Проблемы человека современного – Проблемы современного общества — основные угрозы

Содержание

Самые частые психологические проблемы XXI века: fomaru — LiveJournal

Редкое СМИ не писало или не говорило о том, как травмируют психику современного человека новые реалии, вошедшие в нашу жизнь за последние годы.  Тут и сверхактивный ритм жизни, и интернет-зависимость, и желание соответствовать  тем критериям успеха, которые нам непрерывно навязывают...

Однако  мы не будем предлагать здесь обычных «глянцевых» рецептов по душевному  самооздоровлению. Мы лишь попытаемся дать читателю некое «зеркало», в  которое можно будет посмотреть на себя с этой, неожиданной для многих,  точки зрения.

Читать материал на сайте foma.ru

5 ловушек XXI века

Ловушка 1: Чужой взгляд как мерило истины

Вот  человек идет по улице. На вид ничем не отличается от всех прочих —  джинсы, кроссовки, модная стрижка, сумка с ноутбуком через плечо… Разве  только лицо чуть более напряжено. А в общем — всё как у всех. Но вот в  душе у него живет не то что потребность — настоящая жажда любви и  принятия его окружающими. Казалось бы, что может быть естественнее?  Ведь, если разобраться, каждый из нас стремится именно к этому — любить и  быть любимым.

Но на самом деле отличить невротическое  стремление к любви можно по очень простому признаку: человеку жизненно  важно, чтобы его любили и принимали не только близкие, но абсолютно все  люди, с которыми его сводит судьба — случайные прохожие на улице,  продавцы в магазине, попутчики в трамвае, чиновники в госучреждениях…

Поэтому  он всегда озабочен тем, что думают о нем окружающие, он, по сути, все  время смотрит на себя чужими глазами. Когда он в одиночестве ждет  автобус на остановке, то чувствует себя достаточно комфортно. Но стоит  рядом появиться хотя бы еще одному пассажиру, человеком овладевает  беспокойство. Он тут же начинает тайком проверять, не растрепал ли ветер  его прическу, не сбилась ли стрелка на брюках, он вспоминает, что на  левой щеке у него с утра как назло выскочил какой-то маленький прыщик, и  вообще — о том, что его фигура не очень напоминает античные образцы. И  совсем не важно, кем окажется этот вновь подошедший пассажир — парнем  или девушкой, взрослой женщиной в очках или седым пенсионером с  тросточкой. Не важно также и то, что через несколько минут он навсегда  исчезнет и никогда больше не появится в твоей жизни. Важно лишь одно:  как он на тебя смотрит? Достоин ли ты одобрения, на его взгляд, или  выглядишь полным вахлаком (каковым и сам себя в глубине души считаешь)?

Такая  потребность не мешает человеку благополучно учиться, работать,  создавать семью, делать карьеру. Однако счастливой его жизнь назвать  вряд ли получится. Ведь в придачу к его собственным представлениям о  том, каким он должен быть, ему — и это особенно свойственно нашему XXI  веку — каждый день буквально вбивают в сознание некие «эталоны» красоты  через рекламу, кино, обложки глянцевых журналов. А он… Он — просто  такой, какой есть. И его близкие любят его, даже не задумываясь,  насколько он соответствует этим сомнительным глянцевым эталонам. Но,  увы, придуманный образ оказался для него важнее реальной любви.

Читайте также Нужно ли выходить из зоны комфорта? 

Ловушка 2: Тебя не надо, а ты — есть

«Ах ты, дурень безмозглый!» «Дрянь такая, да что ж ты делаешь-то?» «У-у, лошара позорный, опять накосячил!»

Знакомые  реплики, не правда ли? Но это вовсе не начальник распекает нерадивого  подчиненного, не мама ругает дочку за прожженное утюгом платье, и не  пацаны во дворе гнобят сверстника, который допустил ошибку по их  пацанскому кодексу. Такими (а бывает, и куда худшими словами) человек  может по многу раз на дню ругать… самого себя. Причем — за довольно  безобидные промахи, которых никто, кроме него самого, даже не заметил.

Дело  в том, что у болезненного стремления к любви есть и обратная сторона, о  которой мы уже упоминали, — нелюбовь к себе, порой переходящая в  настоящую ненависть и презрение. Однако, как ни странно, именно эти  чувства способны вывести человека на вершины успеха в карьерном росте  или в творчестве. Из-за постоянного недовольства собой он все время  будет стремиться стать лучше, чем он есть, совершенствоваться,  приобретать новый опыт, знания и мастерство. А современный мир будет  подстегивать его своими «стандартами успешности»: высшее образование  любой ценой, высокооплачиваемая работа, рост по службе, счет в банке,  отдых за рубежом…

Но, даже став суперначальником, звездой, кумиром  и любимцем миллионов, он все равно останется в прежнем конфликте с  собой и по-прежнему будет не любить себя и ругать последними словами  непонятно за что. Постоянное сравнение себя с идеальным образом не  оставляет человеку никаких шансов избавиться от этой зависимости, ведь  нелюбовь к себе — это тоже зависимость, раз от нее не получается  избавиться.

Один российский гениальный актер и режиссер, имя  которого у всех на слуху, и чья игра вот уже несколько десятилетий  покоряет публику своим совершенством, в одном из недавних интервью  сказал о себе следующее: «Я очень, очень неуверенный в себе человек. Я  даже плачу иногда от разочарования в себе, от того, что все время думаю,  что меня разоблачат, какой же я неважнецкий. Я не знаю, ну как это  может быть — я интересен? Не знаю… я вообще живу под лозунгом «Тебя не  надо, а ты есть»…»

Фото Arek Olek

Наверное, лучше о нелюбви к себе не скажешь. Под этим же лозунгом  живут множество людей, не только серых и забитых, но и внешне ярких,  ослепительно успешных. Но вместо спокойной удовлетворенности жизнью  успех приносит им лишь временное успокоение от осознания этой страшной  мысли: «Тебя не надо, а ты — есть».

Читайте также Чем заканчиваются курсы по повышению самооценки 

Ловушка 3: Ведь я этого достоин!

Редактор  любого издания знает, что это такое — работать с «непризнанным гением»,  когда сидящий напротив тебя человек убежден, что каждая написанная им  строчка — на вес золота. При этом пишет он хотя и сносно, но вполне  посредственно. Однако при малейшем намеке на это может смертельно  обидеться и уйти из редакции навсегда, в надежде на то, что его  «гениальная» проза будет по заслугам оценена хотя бы потомками.

При  всей трагикомичности подобных ситуаций, человеку с таким представлением  о себе можно только посочувствовать. Внутренний конфликт между реальным  и идеальным «Я» с неумолимой логикой ведет человека к высшей точке  этого раскола — невротической гордости. Если говорить совсем просто —  это самоуважение, основанное на воображаемых заслугах и достоинствах.  Устав от постоянной нелюбви к себе, человек потихоньку начинает  отождествлять себя с придуманным им же идеальным образом, вживаться в  него. И, наконец, становится его рабом.

Идеальный образ  превращается для него в некое чудовище Франкенштейна, ненавидящее и  стремящееся уничтожить собственного создателя. Вариантов тут может быть  великое множество, ибо гордиться такой человек способен чем угодно, от  высочайших добродетелей до самых низменных пороков. Главное — чтобы эти  черты присутствовали в его идеале. Например, есть люди, гордящиеся своей  отзывчивостью, способностью жертвовать ради других своим временем,  силами, средствами. Казалось бы, что же тут плохого?

А всё дело в  том, что эта самоотверженность — лишь одно из качеств, которое человек  приписал своему воображаемому двойнику. И действует он подобным образом  вовсе не из любви к людям, а лишь ради удовлетворения своей  невротической потребности — соответствовать этому фантому. Конечно,  люди, которым он помог, будут совершенно справедливо благодарны ему. И  польза, которую он приносит окружающим, безусловно, является для них  именно пользой, а не чем-либо еще. Но вот ему самому такая жизнь вряд ли  приносит радость: ведь чем больше он помогает людям, стремясь угодить  своему мысленному идолу, тем дальше отстраняется от них его подлинная  личность. Ну как тут не вспомнить слова апостола Павла: …И если я раздам  все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в  том никакой пользы (1 Кор 13:3).

Пример такой  страшной самоотверженности без любви показал писатель Павел Санаев в  своей известной книге «Похороните меня за плинтусом», где бабушка,  заботясь о внуке, живя ради него и отдавая ему себя без остатка,  превратила его детство в настоящий ад.

Но можно  гордиться соответствием и куда менее благородным качествам своего  идеального «Я». Так, Родион Раскольников вообразил себя равным Наполеону  в праве решать чужие судьбы. Ради подтверждения этому зарубил и ограбил  двух пожилых женщин. И лишь после совершённого преступления вдруг  понял, что реальная его личность — никакой не «Наполеон, право имеющий»,  а точно такая же «тварь дрожащая», как и у большинства остальных, столь  презираемых им, людей. Гений Достоевского сорвал с души этого героя  маску его идеального «Я». И, увидев себя настоящего, Раскольников вдруг с  ужасом обнаружил, что себя он презирает точно так же, и даже еще  сильнее, поскольку надежды на то, что он — иной, рассыпались в прах. Но  это был XIX век, когда открытие подобных «темных комнат» в человеческой  душе ее исследователи благородно стремились использовать для ее  исправления.

В наши дни такое благородство оказалось изрядно  разбавлено банальным стремлением к заработку. Именно эту болезненную  потребность — гордиться своими придуманными достоинствами — вовсю  используют сегодня в рекламе самых разнообразных товаров и услуг. «…Ведь  я этого достойна», «…только для лучших», «…настоящие мужчины выбирают» —  великое множество подобных призывов, словно молотом, бьют в эту болевую  точку покупателя, обращаясь к его идеальному «Я», придавая этому «Я»  новые черты, выковывая новые потребности. В результате несчастный  человек начинает гордиться тем, что использует для бритья станки  известной фирмы, потому что «…лучше для мужчины — нет», или курит  сигареты определенной марки, поскольку их реклама была построена на  образе «настоящего мужчины, твердо сидящего в седле».

Читайте также Депрессия. Что делать с духом уныния?

Ловушка 4: Я исключительно исключителен!

В  рассказе Чехова «Радость» коллежский регистратор Митенька Кулдаров  восторженно сообщает родным, что о нем написали в газете и теперь его  имя узнает вся Россия. Правда, речь в газетной заметке шла всего лишь о  том, как он в пьяном виде угодил под извозчичьи сани, предварительно  получив оглоблей по лбу. Но даже такая сомнительная популярность вызвала  у молодого чиновника бурный восторг.

Это еще одна невротическая  черта — чувство своей исключительности, заведомая уверенность в том, что  ты не таков, как все прочие. Выражается она в постоянном ожидании  признания этой исключительности окружающими и в твердой уверенности, что  однажды наступит день, когда все вокруг вдруг осознают, что рядом с  ними столько лет скромно трудился такой удивительный человек. Причем  признание должно прийти как-то само по себе, без усилий с его стороны.  Ну вот, просто раз — и всё! И — случилось!

Это странное чувство очень емко и лаконично было выражено в ранних песнях «Машины времени»:

…Точно так же все верят в свою исключительность,
Удивляясь, что нет подтвержденья тому.

Но,  увы, удивляться тут в сущности нечему. Человек со временем привыкает к  своему идеальному «Я» и попросту забывает, что сам же его и придумал. А  этот, придуманный, он же — прекрасен! Он же великолепен! Не может же  быть, чтобы такое совершенство осталось незамеченным!

К сожалению,  существует это совершенство большей частью лишь в голове у его  несчастного создателя. И разочарование в подобных ожиданиях — обычная  история.

…Всё верили, что главное — придет.
Себя считали кем-то из немногих,
И ждали, что вот-вот произойдет
Счастливый поворот твоей дороги,
Судьбы твоей счастливый поворот!

…Но век наш уже будто на исходе
И скоро, без сомнения, пройдет.
А с нами ничего не происходит,
И вряд ли что-нибудь произойдет.

(А. Макаревич. Паузы)

В  результате человек может точно так же, как все, учиться, работать,  создавать семью, растить детей. Но всё это не радует его. Ведь он живет в  постоянном ожидании какого-то решающего момента, когда всё вдруг  волшебным образом изменится и наконец-то начнется жизнь, которую он для  себя придумал как единственно достойную этого именования. А его  настоящая жизнь в это время тихо и невозвратно проходит мимо, унося с  собой радости, победы и возможности, которыми он так и не  воспользовался…

Ловушка 5: Сети и их обитатели

Вот сидит  человек в уютном кафе, в компании друзей. Ест вкусное мороженое, слушает  приятную музыку. И вдруг хватает свой смартфон, жмет на кнопку,  напряженно всматривается в загоревшийся экран. Потом кладет его обратно  на стол и продолжает общаться с друзьями. Но не проходит и минуты, как  он снова повторяет всю эту процедуру со смартфоном. А потом — еще раз. И  еще. Пока, наконец, кто-нибудь из друзей не спросит его: «Слушай, у  тебя там что, прямая линия с президентом?» Лишь после этого он, смущенно  улыбнувшись, убирает телефон в карман. А дело в том, что он всего лишь…  считал лайки под своей последней публикацией на «Фейсбуке».

В социальных сетях для удовлетворения невротических потребностей открывается настоящее раздолье.  Чего стоит хотя бы только что упомянутая система публичных одобрений —  лайков. Ведь для человека с «вывихнутым» желанием любви нет ничего более  важного, чем признание. Поэтому «коллекционирование» лайков очень  быстро стало любимым занятием миллионов. И пусть не возмущаются досужие  аналитики безумным количеством котиков, еды и прочих мимимишных  фотографий, размещаемых в соцсетях ежеминутно. Суть здесь не в самих  котиках, а в том, что с их помощью автор снимка может получить  максимальное количество лайков — ведь котиков и вкусную еду любят все.

Фото mouton.rebelle, www.flickr.com

Хотя с появлением фотокамер на передней панели смартфонов, более чем  серьезную конкуренцию котикам составили «селфи» — разновидность  автопортрета, сделанная с расстояния вытянутой руки. Правда, здесь  оказался задействован уже несколько иной принцип — та самая потребность  постоянно смотреть на себя чужими глазами в надежде на одобрение. И  теперь ожидание вожделенных красных флажков на синем фоне заставляет  людей едва ли не ежеминутно заглядывать на свои странички в Интернете:  не лайкнул ли меня еще кто-нибудь?

Общение в соцсетях также  оказалось великолепной возможностью для реализации тех самых болезненных  ожиданий признания своей исключительности. Ведь здесь появилась,  наконец, возможность спокойно говорить от лица своего идеального «Я», не  боясь быть уличенным в подмене. Есть невеселая шутка, довольно точно  отражающая эту ситуацию. К великому и ужасному Гудвину пришли Лев,  Страшила и Железный Дровосек. Один пожаловался, что у него нет  храбрости, другой — что нет ума, третий — сердца. Великий и ужасный  Гудвин понимающе кивнул: «О’кей, но теперь это уже не проблема!» И…  подарил дефективным просителям по ноутбуку с доступом в Интернет.

Наверное, каждый замечал такое странное явление — человек в онлайн-общении ну просто разительно отличается от себя реального.  Тихий, спокойный в жизни мужчина вдруг становится в чате агрессивным и  нахрапистым, скромная домашняя девушка начинает разговаривать с  интонациями «роковой женщины», а уж о всевозможных подменах возраста и  пола тут даже говорить не хочется. А причина всех этих  разнообразных странностей кроется как раз в нелюбви людей к себе, в их  болезненном желании стать не теми, кто они есть на самом деле.

О  невротических потребностях можно было бы еще много чего написать — и об  обидчивости, порождаемой ими, и о постоянном ожидании похвалы, и о  желании делать все безупречно из боязни совершить ошибку, и о культе  силы, о стремлении к подавлению других людей… Но, как говорил Козьма  Прутков, нельзя объять необъятное. В одной журнальной публикации  невозможно исчерпывающе раскрыть тему, о которой написано много толстых  книг.

С точки зрения научной психологии все угрозы  душевному здоровью в XXI веке оказались возможными потому, что  человеческая душа далеко не так здорова, как об этом принято думать.

Интервью дается в сокращении, полный текст читайте по ссылке https://foma.ru/i-menya-tozhe-vyilechat.html

Автор: Александр Ткаченко

Фото на заставке  Lea Chvrl, www.flickr.com

ТАКЖЕ РЕКОМЕНДУЕМ:

Нужно ли выходить из зоны комфорта? 

Чем заканчиваются курсы по повышению самооценки 

Депрессия. Что делать с духом уныния?

fomaru.livejournal.com

Проблемы современного человека в развивающемся российском обществе Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

THE PROBLEMS OF MODERN MAN IN THE DEVELOPING RUSSIAN SOCIETY

Zolotarev Sergey Petrovich, DSc of Philosophical sciences, Associate Professor, Chair of Philosophy and History, Stavropol State Agrarian University, Stavropol E-mail: [email protected]

Consider the problems occurred in the last decades in Russian society. The analysis of Western models of human relationships through a paradigmatic approach to the construction of society. The basic problems of any state, regardless of its forms and economic welfare, in the form of the growth dynamics of the changes in all spheres of human life.

Keywords: paradigmatic approach; identity; social communications; national custom; tradition; market economy-Russian society; the theory of self-organization; paradigm; synergy.

УДК 101.1 ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА

В РАЗВИВАЮЩЕМСЯ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ

© Золотарев С.П., 2016 Рассмотрены проблемы, произошедшие в последние десятилетия в российс-

ком обществе. Проведен анализ западных образцов человеческих взаимоотношений, посредством парадигмального подхода к построению общества. Выявлены основные проблемы любого государства вне зависимости от его формы устройства и экономического благосостояния, в форме динамики роста происходящих изменений во всех сферах жизни человека. Ключевые слова: парадигмальный подход; самоидентичность; социальная связь; национальный обычай; традиция; рыночная экономика; российское общество; теории самоорганизации; парадигма; синергетика.

ЗОЛОТАРЕВ Сергей Петрович, доктор философских наук, доцент, кафедра Философии и истории, Ставропольский государственный аграрный университет, Ставрополь [email protected]

Самоидентификация человека и социума невозможна без определённого самопонимания и самоопределения. Развитие современной философии в целом и её отдельных разделов всё чаще рассматривается посредством парадигмального подхода, разработанного Т. Куном как одного из способов рассмотрения истории науки. Важное место при построении гармоничного общества играют духовные ценности, которые, к сожалению, все чаще являются производной от материальной культуры. Вопросами феномена духовности в философии, а также процесс становления и развития взглядов на проблему духовности обосновал русский философ И.А. Ильин.

Современный мир многополярен и изменчив, и человек, живущий в этом мире, вынужден адаптироваться к новым вызовам стремительно развивающегося общества. Коренные изменения, которые произошли в российском обществе, затронули такие сферы человеческого сообщества, как экономика, политика, социум, культура. Изменения, произошедшие в области экономики, разрушили ряд исторических ценностей, выработанных на протяжении целых столетий российским обществом. Западные образцы человеческих взаимоотношений зачастую непонятны и противны ментальности российского общества, эти противоречия некоторым образом нарушают преемственность культурного наследия, выработанного предшествующими поколениями. Появилась острая необходимость в оптимизации установления стабильности развития общества как внутри его, так и в отношениях с государством, не нарушая при этом самоидентичность российского общества, учитывая его тысячелетнюю историю.

Для решения этой проблемы необходима выверенная программа развития молодежной политики, начиная от государственных структур и заканчивая общественными и религиозными организациями. Для развития российского общества, его культурного развития и адаптации в современную цивилизацию необходима передача традиций и обычаев от старшего поколения к младшему.

Взаимоотношения между поколениями должны строиться на пропаганде знания основных этапов развития истории нашего народа и государства, посредством привлечения большинства молодых людей к знаковым историческим датам нашего государства. Немаловажным фактором является и психологическая совместимость поколений младшего и старшего возраста.

Большое значение при этом имеет постоянное совершенствование системы начального, среднеспециального и высшего образования. В этом случае полезен продуктивный опыт западноевропейских государств. Образованный молодой человек наиболее быстрее займет место в производственной системе государства.

В последние десятилетия научное сообщество, занимающееся проблематикой политических, экономических, геополитических и других проблем двадцать первого века, все более часто приходит к выводу о том, что они порождены слабостью, либо отсутствием гуманитарного воспитания человека.

Основной проблемой любого государства вне зависимости от его формы устройства и экономического благосостояния является динамика роста происходящих изменений во всех сферах жизни человека. Этот факт подтверждает все возрастающим потоком изменений во всех сферах человеческой жизни, проявляющийся нелинейностью развития, нелогичностью происходящих процессов в политике и экономике. Ускоренным темпом происходит разрушение социальных связей, национальных обычаев и традиций, разрушение социальных и семейных связей, которые приводят человека к ощущению одиночества и беззащитности в квазисоциумах и неравновесной людской массе.

Подобные разрушительные свойства последних десятилетий выражены в виде "цветных революций", военных агрессий, проводимых США и их союзниками, с навязыванием государствам "нового порядка", сепаратистских движений, которые катастрофично влияют на форму организации жизни народов. Наряду с такими масштабными социальными изменениями возрастает поток проблемных социальных перемен. Попытки их локализации посредством государственного ресурса приводят к еще более опасным для жизни человечества и каждого человека социальным расстройствам. Особенно остро эти негативные процессы происходят в странах, которые находятся в условиях революционно производимых радикаль-

ных изменений жизнеустройства, либо после них. К сожалению, указанные кризисные процессы не обошли стороной современное российское общество.

Кризисные явления, охватившие Россию в конце XX века, повергли общество в полную дезорганизацию, неспособность тогдашней власти управлять экономикой и обществом, привели страну к опасной ситуации, т.е. потере суверенитета. Основные источники кризисных явлений проявились в неудачных реформах, начатых М.С. Горбачевым, отсутствием выверенной, теоретически обоснованной и адаптированной к новым условиям программой установления новых, наиболее продуктивных для жизни человека правовых институтов, что неизбежно привело российское общество к хаосу.

Авторы реформ начала XXI века уповали на внедрение рыночной экономики в российское общество как некую панацею от политических и прежде всего экономических проблем и потерпели "фиаско".Теоретический расчет, основанный на способности рыночных законов упорядочить экономику и устранить экономическую стагнацию, порождённую социалистической экономикой, столкнулся с обратным эффектом, поставившим общество перед угрозой экономической смерти.

Благодаря новой экономической политике В.В. Путина, начавшейся с 2000 года укреплением Российской государственности, остановила развал Российской Федерации. В.В. Путин и его правительство столкнулось с рядом существенных проблем для жизнеустройства общества.

Предпринятые кабинетом В.В. Путина административные реформы и реформы государственной службы не привели систему государственного управления к эффективности над контролем "стихийного рынка" в интересах общественно-продуктивной самоорганизации.

Возникла не только необходимость ориентации на образцы рыночной экономики, сформированной в странах Запада, но и встал вопрос о возможности позитивного результата этой потенции. Положительный ответ на данный вопрос обусловлен тем, что при либерализации отношений государства, бизнеса и всех структур общества произойдет минимизация параметров социального порядка с их уже отчетливым фиксированием в значении норм.

Глобальные кризисы, происходящие в странах Евросоюза и России последних десятилетий, явились источниками научных исследова-

ний универсальных организационных процессов. В этом вопросе заслуживает внимание труд российского ученого A.A. Богданова "Всеобщая организационная наука (тектология)". Его идеи и доказательства тектологии в контексте процессов организации и дезорганизации, самоформирования и саморегулирования получили дальнейшее развитие в общей теории систем, кибернетике, ряде других областей науки. Одной из новейших наук современности о научном представлении мира и происходящих в нем процессов заявила о себе синергетика (общая теория самоорганизации).

Основными принципами общей теории самоорганизации (открытость, неравновесность, нелинейность, необратимость) и доказательства их универсальности определили формирование новой парадигмы, которая поменяла классическое представление о мироздании, об организации и управлении (Г. Хакен, С.П. Курдюмов, E.H. Князева, В.И. Аршинов, Г.Г. Малинецкий, В.Г. Буданов, и др.). Такие явления, как кризисы, хаос, которые ранее признавались как антиподы порядка, подлежащие предупреждению и купированию, в новой парадигме рассматриваются как условия совершенствования старой системы отношений на новые.

Хаотичные образования в процессе самоорганизации новой системы выводят научную мысль на новое представление о возникновении, формировании систем различной природы и механизмах их функционирования.

В этой области заслуживают внимание фундаментальные исследования физических, химических, биологических и - особенно показательно - техн и ко-техн ологических си стем (A.A. Колесников, Б.Л. Кузнецов) с продуктивным выходом на прикладной уровень теории и в практику. Синергетика, получившая статус междисциплинарного направления в науке, не могла не заинтересовать обществоведов (О.Н. Астафьева, В.В. Василькова, К.Х. Делокаро-ва, B.C. Егорова, B.C. Капустина и др.).

При определении методов, которые могут стать научным основанием преодоления кризисных явлений в постоянно изменяющемся обществе, может служить синергетика как один из главных регуляторов в решении проблем человека и обществ. Существует реальная угроза при увлечении новизной, адаптация синергетики в общественные науки столкнулась с рядом субъективно и объективно обусловленных противоречий. Во-первых, некоторые ученые в "погоне" за статусом име-

нитого ученого, в отсутствии достаточных познаний, принизили роль синергетики, чем вызвали отрицательные отношения к указанной парадигме. Во-вторых, "автоматический" перенос понятийного аппарата и принципов синергетики из области естественных наук в общественные науки не оправданно упростил уже сформировавшиеся ее положения. В-третьих, научный язык синергетики, по своей этимологии близок к физико-математическим наукам, исследовательский инструментарий которых формализован и обеспечивает верификацию научных результатов.

Кроме того, еще одним противоречием является то, что социальный порядок не всегда складывается по определенной научной конструкции. Некоторые могут увидеть в этом некоторый парадокс, ведь самоорганизация конструктивна по своей сущности. С точки зрения принципов синергетики, социальный порядок должен быть, как правило, отрицательным. Общество, являясь сложной системой, включает в себя не только элемент самоорганизации, но и содержит в своей структуре элемент управления.

Пути решения указанных противоречий предлагается положением о "направляемой самоорганизации" (Н. Моисеев, B.C. Карпичев). В данном случае возникает новая дилемма, в соответствии с которой необходимость в ориентации самоорганизующейся системы идет речь об управлении, носящий "мягкий" тип. В данном аспекте возникает вопрос, при таком подходе в решении проблем не возникнет ли программа самоорганизации с появлением незапланированных субъектов управления?

Ответ на этот вопрос невозможен, потому что субъект управления обязан знать смысл и логику самоорганизующегося порядка в социальных системах и иметь представление о том, как будет проявляться адаптация человека в социальную среду и что может нарушить её равновесие.

Таким образом, подводя итоги философских проблем современного человека в изменяющемся социуме возможно сделать некоторые выводы. Весь драматизм сегодняшних политических, экономических и идеологических негативных процессов по логической системе предыдущих поколений должен рано или поздно обратиться в новое состояние относительной стабильности в указанных сферах человеческой жизнедеятельности. Дилемма заключается в следующем: каким будет новый мировой и в конечном итоге российский по-

рядок, и какую цену необходимо будет заплатить человеку, если своевременно не вмешаться в процесс социальной самоорганизации в продуцировании параметров стабилизации человеческого сообщества. Без подобного вмешательства цена будет непомерна высока и может сыграть уничтожающую роль в процессе наступления всеобщего благоденствия социума во всех жизненно важных аспектах человеческой деятельности.

На наш взгляд, для контроля над сложившейся ситуацией в мире необходимы следующие ключевые ориентиры:

1. Созидание новых отношений среди государств с развитой экономикой, посредством установления многополярной политики и экономики.

2. Необходимо создание новой парадигмы, в отношениях между ведущими государствами. Европейским государствам и США в отношении России и других государств необходимо сменить редукционный подход на системно-процессный.

3. Государствам членам ООН необходимо в ближайшее время провести глубокую модернизацию в сфере науки, образования и воспитания, для появления человека новой генерации. "Человек новой эпохи" должен обладать интеллектом плюс разумом, способным беспристрастно решать глобальные проблемы, стоящие перед государствами, в пользу мира и прогресса человеческого сообщества.

Литература:

1. Огурцов А.П. Тектология A.A. Богданова и идея коэволюции // Вопросы философии. - 2005. - №8.

2. Ивушкина, Е.Б. Философия и история науки / Е.Б. Ивушкина, Е.Я. Режабек. - СПб.: Алетейя, 2008. - 185 с.

3. Золотарев С.П. К вопросу о возможностях си-нергетической парадигмы познания моделей и государственного устройства // Общество и право. - 2011. - №4. - С. 283-287.

3. Золотарев С.П. Либеральная идея: утопия VS реальность // Социально-гуманитарное знание. -2011. -№12. -С. 117-123.

4. Золотарев С.П. Воспитание толерантности // В сб.: Российская государственность: история и современность. - 2012. - С. 85-88.

5. Золотарев С.П. Проблема формирования самосознания в многонациональном, многокультурном, многоязычном Российском государстве // В сб.: Формирование культуры мира и толерантности в полиэтноконфессиональной молодёжной и студенческой среде. - 2013. - С. 31-37.

6. Золотарев С.П. Метатеоретический, парадигмаль-ный характер аналииза либеральной идеологии // Общество и право. - 2011. - № 1. - С. 292-296.

7. Методологический, философский и социогу-манитарный анализ российского общества // Гуляк И.И., Золотарёв С.П., Кравченко И.Н., Туфанов Е.В. - Ставрополь, 2014.

8. Золотарев, С.П. Проблема универсализации либерализма в обществе // Социально-гуманитарное знание. - 2011. - №10.

9. Золотарев, С.П. Проблема интеграции права и свободы в современном обществе // Научно-технические ведомости СПбГПУ. - 2011. - №3. Ю.Золотарев С.П., Рягузова Т.Н. Феномен правовой доктрины в процессе развития права // Вестник СевКавГТИ. - 2013. - № 15. - С. 81-84.

HUMAN FREEDOM, ITS PLA CE IN ONE OF THE PROBLEMS OF PHILOSOPHY

Zolotareva Tatiana Nikolaevna, Post-graduate Student, Chair of Philosophy and History, North-Caucasus Federal state University, Stavropol E-mail: [email protected]

The article is devoted to the problem of human freedom, as well as in the ways and to establish legal and social

mechanisms required for implementation in society.

Keywords: freedom; will; epistemology; methodology; culture; philosophy.

СВОБОДА ЧЕЛОВЕКА, ЕЁ МЕСТО В ПРОБЛЕМАХ ФИЛОСОФИИ

УДК 101.1

Статья посвящена проблеме человеческой свободы, а также о способах и разработке определенных правовых и общественных механизмов, необходимых для реализации в обществе.

Ключевые слова: свобода; воля; гносеология; методология; культура; филосо-

Одной из основных проблем философской мысли являются границы человеческой свободы в системе духовной культуры общественной жизни и основания проблем и коллизий в её реализации.

Золотарева Т.Н., 2016

ЗОЛОТАРЕВА Татьяна Николаевна, аспирант, кафедра Философии и истории, СевероКавказский федеральный государственный университет, Ставрополь [email protected]

cyberleninka.ru

Психологические проблемы - взаимосвязь болезней и психологических проблем и решение психологических проблем людей

Каждый человек в течение своей жизни испытывает при контактах с окружающим миром психологические проблемы, которые являются отражением его внутреннего мира, убеждений, системой личных ценностей. Начинаются такие проблемы зачастую в детстве, а затем усугубляются во взрослом возрасте.

Психологические проблемы - что это?

Понятие психологической проблемы тесно связано с внутренним мировосприятием человека. Их сложно разграничивать, так как любая проблема, начавшаяся в семейных отношениях может влиять на всю личность. Они связаны с биологическими и социальными потребностями человека. Психологические проблемы бывают: явными (проблемные состояния и отношения), скрытыми и глубинными.

К проблемным состояниям относят страхи, зависимости, депрессию, психосоматические заболевания, потерю воли. Отношения – это ревность, одиночество, конфликты, привязанности. В отличие от явных проблем, скрытые не очевидны для человека, он их отрицает и ищет источник своих неудач в других. К скрытым относятся:

  1. Мстительность, демонстративное поведение, борьба за власть.
  2. Напряжение в теле, неразвитость и зажатость.
  3. Недостаток знаний, ответственности, привычка видеть во всем негатив, жалеть себя.
  4. Ложные верования, образы жизни – ночной, алкоголизм, курение.

Взаимосвязь болезней и психологических проблем

Выражение «все болезни от нервов» имеет научное подтверждение. И роль психики в возникновении болезней по данным ВОЗ - 40 %. При нарушении психологического равновесия организм запускает целую цепочку процессов, ведущих к болезни:

  1. Стресс и хроническое нервное напряжение стимулируют выделение гормонов надпочечниками, которые нарушают работу сердца, желудка, головного мозга.
  2. Длительные негативные эмоции ведут к спазмам сосудов, накоплению в крови токсинов, развитию аутоиммунных заболеваний. Психологическая проблема аллергии – непереносимость, неприятие ситуации, человека.

Причины психологических проблем

В основе психологических проблем лежит сложность для человека контроля за своим подсознанием. Бессознательная область — это та часть психики, в которой хранятся все негативные переживания, ситуации и поражения. Проблемы психологического характера появляются, если человек не использует свою активную часть – сознание. Например, при плохом настроении нужно вспомнить любое положительное событие из своей жизни, попытаться увидеть красоту всего, что нас окружает. Точно так же можно помочь другому человеку, переключив его внимание на позитив.

Психологические проблемы современного общества

Социальная психология, изучая психологические проблемы людей в современном мире выделяет общие для всех кризисные тенденции. Первоочередно – это утрата смысла жизни, подмена духовных ценностей сиюминутными удовольствиями. Второй общей чертой экономически развитых стран становится разобщенность и утрата связей с социумом. Формируется общество одиночек. Для коммуникации не нужно живое общение, человек вполне может жить один, ему для сохранения жизни не нужно создавать группы. Следствием нарушения контактов между людьми считают рост наркомании, алкоголизма.

Одиночество как психологическая проблема

Одиночество превращается в проблему не тогда, когда человек остается наедине с собой, а в случае, если при этом он чувствует себя брошенным и ненужным. Более остро эти психологические проблемы воспринимается в подростковом и пожилом возрасте. У подростков это чувство развивается при неуверенности в себе, неудачах в учебе, закомплексованности. У пожилых людей оно связано с отдалением детей, трудностью общения с друзьями, смертью ровесников.

В зрелом возрасте человек может чувствовать себя одиноким при увольнении с работы и потери связи с коллективом, это ведет к утрате смысла жизни и является причиной тяжелых депрессий. Проблемные психологические ситуации, связанные с одиночеством, делают людей пессимистами, малоразговорчивыми, они выглядят устало, злятся на коммуникабельных и счастливых людей. Для выхода из такого состояния зачастую требуется психологическая помощь.

Проблема развития интеллекта

Интеллект как способность к познанию, обучению, логическому мышлению приводит человека к пониманию последствий своих действий, способности избегать конфликты. Одной из особенностей человека с развитым интеллектом можно назвать интуитивное решение сложных задач. В обществах с тоталитарными режимами у людей может формироваться узкое целевое мышление, когда вся сфера интересов сужается до повседневных житейских целей. Проблема интеллекта в мышлении групп людей сводится к стандартным, стереотипным моделям поведения.

Агрессивность как социально психологическая проблема

Агрессия — это форма разрушительных действий человека, при которой он с помощью силы наносит вред другим как психологический, так и физический. Агрессивность человека как социальная и психологическая проблема имеет такие проявления:

  1. Склонность к превосходству над другими.
  2. Использование людей в своих целях.
  3. Разрушительные намерения.
  4. Причинение другим людям, животным, вещам вреда.
  5. Насилие и жестокость.

Выделяют факторы, которые способствуют проявлениям агрессии: стресс, влияние СМИ с видами насилия, большие скопления людей, алкоголь, наркотики, низкие интеллектуальные способности, зависимости, зависть. Такие люди как правило боятся быть непризнанными, отличаются повышенной раздражительностью, подозрительностью, они неспособны испытывать вину, обидчивые и не могут приспосабливаться к новым условиям.

Страх как психологическая проблема

Страхи человека — это те эмоции, которые он не хотел бы никогда пережить. Панические атаки с необъяснимым внезапным чувством страха возникают чаще в больших городах и сопровождаются ознобом и потерей ориентации:

  1. Боязнь выступлений перед публикой.
  2. Страх смерти.
  3. Боязнь огня или воды.
  4. Фобия высоты.
  5. Боязнь закрытых или открытых пространств.

Главная причина этих состояний не страх, а боязнь страха. Человек начинает бояться того, что в действительности с ним случиться не может. Социально психологические проблемы таких людей решаются при осознании ними того, что все причины для страхов находятся внутри, всегда есть силы на их преодоление, а жизнь должна быть наполнена радостью, а не страхами.

Психологические проблемы виртуального общения

Виртуальное общение становится более популярным, чем реальное. Психологические проблемы общения возникают при коммуникациях в сети в случае формирования зависимости и прекращением социальных контактов в реальности. Общение через компьютер меняет психологию человека, он свои мысли начинает выражать по-другому. Пользуясь невидимостью может приписывать себе несуществующие качества и достоинства. Это ведет человека к оторванности от внешнего мира и к подмене чувств и эмоций их суррогатами.

Переедание как психологическая проблема

Ожирение является не только косметической проблемой, иногда причины его лежат в сфере психологии. Психологические проблемы ожирения проявляются как страхи перед агрессивным окружением. Одной из причин набора лишнего веса является попытка защитить себя от внешнего мира. Затем при наборе лишних килограммов человек перестает чувствовать свое тело, реальные потребности, перестает понимать окружающих его людей. Берет на себя много ответственности и пытается жить не своей жизнью. Избыточный вес делает людей неповоротливыми и в мыслях. Они с большим трудом отказываются от своих убеждений, с таким же трудом и избавляются от лишнего веса.

Психологические сексуальные проблемы

Психологические проблемы в сексе испытывают и женщины, и мужчины. Для женщин причинами невозможности достичь оргазм и половой холодности (фригидности) могут быть:

  1. Страх нежелательной беременности.
  2. Строгое воспитание.
  3. Сексуальное насилие.
  4. Негативный первый опыт.
  5. Несовпадение темпераментов.
  6. Конфликты в семье.
  7. Разочарования в партнере.

Психологические проблемы с эрекцией и преждевременной эякуляцией испытывают мужчины при таких переживаниях:

  1. Стрессовых ситуациях.
  2. Психологическом напряжении.
  3. Равнодушии к партнерше.
  4. Страхе перед невозможностью совершить половой акт.
  5. Конфликтах между партнерами.
  6. Волнении перед началом полового акта.
  7. Несоответствии сексуальных желаний и привычек партнеров.

Психологические проблемы и пути их решения

Проблемы, связанные с психологическими аспектами жизни для человека являются тяжелым грузом, препятствующим полноценному существованию. Нерешенные сложности и препятствия ухудшают здоровье и взаимоотношения. Решение психологических проблем проходит в несколько этапов. Эти же этапы нужны для любого вида задач:

  1. Постановка целей.
  2. Определение условий.
  3. Планирование решения.
  4. Реализация решения.
  5. Проверка результата.

Но даже человек с высоким IQ и самоорганизацией часто не знает, как избавиться от такого рода проблем. Это связано с тем, что, будучи непосредственным участником процесса и испытывая негативные эмоции самому себе в таких проблемах помочь трудно. Поэтому квалифицированная психологическая помощь будет полезной.

 

womanadvice.ru

Психологические проблемы современного общества | Beaverclub

Отрывок из книги Марка Сандомирского «Психосоматика и телесная психотерапия: практическое руководство.» (Москва, «Класс», 2005.)

Любое современное информационно-бюрократическое общество — а в «развитых» странах Запада это проявляется наиболее наглядно — устроено так, что оно невольно пытается смягчить социальные проблемы за счет большей однородности, стандартизации сознания своих граждан. По возможности уравнять всех членов общества во взглядах и жизненных ценностных установках — значит сделать их предсказуемыми и тем самым — косвенно — более управляемыми. Попытаться в определенной степени как бы «зомбировать» людей общими идеалами (например, накопления/потребления) или антиидеалами (в частности, образом общенационального «врага»), то есть сплотить общество, манипулируя древними, первичными механизмами психики на уровне инстинктов и базовых потребностей — такими, как стадный инстинкт (У. МакДауголл), активизирующийся противопоставлением «свой-чужой», или потребность в принадлежности (А. Маслоу), тесно связанная с потребностями в защите/безопасности и любви/уважении. В форме же принадлежности к определенной социальной группе эта потребность трансформируется в культ материального успеха и «гонку» потребления. (Недостаточное удовлетворение данной потребности в сфере социальных или семейных отношений делает человека потенциальной жертвой многочисленных сект и деструктивных культов.) А для этого индивидуальное сознание каждого члена общества необходимо «выровнять под одну гребенку» сознания массового. Для достижения подобной цели необходимо добиться, чтобы как можно больше людей подчинялось «мэйнстриму», разделяло принятые в обществе стереотипы и мифы массового сознания или, по выражению Р.И. Нигматулина, «чтобы большинство… думало «как надо» или не думало вовсе». Поэтому распространение массовой, «усредненной» культуры и примитивизацию общественного сознания можно сравнить с экологическим бедствием. Для общества «развитого», техногенного, общества массового потребления и массовой информации сам способ его существования — причем в экономической сфере даже больше, чем в политической, — требует уменьшить проявления интеллектуальной независимости людей (особенно показательно в этом плане воздействие средств массовой информации). Заблокировать у многих членов общества «вредную» привычку думать самостоятельно означает под действием рекламы превратить их в потребителей как материальных, так и интеллектуальных полуфабрикатов.

Типичным феноменом массового сознания становится стандартизация личности вкупе со снижением общекультурного уровня, названная еще 3. Фрейдом «психологической нищетой масс», а современными авторами — «процессом расчеловечивания» (Скатов Н.). Пожалуй, наиболее ярко этот процесс описан Э. Фроммом: «Человек перестает быть самим собой, полностью усваивает тот тип личности, который предлагается моделями культуры, и целиком становится таким, каким его ожидают видеть другие». Отсюда, по Фромму, вытекает еще один феномен — социальной покорности или конформизма как способа невротического «бегства от свободы». А покорность, как отмечает А.Н. Моховиков, порождает феномен «социального оглупления», тяготения к более примитивным социальным группам (ассортивности), подчинения большинству не только во внешнем плане, но и в интеллектуальном: «Каждый надевает на себя одинаковую безликую одежду, в которой нет отличий и заметен только уныло-однообразный ряд Мы. При массовой покорности появляются люди-автоматы, люди-винтики, и гипотетические наблюдатели тогда оказываются на самом гигантском аутодафе, которое придумало человечество, — тотальном уничтожении множества индивидуальных Я».

Отсюда в обществе создается «послушное агрессивное большинство» или слой людей примитивно-приземленных, без духовных запросов. Это люди, которые стремятся жить «как все», «не выделяться». Именно поэтому они готовы преследовать тех, кто не похож на них как по образу жизни, так и по образу мыслей, чье существование бросает вызов выхолащиванию духовной основы жизни. «Человек, находящийся в общественном месте, является как бы автоматом, подчиняющимся общим правилам и выполняющим общепринятые обычаи» (Бехтерев В.М.).

В обществе создается культ материального успеха одновременно с пренебрежением ко многим «нематериальным» сферам жизни. Конформизм и потребность во внешней оценке (как у ребенка, нуждающегося во внимании взрослых) приводят к тому, что «средний» человек, который стремится жить «как все», начинает вести демонстративный, «показушный», инфантильно-истероидный образ жизни: «семья напоказ» — «женщина напоказ» — «ребенок напоказ» — и наконец, собственная персона «напоказ» (юнговская «Маска»). Что в этом плохого? Когда собственное «Я» ориентировано преимущественно на мнение других людей, его не остается для себя самого. А это значит, что у человека не сформировано представление о собственном «Я» — в первую очередь о своем предназначении и жизненном смысле. Отсюда — внутренняя раздвоенность, «расщепление» между разумной, левополушарной частью личности («Я успешен… Я лидер… У меня все в порядке…») и ее эмоциональной, правополушарной частью, рассудку неподконтрольной и самообману неподвластной («А кому до этого есть дело… А кому вообще ты нужен… А нужно ли это тебе самому… Зачем ВСЕ это вообще, ради чего? Ведь жизнь проходит… Проходит в этой суете»).

Типичным порождением такого образа жизни становится человек, на первый взгляд достаточно зрелый в практическом, жизненном смысле (точнее, приспособившийся, приземленный) и инфантильный в духовном. Отсюда «всплески» нерационального поведения (особенно зависимости — алкоголизм, наркомания, гэмблинг, экстремальные развлечения, в конце концов, та же интернет-зависимость — как протест против серости жизни и попытка отгородиться от реальности). Отсюда и мистико-эзотерическая податливость — как проявление инфантильного «магического» мышления (наивно-детское ожидание чуда, мгновенного изменения, «просветления») и потребность в «учителе» (на самом деле поиск готовых, универсальных ответов на все жизненные вопросы как перенос ответственности на чужие плечи).

В чем причина подобной человеческой стандартизации и покорности? В «пережитках детства», в отзвуках родительского воспитания и давлении Супер-Эго, благодаря которому люди, сравнивая себя с другими, склонны подвергать себя поистине губительной самокритике и самоуничижению, удушающим личностный рост и ведущим к неврозу (А. Эллис). Происходит это тогда, когда человек является в полном смысле слова продуктом современного общества — когда он внутренне недостаточно гармоничен, когда он не «заземлен», не уверен в себе, является рабом собственных эмоций и жизнь его недостаточно осмысленна. И тогда он теряет себя, свою «самость». Тогда человек не находит в себе сил для того, чтобы оспорить общепринятые заблуждения и пойти наперекор общему мнению, если оно является ошибочным, тогда он становится игрушкой в руках манипуляторов или жертвой обстоятельств. По словам Р. Кийосаки и Ш. Лектер, именно «страх быть осмеянными заставляет людей не выделяться и не ставить под сомнение общепринятые взгляды и тенденции».

Таким образом, социальная покорность базируется на интеллектуальной несамостоятельности, которая становится нормой жизни современного человека, воспринимающего стереотипы, внушенные ему средствами массовой информации, как собственные мысли. Последнее, в свою очередь, связано с тем, что «личность, подавленная зрелищем всесокрушающей власти, лишается внутренней самостоятельности… отрекается от поиска собственной позиции» (Бонгеффер Д.). Обратная же сторона всех этих процессов массового сознания, отражающих постепенное стирание человеческой индивидуальности из-за ее подавления обществом, — кризис политической организации, напрямую связанный с кризисом личности (Шестопал Е.Б.). Личность, в свою очередь, платит обществу той же монетой — социальным отчуждением, пассивностью, потерей веры в пропагандируемые обществом ценности, а также потерей доверия к власти и отказом этой власти в поддержке, вызванным неверием в то, что личное участие может хоть как-то повлиять на политический процесс.

Инструментом стандартизации сознания в нашем обществе становятся средства массовой информации (не случайно еще А. Маслоу в качестве одной из важных черт самоактуализированной личности выделял ее независимость от информационного давления — ориентацию человека в первую очередь на собственное мнение, автономность его оценок и самостоятельность суждений). Подчеркнем, что распространяемые СМИ сюжеты о жестокости и насилии нарушают эмоциональное развитие детей и подростков, приводя к размыванию понятий добра и зла и возрастанию общего «деструктивного потенциала» личности (Масагутов P.M.). Личность, формирующаяся в подобных условиях, страдает недостаточной способностью к эмпатии, неумением поставить себя на место другого человека (связанными с негармоничным, избыточным левополушарным доминированием). Все это приводит к возрастанию в обществе жестокости и агрессии, превознесению культа силы и дефициту человечности.

Естественно, что многие люди инстинктивно пытаются защищаться от информационного давления с помощью его вытеснения, блокирования восприятия (эти механизмы психологической защиты срабатывают на интуитивно-автоматическом уровне). В результате человек все больше самоизолируется от общества — ценой утраты способности к сопереживанию, сочувствию, искренности и подлинному взаимопониманию в отношениях со значимыми другими («интимности», по Э. Берну), ценой «механизации» душевной жизни или мучительной внутренней «раздвоенности». Он отгораживается от окружающих стеной невнимания, непонимания и ложных убеждений, потоком ничего не значащих слов. Когда-то Сент-Экзюпери писал о том, что главная ценность в мире — человеческое общение. Именно эту ценность современный человек и утрачивает. Выбирая жизненный стиль глобального, всепроникающего индивидуализма и бездуховности, человек изолирует себя и от коллективного бессознательного (в терминологии К.Г. Юнга). Тем самым он воздвигает незримый барьер в своей психике, отгораживаясь и от собственного подсознания. Человек становится глухим к движениям собственной души, ее безотчетным порывам, к своим истинным потребностям, пытаясь заместить их потребностями иллюзорными, навязанными стереотипами — «быть как все». При этом он отказывается от поиска своего истинного «Я», своей самости, от индивидуации («пути к себе») и вынужден «наступать на горло собственной песне».

А отсюда — душевный надлом, кризис, жизнь в состоянии непрекращающегося внутрипсихического конфликта. Отсюда утрата, вернее, непонимание человеком своего жизненного смысла, питающее душевную болезнь современного общества — ноогенный невроз (В. Франкл) и его социальные последствия в форме невротической триады — депрессии, наркомании, агрессивности. Последняя связана с тем, что растущая социальная разобщенность заставляет людей в лучшем случае относиться друг к другу по принципу «человек человеку — никто», а чаще «человек человеку — потенциальный конкурент». В худшем же случае — относиться к другому как к прямому недоброжелателю, считая лучшей защитой от его посягательств активное, агрессивное противостояние. Иными словами, социальное отчуждение неминуемо приводит к внутриличностному отчуждению и духовному опустошению. Отсюда возрастает потребность человека в душевном освобождении (Джеймс У.). Подчеркнем, что падение духовности, связанное с образом жизни современного человека и характером окружающей его культурной среды, представляет собой проблему не только сегодняшнего дня. Ведь возникла эта проблема еще на заре нашего «просвещенного века», у истоков бурного ускорения технического прогресса. Так, еще в начале века прошлого российский философ И.А. Ильин с горечью писал о том, что «человечество в своей массе… оторвалось от духовной почвы» (см. «В поисках смысла…»). Проблема XXI века в том, что мы испытываем дефицит духовности — но духовности именно нашего времени. Как сказала об этом Д. Харрис: «Меняются люди и потребности. И то, что было духовностью однажды, уже ею не является. То, что существует под названием духовность, — это просто набор старых методов…» Потому-то зачастую (а пожалуй, и в подавляющем большинстве случаев) человек не способен справиться с личным духовным кризисом собственными силами — и значит, психологическая помощь ему просто жизненно необходима.

Таким образом, главная невротическая проблема нашего времени — чрезмерная рационализация жизни, приводящая к массовому воспитанию людей чрезмерно рационального психологического склада, что противоречит человеческой природе. В первую очередь, это снижает способность человека к переживанию естественных измененных состояний сознания, связанных с общением, вдохновением, творчеством. При этом остается неудовлетворенной его глубинная психологическая и физиологическая потребность в естественных измененных состояниях сознания, что и описывается как «синдром дефицита удовлетворенности» (К. Блюм). Следовательно, человек ищет неестественные, суррогатные способы ее удовлетворения — такие, как употребление психоактивных веществ или компульсивное поведение. Или агрессия, причем направленная как на других людей, так и на самого себя, в форме многочисленных заболеваний (особенно с явным психосоматическим «уклоном») или травм. Или же как попытка отрицания проблем — депрессивный (а то и суицидальный) уход от реальности… Восстановить естественную способность человека к переживанию трансового удовлетворения и призвана современная психотерапия, особенно ИСС-ориентированная (Сандомирский М.Е., Белогородский Л.С., 2001).

Способ же решения этих проблем, который предлагает психотерапия, заключается в том, чтобы помочь человеку стать в полной мере сознательным, научиться сохранять равновесие между неестественностью многих сторон современного образа жизни и собственным природным естеством. По мысли А. Эллиса, психотерапия «показывает человеку, что его не отчуждают технология и наука, а он сам отчуждается посредством иррационального освящения этих инструментов человека, и он может не быть отчужденным». Для этого требуется не отказываться от плодов технического прогресса, а всего лишь «вступить в контакт с самим собой» (Эллис А.). Как известно, человек по своей природе — существо социальное. Так уж устроена его нервная система, что общение с окружающими людьми в раннем возрасте просто жизненно необходимо для ее нормального развития, а в зрелом возрасте должно служить важнейшей психофизиологической «опорой». Здесь и упомянутое чувство принадлежности, связанное на глубинном уровне с ощущением безопасности и защищенности, а на другом полюсе — чувство востребованности, являющееся источником внутренних сил, самоуважения и адекватной самооценки.

Изначально душевное утешение и психологическую поддержку давала человеку семья, выполняя функцию естественного (спонтанного, интуитивного) психотерапевта. Но семья традиционно устроенная — это большая, патриархальная семья, объединяющая несколько поколений. Семья, в которой не только для ребенка, но и для взрослого старшие члены семьи обладают авторитетом и пользуются уважением. Семья как группа людей, объединенных общей, семейной целью (С. Кови), в которой они автоматически обретают жизненный смысл. Семья, естественным расширением или продолжением которой становится более масштабная социальная группа, построенная вначале на кровном родстве (род, племя), затем на общности территориальной или экономической (община, гильдия). Семья, которая в современном обществе давно прекратила свое существование.

В качестве иллюстрации приведем поистине пронзительный «крик души» В. Бауера и его соавторов, рассматривающих как естественное порождение образа жизни современного общества кризис семьи, еще в детстве закладывающий для большинства членов этого общества «надежный фундамент» будущих психологических проблем. «Новейшие исследования по поводу этого «государства в государстве», зародышевой клетки нации [то есть современной семьи — прим. наше], заставляют бить тревогу: традиционно большие семьи исчезают, различные поколения отделяются друг от друга, от молодых людей требуют, чтобы они полностью отдавали себя работе, люди проживают в раздельных клетках, именуемых квартирами, а города разрастаются в монстры: все это разрушительно влияет на семью. Все больше женщин вынуждены в одиночку воспитывать ребенка, а это влечет за собой не только повышенную нагрузку на мать, но и психологический стресс для ребенка с различными отклонениями в психике. Ребенку часто не хватает человека, с которым он мог бы поговорить, кто ухаживал бы за ним и помогал бы его воспитанию». Отсюда выводится и необходимость массовой психотерапевтической помощи, создания в обществе сети групп психологической поддержки по принципу «Помоги самому себе» (Бауер В., Дюмоц И., Головин С., 1995).

Кризис традиционной семьи, забвение семейных ценностей — источник многочисленных психологических проблем в современном обществе. Доходит до того, что повышение частоты разводов рассматривается западными психологами уже не как проявление дезинтеграции общества, а просто как естественная и неизбежная ступень на пути перехода к «другому виду брака» (Харрис Д., 2003). Разрушение традиционной семьи является порождением глубинных процессов, связанных с научно-техническим прогрессом и приводящих к изменению жизненного уклада. Быстрота перемен в образе жизни, порой приводящая к его поистине революционным преобразованиям, осложняет передачу опыта старших поколений младшим. Тем самым прерывается связь времен, нарушается преемственность поколений. Разрывается цепочка наследования — разумеется, не материального, а духовного. Современное человечество изолируется от своих духовных корней, отгораживается от собственного коллективного бессознательного (К.Г. Юнг), отрекается от него, постепенно превращаясь в массу разъединенных индивидов — людей, «не помнящих родства». Отсюда и проблемы «отцов и детей», когда жизненный опыт старших просто отвергается молодым поколением, и дефицит любви, внимания и душевного тепла, которые даже в благополучной семье ребенок недополучает от родителей на глубинном, телесно-психологическом уровне (А. Лоуэн, И. Кренц).

Отсюда же возникает необходимость в восполнении этого дефицита с помощью психотерапевтических методов. Применительно к перенесенным во взрослую жизнь глубинным проблемам, истоки которых закладываются в раннем детстве, эту работу выполняет телесно-ориентированная психотерапия, возвращающая человека в доречевой период его детства (и эволюционного «детства» всего человечества). Применительно же к проблемам более поверхностным, более социализированным и осознанным — рациональная психотерапия (регрессия пациента к детской речи и детской логике). В целом же широкое распространение в обществе представлений современной психотерапии (то, что называется psychoeducation) и самое главное — следование ее рекомендациям, на наш взгляд, действительно способно исправить односторонний перекос, техногенный «уклон» современной культуры и направить ее на тот идеальный путь развития, который Л. Фейхтвангер описывал как «путь от Европы к Азии, от Ницше к Будде, от старого общества к новому… через ограниченное европейское учение силы…- к учению Азии, учению… созерцательности».

Возвращаясь к социально-обусловленным истокам индивидуальных психологических проблем современного человека, можно свести их к одной, центральной, хотя и называемой по-разному — потере цельности, недостатку духовности, утрате веры. Здесь мы имеем в виду веру не религиозную (хотя и в этой сфере наблюдаются аналогичные закономерности), а веру человека в себя, в свои возможности и в собственное жизненное предназначение. Веру в других людей, утрата которой и ведет к социальному отчуждению и разобщенности. Утрату веры, которая, в свою очередь, является следствием всеобъемлющей интеллектуализации и всепроникающей рационализации жизни (в этом смысле грибоедовское «горе от ума» представляется пророчеством, намного опередившим свое время). Разрешить эту проблему, помочь уйти от чрезмерной сосредоточенности на собственных мыслях и теснее соприкоснуться с чувствами призваны телесные методы психокоррекции.

<…> У каждого из методов психокоррекции свое место и своя роль в решении психологических проблем и поддержке личностного роста. В решении этих задач они взаимно дополняют друг друга. Методы экзистенциальной психотерапии (И. Ялом, Р. Мэй, логотерапия по В. Франклу) предназначены для того, чтобы решить стратегическую задачу — помочь человеку осознать свой индивидуальный жизненный смысл в его логическом представлении. Трансперсональная терапия предоставляет решение этой задачи в ином выражении — образно-архетипическом. Методы рациональной, когнитивной психотерапии и терапии реальностью (У. Глассер) решают тактические задачи, то есть дают человеку возможность построить более реалистичные и практически осуществимые жизненные планы (естественно, в рамках ранее выявленного жизненного смысла, личностного предназначения). Что же касается описываемых методик телесно-психологической саморегуляции, то они предназначены для решения оперативных задач. Именно они помогают человеку переместить упомянутые планы в действенно-практическую плоскость, воплотить их в реальность и тем самым приблизиться к выполнению собственного предназначения.

Понравилось это:

Нравится Загрузка...

Похожее

beaverclub.wordpress.com

Раздел 9. ЧЕЛОВЕК В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

рост безработицы, усилили социальное неравенство. Новое общество стало квалифицироваться не только как общество знания, информации, услуг, но и как общество риска, угроз, страха, опасностей. Этому способствует и растущая глобализация в современном мире.

Следовательно, можно сказать, что постиндустриализм, основанный на научно-технических успехах, все же не решает возникающих перед современным человеком проблем. Действительно, расширились возможности общества и ускорилось его развиие, коренным образом изменился мир человека, но задача в том, чтобы человечество осознало последствия своих возможностей и исходило прежде всего из принципа гуманизма.

Литература

1.Философия / Под ред. В.В. Миронова. – М., 2005. – Разд. VII, гл. 3.

2.Философия / Под ред. Т.И. Кохановской. – Ростов-на-Дону, 2003. – Гл. 13, п. 3.

Тема 9.3. ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОСТИ

Глобальные проблемы означают всеобщие проблемы, затрагивающие жизнь всего человечества. Это совокупность жизненно важных проблем человечества, от решения которых зависит дальнейший социальный прогресс в современную эпоху.

Под влиянием техногенных преобразований изменилась сама современная цивилизация, ее воздействие на мир столь велико, что вправе говорить именно о глобальных проблемах. Жизненно важные проблемы существовали и прежде в истории общества, но носили локальный и региональный характер. В современную же эпоху они приобрели планетарный характер, поскольку человечество в настоящее время представляет единую систему на основе хозяйственно-политической единой жизни. Глобальные проблемы порождены самой историей, а именно, колоссально возросшими техническими средствами воздействия человека на природу и огромными масштабами его хозяйственной деятельности, что нарушило баланс природы и человека.

Неравномерность развития стран мирового сообщества также привела к проблемам мирового масштаба социально-политического характера.

Кроме того, неравномерность развития проявляет себя и в том, что технологическое могущество человечества превосходит достигнутый им уровень общественной организации. Политическое мышление явно отстало от политической деятельности, а побудительные мотивы деятельности основной массы людей и их нравственные ценности не достигли требований современности.

Таковы некоторые причины глобальных проблем, стоящих перед современным обществом. К их числу можно отнести:

1)предотвращение мировой термоядерной войны, создание безъядерного ненасильственного мира, обеспечивающего мирные условия для общественного существования;

2)преодоление экологического кризиса, порождаемого катастрофическим по своим последствиям вторжением человека в биосферу, сопровождающимся загрязнением окружающей природной среды;

3)преодоление возрастающего разрыва в уровне экономического и социально-духовного развития между развитыми индустриальными странами и развивающимися;

4)обеспечение экономического развития человечества необходимыми ресурсами;

5)ограничение стремительного роста населения (демографического взрыва), осложняющего социально-экономический прогресс. А также падение рождаемости в развитых странах;

6)своевременное предвидение и предотвращение различного рода отрицательных последствий научно-технического прогресса и рациональное, эффективное использование его достижений

с целью сохранения человеческого рода.

Так, угроза мировой термоядерной войны – это не только величайшая опасность для выживания человечества, но и сама гонка вооружений является для общества паразитическим экономическим ростом: миллионы человеко-часов квалифицированного труда, огромные минеральные и сырьевые ресурсы, отвлекаемые на военно-промышленный комплекс, не могут быть использованы для реальных потребностей общества. Создаваемая военно-промышленным комплексом продукция фактически не способствует повышению уровня жизни. Практическая значимость военной продукции в экономическом смысле равна нулю, поэтому ее причисляют к издержкам, связанным с созданием непродуктивных товаров. Высвобождение же средств и ресурсов из этой отрасли поможет решить многие насущные проблемы, тем более что в военный комплекс, в армию привлекаются лучшие людские ресурсы. Действительно, научно-технический прогресс послужил мощным рычагом в совер-

studfiles.net

Самая большая проблема современного человека

Я и раньше знала, что у современных людей ум очень беспокойный, но я не думала, что это проблема всех «белых» то есть западных людей. Более того, я предполагала, что это больше про женщин, но оказалось, что у «европейских» мужчин эта особенность развита не меньше.

Сначала об этом обмолвился аюрведический доктор после тестирования, мол, как у всех европейцев, слишком бурно работает мозг. А у азиатов (не по национальности, а по среде) такого, мол, нет. Я удивилась. Решила подумать об этом потом.

А потом одна знакомая рассказала о том, что знакомые индусы называют наши беспокойные мозги «white people problem» — то есть проблемой исключительно белых людей. Мол, мы сумасшедшие и вместо того чтобы просто жить — думаем и придумываем, сами себя загоняя в угол. Она же привела пример, который мне очень понравился. Хочу с вами поделиться.

Смотрите, как все просто. Ситуация — вам нужна помощь. Например, вы идёте из магазина и несёте очень тяжёлую сумку с картошкой. Вам очень нужна помощь. И рядом проходит, например, ваш сосед. Казалось бы — попроси его помочь! Но нет!

В нашем мозгу начинается война: попросить или не попросить? А что он обо мне подумает? А вдруг откажет?

Неудобно как-то нагружать. Но и тащить слишком трудно. Скажет, накупила сама и тащи. А вот в лекциях говорят просить надо. Может попробовать? Или лучше в другой раз?

И если даже попросила, то война не заканчивается. Если он согласился, можно свой мозг ломать на тему, хочет ли он за это что-то, почему он согласился, может у него виды на меня какие, и что подумают другие соседи, когда это увидят. А если он отказал, то переживать можно на тему, как теперь в глаза ему смотреть, и о том, что он не такой и хороший человек, каким казался.

У индусов все проще. И не только у них. Нужна помощь. Помоги мне? Да — отлично. Нет — хорошо. И все. И никаких сложных конструкций, попыток спрогнозировать мысли и действия других людей, оценок приличности и так далее. Все просто.

Это меня всегда удивляло в Индии, насколько просто и легко они обращаются за помощью, и насколько просто обращаться к ним.

Возьмите любую другую ситуацию, которую можно было бы решить проще, и увидите, как наш беспокойный ум способен простое сделать сложным.

Если, например, вам нравится другой человек. Нравится то, что он делает, как он это делает, как он выглядит и так далее. Что у вас в голове? Стоит ли ему об этом говорить? Насколько это уместно и правильно? А что он подумает? А не загордится ли? А не посмеётся ли надо мной? А вдруг он придумает себе больше, чем есть на самом деле? А если кто-то узнает, что вам это нравится? И так далее. Казалось бы — нравится – скажи и все. Человеку будет приятно, и тебе тоже. Но нет.

В Индии так и делают. Идёшь по улице, и незнакомые люди говорят тебе, какое красивое сари, как здорово ты его намотала, какие красивые дети, какая ты умница-мама. Они не хотят строить с тобой какие-то отношения, они просто идут мимо и говорят то, что чувствуют. Сказали – и пошли дальше, и скорее всего, уже тебя не помнят через пять метров.

А если вам не нравится то, что делает с вами другой человек? Здесь ключевое — «с вами», мы говорим именно о ситуациях, когда человек по отношению к вам действует так, что причиняет вам боль или неудобства. Например, вам на ногу наступили и стоят. Вы внутренне кипите и ждёте, когда у человека проснётся совесть, потому что он же специально так себя ведёт! Чем дальше, тем больше вы способны придумать и про человека, и про его отношение к вам. А человек просто не знает, что там ваша нога. Не знает, не чувствует. Но вы себе уже что-то придумали и обиделись, разозлились.

И так во всем, в любых наших отношениях голова способна все усложнять, придумывать то, чего нет, нагнетать. Помните фильм, где героиня рассказывала своему любимому о том, что у них когда-нибудь родится сын, а потом с ним случится беда? Вот классический пример. Сын ещё даже не родился. Может быть, вообще родится дочь. Или с этим мужчиной не родится никто. А она уже переживает о человеке, которого ещё нет.

Наш беспокойный ум способен нарисовать нам нечто и потом этого же испугаться. И вместо здесь и сейчас мы живём непонятно где. Даже не в прошлом, потому что мы и прошлое видим через призму своего беспокойного ума. Даже не в будущем, потому что ум рисует нам картинки чаще всего такие, которые не сбудутся никогда (и слава Богу!).

Мы живём в этих фантазиях своего воспалённого беспокойного ума.

Девушка, едва познакомившись с парнем, начинает мучиться сомнениями, её это суженый или нет, нравится ли она ему так же или он хочет ей воспользоваться, какими у них получатся дети, стоит ли брать его фамилию, где они состарятся и как назвать внуков. Она за него мысленно замуж уже вышла, там же успела поссориться и разойтись. А он просто предложил ей выпить вместе чаю.

Я часто вспоминаю разные истории, которые рассказывали девочки, исцелившие отношения с родителями. Как они через много лет смогли проговорить свои обиды и обнаруживали, что мамы и папы ничего об их мучениях не знали и не хотели причинять детям боль. Например, у меня в детстве была жутко колючая шапка, которую я ненавидела. Но мама просила её надевать, ведь на улице очень холодно. И мой ум рисовал мне тогда разные сценарии о том, что мама специально меня мучает. А пару лет назад мы вспомнили эту шапку, и оказалось, что мама о моих страданиях ничего не знала, ведь я ей ничего не говорила. Для неё это была просто тёплая шапка и все. Мы такими растём с самого детства, нас этому учат – и люди, и среда обитания, и привычки.

Любой внешний сигнал мы всячески пытаемся как-то трактовать применительно к себе. Хотя даже любимый многими Фрейд говорил, что «иногда банан – это просто банан».

Например, если девушка сзади услышала свист, то часто она может это истолковать, как обращение к легкодоступной женщине, спроецирует это на себя, и как следствие обидится, разозлится, начнёт винить саму себя за то, что она надела сегодня. Но скорее всего, свистят вообще не ей и совсем с другими мыслями. Точно так же когда у вас за спиной кто-то смеется, 90 процентов женщин решат, что смеются над ней и судорожно начнёт проверять, ничего не забыла ли она надеть, не кривы ли ее ноги и так далее.

И с одеждой такая же странная ситуация. Мы не носим то, что нам нравится, потому что вдруг кто что подумает. Носим модное, как у всех, даже если оно неудобное и не нравится. И постоянно у зеркала оцениваем себя — как это выглядит? Какие сигналы посылает? Не стоит ли мне похудеть под это платье? Или наоборот, потолстеть? Не старовата ли я для таких шорт? А такое платье матери троих детей надеть можно? А вдруг люди подумают что я толстая? А вдруг я на подол этой юбки где-то наступлю? А вдруг я встречу девушку в таком же платье? А вдруг меня осудят другие мамы на площадке за выпендрёж? А вдруг мужу не понравится? Казалось бы — надень то, что нравится, и будешь чувствовать себя иначе — и все. Но нет.

Вместо стимул-реакция у нас получается сложная цепочка стимул — долгие  метания беспокойного ума — реакция — и снова муки ума.

Мы тратим на это слишком много сил, пытаясь понять, что о нас думают, как к нам относятся.

Мы усложняем собственную жизнь, вместо того чтобы просто жить, мы так много думаем, что на жизнь сил не остаётся.

В отношениях мы бесконечно воюем с несуществующими проблемами и высасываем проблемы из пальца. Мы и правда страдаем по глупости больше, чем по карме. Мы действительно похожи на сумасшедших.

Сколько в нашей жизни надуманных проблем! Из-за того, что мы хотим быть хорошими, как все, идеальными, не принимаем своё прошлое и боимся будущего. Мы даже не можем часто понять, чего мы хотим, где наши желания, а где — чужие.

Слишком беспокойный ум, вскормленный телевизором, воспитанием и правилами поведения, кучей бесполезных знаний, которыми мы не пользуемся, образованием, которое для корочки, но потрепало нервы и заполнило голову ерундой…

В этом месте нам есть чему поучиться у индусов или балийцев. Да, мы иногда их оцениваем как слишком простых и не знающих приличий людей. Зато они на эту тему не переживают и даже не думают о том, что мы о них думаем. Продолжают жить так, как чувствуют и оставаться собой. А нам бы наши беспокойные мозги научиться успокаивать, и это уже сможет приблизить нас к ощущению счастья.

П.С. Как там шутят — Бог дал тебе мозги, чтобы думать, какое платье надеть, а ты о судьбах человечества. Не надо так!

П.П.С. И пожалуйста, расслабь свой нахмуренный лоб, под которым уже началась война мыслей на тему, что совсем без мозгов жить невозможно, что зато они все бедные, что я тут из всех дур делаю. Расслабься. Статья не об этом.

Ольга Валяева — valyaeva.ru

valyaeva.ru

Человек как глобально-уникальная проблема современности

В современных условиях происходит переосмысление ценностей жизни и взаимосвязей между человеком и окружающим его миром. Многие ученые усматривают перспективу разрешения глобальных проблем современности исключительно путем сознательной, разумной деятельности человека, предполагающей установление всецело рационального отношения с природой. Глобальность и уникальность бытия человека в мире приводят сегодня к пониманию того, что ему уже недостаточно быть человеком разумным. Предпочтение следует отдать «нравственному разуму», который воплощается в нравственных отношениях.

Ключевые слова: человек, глобальные проблемы, глобалистика, человечество, цивилизация, глобальная система.

Under present-day conditions we face the rethinking of life values and interrelations between humans and nature that surrounds them. Many scientists see the prospects of solving global problems of present times solely through conscious, reasonable actions of the human, presupposing an establishment of completely rational relations with nature. Globality and uniqueness of human existence in the world today leads to the understanding that it is no longer enough to be homo sapiens. The preference should be given to the “moral mind”, which is implemented in moral relations.

Keywords: human, global problems, global studies, mankind, civilization, global system.

История развития естественно-научного и философского знания о мире и человеке свидетельствует о наличии двух тенденций в осмыслении проблематики человеческого бытия. В рамках одной тенденции ученые акцентируют внимание исключительно на проблемечеловека, полагая, что все другие проявления жизни, социально-экономические структуры общества, научно-технические свершения, культурные процессы и нравственные ценности с необходимостью выводятся из уникального существования индивида и, следовательно, могут быть поняты только на основе раскрытия сущности человеческой природы и смыслозначимости человеческого бытия. В рамках другой тенденции ученые ориентируются на изучение внешнего мира, считая, что познание человека, его движущих сил и мотивов поведения целиком и полностью зависит от понимания закономерностей развития универсума, где индивид представляет собой малый мир в системе мироздания, подчиняется причинным связям целого и развивается по законам естественно-природного бытия.

В первом случае предметом исследования становится субъект, взятый, как правило, в его глубинных измерениях, со стороны его духовности, смыслозначимости, самобытности и уникальности. Во втором – объект, отстраненный от человеческого бытия или в лучшем случае имеющий опосредованную связь с субъектом деятельности. В предельных своих выражениях обе мировоззренческие позиции характеризуются абсолютизацией одной из сторон субъект-объектных отношений, в результате чего вне поля зре­ния многих исследователей оказывается диалектика индивидуального и всеобщего, уникального и глобального, что особенно рельефно выступает в ряде работ, посвященных осмыслению проблемы отношений между миром и человеком.

В современных условиях, когда наблюдается повышенный интерес мировой общественности к глобальным проблемам, будь то угроза международного терроризма, загрязнение окружающей среды, истощение природных ресурсов, рост народонаселения на планете или необратимые климатические изменения на земле, происходит существенное переосмысление ценностей жизни и взаимосвязей человека с окружающим его природным, а также социальным миром. Широкомасштабные последствия человеческой деятельности в природе, перерастающие национальные границы и нередко подрывающие устои жизни, научно-технические достижения, влияющие на все сферы человеческого существования и вызывающие беспокойство по поводу их недальновидного использования, кризисные процессы социально-экономического и политического характера в одних регионах мира, оказывающие воздействие на развитие других регионов и на мировые структуры хозяйствования в целом, глобальная взаимосвязь и взаимозависимость стран, наций и государств, находящая свое отражение в попытках построения нового экономического и вообще мирового порядка, – все это породило новые концептуальные подходы к осмыслению традиционной проблемы бытия человека в мире.

В последние десятилетия в исследованиях по глобалистике основной акцент делается не столько на проблематике человека, на развитии сущностных сил индивида, его внутреннего богатства и духовного мира, сколько на выживании человечества. Сегодня можно говорить о том, что проблема выживания человечества выдвинулась на передний план раздумий многих ученых о судьбах человека и человеческой цивилизации. В этом, пожалуй, состоит один из основных поворотов естественно-научной и философской мысли на современном этапе, когда в центре внимания оказывается не отдельный человек в его уникальности и самобытности, а человечество как глобальное и общезначимое структурное образование, объединяющее одной судьбой всех людей на нашей планете.

Было бы некорректно отрицать значимость проблемы выживания человечества в современном мире, в котором не только накоплен значительный ядерный потенциал, вполне достаточный для того, чтобы стереть с лица земли все живое, но и наблюдается углубление всевозможных коллизий сырьевого, геополитического и информационного характера. Об угрозе, нависшей над человеческой цивилизацией, с тревогой пишут ученые, писатели, общественные деятели и все, кто реально и здраво оценивает сегодняшнюю мировую ситуацию.

Вместе с тем было бы ошибочным полагать, что решение проблемы выживаниячеловечества совершенно не соотносится с осмыслением проблематики человека и что потребность в изучении культурно-созидающих основ каждой личности, ее ценностно-мировоззренческих ориентаций и морально-этических установок утратила свою актуальность. Напротив, следует признать, что, будучи чрезвычайно важной для современной стадии развития человеческой цивилизации, проблема выживания человечества самым тесным образом связана с проблематикой человека и что без обращения к ней, без понимания места, роли и предназначения индивида в мире, без раскрытия смыслообразующей и целенаправленной деятельности людей вряд ли возможно успешное разрешение трудностей и противоречий, связанных с выживанием человеческого рода.

Думается, что в настоящее время одна из существенных задач естественно-научного и философского познания заключается не в выявлении возможностей выживания человеческой цивилизации как таковой, в отрыве от живых, конкретно действующих субъектов исторического процесса, не в раскрытии природы человека вообще, безотносительно к судьбам человечества, а в исследовании взаимосвязей между человеком и человечеством, в изучении специфики уникального и глобального, как она проявляется в жизнедеятельности людей.

Разумеется, осмысление глобальных проблем современности является чрезвычайно важной, теоретически и практически значимой задачей, стоя­щей сегодня перед учеными. Не случайно глобалистика приобретает все большее социальное звучание. Вместе с тем рассмотрение глобальных проблем грозит превратиться в ряде случаев в модное увлечение, не оставляющее места для раскрытия уникальности бытия человека в мире. Причем эта тенденция проявляется не только среди ученых естественно-научного склада ума, исследующих различные аспекты экологического кризиса, но и среди некоторых философов, переключившихся на глобалистику. Во всяком случае, за рассмотрением глобальных вопросов нередко утрачиваются собственно философские проблемы, связанные с пониманием природы человека, его уникальности и смыслозначимости. Это ведет, с одной стороны, к недооценке роли собственно человеческого потенциала при решении актуальных проблем современности, а с другой – к искаженному осознанию причин обострения всей глобальной проблематики.

Представляется, что подобный подход к изучению мировых структур и процессов не является сколько-нибудь перспективным. Обращение к глобалистике должно идти рука об руку с более глубоким и обстоятельным исследованием проблемы бытия человека в мире.

Вполне очевидно, что вся глобальная проблематика в ее конкретных импликациях представляется важной с точки зрения раскрытия взаимосвязей в сложной, динамически развивающейся системе «природа – человек – общество – человечество». Эта система характеризуется исторически сложившимся комплексом отношений между составляющими ее структурными элементами, функционирование которых в настоящее время оставляет желать лучшего, ибо оно не только не носит согласованный, синхронный характер, но нередко ведет к глубоким внутренним противоречиям, глобальной дисфункциональности. Каждый элемент данной системы является уникальным, своеобразным, обладающим статусом относительной самостоятельности и, следовательно, может быть рассмотрен сам по себе, если в этом есть теоретическая и практическая необходимость. Но понимание взаимосвязи между всеми элементами системы, природы их функционирования в едином общечеловеческом и все же разнокультурном процессе имеет исключительно важное значение для осмысления глобальной проблематики как таковой.

Какие бы элементы глобальной системы ни рассматривались в качестве необходимых и неотъемлемых частей общечеловеческого процесса становления и развития человеческой цивилизации, какие бы связи ни устанавливались между ее структурными составляющими, несомненно одно: имеется центрирующее звено, цементирующее в единое целое комплекс глобальных проблем и специфических характеристик преобразующей деятельности людей в мире, без учета и понимания которого адекватная трактовка всего остального представляется весьма сомнительной, если не сказать больше – методологически, гносеологически и мировоззренчески бесперспективной.

Таким центрирующим звеном является человек, устанавливающий в процессе своей деятельности многосторонние и, что самое главное, смыслозначимые связи с природой, обществом и человечеством в целом. Именно человеку отводится роль сознательного координатора, способного отслеживать существующие парадоксы жизни, вносить коррективы в ход исторического развития и разрешать постоянно возникающие перед ним проблемы, в том числе и глобального характера. Однако, будучи координатором, мысленным взором охватывающим широкую панораму своей собственной деятельности в природном и социальном мире, а также использующим достижения науки и техники в целях ускоренной обработки все возрастающей информации о протекании региональных и глобальных процессов, он одновременно является и дезорганизатором окружающего его бытия, поскольку далеко не всегда способен сделать благоразумный выбор между безграничным устремлением в будущее и ограниченными возможностями, обусловленными вполне конкретной, исторически сложившейся ситуацией в ее социальном контексте и культурном обрамлении.

Эта практически-деятельная и организационно-действенная двойственность человеческого существа приводит к тому, что сам человек становится загадкой, но в то же время и разгадкой всемирно-исторического процесса. Решая возникшие перед ним проблемы, он сам превращается в проблему, по своей масштабности, значимости и сложности намного превосходящую все то, что простирается перед его мысленным взором или попадает в орбиту его чувственного восприятия. Поэтому без всяких преувеличений можно сказать, что человек – это одна из наиболее актуальных и животрепещущих проблем современности, несомненно имеющая статус как глобальности, так и уникальности.

Конечно, во все исторические эпохи человек являлся загадкой как для других, так и для самого себя, ибо проблема его бытия, бытийственности в мире относится к тем извечным проблемам, осмысление которых всегда было, есть и будет наиболее значимым объектом раздумий ученых, философов и писателей. Достаточно сказать, что проблематичность человеческого существования всегда была жгучим вопросом для пытливых умов человечества.

В свое время Т. Манн подчеркивал, что никогда еще проблема бытия самого человека (а ведь все остальное – лишь ответвления и оттенки этой проблемы) не стояла так грозно перед всеми мыслящими людьми, требуя безотлагательного разрешения. В свою очередь, С. Цвейг полагал, что из всех загадок существования ни одна не представляет для современного человека такой важности, как загадка собственного бытия и установления своей особой, личной обусловленности и исключительности.

Начало ХХI в. не является исключением в этом отношении. Напротив, именно в наши дни, несмотря на широкую поступь научно-технического прогресса и социальные преобразования, имеющие место во многих странах мира, все более ощущается тревога за судьбу грядущих поколений, ибосегодня, как никогда ранее, существует реальная угроза объединения всех людей, а точнее, того, что от них останется, лишь на руинах человеческой цивилизации.

Именно сегодня проблема бытия человека в мире становится глобально-уникальной, требующей разрешения как загадки своего собственного существования, так и тайны диалектического развертывания субъект-объектных отношений, переплетения глобально-значимых и уникально-неповторимых структурных составляющих в реальной жизни человеческого существа.

Фокусируя внимание на проблеме человека как центре всей глобальной проблематики, вокруг которого структурируются смыслозначимые отношения между субъектом деятельности и объектом преобразования, будь то природа, общество или человечество, мы тем самым вводим осмысление глобальных проблем в русло исторически и логически сложившегося познавательного процесса, имеющего дело с пониманием культурно и социально обусловленных парадоксов и противоречий бытия человека в мире.

Это не ведет к «дурному антропоцентризму», исходящему исключительно из человека и все сводящему к нему, где объективная реальность не только не мыслится вне субъекта, но и не имеет никаких оснований для своего закономерного существования. Говоря о человеке как глобально-уникальной проблеме современности, мы лишь задаем методологически, гносеологически и мировоззренчески оправданные ориентиры, необходимые для теоретического познания и практического разрешения целого комплекса других проблем, в том числе и глобальных. Речь идет о том, что проблема человека, как в фокусе, отражает сложную и противоречивую картину научно-технического, социального и нравственного развития, взятую не саму по себе, безотносительно к субъекту исторического процесса, а в смыслозначимом и гуманистически специфическом ракурсе, позволяющем рассмотреть диалектику объективно-всеобщего и субъективно-индиви-дуального во всех их переплетениях, связях, противоречивых и синергетических отношениях.

Независимо от того, осознавалось это или нет, проблематика уникального и глобального всегда являлась камнем преткновения для многих мыслителей прошлого, не способных, говоря словами Т. Манна, ощущать современ­ность во всей ее сложности и противоречивости внутри самого себя. И в этом нет ничего удивительного, поскольку соотношение уникального и глобального представлялось, как правило, в виде неразрешимого парадокса, обусловленного самим человеческим существованием, неопределенностью и проблематичностью бытия человека в мире.

Данный парадокс сохраняет свою актуальность и в настоящее время, отличаясь от предшествующих исторических эпох лишь тем, что он приобрел сегодня общечеловеческую значимость и является предметом пристального внимания не интеллектуалов-одиночек, философов или писателей, чутко реагирующих на процессы отчуждения, деперсонализации и деморализации индивида, а всех тех, кто обеспокоен противоречивым развитием человечества.

Если мы обратимся к осмыслению проблемы бытия человека в мире, рас­сматривая ее как глобально-уникальную, пронизывающую собой всю глобальную проблематику и придающую ей гуманистически окрашенный смысл, то отмеченный выше жизненный, бытийственный парадокс перестает быть извечно заданным и имеющим исключительно негатив­ные последствия для человечества. Этот парадокс может быть рассмотрен как порождение диалектики уникального и глобального, находящей свое отражение в человеческой деятельности и имеющей своим следствием не только негативные, но и позитивные результаты, способствующие глобализации того творчески уникального, что свойственно каждому человеку, и уникализации того общечеловеческого, что составляет остов человеческой цивилизации.

Необходимо, следовательно, изучение глобальности происходящих в мире событий через призму уникальности человеческого существования, точно так же, как исследование уникальности бытия человека в современной социально-экономической, экологической и духовной ситуации – через призму глобального развития человечества. Такой подход к осмыслению бытия человека в мире с необходимостью приводит к пониманию того, что воплоще­ние уникального в человеческой цивилизации, а глобального – в индивидууме является закономерным итогом развертывания исторически сложившейся, общественно обусловленной и культурно детерминированной многогранной человеческой деятельности, суммированной в преобразовании как природной и социальной реальности, так и самого человеческого бытия.

От того, какие конкретные формы человеческая деятельность приобретет в ближайшем будущем, на что она будет направлена, как и с какой целью будет осуществляться в мире, – от этого в конечном счете зависит дальнейшая судьба человечества. Понимание же и оценка человеческой деятельности, взвешивание на весах благоразумия ее результатов со всеми выте­кающими негативными и позитивными последствиями, выбор культурно и со­циально приемлемых альтернатив совмещения научно-технического, социального и нравственного прогресса в гуманистическом направлении – все это немыслимо вне рассмотрения человека как глобально-уникальной проблемы современности, вне осознания того, кем человеческое существо может и должно быть, если оно хочет сохранить свою уникальную культуру иглобальную цивилизацию.

В предшествующие исторические эпохи гамлетовский вопрос «Быть или не быть?» вставал перед человеком тогда, когда он особенно остро чувствовал свою неустроенность в окружающем его мире. Сегодня тот же вековечный гамлетовский вопрос стоит уже не перед отдельным человеком как уникальным, неповторимым существом, а перед всеми людьми, перед человечеством в целом, поскольку активизация международного терроризма, передел сфер влияния в борьбе за природные ресурсы, особенно нефтяные и газовые, участившиеся попытки нарушения ранее установленного международного права, использование современных информационных технологий для дезорганизации функционирования различных систем, включая банковские и оборонные, – все это является потенциальным источником глобальной катастрофы.

Если вдуматься в содержание и смысл этого ставшего сегодня глобальным гамлетовского вопроса, то вполне очевидно, что ответ на него должен быть однозначным, а именно: «быть!». Собственно говоря, находясь в здравом уме, никто, видимо, не решится высказаться в пользу небытия. Даже са­мые воинствующие политики, ратующие за развертывание ядерного оружия не только на земле, но и в космосе, выступают за то, чтобы «быть», правда, «быть» за счет других. Исключение составляют лишь фанатики, делающие ставку на международный терроризм и готовые принести свою жизнь в жертву реализации той одержимости, которой они охвачены.

По всей вероятности, более актуальным сегодня становится не столько вопрос «Быть или не быть?», сколько вопрос «Если быть, то кем?». Быть роботом, подчинившим свою жизнь инструментальной логике научно-технического прогресса, аутистом, одержимым манией программирования и спасающимся от скверны бытия бегством в виртуальную реальность, или все же человеком, которому ничто человеческое не чуждо?

Обращая свой взор на человеческое существо, уже мыслители прошлого констатировали, что не так-то просто стать человеком. Однако, как подчеркивал И. Кант, для человека чрезвычайно важно знать, как надлежащим образом занять свое место в мире, и правильно понять, каким надо быть, чтобы быть человеком.

Сегодня, в условиях обострения глобальных проблем и проблематичности дальнейшего существования человеческой цивилизации, необходимо вполне однозначно ответить на вопрос «Кем человеку быть?». И если он действительно собирается не только выжить, но и остаться подлинным человеческим существом, то он должен быть именно Человеком, глобально преобразующим мир и в то же время сохраняющим свою уникальность.

Т. Манн писал о том, что быть человеком и трудно, и благородно. В настоящее время к этим словам следует добавить, что быть человеком действительно трудно, несомненно, благородно, а главное – совершенно необходимо.

В связи с этим хотелось бы подчеркнуть следующее.

История развития человечества полна драматических примеров, свидетельствующих о том, что Homo sapiens не оправдывает своего названия и предназначения в мире, так как, несмотря на свой разум, способность обдумывать свои решения, прежде чем начать действовать в природном и социальном окружении, человек во многих случаях оказывается существом неразумным по отношению не только к природе, но и к самому себе. Обострение глобальных проблем, ставящее под вопрос дальнейшее существование человечества, – наглядный пример неразумной деятельности человека в современном мире.

Нередко можно услышать такие соображения, что негативные последствия человеческой деятельности в природе возникают из-за непродуманных действий человека, принимающего в расчет ближайшее будущее и не видящего более отдаленных перспектив. В ряде случаев человек именно так и действует. Вместе с тем человек как сознательное и разумное существо руководствуется в своей деятельности не только ближайшими, но и отдаленными перспективами. В условиях обострения глобальных проблем не учитывать отдаленные последствия человеческой деятельности – значит заранее обрекать себя на те материальные и духовные издержки, которые могут обернуться катастрофой как для отдельного человека, так и для человеческой цивилизации в целом.

Надо полагать, что социальные условия жизни человека далеко не всегда позволяют ему соотносить свои непосредственные действия с перспективным благополучием окружающих его людей. Напротив, эти условия жизни нередко оказываются такими безысходными прежде всего для самого субъекта деятельности, что все его усилия разума и воли направляются на обеспечение своего собственного выживания, даже если это идет в ущерб природе и другим людям. Выход, разумеется, есть, и он заключается в коренном преобразовании тех социально-экономических, политических и культурных условий жизни, в которых рациональная логика иррационального бытия приводит к неразумным действиям, хотя и основанным на человеческом разуме. Но именно эта рациональная логика иррационального бытия в сочетании с определенной мировоззренческой ориентацией оказывается камнем преткновения на пути осознания тем или иным человеком необходимости изменения существующего образа жизни.

Это – одна сторона дела. Другая заключается в том, что даже в условиях, благоприятствующих установлению гармонически развивающихся отношений между человеком и природой, человеческая деятельность может сопровождаться возникновением негативных последствий, оборачивающихся против природы и самого субъекта действия. И это происходит отнюдь не потому, что в своей деятельности человек не руководствуется перспективными планами. Казалось бы, все продумано на много лет вперед с учетом ближайших и отдаленных последствий. И тем не менее результаты деятельности нередко могут оказаться противоположными тем, которые ожидались.

В чем же дело?

Видимо, тут существуют разные причины: неправильно оценена исходная ситуация; в расчет приняты не первостепенно важные, а второстепенные факторы; что-то упущено в процессе принятия решений и т. д. Тем не менее одна из основных причин возникновения негативных последствий человеческой деятельности в природном и социальном окружении заключается, как нам думается, в безоговорочном уповании человека на разум, когда субъект действия руководствуется логикой научной рациональности, не допускающей возможности существования логики, основанной на обобщенных видах рациональности, включающих в себя морально-этические, нравственные, эстетические формы и способы познания, освоения и преобразования природной и социальной реальности.

Многие ученые усматривают перспективу разрешения глобальных проблем современности исключительно путем сознательной, разумной деятельности человека, предполагающей установление всецело рационального отношения с природой. Думается, что до тех пор, пока мы будем абсолютизировать силу человеческого разума с точки зрения непогрешимости действий, продиктованных логикой научной рациональности, слепо уповать на разумную деятельность человека, призывать к торжеству Homo sapiens и видеть в нем идеальный образ человека будущего, нам едва ли удастся избежать тех трудностей и противоречий, с которыми человечество столкнулось в своем развитии в настоящее время.

Дело не в том, чточеловек будто бы не должен стремиться к установлению рациональных отношений с природой и опираться в своих действиях на разум. Напротив, именно эта направленность его деятельности может привести к желаемым результатам. Но одной этой направленности недостаточно для благоприятного исхода развития человечества, ибо она может и не привести к ожидаемым результатам. Многое зависит от того, ограничится ли человек в своей деятельности сугубо рациональными мотивами, подсказанными логикой разума, или он прислушивается также к голосу сердца, внимая морально-этическим и нравственным ценностям жизни.

Глобальность и уникальность бытия человека в мире приводят сегодня к пониманию того, что ему уже недостаточно быть человеком разумным. В своей исторической миссии человеческий разум сыграл свою позитивную роль, способствуя совершенствованию научно-технического прогресса в мире. Однако его абсолютизация привела и к негативным результатам, когда в процессе человеческой деятельности стали приниматься во внимание исключительно инструментальные цели и задачи, обусловленные логикой научной рациональности. Более того, по мере абсолютизации разума все отчетливее стала обнаруживаться пропасть между рациональным и нравственным бытием человека. Над нравственностью и моральностью восторжествовал разум, слишком возомнивший о себе и утративший чувство здравого смысла, о чем писал еще Ф. Бэкон несколько столетий тому назад. Все это не могло не сказаться на одностороннем развитии человека именно как Homo sapiens, человека разумного, все более остающегося глухим к своей уникальной природе, включающей в себя не только способности к рациональному мышлению, но и разнообразную гамму человеческих добродетелей нравственного, морального, эстетического порядка.

Разумеется, речь идет вовсе не о том, что отныне человек не должен быть разумным. Завершение исторической миссии человеческого разума означает, что одного разумения недостаточно для того, чтобы быть действительно Человеком. Предпочтение следует отдать «нравственному разуму», который воплощается в нравственных отношениях.

Человек должен стать не столько разумным, сколько благоразумным, живущим по законам морального совершенства, нравственного облагораживания, эстетического отношения к миру. Благо и разум, мудрость и ум, здравый смысл и логическая рациональность, любовь сердца и трезвость головы должны образовать тот жизненный сплав, который может быть положен в основу всех человеческих деяний, направленных на спасение человеческой цивилизации от ее движения к пропасти глобального небытия.

Не абсолютизация одного в пользу другого, не отрыв рационального от эмоционального, не ориентация исключительно на науку или только на этику, а союз разума и блага в человеке и во имя человека – таково, видимо, одно из основных условий разрешения противоречий между человеком и природой, сохранения природного богатства мира и становления человека подлинным человеком.

Еще в древности, на заре возникновения человеческой культуры звучали призывы проявлять благоразумие при выборе того, что соответствует природе. Во всяком случае, некоторые мыслители исходили из того, что благоразумие, используя выражение Эпикура, начало всего и величайшее благо.

Однако на протяжении последующих столетий происходил все углубляющийся разрыв между нравственностью и рациональностью, моралью и разумностью, приведший к тому, что благо и разум утвердились на противоположных полюсах человеческого бытия. В ХХI в. настоятельной необходимостью становится потребность в устранении этого разрыва, в установлении не только разумного, но и нравственного отношения человека к природе, другим людям и самому себе. Человек должен стать действительно благоразумным существом, если он хочет иметь свое собственное будущее. В этом, на мой взгляд, суть плодотворной стратегии в переосмыслении взаимоотношений человека с природой.

Лишь будучи благоразумным, а следовательно и человечным, гуманным по отношению к миру, другим людям и себе самому, человек сможет сохранить свою уникальность в глобальных масштабах всего человечества. Если человек хочет иметь свое собственное, причем именно человеческое, будущее, он обязан быть благоразумным. Другой альтернативы для него нет.

Очевидно, что благоразумие человека определяется его внутренними установками на то, чтобы не иметь что-то (природу, других людей, общество, человечество) в качестве объектов потребления, а быть Человеком, творчески активным участником исторического процесса, высоконравственным и морально ответственным за результаты своей познавательной и преобразовательной деятельности в мире.

Не менее очевидно и то, что благоразумие подразумевает наличие системы нравственно-нормативных регуляций, являющихся не внешним принуждением человека мыслить определенными стереотипами и действовать в соответствии с ними, а внутренним усвоением всего богатства гуманистической культуры, покоящейся на извечных ценностях сохранения человечности в человеке как в обыденной жизни, так и в любой экстремальной ситуации. Именно это может и должно стать залогом формирования такого мировосприятия и мироощущения, которые отразят готовность человека принять ответственность как за себя самого, так и за человечество в целом.

www.socionauki.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о