По эриксону кризисы – Восемь стадий развития личности по Эрику Эриксону. Теория психосоциального развития.

Кризисы возраста | PSYERA

Свою теорию жизненного цикла Э. Эриксон назвал эпигенетической (от греч. epi — после, поверх; genesis — происхождение, возникновение). Эриксон учился у дочери основателя психоанализа Анны Фрейд, поэтому всегда внутренне ориентировался на психоаналитическую традицию с ее гуманитарным и общефилософским подходом к человеку. Сама попытка рассмотреть жизнь личности целиком (от рождения до смерти) как психологическую драму отражает масштабность замысла Эриксона. Но Фрейд «выводил» жизненный сценарий человека из того, как у того складывалось детство. Эриксон же утверждал, что проблемы развития личности «распределяются» на протяжении всего жизненного пути.

Если Фрейд рассматривал стадии психосексуального развития личности (т. е. до периода полового созревания), то Эриксон предал идее стадиальности универсальный характер. По какому же принципу было осуществлено выделение этапов жизненного пути? Эриксон выдвинул постулат, что каждый возрастной этап имеет свою точку напряжения — кризис, порожденный конфликтом развития «Я» личности. Человек сталкивается с проблемой соответствия внутренних и внешних условий существования. Когда у человека вызревают те или иные качества личности, он встречается с новыми задачами, которые ставит жизнь перед ним как человеком определенного возраста.

«Каждая последующая стадия... есть потенциальный кризис вследствие радикального изменения перспективы. Слово "кризис"... употребляется в контексте представлений о развитии для того, чтобы выделить не угрозу катастрофы, а момент изменения, критический период повышенной уязвимости и возросших потенций и, вследствие этого, онтогенетический (т. е. индивидуально-личностный. — М. И.) источник возможного формирования хорошей или плохой приспособляемости» .

Суть замысла Эриксона состояла в том, чтобы показать, что на каждом возрастном этапе происходит либо благоприятное преодоление кризиса, либо неблагоприятное. В первом случае личность крепнет и овладевает средствами для решения новых жизненных задач. Во втором случае личность оказывается в следующей стадии, будучи отягощена неизжитыми проблемами прошлого.

Естественно, чем менее успешно пройдены предшествующие этапы, тем меньше шансов удачно справиться с предстоящим кризисом. Возрастает конфликтность личности, в переживание и изживание груза прошлого вовлекаются окружающие. Несчастный человек менее всего склонен оставить в покое более счастливых своих собратьев. Жизнь, таким образом, выступает как путь, при прохождении которого у счастливой личности с каждым успешным разрешением кризиса вырастает новая пара крылышек, а у несчастной — из-за неудач к ноге приковывается цепь с очередным ядром. Многих ждет стезя каторжника, редких избранных — полет ангела, а большинство оказывается и окрыленным, и прикованным. Правда, Эриксон оптимистичен. Он верит, что можно изжить проблемы прошлых этапов, но нужно помнить: своевременное успешное преодоление возрастного кризиса всегда желательнее и ценнее. Опасно перекладывать на будущее то, что должно делать в настоящем.

Жизненный путь Эриксон разделил на восемь стадий, дав качественное описание каждой. Указаны два возможных выхода из каждого возрастного кризиса и названа сильная сторона личности, которая укрепляется в случае успешного разрешения возрастной проблемы.

1 стадия (до 1 года). При суровом или незаботливом отношении к себе ребенок начинает ощущать свою покинутость. Мир представляется ему джунглями, полными угроз и неприятных неожиданностей. Базальное недоверие формируется как реакция на необеспеченность своего бытия. Постоянно чего-то опасающийся, будущий человек слишком сосредоточится на себе и своем благе, которое можно уберечь только в отражении всевозможных покушений извне. При внимательном и сочувственном поведении взрослых, направленном на ребенка, он укрепляется в установке, что в целом мир благостен. Ребенок научается понимать, что достойно доверия, а что недостойно. Вырабатывается базальное доверие.

2 стадия (1-3 года). Суровое или попустительское отношение к ребенку со стороны взрослых препятствует овладению ребенком основными навыками (речь, умение сидеть за столом, одеваться и т. п.), в результате чего у него слабо вырабатывается автономия и самоконтроль. Чувство неуверенности преобразуется в неудобство за себя, в стыд. При положительном развитии личность начинает воспринимать себя как активным, независимым и контролирующим свои действия субъектом.

3 стадия (3-6 лет). Ребенок все больше начинает играть, внося в стандартные действия элемент творчества, используя воображение в моделировании жизненных ситуаций. От родителей требуется поддержка, позволяющая расширить репертуар поведения (развитие владения словом, умения петь, рисовать, танцевать и пр.). При неблагоприятных условиях растет тревога по поводу своей ценности, стыд переходит в чувство вины, увеличивается пассивность.Закладываются основы успешной деятельности в будущем.

4 стадия (6-12 лет). Ведущим типом деятельности становится учеба, которая осознается ребенком как серьезная подготовка к взрослой жизни. В благоприятном случае ребенок осваивает логическое мышление, самодисциплину, взаимодействие со сверстниками по определенным правилам. Формируется стремление к умственной деятельности и к успеху. При неблагоприятном развитии ребенок вырабатывает в себе чувство неполноценности, осознавая свою некомпетентность. Отношения со взрослыми принимают конфликтный характер.

5 стадия (12-19 лет). Это пора полового созревания, обретения взрослого внешнего вида. Родители и учителя лишаются монополии на авторитетность. Активизируются отношения внутри группы сверстников, которые и задают критерии личностной оценки, переходящей в самооценку. Эриксон считал эту стадию одной из важнейших. Благодаря возросшим интеллектуальным способностям и активному взаимодействию со сверстниками начинает формироваться ясное представление о себе («внутренняя тождественность»). Таков благоприятный исход, при котором личность научается быть верной другим и положительно относится к себе. Неудачное развитие приводит к размытости представлений о себе, к несогласованности аспектов своей личности, к импульсивному и ситуативному поведению. Часто происходит выпадение из нормальной социальной сферы, юноши попадают в сообщества с отклоняющимся поведением — в компании уголовников, наркоманов, бродяг. Возрастает агрессивность поведения как форма компенсации внутреннего конфликта (переживания неполноценности, отторгнутости, ненужности).

6 стадия (20-25 лет). Это период получения полной социальной самостоятельности. Неподготовленный к ней прошлыми неудачами человек озабочен собой. Внутреннюю неустроенность он переплавляет в самоутверждение через демонстративность поведения, поверхностные контакты, использование других только как средство для своего удобства или наслаждения. У него нет сил и умения думать о других вне связи со своими интересами. Неблагоприятный исход — еще более полная изоляция. Счастливый выход — это овладение интимностью, способностью бескорыстно переживать благо другого и ощущать себя частью другого. Помимо профессиональной компетентности приходит и умение строить добрые и теплые отношения в малом кругу (в семье, с коллегами, с друзьями).

7 стадия (26-64 года). Благоприятное развитие личности выражается в том, что человек берет на себя полную ответственность за происходящее в большом мире, стремится сохранить все лучшее и способствует совершенствованию культуры и природы. Личность продуктивна и полна творчества. При неудачном развитии замкнувшаяся в себе личность начинает ощущать безнадежность и бессмысленность жизни. Силы тратятся на власть и потребление. Неспособность заботиться о других оборачивается ненасытной погоней за наслаждениями. Зачинателями самых серьезных конфликтов в мире, авторами разрушительных и человеконенавистнических идей являются неблагополучные личности именно данного возраста. Но в этом же возрасте самые влиятельные творческие люди держат на своих плечах груз ответственности за благо человечества.

8 стадия (после 65 лет). Неудачно прожитая жизнь завершается страхом смерти, непрестанными попытками изводить окружающих своими неудачами и несчастьями, сожалением об упущенных и несделанных делах, жадностью и склонностью к старческому слабоумию. Достойное завершение жизни подобно подъему на высокую вершину, с которой можно обозреть пройденный путь. Происходит интеграция мыслей и чувств на высоком уровне самосознания. Эриксон называет его Эго-интеграцией, синонимом мудрости. Система Эриксона оказалась богатой и многоаспектной. Не случайно он использовал большинство методов анализа внутриличностного конфликта, которыми располагала культура психологического исследования. Это и защитные механизмы, и чувство неполноценности, и нетождественность «Я». Ценность теории Эриксона выражается и в том, что концептуальная схема в своих частях соприкасается с современными Эриксону научными построениями других школ психологии. Особенно велика близость идей Эриксона идеям так называемой гуманистической психологии (А. Маслоу, Р. Келли, Э. Фромм и др.).

psyera.ru

Теория жизненных кризисов Э. Эриксона

Представитель психоаналитического направления в социальной психологии Эрик Эриксон (1962) (см. фото) разработал теорию, в которой рассматривал психосоциальное развитие человека с точки зрения его контактов с окружающими. Эриксон интегрировал биологические факторы развития с факторами воспитания и социокультурного окружения. По мнению Эриксона, человек в течение жизни переживает восемь главных жизненных кризисов. Ученый предложил матрицу развития, в которой по диагонали расположены возрастные кризисы. Пространство ниже диагонали отводится для вариантов разрешения каждого из предшествующих кризисов, пространство выше – для вариантов приобретений и их трансформаций. Как отмечает Эриксон, матрица – «это лишь инструмент мышления и поэтому не может претендовать на роль предписания, требующего неукоснительного выполнения в практике воспитания и обучения» (215, с. 259). Эриксон создал свою теорию, опираясь, с одной стороны, на собственную обширную практику психоанализа, а с другой – на полевое изучение особенностей воспитания детей в двух племенах американских индейцев: дакота (кочевники-охотники) и юрок (рыболовы), идентичность которых, после столкновения с культурой европейцев, испытала на себе сильное отрицательное воздействие. В основе его теории лежат два принципиальных положения:

 

 

1. Человеческая личность развивается по ступеням, которые определены

готовностью растущего индивида проявлять стойкий интерес к расширяющейся социальной среде, познавать ее и взаимодействовать с ней.

2. Общество стремится к такому устройству, когда оно соответствует этой готовности растущего человека и поощряет неразрывную цепь потенциалов к взаимодействию, а также старается обеспечить и стимулировать надлежащую скорость и последовательность их раскрытия. В этом и состоит «поддержание человеческого общества» (215, с. 259).



Кроме того, по мнению ученого, основы человеческого «Я» коренятся в социальной организации общества, а мать воспитывает своего ребенка в соответствии с ожиданиями социума. Социализация – это постепенный ступенчатый процесс, который связан с разрешением конфликтов. В случае их благоприятного исхода личность приобретает «Добродетели» («virtues»). Названия добродетелей в порядке их поэтапного приобретения: надежда, воля, цель, уверенность, верность, любовь, забота и мудрость.

Первый кризисчеловек переживает в первый год жизни. Он связан с вниманием матери к удовлетворению основных физиологических потребностей ребенка. Если они удовлетворяются своевременно, у ребенка развивается чувство глубокого

доверия к окружающему миру. И наоборот, из-за длительного дискомфорта и отсутствия материнской заботы формируется недоверие.

Второй кризиссвязан с первым опытом обучения, когда ребенка приучают к чистоплотности. Если родители помогают малышу контролировать свои естественные отправления, ребенок получает опыт автономии. Если контроль слишком строгий, непоследовательный или допускает наказание за испачканные штанишки, это приводит к развитию у ребенка стыда и сомнений.

Третий кризиссоответствует второму детству, в течение которого ребенок начинает воспринимать себя как «Я». Он постоянно строит планы, осуществление которых способствуют развитию инициативы. При отсутствии родительской поддержки и похвалы может сформироваться опыт неудач, который приведет его к покорности и чувству вины.

Четвертый кризиспроисходит в школьном возрасте. В школе ребенок учится работать, готовясь к выполнению задач в будущем. Если в школе царит атмосфера поддержки и одобрения начинаний и успехов ребенка, у него развивается вкус к работе.

Излишний контроль и часто встречающиеся в нашей культуре неодобрение, критика и практика негативных оценок в присутствии других развивают чувство неполноценности как в плане использования средств и возможностей, так и в плане собственного статуса среди товарищей.

Пятый кризиспереживают подростки обоего пола в поисках идентичности. Этот процесс предполагает объединение прошлого опыта подростка, в том числе и разрешение кризисов на предыдущих этапах, с возможностями и выборами, которые он должен сделать. Неспособность подростка к идентичности или связанные с ней трудности могут привести к путанице ролей, которые ребенок играет и будет играть в социальной, эмоциональной и профессиональной сферах уже во взрослом возрасте.

Шестой кризиспроисходит у взрослых молодых людей. Он связан с поиском близости с любимым человеком, вместе с которым ему предстоит пройти цикл «работа – рождение детей – отдых», чтобы обеспечить своим детям надлежащее развитие. Отсутствие подобного опыта приводит к изоляции человека и замыканию на самом себе.

Седьмой кризиспереживается человеком в возрасте около 40 лет. Он характеризуется развитием чувства сохранения рода – генеративностъ и творчество, которое выражается в интересе к следующему поколению и его воспитанию. Это период высокой продуктивности и созидательности во всех областях деятельности. Важную роль в данный период имеют супружеские отношения, так как с ними связана либо успешность человека, либо стагнация и застой в связи с псевдоблизостью и оскудением межличностных отношений.

Восьмой кризиспереживается во время старения. Он знаменует собой завершение жизненного пути, а его разрешение зависит от того, как этот путь был пройден. Если человек удовлетворен тем, что сделано и пройдено, он достигает цельности. И наоборот, если человек не может позитивно оценить свои поступки, он завершает свою жизнь в страхе перед смертью и отчаянии, что ничего уже нельзя изменить, становится злобным и раздражительным.

Э. Эриксон подчеркивает: одна из главных ценностей человека – это доверие[2]2
С помощью словаря Вебстера Эриксон формулирует доверие как «гарантированную уверенность в честности (integrity) другого, то есть как твердую уверенность в последней из наших ценностей» (Эриксон, с.258


[Закрыть] к другим. Оно начинает формироваться в очень раннем возрасте, и «преобладание базисного доверия над недоверием есть первый шаг в психосоциальной адаптации, а преобладание автономной воли над стыдом и сомнением – второй такой шаг». Эриксон допускает, что доверие может развиться и в зрелом возрасте, тогда его называют зрелой верой, которую пожилой человек смог собрать в своей социальной среде и исторической эпохе. Не потому ли многие люди в пожилом возрасте приходят к единственной возможной для них форме доверия – вере в Бога?

Современные исследования процесса социализации сосредоточились, главным образом, на следующих проблемах:

– социальное познание и развитие социального знания личности;

– усвоение индивидом системы ценностей;

– формирование установок и социальных представлений;

– проблемы развития взаимоотношений и коммуникативных умений;

– агрессия и деструктивное поведение.

Каждой из этих проблем социализации посвящены специальные главы нашего учебника.

 


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:

zdamsam.ru

Эрик Эриксон — развитие идентичности

Кризис развития идентичности (характеристики, источники)

Идентичность — это тождественность человека самому себе или твердо усвоенный и личностно принимаемый образ себя. Это субъективное вдохновенное ощущение тождества и целостности (Э.Эриксон). Почему важно изучение проблемы идентичности — потому что формирование идентичности младших поколений лежит на нашей совести

Характеристика возрастных стадий.

  1. (орально-сенсорная стадия) На первом этапе развития решается вопрос базового доверия или недоверия к миру. Ключевая роль матери в положительном решении задачи возраста. Критерий сформированности доверия к миру — способность ребенка спокойно переносить исчезновение матери из поля зрения.
  2. Обретение самостоятельности/ неуверенность в себе (до 4 лет) Негативный вариант в случае, когда взрослые сверхтребовательны/ берут на себя лишнее.
  3. (локомоторно-генитальная/эдипова стадия — 4-6 лет) инициатива/ чувство вины
  4. (6-11 лет) Овладение различными умениями, символиками культуры. Формирование чувства умения и компетенции/ неполноценности. Решающее значение имеет собственное одобрение деятельности.
  5. (11-20 лет) Ключевая для приобретения идентичности. Идентификация я/ смешанная идентичность. Задача стадии — объединение всего, что подросток знает о себе самом как о сыне, школьнике, спортсмене и т.д. в единое целое. Также он должен осмыслить и связать это с прошлым и спроецировать на будущее.
  6. (21-25 лет) Переход к решению уже собственно взрослых задач на базе сформировавшейся психосоциальной идентичности.
  7. (25/50-60 лет) Стадия противоречия между способностью человека к развитию и личностным застоем (медленный регресс личности в процессе обыденной жизни). Награда за овладение способностью к саморазвитию формирование человеческой индивидуальности и неповторимости.
  8. (свыше 60) Обретение покоя/ обречение на безысходное страдание как итог спутанной жизни.

Эпигенетический принцип психического развития. Жизненные циклы.

Смысл эпигенетического (от слова генез) принципа развития заключается в том, что человек в своей жизни проходит определенные фазы развития — последовательность новообразований. Эпигенетический принцип: все, что развивается имеет исходный план развития, в соответствии с которым появляются отдельные части — каждая из которых имеет свое время доминирования — покуда все эти части не составят способного к функционированию целого. 

Стадии развития идентичности

Каждая последующая стадия есть потенциальный кризис вследствие радикального изменения перспективы. Кризис — момент изменения, критический период повышенной уязвимости и возросших потенций.

Чувство базисного доверия («я есть, то, что, надеюсь, я имею и даю»)

Формирующаяся на основании опыта первого года жизни установка по отношению к миру. Базисное недоверие как альтернатива проявляется  в форме выраженного отчуждения — не могу поладить с другими — ухожу в себя.

Оральная стадия — рот является фокусом самого первого совместного с матерью подхода к жизни. Первая часть. Инкорпоративная (вбирающая стадия), на которой ребенок берет то, что ему предлагают. Взять в этом случае означает — воспринять то, что дается. Закладываются основы для того, чтобы самому стать дающим. Нарушения в развитии на этой стадии ведут в будущем к нарушению связей с миром в целом, и в особенности со значимыми людьми. Ранняя фрустрация на этой стадии должна быть скомпенсирована. Причем возможна как горизонтальная компенсация, так и лонгитюдная. На оральной стадии окончательно формируются способности добиваться и получать удовольствие в более активной и определенно направленной деятельности.

Вторая часть. Задача брать и удерживать предметы. Кризис этой стадии состоит в совпадении во времени 3 моментов:

  1. Потребность в активном овладении, приобретении и наблюдении, изменение в оральном механизме (появление зубов)
  2. Растущее осознание себя как отдельной персоны
  3. Постепенный отход матери от ребенка, возвращение ее к своим привычным делам.

Потеря привычной материнской любви может вызвать у ребенка депрессию или хроническое состояние печали.

Именно вопреки всем этим переживаниям. Связанным с депривацией, с покинутостью и формирующим чувство базисного недоверия, должно развиться и установиться чувство базисного доверия. Доверие должно сформироваться не только к жизни, но и к самому себе.

В клинической практике мы говорим об оральном характере, когда пациент имеет нерешенные конфликты этой стадии. Оральный пессимизм, инфантильные страхи быть покинутым, голодным, бесполезным. Может сформироваться качество жадности: жесткая потребность брать, хватать, добывать. Вкусовые привычки, самообман, алчность — выражение определенной слабости оральной уверенности. Оральность — это нормальный субстрат любого индивида. Она проявляется в наших зависимостях и ностальгии. Интеграция этой стадии приводит к комбинации веры и реализма, доверчивости и реалистичности.

Степень доверия зависит от качества взаимоотношения ребенка с матерью. Мать должна сочетать тонкую реакцию на потребности младенца и демонстрировать полную уверенность в контексте взаимного доверия их совместного стиля жизни. Мать должна донести до ребенка, что существует определенный глубокий смысл в том, что они делают.

Для каждой стадии характерны: расширяющиеся либидные потребности, раздвигающийся социальный радиус, дифференцирующиеся способности, качественно новое чувство отчужденности, специфическая психологическая сила (например предпочтение доверия недоверию).

Стадия автономии («я есть то, что я могу свободно желать»)

Анальная стадия: анальный опыт, появление достаточно сформированного стула и общая координация мускульной системы. Борьба за автономию. Развитие сдерживающего отпускающего модуса.

Система действий «удержать» и «отпустить». При благоприятном разрешении конфликта стадии ребенок начинает чувствовать свою автономную волю.

«Держать» может превратиться в деструктивное сдерживание, а может «хранить и оберегать». Оберегать может также подчинять деструктивным силам или означать «пусть будет, пусть идет, как идет». Бессильный против оральных инстинктов, ребенок будет искать удовлетворение посредством орального контроля(сосание пальца, агрессивное поведение с использованием фекалий). Данная стадия становится решающей между доброй волей и полным ненависти самоутверждением, между самовыражением и компульсивным самоограничением и угодливостью. Чувство самоконтроля без потери самоуважения — источник свободной воли. Чувство потери самоконтроля и родительский внешний контроль порождают устойчивую склонность к переживанию сомнения и стыда. Стыд так рано и так легко поглощается виной. Стыд предполагает осознание того, что некто разоблачен, раскрыт. Свой вклад вносит воспитательный метод «пристыдить».

Иногда в ребенке может обнаружится стремление к повтору собственных действий, одержимость, приверженность ритуальным повторам. Ребенок таким образом «завоевывает власть» над своими родителями в тех областях, в которых он не мог достичь с ними взаимодействия (компульсивный невроз). Дети как правило проходят этот кризис пристыженными и извиняющимися, боящимся быть увиденным. Сверхкомпенсаторная реакция — автономия в форме открытого неповиновения. На этой же стадии может зародиться сомнение, связанное с осознанием того. что ты видишь только лицевую, но не обратную сторону(компульсивное сомнение может проявляться в параноидных страхах). Импульсивность дает человеку свободу выражения, компульсивность важна в делах, требующих порядка, но обе черты являются компенсаторными чертами личности. Чувство автономии есть отражение родительских чувств собственного достоинства и самостояния. Потребность человека очерчивать границы автономии является базисной.

Антиципация ролей («я есть то, чем, я могу вообразить, я стану»)

Фаллическая стадия

Задача индивида на этой стадии — выяснить какой же именно персоной он может стать. Ребенок должен выйти из этой стадии с чувством инициативы, как базисным для реалистического ощущения собственных целей и амбиций. Ребенок должен научиться сочетать дозволенные ему действия с собственными возможностями. На этой стадии наиболее сильное стремление к обучению. В поведении на этой стадии доминирует модус вторжения: вторжение в пространство при помощи активных движений, вхождение в неизвестное при помощи всепоглощающей любознательности.. влезание в уши и головы других людей своими криками и воплями, физическая атака в отношении других людей, первые пугающие мысли о том, чтобы ввести фаллос в женское тело. Эдипов комплекс. На этой стадии появляется модальность делания. Причем у мальчика акцент остается на делании посредством мозговой атаки, а у девочки он может обернуться ловлей посредством агрессивного захвата, или превращения себя в привлекательную и неотразимую особу. Формируются предпосылки мужской и женской инициативы. Просыпается глубинное чувство вины, поселяющее уверенность в совершении каких-то страшных преступлений. Инициатива влечет за собой антиципирующее соперничество (борьба за первенство). Неизбежное и необходимое поражение также ведет к переживанию чувства вины и тревоги.

У мальчиков «комплекс кастрации» — опасение лишиться пениса у мальчиков, или чувство вины за отсутствие пениса у девочек (потеря пениса в знак наказания за тайные фантазии и поступки). Связанные с инициативой конфликты найдут свое выражение в истерическом отвержении или в самоограничении. Это может быть скомпенсировано в демонстрации неустанной инициативы, стремлении любой ценой добиться успеха. Появление «вечных путников», которые чувствуют, что их человеческая ценность заключается в том, кем они собираются стать в будущем, а вовсе не в том, кем они собираются стать в настоящем (психосоматические заболевания). На этой стадии приобретается первый сильный опыт сотрудничества , попытки признания ценности обеих сторон, что является противосилой для глубоко спрятанной ненависти, которая идет просто из разницы в величине или возрасте.

Феномен стадии — латентная и повальная готовность следовать за любым лидером, выдвигающим цели и предлагающим доблестное достижение этих целей. Вклад стадии — высвобождение детской инициативы и формирование чувства цели.

Идентификация с задачей («Я есть то, что я могу научиться делать»)

На этой стадии проявляется стремление наблюдать и имитировать занятия взрослых, а также принимать участие в их занятиях. Ребенок получает первые систематические знания и инструкции. Поглощенность игрой позволяет проникнуть в мир других людей. Происходит овладение социальным опытом через экспериментирование, планирование, взаимодействие с другими. Появляется чувство созидания — ощущение себя способным делать что-либо хорошо — и потребность в уединении для самостоятельного творчества. Освоение сублимации — ребенок учится завоевывать признание посредством производства разных вещей и предметов. Опасность этой стадии — развитие отчуждения от самого себя и от своих задач — хорошо известное чувство неполноценности. Семейная жизнь может не подготовить ребенка к школьной жизни, а школьная жизнь может не оправдать ожиданий предыдущих стадий. Чувство, что все, что ты научился делать хорошо до сих пор, не принимается во внимание в школьной среде. Возрастает значимость социального окружения.

Если ребенок обнаружит что его семейная принадлежность, статус и прочее влияют на отношение к нему окружающих больше, чем его собственные способности, возникает чувство неполноценности. Из-за того, что в образовательной системе как правило только женщины, возникает ощущение, что знание — это чисто женское, а действие — это чисто мужское. Задача педагога — подчеркнуть то, что ребенок МОЖЕТ. Опасность — вероятность, что ребенок за время хождения в школу так и не сможет получить удовольствие от работы. Это стадия решающая в социальном  отношении, хотя считается, что наиболее сильные потребности на этой стадии спят. О вальдорском и классическом образовании. Другая опасность стадии — если ребенок начинает воспринимать работу как единственный критерий собственной ценности.

Отрочество

Отрочество характеризуется неустойчивостью эго с одной стороны и большим потенциалом роста с другой.

Люди бывают страшно озабочены тем, что их собственное мнение о себе не совпадает с мнением окружающих, а также тем, что их собственные идеалы не являются общепринятыми. Подросток особенно страстно ищет тех людей и те идеи, которым он мог бы верить. Он боится быть обманутым и парадоксально выражает свою потребность в вере громким и циничным неверием.

На этой стадии присутствует смертельная боязнь оказаться слабаком, насильно вовлеченным в такую деятельность, где он будет чувствовать себя объектом насмешек или ощущать неуверенность в своих силах. Как следствие, подросток скорее будет вести себя вызывающе в глазах старших, чем позволит принудить себя к активности, позорной в своих собственных глазах или глазах сверстников. Подросток протестует против любых педантичных ограничений его представлений о себе и может громогласно настаивать на своей виновности даже вопреки собственным интересам. Выбор рода занятий приобретает большее значение, чем вопрос о зарплате и статусе. Стоит молодому человеку почувствовать, что окружение пытается оградить его от важных форм выражения, как он начинает сопротивляться. Переведение пассива в актив может трансформировать симптом в социальное поведение (девочка, ухаживающая за новорожденными телятами). 

Отчуждением этой стадии является спутанность идентичности. Для подростка однажды признанным деликвентным самым большим желанием является отказ от старших наставников, представителей судебных органов и т.д. Наиболее часто встречается неспособность установить профессиональную идентичность. Подростки предпринимают попытки прийти к определению собственной идентичности через проекцию своего диффузного я на другого и возможность таким образом увидеть этот образ отраженным и постепенно проясняющимся, поэтому во многом юношеская любовь — это разговор. Прояснения образа можно добиться и деструктивными мерами: обособленность или фанатичная приверженность клану, как временно необходимая защита от чувства потери идентичности.

Демократия сталкивается с необходимостью решения трудной задачи убедить молодежь, что демократическая идентичность может быть сильной, устойчивой, мудрой и детерминированной. Для этого демократия должна дать молодежи идеалы. Социальным институтом, отвечающим за идентичность, является идеология. Может происходить объединение индивидуальных кризисов в групповые временные сдвиги, доходящие до коллективной «истерии».

Специфическая задача отрочества — развитие механизмов, защищающих «Эго». Важно умение консолидировать наиболее важные жизненные достижения, ресинтезирование всех идентификаций детство в единое целое. Часто встречается психосоциальный мораторий.

За идентичностью

За идентичностью — жизнь после отрочества, использование идентичности и возвращение некоторых форм кризиса идентичности на более поздних стадиях жизненного цикла.

Кризис интимности. Юноша, не уверенный в своей идентичности, избегает межличностной интимности или же бросается в беспорядочные интимные контакты без настоящего единения. Межличностные связи становятся весьма стереотипными, что приводит к глубокому чувству изоляции. Неотъемлемой частью интимности является дистанцированность: готовность человека отвергать те силы и тех людей, сущность которых кажется ему опасной. Во взрослом возрасте человек должен прийти к этическому чувству, которое выше убежденности отрочества и морализма детства. Прежде, чем будет достигнут уровень генитальной зрелости, многое в половой любви будет исходить из своекорыстия, голода идентичности, когда каждый из партнеров в действительности старается прийти к самому себе или возникает генитальная битва, где каждый стремиться стать победителем. Отчуждением этой стадии является изоляция — неспособность воспользоваться своим шансом, разделив истинную интимность. Любовь — витальная сила ранней взрослости.

Читать также: 

mariadolgopolova.ru

Теории жизненных кризисов — Мегаобучалка

На базе представлений Фрейда были разработаны теории о социальном развитии человека как о смене жизненных кризисов. Наибольший интерес представляют две теории, разработанные Э. Эриксоном и Д.Б. Элькониным.

Жизненные кризисы по Эриксону..

1 - первый год жизни. Связан с тем, удовлетворяются или нет основные физиологические потребности ребенка ухаживающим за ним человеком. Соответственно у ребенка возникает чувство доверия/недоверия к миру.

2 - первый опыт обучения, особенно приучение ребенка к чистоплотности. Если родители проявляют слишком строгий или слишком непоследовательный внешний контроль, то у ребенка развивается стыд или сомнения в собственной состоятельности (альтернатива - развитие автономии).

3 - второе детство - самоутверждение ребенка. Если планы, которые он строит, в основном осуществляются, это способствует развитию чувства инициативы; если ему много запрещают или он переживает повторные неудачи, это приводит к появлению безынициативности, покорности и чувству вины.

4 - школьный возраст - развивается вкус к работе или чувство неполноценности как в плане когнитивном, так и в плане своего социального статуса среди товарищей (в зависимости от атмосферы в школе и методов воспитания).

5 - подростки обоего пола - поиск идентификации (усвоения образцов поведения значимых для подростка других людей). Для успешности этого процесса необходимо объединить прошлый опыт подростка, его потенциальные возможности и желаемые выборы. Трудности идентификации могут привести либо к ее "распылению", либо к путанице ролей, которые он будет всю жизнь играть.

6 - молодые взрослые люди - поиск близости с любимым человеком; иначе - изоляция человека и замыкание его на самом себе.

7 - кризис 40 лет - развитие чувства сохранения рода (генеративности), что проявляется в интересе к следующему поколению и его воспитанию. Если же эволюция супругов идет иным путем, их жизнь застывает в состоянии псевдоблизости (стагнации), и каждый начинает жить только для себя.



Успешное преодоление кризиса 40 лет связано с выполнением следующих условий:

7.1. развитие уважения к мудрости, сменяющее примат физической храбрости.

7.2.замена сексуализации социальных отношений на их социализацию

7.3.сохранение эмоциональной гибкости в противовес аффективному обеднению за счет смерти близких и обособления детей

7.4.сохранение душевной гибкости - продолжение поиска новых форм поведения в противовес старым привычкам.

8 - во время старения. Завершение жизненного пути, достижение человеком цельности жизни. Если человек не может свести свои прежние поступки в единое целое, он завершает свою жизнь в страхе перед смертью и в отчаянии от невозможности начать жить заново.

Здесь также выделяется несколько условий:

8.1.переоценка собственного "я" помимо его профессиональной роли;

8.2.осознание факта ухудшения здоровья и старения тела - дает возможность выработать у себя в этом плане необходимое равнодушие;

8.3.изчезновение самоозабоченности - только тогда человек может без ужаса принять мысль о смерти.

ЭРИК ЭРИКСОН И ВОСЕМЬ СТАДИЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ[1]

Теорию Эрика Эриксона о делении нашего жизнен­ного цикла на восемь стадий автор статьи называет од­ним из крупнейших вкладов в психоанализ и вообще в психологию. В отличие от Фрейда, Эриксон полагает, что характер человека хотя и формируется в детстве, но не раз и навсегда, а сохраняет способность значительно изменяться и дальше на каждом этапе жизни. Эриксоновская теория «кризиса идентификации» у подростков получила широкое распространение и за пределами про­фессиональных кругов.

Эрика Эриксона знают и читают сейчас в Сое­диненных Штатах, пожалуй, больше, чем любого другого психоаналитика. В вузах всей страны на факультетах психологии и психиатрии используются книги Эриксона, и почти каждый учебник, имеющий дело с развитием человека, воспитанием и патронажем, описывает восемь стадий жизненного цикла человека, встречающегося на каждой стадии все с новыми и новыми проблемами и конфликтами. Выражение «кризис идентификации», вве­денное Эриксоном более чем четверть века тому назад, вошло в повседневный обиход американцев. Внимание, которое Эриксон уделял проблемам юности и зрелости, помогло избавиться от одностороннего взгляда на детст­во как на период необратимого формирования личности. Удостоились похвал также психоисторические и психосоциапъные работы Эриксона. Его монография. «Лю­тер в молодости» (1958 г.) послужила канвой для шед­шей на Бродвее пьесы, а «Правда Ганди» (1969 г.) Полу­чила Пулицеровскую Премию и Премию Национальной книги по отделу философии и религии. В последние годы Эриксон много пишет по вопросам общего характера. Последняя книга его «Игрушки и мотивации» (1976 г.). Например, связывает творческий элемент в политичес­кой деятельности с детскими играми. Отнюдь не выводя поведение взрослого человека целиком из условий и со­бытий его детства, Эриксон все же проводит четкие па­раллели между детскими играми и «стратегией игр» у взрослых, между повторяемостью действий в некоторых играх и ритуализмом таких форм политической жизни как голосование и введение в должность государствен­ных деятелей.

Нужно подчеркнуть, что Эриксон отнюдь не отменя­ет, а именно развивает психоанализ, так как он принима­ет основные предпосылки фрейдизма, и на них надстра­ивает новые этажи. Этим Эриксон отличается от таких ранних сторонников Зигмунда Фрейда как Карл Юнг и Альфред Адлер, которые отошли от Фрейда, отвергли его положения и выдвинули собственные концепции. Отличается Эриксон и от так называемых неофрейдис­тов, таких как Карен Хорни, Абрагам Кардинер и Гарри Стак Салливен, которые считали (ошибочно, как выяс­нилось), что фрейдизму нечего сказать о взаимоотноше­ниях между человеком и обществом или человеком и куль­турой. Фрейд, как известно, подчеркивал роль сексуаль­ных влечений в жизни человека, но делал он это из жела­ния противодействовать жестким ограничениям, налагав­шимся в те времена обществом на отношения полов, тем табу, которые зачастую служили причинами неврозов. Впоследствии, однако, Фрейд уделял гораздо больше вни­мания психической структуре личности, в частности ее сознательному Я, которое служит исполнительной влас­тью в психике человека и хранит его сложившееся отно­шение к самому себе и окружающему миру. Наблюдения и теоретические построения Эриксона в основном каса­ются психосоциальных аспектов формирования Я. На этом пути Эриксону и удалось развить психоанализ, не отвер­гая и не игнорируя огромного вклада Фрейда.

 

Необычная биография

 

Этому выдающемуся ученому уже 76 лет. Седые во­лосы и усы, импозантная внешность и мягкость манер делают его похожим на таких актеров старого кино как Жан Хершолт и Пол Муни. В дружеском кругу Эриксон держится свободно и открыто, но, вообще говоря, отли­чается застенчивостью и избегает шумихи, сопровождаю­щей известность. Эта его черта, усугубленная нежеланием предавать гласности действительные случаи из своей прак­тики (даже с вымышленными именами), отчасти объяс­няет то, что Эриксон долго не опубликовывал свои на­блюдения и выводы его первая книга «Детство и обще­ство» появилась в 1950 году, когда автору исполнилось уже 48 лет.

В последние годы, однако, Эриксон стал печататься охотнее, и книги его появляются все чаще и чаще. До настоящего времени он опубликовал шесть работ, не счи­тая ранее упомянутых монографий о Лютере и Ганди. Из этих книг наибольшее влияние на развитие современной психологической мысли оказала книга «Детство и обще­ство». Несмотря на признание и похвалы, которые Эрик­сону принесли его работы, он по прежнему озадачен об­щим интересом к себе и побаивается, что его могут не­верно понять и истолковать. Он предпочел бы, чтобы внимание привлекали только его книги, а сам автор оста­вался в тени, но все-таки уступил настойчивым требова­ниям читателей, желавших знать больше о нем самом.

Жизнь ученого была разнообразной и необычной. Он родился в немецком городе Франкфурте-на-Майне, но родителями его были датчане. Его отчим, сам врач, уго­варивал Эриксона учиться медицине, но Эриксон пона­чалу сделался художником и специализировался на детс­ких портретах. Он поселился в Вене, и в частной обста­новке познакомился с Фрейдом. В Вене же он стал изу­чать психоанализ и успешно закончил курс. О направле­нии и широте интересов Эриксона можно судить уже по одному тому, что еще в самом начале своей деятельности он изучал систему Монтессори и получил диплом педагога-воспитателя. Не удивительно, что темами первых статей Эриксона были связи психоанализа с педагогикой.

 

megaobuchalka.ru

Восемь важных психосоциальных кризисов (по Эриксону)

Кризисы:

По мнению Эриксона, человек на протяжении жизни переживает восемь психосоциальных кризисов, специфических для каждого возраста, благоприятный или неблагоприятный исход которых определяет возможность последующего расцвета личности. В свою очередь, Пекк (Peck, 1968) настаивает на особой важности двух последних кризисов в жизни человека, переживаемых им соответственно в зрелом возрасте и в старости, и описывает проблемы, присущие этим кризисам.

Первый кризис человек переживает на первом году жизни. Он связан с тем, удовлетворяются или нет основные физиологические потребности ребенка ухаживающим за ним человеком. В первом случае у ребенка развивается чувство глубокого доверия к окружающему его миру, а во втором, наоборот, недоверие к нему.

Второй кризис связан с первым опытом обучения, особенно с приучением ребенка к чистоплотности. Если родители понимают ребенка и помогают ему контролировать естественные отправления, ребенок получает опыт автономии. Напротив, слишком строгий или слишком непоследовательный внешний контроль приводит к развитию у ребенка стыда или сомнений, связанных главным образом со страхом потерять контроль над собственным организмом.

Третий кризис соответствует второму детству. В этом возрасте происходит самоутверждение ребенка. Планы, которые он постоянно строит и которые ему позволяют осуществить, способствуют развитию у него чувства инициативы. Наоборот, переживание повторных неудач и безответственности могут привести его к покорности и чувству вины.

Четвертый кризис происходит в школьном возрасте. В школе ребенок учится работать, готовясь к выполнению будущих задач. В зависимости от царящей в школе атмосферы и принятых методов воспитания у ребенка развивается вкус к работе или же, напротив, чувство неполноценности как в плане использования средств и возможностей, так и в плане собственного статуса среди товарищей.

Пятый кризис переживают подростки обоего пола в поисках идентификаций (усвоения образцов поведения значимых для подростка людей). Этот процесс предполагает объединение прошлого опыта подростка, его потенциальных возможностей и выборов, которые он должен сделать. Неспособность подростка к идентификации или связанные с ней трудности могут привести к путанице ролей, которые подросток играет или будет играть в аффективной, социальной и профессиональной сферах.

Шестой кризис свойствен молодым взрослым людям. Он связан с поиском близости с любимым человеком, вместе с которым ему предстоит совершать цикл «работа — рождение детей — отдых», чтобы обеспечить своим детям надлежащее развитие. Отсутствие подобного опыта приводит к изоляции человека и его замыканию на самом себе.

Седьмой кризис переживается человеком в сорокалетнем возрасте. Он характеризуется развитием чувства сохранения рода (генеративности), выражающегося главным образом в «интересе к следующему поколению и его воспитанию». Этот период жизни отличается высокой продуктивностью и созидательностью в самых разных областях. Если, напротив, эволюция супружеской жизни идет иным путем, она может застыть в состоянии псевдоблизости (стагнация), что обрекает супругов на существование лишь для самих себя с риском оскудения межличностных отношени

На протяжении жизни любого человека (вышедшего или выходящего из детства) ждет несколько возрастных кризисов.

Кризис первый наступает в совсем еще юном возрасте, около 10–12 лет. Ребенок в этот период перестает быть малышом и становится подростком. Расширяется круг его интересов, блекнет ранее незыблемый родительский авторитет, он учится формировать собственные мнения и совершать самостоятельные поступки, а также отвечать за них.

Кризис второй настигает нас в пору юности — примерно в 16–20 лет. Молодой человек уже формально является и считается взрослым. Более того, взрослым он считает себя сам и соответственно пытается это доказать себе же… и всему остальному миру. Кроме того, это время настоящей, взрослой ответственности: армия, первая работа, университет, возможно первый брак… За спиной молодого человека перестают стоять родители, он действительно начинает самостоятельную жизнь, питая надежды на будущее.

Третий кризис приходится примерно на тридцатилетие. Первый угар молодости позади. Человек оценивает сделанное и трезво смотрит в будущее. Ему уже хочется покоя, стабильности. Многие в этом возрасте начинают «делать карьеру», другие, наоборот, уделяют больше времени семье в надежде найти некий «смысл жизни», что-то, что всерьез заняло бы ум и сердце.

Кризис четвертый выпадает на 40–45 лет. Человеку видится впереди старость, а за ней самое страшное — смерть. Тело утрачивает силу и красоту, появляются морщины, седые волосы, одолевают болезни. Наступает время для первого боя со старостью, время, когда то ударяются в любовные приключения, то с головой уходят в работу, то начинают совершать экстремальные поступки, вроде прыжков с парашютом или восхождения на Эверест. В этот период одни ищут спасения в религии, другие — в различных философиях, третьи же, напротив, становятся циничней и злее.

Кризис пятый приходится на 60–70 лет. Человек в эти годы, как правило, выходит на пенсию и совершенно не знает, чем себя занять. К тому же здоровье уже не то, старые друзья далеко, а кого-то, может быть, и нет в живых, дети выросли и давно уже живут своей жизнью, даже если и в одном доме с родителями… Человек внезапно понимает, что жизнь подходит к концу и он уже не в центре ее круговорота, что его век завершается. Он ощущает себя потерянным, может впасть в депрессию, утратить интерес к жизни (И. Малкина-Пых, 2005).

Для взрослого человека один из самых существенных кризисов — кризис среднего возраста. В результате этого кризиса вырабатывается новый образ «Я», переосмысливаются жизненные цели, обретается новый смысл жизни, вносятся коррективы во все области привычного существования, личность приводится в соответствие с изменившимися условиями жизни.

infourok.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *