изображением драматических событий и предлагали рассказать в каждом случае о своих действиях.

Адорно и его коллеги начали свое исследование с создания шкалы антисемитизма, заполняя которую, респондент должен был определить степень своего согласия с рядом утверждений о евреях. Члены берклийской группы полагали, что антисемитизм является только частью синдрома этноцентризма, для измерения которого они создали еще одну шкалу (E-шкалу), с помощью которой измерялось отношение людей к различным меньшинствам. После этого 80 респондентов, заполнивших шкалу этноцентризма и набравших по ней очень высокий или очень низкий балл, участвовали в клиническом интервью, с помощью которого исследователи пытались выяснить индивидуальные особенности людей, принадлежащих к двум разным типам.

Эти исследования позволили описать личность, склонную к дискриминации аутгрупп — авторитарную личность.

Теория реального конфликта

Согласно теории реального конфликта, причиной конфликта между группами является противоречие их интересов при ограниченности ресурсов. Важнейшие постулаты теории реального конфликта были сформулированы Д.Т. Кэмпбеллом. Ее основные положения сводятся к следующему:

1. Причиной межгруппового конфликта является ограниченность ресурсов и противоречие интересов его участников.

2. Реальный конфликт интересов — это такой конфликт, который хотя бы одной из взаимодействующих групп воспринимается как таковой.

3. Конфликт интересов между группами может быть текущим, имевшим место в прошлом или предполагаемым. Вне зависимости от этого он порождает конкуренцию и ожидание реальной угрозы со стороны аутгруппы.

4. Многие ситуации межгруппового конфликта сходны по следующим параметрам: все ресурсы получают члены победившей группы. Такая ситуация получила название «игры с нулевой суммой». Исключение из процесса распределения ресурсов только некоторых членов этой группы невозможно, вне зависимости от того, какой вклад в победу они внесли. Ресурсы в подобных случаях — это общественное достояние.

5. Группы могут конкурировать как за физические ресурсы, так и за ресурсы, которые не имеют значения вне контекста конкуренции, например, высокий статус или престиж.

Способом разрешения межгруппового конфликта является включение групп в общую деятельность.

ТЕОРИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ

Основателем теории социальной идентичности является Г. Тешфел, которому принадлежат и первые экспериментальные работы по ее проверке. Согласно этой теории, основной причиной межгрупповых конфликтов является самокатегоризация человека в социальную группу и идентификация с ней, т.е. актуализация социальной идентичности. Эти процессы приводят к межгрупповой дифференциации и другим эффектам, возникающим в ходе межгруппового восприятии и взаимодействия.

Человек обладает идентичностью двух типов — личной и социальной. Личная идентичность связана с индивидуальными характеристиками человека (веселый, умный) или ролями, которые он играет в межличностном взаимодействии (сын, отец), а социальная — с его принадлежностью к какой-либо социальной группе (студент, женщина, русский, житель Севастополя) .

Существование двух типов идентичности является отражением двойственности человеческой природы: стремления подчеркнуть свою уникальность и желания быть защищенным, принятым другими людьми.

Низкая или находящаяся под угрозой самооценка приводит к ингрупповому фаворитизму и аутгрупповой дискриминации.

-люди, которые не могут выполнить экспериментальное задание и идентифицируются с англоговорящими канадцами, склонны к дискриминации франкоговорящих канадцев;

- люди, которые думают, что окружающие оценивают их группу негативно, демонстрируют больший ингрупповой фаворитизм по важным для ингруппы основаниям .

- члены групп с низким статусом в обществе более склонны к аутгрупповой дискриминации, чем члены групп с высоким.

Теория самокатегоризации

Теория самокатегоризации (Turner et.al., 1987) была сформулирована во второй половине 80-х годов XX века Дж. Тернером. Она является логическим продолжением теории социальной идентичности. Предметом теории самокатегоризации является процесс социальной категоризации. Социальная категоризация — отнесение человеком окружающих его людей к тем или иным социальным группам — категориям.

Сторонники этой теории полагают также, что социальная категоризация сопровождается самокатегоризацией — причислением человеком к одной из выделенных групп самого себя.

В данном случае одна из групп, задействованных в процессе социальной категоризации, становится для человека ингруппой, а другая — аутгруппой.

Социальная категоризация и самокатегоризация основываются на наиболее ярких признаках объекта. Яркость признаков определяется особенностями социализации субъекта восприятия, т.е. тем, на что он привык обращать внимание, а также непосредственной ситуацией категоризации.

ТЕОРИИ СОЦИАЛЬНОГО ДОМИНИРОВАНИЯ И ОПРАВДАНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ

Теории социального доминирования и оправдания социальной системы возникли примерно в одно и то же время — в 90-е годы XX века и находятся в начале своего развития. Их сторонники полагают, что сила и направленность межгруппового конфликта зависят от характеристик общества, в котором эти группы функционируют. Они придают большое значение отношению к происходящему в обществе членов разных групп, а также статусным различиям между группами.

Основные положения теории социального доминирования сводятся к следующему:

1. На протяжении веков люди, защищая интересы ингруппы, выдвигали на первый план тех членов, кто был в состоянии выполнить эту функцию. Такие люди занимали ведущие места в социальной иерархии. Таким образом, у людей сформировалась склонность к установлению социальной иерархии прежде всего на основе возраста и пола, которая сохраняется до сих пор. В соответствии с этой иерархией женщины, дети и пожилые люди имеют более низкий статус, чем мужчины и люди среднего возраста. Однако в основу иерархии могут быть положены и другие признаки.

2. Некоторые социальные институты (большой бизнес, правоохранительные структуры) поддерживают существующую иерархию, а другие (адвокатура, западная модель образования) разрушают ее.

3. Разные люди с разной степенью склонны поддерживать социальную иерархию. Эта степень получила название ориентации на социальное доминирование (ОСД).

ФЕНОМЕНЫ МЕЖГРУППОВОГО ОБЩЕНИЯ И УЛУЧШЕНИЕ МЕЖГРУППОВЫХ ОТНОШЕНИЙ

СТЕРЕОТИПЫ И ПРЕДРАССУДКИ

Начало систематического изучения стереотипов было положено американскими психологами в 20-х годах XX века. Понятие стереотипа было введено политическим комментатором У. Липпманом в 1922 г. Его заинтересовал тот факт, что при вынесении политических решений многие люди, включая политических лидеров, не принимают в расчет текущую ситуацию, используя крайне простые, давно известные и не отвечающие действительности представления о членах разных социальных групп — стереотипы.

Под стереотипом понимается набор черт, приписываемых членам определенной социальной группы. Например, российские респонденты считают, что русские — добрые, терпеливые, гостеприимные, трудолюбивые, ленивые, дружелюбные, с широкой душой, патриоты, доверчивые, открытые; чеченцы — злые, агрессивные, религиозные, жестокие, мстительные, гордые, националисты, вспыльчивые, злопамятные, воинственные; французы — любвеобильные, жизнелюбы, веселые, элегантные, общительные, изысканные, утонченные, модные, улыбчивые, любители прекрасного; немцы — аккуратные, пунктуальные, педанты, расчетливые, трудолюбивые, умные, экономные, бережливые, точные, чистоплотные; американцы — патриоты, деловые, свободолюбивые, расчетливые, практичные, целеустремленные, трудолюбивые, общительные, веселые, раскованные.

В настоящее время понятие «стереотип» близко по значению к понятию «социальная категория». Одним из свойств стереотипов, на которое обратил внимание Липпман, является несоответствие их содержания тем особенностям, которыми наделены члены стереотипизированной группы.

МЕЖГРУППОВАЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ

Межгрупповая дифференциация проявляется двумя путями: как ингрупповой фаворитизм (предпочтение ингруппы)/аутгрупповая дискриминация (пренебрежение аутгруппой) и как аутгрупповой фаворитизм/ингрупповая дискриминация. Первый вариант встречается чаще, чем второй. В основе разделения ингруппового фаворитизма и аутгрупповой дискриминации лежит тот факт, что появление одного из них не всегда сопровождается появлением второго. Так, например, американцы европейского происхождения оценивали афроамериканцев ниже, чем членов расовой ингруппы, по позитивным чертам (ингрупповой фаворитизм), но не выше по негативным (отсутствие аутгрупповой дискриминации). Аналогично, когда люди описывали человека, обладающего таким же стилем восприятия, как и они сами (члена ингруппы), они реже отвергали позитивные черты как не соответствующие полученной о нем информации, чем при оценке человека с иным стилем восприятия (члена аутгруппы). Но подобных различий не было при приписывании негативных черт.

Связь между ингрупповым фаворитизмом и аутгрупповой дискриминацией зависит от условий развития человека. Например, фаворитизм связан с дискриминацией у детей, обучающихся в школе, гомогенной по расовому признаку. Однако такая связь отсутствует у детей, обучающихся в смешанных по расовому составу школах.

Функции межгрупповой дифференциации

Межгрупповая дифференциация выполняет четыре функции.

1.Инструментальная функция: межгрупповая дифференциация способствует объединению группы и достижению групповых целей (теория реального конфликта).

2. Функция повышения самооценки. Самооценка человека зависит от принятой им социальной идентичности. Актуализация позитивно оцениваемой идентичности способствует поддержанию высокой самооценки его носителя, тогда как принятие негативной ведет к ее снижению. Таким образом, в основе межгрупповой дифференциации лежит желание человека сохранить высокую самооценку путем защиты своей социальной идентичности (теория социальной идентичности).

В некоторых случаях, стремясь повысить свою самооценку, человек дистанцируется от ингруппы, что также усиливает межгрупповую дифференциацию. Это происходит, когда ингруппа негативно оценивается окружающими. Например, исследование, проведенное в Голландии, показало, что преподаватели Университета оценивали женщин-аспирантов как менее заинтересованных и включенных в научную работу, чем мужчин. Это происходило, несмотря на отсутствие реальных половых различий по заинтересованности и включенности. Интересно, что такая дифференциация была более характерна для преподавателей-женщин. Авторы исследования предположили, что таким образом женщины-преподаватели стремились повысить свою самооценку, продемонстрировав свою нетипичность для группы «женщины», членам которой традиционно приписывается меньшая способность к научной деятельности, чем мужчинам.

3.Функция сохранения психического здоровья. Демонстрация межгрупповой дифференциации позволяет человеку компенсировать ощущение относительной депривации — неудовлетворенности положением ингруппы по сравнению с аутгруппой.

Например, восточные немцы, испытывающие большую относительную депривацию по основным измерениям качества жизни, чем западные, демонстрировали большую межгрупповую дифференциацию по отношению к ним. Чем больше была выражена эта дифференциация, тем меньшее влияние относительная депривация оказывала на психическое здоровье восточных немцев.

4.Функция социальной категоризации.Межгрупповая дифференциация является способом познания и классификации социальных объектов. Согласно принципу мета-контраста, несколько человек будут отнесены к одной и той же социальной группе, если различие между ними меньше, чем их отличие от членов другой социальной группы, присутствующей в данной ситуации. Таким образом, в процессе социальной категоризации человек выделяет различия, существующие между членами ингруппы, с одной стороны, и членами аутгруппы — с другой, чтобы подчеркнуть свою групповую принадлежность и структурировать представление о мире.

Особенности ситуации межгруппового взаимодействия.

1.Наличие в «ситуации оценки» членов ингруппы и аутгруппы. Большое влияние на выраженность ингруппового фаворитизма и аутгрупповой дискриминации оказывает страх человека перед санкциями со стороны членов ингруппы и его желание подчеркнуть свою групповую принадлежность в присутствии аутгруппы.

2. Социальные нормы. Когда социальные нормы общества, в котором существуют ингруппа и аутгруппа, соответствуют идее равенства, его представители реже демонстрируют межгрупповую дифференциацию, чем в противоположном случае. Например, американцы европейского происхождения оценивают афроамериканцев более позитивно, чем членов расовой ингруппы. Однако когда однозначные нормы такого типа отсутствуют, американцы европейского происхождения демонстрируют ингрупповой фаворитизм.

3.Отношение членов ингруппы к демонстрации межгрупповой дифференциации: люди более интенсивно демонстрируют межгрупповую дифференциацию, если полагают, что ингрупповые нормы допускают такое отношение к членам аутгруппы. Например, студенты-шотландцы, узнавшие о том, что представители их этнической группы ведут себя дискриминирующее по отношению к другим этническим группам, впоследствии чаще сами демонстрировали ингрупповой фаворитизм при распределении вознаграждения и чаще оценивали шотландцев как имеющих более высокий уровень интеллекта по сравнению с представителями других этнических групп, чем студенты, не получившие такой информации.

4.Реакция членов аутгруппы на действия своих одногруппников. Люди чаще демонстрируют аутгрупповую дискриминацию, если поведение члена аутгруппы вызывает негативную оценку со стороны его одногруппников. В частности, американцы европейского происхождения чаще выступают за применение смертной казни по отношению к преступнику-афроамериканцу, если в ее пользу высказывается другой афроамериканец.

5.Конкурентность межгрупповых отношений. Наибольший уровень ингруппового фаворитизма и аутгрупповой дискриминации характерен для членов группы, находящейся в состоянии конкуренции с аутгруппой, чувствующих угрозу, исходящую от ее членов.

Исследование, проведенное в 15 европейских странах, показало, что межгрупповая дифференциация более характерна для представителей коренного населения с низким экономическим, образовательным и профессиональным статусом, а также для живущих в странах с большим количеством иммигрантов, т.е. для людей, которым иммигранты составляют реальную конкуренцию. Кроме того, вероятность межгрупповой дифференциации повышается с увеличением воспринимаемой угрозы со стороны членов аутгруппы.

УСЛОВИЯ ОПТИМИЗАЦИИ МЕЖГРУППОВОГО ОБЩЕНИЯ.

На протяжении долгого времени особый интерес исследователей к межгрупповым отношениям определялся высокой вероятностью того, что они перерастут в конфликт. Поскольку конфликт в межгрупповых отношениях выполняет в основном деструктивную функцию, разрушая взаимодействие, его появление расценивается как нежелательное. Проблема разрешения межгрупповых конфликтов — это одна из первых проблем социальной психологии.

В настоящее время изучение способов оптимизации межгруппового взаимодействия проводится по нескольким основным направлениям.

Первое направление исследований основано на гипотезе контакта, предложенной Г. Олпортом. Она гласит, что непосредственное общение между членами разных социальных групп способствует снижению враждебности в их отношениях.

Современные исследования показывают, что позитивное влияние может оказывать не только прямой, но и опосредованный контакт с членами аутгруппы. В частности, некоторое позитивное влияние оказывает дружба человека с людьми, у которых, в свою очередь, есть друзья среди представителей аутгруппы.

Второе направление изучения способов оптимизации межгруппового взаимодействия берет свое начало в исследовании стереотипов. С гипотезой контакта это направление роднит признание его сторонниками важной роли когнитивных представлений о членах аутгруппы (гетеростереотипов) в возникновении и ликвидации межгруппового конфликта. В рамках этого направления изучаются условия изменения стереотипов. В основе третьего направления исследований лежат теории социальной идентичности и самокатегоризации. Сторонники этих теорий, не оспаривая в целом роль когнитивных представлений о членах аутгруппы и идею полезности непосредственного контакта между группами, задались вопросом о том, как именно должен быть организован этот контакт.

kursak.net

Психология межгрупповых отношений.

Психология межгрупповых отношений является одним из наиболее молодых и быстро развивающихся направлений в социальной психологии. Первые попытки описания и анализа межгруппового взаимодействия и прежде всего — межгрупповой агрессии — представлены уже в работах таких классиков, как Г. Лебон (1896) и У. Макдугалл (1908). Однако регулярные эмпирические (в том числе — экспериментальные) исследования в этой области начались только после Второй мировой войны. Одну из причин этого специалисты видят в специфике самого объекта исследований, который является традиционным для социологической науки. Между тем постановка проблемы межгрупповых отношений как социально-психологической имеет исключительное значение для теории и методологии. Рассматривая специфику предмета социальной психологии, Б.Ф.Поршнев (1979) отмечает, что социальная психология только тогда может претендовать на статус самостоятельной научной дисциплины, когда исходной единицей психологического знал и за становятся не отношения между индивидами, а отношения между общностями. (43)

Б.Ф.Поршнев считает, что специфическим объектом социально-психологической науки, изучение которого предполагает выход за рамки индивидуально-психологического исследования, является общность, понимаемая не только как социальное объективное, но и как субъективное психологическое объединение людей. Общая теория социальной психологии, по мнению Б.Ф.Поршнева, является не чем иным, как всесторонним психологическим анализом этого центрального понятия — понятия общности. В качестве психологической первопричины образования общности Б.Ф.Поршнев выделяет не межличностные отношения и взаимодействия, складывающиеся между отдельными индивидами и объединяющие людей в группы, а межгрупповые отношения, строящиеся по типу противопоставления и обособления, на основе которого формируются групповое самосознание и чувство общности. (43)

Объединение людей с общности, протекающее как процесс обособления и противопоставления внешнему социальному окружению с одновременным уподоблением и единением общности внутри, является универсальным социально-психологическим механизмом, посредством которого реализуются и воспроизводятся отношения между социальными группами — то есть общественные отношения. При этом социально-психологические общности или «сцепления» являются, по меткому определению автора, своеобразной формой, которая в конкретных экономических и общественно-исторических условиях наполняется объективным общественным содержанием. (43)

Процессы межгрупповой дифференциации и интеграции

Выделение в социально-психологических явлениях этих двух процессов или тенденции — дифференциации и интеграции — проводится многими авторами. Однако содержание этих процессов применительно к характеристике межгрупповых отношений, соотношение их друг с другом и особенности динамики нуждаются в серьезном уточнении.

Понятием межгрупповая дифференциация обозначаются социально-психологические процессы межгруппового восприятия, сравнения и оценки, связанные с установлением различий между своей и другими группами. В.С.Агеев и А.А.Сыродеева определяют этим понятием такие процессы и явления, в которых проявляется тенденция к выделению собственной группы в качестве некоторой самостоятельной целостности, обладающей специфическими свойствами. Понятие межгрупповой дифференциации является одним из центральных в теории межгрупповых отношений Г.Тэджфела и Дж. Тсрнера, где оно используется в связи с понятиями социальной категоризации, идентификации и сравнения. Совокупность указанных когнитивных процессов, связанных с осознанием человеком своей принадлежности к одной из групп, отличной от других, является, по мнению Г.Тэджфела, минимальным условием установления позитивно валентных различий в пользу ингруппы, то есть возникновения межгрупповой дискриминации в форме внутригруппового фаворитизма и внешнегрупповой враждебности. (43)

Таким образом, термином межгрупповая дифференциация обозначается, с одной стороны, установление различий между своей и другой группой, а с другой — дифференциация психологических отношений к своей и другой группе. При этом содержание явления межгрупповой дифференциации однозначно связывается с такими феноменами, как межгрупповои конфликт, внешнегрупповая враждебность, внутригрупповой фаворитизм и др. Однако в отношении вышеназванных феноменов необходимо четкое разграничение.

Хотя в исследовательской модели, разработанной Тэджфелом, термином «внутригрупповой фаворитизм» обозначалась вполне определенная стратегия поведения индивида в ситуации лабораторного эксперимента (распределение денежного вознаграждения между представителями «своей» и «чужой» группы с использованием так называемых «матриц Тэджфела»), в социально-психологической теории термин «внутригрупповой фаворитизм» получил более широкое толкование как «стремление каким-либо образом благоприятствовать членам собственной группы в противовес членам другой группы». (43)

Термин «внутригрупповой фаворитизм» может обозначать и эмоциональную приверженность индивида к группе членства, и обусловленное результатами межгруппового сравнения и оценки внутригрупповое предпочтение по тем или иным критериям, и стремление благоприятствовать успеху своей группы в условиях межгруппового соревнования или конкуренции, и проявление негативного, враждебного отношения к представителям других групп.

Процессы межгрупповой дифференциации исследуются и в отечественной социальной психологии. Так, Б.Ф.Поршнев рассматривает психологические процессы внутри группового уподобления и внешнегруппового обособления и различения в качестве универсальных механизмов формирования психологической общности группы. Тенденцию к межгрупповой дифференциации как одного из этапов процесса коллективообразования, связанного с определенной автономизацией группы, ее «отчуждением» от других групп, отмечают Л. И.Уманский и О.В.Лунева. Вместе с тем утверждение об универсальной природе внутригруппового фаворитизма и внешнегрупповой враждебности вызывало у российских психологов (по крайней мере в советский период) серьезные сомнения. Так, по мнению Б.Ф.Поршнева, категория «они» вовсе не подразумевает вражду и войну. При этом особенности протекания процессов межгруппового обособления и различения ставятся в зависимость от характера общественных отношений. (43)

Интересные результаты по проблеме соотношения внутригруппового предпочтения и межгруппового сравнения получены в последние годы в исследованиях межэтнических отношений. Так, Н.М.Лебедева, исследуя особенности межэтнического восприятия в условиях адаптации к иной этнокультурной среде, пришла к выводу о том, что позитивная этническая идентичность (приверженность к своей этнической группе) может сочетаться как с позитивным, так и с негативным отношением к иноэтническим группам (автор использует термин «этническая толерантность — интолерантность»). И.Б. Андрущак, исследуя межэтнические отношения в условиях социоэтнических изменений, пришла к выводу о том, что этноцентризм в отношениях между этническими группами как тенденция формирования сверхпозитивного образа ингруппы и одновременно негативного образа иной этнической группы возникает в условиях угрозы позитивной групповой идентичности и выполняет функцию социально-психологической защиты, направленной на укрепление позитивной идентичности своей этнической группы. Эти данные прямо говорит о том, что эмоциональная приверженность к своей группе не обязательно сочетается с враждебностью и негативными установками по отношению к представителям других групп.

Таким образом, понятие межгрупповой дифференциации охватывает, по меньшей мере, два специфичных социально-психологических процесса, связанных с установлением различий между своей и другими группами. Во-первых, процесс формирования внутри группового предпочтения как проявление эмоциональной приверженности к своей группе, являющейся необходимым условием сохранения психологического единства группы. Во-вторых, процесс межгруппового сопоставления и сравнения, являющийся необходимым условием и предпосылкой согласованной совместной деятельности и межгруппового взаимодействия, какую бы форму это взаимодействие ни принимало. (43)

Рассматривая интегративные тенденции в межгрупповых отношениях, российские психологи выделяют такие феномены, как «межгрупповая афилиация и референтность» (B.C. Агеев и А.А. Сыродеева), «межгрупповое единство» (А.С.Чернышев), «межгрупповая сплоченность» (А.Н.Кузнецов), «толерантность» (Н.М. Лебедева). Понятие «межгрупповая интеграция» характеризует не отсутствие различий в позициях, мнениях, опенках групп, в том числе и по отношению друг к другу (в этом случае правильнее говорить об отсутствии дифференциации между группами, об их недифференцированности). Оно характеризует наличие между группами таких связей и зависимостей, которые способствуют их объединению, взаимосодействию, более успешной реализации функций как своей группы, так и той более широкой общности, в которую включены обе взаимодействующие группы. Межгрупповую интеграцию отнюдь не следует понимать как тенденцию к объединению и слиянию представителей различных социальных групп в рамках более широкой общности, как отказ от своей групповой принадлежности, групповой приверженности и межгруппового различения. Процессы межгрупповой дифференциации и внутригрупповой интеграции тесно взаимосвязаны и взаимно обусловливают друг друга. Без внутригруппового обособления и внутригрупповой интеграции невозможно существование группы как психологической общности, а значит и эффективное межгрупповое взаимодействие и взаимоотношения. При этом одним из важнейших признаков психологической общности группы является общность, «разделенность» по выражению И.Р.Сушкова психологических отношений внутри группы. С другой стороны, само обособление и выделение групп как целостных образований, субъектов совместной жизнедеятельности и межгруппового взаимодействия происходит в рамках общности более высокого порядка. Межгрупповая интеграция невозможна без предварительной дифференциации групп и внутригрупповой интеграции, предполагает ее.

Однако в отношениях между группами часто проявляются и такие тенденции, которые носят явно дезинтегративный характер: противоборство, конфликты, групповой эгоизм и враждебность во взаимодействии между представителями различных групп, предубежденность и предвзятость в представлениях и оценках друг друга. Возможно также проявление тенденции ко взаимной межгрупповой изоляции, когда взаимосвязи, взаимодействие и общение между группами сокращаются до минимума.

Именно характер межгруппового взаимодействия, кооперативного (сотрудничество) или конкурентного (соперничество, противодействие) определяет, какой из двух процессов — интеграция или дезинтеграция преобладает во взаимоотношениях между группами. Межгрупповая дифференциация как установление различий между группами по результатам межгруппового восприятия и оценивания может протекать в условиях преобладания различных по характеру процессов межгрупповых отношений (интеграции или дезинтеграции). Однако сами по себе процессы межгрупповой дифференциации не предопределяют однозначно характер межгрупповых отношений как отношений сотрудничества или противоборства, доброжелательности или враждебности, интеграции или дезинтеграции. Напротив, та форма, которую принимают процессы межгрупповой дифференциации (объективного сопоставления качеств и особенностей своей и другой группы или их противопоставления, предвзятого предпочтения своей и дискриминации другой группы), определяется характером межгрупповых отношений.

История исследований

Логическим продолжением рассмотрения групп является область психологии межгрупповых отношений,

Переломным моментом можно считать начало 50-х годов, хотя окончательное оформление принципиальная позиция, призывающая к утверждению самостоятельной области межгрупповых отношений в социальной психологии, получила позднее, когда она была сформулирована в работах А.Тэшфела. Большое внимание этой проблеме уделено также в работах В.Дуаза и в концепции "социальных представлений" С.Московичи и др.

Однако ранее всего экспериментальные исследования в этой области были проведены М.Шерифом (1954) в американском лагере для подростков. Эксперимент состоял из четырех стадий. На первой подросткам, приехавшим в лагерь, была предложена общая деятельность по уборке лагеря, в ходе которой были выявлены стихийно сложившиеся дружеские группы; на второй стадии подростков разделили на две группы так, чтобы разрушить естественно сложившиеся дружеские отношения (одна группа была названа "Орлы", другая "Гремучие змеи"). При этом было замерено отношение одной группы к другой, не содержащее враждебности по отношению друг к другу. На третьей стадии группам была задана различная деятельность на условиях соревнования и в ее ходе был зафиксирован рост межгрупповой враждебности; на четвертой стадии группы были вновь объединены и занялись общей деятельностью (ремонтировали водопровод). Замер отношений "бывших" групп друг к другу на этой стадии показал, что межгрупповая враждебность уменьшилась, но не исчезла полностью.

Шериф предложил собственно "групповой" подход к изучению межгрупповых отношений: источники межгрупповой враждебности или сотрудничества отыскиваются здесь не в мотивах отдельной личности, а в ситуациях группового взаимодействия. Это было новым шагом в понимании межгрупповых отношений, но при предложенном понимании взаимодействия были утрачены чисто психологические характеристики – когнитивные и эмоциональные процессы, регулирующие различные аспекты этого взаимодействия. Не случайно поэтому, что впоследствии критика исследований Шерифа велась именно с позиций когнитивистской ориентации.

В рамках этой ориентации и были выполнены эксперименты А.Тэшфела, заложившего основы принципиального пересмотра проблематики межгрупповых отношений в социальной психологии. Изучая межгрупповую дискриминацию (внутригрупповой фаворитизм по отношению к своей группе и внегрупповую враждебность по отношению к чужой группе), Тэшфел полемизировал с Шерифом по вопросу о том, что является причиной этих явлений. Настаивая на значении когнитивных процессов в межгрупповых отношениях, Тэшфел показал, что установление позитивного отношения к своей группе наблюдается и в отсутствие объективной основы конфликта между группами, т.е. выступает как универсальная константа межгрупповых отношений.

В эксперименте студентам показали две картины художников В.Кандинского и П.Клее и предложили посчитать количество точек на каждой картине (поскольку это позволяла манера письма). Затем произвольно разделили участников эксперимента на две группы: в одну попали те, кто зафиксировал больше точек у Кандинского, в другую – те, кто зафиксировал их больше у Клее. Группы были обозначены как "сторонники" Кандинского или Клее, хотя, в действительности, их члены таковыми не являлись. Немедленно возник эффект "своих" и "чужих" и были выявлены приверженность своей группе (внутригрупповой фаворитизм) и враждебность по отношению к чужой группе. Это позволило Тэшфелу заключить, что причина межгрупповой дискриминации не в характере взаимодействия, а в простом факте осознания принадлежности к своей группе и, как следствие, проявление враждебности к чужой группе.

Область межгрупповых отношений – это преимущественно когнитивная сфера, включающая в себя четыре основных процесса: социальную категоризацию, социальную идентификацию, социальное сравнение, социальную (межгрупповую) дискриминацию.

studfiles.net

Межгрупповые коммуникации

Межгрупповая коммуникация - это такой тип коммуникационного взаимодействия, в процессе которого потоки информации циркулируют между двумя или большим количеством социальных групп и организаций в целях координации и осуществления совместной деятельности либо противодействия друг другу. Межгрупповая коммуникация способна содействовать сближению позиций двух или большего количества групп, усилению внутригруппового единства или межгрупповой солидарности, либо, напротив, приводить к размежеванию интересов и позиций различных групп и организаций (скажем, в случае конкуренции двух фирм за рынки сбыта или в процессе предвыборной кампании по выборам президента, депутата парламента или мэра города). Для осуществления эффективной управленческой деятельности руководителям и менеджерам важно знать особенности межгрупповой коммуникации, уметь применять их в практике управления своей организацией, а также в осуществлении конкурентных действий по отношению к организации - сопернику.

Основным психологическим механизмом восприятия в межгрупповом (ролевом) общении является процесс социальной стереотипизации, суть которого заключается в том, что образ другого человека строится на базе тех или иных типовых схем (формируется первое впечатление). Под социальным стереотипом (установкой) обычно понимается устойчивое представление о каких-либо явлениях или людях, свойственное представителям той или иной социальной группы. Любой социальный стереотип — это порождение и принадлежность группы людей, и отдельные люди пользуются им лишь в том случае, если они относят себя к этой группе.

Как «сломать» стереотип, что нужно сделать, чтобы нас воспринимали не с позиций занимаемой должности, а как личность? В подобной ситуации целесообразно использовать два приема. Первый прием, условно назовем его «ищите хобби», предполагает поиск информации о том, чем интересуется ваш руководитель в свободное от работы время. Чаще всего это политика, автомобили, садоводство и огородничество, домашние животные, здоровье и т. д. Иными словами, если удастся найти общий интерес помимо работы, общение перейдет на новый, неформальный уровень. В качестве примера вспомним новеллу О'Генри «Деловые люди», в которой грабитель неожиданно застает дома хозяина, но вместо перестрелки дело закончилось совместной выпивкой, поскольку оба жестоко страдали от одинаковой болезни - подагры. Однако следует иметь в виду, что этот прием эффективен только в том случае, если вы достаточно глубоко разбираетесь в данном вопросе и ваш интерес является искренним.

Второй прием, подробно представленный в работе Дейла Карнеги «Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей», гораздо примитивнее по замыслу, но сложнее по технике исполнения. Суть его проста: выдать свой интерес за интерес этого человека. Как правило, этого добиваются путем повышения самооценки делового партнера, укрепления его имиджа. Например, если поставка уже оплаченной партии товара задерживается, целесообразнее не апеллировать к совести, а просто вежливо сообщить поставщику о том, что вы очень высокого о нем мнения и хотели бы порекомендовать его своим знакомым, но не можете этого сделать, поскольку он до сих пор не выполнил своих обязательств.

Стереотип выступает не просто как матрица для сравнения реального явления или человека, а как регулятор последующего правильного поведения и эффективного общения. Выбор стереотипа, «техники» общения определяется характеристиками партнера, среди которых наиболее важными являются те, которые позволяют отнести партнера к какой-то социальной группе. Эти характеристики (в психологии их нередко называют факторами) воспринимаются достаточно точно. Их восприятие и личностно окрашенное понимание лежат в основе формирования первого впечатления и, следовательно, регулирования поведения человека в начальном периоде общения. Вместе с тем, поскольку остальные черты человека просто прогнозируются, «достраиваются» к основным, в этом кроется вероятность ошибки.

Стереотипы формируются под влиянием следующих основных факторов: превосходства, привлекательности и отношения к нам.

studfiles.net

Психология межгрупповых отношений

Контрольная работа

Дисциплина: Психология

Тема: Психология межгрупповых воздействий

План

1. Понятие социальной группы, общества и межгрупповых отношений.

2. Экспериментальные исследования и выводы М. Шерифа и Г. Тэшфела.

3.Влияние межгрупповых отношений на внутригрупповые процессы. 4. Межгрупповые отношения “по горизонтали” и “по вертикали”.

Заключение

1. Понятие социальной группы, общества и межгрупповых отношений

Психология межгрупповых отношений является одним из наиболее молодых и быстро развивающихся направлений в социальной психологии. Первые попытки описания и анализа межгруппового взаимодействия и, прежде всего — межгрупповой агрессии — представлены уже в работах таких классиков, как Г. Лебон (1896) и У. Макдугалл (1908).

СОЦИАЛЬНАЯ ГРУППА - любая относительно устойчивая совокупность людей, находящихся во взаимодействии и объединенных общими интересами и целями. В каждой социальной группе воплощаются некоторые специфические взаимосвязи индивидов между собой и обществом в целом.

МЕЖГРУППОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ — совокупность социально-психологических явлений, характеризующих субъективное отражение (восприятие) многообразных связей, возникающих между социальными группами, а также обусловленный ими способ взаимодействия групп.

Общество можно образно сравнить с "живым организмом", балансирующим на точке справедливости межгрупповых воздействий в процессе постоянного обмена социально-психологическими отношениями между его элементами, то есть такого обмена, в каждом акте которого в виде побочного продукта воссоздается сущность, то есть принцип устройства, участвующих в нем социальных групп.

Взаимоотношения групп становятся звеном социальной системы и основой культуры сообщества, позволяющей ему сохранять себя и развиваться в соответствии с социальным контекстом.

2. Экспериментальные исследования и выводы М. Шерифа и Г. Тэшфела

Экспериментальные исследования М. Шерифа.

Самые ранние экспериментальные исследования в области межгрупповых взаимодействий, а в частности, межгрупповых конфликтов и межгруппового соперничества были проведены М. Шерифом в 1954 году в американском лагере для подростков. Эксперимент состоял из четырех стадий:

На первой стадии подросткам 9-12 лет, приехавшим в лагерь, была предложена общая деятельность по уборке лагеря, в ходе которой были выявлены стихийно сложившиеся группы.

На второй стадии подростков разделили на две группы, так, чтобы разрушить естественно сложившиеся дружеские отношения (одна группа была названа “Орлы”, другая “Гремучие змеи”), при этом было замерено отношение одной группы к другой, не содержащее враждебности по отношению друг к другу.

На третьей стадии была задана различная деятельность на условиях соревнования, и в ее ходе был зафиксирован рост межгрупповой враждебности.

На четвертой стадии группы были вновь объединены и занялись общей деятельностью. Замер отношений “бывших” групп друг к другу на этой стадии показал, что межгрупповая враждебность уменьшилась, но не исчезла полностью.

Источники межгрупповой враждебности или сотрудничества в данном эксперименте отыскиваются не в мотивах отдельной личности, как при “мотивационных” подходах, свойственных фрейдистски ориентированным исследователям, а в ситуациях группового взаимодействия. Но при предложенном понимании взаимодействия были утрачены чисто психологические характеристики — когнитивные и эмоциональные процессы, регулирующие различные аспекты этого взаимодействия.

Когнитивный подход Г. Тэшфела.

Изучая межгрупповую дискриминацию (внутригрупповой фаворитизм по отношению к своей группе и внутригрупповую враждебность по отношению к чужой группе) с Шерифом полемизирует Тэшфел по вопросу о том, что является причиной этих явлений. В эксперименте студентам показали две картины художников В. Кандинского и П. Клее и предложили посчитать количество точек на каждой картине (поскольку это позволяла манера письма). Затем разделили участников эксперимента на две группы. В одну попали те, кто зафиксировал больше точек у Кандинского, в другую те, кто зафиксировал их больше у Клее. Группы были обозначены как “сторонники” Кандинского и Клее, хотя, в действительности, их члены таковыми не являлись. Немедленно возник эффект “своих” и “чужих” и были выявлены приверженность своей группе (внутригрупповой фаворитизм) и враждебность по отношению к чужой группе. Это позволило Тэшфелу заключить, что причина межгрупповой дискриминации не в характере взаимодействия, а в простом факте осознания принадлежности к своей группе и, как следствие, проявление враждебности к чужой группе. Отсюда был сделан вывод о том, что вообще область межгрупповых отношений - это преимущественно когнитивная сфера, включающая в себя четыре основных когнитивных процесса:

· социальную категоризацию,

· социальную идентификацию,

· социальное сравнение,

· социальную (межгрупповую) дискриминацию.

Социальная категоризация - это процесс группировки субъектом социальных объектов и явлений по их значению в системе действий, намерений и убеждений индивида. Социальная категоризация в межгрупповых отношениях есть частный случай классификации индивидом окружающей действительности, характеризующийся ярко выраженным положительным или отрицательным отношением субъекта к классифицируемым объектам, влиянием сформировавшихся у него ценностных ориентации.

Социальная категоризация и идентификация немыслимы без постоянно сопутствующего им процесса социального сравнения . Характеристики группы, будь то социальный статус, экономическое положение, цвет кожи или способность добиваться своих целей, обретают значимость большей частью в ценностно насыщенном сопоставлении с другими группами.

В силу ряда причин группы стремятся фиксировать и поддерживать свое позитивное отличие от других групп. Эту функцию призваны выполнять различные психологические процессы, среди которых ведущую роль играет социальная стереотипизация. Они и обеспечивают то, что Тэшфел называет психологическим групповым отличием , или социальной дискриминацией .

По мысли Тэшфела, независимо от объективных отношений, наличия или отсутствия противоречий между группами, факт группового членства сам по себе обуславливает развитие этих четырех когнитивных процессов, приводящих в конечном счете к межгрупповой дискриминации. Но оказывается опущенным вопрос о том, насколько адекватной является фиксация межгрупповых различий, то есть насколько воспринимаемые различия соответствуют действительному положению дел.

Непосредственное и опосредованное взаимодействие групп.

Подобно тому, как проблема группы в социальной психологии включает в себя анализ и малых и больших групп, область межгрупповых отношений предполагает изучение отношений как между большими, так и между малыми группами. Специфика социальной психологии не в том, какие “единицы” анализа имеются в виду, а в том, каков тот угол зрения, который характеризует подход. Принципиальное отличие социально-психологического угла зрения на проблему заключается в том, что здесь в центре внимания (в отличие от социологии) стоят не межгрупповые процессы и явления сами по себе или их детерминация общественными отношениями, а внутреннее отражение этих процессов, то есть когнитивная сфера, связанная с различными аспектами межгруппового взаимодействия.

Диапазон возможных сторон, с точки зрения которых воспринимается другая группа, значительно уже по сравнению и тем, что имеет место в случае межличностного восприятия: образ другой группы формируется непосредственно в зависимости от ситуации совместной межгрупповой деятельности. Эта совместная межгрупповая деятельность не сводится только к непосредственному взаимодействию. Межгрупповые отношения и, в частности, представления о “других группах”, могут возникать и при отсутствии непосредственного взаимодействия между группами, как, например, в случае отношений между большими группами. Здесь в качестве опосредующего фактора выступает более широкая система социальных условий, общественно-историческая деятельность данных групп. Таким образом, межгрупповая деятельность может выступать как в форме непосредственного взаимодействия различных групп, так и в опосредованных, безличных формах, например, через обмен ценностями культуры, фольклора и т. д.

Экспериментальные исследования В. С. Агеева.

Межгрупповое воздействие, которое было выделено как специфически социально-психологический предмет исследования в области межгрупповых отношений, само по себе интерпретируется с точки зрения конкретного содержания совместной деятельности различных групп. Разработка этой проблемы на экспериментальном уровне позволяет по-новому объяснить многие феномены, полученные в традиционных экспериментах.

Особый интерес представляет серия экспериментов, выполненных В. С. Агеевым. Основной гипотезой в его исследованиях было предположение о зависимости межгруппового восприятия, в частности, его адекватности, от характера совместной групповой деятельности.

В первой серии экспериментов, проведенных на студенческих группах одного техникума в период экзаменационной сессии, в качестве конкретных показателей адекватности межгруппового восприятия выступали:

1. Прогнозирование групповой победы в ситуации межгруппового соревнования;

2. Объяснение причин победы или поражения своей и чужой группы в этом соревновании;

3. Представление о потенциальных успехах своей и чужой групп в различных сферах деятельности, не связанных непосредственно с экспериментальной ситуацией.

Мерой адекватности служила степень предпочтения по указанным параметрам, которая демонстрируется по отношению к своей группе. Эксперимент заключался в следующем: две группы студентов должны были одновременно сдавать зачет по одному и тому же предмету одному и тому же преподавателю. В двух экспериментальных группах студентам сообщалось, что та группа, которая продемонстрирует в процессе семинарского занятия хорошие знания, получит “автоматический” зачет, члены же другой группы останутся и будут сдавать зачет обычным путем (каждый будет отвечать индивидуально). Им объяснялось также, что общая групповая оценка будет складываться в ходе семинарского занятия из оценок индивидуальных выступлений, каждое из которых получит определенную сумму балов. Однако в ходе эксперимента сумма балов оставалась для испытуемых неизвестной; экспериментатор лишь называл лидирующую группу. Причем в первой ситуации экспериментатор умышленно называл лидирующей все время одну и ту же группу, а во второй ситуации - обе группы попеременно. В третьем случае (контрольном) студентам сообщалось, что “автоматический” зачет получит не та или иная группа в целом, а лишь наиболее успешно выступившие на семинаре студенты независимо от их групповой принадлежности.

mirznanii.com

Психология межгрупповых отношений

Отличительной особенностью межгрупповых отношений яв­ляется субъективность, пристрастность межгруппового восприя­тия и оценивания, которая проявляется в таких феноменах, как стереотипы и предубеждения.

Социальный стереотип – социальная установка в отношении каких-либо групп – этнических, гендерных, религиозных и т.д.

Предубеждение – неоправданно негативный стереотип в отношении определенной социальной группы или отдельных ее членов.

Одним из первых ученых, обративших внимание на психоло­гические закономерности отношений между группами, был У.Самнер, описавший феномен этноцентризма.

Этноцентризм проявляет­ся в чувстве превосходства своей этнической и культурной группы и одновременной неприязни, враждебности по отношению к другим.

У. Самнер рассматривал этноцентризм как универсальный механизм взаимодействия между этническими группами, в соответствии с которым проявление негативизма и враждебности по отношению к другим этносам является необходимым условием поддержания внутригруппового единства в рамках собственного этноса. Однако создавать социальное напряжение могут взаимоотношения любых групп. Ситуация «Мы» против «Они» может служить основой ненависти и приводить к уничтожению друг друга.

Теории предубеждений.

1. Согласно психогенному подходу, истоки предубеждений лежат в самих носителях предубеждений, точнее в психических проблемах, которые у них имеются. Он представлен двумя теориями – фрустрации –агрессии и авторитарной личности.

Теория авторитарной или этноцентрической личности Т.Адорно.

Т.Адорно показал, в основе предубеждений лежат дефекты личностного развития, которые выражаются в высоком уровне тревожности, невротическом беспокойстве, детской неуверенности. У авторитарной личности (с позиции теории личности З.Фрейда) очень жесткое, требовательное Сверх-Я, слабое Оно и неразвитое Я. Именно такие люди и являются носителями предубеждений. У них почитают внутригрупповых авторитетов, чрезмерно озабоченны вопросами статуса и власти, склонны подчиняться людям, наделенным властью и нетерпимы к тем, кто находится на более низком статусном уровне.

Теория «Козла отпущения» (на основе теории фрустрации-агрессии Н.Миллера и Дж.Доллрда). Фрустрация порождает неконтролируемые приступы ненависти и враждебности. В условиях, кода реальный источник фрустрации недоступен для отмщения, ненависть и враждебность смещаются на слабых и беззащитных. Идет поиск врагов. Но поскольку «врагом», т.е. причиной кризисов и разочарований, могут быть объективные социальные или экономические законы, институты власти и т.д., то легче обнаружить их среди социальных меньшинств и выплеснуть на них скопившуюся агрессию.

2. Ситуационистский подход. М.Шериф. видит истоки меж­групповой враждебности в конфликте це­лей и интересов различных групп, который неизбежно возникает в си­туации конкурентного взаимодействия между ними.

Эксперименты М.Шерифа проводились в середине 50-х годов в летнем лагере для под­ростков на протяжении нескольких лет. Основной целью исследо­ваний было изучение влияния характера межгруппового взаимо­действия (кооперативного или конкурентного) на характер взаи­моотношений, складывающихся между группами и внутри групп. На основании результатов этих экспериментов М. Шериф сделал вывод о том, что основной причиной возникновения межгруппо­вых конфликтов является характер взаимодействиякоопера­тивного или конкурентного — между группами.

Однако, концепция М. Шерифа не может объяснить многочислен­ные факты проявления внешнегрупповой враждеб­ности, которые воз­никают в отсутствие объективного конфликта интересов и во­обще предшествующего опыта межгруппового взаимодействия.

3. Объяснение дает другая теория - социальной идентичности Г.Тэджфела и Дж.Тернера. (подчеркивает значение когнитивных процессов в межгрупповых отношениях).

Г.Тэджфел и Дж. Тернер провели серию лабораторных экспе­риментов, получивших в социальной психологии название «экспе­рименты с матрицами Тэджфела» или «эксперименты по мини­мальной межгрупповой дискриминации». В этих экспериментах испытуемые — студенты — случайным образом делились на две группы, исследователи спе­циально исключали из ситуации эксперимента все факторы, кото­рые могли бы рассматриваться в качестве объективных причин межгрупповой дискриминации: взаимодействие между испытуе­мыми, конфликт интересов, предшествующая враждебность и т.д. Мгновенно возник эффект «своих» и «чужих»: приверженность своей группе - внутригрупповой фаворитизм (от лат. благосклонность) и враждебность по отношению к другой группе - межгрупповой дискриминация.

«Внутригрупповой фаворитизм» - стремление каким-либо образом благоприятствовать членам собственной группы в противовес членам другой группы.

Это позволило сделать вывод, что причина межгрупповой дискриминации лежит не в характере взаимодействия, а самом факте осознания принадлежности к своей группе и, как следствие, проявление враждебности к чужой группе.

Феномены внутригруппового фаворитизма и внешнегрупповой дискриминации возникают в результате установления сходства и различий между представителями различных социальных групп, с помощью когнитивных процессов, как

  • Социальная категоризация — когнитивный процесс распределения социальных объектов (в том числе — окружающих людей и себя само­го) по группам («категориям»), имеющим сходство по значимым для индивида критериям.

  • Социальное сравнение — процесс соотнесения качественных призна­ков различных социальных групп, и в результате уста­новление различий между ними, т.е. межгрупповая дифференциация.

На вопрос, о том, почему «свои», а не «чужие» выглядят лучше в межгрупповом восприятии эта теория объясняет потребностью личности в позитивной социальной идентичности, необходимой для поддер­жания позитивного образа «Я».

В ролевую структуру Я-концепции человека включается его принадлежность ко всем социальным группам, с которыми он себя идентифицирует У.Джеймс, Мид, Кули и т.д.). Принадлежность к группе, будучи частью нашего самосознания, может повышать, а может и понижать нашу самооценку. Например, вхождение в «хорошую» группу и идентификация с ней обеспечивает человеку позитивное представление о себе, и наоборот. Но знание о том, «что такое хорошо и что такое плохо», согласно теории социального сравнения Л.Фестингера, мы получаем в процессе социального сравнения. Сравнивая свою группу с чужой, и видя, что она лучше, или не хуже других, мы гордимся не только группой, но и собой. Когда объективное сравнение своей группы с чужой не в пользу первой, сохранить позитивную СО можно посредством межгрупповой дискриминации ( возвысить свою группу, путем принижения другой).

Чем большее значение имеет для членов группы их групповая принадлежность, тем сильнее они будут проявлять межгрупповую пристрастность.

Утверждение об универсальности внутригруп­пового фаворитизма и внешнегрупповой враждебности вызывало у российских психологов серь­езные сомнения.

Так, Н.М.Лебедева, исследуя особенности межэтническо­го восприятия, пришла к выводу о том, что позитивная этническая идентич­ность (приверженность к своей этнической группе) может соче­таться как с позитивным, так и с негативным отношением к иноэтническим группам (автор использует термин «этническая толе­рантность — интолерантность»). Эти данные прямо говорят о том, что эмоциональная приверженность к сво­ей группе не обязательно сочетается с враждебностью и негатив­ными установками по отношению к представителям других групп.

Исследования отечественных психологов показывают, что именно характер межгруппового взаимодействия, коопера­тивного (сотрудничество) или конкурентного (соперничество, противодействие) определяет, какой из двух процессов — инте­грация или дезинтеграция преобладает во взаимоотношениях между группами. При этом в ка­честве главного фактора детерминации межгруппового взаимо­действия и восприятия рассматриваются характеристики совмес­тной деятельности групп и возникающие на ее основе социальные связи и зависимости между ними. Такой подход предполагает вы­ход за рамки лабораторного эксперимента и изучение взаимоот­ношений, складывающихся между группами в реальных социальных общностях: учебных и трудовых коллективах.

Формы проявления предубеждений.

Дискриминация – обусловленные предубеждениями несправедливые действия в отношении членов определенных социальных групп.

Расизм – дискриминационные действия, оскорбляющие людей на том основании, что они принадлежат к определенной расовой группе.

Национализм – дискриминация людей из-за их национальной принадлежности.

Сексизм – установки и поведение, посредством которых утверждается доминирование одной гендерной группы над другой.

Фейсизм - диспропорция в изображении головы и тела как результат скрытого влияния гендерных стереотипов.

Разрядка межгрупповых конфликтов. Способы:

1. Примирение через сотрудничество. В исследованиях М.Ше­рифа была теоретически обоснована и экспериментально доказа­на возможность снижения межгрупповой враждебности за счет изменения ситуации межгруппового взаимодействия (постановка общих целей, привлекательных для каждой из групп и требующих сотрудничества для их достижения).

2. Исходя из когнитивного понимания природы межгрупповой предубежденности и враждебности (Г.Тэджфел и Дж.Тернер), С.Уорчел считает, что для улучшения межгрупповых отношений важна не просто смена кон­курентного взаимодействия на кооперативное, а устранение или уменьшение воспринимаемых различий между группами и макси­мизация сходства между представителями разных групп, что позволит им воспринимать себя как членов одной группы. Это могут способствовать знакомства и контакты, но когда там не конкуренции, есть поддержка со стороны авторитетов, и есть равенство. Контакты должны быть контактами равного статуса (как дети в летних лагерях). Совместное обучение.

3.Переговоры и соглашения.

studfiles.net

Межгрупповая коммуникация | PSYERA

Национально культурная специфика невербальной коммуникации была достаточно давно подмечена людьми. Система интерпретации и понимания экспрессивных проявлений человека, распространенная в рамках одной большой этнической группы, часто становится непригодной к употреблению при взаимодействии с представителями другой. Порой даже искушенному человеку трудно хотя бы просто отличить представителей чужой национальности друг от друга – они все кажутся похожими на одно лицо, а многие их невербальные «сообщения» просто непонятны, более того, часто они означают прямо противоположное тому, что является привычным для воспринимающего.

Исследователи потратили немало времени и сил, чтобы собрать и описать жесты и экспрессивные проявления, характерные для разных национальностей, и соотнести их между собой, адаптировать для использования в международных отношениях. В частности, было выявлено существование трех типов жестов:

  • жесты реалии, которые существуют лишь в общении одной нации;
  • жесты ареалии, которые совпадают и по форме и по содержанию в разных культурах;
  • эквивалентные жесты, которые схожи по форме, но различны по содержанию (например, русский жест прощания – махание рукой сверху вниз – арабы или японцы могут понять как приглашение подойти).

Употребление эквивалентных жестов нередко приводит к ошибочному их пониманию и переносу этого ошибочного значения на сопровождаемое жестом слово. И «знакомый» жест может дезинформировать, затруднить усвоение иностранного языка или привести к различным (смешным или опасным) недоразумениям в общении с иностранцами.

Таким образом, влияние групповых различий на невербальную коммуникацию было не просто отмечено исследователями, но подвергалось специальному изучению. Однако эти, а также многие другие факты и явления исследовались и интерпретировались в русле межличностных отношений. А то, что в поведении человека могло казаться проявлением групповых или межгрупповых процессов, являлось, по мнению исследователей, просто индивидуальным реагированием на специфическую ситуацию. Не случайно само понятие «межкультурная коммуникация», которой со второй половины XX в. стало уделяться большое значение, трактовалось просто как «адекватное взаимопонимание двух участников коммуникативного акта, принадлежащих к разным национальным культурам».

Однако кроме национально культурной специфики процесса коммуникации исследователи отмечали и другую социальную особенность. Имеется в виду то, что даже в условиях одной нации и культуры общество по своей структуре неоднородно и подразделяется на разного рода группы (половые, возрастные, профессиональные и т. п.). Все это также не может не оказывать влияние на невербальное общение хотя бы потому, что психологические свойства индивидуального сознания качественно изменяются благодаря взаимодействию человека и социальной общности.

Именно поэтому сейчас уместнее говорить в первую очередь о межгрупповом уровне коммуникации, считая при этом, что межнациональная или межкультурная коммуникация являются ее частными случаями. Тем более что новые современные подходы к социальному взаимодействию, разрабатываемые в русле социально психологической науки, это позволяют. В настоящее время пересмотрены данные многочисленных экспериментов, разработан новый методологический инструментарий, скорректированы и получили дальнейшее развитие те теории психологии групп, которые были выдвинуты еще на заре социальной психологии. Согласно новым подходам «дифференциация исследовательских направлений на „межличностные отношения“ и „групповые процессы“ имеет основополагающее значение не только для исторического, но и для системного подхода в теории и методологии социальной психологии группы, так как обеспечивает различие плоскостей понятийного и эмпирического анализа».

Таким образом, под межгрупповой коммуникацией понимается взаимодействие людей, полностью детерминированное их принадлежностью к различным группам или категориям населения и независимое от их межличностных связей и индивидуальных предпочтений . Заметим, что сам термин не надо понимать буквально, как непосредственное взаимодействие между двумя различными (по какому либо признаку) группами людей, например, как прямой обмен репликами и жестами между группировками фанатов спортивных команд. Подобное, конечно, бывает. Но слово «межгрупповой» в первую очередь применяется не для «внешнего» описания человеческих отношений, а для того, чтобы подчеркнуть происходящее «внутри», в головах людей, когда они, так или иначе, взаимодействуют с представителем другой группы.

В этом и заключается коренное отличие от исследований в русле национально культурной специфики невербальной коммуникации. Согласно традиций последней исследователи концентрировались на том, чтобы выявить национальные различия в демонстрации тех или иных жестов и определить правильное с точки зрения их носителя прочтение. Исследования же с позиций межгруппового взаимодействия переносили акцент на проблемы другого участника коммуникации – воспринимающего и стремились определить, какое влияние на его интерпретации оказывает факт осознания, идентификации себя как представителя какой либо группы людей.

Выше уже отмечалось, что на успешность невербальной коммуникации значительное влияние оказывают субъективные факторы или специфические (когнитивные) процессы – восприятия, категоризации, оценки, рефлексии и др. Анализ и научное осмысление этого аспекта социального взаимодействия показал, что определяющим для того или иного поведения человека и соответствующих коммуникативных действий является его представление о себе (самоопределение), когнитивное обозначение себя как тождественного (идентичного) некоему классу явлений в противоположность другому их классу. И главным здесь является расположение себя на условной внутренней шкале «личностная тождественность – социальная тождественность». В зависимости от этого и соотносятся понятия «межличностное» и «межгрупповое» поведение людей в различных ситуациях. На социальном (групповом) полюсе этой шкалы поведение двух или более индивидов по отношению друг к другу определяется их принадлежностью к разным социальным группам. Личностный полюс соответствует событиям, где происходящее взаимодействие детерминируется межличностными отношениями и индивидуальными характеристиками, т. е. личностные качества наиболее значимы.

Развитие представлений о процессах самоопределения (социальной категоризации) было осуществлено в теории социальной идентичности (Г. Теджфел, Дж. Тэрнер и др.) . Именно в ее русле был выявлен важный психологический механизм социализации, заключающийся в принятии индивидом определенной социальной роли при вхождении (даже мысленном) в группу, в осознании им групповой принадлежности, усвоении определенных норм и ценностей, образцов поведения и коммуникации. Соответственно, социальная идентификация – это процесс мысленного включения себя в какую либо группу людей на основании установившихся эмоциональных связей и предпочтений и усвоение разделяемых членами группы тех или иных взглядов, идей, социальных представлений и т. д.

Потребность в обретении групповой идентичности испытывает каждый индивид, причем это обязательно требует обособления и противопоставления другой группе людей (действие механизма межгрупповой дискриминации, или в научных терминах – ингруппового фаворитизма). Степень социальной идентичности варьирует в зависимости от социального контекста и является результатом множественной системы социальных идентификаций, поскольку человек одновременно является членом многих социальных общностей (национальной, религиозной, профессиональной, половой и т. д.). Дискурсивная психология, кстати, также оперирует понятием «идентичность», однако, подчеркивая, что она есть результат дискурсивных практик.

Социальная идентичность неизбежно конкурирует с личностной, т. е. представлениями о себе как самоценном и уникальном человеке в терминах индивидуальных отличий от других людей. Более того, высокий уровень социальной идентичности, как правило, ведет к деперсонализации. Однако социальное давление на человека таково, что обычно он стремится не к поиску аутентичности, личностному росту и развитию, а пытается обрести уверенность с помощью именно групповой тождественности, расценивая ее одновременно и как обретение личностной идентичности. И это не только дань традиции или актуальному моменту жизни и взросления человека. С точки зрения отечественной концепции культурно исторической обусловленности психики человека (Л. С. Выготский) противопоставление «мы» и «они» изначально и универсально. Формирование психики человека, само ее становление стало возможным не в тот момент, когда человек осознал свою обособленность от всей живой и неживой природы, а тогда, когда племена первобытных людей разделились на «своих» и «чужих», и это разделение было осознанно. Вероятно, тогда же возникли и зачатки невербальной коммуникации как необходимость взаимодействия людей.

Существует немало примеров, показывающих, что для ощущения себя в качестве члена одной группы порой достаточно только искусственно создаваемого внешнего сходства. Особенно это характерно для молодежных неформальных объединений и молодежной субкультуры вообще. Так, кстати, было во все времена. Вспомним, например, только некоторые известные отечественные молодежные движения:

  • 60 е годы – так называемые «стиляги»;
  • 70 е – «битломаны», «хиппи», «рокеры»;
  • 80 е – «панки», «металлисты», «брейкеры», «любера», «байкеры»;
  • 90 е – «футбольные фанаты», «скинхеды», «поклонники рэпа, стиля техно, хип хопа»;
  • а сейчас – движение «готы», или только набирающее популярность движение «эмо».

Для всех представителей перечисленных неформальных молодежных объединений всегда было характерным наличие внешних отличительных признаков – одежда, прическа, макияж, которые были не только необходимым атрибутом стиля поведения и образа жизни, но и выступали важным коммуникативным знаком как для «своих», так и для «чужих».

Следующим шагом в теоретическом осмыслении явлений и закономерностей восприятия и познания людей в процессе их взаимодействия (коммуникации) с позиций межгруппового подхода стало выделение и описание неких условных, психологических механизмов (объяснительных принципов и схем) по обработке поступающей социальной информации. Как уже отмечалось, в объяснении феноменов «первого впечатления» с позиций межличностных отношений было выделено и описано несколько таких механизмов, например, проекции и переноса. Позже были выделены и другие, более частные: «моторное проигрывание», «сличение» (В. А. Лабунская), социально психологическая рефлексия, каузальная атрибуция (В. П. Трусов, Г. М. Андреева), а также стереотипизация, «эмпатия», «личная идентификация», «децентрализация» (в отечественной литературе описаны Т.П. Гавриловой, И. С. Коном, В. В. Сталиным, Ю. Л. Емельяновым и др.). Вот некоторые из них:

  • «моторное проигрывание» – имитация чужого экспрессивного поведения: принятие той же позы, выражения лица и т. п., проигрывая поведение другого, человек таким образом вызывает у себя соответствующие состояния и затем делает выводы о переживаниях и мыслях собеседника;
  • «сличение» – сравнение увиденных выразительных движений с хранящимися в памяти эталонами связей между внутренним и внешним, которое происходит без вчувствования или моторного проигрывания;
  • «социально психологическая рефлексия» – осознание действующим индивидом как он воспринимается партнером по общению и понимание другого путем размышления за него;
  • «каузальная атрибуция» – приписывание причин поведения другому человеку, как правило, на основе дополнительной информации о нем, т. е. так называют любую причинную интерпретацию социальных событий.

Новый подход к анализу процессов социального восприятия позволил выделить и описать особые межгрупповые механизмы. К ним, по мнению В. С. Агеева , относятся «ингрупповой фаворитизм», «физиогномическая редукция», «каузальная атрибуция» и «стереотипизация».

«Ингрупповой фаворитизм» (или внутригрупповое предпочтение) заключается в тенденции благоприятствования в оценочных суждениях в пользу членам собственной группы в противовес, а иногда и в прямой ущерб членам некоторой другой группы. Основания для интерпретации этого феномена как механизма социального восприятия базируются на том факте, что он автоматически включается в достаточно широкий диапазон ситуаций, воспринимаемых участниками как межгрупповые.

«Физиогномическая редукция» – это детерминированная этническими и социальными условиями способность выведения психологических характеристик человека из его внешнего облика . На примере этого явления хорошо заметны ограничения, которые свойственны любым другим аналогичным механизмам. Все они обладают своеобразной «разрешающей способностью». При выходе за пределы этих ограничений приспособительная функция такой способности человека меняет свой знак на обратный и из удобного средства понимания людей превращается в мощный заслон, препятствующий адекватному познанию другого человека.

Третий механизм межгруппового типа – «каузальная атрибуция». Действие этой способности человека традиционно относили к межличностному восприятию. Однако межгрупповая ситуация оказывается для этого механизма более релевантной. Дефицит информации, непонимание подлинных побудительных мотивов и причин поведения характерны именно для ситуации межгруппового взаимодействия. Все это неизбежно компенсируется атрибутивными процессами, т. е. приписыванием, придумыванием, прикладыванием своего прошлого опыта к новизне ситуации. Так, например, происходит атрибуция ответственности при межгрупповом взаимодействии: успех (или неудача) собственной и другой группы объясняются принципиально различными (внутренними и внешними) причинами.

Широким спектром действия обладает и механизм «стереотипизация». Ранее этот достаточно давно открытый и описанный феномен также считался атрибутом межличностных отношений. Однако, безусловно, детерминанты содержательной стороны стереотипов, процесса их образования кроются в факторах социального, а не психологического (индивидуально личностного) порядка. Идет ли речь о межэтнической, половой, профессиональной, конфессиональной, региональной или возрастной дифференциации, везде мы сталкиваемся с одним и тем же явлением – тенденцией максимизировать воспринимаемое различие между группами и минимизировать отличия между членами одной и той же группы.

Описав указанные межгрупповые механизмы социального восприятия, В. С. Агеев указал на их древнее происхождение и важное приспособительное – и в эволюционном, и социальном плане – значение. По его мнению, на их основе в дальнейшем надстраиваются другие, более сложные и тонкие механизмы межличностного восприятия. Одни из них актуализируются в привычных условиях, при взаимодействии хорошо знакомых людей, в то время как другие – начинают действовать в непривычных условиях, при контактах с малознакомыми или совсем незнакомыми людьми – «чужими». Иначе говоря, первые (межличностные) работают при восприятии «ближнего», а вторые (межгрупповые) – «дальнего».

Проиллюстрируем с акцентом на паралингвистический дискурс действие этих механизмов и процессов самокатегоризации простым жизненным примером – вполне типичным поведением мужчины обывателя на каком либо вечере знакомств. Сначала он склонен к самопрезентации с позиций социальной идентичности (отнесение себя к категории мужчин в противопоставлении категории женщин). Он (субъективно «Мы») старается заметнее подчеркнуть свое сходство с другими мужчинами (снизить индивидуальные и личностные отличия от других мужчин), максимально проявить свою маскулинность и усилить свои отличия от женщин. С этой позиции он их воспринимает и оценивает. Выбирает, обращая внимание в первую очередь на наиболее женственных и привлекательных с мужской (общегрупповой) точки зрения, руководствуясь известными ему стереотипами и физиогномическими приметами (например, брюнетки умнее блондинок, зато последние – сексуальнее и т. п.). В нем глубоко и неизбежно присутствует, порой почти неосознаваемое, чувство собственного превосходства (женщины вообще ниже мужчин; это я выбираю, а не меня выбирают, и т. д.) – действие механизма ингруппового фаворитизма.

Интерпретировать же поведение женщин, те или иные их выразительные проявления ему «помогает» способность к каузальной атрибуции, например: эта – слишком сильно жестикулирует, скорее всего, она излишне эмоциональна, истерична и вообще непостоянна, а эта – скована в движениях как столб, значит, холодна, бесчувственна и т. д. Но вот мужчина, так или иначе, определился с выбором, завязываются первые контакты и разговор с конкретной женщиной. И сразу же социальная идентичность подменяется личностной – он стремится обаять, продемонстрировать свои самые лучшие индивидуальные качества, выгодно отличающие его от других мужчин. Соответственно, включаются и межличностные механизмы восприятия людей: это ничего, что у нее ноги не такие длинные, как у ее подруги, зато глаза красивые; она – нежная, заботливая, чуткая, внимательная и т. д. Справедливости ради, отметим, что аналогичные процессы в это же время могут происходить в сознании и невербальном коммуникативном поведении и какой либо представительницы женского рода на подобном вечере.

Понятно, что некоторые конфликтные ситуации, а порой даже уголовные преступления происходят в связи с неадекватным восприятием людьми поведения других. То есть в результате действия либо нерелевантных ситуации механизмов социального восприятия, либо по причине присущих им, как отмечалось, ограничительных свойств, приводящих к негативным результатам, к ошибочному, превратному толкованию поведения других людей. Так, в некоторых случаях ситуацию изнасилования мужчины трактуют как спровоцированную самой женщиной, желание сексуальной близости якобы невербально «читалось» во всем ее экспрессивном поведении.

Таким образом, действие механизмов социального восприятия и социальной идентификации играет важнейшую роль в процессе невербальной коммуникации, а также имеет значение и для правильной правовой оценки некоторых ставших спорными ситуаций или уголовных преступлений, так или иначе с этим процессом связанными. Например, можно сказать, что с психологической точки зрения человек, чувствуя себя оскорбленным и обращаясь по этому поводу в суд или органы прокуратуры в соответствии со ст. 130 УК РФ, самоопределяется (идентифицирует себя) в личностных категориях; когда же уязвленным является его социальное чувство (социальная идентичность), он квалифицирует эти действия в соответствии со ст. 282 УК РФ. А вот правильно или неправильно он оценил поступки других людей, вызвавшие такую его реакцию, и не оказался в плену своих искаженных представлений и ошибок собственного восприятия, как раз и решают правовые процедуры судебных разбирательств.

И хотя сам по себе уровень межгрупповой коммуникации достаточно условен – в буквальном смысле такое бывает достаточно редко, но введение размерности межгрупповых отношений как типовой ситуации паралингвистической дискурсивной практики в анализ и описание процесса невербальной коммуникации важный момент, поскольку позволяет использовать самые передовые и конструктивные идеи этой парадигмы. А действие механизма социальной идентичности, как было показано, значительно влияет на невербальное общение и обязательно проявляется на всех традиционно выделяемых коммуникативных уровнях – межличностном, публичном и массовом.

psyera.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *