Преподнести как: «ПрЕподнести» или «прИподнести», как правильно пишется?

Содержание

"ПрЕподнести" или "прИподнести", как правильно пишется?

Слово «пре­под­не­сти» пра­виль­но пишет­ся с бук­вой «е» в при­став­ке пре- соглас­но пра­ви­лу орфографии.

Чтобы выбрать пра­виль­ное напи­са­ние сло­ва «препод­не­сти», а не оши­боч­ное «припод­не­сти», уста­но­вим мор­фем­ный состав и зна­че­ние смыс­ло­вой при­став­ки пре-.

Морфемный состав слова «преподнести»

Чтобы пра­виль­но напи­сать инте­ре­су­ю­щее нас сло­во, важ­но уста­но­вить его мор­фем­ный состав и опре­де­лить, в какой его части име­ет­ся орфограмма.

Этот гла­гол про­из­но­сит­ся с удар­ным глас­ным окончания:

преподнести́ — приставка/приставка/корень/окончание

Поставив уда­ре­ние, выяс­ним, что в этом сло­ве име­ет­ся несколь­ко орфо­грамм: без­удар­ные глас­ные в при­став­ках и в корне.

Правописание слова «преподнести»

Этот гла­гол пра­виль­но пишет­ся с при­став­кой пре-, кото­рая рав­но­знач­на при­став­ке пере-, что выте­ка­ет из лек­си­че­ско­го зна­че­ния слова:

  1. тор­же­ствен­но вру­чать, дарить что-л.
    ;
  2. перен. Сообщать что-л. неожиданное.
  3. перен. Представлять, изоб­ра­жать, изла­гать каким-л. образом.

                                               Т. Ф. Ефремова. Новый сло­варь рус­ско­го язы­ка. М., Рус.яз., 2000

«Преподнести» — зна­чит «пода­рить, вру­чить», то есть передать из рук в руки пода­рок или что-либо. Понаблюдаем за упо­треб­ле­ни­ем это­го сло­ва в пря­мом и пере­нос­ном смысле:

  • пре­под­не­сти пре­зент другу;
  • пре­под­не­сти цветы;
  • пре­под­не­сти пас­халь­ное яйцо;
  • пре­под­не­сти горь­кую правду;
  • пре­под­не­сти свою кан­ди­да­ту­ру рабо­то­да­те­лю с луч­шей стороны.

Вторая орфо­грам­ма — напи­са­ние без­удар­ной при­став­ки под-, кото­рая неиз­мен­на во всех сло­вах, например:

  • поды­то­жить сказанное,
  • под­пра­вить рисунок,
  • под­ста­вить миску.

Безударный глас­ный в корне рас­смат­ри­ва­е­мо­го гла­го­ла про­ве­рят фор­мы одно­ко­рен­ных глаголов:

  • при­не­сти — принёс;
  • зане­сти — занёс;
  • отне­сти — отнёс.

Слово «пре­под­не­сти» пра­виль­но пишет­ся с при­став­ка­ми пре-, под- и бук­вой «е» в корне. 

Мы пере­гля­ну­лись — и пошли себе даль­ше, все так же нетвер­до сту­пая и гото­вясь пре­под­не­сти фран­цу­зам боль­шой сюр­приз (Артур Конан Дойль. Преступления и призраки).

Хотя отме­тим, что этот гла­гол тра­ди­ци­он­но явля­ет­ся сло­вар­ным сло­вом, напи­са­ние без­удар­ных глас­ных в кото­ром запо­ми­на­ют­ся или про­ве­ря­ют­ся по орфо­гра­фи­че­ско­му словарю.

Чтобы усво­ить пра­виль­ное напи­са­ние это­го сло­ва со смыс­ло­вой при­став­кой пре-, про­чтем при­ме­ры предложений.

Примеры

Поклоннику хочет­ся пре­под­не­сти цве­ты люби­мо­му артисту.

Нужно осто­рож­но пре­под­не­сти ей это печаль­ное известие.

Марии пору­чи­ли пре­под­не­сти пода­рок юбиляру.

Хочется всё-таки пре­под­не­сти это в дру­гом ключе.

Скачать ста­тью: PDF

как пишется правильно, обоснование, употребление

Слово «преподнести» правильно пишется так, как указано сначала: с приставкой «пре и окончанием «-ти». Характерные ошибки в нём, первое, употребление неверной словообразующей единицы: «приподнести». Второе, выдумывание несуществующего окончания: «жизнь и судьба преподностят сюрприз», что ещё более ошибочно. Банально: в кафе или ресторане вам заказ приносят на подносе или «подносте»? Может быть, подтаскивают на заляпанных извёсткой строительных подмостях? Но и те не оканчиваются на «-тят». Что ж, посмотрим, что, когда и как нужно писать грамотно применительно к данной теме.

«Разбор полётов»

Начнем с конца. Причина ошибки в «преподностят» ясна: неосознанная ассоциация на слова «свистят» («свистит»), «тарахтят» («тарахтит»), и т.п. Но их корни («свист-», «тарахт-») оканчиваются на «т»

, а окончания «-ят» или «-ит». Окончания «-тит» в русском языке нет.

Приставки и предлоги

Ситуация с «пре-» и «при-» сложнее. Первое – исключительно словообразовательная единица (приставка), употребляемая в различных значениях, см. ниже. Словообразовательные единицы словами не являются и с исходными словами пишутся слитно. Изредка – через дефис, но к нашему случаю это не относится. «При» может быть и предлогом, т.е. словом и частью речи, и тогда пишется раздельно со словами. Но «при-» также и приставка, не-слово, причём в таком качестве сохраняет своё значение. Однако Викисловарь, по которому многие справляются о правописании, о «при-» как средстве образования новых слов умалчивает.

Пре-

Приставка «пре-» для словообразования употребляется в следующих целях:

Во временном отношении, с различными частями речи – указывает на предшествование:

  • «преклонный», «прелюдия»
    .

Синоним «пред-»: «предварительно», «предыдущий», «предписание». Частичный синоним для существительных «про-»: «проверка», «провидение», «провидец», «пролог», «прононс», «просмотр».

С прилагательными (иногда с существительными) – даёт им значение высокой или наивысшей степени признака (качества):

  • «превосходный», «прелестный», «престижный» («престиж»), «пресыщен» пресыщение»), «прелюбодеяние», «прелюбодей».
  • То же самое – с наречиями от прилагательных: «превосходно», «прелестно», «престижно».

Частичные синонимы «архи-», «сверх-», «супер-», «черес-»,

«чрез-»: «архисложно», «сверхзвуковой», «суперкомпьютер», «чересчур», «чрезмерно».

С глаголами – указывает на полноту, высокую напряжённость, неожиданность (непредсказуемость) или эмоциональную насыщенность действия:

  • «превознести», «предать», «преисполниться».

Синоним «пере-».

Последнее значение нам важнее, поскольку исходное слово для предмета нашего внимания – глагол «нести». Так что ради наглядности сопроводим сухие определения примерами:

  • «Шеф, мне придётся преподнести вам информацию, в корне меняющую ваш взгляд на нашего партнёра!»
  • «Ну-ка… Ох, ничего же себе подарок он нам готовится преподнести! А я-то ему так доверял…»
  • «Пока ничего страшного. У меня уже готов план, как обратить его козни против него же. Мы заблаговременно преподнесём ему урок, который запомнится ему на всю жизнь!»

Примечание: вообще-то уроки преподают, дают или задают, а цветы вручают (см. ниже). Но в данном контексте сгодится и так («он готовится преподнести – нет, это мы ему раньше преподнесём»). То есть, «урок» здесь употреблёно в переносном смысле, как неприятный сюрприз злокозненному ловчиле. А сюрпризы именно преподносятся.

При-

И предлог, и приставка «при» означают, во-первых, близость чего-то с чем-то. Но предлог – близость пассивную, пребывание около, так как предлоги пишутся раздельно со словами. Во-вторых, раздельное написание подчёркивает второе значение предлога «при»: указание на что-то или на кого-то.

Приставка «при» пишется слитно с исходным словом, и потому у неё остаётся только один ряд значений: активное стремление, сближение, присоединение.

То есть, если нечто только присутствует рядом, поблизости, или нужно указать на некий субъект (объект), пишем «при» как предлог, отдельно. Если же действие (стремление) намечается, происходит или уже совершилось (достигло цели), заменяем предлог приставкой

«при-», которая пишется слитно. Помните «Операцию “Ы”»?: «…Приём.»«Что-что?» «…Билет, и при нём задача»«Профессор, может быть, и лопух, но аппаратура при нём!»

Разыгрываем интермедию

Правописание «пре-», «пере-», «при» и «при-» действительно непростая штука. Поэтому закрепим узнанное посредством романтической сцены в лицах (но в связи с темой статьи).

Итак, некто набрался решимости объясниться с приглянувшейся ему прелестной женщиной. Не в силах преодолеть смущение, хотя она и не замужем, воздыхатель решил передать своей пассии невысказанное посредством приятного сюрприза, ради чего приобрел роскошные цветы. В праздничном костюме, при галстуке и с дорогим букетом, пришёл без предупреждения, и – о, ужас! – её квартирка

переполнена приглашёнными! Незадачливый ухажёр едва не грохнулся в обморок, но, превозмогая себя, преподнёс подарок, переминаясь, как слон в посудной лавке. Она же, по-видимому, уже давненько мысленно отвечала ему взаимностью: без слов приняв презент, выразила переполнявшие её чувства крепким объятием и жарким поцелуем при всех. Злополучный букет при этом измочалился всмятку между телами, зато присутствующие устроили влюблённым овацию, вечер прошёл превосходно, как никогда ранее, и, проводив гостей, новоявленные счастливые любовники ночь напролёт предавались приличествующим случаю утехам.

Грамматика

Слово «преподнести», разумеется, употребляется на письме в различных формах. Поэтому завершим статью его грамматической характеристикой. «Паспорт» части речи: переходный глагол совершенного вида. Состав: приставки

«пре-» и «-под-», корень «-нес-», глагольное окончание «-ти» (напоминаем: окончания «-тит» в русском языке нет! Равно как и приставки «-пад-», к сведению любителей поошибаться, пишучи). Постановка ударения и разделение переносами пре-под-нес-ти́. Соответствующий несовершенный глагол «преподносить». Спрягается глагол «преподнести» таким образом:

Первое лицо:

  • (Я) преподнесу́ (будущ.)/ преподнёс (прошедш. муж.)/ преподнесла́ (прош. жен.)/ <бы> преподнёс (преподнесла́) или преподнёс (преподнесла́) <бы> (сослагательн.)/ (Я/мы) <должен/должны?> преподнести́ или (Мне/вам) < необходимо?> преподнести́ (повелительн.).
  • (Мы) преподнесём (будущ.)/ преподнесли́ (прошедш.)/ <бы> преподнесли́ или
    преподнесли́
    <бы> (сослагательн.)/ <должны?> преподнести́ или (Мне/нам) < необходимо?> преподнести́/ <давайте-ка?> преподнесём/ преподнесёмте <-ка> (повелительн. ).

Второе лицо:

  • (Ты) преподнесёшь (будущ.)/ преподнёс (прошедш. муж.)/ преподнесла́ (прош. жен.)/ <бы> преподнёс (преподнесла́) или преподнёс (преподнесла́) <бы> (сослагательн.)/ преподнеси́ (повелительн.).
  • (Вы) преподнесёте (будущ.)/ преподнесли́ (прошедш.)/ <бы> преподнесли́ или преподнесли́ <бы> (сослагательн.)/ преподнеси́те (повелительн.).

Третье лицо:

  • (Он) преподнесёт (будущ.)/ преподнёс (прошедш.)/ <бы> преподнёс или преподнёс <бы> (сослагательн.)/ <Пусть> преподнесёт (повелительн.).
  • (Она) преподнесёт (будущ. )/ преподнесла́ (прошедш.)/ <бы> преподнесла́ или преподнесла́ <бы> (сослагательн.)/ <Пусть> преподнесёт (повелительн.).
  • (Оно) преподнесёт (будущ.)/ преподнесло́ (прошедш.)/ <бы> преподнесло́ или преподнесло́ <бы> (сослагательн.)/ <Пусть> преподнесёт (повелительн.).
  • (Они) преподнесу́т (будущ.)/ преподнесли́ (прошедш.)/ <бы> преподнесли́ или преподнесли́ <бы> (сослагательн.)/ <Пусть> преподнесу́т (повелительн.).

Действительное причастие прошедшего времени преподнёсший. Страдательное – преподнесённый. Деепричастия прошедшего времени преподнеся́, преподнёсши.

***

© ПишемПравильно.ру

Перечень академических источников, использовавшихся при подготовке материалов.

Правописание этих слов надо знать:

Проверить еще слово:

Как пишется: «прЕподнести» или «прИподнести»? Лёгкий способ избежать глупой ошибки | Беречь речь

Честно сказать, это слово и в моей голове часто вызывает путаницу. От ошибки спасает «насмотренность»: визуально помню, как выглядит слово «пре/иподнести».

А недавно я придумала, как раз и навсегда запомнить написание и избежать ошибки. Расскажу об этом в конце статьи.

Как выбрать приставку: ПРЕ- или ПРИ-

Давайте быстро пробежимся по знакомому школьному правилу. Согласно справочнику Д. Э. Розенталя приставка ПРЕ- пишется в случаях:

  1. Значения высокой степени качества или действия. Как понять, что это наш случай? Попробуйте приставку заменить на слово очень или весьма. Если получилось, пишите ПРЕ-. Например: прелюбопытный = весьма любопытный.
  2. Значения «через», «по-иному». В том числе если ПРЕ- можно по смыслу заменить на ПЕРЕ-. Например: превозмочь.
Иллюстрация с https://1freewallpapers.com/

Иллюстрация с https://1freewallpapers.com/

А

вот здесь нужна приставка ПРИ-
  1. Значение пространственной близости, прибавления, присоединения и т. д. Например: прибавить, прибрежный.
  2. Значение не до конца выполненного или совершенного на короткий срок действия. Например: притормозить, приподнять.
  3. Значение действия, доведенного до конца или совершенного в чьих-то интересах. Например: прибить, припрятать.
Фотография дополнена автором

Фотография дополнена автором

Какой смысл у нашего слова?

Согласно толковому словарю С. А. Кузнецова оно имеет три значения:

 1. Торжественно поднести, вручить кому-либо.

2. Разг. Сообщить или сделать что-либо неожиданное, неприятное.

3. Представить, изобразить и т.п. каким-либо образом. 

Опираясь только на смысл, объяснить приставку в глаголе невозможно. Справочная служба русского языка сообщает, что его написание определяется в словарном порядке.

Его нужно просто запомнить.

Иллюстрация неизвестного художника. Художник, найдись!

Иллюстрация неизвестного художника. Художник, найдись!

Как легко запомнить

Итак, правильное написание слова только одно — ПРЕПОДНЕСТИ. Варианта с приставкой ПРИ- не существует в природе.

А запомнить его можно с помощью ассоциации: преподаватель преподносит материал так, что студенты не пропускают лекций.

Все мы когда-то учились и называли между собой преподавателя преподом. Когда говорите «преподнести», представляйте «препода»: худощавого мужчину в очках и с папкой под мышкой.

Или любую другую студенческую фантазию: пусть ваш образ будет ярким и запоминающимся. Таким же, как глагол «преподнести».

Поставьте «палец вверх», если вам понравилась статья! И подписывайтесь на канал в Дзене, ВКонтакте, Telegram, Яндекс.Мессенджер и на мой новый блог о книгах в Инстаграме — Книгоморье!

Аварию на коммунальном предприятии Бердянска пытались преподнести, как срыв выборов

13:04

26.10.2020

Общество

Автор: Владимир Головатый

В Бердянске произошел сбой в системе уличного освещения. По мнению экспертов, такая авария — единственная за последние годы. Но случилось это в день выборов, точнее вечером 25 октября, потому и некоторые представители политических сил пытались преподнесли аварию, как заговор с целью срыва избирательного процесса.

Главный инженер КП «Горсвет» Олег Вронский рассказывает, что около 18:00 на территории предприятия произошла авария: обесточенным оказался дистанционный диспетчерский пункт, отвечающий за систему уличного освещения.

— В выходной день вызвали персонал, чтобы в кратчайшие сроки устранить аварию. В течении часа мы восстановили электроснабжение. Плюс, произошел сбой в программном обеспечении дистанционного диспетчерского пункта и нам пришлось вручную включать все 100 шкафов управления наружным освещением, на каждый потребовалось от 30 секунд — до одной минуты. Приносим извинения за временные неудобства, к 19:30 весь город, в том числе отдаленные поселки и села были освещены, — отметил Олег Вронский.

Увы, но мало кто пытался вникнуть в ситуацию, которая произошла на коммунальном предприятии, зато некоторые преподносили её, как заговор, оправдывая свою политическую несостоятельность. Как рассказал главный инженер КП «Горсвет», люди, которые даже не потрудились позвонить дежурному на предприятие и поинтересоваться, что случилось, распускали слухи об умышленном отключении уличного освещения.

— К сожалению, были такие бердянцы, которые распространяли фейки в социальных сетях и комментировали негативно наши действия. Крайне неприятна такая ситуация. И это при том, что подобная авария у нас впервые за последние несколько лет — в условиях непогоды и сильного шторма в Бердянске, как и положено, освещаются центральные улицы и окраины, — добавил Олег.

После подобных обвинений в диверсии, представители полиции и СБУ провели проверку деятельности коммунального предприятия. Как сообщает главный инженер КП «Горсвет», естественно, фактов, подтверждающих слухи, не обнаружили.

Авария сетей наружного освещения устранена

Напомним, до 2016 года после 23:00 город в буквальном смысле погружался во тьму – освещение работало лишь на некоторых улицах в центральной части. Кроме того, без внешнего освещения были многие спальные районы и окраины.

Как мы ранее рассказывали, к сожалению, от разного рода аварий даже в день выборов никто не застрахован: 25 октября на территории Запорожской области произошло несколько форс-мажорных ситуаций, связанных с отсутствием электроснабжения, и даже избирательные комиссии работали при свечах и фонарике.

Новости с доставкой на ваш смартфон! Только о самом важном в Бердянске!
Наш канал в Telegram
Чат Бердянска в Telegram
Присоединяйтесь к сообществу в Viber: "PROБердянск"

Девушки африканского происхождения о своих волосах — Wonderzine

У меня очень пышные, густые и кудрявые волосы, но не такие жёсткие и тёмные, какими обычно они бывают. Наверно, я сталкиваюсь с теми же трудностями, что и все: они очень сильно путаются, их тяжело прочёсывать, особенно если сразу после душа не нанести правильное средство. Также тяжело выпрямлять — трачу на это очень много времени. Но очень круто, что волосы держат форму: если я сделаю косички или пучок, то смогу ходить так весь день и не париться, что у меня что-то там вылезет или испортится.

Схема ухода такая: сначала я мою волосы шампунем, затем наношу кондиционер, держу около пяти минут, смываю и наношу маску, также держу несколько минут и затем смываю; когда выхожу из душа, наношу уже несмываемую маску, которая делает кудри более увлажнёнными, а волосы в целом — блестящими. Больше всего люблю средства Cantu — открыла для себя марку в прошлом году, пользуюсь только ею, кайфую и всем советую.

В детстве я очень переживала, почему у меня такие волосы, а у других не такие, почему другие могут распустить их во время какого-нибудь праздника, а я всегда должна ходить в косичках, потому что знала, что меня наругает мама. Она всегда купала и расчёсывала меня по воскресеньям, потом сразу же заплетала косички, и я должна была так ходить целую неделю — расплетать их посреди недели не разрешалось.

Сейчас, когда я выросла, я отношусь к своим волосам как к чему-то очень специфичному и индивидуальному. Я рада и горжусь тем, какие они у меня, и мне нравится делать экстравагантные причёски. В четырнадцать лет я покрасила волосы в чёрный цвет, в прошлом году осветлила и подстригла их, ещё я делала косички, кератиновое выпрямление — в общем, чего только не пробовала. Но сейчас я пришла к своему естественному цвету и виду волос.

Когда я делаю пышную причёску — мне очень нравится, когда у меня пышные кудри в духе 80-х, — то чувствую, что люди не понимают её. Меня называли «домовёнком» и «бабой-ягой». Это всегда очень неприятно. Часто меня спрашивали: «А ты что, их не расчёсываешь?» — хотя я убила на это кучу времени. Всегда спрашивают, тяжело ли мне их расчёсывать, чем я их расчёсываю, на что часто отвечаю, что пользуюсь граблями.

Парикмахера найти сложно, поэтому я обхожу стороной салоны и стилистов. Если уж совсем припрёт, могу сходить, но вообще стараюсь этого не делать, потому что около семи лет назад у меня был печальный опыт. Я просила мастера сделать стрижку на сухие выпрямленные волосы, но она убеждала меня, что это неправильно. Тогда парикмахер помыла мне волосы — а кудри выглядят длиннее, пока они мокрые, — подстригла меня, и на выходе я получила каре, которое потом отращивала очень-очень долго. Сейчас, если я иду, например, на кератиновое выпрямление, то выбираю мастера, который меня точно поймёт.

ПрЕподнести или прИподнести — как правильно писать и говорить

Чтобы выбрать пра­виль­ное напи­са­ние сло­ва «преподнести», а не оши­боч­ное «припод­не­сти», уста­но­вим мор­фем­ный состав и зна­че­ние смыс­ло­вой при­став­ки пре-.

Чтобы пра­виль­но напи­сать инте­ре­су­ю­щее нас сло­во, важ­но уста­но­вить его мор­фем­ный состав и опре­де­лить, в какой его части име­ет­ся орфограмма.

Этот про­из­но­сит­ся с удар­ным глас­ным окончания:

  • преподнести́ — приставка/приставка/корень/окончание

Поставив уда­ре­ние, выяс­ним, что в этом сло­ве име­ет­ся несколь­ко орфо­грамм: без­удар­ные глас­ные в при­став­ках и в корне.

Правописание слова «преподнести»

Этот гла­гол пра­виль­но пишет­ся с при­став­кой пре-, кото­рая рав­но­знач­на при­став­ке пере-, что выте­ка­ет из лек­си­че­ско­го зна­че­ния слова:

  1. тор­же­ствен­но вру­чать, дарить что‑л.;
  2. перен. Сообщать что‑л. неожиданное.
  3. перен. Представлять, изоб­ра­жать, изла­гать каким‑л. образом.

                                               Т. Ф. Ефремова. Новый сло­варь рус­ско­го язы­ка. М., Рус.яз., 2000

«Преподнести» — зна­чит «пода­рить, вру­чить», то есть передать из рук в руки пода­рок или что-либо. Понаблюдаем за упо­треб­ле­ни­ем это­го сло­ва в пря­мом и пере­нос­ном смысле:

  • преподнести подарок другу;
  • пре­под­не­сти цветы;
  • преподнести пас­халь­ное яйцо;
  • пре­под­не­сти горь­кую правду;
  • пре­под­не­сти свою кан­ди­да­ту­ру работодателю.

Вторая орфо­грам­ма — напи­са­ние без­удар­ной при­став­ки под-, кото­рая неиз­мен­на во всех сло­вах, например:

  • поды­то­жить сказанное,
  • под­пра­вить рисунок,
  • под­ста­вить миску.

Безударный глас­ный в корне рас­смат­ри­ва­е­мо­го гла­го­ла про­ве­рят фор­мы одно­ко­рен­ных глаголов:

  • при­не­сти — принёс;
  • зане­сти — занёс;
  • отне­сти — отнёс.

Слово «пре­под­не­сти» пра­виль­но пишет­ся с при­став­ка­ми пре-, под- и бук­вой «е» в корне.

Мы пере­гля­ну­лись — и пошли себе даль­ше, все так же нетвер­до сту­пая и гото­вясь пре­под­не­сти фран­цу­зам боль­шой сюр­приз (Артур Конан Дойль. Преступления и призраки).

Хотя отме­тим, что этот гла­гол тра­ди­ци­он­но явля­ет­ся сло­вар­ным сло­вом, напи­са­ние в кото­ром запо­ми­на­ют­ся или про­ве­ря­ют­ся по орфо­гра­фи­че­ско­му словарю.

Читайте также: – правила раздельного написания.

Страница не найдена - ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО

ИНТЕРЕСНОЕ 935

Звездные дети часто публикуют в сети снимки их знаменитых родителей, ведь быть наследниками либо

ИНТЕРЕСНОЕ 45

Школьная форма. Сколько воспоминаний связаны с ней? Мы с гордостью носили эту форму, и

ИНТЕРЕСНОЕ 1 518

Сложно поверить, что красавице, светской львице Боне сорок лет! Выглядит она конечно моложе своих

ИНТЕРЕСНОЕ 563

Телеведущий Дмитрий Борисов считается “наследником” Андрея Малахова. Но, всем известно, что он не зарабатывает

Определение подарка от Merriam-Webster

настоящее | \ ˈPre-zᵊnt \ предварительно отправлено | \ pri-ˈzent \

представлены; представление; представляет

переходный глагол

2 : официально отдавать или отдавать

: представить (что-нибудь, например, пьесу) перед публикой

б (1) : , чтобы привести или представить в присутствии кого-либо, особенно высокого ранга или статуса.

(2) : представить социально

: предложить к просмотру : показать

б : обратить внимание Это представляет проблему.

: для предъявления (чего-либо, например, обвинения) в суде в качестве объекта расследования

б : для предъявления официального публичного обвинения, обвинительного заключения или представления против

6 : назначить бенефициаром

7 : , чтобы прицелиться, направить или направить (что-то, например, оружие), чтобы повернуться лицом к чему-либо или в определенном направлении.

настоящее | \ ˈPre-zᵊnt \

1 : уже существует или в процессе

: на виду или под рукой

б : в упомянутом или рассматриваемом вопросе

3 : , составляющий фактически задействованный, имеющийся или рассматриваемый

4 : , относящееся к глагольному времени или составляющее его, выражающее настоящее время или время произнесения.

настоящее | \ ˈPre-zᵊnt \

: настоящее время языка

б : форма глагола в настоящем времени

3а представляет множественное число : настоящие слова или утверждения конкретно : юридический документ или другое письмо, в котором используются эти слова

б устаревший : настоящее событие или дело

в настоящий момент : в это время или в это время : сейчас

критических перспектив глобальной власти: Шейх, Нермин: 9780231142991: Amazon.com: Books

Настоящее как история - это редкая возможность услышать, как всемирно известные ученые говорят о новом империализме, феминизме и правах человека, секуляризме и исламе, постколониализме и глобальной экономике. Они рассматривают Соединенные Штаты как объект исторического и политического допроса, а не как норму, исходя из которой следует оценивать все остальное и оценивать третий мир через его историю колониализма и неоколониализма, а не сосредотачиваться на вопросах культуры и морали.

Амартия Сен обсуждает недостатки программы развития в том виде, в котором она была задумана в конце Второй мировой войны, а Джозеф Стиглиц объясняет экономическую глобализацию и способность Международного валютного фонда направлять ее траекторию. Санджай Редди утверждает, что глобальные оценки бедности ошибочны, а Хелена Норберг-Ходж использует свой опыт в Тибете, чтобы выявить проблемы с практикой развития.

Политологи Партха Чаттерджи, Махмуд Мамдани и Анатол Ливен отмечают рост гегемонистской власти от колониального до постколониального периода.Чаттерджи исследует стойкие последствия колониальной административной и управленческой практики, в то время как Мамдани, сосредотачиваясь на нынешнем глобальном устройстве, объясняет рост террористических движений по всему миру в контексте холодной войны. Ливен смотрит на различные разновидности американского национализма, а также на преемственность и разрывы между империями девятнадцатого века и нынешней. Иранский адвокат по правам человека Ширин Эбади подробно описывает взаимосвязь между исламом, демократией и правами человека, в то время как антропологи Лила Абу-Лугод и Саба Махмуд соответственно прослеживают историческое использование женщин как оправдание имперского вмешательства и обсуждают взаимосвязь между либерализмом, исламом и секуляризм .Литературный теоретик и культурный критик Гаятри Чакраворти Спивак рассматривает наследие колониализма в области языка и образования и выделяет проблемы, связанные с дискурсом и практикой прав человека.

В заключение Талал Асад прослеживает генеалогию термина секуляризм, особое место в нем ислама и его отношение к современности. Гил Аниджар рассматривает различие между религией и политикой и раскрывает исторические связи между секуляризмом и христианством.Взятые вместе, эти интервью предлагают ценное понимание мировой истории и поправку к преобладающим общепринятым дискурсам о глобальной власти и справедливости.

Аарон Роджерс отсутствует, поскольку упаковщики открывают обязательный мини-лагерь

Грин-Бэй, Висконсин - Аарон Роджерс не был с Green Bay Packers на их первой обязательной сессии мини-лагеря во вторник, последней главе в противостоянии между командой и ее защитником MVP.

Роджерс также не участвовал в добровольно организованных командных мероприятиях Пэкерс, что означало изменение его обычного распорядка вне сезона.Упаковщики имеют возможность оштрафовать Роджерса чуть более чем на 93 000 долларов, если он пропустит все три сессии мини-лагеря на этой неделе.

Трехкратный MVP провел всю свою карьеру в команде Packers, которая выбрала его 24-м номером на драфте 2005 года. Но его будущее с командой было неопределенным с тех пор, как ESPN сообщил в часы, предшествующие драфту этого года, что Роджерс не хочет возвращаться в Грин-Бей.

Роджерс уклончиво рассказывал о своем будущем в интервью ESPN, которое транслировалось 24 мая, но все же обсудил свое разочарование с организацией.

«Мне кажется, иногда люди забывают, что на самом деле делает организацию», - сказал Роджерс. «История важна, это наследие многих людей, которые были до вас. Но люди - это самое главное. Люди создают организацию. Люди делают бизнес, и иногда об этом забывают. Культура строится кирпичом за кирпичиком, ее основу составляют люди, а не организация, не здание, не корпорация. Его построили люди ».

Пока Роджерса не было на тренировке во вторник, у Packers все же присутствовали пять лучших приемников.Эти приемники, группа, возглавляемая отборщиком All-Pro Даванте Адамс, пропустили сеансы OTA.

Packers стремятся сделать следующий шаг после проигрышей в чемпионате NFC каждый из последних двух сезонов, но неопределенность в отношении будущего Роджерса доминировала в межсезонных дискуссиях.

Тренер Packers Мэтт Лафлер и генеральный менеджер Брайан Гутекунст заявили, что хотят вернуть Роджерса. Гутекунст сказал, что не променяет Роджерса, у которого осталось три года по контракту.

Генеральный директор Packers Марк Мерфи отметил в ежемесячной колонке, опубликованной в субботу на веб-сайте команды, что проблема разделила фанатов команды. Также в колонке Мерфи ответил на письмо с критикой Gutekunst, выразив поддержку генеральному директору.

«Мы по-прежнему привержены решению проблем с Аароном и хотим, чтобы он был нашим квотербеком в 2021 году и в последующий период», - сказал Мерфи, повторив комментарии, сделанные им в колонке месяцем ранее. «Мы работаем над разрешением ситуации и понимаем, что чем меньше обе стороны скажут публично, тем лучше.”

Butt | Настоящее как прошлое: научная фантастика и музей

Мы следуем за хранителем в коллекцию вручения предметов музея Хорнимана. Стены украшены витринами со стеклянными фасадами, изогнутыми столиками и висячими дисплеями, которые обращаются к маленьким рукам и липким пальцам. В отличие от степенного расположения тщательно маркированных экземпляров коллекции Natural History, здесь предметы занимают всю глубину стеллажей. Чучела птиц выглядывают поверх ракушек, а пластиковый прагматизм старого мобильного телефона освещается отраженным светом кристаллов жеода .

Мы медленно движемся по комнате, борясь с радостным желанием прижаться носом к стеклу, соглашаясь шептать чудеса всем, кто окажется рядом с нами (, рис. 1, ). Мы небольшая группа посетителей: студенты факультетов искусств и кураторов Лондонского университета искусств (UAL), доктор Дэн Бирн-Смит (старший преподаватель теории изящных искусств Колледжа искусств и искусства Челси, научный сотрудник по дизайну и естествознанию в Horniman). Museum), я и хранитель ключей от окружающих нас миров .

фигура 1

Коллекция обработки объекта. Два человека стоят перед стеной из стеклянных витрин с различными музейными предметами. На переднем плане - витрина с двумя узорчатыми яйцами. Расположение яиц в ящике похоже на то, как два человека стоят вместе. Один из людей улыбается, указывая на музыкальный инструмент в ящике вдоль стены.

Воспроизведено с разрешения Дэна Бирна-Смита.

Перетасовываю свои записи и шагаю вперед :

«Привет, меня зовут Эми (местоимения она / она).Я хотел начать с того, что поблагодарил Дэна за приглашение сюда, персонал Хорнимана за то, что предоставил нам это пространство, и поблагодарить вас всех за то, что пришли. Просто чтобы представиться, я архитектор и преподаватель архитектуры, а также я страстный читатель и защитник миров научной фантастики. Итак, в ходе этого семинара мы внимательно рассмотрим миры, содержащиеся в трех научно-фантастических романах: «Машина времени » Герберта Уэллса «» (1895), « We » Евгения Замятина (1924 г.) и «» Салли Миллер Гирхарт. Wanderground (1979).Действие этих романов разворачивается в воображаемом будущем, и все они содержат описания музеев - пространств, где наше настоящее переосмысливается как историческое прошлое. На этом семинаре мы будем перестраивать эти описанные музеи, чтобы исследовать, как привнесение в музей пространств научной фантастики может изменить условия нашего взаимодействия с объектами, с которыми мы сталкиваемся. В трех группах мы выберем объект, а затем проведем реконструкцию вымышленного музея, как описано в этих коротких отрывках, с использованием материалов в этой комнате.Какую форму это примет (инсталляция, перформанс, путешествие) и какие аспекты описания оно отражает, полностью зависит от вас. Мы с Дэном очарованы той ролью, которую тексты фантастики могут играть в музеях нашего времени, тем, как они могут дать нам критическую дистанцию ​​для размышлений о том, как мы думаем о музейных пространствах и объектах, которые они содержат, и что они могут означать для нас. Мы надеемся, что сегодня мы сможем вместе исследовать эти вопросы с помощью этих творческих инсценировок ».

Научная фантастика (НФ) позволяет нам населять воображаемые миры, давая нам воспоминания о еще не прожитых жизнях, которые мы несем с собой вместе с воспоминаниями о нашем собственном прожитом прошлом.В Археологии будущего Фредерик Джеймсон обсуждает научную фантастику в утопических текстах с точки зрения его способности функционировать как след памяти, способности передавать «послания инаковости, но переданные в прошлом» (Jameson, 2005: 99) . В этих художественных произведениях материалы и моменты настоящего переосмыслены как воспоминания, небольшая часть невероятной истории воображаемого будущего. Путешествовать по музеям, описанным в романах фантастики, - это временное отчуждение.

В своей работе о спекулятивном дизайне Данн и Раби (2013) говорят о спекулятивном с точки зрения набора событий, которые могут привести нас отсюда туда. Но, что, возможно, более важно, они призывают к умозрительному выполнению критически важной функции, и именно на этих условиях этот семинар и статья рассматривают SF: как критический инструмент дизайна, который позволяет нам размышлять о мире, в котором мы живем. Он основан на описании Дарко Сувина НФ как жанра когнитивного отчуждения, чтобы исследовать вымыслы, которые предоставляют «не фактические имитации лучшего мира, а освещение того, как мы его себе представляем» (Williams, 2014: 627; обсуждая Suvin, 1979). .

Подобно тому, как этот семинар использует миры фантастики для создания критического расстояния от живой реальности, так и эта статья опирается на опыт и вмешательства, созданные на семинаре, чтобы направить исследования и побудить размышления о музейной практике. Между описаниями семинара (напечатанными в этом эссе курсивом и сопровождаемыми поспешными фотографиями, сделанными на камеры телефона), он опирается на теорию архитектуры, научную фантастику и утопические исследования, а также исследования музеев, чтобы понять и поместить эти действия в более широкие теоретические и контексты практики.И в семинарах, и в этой статье научная фантастика - это образ мышления, а также исходный текст.

Мы делимся на три группы. Каждая группа берет карточку для заметок, на которой печатается небольшой отрывок из романа. Наши глаза постоянно устремляются к эклектичному изобилию, которое нас окружает, к массе историй, которые давят на нас. Описания вымышленных музеев перекликаются с витринами, сохранившимися фрагментами нашего материала. Несколько человек из каждой группы читают отрывок вслух, чтобы никто не владел его содержанием.Когда куратор открывает кейсы, каждая группа делает шаг вперед, чтобы выбрать объект, удерживая его между собой, чтобы подумать, как его можно понять в странном новом мире, который они будут создавать.

Машина времени

Я нашел Дворец Зеленого Фарфора, когда мы подошли к нему около полудня, заброшенным и разрушающимся. В окнах остались только рваные остатки стекла, а большие листы зеленой облицовки отвалились от ржавого металлического каркаса ... Подойдя к стороне, я обнаружил то, что, казалось, было наклонными полками, и, расчищая густую пыль, нашел старую знакомые витрины нашего времени.(Уэллс, 2016: 61)

Для путешественника во времени в книге Герберта Уэллса «Машина времени », написанной в 1895 году, Дворец из зеленого фарфора - это образ будущего, который перекликается с ценностями прогресса, которые он несет с собой. Это прямой потомок музеев Южного Кенсингтона, с которыми Уэллс был близко знаком, когда учился в Нормальной школе естественных наук, и отсылка к Хрустальному дворцу, открытому в 1851 году: викторианская индустриализация и империализм, начертанные на архитектурных языках железа. и стекло и нежный фарфор.По описанию Кэти Стоун, путешественник присоединяется к «империалистическому направлению эволюционной мысли» (Stone, 2020: 50), что проявляется в линейной темпоральности музейных выставок, где зверства имперской колонизации переписываются повествованием о прогрессе. который помещает сердце Империи как вершину цивилизации. 1 Этот захват тел и произведений колонизированных народов сопровождается их позиционированием в империалистических нарративах развития как зрелище все еще настоящего прошлого.Во Дворце зеленого фарфора, как и в других музеях, колониализм превратил пространство во время (Rieder, 2012; цит. По Stone, 2020).

Постепенно мы перестаем узнавать друг друга в рамках коллекции обработки объектов, каждая группа сосредоточилась на извлечении и выбранном объекте. Создаются маленькие круги пристального наблюдения, закрытые друг от друга интенсивностью нашего взгляда внутрь. Мы неохотно сближаемся, когда первая группа читает вслух свой короткий отрывок из «Машины времени».Когда снова наступает тишина, мы неловко стоим в центре комнаты, ожидая, пока они поделятся предметом, начнут обсуждение, предпримут какие-то действия, которые вернут нам цель. Но группа, реагирующая на этот отрывок, останавливает наше упреждающее движение, поскольку они тихо объясняют, что и объект, и реакция уже на месте. Процесс отбора и курирования прошел без нас .

В Машина времени Дворец Зеленого Фарфора стоит в руинах. Внутри ранжированные случаи, которые говорят с путешественником во времени с такой обнадеживающей уверенностью, были замечательно сохранены, но они больше не представляют интереса для мирных людей Элои, которые, казалось бы, эволюционировали, превзойдя потребность стремиться или хотеть.Вместо этого его наклонные полы пространственно определяют другую форму прогресса, поскольку они ведут вниз к затемненному подземному городу морлоков, их существование под миром Элоев является проявлением эксплуатации и насилия, которые одновременно подкрепляют и подрывают внешний вид цивилизации. 2 Линейное повествование о научном прогрессе, содержащееся в этих случаях, не связано с настоящим разрушениями, эта мера прогресса достигла пика и остановилась и перестала быть актуальной.

Мы пытаемся перефокусировать наше внимание, чтобы определить, что изменилось, ища какие-то следы изменений, которые были сделаны, в то время как наше внимание было направлено на что-то другое. Но в этой комнате, заполненной диким изобилием музейных предметов, трудно разглядеть что-то не к месту. Какой бы акт перемещения группа ни совершила при выборе объекта и построении ответа, он маскируется хаотической деконтекстуализацией других музейных предметов, которые ее окружают, объектов, которые уже находятся вне времени и не на своем месте .

В этом состоянии частичного разрушения Дворец Зеленого Фарфора противостоит нам непостоянством и временным расстоянием на двух уровнях; в то время как присутствие музея и его экспонатов предполагает, что пыль только что осела на будущее, не слишком далекое от нашего настоящего, утрата узнаваемого человечества в результате нового эволюционного развития ставит его на расстояние, измеряемое эпохами (Parrinder, 1995). ). Это памятник неизбежности изменений и разложения, который действует как на человеческое тело, так и на культурные конструкции знания.Хотя Элои могут водить руками по гладким поверхностям стеклянных витрин и наблюдать за идеально сохранившимися объектами, у них нет желания преодолевать концептуальную дистанцию, отделяющую их от предметов внутри.

Группа, подготовившая этот ответ, обменивается взглядами. В конце концов кто-то кивает в сторону ткани в углу комнаты. Один человек делает шаг вперед, чтобы схватить его за края, и, зная о нашем сосредоточенном внимании, он ловко удаляет его (, рис. 2, ).Роль ткани раскрывается в тот же момент, когда она сметается, эхо пыльных листов, помещенных на мягкую мебель в качестве савана и укрытия. Драматический характер этого жеста придает этому упускаемому из виду углу повествовательное присутствие точно так же, как задернутый занавес театра и ожидание постановки говорят об истории, которую нужно рассказать .

фигура 2

Момент откровения. Человек поднимает черный кусок ткани, чтобы открыть скрытый за ним угол комнаты.Другой человек стоит на расстоянии и смотрит, и его взгляд отражается эхом в стеклянной витрине, заполненной масками, которые выравнивают стену и смотрят в камеру.

Воспроизведено с разрешения Дэна Бирна-Смита.

В нарративах SF Сьюзан Зонтаг (1964) очерчивает повторяющуюся привлекательность эстетики разрушения, очарование воображаемого будущего, которое разрушает построенное настоящее, оставляя только руины, катастрофическую неудачу в поддержании нашего современного момента. Но для Вивиан Собчак (1988) чудо в этом разрушенном будущем происходит не от разрушения, а от подрыва знакомого.Для Собчака часть привлекательности заключается в отчужденном присутствии знакомого в ландшафте далекого будущего или в объекте, чья повествовательная связь с нашим настоящим сохраняется, несмотря на разрушение, которое его окружает.

Мы говорим о том, что значит раскрыть что-то, спровоцировать шокированное признание знакомого, сметать слои пыли, времени или невидимости, которые скрыли от нас какую-то часть мира. Кто-то проводит различие между тем, что не замечают, и тем, что скрыто, и размытыми гранями, где коварные тонкости привилегий и власти ограничивают доступ к знанию.Мы говорим о природе свободы воли и о разнице между незнанием и приглашением открыть для себя .

В развалинах этого воображаемого будущего объекты, которые, как предполагается, должны пережить нас, выбираются частично из-за той роли, которую они берут на себя в повествовании. Но в то время как ящики Дворца зеленого фарфора содержат пачку серных спичек, которые служат утилитарным повествовательным устройством, спички также сохраняют свой символический вес как свидетельство систем научных знаний, которые считаются утраченными.Как описывает Роберт Кроссли в отношении музея в SF, «зрелище наблюдателя, исследующего артефакт и использующего его в качестве окна в природу, культуру и историю, допускает конвергенцию антропологических, пророческих и элегических тональностей» (Crossley, 1991: 206). Невозможность полностью описать всю полноту воображаемого мира в рамках какого-либо одного НФ-текста означает, что объекты, артефакты и пространства, которые они содержат, не могут позволить себе быть несущественными (Jones, 1999), и как таковые они требуют внимательного и критического изучения, как окна в мир. Мир. 3

Под тканью сидит чучело птицы. Жизнеспособность блестящей текстуры его крыльев противоречит его плоским черным глазам, устремленным в этот особенный момент. Он уравновешен на выступающем плинтусе, закрепленном между дверной коробкой и радиатором ( Рисунок 3 ). И радиатор, и птица были скрыты тканью, и оба выглядят замечательно, когда открываются, видимость сдерживается за счет того, что ткань встает на место, чтобы создать повышенную внимательность.Выполнение маскировки и принудительной фокусировки, которую она создает, придает значение этим объектам, это означает, что они выдержат и оправдывают давление нашего исследования. Мы вынуждены создать причины для их сохранения .

Рисунок 3

Скрытый объект. Промышленный радиатор заключен в защитную проволочную сетку с небольшим зазором между радиатором и дверной коробкой. В эту щель поместили маленькую чучело птички, балансирующую на вершине выступающего плинтуса.Видно небольшое количество черной ткани, накинутой поверх радиатора. Воспроизведено с разрешения Дэна Бирн-Смита.

Эти объекты вне времени, воображаемо перенесенные в будущее, действуют как материальная запись нашего настоящего. Они выступают в качестве прокси для нашего современного я или проводника личной или культурной памяти в воображаемом будущем. Но они также окутаны интерпретирующим пониманием своего отчужденного временного контекста, как в таких романах, как « Фаренгейт 451 » Рэя Брэдбери (1953) или Уолтер М.Книга Миллера-младшего A Canticle for Leibowitz (1959), где книги, уцелевшие в огне, наполняются новым смыслом как источник революционной надежды или свидетельство апокалиптического высокомерия. Это постоянно меняющееся значение исследуется Сьюзан Крейн (2006) применительно к музейным объектам, которая утверждает, что цель руин или реликвии не фиксирована, а многократно ограничена и изменена историческим контекстом.

Кто-то спрашивает, повлияет ли то же действие на другие предметы, поэтому мы роемся в карманах и сумках в поисках обломков повседневной жизни.Спрятанные в наших ладонях, чтобы не испортить сюрприз, мы помещаем эти предметы под ту же ткань и шагаем вперед, чтобы исполнить тот же самый размах откровения. Предлагаемые нами объекты насильственно исключаются из контекста перед тем, как быть помещены на коллективное рассмотрение. Они наделены ценностью и тяжелым смыслом .

Поскольку реликвии и руины в воображаемом будущем НФ требуют тщательного изучения, они обеспечивают жизненно важную основу для противостояния материальным условиям настоящего.Временное расстояние воображаемого будущего придает этим объектам новое значение, через которое могут быть раскрыты их социальные, культурные и экологические последствия. Как отмечает Ричард Крауншоу (2017), это делает жанр фантастическим, уникальным для борьбы с антропоценом. Он способен взаимодействовать с масштабами пространства и времени, недоступными для других форм художественной литературы, при этом устанавливая чуткую связь с людьми, когда они сталкиваются с обширными системными проблемами, такими как климатический кризис. 4 В этих выдумках можно исследовать последствия наших действий в настоящем, а осязаемое присутствие объектов дает доказательства, за которые мы несем ответственность.Для читателя опыт спекуляции, спровоцированной этими объектами, намеренно множественен для того, чтобы вызвать такую ​​критическую рефлексию, и, как предполагает Лиззи Мюллер, «во взаимодействии их невозможности, устаревания и лиминальности с их материальным существованием эти объекты действуют не только. как зеркала нашей собственной реальности, но также как порталы, которые позволяют нам, хотя бы на мгновение, выйти за ее пределы »(Muller, 2013: 5).

Дольше всего подвергаем сомнению крышку объектива фотоаппарата. Его использование не сразу становится очевидным, пока его не возьмут и не держат в руках.Кто-то говорит о его специфике: уверенность в том, что партнерский объект предоставляет полезность, сам по себе лишенный функции. Кто-то еще ссылается на его производство, знание нефтехимии, присутствующей в пластике, а также на машинный и человеческий труд, подразумеваемые его высокой точностью. Мы сталкиваемся с противоречиями многовекового научного прогресса, проявляющимися в технической сложности и ее запланированном устаревании. Он содержит и выражает множество масштабов и представлений о времени; сконструированные человеческие истории индустриализации противопоставляются геологическому времени, удерживаемому в масле его пластика, и будущим возрастам его постепенного распада .

Благодаря этой реконструкции научно-фантастического музейного пространства материалы коллекции и повседневное содержимое наших сумок и карманов реконструируются как реликвии в воображаемом будущем. Как таковые, они предполагают сложные процессы интерпретации, которые могут вдохновить такие выдумки, где диалектические объекты вне времени дают сложный комментарий к системам ценностей, которые управляли их производством. Этот процесс предлагает радикальный разрыв временного контекста музейного объекта из курируемого прошлого в воображаемое будущее.Это переосмысление, которое позволяет расположить предметы коллекции в более широком контексте неотложных глобальных проблем, и, как таковой, это процесс, который может поддержать более широкие усилия по вовлечению посетителей музея в критические размышления о климатической катастрофе и выполняемой жизненно важной работе. стимулировать культурные и законодательные изменения посредством общественного давления.

ср

Затем легкое непроизвольное замирание сердца - вниз, вниз, вниз, как при спуске с крутого холма - и мы оказались в Древнем Доме.Вся эта странная, хрупкая слепая конструкция окутана стеклянной оболочкой: иначе, конечно, она давно бы рухнула. Я открыл тяжелую, скрипучую, непрозрачную дверь, и мы оказались в темном беспорядочном помещении. Все линии, созданные мебелью, искорежены этой эпилепсией, не подчиняющейся никакому уравнению. Я с большим трудом перенес этот хаос. (Замятин, 2007: 24)

Роман Евгения Замятина We , написанный в 1920 году и впервые опубликованный на английском языке в 1924 году, представляет антиутопическое будущее тоталитарного контроля, где холодная логика математики пронизывает общество, действующее в расчетах в соответствии со строго очерченными системами времени и коллективной целью ( Parrinder, 1973), подавляя или насильственно устраняя индивидуальный всплеск эмоциональных или фантастических стремлений.Каждый гражданин живет и работает в стеклянных структурах, в кристаллическом городе, таком же непоколебимом и неумолимом, как Единое государство, которое он материализует, что создает паноптикум повсеместной видимости. 5 В архитектуре We нет средств для мытья окон и пятен от дождя, которые мешали бы наблюдению и наблюдению. Безупречное совершенство стекла опровергает поломку или хрупкость и полностью исключает необходимость ухода.

Отрывок из «Мы» читается вслух, и группа выходит вперед, держа птичье гнездо.Он лежит на ложе из папиросной бумаги, свободно зажатой в белой картонной коробке. Крышка, закрывающая коробку, сделана из прозрачного пластика с рябью опалесцирующего белого цвета по углам, где напряжение изгиба выходит за пределы прозрачности. Собираемся вокруг, чтобы заглянуть внутрь через крышку .

В этом строго ограниченном, систематизированном и однородном мире Древний Дом стоит как аберрация темных углов и витых лестниц. Оно было выбрано для сохранения Единым государством как памятник его собственному эмпирическому превосходству, физический фрагмент стертого прошлого, поддерживаемый для дальнейшей поддержки систем власти и контроля, которые утверждают, что вытеснили его.Это отражено в архитектуре окружающего его стеклянного купола, который действует как музейная витрина, увеличенная в масштабе, чтобы вместить уникальный экспонат и запечатана от разрушительного воздействия тепла, влаги или пыли: совершенное ограждение, которое отрицает возможность времени и менять.

Когда мы вглядываемся в коробку, кто-то говорит о сложности внутреннего гнезда, о очевидно хаотичном скоплении веток, которые сопротивляются точным и повторяющимся узорам, но все же могут слиться в единое целое.Кто-то называет гнездо, находящееся внутри своего ящика, почти не сложным. При неосторожном взгляде его легко отбросить, настолько знакомое, что его можно принять за простое, но, следуя осторожному изгибу и плетению, ваш взгляд падает в небольшие темные пространства, зажатые между ветками. Головокружительная композиция .

В этом коротком отрывке главный герой D-503 впервые посещает Древний Дом, путешествие, которое Джеймс МакКлинток (1977) сравнивает со спуском в преисподнюю, пересекающим границы жизни и смерти, рациональности и иррациональности.Оказавшись внутри, D-503 охвачен мрачным беспорядком Древнего Дома до точки эмоционального кризиса и физического коллапса; само его существование является опровержением логики, которая до сих пор управляла его жизнью. В этом музее нет попытки помочь посетителю смягчить комфорт пояснительной записки; Напротив, это намеренно неприятный опыт, призванный представить прошлое как непостижимое и вызвать чувство отвращения и ужаса. Но эта экзистенциальная дезориентация также вызывает процесс критической интерпретации и тем самым обеспечивает точку связи с прошлым через идеи индивидуального выбора и субъективного понимания, которые отрицаются Единым государством (Gheran, 2014).Само отсутствие наложенных смысловых слоев заставляет посетителя столкнуться с резкой изменчивостью Древнего Дома и требует взаимной переоценки настоящего.

Человек, несущий ящик, держит его обеими руками и осторожно держит ровно. Когда они двигаются осторожно, мы начинаем осознавать несоответствие между нашими реакциями на этот объект и желаниями, которые привели к его созданию. Для птицы это был защитный вольер, созданный с особой тщательностью, чтобы укрывать и удерживать хрупкие яйца, скорлупа которых, в свою очередь, заключает в себе будущее.Теперь он покрыт слоями защиты в попытке создать застой: папиросная бумага; коробка; наши заботливые руки .

Ханна Арендт утверждает, что один из способов, с помощью которых тоталитарные режимы обеспечивают продолжающееся господство над своими подданными, - это манипулирование их отношением к самому времени посредством отрицания и уничтожения материалов и моментов, которые служили свидетельством того, что время было вне пределов времени. эта система (Арендт, 1973). Древний Дом призван стать частью отрицания времени за пределами Единого Государства посредством контролируемого сдерживания прошлого.Он устанавливает строгое разграничение непреодолимой разницы между неподвижными точками прошлого и настоящего как демонстрацию идеологического превосходства неизменного настоящего.

Но, несмотря на то, что он герметично запечатан и контролируется Единым Государством, Древний Дом продолжает существовать как фрагмент истории, который сохраняет возможность различий. Здесь физические и временные границы Единого Состояния становятся видимыми как на границе, которая пространственно окружает дом и подразумевает, что это состояние присутствует не везде, так и в его временной оболочке остатков прошлого, которое предполагает начало и создает надежда на конец.Как отмечает Филип Вегнер (1993), Древний Дом становится местом радикального потенциала в романе, местом незаконных и неожиданных действий человечества. Это переход в другие миры и утопический анклав. 6

Обсуждая гнездо и исследуя его хрупкость, мы описываем нашу растущую потребность видеть его защищенным, в сочетании с более поэтическим желанием выразить и испытать сложность внутри гнезда, которое коробка приглушила и держала вдали. Мы встаем и начинаем переставлять наши складные стулья: предметы, которые были предназначены для поддержки человеческих тел, теперь перепрофилированы для защиты гнезда.И стул, и гнездо, как места отдыха, стали неспокойными. Перевёрнутые на бок сиденья удерживают гнездо на изгибе изгиба, а ноги выступают наружу. Чем больше стульев складывается по кругу, тем более опасным становится взаимно построенный акт равновесия ( Рис. 4 ) .

Рисунок 4

Охраняемый объект. Птичье гнездо в пластиковом ящике расположено на небольшом белом постаменте в центре изображения. Складные стулья окружают цоколь, сбалансированные друг над другом, так что трудно различить какой-либо отдельный стул.Переплетенные серые металлические ножки складных стульев перекликаются с плетеными ветками птичьего гнезда. Воспроизведено с разрешения Дэна Бирн-Смита.

В отличие от вымышленного будущего руин, где основное внимание уделяется объектам, которые, как предполагается, выжили, несмотря на их обстоятельства, в We исторический объект был выбран и подлежал постоянным актам сохранения. Выбор Древнего Дома - это акт сбора, описанный Ребеккой Лич как процесс, посредством которого «обычные вещи становятся необычными» (Leach, 2002: 153; цитируется по Fyfe, 2006).Хотя коллекции варьируются от личных до институциональных, они разделяют намерение защитить то, что было отобрано.

Наше гнездо стульев - это жестокая структура. Его форма подразумевает угрозу и вызывает в воображении воображаемый мир опасностей, которые скрываются за пределами круга, подтверждая страх перед неизвестным, существуя как защита от него. Но в то время как выступающие ноги с неожиданной свирепостью высовываются наружу, ненадежность конструкции подрывает ее безопасность; он может причинить столько же вреда, сколько и предотвратить его .

Коллекция - это не только материальный архив сохранившегося прошлого, но, как отметила Патрисия Дэвисон (2005), это также запись проблем, которые управляли ее собственным созданием, как это присутствует в стремлении Единого государства сдерживать инаковость. В процессе отбора объектов для консервации они идентифицируются как находящиеся под угрозой и заслуживающие того, чтобы их сохранить. Они деконтекстуализированы и наполняются новым смыслом и ценностью. Для предметов, размещенных в музее или архиве, институциональный вес, примененный к этому акту, устанавливает коллекцию как якорь авторизованной памяти, дискурсивную площадку для производства реальности (Crane, 2000).Благодаря накоплению материальной культуры и контролю над историческими повествованиями власть узаконивается и закрепляется (Macdonald, 2006). Таким образом, именно здесь знания и опыт обозначаются как маргинальные, подлежащие присвоению и паттернам невидимости, которые пассивно игнорируют или активно цензурируют, а также намеренно подавляются или насильственно перезаписываются. 7

Растущая стопка стульев становится аргументом в пользу самого себя. Каждое сиденье, которое мы перемещаем на место, становится актом защиты, заставляя содержащийся объект казаться более уязвимым и более ценным.Строя, мы размышляем о природе хрупкости, о том, как наши действия заново отражают важность этого объекта и подтверждают его ценность. Подобно плинтусу под гнездом, наша забота возвышает этот объект, окружая его нашим временем и трудом, и тем более затрудняя достижение 90–120.

Этот акт заботы перекликается с желанием Сьюзен Крейн «сохранять, защищать и защищать объекты, которые мы выбираем для представления нашего прошлого и нашей культуры, потому что этот выбор, это представление само по себе ценно для нас» (Crane, 2006: 108).Как таковая работа по поддержанию существующих коллекций является в корне консервативным актом, позволяющим как объекту, так и концептуальным рамкам, которые проявляются в привилегии сделать такой выбор, увековечиваться, поддерживая их от разложения и предохраняя от разрушения. Однако эта работа по техническому обслуживанию также помогает противостоять нарративам о линейном прогрессе, существующим в том, что Лиза Барайцер (2017) называет застрявшим или длительным временем, что создает моменты тупика. Это места, где можно увидеть и оценить труд по уходу, лежащий в основе работ по техническому обслуживанию.В то время как отдельные объекты кажутся застывшими в застрявшем времени, поскольку активный отбор вмешивается в пассивную вечность (Crane, 2006), это иллюзия непрерывности, ставшая возможной из-за неустанного труда кураторов и охранников.

Стопка внезапно сдвигается, и один человек выходит вперед, чтобы держать руки над гнездом внутри ( Рис. 5 ). Это инстинктивное действие, конечности продолжают движение, которое начинается с резкого беспокойства. Они создают укрытие своим телом от созданного нами риска, создавая барьер своей кожей и костями.Это акт, порожденный быстрой оценкой, которая ставит этот объект, испытанный и известный только в течение часа, и коллективную вину за его утрату, над личной физической болью .

Рисунок 5.

Защитный состав. Птичье гнездо в пластиковом ящике стоит на небольшом белом постаменте. Складные стулья были беспорядочно сложены вокруг постамента, в том числе стул, который частично закрывает изображение. Несколько фигур смотрят, как два человека указывают на стопку стульев, один из которых пытается удержать стул.Воспроизведено с разрешения Дэна Бирн-Смита.

Они остаются там, пока мы не уберем стулья .

Объекты, содержащиеся в музее, были тщательно отобраны, постоянно поддерживаются и бережно хранятся. В то время как наша реконструкция Дворца зеленого фарфора позволила нам рассмотреть временное отчуждение объекта и побудила задуматься о системах ценностей, лежащих в основе его производства, наша реконструкция Древнего дома предоставила критическую дистанцию ​​для рассмотрения того, как действия сбор и защита наделяют выбранные ими объекты ценностью и действуют как запись забот, которые управляли их сохранением, которые связаны с соображениями власти и культурного господства.

Благодаря нашей деятельности по сохранению, вдохновленной Древним домом, мы приняли представление о коллекции как о социальном продукте, основанном на постоянных актах обслуживания для поддержания каждого отдельного объекта. Это переосмысление дает пространство для размышлений о том, как решения о сборе и курировании переделываются в каждый момент, и, в более широком смысле, как непрерывно воспроизводятся системы знаний, которые эти коллекции подтверждают. Помещая эти объекты в музеи воображаемого будущего, ответственность за их присутствие понимается как нечто, к чему следует обращаться в настоящем, а не как унаследованный продукт далекого прошлого.Это точка зрения, которая может поддержать важную работу, проводимую по критическому пересмотру практики сбора. Если мы сможем понять музейные коллекции как постоянно поддерживаемые и переделываемые, то наш настоящий момент является замешанным, когда эти кураторские системы усиливают или увековечивают практику угнетения.

The Wanderground

Она втиснулась в нишу, которую построила для себя: большую кучу мелких камешков, составляющих спинку сиденья, и насыпь из гальки и крупного песка, которая изгибалась, чтобы дать отдых каждой ее руке ... В комнате без окон вокруг нее было около дюжины людей. другие девочки, которые копали и устраивались на своих местах среди хихиканья и болтовни….«Когда-то давным-давно…» Сегодняшние воспоминания Алаки утащили Клану и ее сестер в прошлое… «Когда-то давным-давно…» - прошептала Клана со всеми остальными. (Гирхарт, 1979: 138)

Эта сцена, где девочки собрались в кучу, чтобы услышать истории из прошлого, является одним из нескольких отдельных проблесков в мир женщин холмов, которые собраны в The Wanderground . Роман изображает гендерное эссенциалистское и сепаратистское феминистское будущее, когда группы женщин бежали из городов мужчин, чтобы основать общины в горах. 8 Хотя технологии в городах сопоставимы с технологиями того времени, сообщества женщин развили новые способности и образ жизни (Khanna, 1984). Как таковое, оно представляет собой сосуществование будущего и настоящего как общества, которое, согласно его собственным словам, вышло за пределы насилия городов вместе с теми, которые все еще погрязли в современных моделях эксплуатации.

Объект завернут в фольгу. Резкая текстура маскирует его внешний вид и форму, создавая новую форму, которая обтекает объект внутри.Его проводит группа, которая сидит на полу кругом. После прочтения короткого отрывка из «The Wanderground» они просят нас окружить их стульями и накрыть ковриком сверху, чтобы спрятать и обернуть их так же плотно, как объект .

В общинах горных женщин «комнаты памяти» служат местом коллективной памяти. Есть стеллажи с предметами, как найденными, так и разыскиваемыми, которые служат подсказками для обучения детей общины жизни в городах. В отличие от мира, который они занимают, города представлены как гротескные пространства, где товарная или фетишистская ценность заменяет права человека и свободу действий.В комнатах для воспоминаний объекты говорят напрямую с посетителем с помощью ярлыков, которые на слух рассказывают об индивидуальном опыте многих членов сообщества, которые взаимодействовали с ними. Они устанавливают взаимосвязь между личным опытом и объектом, демонстрируя сложность интерпретации и обнажая воспоминания о угнетении и эксплуатации. По мнению Анжелики Баммер, «Gearheart стирает различие между историей и историей, предполагая, что они сделаны из одного материала» (Bammer, 2004: 81).

Из-под коврика слышен приглушенный разговор. Некоторые из нас становятся на колени и приподнимают края, чтобы заглянуть внутрь. Группа пропускает объект между собой и, удерживая его, отрывает фольгу и смотрит на объект внутри. Каждый человек описывает то, что он собрал во время этого взгляда, затем снова заворачивает объект и передает его ожидающим рукам (, рис. 6, ). Никто из говорящих не может с уверенностью заявить о его функции, но они обсуждают его тщательную и сложную работу и спорят о его возможном использовании и производстве.По мере того, как объект движется по кругу, он плетет свою собственную историю, двигаясь назад от известного настоящего к размышлениям о неопределенном прошлом .

Рисунок 6

Акт повествования. Четыре человека сидят вместе на полу при тусклом свете. Над ними - тканевый балдахин, который поддерживается стульями на заднем плане и их собственными руками, частично закрывая некоторые из их лиц. Один человек держит предмет, обернутый серебряной фольгой. Человек рядом с ними наклоняется, чтобы указать на объект, пока они говорят.Фотография сделана автором.

Помимо выставочного пространства, памятные комнаты предоставляют место, где можно собираться и делиться устными историями. Каждый новый член сообщества вносит свои личные воспоминания в общую память, чтобы стать частью общей истории, пересказываемой на этих собраниях. В этом отрывке перспектива и присутствие детей устанавливают педагогическое намерение запоминания, порожденное социальной необходимостью вспоминать то, что было оставлено позади. Среди этой общности есть и пространственная свобода действий: каждый ребенок способен буквально вырезать для себя удобное пространство, похожее на утробу, где он чувствует себя адекватно поддерживаемым, чтобы сосредоточиться на воспоминаниях о угнетении и насилии.Эти акты запоминания интуитивно болезненны, и к ним следует подходить осторожно и медленно, в присутствии обученного гида. Но они также являются жизненно важной частью коллективного написания истории, которое признает и хранит память о травме. При всей своей сложности и противоречивости эти акты вспоминания являются «общим голосом женщин, рассказывающих свои истории с их собственной точки зрения и для себя» (Bammer, 2004: 79).

После того, как история вернется по спирали, мы снимаем коврик и присоединяемся к группе на полу, пока они снимают пленку и обрисовывают в общих чертах решение выбрать и завернуть небольшой пластиковый калькулятор.Они описывают выбор его из-за его предполагаемой повсеместности как дешевый, массовый инструмент математических знаний. Процесс рассказывания историй описывается как попытка отбросить существующие знания и передать только то, что они могли собрать непосредственно из самого объекта. Это была попытка отбросить интимное знакомство и столкнуться с чем-то, как будто впервые. Один из членов группы выражает свое беспокойство по поводу скудного понимания самого объекта. Мы говорим о том, как с особой тщательностью извлекается значение из объекта, и о мифах, которые мы строим в отсутствие уверенности .

Внутри музея акт совместного использования объекта на выставке производит смысл в процессе, который не является ни нейтральным, ни объективным (Mason, 2005). Скорее, музейная выставка является частью того, что Эмма Баркер называет культурой демонстрации, которая является одновременно формой «представления, а также способом представления» (Barker, 1999: 13; цитируется по McCarthy, 2006). В то время как объекты помещаются в контекст выставки, чтобы сделать видимыми определенные значения, при этом они воссоздаются через эти обрамляющие дискурсы.Это трансформация, которую Дональд Прециози (2006) связывает с актом перехода объекта через выставочный порог, который меняет и переопределяет значение и значение.

Это присвоение значения, интерпретации и понимания является важной частью выставочного строительства. Там, где такие выставки носят дидактический характер, они молчаливо утверждают превосходство лежащих в их основе систем ценностей, усиливая исключительный авторитарный голос учреждения. Как утверждает Ричард Санделл, музеи «бесспорно причастны к динамике (не) равенства и властных отношений между различными группами благодаря своей роли в построении и распространении доминирующих социальных нарративов» (Sandell, 2007: 100).В ответ, заинтересованные выставочные практики нацелены на превращение музеев в пространство для общения и сотрудничества, позволяя отбирать и оспаривать эссенциализирующие практики. 9 В этом расширенном пространстве интерпретации множественным прочтениям и воспоминаниям можно придать значение, чтобы сделать видимым то, что Энтони Шелтон называет «ускользающей природой смысла» (Shelton, 2006: 79).

По мере того, как мы говорим, калькулятор становится непонятным в наших руках. Мы обеспокоены тем фактом, что рамки нашего знания так легко основаны на врожденных качествах объекта, который мы держим, и так глубоко укоренены в наших жизненных мирах.Мы отстраняемся от этого уникального объекта, чтобы задуматься над актами рассказывания историй, которые мы несем с собой в музеи; способы познания, переживания и воспоминания, которые формируют наше понимание и формируют каждый объект, с которым мы сталкиваемся. Горизонт ожидания, который мы устанавливаем для каждого объекта, закаляет и ограничивает возможности взаимодействия 90–120.

На уровне объекта движение к множественности может быть реализовано в маркировке отдельных предметов, в формах, которые выражают многозначность или предлагают интерпретацию. 10 В своем исследовании Национального музея американских индейцев в Вашингтоне Клэр Смит (2005) описывает, как дискурсы колониализма влияют на дизайн музейных выставок через этикетку, границы и метанарратив. По мнению Смита, наличие метки, какой бы голосовой она ни была, обеспечивает простое решение. Это означает, что мир можно понять через эти фрагменты, что его можно упорядочить и познать. Затем, чтобы удалить ярлык, можно предоставить объектам то, что Стивен Бэнн называет «типологическим изобилием» (Bann, 2003: 125), когда уже нельзя предполагать логическое обоснование хронологии или таксономии.Как отмечает Шэрон Макдональд (2006), это открывает большее пространство для смысла, выходящего за рамки назначенного или обозначенного, где личные ассоциации и воспоминания удерживаются и подтверждаются как способы познания.

Кто-то рассказывает, как трудно не обращать внимания на то, что было известно, и даже на мгновение успокоить голос опыта. Мы размышляем о событиях, которые могли бы сделать этот знакомый объект странным. Временное расстояние от глубокого прошлого или далекого будущего, которое затмевает технологическое понимание, или разрыв потерь, вызванных опустошением или катастрофой .

Понятие «границы» Смита исследует, как рамки знания, такие как научно-технические идеалы прогресса, которые присутствовали в нашем совместном использовании калькулятора и в городах-объектах в комнатах памяти, также повлияли на процессы сбора и хранения. как презентация предметов на выставке. С помощью систем классификации выносятся суждения о том, что можно считать знакомым, и при этом они определяют то, что является странным или другим.Любая выставка, основанная не только на конкретных парадигмах знания, но и «фильтруется через вкусы, интересы, политику и состояние знаний конкретных докладчиков в определенный момент времени» (Vogel, 1991: 201). Смит утверждает, что существует этический императив, чтобы сделать такую ​​субъективность видимой, а также разработать выставки, основанные на множественных практиках конструирования знаний и обмена воспоминаниями.

Когда мы пытаемся представить себе опыт тех, кто не знает об этом объекте, мы пытаемся обитать в обществе вне времени или пространства этой вездесущности.Нам легче обратиться к воображаемым апокалипсисам, чем представить себе настоящее вне этих парадигм познания. Мы боремся с проблемой видеть края наших жизненных миров как нечто иное, чем универсальное .

Музеи и их коллекции воплощают и демонстрируют социальные ценности, и их авторитет выходит далеко за рамки институциональных границ (Hooper-Greenhill, 2000). Как подробно рассказала Сьюзан Крейн (2000), выставка включается во внеинституциональную память своих посетителей, информируя более широкие социальные практики, узаконивая ценности, которые она демонстрирует.Посредством своего представления о «метанарративе» Смит исследует авторитет института, который устанавливается посредством контроля над выставкой, и авторитет, который это дает корпорациям и отдельным лицам, экономическим и политическим системам, с которыми такие институты связаны или насаждаются. Это ставит критический вопрос о том, как музей как учреждение может использовать свою культурную привилегию, и действительно ли акт привнесения практик или групп в музей лишает или предоставляет контроль, или же он просто узаконивает позицию учреждения как арбитра. знаний.

Пытаясь вместе поразмыслить над инсталляцией, мы натыкаемся на несоответствие между теми, кто строит повествование, и теми, кто находится за пределами рассказываемой истории. Кто-то говорит о повествовании как об общем акте, о способе читать мир. Группа внутри пространства рассказывания историй говорит о том, что это было взаимное построение, построение и укрепление как объекта, так и себя. Но те, кто стоит снаружи, придерживая ткань ковра и сохраняя укрытие, могут говорить только о фрагментарных моментах, которые они подслушали ( Рис. 7 ) .

Рисунок 7

Построенный приют. На складные стулья накиданы коврики и куски черной ткани, которые удерживают на месте три человека, окружающие стулья. Ткань создает навес, который скрывает происходящее под ним. На заднем плане несколько человек сидят на стульях или приседают, чтобы заглянуть под ткань. Один человек приподнимает уголок ткани, чтобы заглянуть под нее. Воспроизведено с разрешения Дэна Бирн-Смита.

Потенциал НФ для демонстрации субъективности смысла отмечен Рафаэллой Бакколини, которая находит утопические перспективы в изображении НФ истории и памяти, обеспечивая альтернативы гегемонии социального порядка и нарративы колониализма, которые фиксируют и эссенциализируют, «демонтируют». единство своего дискурса, оставаясь при этом настроенным на множественность видений и ограничений прошлого »(Baccolini, 2003: 127).В этой реконструкции научно-фантастического музея действие экспонирования объекта выполняется как акт повествования. При этом не выбираются концепции внутренних структур знания или эмпирического понимания, и все интерпретации обсуждаемого объекта считаются субъективными. Наиболее критично то, что такое представление историй определяет построение смысла как действие, которое порождает общее повествование, при этом признавая, что эта история и присваиваемое ею значение не универсальны.

Этот акт создания музея НФ создает пространство для развития смысла через повествовательное отчуждение и размышления над теми же процессами, присутствующими в музейных выставках. Как побуждение к критическому осмыслению создания смысла, это действие, которое могло бы поддержать более широкие усилия по исследованию силы, присущей выставкам, которые конструируют и подтверждают способы понимания мира, а также находят отклик в работах, которые бросают вызов или разрушают предполагаемую повсеместность системы знаний в музейных учреждениях и за их пределами.Хотя они важны и ценны, такие усилия по созданию альтернативных форм музейного взаимодействия и воссозданию идеологической принадлежности музеев должны также критически поставить под сомнение возможность или даже желательность общения жизненных миров, отличных от нашего собственного, в рамках таких институциональных и выставочных пространств. каркасы.

Мастерская

Коврик опускается на пол. Стулья складываются и складываются в угол. Птица, гнездо и калькулятор возвращаются куратору музея и возвращаются в их стеклянные витрины.Пока мы пожимаем плечами пальто и сумки, комната переходит в наше отсутствие .

При переоформлении этих научно-фантастических музеев мы на мгновение установили новый пространственный контекст, в котором могли рассматриваться акты сбора, кураторства и выставки. Несмотря на краткость, каждое из этих вмешательств было актом архитектурного дизайна, взятым из воображаемого будущего и переработанным в специальных материалах настоящего. По мере того, как мы строили, разбирали и переделывали это пространство музея, мы изменили условия знакомства с предметами, которые в нем находятся.

Кристин Бойер определяет музей как устройство памяти, которое использует архитектурный дизайн для создания смысла посредством пространственных ассоциаций или последовательных договоренностей, чтобы создать повествование истории (Boyer, 1996: 133). Это акт временного расположения, сопровождаемый пространственными качествами масштаба, света, материала и акустики, чтобы создать контекст, в котором можно понять выставленные объекты (Swain, 2018: 217). Таким образом, пространство поддерживает создание смысла, и, как утверждает Беверли Серрелл, «дизайн играет решающую роль - не только в представлении контента, но и в его фактическом создании» (Serrell, 2017: 33).Но музей также является социальным и культурным продуктом, который постоянно воспроизводится в процессе использования. Как обсуждали Джонс и Маклауд (2016), архитектурный дизайн музея является продуктом социальных, культурных, экономических и политических систем, в рамках которых он создавался. Как следствие, он отражает и материализует отношение к объектам и знаниям, что влияет на то, как воспринимаются культуры, представленные через эти объекты (Gazi, 2014). Таким образом, музей - это двойной акт сохранения: он сохраняет кураторский объект и, благодаря своему архитектурному обрамлению, воспроизводит социальную систему, в рамках которой он был построен.

В воображаемом будущем SF символическая роль музейной архитектуры и социально-политических систем, которые она воплощает, выражена с поразительной ясностью. Ассоциации, вызванные архитектурным дизайном, ощутимо присутствуют: в церквях, превращенных в музеи пропаганды и промышленности в работах Джорджа Оруэлла 1984 (1949) и Олафа Стэплдона Last and First Men (1930), или в архитектурном абсурде в форме линзы, который когда-то был самым большим зданием человечества в доме Сэмюэля Делани Nova (1968).В этих художественных произведениях дизайн музея представляет собой пространственную стенографию, вызывающее воспоминания выражение культурного отношения к этим материальным обозначениям нашего настоящего или вымышленного прошлого. Но в то время как эти структуры являются дидактическим выражением идеологической определенности, музей в НФ не всегда находится в такой грандиозной форме. Собранные остатки жизни до катастрофы в Станции Одиннадцать Эмили Сент-Джон Мандель (2014), выставленные в углу зала аэропорта, который служит убежищем, или письма, спрятанные под половицами Бесплодного дома в Сюзетт Хаден Элгин Native Tongue (1984) - это коллекции, хранящиеся в местах скопления людей и основанные не на присвоенных объектах и ​​телах, а на коллективных актах критического самовосстановления.Роберт Кроссли отмечает, исследуя музеи в НФ, «в витринах музеев научной фантастики мы в основном выставляемся» (Crossley, 1991: 99), и хотя он обращается в первую очередь к остаткам читательского подарка, заключенным в стеклянные шкафы Что касается воображаемого будущего, то эти музеи в научной фантастике также служат намеком на возможность создания пространства для критического изучения нашей собственной истории; музейное учреждение распалось и превратилось в научно-фантастическое пространство ситуативного самосознания.

На протяжении этого семинара акт раскрытия, ощущение открытия и переосмысление объектов работали как осязаемое действие некоторых процессов когнитивного отчуждения, присутствующих в текстах фантастики.Когда мы обсуждали сложность нашего собственного прочтения знакомых объектов в незнакомой обстановке, это создало возможность поразмышлять над нашими собственными ранее существовавшими знаниями и опытом об этом конкретном объекте и материальной культуре. Это предоставило жизненно важное пространство для обсуждения наших собственных культурных предположений, предубеждений и методов интерпретации, а также признания процессов отбора, сохранения и демонстрации, которые объединили этот объект и эту группу.

Полученные в результате инсталляции были результатом случайного объединения людей и материалов, и, как таковые, они создают ощущение непостоянства и хрупкости в каждой конфигурации.Это качество «сплоченности» определяется Дорин Мэсси применительно к городской среде, где его можно найти в маловероятном соседстве зданий или нескоординированном нахождении вместе соседей. Для Мэсси (2005) это жизненно важная часть продуктивности пространственности, которая открывает пространства возможностей через встречи с разнообразием и различиями.

Этот акт коллективного конструирования создал возможность встретиться со смыслом способами, которые не были созданы в рамках предполагаемой иерархии знания, хранящейся в музейном пространстве.Скорее, мы могли размышлять о субъективности смысла на форуме, который ценил личные ассоциации и память. Как непреднамеренное упражнение в поливокальности, он отреагировал на некоторые из проблем, выявленных Кевином Кофе, чтобы распознать множественные голоса в институциональных формах, которые «возникли, чтобы обеспечить гегемонию узкого культурного нарратива» (Coffee, 2006: 446), и более широкую потребность в найти новые способы вызвать индивидуальные воспоминания, чтобы разрушить господствующие мифологии (Davison, 2005). Таким образом, этот акт критического спекулятивного мышления и дизайна временно стал ответом на призыв Лолы Янг изменить условия участия и расширения возможностей музеев.Вместо того, чтобы расширять приглашение в уже существующее пространство музея, наполненное историями предвзятости и угнетения, Янг призывает к «самоопределенным критическим вмешательствам, которые обогащают наше понимание способов создания и представления истории» (Янг, 2003: 211).

Эта статья и семинар, на котором она основана, были направлены на то, чтобы рассмотреть, может ли научная фантастика дать критический взгляд на сбор, курирование и выставку, и спросить, что музеи фантастического будущего могут предложить тем из нас, кто интересуется роль и ответственность музея в настоящем.Я ухожу с поразительным чувством радости, вызванным неожиданной глубиной и непредвиденными направлениями. В разработанных нами интервенциях можно увидеть, как взаимодействие с воображаемыми музеями научной фантастики может позволить нам переосмыслить роль и форму музея как места для воспоминаний о настоящем, чтобы оценить индивидуальные формы повествования. Здесь я нахожу надежду, что осязаемая постановка этих пространств, какой бы мимолетной она ни была, демонстрирует критический потенциал, присутствующий во множестве форм знания, и радикальную возможность, присущую коллективным актам переделывания.

Примечания

Благодарности

Инсталляции и обсуждения, которые легли в основу этой статьи, были произведением искусства и кураторами студентов Лондонского университета искусств, и эта работа стала возможной благодаря сотрудникам музея Хорнимана.

Я искренне благодарен доктору Дэну Бирн-Смиту за множество увлекательных разговоров о науке и музеях, которые вдохновили и вдохновили на эту работу. Эта статья основана на работе, представленной на симпозиуме «Вовлечение музеев как спекулятивный дизайн» в Кэмбервелл-колледже искусств в 2019 году, организованном доктором Бирн-Смитом, и во многом обязана работе других докладчиков симпозиума: Джейсона Клеверли, Эми Катлер, Флоренс Окойе. , Мариана Пестана и Фиона Раби.

Благодарю анонимных рецензентов за ваши конструктивные и щедрые комментарии. Я продолжаю благодарить НФ-сообщества, частью которых я имею честь быть, включая Beyond Gender Research Collective, LSFRC, и всех тех, кто поделился идеями на «Life in the Glasshouse: Splintered Memories», чья вдумчивая работа сформировала эту статью. Особая благодарность Глину Моргану и Кэти Стоун за ваше страстное и критическое представление о музеях в сфере науки и искусства. Как всегда, я благодарю Мэгги Батт и Дэвида Робертса за вашу поддержку и неоценимую помощь в доработке этой работы.

Конкурирующие интересы

У автора нет конкурирующих интересов, о которых можно было бы заявить.

Список литературы

Олдридж, 1977 Мифы о происхождении и судьбе в утопической литературе: Мы Замятина. Экстраполяция , 19 (1): 68–75. DOI: http://doi.org/10.3828/extr.1977.19.1.68

Arendt, H 1973 Истоки тоталитаризма . Орландо: Houghton Mifflin Harcourt.

Baccolini, R 2003 «Полезные знания настоящего уходят корнями в прошлое»: память и историческое примирение в книге Урсулы К. ЛеГуин «Рассказывание».В: Мойлан, Т. и Бакколини, Р. (ред.) Темные горизонты: научная фантастика и антиутопическое воображение . Нью-Йорк; Лондон: Рутледж. С. 113–134.

Баммер, 2004 год Частичные видения: феминизм и утопизм в 1970-е годы . Нью-Йорк; Лондон: Рутледж.

Bann, S 2003 Возвращение к любопытству: смена парадигм в современной музейной экспозиции. В: McClellan, A (ed.) Искусство и его публика: музейные исследования в тысячелетии . Мальден; Оксфорд; Виктория: Blackwell Publishing Ltd.С. 117–132. DOI: http://doi.org/10.1002/9780470775936.ch5

Барайцер, L 2017 Несокрушимое время . Лондон; Нью-Йорк: Издательство Блумсбери.

Баркер, E 1999 Современные демонстрационные культуры . Новый рай; Лондон: Издательство Йельского университета.

Барринджер, Т. и Флинн, Т. 2012 Колониализм и объект: империя, материальная культура и музей . Лондон; Нью-Йорк: Рутледж. DOI: http://doi.org/10.4324/9780203350683

Барт, Р. и Дуйзит, Л. 1975 Введение в структурный анализ повествования. Новая история литературы , 6 (2): 237–2721. DOI: http://doi.org/10.2307/468419

Beauchamp, G 1983 Замятина We. В: Рабкин, ES, Гринберг, MH, и Olander, JD (ред.) No Place Else: Исследования в утопической и антиутопической литературе . Издательство Южного Иллинойского университета.

Beaumont, M 2012 Призрак утопии: утопия и научная фантастика в Fin de Siècle . Оксфорд: Питер Лэнг.

Беннетт, Т. 2013 Рождение музея: история, теория, политика .Лондон; Нью-Йорк: Рутледж. DOI: http://doi.org/10.4324/9781315002668

Bould, M 2019 Афрофутуризм и архив: Роботы Брикстона и Крамбса. Научная фантастика, кино и телевидение , 12 (2): 171–193. DOI: http://doi.org/10.3828/sfftv.2019.11

Boyer, MC 1996 Город коллективной памяти: его исторические образы и архитектурные развлечения . Кембридж; Лондон: MIT Press.

Брэдбери, R 1953 по Фаренгейту 451 . Баллантайн Книги.

Canavan, G 2014 Retrofutures and Petrofutures. В: Барретт Р. и Уорден Д. (ред.) Oil Culture . Миннеаполис: Университет Миннесоты Press. С. 331–349. DOI: http://doi.org/10.5749/minnesota/9780816689682.003.0017

Coffee, K 2006 Музеи и агентство идеологии: три недавних примера. Куратор: Музейный журнал , 49 (4): 435–448. DOI: http://doi.org/10.1111/j.2151-6952.2006.tb00235.x

Crane, SA 2000 Музеи и память .Издательство Стэнфордского университета.

Crane, SA 2006 Загадка эфемерности: время, память и музеи. В: Macdonald, S (ed.) A Companion to Museum Studies . Мальден; Оксфорд; Западный Суссекс: John Wiley & Sons, Ltd., стр. 98–109. DOI: http://doi.org/10.1002/9780470996836.ch7

Crossley, R 1991 Во Дворце зеленого фарфора: артефакты из музеев научной фантастики. В: Шиппей, Т.А. (ред.) Вымышленное пространство: Очерки современной научной фантастики .Вили-Блэквелл. С. 76–106.

Crownshaw, R 2017 Спекулятивная память, планетарная и жанровая фантастика. Текстовая практика , 31 (5): 887–910. DOI: http://doi.org/10.1080/0950236X.2017.1323484

Csicsery-Ronay, I 1986 Замятин и Стругацкие: репрезентация свободы в «Мы» и улитка на склоне. В: Керн, G (ред.) Мы Замятина: Сборник критических эссе . Ардис. С. 236–259.

Дэвисон, П. 2005 Музеи и изменение памяти.В: Corsane, G (ed.) Наследие, музеи и галереи: вводный читатель . Лондон; Нью-Йорк: Рутледж.

Delany, SR 1968 Nova . Даблдэй.

Данн, А. и Раби, Ф, 2013 Все спекулятивно: дизайн, художественная литература и социальные мечты . Кембридж, Массачусетс; Лондон: MIT press.

Эдвардс, C 2015 Пик нефти в народном воображении. Намыв , 4 (4). DOI: http://doi.org/10.7766/alluvium.v4.4.02

Элгин, Ш. 1984 Родной язык .DAW Книги.

Эшун, К. 2003 Дальнейшие соображения афрофутуризма. CR: The New Centennial Review , 3 (2): 287–302. DOI: http://doi.org/10.1353/ncr.2003.0021

Файф, Г. 2006 Социология и социальные аспекты музеев. В: Macdonald, S (ed.) A Companion to Museum Studies . Мальден; Оксфорд; Западный Суссекс: John Wiley & Sons, Ltd., стр. 33–49. DOI: http://doi.org/10.1002/9780470996836.ch4

Гази, Выставочная этика 2014: обзор основных проблем. Журнал консервации и музейных исследований , 12 (1). DOI: http://doi.org/10.5334/jcms.1021213

Gearhart, SM 1979 The Wanderground: Stories of the Hill Women . Persephone Press.

Геран, N 2014 Прошлая история в темном будущем. Романтические гетеротопии и сохранение воспоминаний в городе-антиутопии. Caietele Echinox , (27): 102–113.

Гомель, Э. и Венингер, С.А. 2004 Роман с кристаллом: утопии прозрачности и мечты о боли. Утопические исследования , 15 (2): 65–91.

Хупер-Гринхилл, E 2000 Изменение ценностей в художественном музее: переосмысление коммуникации и обучения. Международный журнал исследований наследия , 6 (1): 9–31. DOI: http://doi.org/10.1080/135272500363715

Хатчингс, В. 1981 Структура и дизайн в советской антиутопии: Г. Г. Уэллс, конструктивизм и «Мы» Евгения Замятина. Журнал современной литературы , 9 (1): 81–102.

Джеймсон, Ф. 2005 Археологии будущего: желание, называемое утопией, и другая научная фантастика .Нью-Йорк: Verso.

Джонс, Джорджия, 1999 г. Разбор космических кораблей: наука, фантастика и реальность . Ливерпуль: Издательство Ливерпульского университета. DOI: http://doi.org/10.5949/liverpool/9780853237839.001.0001

Джонс, L 2018 В синие глубины: стеклянный мистицизм в «Мы» Евгения Замятина. Доклад, представленный на конференции Лондонского сообщества исследователей научной фантастики 2018 г.

Джонс, П. и МакЛауд, С. 2016 «Вопросы архитектуры музея». Музей и общество , 14 (1): 207–219.DOI: http://doi.org/10.29311/mas.v14i1.635

Кеттерер, D 1998 Взгляд редактора на «Машину времени». Исследования научной фантастики , 25 (1): 155–158.

Ханна, LC 1984 Границы воображения: феминистские миры. Международный форум женских исследований , 7 (2): 97–102. DOI: http://doi.org/10.1016/0277-5395(84)-3

Leach, R 2002 Что случилось с искусством дома: отслеживание опыта потребителей. В: Художник, C (ред.) Современное искусство и дом .Лондон; Нью-Йорк: Рутледж. С. 153–80. DOI: http://doi.org/10.4324/9781003085065-10

Лихи, HR 2008 Под кожей. Журнал Museum Practice: MP , (43): 36–40.

Макдональд, Г. Двигатели невероятности, 2014: энергия SF. Paradoxa , 26: 111–144.

Macdonald, S 2006 Практика сбора. В: Macdonald, S (ed.) A Companion to Museum Studies . Мальден; Оксфорд; Западный Суссекс: John Wiley & Sons, Ltd., стр. 81–97. DOI: http: // doi.org / 10.1002 / 9780470996836.ch6

Mandel, ESJ 2014 Station Eleven . Пан Макмиллан.

Мейсон, Р. 2005 Музеи, галереи и наследие: места создания смысла и коммуникации. В: Corsane, G (ed.) Наследие, музеи и галереи: вводный читатель . Лондон; Нью-Йорк: Рутледж. С. 200–214. DOI: http://doi.org/10.4324/9780203326350_chapter_16

Massey, DB 2005 для космоса . Лондон; Калифорния: SAGE.

Маккарти, C 2006 Приветствуя тему: посетители маори, музейная экспозиция и социология культурного восприятия. Социология Новой Зеландии , 21 (1): 108.

McClintock, JI, 1977 г., снова в Соединенных Штатах: Пинчон и Замятин. Современная литература , 18 (4): 475. DOI: http://doi.org/10.2307/1208173

McClusky, PZ 2012 «Почему это здесь?»: Тексты художественных музеев как этические ориентиры. В: Marstine, J (ed.) The Routledge Companion to Museum Ethics: Redefining Ethics for the XXI Century Museum . Лондон; Нью-Йорк: Рутледж. С. 317–334.

Миллер, WM 1959 Песнь Лейбовица .Липпинкотт.

Moser, S 2010 Дьявол в деталях: музейные экспозиции и создание знаний. Музей антропологии , 33 (1): 22–32. DOI: http://doi.org/10.1111/j.1548-1379.2010.01072.x

Мюллер, L 2013 Спекулятивные объекты: материализация научной фантастики. В: Fisher, L, Cleland, K, and Harley, R (eds.) Proceedings of the 19 International Symposium of Electronic Art. Сидней, ISEA International.

Оруэлл, G 1949 1984. Penguin Books.

Парриндер, P 1973 Воображая будущее: Замятин и Уэллс. Исследования научной фантастики , 1 (1): 17–26.

Парриндер, P 1995 Тени будущего: Герберт Уэллс, Научная фантастика и пророчество . Нью-Йорк: Издательство Сиракузского университета.

Филлипс, Р. 2005 г. Замена предметов: исторические практики для второй музейной эпохи. Канадский исторический обзор , 86: 83–110. DOI: http://doi.org/10.3138/CHR/86.1.83

Preziosi, D 2006 История искусств и музеология. В: Macdonald, S (ed.) A Companion to Museum Studies .Мальден; Оксфорд; Западный Суссекс: John Wiley & Sons, Ltd., стр. 50–63. DOI: http://doi.org/10.1002/9780470996836.ch5

Ravelli, L 2007 Музейные тексты: рамки коммуникации . Лондон; Нью-Йорк: Рутледж. DOI: http://doi.org/10.4324/9780203964187

Rieder, J 2012 Колониализм и появление научной фантастики . Мидлтаун: издательство Уэслианского университета.

Санделл Р. 2007 Музеи и борьба с социальным неравенством: роли, обязанности, сопротивление.В: Watson, S (ed.) Музеи и их сообщества . Лондон; Нью-Йорк: Рутледж, 95–113.

Serrell, B 2017 Судейство выставок: основа для оценки мастерства . Лондон; Нью-Йорк: Рутледж. DOI: http://doi.org/10.4324/9781315425818

Шоу, Д. Б. 2000 Амазонки и пришельцы: феминистский сепаратизм и будущее знаний. В: Shaw, DB (ed.) Women, Science and Fiction . Хэмпшир; Нью-Йорк: Пэлгрейв. С. 128–157. DOI: http://doi.org/10.1057 / 9780230287341_7

Шелтон, AA 2006 Музеи и антропологии: практики и рассказы. В: Macdonald, S (ed.) A Companion to Museum Studies . Мальден; Оксфорд; Западный Суссекс: John Wiley & Sons, Ltd., стр. 64–80. DOI: http://doi.org/10.1002/9780470996836.ch5

Смит, C 2005 г. Деколонизация музея: Национальный музей американских индейцев в Вашингтоне, округ Колумбия. Античность , 79 (304): 424–439. DOI: http://doi.org/10.1017/S0003598X00114206

Собчак, V 1988 Города на пороге времени: городской научно-фантастический фильм. East-West Film Journal , 3 (1): 4–19.

Sontag, S 1964 Воображение катастрофы. Комментарий , 40 (4).

Stapledon, O 1930 Последние и первые мужчины . Метуэн.

Stone, K 2020 Машина времени и ребенок: империализм, утопизм и Х. Г. Уэллс. Журнал Фантастика , 4 (1): 17.

Suvin, D 1979 Метаморфозы научной фантастики: Поэтика и история литературного жанра . Издательство Йельского университета.

Swain, H 2018 [2007] Введение в музейную археологию . Кембридж; Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Vogel, S 1991 Всегда верны цели в нашей моде. В: Karp, I and Lavine, S (eds.) Выставочные культуры: Поэтика и политика музейной экспозиции . Вашингтон; Лондон: Пресса Смитсоновского института. С. 191–204.

Wegner, PE 1993 О «Мы Замятина»: критическая карта возможных миров утопии. Утопические исследования , 4 (2): 94–116.

Wells, HG 2016 Машина времени . Издательство Оксфордского университета.

Уильямс, R 2014 Признание познания: о Сувене, Миевиле и утопическом импульсе в современной фантастике. Исследования научной фантастики , 41 (3): 617–633. DOI: http://doi.org/10.5621/sciefictstud.41.3.0617

Яшек, Л. 2006 Афрофутуризм, научная фантастика и история будущего. Социализм и демократия , 20 (3): 41–60. DOI: http://doi.org/10.1080/08854300600950236

Янг, L 2003 Переосмысление наследия: культурная политика и вовлечение.В: Sandell, R (ed.) Museums, Society, Inequality . Лондон; Нью-Йорк: Рутледж.

Замятин, У 2007 Ср . Нью-Йорк: Издательская группа Random House.

Циммерман, Б. 1983 Выход из патриархата: лесбийский роман развития. В: Абель, Элизабет, Хирш, Марианна и Лэнгланд, Элизабет (ред.) Путешествие В: фикции женского развития . Ганновер; Лондон: Университетское издательство Новой Англии.

Аарон Роджерс (Aaron Rodgers) не присутствует в качестве упаковщиков, обязательно открывает мини-лагерь

GREEN BAY, Wis. - Широкий приемник Грин Бэй Пакерс Даванте Адамс не делает никаких прогнозов относительно того, будет ли Аарон Роджерс бросать ему снова этой осенью.

Нападение Дэвид Бахтиари, человек, защищающий слепую сторону Роджерса, также не рискнет делать предположения о будущем действующего MVP НФЛ в Грин-Бей.

Роджерс не был с Packers на их первом обязательном мини-лагере во вторник, который стал последней главой в противостоянии между командой и трехкратным защитником MVP. Он также не участвовал в добровольно организованных командных мероприятиях Packers, которые отличались от его обычного распорядка в межсезонье.

«Честно говоря, у меня нет никаких ожиданий, приятель», - сказал Адамс во вторник. «Я просто поддерживаю своего парня и позволяю всему разворачиваться как есть. Очевидно, я молюсь, чтобы он вернулся. Мы все хотим его вернуть. Я думаю, что у всех в этом здании такое же мышление, но я могу контролировать только то, что могу. Я не могу контролировать то, что происходит в этой ситуации ».

Объявление

Адамс и его коллеги-приемники Аллен Лазард, Маркес Вальдес-Скантлинг, Девин Фунчесс и Равный Сент-Браун - все были на тренировке во вторник после того, как не выполнили OTA.

У Packers есть возможность оштрафовать Роджерса чуть более чем на 93 000 долларов, если он пропустит все три сессии мини-лагеря на этой неделе без уважительной причины. Тренер «Пэкерс» Мэтт Лафлер не сказал во вторник, оправдано ли отсутствие Роджерса.

«Это командный бизнес, который мы всегда будем хранить в тайне между нами и игроком», - сказал ЛаФлер.

Роджерс провел всю свою карьеру в «Пакерс», которые выбрали его 24-м номером на драфте 2005 года. Но его будущее с командой было неопределенным с тех пор, как ESPN сообщил в часы, предшествующие драфту этого года, что Роджерс не хочет возвращаться в Грин-Бей.

И это заставило даже его ближайших товарищей по команде гадать, что будет дальше.

Ad

«У меня такая же идея, как и у всех остальных», - сказал Бахтиари. «Я думаю, что со временем все уладится, и мы все узнаем. Аарон собирается говорить, когда хочет говорить. Упаковщики и люди, принимающие эти решения, будут говорить с нами, когда они хотят поговорить с нами и рассказать нам, что происходит. В остальном это за закрытыми дверями, и это вне нашего контроля.

Роджерс уклончиво рассказывал о своем будущем в интервью ESPN, которое транслировалось 24 мая, но обсуждал свое разочарование с организацией.

«Я думаю, что иногда люди забывают, что на самом деле делает организацию», - сказал Роджерс ESPN. «История важна, это наследие многих людей, которые были до вас. Но люди - это самое главное. Люди создают организацию. Люди делают бизнес, и иногда об этом забывают. Культура строится кирпичом за кирпичиком, ее основу составляют люди, а не организация, не здание, не корпорация.Его построили люди ».

Объявление

Единственными другими квотербеками в списке Грин Бэй являются Джордан Лав, Блейк Бортлс и Курт Бенкерт, выбранный в первом раунде драфта 2020 года. Пакеры подписали контракт с Бортлсом и Бенкертом за последний месяц.

Лафлер и генеральный менеджер Брайан Гутекунст заявили, что хотят вернуть Роджерса. Гутекунст сказал, что не променяет Роджерса, у которого осталось три года по контракту.

Объявление

«Я действительно не знаю всего, что происходит с ситуацией, - сказал Адамс.«Я думаю, что люди ждут от меня большего, но я не подталкиваю их. В подобных ситуациях нужно позволять людям приходить к вам, и я не собираюсь давать нежелательные советы. Я думаю, что лучше всего позволить ему просто заниматься своим делом, разобраться в этом, дать ему знать, что я здесь для него, и продолжать оказывать ему эту поддержку и поддерживать его этим ».

ЛаФлер сказал, что нет конкретной даты, когда «Пакерс» нужно было бы знать, планирует ли Роджерс играть за них этой осенью, когда они будут готовиться к сезону.

«Мы собираемся взять это один день за раз и постараемся исправить ситуацию, насколько это возможно», - сказал он.

ПРИМЕЧАНИЯ: Бахтиари сказал, что не устанавливает расписание по возвращении из разорванной ACL. Бахтиари был травмирован 31 декабря.… OLB Престон Смит и За'Дариус Смит, OL Элгтон Дженкинс и DL Дин Лоури не были на тренировке во вторник из-за протоколов, связанных с COVID-19.

Ad

___

Дополнительные сведения о AP NFL: https://apnews.com/hub/NFL и https://twitter.com/AP_NFL

Copyright 2021 The Associated Press.Все права защищены. Этот материал нельзя публиковать, транслировать, переписывать или распространять без разрешения.

«У Чавеса есть подарок в Венесуэле» о Венесуэле, «Настоящее время как борьба, часть 2» с Сирой Паскуаль Маркина и Крисом Гилбертом

Мы создали этот подкаст в знак признания того, что существует ряд подкастов для американских «левых», но многие из них в значительной степени сосредоточены на организации социал-демократов, прогрессистов и либеральных демократов. Помимо этого, слева мы всегда ведем войну идей, и если мы не продолжим создавать платформы для обмена этими идеями и историями их реализации с левой точки зрения, их по-прежнему будут игнорировать, искажать и отвергать. капиталистическими СМИ и, как следствие, широкой публикой.Наша цель - предоставить платформу коммунистам, антиимпериалистам, движениям за освобождение черных, анкомам, левым либертарианцам, активистам LBGTQ, феминисткам, иммиграционным активистам и аболиционистам, чтобы они могли обсудить радикальную политику, радикальную организацию и поделиться своим видением лучшего мира. Наша цель - сосредоточить внимание организаторов, которые представляют и работают с маргинализованными сообществами, создавая программы выживания, программы защиты, политическое образование и противодействие. Мы также планируем представить точки зрения на глобальный юг и с него, чтобы выделить антикапиталистическую борьбу за пределами имперского ядра.Мы рассматриваем солидарность с деколонизацией, коренными народами, антиимпериалистическими, экологическими, социалистическими и анархистскими движениями во всем мире как необходимые шаги к значимому освобождению для всех людей. Слишком часто внутри имперского ядра мы сосредотачиваемся на нашей собственной борьбе, не находя времени, чтобы понять тех, кто борется за свободу из-под большого пальца империи. Важно выделять эти трудности, извлекать из них уроки, предлагать солидарность и поддерживать действиями, когда это возможно.Недостаточно бороться за 15 долларов в час и систему единого плательщика в ядре, в то время как США активно борются против самоопределения народов мира в экономическом и военном отношении. Мы осознаем, что, за исключением чрезвычайно богатых и привилегированных, наши судьбы и борьба неразрывно связаны. Мы надеемся, что наш подкаст станет значимой платформой для организаторов и активистов, борющихся за социальные изменения, чтобы связать свои местные движения с более широкими движениями, сосредоточенными на борьбе за прекращение империализма, капитализма, расизма, дискриминации по признаку гендерной идентичности или сексуальности, сексизма и эйлизма.Если вам нравится наша работа, поддержите нас на сайте www.patreon.com/millennialsarekillingcapitalism

.

6 способов больше присутствовать в качестве родителя

Некоторые из самых прекрасных и удивительных моментов в моей жизни - это моменты с моими детьми: их рождение, первый раз, когда они сделали шаги, десятки раз мой сын сказал что-то необычное, дико веселое и правдивое. В такие моменты я чувствую себя такой связанной с существами, которым дал жизнь.Хотя иногда моему мозгу полезно отключаться, это случается чаще, чем я бы хотел, особенно с моими детьми. Больше всего я хочу связи с моими детьми и нашей семьей в целом.

Я считаю, что практика присутствия доступна и может выполняться в любое время дня, особенно в те моменты, когда я начинаю чувствовать, что теряю связь. И давайте проясним: я не всегда чувствую себя отключенным, потому что у меня нос в телефоне или в книге, или потому, что я пытаюсь приготовить ужин - скорее, я испытываю отключение просто потому, что нахожусь с моими детьми в одном месте, а не чувство связи с ними, потому что мое внимание сосредоточено на чем-то другом.Практика присутствия требует, чтобы вы переключили свое внимание с того, что не происходит или не является необходимым, на то, что происходит или требуется. Как родитель, причина проста: Дети всегда присутствуют с тем, что они делают. Чтобы взаимодействовать с ними, поддерживать и любить их, требуется полное присутствие и внимание . Присутствие просто определяется как пребывание здесь и сейчас, и нигде больше.

Иногда, однако, может казаться, что ваш ребенок препятствует вашему лучшему намерению заниматься другими делами, например, готовить ужин или инвестировать в ваши отношения с партнером.Именно в те моменты, когда можно сделать паузу и отметиться - что сейчас требуется? Куда нужно переключить мое внимание? Где я могу переключить свое внимание с отвлечения на ребенка, которому явно что-то нужно в данный момент? Вы обнаружите, что присутствие ведет к более тесной связи с вашим ребенком и вашей семьей, к большему облегчению для вас, как к человеку, и к большей радости в вашей жизни.

Чтобы быть в большей степени родителем, практикуйте эти шесть вещей:

1.Время с собой

Это отличается от времени для вас самих, поскольку иногда время для себя не требует присутствия или даже бодрствования. Проведение времени наедине с собой - это практика, которую вы можете создать всего за несколько минут каждый день, чтобы проверять и спрашивать себя, что от вас требуется прямо сейчас - нужно ли вам пить воду? Вам нужно пять глубоких вдохов? Когда вы понимаете, что требуется, и делаете это, вы укрепляете свою способность делать это вместе с другими. Это может быть несколько минут медитации каждый день, закрывание глаз или несколько глубоких вдохов для проверки.

2. Присутствие с детьми

В мире, который становится все более и более технологичным и появляется больше способов отключиться, найдите время, чтобы настроиться на . Когда хорошее время для общения всей семьей? Сколько раз в день у вас получается создавать связь и единство?

Совместная трапеза - действительно удивительный способ соединиться и объединиться. Начните свою трапезу с рассказа о том, как прошел ваш день, и о любых анекдотах, которые могут позволить им рассказать о своем дне, вместо того, чтобы начинать с вопроса: «Как прошел ваш день?

Источник: @honestly_alexandra

3.Практикуйте мгновенное прощение - включая себя

Звучит просто, но в данный момент может быть сложно. Поскольку мы люди, мы обязаны совершать ошибки, и мы их делаем. Поэтому когда такое случается, нужно практиковать прощение самого себя! Таким образом, вы сможете продолжать показывать себя таким же замечательным родителем, как и вы. Я нахожу, что, когда я ошибаюсь со своими детьми, извинения перед ними - один из лучших способов вырваться из нисходящей спирали непрощения. Из-за их безусловной любви легко помнить, что меня любят, даже когда я облажался.

4. Оставайся здесь

Обратите внимание, когда вы впадаете в страх перед прошлым или беспокоитесь о будущем. То, что уводит нас из любого данного момента, - это откат назад в прошлое или вперед в будущее. Единственное, на что вы действительно можете повлиять, - это настоящий момент. Так что обращайте на это внимание, а не желайте, чтобы вы могли исправить что-то в прошлом или внести изменения в будущем.

5. Отказаться от привязанности к конкретному результату

Это может быть невероятно освобождающей практикой, если вы можете отпустить то, что должно было пойти или закончиться.Когда вы стремитесь к фиксированному результату, а этот результат никогда не появляется, есть вероятность, что вы попадете в ловушку, идя в прошлое или будущее. Когда ваша привязанность к конкретному результату становится более важной, чем присутствие, вы упускаете шанс создать настоящую связь со своим ребенком в данный момент.

Источник: @thetinyessentials

6. Помни, кто ты

Вы являетесь источником многих вещей для своего ребенка.Это означает, что они наблюдают за всеми способами вашего взаимодействия с окружающим миром и подбирают все ваши лучшие (и худшие) практики, чтобы опробовать их на себе. Какие способы бытия вы хотите им передать? А какие у вас нет? Можете ли вы научить их своими действиями такими, какими вы хотите их видеть? Вы кричите в пробке, когда они едут с вами в машине? Это учит их кричать, когда они расстраиваются. Вместо этого попробуйте смоделировать поведение, которое вы хотите, чтобы они практиковали, например, говоря: «Я расстроен прямо сейчас, потому что из-за этого трафика я могу опоздать, и я не люблю опаздывать.«Вы учите их, что можно выражать свои эмоции, а также связываться с ними. Практика присутствия - обучение присутствию .

Скорее всего, каждый день у вас будет много возможностей практиковать эти шесть вещей. Это практика, которая является определением жертвы в отцовстве: отложить все, что вы планировали и к чему подготовили, воспитать ребенка в его собственном выражении и потребностях, услышать и увидеть его такими, какие они есть. Продолжая практиковать это, вы сможете яснее и лучше понять, кто ваш ребенок и какие у него конкретные потребности.Каждый ребенок индивидуален и требует чего-то другого. Наша задача как родителей не в том, чтобы уравнять и сделать наших детей такими же; скорее, чтобы дать им возможность развивать свою уникальность.


Эта практика обеспечит эмоциональную стабильность вашему ребенку, поскольку он будет продолжать укреплять доверие с вами и для вас. По мере того как ваши отношения меняются и меняются со временем, когда они стареют и требуют разных вещей, вы по-прежнему будете для них пространством любви и заботы, потому что вы потратили время на построение этой связи с ними.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *