Позитивное подкрепление – Подкрепление (психология) — Википедия

Позитивное подкрепление — это… Что такое Позитивное подкрепление?


Позитивное подкрепление
Любой стимул, подкрепляющий поведение, которое ему предшествовало. Позитивные стимулы обычно нейтрализуют состояние «первичного драйва» (например, чувство голода), являются наградой или создают привлекательную ситуацию. В определенном смысле, позитивное подкрепление определяется его последствиями. Оно укрепляет реакцию и делает более вероятным ее проявление в будущем. В роли позитивного подкрепления могут выступать самые странные события. Например, для некоторых детей выговор от учителя в присутствии сверстников может рассматриваться как позитивное подкрепление, если он повышает «уличную репутацию» потерпевшего. Любое поведение, которое приводит к позитивному подкреплению, становится более частым.

Психология. А-Я. Словарь-справочник / Пер. с англ. К. С. Ткаченко. — М.: ФАИР-ПРЕСС. Майк Кордуэлл. 2000.

  • Позитивное отношение
  • Позитивные симптомы

Смотреть что такое «Позитивное подкрепление» в других словарях:

  • Позитивное подкрепление — (positive reinforcement). Также называется обучением вознаграждением; субъект получает вознаграждение за свое поведение, и проявление такого поведения повышается …   Психология развития. Словарь по книге

  • Позитивное подкрепление — (Positive reinforcement). Предъявление приятного стимула после реакции, повышающее вероятность ее повторения …   Теории личности: глоссарий

  • КОГНИТИВНО-ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ —         Первый опыт применения поведенческой терапии основывался на теоретических положениях И. П. Павлова (классическое обусловливание) и Скиннера (Skinner В. F.), (оперантное обусловливание).         По мере того как новые поколения врачей… …   Психотерапевтическая энциклопедия

  • Переучивание при неэффективном общении — модификация привычных (а) представлений о ком либо или о чем либо, сформированных ранее знаний, (б) отношений, убеждений, (в) моделей, программ, действий, операций, способов привычного поведения, образа жизни, О.; сформированных ранее умений,… …   Психология общения. Энциклопедический словарь

  • Дрессировка — (от фр. dresser  выправлять, обучать)  выработка фиксированных форм поведения с помощью чередования положительных и отрицательных подкреплений. Дрессировка  один из древнейших методов управления животными и людьми. Многие люди …   Википедия

  • МЕТОДИКА НАВОДНЕНИЯ —         Относится к поведенческим методам. Если при систематической десенсибилизации погружение в ситуацию, вызывающую страх, происходит постепенно, то в других методиках подчеркивается эффективность быстрого столкновения, переживания сильной… …   Психотерапевтическая энциклопедия

  • СКИННЕР

    —         Беррес Фредерик (Skinner В. F., 1904 1990). Известный психолог, лидер современного бихевиоризма. С. родился в 1904 г. в Саксуэханне, штат Пенсильвания, США. Окончил Гамильтон колледж в 1926 г. Степень доктора философии получил в 1931 г. в …   Психотерапевтическая энциклопедия

  • Бихевиоральная терапия общения — (от англ. behavior поведение) ряд тщательно разработанных методов лечения (в т. ч. сексуальной дисфункции в семье, супружеских конфликтов), направленных на изменение или формирование новых шаблонов О., т. е. на искоренение нежелательного… …   Психология общения. Энциклопедический словарь

  • Субъект общения, демонстрирующий девиантное поведение — Девиантное поведение (Д. п.) (от англ. deviant отклоняющийся; лат. deviatio отклонение, расстройство) это устойчивое поведение личности, отклоняющееся от наиболее важных социальных норм, причиняющее реальный ущерб обществу или самой личности, а… …   Психология общения. Энциклопедический словарь

  • эдипов комплекс — (от лат. complexus связь, сочетание) одно из центральных понятий фрейдизма, возникающий в раннем детстве комплекс представлений и чувств, главным образом бессознательных, заключающихся в половом влечении к родителю противополо …   Большая психологическая энциклопедия

psychology.academic.ru

Позитивное подкрепление — Yogin.by

Один из самых значимых вопросов для человека — как возникает ощущение полноты жизни?

Как рассмотрено в статье Совершенствование функционального состояния, наши разные состояния обеспечиваются разными «подсистемами активации мозга», которые могут включаться в разных комбинациях.

Наиболее субъективно приятные, и при этом, обеспечивающие объективно более эффективное функционирование психики – это состояния интереса и безмятежности. В этих случаях личность «открыта», и не имеет «подчиненной зависимости» от конкретного образа (идеи, процесса и т.п.).

В отличие от интереса, при механизме желания мы ставим себя в зависимость от реализации чего-то, и не можем отвязаться от этого просто так. Заметим, что желание может быть направлено как на достижение чего-либо, так и на избегание.

Зависимость желания может закрепляться врожденно (еда, инстинкт выживания и т.д.), а может приобретаться.

Постановка под контроль врожденных желаний – задача не простая, и может нарушить психический и психофизиологический баланс. Рассмотрим механизм приобретенных желаний.

Разберем разные варианты работы сознания в «режиме» желания:

  1. Желание удовлетворяется без принуждения

Процессы в сознании меняются по следующей цепочке:

  • Формирование образа желаемого —
  • достижение желаемого легко, либо полное согласие с дополнительными усилиями, необходимыми для достижения переживание удовлетворения —
  • память об удовлетворении —
  • желание повторить в будущем.

Самый здоровый вариант. Нормальная психика не может удовлетвориться одними желаниями и имеет достаточно выраженный интерес (открытость новому, без формирования зависимости).

Проблема в том, что это вариант – далеко не единственный, в режиме которого функционирует наше сознание.

  1. Желание удовлетворяется с принуждением

Процессы в сознании меняются по следующей цепочке:

  • Формирование образа желаемого —
  • понимание необходимости совершить вынужденное действие для достижения желаемого —
  • не желание это делать —
  • осуществление необходимых действий на фоне явного или скрытого нежелания —
  • достижение желаемого —
  • переживание удовлетворения МЕНЬШЕ, чем в варианте 1 —
  • память об удовлетворении желания и о принуждении —
  • желание повторить всю цепочку в будущем слабее, чем в первом случае, т.е. «первичные» («естественные») желания человека становятся слабее —
  • накопление от многих таких цепочек состояния вынужденности —
  • приучение себя к состоянию вынужденности, наличию мотивационных конфликтов и волевому контролю – такое состояние становиться постоянным —
  • периодические попытки «пробиться» через заслоны вынужденности — плохо контролируемые желания, нелогичные поступки, попытки ухода в «нетрадицонное» описание мира, в котором человек якобы будет более свободен и т.д. —
  • Часто это завершается устойчивым формированием неадекватной оценки своих возможностей, своего места в мире и т.п.
  1. Принуждение есть, но желание не удовлетворяется

Сплошь и рядом человек вкладывается в вынужденные действия, но не получает желаемого. Или получает не в полной мере, или не совсем то и т.п.

Сочетание постановки себя в зависимость от достижения желаемого и частый крах ожиданий вырабатывают у человека РАВНОДУШИЕ. Он все меньше чего-то хочет в принципе, или ограждает себя от определенных сфер жизни.

  1. Самоограничение желания

На одном уровне психики человек чего-то хочет, на другом не позволяет себе этого. Но оно никуда не исчезает, хотя может и становиться незаметным для осознания на какое-то время.

Личность человека накапливает внутренние противоречия и «скрытые» мотивационные вектора, человек становится все менее способным собрать себя для движения в каком-либо направлении ради себя. А вот движение «потому что надо» может оставаться (см. вариант 2).

Так вот, состояние равнодушия и состояние постоянного избыточного мотивационного контроля на фоне вынужденности – это определенные РЕЖИМЫ работы сознания.

И их трудно трансформировать исключительно за счет чисто психологических техник, самоанализа и т.п.

Очень значительный эффект могут оказать околомедитативные занятия, направленные на возвращение в «позитивные» режимы.

 

Варианты «позитивных» режимов желания / интереса

  1. Интерес к простым впечатлениям

Режим, который был выражен у нас в раннем детстве, и «включается» периодически. Восприятие практически любого наблюдаемого объекта, телесного ощущения и т.п. вызывает интерес и удовлетворение ОДНОВРЕМЕННО, без необходимости ставить «отдаленные» цели. При этом значительно повышается переживание «полноты жизни».

В этом режиме происходит естественное позитивное «подкрепление» высшей психической активности подкорковыми структурами. Резко снижаются затраты ресурсов на высший контроль, преодолевается фильтр равнодушия. Точнее, этот режим и становиться возможным при преодолении фильтра равнодушия.

  1. Ощущение действий

Человек учится «присоединять» всю свою деятельность к механизмам подкрепления. Не оценку, а ОЩУЩЕНИЕ от деятельности. Грубо говоря – почистил картошку – получил «приход».

  1. Сознательное подкрепление реализации желаний и целей

Человек учится четко осознавать:

  • Возникновение желаний и целей,
  • их скрытое наличие и занимаемое ими «место» в мотивационной сфере.
  • момент реализации желания или целей, возникшее позитивное подкрепление, закрепление этого в памяти.

Это приучает сознание больше усиливать позитивное подкрепление.

При этом происходит также осознание сопутствующей необходимости, требуемой для реализации желания, и трансформация ее в личностный смысл.

 

Результаты

За относительно небольшой срок соответствующей эффективной практики происходит привыкание к «правильным режимам». Это говорит о перестройке связей между высшей корой, разными подкорковыми ядрами и пр. Жизнеощущение человека становится совсем другим.

В первую очередь повышается «приход» от позитивного подкрепления при простом восприятии жизненных впечатлений. Это довольно сильное ощущение, часто эзотерически описываемое.

Также человек начинает также лучше замечать (на уровне прямого переживания) механизмы формирования, как позитивного подкрепления, так и равнодушия, вынужденности и т.п.

Как следствие, человек начинает естественным образом стремиться к повышению интенсивности жизненных впечатлений, и уменьшению жизни в состоянии вынужденности и равнодушия.

Предлагаемые режимы позитивного подкрепления не противоречат критическому оценочному мышлению. И даже наоборот – позволяют иметь очень критичное мышление без упадка механизмов подкрепления.

Тогда как часто люди с адекватным видением жизни имеют пониженное позитивное подкрепление, и наоборот, позитивно смотрящие на жизнь люди часто не достаточно критичны.

Поэтому параллельно с медитативными практиками по «некритичному состоянию» рекомендуется развивать разумное понимание чего-либо. На одном позитиве, без развитого разума человек не добьется предельного развития своих способностей, не сможет обеспечить себе больше жизненных возможностей и т.п.

Поэтому и с позиции хорошего позитивного подкрепления, и с позиции открытости системы, и с позиции стремления к знаниям лучшим режимом работы сознания будет интерес.

Следующая статья раздела:

Доп. справочная статья: научное описание практик работы с сознанием

yogin.by

Положительное подкрепление — Психологос

​​​​​​​Положительное подкрепление — то, что происходит одновременно с поступком и ведет к повышению вероятности этого поступка в будущем. Еще раз, важно: в отличие от наград, которые могут даваться гораздо позже происшедшего (наградили по результатам соревнований), подкрепление должно происходить ровно в тот же момент, что и само желаемое действия. Ну или сразу после него — главное, чтобы в голове (душе, теле) эти два момента связывались органичным образом в одно целое.

Чем может быть положительное подкрепление по жизни? Это самые разные вещи.

В жизни бывает трудно разобрать, кто что подкрепляет в той или иной ситуации. Когда экспериментатор подкрепляет миганием лампочки слюнной рефлекс у собаки, он управляет поведением собаки. Но в той мере, в какой собака может управлять миганием лампочки, она же управляет поведением экспериментатора…

Мама зовет ребенка, он прибежал — она его обняла и поцеловала. Положительное подкрепление. Ребенок за это прижался к маме, мамочка растаяла… Это тоже положительное подкрепление, но здесь уже ребенок управляет поведением мамы, чтобы она чаще делала то, что ему нравится.

Положительные подкрепления — эффективный инструмент, но мало кто умеет пользоваться им эффективно, продумывая все последствия. Когда родители подходят к ребенку, они подкрепляют то поведение, которое в это время делает ребенок. Если родители подходят к маленькому ребенку, когда он улыбается, берут его на руки, когда он тянется к ним, разговаривают с ним, когда он гулит с ними — они воспитывают спокойного, веселого, позитивного и любящего ребенка. Если родители сильно заняты и подходят к ребенку, только когда он закричал или описался, они воспитывают того, кто будет все чаще плакать и писаться.

Мальчик испугался, прижался к маме — мама погладила его по головке, ему стало хорошо. Что будет дальше? Дальше будет чаще рядом с мамой — бояться…

К сожалению, естественные положительные подкрепления подкрепляют не только то, что нам нравится, а все. что происходит удачно. Ребенок удачно соврал, ему поверили — ему понравилось, будет склонен к этому и дальше. С другой стороны, если он боялся, но рассказал вам правду и вы его поддержали, выразили ему свое уважение — вы дали положительное подкрепление привычке говорить правду.

Наша привычка говорить добрые слова нашим близким, привычка благодарить даже за мелочи (за вкусный завтрак, за приятный или полезный разговор и просто за радость быть вместе), привычка оказывать знаки внимания — ценнейший арсенал, укрепляющий наши отношения и дающий возможность налаживать нужные нам отношения.

Показывайте ребенку ваши хорошие эмоции

Под похвалой мы понимаем обычно предложения со словом «Ты»: «Ты такой смелый!» «Ты молодец!» «Ты мне так помог!» Еще действенней похвала с Я-посланием: «Я очень горжусь тобой!» «Я очень рада!». «Нормальная» похвала показывает ребенку: «Мои родители видят, что я хорошо что-либо делаю». А похвала с Я-посланием: «То, что я делаю, очень важно моим родителям. Мое поведение вызывает у них хорошие эмоции. Мы одно целое». Такая похвала создает близость.

Эмоции можно выразить и без слов. Спонтанные объятия, нежный взгляд, улыбка, нежное поглаживание – все это проникает ребенку прямо в сердце и имеет ответное действие: новорожденный улыбается, 2-летний забирается к вам на коленки и обнимает за шею, 4-летка дарит вам поцелуй. Наши дети имеют удивительную способность различными способами разбудить в нас хорошие эмоции. Позитивный круговорот приходит в движение, особенно если мы готовы его увидеть и показываем свои положительные эмоции.

www.psychologos.ru

Позитивные и негативные подкрепления и наказания — оперантное обусловливание

Применяя закон эффекта Торндайка, Скиннер использовал свою терминологию. Согласно Скиннеру, первая часть закона, в которой поведение выполняется для получения приятного или удовлетворяющего последствия, называется подкреплением. Вторая часть, в которой поведение не выполняется, поскольку его последствие является неприятным или неудовлетворительным, называется наказанием. Каждое из этих обстоятельств может разделяться согласно тому, что — предъявление или удаление некоего стимула происходит при осуществлении целевого поведения. Результатом такого разделения являются четыре возможных варианта последствий: позитивное подкрепление, негативное подкрепление, позитивное наказание и негативное наказание, как показано в таблице.

При позитивном подкреплении, или обучении вознаграждением, субъект получает вознаграждение за свое поведение, и такое поведение усиливается (становится более вероятным). Голубь клюет клавишу и таким образом получает доступ к кормушке с пищей; ребенка хвалят за то, что он поделился игрушкой с другим ребенком.

При негативном подкреплении, также называемом обучением спасением, или обусловливанием активным избеганием, в результате поведения нечто неприятное или отвратительное удаляется или просто не происходит. Здесь можно предсказать усиление такого поведения. Голубь клюет клавишу, чтобы отключить слабый электрический ток, подведенный к его ступне (спасение — webpolyglot.ru), или клюет клавишу, чтобы предотвратить включение тока (избежание). С точки зрения оперантного обусловливания фобии человека поддерживаются негативным подкреплением: человек, испытывающий фобию, приближаясь к объекту или ситуации, вызывающим ее, чувствует испуг и уходит, но страх остается. Поэтому если оставлять фобию без лечения, она будет постоянно рождать сама себя. Человек никогда не выдержит достаточно долгого пребывания вблизи от объекта его страхов. Он не успеет понять их необоснованность, т. е. выяснить, что пчелы обычно не кусаются до тех пор, пока их на это не спровоцируют, что большинство змей не опасны и т.д.

При позитивном наказании, также называемом пассивным избеганием, результатом поведения является предъявление или осуществление чего-либо неприятного. Голубь, наученный клевать клавишу для получения пищи, сейчас вместо нее получает удар током и вскоре перестает клевать клавишу. Ребенка ругают за плохое поведение, и, в идеале, оно прекращается.

Наконец, при негативном наказании, или обучении прекращением, поведение приводит к тому, что нечто приятное или желательное удаляется; это также должно вызывать прекращение такого поведения или делать его менее вероятным. В случае с голубем кормушка с пищей появляется регулярно, за исключением тех случаев, когда он клюет клавишу. В случае с ребенком у него отнимаются такие привилегии, как просмотр телевизора. Популярной версией негативного наказания в школе является процедура тайм-аута. Ребенок, который плохо себя ведет, отводится в тихую комнату и остается в одиночестве на короткий период времени. Логика этой техники заключается в том, что ребенок ведет себя плохо, чтобы привлечь к себе внимание других детей и учителя, поэтому последствиями такого поведения является лишение внимания вообще.

Существуют еще две важные процедуры оперантного обусловливания. Первая из них — это формирование реакции, благодаря которой закрепляются различные модели поведения. Например, голуби обычно не занимаются тем, что клюют клавиши, но их необходимо научить этому. Научение осуществляется посредством последовательных приближений. При помощи ручного управления экспериментатор вызывает появление кормушки всякий раз, когда голубь просто поворачивается в сторону клавиши. Затем кормушка появляется, когда голубь подходит к клавише, далее, когда он случайно касается ее, и только со временем, когда он клюет ее. Ту же самую процедуру можно использовать для приучения ребенка к туалету: сначала похвала достается ребенку за то, что он движется в сторону уборной, затем — за вход внутрь, после этого — за карабканье на горшок и успешное осуществление акта опорожнения.

Формирование реакции также имеет хороший терапевтический эффект при работе, например, с аутичными детьми, которые вообще не говорят, и поэтому их невозможно втянуть в процесс общения: первое вознаграждение ребенок получает за издание любых вокальных звуков, затем — за звуки, напоминающие речь, и только после этого — за настоящие слова.

Вторая процедура — частичное подкрепление — более типична для повседневной жизни, чем обсуждавшееся до сих пор «продолжительное» подкрепление. При частичном подкреплении подкрепляются только некоторые случаи определенного поведения, а не каждый случай реализации такого поведения. Частичное подкрепление может принимать различные формы, но наиболее эффективным его вариантом является план переменного соотношения. Непредсказуемым образом некоторые примеры поведения подкрепляются, а некоторые — нет. Результат данной процедуры выражается в том, что если подкрепление долго не появляется, субъект упорно и гораздо дольше демонстрирует поведение. Результаты плана частичного подкрепления можно увидеть у детей, закатывающих истерики в магазине в попытке получить игрушку или сладость. Иногда родители уступают ребенку и покупают ему игрушку, чтобы прекратить демонстрируемое им смущающее и раздражающее их поведение. Поэтому ребенок научается упорствовать в своих попытках, даже когда родители не откликаются на них. Если его действия не имели успеха в этот раз, то это не значит, что они не помогут потом. Родители могут невольно формировать более длительные и более интенсивные вспышки негативного поведения, если будут долго пытаться сдерживаться, а затем уступать ребенку.

www.webpolyglot.ru

Лучшее подкрепление. 5 спасительных шагов от депрессии к радости

Лучшее подкрепление

Для начала давайте разберемся, ради чего мы делаем все, что мы делаем. Возможно, вы думаете, что у каждого действия или поступка есть своя причина, свое основание, своя цель. Я готов с этим согласиться, но есть ли у них некая общая причина, единое для всех них основание, одна цель? Как это не покажется странным, есть. Более того, и причина, и цель здесь одинаковы. Все, что мы делаем, мы делаем для того, чтобы получить положительное подкрепление.

Что такое положительное подкрепление? Это то, что нам приятно. Для того чтобы тот или иной рефлекс закрепился, для того чтобы та или иная привычка у нас сформировалась, для того чтобы мы вообще стали хоть что-то делать, нужно положительное подкрепление. То есть мы должны почувствовать, что осуществление этих действий рано или поздно (но лучше раньше) даст нам ощущение радости, чего-нибудь приятственного. В противном случае мы ничего делать не будем15 .

Положительные подкрепления могут быть самыми разными, начиная от чисто физиологических и заканчивая высокодуховными. Вкусная еда, сексуальное удовольствие – это, безусловно, положительные подкрепления. Кроме того, мы ведь с вами существа не только биологические, но и социальные, а потому необычайно значимым для нас подкреплением является поддержка и понимание со стороны окружающих, их доброе к нам отношение, и вообще наличие их в нашей жизни (одиночество, как известно, хорошо только тогда, когда ты знаешь, что через каких-нибудь пару-тройку часов оно будет приятным образом прервано).

Впрочем, на положительных подкреплениях социального свойства нужно остановиться особо. С самого раннего детства мы мечтали о том, что нас за что-нибудь похвалят родители, что воспитатели и учителя восхитятся какими-то нашими способностями, что, наконец, сверстники окажут нам почет и уважение. Мы очень этого хотели, ведь эта поддержка и одобрение – отнюдь не прихоть и не каприз, а, по сути, физиологическая потребность.

Когда мы говорим, что мы существа социальные, речь идет не о том, что мы живем в обществе, а о том, что нам нужно это общество, причем нужно биологически. Человек, как известно, существо стайное, у нас для этого даже есть соответствующий инстинкт, называющийся иерархическим16 . Если мы стали Робинзоном Крузо, нам плохо не просто потому, что нам скучно, а потому, что не может быть удовлетворена наша биологическая потребность в принадлежности к стае, точнее говоря, к обществу.

При этом важно, чтобы эта стая (общество) относились к нам хорошо, в противном случае нас могут просто изгнать, а изгой, если он по своей природе существо стайное, неизбежно погибнет. Поэтому мы ужасно боимся осуждения со стороны окружающих и очень хотим занимать достойное место в общественной иерархии (т. е. чувствовать себя уважаемыми людьми). А для того чтобы быть уверенным, что это место действительно достойно, нам необходима поддержка и одобрение других людей. Если они к нам хорошо относятся, если они нас ценят, если они нам радуются, значит, все в порядке, а если нет, то не в порядке.

Мы испытываем потребность в том, чтобы другие люди говорили нам, какие мы хорошие. Но как же редко случается такая радость! Когда мы что-то делаем хорошо, другие люди в основном воспринимают это как должное (и действительно, почему мы должны делать это плохо?!). Если же мы делаем что-то плохо, то они испытывают недовольство и, разумеется, сообщают нам об этом. Поэтому детей, к сожалению, чаще ругают, чем хвалят.

Воспитатели акцентируют свое внимание на недостатках, недочетах воспитуемых, желая тем самым оказать им помощь. Но получается ведь то, что получается, а в данном случае выходит, что ребенок постоянно слышит о том, какой он «недотепа» и «неряха», какой «несообразительный», «бестолковый», «бесчувственный» и вообще «плохой». При этом в нем много хорошего, и родители об этом знают, но малышу не сообщают, не рассказывают ему, что в нем хорошего и что он делает хорошо.

Постепенно у ребенка формируется впечатление, что его не любят, что им недовольны, что его не ценят и т. д. И ведь мы с вами все это переживали. Руководимые благими намерениями, наши родители постоянно указывали нам на то, что в нас плохо. И потому вместо положительных подкреплений мы постоянно получали отрицательные. Нам недоставало похвалы и ласки, а когда мы выросли, когда требования общества по отношению к нам увеличились, мы и вовсе лишились таких подкреплений. Акцент всегда делается на

недостатках, и мы вообще очень мало говорим о достоинствах.

При недостатке положительных подкреплений, при избытке понуканий и осуждений у ребенка постепенно формируется ощущение, что он действительно ничего хорошего недостоин, что он «плох», что он «никуда не годится», «ни на что не способен». Поэтому он и сам начинает себя ругать, понукать, осуждать и наказывать. Мы становимся своими собственными экзаменаторами и цензорами, причем пристрастными, а иногда даже жестокими.

Впрочем, как известно, всегда, когда чего-то недостает, этого особенно хочется. А потому, коли нас недолюбили в детстве, коли нас не поддержали и не одобрили во взрослой жизни, коли мы сами не оценили себя хоть сколько-нибудь объективно и позитивно, желание возместить эту недостачу у нас пусть и подсознательное, но огромное! Таким образом, потребность в положительном подкреплении социального плана у нас постоянно росла, а возможность получить желаемое, напротив, уменьшалась. Возникли своеобразные ножницы, которые нас и подрезали…

Что ж, самое время обратить свой взор к депрессии. В отсутствие положительных подкреплений депрессия не развиться просто не может. А насколько она способствует самому главному в нашей жизни – наличию в ней положительных подкреплений? Поскольку симптомы депрессии читателю этой книги хорошо известны, ответ на этот вопрос ему, должно быть, понятен: никаких шансов! Положительные подкрепления биологического свойства в состоянии депрессии сходят на нет просто потому, что мы, будучи в соответствующей – депрессивной – кондиции, теряем способность к получению удовольствия, а потому ни еда, ни секс нас не воодушевляют и соответственно не подкрепляют.

Может быть, тогда понадеяться на положительные подкрепления из области нашей социальной жизни? Тут у автора есть сомнения, и не всегда блажен тот, кто верует. Давайте задумаемся, какие шансы получить положительное подкрепление есть у человека, чье лицо изображает маску скорби, обычную для депрессивного больного? Да никаких шансов! Кто захочет общаться с человеком, у которого слезы из глаз льются, а сам он сокрушается на предмет бессмысленности собственного существования? Нет, никто с таким человеком вести задушевные беседы не захочет.

Мы радуемся тем, кто радуется, а потому именно их мы и готовы радовать. Но людей, замкнувшихся в своем горе, радовать не хочется, так что пусть даже не надеются. Напротив, хочется от них отдалиться, сделать вид, что ты их не замечаешь, мотивируя это замечательным: «Ну что его беспокоить, он в таком горе!» В результате же человек, страдающий депрессией, оказывается в своеобразной социальной изоляции. А ведь он более кого бы то ни было нуждается в обратном:

ему просто жизненно необходимы положительные подкрепления, но в его состоянии на них рассчитывать не приходится.

Депрессия формируется при отсутствии достаточного количества положительных подкреплений, когда мы не получаем удовольствия, когда с нами не хотят общаться (а если и общаются, то так, что лучше б уж и не общались вовсе). Причем, после того, как мы попали в ее плен, мы и не можем получать достаточных положительных подкреплений: чувство удовольствия мы не испытываем, а окружающие нас просто избегают. Так возникает порочный круг: недостаток положительных подкреплений – депрессия – еще более ощутимый недостаток положительных подкреплений. В результате у нас подкрепляется не наша активность, а наша пассивность, поскольку именно она приносит нам наименьшее количество неприятностей, и это для нас уже положительное подкрепление, но такое, что лучше б уж его не было.

Что же делать?! Какой-то замкнутый круг получается! Мы нуждаемся в одобрении со стороны окружающих, но с самого раннего детства оного не получаем (по крайней мере, в запрашиваемых объемах). Когда же у нас возникает депрессия, нам это одобрение особенно нужно, но мы выглядим таким образом, что нас не то что бы поддерживать, с нами-то и общаться не хотят! Мы, разумеется, пытаемся выйти на контакт, вернуться в стаю, но там словно бы сговорились: «Сначала приведи себя в порядок! Будешь улыбаться – мы тебя примем, не будешь – твои проблемы!»

Но решение у этой проблемы, несмотря на все это, есть. Как мы уже с вами сказали, мы умеем себя ругать, мы способны себя отчитывать, рассказывать себе о собственной несостоятельности, неспособности, неполноценности. В состоянии же депрессии это у нас особенно хорошо получается! Но если мы можем осенять себя и свои действия отрицательными подкреплениями, то, значит, можем подкреплять себя и позитивно. А коли извне нам ожидать этого не приходится, то следует именно этой возможностью и воспользоваться.

В действительности, хотя это и не лежит на поверхности, мы постоянно сами себя положительно подкрепляем, в противном случае нам бы и вовсе не жить. В любое наше действие, в каждый поступок подсознательно впаяно, вшито положительное подкрепление. Например, хорошая оценка на экзамене или похвала начальника – это очевидно положительное подкрепление: «Молодец! Это у тебя хорошо получилось! Любо-дорого посмотреть! Золото ты наше! Как бы мы без тебя!»

Но для того чтобы получить хорошую оценку на экзамене, для того чтобы услышать от начальника доброе слово за содеянную работу, необходимо пройти большой путь, сделать множество дел, осуществить массу всяческих мероприятий. И разве бы мы были способны на это, если бы не говорили сами себе: «Молодец, у тебя хорошо получается! У тебя есть все шансы! Ты этого достоин!» Разумеется, не будь этих формулировок в нашем внутреннем пространстве, мы бы ничего не сделали, не осилили бы тот долгий путь, который необходимо пройти в данном случае для достижения конечного положительного результата.

Вот, собственно, это «молодец!», это «аи да Пушкин!», адресованные нами себе самим, и есть то, что получило в научной психологии название – «самоподкрепление». И именно оно – это самоподкрепление, как оказывается, и есть то единственное, без чего из представленного выше порочного круга не выйти ни за что.

А ведь в сущности это так легко! И главное, ничего противоестественного и странного в этом нет. Мы должны просто начать поддерживать и одобрять собственные действия. На мой взгляд, это и логично, и правильно. Если мы что-то делаем – это дело, и оно должно быть одобрено, оценено по достоинству. Если мы предпринимаем какие-то действия – это труд, и он не должен оставаться без вознаграждения, хотя бы и в виде простого «аи, молодца!»

При этом нужно отдавать себе отчет в следующем: если мы находимся в состоянии депрессии, то все, что мы делаем, – это событие! Депрессия уговаривает нас, что все бессмысленно, что надо лежать ничком и ждать, пока смерть заявится. А мы двигаемся, действуем, производим какую-то работу! Нет, положительно мы просто должны получать всемерные похвалы и поощрения! Мы их, без дураков, заслуживаем самым категорическим образом!

В сущности техника этого психотерапевтического приема достаточно проста: мы должны просто подкреплять положительными оценками все, что мы делаем. Вот прозвенел будильник, вставать нам не хочется вовсе, а мы уже сидим на своей постели! Молодцы! Хорошо сидим! Дальше встаем и идем в ванную комнату, хотя не хотим и, как кажется, даже не можем, но идем! Супер! Великолепно! Теперь мы чистим зубы, готовим себе завтрак, собираемся на работу…

Подвиг! Воистину подвиг! И получается-то ведь как! Загляденье! Что ж, надо как-то добраться до работы, а это вам не фунт изюму – общественный транспорт, жара или холод, пеший марш-бросок… Молодцы! Со всем управляемся, все можем! А на работе, как мы на работе-то хорошо сидим, стоим, ходим, бумажки с места на место перекладываем! Это ведь надо еще уметь, это ведь надо еще умудриться! Очень хорошо! У нас все очень хорошо получается! Мы молодцы!

И вот так – с раннего утра и до позднего вечера, с подъема и до отбоя – поощрения, поощрения и еще раз поощрения! То, что мы делаем, несмотря на свою депрессию, несмотря на усталость и разбитость, несмотря на недомогания и трудности, без всякого преувеличения является великим делом, даже если объективно эти дела кажутся ничего не значащими. Они, быть может, ничего не значат для здорового, для того, у кого все хорошо, а в нашем случае они многое, очень многое значат! Именно так нужно относиться и к себе, и к тому, что мы делаем, находясь под прессом депрессии и свойственной ей подавленности.

Похвалите себя, сделайте то, чего не делают для вас другие, поддержите себя добрым словом и хорошим отношением. Поймите, что вы все делаете хорошо. Да, можно, наверное, было бы и горы сворачивать, и реки вспять воротить, но в нашем с вами случае и самое маленькое дело, и самое незначительное свершение – это большая победа, победа над депрессией, победа над самым заклятым нашим врагом! И это, право, стоит того, чтобы быть оцененным по самому высшему стандарту.

Нам следует научиться себя подкреплять, впрочем, мы и умеем это делать, но только не используем свои возможности. Самоподкрепление – это естественная вещь, когда вы, по сути, оцениваете свои поступки по достоинству. Обычно мы ждем, что кто-то нам скажет, какие мы молодцы, а нужно сделать это самостоятельно. В конечном счете только мы с вами знаем, чего нам стоило совершить такое «простое действие». А мы совершили, смогли, преодолели себя, и у нас очень недурно получилось! Так почему же не сказать себе: «Молодец! Ты очень хорошо все делаешь! У тебя все получается! Ты глыба, матерый человечище!»? Да, себе нужно это говорить и не раз в год, по большой удаче, а регулярно, ведь жизнь-то у нас не моментами происходит, а постоянно!

Когда же вы начнете сами себя подкреплять, когда вы перестанете ждать, что это сделает кто-то другой, ваше настроение обязательно улучшится, не может не улучшиться. Вы улыбнетесь, вы почувствуете себе хорошо, и тогда сразу появится кто-то, кто скажет, что мы сегодня замечательно выглядим, сразу появится кто-то, кого порадует наша работа, кто-то, кто захочет с нами поговорить, предложить какую-то помощь, какое-то сотрудничество, совместное мероприятие. И глядь, мы уже снова в стае, снова интересны, снова нужны, снова любимы!

Что ж, это, наверное, самое простое и, может быть, самое важное правило, самое сильное средство в борьбе с депрессией. Умение создавать положительные подкрепления, самоподкрепления – это то, чему мы все в обязательном порядке должны научиться, поскольку лучшей профилактики депрессии и представить себе невозможно, а других средств борьбы с депрессией и желать нельзя!

Многие люди подобны колбасам: чем их начинят, то и носят в себе.

Козьма Прутков

Человеческие существа, почти уникальные в своей способности учиться на чужом опыте, также замечательны своим очевидным нежеланием делать это.

Дуглас Адамс

В борьбе между собой и миром оставайтесь на стороне мира.

Франц Кафка

Оглядываясь на пережитое, я вспоминаю рассказ об одном старике, который на смертном ложе поведал, что его жизнь была полна неприятностей, большинство из которых так и не случились.

Уинстон Черчилль

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

psy.wikireading.ru

Принципы научения: подкрепление и наказание

Подкрепление и наказание играют ключевую роль в процессе научения. Большинство экспертов согласны в том, что подкрепление важнее наказания. Первым теоретическим обоснованием принципа подкрепления при научении, который и поныне является ведущим, стал классический закон американского психолога Торндайка — закон эффекта.

Закон эффекта

По словам самого Торндайка, закон эффекта (lawofeffect)гласит: «Из нескольких реакций индивидуума на одну и ту же ситуацию с большей вероятностью будут повторены те из них, которые сопровождаются или за которыми близко следует удовлетворение (подкрепление)… те же, которые сопровождаются дискомфортом (наказанием) … будут повторены с меньшей вероятностью». С точки зрения практики большинство ученых-бихевиористов, даже имеющих когнитивную ориентацию, в целом признают обоснованность этого закона. Он неод-

нократно проявлялся в строго контролируемых экспериментах по научению, и его действие можно непосредственно наблюдать в повседневной учебной практике.

Хотя закон эффекта широко признан, бывают случаи, когда когнитивная рационализация со стороны личности может его нейтрализовать. Так, например, на лиц с неадекватной самоэффективностью могут не влиять последствия их действий. На рабочем месте это обстоятельство оказывается серьезной проблемой для менеджеров. Лица с неадекватной самоэффективностью, у которых раз за разом случаются неудачи в работе, не учатся на своих ошибках и не реагируют на рекомендации менеджера. Эти люди обладают высокой самоэффективностью (считают, что формы их поведения способствуют успешному выполнению задачи), но они ошибаются.

Несмотря на теоретические дискуссии, немногие могут оспорить важность подкрепления в процессе научения. Теоретические усилия, предпринятые вне закона эффекта, потерпели не­удачу в попытке всесторонне объяснить феномен подкрепления.

Определение подкрепления

Часто цитируемое определение подкрепления, не выходящее, правда, из порочного логического круга, характеризует его как все то, что человек воспринимает в качестве поощрения. Это определение не очень ценно, ибо использует слова «подкрепление» и «поощрение» как взаимозаменяемые при том, что ни одно из них не имеет собственного операционального определения. Более операциональное определение: подкрепление (reinforcement)может быть определено как то, что повышает интенсивность ответной реакции и стимулирует к повторению ведения, которое предшествовало подкреплению.

Вознаграждение — это всего лишь то, что считает желаемым лицо, предоставляющее вознаграждение. Подкрепление определено функционально. Нечто является подкреплением лишь в случае, если оно усиливает реакцию, ему предшествующую, и стимулирует повторение этой реакции. Например, менеджер, казалось бы, вознаграждает работника, который обнаружил ошибку в отчете, похвалив его публично. Однако при ближайшем рассмотрении выясняется, что коллеги раздражены поведением этого работника и осуждают его, поэтому в будущем частота обнаружения ошибок может уменьшиться. В этом примере «вознаграждение» не является подкреплением. И все же, несмотря на формальную разницу между подкреплением и вознаграждением, оба термина нередко используются как взаимозаменяемые.

Чтобы лучше понять сущность подкрепления, следует разграничить подкрепление пози­тивное и негативное.

Позитивное и негативное подкрепление

Существует большая путаница в терминах «позитивное подкрепление», «негативное подкрепление» и «наказание». Прежде всего, необходимо понять, что подкрепление, позитивное или негативное, усиливает ответную реакцию и повышает вероятность ее повторения, однако позитивное и негативное подкрепление оказывает воздействие на поведение совершено разными путями. Позитивное подкреплениеусиливает и повышает вероятность поведения тем, что демонстрирует его желаемые последствия. Негативное подкреплениеусиливает и повышает вероятность поведения тем, что прекращает или устраняет его нежелательные последствия.

Последствие

Вознаграждение

(нечто желаемое)

Пагубные стимулы

(нечто неприятное, нежелательное)

Обстоятельство

Применение

ПОЗИТИВНОЕ ПОДКРЕПЛЕНИЕ

(поведенческая реакция нарастает)

НАКАЗАНИЕ

(поведенческая реакция ослабевает)

Устранение

НАКАЗАНИЕ

(поведенческая реакция ослабевает)

НЕГАТИВНОЕ ПОДКРЕПЛЕНИЕ

(поведенческая реакция нарастает)

Рис. 7.1. Сводная таблица операциональных определений позитивного и негативного подкрепления и наказания

Негативное подкрепление — явление более сложное, чем подкрепление позитивное, однако не следует приравнивать его к наказанию. По существу, они оказывают на поведение противоположные воздействия. Негативное подкрепление усиливает желательное поведение и делает его более вероятным, в то время как наказание ослабляет его и делает менее вероятным. На самом деле негативное подкрепление — это своего рода социальный шантаж, поскольку побуждает личность поступать определенным образом, чтобы избежать наказания.

Значение и использование наказания

Наказание Является одним из наиболее применяемых, хотя и наименее понятых и плохо управляемых аспектов научения. Для изменения поведения или контроля за ним — будь то вос­питание детей или руководство подчиненными в сложной организации — родители и менедже­ры, вместо того чтобы использовать позитивное подкрепление, часто обращаются к наказанию. Обычно считается, что наказание противоположно подкреплению, но столь же эффективно для изменения поведения. Однако эта простая аналогия с подкреплением может и не иметь доста­точных оснований. Дело в том, что наказание — явление весьма сложное и его следует тщатель­но изучить и использовать с осторожностью.

Наказание — это все, что ослабляет поведение и уменьшает вероятность его повторения. Наказание обычно заключается в применении нежелательных действий и появлении пагубных последствий, однако, как показано на рис. 7.1, его также можно определить как устранение желательных последствий. Например, лишение менеджера с плохими показателями деятельности некоторых организационных привилегий можно рассматривать как наказание.

Независимо от различий между наказанием в форме получения нежелательных послед­ствий и в форме устранения желательных последствий можно сказать, что наказание подейст­вовало, если имеет место ослабление и снижение интенсивности поведения, которое ему пред­шествовало. До тех пор пока поведение работника, которому начальник сделал словесное заме­чание, не изменится в лучшую сторону, нельзя утверждать, что это замечание было наказанием. Во многих случаях, когда руководители считают, что наказывают работников, на самом деле они закрепляют их поведение, поскольку оказывают работникам внимание, а внимание являет­ся важным фактором подкрепления.

— Приведите примеры

Мнения относительно применения наказаний широко разнятся — от заклинаний никогда их не использовать до утверждения, что наказание является единственным эффективным мето­дом изменить поведение. Пока исследования не дают оснований полностью поддержать ни ту, ни другую точку зрения. Однако мало сомнений в том, что наказание может вызвать много не­желательных побочных эффектов. Поведение наказуемого скорее всего будет лишь временно подавлено, но не полностью изменено, и он будет чувствовать напряжение, озлобление и обиду на того, кто его наказал. Таким образом, применение наказания в качестве стратегии контроля за поведением является подходом, в результате которого обе стороны проигрывают. Если нака­зание не является очень суровым, нежелательное поведение проявится очень скоро вновь. Од­нако чем более сурово наказание, тем сильнее его побочные эффекты.

Для минимизации проблем тот, кто использует наказание, должен всегда предоставлять приемлемую альтернативу наказуемому поведению. Наказание всегда должно следовать за не­желательным поведением как можно ближе по времени. Неэффективно вызывать подчиненных «на ковер» и делать выговор за нарушение какого-то правила, происшедшее неделю назад. Та­кого рода выговор является всего лишь наказанием за то, что их поймали на нарушении. Нака­зание за поведение, связанное с нарушением правил, малоэффективно. При осуществлении на­казания необходимо помнить, что оно оказывает воздействие также на тех, кто его наблюдает и имеет отношение к происшедшим событиям.

На практике менеджеры по персоналу должны реализовать следующий принцип: чтобы изменить поведение, всегда стремитесь использовать подкрепление вместо наказания. Более того, стратегия подкрепления обычно более эффективна для повышения частоты возникнове-

ния желаемого поведения, нежели наказание — для торможения нежелательного поведения, поскольку подкрепление не сопровождается какими-либо побочными эффектами.

Пожалуй, лучшим практическим советом может быть старое дисциплинарное правило: наказанию должно предшествовать предупреждение, и оно должно быть немедленным, после­довательным и не задевать достоинства личности. Кроме того, наказание должно соответство­вать ситуации и усиливаться постепенно.

studfiles.net

Положительное и отрицательное подкрепление по Скиннеру

Имея дело с людьми в жизни, клинике и лаборатории, мы должны знать, каков подкрепляющий эффект какого-либо специфического события. Мы часто замечаем, насколько наше собственное поведение подкрепляется одним и тем же событием. Нередко подобного рода практика уводит нас в сторону; тем не менее существует общепринятое мнение, что подкрепления можно определять в отрыве от рассмотрения их воздействий на определенный организм. Однако в соответствии с нашим использованием этого термина единственной определяющей характеристикой подкрепляющего стимула является то, что он подкрепляет.

Для того чтобы сказать, подкрепляет ли определенное событие определенный организм в определенных условиях, необходимо провести прямое испытание. Мы наблюдаем за частотой выбранной реакции, затем делаем событие зависимым от нее и следим за изменениями, происходящими в его частоте. Если изменения имеют место, то тогда мы рассматриваем данное событие как подкрепляющее организм в данных условиях. В классифицировании событий на основе их эффектов нет ничего тавтологичного; используемый критерий является как эмпирическим, так и объективным. Однако он стал бы тавтологичным, если затем мы стали бы утверждать, что данное событие усиливает оперант, потому что оно подкрепляет. Мы достигаем определеных успехов, когда нам удается угадать подкрепляющее событие только в результате «грубого» наблюдения. Так как мы испытали подкрепляющий эффект стимула на себе, мы допускаем, что он будет оказывать то же воздействие и на других. Мы достигаем успеха только тогда, когда рассматриваем себя как организм, подвергаемый изучению, и корректно наблюдаем за собственным поведением.

Можно выделить два типа событий, обладающих эффектом подкрепления. Некоторые подкрепления представляют собой предъявление стимулов или добавление чего-то, например воды, еды или возможности сексуального контакта в ситуацию. Они называются положительными подкреплениями. Другой тип подкрепляемых событий состоит в устранении чего-либо, например сильного шума, яркого света, холода, жары или электрического шока из ситуации. Это — отрицательное подкрепление. В обоих случаях сохраняется один и тот же эффект подкрепления — вероятность реакции повышается. Мы не можем обойтись без этого различения, просто указав на то, что в негативной ситуации подкрепляет отсутствие яркого света, сильного шума и т. д., поскольку воздействие оказывает именно отсутствие чего-либо после его презентации, и это еще один способ выражения того, что стимул устранен. Различия между двумя случаями станут яснее, когда мы рассмотрим случаи с презентацией негативного подкрепления, или случаи с устранением позитивного подкрепления. Их последствия мы называем наказанием.

В условиях практического применения оперантного обусловливания часто бывает необходимо наблюдать за событиями, оказывающими подкрепляющее воздействие на данного индивида. В любой области, важной характеристикой которой является поведение, — образовании, управлении, семье, здравоохранении, промышленности, искусстве, литературе и т. д. — мы постоянно изменяем вероятности реакции с помощью их подкрепления. Промышленник, который хочет, чтобы его рабочие работали постоянно и без прогулов, должен заботиться о соответствующем подкреплении их поведения, и не только с помощью заработной платы, но также и с помощью подходящих условий работы. Девушка, которая хочет еще раз встретиться с молодым человеком, должна быть уверена, что поведение ее друга, связанное с назначением свидания и желанием сдержать свое слово, получило адекватное подкрепление. Для того чтобы обучить ребенка читать или петь, или играть на музыкальном инструменте, необходимо разработать программу педагогических подкреплений, в соответствии с которой правильные реакции должны постоянно «оцениваться». Если пациенту необходимо еще раз обратиться к врачу за консультацией, то последний должен быть уверен в том, что данное поведение пациента получило соответствующее подкрепление.

Мы оцениваем силу подкрепляющих событий, когда пытаемся установить, что «человек выбирает в жизни». Какие следствия определяют репертуар его поведения и относительную частоту реакций, входящих в него? Кое-что об этом говорят нам реакции на различные темы, обсуждаемые в разговоре, но его обычное поведение является еще лучшим ориентиром. Мы делаем вывод о значимых видах подкрепления на основании проявления им интересов к какому-то писателю, освещающему определенные проблемы, к магазинам или музеям, в которых представлены определенные предметы, к друзьям, проявляющим определенные виды поведения, к ресторанам, в которых подают определенную пищу и т. д. «Интерес» соответствует вероятности, являющейся результатом, по крайней мере частично, последствий поведения «проявления интереса». Мы можем быть почти уверены в значимости подкрепления, если наблюдаем за тем, как начинается и протекает поведение по мере чередующегося предъявления и удержания подкрепления, так как тогда изменение вероятности, очевидно, будет в меньшей степени определяться случайным изменением какого-то другого вида. Поведение, которое ассоциируется с дружбой с каким-либо человеком, изменяется, поскольку этот человек изменяет поставляемые им подкрепления.

Если мы пронаблюдаем за подобными изменениями, то сможем составить вполне определенное мнение о том, «что означает эта дружба» или «что наш испытуемый видит в своем друге».

Данная процедура наблюдения может быть усовершенствована с целью ее применения в клинических и лабораторных исследованиях. Можно составить набор картинок, предоставив испытуемому возможность просмотреть их и при этом записав время разглядывания каждой из них. Поведение «разглядывания картинки» подкрепляется тем, что видится в ней. Рассматривание одной картинки может иметь больший эффект подкрепления, чем рассматривание другой картинки и, время, затрачиваемое на рассматривание картинок, также будет варьировать. Эта информация может быть применена в тех случаях, когда возникает необходимость по какой-либо причине подкрепить или устранить поведенческие реакции нашего испытуемого.

Литературу, живопись и эстраду можно рассматривать как хорошо продуманные подкрепления. Так или иначе приобретение книг, билетов на представления и выставки произведений искусства зависит от того, являются ли эти книги, пьесы, концерты или картины подкреплениями. Часто художник ограничивает себя поисками того, что является подкреплением для него самого. Когда он действует таким образом, в его работе «отражается его собственная индивидуальность», и тогда только случайно (как мера универсальности) его книга или пьеса или музыка, или картина оказывают подкрепляющее воздействие на других. Поскольку коммерческий успех имеет большое значение, постольку с его помощью можно непосредственно изучать поведение других людей.

Для выяснения того, что является подкреплением для данного человека, мы не можем ограничиться простым вопросом к нему о том, что его подкрепляет. Его ответ может представлять определенную ценность, но его ни в коем случае нельзя считать надежным. Подкрепляющие связи не всегда очевидны для человека. Часто только в ретроспективе тенденции человека вести себя определенным образом рассматриваются как результат определенных последствий, и отношения могут совсем не репрезентироваться субъекту, даже если они очевидны для других людей.

Конечно, существуют большие различия между индивидами в отношении событий, которые имеют силу подкрепления. Различия между видами настолько велики, что едва ли они могут представлять интерес; очевидно, что-то, что подкрепляет лошадь, необязательно подкрепляет собаку или человека. Среди представителей вида большие различия могут объясняться не столько наследственностью, но и историей жизни индивида, обстоятельства которой могут быть прослежены. Тот факт, что организм наследует способность получать подкрепления в виде определенных событий, не может использоваться для предсказания неиспытанного стимула. Также и отношения между подкрепляющим событием и депривацией или любым другим условием организма не наделяют подкрепляющее событие никакими определенными физическими качествами. Особенно невероятно, чтобы событие, которое приобрело силу подкрепления, выделилось бы каким-то определенным образом. Тем не менее такие события являются важными видами подкрепления.

www.psychologos.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о