Отвержение эмоциональное это: ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Психопатии и акцентуации характера у подростков››

Содержание

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Психопатии и акцентуации характера у подростков››

При этом виде воспитания ребенок и подросток постоянно ощущают, что им тяготятся, что он — обуза в жизни родителей, что без него им было бы лучше, свободнее и привольнее. Еще более ситуация усугубляется, когда есть рядом кто-то другой — брат или сестра, особенно сводные, отчим или мачеха, кто гораздо дороже и любимее (воспитание по типу «Золушки»).

Скрыто эмоциональное отвержение имеет место тогда, когда мать или отец сами себе не признаются в том, что тяготятся сыном или дочерью, гонят от себя подобную мысль, даже возмущаются, если им указывают на это. Силами разума и воли родители подавляют в себе эмоциональное отвержение к детям как недостойное и обычно даже обнаруживают гиперкомпенсацию в виде подчеркнутой заботы, утрированного внимания. Однако ребенок, и особенно подросток, чувствует искусственную вымученность таких забот и внимания и ощущает недостаток искреннего эмоционального тепла.

Положение менее любимого и нежеланного члена семьи неодинаково сказывается на подростках с разным типом характера.

При гипертимной и эпилептоидной акцентуациях ярко выступает реакция эмансипации: первые из них борются за самостоятельность и свободу, вторые — за имущественные права. Истероиды в этих случаях в подростковом возрасте продолжают обнаруживать выраженную детскую реакцию оппозиции. И хотя формы ее выявления с возрастом меняются, но все поступки: и непонятные кражи, и показной интерес к алкоголю и другим дурманящим средствам, и суицидальные демонстрации, и самооговоры в распутстве — используются как сигналы родным, как требования внимания, любви и забот. Другие истероиды, отчаявшись в попытке привлечь любовь к себе, погружаются в мир фантазий или начинают искать внимание на стороне. Шизоиды на подобную ситуацию, как и на другие трудности в жизни, реагируют уходом в себя, возводя духовную стену между собой и нелюбящей их семьей. Неустойчивые не склонны тяжело переживать эмоциональное отвержение близких, они и без этого ищут отдушину в подростковых компаниях.

Положение «Золушки» оставляет неизгладимый след при некоторых акцентуациях характера — сенситивной, лабильной и астеноневротической. Здесь акцентуация может превращаться в психопатическое развитие по соответствующему типу, а для лабильной — и по неустойчивому типу.

Анатолий П., 17 лет. Мать страдает хроническим алкоголизмом, отец также сильно пьет, но продолжает работать водителем такси. Имеет двух младших сестер. Старшая из них является любимицей отца, тот ее ласкает, балует, покупает дорогие вещи. Младшая, 7 лет, как и он, с детства была заброшена. Отец, будучи пьяным, за малейшие провинности жестоко его избивал. Например, он был избит за то, что потерял справку из больницы после аппендэктомии, которую надо было представить в школу, и отцу пришлось второй раз ехать за справкой в больницу. Отец бил его головой о стенку так, что он потерял сознание. В младших классах учился хорошо, любил школу — она была отдушиной от домашних пьянок родителей. В 7-м классе новый классный руководитель отнеслась к нему сразу недоброжелательно, при всем классе за какое-то нарушение дисциплины назвала его «сыном алкоголиков».

Бросил ходить в школу. Когда отец узнал об этом, то жестоко его избил. После избиения убежал из дому, ночевал на чердаках, в подвалах, но избегал контактов с асоциальными компаниями подростков. Деньги на еду добывал собиранием пустых бутылок после матчей на стадионе, продавал собранные за городом цветы Следил за своим внешним видом — часто ходил в баню, гам потихоньку стирал свое белье Дни часто проводил в общественных читальнях — особенно любил читать Льва Толстого. Выкраивал деньги на дешевый билет в театр. Так скрывался около месяца. Был задержан милицией случайно — из-за внешнего сходства с разыскиваемым подростком-преступником. Инспекцией по делам несовершеннолетних был возвращен домой, устроен учеником на завод и в вечернюю школу. Сразу перекрасил себе волосы, чтобы «больше за преступника не принимали». Вскоре снова был избит пьяным отцом — тогда пришел в милицию вместе с младшей сестрой и просил «отправить их куда-нибудь». Был снова возвращен домой с обещанием, что «с отцом поговорят».
Но в отместку за это отцом сразу же был избит — тогда убежал из дому, бросил работу и учебу.

В этот раз скрывался около полугода. Вначале вел образ жизни, как во время первого побега. Но затем познакомился в театре с 20-летним одиноким парнем, который склонил его к гомосексуальной связи. Очень к нему привязался («меня впервые кто-то полюбил!»), жил у него, вел тому домашнее хозяйство, с радостью принимал от него дорогие подарки, но «большой любви» сам не испытывал. Однажды на улице встретил отца — тот, увидев его в модной красивой одежде, подозвал милиционера и потребовал его задержать. В милиции заявил, что никогда не вернется домой, «лучше здесь же покончит с собой». Был направлен в подростковую психиатрическую клинику.

Среди подростков держится особняком, с персоналом вежлив, охотно помогает ухаживать за слабыми больными. Во время беседы обнаружил большую эмоциональность — плакал, когда рассказывал о своей семье, но легко поддавался успокоению, с веселой улыбкой говорил о театре, который очень любит, нежно — о младшей сестре. Очень смутился при расспросе о гомосексуальной связи, признался, что его всегда влекло к юношам, но «боялся выдать себя». Мечтает стать мужским парикмахером, жить самостоятельно и взять к себе младшую сестру.

В клинике влюбился в красивого юношу — больного шизофренией, тайком сочинял в его честь стихи. Затем признался ему в любви, но встретил холодное, безразличное отношение. Тогда ночью в постели тайком вскрыл себе вены и закрылся одеялом. Когда это было обнаружено, уже потерял много крови. Был переведен в другую больницу. Оставил записку своему возлюбленному, что не может жить после того, как тот сказал, что ему с ним «противно».

Физическое развитие соответствует возрасту. При неврологическом осмотре — легкая асимметрия лицевой иннервации, на ЭЭГ — без отклонений.

Обследование с помощью ПДО. По шкале объективной оценки диагностирован выраженный сенситивный тип, что является признаком, указывающим на возможность формирования сенситивной психопатии. Конформность средняя, реакция эмансипации умеренная. Психологическая склонность к делинквентности отсутствует. Отношение к алкоголизации отрицательное. По шкале субъективной оценки самооценка неточная: выделяется лабильный тип (что может отражать исходный преморбид), отвергаемых черт не установлено.

Диагноз. Психопатическое развитие по лабильно-сенситивному типу.

Катамнез. После того как исполнилось 18 лет, с каким-то приятелем уехал из Ленинграда в неизвестном направлении, с родными связи не поддерживает.

Эмоциональное отвержение нередко сочетается с условиями жестоких взаимоотношений. Характеристика эмоционального отвержения.

Эмоциональное отвержение. При этом типе воспитания ребенок и подросток постоянно ощущают, что им тяготятся, что он — обуза в жизни родителей, что без него им было бы легче, свободнее и привольнее. Еще более ситуация усугубляется, когда рядом есть кто-то другой — брат или сестра, отчим или мачеха, кто гораздо дороже и любимее (положение Золушки).

Скрытое эмоциональное отвержение состоит в том, что родители, сами себе не признаваясь в этом, тяготятся сыном или дочерью, хотя гонят от себя подобную мысль, воз­мущаются, если кто-либо им укажет на это. Силами разума и воли подавленное эмоциональное отвержение обычно гиперкомпенсируется подчеркнутой заботой, утрированными знаками внимания. Однако ребенок и особенно подросток чувствует искусственную вымученность такой заботы и внимания и ощущает недостаток искреннего эмоционального тепла.

Эмоциональное отвержение тяжело сказывается на лабильной, сенситивной и астеноневротической акцентуациях, усиливая чер­ты этих типов. Однако явное эмоциональное отвержение может заострять также черты эпилептоидной акцентуации. При сочета­нии эмоционального отвержения с гипопротекцией лабильные подростки ищут эмоциональных контактов в уличных компа­ниях — в итоге на лабильное ядро могут наслоиться черты неустойчивости.

Условия жестоких взаимоотношений. Обычно сочетаются с эмоциональным отвержением. Жестокое отношение может проявляться открыто — суровыми расправами за мелкие про­ступки и непослушание или тем, что на ребенке, как на существе слабом и беззащитном, «срывают зло» на других.

Но жестокие отношения в семье могут быть скрыты от посторон­них взоров. Душевное безразличие друг к другу, забота только о себе, полное пренебрежение интересами и нуждами других членов семьи, незримая стена между ними, семья, где каждый может рассчитывать только на себя, не ожидая ни помощи, ни участия,— все это может быть без громких скандалов, без драк и без избиений. И тем не менее такая атмосфера душевной жестокости не может не отразиться на подростке.

Жестокие отношения могут также культивироваться между воспитанниками в некоторых закрытых учебных заведениях, особенно для трудных и делинквентных подростков, несмотря на материальную обеспеченность и строго регламентированный режим. Тирания вожаков, издевательство сильных над слабыми, расправы за неподчинение, раболепие одних и мучения других — все это особенно легко расцветает, если работа воспитателей отличается формализмом.

Воспитание в условиях жестоких взаимоотношений способству­ет усилению черт эпилептоидной акцентуации и развитию этих же черт на основе акцентуации конформной.

Условия повышенной моральной ответственности. В таких случаях родители питают большие надежды в отношении будущего своего ребенка, его успехов, его способностей и талантов. Они нередко лелеют мысль, что их потомок воплотит в жизнь их собственные несбывшиеся мечты. Подросток чувствует, что родители от него ждут многого.

В другом случае условия повышенной моральной ответствен­ности создаются, когда на малолетнего подростка возлагаются недетские заботы о благополучии младших и беспомощных членов семьи [Сухарева Г. Е., 1959].

Почти все подростки обнаруживают большую устойчивость в отношении возвышенных родительских экспектаций или возложен­ных на них трудных обязанностей. Несостоятельность и промахи не производят надламливающего действия. Исключение состав­ляет психастеническая акцентуация, черты которой резко за­остряются в условиях повышенный моральной ответственности, приводя к психопатическому развитию или к затяжному обсессивно-фобическому неврозу.

Противоречивое воспитание. В одной семье каждый из родите­лей, а тем более бабки и деды могут придерживаться неодинако­вых воспитательных стилей, сочетать несовместимые воспитатель­ские подходы, осуществлять разные виды неправильного воспита­ния. При этом члены семьи конкурируют, а то и открыто конфликтуют друг с другом. Например, могут сочетаться доминирующая гиперпротекция со стороны отца и потворствующая со стороны матери, эмоциональное отвержение со стороны родителей и потворствующая гиперпротекция со стороны бабки. Подобные ситуации оказываются особенно пагубными для подростка, создавая большой риск для удара по слабым сторонам его характера.

Подросток оказывается наиболее чувствительным к тому из видов неправильного воспитания, которое адресуется к ахилле­совой пяте его типа акцентуации.

Воспитание вне семьи. Само по себе воспитание вне семьи, в условиях интерната в подростковом возрасте не является отрицательным психогенным фактором. Наоборот, для подростков бывает даже полезным расставаться с семьей на определенные отрезки времени и жить среди сверстников — это способствует развитию самостоятельности, умению устанавливать контакты, выработке навыков социальной адаптации. Временное отделение от семьи бывает особенно полезным, когда нарушения поведения связаны с тяжелой семейной ситуацией.

Отрицательными психогенными факторами являются не­достатки в работе интернатов и других воспитательных учрежде­ний — сочетание строгого режима, граничащего с гиперпротек­цией, с формализмом в его соблюдении, открывающим отдушину для скрытой безнадзорности, дурных влияний, жестоких взаимо­отношений между воспитанниками, а также недостаток эмоцио­нального тепла со стороны воспитателей. Устранить все эти дефекты в интернате гораздо труднее, чем в гармоничной семье.

Именно поэтому воспитание в такой семье, дополненное и кор­ригируемое общественным воспитанием, было и остается лучшим для становления личности, особенно в младшем и среднем подрост­ковом возрасте.

Описанные типы неправильного воспитания, видимо, связаны с теми тенденциями, которые в какой-то мере оказываются присущими ряду современных семей. Социопсихологические исследования [Харчев А. Г., 1981] показали, что в Москве лишь 50 % юношей и 34 % девушек 15—17 лет помогают семье в ведении хозяйства; около 20 % совершенно не умеют готовить пищу, 54 % юношей не умеют стирать. В то же время лишь 9 % семей обсуждает с подростками покупку дорогих вещей, лишь 13 % — как провести летний отдых и т. п. Зато родительские экспектации в отношении своих детей очень высоки. В Тбилиси, например, 96 % родителей планируют для своих детей обязательно высшее образование, 90 % готовы их содержать, лишь бы только учились, в то время как сами подростки изъявили желание его получить лишь в 56 % случаев.

неправильное воспитание – предыдущая | следующая – галлюцинации

Подростковая психиатрия. Содержание.

 

 

Эмоциональное отвержение — это… Что такое Эмоциональное отвержение?

Эмоциональное отвержение
(эмоциональный «арктический холод») — особенно опасна для акцентуации шизоидного типа, хотя имеет неблагоприятные последствия и для многих других типов акцентуаций.

Психология человека от рождения до смерти. — СПб.: ПРАЙМ-ЕВРОЗНАК. Под общей редакцией А.А. Реана. 2002.

  • Эмоциональное общение
  • Эмоционально-оценочное отношение

Смотреть что такое «Эмоциональное отвержение» в других словарях:

  • Эмоциональное (психологическое) насилие над ребенком — Эмоциональным (психологическим) насилием является однократное или хроническое психическое воздействие на ребенка или его отвержение со стороны родителей и других взрослых, вследствие чего у ребенка нарушаются эмоциональное развитие, поведение и… …   Официальная терминология

  • Наркология — Эта статья должна быть полностью переписана. На странице обсуждения могут быть пояснения …   Википедия

  • Значение биологических и социальных факторов в формировании и развитии психических расстройств — В возникновении психических заболеваний играют роль как социальные, так и биологические факторы, которые тесно взаимосвязаны и оказывают постоянно меняющееся влияние на динамику психических заболеваний. Для примера: при психогенных заболеваниях… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Стили воспитания — Неустойчивость стиля воспитания (шкала Н). Под неустойчивостью стиля воспитания детей и подростков понимается резкая смена приемов воспитания, скажем, от очень строгого к либеральному, от значительного внимания к ребенку до эмоционального… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • ИНДИВИДУАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ —         Созданная Альфредом Адлером (Adler А.), И. п. явилась крупным шагом вперед в понимании человека, неповторимости его уникального жизненного пути. Именно И. п. предвосхитила многие положения гуманистической психологии, экзистенциализма,… …   Психотерапевтическая энциклопедия

  • СЕМЕЙНЫЕ МИФЫ —         Термин, предложенный Феррейрой (Ferreira A. J., 1966), означает определенные защитные механизмы, используемые для поддержания единства в дисфункциональных семьях.         Синонимами С. м. являются понятия «верования», «убеждения»,… …   Психотерапевтическая энциклопедия

  • Отклонения личности самих родителей — Довольно часто в нарушениях воспитательного процесса большую роль играют отклонения в личности родителей. Акцентуации характера, психопатии предполагают эти нарушения. При неустойчивой акцентуации воспитание детей носит характер гипопротекции,… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Эксплозивная (возбудимая) психопатия — Главные проявления – чрезмерная возбудимость, импульсивность, взрывчатость, конфликтность вплоть до злобности и агрессивности. Эксплозивные психопаты вступают в конфликты с окружающими по самым незначительным поводам, не считаясь с ситуацией,… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Этиология и патогенез психопатий — Выделяют три разные в этиопатогенетическом отношении группы психопатий. 1. Конституциональные («ядерные») психопатии. Обусловлены генетическими факторами. Обычно у когото из родителей, сиблингов или других кровных родственников удается выявить… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Опросник «Подростки о родителях» (ПоР). Л. И. Вассерман, Е. Е. Ромицына — Направлен на выявление отношения подростков к воспитательной практике родителей. В результатах опросника, моделирующего опр. «воспитательные» ситуации, проявляется субъективное понимание и отношение подростков к гипотетической практике принятия… …   Психология общения. Энциклопедический словарь


Отношения и отвержение — Вся остальная жизнь — LiveJournal

В баечке про психотерапевта и его жену, благодаря комментаторам, неожиданно для меня оказался высвечен еще один ракурс. 
Вот, кстати (интересующимся на заметку), чем хороша группа — хоть реальная, хоть виртуальная — так это тем, что очень ясно показывает, как по-разному разные люди видят одно и то же, на какие разные аспекты этого одного и того же обращают внимание, и как по-разному их трактуют.

Итак, в означенной баечке определенное — и не сильно маленькое — количество комментаторов усмотрело (обобщенно) такую сюжетную линию — «этот муж равнодушен к своей жене, ему наплевать на ее потребности». То есть, для них это получилась история про отвергнутость. Поскольку эта тема близка мне самой, ей был посвящен не один десяток часов моей собственной терапии, мне захотелось порассуждать про отношения и отвержение.

Понятно (ну, я надеюсь, что это уже давно понятно),  что склонность взрослых людей слова и поступки других, в которых не содержится прямого отвержения, трактовать именно как отвергающие, вырастает из детского опыта, из отношений с родителями. Из отношений, которые один товарища на просторах ЖЖ (не помню, к сожалению, кто именно, давно дело было)  охарактеризовал грубо, но точно — «кормили тушу, а срали в душу». То есть, кормили, одевали, образовывали — при этом практически не замечали, что из себя представляет этот маленький человек, который живет рядом с ними.

Эмоциональное отвержение бывает явным — когда  ребенок и подросток постоянно ощущают, что им тяготятся, что он — обуза в жизни родителей, что без него им было бы лучше, свободнее и привольнее;
и скрытым — когда силами разума и воли родители подавляют в себе эмоциональное отвержение к детям как недостойное и обычно даже обнаруживают гиперкомпенсацию в виде подчеркнутой заботы, утрированного внимания, однако ребенок, и особенно подросток, чувствует искусственную вымученность таких забот и внимания и ощущает недостаток искреннего эмоционального тепла. (вольная цитата по работе А. Е. Личко, 
«Психопатии и акцентуации характера у подростков«, издание второе, переработанное и дополненное, за дословной сейчас, простите, не полезу).

В итоге — ровнешенько по народной мудрости о том, что если человека сто раз назвать свиньей, то на сто первый он захрюкает — такой выросший ребенок входит во взрослую жизнь с заложенной в самые глубинные глубины души идеей о том, что до него, до его чувств, мыслей, потребностей и желаний (потребности и желания — не путать! — это не одно и то же, но об этом в другой раз)  никому нет и не может быть дела. С этой же идеей он входит и в любые отношения. Уже превентивно готовый к тому, что как только он осмелится что-то пожелать, то сразу будет или наказан или отвергнут.
Чем важнее и значимее тот человек, с которым отношения — то есть, чем больше эти отношения похожи на те, что были когда-то с родителями — тем пышнее расцветает убеждение о том, что эти отношения будут в точности такими же, какими были те
Что этот важный и значимый, который здесь и сейчас, ничем не отличается от важных и значимых, которые были там и тогда.
Ну и не секрет, что важных и значимых для себя-взрослых мы выбираем по принципу определенного их сходства с теми, кто занимал эти роли важных-значимых в нашем детстве. Поскольку правила жизни рядом с такими важными-значимыми известны наизусть, они выучивались и выращивались много лет, вся система восприятия и реагирования заточена именно под них.
Психоаналитики называют этот переносом. В терапии по тому переносу, который формирует клиент в отношении терапевта, обычно вполне отчетливо прочитывается история его детских отношений и тех его потребности, которые оказывались не реализованными, поскольку хронически отвергались взрослым окружением.

Обычно концепция отношений человека, которому пришлось в детстве хронически сталкиваться с отвержением, выглядит примерно так: «все, что не является мгновенным и безоговорочным одобрением моих импульсов, является отвержением».
Отказ = отвержение.
Невнимание = отвержение.
Просьба подождать = отвержение.
Выражение недовольства = отвержение.
И так далее, и тому подобное.

В расщепленном представлении такого человека наличествуют лишь две крайние точки:
— либо он «хороший» и «такой, как надо» — и тогда его, как минимум, не отвергнут, как максимум,  похвалят;
— либо он «плохой» и «не такой как надо» — и будет наказан отвержением за то, что осмелился оказаться неудобным и непослушным.

В тот момент, когда такой человек в ответ на свои проявления сталкивается с тем, что не является безусловным одобрением — и, по сути, для него разрешением на то, чтобы эти проявления иметь — разум, здравый смысл, способность мыслить логически и все прочие когнитивные составляющие дружно уходят в отпуск. Потому что там травма. И аффект. Ядрена бомба с начинкой из ненависти и отчаяния.
Аффект может пойти либо наружу — в виде гнева на того, кто не выдал одобрения и разрешения (то есть, повел себя как плохой родитель) ; либо внутрь, на себя, на цементирование убеждения «я никому не нужен, на меня всем наплевать».

Понятно, что улучшению отношений не способствует ни первое, ни второе.
В первом варианте тот, на кого внезапно — он ведь никакой гадости не сделал — обрушился град упреков в стиле «ты эгоист(ка),  тебе на меня наплевать!!!» вряд ли почувствует в ответ что-нибудь доброе и светлое. В лучшем случае реакцией будет крайнее удивление — что это было и откуда оно взялось?; в худшем почувствует себя оскорбленным таким внезапным наездом и начнет защищаться. В итоге нафантазированное отвержение с шансами может перерасти во вполне реальный посыл куда подальше. С упреками вместе.
Результат — ретравматизация — «и тут меня отвергли!», причем, как видите, сам наш персонаж внес неслабый вклад в то, чтобы все случилось именно так, как случилось.
При втором варианте человек, не рискуя выплеснуть свой гнев, обычно реагирует резким дистанцированием, уходом в себя и свои болезненные переживания. Что может вызвать у ничего не подозревающего партнера по отношениям все те же чувства, которые я описала выше: либо изумление — с чего это вдруг она(а) стал(а) меня игнорировать?, либо раздражение — какого черта! что я такого сделал(а)-то?!!. С тем же самым результатом.

Такая вот получается история про самовоспроизводство травмы. 

Последствия жестокого обращения с детьми



Последствия жестокого обращения с детьми | СПб ГБУЗ «Городская поликлиника №122»
Жестокое обращение с детьми может иметь различные виды и формы, но их последствием всегда являются: серьезный ущерб для здоровья, развития и общения ребенка, нередко – угроза его жизни вплоть до смертельного исхода.
Определяют 4 типа жестокого обращения с детьми:
— пренебрежение основными нуждами детей;
— эмоциональное (или психологическое) насилие;
— физическое насилие;
— сексуальное насилие.
Пренебрежение – это хроническая неспособность родителей обеспечить основные потребности ребенка в пище, одежде, жилье, медицинском уходе, образовании, защите и присмотре. Для детей характерно: отставание в развитии, проблемы в обучении, низкая самооценка, пассивность, низкий социальный интеллект.
Эмоциональное (или психологическое) насилие над ребенком – это любое действие, которое вызывает у ребенка состояние эмоционального напряжения. К эмоциональному насилию относится:
— отвержение ребенка, непринятие и постоянная критика;
— оскорбление или унижение его человеческого достоинства;
— угрозы, обвинения в адрес ребенка;
— социальная изоляция, т.е. принуждение к одиночеству;
— длительное лишение ребенка родительской любви, заботы.
К этому виду насилия относятся также постоянная ложь, обман ребенка, предъявление к ребенку требований, не соответствующих его возрастным возможностям.
Чаще всего испытывают эмоциональное насилие дети из семей, для которых, насилие — стиль жизни; из семей с авторитарными родителями; с таким стилем воспитания как гиперопека.
У дошкольников и младших школьников эмоциональное насилие приводит к задержке психоречевого развития и роста, к расстройству сна, аппетита, может проявиться в наличии вредных привычек. Нередко бывают кожные сыпи, аллергическая патология. Часто развиваются нервно-психические заболевания: тики, заикания, энурез. У подростков могут наблюдаться: уходы из дома, хроническая неуспеваемость, низкая самооценка, неврозы, девиантное поведение, депрессии.
Физическое насилие – любое неслучайное нанесение травм, телесных повреждений ребенку.
Данный тип жестокого обращения может проявляться в форме избиения, сотрясения, в виде ударов, пощечин, в виде укусов, нанесения преднамеренных ожогов, перемолов, травм. К нему также относятся вовлечение ребенка в употребление наркотиков, алкоголя.
Последствия физического насилия всегда видны на теле ребенка. Это могут быть: необъяснимо возникшие кровоподтеки, шрамы, следы связывания и ударов, ожоги, кровоизлияния, перемолы костей, вывихи.
Физическое насилие может вызвать серьезные нарушения не только физического, но и психического здоровья, отставания в развитии.
Сексуальное насилие — противозаконное действие, принуждение ребенка к каким-либо сексуальным отношениям против его желания и воли. Сексуальное насилие, совершаемое по отношению к ребенку, по своим последствиям относится к самым тяжелым психологическим травмам.
В случае сексуального насилия можно обнаружить как физические признаки произошедшего (гематомы, боль в животе, головная боль, венерическая болезнь, беременность), так и изменения в поведении ребенка. Некоторые дети становятся замкнутыми, депрессивными, другим свойственно истерическое поведение, вспышки гнева. Но у всех возникают трудности в общении с ровесниками. Нередки попытки суицида. Появляются страхи. Дети часто переживают чувство вины, стыда.

 

Взрослые, задумайтесь! Ничто не оправдывает жестокое обращение к детям. Ни один из типов жестокого обращения с детьми не проходит бесследно, любое насилие навсегда оставляет след в душе ребенка. Жестокость родителей порождает жестокость детей.
Есть старинная мудрость:
«Прежде чем сказать – посчитай до десяти.

Прежде чем обидеть – посчитай до ста.
Прежде чем ударить – посчитай до тысячи».
 
Детям хотелось бы пожелать, чтобы они жили и воспитывались в счастливых, любящих семьях.

Спасибо за отзыв!

Ваш отзыв был получен и отправлен администратору!

Ключ к анализу семейных взаимоотношений

На бланке регистрации ответов номера ответов, относящихся к одной шкале, расположены в одной строке (исключение составляют 6 шкал, подчеркнутых в регистрационном бланке). Это дает возможность быстрого подсчета баллов по каждой шкале путем суммирования положительных ответов. За каждый положительный ответ дается 1 балл. Справа в бланке регистрации ответов указано сокращенное название шкалы и диагностическое значение. Если число баллов определенной шкале достигает или превышает диагностическое значение, то у обследуемого родителя присутствует данный тип отклонения в воспитании.

Если название шкал подчеркнуты, то к результату необходимо прибавить число баллов по дополнительной шкале, которая находится в нижней части бланка и обозначена теми же буквами.

При наличии отклонений по нескольким шкалам необходимо обратиться к Таблице «Диагностика типов семейного воспитания» для установления типа неправильного семейного воспитания.

   
1 21 41 61 81 Г+ 7
2 22 42 62 82 Г — 8
3 23 43 63 83 У+ 8
4 24 44 64 84 У- 4
5 25 45 65 85 Т+ 4
6 26 46 66 86 Т- 4
7 27 47 67 87 З+ 4
8 28 48 68 88 З- 3
9 29 49 69 89 С+ 4
10 30 50 70 90 С- 4
11 31 51 71 91 Н 5
12 32 52 72 92 РРЧ 6
13 33 53 73 93 ПДК 4
14 34 54 74 94 ВН 5
15 35 55 75 95 ФУ 6
16 36 56 76 96 НРЧ 7
17 37 57 77 97 ПНК 4
18 38 58 78 98 ВК 4
19 39 59 79 99 ПЖК 4
20 40 60 80 100 ПМК 4
101 107 113 119 125 Г+
102 108 114 120 126 Г-
103 109 115 121 127 У+
104 110 116 122 128 РРЧ
105 111 117 123 129 ФУ
106 112 118 124 130 НРЧ

Интерпретация.

Описание шкал в том порядке, в каком они расположены в опроснике. Характеристика шкал опросника

1. Гиперпротекция (Г+). При гиперпротекции родители уделяют подростку крайне много сил, времени, внимания: воспитание является центральным делом в жизни родителей. Типичные высказывания таких родителей отражают то важное место, которое подросток занимает в их жизни, и содержат полные опасений представления о том, что произойдет, если не отдать ему все свои силы и время. Эти типичные высказывания использованы при разработке соответствующей шкалы.

2. Гипопротекция (Г-) — ситуация, при которой ребенок оказывается на периферии внимания родителей, до него “руки не доходят”, родителю “не до него”. Подросток часто выпадает из виду. За него берутся лишь время от времени, когда случается что-то серьезное. Вопросы данной шкалы отражают типичные высказывания таких родителей.

Эти две шкалы определяют уровень протекции, то есть речь идет о том, сколько сил, внимания, времени уделяют родители воспитанию ребенка. Таким образом, здесь рассматриваются два уровня протекции: чрезмерная (гиперпротекция) и недостаточная (гипопротекция).

3. Потворствование (У+). О потворствовании говорят в том случае, когда родители стремятся к максимальному и некритическому удовлетворению любых потребностей ребенка. Они “балуют” его. Любое его желание — для них закон. Объясняя необходимость такого воспитания, родители приводят аргументы, являющиеся типичной рационализацией: “слабость” ребенка, его исключительность, желание дать ему то, чего в свое время был лишен сам родитель, то, что подросток растет один, без отца и т. п.

4. Игнорирование потребностей подростка (У-). Данный стиль воспитания противоположен потворствованию и характеризуется недостаточным стремлением родителя к удовлетворению потребностей ребенка. Чаще страдают при этом духовные потребности, особенно потребности в эмоциональном контакте, общении с родителями, в их любви. Описываемый стиль проявляется в определенных высказываниях родителей, косвенно отражающих их нежелание общаться с детьми, в предпочтении детей, ничего не требующих от родителей.

Эти две шкалы измеряют степень удовлетворения потребностей ребенка, то есть то, в какой мере деятельность родителей нацелена на удовлетворение потребностей подростка, как материально-бытовых (в питании, одежде, предметах развлечений), так и духовных (прежде всего — в общении с родителями, в их любви и внимании). Данная черта семейного воспитания принципиально отличается от уровня протекции, поскольку характеризует не меру занятости родителей воспитанием ребенка, а степень удовлетворения его потребностей. Так называемое “спартанское воспитание” — пример высокого уровня протекции (родитель много занимается воспитанием, уделяет ему большое внимание) и вместе с тем низкого удовлетворения потребностей ребенка.

5. Чрезмерность требований (обязанностей) (Т+). Именно это качество лежит в основе типа неправильного воспитания “повышенная моральная ответственность”. Требования к ребенку в этом случае очень велики, непомерны, не соответствуют его возможностям, не только не содействуют развитию его личности, а, напротив, ставят его под угрозу. В одном случае на ребенка перекладывается более или менее значительная часть обязанностей родителей (ведение хозяйства, уход за малолетними детьми). Такие родители, как правило, осознают, что ребенок очень загружен, но не видят чрезмерности нагрузки. Они уверены к тому же, что этого требуют обстоятельства, в которых семья находится в данный момент. В другом — от ребенка ожидают значительных и не соответствующих его способностям успехов в учебе или других престижных занятиях (художественная самодеятельность, спорт и т. п.). Такие родители подчеркивают в беседе с психологом те условия, которые прилагают для организации его успехов.

6. Недостаточность обязанностей подростка (Т-). В этом случае ребенок имеет минимальное количество обязанностей в семье. Данная особенность воспитания проявляется в высказываниях родителей о том, что трудно привлечь ребенка к какому-нибудь делу по дому.

Эти две шкалы дают представления о требованиях-обязанностях ребенка, то есть тех заданиях, которые он выполняет (учеба, уход за собой, участие в организации быта, помощь другим членам семьи).

7. Чрезмерность требований-запретов (доминирование) (3+). В этом случае ребенку “все нельзя”. Ему предъявляется огромное количество требований, ограничивающих его свободу и самостоятельность. У стеничных подростков такое воспитание форсирует реакцию эмансипации, у менее стеничных провоцирует развитие черт сенситивной и тревожно-мнительной (психастенической) акцентуаций. Типичные высказывания родителей отражают их страх перед любым проявлением самостоятельности ребенка. Этот страх проявляется в резком преувеличении последствий, которые могут иметь место даже при незначительном нарушении запрета, а также в стремлении подавить самостоятельность мысли подростка.

8. Недостаточность требований-запретов к ребенку (3-). Родители так или иначе транслируют ребенку, что ему “все можно”. Даже если существуют какие-то запреты, ребенок их легко нарушает, зная, что с него никто не спросит. Он сам определяет время возвращения домой вечером, круг друзей, вопрос о курении и употреблении алкоголя. Он ни за что не отчитывается перед родителями. Родители при этом не хотят или не могут установить какие-либо рамки в его поведении. Данное воспитание стимулирует развитие гипертимного типа характера у подростка, особенно неустойчивого типа.

Эти две шкалы указывают на то, что ребенку нельзя делать. Они определяют, прежде всего, степень самостоятельности ребенка, возможность самому выбирать способ поведения.

9. Чрезмерность санкций (жестокий стиль воспитания) (С+). Для этих родителей характерна приверженность к строгим наказаниям, чрезмерная реакция даже на незначительные нарушения. Типичные высказывания этих родителей отражают их убеждения в полезности для детей максимальной строгости.

10. Минимальность санкций (С-). Родители склонны обходиться без наказаний или применять их крайне редко. Они уповают на поощрения, сомневаются в результативности любых наказаний.

Эти две шкалы дают представление о строгости наказаний, применяемых к ребенку родителями за невыполнение семейных требований.

11. Неустойчивость стиля воспитания (Н). Оценки по этой шкале позволяют говорить о постоянной резкой смене стиля воспитания, приемов воспитания. Они свидетельствуют о “шараханьях” родителей: от очень строгого стиля к либеральному и, наоборот, от значительного внимания к ребенку к эмоциональному отвержению. При этом родители, как правило, признают значительные колебания в воспитании подростка, однако недооценивают размах (частоту этих колебаний).

Возможно большое количество сочетаний перечисленных стилей семейного воспитания. Однако особенно важное значение имеют устойчивые сочетания, формирующие следующие типы неправильного воспитания.

Потворствующая гиперпротекция (Г+, У+, Т-, 3-, С-). Ребенок находится в центре внимания семьи, которая стремится к максимальному удовлетворению его потребностей. Этот тип воспитания содействует развитию демонстративных (истероидных) и гипертимных черт характера у ребенка.

Доминирующая гиперпротекция (Г+, У±, Т±, 3+, С±).  Ребенок также находится в центре внимания родителей, которые отдают ему много сил и времени, но в то же время лишают его самостоятельности, ставя многочисленные ограничения и запреты. У гипертимных подростков такое воспитание усиливает реакцию эмансипации. При тревожно-мнительной (психастенической), сенситивной, астеноневротической акцентуациях характера доминирующая гиперпротекция усиливает астенические черты.

Эмоциональное отвержение (Г-, У-, Т±, З±, С±) заключает в себе сочетание пониженной протекции и игнорирование потребностей ребенка и нередко проявляется в жестком обращении с ним. В крайнем варианте — это воспитание по типу “Золушки”. При таком воспитании усиливаются черты эпилептоидной акцентуации характера, а у подростков с эмоционально-лабильной, сенситивной и астеноневротической акцентуациями характера могут формироваться процессы декомпенсации и невротические расстройства.

Таблица «Диагностика типов семейного воспитания»  
Тип воспитания Выраженность черт воспитательного процесса

Уровень протекции П

(Г+,Г-)

Полнота удовлетворения потребностей У Количество требований Т Число запретов 3 Жесткость санкций С
Потворствующая гиперпротекция  + +
 Доминирующая гиперпротекция  + + — + — + + —
 Жестокое обращение  — + — + — +
 Эмоциональное отвержение  — + — + — + —
 Повышенная моральная ответственность  + + + — + —
Безнадзорность  — + —

Примечание.  Знак “+” означает чрезмерную выраженность соответствующей черты воспитания, “-” недостаточную выраженность, “+ -* означает, что при данном типе воспитания возможна как чрезмерность данной черты, так и ее недостаточность или невыраженность.

Повышенная моральная ответственность (Г+, У-, Т+) образуется сочетанием высоких требований к ребенку и одновременно с этим понижением внимания к нему со стороны родителей, меньшей заботой о нем. Этот тип воспитания стимулирует развитие черт тревожно-мнительной (психастенической) акцентуации характера.

Гипопротекция (гипоопека, безнадзорность) (Г-, У-, Т-, 3-). Ребенок представлен сам себе, родители не интересуются им и не контролирует его. Такое воспитание особенно неблагоприятно при акцентуациях гипертимного, неустойчивого и конформного типов.

При жестоком обращении родителей с детьми (Г-, У-, Т±, 3±, С+) на первый план выходит эмоциональное отвержение, проявляющееся наказаниями в форме избиений и истязаний, лишением удовольствий, неудовлетворением их потребностей.

12. Расширение сферы родительских чувств (РРЧ). Обычно этот феномен наблюдается при таких нарушениях воспитания, как потворствующая или доминирующая гиперпротекция. Данный источник нарушения воспитания возникает чаще всего тогда, когда в силу каких-либо причин супружеские отношения между родителями оказываются нарушенными: нет одного из супругов (смерть, развод) либо отношения с партнером по браку не удовлетворяют родителя, играющего основную роль в воспитании (эмоциональная холодность, несоответствие характеров). Нередко при этом мать (реже отец), сами того не осознавая, хотят, чтобы ребенок, а позже подросток стал для них чем-то большим, нежели просто ребенком. Родители хотят, чтобы он удовлетворял хотя бы часть потребностей, которые в обычной семье должны быть удовлетворены в процессе супружеских отношений (взаимная исключительная привязанность, частично эротические потребности). Отношения с ребенком, а позднее с подростком, становятся исключительными, важными для родителя. Мать нередко отказывается от повторного замужества, стремясь отдать сыну “все чувства”, “всю любовь”. В детстве стимулируется эротическое отношение к родителям (ревность, детская влюбленность). Когда ребенок достигает подросткового возраста, у родителя возникает страх перед нарастающей самостоятельностью подростка, в результате чего появляется стремление удержать его с помощью потворствующей или доминирующей гиперпротекции. Стремление одного из родителей к расширению сферы родительских чувств за счет включения эротических потребностей в отношения с ребенком, как правило, им не осознается. Эта психологическая установка проявляется косвенно, например, в высказываниях о том, что ей (матери) никто не нужен, кроме сына, и в характерном противопоставлении идеализированных отношений с сыном не удовлетворяющим отношениям с мужем. Иногда такие матери осознают свою ревность к подругам сына, хотя чаще они проявляют ее в виде многочисленных придирок к ним.

13. Предпочтение в подростке детских качеств (ПДК).  Этот вид нарушения воспитания обусловлен потворствующей гиперпротекцией. У родителей появляется стремление игнорировать взросление детей, стимулировать у них детские качества (детскую импульсивность, непосредственность, игривость). Для таких родителей ребенок все еще “маленький”. Нередко они открыто признают, что маленькие дети им вообще нравятся больше, что со старшими уже не так интересно. Страх или нежелание взросления ребенка могут быть связаны с особенностями биографии самого родителя (например, он имел младшего брата или сестру, и на них в свое время переключилась любовь его родителей, в связи с чем свой старший возраст воспринимался им как несчастье). Рассматривая ребенка как “еще маленького”, родители снижают уровень требований к нему, создавая потворствующую гиперпротекцию и стимулируя развитие психического инфантилизма.

14. Воспитательная неуверенность родителей (ВН). Наблюдается чаще всего при таких нарушениях воспитания, как потворствующая гиперпротекция или пониженный уровень требований. Воспитательную неуверенность родителя можно было бы назвать “слабым местом” личности родителя. В этом случае происходит перераспределение власти в семье между ребенком и родителем. Родитель “идет на поводу” у подростка, уступает даже в вопросах, в которых, по его собственному мнению, уступать нельзя. Это происходит потому, что ребенок сумел найти к этому родителю подход, нащупал его “слабое место” и добивается для себя ситуации “минимум требований — максимум прав”. Типичная ситуация в такой семье — бойкий, уверенный в себе ребенок, смело ставящий требования, и нерешительный, винящий себя во всех неудачах с ребенком родитель. В одних случаях “слабое место” обусловлено психастеническими чертами характера родителя. В других — существенную роль в формировании стиля семейного воспитания могли сыграть отношения родителя с его собственными родителями. В определенных условиях дети, воспитанные требовательными, эгоцентричными родителями, став взрослыми, видят в своих детях тех же требовательных, эгоцентричных существ, испытывают по отношению к ним то же чувство “неоплатного долга”, какое испытывали ранее по отношению к собственным родителям. Характерный признак таких родителей — доминирование в их высказываниях реплик с признанием массы ошибок, совершенных в воспитании. Неуверенно чувствующие себя в роли воспитателя родители боятся упрямства, сопротивления своих детей и находят довольно много поводов уступить им.

15. Фобия утраты ребенка (ФУ). Чаще всего ложится в основу господствующей или доминирующей гиперпротекции. “Слабое место” — повышенная неуверенность родителей, боязнь ошибиться, преувеличенное представление о хрупкости “ребенка”, его болезненности. Как правило, подобное отношение обусловлено историей рождения ребенка (его долго ждали, обращения к врачам-гинекологам ничего не давали, родился хрупким и болезненными, с большим трудом удалось выходить и т. п.). Другой источник — перенесенные тяжелые заболевания ребенка, особенно если они были длительными. Отношение родителя к ребенку в этом случае формируется под воздействием накопленного страха утраты ребенка. Этот страх заставляет одних родителей тревожно прислушиваться к каждому пожеланию подростка и спешить с его выполнением (потворствующая гиперпротекция), других — мелочно опекать его (доминирующая гиперпротекция). Типичные высказывания таких родителей отражают их ипохондрическую боязнь за ребенка: они видят у него множество болезненных проявлений. У родителей свежи воспоминания о прошлых, даже отдаленных по времени переживаниях по поводу здоровья ребенка.

16. Неразвитость родительских чувств (НРЧ) препятствует интеграции семьи и лежит в основе таких типов нарушения воспитания, как гиперпротекция, эмоциональное отвержение, “повышенная моральная ответственность”, жестокое обращение. Воспитание является адекватным лишь тогда, когда родителями движут достаточно сильные мотивы: чувство долга, симпатия, любовь к ребенку, потребность “реализовать себя” в детях, “продолжить себя”. Слабость, неразвитость родительских чувств нередко встречается у родителей подростков с отклонениями характера. В то же время это явление очень редко ими осознается, а еще реже признается как таковое. Внешне оно проявляется в нежелании иметь дело с подростком, в плохой переносимости его общества, в поверхностности интереса к его делам. Неразвитость родительских чувств может быть обусловлена отвержением самого родителя в детстве его родителями, тем, что он сам в свое время не испытал родительского тепла. Другой причиной могут быть особенности характера родителя, например, выраженная шизоидность.

Замечено, что родительские чувства значительно слабее развиты у очень молодых родителей, имея тенденцию усиливаться с возрастом. При достаточно благоприятных условиях жизни семьи НРЧ определяет стиль воспитания по типу гипопротекции или эмоционального отвержения. При трудных, напряженных условиях жизни на подростка часто перекладывается значительная часть родительских обязанностей (“повышенная моральная ответственность”) либо в адрес ребенка возникает раздражительно-враждебное отношение. Типичные высказывания таких родителей содержат жалобы на утомительность родительских обязанностей, сожаление, что эти обязанности отрывают от чего-то более важного и интересного. Для женщин с неразвитым родительским чувством довольно часто характерны эмансипационные устремления и желание любым путем устроить свою жизнь.

17. Проекция на ребенка собственных нежелательных качеств (ПНК). В большинстве случаев составляет основу эмоционального отвержения, жестокого обращения. Причиной такого воспитания подростка является то, что в ребенке родитель видит те черты, наличие которых он ощущает, но не признает в самом себе. Это могут быть агрессивность, склонность к лени, тяга к алкоголю, различные протестные реакции, несдержанность и др. Ведя борьбу с такими же истинными или мнимыми качествами у ребенка, родитель (чаще отец) извлекает из этого эмоциональную выгоду для себя: борьба с нежеланным качеством кого-то другого помогает ему верить, что у него самого этого качества нет. Эти родители много и охотно говорят о своей непримиримой и постоянной борьбе с отрицательными качествами и слабостями ребенка, о мерах наказания, к которым они в связи с этим прибегают. В высказываниях родителей сквозит уверенность в том, что подросток неисправим, нередко они полны инквизиторских интонаций с характерным стремлением в любом поступке видеть проявление дурных качеств подростка, с которыми родитель борется.

18. Вынесение конфликта между супругами в сферу воспитания (ВК). Как правило, является первопричиной типа воспитания, соединяющего в себе потворствующую гиперпротекцию одного родителя с отвержением либо доминирующей гиперпротекцией другого. Конфликтность во взаимоотношениях супругов — нередкое явление даже в относительно стабильных семьях. Но лишь в ряде семей воспитание превращается в “поле битвы” конфликтующих родителей. Здесь они получают возможность более открыто выражать недовольство друг другом, руководствуясь “заботой о благе ребенка”. При этом мнения родителей чаще всего бывают диаметрально противоположными: один настаивает на весьма строгом воспитании с повышенными требованиями, запретами и санкциями, другой же родитель склонен “жалеть” ребенка, идти у него на поводу. Характерное проявление такой “битвы” — выражение недовольства воспитательными методами другого супруга. При этом легко обнаруживается, что каждого интересует не столько то, как воспитывать подростка, сколько то, кто прав в воспитательных спорах. Шкала ВК отражает типичные высказывания “строгой стороны”. Это связано с тем, что именно “строгая сторона”, как правило, является инициатором обращения к врачу либо психологу.

19. Предпочтение мужских качеств (ПМК).

20. Предпочтение женских качеств (ПЖК).

Эти две шкалы позволяют обнаружить сдвиг в установках родителя по отношению к подростку в зависимости от его пола. Предпочтение мужских или женских качеств в ребенке обусловливает формирование таких типов воспитания, как потворствующая гиперпротекция или эмоциональное отвержение. Нередко отношение родителя к ребенку зависит не от действительных особенностей ребенка, а лишь тех черт, которые родитель приписывает его полу, то есть “вообще мужчинам” или “вообще женщинам”. Так, при наличии предпочтения женских качеств наблюдается неосознанное неприятие в подростке атрибутов мужского пола. В этих случаях типичны стереотипные отрицательные высказывания о мужчинах вообще: “Большинство мужчин грубы, неопрятны. Они легко поддаются животным побуждениям, они агрессивны, склонны к алкоголизму. Любой же человек — и мужчина, и женщина — должен стремиться к противоположным качествам: быть нежным, деликатным, опрятным, сдержанным в чувствах”. Именно такие качества родитель с ПЖК и видит в женщинах. Примером проявления ПЖК может служить отец, видящий массу недостатков у сына и считающий, что таковы все его сверстники. В то же время этот отец “без ума” от дочери, видит в ней одни достоинства. Под влиянием ПЖК в данном случае в отношении подростка мужского пола формируется тип воспитания “эмоциональное отвержение”. Возможен и противоположный перекос — с выраженной антифиминистской установкой, пренебрежением к матери ребенка, его сестрам. В этом случае по отношению к самому ребенку формируется стиль воспитания “потворствующая гиперпротекция”.

ПРИВЯЗАННОСТЬ МЕЖДУ МАМОЙ И РЕБЕНКОМ: ЧТО ЭТО ЗНАЧИТ И ЗАЧЕМ ОНА НУЖНА — Клиника ИПМ для детей в Красноярске