Представление о как о – Представление (психология) — Википедия

представление (о чем) - это... Что такое представление (о чем)?


представление (о чем)

представления - отображение отношений действительности.

взгляд (я разделяю этот #). взгляд на вещи. взгляд со стороны.

взгляды. придерживаться каких взглядов, какого мнения, какой точки зрения.

придерживаться политики, принципов чего.

держаться.

изложить основные [свои] взгляды на что.

считаться (считается, что это полезно).

воззрение. | казаться (мне всегда казалось это странным).

приписывать (молва приписывает ему чудесные свойства).

делать ставку на кого - что.

понимание (такое #). | самосознание.

по чьим представлениям.

| подход. | в глазах кого, чьих (он был героем в ее глазах).

далекий от чего (# от политики).

голова забита
чем
.

забивать [забить] голову кому, чью [себе] чем.

вбить [вбивать. вколачивать] в голову [в башку] кому [себе].

по старой памяти.

только и света в окошке. одна радость .

мировосприятие.

цеховщина.

провинциал. провинциализм. провинциальный.

Идеографический словарь русского языка. — М.: Издательство ЭТС. Баранов О.С.. 1995.

  • донос
  • относиться (как)

Смотреть что такое "представление (о чем)" в других словарях:

  • обоснованное представление (о чем-либо) — [Интент] EN fact based understanding …   Справочник технического переводчика

  • ПРЕДСТАВЛЕНИЕ — ПРЕДСТАВЛЕНИЕ, представления, ср. (книжн.). 1. Действие по гл. представить во всех знач., кроме 11 представлять. Представление документов. Представление нового учителя ученикам. Впредь до представления достаточно веских причин. Представление… …   Толковый словарь Ушакова

  • ПРЕДСТАВЛЕНИЕ —         образ раннее воспринятого предмета или явления (П. памяти, воспоминание), а также образ, созданный продуктивным воображением; форма чувств. отражения в виде нагляднообразного знания. В отличие от восприятия П. поднимается над непо средств …   Философская энциклопедия

  • представление — наглядные образы предметов, сцен и событий, возникающие на основе припоминания или продуктивного воображения. В отличие от восприятий, могут носить обобщенный характер. Если восприятия относятся только к настоящему, то представления к прошлому и… …   Большая психологическая энциклопедия

  • Представление знаний — Представление знаний  вопрос, возникающий в когнитологии (науке о мышлении), в информатике и в исследованиях искусственного интеллекта. В когнитологии он связан с тем, как люди хранят и обрабатывают информацию. В информатике  с подбором …   Википедия

  • Представление информации — Представление знаний  вопрос, возникающий в когнитологии (науке о мышлении), в информатике и в искусственном интеллекте. В когнитологии он связан с тем, как люди хранят и обрабатывают информацию. В информатике  основная цель  подбор представления …   Википедия

  • представление — См. воззрение, зрелище, изображение, мнение, мысль, понятие, просьба... Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. представление понятие; зрелище; воззрение, изображение, мнение,… …   Словарь синонимов

  • Представление — наглядный образ предмета, воспроизведенный по памяти в воображении . Образы представлений, как правило, менее ярки и менее детальны, чем образы восприятия , но в них находит отражение самое характерное для данного предмета. При этом степень… …   Психологический словарь

  • ПРЕДСТАВЛЕНИЕ — ПРЕДСТАВЛЕНИЕ, воспроизведенный памятью образ от бывших ранее раздражений. Прежняя психология проводила резкую грань между ощущением (см.) и П. Ощущение получается при непосредственном воздействии на нас предмета, напр. мы ощущаем красный цвет… …   Большая медицинская энциклопедия

  • ПРЕДСТАВЛЕНИЕ (в психологии) — (англ. representation, mental representation) наглядный образ предмета или явления (события), возникающий на основе прошлого опыта (данных ощущений и восприятий) путем его воспроизведения в памяти или в воображении. В связи с этим различают П.… …   Большая психологическая энциклопедия

Книги

  • Представление вечности, Максим Якушенок. Блуждая в парадоксальном мире, герой пытается найти себе место, но гонимый внешними и внутренними обстоятельствами, вынужден скитаться. Возможно ли, разобратьсяхоть с чем то, в мире забытья… Подробнее  Купить за 400 руб электронная книга
  • Чем замечательно христианство, Д'Суза Д.. Динеш Д'Суза, книги которого вошли в список бестселлеров "Нью-Йорк Тайме", объективно рассматривает доводы атеистов против Бога и христианства и дает ответ. Он оперирует их же… Подробнее  Купить за 268 руб
  • Представление, Довлатов С.. 192 стр. Сергей Довлатов родился в эвакуации и умер в эмиграции. Как писатель он сложился в Ленинграде, но успех к нему пришел в Америке, где он жил с 1979 года. Его художественная мысль при… Подробнее  Купить за 171 грн (только Украина)
Другие книги по запросу «представление (о чем)» >>

ideographic.academic.ru

Объект опыта и науки. Афоризмы житейской мудрости (сборник)

«Мир есть мое представление»: вот истина, которая имеет силу для каждого живого и познающего существа, хотя только человек может возводить ее до рефлективно-абстрактного сознания; и если он действительно это делает, то у него зарождается философский взгляд на вещи. Для него становится тогда ясным и несомненным, что он не знает ни солнца, ни земли, а знает только глаз, который видит солнце, руку, которая осязает землю; что окружающий его мир существует лишь как представление, т. е. исключительно по отношению к другому, к представляющему, каковым является сам человек. Если какая-нибудь истина может быть высказана a priori, то именно эта, ибо она – выражение той формы всякого возможного и мыслимого опыта, которая имеет более всеобщий характер, чем все другие, чем время, пространство и причинность: ведь все они уже предполагают ее, и если каждая из этих форм, в которых мы признали отдельные виды закона основания, имеет значение лишь для отдельного класса представлений, то, наоборот, распадение на объект и субъект служит общей формой для всех этих классов, той формой, в которой одной вообще только возможно и мыслимо всякое представление, какого бы рода оно ни было, – абстрактное или интуитивное, чистое или эмпирическое. Итак, нет истины более несомненной, более независимой от всех других, менее нуждающихся в доказательстве, чем та, что все существующее для познания, т. е. весь этот мир, является только объектом по отношению к субъекту, созерцанием для созерцающего, короче говоря, представлением. Естественно, это относится и к настоящему, и ко всякому прошлому, и ко всякому будущему, относится и к самому отдаленному, и к близкому: ибо это распространяется на самое время и пространство, в которых только и находятся все эти различия. Все, что принадлежит и может принадлежать миру, неизбежно отмечено печатью этой обусловленности субъектом и существует только для субъекта. Мир есть представление.

Новизной эта истина не отличается. Она содержалась уже в скептических размышлениях, из которых исходил Декарт. Но первым решительно высказал ее Беркли: он приобрел этим бессмертную заслугу перед философией, хотя остальное в его учениях и несостоятельно. Первой ошибкой Канта было опущение этого тезиса, как я показал в приложении. Наоборот, как рано эта основная истина была познана мудрецами Индии, сделавшись фундаментальным положением философии Вед, приписываемой Вьясе, – об этом свидетельствует В. Джонс в последнем своем трактате «О философии азиатов» («Asiatic researches», vol. IV, p. 164): «Основной догмат школы Веданта[255] состоял не в отрицании существования материи, т. е. плотности, непроницаемости и протяженности (их отрицать было бы безумием), а в исправлении обычного понятия о ней и в утверждении, что она не существует независимо от умственного восприятия, что существование и воспринимаемость – понятия обратимые». Эти слова достаточно выражают совмещение эмпирической реальности с трансцендентальной идеальностью[256].

Таким образом, в этой первой книге мы рассматриваем мир лишь с указанной стороны, лишь поскольку он есть представление. Но что такой взгляд, без ущерба для его правильности, все-таки односторонен и, следовательно, вызван какой-нибудь произвольной абстракцией, – это подсказывает каждому то внутреннее противодействие, с которым он принимает мир только за свое представление; с другой стороны, однако, он никогда не может избавиться от такого допущения. Но односторонность этого взгляда восполняет следующая книга с помощью истины, которая не столь непосредственно достоверна, как служащая здесь нашим исходным пунктом, и к которой могут привести только глубокое исследование, более тщательная абстракция, различение неодинакового и соединение тождественного, – с помощью истины, которая очень серьезна и у всякого должна вызывать если не страх, то раздумье, – истины, что и он также может и должен сказать: «мир есть моя воля».

Но до тех пор, следовательно, в этой первой книге необходимо пристально рассмотреть ту сторону мира, из которой мы исходим, сторону познаваемости; соответственно этому мы должны без противодействия рассмотреть все существующие объекты, даже собственное тело (я это скоро поясню), только как представление, называя их всего лишь представлением. То, от чего мы здесь абстрагируемся, – позднее это, вероятно, станет несомненным для всех, – есть всегда только воля, которая одна составляет другую грань мира, ибо последний, с одной стороны, всецело есть представление, а с другой стороны, всецело есть воля. Реальность же, которая была бы ни тем и ни другим, а объектом в себе (во что, к сожалению, благодаря Канту выродилась и его вещь в себе)[257], это – вымышленная несуразность, и допущение ее представляет собою блуждающий огонек философии.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

fil.wikireading.ru

Представление о снимке как о картине. Основы композиции в фотографии

Представление о снимке как о картине

Как уже говорилось, когда фотография только осознавала себя искусством и еще не имела собственных традиций, творчество первых фотографов-художников находило опору в законах живописи. Тогда и родилось направление фотоискусства, которое позже теоретики назвали «картинной фотографией». Это направление живо и сегодня. Оно развивается, приобретая новые черты современности, и объединяет такие жанры, как станковый павильонный портрет, натюрморт, классический пейзаж. Многие из этих произведений стали классикой фотоискусства. По тематике, принципам решения смысловых и изобразительных задач, композиционным формам, колориту, живописности они действительно близки к параметрам изобразительного искусства.

Вместе с тем современная фотография в таких ее разделах и видах, как событийная съемка, репортаж, жанровая тематика, давно приобрела собственные, присущие только ей особенности содержания и изобразительных структур. Здесь ничто уже не напоминает классической живописи.

Тем не менее очень важно, чтобы фотограф в своей учебной практике развил свое представление о фотоснимке как о

художественной картине, а о прямоугольнике видоискателя или матового стекла фотоаппарата — как о картинной плоскости, в пределах которой он будет «рисовать», компоновать свою картину-снимок. Термин «картина» применяется здесь, конечно, в специфическом для фотографии смысле. И, разумеется, это не прямая аналогия с изобразительным искусством и не перенос в фотографию его законов и структур. Здесь есть лишь одна параллель: фотограф, как и художник-живописец, не копирует действительность, он творит ее по законам своего искусства.

Это рассуждение ведет к следующему выводу: прежде чем нажать на спусковую кнопку затвора фотоаппарата («щелкнуть затвором»), необходимо проделать серьезную работу по организации материала на картинной плоскости, по созданию четкой конструкции снимка. Рождение выразительного кадра происходит не в краткое мгновение экспонирования светочувствительного материала — оно начинается задолго до того, как будет произведен спуск затвора фотоаппарата. Съемка — вовсе не миг в 1/50 или 1/100 долю секунды. Это процесс иногда довольно короткий, иногда достаточно длительный.

Экспонирование — финал творческого процесса съемки, который найдет свое окончательное завершение при обработке негатива, печатании, отделке отпечатка. До момента экспозиции сделано многое. Главное возникла идея произведения, задумана тема, найден сюжет. Затем определены точки съемки и характер светового рисунка, материал скомпонован в кадровом окне фотоаппарата Наконец, подмечен и схвачен тот решающий, может быть, единственный момент (его иногда называют «моментом истины»), в который сюжет раскрывается с необычайной полнотой и точностью. В событии — это его кульминация, в портрете — характерное выражение лица, выразительный жест. В спортивном снимке — точно пойманная фаза движения, как бы высеченная из непрерывного действия. В пейзаже — порыв ветра, отклонивший ветку дерева, или солнечный блик, неожиданно упавший на желтые листья осенних кленов. Теперь можно нажать спусковую кнопку затвора, Но лучше, конечно, когда фотограф предвидит это световое чудо, ожидает его, будучи уверенным, что оно свершится!

В фотографии и фотоискусстве, во время съемки и при анализе изобразительного решения снимков пользуются профессиональной терминологией. Постараемся раскрыть смысл некоторых широко применяющихся понятий

Материал, найденный фотографом в жизни, зритель потом увидит на снимке, т. е. на листе фотобумаги определенного формата. Снимок имеет границы, чаще всего очерчивающие некий прямоугольник. Эта рамка заключает в себе пространство, которое фотограф как бы вырезал при съемке из широких просторов пейзажа, интерьера, какого-либо иного объекта. Многое осталось за пределами рамки, а то, что автор снимка считал главным, интересным, сделалось достоянием зрителя. Выбор для съемки именно этой части объекта должен быть мотивированным: здесь находится центр события, характерная часть пейзажа, узловой момент спортивного соревнования и т. д.

Пространство, ограниченное прямоугольной рамкой матового стекла или видоискателя фотоаппарата, чаще всего называют кадром. Кадр (от франц. cadre) в буквальном переводе означает «рама», в переносном — «границы», «окружение». Но в разговорной речи нередко применяется понятие «рамка кадра», и тогда под кадром подразумевается плоскость снимка, очерченное рамкой пространство. В этом случае, следовательно, можно говорить о границах этого пространства т. е. о рамке кадра. Существуют также понятия «поле кадра» и «кадровое пространство». Они означают то же, что и «кадр», — часть пространства, очерченную рамкой видоискателя или матового стекла, фрагмент предметного пространства, который будет воспроизведен на снимке.

Широко распространен еще один термин — «кадрировать». «Этот снимок следует кадрировать справа», — говорят, когда хотят уточнить обрез фотоизображения. Кадрировать — значит устанавливать определенные границы кадра, а также уточнять эти границы, срезать краевые участки изображения, чем исключать из сферы внимания зрителя то, что попало в кадр случайно, например детали и подробности, не существенные для раскрытия содержания и общего рисунка изображения.

В живописи, в учении о перспективе, существует понятие «картинная плоскость». Рассмотрим, что это такое в понимании художников.

Поставим перед собой вертикально и на некотором расстоянии стеклянный прямоугольник или квадрат и начнем рассматривать через него какой-нибудь предмет. Лучи, идущие от предмета, прежде чем попасть в наш глаз, должны будут по пути в определенных точках пересечь плоскость стекла, находящегося между глазом зрителя и видимым предметом. Не меняя своего положения, обведем на стекле тушью или чернилами контуры этого предмета — получится его точное перспективное изображение. Плоскость, на которой нарисовано это изображение, называется плоскостью картины или картинной плоскостью.

Все это довольно близко к тому, что происходит при получении изображения на матовом стекле фотоаппарата. Ход лучей, правда, иной: «глаз» объектива находится между изображаемым объектом и матовым стеклом («картинной плоскостью»), и рисунок отбрасывается на эту картинную плоскость оптической системой. Но в принципе это та же картина, точное перспективное изображение предмета. Поэтому совершенно правильно, что в фотографии используются термины «картинная плоскость», «плоскость картины», «фотокартина». Это, конечно, обязывает. Представление о снимке как о фотографической картине удержит фотографа от поспешной съемки случайных кадров, мобилизует его внимание на создание конструктивно точных снимков, направит на путь поисков художественных решений и превратит механический процесс съемки в процесс творческий.

О матовом стекле фотоаппарата или о листе фотобумаги, подготовленном к печати, следует думать и говорить так же, как художник думает и говорит о холсте, натянутом на подрамник и подготовленном для работы. Но на этом аналогии кончаются. Как уже говорилось, современное фотоискусство ни в чем не повторяет живописи и ничего у нее впрямую не заимствует. Оно самостоятельно и неповторимо, специфично по содержанию, методике создания фотопроизведений, изобразительным и техническим средствам. Но оно не изолировано от общего процесса: фотоискусство живет и развивается в семье всех современных искусств, испытывает на себе их влияние и само влияет на них.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

hobby.wikireading.ru

Представление о человеке как о личности (person). Введение в философию иудаизма

Представление о человеке как о личности (person)

Рационализм стремится достичь общей математической истины, в которой исчезают все личные наклонности человека. В растворении индивидуальности рационализм видит высшее проявление человеческой самореализации. Тот же идеал выдвигается мистическими культами. Личность человека рассматривается ими как преграда на его пути к Богу, соответственно, конечная цель определяется как полное уничтожение личностного начала, отказ человека от собственного "я".

Подобную концепцию отражает еврейская мистика, в частности хасидизм.

В пантеистических культах человек растворяется в бесконечном мире Брамы-Будды-Божества.

Танах выдвигает противоположную концепцию: человеческое "я" сохраняет в полной мере свою индивидуальность, отношения между Богом и человеком строятся по принципу "я — ты", то есть реализуются как персональные личностные взаимоотношения.

В Танахе мы имеем дело с особым типом религии, в корне отличающимся от мистических культов. Человек не поглощается божеством, а существует как отдельная единица, он осуществляет себя перед Богом как личность, как индивидуальность. Из этого представления о человеке вытекают общие понятия о правах человека.

Саму идею прав человека можно охарактеризовать как секулярное (светское, не религиозное) перевоплощение танахи-ческой идеи о том, что человек создан в образе Бога. Подобный статус делает всех людей равными, хотя, с эмпирической точки зрения, люди отличаются друг от друга. Это показывает "величие Святого, да будет Он благословен, ибо человек берет чекан, делает им много монет, и все монеты сходны. Царь царей также действует чеканом — создает всех нас, потомков Адама, но ни один не сходен с другим". Это — чудо персональное™, индивидуализации, каждый, с одной стороны, сам по себе, индивидуален в своих личных реакциях и, с другой, принадлежит одному и тому же чекану. Фундаментальное равенство людей, обусловленное их сотворенностью в "образе Божьем", выше различий между ними.

Этот подход находит выражение в некоторых законах Галахи. Вспомним пример из талмудического трактата "Бава мециа":

Двое идут по пустыне. Вода есть только у одного, и, если он выпьет свою воду, он спасется. Если же воду поделить пополам — оба умрут (ситуацию можно перевести в аналогичную современную проблему, например, пересадку почки).

Мудрец эпохи Мишны (танна) говорит: пусть лучше выпьют оба и умрут, но не будет один смотреть на то, как умирает другой. Галаха же, установленная согласно учению рабби Акивы, гласит: пусть пьет тот, у кого в существующем статусе есть вода, то есть пусть вода достанется своему владельцу. Иными словами, решение принимается на нейтральном основании, а не относительно выбора, кто важнее, как, например, в греческой или арабской философиях, отдающих предпочтение человеку, приносящему, с точки зрения здравого смысла, больше пользы обществу.

Известным примером такого предпочтения является ситуация, описанная в эллинистической исторической литературе.

После кораблекрушения двое держатся за одну доску. Кому важнее спастись?

Ответ древних греков — пусть спасется мудрейший, он представляет наибольшую ценность. Если же их мудрость равна, то пусть принесет себя в жертву тот, кто менее ценен для родного города.

С точки зрения Талмуда, мы не можем руководствоваться критерием полезности обществу. Человек сотворен по подобию Божьему, и, в этом качестве, все люди равны между собой. Невозможно определить, кто из людей выше.

Еще один известный пример — выбор между роженицей и плодом в ситуации, когда женщина находится в опасности. Кого надлежит спасать?

Католический подход предписывает спасать ребенка, ибо ребенок еще не крещен и потому не убережется от чертей. По еврейскому же закону спасают мать, ибо, в терминологии предыдущего рассказа, "вода у нее в руках". В существующем положении женщина жива, ребенок является "преследователем" и движется к убийству матери, поэтому надлежит спасать мать[3].

Уникальный подход Танаха к человеческой личности отражается в еврейском праве. Профессор М. Гринберг, опубликовавший сравнительное исследование уголовного права Торы, отмечает принципиальное отличие еврейского закона от законодательств всех других древних культур. Суть этого отличия в прерогативе человеческой жизни по отношению к любым другим ценностям.

По закону Торы, имущественные преступления никогда не влекут за собой смертной казни, жизнь человека считается выше и важнее собственности. Смертная казнь предусмотрена в Торе только за убийство: "убийца человека — умрет".

Эта позиция прямо противоположна законодательствам других народов, в которых убийца может выкупить себя деньгами соответственно системе штрафов, предусмотренных в уголовных делах, а имущественные преступления караются смертной казнью. Например, в законах Хаммурапи находим:

"Если согрешит человек против дома и будет найден в подкопе, перед этим подкопом пусть да умрет, если украдет вдвое, умрет", и т. п.

Танах подчеркивает непреходящую ценность человеческой жизни. Еврейское право определяет условия вынесения смертного приговора так строго, что почти невозможно привести судебный процесс к обвинительному заключению такого рода. Косвенные доказательства, скажем, не принимаются, необходимо свидетельство двух очевидцев, при этом они должны были видеть друг друга в момент совершения преступления, должны были также попытаться предостеречь человека от запретного действия и т. д.

Все еврейское судопроизводство держится на свидетельских показаниях, поэтому предусматривается строгое наказание за лжесвидетельство.

В трактате "Санхедрин" суд, обращаясь к свидетелям, четко формулирует танахическую концепцию человеческой жизни:

"Почему изначально создан лишь один человек? Научить тебя, что любой, губящий жизнь человека, как будто губит весь мир; каждый человек — один и единственен, он — целый мир. Не может один сказать другому: мой отец — выше твоего".

Уникальность и персональность человеческой личности совсем не означает ее обособленности. Личность в Торе представляется как часть группы, связанной коллективной ответственностью: весь Израиль — хаверим (друзья, товарищи, коллеги).

Галаха, сформулированная в XI веке в "Мишне Тора" Рамбама, гласит; "Если им (какой-либо общине) сказали: выдайте нам одного, и мы его убьем, а не то убьем всех вас, то в случае, если обвиняемый не совершил преступления, заслуживающего смертной казни, они должны выбрать смерть".

Эта Галаха потрясает своей провидческой сутью. Сформулированная совершенно теоретически, она стала актуальна во времена Катастрофы, когда в юденратах совершались выдачи по требованию немецких властей. Позднее стало очевидным, что если бы юденраты придерживались Галахи, число жертв не достигло бы б миллионов.

Практическая объективная Галаха, предписывающая предпочтительность смерти выдаче невиновного, принципиально исключает возможность оценки человеческой жизни по степени важности человека для общества. Здесь мы подходим к определению Танахом статуса человека, опирающемуся на представление Танаха о человеке как о личности (индивидуальности).

Человек, согласно Танаху, создан по образу и подобию Божьему, в этом подобии он проявляется как личность, и неверно сводить его с личностного уровня на вещественный — на уровень объекта. Человек выступает в Танахе как субъект, т. е., в отличие от объекта, обладает ценностной категорией — нормативностью. Оценка человека, согласно Танаху, лежит в морально-религиозной плоскости, гае человек оценивается по поступкам, по делам или воздержанию от дел, по ежечасному поведению своему соответственно нормативной системе ценностей.

Не соглашаясь с рационалистическим мировоззрением, определяющим ценность человека согласно его интеллектуальным способностям, и исключая также эстетический подход, видящий реализацию человека в создании эстетических ценностей — в области искусства, иудаизм предполагает максимальное осуществление человека как личности в области морали. Самый простой, неграмотный человек может быть высоко нравствен, тогда как некоторые величайшие мыслители и деятели искусства двадцатого столетия, с точки зрения нравственных ценностей иудаизма, чрезвычайно дискредитировали себя: один из величайших философов — Мартин Хайдегер — был одновременно крупным нацистом, великий поэт Эзра Паунд был приговорен к смертной казни за сотрудничество с нацистами.

Нигде в Танахе не написано "будь философом или художником", все установки Танаха касаются проявлений человека в области морали. Танах дает человеку систему заповедей и требует следования определенным нормам, иными словами, Танах формирует конкретную систему ценностей, определяющую значимость человека. Система эта связана с морально-религиозным аспектом. Человек как личность, как субъект несет ответственность за свои поступки. Одновременно он является их причиной, т. е. в персональном плане человек обладает свободой — он в состоянии определить следствия, причиной которых он сам является. Таким образом, у человека есть общее с Богом свойство — способность свободного принятия решений.

Этот взгляд Танаха смыкается с волюнтаризмом, трактующим "образ Божий" в человеке как свободную волю. Волюнтаризм предполагает, что человека отличает от животного возможность свободного выбора, наличие свободной воли. Этот подход кажется, по отношению к Танаху, более логичным, чем рационализм, ибо в нем есть место изначальному равенству людей, которое выше разницы в силе интеллекта.

Многие известные нам подходы, как древние, так и современные, отрицают свободу воли. Например, греческая трагедия подчеркивает подвластность человека определенной высшей закономерности. У человека нет возможности скрыться, избежать предначертанной ему Судьбы. Суть греческой трагедии — в утверждении иллюзорности свободы воли.

Такую же точку зрения развивает детерминизм, выдвигающий теорию "цепочки причин". Детерминизм выражается на разных уровнях, одно из популярных его выражений — научный детерминизм, утверждающий, что человек обусловлен цепью причин — физических, психологических, генетических, исторических, экономических, социальных. Подобно всякой другой вещи в природе, человек совершает свои действия вследствие цепочки причин, ощущение свободного решения есть лишь иллюзия.

Известной иллюстрацией причинного мышления является пример с Буридановым ослом: осел стоит перед двумя стогами сена, расположенными на равном расстоянии от него. Свет падает ровно между двумя стогами. Что будет с ослом? Ответ Буридана: осел умрет с голоду, ибо для того, чтобы выбрать один из стогов, должна существовать какая-то причина предпочтения.

Трудность в предсказании поведения человека, согласно детерминизму, обуславливается не свободой его воли, а лишь техническим моментом, поскольку человек — сложное создание, представляющее собой бесконечное количество причин. Допущение существования свободы воли разрывает причинно-следственную цепь, поэтому свобода воли, согласно детерминизму, иллюзорна. Соответственно, иллюзорно и понятие вины, ибо если нет свободы воли, невозможно определить виновного.

На процессе Эйхмана защита избрала детерминистский подход, чтобы доказать его невиновность. Все разбирательство носило философский характер. Защита утверждала, что Эйхман не мог поступить иначе, так как был воспитан определенным образом. Сам Эйхман утверждал, что не существует свободы выбора. Суд же основывался на танахической концепции человека — обладателя свободы воли того же свойства, что есть у Всевышнего, и поэтому признал Эйхмана виновным.

В философии детерминистский подход трудно опровергнуть. Даже Сартр, который в целом принимает свободу воли, не может абстрагироваться от проблем, формулируемых детерминизмом.

Спиноза также считает, что все действия человека вытекают из обуславливающих причин. "Я — свободен" не означает, что человек может сделать тот или иной выбор. Свобода по определению Спинозы — осознание необходимости.

Единственная попытка опровергнуть детерминизм была предпринята Бергсоном, утверждавшим, что детерминизм основан на метафизических допущениях. Бергсон рассматривает человека как иррациональную категорию. В такой концепции нет места причинно-следственным связям.

Рамбам, в рамках рационалистического мировоззрения, стоит на позициях Танаха в отношении свободы воли. Он утверждает, что все в руках человека. В разделе "Знание" книги "Яд хазака" ("Сильная рука"), названной им самим "Миш-не Тора" ("Повторение Торы") в главе 5-й "Законы о раскаянии" находим:

"Воля дана каждому человеку. Если он хочет обратить себя на хороший путь, быть праведником, он имеет такую возможность, и наоборот… Каждый человек может быть праведником, как Моше, Учитель наш, или злодеем, как Иеровам. И никто не вынуждает его и не решает за него, и не влечет по одной из дорог. И он по своему разумению выбирает свой путь, по которому он хочет идти. И грешник теряет себя, о чем ему следовало бы плакать. Это — великий принцип, столп Торы и заповедей".

Иными словами. Бог не решает за человека. Ведь если бы поступки человека были предопределены, то каков был бы смысл в Торе и правосудии? Бог создал мир таким, что есть в нем определенные закономерности, например, физические законы: гравитация и др. Вместе с тем Бог создал свободное существо — человека, способного действовать самостоятельно, согласно собственной свободной воле. Посредством этого мир достигает полноты.

В этой концепции человека как существа, наделенного свободной волей, рационалист Рамбам смыкается с Танахом. По Танаху, человеку дан выбор. Например, человек стоит перед выбором: отведать плод с древа познания или нет, и в этом выборе он свободен. Бог запрещает, но у человека есть возможность ослушаться Бога. Наказание не ограничивает человека в его решении, т. е. в сам момент решения человек свободен. Способность человека ослушаться Бога, т. е. действовать согласно собственной воле, уподобляет человека Богу. Это явление можно охарактеризовать как "самоограничение Бога", которое проявляется в том, что Бог допускает человека сделать свой свободный выбор.

Если бы не было понятия свободы воли, в мире не существовало бы ценностного измерения. Для того чтобы мир обладал таковым. Бог как бы ограничивает себя, создав существо, подобное себе, способное ослушаться и действовать самостоятельно. Бог не может изменить эту свободу, не может предотвратить неподчинение человека законам Божьим.

Потеря свободы воли — самое тяжелое наказание для человека. Так случилось, например, с фараоном, который, после грехов, совершенных им по собственной воле, уже не мог противостоять грехопадению.

Концепция человека, обладающего свободой воли, напрямую связана с идеей сотворения мира. Иными словами, иудаизм как мировоззрение опирается не на факт существования Бога, а на концептуальный ответ, сотворен ли мир.

Факт существования мира трактуется Танахом как следствие свободной воли Бога. Контингентность мира указывает на возможное, а не необходимое его существование. Этот факт открывает перспективы для свободной воли человека, которая впервые проявляется в Адаме.

Под свободой воли подразумевается. что если человек находится в месте "х", то всякое действие, совершенное им, открывает цепочку следствий, за которые он ответствен, что подобно сотворению из ничего. Человек, таким образом, способен творить из ничего, в этом контексте он создает ситуацию, за которую несет личную ответственность. Он — первопричина цепочки следствий.

"Все предвидено, но воля дана", — сказано в трактате "Авот" устами рабби Акивы, что означает, что Бог знает наперед, как поведет себя человек, и, тем не менее, существует свободный выбор. Это утверждение парадоксально — трудно совместить свободу выбора с тем, что Бог определяет все сущее. Но такова вера классического иудаизма: несмотря на иррациональность подобного подхода, иудаизм принимает этот парадокс и верит в свободу выбора.

В силу сложности этого понятия в двух главных религиях, вышедших из иудаизма, — исламе и христианстве — существует тенденция ослаблять свободу воли.

В исламе это связано с феноменом величия Бога. Оглушающее переживание омнипотентности (идеи, что Бог абсолютно всемогущ) выражается в восклицании "Аллах велик". Переживание величия Божия приводит к ослаблению принципа свободы выбора. Мусульманский суффизм утверждает, что человек не может сделать многого, он должен отдать себя во власть Бога. Система квиетизма также подчеркивает, что человек должен надеяться только на Бога. Когда больной идет к врачу, это вредит вере в Бога, подрывает уверенность в нем.

В христианстве ограничение свободы воли проистекает от обратного. Христианство подчеркивает не величие Бога, а ничтожность человека. Человек бессилен, только милость Божья может искупить человека, только вера в эту милость поможет ему.

Этот протестантский взгляд находит свое крайнее выражение в кальвинизме, принимающем предопределение. Согласно кальвинизму, человеку с самого начала предопределено быть праведником или злодеем, и предопределение это сделано Богом.

Танах, напротив, говоря о свободе выбора, подчеркивает наличие личной моральной ответственности человека. Этот подход четко сформулирован в учении пророков.

Принцип Танаха в том, что каждый отвечает за свои поступки. Танахическое высказывание — все евреи отвечают друг за друга — лишь добавляет, а не снимает ответственность, прибавляя к личной коллективную.

Понятие свободы воли человека достигает максимально яркого выражения в идее "тшувы" — раскаяния, возвращения. Впервые эта идея появляется в Танахе в истории Каина:

"Ведь если лучше будешь — прощение".

Главной книгой, раскрывающей проблему раскаяния, является книга Ионы, которую читают в Йом-Кипур в молитве Минха. История Ионы такова:

Бог посылает Иону возвестить народу Ниневии о Божьем наказании. Иона ослушивается Бога, поднимается в Яффском порту Jia корабль и выходит, на нем в море. Поднимается буря. Иона спускается в трюм и засыпает. Моряки бросанием жребия определяют, что Иона — виновник шторма, и капитан спрашивает его, что делать. Иона говорит — бросить его в море, так как он виноват. Большая рыба проглатывает Иону. Далее следует драматическое описание его переживаний во внутренностях рыбы. Иона молится и просит милосердия у Бога. И тогда рыба изрыгает Иону. Он снова получает приказ идти в Ниневию. Он приходит в Ниневию и пророчествует: "Еще сорок дней и Ниневия будет перевернута". Жители Ниневии объявляют пост и покаяние. Иона ждет вне города, что же произойдет. Бог видит раскаяние Ниневии и прощает город. Иона сердится, он говорит Богу, что пытался бежать, чтобы не пророчествовать, потому что знал, что Бог милосерден и простит, и тоща выйдет, что он говорил пустое. И вот так и получилось.

Далее следует история с деревом: Бог посылает Ионе дерево, чтобы тот отдохнул в его тени. Затем он посылает червя, который к утру съедает растение. Солнце палит, и Иона, изнемогая, просит, чтобы Бог взял его жизнь, на что Бог возражает: "Неужели так сильно огорчился ты за растение?" Иона отвечает: "Очень огорчился, даже до смерти". На это Бог возражает: "Ты сожалеешь о растении, над которым не трудился, а Я не пожалею людей великого города Ниневии?" Ответ на это Ионы не известен.

В чем же суть этого рассказа? Речь идет о конфронтации принципа раскаяния принципу справедливости. Иона не согласен с принципом раскаяния, он стоит на позиции справедливости, и она означает, что сожаление не отменяет наказания. Понятие раскаяния целиком строится на милосердии, а не на справедливости. Спор между Ионой и Богом носит принципиальный характер.

Один из аргументов христианства против иудаизма состоит в том, что иудаизм признает лишь Бога справедливости, а не Бога милосердия и любви. Это не совсем так, в иудаизме есть попытка осуществить синтез между справедливостью и милосердием. Ярким примером тому и является книга Ионы.

"Тшува" — самая оптимистичная идея человечества, согласно которой положение греха доступно стиранию, искуплению. Возможно новое определение прошедшего, возвращение к положению до греха. Человек может заново родиться через раскаяние, заново творить себя, он обладает способностью личностного и персонального обновления.

"Сделайте себе новое сердце и новый дух" (пр. Исайя).

"Покайтесь передо мной, и я засчитаю это вам как новое творение".

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

religion.wikireading.ru

представление о - это... Что такое представление о?


представление о
w belief about

Большой англо-русский и русско-английский словарь. 2001.

  • представление нулевой кривизны
  • представление о качестве

Смотреть что такое "представление о" в других словарях:

  • ПРЕДСТАВЛЕНИЕ —         образ раннее воспринятого предмета или явления (П. памяти, воспоминание), а также образ, созданный продуктивным воображением; форма чувств. отражения в виде нагляднообразного знания. В отличие от восприятия П. поднимается над непо средств …   Философская энциклопедия

  • ПРЕДСТАВЛЕНИЕ — ПРЕДСТАВЛЕНИЕ, представления, ср. (книжн.). 1. Действие по гл. представить во всех знач., кроме 11 представлять. Представление документов. Представление нового учителя ученикам. Впредь до представления достаточно веских причин. Представление… …   Толковый словарь Ушакова

  • Представление — (философия) Представление (психология) Представление (базы данных) Представление (квантовая механика)  способ описания квантовомеханической системы Представление (искусство) (см. также шоу) Представление (прокурора) В математике… …   Википедия

  • представление — См. воззрение, зрелище, изображение, мнение, мысль, понятие, просьба... Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. представление понятие; зрелище; воззрение, изображение, мнение,… …   Словарь синонимов

  • представление — наглядные образы предметов, сцен и событий, возникающие на основе припоминания или продуктивного воображения. В отличие от восприятий, могут носить обобщенный характер. Если восприятия относятся только к настоящему, то представления к прошлому и… …   Большая психологическая энциклопедия

  • ПРЕДСТАВЛЕНИЕ — образ ранее воспринятого предмета или явления (представление памяти, воспоминание), а также образ, созданный продуктивным воображением …   Большой Энциклопедический словарь

  • Представление — наглядный образ предмета, воспроизведенный по памяти в воображении . Образы представлений, как правило, менее ярки и менее детальны, чем образы восприятия , но в них находит отражение самое характерное для данного предмета. При этом степень… …   Психологический словарь

  • представление —     ПРЕДСТАВЛЕНИЕ, рисование     ВООБРАЖЕНИЕ, видение     ВООБРАЖАЕМЫЙ, мнимый, мысленный     ПРЕДСТАВЛЯТЬ/ПРЕДСТАВИТЬ, видеть/ увидеть, воображать/вообразить, мыслить, рисовать/нарисовать …   Словарь-тезаурус синонимов русской речи

  • Представление —  Представление  ♦ Représentation    Все, что представляется в уме, все, что ум способен себе представить, – образ, воспоминание, идея, фантазия. Все это суть представления. Именно поэтому Шопенгауэр и говорит: «Мир есть мое представление». Мы… …   Философский словарь Спонвиля

  • ПРЕДСТАВЛЕНИЕ — 1) Форма индивидуального чувственного познания, имеющая своим результатом целостный (ср. ощущение) образ объекта, возникающий вне непосредственного воздействия последнего на органы чувств (ср. восприятие). Конституируется как на основе памяти… …   Новейший философский словарь

  • ПРЕДСТАВЛЕНИЕ — ПРЕДСТАВЛЕНИЕ, я, ср. 1. см. представить, ся. 2. Письменное заявление о чём н. (офиц.). П. прокурора (акт прокурорского надзора). 3. Театральное или цирковое зрелище, спектакль. Первое п. новой пьесы. Самодеятельное п. 4. Воспроизведение в… …   Толковый словарь Ожегова

Книги

  • Представление, Довлатов С.. Сергей Довлатов - один из самых популярных и читаемых русских писателей конца ХХ – начала XXI века. Его повести, рассказы, записные книжки переведены на множество языков, экранизированы,… Подробнее  Купить за 247 руб
  • Представление, Довлатов С.. Сергей Довлатов родился в эвакуации и умер в эмиграции. Как писатель он сложился в Ленинграде, но успех к нему пришел в Америке, где он жил с 1979 года. Его художественная мысль при видимой… Подробнее  Купить за 142 руб
  • Представление, Сергей Довлатов. Сергей Довлатов - один из наиболее популярных и читаемых русских писателей конца XX - начала XXI века. Его повести, рассказы и записные книжки переведены на множество языков, экранизированы,… Подробнее  Купить за 134 руб
Другие книги по запросу «представление о» >>

dic.academic.ru

виды представления у взрослого человека и ребенка, возникновение образа предмета | net22.ru

Представления принято делить на виды. Как и восприятия, выделяют зрительные, слуховые, осязательные, обонятельные, вкусовые и двигательные представления.

Зрительные представления — это представления величины, формы, цвета, движения и взаимного положения предметов в пространстве. Представления этого вида очень важны не только в труде и общении людей. Велика их роль и в учебной деятельности школьников. Чтобы понять какое-либо явление, например историческое событие, его надо зрительно представить.

К слуховым представлениям относят звучания предметов и явлений. Можно представить как отдельные звуки (по их громкости, высоте, длительности и тембру), так и звуковые сочетания, характерные для определенных объектов (свист ветра, бой часов, крики животных). Из слуховых представлений особо выделяют рече-слуховые и музыкальные.

Рече-слуховые .представления отображают фонетическую сторону речи. Исследования показывают, что рече-слуховые представления необходимы детям не только при обучении устной речи, чтению, но и при обучении письму. Прежде чем написать слово, ребенок должен представить звуки, обозначаемые буквами. Если он не может представить звучание, например согласного «с», он вместо «Саша» напишет «Шаша». Важную роль рече-слуховые представления играют при обучении иностранным языкам.

Музыкальные представления отображают отношения тонов по высоте и длительности. Представляя мелодию, мы как бы мысленно пропеваем ее. Музыкальные представления позволяют нам отличить знакомую мелодию от незнакомой. Они тонко развиты у музыкантов, особенно у композиторов. Осязательные, обонятельные и вкусовые представления отражают соответствующие свойства вещей. У большинства людей они развиты слабее, чем зрительные и слуховые, однако под влиянием упражнений могут достигнуть высокого совершенства (осязательные представления у скульпторов, обонятельные — у работников парфюмерной промышленности, вкусовые — у дегустаторов).

Двигательные представления — это представления движений и положения своего тела.

Они обладают любопытной особенностью. Когда человек представляет движение какого-либо органа своего тела – рук, ног, языка, глаз (или всего тела), у него возникают едва заметные сокращения мышц этого органа. Их можно точно измерить при помощи специальных приборов. В существовании движений можно убедиться и другим способом. Если, закрыв глаза, усиленно представлять маятникообразные движения шарика, неподвижно висящего на нитке, привязанной к указательному пальцу вытянутой руки, то через некоторое время шарик действительно начнет слегка качаться. Известно, что неопытный велосипедист, представив свое падение, может по этой причине действительно упасть. Описанные явления называют идеомоторными актами. Ими объясняется, в частности, так называемое «угадывание мыслей» других людей. В таких случаях обычно угадывают не содержание мыслей, а намерение человека совершить определенное движение рукой, всем телом. Существование идеомоторных актов лишний раз доказывает рефлекторную природу представлений. Двигательные представления необходимы человеку при передвижении, в трудовых действиях, в спортивных упражнениях. Двигательный компонент имеется и в представлениях других видов — зрительных, слуховых, осязательных, обонятельных, вкусовых.

Особо выделяют представления сложной психологической структуры, такие, как пространственные, временные и представления движения предметов.

К пространственным относят представления объемности предметов, взаимного их положения, удаленности, направления. Топографические представления, о которых уже шла речь, относятся к пространственным. Пространственные представления необходимы учащимся при изучении географии, геометрии, машиноведения, астрономии.

Представления времени — это мысленное определение длительности промежутков времени — часа, суток, месяца, года, столетия. Точность этих представлений зависит от жизненного опыта человека, знания мер времени, знания о событиях или действиях, которыми заполнен представляемый промежуток времени, от характера деятельности человека и переживаемых им чувств. Представления времени необходимы учащимся при изучении истории, природоведения, физики. Вместе с тем изучение этих предметов ведет к развитию представлений времени. Представления движений окружающих человека предметов, объединяют пространственные и временные представления. Это особенно ясно выступает в представлениях скорости движения какого-либо тела.

Психологи отличают друг от друга представления памяти и представления воображения в зависимости от основы, на которой они формируются. Представления памяти возникают на базе ощущений и восприятий, а представления воображения — под влиянием словесных описаний и разного рода изображений. Это деление в известной степени условно, потому что представления воображения сами возникают в результате переработки данных чувственного опыта. Но через речь к личному опыту человека всегда присоединяется познавательный и практический опыт других людей.

По степени обобщенности представления делят на единичные и общие. В единичных представлениях отражены единичные предметы и явления (образ Волги, Московского Кремля, Гимна РФ), в общих представлениях отражены черты, присущие совокупности родственных предметов или явлений (образы реки вообще, кремля вообще, гимна вообще). Однако любое единичное представление всегда в какой-то мере является обобщенным, а общее представление включает в себя в скрытом виде определенное множество единичных пердставлений.

Иногда выделяют такие виды представлений, как исторические, географические, геометрические, технические, литературные и т. д. В этом случае имеют в виду своеобразие предметного содержания представлений, преимущественное отражение в них определенных сторон действительности. Указанное деление оправдано педагогической теорией и практикой. Исследования показали, что преставления каждого из перечисленных видов имеют особые закономерности формирования и развития, образование их у школьников нуждается в особых методических приемах учителя.

Представления человека могут возникать непроизвольно и произвольно.

Услышав голос или имя хорошо знакомого человека, мы невольно представляем его лицо или фигуру. Читая художественное описание битвы, мы непроизвольно представляем действующих лиц и ход событий. Чем ярче и эмоциональнее описание, тем легче возникают непроизвольные представления. Наиболее непроизвольны образы сновидений. Во сне мы не можем намеренно вызвать представления, изменить, их или изгнать из сознания. Представления возникают произвольно в тех случаях, когда мы заранее имеем цель их вызвать, для чего прибегаем к волевым усилиям.

  • Ассоциации представлений

Представления редко возникают изолированно друг от друга. Связи представлений называют ассоциациями. Различают три вида ассоциаций: по смежности, по сходству и по контрасту. Ассоциация по смежности — это связь представлений тех объектов, которые когда-то были восприняты вместе или один вслед за другим. Образ вокзала вызывает представление поезда, вспышка молнии вызывает представление грома. Ассоциация по сходству — это связь представлений двух или нескольких объектов, сходных между собой в каком-либо отношении. Вид неуклюжего человека вызывает представление о медведе, мелодия «Лявонихи» напоминает мелодию «Камаринской». Ассоциация по контрасту— это связь представлений объектов, обладающих противоположными признаками: вид разрушенного дома может вызвать представление строящегося здания, грустная мелодия — напомнить веселую мелодию. Все три вида ассоциаций—обыденное явление психической жизни. Каждый человек способен заметить их и специально образовать. Ассоциациями широко пользуются писатели и поэты с целью эмоционального воздействия на читателей. Вспомните образ вьюги в стихотворении «Буря» А. С. Пушкина: «То, как зверь, она завоет, то заплачет, как дитя». В этом образном сравнении используются ассоциации по сходству и контрасту.

Ассоциируются не только представления, но также ощущения, восприятия, мысли, действия и переживания. Ассоциирование достигает большой сложности в мышлении (ассоциации ассоциаций).

Физиологической основой ассоциаций являются временные нервные связи в коре больших полушарий и целые системы этих связей, образование, функционирование и торможение которых протекает в соответствии с законами высшей нервной деятельности.

  •  Индивидуальные различия в представлениях

В представлениях людей существуют индивидуальные различия, как по яркости, полноте, устойчивости и обобщенности, так и по преобладанию какого-либо вида представлений над другими видами их. Индивидуальные различия объясняются многими причинами, прежде всего типом высшей нервной деятельности того или иного человека и особенностями его труда. У лиц с преобладанием первосигнальных условных рефлексов над второсигнальными («художественный тип») представления более ярки, конкретны, устойчивы, у людей с преобладанием второсигнальных связей («мыслительный тип»), наоборот, представления более общи, схематичны, текучи. Но еще более влияет на представления профессия человека. Если она требует определенного вида представлений, то именно этот вид их и развивается особенно интенсивно под влиянием упражнений. У музыкантов, радистов, телефонистов, дикторов хорошо развиты слуховые представления, они наиболее четки, устойчивы, полны; у художников — зрительные представления; у спортсменов и артистов балета — двигательные. Если же трудовая деятельность человека не требует преимущественного развития определенного вида представлений, то индивидуальные различия в них сглаживаются, не выступают столь заметно.

  •  Развитие представлений у детей

Представления развиваются. У детей их развитие идет в следующих направлениях.

  1.  Расширяется круг представлений ребенка о мире. Дошкольники и школьники первых двух классов представляют главным образом те предметы и явления, которые непосредственно их окружают: все то, что связано с жизнью семьи, школы, улицы, сада, огорода, леса, реки. Основной источник представлений вначале —собственные восприятия детей. Из рассказов, сказок, картинок маленькие дети особенно любят те, в которых отражена близкая и понятная им жизнь людей, животных и растений. Однако обучение в школе, чтение книг заметно расширяет круг представлений детей о мире, расширяет как в пространстве, так и во времени. Изучение природоведения, географии, истории и других учебных предметов способствует этому.
  2.  Изменяются представления и об одних и тех же объектах. Они становятся более полными и содержательными. Это можно проследить хотя бы на развитии представления школьников о лесе.

Школьники I—II класса представляют лес как лес конкретный, в котором был ребенок: «Я был в лесу, я видел там белку», «Лес у нас густой», «В лесу живут ужи». Основной источник представления о лесе -собственное впечатление ребенка. У третьеклассников на первый план выступает общее представление о лесе, вид леса в разные времена года. Ребенок при этом говорит не только о себе, но и о других людях — охотнике, леснике и даже человеке вообще. Но представление все еще наглядно: «Человек дерет лыки», «Охотник убивает зверей». У школьников IV—VI классов представление о лесе сильно изменяется под влиянием чтения, рассказов учителя и других источников знаний. Лес теперь чаще рассматривается с точки зрения его пользы (сначала —в быту, затем — для промышленности и экспорта) и с географической точки зрения (леса разных географических зон: тайга, тропический лес и т. д.). При этом школьники говорят уже не только о лесе, но и о почвах, на которых он растет, о климате, животных лесов, населении лесной полосы. На основе этого общего представления о лесе и связанных с ним других представлений у школьников формируется логическое понятие леса. В старшем школьном возрасте, кроме экономической и географической точек зрения на лес, в ответах учащихся часто встречаются эстетические оценки его, особенно у девочек; учащиеся говорят о чувствах, связанных с образом леса.

Несколько иной путь развития проходят те представления, которые возникают на основе слова (например, представления о море, горах, степи у тех детей, которые их никогда не видели). Эти представления с самого начала — общие представления (горы вообще, море вообще). Постепенно, по мере продвижения вперед в учении и накопления жизненного опыта происходит детализация и дифференцирование общих представлений: накопление знаний об отдельных морях, выделение многих признаков моря и пр. Но учащиеся, раскрывая содержание представления о чем-либо малознакомом, часто допускают преувеличения и ошибки, например заселяют степь чуть ли не всеми известными им животными и растениями. Если источником ошибок представлений первого типа (единичных) является неверное восприятие, что бывает редко, то источник ошибок представлений второго типа (общих) это — неправильное понимание слышанного или прочитанного.

  •  Более содержательные представления об объектах внешнего мира становятся вместе с тем и более точными.

Существует много методических приемов, которыми учителя пользуются для развития представлений учащихся (их точности, яркости, полноты и обобщенности). Так, например, для развития представлений воображения учитель показывает наглядные пособия с изображением нового для учащихся явления жизни; предлагает им составить рассказ по картине, серии картин или схеме; используют художественную литературу, дневниковые записи путешественников, рассказы очевидцев каких-либо событий и личные впечатления; предлагает учащимся нарисовать картинки к тексту рассказа; привлекает факты, поражающие воображение детей своей необычностью; переводит отвлеченные знания, например количественные характеристики чего-либо (длина экватора, расстояние от Земли до Солнца, скорость света и др.), на язык наглядных образов и т. п.

Понравилась статья? Подпишись на обновления!

⇐ Описание процесса представления предметов, основа восприятия человеком мира- образ объекта

Виды памяти человека, процесс запоминания информации,связь нервных процессов мозга и памяти ⇒

net22.ru

Пространственные представления. эмоциональные представления. представление о том, чего я не видела

Как я научилась ходить во дворе школы слепых

Я хочу рассказать, как я научилась ходить во дворе школы слепых. От двора этой школы наш сад был отгорожен таким же высоким забором, какой отделял нас от улицы. Конечно, о высоте забора я узнала непосредственно, т.е. побывав на заборе. А то, что когда-то меня стыдили, называя мальчиком, когда поймали на дереве, не принесло мне существенной пользы в смысле хорошего пропитания. Я продолжала лазить всюду, куда мне хотелось: по деревьям, заборам, даже деревянным перегородкам в доме, если только я не попадала в кабинку с перегородками, доходившими до потолка.

Когда я начала дружить с ученицами школы слепых, мне, естественно, хотелось гулять и вообще проводить с ними свободное от занятий и других работ время. Но такое свободное время и у меня, и у девочек было только вечером. Временно обстоятельства сложились так, что швейцар Института дефектологии рано запирал ту дверь, через которую я могла выходить в школу слепых через дом. Другой ход вел прямо через улицу вокруг дома. Был еще ход из нашего сада во двор школы через калитку, но она была заперта на замок, и дворник прятал ключ, по меньшей мере, в преддверье ада, потому что никогда не помнил, куда он положил злосчастный ключ. Что же мне оставалось делать? А тут еще началась весна, стояли чудесные, пахучие и теплые вечера, в которые я могла гулять до 10 часов вечера, а по мнению швейцара, до 8 часов, ибо в это время он запирал дверь. Швейцар был неумолим, и даже распоряжение дирекции выпускать и впускать меня позже не оказало воздействия на этого ревностного стража. Впрочем, он не знал, с кем имел дело, и вскоре мне совсем стали лишними и ключ дворника, и любезность швейцара. Я нашла выход, и притом вполне самостоятельно, — да иначе и быть не могло — ни воспитатели, ни педагоги не могли бы указать мне этот выход, а И. А., наверное, пришел бы в ужас, если бы узнал о моих проделках. Выход же этот был «кошачий» — попросту говоря, я начала лазить через забор.

В то время все дома в городе почему-то представлялись мне безукоризненно квадратными. Таким же казался мне и наш дом, и я стала представлять себе все выходы на улицу и во двор, не только от нас, но и из школы слепых.

В то время я не учла еще того, что знаю не весь дом, а дом был большой, в нем помещались школа слепых, Институт дефектологии и клиника слепоглухонемых. И в каждом из этих учреждений были свои выходы, ходы и переходы, о которых я не подозревала. Принимая во внимание то обстоятельство, что забор, отделявший наш сад от двора школы, перегораживал двор, начинаясь от угла дома, я думала, что без особого труда могу попасть в школу. Двор же школы представлялся мне почти таким же удобным, как наш сад…

«Если идти вдоль фасада дома, придерживаясь рукой за стену, — для того, чтобы изучить размеры дома и его наружный вид, — будет еще лучше» — так думала я. На деле же оказалось все не так просто, как я представляла. В один прекрасный вечер я подошла к забору, предварительно сказав воспитательнице, что пойду погулять в нашем саду. У дежурной не было оснований не верить мне, она спокойно занялась другими воспитанниками. Подойдя к забору у самой стены дома, я сначала очень несмело попробовала встать на нижнюю перекладину, к которой были прибиты доски. Постояла несколько минут, никто не подходил ко мне, — значит, меня не видели. Верхняя перекладина находилась очень высоко, необходимо было еще на что-нибудь встать, прежде чем поставить на нее ногу. Я пошарила рукой по стене дома и нашла незначительный выступ. Через несколько секунд, сильно волнуясь, я уже достигла верхушки забора, который почти доходил до окон второго этажа. Над ним тянулась колючая проволока. По другую сторону забор был гладкий, выкрашенный, и совершенно некуда было поставить ноги, чтобы спуститься вниз. Но это обстоятельство недолго меня смущало. Я вспомнила, что с нашей стороны на уровне подоконников на стене дома имеется карниз, представила, что и по ту сторону забора должен быть такой же карниз. Приблизившись вплотную к углу дома, я осторожно стала спускать ноги, затем, повиснув на руках, отыскала ногой карниз, встала на него и, оттолкнувшись от забора, спрыгнула во двор школы. Но это была лишь половина дела. Теперь предстояло, пожалуй, самое опасное и трудное — найти дорогу к двери черного хода, через который учащиеся школы ходили в свой двор; потом искать девочек в саду или в спальнях и в других комнатах третьего этажа.

Я знала, что по двору могли ходить слепые мальчики. Среди них плохие парни, обижавшие друг друга и тем более наших слепоглухонемых ребят, пользуясь их глухотой. Наш старший, Антон, не давал себя в обиду и храбро дрался с ними. Меня же они легко могли побить, ибо я драться не умела. Чтобы избежать столкновения с этими забияками, а главное, найти дорогу к двери черного хода, я решила идти не по середине двора, а направиться вдоль стены дома, надеясь, что таким образом скорее запомню дорогу, потому что буду знать, где какие окна, ямки, кочки, камни. После первого же «путешествия» я смогу все это представить, и если потом стану ходить даже по середине двора, то, подходя к стене, буду в стоянии по этим признакам найти ход в дом.

Горя желанием похвастаться перед подружками, что я самостоятельно могу приходить к ним, я двинулась вперед, время от времени притрагиваясь рукой к стене дома. Но на этом пути меня ожидали всевозможные мелкие, но неприятные сюрпризы, и если бы я могла заранее предвидеть, то, наверное, не избрала бы этот путь. Сейчас я уже не помню хронологическую таблицу препятствий. Помнится, натыкалась я на старые водосточные трубы, на куски ржавого железа, на кучи мусора, на целые груды камней, на которые я вынуждена была забираться, а они раскатывались во все стороны, и я проваливалась бог знает куда. Побывала я также под другими окнами нижнего этажа — некоторые из них были открыты, и мне навстречу протягивались руки жильцов, которые, наверное, не понимали, с какой целью я вдруг появилась под их окнами, — это я замечала по недоумевающим или вопросительным движениям их рук. Я очень смущалась и убегала дальше. Не знаю, до каких прелестей я бы еще добралась, продолжая двигаться вперед таким же манером, но, видно, моя судьба была вполне удовлетворена созерцанием столь странного путешествия, ибо она послала мне на выручку живое существо в лице маленькой зрячей девочки в трусиках, которая, вероятно, бегала по двору. Те слепые девочки, на поиски которых я пошла, были как раз во дворе, и моя юная спасительница подвела меня к ним.

Я была вся в пыли, руки — в царапинах, я немного волновалась, по правде сказать, была довольна даже столь незавидным путешествием. Теперь я знала, что не все дома безукоризненно квадратной формы, потому что я натыкалась на всякие непредвиденные углы, закоулки, удлинения и углубления. Узнала я и то, что не везде под стенами дома разбиты цветники, как это было в нашем саду. Узнала еще, что старое железо, мусор и прочая нечисть могут преспокойно украшать фасады домов до тех пор, пока их не разрушат такие предприимчивые особы, какой оказалась я…

Но не думайте, что я устрашилась всего этого; нет, я только все запомнила и потом старалась представить все те коварные места, куда мне не следовало ступать ногой. В дальнейшем, пользуясь много раз этой дорогой, я уже шла не под самой стеной, а на некотором расстоянии, хорошо зная, где находится какое-нибудь препятствие. Обратно к забору меня провожали девочки, а к ним я приходила сама. Подруги мне рассказывали, что, когда школьный швейцар видел мое появление на заборе, он сообщал: «Ребята, встречайте Скороходову, она уже маячит на заборе…»

И действительно, все, кто хотел, шли мне навстречу, поэтому я почти никогда не доходила до двери одна.

Двор школы слепых был довольно велик, а так как я в нем одна никогда не ходила, то всей его территории не знала и не представляла его так отчетливо, как сад нашей клиники. В помещении же школы я ходила одна. Правда, сначала меня водили девочки, потом я приходила к ним самостоятельно. Первое время я блуждала во все стороны, путала комнаты — их было много, и это сбивало меня с толку, затрудняя и в запоминании, и в представлении их по порядку. Но постепенно я изучила расположение всех комнат, представляла коридоры, классы, спальни, зал и пр. В любую комнату, в любое время я могла наведываться одна, а если не находила своих подруг, то самостоятельно возвращалась в клинику. По том я изучила помещение, занимаемое Дефектологическим институтом. Еще через некоторое время я научилась ходить не только в школу, но и в другой корпус, где жили сотрудники, прямо по тротуару улицы, вблизи забора. Затем сворачивала в переулок и через ворота заходила во двор школы. Мне даже понравилось ходить этим уличным ходом, он был наиболее удобен, а кроме того, мне приятно было сознавать, что я, подобно зрячим, могу идти по тротуару, иногда с палочкой, иногда без нее. Несмотря на то что все это было так давно, я до сих пор многое помню и ясно представляю. В прошлом году я побывала в Харькове в сопровождении Марии Николаевны, которая не знала того места, где раньше находилась клиника. И вот я могла показать ей все то, что уцелело после фашистского разгрома; о том, что не сохранилось, я ей рассказала. Я водила ее по дому, указывая дорогу. Все прежние комнаты и когда-то находившиеся в них предметы я представляла с поразительной ясностью и была очень взволнована нахлынувшими воспоминаниями и представлениями.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *