Поведения понятие: Поведение. Что такое «Поведение»? Понятие и определение термина «Поведение» – Глоссарий

Содержание

Понятие поведения отмены в инструментах-скриптах—Справка

Во время работы инструмента доступна кнопка, отменяющая дальнейшее выполнение. По умолчанию, когда инструмент-скрипт или инструмент из набора инструментов на Python отменяется, скрипт прекращает работу с текущей строчки кода, а инструмент прекращает работу и выдаёт соответствующее сообщение об ошибке (‘Cancelled script <tool_name>… (<tool_name>) прервано пользователем.’). Это окончательная отмена; после такой отмены продолжить выполнение невозможно. В некоторых скриптах больше ничего не надо; но в некоторых случаях после отмены требуется предпринять дополнительные шаги, чтобы очистить данные, выдать пользовательские сообщения инструментов и т.д.

У класса arcpy.env два свойства, autoCancelling и isCancelled для контроля за поведением отмены. По умолчанию, autoCancelling установлено на True, чтобы после отмены работы инструмента работа прекратилась после данной строчки. Если autoCancelling установлено на False, скрипт будет продолжать выполняться, пока вы его не остановите.

При прерывании инструмента доступное только для чтения свойство isCancelled переключится с False на True.

СвойствоОписание

arcpy.env.autoCancelling

Если autoCancelling задано как True, отмена приведет к окончанию скрипта в текущей строке. Если False, отмена задаст свойство isCancelled как True и продолжит выполнение. autoCancelling установлено как True по умолчанию.

arcpy.env.isCancelled

Если autoCancelling задано как False, и инструмент отменен, isCancelled будет задано как True. isCancelled установлено False по умолчанию, это свойство только для чтения.

Следующий пример представляет образец инструмента, который берёт несколько таблиц, делает копию и сливает промежуточные таблицы друг с другом. Если в autoCancelling оставлено значение по умолчанию True, в случае отмены скрипт остановится после текущей строчки. Природа данного инструмента такова, что он создаёт серию промежуточных таблиц «за кадром», и нам надо очистить их в любом случае, в том числе после прерывания. Если установить autoCancelling на False, отмена приостанавливается и скрипт может просмотреть любой промежуток или место в коде, которые мы выбрали, отметив свойство isCancelled. Если isCancelled обращено в True, мы знаем, что инструмент прекратил работу, но сначала будут удалены промежуточные данные.

import arcpy
arcpy.env.autoCancelling = False
class CustomCancelException(Exception):
    """Custom exception for geoprocessing tool cancellations"""
    pass
def my_function(tables, output):
    temp_tables = []
    try:
        for table in tables:
            temp_tables.append(arcpy.CopyRows_management(table, '#')[0])
            # If isCancelled is True this means that the cancel button
            # has been pressed
            if arcpy.
env.isCancelled: raise CustomCancelException('Tool has been cancelled') arcpy.Merge_management(tables, output) except CustomCancelException as err: arcpy.AddError(err) finally: # If tool is cancelled or finishes successfully, clean up intermediate data if temp_tables: for temp_table in temp_tables: arcpy.Delete_management(temp_table) if __name__ == '__main__': inputs = arcpy.GetParameter(0) out_fc = arcpy.GetParameterAsText(1) my_function(inputs, out_fc)

Макс Вебер: Основные социологические понятия. Часть II. Мотивы социального действия

Социальное действие, подобно любому другому поведению, может быть:

  1. Целерациональным, если в основе его лежит ожидание определённого поведения предметов внешнего мира и других людей и использование этого ожидания в качестве «условий» или «средств» для достижения своей рационально поставленной и продуманной цели.
  2. Ценностно-рациональным, основанным на вере в безусловную — эстетическую, религиозную или любую другую — самодовлеющую ценность определённого поведения как такового, независимо от того, к чему оно приведёт.
  3. Аффективным, прежде всего эмоциональным, то есть обусловленным аффектами или эмоциональным состоянием индивида.
  4. Традиционным; то есть основанным на длительной привычке.

§ 1. Чисто традиционное действие, подобно чисто реактивному подражанию (см. предыдущий параграф), находится на самой границе, а часто даже за пределом того, что может быть названо «осмысленно» ориентированным действием. Ведь часто это только автоматическая реакция на привычное раздражение в направлении некогда усвоенной установки. Большая часть привычного повседневного поведения людей близка данному типу, занимающему определённое место в систематизации поведения не только в качестве пограничного случая, но и потому, что верность привычке может быть здесь осознана различным образом и в различной степени об этом ниже). В ряде случаев этот тип приближается к типу № 2.

§ 2. Чисто аффективное действие также находится на границе и часто за пределом того, что «осмысленно», осознанно ориентировано; оно может быть не знающим препятствий реагированием на совершенно необычное раздражение. Если действие, обусловленное аффектом, находит своё выражение в сознательной эмоциональной разрядке, мы говорим о сублимации. В таком случае этот тип уже почти всегда близок к «ценностной рационализации», или к целенаправленному поведению, или к тому и другому.

§ 3. Ценностно-рациональная ориентация действия отличается от аффективного поведения осознанным определением своей направленности и последовательно планируемой ориентацией на неё. Общее их свойство заключается в том, что смысл для них состоит не в достижении какой-либо внешней цели, а в самом определённом по своему характеру поведении как таковом. Индивид действует под влиянием аффекта, если он стремится немедленно удовлетворить свою потребность в мести, наслаждении, преданности, блаженном созерцании или снять напряжение любых других аффектов, какими бы низменными или утончёнными они ни были.

Чисто ценностно-рационально действует тот, кто, невзирая на возможные последствия, следует своим убеждениям о долге, достоинстве, красоте, религиозных предначертаниях, благочестии или важности «предмета» любого рода. Ценностно-рациональное действие (в рамках нашей терминологии) всегда подчинено «заповедям» или «требованиям», в повиновении которым видит свой долг данный индивид. Лишь в той мере, в какой человеческое действие ориентировано на них — что встречается достаточно редко и в очень различной, большей частью весьма незначительной степени, — можно говорить о ценностно-рациональном действии. Как станет ясно из дальнейшего изложения, значение последнего настолько серьёзно, что позволяет выделить его в особый тип действия, хотя здесь и не делается попытка дать исчерпывающую в каком-либо смысле классификацию типов человеческого действия.

§ 4. Целерационально действует тот индивид, чьё поведение ориентировано на цель, средства и побочные результаты его действий, кто рационально рассматривает отношение средств к цели и побочным результатам и, наконец, отношение различных возможных целей друг к другу, то есть действует, во всяком случае, не аффективно (прежде всего не эмоционально) и не традиционно.

Выбор между конкурирующими и сталкивающимися целями и следствиями может быть в свою очередь ориентирован ценностно-рационально — тогда поведение целерационально только по своим средствам. Индивид может также включить конкурирующие и сталкивающиеся цели — без ценностно-рациональной ориентации на «заповеди» и «требования» — просто как данные субъективные потребности в шкалу по степени их сознательно взвешенной необходимости, а затем ориентировать своё поведение таким образом, чтобы эти потребности по возможности удовлетворялись в установленном порядке (принцип «предельной полезности»). Ценностно-рациональная ориентация действия может, следовательно, находиться в различных отношениях с целерациональной ориентацией. С целерациональной точки зрения ценностная рациональность всегда иррациональна, и тем иррациональнее, чем больше она абсолютизирует ценность, на которую ориентируется поведение, ибо она тем в меньшей степени принимает во внимание последствия совершаемых действий, тем безусловнее для неё самодовлеющая ценность поведения как такового (чистота убеждения.
красота, абсолютное добро, абсолютное выполнение своего долга). Впрочем, абсолютная целерациональность действия тоже в сущности лишь пограничный случай.

§ 5. Действие, особенно социальное, очень редко ориентировано только на тот или иной тип рациональности, и самая эта классификация, конечно, не исчерпывает типы ориентаций действия; они являют собой созданные для социологического исследования понятийно чистые типы, к которым в большей или меньшей степени приближается реальное поведение или — что встречается значительно чаще — из которых оно состоит. Для нас доказательством их целесообразности может служить только результат исследования.

Понятие поведения. Стой, кто ведет? [Биология поведения человека и других зверей]

Понятие поведения

О психических явлениях объективный наблюдатель судит не непосредственно, а измеряя их проявления в активности живого организма, в первую очередь в поведении. Поэтому остановимся подробнее на этом понятии.

Термин «поведение» для обозначения биологического понятия начал распространяться только в начале XX в.[53], в связи с интенсивным развитием объективной психологии в России, Европе и США. Рассмотрим несколько определений этого понятия.

Поведением мы называем такую целостную реакцию организма, которая направлена на 1) его приспособление к внешней среде для удовлетворения той или иной потребности; 2) такое изменение внешней среды, благодаря которому эта среда приспосабливается к потребностям организма[54].

Поведение включает все те процессы, при помощи которых животное ощущает внешний мир и внутреннее состояние своего тела, а также реагирует на ощущаемые им изменения[55].

Поведение – форма жизнедеятельности, увеличивающая вероятность контакта с объектами, служащими для удовлетворения актуальной потребности[56].

Поведение – это самые разнообразные движения или их изменения, в том числе и полная неподвижность, короче говоря, все внешние характеристики движения[57].

Поведение – вся совокупность проявлений внешней, преимущественно двигательной, активности животного, направленной на установление жизненно необходимых связей организма со средой[58].

Поведение – система взаимосвязанных реакций, осуществляемых живым организмом для приспособления к среде[59].

Поведение – присущее живым существам взаимодействие с окружающей средой, включающее их двигательную активность и ориентацию по отношению к этой среде[60].

Поведение – способность животных изменять свои действия, реагировать на воздействие внутренних и внешних факторов[61].

Поведение – извне наблюдаемая двигательная активность живых существ, включающая моменты неподвижности, исполнительное звено высшего уровня взаимодействия целостного организма с окружающей природой[62].

Все эти, как и другие определения поведения не претендуют на математическую точность и однозначность, и, таким образом, каждое из них не исключает других определений. Недаром Н. Тинберген пишет: «По мере того как мы углубляемся в исследование, казалось бы, простых и доступных непосредственному наблюдению явлений и все более представляем себе те внутренние механизмы, которые стоят за поведением животного, само это понятие становится все более расплывчатым и нечетким».

Следует обратить внимание на три момента, присущие, хотя и в разной степени, большинству определений: 1) поведение – это движение; 2) поведение – это удовлетворение потребностей; 3) поведение подразумевает управление – собственным организмом, внешней средой, другими живыми существами (тот же корень, что и в русских словах поведение, поводок и т. п., обнаруживается в термине «поведение» в других европейских языках, например в немецком – Verhalten, испанском – conducta, английском – behaviour, французском – comportement, голландском – gedrag). Поэтому в качестве рабочего мы примем следующее определение поведения: поведение человека или животного – это двигательная активность, цель которой – удовлетворение потребности, возникшей в результате изменения среды, внутренней или внешней (физической или социальной), и которая направлена на возвращение среды к прежнему состоянию либо на приспособление к новому состоянию среды.

Возвращение среды к прежнему состоянию называется поведением типа А, а приспособление к новой среде – поведением типа Б.

Разделение поведения на два типа А и Б весьма важно. Как правило, у человека есть возможность удовлетворить возникшую потребность двумя альтернативными способами. Наиболее оптимальный зависит от многих обстоятельств, в частности, от конкретного социального партнера. Например, при общении с собакой и кошкой оптимальными являются различные типы поведения. Если собака пытается заняться чем-нибудь, с точки зрения хозяина, ненужным, то лучше всего использовать поведение типа А, т. е. вернуть среду к прежнему состоянию. Достаточно скомандовать «Фу!», и собака выплюнет башмак, а после команды «Место!» уляжется на коврик.

Если же кошка хочет сделать что-то мешающее человеку, например войти в кабинет во время напряженных занятий, то оптимальным будет поведение типа Б. Бесполезно выставлять ее и запираться, так как она будет скрести дверь, кричать и даже может на вас обидеться. Проще всего впустить кошку, уделить ей несколько минут внимания, предложить поесть, выделить несколько листов бумаги, чтобы она могла на них лечь, и тогда можно будет продолжать занятия. Невозможно возвратить среду к прежнему состоянию, если имеешь дело с кошкой, – нужно приспосабливаться.

Я садился к столу… Заинтересованная кошка садилась на газеты, но роман интересовал ее чрезвычайно, и она норовила пересесть с газетного листа на лист исписанный. И я брал ее за шиворот и водворял на место.

М. Булгаков.

Театральный роман

Хотя, как было сказано, чаще всего можно подумать, какой тип поведения – А или Б – предпочтителен, при высокой степени новизны ситуации или при дефиците времени на принятие решения такой выбор происходит бессознательно. Склонность к поведению типа А либо к поведению типа Б – компонент поведенческого типа человека или животного, т. е. является врожденной характеристикой поведения (см. раздел «Психологические типы А и Б»).

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Социальная роль — определение и примеры

Определение понятия социальная роль

Социальная роль — это динамическая характеристика социальной позиции, которая выражается в наборе моделей поведения. Те, в свою очередь, согласуются с социальными ожиданиями, которые задаются специальными нормами, обращенными от соответствующей группы к человеку с определенной социальной позицией.

Можно немного сократить это определение:

Социальная роль — это совокупность ожиданий, которые общество предъявляет к людям, когда они занимают определенные социальные позиции в иерархии.

У одного и того же человека могут быть разные роли. Например, в семье — мать или отец, а на работе — начальник или подчиненный.

Чем больше ролей у одного человека, тем интереснее и насыщеннее его жизнь.

Понятие социальной роли можно разделить на такие элементы:

  • поведенческие реакции — действия, речь, поступки;
  • внешний вид — врач должен носить халат, полицейский — униформу;
  • мотивация человека — члены социальной группы одобряют или порицают действия и поступки человека на основании его мотивации.

Характеристики социальной роли

Американский социолог Толкотт Парсонс выделил такие характеристики социальной роли, как масштаб, способ получения, формализация и мотивация.

Масштаб роли зависит от диапазона межличностных отношений. То есть чем шире диапазон, тем больше масштаб.

Например, у социальной роли супруга большой масштаб, так как между мужем и женой существует широкий диапазон отношений. С одной стороны, это отношения межличностные, которые базируются на многообразии чувств и эмоций; с другой — отношения регулируются нормативными актами и их даже можно назвать формальными. Участники такого социального взаимодействия интересуются разными сторонами жизни друг друга, их отношения практически не ограничены.

В других случаях, когда отношения строго определяются социальными ролями (например, между продавцом и покупателем), взаимодействие происходит только по определенному поводу (например, покупка). В таком случае масштаб роли сводится к ограниченному кругу вопросов и является небольшим.

Способ получения роли зависит от того, насколько неизбежной является данная роль для человека. Так, роли молодого человека, старика, мужчины, женщины автоматически определяются возрастом и полом и не требуют особых усилий для их приобретения. В этой ситуации проблема может быть только в контексте соответствия своей роли, которая уже существует как данность.

Другие роли достигаются или даже завоевываются в процессе жизни человека и в результате целенаправленных усилий. Например, роль студента, аспиранта, ученого и другие роли, связанные с профессией и достижениями.

Формализация как описательная характеристика социальной роли определяется спецификой межличностных отношений. Одни роли предполагают только формальные отношения между людьми с регламентацией правил поведения; другие — только неформальные; третьи могут сочетать в себе как формальные, так и неформальные отношения.

Например, отношения представителя ГИБДД с нарушителем правил дорожного движения должны определяться формальными правилами, а отношения между близкими людьми — чувствами.

Формальные отношения зачастую сопровождаются неформальными, в которых проявляется эмоциональность, ведь человек, воспринимая и оценивая другого, проявляет к нему симпатию либо антипатию.

Мотивация зависит от потребностей и мотивов человека. Разные роли обусловлены различными мотивами. В качестве мотивации может выступать личная прибыль, общественное благо и др. Когда родители заботятся о благе своего ребенка, они руководствуются чувством любви и заботы, а руководитель трудится во имя дела.

Виды социальных ролей

Существует несколько классификаций социальных ролей. Рассмотрим некоторые из них.

По типу общественных отношений

  • Профессиональные роли — связаны со статусом человека, его профессиональной деятельностью. Для таких ролей свойственно обезличивание и независимость от исполнителя (продавец, строитель, учитель, водитель).
  • Общественно-политические роли — политический лидер, авторитетная личность, гражданин.
  • Семейно-бытовые роли — муж, жена, дочь, сын, отец, мать.
  • Ситуационные роли — возникают в рамках изменяющихся обстоятельств, в ходе совместной деятельности (пассажир, пешеход, зритель).

По типу общественных ценностей

  • Представляемые социальные роли — ожидания человека и членов его социальной группы.
  • Субъективные социальные роли — представления человека о его отношении к другим людям.
  • Играемые социальные роли — поведенческие установки, зависимые от положения человека в обществе.

По типу получения роли

  • Социальные роли, предписанные общественным институтом (женщина — мать, дочь, жена, бабушка).
  • Конвенциональные социальные роли — являются результатом принятия общественного соглашения на добровольной основе (профессиональные).

Социальная роль и социальный статус

Социальный статус — это положение человека в обществе, которое соответствует его возрасту, полу, профессии, происхождению и семейному положению.

Для достижения определенного статуса человеку необходимо придерживаться того или иного типа поведения, соответствовать роли, то есть выполнять конкретные действия.

Например, тренер баскетбольной команды — это авторитетный статус в спортивном обществе. Чтобы привести команду к победе, ему нужно тренировать и обучать спортсменов. Таким образом, социальная роль представляет собой полный спектр действий для достижения общественного положения и поддержания его в дальнейшем.

Делаем вывод: социальный статус — это положение, а роль — это модель поведения, которая связана со статусом.

Теория социальных ролей

Американский социолог Мертон первым обратил внимание на то, что у любого социального статуса есть целый набор социальных ролей. Это открытие легло в основу его теории.

В настоящее время в науке такая совокупность получила название ролевого набора. Предполагается, что чем он богаче, тем лучше для реализации самого человека. Если у человека небольшое количество ролей, то в этом случае можно говорить о сильной изоляции от общества.

Ролевой конфликт и его виды

Ролевой конфликт — это ситуация, в которой человек стал­кивается с необходимостью удовлетворить требования двух или более несовместимых ролей.

Рассмотрим три вида ролевых конфликтов в таблице.

Название вида

Суть ролевого конфликта

Внутриролевой

Конфликт, при котором требования одной и той же роли противоречат друг другу.

Например, роль родителей предполагает не только доброе, ласко­вое обращение с детьми, но также требовательность, строгость.

Межролевой

Конфликт, который возникает в ситуациях, когда тре­бования одной роли противоречат другой.

Например, требования работы могут противоречить религиозным верованиям.

Личностно-ролевой

Конфликтная ситуация, когда требования соци­альной роли противоречат интересам и жизненным устремлениям личности.

Например, профес­сиональная деятельность не позволяет человеку раскрыть и проявить свои способности.

Руководство. Изучение поведения пользователей, совершающий рискованные действия

  • Чтение занимает 7 мин
Были ли сведения на этой странице полезными?

Оцените свои впечатления

Да Нет

Хотите оставить дополнительный отзыв?

Отзывы будут отправляться в корпорацию Майкрософт. Нажав кнопку «Отправить», вы разрешаете использовать свой отзыв для улучшения продуктов и служб Майкрософт. Политика конфиденциальности.

Отправить

В этой статье

Отделам по обеспечению безопасности приходится отслеживать подозрительные действия пользователей и другие события, а затем оценивать полученные данные по различным критериям опасности кражи личных сведений. Для такой оценки используются разнообразные и часто не связанные между собой решения. Сейчас многие компании принимают упреждающие меры по обнаружению угроз в своих сетях. Но определиться с тем, что именно следует искать в огромном объеме данных, может быть сложно. Защитник Майкрософт для облачных приложений теперь упрощает это, отменяя необходимость создавать сложные правила корреляции и позволяя находить атаки, охватывающие облачную и локальную сеть.

Чтобы сосредоточиться на удостоверениях пользователей, защитник Майкрософт для облачных приложений предоставляет функцию анализа поведения сущностей пользователя (УЕБА) в облаке. Ее можно расширить на вашу локальную среду за счет интеграции с Microsoft Defender для удостоверений. Кроме того, после интеграции с Defender для удостоверений вы получите контекст по анализируемым пользователям благодаря встроенной интеграции с Active Directory.

Независимо от того, является ли ваш триггер оповещением, отображаемым на панели мониторинга облачных приложений или из сторонней службы безопасности, начните исследование с панели мониторинга «защитник для облачных приложений», чтобы подробно изучить рискованных пользователей.

В этом руководстве вы узнаете, как использовать защитник для облачных приложений для исследования рискованных пользователей:

Понятие оценки приоритета для изучения

Оценка приоритета расследования — это защитник оценки для облачных приложений, который позволяет каждому пользователю получить сведения о том, насколько рискованным является пользователь в Организации относительно других пользователей.

С помощью оценки приоритета для изучения определите очередность изучения поведения пользователей. Защитник для облачных приложений создает профили пользователей для каждого пользователя на основе аналитики, которая занимает время, одноранговые группы и ожидаемые действия пользователей. Действие, которое представляется аномальным для профиля пользователя, подвергается анализу и оценке. По завершении оценки для каждого пользователя рассчитывается показатель приоритета для изучения с помощью собственного алгоритма Майкрософт.

Оценка приоритета для изучения позволяет распознавать как недобросовестных сотрудников, так и сторонних злоумышленников, выполняющих боковое смещение в вашей организации. При этом вам не нужно полагаться на стандартные методы обнаружения.

Оценка приоритета для изучения основана на оповещениях системы безопасности, аномальных действиях и возможном влиянии каждого пользователя на текущую деятельность и ресурсы. Она поможет вам понять, насколько срочно тот или иной пользователь требует анализа.

При выборе значения оценки для предупреждения или действия можно просмотреть свидетельство, объясняющее, как защитник для облачных приложений оценивает действие.

Каждый пользователь Azure AD имеет оценку приоритета динамического исследования, которая постоянно обновляется на основе данных, полученных от защитника, для идентификации и защитника облачных приложений. Фильтрация на основе оценки приоритета для изучения позволяет мгновенно определить пользователей, действия которых представляют наибольший риск, и их влияние на деятельность организации, а затем проверить другие возможные действия этих пользователей, будь то кража учетных данных, извлечение сведений или недобросовестные действия сотрудников, представляющие внутреннюю угрозу.

Защитник для облачных приложений использует следующие сведения для измерения рисков.

  • Оценка оповещений
    Оценка оповещений позволяет проанализировать потенциальное влияние отдельных оповещений на каждого пользователя. При этом учитывается степень серьезности, влияние на пользователей и регулярность появления оповещений о пользователях и сущностях организации.

  • Оценка действий
    При оценке действий определяется вероятность выполнения определенным пользователем определенного действия, исходя из анализа поведения пользователя и его коллег. Чем аномальнее действие пользователя, тем выше его показатель при оценке.

  • Радиус воздействия (предварительная версия) — это дополнительный фактор, который определяет приоритет анализа и характеризует возможные последствия компрометации пользователя для организации.

    Примечание

    Коэффициент радиуса воздействия зависит от релевантности арендатора и, следовательно, может отображаться не для всех арендаторов.

Этап 1. Подключитесь к приложениям, которые нужно защитить

  1. Подключение по крайней мере одно приложение в защитник майкрософт для облачных приложений с помощью соединителей API. Рекомендуем начать с подключения Office 365.
  2. Подключите другие приложения с помощью прокси-сервера для управления условным доступом к приложениям.
  3. Чтобы включить аналитику в локальной среде, настройте защитник для облачных приложений для интеграции с защитником в среде удостоверений.

Этап 2. Определите пользователей с наибольшим риском

Чтобы узнать, кто из пользователей угрожаемый находится в защитнике для облачных приложений, сделайте следующее:

  1. Перейдите на панель мониторинга «защитник для облачных приложений» и взгляните на пользователей, идентифицированных на плитке » Пользователи с наибольшим приоритетом «, а затем по одному перейдите на страницу пользователя, чтобы исследовать их.
    Показатель приоритета для изучения, расположенный рядом с именем пользователя, отражает суммарную оценку связанных с риском действий пользователя за последнюю неделю.

  2. Перейдите к странице пользователя, выбрав его имя.

  3. Просмотрите сведения на странице пользователя, чтобы получить общие сведения о пользователе и узнать, есть ли точки, в которых пользователь выполнил действия, которые были необычны для данного пользователя или были выполнены в необычное время. Параметр Оценка пользователя по сравнению с организацией показывает, к какому процентилю относится пользователь, исходя из его приоритета в организации, то есть насколько он приоритетен для изучения по сравнению с другими пользователям в вашей организации. Если пользователь относится к 90-му или более высокому процентилю пользователей в организации, действия которых представляют риск, номер будет выделен красным цветом.
    Страница пользователя помогает ответить на такие вопросы:

    • Кем является пользователь?
      Изучите сведения на панели слева, чтобы получить представление о том, кем является пользователь и что о нем известно. Эта панель содержит сведения о роли пользователя в компании и в своем подразделении. Является ли пользователь разработчиком DevOps, часто выполняющим нетипичные действия в процессе работы? Или это рассерженный сотрудник, которому недавно отказали в повышении?

    • Представляют ли действия пользователя риск?
      Взгляните на верхнюю часть панели справа, чтобы понять, стоит ли уделять время изучению поведения пользователя. Какая оценка риска у сотрудника?

    • Какой риск представляют действия этого пользователя для вашей организации?
      Просмотрите список на нижней панели. В нем указаны все действия и оповещения, относящиеся к пользователю. Эта информация поможет понять, какого рода риск представляют действия пользователя. На временной шкале поочередно выберите каждую строку, чтобы получить дополнительные сведения о действии или оповещении. Кроме того, вы можете выбрать число возле действия, чтобы выяснить причину полученной пользователем оценки.

    • В чем заключается риск для других ресурсов в вашей организации?
      Перейдите на вкладку путей бокового смещения, чтобы узнать, какие способы злоумышленник может использовать для получения контроля над другими ресурсами в организации. Например, даже если учетная запись проверяемого пользователя не является конфиденциальной, злоумышленник может использовать подключения к ней для обнаружения и попыток компрометации конфиденциальных учетных записей в сети. Дополнительные сведения см. в статье об использовании путей бокового смещения.

Примечание

Важно помнить, что страница пользователя содержит сведения об устройствах, ресурсах и учетных записях, связанных со всеми действиями пользователя, тогда как оценка приоритета для изучения основана исключительно на всех рискованных действиях и оповещениях за последние 7 дней.

Если пользователь был исследован и не найден подозрение для компрометации или в любом случае вы предпочитаете сбросить оценку приоритета расследования пользователя, вы можете сбросить рейтинг, выбрав ссылку сбросить оценку приоритета исследования в разделе действия в правом верхнем углу страницы.

Этап 3. Проанализируйте пользователей подробно

При исследовании пользователя на основе предупреждения или при обнаружении предупреждения во внешней системе могут возникнуть действия, которые могут не быть причиной оповещения, но когда защитник для облачных приложений объединяет их вместе с другими действиями, это предупреждение может указывать на подозрительное событие.

При изучении поведения пользователя необходимо ответить на такие вопросы о его действиях и связанных с ним оповещениях:

  • Связаны ли действия пользователя с его служебными обязанностями? Например, если кто-нибудь из отдела маркетинга заходил в базу кода или сотрудник, участвующий в разработке, обращался к базе финансовых данных, нужно подробней изучить сведения о таком сотруднике и выяснить, было ли его действие сознательным и оправданным.

  • Просмотрите журнал действий, чтобы понять, почему этому действию была присвоена высокая оценка риска. Для параметра Приоритет исследования можно установить значение Задано, чтобы понять, какие действия являются подозрительными. Например, по параметру приоритета исследования можно отфильтровать все действия, выполнявшиеся в Украине. Затем вы можете проверить, выполнялись ли другие связанные с риском действия, откуда пользователь устанавливал соединение, а также сопоставить полученные сведения с результатами других проверок, таких как недавние действия в облаке и в локальной среде, не являющиеся аномальными.

Этап 4. Защитите свою организацию

Если в результате анализа вы придете к выводу, что пользователь скомпрометирован, для устранения рисков сделайте следующее.

  • Свяжитесь с пользователем. с помощью контактной информации пользователя, интегрированной с защитником для облачных приложений, из Active Directory можно детализировать каждое оповещение и действие, чтобы разрешить удостоверение пользователя. Пользователь должен подтвердить, что именно он выполнял приписываемые ему действия.

  • Непосредственно с портала защитник для облачных приложенийвыберите элемент Управление действиями пользователя и укажите, требуется ли пользователю войти снова, приостановите пользователя или подтвердите безопасность пользователя.

  • В случае компрометации учетных данных вы можете попросить пользователя сбросить пароль, убедившись, что пароль соответствует рекомендациям по длине и сложности.

  • Если вы обстоятельно изучили оповещение и определили, что это действие не должно было активировать его, на панели действий перейдите по ссылке Обратная связь, чтобы мы могли откорректировать нашу систему оповещений с учетом требований вашей организации.

  • Устранив проблему, закройте оповещение.

См. также

Если у вас возникнут проблемы, мы поможем вам. Чтобы получить помощь или поддержку по своему продукту, отправьте запрос в службу поддержки.

Расстройство пищевого поведения: понятие, формы, симптомы и профилактика

Недавно в Москве открыли первую клинику для лечения расстройств пищевого поведения. Примечательно то, что она находится на базе психиатрической клинической больницы. Неужели сейчас так много людей, которые попадают в пищевую зависимость и не могут с ней справиться самостоятельно? Как показывает статистика, примерно 5% молодых женщин страдают этой патологией и, по наблюдению врачей, только 2% больных анорексией обращаются за квалифицированной помощью [ТАСС, 2019].

Нарушение пищевого поведения – это проблема, которая требует особого внимания и зачастую психологической помощи. Его причинами могут быть мода на излишнюю худобу, чрезмерные стрессы и даже давление со стороны. Давайте вместе разберемся, что же такое расстройство пищевого поведения, рассмотрим, в каких формах оно проявляется и какие методы помогут вернуться к полноценной жизни тем, кто попал в эту злосчастную пищевую воронку.

Как это выглядит?

Расстройство пищевого поведения (сокращенно РПП) – это синдром, связанный с нарушением приема пищи. Оно приводит к ухудшению пищевых процессов организма, сказывается на общем физическом и психоэмоциональном здоровье человека и имеет несколько форм проявления. Некоторые из них предлагаем рассмотреть подробнее.

Нервная анорексия

Нервная анорексия подразумевает стремление быть худым. Человек боится потолстеть, имеет искаженное представление о собственном теле (зачастую те, у кого вес в норме, считают себя полными и пытаются поскорее решить эту проблему) и поэтому сильно ограничивает себя в приеме пищи. В результате постоянной и неправильной диеты организм истощается до такой степени, что человеку начинает угрожать смертельная опасность.

Определить анорексию можно по следующим признакам:

  1. Масса тела достигает критически низкой отметки.
  2. У женщин менструальный цикл отсутствует три и более раз подряд (аменорея).
  3. Наблюдюется гипогликемия, нарушение эндокринной системы, вторичные метаболические изменения и т.д.
  4. Больной не воспринимает потерю веса, как серьезную проблему, критически оценивает свою внешность, в частности, фигуру, слишком зациклен на еде.

Все начинается с недовольства своим внешним видом. Человек прибегает к мерам, которые, как он думает, быстро решат его проблему: начинает голодать, увеличивает физические нагрузки, посещает тренинги, на которых призывают снижать вес еще больше. Любое отступление от выбранного пути приводит к стрессу и тревоге, в результате чего больной начинает еще больше ограничивать себя в еде.

Итог таких действий следующий: сначала человек худеет, чем вызывает восторг у самого себя и привлекает внимание окружающих. Особенно это заметно, когда действительно был лишний вес. Затем это перерастает в зависимость и появляются симптомы депрессии. Если вовремя не остановить этот процесс, может быть летальный исход [В. Медведев, Т. Лоскучерявая, 2013].

Нервная булимия

При нервной булимии человек периодически переедает, после чего проявляет неадекватное поведение, чтобы очистить свой организм: вызывает рвоту, принимает слабительные и мочегонные препараты, голодает и увеличивает физические нагрузки.

Когда больного булимией настигает чувство голода, он теряет контроль, в результате чего съедает гораздо больше еды, чем того требуется организму на самом деле, и в итоге начинает чувствовать себя плохо. Те, кто имеет лишний вес, считают, что им нужно как-то компенсировать переедание, поэтому прибегают к разным методам очищения, хотя при этом сами осознают, что искусственно вызванная рвота не освобождает полностью от съеденных калорий.

Как же определить тех, кто страдает булимией? Во время приема пищи они пьют много воды, едят маленькими порциями, соблюдают определенную диету, а пищу режут на маленькие кусочки. Больные стараются пропускать приемы пищи, а после еды часто отправляются в туалет, чтобы вызвать рвоту. Для них характерны ночные переедания, пока никто не видит, или спонтанные ночные прогулки после еды [И. Федотов, 2018].

Булимия имеет существенные отличия от анорексии: у тех, кто страдает булимией, не наблюдается значительное изменение веса. РПП происходит эпизодически. При анорексии вес человека достигает критической отметки. Больной проявляет устойчивое поведение, цель которого – похудеть еще больше. Также важно отметить, что у пациентов с булимией и анорексией разные особенности личности. Первые больше заинтересованы во мнении окружающих, им важно быть замеченными, они стремятся к созданию близких отношений, но при этом часто бывают импульсивными и имеют вредные привычки [К. Рональд, 2001].

Пикацизм

Пикацизм – это употребление непищевых и непитательных веществ. Проще говоря, если человек ест то, что не является пищей, то это и есть пикацизм. Это могут быть камни, мел, лед, бумага, земля и т.д. Такое состояние, как правило, связано, с посттравматическими стрессовыми расстройствами, семейными проблемами или беременностью.

К признакам пикацизма относятся:

  • поедание несъедобных веществ более месяца;
  • употребление веществ, которые не относятся к части этнических ритуалов;
  • употребление непригодных для пищи веществ в возрасте, когда такое поведение является признаком нормативной психической незрелости (в детстве).

Пикацизм свойственен маленьким детям, беременным и людям с нарушениями развития. Этот вид расстройства пищевого поведения может привести к серьезным последствиям: хроническим интоксикациям, развитию хирургической патологии и т.д. Кстати, заболевание встречается среди млекопитающих, часто им страдают собаки [E. Rose, J. Porcerelli, A. Neale, 2000].

Мерицизм

Мерицизм (руминация) – это повторное пережевывание периодически проглатываемой и отрыгиваемой пищи [Большой медицинский словарь, 2000].

Такое расстройство характерно для детей и людей в пожилом возрасте. В тяжелом случае приводит к потере массы тела и даже к смерти. Нет точного объяснения, почему происходит мерицизм у младенцев, но бытует мнение, что он может быть следствием неправильного ухода и отсутствия внимания со стороны родителей.

Также такое нарушение встречается у детей более старшего возраста и у тех, кто страдает когнитивными расстройствами. Руминация, как правило, сопровождается болью в брюшной полости, тошнотой, запорами, диареей и потерей массы тела [В. Рахманов, 2021].

Ограничение в потреблении пищи

Эта форма РРП проявляется в ограничении или отказе от употребления конкретных продуктов (например, отказ от фруктов или продуктов животного происхождения), т.к. человеку может не нравиться их вкус, цвет, производитель или по причине прошлого негативного опыта.

Кто-то предпочитает только холодную пищу, кому-то нравится есть очень горячую, и это тоже относится к данной форме проявления расстройства пищевого поведения. При этом человек имеет нормальный вес и внешне нельзя сказать, что у него есть это заболевание. У таких людей часто наблюдаются желудочно-кишечные расстройства.

Существует еще несколько форм проявления РПП, например, нервная рвота – состояние, когда начинает непроизвольно тошнить. Обычно это происходит в состоянии стресса, депрессии, панической атаки. Еще бывает, что человек слишком озабочен своим физическим состоянием: считает себя слишком худым или толстым, старается нарастить мышечную массу и прибегает к различным диетам, ограничениям, физическим упражнениям и медикаментозным средствам, чтобы стать достаточно мускулистым. Такая форма расстройства называется мышечной дисморфией [В. Рахманов, 2021].

Каждая форма расстройства пищевого поведения имеет свои симптомы, но есть еще неспецифические физические показатели того, что человек болен. К ним относятся быстрая утомляемость, слабость, нарушение репродуктивной системы, снижение либидо, потеря веса и задержка роста у подростков. Охриплость голоса, сухость во рту, проблемы с зубами также могут быть симптомами РПП из-за того, что больной часто вызывает у себя рвоту.

Диагностика расстройства пищевого поведения осуществляется, как правило, врачом-психиатром на основании собранных сведений. Лабораторные исследования проводятся редко и только для того, чтобы определить, какому типу РПП подвержен больной. Для этого пациенту предлагают пройти опрос, анкетирование или тестирование. Чтобы определить тяжесть последствий такого поведения, берутся общие анализы и делается электрокардиограмма. Некоторые виды РПП трудно поддаются диагностике; например, при мышечной дисформии человек внешне выглядит вполне здоровым [В. Рахманов, 2021].

Как видите, РПП свойственно совершенно разным категориям людей. Для каждой из форм расстройства существуют свои факторы риска, о них мы и поговорим далее.

Кто находится в группе риска?

Сколько людей в России страдают расстройством пищевого поведения, сказать сложно, т.к. до сих пор нет точных статистических данных. Если говорить об общем положении дел, то в развитых странах примерно 4% населения страдает анорексией, 2% – булимией и еще 2% – нервным перееданием [F. Smink, D. van Hoeken, H. Hoek, 2013].

Чаще всего анорексией и булимией болеют девушки в возрасте от 14 до 25 лет, причем проблемы с питанием касаются разных слоев населения. Средний возраст начала болезни – 16-17 лет. Анорексия считается основной причиной смертности среди тех, кто имеет психические расстройства, и из выживших пациентов только 50% выздоравливают, а у 20% болезнь перерастает в хроническое состояние [Anorexia and bulimia care, 2020].

По мнению ученых, булимия относится к полиэтиологическим заболеваниям (т.е. факторов для ее развития может быть несколько). Эта болезнь распространена среди тех, кто подвергался насилию, склонен к повышенной тревожности, имеет нестабильную самооценку и не может выражать словесно свои эмоции [И. Федотов, 2018].

Малообеспеченность тоже относятся к факторам риска появления расстройства пищевого поведения. Оно и понятно: качественная еда малообеспеченным людям недоступна, часто приходится отказывать себе в приеме пищи, отсюда появляются различные патологии. Для изучения данного факта было проведено исследование: ученые опросили 503 добровольца с низким достатком, в результате чего выяснилось, что у 23% из них наблюдались признаки компульсивного переедания, а у 17% респондентов подтвердилось расстройство пищевого поведения [C. Becker, K. Middlemass et al., 2017].

Действительно, больше всего РПП встречается среди женщин, но из общего числа больных 25% – это мужчины. При этом мужчины реже просят о помощи, т.к. не могут признаться, что стали жертвами «женской» болезни [H. Sweeting, L. Walker et al., 2015].

Те, кто сидят на какой-либо диете, будь то исключение из рациона углеводов, прерывистое голодание и т.д., повышают вероятность появления проблем с приемом пищи. А если человек практикует жесткие ограничения в еде, то у него в 18 раз больше шансов «заработать» себе булимию или анорексию, чем у того, кто рационально придерживается правил диеты [T. Breverton, 2005].

Также риску подвергаются те, кто страдает диабетом первого типа, который обязывает принимать инсулин, чтобы нормализовать уровень сахара в крови. В Америке диабетом болеют 1,6 миллиона человек, и треть из них имеют расстройство пищевого поведения из-за того, что им приходится соблюдать жесткую диету, и из-за неправильного введения инсулина. Они специально нарушают схему приема лекарства, думая, что так им удастся сбросить вес. Такое поведение чаще встречается у подростков, ведь они больше других обеспокоены своим внешним видом [A. Larrañaga, M. Docet, R. García-Mayor, 2011].

В чем причина?

У любого недуга есть определенные причины возникновения, и расстройство пищевого поведения не исключение. Выделяют несколько социологических факторов, которые ему способствуют, – это семейные причины, социальное окружение и переживание жизненных проблем.

Чаще всего женщины, болеющие булимией или анорексией, жалуются на плохие отношения с родителями или недостаток внимания с их стороны. Также этому недугу подвержены те, кто страдает перфекционизмом и гонится за идеалом, в том числе и во внешности. Подобная жизненная позиция может быть связана с воспитанием и установками, которые прививались с детства [M. Dozier, C. Stoval- McClough, K. Albus, 2008].

Девушки, находящиеся в погоне за идеалом, всегда держат все под контролем, стремятся к безупречности, а если что-то идет не так, они винят в этом себя, появляются тревожность и синдром дисморфофобии (когда человек уверен в том, что его внешняя неидеальность влияет на жизнь: карьеру, учебу, взаимоотношения). В итоге страдающие этим синдромом садятся на диету и думают, что таким образом решат все свои жизненные проблемы.

Особое влияние на РПП оказывает окружение. Близкие люди не всегда понимают переживания человека, не реагируют на его тревожное состояние из-за поводу лишнего веса или вовсе говорят о том, что это фантазии. В результате человек начинает испытывать стыд, чувство собственной неполноценности.

Среди подростков распространено мнение, что красивое тело – залог счастливой жизни. Такой подход пропагандируют социальные сети, различные сайты и СМИ, в которых все чаще говорят об эталонах красоты, здоровом питании. В итоге подростки начинают думать, что они не соответствуют «заявленным критериям», и начинают ограничивать себя в еде. Также и различные проблемы могут спровоцировать расстройство пищевого поведения, например, конфликты, проблемы с учебой, заболевания, одним словом, все, что может заставить переживать. Кто-то во время стресса начинает много есть, а кто-то, наоборот, не может проглотить ни кусочка [А. Панюкова, Г. Чеджмемов, 2019].

Ограничения в еде, как уже говорилось ранее, тоже являются причиной появления более серьезных форм расстройства пищевого поведения. В 20 веке был проведен эксперимент, который доказал взаимосвязь между диетой и нарушением психики: в течение полугода здоровые люди следовали определенным пищевым ограничениям. Результат показал, что на фоне диеты они стали много думать о еде и даже видели сны о том, как они едят. Такие изменения были замечены у страдающих анорексией: больные могли часами говорить о различных блюдах, любили готовить и кормить других. Так они искусственно удовлетворяли свой голод [Mad Science Museum Ancel Keys Starvation, 2005].

Согласно научным данным, диета влияет на уровень серотонина в головном мозге. Серотонин является нейромедиатором, он контролирует настроение и пищевое поведение человека, причем его недостаток во время ограничения в еде наблюдается только у женщин. В итоге те представительницы прекрасного пола, которые под давлением общества или собственных убеждений садятся на диету, попадают в замкнутый круг: они становятся более уязвимыми к негативным итогам даже самых незначительных пищевых ограничений не только из-за навязанных стереотипов, но и из-за особенностей своей биологии [S. Leibowitz, 1990].

Еще одна причина развития РПП – генетическая предрасположенность. Исследования ученых показали, что генетика может на 50% предугадать развитие анорексии в будущем, за которое, кстати, отвечают те же гены, что и за развитие депрессии [T. Wade, C. Bulik et al., 2000].

На самом деле, причин для появления поведенческих расстройств может быть сразу несколько. Триггером могут послужить сложные отношения с родителями, давление со стороны сверстников или навязанные эталоны красоты. Стоит только вступить на дорожку пищевых ограничений и сделать неверный шаг на пути к идеальному телу, как организм запускает свой механизм: появляются психические нарушения, нехватка полезных веществ и микроэлементов, отсюда депрессивное состояние, периодические срывы в виде переедания и т.д. Самое сложное – осознать, что проблема уже появилась и пора принимать меры, чтобы не попасть в опасную западню пищевых привычек. А о том, что делать, чтобы избавиться от расстройства пищевого поведения, мы поговорим далее.

Как лечить расстройство пищевого поведения?

Расстройство пищевого поведения – это проблема, которая захватывает психологическое и физиологическое состояние человека, поэтому к решению данного вопроса нужно подходить комплексно.

РПП приводит к нарушению обмена веществ, истощению, повышенной нагрузке на организм и другим дисфункциям. В первую очередь нужно понять, чем именно вы питаетесь, и отдать предпочтение полезным продуктам. Если сомневаетесь, что сможете самостоятельно отделить «плохие» продукты от «хороших» и составить свое сбалансированное меню, рекомендуем пройти наш курс «Правильное питание».

Расстройство пищевого поведения приводит к тяжелым эмоциональным переживаниям, проблемам с социализацией, депрессии. В этом случае применяется когнетивно-поведенческая терапия. Этот способ борьбы с недугом подразумевает отслеживание негативных мыслей пациента и их источников и замену на конструктивные положительные мысли. Такая терапия помогает прервать зависимость человека от еды и обратить его внимание на реальное положение дел.

Лечение расстройства пищевого поведения начинается с осознания наличия проблемы. Если с ней не удается справиться самостоятельно и болезнь приобретает опасную для жизни и здоровья форму, нужно обратиться за помощью к профессионалам.

Психологи советуют придерживаться следующих этапов на пути к восстановлению пищевого поведения:

  1. Выбор специалиста, который поможет справиться с проблемой: пациенту нужен психолог или психотерапевт, а не коуч, эндокринолог или любой другой специалист. Причина болезни кроется в подсознании, с ним и нужно работать, а не устранять последствия уже пронесшейся бури. Обратите внимание на образование врача, его практику, отзывы пациентов. Отличным вариантом будет, если специалист уже имел дело с подобными случаями и его методика показала положительные результаты.
  2. Диагностика вида расстройства пищевого поведения: конечно, этим займется специалист, а пациенту нужно набраться терпения, ведь предстоит пройти обследование. Врач определит степень тяжести состояния и в зависимости от этого сможет направить на лечение к другим смежным специалистам или в стационар. Последнее характерно для тех, кто имеет суицидальные мысли, соматические патологии, тяжелое психическое расстройство, критически низкую или высокую массу тела.
  3. Изучение образа жизни пациента: на этом этапе собирается как можно больше информации о том, что происходит в жизни пациента сейчас и происходило раньше, ведь расстройство пищевого поведения может быть отголоском прошлого. Это даст понимание, как работать дальше, какие методики применять и сколько времени займет лечение.
  4. Проведение терапии: врач может попросить пациента записывать, что, когда и в каком количестве он ест. Так человек начинает замечать за собой определенную закономерность (например, что в обычной ситуации он ест согласно нормам, а вот в состоянии стресса значительно увеличивает свою порцию). Затем необходимо проследить за ощущениями во время приема пищи и после трапезы. Возможно, больной начинает себя ругать за то, что много съел. Так определяется зависимость между психическими процессами и едой.
  5. Работа с установками: в основе расстройства пищевого поведения лежат определенные убеждения, которые мешают человеку вести нормальный образ жизни. Например, он может быть уверен в том, что после 18 часов есть запрещено, хотя это не так. Или что потребление сладкого обязательно обернется лишними килограммами. Эти установки являются иррациональными, ведь известно, что последний прием пищи зависит от того, во сколько человек планирует лечь спать, а сладкое в умеренных количествах даже полезно, если речь идет о невредных продуктах.
  6. Формирование целостного образа своего тела: на этом этапе могут применяться определенные виды терапии, которые помогают лучше понять свое тело и полюбить его. К таким методикам относятся арт-терапия, танцевально-двигательная терапия и т.д.
  7. Работа над семейными отношениями: конечно, пациента можно поместить в клинику и целенаправленно заняться увеличением его веса (если речь идет об анорексии), но после возвращения в привычную среду больной, как правило, вновь начинает испытывать те же проблемы. Лечение подразумевает не только устранение последствий болезни, но и причин ее возникновения.
  8. Выстраивание здоровых отношений с самим собой: те, кто имеет расстройство пищевого поведения, не скрывают своего негативного отношения к самому себе. Они не любят свое тело, а некоторые намеренно переедают или голодают, чтобы таким образом наказать себя. Врач помогает больному воспитать уважительное отношение к себе и своим эмоциям, избавиться от перфекционизма, внутреннего критика, чувства вины, стыда и т.д. При этом работа на данном этапе помогает не только наладить отношения с едой, но и значительно улучшить все сферы жизни.
  9. Завершение лечения: то, насколько успешно пройдет терапия, зависит от множества факторов. Во-первых, каждая стадия болезни требует своего подхода, и чем сильнее запущен недуг, тем дольше и труднее будет проходить процесс. Важно понимать, к каким последствиям уже привела болезнь и насколько сам человек готов бороться со своей проблемой. Поддержка близких также играет ключевую роль в выздоровлении. Даже, если лечение завершилось успешно, всегда есть риск рецидива, но, как правило, он имеет уже не такую серьезную форму [С. Леонов, 2018].

Лечение булимии обычно происходит дольше, ведь она не всегда заметна окружающим, т.к. вес больного держится в норме, в отличие от анорексии. Каждый вид РПП требует своего подхода, ведь в одном случае может понадобиться прием медикаментов, в другом – нет; при анорексии требуется высококалорийное питание, а при булимии и нервном переедании, в основном, проводится работа с когнитивными искажениями и коррекция поведения.

За время лечения, человек должен осознать смысл всей пройденной терапии и научиться брать на себя ответственность за свое здоровье, ведь после окончания лечения он будет сам себя контролировать, а для этого нужно четкое понимание, что возвращаться к прошлому образу жизни смертельно опасно.

Подведем итог

Расстройство пищевого поведения не редкость на сегодняшний день. Первые его предпосылки могут появиться еще в детстве, ведь дети и подростки особенно внушаемы и часто задумываются о своей внешности, тем более, когда со всех сторон популяризуют идею, что красивое стройное тело – это залог счастливой жизни. Нередко школьники становятся заложниками оценки своих сверстников, которые то и дело указывают на изъяны внешнего вида и вгоняют в комплексы.

Важно вовремя уделять внимание профилактике заболевания. Обращайте внимание на первые симптомы недуга, задайте вопрос, что именно побудило вас или ваших детей съесть порцию больше обычного или, наоборот, отказаться от приема пищи. Вероятно, за этим стоят временные переживания, которые могут перерасти в более серьезную форму с последствиями для организма. Формирование здоровых отношений в семье и правильного отношения к самому себе и своей внешности тоже является профилактической мерой.

Если все же вам необходимо сесть на диету по медицинским показаниям, то старайтесь соблюдать ее с удовольствием и с полной уверенностью в том, что ограничения в еде принесут только пользу вашему организму. Не переусердствуйте в этом деле, соблюдайте нормы приема пищи, которые посоветовал вам врач, питайтесь здоровой пищей, балуйте себя любимыми (но не вредными) продуктами, придерживайтесь ЗОЖ и тогда ваш организм скажет вам спасибо.

Прекрасного вам самочувствия и отличного настроения!

Объединяющая концепция поведения в связи с болезнью — FullText — Психотерапия и психосоматика 2013, Vol. 82, № 2

Аннотация

Понятие болезненного поведения было введено, чтобы указать, каким образом данные симптомы могут быть восприняты, оценены и приняты меры на индивидуальном уровне. Болезненное поведение может сильно различаться в зависимости от переменных, связанных с заболеванием, пациентом и врачом, а также их сложным взаимодействием. В последние десятилетия важные направления исследований были связаны с восприятием болезни, частым посещением медицинских учреждений, поведением при обращении за медицинской помощью, поведением при обращении за лечением, задержкой обращения за лечением и соблюдением режима лечения.Однако они в основном исследовали отдельные аспекты по отдельности. В этом кратком обзоре мы предполагаем, что концепция болезненного поведения может обеспечить объединяющую основу и полезное понимание наблюдений и результатов, которые в противном случае остались бы разрозненными и не связанными с медицинской литературой. Широкий спектр проявлений болезненного поведения может повлиять на представление о любой болезни, ее выявление, течение и лечение. Оценка поведения, связанного с заболеванием, и разработка соответствующих ответных мер со стороны медицинских работников могут способствовать улучшению конечных результатов.

© 2012 S. Karger AG, Базель


Модель болезни по-прежнему считается основой для оптимальной идентификации лечения пациентов. Однако при этом не принимается во внимание тот факт, что поведенческие реакции на какое-либо заболевание широко варьируются среди субъектов, страдающих одним и тем же заболеванием. Когда поведение пациента отличается от ожидаемого или рекомендованного врачами, чем больше это несоответствие, тем менее вероятно, что течение заболевания будет предсказано исключительно биомедицинскими факторами [1,2,3].Таким образом, модель болезни не может объяснить, как индивидуальные реакции на симптомы могут в значительной степени влиять на распознавание, проявление и исход болезни [4].

Концепция болезненного поведения дает объяснительную модель клинических явлений, которые не находят места в обычной таксономии [1,2,5]. Он был основан на ранних работах Sigerist [6] и Parsons [7], которые предположили, что каждое расстройство не может быть приписано только патофизиологическим механизмам, но также влечет за собой как психологические, так и социальные аспекты.В 1929 году швейцарский историк медицины Генри Сигерист [6] отметил, как разные общества признали конкретный социальный статус больных, характеризующийся привилегиями и обязанностями. Два десятилетия спустя американский социолог Талкотт Парсонс [7] ввел термин «больная роль», который позволяет больным освобождаться от обычных обязанностей и социальных обязанностей, таких как работа, но включает в себя обязательства попытаться выздороветь. и, таким образом, обращаться за квалифицированной помощью и сотрудничать в выздоровлении.В 1960 году Механик и Фолькарт [5] исследовали различные способы реакции людей на физические симптомы, а также психосоциальные и культурные факторы, влияющие на такие реакции. Они определили болезненное поведение как «способы, с помощью которых данные симптомы могут по-разному восприниматься, оцениваться и действовать (или не действовать) разными людьми». Впоследствии Механик [8] представил следующую спецификацию: «Болезненное поведение относится к различным способам, которыми люди реагируют на телесные указания, как они отслеживают внутренние состояния, определяют и интерпретируют симптомы, делают атрибуции, принимают меры по исправлению положения и используют различные источники неформальных и формальных данных. уход’.

Важные направления исследований касались восприятия болезни, обращения за медицинской помощью, частого посещения медицинских учреждений, обращения за лечением, задержки обращения за лечением и приверженности лечению. Однако разные исследования касались отдельных аспектов отдельно. В этом кратком обзоре мы предполагаем, что концепция болезненного поведения может обеспечить объединяющую основу и полезные идеи. Обсуждение вопросов, связанных с патологическим поведением при болезни [4,9,10], выходит за рамки цели данной статьи.

Клинические последствия болезненного поведения

Как указано в Mechanic [8], болезненное поведение «формирует распознавание болезни, отбор пациентов для оказания помощи, степень совместимости между атрибутами пациента и врача, образцы медицинской практики и соблюдение правил. консультации врача, а также течение болезни и процесс лечения ». Тот простой факт, что при наличии определенных физических симптомов (например, боли в груди) некоторые люди немедленно обращаются за медицинской помощью, в то время как другие долго ждут, прежде чем проконсультироваться с врачом, определяет вероятность раннего распознавания опасного для жизни заболевания и его быстрого лечения. и прогноз.Действительно, задержка с обращением за медицинской помощью может иметь решающее значение для последующей продолжительности выживания пациента. В населении в возрасте 55 лет и старше внимание к симптомам, указывающим на рак, и намерение обратиться за своевременной медицинской помощью в среднем были недостаточными [11]. В кардиологических учреждениях менее 10% пациентов активно обращались за профессиональной помощью в качестве первого ответа на симптомы острого инфаркта миокарда, причем наиболее частыми первоначальными ответами были «попытаться расслабиться» (30,7% испытуемых) и «надеяться или молиться». исчезнуть ‘(21.7%) [12]. Было обнаружено, что задержка на догоспитальном этапе достоверно предсказывает повышение риска смерти [13].

Болезненное поведение пациентов может сильно влиять на расходы на здравоохранение и рабочую нагрузку врачей. Характерным является явление частого обращения в службы первичной медико-санитарной помощи. Большая часть работы врачей первичного звена связана с небольшим процентом их пациентов [14,15]. Однако как субъекты, которые, кажется, злоупотребляют услугами здравоохранения, так и субъекты, склонные к самолечению, имеют серьезные последствия для их собственного здоровья и общественного благосостояния.Исследования на уровне сообществ показали, что до 50% пациентов с тяжелой скелетно-мышечной болью не обращаются за медицинской помощью [16]. Основные последствия включают сохранение и прогрессирование функциональной инвалидности, снижение качества жизни, повышенный риск психологического стресса и проблем со сном. Более того, многие люди, не обращающиеся за профессиональной помощью, обращаются к самолечению, что влечет за собой риск осложнений [16].

Распространение хронических заболеваний еще раз подчеркивает, как пациенты сами определяют течение болезни посредством приверженности лечению и повседневного самоконтроля, например, тестирования глюкозы при диабете.Неадекватное соблюдение режима лечения, которое также включает чрезмерное соблюдение режима лечения, можно концептуализировать как разницу между поведением пациентов, связанных с лечением, и поведением, которого ожидают их врачи [17,18].

Болезненное поведение может быть источником систематической ошибки в клинических испытаниях. Исследования пациентов, набранных в клинических условиях, могут быть репрезентативными только для тех, иногда меньшинства, которые обращаются за медицинской помощью по поводу определенного заболевания. Таким образом, данные о медицинских и психосоциальных характеристиках, а также реакции на лечение могут относиться к тем, кто принимает на себя роль больного, а не ко всем субъектам с этим заболеванием [8].Таким образом, болезненное поведение может повлиять на процесс набора [19] и объяснить вариации и расхождения в результатах клинических испытаний [20]. Это аспект, заслуживающий внимания.

Детерминанты болезненного поведения

Как основной компонент клинических встреч, болезненное поведение включает несколько переменных, связанных с эффективностью и результатами медицинской помощи (рис. 1).

Рис. 1

Основные детерминанты и последствия болезненного поведения.

Переменные, связанные с заболеванием

Согласно Механику и Фолькарту [5], то, как люди реагируют на болезнь, может зависеть от четырех характеристик этого заболевания: (1) частота среди населения, (2) знакомство симптомов с заболеванием. средний член популяции, (3) предсказуемость исхода и (4) степень угрозы и потерь.

Серьезность боли и физическая инвалидность часто указывались как причины обращения за медицинской помощью субъектами с хронической болью [16]. Частота и тяжесть абдоминальной боли позволяют предположить, что люди с функциональными желудочно-кишечными расстройствами обращаются за медицинской помощью [21].

Быстрое начало, а также интенсивность и стойкость симптомов были значительно связаны с меньшей задержкой обращения за медицинской помощью при боли в груди, свидетельствующей о сердечном приступе [22]. С другой стороны, пациенты со стенокардией могут откладывать обращение за помощью из-за преувеличенного чувства контроля из-за предыдущего опыта боли в груди, заканчивающегося стратегиями самопомощи, такими как отдых [22].Кроме того, пациентам с диабетом может быть труднее распознать симптомы инфаркта миокарда из-за связанных с диабетом изменений болевых рецепторов [22,23].

Постоянное посещение врача в течение двухлетнего периода наблюдения было значительно связано как с большим количеством хронических состояний (в частности, диабет), так и с необъяснимыми с медицинской точки зрения симптомами [24].

Переменные, связанные с пациентом

Демографические переменные

Исследования, изучающие взаимосвязь между демографическими характеристиками и болезненным поведением, часто давали противоречивые результаты.У субъектов с функциональными желудочно-кишечными расстройствами пожилой возраст был независимым предиктором обращения за медицинской помощью. Женский пол, по-видимому, также был связан с более высокой вероятностью обращения за помощью, но эта связь достигла значимости только для глобуса [21].

У субъектов с хронической болью поведение, связанное с поиском помощи, казалось, сдерживалось мужественностью, усиливалось с возрастом и уменьшалось после определенного пикового возраста [16]. Женский пол и пожилой возраст также были в значительной степени связаны с частым обращением в учреждения первичной медико-санитарной помощи [14,25].Интересно, что пожилые пациенты, женщины и представители расовых меньшинств могут подвергаться повышенному риску более длительной догоспитальной задержки после острого инфаркта миокарда из-за «атипичного» проявления симптомов, которые затрудняют увязку симптомов с сердечным приступом [22]. Среди людей в возрасте 55 лет и старше женщины уделяли значительно больше внимания, чем мужчины, симптомам, указывающим на рак [11].

Когнитивные репрезентации болезни

Липовски [26] описал восемь наиболее частых значений, которые люди давали своей болезни: вызов, враг, наказание, слабость, облегчение, стратегия в межличностных отношениях, невосполнимая потеря или повреждение и ценность.Интерпретация симптомов влияет на вероятность адекватного распознавания основного заболевания и незамедлительного обращения за медицинской помощью. Когнитивные представления о болезни также могут определять принятие профилактических мер. Если определенное заболевание считается неизбежным и зависит от факторов, находящихся вне личного контроля (например, генетики), маловероятно, что будут приняты профилактические меры (например, здоровый образ жизни и / или регулярные скрининговые визиты). Пациенты с хронической болью с меньшей вероятностью обращались за медицинской помощью, если они связывали боль с неизбежным процессом старения [27].

Согласно модели саморегулирования Leventhal et al. [28,29], репрезентации субъектов их собственных болезней определяют принятые модели поведения и, следовательно, исход болезни.

Переживание симптомов, отличных от тех, которые человек считает типичными для данного заболевания, может влиять на поведение болезни, например в начале первого инфаркта миокарда это несоответствие было существенно связано с более длительной задержкой обращения за медицинской помощью [30].

Восприятие болезни, основанное на модели саморегулирования [28], является полезной конструкцией для описания основных представлений о болезни.Было обнаружено, что параметры восприятия болезни в значительной степени предсказывают некоторые особенности поведения в связи с болезнью, а также функциональное восстановление [31]. Восприятие контроля над собственным заболеванием было в значительной степени связано с более высокой посещаемостью программ кардиологической реабилитации после инфаркта миокарда [32] и лучшим соблюдением лекарств и рекомендаций по самоконтролю у пациентов с артериальной гипертензией [33]. Продольная оценка восприятия болезни после инфаркта миокарда с использованием рисунков пациентов обнаружила значительную положительную взаимосвязь между размером сердца на рисунке и потребностями в медицинской помощи [34].При хронических заболеваниях многие пациенты проводят субъективный анализ затрат и выгод, в котором мнения о пользе назначенных лекарств сравниваются с их потенциальными побочными эффектами, и эти убеждения связаны с приверженностью лечению [35].

Психологический дистресс и психические расстройства

Чувства тревоги и депрессии часто могут приводить как к повышенному вниманию, так и к пессимистической интерпретации телесных ощущений [36]. Пациенты, страдающие депрессией и / или тревогой, как правило, больше беспокоятся о болезни, боли и телесных заботах, чем те, кто не находится в депрессии или тревоге.Лечение депрессии и тревоги приводит к уменьшению таких страхов [36,37,38].

Частые посетители общей врачебной практики показали значительно более высокий уровень психологического стресса и больше психических расстройств, чем обычные посетители [14,15,39]. Было обнаружено, что распространенность сопутствующей психической патологии среди частых посетителей колеблется от 26,7 до 54%, причем наиболее частыми диагнозами являются депрессивные и соматоформные расстройства [39,40]. Снижение психологического стресса с помощью психотерапии привело к значительному снижению использования медицинских услуг и затрат [41,42].

При функциональных желудочно-кишечных расстройствах тревожность и депрессивные симптомы были значительно выше у медицинских консультантов, чем у неконсультантов, и тревожность независимо предсказывала поведение, связанное с обращением за медицинской помощью [21]. У пациентов с необъяснимой болью в животе беспокойство по поводу проблем с брюшной полостью значительно предсказывало увеличение частоты визитов к врачу в течение 12-месячного периода [43].

При качественном синтезе было обнаружено, что страх является основным препятствием для своевременного обращения за медицинской помощью по поводу симптомов, указывающих на рак [44].Страх был связан с последствиями рака, такими как эффекты лечения, а также с тем, что его называют расточителем времени или невротиком, и, особенно для мужчин, с неудобством при физическом осмотре половых или личных участков тела [44].

Личность

Роль алекситимии (конструкта личности, характеризующегося трудностями в выявлении и описании чувств) и эмоционального торможения болезненного поведения является спорной [45,46,47,48]. Была обнаружена положительная связь между алекситимией и частым посещением медицинских учреждений, но она была опосредована психологическим стрессом [45] и ограничивалась мужским полом [46].

Личность типа D (комбинация негативной аффективности и социального торможения) была в значительной степени связана с повышенным обращением за медицинской помощью как среди населения в целом [49], так и среди выживших после рака [50].

Среди параметров личности, определенных моделью Большой пятерки [51], невротизм в значительной степени ассоциировался с низкой приверженностью к лечению [52,53].

Детские невзгоды

Было обнаружено, что жестокое обращение в детстве, особенно сексуальное насилие, в значительной степени предопределяет частое обращение за медицинской помощью в зрелом возрасте [54,55].Женщины, подвергавшиеся как физическому, так и сексуальному насилию в детстве, подвергались особенно высокому риску злоупотребления медицинскими услугами. У них также были более высокие ежегодные расходы на медицинское обслуживание, чем у женщин, которые не сообщали о жестоком обращении [56].

Частое обращение к врачу среди пациентов общей практики было в значительной степени связано также с другими невзгодами детства, включая отсутствие доверительных отношений и родительскую антипатию или пренебрежение [57]. Кроме того, посещение терапевтов было независимо предсказано на основании того, что в детстве были подвержены переживаниям, связанным со смертью и болезнями, такими как смерть члена семьи, серьезное заболевание субъекта или его брата или сестры, физическое заболевание матери и психическое заболевание отца [57,58]. .

Социальная поддержка

Одинокая жизнь, безработица и развод в значительной степени были связаны с частым посещением врача общей практики [14]. Тем не менее, пациенты с большей вероятностью обращались за медицинской помощью по поводу симптомов, указывающих на тяжелые заболевания или хроническую боль, когда их поощряли члены семьи или друзья [16,22,59].

Социальная поддержка обычно связана с более строгим соблюдением режима лечения. Однако социальная среда также может оказывать негативное влияние на поведение, связанное с болезнью, когда значимые другие люди слишком оптимистично успокаивают и отговаривают обращаться за профессиональной помощью [59].Субъекты также с меньшей вероятностью придерживались лечения, если их семьи характеризовались конфликтами и плохой сплоченностью [60].

Болезненное поведение может, таким образом, являться результатом взаимодействия между конкретными проблемами болезни и социальными, культурными и психологическими особенностями пациента.

Переменные, связанные с врачом

Существуют различные навыки врача, которые могут повысить приверженность пациента к лечению, включая четкое объяснение обоснования лечения, информацию о преимуществах и потенциальных побочных эффектах, выбор наименее сложных схем лечения, насколько это возможно и последующие посещения [17,18].Действительно, было обнаружено, что чуткие и коммуникативные отношения между врачом и пациентом в значительной степени связаны с лучшим соблюдением режима лечения [61]. Спросить пациентов об их взглядах на болезнь и ее лечение может иметь решающее значение для исправления неадекватных ожиданий и убеждений, которые могут привести к плохой приверженности [32,33]. В то время как женский пол врача был связан с более короткой задержкой пациента с обращением за помощью по поводу симптомов, указывающих на рак, стаж врача, рабочая нагрузка, удовлетворенность работой и выгорание не являются значительным предсказанием задержки в диагностике рака [62].

Келлнер [36] проанализировал отношение врачей, которое, как было установлено, положительно влияет на болезненное поведение, в контролируемых исследованиях, посвященных функциональным медицинским расстройствам, которые он синтезировал в подходе, определяемом как «объяснительный». Он состоял из предоставления точной информации, заверения, разъяснения, повторения и обучения принципам избирательного восприятия (внимание, сосредоточенное на одной части тела, позволяет пациенту лучше осознавать ощущения в этой части тела, чем в других частях) [36] .У пациентов, перенесших операцию, Egbert et al. [63] обнаружили, что инструкции, поддержка и предложения со стороны врачей положительно влияют на послеоперационную боль и продолжительность пребывания в больнице.

В целом, роль врача, по-видимому, влияет и модулирует характеристики, связанные как с заболеванием, так и с пациентом.

Оценка

Образцы болезненного поведения могут быть выявлены в результате медицинского интервью и взаимодействия между пациентом и врачом [64].Были обнаружены важные корреляции с психосоциальными переменными, такими как жизненный стресс, аффективные расстройства, личность и качество жизни, что предполагает необходимость широкой оценки [3,4,65,66,67,68].

При возникновении особых ситуаций, таких как задержка прохождения профилактических скрининговых тестов или обращения за помощью, недостаточное соблюдение режима лечения и чрезмерное использование медицинских услуг, требуется более систематическое расследование.

Разработан ряд инструментов для выявления особенностей поведения в связи с болезнью.Наиболее представительные примеры представлены в таблице 1. Шкалы самооценки обеспечивают измерения поведения, восприятия и когнитивных представлений о болезни [37,69,70,71,72,73,74,75]; они позволяют напрямую оценить субъективные взгляды пациента [64, 65, 66]. Структурированные исследовательские интервью [65,76,77] полностью используют клинический опыт и навыки интервьюера и позволяют категорично определять наблюдаемые явления.

Таблица 1

Инструменты для оценки болезненного поведения

Таким образом, тщательная оценка болезненного поведения может выявить проблемы, которые может решить врач.В большинстве случаев проблемные области можно улучшить путем предоставления медицинской информации и объяснений (например, в отношении убеждений пациентов о своей болезни) или управления с помощью структурированных вмешательств, таких как психотерапия (например, в случае психологического стресса) [65 , 66,67,68]. Что касается высокой распространенности необъяснимых с медицинской точки зрения симптомов, было высказано предположение, что дело не в том, что некоторым расстройствам не хватает объяснения, а скорее в том, что наша оценка неадекватна в большинстве клинических случаев [65].

Выводы

Когда человек испытывает симптомы какого-либо заболевания или ему / ей сказал врач, что он / она болен, даже если симптомы отсутствуют, эта информация, связанная с заболеванием, вызывает психологические реакции. которые могут повлиять на течение, терапевтический ответ и исход данного эпизода болезни. Болезненное поведение — один из факторов, определяющих основные прогностические и терапевтические различия между пациентами, которые в остальном кажутся обманчиво похожими, поскольку у них один и тот же диагноз.В настоящее время существует несколько полезных инструментов для оценки болезненного поведения, которые можно включить в регулярную практику всякий раз, когда возникают проблемы. Эти инструменты имеют частичные цели и должны быть частью стратегии оценки, которая включает вариации болезненного поведения и их взаимодействие с жизненным стрессом, тревогой и депрессией [4]. Например, сосредоточение внимания на когнитивных представлениях пациента о болезни, если это не связано с оценкой других детерминант болезненного поведения, может дать лишь частичное понимание.Концепция болезненного поведения, как она изначально сформулирована [5,8], актуальна как никогда и обеспечивает полезную основу для большого объема доступных исследований, результаты которых в противном случае были бы разрознены и не связаны в медицинской литературе. Систематическая оценка индивидуального поведения в связи с болезнью и предоставление врачом соответствующих ответных мер могут способствовать улучшению медицинских результатов.

Список литературы

  1. Механик D: Социально-психологические факторы, влияющие на представление телесных жалоб.N Engl J Med 1972; 286: 1132–1139.
  2. Энгель Г.Л.: Биопсихосоциальная модель и медицинское образование. N Engl J Med 1982; 306: 802–805.
  3. Fava GA, Ruini C, Tomba E, Wise TN: биопсихосоциальный фактор.Psychother Psychosom 2012; 81: 1–4.
  4. Фава Г.А., Сонино Н., Мудрый Т.Н. (ред.): Психосоматическая оценка. Стратегии улучшения клинической практики. Adv Psychosom Med. Базель, Каргер, 2012, том 32.
  5. Механик D, Фолькарт EH: Болезненное поведение и медицинские диагнозы.J Health Hum Behav 1960; 1: 86–94.
  6. Сигерист Х: Особое положение больного; в Ремер М.И., Генри E (ред.): Сигерист по социологии медицины. Нью-Йорк, MD Publications, 1929, стр. 9–22.
  7. Парсонс Т: Социальная система.Гленко, Свободная пресса, 1951.
  8. Механик D: Социологические аспекты болезненного поведения. Soc Sci Med 1995; 41: 1207–1216.
  9. Пиловский I: Аномальное поведение при болезни.Чичестер, Вили, 1997.
  10. Сирри Л., Фава Г. А., Мудрый Т. Н.: Психиатрическая классификация в контексте медицинского заболевания: сравнение клинической ценности различных предложений. Журнал Psychosom Res 2011; 70: 493–495.
  11. van Osch L, Lechner L, Reubsaet A, de Nooijer J, de Vries H: Пассивное выявление рака и поиск медицинской помощи при симптомах рака: (не) адекватное поведение и психосоциальные детерминанты.Eur J Cancer Prev 2007; 16: 266–274.
  12. Dracup K, Moser DK: Помимо социодемографии: факторы, влияющие на решение обратиться за лечением по поводу симптомов острого инфаркта миокарда. Heart Lung 1997; 26: 253–262.
  13. Де Лука Г., Сурьяпраната Х., Оттервангер Дж. П., Антман Е. М.: Время задержки до лечения и смертность при первичной ангиопластике острого инфаркта миокарда: каждая минута задержки на счету.Циркуляция 2004 г .; 109: 1223–1225.
  14. Ведстед П., Кристенсен МБ: Частые посетители в отделении общей практики: обзор литературы с особым упором на методологические соображения. Общественное здравоохранение 2005; 119: 118–137.
  15. Феррари С., Галеацци Г.М., Маккиннон А., Ригателли М.: Частые посетители первичной медико-санитарной помощи: влияние медицинских, психиатрических и психосоматических диагнозов.Psychother Psychosom 2008; 77: 306–314.
  16. Cornally N, McCarthy G: Обращение за помощью для лечения хронической боли. Br J Community Nurs 2011; 16: 90–98.
  17. Остерберг Л, Блашке Т: Приверженность лечению.N Engl J Med 2005; 353: 487–497.
  18. Руми К.Л.: Дырка от пончика: речь идет о приверженности лечению. Энн Интерн Мед 2012; 156: 834–835.
  19. Арфкен С.Л., Балон Р.: Снижение участия в научных исследованиях.Psychother Psychosom 2011; 80: 325–328.
  20. Томба Э: Нигде пациенты. Psychother Psychosom 2012; 81: 69–72.
  21. Колоски Н.А., Тэлли Н.Дж., Бойс П.М.: Эпидемиология и обращение за медицинской помощью при функциональных расстройствах желудочно-кишечного тракта: популяционное исследование.Am J Gastroenterol 2002; 97: 2290–2299.
  22. Храйм Ф.М., Кэри М.Г.: Предикторы догоспитальной задержки среди пациентов с острым инфарктом миокарда. Советы по обучению пациентов 2009; 75: 155–161.
  23. ДеВон HA, Penckofer S, Larimer K: Связь диабета и пожилого возраста с отсутствием боли в груди во время острых коронарных синдромов.Вест Дж. Нурс Рес, 2008; 30: 130–144.
  24. Smits FT, Brouwer HJ, ter Riet G, van Weert HC: Эпидемиология частых посетителей: трехлетнее историческое когортное исследование, сравнивающее посещаемость, заболеваемость и предписания однолетних и постоянных постоянных посетителей. BMC Public Health 2009; 9:36.
  25. Koskela TH, Ryynanen OP, Soini EJ: Факторы риска для постоянного частого использования услуг первичной медико-санитарной помощи частыми посетителями: байесовский подход. Scand J Prim Health Care 2010; 28: 55–61.
  26. Липовски З.Ю .: Физическое заболевание, личность и процессы преодоления.Psychiatry Med 1970; 1: 91–102.
  27. Сандерс К., Донован Дж. Л., Дьепп П.А.: Неудовлетворенная потребность в замене сустава: качественное исследование препятствий к лечению среди людей с сильной болью и инвалидностью тазобедренного и коленного суставов. Ревматология 2004; 43: 353–357.
  28. Левенталь Х., Мейер Д., Неренц Д.: Представление об опасности болезни с точки зрения здравого смысла; в Rachman S (ed): Медицинская психология, том 2.Нью-Йорк, Pergamon Press, 1980, стр. 7–30.
  29. Хаггер М.С., Орбелл С.: Метааналитический обзор модели представления болезней, основанной на здравом смысле. Psychol Health 2003; 18: 141–184.
  30. Хорн Р., Джеймс Д., Петри К., Вайнман Дж., Винсент Р.: Интерпретация пациентами симптомов как причины задержки прибытия в больницу во время острого инфаркта миокарда.Сердце 2000; 83: 388–393.
  31. Петри К.Дж., Яго Л.А., Девчич Д.А.: Роль восприятия болезни у пациентов с заболеваниями. Curr Opin Psychiatry 2007; 20: 163–167.
  32. Французский Д.П., Купер А., Вайнман Дж.: Восприятие болезни позволяет прогнозировать посещаемость кардиологической реабилитации после острого инфаркта миокарда: систематический обзор с метаанализом.Журнал Psychosom Res 2006; 61: 757–767.
  33. Chen SL, Tsai JC, Chou KR: Восприятие болезни и соблюдение терапевтических режимов среди пациентов с артериальной гипертензией: подход структурного моделирования. Int J Nurs Stud 2011; 48: 235–245.
  34. Бродбент Э., Эллис К.Дж., Гэмбл Г., Петри К.Дж .: Изменения в рисунках сердца пациентов указывают на медленное восстановление после инфаркта миокарда.Psychosom Med 2006; 68: 910–913.
  35. Хорн Р., Вайнман Дж. Убеждения пациентов о прописанных лекарствах и их роли в соблюдении режима лечения при хронических соматических заболеваниях. J Psychosom Res 1999; 47: 555–567.
  36. Келлнер Р: Соматизация и ипохондрия.Нью-Йорк, Прегер, 1986.
  37. Сирри Л., Гранди С., Фава Г. А.: Шкалы отношения к болезням. Клинический индекс для оценки ипохондрических страхов и убеждений. Psychother Psychosom 2008; 77: 337–350.
  38. Nakao M, Shinozaki Y, Ahern DK, Barsky AJ: Беспокойство как предиктор улучшения соматических симптомов и беспокойства о здоровье, связанного с когнитивно-поведенческим вмешательством при ипохондрии.Psychother Psychosom 2011; 80: 151–158.
  39. Гили М., Лучиано Дж. В., Серрано М. Дж., Хименес Р., Бауза Н., Рока М.: Психические расстройства среди частых посетителей в первичной медико-санитарной помощи: сравнение с обычными посетителями. J Nerv Ment Dis 2011; 199: 744–749.
  40. Karlsson H, Lehtinen V, Joukamaa M: Психиатрическая заболеваемость среди часто посещающих пациентов в первичной медико-санитарной помощи.Gen Hosp Psychiatry 1995; 17: 19-25.
  41. Крид Ф., Фернандес Л., Гатри Е., Палмер С., Рэтклифф Дж., Рид Н., Ригби С., Томпсон Д., Томенсон Б. Экономическая эффективность психотерапии и пароксетина при тяжелом синдроме раздраженного кишечника. Гастроэнтерология 2003; 124: 303–317.
  42. Konnopka A, Schaefert R, Heinrich S, Kaufman C, Luppa M, Herzog W, Konig HH: Экономика необъяснимых с медицинской точки зрения симптомов: систематический обзор литературы.Psychother Psychosom 2012; 81: 265–275.
  43. Колоски Н.А., Тэлли Нью-Джерси, Бойс П.М.: Модулирует ли психологический дистресс функциональные желудочно-кишечные симптомы и обращение за медицинской помощью? Проспективное когортное исследование сообщества. Am J Gastroenterol 2003; 98: 789–797.
  44. Смит Л.К., Папа К., Бота Дж. Л.: Обращение пациентов за помощью и задержка в проявлении рака: качественный синтез.Ланцет 2005; 366: 825–831.
  45. Joukamaa M, Karlsson H, Sholman B, Lehtinen V: Алекситимия и психологический стресс среди пациентов, часто посещающих медицинские учреждения. Psychother Psychosom 1996; 65: 199–202.
  46. Jyväsjärvi S, Joukamaa M, Väisänen E, Larivaara P, Kivelä SL, Keinänen-Kiukaanniemi S.Compr Psychiatry 1999; 40: 292–298.
  47. Lumley MA, Neely LC, Burger AJ: Оценка алекситимии в медицинских учреждениях: значение для понимания и лечения проблем со здоровьем. J Pers Assess 2007; 89: 230–246.
  48. Гранди С., Сирри Л., Мудрый Т. Н., Тоссани Е., Фава Г. А.: Шкала эмоционального торможения Келлнера: клинический подход к исследованию алекситимии.Psychother Psychosom 2011; 80: 335–344.
  49. Михал М., Уилтинк Дж., Гранде Дж., Бейтель М.Э., Брэлер Э: Личность типа D независимо связана с основными психосоциальными стрессорами и повышенным использованием здравоохранения среди населения в целом. J Affect Disord 2011; 134: 396–403.
  50. Mols F, Oerlemans S, Denollet J, Roukema JA, van de Poll-Franse LV: Личность типа D связана с повышенным бременем сопутствующих заболеваний и обращением за медицинской помощью среди 3080 выживших после рака. Gen Hosp Psychiatry 2012; 34: 352–359.
  51. McCrae RR, Costa PT Jr: Обновление «Адекватной систематики» Нормана: интеллектуальные и личностные аспекты на естественном языке и в анкетах.J Pers Soc Psychol 1985; 49: 710–721.
  52. Axelsson M, Brink E, Lundgren J, Lötvall J: Влияние личностных качеств на сообщаемую приверженность к лечению у людей с хроническими заболеваниями: эпидемиологическое исследование в Западной Швеции. PLoS One 2011; 6: e18241.
  53. Джерант А., Чепмен Б., Дуберштейн П., Роббинс Дж., Фрэнкс П.: Несоблюдение режима лечения и личности среди пожилых людей, участвовавших в шестилетнем испытании.Br J Health Psychol 2011; 16: 151–169.
  54. Арнов Б.А.: Взаимосвязь между жестоким обращением в детстве, здоровьем взрослых и психиатрическими исходами и медицинским использованием. J Clin Psychiatry 2004; 65 (приложение 12): 10–15.
  55. Эпплбаум Дж., Немец Б., Каплан З., Витцтум Э., Бельмакер Р. Х .: Распространенность случаев сексуального насилия в детстве при последовательных госпитализациях женщин с психотическим диагнозом в Израиле: предварительный отчет.Psychother Psychosom 2012; 81: 318–319.
  56. Бономи А.Е., Андерсон М.Л., Ривара Ф.П., Кэннон Е.А., Фишман П.А., Каррелл Д., Рид Р.Дж., Томпсон Р.С.: Использование медицинских услуг и расходы, связанные с жестоким обращением в детстве. J Gen Intern Med 2008; 23: 294–299.
  57. Капур Н., Хант I, Макфарлейн Дж., Макбет Дж., Крид Ф .: Детский опыт и использование медицинских услуг во взрослом возрасте: вложенное исследование «случай-контроль».Br J Psychiatry 2004; 185: 134–139.
  58. Porcelli P, Fava GA, Rafanelli C, Bellomo A, Grandi S, Grassi L, Pasquini P, Picardi A, Quartesan R, Rigatelli M, Sonino N: Юбилейные реакции у медицинских пациентов. J Nerv Ment Dis 2012; 200: 603–606.
  59. Хауэлл Д.А., Смит А.Г., Роман Э .: Обращение за помощью у пациентов с лимфомой.Eur J Cancer Care 2008; 17: 394–403.
  60. DiMatteo MR: Социальная поддержка и приверженность пациентов лечению: метаанализ. Health Psychol 2004; 23: 207–218.
  61. Бек Р.С., Дотридж Р., Слоан П.Д.: Взаимодействие между врачом и пациентом в отделении первичной медико-санитарной помощи: систематический обзор.J Am Board Fam Pract 2002; 15: 25–38.
  62. Хансен Р.П., Ведстед П., Соколовски И., Сёндергаард Дж., Олесен Ф .: Характеристики врача общей практики и задержка в диагностике рака. Популяционное когортное исследование. BMC Fam Pract 2011; 12: 100.
  63. Egbert LD, Battit GE, Welch CE, Bartlett MK: Уменьшение послеоперационной боли путем поощрения и инструктирования пациентов.Исследование взаимоотношений врача и пациента. N Engl J Med 1964; 270: 825–827.
  64. Бардес К.Л.: Определение «медицины, ориентированной на пациента». N Engl J Med 2012; 366: 782–783.
  65. Фава Г.А., Томба Э., Сонино Н.: Клиниметрия: наука о клинических измерениях.Int J Clin Pract 2012; 66: 11–15.
  66. Томба Э., Бек П. Клиниметрия и клиническая психометрия: макро- и микроанализ. Psychother Psychosom 2012; 81: 333–343.
  67. Томба Э., Оффидани Э. Клиниметрическая оценка аллостатической перегрузки в общей популяции.Psychother Psychosom 2012; 81: 378–379.
  68. Сонино Н., Перуцци П.: Психонейроэндокринологическая служба. Psychother Psychosom 2009; 78: 346–351.
  69. Пиловски И., Спенс Н.Д.: Паттерны болезненного поведения у пациентов с трудноизлечимой болью.J. Psychosom Res 1975; 19: 279–287.
  70. Иган К.Дж., Битон Р.: Реакция на симптомы у здоровых людей, мало пользующихся услугами системы здравоохранения. J Psychosom Res 1987; 31: 11–21.
  71. Evers AW, Kraaimaat FW, van Lankveld W, Jongen PJ, Jacobs JW, Bijlsma JW: Помимо неблагоприятного мышления: опросник для выявления хронических заболеваний.Дж. Консультируйтесь с Clin Psychol 2001; 69: 1026–1036.
  72. Риф В., Иле Д., Пилгер Ф .: Новый подход к оценке поведения, связанного с болезнью. J Psychosom Res 2003; 54: 405–414.
  73. Спенс М., Мосс-Моррис Р., Чалдер Т. Поведенческие ответы на вопросник о заболеваниях (BRIQ): новый способ прогнозирования необъяснимых с медицинской точки зрения симптомов после острой инфекции.Psychol Med 2005; 35: 583–593.
  74. Бродбент Э., Петри К.Дж., Мэйн Дж., Вайнман Дж .: Краткий опросник восприятия болезни. Журнал Psychosom Res 2006; 60: 631–637.
  75. Берк М., Берк Л., Додд С., Джека Ф. Н., Фицджеральд П. Б., де Кастелла А. Р., Филиа С., Филиа К., Кулькарни Дж., Джексон Х. Дж., Стаффорд Л.: Психометрические свойства шкалы для измерения инвестиций в роль больного: Познания о болезни Шкала.J Eval Clin Pract 2012; 18: 360–364.
  76. Fava GA, Freyberger HJ, Bech P, Christodoulou G, Sensky T, Theorell T, Wise TN: диагностические критерии для использования в психосоматических исследованиях. Psychother Psychosom 1995; 63: 1–8.
  77. Porcelli P, Sonino N (ред.): Психологические факторы, влияющие на медицинские условия.Новая классификация для DSM-V. Adv Psychosom Med. Базель, Каргер, 2007 г., т. 28.

Автор Контакты

Лаура Сирри, доктор философии

Департамент психологии

Болонский университет

viale Berti Pichat 5, IT – 40127 Bologna (Италия)

Электронная почта laurasirri @ libero.это


Подробности статьи / публикации

Предварительный просмотр первой страницы

Получено: 26 июля 2012 г.
Принято: 14 сентября 2012 г.
Опубликовано в Интернете: 22 декабря 2012 г.
Дата выпуска: январь 2013 г.

Количество страниц для печати: 8
Количество рисунков: 1
Количество столов: 1

ISSN: 0033-3190 (печатный)
eISSN: 1423-0348 (онлайн)

Для дополнительной информации: https: // www.karger.com/PPS


Авторские права / Дозировка препарата / Заявление об ограничении ответственности

Авторские права: Все права защищены. Никакая часть данной публикации не может быть переведена на другие языки, воспроизведена или использована в любой форме и любыми средствами, электронными или механическими, включая фотокопирование, запись, микрокопирование, или с помощью какой-либо системы хранения и поиска информации, без письменного разрешения издателя. .
Дозировка лекарственного средства: авторы и издатель приложили все усилия для обеспечения того, чтобы выбор и дозировка лекарств, указанные в этом тексте, соответствовали текущим рекомендациям и практике на момент публикации.Однако ввиду продолжающихся исследований, изменений в правительственных постановлениях и постоянного потока информации, касающейся лекарственной терапии и реакций на них, читателю настоятельно рекомендуется проверять листок-вкладыш для каждого препарата на предмет любых изменений показаний и дозировки, а также дополнительных предупреждений. и меры предосторожности. Это особенно важно, когда рекомендованным агентом является новое и / или редко применяемое лекарство.
Отказ от ответственности: утверждения, мнения и данные, содержащиеся в этой публикации, принадлежат исключительно отдельным авторам и соавторам, а не издателям и редакторам.Появление в публикации рекламы и / или ссылок на продукты не является гарантией, одобрением или одобрением рекламируемых продуктов или услуг или их эффективности, качества или безопасности. Издатель и редактор (-ы) не несут ответственности за любой ущерб, причиненный людям или имуществу в результате любых идей, методов, инструкций или продуктов, упомянутых в контенте или рекламе.

Теория запланированного поведения — обзор

Теория запланированного поведения

Теория запланированного поведения (TPB) Айзена может рассматриваться как расширение TRA.В дополнение к рассмотрению отношения, норм и намерений, TPB принимает во внимание воспринимаемый поведенческий контроль (PBC). PBC можно сравнить с тем, что Альберт Бандура назвал самоэффективностью, и определяется как воспринимаемая легкость / сложность успешного выполнения поведения, на которую может влиять прошлый опыт, моделирование, ожидаемая поддержка и потенциальные препятствия. Эмпирические данные подтверждают дополнительную полезность КПБ в прогнозировании намерений и поведения, особенно тех, которые не находятся под полным волевым контролем (например,g., солнечные ванны, которые контролируются внешними препятствиями, такими как погода).

Поскольку внешние переменные, такие как качество воздуха и облачность, могут влиять на воздействие УФ-лучей на человека, TPB использовался в качестве теоретической основы в исследованиях, посвященных изучению принятия солнечных ванн и использования солнцезащитных кремов. Одно конкретное исследование также было направлено на изучение взаимосвязи между установками / нормами и намерениями через PBC в смешанной гендерной выборке студентов и аспирантов. В соответствии с TPB, отношения, нормы и КПБ составили 60% и 37% вариабельности намерений загорать и использования солнцезащитного крема, соответственно.Отношение и КПБ, но не субъективные нормы, предсказывают использование солярия. По мере того, как участники чувствовали, что у них есть больше возможностей для принятия солнечных ванн и использования солярия, взаимосвязь между их отношением к поведению и намерениями участвовать в таком поведении усилилась. Участники, которые сообщили о своем намерении участвовать в любом из этих способов воздействия УФ-излучения, с большей вероятностью проявили такое поведение.

Совсем недавно исследователи расширили теоретическую модель, включив в нее конструкции мотивации внешнего вида и самомониторинга (например,g., руководство внешними или ситуативными факторами). Результаты исследования с участием студентов старших курсов мужского и женского пола показали, что наиболее заметным предиктором использования солярия было намерение проявить такое поведение. Таким образом, важность поведенческих намерений была даже больше, чем значение пола, возраста и типа кожи при прогнозировании использования солярия. Намерения находились под влиянием отношения, субъективных норм и воспринимаемого поведенческого контроля, в результате чего участники с более позитивным отношением и субъективными нормами и с большим воспринимаемым контролем над использованием солярия сообщали о больших намерениях участвовать в поведении в солярии.В соответствии с верой в то, что высокий уровень самоконтроля с большей вероятностью будет зависеть от мнения значимых других, по мере того, как самоконтроль усиливался, росла и взаимосвязь между субъективными нормами и поведенческими намерениями. Неудивительно, что участники, которые сообщили о большей мотивации к развитию и поддержанию привлекательной внешности, с большей вероятностью сообщили о положительном отношении к соляриям, чем те, кто сообщил о более низкой мотивации к внешнему виду. Мотивация к внешнему виду была более важной в прогнозировании отношения к солярию, чем ориентация на здоровье.

Различия между человеческой ошибкой, рискованным поведением и безрассудным поведением — ключ к культуре справедливости

Считаете ли вы, что ваша организация действует в рамках культуры справедливости? Мы много раз задавали этот вопрос, работая совместно с медицинскими организациями и профессионалами. Ответить на этот вопрос непросто. Тем не менее, мы часто получаем поспешные утвердительные ответы, уверяющие нас, что организация действительно создала культуру справедливости, когда наши прямые наблюдения опровергают такие свидетельства.Одна из ключевых областей недопонимания глубоко связана с тем, как организации определяют, дифференцируют и реагируют на человеческие ошибки, рискованное и безрассудное поведение, которые представляют собой три ожидаемых поведения, которые могут привести к риску и причинению вреда пациенту. Хотя руководители организаций могут четко сформулировать технически правильные определения этих трех моделей поведения, на практике и через организационные политики и процедуры, в частности политики и процедуры, связанные с человеческими ресурсами, часто разворачивается другая история, которая устанавливает несправедливый дисциплинарный процесс, который не поддерживает обучение , безопасность и улучшение.

Например, расплывчатые термины, такие как «плохое поведение» или «неправильный поведенческий выбор», часто используются в политиках для определения условий, требующих дисциплинарных мер, и все «сознательные нарушения» политик и процедур считаются безрассудным поведением, в то время как большинство из них вероятное рискованное поведение. Таким образом, если люди сознательно игнорируют какие-либо политики, процедуры или обычные стандарты практики, это часто приводит к дисциплинарным взысканиям, даже если нарушение широко распространено из-за общих сбоев системы или преследовалось добросовестно из-за ошибочного убеждения, что риск было оправдано или незначительно.

В чем разница между человеческой ошибкой, рискованным и безрассудным поведением в культуре справедливости? Как организации определяют, представляет ли поведение человека человеческую ошибку, рискованное или безрассудное поведение? Чем отличается реакция на каждый тип поведения? Чтобы ответить на эти вопросы, мы даем базовую информацию о трех типах поведения.

Человеческая ошибка

Определение. Человеческая ошибка — это неизбежный, непредсказуемый и непреднамеренный сбой в том, как мы воспринимаем, думаем или ведем себя.Это не поведенческий выбор — мы НЕ выбираем совершать ошибки , но все мы подвержены ошибкам.

Примеры. Большинство ошибок можно классифицировать как сбой выполнения, который является ошибкой, связанной с навыками, или сбой планирования, который является ошибкой, основанной на правилах или знаниях. Умственные промахи и промахи считаются ошибками, основанными на навыках. Примером умственной ошибки является перестановка цифр в дозах лекарства. Упущения или забвение предпринять определенные шаги в процессе являются примерами умственных ошибок.Неправильное программирование нового инфузионного насоса в соответствии с инструкциями, используемыми для старого насоса, является примером ошибки, основанной на правилах. Назначение чрезмерной дозы лекарства из-за недостатка информации о недавней потере веса пациентом является примером ошибки, основанной на знаниях.

Причины. Человеческая ошибка является либо эндогенной (случайная человеческая ошибка), которая возникает у человека в результате случайного и непредсказуемого когнитивного события, либо экзогенной (системная человеческая ошибка), при которой некоторая особенность окружающей среды способствует сбоям в когнитивных процессах.Риск эндогенных ошибок увеличивается из-за негативных факторов, влияющих на личную производительность, таких как тревога и стресс, усталость, озабоченность и отвлекаемость, страх и страх, сенсорный дефицит и другие психосоциальные факторы. Риск экзогенных ошибок увеличивается из-за негативных факторов, влияющих на работу системы или окружающей среды, таких как слабое освещение, перебои и физические отвлекающие факторы, утомительные схемы укомплектования персоналом, технологические сбои, отсутствие вспомогательных средств (например, калькуляторов, этикеток) и неограниченного доступа к ним. лекарства.По мере увеличения масштабов и интенсивности негативных факторов, влияющих на производительность, вероятность человеческой ошибки значительно возрастает.

Смещения восприятия также способствуют возникновению как эндогенных, так и экзогенных ошибок. Примеры предубеждений восприятия включают предвзятость подтверждения (видение того, во что вы верите), слепоту к изменениям (неспособность обнаружить изменения на простом виде) и слепоту по невнимательности (неспособность видеть информацию из-за того, что внимание сосредоточено в другом месте). Когнитивные искажения могут влиять на то, как люди реагируют на ошибку.Примеры когнитивных предубеждений включают предвзятость ретроспективного взгляда (склонность рассматривать прошлые события как предсказуемые), предвзятость нормальности (здесь этого никогда не произойдет) и предвзятость серьезности (склонность основывать серьезность ответа на результате).

Менеджмент. Поскольку человеческие ошибки неизбежны, с ними лучше всего справляться в рамках культуры справедливости путем перестройки системы, чтобы сделать систему устойчивой к человеческим ошибкам или ошибками. Редизайн системы часто требует интеграции стратегий с высоким кредитным плечом (например,g., принудительные функции, отказоустойчивость, барьеры, автоматизация и технологии, стандартизация и упрощение), которые повышают надежность системы и снижают или устраняют риск ошибок и / или причинения вреда пациенту. Дисциплина, включая консультирование, не является оправданной или эффективной для устранения человеческой ошибки, потому что заблуждающиеся люди не намеревались совершить действие или какой-либо нежелательный результат, который привел к этому. В культуре справедливости единственный справедливый вариант — утешить человека, допустившего ошибку, и перепроектировать системы, чтобы предотвратить ошибки в будущем.

Кроме того, потенциальная или фактическая серьезность исхода ошибки не должна играть роли в определении того, как лечить людей, даже если пациенты пострадали. Люди должны знать, что к ним будут относиться справедливо, когда они сообщат о своих ошибках, и что они будут нести ответственность за качество своего выбора, а не за саму человеческую ошибку или серьезность ее результата. Кроме того, предвзятость по серьезности часто приводит к подходу «без вреда — без фола» с упущенными возможностями для перепроектирования систем и утешения людей за человеческую ошибку.

Поведение, связанное с риском

Определение. Поведение, связанное с риском, отличается от человеческих ошибок. Это поведенческий выбор, который делается, когда люди утратили представление о риске, связанном с этим выбором, или ошибочно считают риск незначительным или оправданным.

Почему мы плывем по течению. Человеческая природа уклоняется от строгого соблюдения процедур и развивает небезопасные привычки, для которых мы не видим риска. Человеческое поведение противоречит безопасности, потому что за риск (например,g., сэкономленное время) часто бывают немедленными и положительными, в то время как возможные неблагоприятные исходы (например, причинение вреда пациенту) часто являются отсроченными и отдаленными. В результате даже самые образованные и внимательные люди научатся справляться с опасными сокращениями, особенно при столкновении с непредвиденной системной проблемой (например, технологическими сбоями, срочностью). Со временем риск, связанный с таким поведением, исчезает, и вся культура становится терпимой к этим рискам. Люди не хотят причинять вред пациентам; вместо этого они чувствуют, что все еще действуют безопасно.Фактически, чем более вы опытны в том, что делаете, тем меньше вероятность того, что вы осознаете, что находитесь в рискованной ситуации, когда проявляете рискованное поведение.

Например, если вы опытный фармацевт, вы можете быстро пропустить сообщения о взаимодействии с лекарствами, едва заметив их, полагаться на исторический вес для проверки дозировки лекарства на основе веса и несколько раз сканировать штрих-код на первом контейнере, когда несколько контейнеров требуются для приготовления примеси. Если вы опытная медсестра, возможно, вам не придется дважды думать о программировании инфузионного насоса вне библиотеки лекарств, приготовлении добавок для внутривенных (в / в) добавок вместо того, чтобы ждать, пока аптека их выдаст, и удалении лекарств с помощью переопределения из шкафа автоматического дозирования (ADC). вне чрезвычайной ситуации.Успешные результаты способствуют продолжению и терпимости к рискам, особенно когда коллеги смотрят в другую сторону или начинают имитировать рискованное поведение.

Перевернутые последствия. Когда организационная толерантность к риску высока, безопасный выбор поведения может фактически вызывать критику, а рискованное поведение — вознаграждение. Например, фармацевт, который быстро выдаст «недостающее» лекарство, с большей вероятностью получит положительное подтверждение от ожидающей медсестры, чем фармацевт, который полностью исследует причину запроса, таким образом задерживая получение недостающего лекарства.Медсестра, которой требуется больше времени для приема лекарств, может подвергнуться критике, даже если дополнительное время связано с безопасными привычками и обучением пациентов. Но медсестрой, которая может обработать шесть новых госпитализаций в течение смены, можно восхищаться, и другие могут последовать ее примеру, даже если для выполнения работы были приняты опасные меры. Фактически, подобные ярлыки и многие другие можно даже назвать эффективным поведением.

Основные системные причины. Наиболее опасное поведение вызвано большими и малыми сбоями системы, над которыми люди должны работать, часто ежедневно, чтобы выполнить свою работу.Необходимое пациенту лекарство отсутствует в аппарате; доступ к ADC перегружен и требует много времени; новый сканер штрих-кода имеет высокий уровень сбоев сканирования. Список системных сбоев разнообразен и длинен, что часто затрудняет или делает невозможным выполнение заданных задач. Мы ожидаем, что люди будут использовать навыки критического мышления для навигации по системам или процессам, когда они не работают хорошо в данный момент, и мы хвалим и вознаграждаем людей, когда они это делают. Таким образом, люди часто довольны, даже гордятся своей способностью оказывать помощь пациентам, несмотря на препятствия, даже когда это означает сокращение пути, нарушение процедур или работу с системой, как задумано.К сожалению, люди, реагирующие на дисфункциональные системы, не следуя политике или процедурам, часто подвергаются ненадлежащему наказанию, особенно если происходит ошибка.

Подсознательные решения и бесшумный монитор рисков. Другая причина, по которой люди дрейфуют, заключается в том, что мы принимаем нелогичные решения. Человеческий мозг способен к подсознательному и сознательному мышлению. Наше подсознание управляет примерно 80% всех человеческих усилий. Он работает автоматически и быстро, стремясь решать проблемы, но не огорчается, когда ошибается — он приходит с территорией принятия решений на лету (Маркс Д.Подписки Дэйва: новая история об ответственности на рабочем месте. Плано, Техас: Студии на вашей стороне; 2015). Сознательный мозг работает очень медленно, чтобы решить более сложные проблемы, полагаясь на подсознательный мозг для решения всех, кроме самых сложных проблем. Таким образом, люди принимают большинство решений подсознательно, формулируя решения, о которых они даже не подозревают. У людей также есть внутренний монитор рисков, работающий на заднем плане как нашего сознательного, так и подсознательного мозга, незаметно наблюдающий за нашим миром и постоянно ищущий опасности.Если монитор риска узнает о серьезной опасности, небольшой голосок стучит в дверь наших сознательных мыслей и сообщает нам, что мы в опасности. Имейте в виду, что только сознательный мозг получает сигнал тревоги, если срабатывает монитор риска. Когда люди проявляют рискованное поведение, их внутренний монитор рисков молчит — они не видят опасности, создаваемой их поведенческим выбором, или ошибочно полагают, что она незначительна или оправдана.

Управление рискованным поведением. Чтобы эффективно управлять рискованным поведением, необходима честность в отношении нашей склонности к дрейфу.Хотя одно дело публично признать, что люди совершают ошибки, совсем другое — признать, что люди часто предпочитают нарушать правила, даже если они работают над сбоями системы и получают вознаграждение за свое «эффективное» поведение. Признание существования рискованного поведения — беспорядок и табу, но это первый важный шаг на пути к эффективному и справедливому управлению поведением. Хотя традиционно было проще сурово судить о таком поведенческом выборе, неправильно обозначать его как безрассудное поведение и ненадлежащим образом наказывать всех, кто сознательно нарушает правила, в культуре справедливости решение состоит не в том, чтобы наказывать тех, кто проявляет рискованное поведение.Вместо этого для управления рискованным поведением необходимо устранить препятствия на пути к безопасному поведению, отказаться от вознаграждения за рискованное поведение и научить людей видеть риск, связанный с их выбором.

Коучинг. Коучинг включает в себя помощь человеку увидеть риск, связанный с поведенческим выбором, который не был замечен или неправильно истолкован как незначительный или оправданный. Это продуктивный разговор между людьми о рисках и выгодах определенного поведения и о процессе принятия решений в отношении поведения, находящегося под контролем человека.Цель беседы — повысить осведомленность о риске, связанном с поведением человека, выявить причины такого поведения, чтобы их можно было исправить, и согласовать ожидания человека, чтобы он сделал более безопасный поведенческий выбор в будущем. Это может быть так же просто, как сказать человеку, что конкретный выбор может быть более рискованным, чем он или она могут себе представить. Иногда разговор требует большей глубины, если человек не убежден в риске, связанном с его поведенческим выбором.

Коучинг отличается от консультирования. Коучинг — это позитивный словесный разговор, направленный на повышение ситуационной осведомленности о риске, связанном с поведенческим выбором, при выявлении любых основных причин поведенческого дрейфа. Напротив, консультирование часто является первым шагом в дисциплинарном процессе, когда людей уведомляют, часто устно и письменно, об определенных формах поведения или результатах, необходимых для их продолжения работы.

Коучинговые беседы должны быть частью повседневной жизни менеджера, когда он наблюдает, как отдельный человек или группа проявляют рискованное поведение.Менеджерам не следует ждать, пока произойдет какое-либо событие, прежде чем заняться опасным поведением; вместо этого они должны проявлять инициативу, делясь своим представлением о риске с персоналом и своими ожиданиями относительно безопасного поведенческого выбора. Кроме того, коучинг никогда не должен завершаться простой публикацией или повторением политики, процедуры или обычного стандарта практики. В большинстве случаев люди уже знают о политике, процедуре или стандарте и были обучены их применять. Поведение, связанное с риском, обычно не связано с отсутствием знаний о правиле, а скорее с отсутствием осведомленности о риске, связанном с задачей, или несоблюдением предписанного процесса.Если вы решите не обучать рискованному поведению, потому что оно неудобно или может быть плохо воспринято отдельным лицом или группой, риск остается неконтролируемым до тех пор, пока не будет причинен вред. То, что не исправлено, оправдывается.

Как только менеджеры освоятся с обучением рискованному поведению, они должны побуждать людей проводить коучинг между коллегами, когда они видят, что другие проявляют рискованное поведение, особенно когда они не верят, что коллеги видят риски, на которые они идут. Это больше, чем желание протянуть руку помощи; для этого требуется как готовность продуктивно подойти к коллеге в тот момент, когда наблюдается рискованное поведение (не во время сеанса коллегиального обзора), так и готовность получать наставления от других.

Редизайн системы и награды. Устранение рискованного поведения также требует исправления системных сбоев и неявных вознаграждений, которые движут этим поведением. Например, если шприцы, приготовленные на установке, не имеют этикеток из-за отсутствия пустых или предварительно отпечатанных этикеток, система должна быть переработана, чтобы этикетки шприцев были легко доступны, чтобы у персонала были необходимые инструменты для принятия наиболее безопасного поведенческого выбора. Если лекарства часто удаляются через блокировку ADC при подготовке к процедуре до того, как они будут прописаны, необходимо устранить стимулы к такому рискованному поведению — возможно, запросы от лиц, назначающих лекарства, и похвалы за готовность пациента.

Безрассудное поведение

Определение. Безрассудное поведение — это сознательное игнорирование существенного и неоправданного риска. По сравнению с рискованным поведением люди, которые ведут себя опрометчиво, всегда знают, на какой риск они идут, и понимают, что он значительный. Они ведут себя умышленно и не могут оправдать свое поведение (т. Е. Не считают, что риск оправдан по ошибке). Они знают, что другие не участвуют в таком поведении (т. Е. Это не норма).Такое поведение представляет собой сознательный выбор игнорировать то, что, по их мнению, представляет собой существенный и неоправданный риск. Ключом к этой концепции является то, что человек должен осознавать существенный и неоправданный риск, чтобы игнорировать его. Следовательно, они должны разумно предвидеть, что их действия или бездействие создадут или могут создать существенный и неоправданный риск.

Причины и примеры. Причины безрассудного поведения столь же разнообразны, как и поведение, но никакая причина не может извинить безрассудство по отношению к безопасности других.Хотя безрассудное поведение, как мы надеемся, встречается редко, примеры включают утечку наркотиков, ответные нарушения конфиденциальности пациента или выполнение хирургических операций под воздействием наркотиков или алкоголя.

Различие между рискованным и безрассудным поведением. Некоторым организациям трудно отличить рискованное поведение от безрассудного. Чтобы было ясно, при определении того, является ли поведение безрассудным, вопрос, который следует задать себе, заключается в том, игнорировал ли человек сознательно то, что он или она считал существенным и неоправданным. РИСК .Этот вопрос связан с сознательным игнорированием известного существенного и неоправданного РИСКА , а не с сознательным игнорированием политики, процедуры или стандарта обычной практики. Нарушения стандартов политики, процедур и практик часто представляют собой риск, а не безрассудный выбор, когда РИСК не рассматривается или ошибочно не считается незначительным или оправданным. Безрассудное поведение требует сознательного игнорирования предполагаемого значительного РИСКА . Чаще всего человек, делающий безрассудный выбор, мотивируется эгоцентричным желанием поставить свои собственные потребности выше других; таким образом, их поведение не имеет социальной ценности, приносящей пользу другим, особенно пациенту, организации или их коллегам.Различия между рискованным и безрассудным поведением обобщены в , Таблица 1 .

Таблица 1. Основные различия между рискованным и безрассудным поведением
Поведение, связанное с риском Безрассудное поведение
Восприятие
Не видит риска ИЛИ ошибочно считает риск незначительным или оправданным Всегда осознает риск И понимает, что риск существенный и неоправданный
Поведение часто является нормой внутри группы Знает, что поведение в группах не является нормой
Монитор рисков не подает сигнал тревоги — ошибочно полагает, что выбор безопасен Сигнализация монитора рисков — знает, что выбор небезопасен
Не игнорирует сознательно то, что считается существенным и неоправданным РИСК Делает сознательный выбор игнорировать существенный и неоправданный РИСК
Мотивация
Поведенческий выбор часто ориентирован на пациента, коллегу или организацию (желание помочь другим) Поведенческий выбор часто эгоцентричен (желание помочь себе)
Помещает пациентов, коллег, организацию в первую очередь Ставит собственные нужды выше других
Решение имеет социальную ценность Решение не имеет социальной ценности

Менеджмент. В справедливой культуре безрассудное поведение заслуживает порицания. Таким образом, в соответствии с кадровой политикой организации следует рассмотреть возможность принятия быстрых и надлежащих корректирующих или дисциплинарных мер для исправления нежелательного поведения. Уровень корректирующих действий обычно определяется дисциплинарными процедурами организации и часто варьируется от консультирования или выговора до более строгих мер наказания, таких как увольнение. Кроме того, редизайн системы может быть полезен для защиты от безрассудного поведения в будущем.Например, утечку наркотиков можно ограничить с помощью надежных системных усовершенствований.

Заключение

Среди трех типов поведения, которые могут увеличить риск и вред, рискованное поведение, наряду с любой необходимой реорганизацией системы, должно быть основным направлением программы обеспечения безопасности пациентов. Поведение, связанное с риском, — это величайшая проблема для организации в области безопасности, а также величайшая возможность для улучшения. В то время как неопытные люди склонны к человеческой ошибке, когда они осваивают новые задачи и навыки, неизбежная человеческая ошибка представляет меньшую проблему, как и редкое безрассудное поведение.Однако рискованное поведение, как правило, широко распространено, поскольку более опытные люди отходят от правил, политик и процедур, больше не видя рисков в обходных путях или сокращениях, которые они разработали с течением времени. Упреждающее и справедливое управление этим рискованным поведением с помощью коучинга, реорганизации системы и системы вознаграждений, которая поощряет безопасный выбор поведения, имеет жизненно важное значение.

Объединяет ли концепция поведения всю науку?

Есть ли центральная концепция, которая пронизывает и формирует современное эмпирическое естествознание? Может ли одна идея вплетаться в естественнонаучные исследования и формировать основу нашего объективного познания мира? Думаю, большинство скажет «нет».Я подозреваю, что для тех смелых душ, которые скажут «да», некоторые физики могут ответить на это, сказав энергию. В конце концов, как предполагают знаменитое E = mc 2 Эйнштейна и такие идеи, как Большой взрыв, можно утверждать, что наука показала, что энергия является конечным общим знаменателем, лежащим в основе всей реальности. Напротив, могут быть некоторые теоретики, работающие в области квантовых вычислений и информатики, которые утверждают, что нам нужно перейти от «этого к битам», и утверждают, что информация является фундаментальной.Другие могут занять другую точку зрения и заявить, что наука — это критическое мышление, измерение и логика (см. Здесь). Таким образом, они могут утверждать, что центральной чертой современной эмпирической науки является систематический анализ посредством наблюдения, количественной оценки и экспериментов.

Согласно Единой Теории Знания (UTOK), есть ответ, и это поведение. Я подозреваю, что многие поначалу откажутся от такого ответа. В конце концов, концепция поведения вводится в научный мир через психологическую науку, в частности, через поведенческую психологию Ватсона.И по сей день некоторые люди определяют психологию как науку о поведении. Кроме того, «науки о поведении» — это хорошо известная область исследований. Если бы поведение действительно было ключевым понятием в науке, эти утверждения не имели бы смысла. И тем не менее, если вы знаете, как взглянуть на ландшафт наших научных знаний, вы увидите, что есть веские аргументы в пользу того, что поведение является ключевой концепцией, объединяющей современное естествознание.

Мы можем начать с основных определений.Учтите, что Лексико-Оксфордский словарь определяет науку как «интеллектуальную и практическую деятельность, охватывающую систематическое изучение структуры и поведения физического и природного мира посредством наблюдений и экспериментов». Если мы согласны с тем, что поведение можно определить как изменения сущностей и их отношений во времени, то, косвенно, можно считать, что концепция поведения включает структуру этих сущностей. Однако обратное неверно, поскольку структура статична и не включает динамические аспекты поведения.Мы также можем объединить физическое в более широкое понятие естественного, используя ту же логику. Естественное включает физическое, но физическое не включает все естественное. Это дает нам определение естествознания как систематического наблюдения, описания и объяснения поведенческих паттернов в мире природы.

В этом определении скрыты две ключевые особенности поведения, которые возвращают нас к начальному абзацу. Когда мы рассматриваем, как определить сущность современного эмпирического естествознания (см. Здесь, как это определяется), мы должны различать два фундаментальных аспекта.Один из элементов — это эпистемологический аспект науки. Это связано с наблюдением, измерением, количественной оценкой и экспериментированием для разработки достоверных моделей сложности и изменения природы. Второй аспект — онтология. Это относится к утверждениям о реальности, которые делает наука. Итак, как бихевиорист, я узнал все об эпистемологии науки, разбираясь в таких вещах, как теория измерений, надежность, валидность, дисперсионный анализ и рандомизированные контролируемые клинические испытания.Все это инструменты, позволяющие узнать, как ведет себя мир. Напротив, подумайте о Периодической таблице элементов. Это отражает идею о том, что материя состоит из атомов, обладающих основными свойствами, связанными с такими вещами, как вес и заряд, которые связаны с количеством протонов, нейтронов и электронов, составляющих их. Таким образом, Периодическая таблица связана с онтологией — она ​​отображает знания, полученные наукой о мире.

Этот набор утверждений означает, что если бы во всей науке действительно существовала центральная концепция, она должна была бы смешивать или связывать научную эпистемологию с научной онтологией.UTOK утверждает, что концепция поведения делает именно это. То есть он образует как эпистемологию науки, так и то, как научные онтологии отображают онтическую реальность. Как я утверждал еще в 2003 году, концепцию поведения можно определить как изменение отношений объект-поле. Это базовое определение может связать нас с эпистемологией науки в том смысле, что современное эмпирическое естествознание определяется систематическим наблюдением, описанием, количественной оценкой и экспериментированием с поведенческими моделями.Многие философы, от Кена Уилбера до Бернардо Каструпа, указывали, что наука принимает внешний, поведенческий взгляд на мир от третьего лица. Можно сказать, что поведение и его систематическое наблюдение, измерение и анализ составляют основу эпистемологии науки.

С помощью системы «Древо познания» и Периодической таблицы поведения UTOK показывает, как мы можем сформулировать научную онтологию как отображение различных измерений и уровней паттернов поведения в природе. В частности, система Древа познания описывает вселенную как разворачивающуюся волну поведенческой комплексности.Он начинается с горячего, плотного «сингулярного энергоинформационного сверхсилового поля» во время Большого взрыва. В соответствии с научной эпистемологией это можно представить как начало нашей наблюдаемой вселенной. Затем происходит космическое эволюционное расширение, такое, что энерго-информационная сингулярность дифференцируется и эволюционирует в то, что называется материальным планом существования на Древе познания. Он состоит из пространственно-временного континуума в его знакомых четырех измерениях, а также четырех фундаментальных сил природы и связанных с ними частиц, а также последующих более крупных скоплений атомов, которые затем группируются в такие вещи, как звезды и молекулы.

Следуя эволюционной тропе «Большой истории», мы попадаем в измерение Жизни, которое можно определить как набор жизненных форм поведения. Затем, примерно 530 000 000 лет назад, примерно во время Кембрийского взрыва, произошло задокументированное возникновение измерения существования Разума, совокупность которых представляет собой психическое поведение животных через сенсомоторную петлю. Затем, 50 000 лет назад, мы видим, что четко проявилось измерение Культуры, которое является планом существования, на котором происходит поведение людей.(Примечание: кто-то может задаться вопросом, применимо ли это к человеческим технологиям и их эволюции. UTOK не включает человеческие технологии в область «естественной» истории, отображаемую наукой; тем не менее, можно утверждать, что утверждения, сделанные здесь о поведении и науке, верны. )

Периодическая таблица поведения показывает более подробно, как каждый из этих четырех планов Материи, Жизни, Разума и Культуры может быть оформлен так называемыми «первичными целостными объектами». Это (1) атомы на плане Материи, (2) клетки на плане Жизни, (3) животные на плане Разума и (4) люди на плане Культуры.Сделав это важное замечание, мы можем затем перейти «вниз» на уровень, от целого к частям, а затем «вверх» на уровень по группам целых. В частности, двигаясь вниз, мы получаем (1) частицы, (2) гены, (3) нейронные сети и (4) обоснования. Переходя к группам первичных целостностей, мы получаем (1) молекулы, (2) многоклеточные организмы / группы, (3) группы животных и (4) человеческие культуры. Таким образом, Периодическая таблица поведения показывает, как научные области могут быть эффективно разделены на четыре измерения существования с помощью трех уровней анализа, давая нам 12 фундаментальных этажей научного исследования и онтологические паттерны, которые они отображают в природе.

Источник: Грегг Энрикес

Последний вопрос возникает относительно основной причины поведения. Есть ли какая-то одна причина шаблонов поведения на этих вложенных уровнях и измерениях? Краткий ответ с точки зрения UTOK — нет, поскольку существует множество видов паттернов и обмена информацией, которые регулируют и ограничивают паттерны поведения в стратификации природы. Однако существует глубокая преемственность между уровнями и измерениями, которая позволяет то, что Дэниел Деннетт называет «хорошей редукционистской» структурой, как онтологически, так и, возможно, даже теоретически.

Теоретически конечную идею можно сформулировать как «принцип наименьшего действия». Как это видео, выпущенное на этой неделе сериалом PBS Space Time под названием «ДЕЙСТВИЕ — самое фундаментальное свойство физики?» утверждает, что принцип наименьшего действия — это глубокий принцип, соединяющий классическую механику, общую теорию относительности и квантовую механику. И, как показывает работа Карла Фристона по предсказательной обработке и активному выводу, мы можем свободно прослеживать эти концепции в живых системах.Эта идея проявляется в первом принципе поведенческой теории инвестиций, который является принципом экономики энергетики. И, как утверждал Джордж Зипф со своим принципом наименьшего усилия, мы можем описать множество различных явлений с помощью принципа наименьшей энергии / действия.

Суть в том, что современное эмпирическое естествознание — одна из самых мощных систем обоснования, которые когда-либо создавались людьми. И оказывается, что его можно сформулировать центральной концепцией. Поведение образует современную науку как эпистемологически, так и онтологически.И, если видео PBS верное — и мы можем проследить этот принцип в поведении живых, умственных и культурных существ — тогда, возможно, принцип наименьшего поведенческого действия представляет собой фундаментально важную идею, которая теоретически связывает всю науку вместе, как хорошо.

Поведение связывает онтическую реальность с научной онтологией и эпистемологией.

Источник: Грегг Энрикес

границ | Нужна ли нам среда для объяснения оперантного поведения?

Введение

Б.Ф. Скиннер (например, Скиннер, 1981) и те, кто работает в традиции Скиннера, очень подробно изобразили, как поведенческий репертуар выбирается, формируется и поддерживается его последствиями. Способность людей приспосабливаться, часто бессознательно, к ситуациям, в которых они оказываются, основана на их чувствительности к последствиям (Pessiglione et al., 2008; Lieberman, 2012) — и если исследователи не понимают, как последствия влияют на поведение, большинство из психологических и исследования нейробиологии сами по себе будут трудными для понимания (например,г., Оверскайд, 2000). В конце концов, на человеческое поведение постоянно влияет оперантное обусловливание, которое мы, конечно же, называем процессом, с помощью которого последствия изменяют поведение (см. Либерман, 2012).

Богатство эмпирических знаний, относящихся к оперантному поведению, существует давно, но не всегда интегрируется в теории и эмпирические исследования основных психологов. Это, по-видимому, связано с относительной изоляцией «поведенческих аналитиков» (см. Overskeid, 1995a) — имя, часто используемое теми, кто работает в рамках традиции Скиннера.Что именно мешает интеграции этой группы исследователей в психологический мейнстрим, с потенциалом для диалога и повышенного внимания к важным базовым явлениям, таким как обучение и обусловливание, которые может повлечь за собой такое развитие?

Радикальные, но все более похожие

Бихевиоризм существует более века назад, хотя сомнительно, что сейчас кто-то разделяет взгляды основателя движения Уотсона (1913). Другое дело — школа мысли Б. Ф. Скиннера (см. Overskeid et al., 2012). Этот американский бунтарь когда-то планировал переделать «всю область» психологии «под себя» (Skinner, 1979, стр. 38) — и до когнитивной революции 1950-х и 60-х годов могло казаться, что он его способ сделать это (например, de Waal, 2017).

Сегодня мышление Скиннера вряд ли модно. Тем не менее, даже после своей смерти в 1990 году Скиннер все еще возглавлял список самых выдающихся психологов мира (например, Haggbloom et al., 2002). Недавнее исследование поставило его на второе место (Green and Martin, 2017).Его влияние неоспоримо даже сегодня, и те, кто работает в рамках парадигмы Скиннера, продолжают проводить фундаментальные и прикладные исследования, которые часто очень важны для понимания оперантного поведения (например, Gomes-Ng et al., 2017; Johnson et al., 2017 ).

Скиннер называл себя «радикальным» бихевиористом — и, в отличие от других бихевиоризмов, бренд Скиннера полностью признает существование частных событий, таких как мысли и чувства. В самом деле, Скиннер (1974, стр. 212) заявил: «Что находится внутри кожи и как мы об этом узнаем? Я считаю, что ответ лежит в основе радикального бихевиоризма.На практике это привело к тому, что когнитивная и бихевиористская тактика исследования становится все более похожей, когда две школы решают одни и те же проблемы (см. Overskeid, 1995b). Однако они не часто решают одни и те же проблемы. Почему это?

Отдельно

Нет сомнений в том, что радикальные бихевиористы склонны рассматривать себя отдельно от основной психологии (Pietras et al., 2013), а некоторые даже утверждают, что то, чем они занимаются, является отдельной наукой, а не психологией (Vargas, 2017).

В чем же тогда основная разница, которая отделяет сегодняшний скиннеровский бихевиоризм от психологии, как ее видят большинство психологов, и которая по-прежнему делает целесообразным говорить об отдельной школе мысли? Для Скиннера центральным было предположение, что причины поведения всегда следует искать в окружающей среде. И Скиннер (1984, с. 719) указал на его «центральную позицию» как на причину, по которой психологи часто не следовали его рассуждениям. «Переход от внутреннего определения поведения к определению окружающей среды — трудный шаг», — заключил он (Скиннер, 1984, стр.719).

Скиннер, похоже, попал в точку. Вера в «средовую детерминацию» действительно кажется основной теоретической причиной того, почему анализ поведения стоит отдельно от основной психологии (например, Overskeid, 2006), и некоторые утверждали, что этот взгляд на причинно-следственную связь является причиной успеха поведенческих аналитиков. в достижении своих целей (например, Pietras et al., 2013).

Итак, что же такое «среда» в поведенческой аналитической теории? Что это определяет? И действительно ли вера в детерминацию окружающей среды препятствует интеграции анализа поведения в основную психологию?

Прогнозирование и управление

С самого начала бихевиористское движение стремилось достичь предсказания и контроля поведения.Уотсон (1913) был первым, кто сформулировал эти цели, и Скиннер (например, Скиннер, 1953) подтвердил их. Некоторые поведенческие аналитики предпочитают «влияние» слову «контроль» (например, Hayes et al., 2013). Скиннер, с другой стороны, иногда использовал более сильное выражение и говорил о «полном контроле» оперантного поведения (Скиннер, 1986, стр. 232). Какими бы немного разными формулировками они ни были, принцип, согласно которому его целью является предсказание и контроль, «проходит через литературу по анализу поведения» (Bach and Moran, 2008, p.18).

Полезность элемента в теории, объяснении или предположении должна оцениваться по степени, в которой этот элемент способствует достижению целей — в случае анализа поведения, прогнозирования и контроля. Таким образом, вопрос заключается в том, что концепция среды может сделать, чтобы помочь поведенческим аналитикам достичь своих целей.

Окружающая среда и причины

Окружающая среда является центральным понятием в анализе поведения. В часто цитируемом отрывке Скиннер (1957, стр.1) отражает суть того, что анализируют поведенческие аналитики: «Люди воздействуют на мир, изменяют его, и, в свою очередь, изменяются последствиями своих действий». Эта цитата из Скиннера (1957) показывает, что оперантное поведение является частью цепи событий без четкого начала или конца. Следовательно, те, кто хочет понять поведение, должны принять определенные решения относительно того, какие события следует называть «причинами», тем самым отмечая их как особенно актуальные для анализа, конечной целью которого является прогнозирование и контроль.

Скиннер увидел, что причины поведения, то есть события, которые являются не только sine qua non, но также особенно важны для прогнозирования и контроля, могут быть найдены как внутри, так и вне тела. Более того, он часто подчеркивал, что различия в простоте наблюдения не создают различий в статусе, которые важны для анализа поведения и его причин. Действительно, «кожа не так уж и важна для границ. Частные и публичные мероприятия имеют одинаковые физические размеры », — сказал Скиннер (1963, стр.953), который сам был пионером в экспериментальном расследовании частных событий (например, Heron and Skinner, 1937).

И в авторитетном изложении мышления Скиннера Дельпрато и Мидгли (1992, стр. 1512) пришли к выводу: «Частные события относятся к« реальным »событиям, и их онтологический статус идентичен таковому у любого другого аспекта физического мира». Если эта интерпретация верна, поскольку частные события идентичны другим аспектам мира, из этого следует, что частные события также могут быть причинами поведения с тем же статусом, что и любой другой класс событий.Иногда кажется, что Скиннер придерживается этой точки зрения в своем теоретическом анализе. Он говорит, например, что человек может «заявить о своем намерении», и объясняет, что «после того, как такое заявление было сделано, оно вполне может определять действие как своего рода созданное им самим правило. Тогда это настоящий предшественник, оказывающий очевидное влияние на последующее поведение. Когда он скрыт, его может быть трудно обнаружить; но это все же форма поведения … »(Скиннер, 1969, стр. 126).

В других случаях Скиннер обращается к внутренней причинно-следственной связи посредством иллюстраций или примеров, в которых частным событиям более чем один раз придается статус причин поведения (например, см. Zuriff, 1979; Overskeid, 1994).Скиннер, однако, проводил различие между причинными событиями, которые могут наблюдаться более чем одним человеком, и теми, которые доступны только действующему лицу, заявив, что «частные события … могут называться причинами, но не исходными причинами». (Скиннер, 1984, с. 719). Поведенческие аналитики, похоже, согласны с этим (например, Catania, 1988; Pierce and Cheney, 2004).

«Первопричина» — это термин, который использовался во многих областях исследований. Если событие в причинно-следственной цепочке можно считать необычным или бросающимся в глаза, а также появилось относительно близко по времени к событию, подлежащему объяснению, ему часто дается название исходной причины (например,г., Sydora et al., 2003; да Силва и др., 2004; Steine ​​et al., 2011). Однако разница между обычной причиной и причиной, которая не является «инициирующей», никогда не была полностью объяснена (но см. Flora and Kestner, 1995, и Overskeid, 2006, для обмена мнениями). Что касается настоящего обсуждения, важно то, что Скиннер ясно, по крайней мере, начиная с публикации Science and Human Behavior (Skinner, 1953) и далее, видел частные события как потенциальные причины поведения — хотя и не инициирующего типа.Частные события, согласно Скиннеру, могут служить различительными стимулами, а также наказывать и усиливать последствия (см. Примеры ниже, а также Zuriff, 1979; Overskeid, 1994).

Роль окружающей среды

Мы не будем тратить больше времени на обсуждение внешней и внутренней причинно-следственной связи как таковой , что было сделано в другом месте (например, Staddon, 1973; Smith, 1987; Overskeid, 2012). Однако этот вопрос важен, потому что он непосредственно ведет к роли окружающей среды в анализе поведения.Центральная роль среды, возможно, принималась как должное, что может быть причиной того, что полезность этой концепции почти не обсуждалась — но мы увидим, что, учитывая то, как она использовалась поведенческими аналитиками, не всегда может быть легко точно определить причину. значение слова «окружающая среда».

В влиятельном учебнике анализ поведения определен как «наука, изучающая события окружающей среды, которые изменяют поведение» (Миллер, 2006, стр. 5), прежде чем перейти к объяснению, что «события окружающей среды — это любые события, происходящие вне человека.Это может показаться вполне разумным.

Более того, Скиннер, похоже, согласен. В психологии, как он объяснил (Skinner, 1974), несколько научных школ предполагали, что окружающая среда может существовать внутри человека. По мнению этих школ, «часть окружающей среды вошла в тело, — сказал Скиннер (1974, с. 73), — там трансформировалась, возможно, была сохранена, и в конечном итоге возникла как реакция». Но поведенческие аналитики, объяснил Скиннер, видят это по-другому: «В оперантном анализе и в построенном на нем радикальном бихевиоризме среда остается там, где она есть и была всегда — вне тела » (Скиннер, 1974, п.73, курсив в оригинале).

Итак, точка зрения Скиннера ясна. Тем не менее, это может привести к трудностям, если мы рассмотрим, например, то, как люди обычно воспринимают свое окружение. Скиннер (1953) хорошо иллюстрирует это в своей трактовке того, что он называет «интерпретируемым» стимулом. Человек может подумать, например, что он нашел свое пальто на вешалке в ресторане — и, учитывая, что это его интерпретация стимула, он может начать исследовать содержимое карманов пальто, которое в противном случае у него не было бы. сделано.Или человек может заметить слабую дымку на опушке леса и подумать, туман это или дым. «[В] одном случае мы просто переходим; в другом мы бросаемся, чтобы подать сигнал тревоги. Мы не можем делать ни то, ни другое, пока не «решим, что это на самом деле». Мы «интерпретируем» стимул перед тем, как предпринять конкретное открытое действие », — говорит Скиннер (1953, с. 139–140).

Как мы видели, в трудах Скиннера есть много подобных примеров, но упомянутых здесь должно быть достаточно, чтобы показать, что способ определения «событий окружающей среды» и «анализа поведения» Миллера (2006) сталкивается с трудностями.Хотя его описание окружающей среды согласуется с описанием Миллера, Скиннер также описывает, как на реакцию могут сильно повлиять интерпретации и другие частные события — действительно, наша интерпретация стимула может решить, будем ли мы ничего не делать или «бросимся, чтобы дать ответ». тревога »(Скиннер, 1953, стр. 139). Интерпретация, таким образом, может показаться более «инициирующей», чем внешний стимул, описанный Скиннером (1953, стр. 139) как «слабая дымка», которая сама по себе не вызывает поведения.

Если Скиннер занимается анализом поведения, эти примеры сами по себе должны показать, что анализ поведения имеет дело с событиями, которые меняют поведение, даже если они происходят внутри человека.Следовательно, у Миллера (2006) есть проблема.

Вне поведения?

Возможное решение затруднительного положения Миллера (2006) — решение Lokke et al. (2011). В отличие от Скиннера (1974), они заявляют, что рассмотрение окружающей среды исключительно как существующей вне тела не соответствует современному анализу поведения, и утверждают, что стимуляция со стороны тела, а также последствия внутри тела часто участвуют в функциональных объяснениях. поведение. Это более точно, говорят Локке и др.(2011) думать об окружающей среде как о существующей вне поведения, но не обязательно вне тела.

Но действительно ли это решение нашего затруднительного положения? Насколько легко провести грань между окружающей средой и поведением? Можно ли вообще четко провести такую ​​линию — особенно с учетом того факта, что поведенческие аналитики обычно рассматривают поведение как «все, что делает организм», по словам Катании (1992, стр. 364)? Катания продолжает объяснять, что скрытое поведение также является поведением, и указывает, например, что «смещение внимания не обязательно требует движений глаз, но квалифицируется как поведение» (Catania, 1992, стр.364).

Это не спорное предположение, что поведение само по себе может функционировать как дискриминационные стимулы (например, Catania, 1992). Этой функции может служить открытое поведение (например, Guerin, 1992), а также частные события, как мы видели выше, когда, например, поведение интерпретации становится различительным стимулом. Скиннер (1969) приводит еще много примеров частных правил, служащих различительными стимулами.

Также хорошо задокументировано, что участие в определенных формах поведения может действовать как подкрепление, исследования Премака (e.g., Premack, 1962), являющиеся наиболее известными демонстрациями (см. Killeen, 2014, для более позднего обсуждения работы Премака). В своей статье 1962 года Премак заключает (стр. 257): «… можно было не только подкрепить пьянство бегом, но и обратить вспять отношение подкрепления у тех же субъектов …» Зурифф (1979) имеет интересный обсуждение нескольких типов скрытого поведения, которые, по мнению Скиннера, могут служить подкреплением или наказанием.

Дискриминационные и подкрепляющие стимулы часто рассматриваются как часть окружающей среды, и это правда, что они часто существуют вне тела, а также вне поведения.Однако трудно утверждать, что это всегда так. В самом деле, есть все основания предполагать, что человеческое поведение довольно часто находится под контролем стимулов, которые сами по себе являются поведением, например, когда я бегу, потому что считаю, что опаздываю, а поведение бега вызвано поведением веры. Давайте не будем спорить о точном причинном статусе веры в этом примере. Независимо от того, хотите ли вы называть это исходной причиной или нет, это причина, и, будучи поведением, нельзя в то же время сказать, что оно существует «вне» поведения.

Другой пример: мальчик делает домашнее задание, а родители разрешают ему играть в компьютерные игры. Таким образом, поощрение — это одновременно и поведение, и что-то, о чем нельзя сказать, что существует вне поведения.

Если мы говорим, что различающие и подкрепляющие стимулы являются частью окружающей среды, то будет неочевидно, другими словами, что концепция «среды» становится более полезной, определяя ее как события, происходящие вне поведения, а не вне тела. .

Альтернативы

Таким образом, может показаться, что у нас остаются две альтернативы. Во-первых, придерживаться точек зрения Скиннера (1974) и Миллера (2006). Однако, если окружающая среда существует только вне тела, а анализ поведения изучает только эффекты событий окружающей среды, трудно понять, как анализ поведения может изучать скрытые формы поведения, такие как следование правилам и эмоции — даже несмотря на то, что Скиннер (1974) сказал нам выше, что то, что происходит внутри кожи, является сердцем радикального бихевиоризма.

Частные правила, например, в том виде, в каком их видел Скиннер (например, Скиннер, 1969), явно являются причинами другого поведения (хотя, по его мнению, не «инициирующими») — и даже известный когнитивный психолог видел теорию Скиннера. правил как «гениальный анализ» (Sternberg, 1984, стр. 605). Тогда второй альтернативой может быть согласие с теми, в том числе с Локке и др. (2011), которые утверждают, что окружающая среда может быть внутри нас, но, как мы видели выше, это тоже может привести к проблемам.

Тогда может потребоваться обсуждение.Нужно ли нам выбирать между двумя альтернативами? Мы должны найти третью? Или, возможно, следует попытаться основать поведенческий аналитический поиск причин просто на стимулах, наиболее важными из которых являются различающие и подкрепляющие типы, не обязательно обращаясь к окружающей среде — концепция, которая может быть излишней.

В конце концов, не очевидно, что прогнозирование и контроль поведения всегда упрощаются, если включить концепцию окружающей среды в любой анализ. Вместо этого приведенное выше обсуждение может указывать на то, что использование этого слова может усложнить ситуацию.«Дело в том, — сказал Стаддон (1993, стр. 446), — что различие между окружающей средой и организмом часто невозможно провести на практике».

В отличие от окружающей среды, среди Скиннеров нет споров, что стимулов могут возникать внутри тела. Стимулы, которые вызывают зрение, являются хорошей иллюстрацией, например, в знаменитом изречении Скиннера «Видение не требует чего-то видимого», после чего он продолжил: «Мы приобретаем поведение видения при стимуляции реальных объектов, но это может происходить в отсутствие этих объектов под контролем других переменных »(Скиннер, 1963, стр.955). «Другие переменные» не обязательно находятся вне тела. В самом деле, если мы закрываем глаза и по-прежнему видим объект, наше видение обязательно должно происходить в отсутствие реальных объектов и, следовательно, должно быть вызвано частной стимуляцией (см. Skinner, 1963).

Что такое частное мероприятие?

В терминологии поведенческой аналитики стимул или реакция являются частными или скрытыми, если они доступны только человеку, на поведение которого они влияют (если стимул), или чье поведение это (если реакция).Однако для стимулов или реакций, позволяющих избежать участи называться скрытыми, многие типы наблюдения кажутся приемлемыми. Машина может зарегистрировать нажатие крысы на рычаг, и даже если никто не наблюдал за крысой в ее экспериментальной камере, мы рассматриваем регистрацию машины как свидетельство того, что такое поведение имело место, и не называем это частным событием. Рыба может плавать в пруду внутри пещеры, недоступной для людей. Однако мы можем установить камеру в пруд, и хотя нам нужна помощь оборудования для наблюдения за плавающей рыбой, мы не называем ее плавание скрытой реакцией.

Сейчас существует больше способов, чем когда-либо, с помощью которых механизмы могут стирать грань между публичным и частным, и Скиннер указал (Skinner, 1989, стр. 18), что «[t] здесь есть два неизбежных пробела в любой поведенческой оценке: один между стимулирующее действие окружающей среды и реакция организма, а также взаимосвязь между последствиями и результирующим изменением поведения. Только наука о мозге может заполнить эти пробелы ». Поскольку компьютерные программы, использующие данные визуализации мозга, теперь могут надежно декодировать вещи, которые люди представляют, имеют в виду и помнят (см. Smith, 2013), во многих случаях становится все труднее увидеть разницу между публичными и частными событиями.

По мере того, как технологии продолжают развиваться, становится все более легко более непосредственно изучать частные события, которые радикальные бихевиористы уже рассматривают не только как реальные, но даже как важные аспекты человеческого поведения (например, Skinner, 1974). Иными словами, наука о мозге пришла в некотором роде к заполнению пробелов, описанных Скиннером (1989). Кроме того, улучшенный доступ к нейронным процессам может ослабить различие между публичными и частными событиями, что может сделать менее значимым различие между событиями, происходящими в окружающей среде или за ее пределами.В самом деле, «кожа — не такая уж важная граница», как мы видели, как Скиннер указывал еще в 1963 г. (стр. 953).

Заключение

Не кажется очевидным, что приписывание всех причин поведения окружающей среде всегда может помочь аналитикам поведения приблизиться к их целям прогнозирования и контроля. В самом деле, не всегда очевидно, что означает «среда» в терминологии поведенческого анализа, и может ли применение этого термина сделать объяснения и гипотезы более ясными. Однако может случиться так, что включение «среды» в поведенческие аналитические гипотезы или объяснения может иногда препятствовать прогнозированию и контролю.Для этого есть две основные причины.

Во-первых, ученые по-прежнему предпочитают простейшее объяснение, которое согласуется с существующими данными (например, Gauch, 2003) — будь оно основано на большей поддаемости проверке простых гипотез (см. Baker, 2010) или на предположении, что более простые гипотезы имеют, при прочих равных, большую вероятность того, что они верны (Jefferys and Berger, 1992; Swinburne, 1997). Мы видели, что если понятие стимула используется в анализе поведения, введение термина «среда» иногда — а может быть, всегда — излишне и, следовательно, противоречит научному идеалу простоты.

Во-вторых, если окружающая среда воспринимается как обитель единственных стимулов, которые могут инициировать реакцию, это может заставить исследователей искать причины только в тех местах, которые они считают частью окружающей среды, — тем самым рискуя закончить тем, что манипулируют стимулами. которые не изменяют поведение наиболее эффективным образом. Стоит помнить, что Скиннер (1953, 1969) описал, как интерпретации, намерения и другие правила человека могут существенно влиять на его или ее поведение — даже если, по некоторым определениям, такие частные события не являются исходными причинами.

Когда частные события являются важными детерминантами поведения, иногда может быть ошибкой не сосредоточиться в первую очередь на изменении этих событий, если цель состоит в том, чтобы изменить то, как человек действует. В конце концов, моя интерпретация стимула может решить, подниму ли я тревогу или ничего не сделаю, а следование правилу может даже сделать оперантное поведение нечувствительным к последствиям (например, Hayes et al., 1986).

Понятие стимулов — различительных, подкрепляющих или иных, конечно же, важно как всегда.Но причины есть повсюду, и их важность не всегда зависит от их видимости или от того, где они находятся. Очевидно, что можно говорить о причинах просто в терминах стимулов, и неясно, что что-то будет потеряно, если перестанут ссылаться на «среду».

Традиционные психологи считают, что мысли и чувства занимают центральное место в изучаемых ими явлениях, как и радикальные бихевиористы Скиннера. Традиционные психологи также формулируют теории, призванные объяснить явления, которые нельзя наблюдать напрямую — и радикальные бихевиористы тоже давно это делают (например,г., Скиннер, 1969). Тем не менее, важным отличием является радикальная бихевиористская вера в то, что «исходные» причины существуют только в окружающей среде. Традиционные психологи не разделяют этого предположения. Может ли быть тогда возможным, что, если бихевиористы согласились с аргументацией, подобной той, что предлагается в настоящей статье, могла бы произойти реинтеграция в собственно психологию? Автору настоящей статьи хотелось бы сказать «да».

Однако автор данной статьи может ошибаться. Например, есть определенные практики и определенные области исследований, которые весьма специфичны для анализа поведения, даже если они не обязательно зависят от теоретических предположений, специфичных для этой области.Могут существовать стимулы, которые сохраняют такие традиции, даже если они не могут быть самым эффективным способом приобретения знаний (см. Vyse, 2013). Это может указывать на то, что изменение теоретических взглядов, если оно произойдет, не обязательно приведет к изменению практики.

Более того, иногда говорят, что новые идеи принимаются не на основании фактов и аргументов, а потому, что те, кто придерживается старых идей, умирают. Если в этом есть правда, то это может быть связано с социальными механизмами, такими как общее мировоззрение, которое типично для многих групп (см. Peñaloza and Venkatesh, 2006), и когнитивными механизмами, такими как предвзятость подтверждения (e.g., Doll et al., 2011) — вещи, которые нелегко изменить. Однако факты — вещь упрямая, более упорная, чем человеческий разум. Вот почему, в конце концов, меняются парадигмы, а также почему дискуссии в науке имеют смысл.

Авторские взносы

Автор подтвердил, что является единственным автором данной работы, и одобрил ее к публикации.

Заявление о конфликте интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Бах, П. А., Моран, Д. Дж. (2008). ACT на практике: концептуализация случаев в терапии принятия и приверженности. Окленд, Калифорния: New Harbinger Publications.

Google Scholar

Бейкер А. (2010). «Простота», в Стэнфордская энциклопедия философии , изд. Э. Н. Залта (Стэнфорд, Калифорния: Стэнфордский университет).

Google Scholar

Катания, А. С. (1988). «Проблемы отбора и филогении, термины и методы бихевиоризма», в The Selection of Behavior , ред.К. Катания и С. Харнад (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 474–483.

Google Scholar

Катания, А. С. (1992). Обучение , 3-е изд. Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл.

Google Scholar

да Силва, Дж. Ф., Дак, Р. В., и Катарино, Дж. Б. (2004). Реакция водорослей и наносов на изменение физического воздействия в прибрежной лагуне. Hydrol. Earth Syst. Sci. 8, 151–159. DOI: 10.5194 / hess-8-151-2004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дельпрато, Д.Дж. И Мидгли Б. Д. (1992). Некоторые основы бихевиоризма Б. Ф. Скиннера. Am. Psychol. 47, 1507–1520. DOI: 10.1037 / 0003-066X.47.11.1507

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Долл Б. Б., Хатчисон К. Э. и Франк М. Дж. (2011). Дофаминергические гены предсказывают индивидуальные различия в предрасположенности к смещению подтверждения. J. Neurosci. 31, 6188–6198. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.6486-10.2011

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Флора, С.Р. и Кестнер Дж. (1995). Познания, мысли, личные события и т. Д. Никогда не являются исходными причинами поведения: ответьте Оверскейду. Psychol. Рек. 45, 577–589.

Google Scholar

Гаух, Х. Г. (2003). Научный метод на практике. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Gomes-Ng, S., Elliffe, D., and Cowie, S. (2017). Как подкрепления влияют на выбор? Предпочтение следует за ответами и подкреплениями. J. Exp. Анальный. Behav. 108, 17–38. DOI: 10.1002 / jeab.260

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Грин, К. Д., Мартин, С. М. (2017). Историческое влияние на психологию различается в зависимости от демографических групп. New Ideas Psychol. 47, 24–32. DOI: 10.1016 / j.newideapsych.2017.04.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хаггблум, С. Дж., Варник, Р., Варник, Дж. Э., Джонс, В. К., Ярбро, Г. Л., Рассел, Т.М., et al. (2002). 100 самых выдающихся психологов ХХ века. Rev. Gen. Psychol. 6, 139–152. DOI: 10.1037 / 1089-2680.6.2.139

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хейс, С. К., Браунштейн, А. Дж., Зеттл, Р. Д., Розенфарб, И., и Корн, З. (1986). Управляемое правилами поведение и чувствительность к изменяющимся последствиям реагирования. J. Exp. Анальный. Behav. 45, 237–256. DOI: 10.1901 / jeab.1986.45-237

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хейс, С.К., Левин, М. Э., Пламб-Вилардага, Дж., Виллатт, Дж. Л., и Писторелло, Дж. (2013). Принятие и приверженность терапии и контекстуальная поведенческая наука: изучение прогресса отличительной модели поведенческой и когнитивной терапии. Behav. Ther. 44, 180–198. DOI: 10.1016 / j.beth.2009.08.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Херон, В. Т. и Скиннер, Б. Ф. (1937). Изменения голода при голодании. Psychol. Рек. 1, 51–60.DOI: 10.1007 / BF03393190

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джефферис, У. Х., и Бергер, Дж. О. (1992). Бритва Оккама и байесовский анализ. Am. Sci. 80, 64–72.

Google Scholar

Джонсон, К. А., Владеску, Дж. К., Кодак, Т., и Сиденер, Т. М. (2017). Оценка процедур дифференцированного подкрепления для учащихся с расстройством аутистического спектра. J. Appl. Behav. Анальный. 50, 290–303. DOI: 10.1002 / jaba.372

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Киллин, П.Р. (2014). Павлов + Скиннер = Премак. Внутр. J. Comp. Psychol. 27, 544–568.

Google Scholar

Либерман, Д. А. (2012). Обучение и память человека. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Локке, Дж. А., Локке, Г., и Арнцен, Э. (2011). Ом бегрепер: Miljøet i atferdsanalyse [О концепциях: окружающая среда в анализе поведения]. Нор. Tidsskr. Atferdsanalyse 38, 35–38.

Google Scholar

Миллер, Л.К. (2006). Принципы анализа повседневного поведения , 4-е изд. Бостон, Массачусетс: обучение Cengage.

Google Scholar

Оверскайд, Г. (1994). Частные мероприятия и другие причины поведения: кто может отличить? Psychol. Рек. 44, 35–43.

Google Scholar

Оверскайд, Г. (1995a). Анализ поведения и психология: модели, причины и сознание. Докторская диссертация, Университет Осло, Осло.

Google Scholar

Оверскайд, Г.(1995b). Когнитивист или бихевиорист — кто может отличить? Случай неявного и явного знания. Br. J. Psychol. 86, 517–522. DOI: 10.1111 / j.2044-8295.1995.tb02568.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Оверскайд, Г. (2006). Зачем себя вести? Проблема первопричин и целей прогнозирования и управления. Psychol. Рек. 56, 323–340. DOI: 10.1007 / BF03395553

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Оверскайд, Г.(2012). Роль эмоций в подкреплении: выбор ответа у людей. Psychol. Рек. 62, 125–132. DOI: 10.1007 / BF03395792

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Оверскайд Г., Греннерёд К. и Симонтон Д. К. (2012). Личность неличного: оценка внутреннего Скиннера. Перспектива. Psychol. Sci. 7, 187–197. DOI: 10.1177 / 1745691611434212

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пеньялоса, Л.и Венкатеш А. (2006). Дальнейшее развитие новой доминирующей логики маркетинга: от услуг к социальному построению рынков. Марка. Теория 6, 299–316. DOI: 10.1177 / 1470593106066789

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пессильоне, М., Петрович, П., Даунизо, Дж., Пальминтери, С., Долан, Р. Дж., И Фрит, К. Д. (2008). Подсознательное инструментальное кондиционирование, продемонстрированное в человеческом мозге. Нейрон 59, 561–567. DOI: 10.1016 / j.neuron.2008.07.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пирс, В. Д. и Чейни, К. Д. (2004). Анализ поведения и обучение , 3-е изд. Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.

Google Scholar

Пьетрас, К. Дж., Рейли, М. П., и Джейкобс, Э. А. (2013). Соблюдая курс. Behav. Анальный. 36, 145–149. DOI: 10.1007 / BF03392297

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Скиннер, Б. Ф. (1953). Наука и поведение человека. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса.

Google Scholar

Скиннер, Б. Ф. (1969). Непредвиденные обстоятельства подкрепления: теоретический анализ. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts.

Google Scholar

Скиннер, Б. Ф. (1974). О бихевиоризме. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Кнопф.

Google Scholar

Скиннер, Б.Ф. (1979). Формирование бихевиориста: часть вторая автобиографии. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Кнопф.

Google Scholar

Смит, Н. У. (1987). «Когнитивное взаимодействие», в «Когнитивная психология в вопросе », ред. А. Костолл и А. Стилл (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: издательство St. Martin’s Press), 194–212.

Google Scholar

Стаддон, Дж. Э. Р. (1973). О понятии причины в приложениях к бихевиоризму. Бихевиоризм 1, 25–63.

Google Scholar

Стаддон, Дж. Э. Р. (1993). Общепринятое мнение о поведенческом анализе. J. Exp. Анальный. Behav. 60, 439–447. DOI: 10.1901 / jeab.1993.60-439

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Steine, E. J., Ehrich, M., Bell, G. W., Raj, A., Reddy, S., van Oudenaarden, A., et al. (2011). Гены, метилированные ДНК-метилтрансферазой 3b, сходны при раке кишечника мыши и рака толстой кишки человека. J. Clin. Инвестировать. 121, 1748–1752. DOI: 10.1172 / JCI43169

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Штернберг, Р.Дж. (1984). Оперантный анализ решения проблем: ответы на вопросы, которые вы, вероятно, не хотите задавать. Behav. Brain Sci. 7: 605. DOI: 10.1017 / S0140525X00027576

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Суинберн Р. (1997). Простота как доказательство истины. Милуоки, Висконсин: издательство Marquette University Press.

Google Scholar

Сидора, Б. К., Тавернини, М. М., Весслер, А., Джуэлл, Л. Д., и Федорак, Р. Н. (2003). Недостаток интерлейкина-10 приводит к воспалению кишечника независимо от времени, когда происходит микробная колонизация просвета. Inflamm. Кишечник. 9, 87–97. DOI: 10.1097 / 00054725-200303000-00002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Варгас, Э.А. (2017). От бихевиоризма к селекционизму. Операторы 11, 12–16.

Google Scholar

Зурифф, Г. Э. (1979). Десять внутренних причин. Бихевиоризм 7, 1–8.

Google Scholar

Что такое поведение покупателя: определение, типы, закономерности и анализ

Поведение покупателя относится к решению и действиям, которые люди берут на себя при покупке продуктов или услуг для индивидуального или группового использования.Это синоним термина «покупательское поведение потребителей», который часто применяется к отдельным клиентам, а не к компаниям.

Поведение покупателя — движущая сила любого маркетингового процесса. Понимание того, почему и как люди решают приобрести тот или иной продукт или почему они так лояльны к одному конкретному бренду, — задача номер один для компаний, которые стремятся улучшить свою бизнес-модель и привлечь больше клиентов.

Типы покупательского поведения

Поведение покупателя всегда определяется тем, насколько клиент принимает решение о покупке продукта или услуги и насколько это рискованно.Чем выше цена продукта, тем выше риск, тем выше степень участия клиента в принятии решений о покупке. На основе этих детерминант выделяют четыре типа потребительского покупательского поведения:

Источник: Geektonight

Сложное покупательское поведение

Этот тип еще называют экстенсивным. Клиент активно участвует в процессе покупки и тщательно исследует его перед покупкой из-за высокой степени экономического или психологического риска. Примеры такого типа покупательского поведения включают покупку дорогих товаров или услуг, таких как дом, автомобиль, учебные курсы и т. Д.

Покупательское поведение, снижающее диссонанс

Подобно сложному покупательскому поведению, этот тип предполагает активное участие в процессе покупки из-за высокой цены или нечастых покупок. Людям трудно выбирать между брендами, и они опасаются, что впоследствии могут пожалеть о своем выборе (отсюда и слово «диссонанс»).

Как правило, они покупают товары без особых исследований, исходя из удобства или доступного бюджета. Примером покупательского поведения, снижающего диссонанс, может быть покупка вафельницы.В этом случае покупатель не будет много думать о том, какую модель использовать, выбирая между несколькими доступными брендами.

Привычное покупательское поведение

Этот тип покупательского поведения характеризуется низкой вовлеченностью в решение о покупке. Клиент не видит существенной разницы между брендами и длительное время покупает привычный товар. Примером привычного покупательского поведения является покупка повседневных товаров.

Поиск разнообразия

В этом случае покупатель переключается между брендами из-за разнообразия или любопытства, а не из-за неудовлетворенности, демонстрируя низкий уровень вовлеченности.Например, они могут купить мыло, не задумываясь о нем. В следующий раз они выберут другой бренд, чтобы изменить аромат.

Модели поведения покупателей

У каждого потребителя могут быть уникальные покупательские привычки. Тем не менее, есть типичные тенденции, позволяющие выделить следующие модели поведения покупателей:

Место покупки

Если покупатели имеют доступ к нескольким магазинам, они не всегда лояльны к одному месту. Таким образом, даже если все товары доступны в одной торговой точке, они могут разделить свои покупки между несколькими магазинами.

Товаров куплено

Необходимо учитывать две вещи: тип продукта, который покупают клиенты, и его количество. Как правило, люди покупают товары первой необходимости оптом. Напротив, предметы роскоши с большей вероятностью будут приобретаться в небольших количествах и не часто. На количество покупаемых товаров влияют такие факторы:

  • Долговечность продукта
  • Доступность продукта
  • Цена продукта
  • Покупательная способность покупателя
  • Количество клиентов, для которых предназначен продукт

Анализ корзины покупателя может дать много ценных сведений о поведении покупателя.

Время и частота покупки

С развитием электронной коммерции покупки стали доступны всего в нескольких кликах. В любом случае, маркетологи должны понимать, как часто и в какое время года или дня люди склонны покупать больше товаров. Частота покупки продукта может зависеть от следующих факторов:

  • Тип товара
  • Образ жизни покупателя
  • Необходимость продукта
  • Традиции и обычаи покупателя

Способ покупки

Люди покупают товары по-разному: одни идут в магазин, другие предпочитают заказывать товары онлайн.Некоторые платят наличными, другие используют кредитную карту. Среди покупателей, покупающих товары в интернет-магазинах, одни платят при доставке, другие готовы платить сразу после оформления заказа. То, как клиенты предпочитают покупать товары, многое говорит об их личности покупателя.

Модель покупательского поведения потребителей

Модель поведения покупателя — это структурированный пошаговый процесс. Под влиянием маркетинговых стимулов (продукт, цена, место и продвижение) и факторов окружающей среды (экономических, технологических, политических, культурных) покупатель осознает необходимость совершить покупку.

На процесс принятия решений, которым они подвергаются впоследствии, влияют их характеристики, такие как их убеждения, ценности и мотивация, что приводит к окончательному решению: покупать или не покупать.

Большинство покупателей при принятии решения о покупке проходят несколько этапов:

1. Требуется признание

На первом этапе покупатель осознает потребность в товаре или услуге. Например, они могут понять, что, поскольку их компания растет, ручная работа с электронной почтой больше не эффективна, поэтому им нужно решение для автоматизации электронной почты.

2. Информационный поиск

Поняв необходимость товара или услуги, покупатель начинает искать информацию. Они могут получить его из разных источников (друзья, реклама, СМИ). Например, потенциальный клиент может начать просматривать решения для автоматизации электронной почты, читать обзоры и т. Д.

3. Оценка альтернатив

После того, как вся необходимая информация собрана, покупатель начинает оценивать свой выбор. Они могут сравнивать ключевые характеристики и цены, ища преимущества одного инструмента над всеми остальными.

4. Решение о покупке

После оценки покупатель принимает решение о покупке. Например, они запускают бесплатную пробную версию или приобретают платный план.

5. Оценка после покупки

После покупки товара или услуги покупатель оценивает, оправдала ли она его ожидания. На этом этапе они также могут оставить онлайн-отзыв о покупке или поделиться своими отзывами с подписчиками, коллегами или друзьями.

Источник: Встроенное руководство

Однако бывают случаи, когда некоторые этапы процесса принятия решения пропускаются.Например, покупатель уже много знает о продукте и ему не нужно искать информацию. Другая ситуация, когда покупатель может увидеть товар в магазине и импульсивно решить его купить. Кроме того, бывают ситуации, когда после оценки альтернатив заказчик возвращается к этапу поиска информации.

Анализ поведения покупателей

Чтобы предлагать релевантные продукты и услуги целевой аудитории, маркетологи должны проанализировать, что и как люди покупают.Компании придерживаются нескольких способов мониторинга покупательского поведения потребителей:

Использование компьютерного программного обеспечения

Программное обеспечение для компьютеров предоставляет компаниям ценную информацию о покупательском опыте клиентов. Это позволяет анализировать, какие продукты или услуги предпочтительны среди определенных групп покупателей, как расположение клиентов влияет на их покупательские привычки и т. Д.

Анализ отзывов покупателей

Еще один способ анализа поведения покупателя — изучить отзывы покупателей.Онлайн-обзоры часто могут показать не только чувства людей по поводу покупки. Они также могут поделиться некоторой информацией о том, как они выбирают предметы или как они предпочитают покупать товары.

Проведение онлайн-опросов

Некоторые компании также проводят онлайн-опросов , что дает им возможность исследовать поведение покупателей под любым углом, который им нужен. Опросы позволяют запрашивать прямую информацию о том, что люди любят покупать, какие качества продуктов они ценят больше всего, что определяет их решение о покупке и т. Д.

Анализ тенденций покупательского поведения поможет компаниям найти правильные маркетинговые стратегии для привлечения потенциальных клиентов и их конверсии.

Что такое покупательское поведение потребителей?

Определение покупательского поведения потребителей:

Покупательское поведение относится к действиям, предпринимаемым (как в сети, так и в автономном режиме) потребителями перед покупкой продукта или услуги. Этот процесс может включать в себя консультации с поисковыми системами, публикацию сообщений в социальных сетях или множество других действий.Для предприятий важно понимать этот процесс, потому что он помогает предприятиям лучше адаптировать свои маркетинговые инициативы к маркетинговым усилиям, которые в прошлом успешно побуждали потребителей покупать.

Щелкните здесь, чтобы получить бесплатный настраиваемый отчет о покупательском поведении потребителей для вашей компании.

Все мы пережили момент, когда мы заходим в магазин и видим что-то, что у нас просто необходимо иметь . Розничные торговцы тратят миллиарды долларов каждый год, пытаясь вызвать у своих покупателей это чувство.Веб-кампании, видео- и печатная реклама, кампании в социальных сетях и брендинг, похоже, сходятся воедино, поскольку потребитель, наконец, ощущает связь с продуктом и совершает покупку. Так что же движет таким поведением? И как уловить, а затем воспроизвести тот момент молнии в бутылке, когда потенциальный покупатель превращается в покупателя?

Какие основные факторы влияют на поведение покупателя-потребителя?

На поведение покупателя влияет множество факторов, но здесь мы предлагаем лишь некоторые из них.Взятые отдельно, они могут не привести к покупке. При объединении в любое количество комбинаций увеличивается вероятность того, что кто-то свяжется с брендом и совершит покупку. Четыре фактора, влияющие на покупательское поведение потребителей:

  • Культурные факторы — культура не всегда определяется национальностью человека. Это также может быть определено их ассоциациями, их религиозными убеждениями или даже их местонахождением.
  • Социальные факторы — элементы окружающей среды человека, которые влияют на то, как они воспринимают товары.
  • Личные факторы — они могут включать чей-то возраст, семейное положение, бюджет, личные убеждения, ценности и мораль.
  • Психологические факторы. Состояние ума человека, когда к нему обращаются с продуктом, часто определяет, что он думает не только о самом предмете, но и о бренде в целом.

Какие четыре типа покупателей?

1. Покупатель-аналитик — руководствуясь логикой и информацией, этот покупатель изучит все данные о конкурирующих брендах и продуктах, прежде чем принять обоснованное решение.

2. Доброжелательный покупатель — этот доброжелательный и дружелюбный покупатель просто хочет, чтобы все были счастливы. Вот почему они часто оказываются парализованными важными решениями, когда возникает ощущение выигрыша / проигрыша.

3. Драйвер-покупатель — водителей больше всего беспокоит то, как другие видят их и следят ли они за ними. Законодателей моды, Водителей больше всего волнует их внешний вид, а не отношения, которые складываются во время транзакции.

4. Экспрессивный покупатель — отношения являются ключом к экспрессивному покупателю.Они терпеть не могут чувствовать себя изолированными или игнорируемыми во время сделки. Вместо этого они хотят чувствовать себя вашим самым важным активом.

Трудно разделить такую ​​сложную вещь, как покупательское поведение потребителей, на четыре аккуратные категории. Большинство людей обнаружит, что они представляют собой комбинацию этих типов покупательского поведения потребителей.

Хотите узнать больше о покупательском поведении вашей целевой аудитории в Интернете? Кликните сюда, чтобы узнать больше.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.