Предмет исследования гештальтпсихология: Гештальтпсихология основные положения. Понятие гештальтпсихологии.

Содержание

Гештальтпсихология: основные понятия и идеи

В начале XX века в Германии Макс Вертгеймер, экспериментально изучая особенности зрительного восприятия доказал следующий факт: целое не сводится к сумме его частей. И это центральное положение стало основополагающим в гештальтпсихологии. Можно отметить, что взгляды этого психологического течения противоречат теории Вильгельма Вундта, в которой он выделял элементы сознания. Так, в одном из своих научных исследований В. Вундт даёт испытуемому книгу, и просит его оценить то, что он видит. Сначала испытуемый говорит, что видит книгу, но затем, когда экспериментатор просит его присмотреться внимательнее, он начинает замечать ее форму, цвет, материал, из которой сделана книга.

Представления же гештальтистов отличаются, они полагают, что нельзя описывать мир с точки зрения деления его на элементы. В 1912 году выходит в свет работа М. Вертгеймера «Экспериментальные исследования восприятия движения», в которой он с помощью эксперимента со стробоскопом показывает, что движение нельзя свести к сумме двух точек [1].

Следует отметить, что этот же год является годом рождения гештальтпсихологии. В дальнейшем работа М. Вертгеймера приобрела большую популярность в мире и вскоре в Берлине появилась школа гештальтпсихологии, в которую вошли такие популярные научные деятели, как сам Макс Вертгеймер, Вольфганг Кёлер, Курт Коффка, Курт Левин и другие исследователи. Основная задача, которая стояла перед новым научным направлением – это перенести законы физики на психические явления.

Основные идеи гештальтпсихологии

Основным понятием гештальтпсихологии является понятие гештальта. Гештальт – это паттерн, конфигурация, определенная форма организации индивидуальных частей, которая создает целостность [2]. Таким образом, гештальт – это структура, которая является целостной и обладает особыми качествами, в отличие от суммы своих составляющих. Например, портрет человека обычно имеет определенный набор составных элементов, но сам человеческий образ в каждом отдельном случае воспринимается совершенно по-разному. С целью доказательства факта относительно целостности, М. Вертгеймер провел эксперимент со стробоскопом, который позволил наблюдать иллюзию движения двух попеременно загорающихся источников света. Это явление получило название фи-феномен. Движение было иллюзорным и существовало исключительно в таком виде, оно не могло быть разбито на отдельные составляющие [3].

В своих последующих исследованиях М. Вертгеймер распространяет свои взгляды также относительно и других психических явлений. Мышление же он рассматривает, как поочередную смену гештальтов, то есть возможность видеть одну и ту же проблему под разными углами, в соответствии с поставленной задачей.

Исходя из вышесказанного, можно выделить основное положение гештальтпсихологии, которое заключается в следующем:

1) психические процессы изначально являются целостными и имеют определенную структуру. В этой структуре можно выделить элементы, но все они являются вторичными по отношению к ней.

Таким образом, предметом исследования гештальтпсихологии является сознание, которое представляет собой динамическую целостную структуру, где все элементы тесно взаимосвязаны между собой.

Следующая особенность восприятия, которую исследовали в школе гештальтпсихологии, помимо его целостности, была константность восприятия:

2) константность восприятия представляет собой относительную неизменность восприятия некоторых свойств предметов при изменении условий их восприятия. К данным свойствам относится константность цвета или освещения.

Опираясь, на такие особенности восприятия, как целостность и константность, гештальтисты выделяют принципы организации восприятия. Они отмечают, что организация восприятия осуществляется именно в тот момент, когда человек обращает свое внимание на интересующий его объект. В это время части воспринимаемого поля соединяются между собой и становятся одним целым.

М. Вертгеймер выделил ряд принципов, согласно которым происходит организация восприятия:

  • Принцип близости. Элементы, расположенные во времени и пространстве рядом относительно друг с друга, объединяются между собой и составляют единую форму.
  • Принцип схожести. Схожие элементы воспринимаются едино, образуя некий замкнутый круг.
  • Принцип замкнутости. Отмечается тенденция к завершению человеком незаконченных фигур.
  • Принцип целостности. Человек достраивает неполные фигуры до простого целого (прослеживается тенденция к упрощению целого).
  • Принцип фигуры и фона. Всё, что человек наделяет определенным смыслом, воспринимается им как фигура на менее структурированном фоне.

Развитие восприятия по Коффке

Исследования Курта Коффки позволили понять, каким образом формируется восприятие человека. Проведя серию экспериментов, ему удалось установить, что ребенок появляется на свет с несформированными гештальтами, нечеткими образами внешнего мира. Так, например, любое изменение внешности близкого человека, может привести к тому, что ребенок его не узнает. К. Коффка предположил, что гештальты, как образы внешнего мира формируются у человека с возрастом и со временем приобретают более точные значения, становятся более ясными и дифференцированными.

Более детально изучая цветовое восприятие, К. Коффка обосновал тот факт, что люди различают не цвета, как таковые, а их отношения между собой. Рассматривая процесс развития цветового восприятия во времени, К. Коффка замечает, что изначально ребенок способен отличать между собой только те объекты, которые имеют некий цвет и те, что цвета не имеют. Причем окрашенные выделяются им как фигуры, а неокрашенное видится им как фон. Затем, к довершению гештальта добавляются теплые и холодные оттенки, а уже в более старшем возрасте эти оттенки начинают подразделяться на более конкретные цвета. Однако и цветные объекты воспринимаются ребенком только лишь как фигуры, расположенные на неком фоне. Таким образом, учёный сделал вывод о том, что в формировании восприятия основную роль играет фигура и тот фон, на котором она представлена. А закон, согласно которому человеком воспринимаются не сами цвета, а их соотношение получил название - «трансдукция».

В отличие от фона, фигура имеет более яркий цвет. Однако существует и явление обратимой фигуры. Это происходит, когда при длительном рассмотрении восприятие объекта меняется, и тогда фон может становиться основной фигурой, а фигура – фоном.

Понятие инсайта по Кёлеру

Эксперименты с шимпанзе позволили Вольфгангу Кёлеру понять, что поставленная перед животным задача решается либо методом проб и ошибок, либо благодаря внезапному осознанию. На основании своих экспериментов В. Кёлер сделал следующий вывод: предметы, которые находятся в поле восприятия животного и которые никак не связаны между собой, в процессе решения той или иной задачи начинают соединяться в некоторую единую структуру, видение которой помогает разрешить проблемную ситуацию. Такое структурирование происходит мгновенно, другими словами наступает инсайт, что означает осознание.

Для доказательства того, что решение определенных задач человеком происходит подобным образом, то есть благодаря явлению инсайта, В. Кёлер провел ряд любопытных экспериментов по изучению мыслительного процесса детей. Он ставил перед детьми задачу, сходную с той, которая ставилась перед обезьянами. Например, им предлагалось достать игрушку, которая находилась высоко на шкафу. Сначала в поле их восприятия находился только шкаф и игрушка. Далее, они обращали внимание на лестницу, стул, ящик и другие предметы, и понимали, что их можно использовать для того, чтобы достать игрушку. Таким образом был сформирован гештальт и появилась возможность решить задачу.

В. Кёлер считал, что изначальное понимание общей картины, спустя некоторое время, сменяется более детальной дифференциацией и на основании этого уже формируется новый, более адекватный для конкретной ситуации гештальт.

Таким образом, В. Кёлер определял инсайт как решение задачи на основе улавливания логических связей между стимулами или событиями [4].

Динамическая теория личности Левина

С точки зрения Курта Левина основной гештальт – это поле, функционирующее как единое пространство, а отдельные элементы к нему подтягиваются. Личность существует в заряженном психологическом поле элементов. Валентность каждого предмета, который находится в этом поле, может быть, как положительной, так и отрицательной. Многообразие предметов, окружающих человека, способствует возникновению у него потребностей. Существование таких потребностей может проявляться наличием чувства напряжения. Таким образом, для достижения гармоничного состояния человеку необходимо удовлетворить свои потребности.

На основании основных идей и положений гештальтпсихологии в середине XX века Фредериком Перлзом была создана гештальт-терапия.

Гештальт-терапия по Перлзу

Основная идея данной терапии заключается в следующем: человек и всё, что его окружает – есть единое целое.

Гештальт-терапия предполагает, что вся жизнь человека состоит из бесконечного числа гештальтов. Всякое событие, происходящее с человеком – это некий гештальт, каждый из которых имеет начало и конец. Важным моментом является то, что любой гештальт должен завершиться. Однако завершение возможно только в том случае, когда будет удовлетворена та потребность человека, в результате которой возник тот или иной гештальт.

Таким образом, вся гештальт-терапия основывается на необходимости завершения незаконченного дела. Однако существуют различные факторы, которые могут помешать идеальному завершению гештальта. Незавершенность гештальта может проявляться в течение всей жизни человека и препятствовать его гармоничному существованию. Для того чтобы помочь человеку избавиться от лишнего напряжения, гештальт-терапия предлагает различные техники и упражнения.

С помощью этих техник гештальт-терапевты помогают пациентам увидеть и осознать каким образом незавершенные гештальты влияют на их жизнь в настоящем, а также помогают завершать незаконченные гештальты.

Примером данных техник являются упражнения, которые направлены на осмысление себя и окружающих. Гештальт-терапевты называют данные техники играми, в которых пациент ведет внутренний диалог с собой, либо выстраивает диалог с частями собственной личности.

Наиболее популярной является техника «пустого стула». Для данной техники используются два стула, которые необходимо расположить напротив друг друга. На одном из которых размещается вымышленный собеседник, а на другом – пациент, главный участник игры. Основная идея техники заключается в том, что пациент получает возможность проигрывать внутренний диалог, отождествляя себя со своими субличностями.

Таким образом, для гештальтпсихологии неотъемлемым является тот факт, человек является целостной личностью. Постоянное развитие данного научного направления по сей день позволяет разрабатывать новые методы работы с разными пациентами. Гештальт-терапия в настоящее время помогает личности делать свою жизнь всё более осмысленной, осознанной и наполненной, а значит, позволяет достигать более высокого уровня психологического и физического здоровья.

Список литературы:
  1. Вертгеймер М. Продуктивное мышление: Пер. с англ./Общ. ред. С. Ф. Горбова и В. П. Зинченко. Вступ. ст. В. П. Зин­ченко. — М.: Прогресс, 1987.
  2. Перлз Ф. «Гештальт-подход. Свидетель терапии». – М.: Изд-во Института психотерапии, 2003.
  3. Шульц Д.П., Шульц С.Э. История современной психологии / Пер. с англ. А.В. Говорунов, В.И. Кузин, Л.Л.Царук / Под ред. А.Д. Наследова. - СПб.: Изд-во "Евразия", 2002.
  4. Келер В. Исследование интеллекта человекоподобных обезьян. - М., 1930.
  5. http://psyera.ru/volfgang-keler-bio.htm

 

Автор: Анастасия Каткова
Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского

Редактор: Бибикова Анна Александровна

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!

Общая характеристика гештальтпсихологии

Гештальт психологическое направление в психологии возникло в начале 1920-х гг. в Германии. Его создание связано с именами М. Вертгеймера (1880-1943), В. Келера (1887-1967), К. Коффки (1886—1941) и К. Левина (1890—1947), заложившими методологию этой школы. Первая работа Вертгеймера, в которой раскрывались принципы гештальтпсихологии — «Экспериментальные исследования видимого движения» была опубликована в 1912 г., однако окончательное оформление нового направления произошло уже после Первой мировой войны.

Гештальт психология, как уже отмечалось, исследовала целостные структуры, из которых состоит психическое поле, разрабатывая новые экспериментальные методы. Таким образом, в отличие от других психологических направлений (психоанализа, бихевиоризма), кардинально пересмотревших предмет психологии, представители гештальт психологии по-прежнему считали, что предметом психологической науки является исследование содержания психики, анализ познавательных процессов, а также структуры и динамики развития личности.

Тем не менее, оставив практически в неприкосновенности предмет психологии, гештальтпсихология существенно трансформирует прежнее понимание структуры сознания и когнитивных процессов. Главная идея этой школы — в основе психики лежат не отдельные элементы сознания, но целостные фигуры — гештальты, свойства которых не являются суммой свойств их частей. Таким образом, опровергалось прежнее представление о том, что развитие психики основывается на формировании все новых ассоциативных связей, которые соединяют отдельные элементы между собой в представления и понятия. Взамен этого выдвигалась новая идея — познание связано с процессом изменения, трансформации целостных гештальтов, которые и определяют характер восприятия внешнего мира и поведения в нем. Поэтому многие представители этого направления уделяли значительное внимание проблеме психического развития, так как само развитие отождествлялось ими с ростом и дифференциацией гештальтов. Исходя из этого, в результатах исследования генезиса психических функций они видели доказательства правильности своих постулатов.

Идеи, развиваемые гештальт психологами, основывались на экспериментальном исследовании познавательных процессов. Необходимо подчеркнуть, что эта школа является одной из первых, которая существенное внимание обращала на разработку новых, объективных экспериментальных методов исследования психики. Это была и первая (и долгое время практически единственная) школа, которая начала строго экспериментальное изучение структуры и качеств личности, так как метод психоанализа, используемый глубинной психологией, нельзя было считать ни объективным, ни экспериментальным.

Методологический подход гештальт психологии базировался на нескольких основаниях — понятии психического поля, изоморфизма и феноменологии. Понятие «поле» было заимствовано ими из физики, в которой были сделаны в те годы важнейшие открытия. Изучение природы атома, магнетизма позволило раскрыть законы физического поля, в котором элементы выстраиваются в целостные системы. Эта мысль и стала ведущей для гештальт психологов, которые пришли к выводу, что психические структуры располагаются в виде различных схем в психическом поле. При этом сами гештальты могут изменяться, становясь более адекватными предметам внешнего поля. Может происходить и переструктурирование поля, в котором прежние структуры располагаются му, благодаря чему субъект приходит к принципиально новому решению задачи (инсайт).

Психические гештальты изоморфны физическим и психофизическим, т.е. процессы, которые происходят в головного мозга, сходны с теми, которые происходят во внешнем мире и осознаются нами в наших мыслях и переживаниях, как взаимно-однозначные системы в физике и математике (так круг изоморфен овалу, а не квадрату). Поэтому схема задачи, которая дана во внешнем поле, может помочь испытуемому быстрее или медленнее ее решить в зависимости от того, облегчает или затрудняет она ее перестурктурирование.

Субъект может осознать свои переживания, процесс решения задачи, однако для этого ему надо отрешиться от прошлого опыта, очистить свое сознание от всех наслоений, связанных с культурными и личными традициями. Этот феноменологический подход был заимствован гештальт психологами у Э. Гуссерля, философские концепции которого были чрезвычайно распространены в то время и близки немецким психологам. С этим была связана и недооценка ими личного опыта, утверждение приоритета сиюминутной ситуации, принципа «здесь и сейчас» в любых интеллектуальных процессах. С этим связано и в результатах исследования между бихевиористами и гештальт психологами, так как первые доказывали верность способа «проб и ошибок», т.е. влияние прошлого опыта, отрицавшегося вторыми. Исключением являлись только исследования личности, проводимые К. Левиным, в которых вводилось понятие «временная перспектива», правда, с учетом в основном будущего, цели деятельности, а не прошлого опыта.

В исследованиях ученых этой школы были открыты почти все известные в настоящее время свойства восприятия, доказано значение этого процесса в формировании мышления, воображения, других когнитивных функций. Впервые описанное ими образно-схематическое мышление позволило по-новому представить весь процесс формирования представлений об окружающем, доказало значение образов и схем в развитии творчества, раскрыв важные механизмы творческого мышления. Таким образом, когнитивная психология XX в. во многом опирается на открытия, сделанные в этой школе.

предмет, области исследования, критический анализ — Page 25

Страница 25 из 32

Гештальтпсихология: предмет, области исследования, критический анализ.

Рассматривая проблему мотивации К. Левин выдвинул свою теорию поля. По Левину, протекание деятельности целиком сводится к конкретной совокупности условий сущес-твующего в данный момент поля. Понятие поля охватывает как факторы внешней (окружение), так и внутренней (субъект) ситуации. Основные тезисы, выдвинутые Левином таковы: 1. Анализ поведения должен исходить из данной ситуации. Ситуацию следует реконструировать так, как она представляется субъекту. 2. Объяснение должно быть психологичным, то есть основными единицами анализа должны быть воспринимаемые субъектом особенности окружения, которые представ-ляют ему различные возможности для действия, причем, учитываться должно не только данное феноменально дейст-вующему субъекту в нем самом и окружении, но и не представленное в переживании, и тем не менее, влияющее на поведение. 3. В основе любого поведения лежат некоторые силы. 4. Одинаковое поведение не всегда вызвано одинаковыми причинами (конструктивный метод ). 5. На поведение действует только то, что происходит здесь и теперь : прошлые и будущие события действенны только как нечто актуально припоминаемое или предвосхи-щаемое. Нельзя без проверки сводить наличное поведение к более ранним событиям. 6. Психологические ситуации должны по возможности представляться в математической форме, дабы облегчить их научную обработку. Так, поведение (V) есть функция личностных факторов (Р) и окружения (U).

V = f ( P, U )

М — сенсомоторная пограничная зона, выполняющая роль посредника между окружающим миром (U) и внутрилично-стными областями (IP), которые подразделяются на центральные (Z) и перефери-ческие (Р).

Раскрывая эти теоретические положения, Левин предлагает две модели: модель личности, оперирующую энергиями и напряжениями, и модель окружения, оперирующую силами и целенаправленным поведением.

Модель личности

Для Левина личность представляет собой систему, состоящую из многочисленных, не пересекающихся друг с другом областей, каждая из которых соответствует определенной цели действия, будь то устойчивое стремление, которое можно обозначить как потребность ( мотив ), или сиюминутное желание. Области структуры личности могут также представлять определенны активности или знания субъекта. Степень сходства областей зависит от их близости. Максимально похожие области имеют общую границу. Числом же погра-ничных областей определяется близость данной области к “Я”, ее личностная ценность, личностная значимость целей действий. Граница между областями может обладать различной прочностью и, таким образом, обеспечивать связь между разными областями. Отдельные области модели личности могут отличаться по напряжению. Для напряженной системы характерна тенденция к уравниванию напряжения с соседними областями. Левин представляет два основных способа разрядки напряженной системы: 1. Взаимодействие с пограничной областью. Напряженная система начинает определять поведение до тех пор, пока не достигается цель действия. 2. Диффузия, которая зависит от прочности границ с соседними областями, а также от фактора времени. В данном случае происходит удовлетворение потребности замещаю-щим действием, либо выход потребности в ирреальный план при разрядке напряженной системы. Значительную роль играют также утомление, гнев и т.п. По Левину, цели действий очень часто представляют собой квазипотребности, то есть производные от потребностей. Они имеют преходящий характер, часто возникают из намерения. Решающим фактором в силе квазипотребности Левин считает ее связь с истинными потребностями (мотива-ми). Объекты же, которые могут служить для разрядки или удовлетворения потребности приобретают валентность, сила которой зависит от напряженности системы. Напряженные системы всегда специфичны относительно цели, и, следова-тельно, обладают функцией влечения, а также, направляют на достижение цели и, в зависимости от ситуации, гибко вво-дят необходимые для этого действия.

основные принципы и идеи, предмет и законы, проблемы и направления

«Тебе надо закрыть гештальт!» — модный совет, который направо и налево раздают окружающим доморощенные эксперты. И чаще всего понимают значение ставшего уже общеупотребительным термина неправильно. Чтобы разобраться в сути данного феномена и так ли необходимо его «закрывать», следует обратиться к психологии восприятия, или гештальтпсихологии. Кратко и понятно о том, что это такое, расскажем прямо сейчас.


Психология восприятия для «чайников»: ключевые понятия, фигуры, идеи

Гештальтпсихология — направление науки о психической деятельности, пытающееся объяснить процессы мышления и восприятия. Одним из его предшественников был австрийский философ и психолог Кристиан фон Эренфельс, который и ввел понятие «гештальт» (от нем. gestalt — форма, структура, образ) в 1890 г. Ученый настаивал, что человек не способен воспринимать материальные объекты напрямую: мы взаимодействуем с информацией при помощи органов чувств (прежде всего зрения) и дорабатываем ее в сознании. Под гештальтом Эренфельс понимал некий целостный образ, несводимый к сумме его компонентов.

Основатели гештальтпсихологии

Идея Эренфельса получила развитие в начале XX в. благодаря его студенту Максу Вертхаймеру (Вертгеймеру). Экспериментальным путем немецкий психолог доказал: человеческий мозг воспринимает физический мир не как отдельные фрагменты — кусочки мозаики, — а как упорядоченные, целостные структуры, т. е. гештальты. Например, когда мы любуемся картиной в Эрмитаже, то не замечаем каждый мазок художника, а видим цельное произведение искусства. И именно эта общая комбинация форм и цветов нас впечатляет.

Кроме М. Вертхаймера, огромный вклад в создание и развитие теории гештальтпсихологии внесли В. Келлер, К. Коффка, К. Дункер, К. Левин и др.

Предмет гештальтпсихологии

Главное, что исследует психология восприятия, — сознание как динамическую структуру, все компоненты которой взаимодействуют друг с другом.

Изначально адепты нового направления ограничивались изучением феноменального поля, т. е. совокупности переживаний субъекта в данный момент времени («здесь и сейчас»). Однако довольно скоро тематика их работ расширилась и обратила взгляд на другие психические явления. Так, в аспекте проблем гештальтпсихологии мышление — это поочередная смена гештальтов. Иными словами, одно и то же событие может рассматриваться с разных точек зрения. Также представителей данного подхода волновали вопросы памяти, творческого мышления, динамики личностных потребностей и пр.

Основные законы гештальтпсихологии

Замыкания

Если в воспринимаемом образе присутствуют какие-то пробелы, наш мозг автоматически заполнит недостающие части.

Треугольник без углов все равно воспринимается как треугольник: наше сознание «замкнет» промежутки.

Транспозиции (переноса)

Психика реагирует не на отдельные раздражители, а на их соотношение. Яркий пример действия этого закона — эксперимент, проведенный Куртом Коффкой.

Исследователь предлагал детям найти конфету в одной из двух чашек, прикрытых картонкой. Лакомство всегда находилось под темно-серой крышкой, под черной не было ничего. В повторном эксперименте испытуемым пришлось выбирать не между черной и темно-серой картонкой, а между темно-серой и светло-серой. Дети выбирали последнюю, поскольку ориентировались не на определенные цвета, а на соотношение «светлое — более светлое» .

Прегнантности, или хорошей конфигурации

Отражает одну из основных идей гештальтпсихологии — стремление человеческой психики к стабильности. Когда мы видим образ, то сразу же придаем ему наиболее простую, понятную для нас форму.

Сознание группирует расположенные на одной линии элементы в наклонную черту, а другие воспринимаются нами как разрозненные и беспорядочные.

Фигуры и фона

Особенность человеческой психики — видеть один аспект гештальта как фигуру (замкнутое целое), а другой как фон.

«Ваза Рубина» — классический пример взаимоисключающих отношений фигуры и фона: когда объектом являются лица, ваза отходит на задний план, и наоборот.

Константности

Образ стремится к стабильности и постоянству даже при изменении сенсорного ряда (воздействия на на наши органы чувств).

Положение двери в пространстве меняется, но она все равно воспринимается одинаковой.

Близости

Объекты, расположенные рядом, наш мозг стремится объединить в группы.

Правую часть изображения мы видим как три столбика.

Законы, они же принципы гештальтпсихологии, определяют целостность и упорядоченность восприятия. В действительности, было сформулировано более ста положений, но самые значимые из них — близость, замкнутость, транспозиционность, упрощенность, фигура-и-фон, а также постоянство характеристик.

Методы гештальтпсихологии

Помимо традиционного наблюдения, гештальтпсихологи активно применяли экспериментальные способы изучения. Например, разработанный Карлом Дункером метод «рассуждения вслух». Его суть заключалась в том, что испытуемый должен был проговаривать свои мысли во время решения какой-либо задачи. Этот процесс фиксировался, а затем анализировался психологом.

Новый метод обогатил науку такими понятиями, как «проблемная ситуация», «инсайт» (внезапное озарение) и др. Впоследствии эти термины перекочевали из психологии в гештальт-терапию.

Гештальт-терапия

Во второй половине прошлого века на основе гештальтпсихологии возникло новое психологическое течение, родоначальники которого переосмыслили идеи своих предшественников. Предметом изучения гештальт-терапии стал человек как целостная система (особенности его мышления и восприятия, характерные формы поведения, желания и потребности), а понятие «гештальт» трансформировалось в синкретический образ определенного события.

Основатели метода, психотерапевты Фриц и Лора Перлз, разработали теорию потребностей и их удовлетворения. Суть ее довольно проста: наша жизнь состоит из гештальтов. Конфликт в общественном транспорте, взаимоотношения с родителями, разговор с начальником, романтическое увлечение — все это гештальты. Они могут появиться внезапно, в любую минуту, независимо от нашего желания, возникают из потребностей (часто неосознаваемых) и нуждаются в немедленном удовлетворении.

Что такое незакрытый гештальт?

Это незаконченная в прошлом ситуация, которая искажает наше восприятие мира и ограничивает в действиях, тем самым порождая разные эмоциональные проблемы: страх, недовольство собой и окружающими, депрессию, апатию и пр. Незакрытый гештальт провоцирует навязчивое желание вернуться и «переиграть» болезненное событие. В результате человек, сам того не осознавая, начинает повторять знакомый сценарий в изменившихся обстоятельствах. Например, инициирует в новых отношениях конфликты, неразрешенные с прежним партнером.

По сути, от гештальтпсихологии это направление психотерапии взяло идею переструктурирования человеческого опыта «здесь и сейчас» и приведения личности к устойчивому, целостному, гармоничному состоянию. Пожалуй, самая известная техника гештальт-терапии — упражнение «пустой стул». Напротив пациента ставят стул, просят представить некий объект, вызывающий эмоциональную реакцию, и поговорить с ним. Это может быть человек, с которым связана конфликтная ситуация, одна из субличностей (например, внутренний критик) и даже физическое ощущение (боль, страх и пр.). Смысл методики: все, что вы представляете в роли собеседника, всегда имеет важное значение и потенциально является незакрытым гештальтом. Также данная техника позволяет психологу выявить эмоции и качества, которые пациент отрицает или игнорирует.

Понятие и основоположники гештальтпсихологии

Понятие и основоположники гештальтпсихологии

ВВЕДЕНИЕ

Важным психологическим направлением конца ХIХ начала ХХ веков явилась гештальтпсихология (приблизительный перевод с немецкого: психология формы), связанная, в первую очередь, с именами германских исследователей Макса Вертгеймера, Курта Коффки и Вольфганга Келера.

В противовес представлениям ассоционистов о том, что образ создается через синтез отдельных элементов и свойства целого определяются свойствами частей, гештальтпсихологии выдвинули идею целостности образа, свойства которого не сводимы к сумме свойств элементов (в связи с этим часто подчеркивается роль гештальтпсихологии в становлении системного подхода, причем не только в психологии, но в науке в целом). Иными словами, восприятие не сводится к сумме ощущений: свойства фигуры, которую мы видим, не описываются через свойства ее частей.

Гештальтпсихология, возникшая как направление исследования познавательных процессов, оказала влияние на психологию в различных ее проявлениях. Предметом исследования оказались целостные структуры (гештальты), что же касается практических приложений, то они определяются тем, как используют те или иные положения конкретные направления практической психологии, так как в непосредственном виде гештальтпсихология сегодня не существует.

Прозрения гештальтпсихологии оказались плодотворными в применении к искусству и образованию. В академической психологии работы Вертгеймера, Келера, Левина и других ныне пользуются всеобщим признанием. Однако из-за интереса к бихевиоризму с его преимущественно двигательной установкой академические круги выдвигают на передний план аспекты гештальтпсихологии, связанные с восприятием.

Целью данной работы является изучение: предмета гештальтпсихологии; основных принципов гештальтпсихологии; направлений исследований в гештальтпсихологии.

1. Понятие и основоположники гештальтпсихологии

Гештальтпсихология (от нем. Gestalt - образ, структура) - одно из наиболее влиятельных и интересных направлений периода открытого кризиса, явилось реакцией против атомизма и механицизма всех разновидностей ассоциативной психологии.

Гештальтпсихология явилась наиболее продуктивным вариантом решения проблемы целостности в немецкоязычной (немецкой и австрийской) психологии, а также философии конца XIX - начала XX в. Понятие «гештальт» было введено X. Эренфельсом в статье «О качестве формы» в 1890 г. при исследовании восприятий.

Непосредственным поводом для исследования Эренфельса послужили некоторые замечания Э. Маха о восприятии мелодий и геометрических форм: по Маху, ощущение мелодии или звуковой формы в известной мере независимо от ощущений отдельных звуков, поскольку сохраняется при изменении последних в случае транспонирования мелодии в другую тональность, как будто бы оно само было таким же простым и неразложимым элементом, как и элементарное ощущение. Этот факт Эренфельс подверг специальному анализу. Он выделил специфический признак гештальта - свойство транспозиции (переноса):

мелодия остается той же самой при переводе ее из одной тональности в другую;

гештальт квадрата сохраняется независимо от размера, положения, окраски составляющих его элементов и т.п. Однако Эренфельс не развил теории гештальта и остался на позициях ассоцианизма.

«Впоследствии будущие гештальтпсихологи последовали за своим предшественником К. фон Эренфельсом в том, что человеческий организм-целостность, а стало быть, и реальность, отличная от сумм составляющих его частей. Вот, как раз, ее-то (целостность, принципиально отличную от суммы составляющих ее частей) они и назвали Гештальтом». У колыбели этой работы стояли М. Вертгеймер, В. Келер и К. Коффка.

Макс Вертгеймер (1880-1943) - немецкий психолог, основоположник гештальт-психологии, известный экспериментальными работами в области восприятия и мышления. Родился в Праге, там же получил начальное образование. В Вюрцбурге получил ученую степень доктора философии (в 1904 г.). После этого он вернулся в Берлин, а летом 1910 г. переехал во Франкфурт-на-Майне. Здесь Вертгеймер заинтересовался восприятием движения, но в его объяснении встретился с трудностями, исходившими из структуралистской точки зрения.

Его работа привлекла внимание К. Коффки и В. Келера, учеников Штумпфа, которые в качестве испытуемых участвовали в исследованиях Вертгеймера. Эти исследования, их результаты и новые принципы были изложены в статье Вертгеймерэ (1912) "Экспериментальное исследование движения", от которой и принято считать начало гештальтпсихологии. С этого времени гештальтпсихология особенно активно развивается в Берлине, куда Вертгеймер вернулся в 1922 г. Двадцатые годы являются периодом наивысшего расцвета этой школы. В 1929 г. Вертгеймер был назначен профессором во Франкфурт.

В 1933 г. Вертгеймер эмигрировал в США, где работал в Новой школе социальных исследований (Нью-Йорк). Здесь в октябре 1943 г. Вертгеймер умер. В 1945 г. вышла его книга "Продуктивное мышление". В ней с позиций гештальтпсихологии экспериментально исследуется процесс решения задач, который описывается как процесс выяснения функционального значения отдельных частей в структуре проблемной ситуации. В. Кёлер считает эту книгу лучшей памятью о М. Вертгеймере.

Среди основателей гештальтпсихологии Курт Коффка (1886-1941), возможно, был самым изобретательным. Он родился и вырос в Берлине и там же получил образование в местном университете, проявив исключительный интерес к естественным наукам и философии. В дальнейшем он изучал психологию под руководством Карла Штумпфа и получил докторскую степень в 1909 году. В 1910 году Коффка начал свое длительное и плодотворное сотрудничество с Вертхеймером и Келером в стенах Франкфуртского университета.

Статья Коффки, получившая название "Перцепция: введение в гештальт-теорию" (1922), содержала основы гештальтпсихологии, а также результаты многих исследований и их оценки.

В 1921 году Коффка опубликовал книгу "Основы психического развития; посвященную формированию детской психологии и имевшую успех и в Германии, и в Соединенных Штатах. Его приглашали в Америку для чтения лекций в университетах Корнепла и Висконсина, а в 1927 году он получил место профессора в Смитовском колледже в Нортхэмптопе, штат Массачусетс, где проработал до своей смерти в 1941 году. В 1933 году Коффка издал книгу "Принципы гештальтпсихологии", которая оказалась слишком трудной для чтения, и потому не стала основным и наиболее полным пособием по изучению новой теории, как на это рассчитывал ее автор.

Исследования развития восприятия у детей, которые проводились в лаборатории Коффки, показали, что у ребенка имеется набор смутных и не очень адекватных образов внешнего мира. Коффка приходил к выводу о том, что в развитии восприятия большую роль играет сочетание фигуры и фона, на котором демонстрируется данный предмет. Он сформулировал один из законов восприятия, который был назван «трансдукция» Этот закон доказывал, что дети воспринимают не сами цвета, но их отношения.

Вольфганг Келер (1887-1967) был глашатаем движения гештальтпсихологии. Его книги, написанные с удивительной тщательностью и аккуратностью, дали классическое представление о многих аспектах этого научного направления. Занятия физикой, которую Келер изучал совместно с Максом Планком, убедили его в том, что эта наука должна быть связана с психологией и что гештальты (формы или структуры) встречаются в психологии так же, как и в физике.

Келер родился в Эстонии. Когда ему было пять лет, его семья переехала на север Германии. Свое образование он получал в университетах Тюбингена, Бонна и Берлина, где в 1909 году защитил докторскую диссертацию у Карла Штумпфа. Затем он отправился в университет Франкфурта, куда прибыл незадолго до появления там Вертхеймера с его игрушечным стробоскопом.

После эмиграции в США Кепер преподавал в Свартморском колледже в Пенсильвании, написал несколько книг и редактировал журнал «Психологические исследования». В 1956 году он был удостоен награды «За выдающийся вклад в науку» Американской психологической ассоциации, а вскоре после этого был избран ее президентом.

Немецкий психолог, эмигрировавший в 1932 году в США, Курт Левин (1890-1947 гг.) вошел в историю науки как автор теории поля. Вслед за гештальтпсихологами (с которыми он одно время непосредственно сотрудничал) он полагал, что образ мира формируется сразу как целостность, и это происходит в данный момент как инсайт (ага-решение).

Важное значение имели обобщающие статьи 20-х гг. М. Вертгеймера «К учению о гештальте» (1921), «О гештальттеории» (1925). В 1926 г. К. Левин пишет статью «Намерения, воля и потребности» - экспериментальное исследование, посвященное изучению потребностей и волевых действий. Эта работа имеет принципиальное значение: гештальтпсихология приступает к настоящему экспериментальному исследованию этих областей психической жизни, наиболее трудно поддающихся экспериментальному исследованию. Все это очень поднимало влияние гештальтпсихологии. В 1929 г. В. Кёлер читает лекции по гештальтпсихологии в Америке, которые затем выходят книгой «Гештальтпсихопогия». Эта книга представляет систематическое и, пожалуй, лучшее изложение этой теории.

Школа распалась в конце 1930-х гг. Однако, она способствовала созданию одного из наиболее влиятельных направлений современной психотерапии - гештальт-терапии, основоположником которого является немецко-американский психолог Фриц (Фредерик) Перлз (1893-1970 гг.). Ф. Перлз считал, что любой аспект поведения - есть проявление целого, то есть бытия человека. Кроме того, идея целостности - и это уже от гештальтпсихологии - означает понимание индивида, как части более широкого поля, включающего организм и среду. В этом единстве, однако, обозначается "контактная граница" между индивидом и средой: у здорового индивида она подвижна, допуская и контакт со средой, и уход из нее. Контакт Перлз считает формированием гештальта, уход - завершением.

2. Основные принципы и направления исследований

2.1 Фи-Феномен

История гештальтпсихологии начинается с выхода работы М. Вертгеймера «Экспериментальные исследования восприятия движения» (1912), в которой ставилось под сомнение привычное представление о наличии отдельных элементов в акте восприятия.

Однажды, во время летнего отпуска, ему в голову пришла идея одного эксперимента. Его суть состояла в том, чтобы выяснить, почему мы иногда наблюдаем движение, когда на самом деле оно не происходит. Нарушив планы своего отдыха, Вертхеймер сошел с поезда во Франкфурте, купил там игрушечный стробоскоп и провел предварительную проверку своей догадки прямо в отеле. (Стробоскоп, предшественник современного проекционного аппарата, представляет собой устройство, которое на мгновение освещает изображения последовательных фаз изменения положения объектов, создавая у зрителя впечатление их движения.) Позднее Вертхеймер провел более глубокое исследование проблемы во Франкфуртском университете.

Эксперимент Вертхеймера, в котором Коффка и Келер играли роль испытуемых субъектов, был посвящен изучению восприятия кажущегося движения предметов - то есть движения, которое на самом деле не происходит. Для его определения Вертхеймер пользовался термином «впечатление движения». Используя тахистоскоп, он пропускал луч света через две прорези, одна из которых располагалась вертикально, а другая имела наклон от вертикали приблизительно в 20-30 градусов.

Если световой луч пропускался сначала через одну прорезь, а потом через другую через относительно длительный интервал времени (более 200 миллисекунд), наблюдатели видели последовательное появление света сначала в одной, а затем в другой прорези. Если временной интервал сокращался, то наблюдателям казалось, что обе прорези освещены постоянно. При длительности интервала порядка 60 миллисекунд, создавалось впечатление, что линия света непрерывно перемещается от одной прорези к другой и обратно.

Эти открытия могли показаться достаточно тривиальными. О подобных явлениях ученым было известно уже несколько лет, и они перестали кого - либо удивлять.

Вертхеймер был убежден, что это явление, получившее экспериментальное подтверждение в его лаборатории, по-своему так же является элементарным, как и обычное ощущение, но, в то же время, представляет собой нечто отличное от одного или даже нескольких простых ощущений. Он назвал это явление фи-феноменом (иллюзия перемещения с места на место двух поочередно включающихся источников света)... Объяснение Фи-феномена было таким же простым и гениальным, как и его эксперимент. По мнению Вертгеймера, кажущееся движение вообще не нуждалось в объяснении. Оно существовало в таком виде, в каком воспринималось, и не могло быть разбито на более простые составляющие.

.2 Принципы организации восприятия

Вертхеймер изложил принципы организации восприятия в своей работе «Исследования, относящиеся к учению о гештальте», опубликованной в 1923 году. Он исходил из того, что мы воспринимаем предметы в той же манере, в какой воспринимаем кажущееся движение - то есть как единое целое, а не как наборы индивидуальных ощущений. Принципы организации восприятия, которые описаны в большинстве учебников по психологии, представляют, по существу, законы и правила, по которым мы организуем и классифицируем воспринимаемый нами мир.

Базовая предпосылка этих принципов состоит в том, что организация восприятия происходит мгновенно, в тот же момент, когда мы видим или слышим различные формы или образы. Части перцептивного поля становятся связанными, объединяясь между собой, чтобы создать структуру, которая выделялась бы на общем фоне. Организация восприятия происходит самопроизвольно, и ее возникновение неизбежно всякий раз, когда мы смотрим вокруг себя

Согласно гештальт-теории, первичная деятельность нашего мозга по визуальному восприятию объектов заключается не в накоплении их отдельных проявлений. Напротив, мозг представляет собой динамичную систему, в которой все элементы являются активными в каждый момент взаимодействия. Элементы, которые являются одинаковыми или близкими друг другу, стремятся к объединению, а элементы, которые являются несходными или далекими друг от друга, не объединяются.

Далее перечислены несколько основных принципов организации восприятия:

. Близость. Элементы, которые близки друг к другу в пространстве или во времени, кажутся нам объединенными в группы, и мы стремимся воспринимать их совместно.

. Непрерывность. В нашем восприятии существует тенденция следования в направлении, позволяющем связывать наблюдаемые элементы в непрерывную последовательность или придать им определенную ориентацию.

. Сходство. Подобные элементы воспринимаются нами совместно, образуя замкнутые группы.

. Замыкание. В нашем восприятии существует тенденция завершения незаконченных предметов и заполнения пустых промежутков.

5. Простота. В любых условиях мы стремимся видеть фигуры настолько завершенными, насколько это возможно: в гештальт-психологии <#"justify">Исследования развития восприятия у детей, которые проводились в лаборатории Коффки, показали, что ребенок рождается с набором смутных и не очень адекватных образов внешнего мира. Постепенно в течение жизни эти образы дифференцируются и становятся все более точными. Так, при рождении у детей есть смутный образ человека, в гештальт которого входят его голос, лицо, волосы, характерные движения. Поэтому маленький ребенок (одного-двух месяцев) может не узнать даже близкого взрослого, если он резко поменяет прическу или сменит привычную одежду на совершенно незнакомую. Однако уже к концу первого полугодия этот смутный образ дробится, превращаясь в ряд четких образов: образ лица, в котором выделяются как отдельные гештальты глаза, рот, волосы, появляются и образы голоса, тела и т.п.

Исследования Коффки показали, что так же развивается и восприятие цвета. Вначале дети воспринимают окружающее только как окрашенное или неокрашенное, без различения цветов. При этом неокрашенное воспринимается как фон, а окрашенное - как фигура. Постепенно окрашенное делится на теплое и холодное, а в окружающем дети выделяют уже несколько наборов фигура-фон: неокрашенное - окрашенное теплое, неокрашенное - окрашено холодное. Они воспринимаются как несколько разных образов, например: окрашенное холодное (фон) - окрашенное теплое (фигура) или окрашенное теплое (фон) - окрашенное холодное (фигура).

Таким образом, единый прежде гештальт превращается в четыре, уже более точно отражающие цвет. Со временем и эти образы дробятся, например, в теплом выделяются желтый и красный цвета, а в холодном - зеленый и синий. Этот процесс происходит в течение длительного времени, пока наконец ребенок не начинает правильно воспринимать все цвета. На основании этих экспериментальных данных Коффка пришел к выводу о том, что в развитии восприятия большую роль играет сочетание фигуры и фона, на котором демонстрируется данный предмет.

Он доказывал, что развитие цветового зрения основано на восприятии сочетания фигура-фон, на их контрасте. Позже данный закон, получивший название закона транспозиции, был доказан и Келером. Этот закон гласил, что люди воспринимают не сами цвета, но их отношения.

Так, в опыте Коффки детям предлагалось найти конфетку, которая была в одной из двух прикрытых цветной картонкой чашек. Конфетка всегда лежала в чашке, которая была закрыта темно-серой картонкой, в то время как под черной конфетки никогда не было. В контрольном эксперименте детям надо было выбрать не между черной и темно-серой крышками, как они привыкли, а между темно-серой и светло-серой. В том случае, если бы они воспринимали чистый цвет, они выбрали бы привычную темно-серую крышку, однако дети выбирали светло-серую, так как ориентировались не на чистый цвет, но на соотношение цветов, выбирая более светлый оттенок. Аналогичный опыт был проведен и с животными (курами), которые также воспринимали только сочетания цветов, а не сам цвет.

Обобщающие результаты своего исследования восприятия Коффка изложил в работе «Принципы гештальтпсихологии» (1935). В этой книге анализируется множество феноменов перцепции, которые относятся к 24 различным «законам», описываются свойства и процесс формирования восприятия, на основании которых он сформулировал теорию восприятия, не потерявшую значения и в настоящее время.

гештальт познавательный мышление восприятие

2.4 Гештальт-исследования проблем научения: Инсайт и интеллект человекообразных обезьян

Первые работы Келера, посвященные исследованию интеллекта шимпанзе, привели его к наиболее значимому открытию - открытию инсайта (озарения). Исходя из того, что интеллектуальное повеление направлено на решение проблемы, Келер создавал такие ситуации, в которых подопытное животное для достижения цели должно было найти обходные пути. Операции, которые совершали обезьяны для решения поставленной задачи, были названы двухфазными, так как состояли из двух частей. В первой части обезьяне нужно было при помощи одного орудия получить другое, которое было необходимо для решения проблемы (например, при помощи короткой палки, которая находилась в клетке, получить длинную, находящуюся на некотором расстоянии от клетки). Во второй части полученное орудие использовалось для достижения искомой цели, например для получения банана, находящегося далеко от обезьяны.

Эксперимент должен был помочь понять, каким способом решается задача - происходит ли слепой поиск правильного решения (по типу метода проб и ошибок) или обезьяна достигает цели благодаря спонтанному схватыванию отношений, пониманию.

Эксперименты Келера доказывали, что мыслительный процесс идет по второму пути, т. е. происходит мгновенное схватывание ситуации и верное решение поставленной задачи. Объясняя феномен инсайта, он доказывал, что в тот момент, когда явления входят в другую ситуацию, они приобретают новую функцию. Соединение предметов в новых сочетаниях, связанных с их новыми функциями, ведет к образованию нового гештальта, осознание которого составляет суть мышления. Келер называл этот процесс «переструктурированием гештальта» и считал, что такое переструктурирование происходит мгновенно и не зависит от прошлого опыта субъекта, но только от способа расположения предметов в поле. Именно это переструктурирование и происходит в момент инсайта.

Доказывая универсальность открытого им способа решения задач, Келер по возвращении в Германию провел серию экспериментов по исследованию процесса мышления у детей. Он предлагал детям проблемную ситуацию, сходную с той, которая ставилась перед обезьянами, например, им предлагалось достать машинку, которая была расположена высоко на шкафу.

Для того чтобы ее достать, детям надо было использовать разные предметы - лесенку, ящик или стул. Оказалось, что, если в комнате была лестница, дети быстро решали предложенную задачу. Сложнее было в том случае, если надо было догадаться использовать ящик, но наибольшие затруднения вызывал вариант, при котором не было других предметов в комнате, кроме стула, который надо было отодвинуть от стола и использовать как подставку. Келер объяснял эти результаты тем, что лестница с самого начала осознается функционально как предмет, помогающий достать что-то, расположенное высоко. Ее включение в гештальт со шкафом не представляет для ребенка трудностей. Использование ящика уже нуждается в некоторой перестановке, так как он может осознаваться в нескольких функциях. Что же касается стула, то он осознается ребенком не сам по себе, но уже включенным в другой гештальт - со столом, с которым он представляется ребенку единым целым. Поэтому для решения данной задачи детям надо сначала разбить целостный образ стол-стул на два, а затем уже стул соединить со шкафом в новый образ.

Данные эксперименты, подтверждая универсальность инсайта, раскрывали, с точки зрения Келера, и общее направление психического развития, и роль обучения в этом процессе. При определенных условиях обучение может способствовать развитию мышления, причем это связано не с организацией поисковой активности ребенка по типу проб и ошибок, но с созданием условий, способствующих инсайту.

Понятие об инсайте - ключевое для гештальтпсихологии - стало основой объяснения всех форм мыслительной деятельности.

2.5 Изоформизм

Дальнейшие исследования Келера были связаны с проблемой изоморфизма (по-гречески isos - одинаковый, morphe - форма, изоморфизм - соответствие между гештальтами в переживании непосредственно созерцаемого и в процессах, совершающихся при всём этом в головном мозге). Изучая детерминанты, лежащие в основе инсайта, он пришел к выводу о необходимости анализа физических и физико-химических процессов, происходящих в коре головного мозга. В 1920 г. появилась его работа «Физические гештальты в покое и стационарном состоянии», в которой изложены основные идеи изоморфизма, т.е. идеи подобия двух или нескольких систем, например подобия топографической карты рельефу местности, на ней отраженному.

Изоморфизм означает, что элементы и их отношения в одной системе взаимно однозначно соответствуют элементам и их отношениям в другой. Физиологическая и психологическая системы, согласно гештальтистской гипотезе, изоморфны друг другу.

Келер высказывает предположение о том, что процессы в коре головного мозга сходны с процессами в силовом поле и что, подобно возникновению силового электромагнитного поля вокруг магнита, в ответ на сенсорные импульсы может возникать поле нервной деятельности - вследствие электромеханических процессов, возникающих в мозге в ответ на сенсорные импульсы.

В своей книге Келер проводит мысль о том, что физический мир, так же как и психологический, подчинен принципу гештальта. Гештальтисты начинают выходить за пределы психологии: все процессы действительности определяются закономерностями гештальта. Объяснение психических явлений должно состоять в нахождении соответствующих структур в мозговых процессах, которые объяснялись на основе физической теории электромагнитного поля, созданной Фарадеем и Максвеллом. Вводилось предположение о существовании электромагнитных полей в мозге, которые, возникнув под влиянием стимула, изоморфны структуре образа. Гипотеза о наличии мозговых полей составляет существенную часть системы гештальтпсихологии и представляет ее решение психофизической проблемы.

Изучение изоморфизма привело Келера к открытию новых законов восприятия - значения (предметности восприятия) и относительного восприятия цветов в паре (закон транспозиции), изложенных им в книге «Гештальтпсихология» (1929). Однако теория изоморфизма осталась самым слабым и уязвимым местом не только его концепции, но и гештальтпсихологии в целом.

2.6 Теория поля К. Левина

Свою теорию личности Левин разрабатывал в русле гештальтпсихологии, дав ей название «теория психологического поля». Он исходил из того, что личность живет и развивается в психологическом поле окружающих ее предметов, каждый из которых имеет определенный заряд (валентность). Воздействуя на человека, предметы вызывают в нем потребности, которые Левин рассматривал как своего рода энергетические заряды, вызывающие напряжение человека. В этом состоянии человек стремится к разрядке, т.е. удовлетворению потребности.

Левин различал два рода потребностей - биологические и социальные (квазипотребности).

Потребности в структуре личности не изолированы, они находятся в связи друг с другом, в определенной иерархии. При этом те квазипотребности, которые связаны между собой, могут обмениваться находящейся в них энергией. Этот процесс Левин называл коммуникацией заряженных систем. Возможность коммуникации, с его точки зрения, ценна тем, что делает поведение человека более гибким, позволяет ему разрешать конфликты, преодолевать различные барьеры и находить удовлетворительный выход из сложных ситуаций. Человек не привязан к определенному действию или способу решения ситуации, но может менять их, разряжая возникшее у него напряжение. Это расширяет его адаптационные возможности.

В одном из исследований Левина детей просили выполнить определенное задание, например, помочь взрослому помыть посуду или убрать комнату. В качестве награды ребенок получал какой-то приз, значимый для него. Поэтому все дети дорожили возможностью выполнить задание. В контрольном эксперименте взрослый приглашал ребенка помочь ему, но в тот момент, когда ребенок приходил, оказывалось, что кто-то уже помыл всю по суду. Дети, как правило, расстраивались, особенно в том случае, если им говорили, что их опередил кто-то из сверстников. Частыми были и агрессивные высказывания в адрес возможных конкурентов. В этот момент экспериментатор предлагал выполнить другое задание, подразумевая, что оно тоже значимо. Большинство детей мгновенно переключалось. Происходила разрядка обиды и агрессии в новом виде деятельности. Однако некоторые дети не могли быстро сформировать новую потребность и приспособиться к новой ситуации, а потому их тревожность и агрессивность увеличивались.

Левин приходит к мнению, что не только неврозы, но и особенности когнитивных процессов (такие феномены, как сохранение, забывание) связаны с разрядкой или напряжением потребностей.

Исследования Левина доказывали, что не только существующая в данный момент ситуация, но и ее предвосхищение, предметы, существующие только в сознании человека, могут определять его деятельность. Наличие таких идеальных мотивов поведения дает возможность человеку преодолеть непосредственное влияние поля, окружающих предметов, «встать над полем», как писал Левин. Такое поведение он называл волевым, в отличие от полевого, которое возникает под влиянием непосредственного сиюминутного окружения. Таким образом, Левин приходит к важному для него понятию временной перспективы, которая определяет поведение человека в жизненном пространстве и является основой целостного восприятия себя, своего прошлого и будущего. Появление временной перспективы дает возможность преодолеть давление окружающего поля, что особенно важно в тех случаях, когда человек находится в ситуации выбора.

Большое значение для формирования личности ребенка имеет система воспитательных приемов, в частности наказаний и поощрений. Левин считал, что при наказании за невыполнение неприятного для ребенка поступка дети попадают в ситуацию фрустрации, так как находятся между двумя барьерами (предметами с отрицательной валентностью). Для того чтобы произошла разрядка, ребенок может или принять наказание, или выполнить неприятное задание. Однако намного легче для него постараться выйти из поля (пусть даже в идеальном плане, в плане фантазии). Поэтому система наказаний, с точки зрения Левина, не способствует развитию волевого поведения, но только увеличивает напряженность и агрессивность детей. Более позитивна система поощрений, так как в этом случае за барьером, т.е. за предметом с отрицательной валентностью, следует предмет, вызывающий положительные эмоции. Однако оптимальной является система, при которой детям дается возможность выстроить временную перспективу с тем, чтобы снять барьеры данного поля.

Левин создал серию интересных психологических методик. Первую из них подсказало наблюдение в одном из берлинских ресторанов за поведением официанта, который хорошо помнил сумму, причитавшуюся с посетителей, но сразу же забывал ее, после того как счет был оплачен. Полагая, что в данном случае цифры удерживаются в памяти благодаря «системе напряжения» и исчезают с ее разрядкой, Левин предложил своей ученице Б.В. Зейгарник экспериментально исследовать различия в запоминании незавершенных (когда «система напряжения» сохраняется) и завершенных действий. Эксперименты подтвердили левиновский прогноз. Первые запоминались приблизительно в два раза лучше.

Левиновский подход отличало два момента. Во-первых, он перешел от представления о том, что энергия мотива замкнута в пределах организма, к представлению о системе «организм-среда». Индивид и его окружение выступили в виде нераздельного динамического целого. Во-вторых, в противовес трактовке мотивации как биологически предопределенной константы, Левин полагал, что мотивационное напряжение может быть создано как самим индивидом, так и другими людьми (например, экспериментатором, который предлагает индивиду выполнить задание). Тем самым за мотивацией признавался собственно психологический статус. Она не сводилась более к биологическим потребностям, удовлетворив которые организм исчерпывает свой мотивационный потенциал.

Это открыло путь к новым методикам изучения мотивации, в частности уровня притязаний личности, определяемого по степени трудности цели, к которой она стремится. Уровень притязаний устанавливался самим испытуемым, принимающим решение взяться за задачу другой степени трудности, чем уже выполненная им (за которую он получил от экспериментатора соответствующую оценку). По его реакции на успех или неуспех, связанный с выполнением новой задачи и последующими выборами (когда он выбирает либо еще более трудные, либо, напротив, более легкие задачи), определяется динамика уровня притязаний. Эти опыты позволили подвергнуть экспериментальному анализу ряд важных психологических феноменов: принятие решения, реакцию на успех и неуспех, поведение в конфликт ной ситуации.

Левин показал необходимость не только целостного, но и адекватного понимания себя человеком. Открытие им таких понятий, как уровень притязаний и «аффект неадекватности», который проявляется при попытках доказать человеку неправильность его представлений о себе, сыграло огромную роль в психологии личности, в понимании причин отклоняющегося поведения. Левин подчеркивал, что отрицательное влияние на поведение имеет и завышенный, и заниженный уровень притязаний, так как и в том, и в другом случае нарушается возможность установления устойчивого равновесия со средой.

Свои теоретические взгляды Левин изложил в книгах «Динамическая теория личности» (1935) и «Принципы топологической психологии» (1936). Эти книги вышли в Соединенных Штатах, где у Левина сложилась новая исследовательская программа, отразившая актуальные социальные запросы. От анализа мотивации поведения индивида, одиноко перемещающегося в своем психологическом пространстве, Левин переходит к исследованию группы, перенося на этот новый объект свои прежние схемы. Он становится инициатором разработки направления, названного «групповой динамикой». Теперь уже группа трактуется как динамическое целое, как особая система, компоненты которой (входящие в группу индивиды) сплачиваются под действием различных сил. «Сущность группы, - отмечал Левин, - не сходство или различие ее членов, а их взаимозависимость. Группа может быть охарактеризована как «динамическое целое». Это означает, что изменения в состоянии одной части изменяют состояния любой другой. Степень взаимозависимости членов группы варьирует от несвязной массы к компактному единству».

В США Левин занимался и проблемами групповой дифференциации, типологией стилей общения. Ему принадлежит описание наиболее распространенных стилей общения (демократический, авторитарный, попустительский), а также исследование условий, способствующих выделению в группах лидеров, звезд и отверженных. Эти исследования Левина явились основой целого направления в социальной психологии.

Таким образом, К. Левин стал создателем новых областей как в психологии личности, так и в социальной психологии.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Работы гештальтпсихологов заложили новые подходы к разнообразным проблемам - от творческого мышления до активности личности. Многообразные исследования психики позволили понять закономерности развития восприятия, мышления и личности, сформировать принципиально отличные от прежних экспериментальные методики.

Необходимо подчеркнуть, что творческий потенциал этой школы не был полностью исчерпан; это доказывается последними работами Левина и Вертгеймера. Однако это единственная школа, которая распалась в 30-е годы, не дойдя, хотя бы в модифицированном виде, до настоящего времени, как психоанализ и бихевиоризм. Но процесс распада гештальтпсихологии не был естественным, связанным с исчерпанностью ее программы, это был результат тех социальных изменений, которые произошли в Европе, в частности в Германии, в те годы и вынудили ученых уехать из страны.

Несмотря на то, что и Левин, и Вертгеймер, и Келер продолжили в США научную и преподавательскую работу, наиболее плодотворный период их деятельности связан с Берлинским университетом. Попав в небольшие, часто провинциальные по духу (особенно по сравнению с Берлинским) американские университеты, ученые не сразу, по-видимому, смогли адаптироваться к новым условиям. Повлияли и отсутствие хорошо оснащенных лабораторий, и невозможность снова работать вместе, и малочисленность учеников, с которыми сложно было возрождать исследовательскую работу.

Малочисленность последователей гештальтпсихологии в США была связана с тем, что идеи этого направления не были приняты и широко распространены в американском научном мире.

Знакомство с работами гештальтпсихологов произошло в основном благодаря Коффке. который первым поехал с циклом лекций в США и перевел некоторые статьи - свои и своих коллег.

Можно предположить, что, если бы развитие гештальтпсихологии шло естественным путем, ее становление и модификация продолжались бы до настоящего времени, обогатив психологию новыми значительными открытиями. Ведь даже сейчас можно говорить о влиянии этой школы на многие современные концепции не только в теории, но и в прикладной области (например, в гештальттерапии Перлза).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Ждан А.Н. История психологии: Учебник - М.: Изд-ва Ж42 МГУ, 1990.- 367 с.

2. История современной психологии / Пер. с англ. А.В. Говорунов, В.И. Кузин, Л.Л. Царук / Под ред. А.Д. Наследова.- Спб.:Изд-во «Евразия», 2002. 532 с.

. Н.М. Лебедева, Е.А. Иванова / Путешествие в гештальт: теория и практика.- СПб.: Речь, 2013.-560с.

. Марцинковская Т.Д. История психологии: Учебное пособие для студ. высш. учеб. заведений.- 4е издание, стереотип.- М.: Изд. Центр «Академия» 2004.- 544с.

. Ярошевский М.Г. История психологии: от античности до сер ХХв. / М.Г. Ярошевский - М, 1996 г.

Интернет ресурсы:


133205 (Гештальтпсихология: основные идеи и факты) - документ

Размещено на http://www.allbest.ru/

Московский городской психолого-педагогический университет

Факультет Психологии образования

Курсовая работа

по курсу: Общая психология

Гештальтпсихология: основные идеи и факты

Студента группы (ПОВВ)-31

Башкиной И.Н.

Преподаватель: д. п. наук

Профессор

Т. М. Марютина

Москва, 2008 г

Содержание

Введение

1.Возникновение и развитие гештальтпсихологии

1.1 Ощая характеристика гештальтпсихологии

1.2 Основные идеи гештальтпсихологии

2. Основные идеи и факты гештальтпсихологии

2.1 Постулаты М. Вертгеймера

2.2 Теория "Поля" Курта Левина

Заключение

Список использованной литературы

Гештальтпсихология явилась наиболее продуктивным вариантом решения проблемы целостности в немецкой и австрийской психологии, а также философии конца XIX - начала XX века.

Основателями гештальтпсихологии (от нем. Gestalt - образ, структура), возникшей как противостояние структурализму с его атомистическим пониманием сознания, считаются немецкие психологи М. Вертгеймер (1880-1943), В. Келер (1887-1967) и К. Коффка (1886-1941), К. Левин (1890-1947).

Эти учеными были установлены следующие идеи гештальтпсихологии:

1. Предмет изучения психологии - сознание, но его понимание должно строиться на принципе целостности.

2. Сознание есть динамическое целое, то есть поле, каждая точка которого взаимодействует со всеми остальными.

3. Единицей анализа этого поля (т. е. сознания) выступает гештальт - целостная образная структура.

4. Метод исследования гештальтов - объективное и непосредственное наблюдение и описание содержаний своего восприятия.

5. Восприятие не может происходить от ощущений, так как последнее не существует реально.

6. Зрительное восприятие является ведущим психическим процессом, определяющим уровень развития психики, и имеет свои закономерности.

7. Мышление не может рассматриваться как сформированный путем проб и ошибок набор навыков, а есть процесс решения задачи, осуществляемый через структурирование поля, то есть через инсайт в настоящем, в ситуации «здесь и теперь». Прошлый опыт не имеет никакого значения для решения поставленной задачи.

К. Левин разработал теорию поля и применяя эту теорию, он изучал личность и ее феномены: потребности, волю. Гештальт-подход проник во все области психологии. К.Гольдштейн применил его к проблемам патопсихологии, Ф.Перлз – к психотерапии, Э.Маслоу – к теории личности. Гештальт-подход был с успехом использован и в таких областях, как психология научения, психология восприятия и социальная психология.

1. Возникновение и развитие гештальтпсихологии

Впервые, понятие «гештальт-качество» было введено Х. Эренфельсом в 1890 году при исследовании восприятий. Он выделил специфический признак гештальта – свойство транспозиции (переноса). Однако Эренфельс не развил теории гештальта и остался на позициях ассоцианизма.

Новый подход в направлении целостной психологии осуществили психологи Лейпцигской школы (Феликс Крюгер(1874-1948), Ганс Фолькельт (1886-1964), Фридрих Зандер(1889-1971), которые создали школу психологии развития, где было введено понятие комплексного качества, как целостного переживания, пронизанного чувством. Эта школа просуществовала с конца – 10-, начала 30-х годов.

1.1 История возникновения гештальтпсихологии

История гештальтпсихологии начинается в Германии в 1912 года с выхода работы М.Вертгеймера «Экспериментальные исследования восприятия движения»(1912), в которой ставилось под сомнение привычное представление о наличии отдельных элементов в акте восприятия.

Непосредственно после этого вокруг Вертгеймера, и в особенности в 20-х годах, в Берлине складывается берлинская школа гештальтпсихологии: Макс Вертгеймер (1880-1943), Вольфганг Келер (1887-1967), Курт Коффка (1886-1941) и Курт Левин (1890-1947). Исследования охватывали восприятие, мышление, потребности, аффекты, волю.

В. Келлер в книге «Физические структуры в покое и стационарном состоянии»(1920) проводит мысль о том, что физический мир как и психологический, подчинен принципу гештальта. Гештальтисты начинают выходить за пределы психологии: все процессы действительности определяются закономерностями гештальта. Вводилось предположение о существовании электромагнитных полей в мозгу, которые, возникнув под влиянием стимула, изоморфны в структуре образа. Принцип изоморфизма рассматривался гештальтпсихологами, как выражение структурного единства мира - физического, физилогического, психического. Выявление единых закономерностей для всех сфер реальности позволяло, по Келеру преодолеть витализм. Выготский рассматривал эту попытку как «чрезмерное приближение проблем психики к теоретическим построениями данным новейшей физики»(*). Дальнейшие исследования усилили новое течение. Эдгар Рубин(1881-1951) открыл феномен фигуры и фона(1915). Давид Катц показал роль гештальт-факторов в поле осязания и цветового зрения.

В 1921 году Вертгеймер, Келер и Кофка представители гештальтпсихологии, основывают журнал «Психологические исследовании»(Psychologische Forschung). Здесь публикуются результаты исследования этой школы. С этого времени начинается влияние школы на мировую психологию. Важное значение имели обобщающие статьи 20-х г.г. М.Вертгеймера: «К учению о гештальте»(1921), « О гештальтеориии»(1925), К.Левина «Намерения, воля и потребность». В 1929 г. Келер читает лекции по гештальтпсихологии в Америке, которые затем выходят книгой «Гештальтпсихология»(Gestaltp-Psychology). Эта книга представляет собой систематическое и пожалуй, лучшее изложение этой теории.

Плодотворные исследования продолжались до 30-х гг., пока в Германию не пришел фашизм. Вертгеймер и Келер в 1933г., Левин в 1935г. эмигрировали в Америку. Здесь развитие гештальтпсихологии в области теории не получило значительного продвижения.

К 50-м годам интерес к гештальтпсихологии спадает. В последущем, однако, отношение к гештальтпсихологии меняется.

Гештальтпсихолгия оказала большое влияние на психологическую науку США, на Э. Толмена, американские теории научения. В последнее время в ряде стран Западной Европы наблюдается усиление интереса к гештальттеории и истории Берлинской психологической школы. В 1978 году было основано Международное психологическое сообщество «Гештальттеория и ее приложения»А октябре 1979гг. вышел первый номер журнала «Гештальттеория», официального печатного органа этого общества. Членами этого общества являются психологи из разных стран мира, прежде всего Германии (З.Эртель, М. Штадлер», Г. Портеле, К.Гусс), США (Р. Арнхейм, А. Лачинс, сын М. Вертгеймера Михаэль Вертгеймер и др., Италии, Австрии, Финляндии, Швейцарии.

1.2 Общая характеристика гештальтпсихологии

Гештальтпсихология исследовала целостные структуры, из которых состоит психическое поле, разрабатывая новые экспериментальные методы. И в отличие от других психологических направлений (психоанализа, бихевиоризма) представители гештальтпсихологии по-прежнему считали, что предметом психологической науки является исследование содержания психики, анализ познавательных процессов, а также структуры и динамики развития личности.

Главная идея этой школы состояла в том, что в основе психики лежат не отдельные элементы сознания, но целостные фигуры - гештальты, свойства которых не являются суммой свойств их частей. Таким образом, опровергалось прежнее представление о том, что развитие психики основывается на формировании все новых ассоциативных связей, которые соединяют отдельные элементы между собой в представления и понятия. Как подчеркивал Вертгеймер, «…гештальттеория возникла из конкретных исследований…» Взамен этого выдвигалось новая идея о том, что познание связано с процессом изменения, трансформации целостных гештальтов, которые и определяют характер восприятия внешнего мира и поведения в нем. Поэтому многие представители этого направления уделяли большее внимание проблеме психического развития, так как само развитие отождествлялось ими с ростом и дифференциацией гештальтов. Исходя из этого, в результатах исследования генезиса психических функций они видели доказательства правильности своих постулатов.

Идеи, развиваемые гештальт-психологами, основывались на экспериментальном исследовании познавательных процессов. Это была и первая (и долгое время практически единственная) школа, которая начала строго экспериментальное изучение структуры и качеств личности, так как метод психоанализа, используемый глубинной психологией, нельзя было считать ни объективным, ни экспериментальным.

Методологический подход гештальт-психологии базировался на нескольких основаниях – понятии психического поля, изоморфизма и феноменологии. Понятие поля было заимствовано ими из физики. Изучение в те годы природы атома, магнетизма, позволило раскрыть законы физического поля, в котором элементы выстраиваются в целостные системы. Эта мысль и стала ведущей для гештальт-психологов, которые пришли к выводу, что психические структуры располагаются в виде различных схем в психическом поле. При этом сами гештальты могут изменяться, становясь все более адекватными предметам внешнего поля. Может измененяться и поле, в котором прежние структуры располагаются по-новому, благодаря чему субъект приходит к принципиально новому решению задачи (инсайт).

Психические гештальты изоморфны (подобны) физическим и психофизическим. То есть процессы, которые происходят в коре головного мозга, сходны с теми, которые происходят во внешнем мире и осознаются нами в наших мыслях и переживаниях, как подобные системы в физике и математике (так круг изоморфен овалу, а не квадрату). Поэтому схема задачи, которая дана во внешнем поле, может помочь испытуемому быстрее или медленнее ее решить, в зависимости от того, облегчает или затрудняет она ее перестурктурирование.

Человек может осознать свои переживания, выбрать путь для решения своих задач, однако для этого ему надо отрешиться от прошлого опыта, очистить свое сознание от всех наслоений, связанных с культурными и личными традициями. Этот феноменологический подход был заимствован гештальт-психологами у Э. Гуссерля, философские концепции которого были чрезвычайно близки немецким психологам. С этим была связана и недооценка ими личного опыта, утверждение приоритета сиюминутной ситуации, принципа «здесь и сейчас» в любых интеллектуальных процессах. С этим связано и расхождение в результатах их исследования бихевиористами и гештальт-психологами, так как первые доказывали верность способа «проб и ошибок», то есть влияние прошлого опыта, отрицавшегося вторыми. Исключением являлись только исследования личности, проводимые К. Левиным, в которых вводилось понятие временной перспективы, правда, с учетом в основном будущего, цели деятельности, а не прошлого опыта.

В исследованиях ученых этой школы были открыты почти все, известные в настоящее время свойства восприятия, доказано значение этого процесса в формировании мышления, воображения, других когнитивных функций. Впервые описанное ими образно-схематическое мышление позволило по-новому представить весь процесс формирования представлений об окружающем, доказало значение образов и схем в развитии творчества, раскрыв важные механизмы творческого мышления. Таким образом когнитивная психология ХХ века во многом опирается на открытия, сделанные в этой школе, также как и в школе Ж. Пиаже.

Не меньшее значение имеют и работы Левина, подробнее о которых будет рассказано ниже, и для психологии личности, и для социальной психологии. Достаточно сказать, что его идеи и программы, намеченные им в исследовании этих областей психологии, все еще актуальны и не исчерпали себя почти через шестьдесят лет после его смерти.

2. Основные идеи и факты гештальт-психологии

2.1 Исследования процесса познания. Работы М. Вертгеймера, В. Келера, К. Коффки

Одним из ведущих представителей этого направления был Макс Вертгеймер. После окончания университета он изучал философию в Праге, а затем в Берлине. Знакомство с Х. Эренфельсом, который впервые ввел понятие гештальт-качество, повлияло на занятия Вертгеймера. Переехав в Вюрцбург, он работал в лаборатории О. Кюльпе, под руководством которого защитил в 1904 году диссертацию. Однако, отойдя от объяснительных принципов Вюрцбургской школы, он уходит от Кюльпе, начиная исследования, которые привели его к обоснованию положений новой психологической школы.

В 1910 году в Психологическом институте во Франкфурте-на-Майне он встречается с Вольфгангом Келером и Куртом Коффкой, которые становятся вначале испытуемыми в опытах Вертгеймера по исследованию восприятия, а затем его друзьями и коллегами, в содружестве с которыми были разработаны основные положения нового психологического направления – гештальт-психологии. Перейдя в Берлинский университет, Вертгеймер занимается преподавательской и исследовательской деятельностью, уделяя значительное внимание исследованию мышления и обоснованию основных принципов гештальт-психологии, которые излагаются в основанном им (совместно с Келером и Коффкой) журнале “Психологическое исследование”. В 1933 году ему, как и Левину, Келеру и Коффке пришлось уехать из фашистской Германии. После эмиграции в США он работал в Новой школе социальных исследований в Нью-Йорке, однако создать новое объединение единомышленников ему не удалось.

Первые работы Вертгеймера посвящены экспериментальному исследованию зрительного восприятия.

Остановимся подробнее на этом исследовании. С помощью тахистоскопа он экспонировал с различной скоростью один за другим два раздражителя (линии или кривые). Когда интервал между предъявлениями был относительно большой, испытуемые воспринимали раздражители последовательно, а при очень коротком интервале они воспринимались как данные одновременно. При экспонировании с оптимальным интервалом (около 60 миллисекунд) у испытуемых возникало восприятие движения, то есть им казалось, что один объект перемещается из одной точки в другую, в то время как им предъявлялось два объекта, размещенных в разных точках. В определенный момент испытуемые начинали воспринимать чистое движение, то есть они не осознавали, что движение происходит, но без перемещения объекта. Это явление было названо фи-феноменом. Это специальный термин был введен для того, чтобы выделить уникальность этого явления, его несводимость к сумме ощущений, и физиологической основой этого феномена Вертгеймер признал “короткое замыкание”, которое возникает при соответствующем временном интервале между двумя зонами мозга. Результаты этой работы были изложены в статье “Экспериментальные исследования видимого движения”, которая была опубликована в 1912 году.

Гештальт-психология - презентация онлайн

1. Предпосылки

1. Брентано, Эрнст Мах, Эренфельс, феноменология
2. «дух времени» - физика начала 20 века.
Идея атомизма, оказавшая сильное влияние на создание
психологии, стала активно пересматриваться в физике.
новой
науки
Физики подходили к мышлению в терминах поля и взаимосвязанного единства
физических процессов.
Гештальт-психологи стали разрабатывать аналогичный целостный подход к
проблеме перцепции.
«Гештальт-психология стала своего рода приложением физики поля к некоторым
важным разделам психологии» (Келер).

2. Гештальт-психология


Протест против психологии Вундта, критика системы Вундта - за один аспект атомизм.
1912 год. Бихевиоризм начинал свою атаку на функционализм и теории Вундта
и Титченера. Опыты, поставленные над животными в лабораториях Торндайка
и Павлова,Торндайк впервые представил полное изложение своих взглядов
1909 году в американском научном журнале появилось описание условного
рефлекса, открытого Павловым и имевшего важное значение для психологии.
1905 год. Другой подход к проблемам психологии, основанный на психоанализе
Зигмунда Фрейда.
Движение сторонников гештальт-психологии против атомистических взглядов
Вундта началось в то же время, что и движение бихевиористов в США. Эти
течения были независимы друг от друга, они возникли из противодействия
одним и тем же идеям. Однако позднее произошло столкновение и между
сторонниками этих новых направлений.
Различия между гештальтистами и бихевиористами.
1. признавали самостоятельную ценность сознания, но критиковали попытки
его разбиения на элементарные составляющие, своего рода атомы.
2. отказывались даже допустить существование проблем сознания в
психологии.

3. Критика «кирпичей и раствора» Целое не равно сумме его отдельных частей.

• Как исследовательская программа, гештальт-психология началась в
1910 г. с исследований видимого движения, которые проводил М.
Вертхаймер при помощи В. Кёлера и К. Коффки.
• фи-феномен.
• 1912 год, статья «Экспериментальные исследования восприятия
движения» - начало возникновению школы гештальт-психологии
В 1921 году Вертхеймер, Коффка и Келер основали журнал
«Психологические исследования» (Psychological Research), который
стал официальным печатным изданием школы гештальтпсихологии.
Макс Вертхеймер (1880-1943)
Курт Коффка (1886-1941)
Вольфганг Келер (1887-1967)
• Главная
причина,
по
которой
основатели
гештальтпсихологии
сконцентрировали
свои
публикации на проблеме перцепции - психология
Вундта, против которой восстали сторонники нового
учения.
• Гештальт - психология получила свою основную
поддержку благодаря результатам исследований
ощущений и восприятий, поэтому
выбрана
перцепция в качестве исходного пункта для критики
Вундта.
Гештальты не накладываются разумом на опыт, а открываются в опыте.
• Гештальты объективны, а не субъективны.
• Гештальты, представляют собой физически реальную, естественную
самоорганизацию в природе, мозге, опыте, все они изоморфны по
отношению друг к другу.
• мозг — это динамическое поле и, подобно самоорганизующимся силовым
полям, отражающим физические гештальты, создает гештальты воспринятых
объектов
«В каком-то смысле гештальт-психология стала приложением физики
поля к важным разделам психологии и физиологии мозга»
???«гештальт»???
1.
в отличие от функционализма или бихевиоризма, оно ясно не
указывало, какое движение символизирует.
2. не имело точного английского эквивалента. Для его замены
использовались слова «форма», «образ», «структура» - слово «гештальт»
стало частью английского языка.
«Гештальт-психология» (1929 г.) Келер отмечал, что понятие «гештальт»
используется в немецком языке в двух случаях.
1. обозначает форму или очертание предметов. Выражается в таких
понятиях, как угловой или симметричный, и описывает такие
характеристики, как «треугольность» геометрических фигур или
трехтактность музыки.
2. обозначает целостный объект, которому в качестве одного из свойств
присуща особая форма или очертание. В этом смысле слово «гештальт»
может относиться, например, к треугольникам в большей мере, чем к
понятию «треугольности».
понятие гештальта может использоваться для ссылки как на объект, так и
на его специфическую форму.

Гештальт-принципы организации восприятия
1923 г. Вертхеймер изложил принципы организации восприятия .
мы воспринимаем предметы в той же манере, в какой воспринимаем
кажущееся движение - то есть как единое целое, а не как наборы
индивидуальных ощущений.
Принципы организации восприятия, которые описаны в большинстве
учебников по психологии, представляют, по существу, законы и правила, по
которым мы организуем и классифицируем воспринимаемый нами мир.
организация восприятия происходит мгновенно, в тот же момент, когда мы
видим или слышим различные формы или образы.
первичная деятельность нашего мозга по визуальному восприятию объектов
заключается не в накоплении их отдельных проявлений. Область мозга,
отвечающая за зрительное восприятие, не реагирует на отдельные
элементы визуальных входных сигналов и не связывает их вместе с
помощью механического процесса ассоциации, мозг представляет собой
динамичную систему, в которой все элементы являются активными в каждый
момент взаимодействия.

9. Продуктивное мышление человека


Книга Макса Вертхеймера, 1945.
гештальт-принципы научения к вопросам творческого мышления людей, на основе
предположения, что мышление осуществляется в терминах целостного осознания
проблемы.
для успешного решения поставленной задачи ситуацию в целом должны хорошо
представлять себе и ученик, и учитель.
понимание проблемы в целом должно преобладать над пониманием ее отдельных
составляющих.
решение проблемы должно двигаться от общего к частному, а не наоборот.
если преподаватель организует материал классных упражнений в целостную
систему, то у его учеников легче проявится инсайт, они смогут уловить суть
проблемы и найти ее решение.
продемонстрировал, что как только принцип решения задачи усвоен, он может
применяться и в других ситуациях.
Он критиковал традиционную практику образования, считая ее основанной на
натаскивании и зубрежке, что по его мнению являлось следствием
ассоцианистского подхода к научению.

10. Изоморфизм


.
теория об основных нервных коррелятах воспринимаемых гештальтов:
кора головного мозга - динамическая система, в которой взаимодействуют элементы,
являющиеся в данный момент активными
контраст с механистической концепцией, которая сравнивала нервную деятельность
с работой телефонного коммутатора, связывающего сенсорные входные сигналы в
соответствии с принципами ассоциации.
Перцепция подобна карте, идентична реальной местности, которую представляет,
не являясь при этом ее точным подобием, в то же время карта - надежное
руководство по восприятию реального мира.
предположение о том, что процессы в коре головного мозга сходны с процессами в
силовом поле и что, подобно возникновению силового электромагнитного поля вокруг
магнита, в ответ на сенсорные импульсы может возникать поле нервной
деятельности

11. Распространение гештальт-психологии


К середине 20-х годов движение гештальтистов трансформировалось в
мощную научную школу немецкой психологии, центр которой находился в
Психологическом институте Берлинского университета.
журнал «Психологические исследования» пользовался популярностью и
уважением в научном мире
Приход к власти нацистов в 1933 году вынудил многих ученых, включая и
сторонников гештальт-психологии, покинуть страну.
Распространение взглядов гештальт-психологии в Соединенных Штатах
происходило благодаря личным контактам ученых и публикации их работ
Коффка и Келер приезжали в США для участия в конференциях и чтения
лекций в университетах.
революционным идеям для успешного развития необходимо иметь перед
глазами научный предмет, с которым они должны были бы бороться, а в США
уже не было необходимости в борьбе.

12. Поворот к практике: прикладная психология


Судьба психологии сознания
Психологию отныне определяли не как науку о сознании, а как науку о поведении.
психология сознания умерла где-то в XX в. Психологические теории В. Вундта, Э. Б.
Титченера и О. Кюльпе более не преподаютя, в ослабленной форме живы традиции
гештальта.
.Сознание затерялось в изобилии предметов психологии.
При нацистском режиме психология завоевала самостоятельность. Поколение
основоположников психологии сопротивлялось ее превращению в простые
психотехники.
Тем не менее в 1941 г. немецкая психотехническая психология получила признание
чиновников как независимое поле исследовании, «поскольку вермахт нуждался в
обученных психологах, оказывающих помощь при отборе офицеров»
Психология в Германии снова встала на ноги не раньше чем в 1950-х гг., и это
произошло уже в совершенно новых условиях доминирования американских идей.
Дж. Стэнли Холл (G. Stanley Hall) в 1912 г. писал: «Нам нужна психология полезная,
диетическая, эффективная для мышления, жизни и работы, и, хотя в настоящее время
мысли Вундта успешно культивируют в академических садах, они никогда не
акклиматизируются здесь, поскольку чужды американскому духу и характеру»

13. Борьба с бихевиоризмом

• 1. критика редукционизма и атомизма бихевиористов.
Сторонники гештальт-психологии утверждали, что бихевиоризм,
подобно ранней теории Вундта, также имеет дело с
искусственными абстракциями.
• 2. отрицание достоверности интроспекции и исключение ее
из
рассмотрения
сознания.
Бессмысленно
развивать
психологию, лишенную элементов сознания, так как такая наука
может предложить лишь немногим более, чем набор
исследований о поведении животных.

14. Теория поля: Курт Левин (1890-1947)


Теория физических полей. Психическая деятельность человека
происходит
в
условиях
воздействия
психологического
поля,
годологического пространства заключает в себе все события
прошлого, настоящего и будущего, которые могут повлиять на нашу жизнь.
Годологическое пространство отражает различные степени развития как
функцию его накопленного жизненного опыта.
В детстве наблюдается недостаток опыта, этот период имеет менее
дифференцированные участки в годологическом пространстве.

15. Критика гештальт-психологии


Суть изучения восприятия – (фи-феномен) - сводилась не к научному исследованию
явления, а просто к признанию его существования. Такой подход был похож на
полное отрицание проблемы как таковой!
Слишком много занимаются теоретическими выкладками и получают слишком мало
опытных данных в поддержку своих идей. экспериментальные работы гештальтистов
оказались менее значимыми, чем работы бихевиористов, потому что им не хватало
строгого контроля, а полученные с их помощью данные не имели достаточно точного
количественного определения, а значит, и не подходили для статистической
обработки
Введенное Келером понятие инсайта также подвергалось серьезной критике. На
основании повторно проведенных подобных опытов высказывались предположения,
что так как решение у обезьян возникает не мгновенно, оно может зависеть от их
предыдущих навыков
Нечетко сформулированные положения гештальт-психологии.

16. Вклад гештальтизма в развитие психологии


Гештальтизм оставил заметный след в современной психологии и оказал влияние
на отношения к проблемам перцепции, научения, мышления, изучения личности,
мотивации поведения, а также на развитие социальной психологии.
Гештальтизм продолжал поощрять интерес к сознательному опыту даже в те годы,
когда в психологии доминировали идеи бихевиоризма.
Современные приверженцы гештальтизма убеждены, что опыт сознания попрежнему должен изучаться. Однако, они признают, что он не может исследоваться
с той же точностью и объективностью, как обычное поведение.
В настоящее время феноменологический подход в психологии шире распространен
в Европе, чем в США, но его влияние на американскую психологию можно
проследить на примере ее гуманистического движения.
Многие
аспекты
современной
когнитивной
психологии
происхождением работам Вертхеймера, Коффки и Келера
обязаны
своим

Восприятие движения не следует рассматривать как сумму ощущений, являющихся
частями целого, воприятие строится изначально как целостная структура, особенности
которой определяются здесь и теперь существующими пространственными и временными
условиями восприятия того или иного конкретного материала. Целое дано в восприятии
раньш,чем какая- либо часть. Не нужны испытумые, испорченные титченером, новый
метод- метод феноменологического самонаблюдения. Похож на метод внутреннего
восприятия Брентано, предлагается воспринимать явления непредвзято и целостно.
Впрочем целостность структуры овсе не предполагает, что внутри общей целостности не
могут быть выделены в качестве составных частей более мелкие гештальты, каждый из
которых воспринимается как фигура на фоне. Однако, эти гештальты не менее целостны,
чем общий гештальт, они явлтся поэтому единицами анализа сознания, а не его
элементами. В отличие от бихевиоризма и психоанализа гештальтпсихология не меняла
предмет исследования- по-прежнему выступало сознание человека.изучаемоеметодом
феноменологического самонаблдения и частично психика животных. В 20 годах в
берлинской школе основные экспериментальные данные – законы гештальта, принцип
прегнантности (хороший, экономный образ структурирования реальности).
Вертгеймер призвал очередной раз вернуться псиологию к жизни. Сам писал мало,
единственная книга – продуктивное мышление вышла незадолго до смерти в 1943 г.. он
вдохновлял студентов.. маслоу вдохновил на изучение творческих людей. Славу гештальтпсихологии приснесли публикации его соратников.

Гештальт-психология: определение, история и применение

Гештальт-психология - это школа мысли, которая изучает человеческий разум и поведение в целом. Пытаясь разобраться в окружающем мире, гештальт-психология предполагает, что мы не просто сосредотачиваемся на каждом маленьком компоненте. Вместо этого наш разум склонен воспринимать объекты как часть большего целого и как элементы более сложных систем.

Эта школа психологии сыграла важную роль в современном развитии изучения человеческих ощущений и восприятия.

Веривелл / Эмили Робертс

Что означает гештальт?

Гештальт - это немецкое слово, которое примерно означает «конфигурация» или способ, которым вещи соединяются в единый объект. Основное убеждение в гештальтпсихологии - холизм, или то, что целое больше, чем сумма его частей.

Как сформировался гештальт-подход

Гештальт-психология, зародившаяся в работах Макса Вертхаймера, отчасти стала ответом на структурализм Вильгельма Вундта.

В то время как последователи структурализма были заинтересованы в разделении психологических вопросов на их мельчайшие возможные части, гештальт-психологи вместо этого хотели взглянуть на целостность ума и поведения. Руководствуясь принципом холизма, Вертхаймер и его последователи выявили случаи, когда наше восприятие основывалось на видении вещей как целостного целого, а не как отдельных компонентов.

Ряд мыслителей оказали влияние на развитие гештальт-психологии, в том числе Иммануил Кант, Эрнст Мах и Иоганн Вольфганг фон Гете.

Вертхаймер разработал гештальт-психологию после того, как наблюдал то, что он назвал феноменом фи, наблюдая за переменными огнями на железнодорожном сигнале. Феномен фи представляет собой оптическую иллюзию, при которой два неподвижных объекта кажутся движущимися, если показано, как они появляются и исчезают в быстрой последовательности. Другими словами, мы воспринимаем движение там, где его нет.

Основываясь на своих наблюдениях за феноменом фи, Вертхаймер пришел к выводу, что мы воспринимаем вещи, видя все восприятие в целом, а не понимая отдельные части.В примере с мигающими огнями на вокзале все, что мы воспринимаем, это то, что кажется, что один свет быстро перемещается между двумя точками; реальность такова, что два отдельных огонька быстро мигают, не двигаясь вообще.

Гештальт-психологи

Наблюдения Вертхаймера над феноменом фи широко считаются началом гештальт-психологии, и он продолжил обнародовать основные принципы этой области. Другие психологи также оказали влияние на эту область.

Wolfgang Köhler: Köhler соединил гештальтпсихологию с естественными науками, утверждая, что органические феномены являются примерами действующего холизма. Он также изучал слух и изучал способность шимпанзе решать проблемы.

Курт Коффка: Вместе с Вертхаймером и Вольфгангом Кёлер Коффка считается основателем этой области. Он применил концепцию гештальта к детской психологии, утверждая, что младенцы сначала понимают вещи целостно, прежде чем они научатся различать вещи на части, и он сыграл ключевую роль в распространении принципов гештальта в Соединенных Штатах.

Важные принципы

Гештальт-психология помогла представить идею о том, что человеческое восприятие - это не просто видение того, что на самом деле присутствует в окружающем нас мире; на него сильно влияют наши мотивы и ожидания.

Вертхаймер создал принципы, объясняющие, как функционирует гештальт-восприятие. Некоторые из наиболее важных принципов теории гештальт:

  • Prägnanz : Этот основополагающий принцип гласит, что вы будете естественно воспринимать вещи в их простейшей форме или организации.
  • Сходство : Этот принцип предполагает, что мы естественным образом группируем похожие элементы вместе на основе таких элементов, как цвет, размер или ориентация.
  • Близость : Принцип близости гласит, что объекты, расположенные рядом друг с другом, обычно рассматриваются как группа.
  • Непрерывность : В соответствии с этим принципом мы будем воспринимать элементы, расположенные на линии или кривой, как связанные друг с другом, в то время как элементы, которые не находятся на линии или кривой, рассматриваются как отдельные.
  • Закрытие : это предполагает, что элементы, образующие замкнутый объект, будут восприниматься как группа. Мы даже воспользуемся недостающей информацией, чтобы создать закрытие и понять объект.
  • Общая область : Этот принцип гласит, что мы склонны группировать объекты вместе, если они расположены в одной ограниченной области. (Например, объекты внутри коробки обычно считаются группой.)

Приложения

Гештальт-терапия

Гештальт-терапия основана на идее, что наше общее восприятие зависит от взаимодействия многих факторов, включая наш прошлый опыт, текущую среду, мысли, чувства и потребности.Исследования показывают, что гештальт-терапия эффективна при лечении симптомов депрессии и беспокойства, она может помочь людям обрести уверенность и повысить чувство собственной эффективности и доброты к себе. Часто это полезный способ структурировать групповую терапию.

Гештальт-терапия фокусируется на настоящем; в то время как прошлый контекст важен для того, чтобы рассматривать себя в целом, гештальт-терапевт посоветует вам сосредоточиться на текущем опыте.

Терапевтический процесс также очень зависит от отношений между клиентом и терапевтом.Как клиент, вы должны чувствовать себя достаточно комфортно, чтобы развивать тесные партнерские отношения со своим терапевтом, и они должны быть в состоянии создать непредвзятую среду, в которой вы можете обсуждать свои мысли и переживания.

Типовой проект

Начиная с 1920-х годов дизайнеры начали использовать принципы гештальт в своей работе. Гештальт-психология заставила дизайнеров поверить в то, что все мы разделяем определенные характеристики в том, как мы воспринимаем визуальные объекты, и что у всех нас есть естественная способность видеть «хороший» дизайн.

Дизайнеры приняли концепции гештальта, используя наше восприятие таких вещей, как контраст, цвет, симметрия, повторение и пропорции, для создания своих работ. Гештальт-психология повлияла на другие концепции дизайна, такие как:

  • Отношение "фигура-фон" : описывает контраст между фокусным объектом (например, словом, фразой или изображением) и негативным пространством вокруг него. Дизайнеры часто используют это для создания впечатления.
  • Визуальная иерархия : Дизайнеры используют то, как мы воспринимаем и группируем визуальные объекты, для создания визуальной иерархии, гарантируя, что их самое важное слово или изображение в первую очередь привлекают наше внимание.
  • Ассоциативность : Эта концепция включает принцип близости. Дизайнеры часто используют это, чтобы определить, где они размещают важные объекты, включая текстовые элементы, такие как заголовки, подписи и списки.

Развитие

Дизайнеры продуктов также используют гештальт-психологию для обоснования своих решений в процессе разработки, поскольку нам, как правило, нравятся продукты, которые следуют принципам гештальт.

Это влияние проявляется во внешнем виде самих продуктов, а также в их упаковке и рекламе.Мы также видим, как принципы гештальта работают в приложениях и цифровых продуктах; такие концепции, как близость, сходство и непрерывность, стали стандартными для нашего ожидаемого пользовательского опыта.

Вклад в психологию

Гештальтпсихология во многом была отнесена к другим типам психологии, но она оказала огромное влияние на эту область. На таких исследователей, как Курт Левин и Курт Гольдштейн, оказали влияние концепции гештальта, прежде чем они сделали важный вклад в психологию.

Идея о том, что целое отличается от его частей, повлияла на наше понимание мозга и социального поведения. Теория гештальта по-прежнему влияет на то, как мы понимаем зрение, и на то, как контекст, визуальные иллюзии и обработка информации влияют на наше восприятие.

Слово от Verywell

Гештальт-терапия продолжает влиять на многие области нашей жизни. Его упор на целостный подход играет важную роль в когнитивной психологии, восприятии и социальной психологии, а также в других областях.

Гештальт-психология - обзор

6.07.2.3 Гуманистические подходы: расцвет гештальт-терапии

Гештальт-психотерапия пустила корни как ответная реакция на негативизм психоанализа. Это было логическим продолжением движения к личному руководству и свободе, которое характеризовало логотерапию и клиентоориентированную терапию. Однако он сделал это, не полагаясь на абстрактные концепции духовности этих прежних подходов. Хотя обычно считается, что гештальт-терапия возникла в послевоенные 1940-е годы, на самом деле она зародилась примерно на 20 лет раньше.

Фридрих (Фриц) Перлз (1893–1970) родился в Берлине (Patterson & Watkins, 1996). Он получил степень доктора медицины в Университете Фредериха Вильгельма в 1920 году. После своего медицинского образования Перлз работал под руководством профессора Курта Гольдштейна во Франкфуртском неврологическом институте солдат с повреждениями мозга. С началом Второй мировой войны Перлз привез свою семью в Южную Африку и в 1935 году основал Южноафриканский институт психоанализа. В 1946 году он эмигрировал в США, разочаровавшись в возникновении апартеида в Южной Африке.

По образованию Перлз был психоаналитиком, но он был крайне недоволен догмой и структурой психоанализа. На него также повлияли экспериментальные работы Колера, Вертхаймера и Левина, с работами которых он познакомился в первые годы своей жизни в Германии. Другие экзистенциальные философы, с работами которых он также познакомился, также в конечном итоге повлияли на его работу, но поначалу он был слишком поглощен ортодоксальным психоанализом, чтобы ассимилировать их работу (Perls, 1947).Возможно, поэтому он стал больше отождествлять себя с психологией, чем с психиатрией.

Фриц Перлз познакомился с Лорой Познер в 1926 году, когда она работала над своей докторской диссертацией. в психологии. Она должна была стать его женой и соучредителем гештальт-терапии. Семья Лауры Познер Перлз была очень богатой и культурно богатой, в то время как Фриц происходил из еврейской семьи, принадлежащей к низшему среднему классу. Эти классовые различия должны были влиять на их отношения на долгие годы.

Лаура Познер Перлз находилась под сильным влиянием Мартина Бубера и Пола Тиллиха, которые были выдающимися современными экзистенциалистами.Лаура и Фриц Перлз тесно сотрудничали почти 25 лет, пока не расстались в 1950-х годах. Фриц Перлз написал свою первую книгу Эго, голод и агрессия с подзаголовком «Пересмотр теории и метода Фрейда» в 1941 и 1942 годах, когда служил капитаном в Южноафриканском медицинском корпусе. Хотя название и характер «гештальт-терапии» кратко выражались недолго, эта первая книга представила многие из гештальт-концепций, которые впоследствии стали центральными идеями в гештальт-терапии.

В те годы, когда Фриц и Лаура Познер Перлз были вместе, гештальт-терапия развивалась и созревала, хотя особый вклад Лауры Перлз часто не раскрывается в доступных работах. Хотя гештальт-терапия была впервые представлена ​​в США Фрицем и Лорой Перлз, только в 1970-х годах, когда Фриц нашел дом в Институте Эсален в Биг-Суре, Калифорния, гештальт-терапия была официально признана как независимая теория. Именно Фриц, а не Лора, стал признанным первооткрывателем, отцом и разработчиком гештальт-терапии.Его бывшая жена, Лора Перлз, жила в Нью-Йорке, за пределами основного движения за человеческий потенциал, которое зародилось в Калифорнии. Она опубликовала несколько статей, а ее вклад в теорию и методы гештальт-работы был известен лишь горстке людей (Corsini & Wedding, 1989).

Те, кто знаком с работами Лауры и Фрица Перлза, отмечают интересные различия в том, как они применяли гештальт-терапию. Одно из наиболее заметных различий касалось контроля и вседозволенности, которые они применяли в лечении.Лаура использовала процедуры, которые характеризовались очевидной вседозволенностью, в то время как работа Фрица подчеркивала авторитет и контроль терапевта (Hatcher & Himmelstein, 1976).

1930-е и 1940-е годы были динамичным временем для Фрица Перлза. На него сильно повлияли многие видные люди, в том числе Вильхейм Райх, аналитик Перлза в 1930-е годы, Карен Хорни и Отто Ранк. Говорят, что Хорни направил молодых и непокорных Перлов к очень эксцентричному и мятежному Рейху. Наиболее заметным по его влиянию был Райх, который познакомил Перлза с теорией психосоматической медицины, которая рассматривала физические движения и симптомы как броню тела против угрозы (Perls, 1947).Работа с телом и физические техники гештальт-терапии были продуктом этой более ранней ассоциации.

Однако именно теория психоанализа Фрейда предоставила Перлзу теоретическую основу для всего его будущего мышления; Несмотря на их различия, психоаналитическая теория была основным фундаментом, на котором Перлз построил свое понимание человеческого поведения, и именно психоаналитическую теорию он использовал в качестве стандарта для оценки своей собственной возникающей теории. В автобиографии Фрица Перлза, В мусорном ведре и из него (Perls, 1969), он делает следующий комментарий к Фрейду: «Покойся с миром, Фрейд, ты упрямый святой-дьявол-гений», что отражает его собственное двойственное отношение. как к Фрейду, так и к психоанализу.

Гештальт-терапия отличается от других систем и моделей по ряду важных аспектов. Например, Перлз принял психоанализ как общую теорию, на которой основывался его собственный взгляд. Однако он предпочел исключить некоторые аспекты теории Фрейда из своей собственной точки зрения, такие как психосексуальность, трехчастная анатомия личности (ид, эго и суперэго) и природа бессознательного. Применительно к технике эти упущения привели Перлза к тому, чтобы подчеркнуть как , а не почему, и исследовать опыт «здесь и сейчас», а не «здесь и сейчас».”

Еще одно различие заключается в ценности, присваиваемой различным органам научных исследований. Гештальт-терапия основана на более широкой научной литературе, чем большинство систем психотерапии. Особое внимание уделяется исследованиям, описывающим характер восприятия и обработки информации, а также литературе по защите и психопатологии. В то же время традиционно избегаются исследования результатов психотерапии. Этот приоритет ценностей контрастирует, например, с клиентоориентированной терапией, которая всегда ценила исследования результатов, но мало признавала исследования психопатологии и развития личности.

Еще одним отличительным аспектом гештальт-терапии является принятие целостного взгляда на поведение. Он рассматривает людей как изначально интегрированных; их поведение отражает целостную систему, коллективную деятельность которой невозможно понять, просто рассматривая отдельные действия или структуры. Этот гуманистический взгляд заимствован у Ранка, чья концепция «целостного организма» контрастирует с психоаналитической точкой зрения, которая разделяла разум и тело и разделяла психику на отдельные элементы, например ид, эго, суперэго, которые участвовали в борьбе за власть. друг над другом.Вместо этого теория гештальта утверждает, что люди борются и переживают конфликты из-за трудности включения новой информации в представления, основанные на старых знаниях.

Наконец, гештальт-терапия определила самоактуализацию способом, который контрастировал с другими эмпирическими подходами. Самоактуализация отражалась в балансе, дифференциации и интеграции когнитивных, сенсорных и эмоциональных систем, а не в побуждении к социальной добродетели. Способность концептуальных систем к коммуникации проявилась в концепции способности к самореагированию, то есть способности выбирать активность и преодолевать апатию.Гештальт-терапия не поощряет социальную уступчивость, как психоаналитическая терапия, а поощряет социальный бунт и индивидуализм.

Гештальт-психология - обзор

3.1 Понимание внутри индивидов

Исходя из гештальт-психологии, три типа теории фокусируются на процессах внутри социального воспринимающего: атрибуция, формирование впечатления и теории согласованности. Другие теории отношения и теории себя косвенно основываются на этих истоках, но все же подчеркивают понимание как первичное.

Теории социального восприятия Хайдера сосредоточены на гармоничных, последовательных целостностях: инвариантность в воспринимаемой личности. Социальный воспринимающий Хайдера, изображаемый как наивный ученый , ищет согласованности в поведении, чтобы сделать согласованные диспозиционные атрибуции (вывести устойчивые личные причины). Разработаны другие теории атрибуции , : теория соответствия Джонса описывает, как воспринимающие приписывают диспозиции, которые соответствуют поведению актера, атрибуции, усиленные уникальными («необычными») эффектами поведения и низкой социальной желательностью.Ковариационная теория Келли также отмечает отличную (то есть уникальную) цель поведения и степень согласованности (т.е. желательность) между участниками, но добавляет наблюдение согласованности во времени и обстоятельствах. Расширяя фундаментальные теории, сценические модели (Quattrone, Gilbert, Trope) сошлись на автоматической категоризации или идентификации поведения с последующим установлением якоря или характеристики с последующей контролируемой ситуационной коррекцией или корректировкой.Эти недавние теории привносят в теории атрибуции, в которых особое внимание уделяется контролируемым процессам, перспективы двойственного процесса.

Вторая линия теорий восприятия человека также возникла из гештальт-идей и вылилась в модели двойного процесса. Аш предложил целостную теорию формирования впечатления , в которой части (чаще всего личностные черты) взаимодействуют и изменяют значение в зависимости от контекста. Альтернатива, алгебраическая модель, которая просто суммировала отдельные оценки признаков, созрела в более поздней модели усреднения Андерсона интеграции информации .Ближайшими наследниками Аша были современные теории схем , исследующие формирование впечатления как функцию социальных категорий, которые указывают на организованное предшествующее знание. Следуя точке зрения когнитивного скряги Тейлора и Фиске, социальные воспринимающие рассматривались как берущие различные умственные ярлыки (см. Ниже), в том числе схемы. В конце концов, появилась более сбалансированная перспектива, описывающая воспринимающих как мотивированных тактиков , которые иногда используют ярлыки, а иногда думают более тщательно, в зависимости от своих целей.Одна такая модель двойного процесса, модель континуума (Фиске и Нойберг), утверждает, что воспринимающие начинают с автоматических категорий (например, стереотипов), но с мотивированным вниманием к дополнительной информации воспринимающие могут вместо этого индивидуализироваться. Двухпроцессорная модель Brewer предполагает автоматические процессы идентификации и контролируемую категоризацию, индивидуализацию и персонализацию.

Другие ментальные ярлыки подчеркивают относительно автоматических процессов , по определению Барга, как непреднамеренные, не требующие усилий, бессознательные и неудержимые.Иллюстративные теории обращаются к влияниям стимулов, которые произвольно выделяются в окружающей среде (Тейлор и Фиск) или доступны в уме (Хиггинс, Барг). В эвристике Канемана и Тверски люди оценивают вероятности с помощью нерелевантных, но удобных процессов: простота создания примеров ( доступность ), простота создания сценариев ( симуляция ) и легкость перехода от начальной оценки (привязка и корректировка ). ). Теория норм (Канман и Миллер) утверждает, что люди ретроспективно оценивают вероятности с помощью эвристики моделирования, напоминая похожие, но контрфактические сценарии . Хотя это и не теория, каталог ошибок вывода и предубеждений следует из ограниченных способностей людей (Нисбетт и Росс; см. Раздел 4.1).

Третья линия теорий вытекает из гештальт-подходов. Теория баланса Хайдера утверждает, что воспринимающие предпочитают, чтобы люди и вещи, оцениваемые одинаково, также принадлежали друг другу.Этот акцент соответствует другим теориям согласованности . Наиболее характерно то, что теория когнитивного диссонанса Фестингера утверждает, что люди стремятся к согласованности между познаниями, имеющими отношение к их отношениям, включая их познания о собственном поведении. Отношения меняются легче, чем поведение, особенно поведение, основанное на пропаганде контр-отношения, принудительном подчинении, свободном выборе, неоправданных усилиях и недостаточном обосновании (см. Обновления, подчеркивающие самооценку (Аронсон), принятие ответственности за неприятное событие (Купер и новый облик Фацио ) и самоутверждение (Стил).Другие теории согласованности утверждают, что люди стремятся к гармонии внутри и между своими позициями.

Некоторые теории отношения сосредотачиваются на понимании двойных процессов, принижая значение мотивов согласованности. Модель вероятности разработки (Качиоппо и Петти) описывает объектно-оценочную (понимание и оценивающую) функцию установок, но изображает два режима в зависимости от мотивации и возможностей: Периферийный режим обрабатывает убедительные коммуникации, основанные на поверхностных сообщениях. нерелевантные сигналы (такие как коммуникатор, контекст или формат), тогда как центральный режим обрабатывает содержимое сообщения, генерируя когнитивные ответы за и против, которые предсказывают убеждение.Эвристико-систематическая модель Чайкена аналогичным образом предлагает быстрый и простой процесс, который контрастирует с более продуманным и глубоким процессом изменения отношения.

Сосредоточение внимания на понимании посредством осознанного контроля, далеких от гештальт-перспектив, две модели субъективной ожидаемой полезности предсказывают отношения отношения к поведению. Теория обоснованного действия Фишбейна и Айзена утверждает, что поведение является результатом намерения, которое, в свою очередь, является результатом отношения к поведению (оценка последствий поведения, взвешенных по вероятности) и субъективных норм.Обновленная теория запланированного поведения Айзена добавляет третий компонент для прогнозирования намерений, а именно воспринимаемый поведенческий контроль.

Подобно теориям отношения и социального восприятия, теории самовосприятия подчеркивают последовательность. Теория Я-схемы (Маркус) описывает несколько основных измерений для эффективной организации самопонимания. Я-концепции могут быть более или менее сложными, что приводит к соответственно более стабильным и умеренным или изменчивым и экстремальным самооценкам (теория сложности и конечности Линвилля , ).

Люди узнают о себе частично, глядя на других. Теория социального сравнения Фестингера описывает, как люди стремятся точно оценить себя, сравнивая свое положение по сравнению с другими подобными в вопросах способностей или мнения. Шехтер расширил эту работу, исследуя гипотезу страха-принадлежности , согласно которой люди, находящиеся под угрозой, объединяются с подобными другими, возможно, чтобы оценить уместность своих эмоциональных реакций. Из этого возникла последующая теория возбуждения-познания эмоций Шехтера, постулирующая, что необъяснимое физиологическое возбуждение вызывает когнитивные ярлыки из социального контекста.Хотя внешний мир может закрепить самопонимание, другие теории описывают, как «я» закрепляет понимание внешнего мира, как в теории социального суждения Шерифа и Ховланда , объясняющей, как люди усваивают близкие отношения в пределах широты принятия и противопоставления далеких. отношения в пределах широты отвержения.

Границы | Переложение гештальт-теории: назад к Вертхаймеру

Введение

В статье Вертхаймера 1923 г. сформулированы фундаментальные проблемы и основные законы зрительного восприятия.Его идеи были настолько глубокими и конструктивными, что на следующее столетие они определили курс гештальт-психологии и повлияли на другие области психологии и других наук. Что особенно поражает в работе Вертхаймера, так это то, что сам автор указал на слабые стороны новой теории.

1. Представляя ряд очень сильных законов группирования, Вертхаймер показал, что во многих ситуациях они противоречат друг другу. По этой причине он назвал их не законами, а факторами.

2. Вертхаймер понимал, что чем больше число основных принципов, тем слабее теория, но он не предлагал общий принцип, охватывающий все другие факторы.

3. Вертхаймер понимал и даже подчеркивал нечеткость определений основных понятий и ссылался на интуицию читателя, используя такие выражения, как «у человека есть ощущение, как следующие друг за другом части должны следовать друг за другом»; «Каждый знает, что такое« хорошее »продолжение, как достичь« внутренней согласованности »и т. Д.»; «Человек распознает результирующий« хороший гештальт »просто по его собственной« внутренней необходимости »».

Год спустя Вертхаймер подчеркнул проблему нечетких терминов: «Попытка объяснить теорию гештальт в коротком эссе более трудна из-за используемых терминов: часть, целое, внутренняя детерминация. Все они в прошлом были темой бесконечных дискуссий, в которых каждый участник спора понимал их по-своему »(Wertheimer, 1924).

На основе ряда идей, которыми пренебрегли его последователи, это стало возможным:

переопределить основные понятия гештальт-психологии (например, целое, части, гештальт),

указать область применения гештальт-теории восприятия как коммуникации,

ввести общий принцип восприятия - принцип подражания,

идентифицируют явления зеркальных нейронов (Ferrary et al., 2005; Iacoboni et al., 2005) как неврологическая основа принципа имитации,

объединяет гештальт-феномены из разных областей (видео, аудио, музыка, речь, видимые.

движения) по одному принципу.

Определения основных понятий

Определения основных понятий гештальт-психологии постоянно подвергались критике со стороны многих психологов и непсихологов, в том числе некоторых из величайших умов физики и математики. Эйнштейн указал на проблему плохих определений как на слабость всей психологии.Вот что он написал в некрологе Эрнсту Мачу:

.

«Физику и психологию следует отличать друг от друга не по объектам, которые они изучают, а только по способу их упорядочивания и соотнесения. Деятельность по упорядочиванию порождает абстрактные понятия и законы (правила). Согласно Маху, понятия имеют смысл только в той мере, в какой вещи могут быть показаны как взаимосвязанные, а также в том, что ясно устроено. Люди, которые не смогли проанализировать свои собственные концепции, поднимут энергичные протесты и будут жаловаться на революционную угрозу их святыне »(Эйнштейн, 1916).

В 1946 году состоялась первая конференция Macy. Он был озаглавлен «Механизмы обратной связи и круговые причинные системы в биологических и социальных системах» и был первым «собранием» ученых и социологов. Основная группа включала таких корифеев математики, компьютеров, психологии и неврологии, как фон Нейман, Винер, Маккаллох (председатель), Питс, Левин, Клювер, Нортроп, Розенблют, Бейтсон и Бигелоу. Фон Нейман и Винер рекомендовали, , уточнить понятия «поле», «гештальт» и другие, .Основным результатом этого обсуждения была иллюстрация , насколько мало участники согласились с определениями и значениями этих ярлыков .

Та же борьба за твердые научные принципы наблюдалась и на философском уровне. В Давосе (1929) на знаменитом собрании «zurueck zu Kant» Кассирер выступил против Хайдеггера, подчеркнув, что философия должна сохранять дух критического исследования, открытость естествознанию и ясность рациональной аргументации, которые отличали Канта как великого философа »( Гордон, 2010).

Требования Эйнштейна, фон Неймана, Винера и самого Вертхаймера были отклонены. Проблема до сих пор не решена.

Вот существующие определения некоторых основных понятий теории гештальт.

Целое и запчасти . С самого начала и до сих пор эти понятия остаются неопределенными. «Частичное и целое в прошлом было темой бесконечных дискуссий, в которых каждый участник спора понимал их по-своему» (Wertheimer, 1924).

Гештальт .Сегодня популярное определение гештальта звучит так: «Организованное целое, которое воспринимается как нечто большее (или иное), чем сумма его частей». Но что такое сумма ?

Другие определения:

а) То, что состоит из многих частей, но в какой-то мере больше или отличается от комбинации своих частей.

б) Когда вы соединяете части, вы получаете целое - другими словами, Gestalt .

c) Гештальт - это психологический термин, означающий «единое целое».

г) Гештальт означает «видеть всю картину сразу».

e) Эренфельс: Под качествами Gestalt мы подразумеваем такие положительные коннотации, которые связаны с наличием концептуальных комплексов в сознании, которые, в свою очередь, состоят из элементов, которые можно отделить друг от друга (т. Е. можно представить друг без друга).

е) Келер в своей книге Гештальт-психология (1947) представил два спорных определения: «это имеет значение конкретной сущности per se » и «сегрегация конкретных сущностей в сенсорном поле».В первом определении гештальт - это объект из внешнего мира; во втором - психологическая область. Подобные смешения можно найти во многих статьях по гештальт-психологии, и они разрушили многие теоретические построения

.

Все эти ведомости не работают.

Хорошо: «Термин« хороший »не определен, но обычно считается, что он охватывает такие свойства, как регулярность, симметрия, простота» (Koffka, 1935).

Good Gestalt : простой, упорядоченный, сбалансированный, унифицированный, связный, регулярный и т. Д. до бесконечности .

Плохой гештальт «определяется» через хороший гештальт, который сам по себе плохо определен.

Изоморфизм в гештальт-литературе имеет множество (иногда спорных) значений (см. Критический обзор Лучинс и Лучинс, 1999).

Крышка . Вертхаймер ввел фактор закрытия, чтобы разрешить восприятие единственного примера (рис. 1).

Сразу после этого он показывает, что этот фактор побеждает хороший фактор продолжения (рис. 2).Разные авторы использовали этот термин в разных значениях. Лучинс и Лучинс в своем критическом обзоре пришли к замечательному выводу: «Мы выступаем за мораторий на использование этого термина« закрытие », несмотря на нынешнюю популярность гештальт-терминологии» (Лучинс и Лучинс, 1959). Реакция гештальт-сообщества на критику была еще более замечательной - полное молчание в течение 60 лет.

Рисунок 2 . Противоречие между законами закрытия и хорошего продолжения (Wertheimer, 1923).

Умножение законов группировки

Несмотря на намерение Вертхаймера избежать построения гештальт-теории на нескольких частных и взаимно противоречащих друг другу законах, было введено множество новых групповых законов:

хорошая форма,

продолжение общей судьбы,

синхрон,

общий регион,

связности,

однородной связности,

связь пространства-времени,

контурная группировка,

основная ориентация,

направленная симметрия,

выпуклость,

прошлый опыт,

и более.

Каждый раз, когда гештальтисты находили пример, который нельзя было объяснить ни одним из существующих гештальт-законов, вводился новый закон (последний из этих новых законов был предложен в 2010 Pinna, 2010).

Общий принцип Prägnanz

В течение многих лет принцип Праньянца провозглашался главным принципом, охватывающим все другие принципы группирования, но, как мы показали в предыдущем абзаце, он никогда не работает, и продолжают предлагаться новые частичные законы.Это потому, что закон Праньянца никогда не был определен. У него много противоречивых переводов и толкований, но нет ни одного четкого определения:

а) склонность к хорошему гештальту (наиболее популярное описание, несмотря на то, что термины хороший и гештальт не определены),

б) тенденция Прагнанца - это общее стремление к порядку и единству (Мецгер),

c) «Психологическая организация всегда будет настолько« хорошей », насколько позволяют преобладающие условия» (Коффка),

г) склонность к рыхлой конфигурации (Луччио),

e) таинственная склонность к прагнанцу (Verstegen),

f) склонность к Pragnanz der Gestaltung (Лучинс и Лучинс),

г) законы прагнанца - это законы ясности (Дьюи),

h) стремление к простоте расположения (Wagemans),

i) простота или Prägnanz (Fuchs),

j) стремление уловить суть того, что мы воспринимаем (Ревлин),

k) Prägnanz или принцип простоты (ван дер Хельм).

По словам У. Нейссера, «Келер был хорошо осведомлен о замкнутости« закона Прагнанца »и был смущен этим. Он никогда не переставал надеяться, что будет найдено лучшее определение. Когда я посетил «семинар Келера» в Свортморе в 1952 году, спустя десятилетия после Die Physischen Gestalten , одной из первых задач, которые он поставил перед нами, было предложить определения для «Pragnanz». Я не припомню, чтобы у нас было что-нибудь полезное для скажи »(Neisser, 2002).

Утверждение «Prägnanz - это склонность к хорошему гештальту» было приписано классической работе Вертхаймера (1923) (Wagemans et al., 2012), но в этой статье Вертхаймер использовал слово Prägnanz только как атрибут слова Stuffen , а выражение «склонность к хорошему гештальту» использовалось не как определение, а как ссылка на нашу интуицию. . Prägnanz имеет много произвольных переводов. Прямой перевод Prägnanz - «краткое описание», и именно это имел в виду Вертхаймер, хотя никто не обратил на него внимания.

В большом обзоре истории гештальт-теории Wagemans et al.(2012) признаются вышеупомянутые недостатки теории гештальт. Одна из кардинальных проблем, исследуемых авторами (группой ведущих ученых в области гештальт-психологии), - это замена многих локальных законов группировки одним, охватывающим все остальные. Долгое время это был закон Прегнанца, но обзор квалифицировал его как интуитивно понятный и, следовательно, не действующий: применить этот закон к какому-либо конкретному стимулу было невозможно. Поэтому авторы были вынуждены в первой части обзора представить анализ десятков старых и новых законов группировки.Во второй части обзора представлены попытки модернизировать общий принцип Праньянца: принцип простоты, принцип минимума и принцип правдоподобия. Авторы отметили, что, несмотря на использование в этих новых понятиях математических формул, переменные (простота, вероятность, правдоподобие) плохо определены и не могут быть измерены. Авторы также отмечают, что понятие Прэгнанца может быть дополнительно подтверждено с точки зрения внутренней динамики мозга как самоорганизующейся адаптивной системы.

Следует отметить, что понятие Прегнанца и все последующие модели были предложены при общем предположении, что существует пространство плохих гештальтенов, в котором должна быть найдена одна точка (хороший гештальт). К сожалению, это пространство никогда не было определено и не представлено. Вот почему рецензентов не удовлетворили все упомянутые гипотезы, и в конце обзора они отказались: «Концепции, близкие к опыту, нелегко выразить в каком-либо формализме».В следующих абзацах я представлю модель, которая показывает, что при восприятии коммуникативных стимулов мы получаем только одно восприятие - хороший гештальт.

Назад в Вертхаймер

Статья Вертхаймера содержит ряд очень важных идей, которые были представлены неявно и могли разрешить слабые места теории гештальт:

1. Идея особенности восприятия коммуникативных визуальных сигналов (пунктирные и линейные рисунки), предполагающая существование другого человека (отправителя сообщения).

2. Идея «восприятия через имитацию» - будущее теория моделирования восприятия , основанная на феномене зеркальных нейронов, которая произвела революцию в теории восприятия.

3. Чтобы охарактеризовать хороший гештальт Вертхаймер использовал термин Prägnanz , что означает «краткое описание».

Ряд фундаментальных проблем в других мягких науках (разведка нефти, прогноз землетрясений, медицинская диагностика, взаимодействие человека с компьютером), которые не могли быть решены в течение десятилетий и даже столетий, были успешно решены за счет совместного использования компьютеров и гештальт-подхода ( Гельфанд и др., 1989; Губерман и др., 1997; Rantsman and Glasko, 2004), но для того, чтобы использовать принципы, правила, понятия и термины теории гештальт в компьютерных приложениях, все они должны быть четко определены.

100-летняя история развития гештальт-теории не пошла по пути, намеченному Вертхаймером (1923). Последователи Вертхаймера пренебрегли духом его работы и предпочли не интенсивный путь развития гештальт-теории, а экстенсивный - умножение числа основных принципов и понятий без их надлежащего определения, распространение словаря гештальт-психологии на многие другие области науки. и инженерное дело без уважительных причин.

Многих неудач в развитии теории гештальт можно было бы избежать, если бы гештальт-психологи уделяли больше внимания идеям Вертхаймера, но этого не произошло. Многие гештальтисты используют имя Вертхаймера как знамя и благословение хорошей науки и даже вкладывают в его уста свои собственные утверждения.

Цитата (из наиболее уважаемого обзора истории гештальт-психологии):

«В 1923 году Вертхаймер опубликовал следующую статью, в которой была попытка разъяснить фундаментальные принципы этой организации.Самым общим принципом был так называемый закон Прегнанца, утверждающий, в самом общем смысле, что поле восприятия и объекты внутри него приобретут простейшую и наиболее всеобъемлющую («ausgezeichnet») структуру, разрешенную данными условиями ». (Wagemans et al., 2012). Дело в том, что в этой статье Вертхаймер не упомянул «закон Прагнанца» и вообще не упомянул слово Прагнанц. Неудивительно, что Навон, ван дер Хельм, Кимчи и некоторые другие известные и активные гештальтисты в некоторых своих статьях о визуальном восприятии вообще не упоминали сочинения Вертхаймера.

В то же время самые глубокие идеи Вертхаймера были проигнорированы, но они составляют основу альтернативного пути гештальт-психологии, которая действительно коренится в мыслях и духе Вертхаймера.

1. Вертхаймер понимал гештальт как краткое описание восприятия. Вертхаймер ввел термин Prägnanzstufen при обсуждении восприятия всех возможных моделей геометрических углов. Он отметил, что некоторые из Stufen , которые имеют краткое описание (острый, правый и тупой), являются привилегированными.Промежуточный Stufen (углы) сложно описать короткими словами; они «более неопределенны по своему характеру». Вертхаймер использовал для восприятия этих Stufen атрибут Prägnanz, что означает «краткое описание», «короткими словами». Итак, Prägnanz - это не мистическая склонность к хорошему гештальту; это свойство, которое позволяет нам распознать хороший гештальт. Все экспериментальные результаты в гештальт-литературе подтверждают это утверждение: все гештальты - это описания, а все хорошие гештальты - это краткие описания.Самый популярный атрибут хорошего гештальта - простота, которая никогда не определялась, - можно заменить термином «краткость»: кратчайшее описание всегда является самым простым в грамматическом смысле. Причина отсутствия определения значения «простого гештальта» заключалась в том, что гештальт рассматривался как визуальный объект. Этот ход, решающий ряд проблем, требует, чтобы мы переключились с визуальной области на лингвистическую (Губерман, 2015). Стоит упомянуть, что ван дер Хельм представил аналогичную идею: выбрать гештальт, в котором самый простой (т.е. кратчайший) код (который является описанием) (van der Helm, 2014), но, как я покажу в этой статье, в то время как мы воспринимаем коммуникативные стимулы, мы воспринимаем только одно восприятие (хорошее) и проблема выбора лучшего одного из многих восприятий не существует.

2. Вертхаймер выбрал в качестве основного объекта исследования точечные и линейные рисунки не из-за их простоты, а из-за их коммуникативной природы - сигналов, посылаемых одним человеком другому человеку. Фактически эта позиция является частью его более широкого взгляда на гештальтпсихологию.В своей речи в 1924 г. о теоретических основах гештальт-психологии Вертхаймер заявил: «Когда люди вместе, как когда они работают, тогда наиболее неестественным поведением было бы вести себя как отдельные Эго. В нормальных условиях они работают совместно »(Wertheimer, 1924). Эта точка зрения была проигнорирована основным направлением гештальт-психологии, но не полностью утрачена: «Гештальт-психология принципиально не относится к людям. Он не требует субъектов как причин действия. Он скорее пытается выявить динамические отношения, применимые ко всем вовлеченным лицам »(Fitzek, 2013).С этой точки зрения, ограничивая исследование человеческого восприятия одним человеком и изолируя его от целого (общества людей), современная гештальт-психология противоречит самой фундаментальной идее гештальт-психологии: важности целого в интерпретации часть.

3. С осознанием того, что теория гештальт была построена на коммуникативных стимулах (визуальных и звуковых), можно решить многие проблемы теории гештальт. Большое внимание привлекла интерпретация неоднозначных стимулов.Один из них представлен на рисунке 3А. На вопрос: «Какой объект физического мира можно представить этим рисунком», есть три ответа: (1) шестиугольник с тремя диагоналями, (2) куб Неккера и (3) шестиугольная пирамида. Но если вопрос: «какую фигуру намеревался представить автор сообщения?», То ответ только один: шестиугольник с тремя диагоналями. Если отправитель хочет показать куб, он отправит рисунок 3B, а если он хочет показать шестиугольную пирамиду, он отправит рисунок 3C.

Коммуникативный характер рисунков опровергает интерпретацию этих стимулов в результате случайной генерации, предложенную некоторыми авторами как прочную математическую основу гештальт-психологии. Каждый стимул появляется не случайно, а создается в единственном примере в соответствии с уникальным дизайном отправителя. Ситуацию объяснил Лаплас: «На столе мы видим буквы, расположенные в таком порядке,« Константинополь », и мы считаем, что это расположение не случайно, не потому, что оно менее возможно, чем другие, а потому, что у одного человека есть таким образом расположили вышеупомянутые буквы.”

4. Вертхаймер понимал восприятие коммуникативных стимулов как имитацию действия, производящего стимул (принцип подражания).

a) Выражение «хорошее продолжение» применяется к строке, поэтому это «хорошее продолжение строки» и неприменимо к данному изображению (поскольку нет намерения его изменять). Принцип «хорошего продолжения» - один из основных принципов гештальт-психологии - предполагает, что восприятие рисунка включает вообразимый процесс воссоздания (или имитации) рисунка (Губерман, 2007).

б) Вертхаймер писал: «Например, при разработке узора возникает ощущение, как следующие друг за другом части должны следовать друг за другом». Здесь для объяснения восприятия используется воображаемое действие - «конструирование узора», и описывается процесс перерисовки изображения: создание подлинных частей и их рисование в правильной последовательности. Другая цитата - «Дополнения к незавершенному объекту (например, сегменту кривой) могут двигаться на в направлении, противоположном направлению оригинала» - это четкое описание перерисовки изображения.

c) Представляя пунктирные изображения, Вертхаймер описывал их как линии (круги, дуги, зигзаги), несмотря на то, что стимул вообще не содержал линий. По сути, это описание способа создания изображения: при движении по воображаемой линии время от времени появлялись точки. Принцип подражания - это реализация цели Вертхаймера, он превосходит все остальные принципы группировки (Guberman, 2015).

5. Принцип имитации и идея хорошего продолжения неизбежно подчеркивают понятие штриха - линии, нарисованной без остановок.Штрих - это элементарный (минимальный) блок для создания линейных рисунков. Для нас наше восприятие - это описание процесса перерисовки стимула, оно будет восприниматься штрихами. Правила перерисовки просты:

1) Каждый из двух концов штриха либо свободный, либо совпадает с концом другого штриха. В первом случае перерисовка продолжается до начала другого штриха. Во втором случае перерисовка продолжается до соседнего штриха.

2) Скрещивание двух ударов осуществляется по принципу «хорошего продолжения».

Рисунок 3 . Три интерпретации стимула (A) 1, плоская фигура; 2, куб Неккера, (B) 3, пирамида (C) .

Соответственно, на рисунке 4 (от Wertheimer, 1923) мы можем начать перерисовку с самой левой точки и следовать по дуге a, пока не дойдем до точки 2 - конца штриха a. Из точки 2 мы не можем перейти к точке 3, потому что эта точка не является началом штриха, а является средней точкой штриха 1–3.Единственная возможность, которая у нас есть, - это пройти вдоль линии b и замкнуть фигуру. Важно отметить, что мы выбрали дугу b не из-за закона замыкания, а потому, что, следуя принципу имитации, у нас нет другого выбора. Теперь мы понимаем, что имел в виду Вертхаймер, когда писал: «У человека есть ощущение, как следующие друг за другом части должны следовать друг за другом».

Рисунок 4 . Следуя штрихам.

На рисунке 5 мы воспринимаем параллелограмм и ромбовидную форму, потому что это то, что мы получаем, следуя штрихам.Если мы начнем перерисовывать фигуру 5 из правого верхнего угла параллелограмма, мы должны перейти к концу штриха - к следующему углу и продолжить движение по трем другим сторонам параллелограмма. То же самое мы видим на рисунке 6 - собрание «потенциально неоднозначных» линейных рисунков в статье Вертхаймера, а также во всех других примерах «неоднозначных» стимулов, представленных в литературе. Поскольку все эти рисунки воспринимаются как наборы штрихов, мы воспринимаем только хорошие гештальты .Вот что имел в виду Вертхаймер: «каждый распознает результирующий« хороший гештальт »просто по его собственной« внутренней необходимости »» (Wertheimer, 1923).

Рисунок 6 . Коллекция неоднозначных фигур.

Примечательно, что обычные словари объясняют значение штриха не только как знак на бумаге («отметка, сделанная рисованием пером в одном направлении»), но и как чистое движение: «акт движения рукой. по поверхности »,« движение рук и ног в плавании »,« шевелить рукой »(как глагол).Это показывает, что вместо того, чтобы искать математическое оформление, психология должна смотреть в противоположном направлении - на теории свободных искусств (в частности, лингвистики), где очень умные люди исследуют человеческое восприятие мира. В 20-х годах прошлого века в Берлине возникла школа структурной лингвистики. Неудивительно, что гештальтпсихология оставила свой след в этом движении (которое позже породило русский формализм и пражскую школу). Сооснователь структурной лингвистики (вместе с Р.Якобсон) Б. Шкловский писал: «Форма - это правило построения объекта», т.е. смысл формы - это то, как это было сделано.

Следовательно, мы не воспринимаем плохие гештальты - уродливые многословные описания. Они не продукты нашего восприятия, они продукты интеллектуального акта (по словам Маха), разрезавшего рисунок на части. Наше восприятие не ищет лучшего в море плохих гештальтов, и оно не движется мистической силой Prägnanz к Святому Граалю теории гештальта - к хорошему гештальту.

Принцип имитации и лежащий в основе нейронный механизм устанавливают связь между нашей психологией и нашим физическим телом. Вертхаймер это предвидел. Он также понимал, что отношения тела и разума всегда были частью философской борьбы между материализмом и идеализмом. Обсуждая суть гештальта, Вертхаймер писал: «По мнению многих людей, различие между идеализмом и материализмом подразумевает различие между благородным и неблагородным. Что же такого отвратительного в материалистическом и механическом? Что такого привлекательного в идеалистическом? Что касается конкретных проблем, то вскоре становится понятно, сколько телесных видов деятельности не дает намеков на разделение между телом и умом.Когда человек робок, напуган или энергичен, счастлив или грустен, часто можно показать, что ход его физических процессов гештальт-тождественен ходу психических процессов »(Wertheimer, 1924). Последнее гласит, что гештальтены физических движений нашего тела идентичны гештальтенам нашего восприятия. Теория имитации объясняет, что окончательное восприятие - гештальт - принадлежит не к визуальной области, а к двигательной, то есть гештальт не идентичен физическому движению - это физическое движение.

Возражение Вертхаймера против идеалистической интерпретации восприятия является аргументом против философии холизма, которая заявляет о господстве целого, глобальном приоритете, конфигурационном превосходстве, «лес перед деревьями» и других неудачных попытках возвыситься над наукой.

Так выглядит теория гештальта с точки зрения Вертхаймера - просто и определенно.

Гештальт-теория в перспективе Вертхаймера

Целое : общее значение - «то, что состоит из частей».

В теории гештальта - объект восприятия, состоящий из частей.

Деталь : общее значение - «кусок, который соединяется с другими частями, образуя единое целое».

В теории гештальта - набор частей, который обеспечивает кратчайшее описание всего (хороший гештальт), это набор частей , составляющих данное целое.

Центр тяжести теории гештальт-восприятия смещен с , ищущего хороший гештальт, , на , находящего адекватное разделение, .

Как наш мозг находит нужные части при получении коммуникативного стимула?

a) Для линейных рисунков мы передаем входной сигнал из визуальной области в двигательную. В результате мы воспринимаем вход как последовательность элементарных движений - штрихов. Здесь воспринимаемый комплекс моторных команд был сопоставлен с библиотекой моторных команд, накопленных во время прошлой деятельности по рисованию (или письму). Некоторые комплексы движений такой деятельности имеют названия, из которых строится окончательный лингвистический ответ.Другая часть ответа исходит из визуального канала и определяет пространственные отношения между распознанными целыми («два пересекающихся круга»). Теперь ответ на вопрос «Что ты видишь?» готов. Следуя правилам отслеживания штрихов (описанным выше), мы всегда воспринимаем восприятие адекватными частями (как назвал это Колер - «естественными» частями). Примеры представлены на рисунке 6.

б) Для рукописного ввода мы также переводим статичное изображение в последовательность элементарных движений (всего шесть):.Как геометрические фигуры эти элементы принадлежат к разным классам: с отверстием и без, с крестом и без, состоят из одного или двух штрихов и т. Д. Но как движения соседние элементы в последовательности очень похожи (например, и). Соответственно, различные варианты a () воспринимаются как очень похожие наборы моторных команд, а их геометрические описания совершенно разные. Поэтому 30-летние попытки создать компьютерную программу для распознавания рукописного текста с использованием геометрического подхода не увенчались успехом.Первая реально работающая программа, появившаяся на рынке, была основана на принципе имитации и работала в автомобильной сфере (Guberman, 1995) и была лицензирована основными компьютерными компаниями (Apple Co, Microsoft, Siemens).

в) Мы воспринимаем речь в моторной сфере как комплекс моторных команд мышцам артикуляционного тракта (имитирующие деятельность отправителя).

Как правило, согласные и гласные производятся разными мышцами. Например, верхние и нижние губные тракторы, которые делают губы приплюснутыми и вытянутыми, участвуют в образовании гласной (i) и никогда не участвуют в образовании какой-либо гласной.В образовании губных согласных участвуют только мышцы, двигающие губы в вертикальном направлении. Независимость образования гласных и согласных позволяет нам генерировать речь не как последовательность согласных и гласных, а параллельно: каждая согласная появляется на фоне гласной (Андреевский, Губерман, 1996). Несмотря на то, что моторные команды для гласных и согласных независимы, результирующая геометрия тракта артикуляции (который определяет звуковой сигнал) в любой момент времени зависит от обоих звуков (согласной и гласной).Это явление называется коартикуляцией и составляет основную трудность компьютерного распознавания речи. Благодаря механизму зеркальных нейронов наш мозг воспринимает речь как последовательность моторных команд: отдельно для группы мышц, исполняющих артикуляцию согласных, и для другой группы мышц, исполняющих гласные. Это позволяет решить две фундаментальные проблемы лингвистики: (1) взаимодействие между гласными и согласными, которое Бюлер назвал «феноменом слога» и назвал его «центральным моментом в структуре речи» (Bühler , 1990), и (2) определение понятия фонемы как акта иннервации определенной группы мышц.Последнее противоречит утверждениям пражской школы структурной лингвистики, которая утверждает, что понятие фонемы принадлежит звуковой области: «Фонема - это класс звуков» (С. Трубецкой), «Фонема - это психический эквивалент звуков. звук »(Бодуэн де Куртенэ) и т. д., но не могу согласиться с его определением.

Способность принципа имитации разрешать кардинальные проблемы восприятия в визуальной и звуковой областях демонстрирует, насколько глубоко он укоренен в процессах восприятия.

Заключение

С самого начала и в последующие 100 лет гештальт-психология повлияла на всю психологию, а также на многие гуманитарные науки. В самом начале сам Вертхаймер указывал на слабые стороны новорожденной гештальт-теории: у нее было множество основных принципов и слабых определений. Несмотря на постоянную критику этих проблем, они не были решены до сих пор.

Анализ работ Вертхаймера позволяет реконструировать гештальт-теорию (по крайней мере, ту часть, которая касается восприятия коммуникативных сигналов - рисунков, речи и музыки), и преодолеть слабые места гештальт-психологии: определить основные понятия, ввести общий принцип восприятия, который охватывает все известные законы и объединяет различные гештальт-феномены (почерк, рисунки, речь, музыку и видимые движения) - принцип подражания .Представленная модель восприятия подтверждается фундаментальными нейрофизиологическими данными - феноменом зеркальных нейронов и теорией моделирования.

Так выглядит теория гештальта с точки зрения Вертхаймера - просто и определенно.

1. Целое - это объект восприятия, состоящий из частей.

2. Целое можно представить как разделенное на части различными способами. Набор частей, который дает кратчайшее описание целого (хороший гештальт), представляет собой набор частей, составляющих данное целое.

3. Интерпретация целого и интерпретация частей должны быть согласованы друг с другом.

4. Восприятие - это процесс согласования интерпретаций целого и частей.

5. Минимальная часть восприятия линейного рисунка - штрих.

6. Гештальт - это описание последовательности действий, которые мы будем использовать для перерисовки стимула - принципа имитации.

7. Принцип подражания объединяет зрение, речь, музыку и видимое движение как гештальт-феномены.

Авторские взносы

Автор подтверждает, что является единственным соавтором данной работы, и одобрил ее к публикации.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Сноски

Список литературы

Андреевский Э., Губерман С. (1996). От языковой патологии до автоматической обработки языка и возврата. Cyber. Гм. Знать. 3, 41–53.

Бюлер К. (1990). Теория языка: репрезентативная функция языка . Издательство Джона Бенджамина.

Google Scholar

de Saussure, F., Bally, C., Sechehaye, A., Riedlinger, A., and Baskin, W. (1966). Курс общего языкознания. Нью-Йорк, Нью-Йорк: McGraw-Hill Book Co.

Google Scholar

Эйнштейн, А. (1916). «Эрнст Мах», в Physikalische Zeitschrift, английский перевод: Эрнст Мах - более глубокий взгляд Vol.17 (Springer Science), 101–104.

Google Scholar

Феррари, П. Ф., Роззи, С., и Фогасси, Л. (2005). Зеркальные нейроны, реагирующие на наблюдение за действиями, производимыми инструментами в вентральной премоторной коре головного мозга обезьяны. J. Cogn. Neurosci. 17, 212–226. DOI: 10.1162 / 089892

24910

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фитцек, Х. (2013). Арткоучинг. Гештальт-теория в искусстве и культуре. Gestalt Theor. 35, 33–46.

Google Scholar

Гельфанд, И., Розенфельд Б. и Шифрин М. (1989). Очерки сотрудничества математиков и врачей. Москва: Наука, 273.

Гордон, П. (2010). Континентальный водораздел: Хайдеггер. Давос: издательство Гарвардского университета.

Губерман С. (1995). Способ и устройство для распознавания курсивного письма по последовательной входной информации .

Губерман С. (2007). Алгоритмический анализ принципа «хорошего продолжения» , Vol.29. Гештальт-теория.

Губерман, С. (2015). О принципах теории гештальтm , Vol. 37. Гештальт-теория.

Губерман С., Пиковский Ю., Ранцман Э. (1997). «Методология прогноза местоположения гигантских залежей нефти и газа: промысловые результаты», Труды . Западное региональное собрание Общества инженеров-нефтяников (США), SPE 38293 (Лонг-Бич, Калифорния), 321–330.

Google Scholar

Iacoboni, M., Molnar-Szakacs, I., Gallese, V., Buccino, G., Mazziotta, J., et al. (2005). Понимание намерений других с помощью собственной зеркальной нейронной системы. PLoS Biol. 3, 529–535. DOI: 10.1371 / journal.pbio.0030079

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коффка, К. (1935). Принципы гештальт-психологии. Лондон: Лунд Хамфрис.

Google Scholar

Лучин А., Лучин Э. (1959). Комментарии к концепции закрытия , Vol. 273.Юджин, штат Орегон: Книги Орегонского университета, 273–281.

Google Scholar

Лучинс А., Лучинс Э. (1999). Изоморфизм в теории гештальта. Гештальт-теория 21, 208–234.

Google Scholar

Neisser, U. (2002). «Вольфганг Кёлер» в « Вольфганг Кёлер» Национальной академии наук. Биографические воспоминания , Vol. 81 (Вашингтон, округ Колумбия: The National Academies Press), 186–197.

Google Scholar

Пинна, Б. (2010). Новые гештальт-принципы организации восприятия , Vol. 32. Гештальт-теория.

Google Scholar

Ранцман Э. и Гласко М. (2004). Морфоструктурные узлы . Москва: Медиа-Пресс.

ван дер Хельм, П. (2014). Простота в видении: мультидисциплинарный учет перцептивной организации. Кембридж: Cambridge Press.

Google Scholar

Wagemans, J., Elder, J., Kubovy, M., Palmer, S., Peterson, M., Singh M., и другие. (2012). Век гештальт-психологии в визуальном восприятии: I. перцептивная группировка и организация фигуры и фона. Psychol. Бык . 138, 1172–1217. DOI: 10.1037 / a0029333

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вертхаймер, М. (1924). «Ueber Gestalttheorie», Лекция перед Kant Gesellschaft, перепечатанная в переводе в сборнике источников гештальт-психологии , ed W. D., Ellis (New York, NY: Harcourt Brace), 1–11.

Что такое принципы гештальта? | Фонд дизайна взаимодействия (IxDF)

Gestalt - немецкое слово, имеющее большое значение, особенно для нас, дизайнеров.Давайте внимательно рассмотрим его принципы, чтобы увидеть, сколько информации заключает в себе это словечко!

Центральный принцип гештальт-теории был аккуратно резюмирован гештальт-психологом Куртом Коффкой: «Целое - это , ​​а не , а не сумма частей». Человеческий глаз и мозг воспринимают единую форму иначе, чем отдельные части этих форм. Это глобальное целое - это отдельный объект, который не обязательно состоит из суммы его частей.

Когда мы полностью поймем принципы гештальт-дизайна, мы сможем использовать их для создания более интересных и увлекательных визуальных впечатлений для пользователей веб-сайтов и приложений. Вы можете воспользоваться этими законами, чтобы разрабатывать более продуманный и эффективный дизайн, точно зная, как ваша работа может повлиять на ваших пользователей.

Что такое принципы гештальта?

Автор / Правообладатель: Impronta. Условия авторских прав и лицензия: CC BY-SA 3.0

Принципы или законы гештальта - это правила, которые описывают, как человеческий глаз воспринимает визуальные элементы.Эти принципы призваны показать, как сложные сцены можно преобразовать в более простые формы. Они также призваны объяснить, как глаза воспринимают формы как единую единую форму, а не как отдельные более простые элементы.

«Гештальт» на немецком языке означает «форма» или «форма»; принципы - первоначально разработанные Максом Вертхаймером (1880-1943), психологом австро-венгерского происхождения. - позже были усовершенствованы Вольфгангом Кёлером (1929), Куртом Коффкой (1935) и Вольфгангом Мецгером (1936).

Исследователи объединили все эти теории, чтобы показать, как люди неосознанно соединяют и связывают элементы дизайна.

В этой статье рассматривается один из принципов гештальт (Закон подобия). Остальные принципы будут рассмотрены в следующих статьях:

  • Сходство ( также известно как Инвариантность): Человеческий глаз имеет тенденцию выстраивать взаимосвязь между схожими элементами в дизайне. Сходство может быть достигнуто с помощью основных элементов, таких как формы, цвета и размер.
  • Продолжение: Человеческий глаз следует за контурами, линиями и изгибами дизайна и предпочитает видеть непрерывный поток визуальных элементов, а не отдельные объекты.
  • Закрытие ( также известно как Reification): Человеческий глаз предпочитает видеть законченные формы. Если визуальные элементы не завершены, пользователь может воспринимать полную форму, заполняя недостающую визуальную информацию.
  • Близость ( также известна как Возникновение): Простые формы, расположенные вместе, могут создавать более сложное изображение.
  • Фигурка / Земля ( также известна как Мультистабильность): Человеческий глаз отделяет формы от фона.
  • Симметрия и порядок: Дизайн должен быть сбалансированным и законченным; в противном случае пользователь потратит время и усилия, пытаясь понять общую картину.

Закон подобия

Человеческий глаз склонен воспринимать похожие элементы в дизайне как целостное изображение, форму или группу, даже если эти элементы разделены. Кажется, что мозг создает связь между элементами схожей природы. Затем мы воспринимаем их во взаимосвязи друг с другом, отделяя их от других элементов дизайна.Человеческие глаза хорошо умеют заполнять «пробелы» или соединять «точки». Это происходит естественно.

Сходство зависит от формы, размера и цвета элементов. Когда вы смешиваете объекты с высокой степенью сходства друг с другом с группой разнородных объектов, мозг затем тратит время и энергию на создание связи между ними, чтобы он мог попытаться понять их отношения друг с другом.

Давайте проведем небольшой эксперимент, чтобы убедиться в этом. Если у вас есть под рукой карандаш и бумага, нарисуйте около десяти грубых кругов на странице (распределяя их по странице), оставляя между ними достаточно места, чтобы они соответствовали фигурам аналогичного размера.Теперь в любом месте этих промежутков нарисуйте пять или шесть треугольников. Не беспокойтесь о геометрическом совершенстве: на этой простой иллюстрации это не имеет значения. Затем поставьте примерно три точки между этими фигурами. Отведите взгляд и отойдите на мгновение. Теперь вернемся к своему эскизу.

Вы что-нибудь замечаете? Ваш взгляд направляет вас прямо к точкам, не так ли? Это потому, что точки - это точки, а фигуры состоят из линий.

Проектирование с учетом сходства

В веб-дизайне и интерактивном дизайне закон подобия может использоваться для построения связей между связанными элементами.Эти отношения могут быть физическими или концептуальными. Вы можете максимально использовать эту естественную человеческую склонность, помогая глазу пользователя различать части вашего дизайна, которые вы хотите выделить.

Использование этой связи может улучшить взаимодействие с пользователем следующим образом:

Ссылки

Ссылки и системы навигации необходимы для того, чтобы пользователи могли просматривать содержимое веб-сайта и перемещаться между различными страницами.

Хотя ссылки встроены в контент, они, безусловно, должны быть представлены единообразно, чтобы пользователи могли идентифицировать связанный текст.

Таким образом, текстовые ссылки должны различаться по цвету и обычно также по форме. Независимо от того, как вы это делаете, важно, чтобы ссылки были четко идентифицированы как таковые. Сделайте их заметными. Многие пользователи обычно считают ссылкой любой текст синего цвета с подчеркиванием.

Использование принципа подобия в меню и навигации помогает пользователям увидеть взаимосвязь между каждой группой ссылок навигации. Тогда они будут воспринимать похожие элементы навигации как связанные или занимающие аналогичное место в иерархии данных сайта.

Контент

Мы также можем использовать цвет, размер и тип шрифта, выделение и т. Д., Чтобы различать и отмечать типы контента, прежде чем пользователь их прочитает.

Например, кавычки, которые появляются в полях, немного более крупным шрифтом, с курсивом, легко распознаются как таковые. Закон подобия переносит наше признание этого стандарта с одного веб-сайта на другой. Каждый сайт может использовать вариант этой темы, но в целом шаблон невероятно похож.

Нарушение закона подобия также может помочь привлечь внимание пользователя к определенному фрагменту контента, например к призыву к действию. Вот так; мы можем использовать обе стороны линии или границы, установленной законом. Глаз пользователя - удивительно простой инструмент, которым можно манипулировать; вам просто нужно выяснить, какие части вашего дизайна вы хотите выделить или связать вместе.

Заголовки

Заголовки веб-сайтов играют еще одну важную роль в организации и создании хорошо структурированного контента для сканирования в поисковых системах и для читателя.

Обычно мы размещаем заголовки над содержимым шрифтом, цветом, размером и т. Д., Отличным от основного содержимого. Они помогают читателю найти соответствующие моменты в содержании и помогают контролировать общий ход работы. Это отличные вехи, и их разумное использование (что несложно) удержит ваших пользователей на вашей странице.

Помните, что глаз пользователя активирует мозг, чтобы он интерпретировал ваш дизайн определенным образом. Нет ничего более утомительного, чем сплошной блок текста на странице без каких-либо заметных деталей, привлекающих внимание читателя.Если вы рядом со старым классиком литературы, почему бы не открыть его и не просмотреть множество страниц?

Например, давайте попробуем разглядеть бессмертную модель Les Misérables Виктора Гюго. Перелистывая шесть страниц вперед, я, наконец, перешел к новому заголовку главы, который мой глаз сразу заметил и прочитал. Ни один другой текст не выделялся для меня до того, как я это увидел.

The Take Away

Гештальт-психология - это теория разума, которая применялась к ряду различных аспектов человеческого мышления, действия и восприятия.В частности, теоретики и исследователи гештальта пытаются понять визуальное восприятие с точки зрения организации основных процессов, помогающих нам разобраться в мире.

Организация этих когнитивных процессов важна для нашего понимания того, как мы интерпретируем постоянный поток визуальной информации, поступающей в наши глаза, в связное, значимое и полезное представление мира. За последние двадцать лет дизайнеры взаимодействия и другие профессионалы, участвующие в разработке продуктов для людей, переняли работу гештальт-психологов.

Осознание потенциала применения гештальт-мышления помогает нам создавать (буквально!) Привлекательные работы. Внезапно у нас появляются новые идеи и способы решения проблем и задач. Это подарок - мы можем адаптировать нашу работу в соответствии с «инженерией» человеческого глаза и мозга.

Исходя из закона подобия, мы обнаруживаем, что можем использовать следующее, чтобы привлечь внимание пользователя и позволить его или ее мозгу сделать все остальное:

Эти три короткие статьи предоставят вам первый подход к этим законам.Однако, если вы хотите закрепить в своем уме множество способов организации визуальной информации и улучшения дизайна для всех пользователей, мы предлагаем вам пройти курс, описанный ниже!

Где узнать больше

Заинтересованы в изучении принципов гештальта? Ознакомьтесь с нашим курсом «Гештальт-психология и веб-дизайн: полное руководство»: https://www.interaction-design.org/courses/gestalt-psychology-and-web-design-the-ultimate-guide

Ссылки:

Изображение героя: Автор / Правообладатель: Eumedemito.Условия авторского права и лицензия: Public Domain.

Гештальт-психология | Encyclopedia.com

Организация восприятия

Память и ассоциации

Мышление

Социальная психология

Основные проблемы

Заключение

БИБЛИОГРАФИЯ

Проблема, с которой сталкивается теория гештальт-опыта, - это проблема длительного события, независимо от того, является ли оно продолжительным событием. , который нельзя адекватно описать как сумму более мелких независимых событий.Такое событие называется гештальтом; этот термин можно перевести как «форма», «конфигурация» или «структура». Факты этого характера в значительной степени игнорировались атомистической психологией девятнадцатого и начала двадцатого веков, хотя некоторые мыслители начали сомневаться в этом пренебрежении.

Гештальт-движение представило новый подход к трактовке психологических фактов. Он возник в Германии во втором десятилетии двадцатого века как реакция на атомистическую психологию. Его основателями и пионерами были Макс Вертхаймер, Вольфганг Кёлер и Курт Коффка.Первые 25 лет его существования были периодом бурного развития идей и интенсивных исследований. Начиная с 20-х годов прошлого века он привлек к себе большое внимание психологической общественности. С ростом нацизма ведущие гештальт-психологи уехали из Германии в Соединенные Штаты, и последующий курс движения стал в какой-то мере частью истории американской психологии. [ См. Биографии Коффки; Кёлер; Wertheimer.]

Гештальт-движение продвинуло тщательный анализ предпосылок атомизма; что более важно, он представил альтернативную концепцию, которая стала основой многих исследований и теоретических предложений.Самые ранние достижения гештальт-психологии были связаны в основном с проблемами восприятия. Впоследствии его исследования распространились на области мышления, памяти и обучения, а в последнее время - на социальную психологию и психологию искусства; он также вступил в контакт с некоторыми аспектами логики и этики. По мере того, как его исследования охватывали новые области, теория гештальта раскрывалась как систематическая ориентация в психологии.

Источником движения гештальта является одна первостепенная проблема.Как правило, события душевной жизни обладают формой, смыслом и ценностью; это его поразительные характеристики. Тем не менее, преобладающая научная психология практически не содержала ссылок на эти атрибуты, и ее описания, соответственно, казались ограниченными и бесплодными. Обычный ответ на это ограничение заключался в том, что научная процедура требует анализа на элементы и, следовательно, не допускает других результатов. Принимая это рассуждение, некоторые мыслители пришли к выводу, что важные человеческие явления и проблемы обязательно выходят за рамки досягаемости науки.Другие, в том числе виталисты, обращались к высшим и неопределенным силам как к источникам формы и смысла. Гештальт-психологи отвергли такое решение на том основании, что оно приняло сомнительный постулат о требованиях научного исследования. Они считали, что подход, не отражающий наиболее очевидные факты опыта, не может быть правильным с научной точки зрения. В этой ситуации они увидели вызов пересмотреть отправную точку психологии.

Формулировки теории гештальта были сначала проверены на восприятии.Это была наиболее продвинутая часть систематической психологии и область, в которой атомизм был наиболее сильно укоренен. В психологии начала двадцатого века элементы восприятия были простыми и неразложимыми ощущениями, каждое из которых имело свое уникальное качество и постоянное отношение к определенному возбуждению органов чувств. Чтобы объяснить комбинации этих изолированных ощущений (и их образов), эта психология использовала механизм ассоциации по смежности, который, как она считал, вносит порядок в первоначальный хаос ощущений.Цели этой психологии заключались в том, чтобы идентифицировать элементы опыта и соответствующие энергии стимулов, а также описать способ, которым элементы становятся ассоциированными, и все это основано на методе аналитического самоанализа.

Проблема обострилась, когда Вертхаймер сделал радикальный шаг, отрицая реальность сенсорных элементов как частей перцептивного опыта. Его исследование кажущегося движения ([1912-1920] 1925, стр. 1-105), которое знаменует собой формальное начало теории гештальта, дает конкретную иллюстрацию этого тезиса.Переживание движения традиционно описывалось как сумма последовательных ощущений положения, каждое из которых соответствовало последовательным локальным возбуждениям. Кажущееся движение возникает, когда два неподвижных объекта в разных положениях - например, две линии - экспонируются последовательно с достаточно малым интервалом времени между ними; наблюдатель видит, как одна линия перемещается из одного положения в другое, что неотличимо от реального движения. Это явление, лежащее в основе кинематографии, было хорошо известно.Вертхаймер указывал, что кажущееся движение - это не серия ощущений, а результат взаимодействия двух стимулирующих событий, создающих новый единый результат; воспринимаемое движение не может быть разделено на последовательные стационарные ощущения. Статический характер внешней ситуации не представлен в опыте, в то время как воспринимаемое движение не имеет аналогов в объективной ситуации. Исходя из предположения, что опыт состоит из того, что за одним ощущением следует другое, нельзя объяснить переживание изменения, присущее движению, - вывод, который в равной степени применим и к восприятию реального движения.

Следующим и более важным шагом в этом развитии было гештальт-описание группировки или образования единиц в восприятии. Визуальный опыт состоит из вещей, которые, в свою очередь, могут образовывать группы; Некоторые части поля зрения кажутся связанными и образуют единицы, которые отделяются от окружающего пространства и от других единиц. Единицами восприятия являются деревья, дома, люди, а не бесчисленные сенсорные элементы. Это был вклад теории гештальта, чтобы показать, что формирование и разделение единиц не может рассматриваться как самоочевидное, как это кажется здравому смыслу, но составляет центральную проблему для психологии восприятия.Физические энергии, которые отражаются от точек внешнего объекта, полностью дискретны; каждый попадает в глаз независимо от другого, без указания того, исходит ли каждый из одного и того же объекта. Они образуют простую мозаику стимулов, которые можно сгруппировать множеством способов и которые не обеспечивают основы для достоверной организации восприятия. Единство физического объекта не объясняет единства восприятия. Как же тогда единицы появляются из дискретной стимуляции? Вертхаймер описал некоторые фундаментальные принципы группирования или образования единиц в восприятии, в том числе принципы близости, сходства, замкнутости, общей судьбы и хорошего продолжения (Wertheimer 1925).Работая с прерывистыми точками или линиями, он продемонстрировал, что они имеют тенденцию делиться на группы в соответствии с относительной пространственной близостью и качественным сходством; группировка также происходит в соответствии с закрытием и хорошим продолжением. Вертхаймер считал один принцип, принцип Prägnanz, фундаментальным и включающий все остальные. Принцип Prägnanz утверждает, что группировка стремится к максимальной простоте и уравновешенности или к формированию «хорошей формы».

Факты группирования устанавливают, во-первых, что наборы стимулов производят эффекты, не получаемые из эффектов отдельных стимулов.Эти эффекты, наблюдаемые только в расширенных целых, зависят от строго объективных условий, а именно от конкретных геометрических отношений между стимулами. Во-вторых, отношения стимулов логически допускают другие группировки, которые на самом деле не возникают. Таким образом, факты группирования свидетельствуют об избирательных принципах, в соответствии с которыми организованы сенсорные данные, и поэтому единицы восприятия должны считаться продуктами организации или конкретными эффектами процессов, возникающих в результате определенных отношений.В-третьих, те же сенсорные условия группировки, которые обычно вызывают достоверное восприятие, иногда порождают неверное восприятие. Как показывают факты маскировки, физически реальные единицы не обязательно воспринимаются, а единицы восприятия иногда возникают в отсутствие соответствующих физических единиц. В-четвертых, Вертхаймер пришел к выводу, что он определил основные принципы группирования в восприятии. Он явно включил прошлый опыт в качестве одного из факторов, определяющих группировку, но утверждал, что он не может объяснить другие тенденции группирования, которые сами по себе являются необходимыми условиями обучения.Наконец, принципы группировки имеют широкий спектр применения; прежде всего их способность объяснять объект и восприятие формы в целом.

Трактовка отношений «часть-целое», которая является центральной для гештальт-позиции, лучше всего может быть проиллюстрирована вкладом фон Эренфельса, который в 1890 году описал перцептивные факты, которые не являются суммой независимых локальных компонентов. Свойство визуального объекта, такое как округлость или симметрия, не находится в его отдельных частях или в их сумме; то же самое можно сказать и о характере временной единицы, например, мелодии.Такие свойства также можно перемещать; мелодия распознается в новой тональности, хотя она не разделяет тона с первоначально услышанными, и квадрат распознается как таковой, когда он увеличивается или уменьшается, или когда он появляется в новой части поля. Существует бесчисленное множество фактов этого порядка, которые относятся только к качествам в целом, среди них те, которые мы называем прямыми, замкнутыми, твердыми, гладкими, полупрозрачными.

Эти качества формы, или Gestaltqualitäten, , представляли проблему для психологии, которая рассматривала ощущения как единственное содержание опыта.Отменяя традиционную формулировку, Вертхаймер предположил, что не только связное целое обладает свойствами и тенденциями, не обнаруживаемыми в его изолированных частях, но и что часть имеет свойства, которыми она не обладает, когда она стоит отдельно или когда она принадлежит другой единице. Характер целого часто определяет, будет ли заметна одна из его частей и каковы будут ее свойства. Учитывая три точки в линейном массиве, одна воспринимается как середина, а другие - как концы; эти свойства определены относительно и не существуют для изолированных компонентов.Этот тезис о детерминации части и целого утверждает, что часть является зависимым свойством своего целого, и, таким образом, проводит основное различие между «частью» и «элементом».

Кроме того, множество открытий продемонстрировало, что идентичная стимуляция в разные моменты времени в данной области может производить заметно разные эффекты, в зависимости от стимуляции, происходящей в соседних регионах. Постоянства восприятия и так называемые иллюзии выявили поразительные несоответствия между тем, что действительно наблюдается, и тем, что следовало бы наблюдать, если бы только местные ощущения были содержанием опыта.Формы и размеры объектов остаются в пределах примерно постоянными, поскольку их ориентация и расстояние варьируются, а цвета объектов имеют тенденцию выглядеть одинаково при значительном изменении условий освещения. Одна и та же проксимальная стимуляция может вызывать восприятие яркого или темного, вертикального или наклонного, большого или маленького, движения или покоя, движения с высокой или низкой скоростью, в зависимости от других условий стимула. В попытке поддержать классическую позицию выдвинутая интерпретация заключалась в том, что рассматриваемые ощущения на самом деле не изменились, но были исправлены суждениями или «бессознательными выводами», сформированными в ходе прошлого опыта.Более четкое и последовательное объяснение этих и других фактов может быть дано с использованием предположения, что они являются эффектами организации восприятия, инициированной определенными отношениями стимулов. [ См. Восприятие, статей о перцептивном постоянстве, и иллюзиях и последствиях.]

Важная поддержка гештальт-трактовки восприятия пришла из демонстрации Рубином (1915) различия между «фигурой» и «фоном». ”Между вещью-характером первого и бесформенностью второго.Шагом в том же направлении было последующее открытие Мишотт (1946), что определенные условия последовательной стимуляции производят переживание причинности. Когда фигуральные единицы воспринимаются движущимися по отношению друг к другу с определенной скоростью, они воспринимаются как функционально связанные; наблюдатель рассматривает движение одного объекта как причину, в то время как движение другого объекта воспринимается как следствие. И все же другие модели движений, которые также можно четко указать, производят впечатление одушевленного движения.В свете этих и связанных с ними открытий атомизм в восприятии перестал быть жизнеспособной позицией.

Физико-физиологический гештальт

Концепция гештальта получила фундаментальное развитие в работах Колера (1920; 1940). В качестве первого шага Колер обратил внимание на поразительное сходство между некоторыми аспектами физики поля и фактами организации восприятия. Он указал на некоторые примеры функциональных целостностей в физике, которые не могут быть составлены из действия их отдельных частей.Есть макроскопические физические состояния, которые стремятся к равновесию и в направлении максимальной регулярности. Можно описать местные условия в таких функциональных целостностях с любой желаемой степенью точности, но они не функционируют как независимые части. Системы этого персонажа, примеры которых многочисленны, являются физическими гештальтами. Они соответствуют критериям фон Эренфельса (1890) по качеству гештальта.

Следуя за феноменальными данными, Колер предположил, что в мозгу существуют макроскопические полевые процессы, включающие взаимодействия, которые объясняют эффекты группировки и сегрегации и действия принципа Prägnanz .Традиционно кортикальное действие описывалось в терминах отдельных возбуждений, проводимых вдоль изолированных волокон в ограниченные области. Реляционная детерминация опыта подразумевает, что нейронные процессы, соответствующие отдельным стимулам, должны влиять друг на друга на расстоянии в зависимости от их относительных свойств.

Келер предложил фундаментальное изменение концепции коркового функционирования. Такая область, как оптический сектор, может считаться электролитом; процессы внутри него происходят в соответствии с физическими законами самораспределения, а не в соответствии с микроанатомией нейронных сетей.Локальные состояния возбуждения окружены полями, которые представляют эти состояния в своем окружении и взаимодействуют с другими локальными состояниями, представленными аналогично. На этом основании Колер выдвинул гипотезу о том, что существуют физиологические процессы, которые являются частными примерами физико-химического гештальтена и что они являются коррелятами феноменального гештальтена.

В предыдущем исследовании подразумевается предположение о психофизическом изоморфизме или предположение о том, что мозговые процессы включают некоторые структурные особенности, идентичные характеристикам организованного опыта.Изоморфизм относится не к метрическим, а к топологическим соответствиям; Предполагается, что процессы мозга сохраняют функциональные отношения симметрии, замкнутости и смежности, а не точные размеры и углы узоров, проецируемых на сетчатку. Эта формулировка расходится с широко распространенным представлением о том, что феноменальные и физиологические события законно коррелируют, но не имеют дальнейшего сходства между собой. Постулат изоморфизма задуман как эвристическое руководство для исследования. Таким образом, Колер искал единого объяснения фактов нейрофизиологии и психологии среди определенных фактов физики.[ См. Нервная система, статья о структуре и функциях мозга ]

Существует естественный переход от гештальт-исследования восприятия к памяти. Когда форма была воспринята, ее можно впоследствии распознать и вспомнить; таким образом, продукты перцептивной организации входят в состав памяти. Сохранение прошлого опыта требует концепции следов памяти; кроме того, сходство между воспоминаниями и первоначальным опытом подразумевает, что следы памяти сохраняют организованный характер более ранних процессов.Гештальт-исследования памяти исходят из этого предположения; первая попытка разработать теорию действия следа памяти будет найдена у Коффки (1935).

Предыдущие формулировки непосредственно ведут к одной из проблем памяти - распознаванию. Факты транспозиции, на которые фон Эренфельс впервые обратил внимание, подразумевают признание целостности или гештальтена и, кроме того, то, что распознавание происходит на основе гештальтного сходства и при отсутствии идентичных элементов в прошлых и настоящих ситуациях.Поскольку распознавание зависит от активации определенных следов памяти и является в высшей степени избирательным, гештальт-предложение состоит в том, что такой контакт памяти и следа происходит на основе отличительного сходства, аналогично группировке по сходству в непосредственном опыте. Эта формулировка также подразумевает, что если процесс, соответствующий настоящему переживанию, состоит в контакте с соответствующим следом памяти, он должен иметь свой эффект за пределами его непосредственного локуса, и что одной нервной проводимости по изолированным нервным волокнам недостаточно для объяснения распознавания.Таким образом, согласно этой учетной записи, признание зависит от взаимодействия, которое определяется отношениями.

В отношении концепции ассоциации два момента имеют важное значение. Во-первых, гештальт-подход к организации восприятия был задуман как прямая альтернатива интерпретации, согласно которой единицы восприятия состоят из ассоциаций между элементами. Во-вторых, теории ассоциаций практически отказались от феноменов восприятия; они склонны принимать присутствие единиц восприятия как должное и вместо этого концентрируются на связях, образованных между одной единицей и другой.При рассмотрении этих фактов в качестве основного все чаще выделялся принцип ассоциации по смежности. Согласно этому принципу, временная смежность является решающим условием ассоциации. В этом контексте ассоциация носит характер связи, которая не меняет условий, которые она связывает.

С точки зрения теории гештальта концепция ассоциации как простой связи не является удовлетворительной основой для объяснения. Процессы в природе, как правило, детерминированы отношениями.В этой связи Колер (1929; 1941) предположил, что ассоциация - это не новый процесс, а последствие организации и что оно зависит от относительных свойств соответствующих терминов. Когда два элемента соединяются, они образуют единое целое и оставляют соответствующий единый след; последующее возбуждение части этой трассы будет распространяться на всю трассу. Учитывая эту отправную точку, нет причин выделять отношение смежности в ущерб другим; все отношения, например отношения сходства и хорошего продолжения, должны связывать события друг с другом.В более общем смысле, условия, благоприятные для организации, должны быть условиями ассоциации. Соответственно, образование ассоциаций и организация восприятия получают единую интерпретацию. В этой области остаются нерешенными вопросы, но имеющиеся данные подтверждают вывод о том, что отношения, отличные от смежности, оказывают явное влияние на формирование ассоциаций (Asch 1960). [ См. Забывание.]

Две темы были наиболее заметными в гештальт-трактовке мышления: одна касается возникновения понимания или инсайта; другой - возникновение процессов открытия.Из них понимание - более общее явление; это часто происходит в отсутствие открытия решений и дает основу для них. Понимать - значит осознавать требуемую связь между непосредственно данными фактами. Когда такое понимание присутствует, отношение переживается как «вытекающее из» данных фактов, то есть связь между ними сама по себе понятна. При наличии двух предпосылок и вывода последнее либо вытекает из первого, либо противоречит ему. Такие отношения, которые имеют характер «если A, , то B, и только B, » наиболее сильно контрастируют с ассоциацией между разнородными фактами; термины и их отношения образуют единое целое, все части которого зависят друг от друга.Понятное отношение между двумя терминами - это не третий термин, добавленный к ним; учитывая любые две части, требуется третья. Таким образом, рассматриваемое отношение является зависимым частичным свойством целого. Первый пункт гештальт-объяснения мышления состоит в том, что понимание или постижение в описанном здесь смысле пронизывает человеческий опыт и что никакое мышление невозможно без его отсутствия. Понятные отношения носят характер обязательности, или «должности». Это выдающаяся черта фактов эстетики и этики, а также логики; в каждой из этих сфер необходимость определяется относительно, будучи свойством взаимозависимой ситуации.Таким образом, понятие ценности становится связанным с понятием организации. Когда ситуация не завершена, можно наблюдать важный аспект необходимости; в таких случаях разрыв имеет особые свойства, которые порождают тенденции к завершению в соответствии с характером данного. Теоретики гештальта стремились исследовать условия обязательности, беспокоясь о том, существуют ли этические инварианты; эти инварианты могли бы стать альтернативой релятивистской основе этики.

Связи между конкретными эмпирическими событиями, однако, нельзя понять так же, как логические связи. То, что тяжелые тела падают при падении, нельзя вывести автоматически; лежащие в основе функциональные связи скрыты, и выводы относительно них должны быть основаны на индукции. Соответственно, преобладающая тенденция психологии со времен Дэвида Юма заключалась в том, чтобы подчеркивать роль чисто фактических закономерностей в нашем знании причинного действия. Гештальт-психология предполагает, что эмпирические события также часто связаны структурно простыми способами и что эти отношения облегчают изучение причинного взаимодействия.Дункер (1935) указал, что существуют далеко идущие соответствия между феноменальными свойствами причин и их следствий. Часто они совпадают в пространстве и времени и поэтому выделяются на фоне более индифферентных событий. Звук слышен там, где видно, как объект ударяется; лист бумаги приобретает складку в месте сгиба; огонь горит вскоре после того, как спичка приложена к объекту. Между причиной и следствием также есть явное сходство по содержанию и форме.Форма следа соответствует форме обуви; горячий объект передает тепло своему окружению; мокрый предмет увлажняет соприкасающиеся с ним предметы. Кроме того, вариации причины часто приводят к параллельным вариациям следствия. Ускоренный ритм стуков соответствует изменяющемуся ритму производимых звуков; чем сильнее толчок применяется к объекту, тем быстрее и дальше он движется. Эти отношения делают возможным систематическое упорядочение эмпирических фактов, хотя отношения не полностью понятны.

Гештальт-психология рассматривает продуктивное мышление как развитие новых структур или организаций. Поиск решения начинается с ситуации и цели, которая не может быть достигнута напрямую; что требует объяснения, так это то, как ликвидировать разрыв. Принципиальный момент гештальт-теории состоит в том, что мыслительные операции происходят не по частям, а являются следствием организации и реорганизации. Во-первых, мышление - это направленный процесс, основанный на первоначальном представлении о связной, но неполной ситуации.Направление проистекает из самой проблемы, точнее, из разрыва между взглядом на данные условия и цель. Стремление преодолеть трудности создает напряженность и векторы, которые приводят к пересмотру материалов и проблемы. Эта формулировка утверждает различие между совокупностью независимых фактов и структурой; едва ли может быть продуктивное мышление, когда исключена возможность усвоения принципа. Далее, под давлением изначально неполного обзора материал реорганизуется; части и отношения, ранее не отмеченные или находящиеся на заднем плане, возникают, часто внезапно, по аналогии с изменением перцептивных форм, и части, ранее разделенные, объединяются.Эти изменения значения частей, в том числе изменения отношения и направления, производят переход к новому взгляду, который имеет большую согласованность. С самого начала шаги руководствуются основными направлениями проблемы и связаны друг с другом. Операции центрирования и повторного центрирования, отделения фундаментальных от периферийных элементов вытекают из общего характера ситуации или из структурного представления зазора и его напряжений. Эти формулировки учитывают тот факт, что организация проблемной ситуации часто меняется до того, как могут быть разработаны более подробные шаги.

Предыдущий отчет представляет лишь некоторые первые шаги к теоретическому открытию. В настоящее время нет удовлетворительного объяснения возникновения внезапной реорганизации, которая способствует появлению решения. Ссылка на понимание или понимание не является объяснением, поскольку это описательные термины, которые не разъясняют лежащие в основе операции.

Трактовка мышления в гештальт-психологии была сформулирована в явной оппозиции ассоцианизму первых десятилетий двадцатого века, который исключал упоминание понятных отношений и, более того, отношений в целом.Ассоциация постулировала, что связи между психологическими событиями нейтральны и лишены смысла - то есть, учитывая события A, и B, ничто в характере A не указывает на B , а не на какое-либо другое событие. Ассоциация также исключила упоминание операций организации и реорганизации. Соответственно, в нем описывается появление изменившихся взглядов и новых решений с точки зрения перетасовки ассоциативных цепочек, компоненты которых остаются неизменными.Этот подход определял знания как репертуар или перечень конкретных данных и связей между ними. С точки зрения теории гештальта, поразительные силы мышления, кажется, исчезают при ассоциативной трактовке. Мышление включает в себя функции, отличные от ассоциаций, хотя некоторые материалы оно черпает из ассоциаций. Никакие чисто случайные ассоциации, какими бы сильными они ни были, не могут обеспечить понимания.

Еще один спорный момент - роль прошлого опыта в процессе решения.В ассоциативных отчетах мышление рассматривается в основном как продукт прошлого опыта. Гештальт-теория не ставит под сомнение вклад прошлого опыта, но утверждает, что мышление включает в себя нечто большее, чем воспоминание. Поскольку бесчисленные ассоциации порождают данную проблемную ситуацию, решение не может возникнуть только на основе ассоциативного воспроизводства. Какой-то отбор должен иметь место. Далее, сомнительно, входят ли продукты прошлого опыта в мышление в неизменной форме; возможно, их придется реорганизовать, чтобы соответствовать требованиям проблемы.Нельзя также игнорировать тот факт, что вспоминаемый материал сам часто является продуктом понимания, имевшего место в прошлом; ссылка на прошлый опыт не исключает понимания. Наконец, решение проблемы может даже не требовать вспоминания дополнительных фактов; это тот случай, когда соответствующие факты приводятся как часть проблемы. И наоборот, в этих условиях можно не решить задачу.

В последние десятилетия пересмотренный ассоцианизм попытался охватить организованный характер мыслительных операций в рамках анализа стимула-реакции.Осознавая неадекватность более ранней одноэтапной ассоциативной парадигмы, он постулировал наличие промежуточных посреднических процессов, которые могли бы преодолеть разрыв между явно несмежными событиями (например, Osgood 1953). Рассматриваемым предполагаемым опосредующим событиям приписываются те же свойства, что и явным связям «стимул-ответ». Их функция состоит в том, чтобы ввести дополнительные ассоциативные связи между явно наблюдаемыми связями и, таким образом, обеспечить замену когнитивным операциям.Эта разработка не допускает никаких других организационных принципов, кроме ассоциации; он продолжает придерживаться линейной модели мыслительных операций, рассматривая их как цепочки связей «стимул-реакция». Пока рано давать оценку этим усилиям; в настоящее время неясно, как он может приспособиться к наличию правил или принципов, видению данных материалов по-новому или достижению точки зрения, в терминах которой можно понять массу деталей.

Психология мышления затрагивает вопросы образования, преподавания и обучения, поскольку нет четкого разделения между открытием решения и его пониманием, когда оно объясняется.Этот аспект наиболее подробно рассматривался Вертхаймером в работе Productive Thinking (1945). В этой связи он противопоставил обучение упражнению и пониманию. Ученик может запомнить этапы решения и безошибочно воспроизвести их, но если он не смог понять, он станет беспомощным или совершит бессмысленные ошибки при изменении деталей проблемы. Если он понял отношение шагов к цели, он сможет адаптировать решение к новому набору условий, сохраняющих основные структурные отношения.Действительно, способность производить необходимые транспозиции представляет собой практический тест на понимание (см., Например, Katona 1940). В преподавании и обучении, как и в открытии решения, исключить отношение данного факта к целому - значит отбросить основы мышления. Образовательные практики, которые подчеркивают частичную озабоченность деталями, точность повторения и мгновенную реакцию, как правило, враждебны мышлению. [ См. Обучение; Решение проблем; Думаю.]

Гештальт-теория в последние десятилетия стала отправной точкой для ряда систематических усилий в социальной психологии, в том числе Левина и Хайдера. Ниже приведены некоторые избранные примеры проблем, изученных с этой точки зрения.

(1) Социальная деятельность человека зависит от способности участников воспринимать и понимать друг друга. Эти операции включают ссылку на психические процессы других людей; в повседневной жизни человек понимает действия людей, обращаясь к их чувствам, восприятию, намерениям и идеям.Тем не менее, широко признано, что у других нет доступа к этим внутренним событиям, что можно только наблюдать за их действиями, и что эти действия не обязательно должны выражать внутренние события. Как же тогда объяснить убеждение, что другой страдает или злится, или что его голос полон печали? Согласно одной версии, такие выводы могут быть сделаны только косвенно, на основе ассоциации и вывода по аналогии с собственным опытом. Более бихевиористская теория игнорирует ссылку ни на опыт наблюдателя, ни на наблюдаемый; Считается, что рассматриваемые действия приобретают значение на основе связи с другими действиями и условиями окружающей среды.Каждая из этих формулировок рассматривает воспринимаемые действия других как изначально нейтральные. Гештальт-теория предлагает принципиально иную концепцию связи между действиями, наблюдаемыми у других, и их опытом, считая, что они структурно очень похожи. Страх, радость, нерешительность, смелость выражаются как в действии, так и в динамике переживания. Внешняя форма действия - это выражение лежащих в основе сил. Если это так, то понимание психической жизни другого человека - это не вопрос обобщения от физического к чему-то, не имеющему отношения к нему.

Восприятие и понимание других людей в значительной степени зависят от наблюдения их экспрессивных или физиогномических характеристик. Для теории гештальта физиогномические факты являются важной частью восприятия (Arnheim, 1954; Koffka, 1940). Восприятия, в том числе неодушевленные и статичные, редко бывают нейтральными. В зрительных и слуховых паттернах человек воспринимает динамические характеристики напряжения, равновесия, ритма; это действительно основное содержание повседневного восприятия.Выразительные качества зависят от образца всей ситуации; они имеют тенденцию теряться, когда человек концентрируется на отдельных частях. Они часто более очевидны и заметны, чем форма и цвет; облака, висящие в небе, зловещие и темные, лицо настороженное и вытянутое. Выразительные качества важны функционально, так как определяют подход и отстраненность. Гештальт-теория предполагает, что определенные паттерны и движения изначально воспринимаются как привлекательные или отталкивающие, веселые или мрачные; Кроме того, восприятие идентичности выражений в различных средах и модальностях зависит от сходства качеств формы.Следовательно, гештальт-теория противостоит теориям, которые пытаются вывести выразительный характер целого из его отдельных компонентов. Наглядным примером этого является попытка получить выразительные характеристики лица на основе анализа его отдельных частей или прочитать характер от почерка на основе списка отдельных характеристик. [ См. Экспрессивное поведение.]

(2) Утверждение, что каждый человек действует в соответствии со своими желаниями и потребностями, получило особую интерпретацию в современной психологии, а именно, что человеческие отношения без исключения основаны на личных интересах.Это предположение оказалось настолько неопровержимым, что оно диктовало, что членство в группах и даже забота о других и действия в интересах других должны рассматриваться как производные от личных интересов. Гештальт-психология обращает внимание на далеко идущую двусмысленность и расплывчатость этой позиции. Он начинается с наблюдения, что феноменальное «я» - только одна часть феноменального поля. Мир, представленный в опыте каждого человека и побуждающий его к действию, включает в себя гораздо больше, чем его собственное «я»; на самом деле «я» составляет небольшую его часть.Тогда возникает вопрос об определении видов отношений, которые возникают в различных условиях между феноменальным полем и той его частью, которую мы называем самостью; это частный случай отношений часть-целое. В этом свете становится очевидным, что обычная формулировка путает феноменальное «я» со всем психологическим полем. Следовательно, правильное - и тавтологическое - суждение о том, что мотивационные векторы берут начало в индивидууме, приравнивается к совершенно иному положению, что векторы возникают из самости.Последнее предположение тоже часто бывает правильным, но его универсальность больше не очевидна. При восприятии обнаруживается, что при определенных обстоятельствах координаты окружения становятся координатами «я» - то есть, что «я» воспринимается и локализуется по отношению к окружающей среде, а не наоборот. Таким образом, существуют условия, которые побуждают человека воспринимать себя в движении, когда он неподвижен, или под наклоном, когда он стоит.

По аналогии возникает необходимость спросить, нет ли также мотивационных условий, в которых индивид чувствует себя и побуждается действовать как часть социального поля в соответствии с его требованиями.В свете этого анализа догматично предполагать, что действия в соответствии с потребностями других или требованиями ситуации следует интерпретировать как версию эгоцентризма. Скорее могут быть обстоятельства, когда эгоцентризм неестественен. Действия, называемые правильным и неправильным, особенно поучительны в этой связи. Их нельзя просто приравнять к предпочтениям, поскольку они часто идут вразрез с личными склонностями и не всегда согласуются с условностями или общественным одобрением.Проблема в новой формулировке становится фактической: при каких условиях действие становится эгоцентричным и при каких условиях оно соответствует потребностям и требованиям, расположенным вне «я» и на которые «я» реагирует? Никакие положения гештальт-психологии не предписывают ответа на этот вопрос; скорее, этот пример иллюстрирует роль феноменологического анализа и озабоченности отношениями отчасти и целиком в формулировках психологической проблемы. [ См. Сочувствие и сочувствие.]

(3) Формирование впечатления о человеке занимает очевидное место в социальной психологии. Достаточно ли в соответствии с атомистической интерпретацией сказать, что иметь впечатление - значит обладать рядом фактов о человеке, знать, что у него есть те или иные характеристики? Некоторые первоначальные наблюдения препятствуют такому выводу. Впечатление о человеке оказывается в некотором смысле единым; кроме того, одни аспекты считаются более фундаментальными, чем другие. К этому следует добавить, что изменение одной характеристики может изменить характер всего впечатления.Таким образом, открытие одного нового факта о человеке может иметь серьезные последствия для всего взгляда на него; человек может быть вынужден реорганизовать свое мнение и сделать вывод, что на самом деле он его не знал. Более того, даже когда кто-то «знает» человека, в какой-то момент он может осознать, не пользуясь новой информацией, что его характеристики на самом деле организованы совершенно иначе, чем предполагалось изначально, и что человек упустил из виду главное о нем.

Эти наблюдения составляют основу гештальт-теории формирования впечатления, которая подчеркивает взаимосвязь между наблюдаемыми характеристиками и способ, которым эти характеристики изменяют друг друга (Asch 1952).Впечатление имеет характеристики структуры, части которой взаимодействуют, создавая определенную организацию. Из этих исходных предположений в результате исследования вытекают следующие, более конкретные предположения: ( a ) Элементы знаний о человеке не остаются изолированными, а взаимодействуют и взаимно изменяют друг друга, ( b ) Взаимодействия зависят от свойств человека. предметы в их отношении друг к другу. ( c ) В ходе взаимодействия характеристики группируются в структуру, в которой одни становятся центральными, а другие зависимыми.( d ) Результирующая взаимозависимость создает единое впечатление, которое имеет тенденцию быть субъективно завершенным в направлении становления более последовательным и связным. ( e ) Отсюда следует, что данный элемент информации или характеристика функционируют как зависимая часть, не как элемент, ( f ) Если так, «одинаковые» черты у двух людей не обязательно одинаковы. Обсуждаемый вопрос не ограничивается лицами; те же вопросы возникают, когда кто-то рассматривает знание любой расширенной и взаимосвязанной ситуации, касается ли это воспринимаемого характера группы или структуры отношения.[ См. Perception, статью о восприятии человека ]

(4) Действия и высказывания людей и групп постоянно оцениваются и оцениваются; вопрос о том, как выносятся эти суждения, привлек внимание. Одно общее наблюдение стало отправной точкой серьезного исследования: данное действие или утверждение часто по-разному оценивается в зависимости от его источника. Таким образом, можно принять мнение одного человека или группы, но отвергнуть его, когда оно исходит от другого.Обычно этот эффект объясняется предположением о престиже; считается, что суждение или мнение меняются из-за того, что к нему приписывается положительный или отрицательный престиж. Теоретическим следствием является предположение, что объект суждения - это одно, его оценка - другое, и что эти отдельные факторы могут быть связаны по желанию для получения произвольно желаемого результата. Альтернативная интерпретация предполагает, что действия и оценки детерминированы в отношениях (Asch 1952).В частности, действие или утверждение не сохраняет фиксированный характер, когда оно связано с двумя разными источниками, но функционирует как зависимая часть своего контекста, изменяя содержание и значение, поскольку оно относится к разным источникам. Если это так, то принимаемые данные психологически не идентичны тем, которые отвергаются, и рассматриваемый эффект касается прежде всего не изменения оценки объекта, а оцениваемого объекта, а не изменения реакции на объект. фиксированное условие, но изменение состояния, на которое человек реагирует.Эта интерпретация существенно отличается от обычной как для критических, так и для некритических суждений. [ См. Perception, статью о социальном восприятии .]

(5) Формально аналогичная проблема возникает на более широком уровне психологической интерпретации культурных ценностей. Мышление должно защищать от двух противоположных опасностей: слишком легкого отношения к глубоким культурным различиям и слишком легкого принятия их несоизмеримости. Психология поведенческого обучения извлекает культурные ценности из операций обуславливания и поощрения.Наиболее яркое применение - этические суждения, которые, как говорят, усваиваются путем применения награды и наказания. С этой точки зрения следует, что одно и то же действие, оцениваемое одним обществом как нравственно правильное, может рассматриваться безразлично или как неправильное другим. Гештальт-теория вводит несколько соображений, которые этот подход игнорирует. Во-первых, этические тенденции можно рассматривать как векторы или требования, которые вытекают непосредственно из наблюдения за конкретными условиями. Во-вторых, связь между условиями, имеющими конкретный характер, и этическим суждением, которое они порождают, инвариантна.Этот постулат был бы опровергнут, если бы было показано, что ситуация обладает одинаковым когнитивным характером для тех, кто оценивает ее по-разному. Однако многие доказательства в поддержку этического релятивизма не учитывают определение ситуации, которое часто значительно варьируется в зависимости от различий в знаниях и фактических предположениях. Действительно, исходя из предположения, что существуют неизменные принципы правильного и неправильного, различия в ситуационном значении должны приводить к различиям в оценке.Нет причин ожидать, что два человека будут одинаково ценить то, что они видят и слышат, если они не видят и слышат одинаково, даже если они находятся в одинаковых объективных условиях. Ограниченный вывод из имеющихся данных состоит в том, что диапазон культурного релятивизма существенно сужается, если принять во внимание ситуационный контекст. Из этого исследования вытекает следующая переформулировка проблемы этического релятивизма: можно ли приписывать различные или противоположные оценки ситуации, имеющей постоянное когнитивное содержание? Не предрешая полного ответа на этот трудный вопрос, кажется, что такой исход далеко не гарантирован.[ См. Культура, статья о культурном релятивизме ; Этика.]

Изучение основных тем теории гештальта может прояснить их взаимную релевантность и их связь с другими направлениями психологии и может указать на вопросы, которые остаются нерешенными.

Части и целое

Самая общая цель научного исследования - описать и объяснить взаимозависимость наблюдаемых событий. Это было целью как атомистических, так и гештальт-теорий в психологии; по сути, они представляют собой формулировки операций или режимов зависимости.Учитывая атомистическое предположение о дискретных элементах, связи, образованные между ними, являются нейтральными или независимыми от терминов, к которым они присоединяются. Из этой отправной точки следует, что упорядоченные события, одновременные или последовательные, представляют собой суммы компонентов. Это начало привлекает простотой; он сводит операции, лежащие в основе когерентности явлений, к минимуму, а именно к традиционным ассоциациям. Гештальт-лечение зависимости берет в качестве отправной точки свидетельства опытных целостностей.Наблюдение за тем, что изменение в одной точке связного целого создает систематические изменения в других точках, предполагает, что существует взаимное определение частей внутри целого и что существуют процессы взаимодействия, которые зависят от отношений между частями. Узнаваемость транспонированных целых является убедительной поддержкой этой формулировки. Кроме того, поскольку части целого часто имеют иерархический характер, их структура не может быть адекватно описана в терминах суммы отношений.

Следующие примеры иллюстрируют суть проблемы.Ребенок, который помещает твердую геометрическую форму на доску для форм, кажется, руководствуется сходством формы между объектом и областью, к которой он подходит. Гештальт-описание этого перформанса начнется с первичной роли воспринимаемого сходства в управлении действием. В ассоциативном подходе нет места прямому эффекту таких внутренних отношений; вместо этого он начинается с операций, основанных на смежности, и извлекает из них эффекты сходства. Следующая совершенно другая иллюстрация относится к тому же самому моменту.Как можно охарактеризовать связь между эмоциональным переживанием и восприятием условий, которые его вызывают? Принято считать, что провоцирующие условия действуют как искра или спусковой крючок, высвобождающий эмоциональный эффект. В этой формулировке связь между предшествующими и последующими условиями снова нейтральна; ничто в свойствах первого не объясняет свойств второго. Альтернативный подход к гештальту предполагает, что соответствующие события связаны внутренним отношением: мы убегаем от ужасного и смеемся над тем, что забавно.В более общем плане разъяснение взаимозависимости между событиями может включать в себя нечто большее, чем утверждение, что за A следует B ; он требует объяснения того, как одно событие вырастает из другого, как характер одного определяет характер другого.

Несмотря на свою ключевую позицию, понятие «частичное определение целиком» не было полностью прояснено. Некоторые студенты возражают против утверждения гештальта о том, что части не входят в целое с фиксированным характером, на том основании, что целое может изменять часть только в том случае, если последняя обладает определенными собственными свойствами.Эта формулировка не вызывает логических трудностей, но указывает на проблемы, требующие исследования. Гештальт-психологи сконцентрировались на двух крайних типах состояний: тех, которые приводят к возникновению высокосогласованных единиц, и, в отличие от них, состояниях, которые приближаются к простой совокупности данных. Несомненно, существует множество промежуточных примеров, заслуживающих изучения, которые могли бы прояснить типы возникающих отношений от части ко всему. Таким образом, при определенных условиях части единицы четко воспринимаются и доступны относительно независимо; пропуск части может иметь совершенно разные последствия в зависимости от типа рассматриваемой единицы.

Трудность возникла также в связи с формулировкой того, что аддитивный анализ неадекватен для учета фактов организации. Обычно в исследовании пытаются связать данный эффект с рядом условий. Обычная процедура в психологии состоит в том, чтобы отследить общий эффект от эффектов, производимых парами переменных - A и B , A и C, B и C, и т. Д. - и получить окончательный результат. от накопления этих отдельных эффектов.Этот способ анализа игнорирует тот факт, что после того, как произошло взаимодействие между A и B , ни один из них больше не присутствует в своей первоначальной форме, если рассматривать их взаимодействия с C и т. Д. Учитывая организованный контекст, эффект нельзя разложить на независимые пряди; Для объяснения необходим закон взаимодействующих сил, взятых как единое целое.

Некоторые заблуждения относительно целых и отдельных частей, вероятно, в настоящее время менее распространены, чем в прошлом.Во-первых, ранее недостаточно понималось, что переживаемые гештальты не связаны ни с какими возможными гештальт-характеристиками объективных условий. Последние, если их рассматривать как условия стимуляции, никогда не гештальтируются; последствия организации для восприятия всегда выходят за рамки условий стимуляции. Во-вторых, упор на целостность не подразумевает неразборчивой зависимости фактов друг от друга или предположения, что не существует фактов, независимых друг от друга.Целые являются самоограничивающими, поскольку сегрегация является аналогом образования единиц. В-третьих, гештальт-психология не противостоит анализу. Позиция, которую он занял, заключается в том, что анализ является плодотворным при условии, что он имеет дело с единицами и естественными частями, фактически обнаруженными в опыте. В-четвертых, наиболее общий вывод из определения целой части состоит в том, что ключевые характеристики местных фактов игнорируются, если только не принимается во внимание их место в более широкой схеме. На заре гештальт-психологии существовала тенденция игнорировать обратную точку зрения, позже исследованную Келером (1958), что более крупная организация может подавлять индивидуальность своих частей, скрывая свои подорганизации.Наконец, вопрос о том, является ли данный опыт или действие суммой компонентов или продуктом организации, является полностью эмпирическим вопросом. Таким образом, проблема «реляционного», а не «абсолютного» выбора в обучении дискриминации должна быть решена с помощью доказательств, как и вопрос о том, состоит ли впечатление, которое одна формирует о человеке, из суммы данных или их преобразования в организованные данные. форма. Вклад гештальт-психологии в решение этих проблем заключался в более четкой формулировке альтернатив и, по возможности, в разработке процедур их проверки.

Принцип «Prägnanz»

Никакое предложение не является более характерным для гештальт-мышления, чем принцип Prägnanz: опытные перцептивные целостности имеют тенденцию к наибольшей регулярности, простоте и ясности, возможной в данных условиях. Этот принцип также применим к определенным физическим системам, и Кёлер, в частности, применил его к кортикальным коррелятам восприятия. Два противоположных результата проистекают из тенденции пережитого гештальта превращаться в особенно простые и ясные структуры: в зависимости от данных условий у гештальта будет либо максимальное артикулирование его частей, либо он будет сильно упрощен.В этих формулировках также подразумевается, что неоднозначные условия, которые не полностью определяют результат восприятия, создают особое направление к заполнению пробелов и разрешению противоречий, так что все части определяются структурой целого.

Хотя принцип Prägnanz предназначен для общего применения, он был ориентирован в основном на защиту фактов восприятия. Таким образом, Вертхаймер подчинил себе законы группировки. Некоторые мыслители, принимая хорошее продолжение и завершение как ясные иллюстрации Prägnanz, задавались вопросом, в каком смысле последний описывает группировку по близости или сходству.Однако в теории гештальта тенденция к Prägnanz не является одним из процессов, а присуща всем процессам и продуктам. Соответственно, можно было бы сказать, что группировка сама по себе привносит регулярность и простоту, и что группировка в соответствии с близостью и сходством означает наличие радикально более простого феноменального поля, чем могло бы дать отсутствие группировки. По общему признанию, такая формулировка затрудняет конкретное расследование; соответственно, исследователи стремились провести эмпирические тесты для сравнения фактически полученного «хорошего тона» с другими альтернативами, которые логически возможны при тех же условиях стимула.Хотя установить однозначные критерии хорошей формы не удалось, была продемонстрирована значительная избирательность: там, где стимуляция совместима с почти бесконечным количеством различных пережитых событий, только ограниченное количество - часто только одно или два - действительно подействует. быть реализованным.

Тем не менее, существует ряд явлений, которые убедительно доказывают принцип максимальной простоты в перцептивном опыте: когда заданный массив стимулов может быть организован альтернативными способами, реализуется такая организация, которая дает постоянную, а не постоянную. изменяющийся, воспринимаемый объект.Черный круг, движущийся по однородной белой земле, воспринимается как таковой, в то время как альтернативная организация, а именно последовательность черных областей, каждая из которых возникает и возвращается на белую землю, не реализуется. Феноменальная идентичность, исследованная Тернусом (1926) и Вертхаймером, также демонстрирует сильное предпочтение поддерживать постоянную организацию при взгляде на движущуюся форму. Другой важный пример этой тенденции - эффект кинетической глубины, описанный Уоллахом и его коллегами (Wallach & O’Connell 1953).Когда наблюдатель следует за деформирующейся тенью медленно вращающегося объекта на экране, он организует последовательные виды так, чтобы увидеть твердую фигуру, движущуюся в третьем измерении; он не видит меняющихся двумерных форм. Валлах (1940) также показал, что при локализации звука с движением головы человек имеет тенденцию воспринимать звук как исходящий от неподвижного источника, а не от движущегося источника. Постоянства восприятия также можно рассматривать как примеры той же тенденции. [ См. Perception, статью о постоянстве восприятия .]

В областях, отличных от восприятия, принцип Prägnanz в целом не поддается окончательному исследованию или четкому определению. Ранняя гипотеза Вульфа (1922) о том, что следы памяти претерпевают изменения в направлении большей регулярности и простоты, не была подтверждена. В мышлении открытие решения часто знаменует переход к более простой структуре, но этой формулировке недостает объяснительной силы. Столь же рудиментарным является наше нынешнее понимание тенденций в действии к завершению ситуаций, содержащих пробел, в соответствии с требованиями данной структуры.В социальной психологии преобладание чрезвычайно упрощенных взглядов на группы и общественные проблемы - поразительный факт, но исследования еще не продвинулись достаточно, чтобы быть теоретически значимыми. Несколько более близким подходом является начатое Хайдером (1958) исследование предпочтений сбалансированных конфигураций межличностных отношений и тенденции преобразовывать несбалансированные конфигурации в предпочтительную форму. Несмотря на трудности, интерес к принципу Prägnanz сохраняется и остается предметом расследования.

Нативизм

Гештальт-теория утверждает, что организация в соответствии с общими принципами физической динамики присутствует с самого начала в психологическом функционировании. Эта позиция оставляет широкий простор для невыученных процессов. В то же время широко распространенное мнение о том, что теория гештальта недооценивает влияние прошлого опыта, слишком упрощено. Более важно отметить, что концепция организации определяет обработку как невыученных, так и усвоенных функций. Гештальт-теория относит невыученные операции в основном к определенным физико-химическим процессам, а не к действию конкретных анатомических структур.Точно так же он считает, что влияние прошлого опыта также является продуктом организации или определяется структурными требованиями.

Обработка восприятия формы делает это положение более рельефным. С точки зрения теории гештальта, невыученные принципы организации определяют восприятие формы, и прошлый опыт не может оказать влияние, пока сенсорные процессы не будут организованы. Таким образом, это противоречит предположению эмпириков о том, что визуальное восприятие изначально состоит из мозаики ощущений и что обучение преобразует их в сформированные визуальные объекты.На самом деле есть существенные свидетельства того, что некое восприятие формы не усвоено. Артикуляция фигуры и фона определяется невыученной функцией, как и артикуляция в соответствии с хорошей техникой. Селективные принципы, в соответствии с которыми сенсорные данные организованы в группы восприятия, восприятие визуального движения или восприятие идентичности, также не зависят от конкретного обучения. Другие функции восприятия также, по-видимому, не изучены, в том числе стробоскопическое движение, контраст яркости и восприятие расстояния у низших организмов.Особенно поучительны наблюдения за неоднозначными в восприятии ситуациями; тот факт, что наблюдатели явно соглашаются в предпочтении одного результата перед другим, указывает на то, что процессы, которые упорядочивают восприятие в согласованные сущности, не являются продуктами конкретного обучения. Есть также свидетельства того, что спонтанная организация формы часто вступает в силу до того, как может произойти влияние прошлого опыта.

Предположение о невыученных принципах организации, однако, не означает пренебрежения историей прошлой стимуляции.В некоторой степени это становится очевидным при рассмотрении временной организации восприятия. Гештальт-психология с самого начала рассматривала перцептивную организацию протяженных во времени событий, равную по важности организации одновременно данных. Роль последовательной стимуляции в кажущемся движении была первым явлением, которое Вертхаймер формально исследовал, и он проиллюстрировал принципы группирования с помощью мелодий, а также статических визуальных форм. ), который напрямую касается влияния принадлежности к временной последовательности на феноменальные характеристики данной структуры.В этих случаях, как в работе Мишотт о феноменальной причинности, организация восприятия напрямую зависит от предшествующей стимуляции. [ См. Time, статью о психологических аспектах .]

Кроме того, недавние достижения в исследованиях привели к дальнейшему развитию гештальт-мышления, как и психологии в целом, указывая на вывод, что история предшествующей стимуляции является необходимое условие адекватного перцептивного функционирования. Таким образом, исследование фигурных последствий Келера и Уоллаха (1944) демонстрирует, что все переживания восприятия в данный момент в некоторых важных отношениях являются функцией того, что человек испытал в прошлом.Смысл этого вывода заключается в том, что система восприятия требует не только адекватного количества предшествующей стимуляции, но и определенных видов и распределений стимуляции. [ См. Perception, статью о иллюзиях и последствиях.]

Работа Хельсона (Helson, 1964) по организации данных во времени иллюстрирует непрерывность текущих исследований с использованием гештальт-вкладов. «Уровень адаптации» демонстрирует, что временно разделенные стимулы взаимодействуют, так что феноменальная интенсивность данной стимуляции закономерно определяется предшествующей стимуляцией.Помимо установления того, что восприятие зависит от артикуляции массива стимулов во временном измерении, оно также демонстрирует, что одни и те же данные могут быть получены из разных структур, каждая из которых определяет свои субъективные значения. Это направление исследования выдвигает на первый план важность чувствительности к последовательным сериям стимуляции.

Более того, гештальт-психология не ставит под сомнение более привычные эффекты прошлого опыта на восприятие. В самом деле, он находит для них определенное место и сформулировал основы теории следов памяти для их объяснения (Koffka 1935).Гештальт-психологи выступили против неисследованных и ad hoc предположений о последствиях прошлого опыта, которые были введены для поддержки атомистической позиции. Такие утверждения, как они утверждали, требуют доказательств и отчета о действиях, посредством которых прошлый опыт оказывает свое влияние. В частности, они боролись с элементарной концепцией прошлого опыта и настаивали на том, что неорганизованный опыт не может организовать восприятие. Соответственно, они предположили, что организация формы в прошлом опыте может реорганизовать восприятие посредством контакта воспоминаний и следов.Демонстрация эффекта памяти трехмерного восприятия формы Валлахом (Wallach et al. 1953) дает ясную иллюстрацию. Паттерн, который ранее воспринимался как трехмерный на основе соответствующих сигналов глубины, впоследствии будет рассматриваться как трехмерный в отсутствие этих сигналов; в этом случае результат зависит от прошлой организации. [ См. Perception, статью о восприятии глубины .]

Гештальт-психология оставляет обширный простор для прошлого опыта и образования в своем трактовке мышления и обучения.В то же время в этих областях делается упор на процессы, которые ранее не происходили. Они основаны на материалах прошлого, но возникающие организации не являются исключительно продуктом прошлого опыта. Шимпанзе необходим соответствующий прошлый опыт работы с функциональными свойствами палочек, батончиков и еды, чтобы решать проблемы, но организация этого опыта - новый шаг. Точно так же понимание ребенком такого отношения, как транзитивность, требует знания рассматриваемых терминов.Последний пример поднимает новый вопрос, а именно, можно ли научиться простым логическим операциям. Смысл гештальт-позиции состоит в том, что после того, как факты даны, мысленные операции по созданию из них структуры и их прочтению следуют непосредственно. Такие отношения - умственные продукты; они не приводятся как факты об окружающей среде. Эти формулировки согласуются с наблюдениями, такими как наблюдения Пиаже, о том, что определенный уровень созревания необходим, прежде чем ребенок сможет понять такое отношение, как транзитивность, что он должен пройти через более ранние интеллектуальные стадии, прежде чем он сможет справиться с ним.Другие исследования развития последнего времени поднимают иную проблему. Харлоу показал, что приматы-низшие люди нуждаются в длительном опыте, прежде чем они смогут справиться с такими отношениями, как отношения странностей и противоположностей. Демонстрируют ли эти результаты, что рассматриваемые отношения «усвоены»? Альтернативой, которую следует учитывать, является то, что прошлый опыт необходим для того, чтобы выяснить, какое отношение важно, но что отношение как таковое не усвоено. [ См. Психология развития, статья о теории развития; Интеллектуальной развитие.]

Феноменологический метод

Гештальт-теория феноменологически ориентирована. Он отводит решающее значение в психологическом исследовании данным непосредственного опыта. Они являются частью его предмета и поэтому требуют объяснения; кроме того, они незаменимы как основа для построения теории. Эта позиция имеет общее сходство с феноменологической традицией, представленной в современный период Гуссерлем, и резко контрастирует с направлением бихевиоризма.[ См. Феноменология и биография Гуссерля.]

Существует очевидная связь между характером феноменальных событий и исходными формулировками гештальт-психологии. В области восприятия главной задачей было объяснить, почему вещи выглядят, звучат и ощущаются именно так; феноменальные факты в данном случае являются фактами, требующими объяснения. В частности, наблюдение, что целостность и целостность качества даются в непосредственном восприятии, было основанием для отказа от элементаризма и для принятия концепции детерминации частично и полностью.Точно так же в мышлении наличие понятных отношений и реорганизации служат первичными наблюдениями и первыми шагами к окончательной теории. Это в равной степени относится к социальной психологии, где разъяснение способов, которыми люди понимают данную ситуацию, часто дает важную информацию о явлениях, которые необходимо изучить, и основу для дальнейшего исследования. Работа Хайдера (1958) является примером возможностей феноменологической процедуры в исследовании межличностных отношений.Наконец, трудно представить себе психологию эстетики, игнорирующую прямой опыт [ см. Эстетика].

Хотя объяснительные концепции, которые ищет гештальт-психология, сами по себе не являются феноменальными фактами, они предполагают тесную связь между ними. Во-первых, он утверждает, что поведение не может быть адекватно объяснено без ссылки на центральные процессы и что они могут быть представлены в непосредственном опыте. Во-вторых, постулат психофизического изоморфизма предполагает, что исследование феноменально данного может быть как источником гипотез о нейронных событиях, так и полигоном для их проверки.С этой точки зрения психология, в отличие от естественных наук, обладает уникальным доступом к центральным процессам. Как сообщается, Альберт Эйнштейн однажды заметил в связи с этим вопросом: «Если бы атомы могли говорить о своих внутренних процессах, я бы не поверил всему, что они говорят, но я бы обязательно послушал».

Главное требование феноменологического наблюдения - предоставить непредвзятый отчет о непосредственном опыте в определенных условиях. Это общее правило сразу же отличает феноменологию от аналитического самоанализа, в котором преобладала предшествующая теория о характере описываемых событий.Феноменологический наблюдатель должен быть открыт для своих переживаний, какими они кажутся ему, независимо от предшествующих убеждений или предположений о них, и не должен исключать то, что является странным или противоречит предвзятым мнениям. При просмотре визуального контура он не позволит своим знаниям удержать его от того, чтобы заметить, что он появляется перед землей, в то время как сама земля кажется неразрывной в области, которую занимает фигура, или что контур очерчивает фигуру, а не земля. В свою очередь исследователь рассмотрит объяснение этих фактов, необходимое для теории организации фигуры и фона.Хотя этот способ наблюдения не совсем наивен и требует совершенствования, его цель - естественное наблюдение. Значение феноменологии как психологической процедуры состоит в том, что она возвращает психологию повседневный опыт с его качественным разнообразием.

Феноменальные факты имели бы меньшее значение, если бы они не были связаны с действием. На самом деле связь тесная; люди действуют в ситуации в соответствии с тем, как они ее воспринимают, чувствуют и думают. Если человек неверно воспринимает ситуацию, он действует в соответствии со своим неправильным восприятием, а не исходя из существующих условий.Следовательно, крайне важно связать действие с когнитивным восприятием данных условий. Однако в отсутствие последовательного обоснования связь между непосредственным опытом и действием сводится по существу к корреляции между несоизмеримыми данными. С точки зрения гештальт-психологии феноменальные факты, как указывалось ранее, являются наиболее прямым, хотя и частичным, выражением тех опосредующих процессов, которые управляют действием. Эти процессы представляют собой организованные представления внешних и внутренних условий.Помещенные между стимуляцией и действием, они имеют статус когнитивных репрезентаций, включающих отношения и системы отношений между фактами, между средствами и целями, а также между основаниями и следствиями. Поскольку они направляют действие, они имеют статус причин и необходимы для предсказания действия. Феноменальные факты - восприятия, идеи, гипотезы, заключения - более тесно связаны с этими центральными процессами, чем с любыми другими событиями, и, следовательно, они проливают свет на события, которые проявляются в действии.Когнитивный анализ, проводимый гештальт-психологией в различных областях психологии человека и открывший новые пути для исследований, исходит из этих предположений.

В то же время теория гештальта не поддерживает чисто феноменологическую психологию. Центральные процессы более инклюзивны и продолжительны, чем феноменальные события; поэтому одно последнее не может обеспечить основу для последовательной науки. Во всех областях психологии, в том числе в области восприятия и мышления, существуют функциональные отношения, недоступные феноменологии.Другие области представлены в лучшем случае плохо на феноменальном уровне; привычки и отношения формируются неожиданно; создание ассоциаций и операции по удержанию не подлежат проверке; и всегда есть факторы вне феноменального поля, которые определяют действие. Эти соображения указывают на необходимость индуктивных процедур в психологии; однако они не оправдывают пренебрежение прямым опытом, когда он доступен.

Значение, которое теория гештальта придает непосредственному опыту, основывается на далеко идущем исследовании, которое выходит за рамки общепринятых категорий.Он четко различает феноменальные и функциональные факты, причем последние относятся к событиям, выходящим за рамки непосредственного опыта и являющимся предметом научного исследования. Прямой опыт включает в себя как объективные факты, такие как камни и животные, так и субъективные факты, такие как желания и страдания; действительно, различие между объективным и субъективным происходит в феноменальной сфере. Таким образом, вторичные и высшие качества часто феноменально очень объективны, поскольку они проявляются в определенных объектах внешнего пространства.

Следовательно, непосредственный опыт является условием любого научного исследования. Наблюдение состоит в первую очередь из феноменальных фактов; оно начинается с того, что видят, слышат, трогают. Ни в коем случае научные процедуры не устраняют эти феноменальные компоненты. Наиболее точные наблюдения, например, представленные показаниями указателя, представляют собой ситуации восприятия, которые зависят от идентификации единиц, восприятия движения и различения позиций. Более того, теоретические конструкции, созданные для объяснения наблюдений, включая правила логики и математики - в общем, структуры вывода и доказательства, необходимые для научной деятельности, - также являются строго феноменальными событиями.Таким образом, существует необходимая преемственность прямого опыта с концепциями и процедурами, которые разрабатывает наука; в конечном итоге все концепции имеют феноменальную основу. Картина мира ученого основана на достижениях восприятия и мышления; его выбор единиц наблюдения основан на его восприятии формы, и его выводы должны подчиняться логическим требованиям и познанию причинных отношений. Хотя исследователь, который концентрируется на конкретной проблеме, должен воспринимать этот фон как должное, его нельзя игнорировать при систематическом рассмотрении характера научного исследования.

Эти соображения проливают новый свет на недоверие к феноменальным данным в бихевиористской психологии. Ранний бихевиоризм отвергал прямой опыт в пользу объективных данных на том основании, что первый является частным и недоступным для публичной проверки и, следовательно, не может быть частью совокупности научных знаний. Поскольку нельзя расположить переживания рядом и сравнивать их, бихевиористы пришли к выводу, что можно наблюдать только поведение другого, но не его переживания. Однако предположение о том, что объективные данные не содержат феноменальных компонентов, было основано на наивном реализме, который не учитывал роль наблюдателя.Бихевиорист как исследователь сообщает о своих наблюдениях и выводах, то есть о содержании своего феноменального поля. Поэтому с его стороны вряд ли будет последовательно исключать отчеты других наблюдателей просто потому, что эти наблюдатели являются его подданными. Совсем недавно бихевиористы признали, что данные науки основаны на феноменальных отчетах, но предложили включать только те наблюдения, которые вызывают согласие независимых наблюдателей. Принято считать, что наблюдения, с которыми могут согласиться квалифицированные наблюдатели, имеют особое значение в науке.Однако утверждение о том, что феноменально субъективные события, как правило, не заслуживают доверия и ipso facto не требует согласия, не может быть подтверждено. [ См. Наблюдение .]

Безусловно, существуют источники ошибок, от которых следует остерегаться, и трудности, которые необходимо разрешить, если включить отчеты наблюдателей в систему функциональных концепций. Несомненно, будет труднее найти подходящие ссылки на отчет «Я чувствую головокружение и растерянность», чем на отчет «Крыса нажала на планку пять раз.Тем не менее методологический пуризм бихевиористской позиции имел в важных отношениях отрицательные последствия. Предложения по уменьшению восприятия до явных дискриминационных ответов и трактовке сообщений людей как «вербального поведения» не принесли результатов. Фактически, они отметили отказ от интереса к явлениям и проблемам, которые наиболее специфичны и важны для человека. Они также не одобряли конструктивный вклад свободного наблюдения и описания в открытие новых явлений, потому что не осознавали этого.Следовательно, они недооценили творческие фазы научной деятельности, которые предшествуют доказательству и ставят цели для доказательства. Такое отношение оказало глубокое ограничивающее воздействие на психологию человека.

Более серьезной причиной бихевиористского недоверия к феноменальным данным была вера в то, что они являются эпифеноменами, которым нет места в причинно-объяснительной схеме. Гештальт-теория оставляет за собой право осуждать проблему разума и тела, ища при этом мост между прямым опытом и концепциями естествознания; в прояснении этого отношения он видит вызов психологии и науке в целом.Недоверие, граничащее с отвращением, к прямому опыту, которое продемонстрировал бихевиоризм, также мотивируется попыткой подражать естественным наукам в их постепенном устранении феноменальных данных. С точки зрения теории гештальта, человеческий опыт - важная часть природы и слишком важная, чтобы от нее отказываться. Описание человеческого функционирования, в котором отсутствует ссылка на непосредственный опыт, так же неполно, как и описание музыкального инструмента, которое включает все детали его материалов, конструкции и функционирования, но не упоминает музыку, которую он производит.

Связь с бихевиоризмом

Некоторые другие расхождения между бихевиоризмом и гештальт-психологией связаны с соответствующими проблемами, которые они рассматривали. Гештальт-психология выросла из исследований человеческого восприятия и мышления, тогда как бихевиоризм берет свое начало из изучения внутричеловеческих организмов. Внутри самого бихевиоризма также есть различные тенденции, некоторые из которых тесно связаны с гештальт-позициями. Таким образом, озабоченность организацией центральных процессов объединяет теорию гештальта с такими исследователями, как Лэшли, а работа Толмена служит примером приближения к гештальт-бихевиоризм в психологии животных [ см. Биографии Лэшли и Толмен].

Однако психология «стимул-реакция» составляет одну из разновидностей бихевиоризма, оказавшую большое влияние на американскую сцену и резко противоположную гештальт-психологии. Рассуждения о поведении "стимул-реакция" атомистичны; хотя их единицы являются молярными, они рассматривают поведение как состоящее из цепочек единиц стимула-реакции, а изменения поведения - как добавление и устранение таких единиц.

С точки зрения гештальт-психологии действие характеризуется организацией, а координация сложных движений создает проблемы, аналогичные организации восприятия.Соответственно, это ставит под сомнение адекватность описаний действий, в которых используются изолированные единицы стимул-реакция. Кроме того, он считает, что организованные когнитивные представления управляют разумными действиями животных и человека; последовательности связанных единиц не отражают операций по организации и реорганизации, инициируемых внешними условиями. Кроме того, «стимул» в психологии «стимул-реакция» неявно относится к перцепционным конфигурациям, которые, однако, не рассматриваются как таковые.

Эти проблемы усугубляются, если обратиться к человеческой психологии.Важной особенностью программ «стимул-реакция» является то, что они стремятся основать психологию человека на концепциях и методах, полученных исключительно в результате изучения внутричеловеческих организмов. Эта цель предполагает, что не будут обнаружены проблемы или процессы, которые являются уникальными для функционирования человека. Вместо того, чтобы свободно исследовать человеческие достижения и спрашивать, как их можно объяснить, они пытаются согласовать наблюдения с концепциями, полученными из другой области. Возникает вопрос, сохраняют ли концепции, относящиеся к одному диапазону фактов, свое значение или актуальность при экстраполяции на новую область, или они становятся просто ярлыками для явлений, которые не были исследованы сами по себе.

Гештальт-теория была первой попыткой в ​​психологии дать фундаментальный подход к проблемам целостных и частичных отношений. Это было продуктом новых открытий и концепций; он породил новые вопросы и оказался актуальным для основных вопросов психологии. Его вклад заложил основы современного изучения восприятия; он открыл новые горизонты в исследовании мышления, памяти и обучения; он положил начало новым шагам в социальной психологии. Эти достижения глубоко повлияли на мировоззрение психологии, особенно когда они вызвали сопротивление.Они спровоцировали обострение проблем и пересмотр альтернативных позиций; в психологии мало значительных работ, которые полностью не затрагивались бы идеями гештальта.

Тем не менее, как и некоторые студенты, сомнительно заключить, что вклад этого движения был полностью поглощен и что оно умерло от успеха. Более вероятно, что его естественное развитие было заблокировано, когда оно было изгнано из своей среды в Европе после нацистской катастрофы. К этому следует добавить, что существовали препятствия на пути к полному пониманию его точки зрения и его концепции науки в совершенно иной интеллектуальной среде, преобладавшей в Соединенных Штатах.Поэтому более уместно подчеркнуть, что теория гештальта не является законченной системой, что многие из поднятых ею вопросов ждут решения и что ее лучше всего можно было бы описать как программу исследования или область проблем. Таким образом, пока еще мало понимания физиологических основ, которые теория гештальта искала для психологии, и постулат изоморфизма остается эвристическим принципом. Кроме того, гештальт-психологи были избирательны в отношении изучаемых ими проблем; в основном они предпочитали те, которые поддаются точному исследованию и ясным теоретическим решениям.Следовательно, есть большие области, в которые она не внесла особого вклада, в том числе психология развития и аномальная психология, а также психология личности, языка и действий. Он также не внес непосредственного вклада в психологию мотивации, за исключением Левина и его группы, концепции которых связаны с концепциями теории гештальта. В то же время формулировки теории гештальта содержат важные выводы для этих областей. [ См. Мотивация достижения; Теория поля; и биография Левина.]

Хотя не существует процедур, присущих исследователям гештальта, в их постановках проблем и в способах их изучения очевиден особый стиль, отражающий имплицитное отношение к задачам науки. Возможно, первым в порядке важности является чувствительность к опасности искажения предмета из-за выполнения предварительных предписаний относительно требований научной процедуры. Это естественное следствие феноменологической ориентации гештальт-психологии - считать самонадеянным ожидать, что явления будут соответствовать правилам, предшествующим наблюдению.С этой отправной точкой связана вера в то, что точное наблюдение является важным шагом к объяснению. Следовательно, гештальт-психология придает большое значение качественному наблюдению и, приветствуя точное экспериментирование, отвергает точку зрения, согласно которой измерение является единственным источником достоверных свидетельств. В самом деле, некоторые из его самых значительных открытий были по существу систематическими демонстрациями. Одним из следствий более распространенного предположения является то, что явление не считается важным, если оно не может быть изучено экспериментально; однако правильнее сказать, что экспериментирование - это только один вид наблюдения.В самом деле, есть опасность делать упор на экспериментирование до того, как будут прояснены основные вопросы, - опасность бесцельного экспериментирования.

Не менее важной темой теории гештальта является то, что прояснение основ требует внимания к довольно большим областям явлений. Это становится очевидным в гештальт-исследованиях отдельных вопросов, а также в его широком понимании психологии. Он специально включал факты логики, этики и эстетики как часть предмета психологии, в то же время, когда он стремился установить контакт с концепциями естествознания.Такой подход ставит под сомнение, дадут ли изучение все более подробных проблем в определенных областях знания о психологии в целом. Психологии еще предстоит открыть свои основы; исключительное внимание к тем вопросам, которые могут быть изучены точными способами, может игнорировать важные аспекты предмета и может даже упускать из виду осознание того, что открытие фундаментальных принципов необходимо срочно. Действительно, факты в ограниченной области могут быть серьезно неверно истолкованы, как бы тщательно они ни изучались, если их ссылка на более широкую схему остается неясной.

Ощущение человеческого и философского значения психологии пронизывает гештальт-сочинения. Их критика произвольного вскрытия, сосредоточения внимания на узких фактах, была основана на технических соображениях; они также выразили озабоченность разрушительными последствиями таких процедур для зачатия человека. Наука - это способ прояснить основные проблемы человечества. Если психология исключает или искажает существенные факты и если они представлены в качестве основных свидетельств его природы, то сам человек будет иметь мало значения.Гештальт-теория поставила под сомнение предположение о том, что определенные убеждения, преобладающие в психологии, были получены с научной точки зрения. Отрицание понимания, мнение о том, что действия и суждения в принципе детерминированы субъективно, трактовка ценности с точки зрения нейтральных фактов и последующий отказ от действительной ценности, как утверждалось, не обязательно вытекают из научного мышления. В гештальт-психологии есть также качество морального оптимизма, которое некоторые могут считать ненаучным, если не антинаучным.Это обвинение не может быть легко выдвинуто против движения, которое категорически выступало против подхода витализма к фактам жизни и которое стремилось найти основу психологии в естествознании. Само обвинение может быть выражением морального пессимизма.

Соломон Э. Аш

[ Непосредственно связаны статьи Теория поля и Мышление, статья о когнитивной организации и процессах . Противоположные подходы к поведенческим явлениям обсуждаются в Забывание; Learning, , ​​особенно статьи о Classical Conditioning, Instrumental Learning, Reinforcement, and Discrimination Learning; Психоанализ. Другой соответствующий материал можно найти в Aesthetics; Отношения; Группы; Восприятие; Феноменология; Решение проблем; Социальная психология; Системный анализ, статья о Психологических системах; Мышление; и в биографиях Гуссерля; Кац; Коффка; Кёлер; Кюльпе; Wertheimer.]

ПЕРВИЧНЫЕ ИСТОЧНИКИ

Арнхейм, Рудольф 1954 Искусство и визуальное восприятие. Беркли: Univ. Калифорнийской прессы.

Аш, Соломон Э. (1952) 1959 Социальная психология. Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл.

Аш, Соломон Э. 1960 Перцептивные условия ассоциации. Психологические монографии 74, вып. 3.

Дункер, Карл (1935) 1945 О решении проблем. Психологические монографии 58, вып. 5. → Впервые опубликовано как Zur Psychologic desproduktiven Denkens.

Ehrenfels, Christian von 1890 Über «Gestaltqualitäten». Vierteljahresschrift für wissenschaftliche Philosophic und Soziologie 14: 249–292.

Эллис, Уиллис Д. (1938) 1950 Справочник по гештальт-психологии. Лондон: Рутледж. → Содержит выдержки из технических достижений гештальт-психологии, которые были впервые опубликованы в Psychologische Forschung между 1921 и 1938 годами.

Heider, Fritz 1958 Психология межличностных отношений. Нью-Йорк: Вили.

Хелсон, Гарри 1964 Теория уровня адаптации: экспериментальный и систематический подход к поведению. Нью-Йорк: Харпер.

Хенле, Мэри (редактор) 1961 Документы по гештальт-психологии. Беркли: Univ. Калифорнийской прессы.

Хенле, Мэри 1965 О гештальт-психологии. Страницы 276–292 в Benjamin B. Wolman and Ernest Nagel (редакторы), Scientific Psychology. Нью-Йорк: Основные книги.

Катона, Джордж (1940) 1949 Организация и запоминание: исследования по психологии обучения и преподавания. Нью-Йорк: Колумбийский университет. Нажимать.

Кац, Дэвид (1911) 1935 Мир цвета. Лондон: Рутледж. → Впервые опубликовано на немецком языке как Die Erscheinungsweisen der Farben und ihre Beeinfliissung durch die Individual Erfahrung. Пересмотренное и дополненное издание было опубликовано в 1930 году под названием Der Aufbauder Farbwelt.

Коффка, Курт (1921) 1928 Рост разума: Введение в детскую психологию. 2-е изд., Изм. Нью-Йорк: Харкорт: → Впервые опубликовано как Die Grundlagen der mentalischen Entwicklung: Eine Einfiihrung in die Kinderpsychologie. Первое рассмотрение вопросов обучения и воспитания с точки зрения гештальт-психологии.

Коффка, Курт Восприятие 1922: Введение в гештальт-теорию . Психологический бюллетень 19: 531–585.

Коффка, Курт 1935 Принципы гештальт-психологии. Нью-Йорк: Харкорт. → Единственное комплексное лечение гештальт-психологии; одним из его ведущих деятелей.

Коффка Курт 1940 Проблемы психологии искусства. Страницы 180-273 в Art: A Bryn Mawr Symposium, Ричард Бернхеймер и др.Bryn Mawr Notes and Monographs, Vol. 9. Колледж Брин-Маур (Пенсильвания).

Кёлер, Вольфганг (1917) 1956 Ментальность обезьян. 2-е изд., Изм. Лондон: Рутледж. → Впервые опубликовано на немецком языке. Издание в мягкой обложке было опубликовано в 1959 году издательством Random House. Известное исследование интеллекта обезьян и концепции проницательности.

Кёлер, Вольфганг (1920) 1924 Die physischen Gestalten in Ruhe und im stationaren Zustand. Эрланген (Германия): Philosophische Akademie.

Кёлер, Вольфганг (1929) 1947 Гештальт-психология. Ред. Ред. Нью-Йорк: Liveright. → Издание в мягкой обложке было опубликовано в 1947 году Новой американской библиотекой. Первая общая экспозиция движения; классический психолог в литературе.

Кёлер, Вольфганг 1938 Место ценности в мире фактов. Нью-Йорк: Liveright.

Кёлер, Вольфганг 1940 Динамика в психологии. Нью-Йорк: Liveright. → Теория поля в восприятии и памяти. Работа, которая развивает предыдущие идеи и предвещает дальнейшие направления исследований.

Кёлер, Вольфганг 1941 О природе ассоциаций. Американское философское общество, Proceedings 84: 489–502.

Кёлер, Вольфганг 1951 Определение отношений в восприятии. Страницы 200-230 в Ллойд А. Джеффресс (редактор), Церебральные механизмы в поведении. Нью-Йорк: Вили.

Кёлер, Вольфганг 1958 Перцептивная организация и обучение. Американский журнал психологии 71: 311–315.

Кёлер, Вольфганг; и Уоллах, Ганс 1944 Фигурные Последствия: Исследование Зрительных Процессов.Американское философское общество, Proceedings 88: 269–357.

Левин, Курт (1926–1933) 1935 A Динамическая теория личности: избранные статьи. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл. → Статьи впервые опубликованы на немецком языке.

Левин, Курт (1939–1947) 1963 Теория поля в социальных науках: избранные теоретические статьи. Отредактировал Дорвин Картрайт. Лондон: Тависток.

Мишотт А. (1946) 1963 Восприятие причинности. Лондон: Метуэн. → Впервые опубликовано на французском языке.

Осгуд, Чарльз Э. (1953) 1959 Метод и теория в экспериментальной психологии. Нью-Йорк: Oxford Univ. Нажимать.

Рубин, Эдгар (1915) 1921 Visuell wahrgenommene Figuren: Studien в психологическом анализе. Копенгаген: Гилендал. → Впервые опубликовано на датском языке.

Ternus, Josef 1926 Experimentelle Untersuchungen über phänomenale Identitat. Psychologische Forschung 7: 81–136.

Уоллах, Х. 1940 Роль движений головы, вестибулярных и визуальных сигналов в локализации звука. Журнал экспериментальной психологии 27: 339–368.

Wallach, H .; и О'Коннелл Д. Н. Эффект кинетической глубины 1953 г. Журнал экспериментальной психологии 45: 205–217.

Wallach, H .; О'Коннелл, Д. Н .; и Нейссер, У. 1953 Эффект памяти визуального восприятия трехмерной формы. Журнал экспериментальной психологии 45: 360–368.

Вертхаймер, Макс (1912–1920) 1925 Drei Abhandlungen zur Gestalttheorie. Эрланген (Германия): Philosophische Akademie.→ Содержит три ранних статьи: «Über das Denken der Naturfölker», впервые опубликованный в 70-м томе в Zeitschrift für Psychologie; «Experimentelle Studien uber das Sehen von Beweg-ung», опубликованная в томе 61; и Über Schlafs-prozesse im produktiven Denken.

Вертхаймер, Макс (1925) 1944 Гештальт-теория. Социальные исследования 11: 78–99. → Впервые опубликовано на немецком языке.

Вертхаймер, Макс 1934 Об истине. Социальные исследования 1: 135–146.

Вертхаймер, Макс 1935 Некоторые проблемы теории этики. Социальные исследования 2: 353–367.

Вертхаймер, Макс 1937 О концепции демократии. Страницы 271-285 в Макс Асколи и Фриц Леманн (редакторы), Политическая и экономическая демократия. Нью-Йорк: Нортон.

Вертхаймер, Макс (1945) 1961 Продуктивное мышление. Enl. ред., отредактированный Майклом Вертхаймером. Лондон: Тависток. → Опубликовано посмертно; продукт всей жизни, посвященной проблемам мышления, логики и образования.

Вульф, Фридрих 1922 Uber die Veranderung von Vor-stellungen. Psychologische Forschung 1: 333–373.

ВТОРИЧНЫЕ ИСТОЧНИКИ

Олпорт, Флойд Х. 1955 Теории восприятия и концепция структуры. Нью-Йорк: Вили.

Скучно, Эдвин Г. (1929) 1950 A История экспериментальной психологии. 2-е изд. Нью-Йорк: Эпплтон.

Guillaume, P. 1937 La Psyologie de la forme. Париж: Фламмарион.

Heidbreder, Edna 1933 Семь психологий. Нью-Йорк: Аплтон.

Хенле, Мэри 1965 О гештальт-психологии. Страницы 276-292 в Бенджамине Б. Вольмане и Эрнесте Нагеле (редакторы), Научная психология. Нью-Йорк: Основные книги.

Мецгер, Вольфганг (1940) 1954 Psychologie. 2-е изд. Дармштадт (Германия): Steinkopff.

Петерманн, Бруно (1929) 1932 Гештальт-теория и проблема конфигурации. Нью-Йорк: Харкорт. → Впервые опубликовано как Gestalttheorie und das Gestaltproblem.

Прентис, В. К. Х. 1959 Систематическая психология Вольфганга Келера. Том 1, страницы 427-455 в Sigmund Koch (редактор), Psychology: The Study of Science. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

Scheerer, Martin 1931 Die Lehre von der Gestalt. Берлин: Грюйтер.

Вудворт, Роберт С. (1931) 1964 Современные школы психологии. 3-е изд. Нью-Йорк: Рональд. → См. Особенно страницы 214–250 «Гештальт-психология».

Гештальт-школа психологии

Гештальтская школа мысли рассматривала человеческое поведение и разум как единое целое.Термин гештальт означает целостность, структуру, фигуру или единство. Гештальтская школа мысли зародилась в начале 20 века в Германии в знаменитом труде «Атрибуты формы» австралийского философа Кристиана фон Эренфельса. Гештальт-психология основана на принципе «Целое отличается от суммы его частей». Это исследование внесло важный вклад в объяснение сложных процессов восприятия и ощущений, с основным акцентом на том факте, что человеческий разум воспринимает объекты или осмысливает мир вокруг них, рассматривая вещи в совокупности или с целостной точки зрения.

История гештальт-психологии

Гештальт-психология возникла в работах Макса Вертхаймера, которые были ответом на подход структурализма, предложенный Вильгельмом Вундтом . Гештальт-психологи проанализировали модель поведения и психику в целом. Вундт же рассматривал психологические параметры по частям. Давайте проанализируем основные вклады этих гештальт-психологов по отдельности:

Макс Вертхаймер : Он является одним из трех основателей школы гештальт и известен своей концепцией фи-феномена , которая включала восприятие неподвижных изображений в быстрой последовательности, что создавало иллюзию движения.

Курт Коффка : Как один из ключевых членов-основателей гештальт-психологии, он исследовал различные темы, связанные с областью психологии, уделяя особое внимание нарушениям восприятия, обучения и слуха.

Вольфганг Колер : Как один из важнейших членов-основателей школы гештальт, именно он объяснил гештальт-теорию в двух словах, описав «Целое отличается от суммы его частей». Он был известен своими исследовательскими открытиями в области решения проблем.

Характеристики теории гештальта

  1. Целостный подход : Для анализа психического здоровья гештальт-психологи использовали целостный подход вместо того, чтобы анализировать различные измерения по отдельности.
  2. Восприятие реальности и структурирование информации на основе прошлого опыта : Мы по-другому воспринимаем реальности и по-разному воспринимаем информацию, находясь под влиянием нашего предыдущего опыта. Мы можем адаптировать наши умственные процессы или восприятие по мере возникновения новой ситуации.
  3. Противник наиболее распространенным в то время школам мысли : Гештальт-психологи выступили против преобладающих в то время школ мысли, бихевиоризма и психоаналитической теории. Считалось, что бихевиоризм имеет довольно узкую направленность, чрезмерно подчеркивая стимулы и реакции. По их мнению, бихевиористская школа игнорировала важность умственных процессов или человеческого интеллекта. Они в равной степени критиковали психоаналитическую теорию за то, что она слишком пассивна и придает чрезмерное значение подсознательному состоянию ума как влиянию на человеческое поведение.
  4. Фокус на восприятии : Основное внимание гештальт-психолога уделялось объяснению законов восприятия. По их словам, с помощью восприятия мы можем приобретать мирские знания, учиться взаимодействовать и устанавливать связи с другими.

Гештальт-законы организации восприятия

Гештальт-психологи пытались объяснить различные законы восприятия, такие как законы Прагнанца, подобия, близости, замкнутости и непрерывности. Их вера в то, что целое больше, чем сумма частей, привела к открытию различных процессов или явлений, происходящих во время восприятия.

  • Закон подобия подчеркивает тот факт, что объекты, которые кажутся похожими, обычно группируются вместе и воспринимаются в целостном смысле. Это группирование может быть выполнено как по слуховым, так и по зрительным стимулам.
  • Закон близости подчеркивает тот факт, что объекты, которые поддерживают физическую близость или находятся рядом друг с другом, обычно считаются членами одной и той же группы.
  • Закон Прагьянца гласит, что мы склонны воспринимать объекты в простейших возможных формах, поскольку наш мозг хорошо реагирует на гармонию, а не на различия или сложности.
  • Закон закрытия подчеркивает, что мы склонны закрывать открытые контуры, чтобы придать смысл нашим интерпретациям в целостной форме. Наш разум имеет тенденцию восполнять недостающую информацию для создания значимых форм или понимания окружающей среды.
  • Закон непрерывности в психологии относится к тенденции человеческого разума воспринимать объекты, которые поддерживают однородную непрерывность или заняты прямыми или изогнутыми линиями, чтобы сформировать плавный путь.

Гештальт-психология в равной степени подчеркивает тот факт, что восприятие - это не только то, как мы интерпретируем мирские события, видя реальности, но то, что мы на самом деле воспринимаем, находится под влиянием наших ожиданий и мотивации.

Приложения теории гештальта

  1. Исследование ключевых психологических процессов, таких как восприятие и внимание : Гештальт-мыслители внесли невероятный вклад в объяснение фундаментальных психологических процессов, таких как восприятие и внимание.Их открытия заложили основу для дальнейших исследований и открытий в этой области для других мыслителей. Например, исследовательская работа и успехи, достигнутые в этой области, помогли исследователям и людям из различных дисциплин более эффективно выполнять различные программы и лечить различные проблемы восприятия с помощью терапии.
  2. Решение проблем : Гештальт-психологи настаивали на продуктивном мышлении, чтобы достичь новых озарений или достичь момента эврики.По Вертхаймеру, продуктивное мышление означает использование творческих идей или творческую реорганизацию проблем для поиска решений этих проблем. Репродуктивное мышление, с другой стороны, основывается на механическом подходе к применению ранее полученных знаний в настоящем для решения проблем. Продуктивное мышление - это проактивный подход, а репродуктивное мышление считается реактивным или механическим.
  3. Применение гештальт-психологии в образовании : Гештальт-психологи рассматривали учеников больше, чем просто объекты записи данных, и подчеркивали тот факт, что они должны научиться находить творческие решения самостоятельно для решения различных трудностей.На практике гештальт-подход может быть интегрирован в сферу образования для более глубокого исследования и поиска решений.
  4. Коммуникация и гештальт-теория : Гештальт-подход может быть полезен тем, кто занимается творческой коммуникацией, например художникам, ораторам, публицистам, дизайнерам и т. Д. Применяя законы восприятия, они могут привлечь внимание аудитории и стать способны эффективно передать желаемое сообщение, обращаясь к органам чувств или восприятию конечной аудитории.

Сильные и слабые стороны гештальт-подхода

Одной из самых сильных сторон этого подхода является его применимость в повседневной жизни и простота его идей. Теория дает нам лучшее понимание того, как мы интерпретируем и воспринимаем реальности или понимаем мир вокруг нас в свете восприятия. Более того, их предложения по творческому решению проблем и продуктивному мышлению, а также их вклад в гештальт-терапию, связанную с продвижением личностного роста, действительно добавляют ценности.

Однако теория гештальт также не свободна от различных критических замечаний. Теорию критиковали за то, что она слишком индивидуалистична, что может поощрять эгоистичное поведение со стороны людей. Они придают большее значение пониманию себя, прежде чем пониманию других. Во-вторых, некоторые критики считали законы организации восприятия ненаучными, неоднозначными и расплывчатыми, не имеющими практического значения.




Авторство / ссылки - Об авторе (ах)
Статья написана «Прачи Джунджа» и проверена Группой по содержанию руководства по обучению менеджменту .В состав группы MSG по содержанию входят опытные преподаватели, профессионалы и эксперты в предметной области. Мы являемся сертифицированным поставщиком образовательных услуг ISO 2001: 2015 . Чтобы узнать больше, нажмите «О нас». Использование этого материала в учебных и образовательных целях бесплатно. Укажите авторство используемого содержимого, включая ссылку (-ы) на ManagementStudyGuide.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *