Психолог сказкотерапия: Сказкотерапия — Психологос

Содержание

Сказкотерапия в практике психолога-консультанта


  • Что такое сказкотерапия?

  • Какие сказки используются в психологии

  • Кому подходит метод сказкотерапии

  • Как работает сказкотерапевт?

  • Какие проблемы решает сказкотерапия?

Никому не надо объяснять, что такое сказка. В детстве каждого из нас пленили волшебные истории о прекрасных принцессах и отважных рыцарях, о находчивых зверюшках и злющих ведьмах.

Но не все слышали понятие в психологии «сказкотерапия». Не так-то просты сказочные истории, раз их успешно применяют в своей практике коррекционные специалисты. Сегодня мы поговорим о роли сказкотерапии в работе психолога, узнаем, как действует этот метод и какие задачи можно решить с его помощью.


Что такое сказкотерапия?

Сегодня психологов сильно тревожит отрицательный эмоциональный фон дошкольников и детей младшего школьного возраста: детские страхи, повышенная тревожность и агрессивное поведение все чаще встречаются в этом возрасте. Поэтому задачей дошкольного образования сейчас является максимально разгрузить психику ребенка, развить его внутренний потенциал и творческие способности, расширить уровень осознанности событий, дать знания о законах жизни и навыки поведения в обществе. И тут на помощь специалистам приходит метод сказкотерапии (лечение сказкой).

Такая техника коррекции привлекательна тем, что не имеет противопоказаний, действует как на взрослых, так и на детей. Причем, сказкотерапевт может применять метод даже в работе с трехлетними малышами, ведь в этом возрасте дети уже имеют представление о мире, активно разговаривают и способны рассказать о своих фантазиях.


Какие сказки используются в психологии

Основных видов сказок, которые применяют в работе психологи, пять.

  1. Художественные (сюжет максимально приближен к фольклору; не подстраиваются под индивидуальный случай; используются как поддерживающая терапия).

  2. Дидактические (применяются в работе с дошкольниками и учениками младших классов; призваны обучить малышей в интерактивной форме новым навыкам, способствуют проработке той или иной ситуации, подсказывают модель поведения в конкретном случае, помогают в поиске решения и отвечают на вопросы).

  3. Психокоррекционные (бережно корректируют черты характера и поведения; используются в работе с гиперактивными детьми с повышенным уровнем агрессии; обязательно прорабатываются психологом под конкретного ребенка).

  4. Психотерапевтические (помогают пациентам 3-8 лет в купировании страхов, тревог и фобий; могут быть индивидуально скорректированы под точечный случай; зачастую главным героем таких сказок является сам маленький пациент).

  5. Медитативные (в таких сказках нет злого героя и отсутствует острый конфликт; разрабатываются с целью избавиться от психологической загрузки; не ставят перед собой задачу решить конкретную проблему; часто имеют форму диалога с малышом, что дает психологу возможность менять сюжет в соответствии с реакцией и скрытыми потребностями ребенка).


Кому подходит метод сказкотерапии

Сказкотерапию практикуют психологи в дошкольных и средних образовательных учреждениях, в реабилитационных и медицинских центрах. На основе этого метода даже создаются целые сборники терапевтических сказок, призванных решать ту или иную проблему, корректировать разные страхи, бороться с негативными проявлениями поведения.

Сказкотерапия способна решить следующие проблемы детей:

  • боязнь темноты;

  • лень;

  • жадность;

  • агрессию по отношению к сверстникам и взрослым;

  • неумение дружить и принимать правила поведения;

  • гиперактивность;

  • нервный тик;

  • энурез;

  • нарушения пищевого поведения;

  • конфликты с родителями;

  • сложности в общении;

  • низкую способность к обучению;

  • чувство неполноценности и неуверенности в себе.

Взрослым сказкотерапия помогает выявить подсознательные страхи и воспринимать мир таким, каков он есть. Не зря психологи советует носить с собой книжку с любимой сказкой. Перечитать после сложного рабочего дня поучительную, проверенную временем, справедливую историю дает ощущение уверенности в себе, ведь в большинстве сказок прослеживается мировая диалектика: без зла не бывает добра, и наоборот. Сказки даже во взрослом возрасте наглядно показывают нам наш мир и человеческие отношения в нем, а это – актуальные вопросы в любом возрасте.


Как работает сказкотерапевт?

Сказка – это не только полезная, но и очень интересная и приятная «таблетка». Психологу она помогает найти общий язык даже со стеснительным, необщительным ребенком, ведь не каждый малыш легко признается в своих страхах, а некоторые даже чувствуют себя виноватыми в них.

Как же происходит работа сказкотерапевта?

Самые распространенные действия – это:

  • обсудить известную сказку;

  • попросить пациента самому написать сказку;

  • провести арт-терапевтическую работу по мотивам сказки;

  • инсценировать уже существующую сказку (в виде актерского действия или кукольного представления).

Чтобы провести диагностику и коррекцию имеющихся проблем, терапевт:

  1. Рассказывает сказку и следит за реакцией пациента. Можно как бы «погрузить» его в сказочный транс, используя ровность и распевы голоса, многочисленные повторы и яркие речевые обороты.

  2. Наблюдает, как пациент реагирует на поведение героев сказки, чтобы выявить его собственные ценности и страхи. Для этого нужно уметь истолковать не только слова клиента, но и его жесты, мимику. Главная задача тут – понять, с каким героем он себя ассоциирует.

  3. Предлагает рассказать любимую сказку. Часто именно она отражает, хоть и упрощенный, но жизненный сценарий, к которому стремится и которого придерживается пациент.

  4. Просит сочинить историю. Такое действие даст самую объемную информацию для диагностирования.

    На этом этапе психологу необходимо не только тщательно отслеживать все реакции пациента, но и провести общий анализ полученного «произведения», ведь автор комбинирует образы и события не бессмысленно.

Полностью все актуальные методы сказкотерапии рассказывают опытные психологи на нашем обучающем курсе. Освоив программу обучения, вы получите диплом, и на профессиональном уровне сможете помогать детям и взрослым решать свои проблемы при помощи сказкотерапии.


Какие проблемы решает сказкотерапия?

Все сказки можно поделить на 4 группы в зависимости от конкретных проблем, которые они способны решить.

Например:

  1. Трудности в общении и дружбе со сверстниками решают сказки, в которых рассказывается о конфликтах, ссорах, обидах.

  2. При внутренних переживаниях нужно создать в сказке зеркальный эффект, чтобы малыш увидел свой, пока еще неосознанный, внутренний мир, и смог ответить на вопрос: «Что же со мной не так?».

  3. Страхи поможет скорректировать понимание, чего именно боится ребенок и как он этого боится, ведь если страх мешает развитию и общению, малышу необходимо помочь.

  4. При возрастных трудностях ребенку важно принять себя в новой роли (стать самостоятельным в детском саду, научиться решать проблемы в школе), поэтому так важно поговорить с малышом об этом, и лучше всего это получается сделать при помощи сказки.

Что такое сказкотерапия, зачем она нужна и как написать свою сказку

С помощью сказок можно не только уложить ребенка спать, но и научить его справляться со стрессовыми ситуациями, находить новых друзей. Вместе со сказкотерапевтом Анастасией Денисовой разобрались, почему выдуманные истории решают психологические проблемы, и узнали, как сюжеты из детства влияют на взрослую жизнь.

Что такое сказкотерапия?

Сказкотерапия — это одно из направлений психологии. С помощью сказок специалисты развивают у пациентов эмоциональный интеллект, улучшают социальные навыки, помогают преодолеть страхи. Сказка в терапии воспринимается как некий код, потому что в каждой истории есть скрытый смысл, мораль. Обычно сказкотерапия проходит в формате групповых занятий или вебинаров, но можно найти и индивидуальные консультации от специалистов, занимающихся сказкотерапией. Как правило, это профессиональные психологи.

Часто к сказкотерапии обращаются с тяжёлыми чувствами у ребёнка (грусть, тоска, страх, обида, чувство вины, стыд). С помощью сказкотерапии можно также выработать или улучшить социальные навыки или примириться со страхами.

Иногда родители приходят в сказкотерапию с воспитательными запросами. Однако такие ситуации скорее манипулятивны. Например, родители пытаются воспитать в ребенке что-то для него неорганичное. Мама с папой считают, что сын должен быть лидером, и пытаются воспитать его таким образом, однако самому ребенку это неинтересно. Многие специалисты сказкотерапии заранее проговаривают, что работают исключительно с интересами ребенка и ничего ему не навязывают.

Почему именно сказки

Дети живут в мире сказок, им проще фантазировать о невероятном. Если взрослому нужно специальное усилие, чтобы представить, что медведь разговаривает, а соринка превратилась в принцессу, то для детей это их вселенная.

Когда взрослый начинает говорить с ребенком на его языке, возникает объединяющее пространство. Сказки помогают немного отдалиться от реальных проблем и говорить как бы не про себя, а про выдуманного персонажа. С помощью создаваемой дистанции можно многое понять, потому что на языке метафор комфортно говорить даже о самых неудобных чувствах. Родитель может получить много информации о ребенке: узнать, о чем он думает, кто его обидел. Выдуманные сюжеты дают ощущение безопасности: даже если история глубоко трогает ребенка, потому что он сталкивается с похожей проблемой, у него есть возможность абстрагироваться: «Все страшное происходит с лисичкой, а не со мной».

Какие сказки используют в терапии

Сказки можно условно разделить на терапевтические и воспитательные. Воспитательные работают на более безопасном уровне и решают менее глубокие проблемы. Например, адаптацию ребенка в новом обществе или преодоление фобий. Терапевтические же сказки помогают работать с более глубокими переживаниями. С их помощью можно пережить утрату или серьезную травму.

Не существует универсальных сюжетов, которые однозначно плохо или хорошо влияют на детей, потому что люди индивидуальны. Бывают очень чувствительные дети. Им не нужны сказки без счастливого конца, где кто-то умирает или превращается в чудовище и не возвращается. Если для кого-то «Русалочка» — слишком трагичная история, то для другого именно она окажется историей, которая поможет преодолеть трудности. Родителям стоит быть внимательными к тому, как дети реагируют на различные истории, и в соответствии с этим выбирать, что они будут рассказывать.

Нужно использовать готовые сказки? Или можно сочинить самому?

Для решения некоторых проблем вполне могут подойти уже известные сюжеты, но так как все случаи индивидуальны, полезно адаптировать истории под проблемы и чувства каждого ребенка. Поэтому часто сказкотерапевты учат родителей самостоятельно составлять истории для своих детей.

Для терапевтической сказки нужен герой, который максимально похож на ребенка или оказался в похожей ситуации. Если ребенок хочет справиться со страхом, нужно выбрать соответствующего персонажа. Можно выбрать зайчика, потому что они ассоциируются с пугливостью, а можно сделать главного героя медведем и в начале истории пояснить, что обычно медведи бесстрашные, а наш боится всего. Сюжет нужно выстроить так, чтобы в финале герой справился с проблемой.

С помощью сказкотерапии родители могут не просто научиться составлять сюжеты для детей, но и понять, как составить терапевтическую сказку всей семьей. Это позволит вовлечь ребенка в процесс и помочь ему обратить внимание на существующие конфликты.

Родители могут проводить сказкотерапию и самостоятельно, если изучат этот метод работы. К специалисту стоит обратиться, если нужно проработать тяжелые чувства. Например, переживание травмы, смерти.

Как сказки влияют на взрослую жизнь

Любимые истории — это индикатор того, что происходит у человека внутри. Сказка — некий сценарий, к которому мы привыкаем в детстве и впоследствии берем с собой во взрослую жизнь. Хороший конец у любимой сказки, где герой справляется с проблемой, дает нам силы и веру в лучшее. Если спросить у взрослого человека, какая у него была любимая сказка в детстве, можно многое узнать о том, какие переживания ему близки.

Сказкотерапия подходит только детям?

Работать в сказкотерапии могут и взрослые, и дети. Однако у них отличаются запросы. Дети в принципе живут в мире сказок, им не нужно учиться писать терапевтические или воспитательные истории. Запрос поступает обычно от родителей, которые хотят научиться сочинять сказки для своих детей. Часто к сказкотерапии обращаются и взрослые. Например, некоторые сочиняют сказки, чтобы улучшить коммуникацию с партнером.

Наталия Немцова, сценарист, кандидат педагогических наук, многодетная мама, писатель:

Сочинение сказок — это высшая степень слова «вместе» для родителей и детей. Это моменты доверия, заботы и единения семьи. Это то самое личное время, которого так не хватает работающим мамам и папам. Совместное придумывание сказки — отличный способ пошалить, подурачиться, поговорить о важном, рассказать о своей любви — вместе. Это одно из самых уютных впечатлений детства.

Как написать собственную сказку

  • Начните с финала. Секрет профессиональных сценаристов: все хорошие истории всегда начинаются с конца. То есть, чтобы сказка получилась, прежде всего придумайте финал. Поймите, к чему вы хотите привести героев, к каким выводам.
  • Сделайте историю героя максимально близкой для ваших детей. Мамы и папы лучше всех знают, из чего складывается день ребенка, о чем он переживает, чему радуется. Сказка, написанная специально для ребенка и максимально похожая на его реальность, поможет разобраться в переживаниях.
  • Сделайте финал сказки добрым, светлым. После хорошего конца истории мы лучше спим и просыпаемся более счастливыми. Смысл истории и имена героев могут забыться, а приятное ощущение после прочтения останется надолго.

Иллюстрации: Shutterstock / Dmitriy Trubin

Сказкотерапия как метод психологической работы с детьми

Теория и методика обучения и воспитания (по областям и уровням образования) | Мир педагогики и психологии №1(18) Январь, 2018

УДК 159.9.07

Дата публикации 24.01.2018

Козеева Елена Олеговна
студентка 1 курса магистратуры, кафедра педагогики и психологии, Мичуринский государственный аграрный университет, РФ, г. Мичуринск

Аннотация: В данной статье рассматриваются теоретические аспекты сказкотерапии как метода психологической работы с детьми.
Ключевые слова: сказкотерапия, метафора, сказка, дети, психологическая работа

Therapy with fairy tales as a method of psychological work with children

Kozeeva Elena Olegovna
1st year student chair of pedagogy and psychology, Michurinsky State Agrarian University, Russian Federation, Michurinsk

Abstract: This article deals with theoretical aspects of therapy with fairy tales as a method of psychological work with children.
Keywords: therapy with fairy tales, metaphor, fairy tale, children, psychological work

В мире практической психологии за последние двадцать лет произошло развитие многих новых направлений психологической работы с детьми. Одним из таких новых перспективных направлений является сказкотерапия. Сказкотерапия была признана в качестве метода психологической работы всего два десятилетия назад, но, не смотря на такой малый срок, метод сказкотерапии стремительно развивается и завоевывает призвание не только специалистов в области теоретической и практической психологии, но и педагогов и врачей, что говорит о широких возможностях метода.

В настоящее время понятие «сказкотерапия» все чаще можно встретить на страницах специализированных периодических изданий. Также в специальных и популярных журналах можно встретить термин «сказкокоррекция» (в основном этот термин употребляют, по каким-то причинам педагоги). По нашему мнению принципиальной разницы между термином «сказкокоррекция» и «сказкотерапия» нет.

В серьезности метода сказкотерапии сегодня уже нет необходимости никого убеждать. Данный метод имеет серьезную неоспоримую перспективу. Сказка развивает самосознание человека, путем использования метафорических ресурсов, преследует гуманные цели, действует очень мягко, но, тем не менее, эффективно и результативно.

Метод сказкотерапии имеет очевидный потенциал, однако в психологии образования он используется редко. Особенность метода сказкотерапии в том, что его возможно использовать не только в работе с дошкольниками, но и с детьми младшего и старшего школьного возраста, а также, что немаловажно, с взрослыми людьми.

Если несколько десятилетий назад слово «сказкотерапия» вызывала недоуменные взгляды и уточняющие вопросы специалистов практиков, то на сегодняшнее время ситуация поменялась коренным образом. Специалистов-психологов, применяющих метод сказкотерапии сегодня можно встретить во многих детских образовательных учреждениях: детских садах, психологических и коррекционных центрах, больницах и пр. Но сам термин «сказкотерапия» до сих пор разными психологами трактуется и понимается по-разному, и соответственно разными психологами вкладывается разный смысл в этот термин. Порой смыслы так различаются, как допустим отличается бытовая сказка от волшебной.

Обращаясь к истокам, хотелось бы отметить, что корни сказкотерапии восходят к основателям этой науки. В числе ученых, занимающихся интерпретацией сказок, были такие великие умы, как З. Фрейд и К. Юнг, которые очень интересовались сказками. И З. Фрейд и К. Юнг считали, что в сказках содержатся события, которые могут помочь человеку найти выход из сложных жизненных ситуаций. Этот метод считается очень деликатным, он не влечет за собой разрушительных последствий, при его применении используются добрые слова, яркие образы (метафоры).

В своих исследованиях к сказкам обращались как зарубежные, так и отечественные ученые, такие как: Э. Фромм, Э. Берн, Э. Гарднер, А. Менегетти, М. Осорина, Е. Лисина, Е. Петрова, Р. Азовцева, Т. Зинкевич-Евстигнеева, И. Вачков, В. Пономарева, А. Наговицын и т.д.

Какое же определение дать понятию «сказкотерапия»? Если исходить из самого термина, то логично подумать, что сказкотерапия – это собственно лечение сказками. Издревле знания из поколения в поколение передавались через сказки, легенды и мифы, притчи и истории. Возникает вопрос, причем тогда лечение? Этот вопрос подразумевает множество ответов, так как знание безусловно имеет лечебный эффект. Поэтому под лечением сказками, мы подразумевает что клиент, совместно с психологом, открывает для себя знания, которые таятся и живут в его душе и в настоящее время являются терапевтическими.

Один из самых известных в области сказкотерапии психологов Т. Д. Зинкевич-Евстигнеева определяет сказкотерапию так: «Сказкотерапия – это процесс поиска смысла, расшифровки знаний о мире и системе взаимоотношений в нем как набор способов передачи знаний о духовном пути души и социальной реализации человека, как воспитательную систему, сообразную духовной природе человека. Это процесс образования связи между сказочными событиями и поведением в реальной жизни. Это процесс переноса сказочных смыслов в реальность». [2, с.4]

Вачков И.В. дает следующее определение: «Сказкотерапия —  это такое направление практической психологии, которое, используя метафорические ресурсы сказки, позволяет людям развить самосознание и построить особые уровни взаимодействия друг с другом, что создает условия для становления их субъектности». [1, с.5]

Короткова Л.Д. определяет сказкотерапию, следующим образом: «Сказкотерапия – это метод, использующий сказочную форму для коррекции эмоциональных нарушений и совершенствования отношений с окружающим миром». [4, с.3].

Ребенок с помощью сказкотерапии может понять и пропустить содержание сказки через свой внутренний мир. Сказкотерапия позволяет ребенку распознать свои собственные страхи, ощущения, чувства. Метафора сказки имеет свойство расширять границы детского сознания, она также затрагивает слови подсознательного, помогает осмыслить важность психических процессов, происходящих внутри и понять их смысл.

Устранение агрессии у детей, детски страхов, тревожности, а также установление доверительного, позитивного взаимоотношения ребенка, с окружающими его людьми – является целью и задачей сказкотерапии.

Если буквальное содержание сказки воспринимается сознанием, то подсознание имеет другое сложное задание: оно обрабатывает и разгадывает метафорические сообщения, расшифровывает скрытый смысл сказочной метафоры, который находится на втором плане и не имеет очевидного содержания.

Сказочная метафора на сознательном уровне воспринимается ребенком как нереальное событие. Поэтому события, которые происходят в сказке, воспринимаются ребенком на уровне игры, он не придает им серьезного значения, но в тоже время подсознательный уровень определяет сказочные события, как нечто реальное.

Сказка является главным инструментом сказкотерапии, именно сказка позволяет создавать модели различных ситуаций, для того, чтобы можно было посмотреть на них со стороны. Ядром и важнейшим инструментом любой сказки выступает метафора.

Метафора (греч, «перенос») – слово или выражение, употребляемое в переносном значении, в основе которого лежит сравнение неназванного предмета или явления с каким-либо другим на основании их общего признака.

«Понятие метафоры может быть определено различным образом: как «произнесение одного, подразумевая другое», как «отклонение от семантических правил» и как «совершение имплицитных сравнений, отличающихся от наблюдаемых у объектов» — именно так определяют понятие метафоры P.P. Хоффман, Е.Л. Кохран и Дж.М. Нид.

Как мы уже отмечали выше, смысл сказки, заключенный в метафорическую форму, воспринимается ребенком только на уровне подсознания. Именно это, позволяет нам говорить о сказке и метафоре, как о важнейших психотерапевтических техниках. Использующие в своей практике психотерапевтические метафоры психологи, неоднократно обращали внимание, что положительный эффект не всегда наступал, когда ребенок пытался вспомнить метафору именно на сознательном уровне. Отсюда можно сделать важный вывод – метафора действует вне сознания людей.

Тем не менее, по мнению некоторых ученых, некоторые литературные тексты, отличные от сказок, содержат в себе значительно больше метафор. Так, один из исследователей сказки Тереза Добжиньская, отмечает: «При наличии сказочной жанровой рамки те выражения, которые в любом другом тексте могли быть употреблены лишь в качестве метафор (при буквальном прочтении они были бы абсурдны, так как описывали бы невозможные в действительности ситуации), в сказке даже в буквальном прочтении воспринимаются как норма». Далее она добавляет: «Тот факт, что метафора достаточно редко встречается в сказках, объясним и с чисто литературной точки зрения: мир сказки настолько богат чудесными событиями, что его необязательно приукрашивать за счет тех средств, которые предлагает метафора, то есть взгляда на мир через призму других явлений или предметов». [1, с.12]

Чье детство не проходило вместе со сказкой? Найдется не так много людей, кто в детстве не был окутан сказочным пленом. Сказки удивительны в своей простоте, но в тоже время поучительные и захватывающие. Сказка погружает ребенка в мир эльфов и гоблинов, волшебников и ведьм. На первый взгляд сказка очень проста, но только на поверхности. Сказка таит в себе множество зашифрованной информации о жизни, мире и о месте в нем ребенка. Что же такое сказка?

Определений термина «сказка» очень много. Но среди всего множества определений, есть одно, которое не является исчерпывающим, но уж точно одно из самых красивых. Речь идет об определении знаменитого русского философа Ивана Ильина: «Сказка – это сон, при­снившийся нации». [1, с.30]

Ожегов С.И. дает следующее определение: «Сказка – это повествовательное, обычно народно-поэтическое, про­изведение о вымышленных лицах и событиях, преиму­щественно с участием волшебных, фантастических сил».

В словаре русского языка сказка определяется как: «Сказка – это повествовательное произведение устного народного творчества о вымышленных событиях, иногда с учас­тием волшебных фантастических сил».

Литературный энциклопедический словарь трактует данное понятие так: «Сказка — один из основных жанров устного народно-поэтичес­кого творчества, эпическое, преимущественно прозаи­ческое художественное произведение волшебного, аван­тюрного или бытового характера с установкой на вы­мысел».

С.К. Нартова-Бочавер рассматривает сказку так: «Сказка – это краткая, поучительная, чаще оптимистичная история, включающая правду и вымысел».

Определение, данное А.Е. Наговицыным и В.И. Пономаревой: «Сказка — литературный жанр, возникший из народно­го творчества, который характеризуется: включением ирре­альных персонажей, событий и условий (пространство, вре­мя, обстоятельства), наличием многозначных символичес­ких образов и метафор, а также имеет строго определенный сюжетный сценарий, сформированный на общей базовой ин­тенции, которая выстраивается в зависимости от представ­лений о судьбе, определяющей степень свободы героя сказ­ки; отношения к тому или иному герою или явлению как архетипическому».

В случае плохого поведения ребенка, непослушания, проявления агрессии, когда стандартные психологические методы не действуют и скорректировать поведение ребенка не представляется возможным, может помочь метод сказкотерапии. Сказка может заинтересовать непослушного ребенка, захватить его внимание и погрузить в сказочную реальность. В сказке ребенок испытает эмоции, которые будут испытывать персонажи, сказка может погрузить ребенка в фантастический мир, в котором он возможно даже станет сопоставлять себя с действующими персонажами.

Обычный сказочный сюжет может оставить глубокий след в душе ребенка, повлиять на формирование его личности. Психолог может выбрать одну из авторских сказок, которая, по его мнению, наиболее подходит под конкретную ситуацию или сочинить свою сказку. Например, если ребенок берет без спроса чужие вещи, мы расскажем ему сказку, где главный герой делал то же самое, и это привело к серьезным проблемам, которые будут решены только после того, как главный герой изменится в лучшую сторону.

Педагоги в дошкольных и школьных учебных заведениях, а родители дома, не редко сталкиваются с различными эмоциональными нарушениями у детей, будь то гнев ребенка или его страх. Несмотря на то, что и гнев и страх выступают как важнейшие функции личности ребенка (которые помогают ему приспособиться и адаптироваться к жизни и окружающей действительности, не впасть в уныние) регулярное их проявление не может не вызывать у взрослых тревогу за ребенка и заставляет искать причины таких нарушений.

Безусловно, эмоциональные нарушения у детей можно скорректировать и без помощи сказкотерапии, используя, например, игры, игрушки, рисование, музыку или в целом искусство, однако опыт показывает, что самым доступным и любимым детьми способом является сказка.

К.И. Чуковский писал так: «По-моему, цель сказочника заключается в том, чтобы какою угодно ценою воспитать в ребенке человечность – эту дивную способность человека волноваться чужим несчастьям, радоваться радостям другого, переживать чужую судьбу, как свою». [4, с.2]

На практике лечение сказкой обычно происходит следующим образом. Например, ребенок часто теряет свои вещи, этакий ребенок «потеряшка». Никакие объяснения не помогают. В этом случае, мы можем сочинить ему сказку, главный герой которой постоянно терял свои вещи, и это привело его к серьезным проблемам и неприятностям. Выход из сложившейся ситуации будет обнаружен лишь тогда, когда герой нашей сказки изменится и научится следить за своими вещами. Причем герой сказки не обязательно должен быть человеком. Важно, чтобы у ребенка отложилось понимание того, что счастливый конец у нашей сказки наступил лишь тогда, когда главный герой научился не терять свои вещи.

Психолог, нацеленный на эффективное решение детской проблемы с помощью сказкотерапии, должен сам полностью погрузиться в сказочный мир, проявить интерес к событиям, происходящим в сказке, создать настроение сказки. Немаловажным условием является эмоциональная поддержка, которую психолог должен обеспечить ребенку в течение сказкотерапии. Очень важное условие: в каком настроении ребенок – если он не настроен на сеанс – результата не будет.

В дошкольном образовании психологи используют сказки, в которых психотерапевтическая и художественно-эстетическая основа замещена личностно-развивающей. Именно поэтому важнейшая функция сказочной метафоры – помощь в расширении детского самосознания, развитие представлений о психическом мире человека. Дети редко понимают абстрактные психологические понятия и логическое изложение часто не помогает понять, а в большинстве случаев только усугубляет ситуацию. Именно с помощью метафоры удается найти выход из этой ситуации, путем «сокращения» словесного изложения, «сжимания» содержания до яркого конкретного образа. Это помогает перейти от длительных объяснений сразу к интуитивному улавливанию важных смыслов.

Подводя итог, хотелось бы сказать, что психолог, использующий в своей работе метод сказкотерапии должен быть хорошо подготовленным: должен уметь писать разные виды как психологических, так и педагогических сказок, должен уметь сочинять метафоры под конкретную проблему ребенка, должен уметь интерпретировать сказочные сюжеты, быть в контакте с ребенком, присоединяться к нему и следовать за ним.


Список литературы

1. Вачков И.В. Введение в сказкотерапию, или Избушка, избушка, повернись ко мне передом… — М.: Генезис, 2011. — 288 с.
2. Зинкевич-Евстигнеева. Т. Д. Практикум по сказкотерапии. – СПб.: ООО «Речь», 2000. — 310 с.
3. Зинкевич-Евстигнеева Т. Д., Грабенко Т. М. Игры в сказкотерапии. – СПб., Речь, 2006. — 208 с.
4. Короткова Л.Д. Сказкотерапия в школе. Методические рекомендации – М.: ЦГЛ, 2006. — 144 с.
5. Наговицын А.Е., Пономарева В.И. Атлас сказочного мира. – М.: Генезис, 2011. — 320 с.
6. Наговицын А.Е., Пономарева В.И. Типология сказки. – М.: Генезис, 2011. — 336 с.
7. Пономарева В.И. Там, на неведомых дорожках… Из практики сказкотерапии. – М.: Академический Проект; Альма Матер, 2008. — 244 с.

← Предыдущая статьяАнализ ценностных ориентаций лиц, практикующих сахаджа йогу

Следующая статья →Использование словообразовательных моделей в развитии грамматического строя речи у дошкольников с ОНР

Расскажите о нас своим друзьям:

Психолог-сказочник. (Сказкотерапия – метод психологической работы с детьми)

“…нет сказок лучше тех, которые создает сама жизнь…”

Сказкотерапия – это метод ,использующий форму для интеграции личности, развития творческих способностей, расширения сознания, совершенствования взаимодействия с окружающим миром. К сказкам обращались в своём творчестве и зарубежные и отечественные психологи: Э.Фромм, Э.Берн, Э.Гарднер, И.В.Вачков, М.Осорина, Е.Лисина, Т.Зинкевич-Евстигнеева и другие.

Сказкотерапия – означает “ лечение сказкой”. Вачков И.В. считает, что сказку используют и врачи, и психологи, и педагоги, и каждый специалист находит в сказке тот ресурс, который помогает ему решать его профессиональные задачи.

Вовремя рассказанная сказка для ребенка значит столько же, сколько психологическая для взрослого. Отличие только в том, что от ребенка не требуют вслух делать выводы и анализировать, что с ним происходит: работа идет на подсознательном уровне.

В понимании Т.Д.Зинкевич-Евстигнеевой, сказкотерапия – это не просто направление психотерапии, а синтез многих достижений психологии, педагогики, психотерапии и философии разных культур.

1. Функции сказок.

Выделяют несколько основных функциональных особенностей сказок:

1. Вызывают эмоциональный резонанс. Обращаются к двум психическим уровням: сознания и подсознания.

2. Концепция сказкотерапии основана на идее ценности метафоры как носителя информации:

– о жизненно важных явлениях,
– о жизненных ценностях,
– о постановке целей,
– о внутреннем мире автора (авторская сказка).

3. В сказке содержится информация о том:

– как устроен этот мир, кто его создал,
– что происходит с человеком в разные периоды его жизни,
– какие этапы самореализации проходит женщина,
– какие этапы самореализации проходит мужчина,
– какие трудности можно встретить в жизни и как их преодолеть,
– как приобретать и ценить дружбу и любовь.

2. Типологии сказок.

Т.Д. Зинкевич-Евстигнеева выделяет шесть видов сказок:

1. художественные,
2. народные,
3. авторские народные,
4. дидактические,
5. психокррекционные,
6. психотерапевтические.

3. Проблематика сказок:

– какими ценностями руководствоваться в жизни,
– как строить отношения с детьми и родителями,
– как прощать.

4. Проблемы, с которыми работают психологи:

Страхи, энурез, тики, агрессия и т.д.

5. Психокоррекционные сказки.

Р.М.Ткач считает, что для обретения сказкой силы и оказания помощи, необходимо придерживаться определенных правил создания:

1. Сказка должна быть в чем-то идентична проблеме ребенка, но не иметь с ней прямого сходства.
2. Сказка должна предлагать замещающий опыт, который используется для решения проблемы.
3. Сказка должна разворачиваться в определенной последовательности:

Жили-были.

Начало сказки, встреча с героями.

Для детей 3–4 лет главные герои игрушки, человечки и животные.

Начиная с 5 лет – феи, волшебники, принцессы, принцы, солдаты.

С 6-ти лет ребенок предпочитает волшебные сказки.

В подростковом возрасте интересны сказки-притчи и бытовые сказки.

И вдруг однажды…

Герой сталкивается с какими-то трудностями, совпадающими с проблемами ребенка.

Из-за этого…

В чем решение проблемы, и как это делают герои.

Кульминация.

Герои сказки справляются с трудностями.

Развязка.

Развязка терапевтической сказки должна быть позитивной.

Мораль сказки…

Герои извлекают уроки из своих действий. Их жизнь меняется в лучшую сторону.

По мнению Т.Д.Зинкевич-Евстигнеевой, происходит замещение неэффективного поведения на более продуктивное. Применение психокоррекционных сказок ограниченно по возрасту (до 11–13лет) и проблематике.

6. Основные методы сказкотерапии.

Е.В.Чех выделяла несколько вариантов работы со сказкой:

– рассказывание,

– рисование,

– диагностика,

– сочинение,

– изготовление кукол,

– постановка.

7. Проблемы, которые решаются с помощью использования кукол.

По мнению Гребенщиковой с помощью кукол можно решить следующие задачи:

1. Психодиагностика.
2. Достижение психоэмоциональной устойчивости и саморегуляции.
3. Социальные навыки, опыт социального взаимодействия.
4. Развитие коммуникативных навыков.
5. Развитие самосознания.
6. Развитие моторики.
7. Разрешение внутренних конфликтов.
8. Профилактика и коррекция страхов.
9. Развитие речи.
10. Поиск внутренних механизмов сопротивления болезни.
11. Коррекция отношений в семье.
12. Становление психосоциальной идентичности мальчиков и девочек.

8. Метод “Сказкотерапевтическая диагностика”.

Использование кукол в процессе консультирования позволяет провести психодиагностику детей. С помощью определенных сказок и кукол можно проводить диагностику различных проблем ребенка.

Для диагностики глубинных проблем у старших детей и подростков рекомендуется изготавливать куклу.

Диагностическая беседа с ребенком может проводиться как в присутствии, так и в отсутствии родителя.

Диагностический эффект в процессе рассказывании сказки достигается за счет того, что:

– Образный мир сказок позволяет ребенку идентифицировать себя с персонажем сказки. Дети в большей степени склонны идентифицировать себя с животными.
– Ребенок объединяет свои мысли и переживания с мыслями и переживаниями персонажа сказки и рассказывает о них.
– Предлагаемые ребенком ответы на вопросы позволяют сделать заключение об актуальном эмоциональном состоянии ребенка и его фантазиях по поводу дальнейшего развития ситуации.

9. Актуально применение “сказкотерапевтической диагностики” в рамках адаптации учащихся 1-х классов (6–7 лет) к обучению в школе. Мной было предложено “первоклашкам” нашей школы поучаствовать в сказке “Ребятам о зверятах”:

– мини-группы 3–4 человека,
 – игрушки-зверюшки на выбор: тигренок, лосёнок, слонёнок, медвежонок.
– “жили-были зверята…резвились в лесу, купались в речке…

Наступила осень, и однажды отправили родители своих зверят учиться в 1-ый класс школы зверей…

Из-за этого… Долго они не виделись… прошло какое-то время… В выходной день встретились зверята на любимой поляне…Рассказали друг другу ,что понравилось, а что нет в лесной школе… что получается, а что – нет…

Кульминация: попросили зверята друг у друга совета, как лучше справится с …

Развязка: тигренок помог слоненку…

Лосенок выручил тигренка…, слоненок посоветовал друзьям…

Мораль: что изменилось у тигренка… как исправилось положение у лосенка… как они отнеслись к своей учебе в первом классе… почему они стали еще радостней и дружней?..

Цель: определить (если есть) проблемы в адаптации к обучению,
определить (если есть) уровень дезадаптации,
наметить методы работы по решению возможных проблем,
развить креативность личности как расширение спектра альтернативных решений.

Продолжением этой работы является проективная диагностика (рисунок), описывающая целостную картину личности, ее проблемные и ресурсные элементы.

 – рисунок “Человек”,

Рисунок “Школа зверей”, рисунок “Семья животных” и т.д.

По сюжетам тестов –рисунков(“Школа зверей”, “ Семья животных”) можно предложить ребятам сочинить и разыграть сказку.

10. Библиография.

  1. И.В.Вачков. Сказкотерапия. Развитие самосознания через психологическую сказку. – М.:Ось-89.2007.
  2. Л.Г.Гребенщикова. Основы куклотерапии. Галерея кукол. – СПб.: Речь,2007.
  3. Р.П.Ефимкина. Пробуждение Спящей красавицы. Психологическая инициация женщины в волшебных сказках. 2006г.
  4. Т.Д. Зенкевич-Евстигнеева. Формы и методы работы со сказками.СПб.:Речь, 2008.
  5. Т.Д. Зинкевич-Евстигнеева. Основы сказкотерапии.
  6. М.Б. Киселева. Арт-терапия в работе с детьми: Руководство для психологов, педагогов, врачей и специалистов, работающих с детьми. – СПб.: Речь, 2006.
  7. Р.М. Ткач. Сказкотерапия детских проблем. М.:Сфера, 2008.
  8. Е.В. Чех. Я сегодня злюсь. Расскажи мне сказку. М.: Сфера, 2009.
  9. А.Л.Венгер. Психологические рисуночные тесты.Валдос-Пресс, 1999.

Сказкотерапия: что это, для детей и взрослых, методы, развитие, отзывы

Можно ли разобраться со своими желаниями, выплеснуть эмоции и проработать травму, перечитав детские сказки? Разбираемся с психологами.

Наши эксперты:

  • Ирина Катин-Ярцева, клинический психолог
  • Екатерина Мушат, психотерапевт, логопед, дефектолог
  • Екатерина Винокурова, психолог

Что такое сказкотерапия?

Екатерина Винокурова: Один из методов психологической работы. Сказка — метафора. Через нее можно решать взрослые проблемы. Какие сказки человек любил в детстве, что думает о героях, – все это во многом характеризует его самого.

То есть сказкотерапия – это обсуждение сказок с психологом?

Не только. Еще можно читать вместе с терапевтом и рисовать иллюстрации. А иногда психолог просит вас написать сказку, чтобы потом ее обсудить. Кстати, сказки бывают не только народные, но и терапевтические, которые психолог придумал с учетом интересов и болевых точек клиента.

Екатерина Винокурова: Один из форматов сказкотерапии – прослушивание сказки (существующей или придуманной психологом). В этом случае восприятие происходит на двух уровнях – сознательном и бессознательном. На сознательном – просто слушаем интересную историю. Но бессознательно проводим параллель между сюжетом и своей жизнью и можем извлечь из этого некий урок.

А почему просто не спросить человека о проблемах?

Екатерина Винокурова: Потому что метафора, заложенная в сказке, воспринимается легче, чем прямой совет. Если терапевт выскажет конкретную гипотезу о причинах ваших трудностей в жизни, это может вызвать сопротивление и даже желание сменить терапевта. Но если та же гипотеза содержится в сказке или легенде, которая совсем не про вас, а про Принца или Снежинку, защищаться психике ни от чего не понадобится. Можно спокойно обдумать эту историю и взять из нее столько, сколько захочется.

Ирина Катин-Ярцева: Сказка для взрослых – возможность получить доступ к происходящему в подсознании, в обход защитных механизмов увидеть «сон наяву». Язык этого уровня – символы, метафоры. Расшифровав их, мы получаем более полную информацию о том, что с нами происходит, какие чувства рвутся наружу, какие места нашей психики скрывают боль, какие застывшие схемы мышления и поведенческие программы работают, не давая свободно размышлять и выбирать лучшее.

Екатерина Мушат: А еще это может сделать человека более многогранной личностью. Взрослым, которым не читали сказок в детстве, сложнее мечтать, творить, воображать.

Какие сюжеты в сказках чаще всего повторяются?

Ирина Катин-Ярцева: На самом деле есть ограниченное число сюжетов и типичных персонажей. Все они описаны, например у Проппа и Аарне-Томпсона.

Екатерина Мушат: Чаще всего в сказках встречаются сюжеты о животных-помощниках («Крошечка-Хаврошечка»), о взаимоотношениях мачехи и падчерицы («Золушка»), о сложностях, которые надо преодолеть ради счастья («Красавица и чудовище»).

Екатерина Винокурова: Да, классика — «Путь героя». Есть главный персонаж, которому предстоит преодолеть препятствия, что-то узнать, победить врага — и получить заслуженную награду («Царевна-лягушка»).

О чем говорит наш выбор любимой сказки? Мы повторяем ее сценарий?

Екатерина Винокурова: Не всё так прямолинейно, хотя и такое случается. Но в любимой сказке однозначно что-то будет нас захватывать. Может, судьба главного героя или чувства, которые он переживает. А может, сказка похожа не на реальную вашу жизнь, а на идеальную, в которой сбываются мечты и желания.

Ирина Катин-Ярцева: Взаимодействие персонажей можно рассматривать как внутренний конфликт разных сторон одного человека: мы чего-то хотим, но по ряду причин не можем себе позволить. И то, как этот вопрос решается в сказке, отражает наш способ решения похожих проблем. В этом смысле интересно посмотреть, что в итоге происходит с отрицательным персонажем: его казнят или перевоспитывают? А что происходит с главными героями? Их награждают за страдания («Золушка») или дают что-то в подарок в качестве благодарности («Конек-Горбунок»)?

Екатерина Мушат: Важна интерпретация. О чем эта сказка для человека? Какие моменты он упускает, а на чем делает акцент? Что его больше всего впечатлило? Его устраивает финал? Кстати, придумывание другого финала или продолжения сказки — один из методов сказкотерапии.

А если любимой сказки у человека не было и нет, это о чем-то говорит?

Ирина Катин-Ярцева: Иногда — о том, что в детстве человеку просто не читали сказок. Иногда — что сказки, особенно определенные, попадают в больное место. А порой любимая сказка теряет актуальность и забывается, когда решаются проблемы, которые с ней резонировали.

Екатерина Мушат: Еще это может говорить о том, что человек излишне рационален. И это тоже проблема. Таким людям тяжело найти контакт с детьми — они не могут спуститься с «рацио» на уровень игры, где нужно проявлять эмоции. Со своим «внутренним ребенком» им не менее тяжело. Таким людям бывает сложно разобраться в своих желаниях.

А если народные сказки человек не любит, но любит современные и фэнтези («Гарри Поттера», «Хроники Нарнии»), это как-то его характеризует?

Екатерина Винокурова: Терапевты не ставят «диагнозы» по любимым сказкам, а приглашают к их изучению для лучшего понимания себя. Но народная сказка — произведение, прошедшее «шлифовку» временем, в ней содержится послание предков, такая квинтессенция народной мудрости. А современная сказка – авторское произведение, то есть плод воображения и проекций одного конкретного человека. Иногда мудрого и образованного, а иногда – не очень.

Какие сказки стоит читать взрослым?

Екатерина Винокурова: Если мы говорим о сказкотерапии для взрослых, то лучше доверить дело специалисту. Он, узнав о проблемах клиента и его биографии, сможет предположить, какие сказки стоит читать, проигрывать, обсуждать или сочинять.

Екатерина Мушат: Нет плохих или хороших сказок, все чему-то учат. Сказки, которые нам не нравятся, кстати, тоже достойны нашего внимания. Что конкретно не нравится? Какие эмоции человек испытывает при прочтении? Почему? Эти вопросы помогут лучше узнать себя.

Человек считает своей любимой сказкой, «Золушку». О чем это говорит?

Ирина Катин-Ярцева: Это немножко гадание по аватарке. Но раз вы вы настаиваете…:) Всё зависит от человека и контекста. Для кого-то это будут воспоминания про любимую бабушку, которая в детстве читала «Золушку» под печенье с молоком, для другого — про утренник в детском саду, на который мама соорудила фантастическое платье, для третьего – про отчаяние нищеты и мечту о спасении, для четвертого – про мир, где прийти к успеху можно только через красоту, лишения и брак с мужчиной высокого статуса. Всегда надо обсуждать, что именно видит в сказке и персонажах конкретный человек, про что для него эта история, какие детали для него важны.

А если «Спящая красавица»?

Екатерина Мушат: В этой сказке спящую принцессу спасает прекрасный принц. Казалось бы — сюжет про любовь. Но может быть и другая интерпретация. Запертая в башне девушка — это наши мечты, ожидания. То, что мы не смогли реализовать. Принц проявляет активность, упорство, пробивается сквозь тернии — и спасает принцессу. Это может говорить, что человеку на данный момент не хватает решимости, активных действий, чтобы достичь своей цели.

Ирина Катин-Ярцева: Если говорить именно о сюжете, «Спящая красавица» – о заботливых, даже слишком, родителях, о счастливом детстве, из которого так страшно выходить. О парализующем страхе перемен в теле девочки, о специфическом гендерном давлении, требующем максимальной пассивности и сохранения «чистоты» для единственного принца, о женственности, которая нуждается в «пробуждении». О страхе перед взрослой жизнью, беспомощностью и бесправием. О спящей части личности, об ожидании «настоящей» жизни и обещании этой жизни, страхе разочарования в ней.

А если «Аленький цветочек»?

Ирина Катин-Ярцева: «Аленький цветочек» или «Красавица и чудовище» – тоже распространенный сюжет, который в последнее время часто анализируют, размышляя об абьюзе, зависимости и отчаянной надежде на превращение чудовища в принца. Интересно думать о внутреннем конфликте, который может отражать эта сказка: желаниях и влечениях (их символизирует чудовище), которые получили неограниченную магическую власть и захватили в плен сознание и разум. А это привело к изоляции от всех, включая близких, непониманию и враждебности со стороны окружающего мира, огромному стыду.

А если «Дюймовочка»?

Ирина Катин-Ярцева: Дюймовочка, как мне кажется, во многом про ощущение своей хрупкости, уязвимости, безвольности, тяжелом переживании отсутствия контроля над собственной жизнью. О том, каково это — когда все за вами охотятся и при этом имеют о вас свои представления и ожидания, не учитывающие вашу личность, желания, потребности.

А если «Снежная королева»?

Екатерина Мушат: Очень люблю эту сказку. В ней все не так просто, как может показаться на первый взгляд, и разбирать ее можно весьма долго. Тут есть зеркало, которое олицетворяет дьявола и делит мир на добро и зло. Есть Герда, которая открыта к миру и принимает всё происходящее вокруг как благо.

Есть Кай, который выступает как проводник в мир наших страхов. Когда бабушка рассказывает ему о Снежной Королеве, он реагирует гневно, грозится посадить ее на печь и отрицает само существование страха как такового. Но как только он видит Снежную королеву впервые — из маленькой снежинки, которой она ему явилась — она растет, растет и превращается в большую, величественную женщину. Т.е. по факту — страх одержал верх и Кай сам поплатился за свою смелость. Плюс осколок разбитого зеркала меняет мировозрение Кая. Он начинает жить в подменной реальности.

В этот момент он перестает быть главным героем, потому что смиряется со своей участью. А герой всегда действует. Как, к примеру, маленькая разбойница.

Смысловая нагрузка у этой сказки — огромная. Перечитайте, проанализируйте, как она откликается именно вам. Подумайте, с кем из героев вы себя ассоциируете, кто вас больше всех «цепляет».

То есть нас скорее определяет не сюжет, а любимый герой?

Екатерина Винокурова: Не совсем верно. Сказки – это не тесты. Их интерпретация у представителей разных психологических подходов (психоанализ, бихевиоризм, экзистенциальный подход и т. д.) будет отличаться. К примеру, в аналитическом подходе можно поискать в вышеперечисленных сказках основные архетипы: Анима, Анимус, Персона, Тень, Самость. Соответственно, наиболее симпатичный герой может ассоциироваться со значимым для человека архетипом. С точки зрения гуманистической психологии выбор сказки определяется ведущей потребностью человека (то есть отвечает его главным желаниям и страхам). Бихевиористы обратят внимание на то, как персонажи справляются с разными ситуациями и что им помогает делать это эффективно. Тому, у кого есть любимая сказка, наверняка будет интересно рассмотреть ее со всех этих сторон.

Кому поможет сказкотерапия?

Екатерина Мушат: Метод комплексной сказкотерапии в работе со взрослыми может:

  • помочь человеку понять самого себя, собственные желания и потребности;
  • под новым углом рассмотреть себя и ситуацию, увидеть грани, которые раньше оставались вне поле зрения;
  • проработать через историю и метафоры проблемы в отношениях и внутренние конфликты;
  • расслабиться и выплеснуть накопившиеся эмоции.

Вдобавок ко всему – сказочная информация ненавязчивая. Как говорят психологи, «хочешь – копай, не хочешь – не копай». При помощи сказки можно заходить именно на тот уровень психотерапии, к которому готов клиент.


Наши эксперты:

Екатерина Мушат

Психолог, сказкотерапевт

Психолог, логопед, дефектолог, сказкотерапевт.

Екатерина Винокурова

Психолог, песочный терапевт

Член Ассоциации песочной терапии, член Института интегративной детской психотерапии и практической психологии Генезис, автор публикаций по детской психологии, песочный терапевт.

Ирина Катин-Ярцева

Клинический психолог

Основательница и участница Ассоциации Феминистской терапии, член Ассоциации Игровой Психотерапии. Помогала нам выяснить, что такое синдром самозванца.


Читайте также:

  • Культура отмены: что это такое и как с этим жить?
  • Как обойтись без паники и как паниковать с пользой?
  • Помоги себе сам: мифы и факты о холистический психологии

Использование метода сказкотерапии в работе с детьми

 


  • Сказкотерапия – как работает этот метод?
  • С какими проблемами поможет справиться сказкотерапия?
  • Виды психотерапевтических сказок
  • Сказкотерапия в практике психолога
  • Принципы и методы работы сказкотерапевта
  • Результаты применения сказкотерапии

Сказка – это не только полезное, но и интересное захватывающее «лекарство», поэтому современные психологи эффективно используют сказкотерапию в своих консультациях. Такой метод помогает разговорить даже застенчивого ребенка, обнаружить и исправить внутренние психологические конфликты у детей и взрослых, увидеть скрытые страхи и понять, какая проблема нуждается в психокоррекции.

В этой статье мы расскажем об этом направлении, о его принципах, методах и проблемах, которые оно может решить.

Сказкотерапия – как работает этот метод?



Сказкотерапия – это метод, который помогает ребенку (или взрослому) сконцентрироваться на своей проблеме. При умелом применении сказкотерапия способна дать психологу ясные маршруты в коррекции поведения, при терапии депрессивных состояний у пациентов.

В каждой сказочной истории проигрывается конкретная ситуация, которая происходила в жизни пациента. Герои наделены характерами реальных людей, а у конфликтной ситуации всегда есть логическое решение. Такая терапия проводит связь между событиями, которые происходят в сказке, и реальностью, переносит волшебство в обычную жизнь.

Основная цель сказкотерапии – это развитие личности и забота о душе. Малыш встречается в сказочном рассказе с лучшей версией самого себя, учится у героя совершать добрые поступки, быть счастливым и справедливым.

    С какими проблемами поможет справиться сказкотерапия?


    Коллективное сочинение сказочных историй поможет дошкольникам освоиться в группе, научиться дружить со сверстниками, а подросткам – понять себя и своих одноклассников. Совместно созданная сказка выявит, кто из ребят какие роли исполняет в жизни, даст возможность посмотреть на свой характер и поведение со стороны.

    Если родители сочиняют сказку вместе со своим ребенком, это дает возможность изъясняться на одном языке, узнать скрытые мысли, мечты и стремления малыша. И у взрослых, и у детей сказка разовьет творческие способности, чувство юмора.

    Если попросить малыша нарисовать или слепить из пластилина волшебных героев, можно эффективно отработать навык письма, лепки, рисования, помочь юному сказочнику в развитии моторики, усидчивости и внимательности.

    Сказкотерапия справляется с такими детскими проблемами, как сложности в общении и учебе, а также при одиночестве, низкой самооценке, лени, страхах, агрессии, излишней активности, психосоматических заболеваниях, поможет определить причину, по которой ребенок отказывается ходить в детский сад или школу.

    Взрослые при помощи языка сказок постигают нюансы межличностных отношений, лучше узнают себя. Волшебная история помогает по-новому взглянуть на окружающий мир, повысить уровень качества жизни.

    Сказки в психотерапии делятся на 4 основные группы в соответствии с проблемами, которые в них рассматриваются:

    1. При трудностях в общении в сказке рассказывается о конфликтах, ссорах, обидах, которые возникли у малыша в детском саду, в школе, в семье, на прогулке.

    2. При возрастных кризисах ребенок как бы привыкает к своей новой роли, к новому положению (например, к самостоятельности в детском саду), все эти моменты можно проиграть в сказочной истории.

    3. При внутренних переживаниях в сказке показывается герой – сам малыш, рассматривается его внутренний мир, раскрываются комплексы и противоречия, чтобы ребенок мог ответить себе на вопрос: «Что со мной не так?».

    4. При тревогах и страхах необходимо при помощи сказки определить, чего боится малыш, что мешает ему развиваться, что забирает энергию.

      Виды психотерапевтических сказок


      Существует пять основных видов сказок:

      1. Дидактические сказки ставят перед собой задачу поделиться новыми знаниями, умениями, подсказывают возможные варианты поведения в определенной ситуации, дают ответы на вопросы. Психологи используют их при консультировании детей дошкольного и младшего школьного возраста, подростков и взрослых. Обычно после прочтения сказки предлагается выполнить несложное задание.

      2. Психологические сказки – это авторские вымышленные истории, способные повлиять на развитие личности слушателей при помощи подачи ярких метафор.

      3. Психотерапевтические сказки обладают наибольшей эффективностью, это мудрые и красивые истории с глубоким смыслом на темы отношения человека к себе, к другим, ко всему миру. Такие сказки имеют задачи скорректировать страхи и фобии, избавить от страданий, помочь пациентам пережить травму.

      4. Психокоррекционные сказочные истории сочиняются с целью бережно скорректировать поведение и черты характера взрослого человека или ребенка. Обычно, такие рассказы могут перекликаться с обыденной реальностью или нести в себе множество абстрактных метафор, а потому нуждаются в разъяснении и обсуждении. Психокоррекционные сказки применяются в работе с агрессивными взрослыми и гиперактивными детьми и обязательно прорабатываются под конкретную личность.

      5. Медитативные сказки не имеют ни яркого сюжета, ни отрицательного героя, они не рассказывают о явном конфликте, их задача – настроить пациента на психотерапевтический сеанс, активизировать бессознательный процесс мышления, мотивировать на решение или поступок, помочь успокоиться перед сном.

        Сказкотерапия в практике психолога


        Эффективность сказкотерапии зависит от верно выбранного жанра (и включенной в рассказ метафоры). При выборе терапевт опирается на возраст слушателей, на их интересы и убеждения, на характер имеющихся трудностей.

        Сказки в психотерапии применяются:

        • в диагностике, задачей которой будет определить главные жизненные сценарии пациента, его поведенческие особенности, способности и мироощущение;
        • в психотерапии, задачей которой будет решить имеющиеся психологические проблемы и закрепить новую модель поведения;
        • в прогностике, задачей которой будет помочь пациенту осознать влияние его нынешнего поведения на будущие события.

        При терапии используются следующие действия:

        • чтение или пересказывание сказки;
        • обсуждение существующей сказки;
        • придумывание собственного рассказа/сказки;
        • рисование, лепка, аппликация сказочных событий или персонажей;
        • инсценировка или театральная постановка по мотивам сказки.

          Принципы и методы работы сказкотерапевта


          Сказкотерапевт выстраивает свою работу с детьми в соответствии с принципами:

          • рассказ должен быть эмоциональным;
          • ребенок, слушая, должен видеть выражение лица рассказчика, его эмоции и жесты;
          • рассказывать сказку нужно ровным, певучим голосом, используя повторы;
          • сказка не должна содержать слишком длинные паузы;
          • рассказ должен подразумевать вероятность нескольких вариантов решений и ответов на вопросы;
          • актуальные проблемы шифруются в тексте при помощи образов и метафор;
          • герои должны быть явно положительными и явно отрицательными;
          • во время чтения необходимо следить за поведением и эмоциями слушателя и уметь верно их истолковать.

          Полноценно изучить все эффективные методы и приемы сказкотерапии можно на нашем дистанционном курсе профессиональной переподготовки. Вы не только приобретете полезные знания, но и получите право применять их в практической работе психолога.

          Результаты применения сказкотерапии



          Первые представления о добре и зле, справедливости и обмане мы черпаем из сказок. Добрые истории и полюбившиеся сказочные герои помогают маленьким детям стать смелыми и выносливыми. Лечение при помощи сказки дает своим пациентам альтернативную стратегию поведения, которую они могут принять или отвергнуть.

          Все мы разные, один малыш склонен фантазировать, другой любит бегать и прыгать, третий часами просиживает за лепкой зверюшек или конструированием кукольного домика. Комбинируя различные техники, опытный сказкотерапевт может помочь каждому малышу пережить и понять множество ситуаций, с которыми он уже столкнулся или неизбежно столкнется в зрелом возрасте.

          Мы привыкли рассматривать сказку как развлечение, как способ расширить кругозор, но в психологии сказке дается гораздо большая роль и значение, ведь она:

          • может решить многие жизненные задачи и ответить на внутренние вопросы;
          • развивает мыслительные процессы, совершенствует память, логику, внимание;
          • способна передать из поколения в поколение понятия справедливости, доброты, любви, верности;
          • дает возможность выявить забытые детские психологические травмы;
          • эмоционально насыщает личность, вызывает искренние переживания;
          • способна изменить поведение человека.

          Использование старых историй в психотерапии — Терапевт-травматолог Такомы Кэтрин С. Крэбб, Массачусетс, LMHC

          Я люблю рассказывать истории в терапии.

          Делаю это нечасто, но иногда работа разворачивается так, что в данный момент та или иная история кажется наиболее резонансным и полезным откликом.

          Обычно истории, которые я рассказываю, — это мифы или сказки — Старые Истории — истории заключенных и порабощенных женщин, таких как Рапунцель и Золушка; осиротевших или нежелательных детей, таких как Василиса, Гадкий утенок и греческий Гефест; о травме и искуплении, например месопотамская история о спуске Инанны в подземный мир или японская история о медведе-полумесяце; истории индивидуации, такие как «Птица Фитчера» братьев Гримм или «Принц-лягушка». Конечно, их гораздо больше: гораздо больше историй и гораздо больше универсальных тем человеческого существования.

          Конечно, люди любят хорошие истории: это одна из вещей, которая делает нас глубоко человечными. Но современное общество изобилует возможностями для развлечения, так что же делает «Старые истории» уникальными? Точнее говоря, что делает их такими ценными в глубинной психотерапии?

          Архетипы и ваша внутренняя жизнь

          Значение Старых Историй выходит далеко за рамки развлечения или исторического интереса. Их терапевтическая ценность заключается не столько в их явном содержании, сколько в их символической глубине: Старые Истории архетипичны. То есть они воплощают в жизнь невидимые чертежи различных частей человеческой психики, неосязаемые отражения основных импульсов, существующих внутри каждого из нас. Мы склонны отдавать предпочтение определенным архетипическим аспектам самих себя, а иногда и попадаться на их крючок, например, миротворец, подхалим, жертва. Одновременно мы часто вытесняем противоположное — скажем, воина, мятежника, спасателя. (Конечно, какие из них одобряются, а какие избегаются, будут разными для каждого человека.)

          Каждый более или менее бессознательно выбирает, какие архетипические энергии выражать (и как), и выявить эти тенденции далеко не так просто, как пройти онлайн-опрос. Мы не настолько шаблонны, чтобы выбирать определенный образ жизни и последовательно придерживаться его во всех ситуациях: некоторые вещи вызывают у нас больше или по-другому, чем другие. Более того, архетипы тоже не такие двумерные. Каждая из них представляет собой сложное созвездие энергий, каждая из которых может расцветать или увядать в зависимости от контекста.

          Многие люди знакомы с человеческими и животными архетипами, такими как король и королева, золотой ребенок, сирота, мятежник, ведьма, крестьянин, зверь и многие другие. Но внутри и вокруг каждого из нас есть и другие архетипы: лес, наводнение, башня, война, красота, любовь, секс, рождение, смерть, преисподняя. У этого списка нет конца. Часто даже целые истории являются архетипами — историями происхождения, возрождения, путешествия, борьбы, — и в этих сказках другие архетипы, подобные названным выше, действуют в рамках рассказа. На самом деле справедливо будет сказать, что вся история (и предыстория тоже) — это шумный базар архетипических энергий, которые смешиваются, взаимодействуют и влияют друг на друга.

          Когда архетипы встречаются с историей

          Конечно, архетипы достаточно интересны, чтобы изучать их изолированно друг от друга, но когда они объединяются внутри истории, это , когда они просыпаются и действительно начинают двигаться. Тогда мы сможем увидеть их многообразие аспектов и углубить наше понимание мира, друг друга, самих себя.

          Представьте персонажа Белоснежка без леса, без злой мачехи, без охотника, гномов или Прекрасного Принца. Молодая женщина может существовать, но мы почти ничего не знаем о ней (или, точнее, об архетипе, который она представляет), пока не увидим ее в пейзаже истории, взаимодействующей с разными типами людей — разными другими людьми. архетипические фигуры. Мачеха пробуждает один аспект Белоснежки (кроткая дочь), егерь — другой (свободная женщина), а гномы — еще один (великодушная матрона). И мы еще даже не добрались до переодетой мачехи или Прекрасного Принца!

          Кем ты будешь в этой истории? Нам всем хотелось бы думать, что мы были бы храбрыми, добрыми охотниками, которые позволяют Белоснежке бегать на свободе. Но можем ли мы действительно сказать, что в нас нет части, которая была бы ревнивой мачехой, боящейся потерять свою красоту? Или слабый отец, боящийся противостоять своей могущественной жене? А как насчет одурманенного принца с, возможно, небольшим комплексом спасателя — есть ли кто-нибудь из нас, кто не чувствовал такого импульса? Разве не внутри каждого из нас есть правдивое зеркало, темный и опасный лес, уютный домик, ядовитое яблоко? Что такое ваше ядовитое яблоко и какая часть вас настойчиво доставляет его? Какая часть вас поддается этому? Какая часть отвлечет вас от действия этого яда?

          Теперь мы начинаем видеть, как один человек может проявлять бесчисленное количество архетипических энергий. Теперь мы начинаем понимать, как самоисследование в сочетании с историей может привести к осознанию и как это, в свою очередь, может дать нам более широкий выбор того, как действовать.

          Теперь мы начинаем понимать, какую цель могут использовать Старые Истории в психотерапии.

          Увидеть себя в старых историях

          Через историю мы узнаем, кто мы есть.

          Истории сначала напоминают нам, что мы не одиноки, что ни наша боль, ни наш триумф не изолируют нас, что полный спектр чувств, по сути, является ключевым наследием того, чтобы быть глубоко, полностью человеком. Мы узнаём себя в стремлениях и слабостях историй наших предков — например, в Гадком утенке, который так страстно желал приспособиться, что почти потерял из виду свою истинную сущность, или в отце Рапунцель, который заключил сделку с тьмой. стороны, чтобы избежать наказания — только для того, чтобы в конце концов подвергнуть себя еще большему наказанию. Истории — это откровения, с которыми другие столкнулись и пережили такой же ужас и трепет, как и мы.

          Истории также напоминают нам об истинах, которые мы потеряли, возвращая нас к осознанию. Мы учимся доверять своим инстинктам в темных дебрях души, разбираться в повседневном шуме, чтобы добраться до того, что действительно важно. Мы находим недостающие части себя. С русской Vasalisa мы заново открываем наш интуитивный голос; с древней богиней Инанной мы учимся смиряться со своей болью, а не так упорно бороться, чтобы рассеять ее; с Фродо и Сэмом мы осознаем ценность избавления от лишнего, чтобы преодолеть то, что кажется невыносимым.

          Мы узнаем, что можем, в конце концов, вынести то, что кажется самым невыносимым.

          И, наконец, Старые Истории пробуждают образы, которые живут внутри нас в качестве противовеса ядовитым личным историям, которые мы рассказываем самим себе, — историям типа «У меня нет того, что нужно», или «Я всегда что-то путаю», или «Я меня не любят и не хотят». На самом деле эти ядовитые дротики являются мирскими отправными точками, соответственно, историй о хоббитах, Геркулесе и Василисе — все они прошли через свои испытания, более серьезные и более верные для себя.

          Если мы позволим им, такие персонажи будут сидеть с нами как странные и мудрые компаньоны, маленькие демоны, которые сворачиваются в наших кишках, хлопают нас по плечам и звучат в наших грудях — по велению или без — когда нам нужно это напоминание . Если мы будем слушать их истории, если мы потратим время, чтобы понять их, если мы действительно подружимся с ними и позволим им жить в нашей душе, как живущие истории, они будут там ждать, когда наши приземленные современные личности больше всего будут в них нуждаться. чувствовать связь, говорить правду и набираться смелости для нового пути вперед.

          Сказки фей: Сказочная терапия

          Надеюсь, вы видели пост Surlalune о семинаре по терапии сказками, который проходил в Португалии в марте! Я никак не мог пойти, но сам факт, что сказкотерапия вообще существует, был приятным сюрпризом! А теперь у меня есть еще кое-что, что можно добавить к списку профессий моей мечты…

          Мне было любопытно, что именно — существует так много способов толкования сказок, психологически, какой подход вообще можно было бы использовать? После некоторых первоначальных исследований в Интернете кажется, что все сводится к следующему: 9клиенты 0061 используют сказки, чтобы рассказать о ситуациях из своей жизни; увидеть процесс, через который проходят главные герои, чтобы найти решения реальных жизненных проблем . В некотором смысле это кажется довольно простым, но это также может быть действительно мощным. Я помню, как сидел на уроках литературы, где определенная личная связь с персонажем в рассказе глубоко убеждала или вдохновляла меня. Здорово, что современная психология признает потенциал и актуальную актуальность сказок! Как сказано на официальном сайте конференции: «Вместе мы можем способствовать развитию использования сказок во многих сферах жизни!»

          Ослиная шкура

          Для получения более подробной информации, вот некоторые выдержки, которые мне показались интересными (ссылки на сайты находятся ниже материала):

          «Одним из основных преимуществ этого метода является возможность  понимать или изменять аспекты, касающиеся концепции tim e, таким образом, постепенно

          С помощью этих «ментальных шагов» пациенту любого возраста удается перемещаться по временной шкале, что делает возможным множество вещей.0074 окно в прошлое может быть открыто, позволяя пациентам сосредоточиться на проблемах и решениях, которые сильно отличаются от текущих, таким образом создавая инструмент для противостояния настоящему и понимания различий между определенными привычками и современным образом жизни. Это сравнение очень важно, поскольку благодаря осознанию и пониманию методов и временных рамок, связанных с прошлыми проблемами, пациенты учатся развивать терпение и отсрочку, когнитивно-эмоциональные навыки, которые трудно совершенствовать в реальных социальных ситуациях из-за скорости общения и транзакций. между людьми.

          Дюймовочка


          Терапия сказками также позволяет пациентам  отражать настоящее время  через сказки, которые очень близки к чьей-либо или групповой реальности, и это показывает людям, что некоторые личные проблемы также являются общими проблемами , облегчение чувство одиночества, которое возникает при прохождении трудных задач . Он также предлагает различные точки зрения на проблему, возможные мысли и различные, более полезные реакции, помогающие найти решение.
          Рассказанные истории помогают пациентам заглянуть в будущее в отношении определенного поведения и узнать или предсказать, чем все закончится, если они будут действовать тем или иным образом.

          С чисто терапевтической точки зрения, а также для поддержки поведенческих и психологических проблем, сказкотерапия является мощным средством для:
          • предоставления людям возможности безлично или поэтапно говорить о личных проблемах, таким образом, постепенно снижая защиту;
          • позволяет людям лучше распознавать и выражать подавленные и невыраженные эмоции, которые они испытывают;
          • обеспечение альтернативных мыслей, эмоций и поведения в неудобных или неприспособленных ситуациях.

          В более общем плане сказочная терапия позволяет пациентам  использовать свое воображение в позитивном ключе , превращая искажения реальности в инструменты, способные генерировать новый опыт, ментальные образы и поведение, а также создавать позитивные и более подходящие альтернативы по отношению к реальность.»

          Benessere.com


          Золушка


          Героини никогда в конечном итоге не погибают из-за жестокого обращения . Чем больше Золушка,

          Белоснежка, Гензель и Гретель становятся жертвами могущественных жестоких людей,

          тем больше сочувствия они вызывают. Поощряя клиентов, подвергшихся насилию

          , идентифицировать себя со сказочными героинями, терапевт может помочь им обрести

          сочувствие и сострадание к себе.

          Символические фигуры и образы в сказках, такие как жестокая мачеха,

          любящая фея-крестная, зимняя тьма или затерянный в лесу, зеркала

          тревожные внутренние эмоциональные состояния. По мере того, как главный герой преодолевает испытания в

          различных ситуациях, психотерапевту показывают способы справиться

          со своими расстраивающими аффектами. Например, Гензель и Гретель оставляют след

          из хлебных крошек, чтобы отметить свой путь, и обманом заставляют ведьму не есть их,

          предлагая своего рода доказательство того, что стратегические действия служат для того, чтобы гарантировать, что никто не

          съест их.0062

          переполняются эмоциональными расстройствами . Для многих пациентов психотерапии

          важно научиться утешать и успокаивать или метафорически открывать свою внутреннюю

          «крестную мать» или «животных-помощников», чтобы трансформировать эмоциональную боль в

          рост. Если связь с этими общими символами, которые могут быть восприняты как

          , представляющие возможности для заботы о себе, может последовать психологическое улучшение

          . Открытие «внутренний принц» или «фея-крёстная», которая также может спасти человека

          , может усилить человека на самых глубоких уровнях.

          Русалочка


          Когнитивные исследования современных психологов, таких как

          Альберт Бандура из Стэнфордского университета, подтверждают, что когда люди

          относятся к трудным обстоятельствам как к вызовам, с которыми можно справиться, их

          3

          устойчивость усилен . Точно так же классические истории учат не уклоняться

          от трудных личных испытаний и что именно встречая их лицом к лицу

          человек растет эмоционально и духовно. Дух триумфа и

          оптимизма пронизывает те истории, которые несут в себе позитивную систему отсчета.

          Для клиентов, охваченных внутренним смятением, сказочная героиня или модель героя

          кто борется, но в конце концов добивается успеха . По мере того, как они решают каждую сложную задачу,

          их устойчивость перерастает в основную силу, за которую они в конечном итоге

          получают щедрое вознаграждение.

          Бетт У. Кирнан

          Снежная королева


          Кажется, что в целом сказкотерапия подчеркивает тот факт, что хотя персонажи страдают, есть надежда и способ активно внести позитивные изменения в свою жизнь. Мне нравится, что здесь, по крайней мере, нет различия между героями мужского и женского пола — их почти всех преследуют, и все находят какое-то решение. Многие утверждают, что сказки опасны для девочек, потому что побуждают их к бездействию, но мне нравится идея видеть в спасающем вас принце потенциального «внутреннего принца». Хотя мне любопытно, какие версии известных сказок они используют в терапии…

          *Все иллюстрации Гарри Кларка

          [PDF] Сказки, арт-терапия и

          1 мая 2018 г. | Автор: Аноним | Категория: Наука, наука о здоровье, психическое здоровье

          Бегущая голова: СКАЗКИ, АРХЕТИПЫ И САМООСОЗНАНИЕ

          Сказки, архетипы и самосознание Научная работа, представленная на факультет Адлерской высшей школы ______________________

          При частичном выполнении требований к степени магистра Искусство в адлерианском консультировании и психотерапии ______________________

          Автор: Конни Векслер Коэн Май, 2013 г.

          1

          СКАЗКИ, АРХТИПЫ И САМООСОЗНАНИЕ

          2

          Аннотация Могут ли сказки и архетипические символы помочь людям осознать себя, наблюдая за движениями? Наблюдение и анализ основаны на исследовании пятнадцати статей, связанных с темой сказок, арт-терапии и психологии Адлера. Сказки будут обсуждаться с точки зрения их универсального применения к большинству человеческих состояний. Будут подчеркнуты сходства между сказками и арт-терапией. Будет обсуждаться обзор того, как искусство и история сыграли роль в адлерианских методах, таких как анализ образа жизни и ранние воспоминания. В целом, исследованные журнальные статьи показывают, что нарративная терапия и арт-терапия хорошо работают вместе, помогая клиенту раскрыть свои бессознательные мотивы. На основании этого открытия было проведено исследование с участием 22 участников с использованием сказки о Гензеле и Гретель и художественной глины. В соответствии с протоколом исследования каждому участнику в ходе процесса был проведен опрос с самоотчетом. Исследование было проведено, чтобы выяснить, будет ли этот метод полезным инструментом в области арт-терапии. Ключевые слова: сказки, арт-терапия, нарративная терапия, психология Адлера, глина, полимерная глина

          СКАЗКИ, АРХТИПЫ И САМООСОЗНАНИЕ

          3

          Сказки, архетипы и самосознание Может ли использование сказок быть эффективным компонентом в сочетании с арт-терапией и адлерианской психологией? Гипотеза этой статьи касается вопроса и утверждает, что благодаря комбинированному использованию сказок и арт-терапии, используемой в контексте адлерианской психологии, в терапевтической обстановке произойдет движение к пониманию и изменению. Если эта гипотеза подтвердится, то можно будет изучить возможность разработки новой методики для использования в терапии с помощью сказок и арт-терапии. Основываясь на предыдущем исследовании, проведенном Брауном (2006), в котором и сказки, и арт-терапия давались группе взрослых, есть смысл для дальнейшего изучения. Результаты исследования Брауна (2006) показали, что оба метода помогли выявить проблемы, связанные с личными проблемами клиента. Сочетание рассказа истории и последующего рисования участниками сцены из этой истории помогло им выразить свои личные проблемы и предоставило визуальную форму, которая ранее была им неизвестна и не идентифицирована (Brown, 2006). В этом обзоре будут оценены доказательства того, насколько эффективно сказки использовались в терапии. Будут обозначены сходства между использованием сказок и процессом арт-терапии. Также будет изучено, как сказки и арт-терапия использовались в психологии Адлера. Исследования показали, что арт-терапия и психология Адлера были успешным сочетанием. Исследования также показали, что использование арт-терапии и нарративной терапии в сочетании с методами Адлера было успешным. Будет выдвинут аргумент о том, как можно использовать сказки вместо повествования 9.0003

          СКАЗКИ, АРХТИПЫ И САМООСОЗНАНИЕ

          4

          терапия. Наконец, будет рассмотрена необходимость дальнейших исследований комбинированного использования сказок и арт-терапии в сочетании с методами Адлера. Сказки. Сказки, используемые в качестве терапевтического инструмента, могут стимулировать воображение, помогают выявить лежащие в основе проблемы, обеспечивают контекст для взаимоотношений, указывают на возможные решения и обеспечивают модель поведения, которая может помочь укрепить доверие (Ucko, 19).91). Универсальное человеческое состояние Сказки предлагают личное отождествление с универсальным человеческим состоянием. История дает читателю ощущение автономии — общую картину того, что другие испытывают те же чувства, что и они сами. Уже одно это дает клиенту ощущение нормальности. Возможность опосредованно пережить персонажей истории и использовать их как зеркало собственной жизни может стать мощным терапевтическим вмешательством (Браун, 2007). Основной принцип сказки состоит в том, что они раскрывают человеческие надежды, страхи и состояния. Установив связь с историей, терапевт может начать достигать клиента на очень глубоком, эмоциональном уровне (Уко, 19 лет).91). Как заявил Дикманн, «где-то в коллективном бессознательном, за пределами наших личных воспоминаний, существует слой общечеловеческой психической энергии, которая имеет потенциал для развития через индивидуума. Сказки раннего детства символически начинают формировать ступени своего рода психической решетки, которые можно рассматривать как отметки стадий в процессе индивидуации; таким образом, человек испытывает возможность познания и получения опыта неизвестного и часто сказочного внутреннего мира, а также внешнего мира. Истории показывают способы переживания

          СКАЗКИ, АРХТИПЫ И САМООСОЗНАНИЕ

          5

          возможности психического функционирования, выходящие за рамки личного опыта. (Dieckmann, 1997, стр. 255) Сказка не только рассказывает историю о человеческих условиях, но также предлагает потенциальные решения основных человеческих проблем (Meyer, 2009). Преодолеть сопротивление путем экстернализации проблемы Связь с коллективным бессознательным в нашей общей человеческой психической энергии позволяет сказке стать средством, создающим безопасное пространство, в котором можно решать многие деликатные вопросы без необходимости неудобного самораскрытия (Уко, 19).91). Служа внешней структурой, сказка может предложить возможные решения переходных проблем и тревог. Клиент может спроецировать свою личность в историю и, следовательно, может косвенно обратиться к глубинным проблемам (Hill, 1992; Thomas, 1995). В безопасных пределах истории клиент может начать узнавать себя, переопределять проблемы, использовать историю как способ моделировать различные стили общения, уменьшать сопротивление и предлагать возможные решения своих сложных проблем (Уко, 19 лет).91). Выскажитесь о проблемах и коснитесь личных проблем Сказка может стать эффективным инструментом в решении сложных проблем, а также в развитии чувства собственного достоинства. Он может озвучивать сложные, абстрактные и комплексные проблемы (Браун, 2006). История, выбранная клиентом, становится зеркалом их самих, отражающим поведение, понятное клиенту. Сказка становится переходным языком и моделью потенциальной трансформации (Хилл, 1992). Используя на фоне образов сказки, концентрируясь на сходстве между историей жизни пациента и мотивом сказки, терапевт может начать проливать свет на

          СКАЗКИ, АРХТИПЫ И САМООСОЗНАНИЕ

          6

          выпуск представлен клиентом. На ранних стадиях лечения это может быть очень полезным инструментом для ориентации клиента (Asper-Bruggisser, 1983). Поскольку сказки говорят о человеческих проблемах, дилеммах и универсальных ситуациях, используемые в качестве терапевтического инструмента, история может затронуть важные личные проблемы (Браун, 2006). Сказка как метафора Как предполагает Уко (1991), метафоры в сказках хорошо подходят для процесса консультирования. И Фрейд, и Юнг описывали народные сказки как «символические изображения жизненных конфликтов, борьбы и решений» (Ucko, 19).91, с. 414). Реслер продолжает эту мысль, заявляя: «Юнг указал, что личные мифы, которые являются архетипическими паттернами, встречающимися в мифологии и сказках, могут управлять жизненным курсом людей, в большинстве случаев бессознательно» (Roesler, 2006, стр. 575). Цель терапии — привести бессознательное к сознанию. С помощью метафоры и сказки клиенту могут начать открываться кусочки бессознательного. Резюме Как терапевт, используя образ из сказки, а затем внимательно наблюдая за ролью, которую играет клиент по отношению к этой истории, можно улучшить восприятие (AsperBruggisser, 19 лет). 83). Для клиента увидеть отражение своей проблемы в персонажах сказки — мощное терапевтическое вмешательство (Браун, 2006). Это не только дает клиенту ощущение нормальной способности идентифицировать себя с объектом вне себя, но также дает ему ощущение, что он является частью более крупного универсального человеческого состояния. Как внешний объект, история становится зеркалом, отражающим выбор и варианты, которые клиент может исследовать в своей собственной ситуации. В качестве метафоры история является очень эффективным инструментом, помогающим распутать бессознательное и вывести его на поверхность.

          СКАЗКИ, АРХТИПЫ И САМООСОЗНАНИЕ

          7

          Было проведено значительное количество исследований по использованию сказок в качестве терапевтического вмешательства. Результаты исследования свидетельствуют о положительных результатах. Арт-терапия Искусство, как терапевтический инструмент, предлагает возможность невербальной символической коммуникации. Могут появиться мысли и чувства, которые могут предоставить клиенту альтернативную историю. Используя альтернативную историю, клиент может начать смотреть на свою проблему с другой точки зрения (Маником и Боронска, 2003). Творческий процесс и художественный продукт отражают то, что происходит в жизни заказчика. Искусство воспроизводит или подчеркивает повседневные модели общения. Процесс, когда клиент создает произведение искусства, пусть даже такое простое, как набросок, а затем задает ему общие вопросы об объекте перед ним, дает безграничный диапазон ответов. Ответ, каким бы он ни был, может отражать только внутреннее движение клиента (Sutherland, 2011). Преодоление сопротивления и экстернализация проблемы Когда клиент или семейная группа вовлекаются в задание по рисованию, часто кажется, что они забывают, что терапевт наблюдает за действиями. В результате терапевту открываются поведенческие и коммуникативные паттерны, которые клиент иначе не хотел бы, чтобы посторонние видели или слышали. Очень тонким, ненавязчивым образом терапевт может начать понимать мир, который клиент или члены семьи создали для себя (Sutherland, 2011). Творчество часто имеет успокаивающий эффект и позволяет клиенту расслабиться и начать сбрасывать защитные силы. Рисунки начинают раскрывать историю клиента и представляют собой невербальные конструкции (Хамфрис и Лейтнер, 2006). Значение

          СКАЗКИ, АРХТИПЫ И САМООСОЗНАНИЕ

          8

          Содержащиеся в искусстве слова развиваются из слов, которые клиент использует для объяснения как процесса, так и продукта. Эти слова будут гораздо ближе к истине, чем все, что может предложить терапевт (Sutherland, 2011). Искусство может быть эффективным способом помочь в процессе экстернализации. Цель экстернализации — отделить жизнь клиента от его личных историй (Carlson, 1997). Арт-терапия и сказки Групповое исследование, проведенное Брауном (2006), объединило арт-терапию с использованием сказок. Экспериментальное исследование началось с рассказа сказки. Затем группу попросили нарисовать для них одну или две сцены, которые выделялись в рассказе. Затем их попросили описать свой рисунок группе. После того, как все индивидуальные описания были объяснены, группе было предложено установить ассоциации и связи между их рисунками. В ходе исследования было обнаружено, что благодаря использованию как искусства, так и сказки клиенты достигли более глубокого уровня понимания и осознания. Сказка затронула вопросы и проблемы внутри группы, и группа смогла продемонстрировать свой опыт общности и универсальности в отношении проблем. История служила основой, а искусство было способом воплотить свои мысли в жизнь с помощью изображения (Браун, 2006). Арт-терапия и нарративная терапия Арт-терапия и нарративная терапия имеют много общих теоретических убеждений, которые согласуются друг с другом. Оба основаны на убеждении, что истории, спрятанные в нашем бессознательном, оказывают значительное влияние на историю жизни человека. Цель обеих терапий состоит в том, чтобы выявить скрытый аспект личности. Искусство служит для клиента средством выявления этих скрытых аспектов (Карлсон, 19 лет).97). Добкин Душман утверждает: «Арт-терапия и

          СКАЗКИ, АРХТИПЫ И САМООСОЗНАНИЕ

          9

          психодрама быстро и мощно воздействуют на основные проблемы жизни человека, вызывая сильные эмоции и внутренний поиск, которые могут добавить богатое терапевтическое измерение. (Добкин Душман, 1997, с. 461). Искусство придает форму воображаемому миру. Воображаемый мир клиента становится повествованием о том, как он/она активно живет (Хамфрис и Лейтнер, 2006). Арт-терапия как символ и метафора Язык и мысль являются символическими конструкциями разума. Невербальные ощущения, переживаемые на определенном уровне тела, повторяются и переживаются во многих различных контекстах. Затем это ощущение воспринимается и организуется с помощью символов. Затем символ обобщается на будущие события или отношения. Благодаря терапевтическому процессу эти символы появляются в сфере сознания и затем могут быть исследованы. Невербальные инструменты, такие как искусство, помогают терапевту узнать бессознательные аспекты базовой структуры клиента (Humpreys & Leitner, 2006). Используя символы для создания метафор, клиент может исследовать смысл своего мира и выражать свое мнение с помощью практических вмешательств. Это позволяет клиенту работать над личным решением (Chelsey, Gillett, & Wagner, 2008). Творческий акт помогает минимизировать конфликт. Сильные чувства, которые могут быть бессознательными, могут начать проявляться и трансформироваться в картину. Перевод этих образов в метафору может помочь процессу движения, изменения и сублимации (Маником и Боронска, 2003). Метафоры предлагают проникновение в бессознательное клиента как визуально, так и вербально. Отношения и эмоции, которые возникают в процессе создания искусства, легче понять, если рассматривать искусство через призму метафоры (Sutherland, 2011).

          СКАЗКИ, АРХТИПЫ И САМООСОЗНАНИЕ

          10

          Резюме Арт-терапия может привести к более глубокому пониманию значения, которое человек придает своим жизненным событиям. Это средство, которое может подключиться к чувствам, неизвестным мыслям и убеждениям образа жизни (Добкин Душман и Сазерленд, 1997). Искусство и нарративная терапия — творческие процессы, ориентированные на действия. В сочетании они способны ускорить осознание отношения клиента к жизни. Позволяя творческому процессу породить чувства и яркие переживания, клиент может затем увидеть основу, из которой можно реагировать и делать новый выбор в отношении мыслей, чувств и поведения. Посредством осознания клиент может наблюдать за своим поведением и, в свою очередь, изменять значение, придаваемое его жизненному опыту (Добкин Душман и Сазерленд, 19).97). Подобно использованию сказок в терапевтическом опыте, искусство может помочь клиенту преодолеть сопротивление, экстернализируя проблему и позволяя искусству быть в центре обсуждения. При этом создаются и затем исследуются новые способы восприятия старой проблемы. Психология Адлера Терапия Адлера богата использованием личных историй. Эти истории не только предлагают возможность изменений, но также предлагают новые инструменты для взаимодействия и преодоления трудностей (Sutherland, 2011). Методы психологии Адлера, использующие историю как способ вмешательства, включают оценку образа жизни и ранние воспоминания. Адлерианская психология и искусство Искусство, инструмент, который подключается к бессознательному, незаметно и визуально раскрывает частную логику, ошибочные убеждения и убеждения образа жизни внутри клиента. Эти понятия являются ключевыми

          СКАЗКИ, АРХТИПЫ И САМООСОЗНАНИЕ

          11

          к психологии Адлера. Процесс создания искусства предполагает участие и поощряет чувство принадлежности (Sutherland, 2011). Принадлежность — одно из ключевых понятий адлерианской психологии в дополнение к чувству значимости и безопасности. Адлерианская психология и нарративная терапия Адлерианская терапия широко использует личные нарративы. Рассказы являются основным материалом для оценки образа жизни и ранних воспоминаний (Maniacci et al., 19).98). В исследовании, проведенном Maniacci et al. (1998), искусство использовалось с адлерианской техникой ранних воспоминаний. Терапевт попросил клиента нарисовать чувства и наблюдения, возникшие в результате пересказа их истории. Их попросили нарисовать то, что они запомнили, а затем попросили нарисовать так, как они хотели бы, чтобы это было. Когда их попросили нарисовать их историю, процесс создания искусства создал четкую картину реальных и воображаемых аспектов их образа жизни. В искусстве возникли как сознательные, так и бессознательные воспоминания (Maniacci et al., 19).98). Резюме Адлеровские методы анализа образа жизни и ранних воспоминаний легко сочетаются с использованием художественных вмешательств, чтобы помочь описать истории более богатым и полным образом. Опять же, поскольку искусство дает возможность воплотить опыт вовне, у клиента есть возможность глубже погрузиться в смысл и осознание, которые содержатся в образе жизни и ранних воспоминаниях. Ограничения и допущения использования искусства и сказкотерапии. Терапия сказками предназначена для преодоления сопротивления, но сотрудничество основывается прежде всего на клиенте. Иногда это может быть неуловимым (Sutherland, 2011). При использовании искусства и истории

          СКАЗКИ, АРХТИПЫ И САМООСОЗНАНИЕ

          12

          внутри группового контекста всегда есть вероятность того, что кто-то не захочет в полной мере участвовать и, следовательно, будет подрывным. Для терапевта важно тщательно выбирать историю, принимая во внимание динамику населения. Терапевт должен помнить об общих проблемах клиента (клиентов) и выбирать историю, которая высветит проблемы, не травмируя клиента в процессе. Еще один аспект, который следует учитывать терапевту, заключается в том, чтобы внимательно и осторожно относиться к тому, как представлены мужчины и женщины в сказке (Brown, 2006). Наконец, могут также быть ограничения на то, что клиент может делать с точки зрения физического создания искусства. Терапевт должен тщательно выбирать средство, соответствующее способностям клиента. Анализ находок Символы и мифы, истории, которые мы создаем для себя, являются средствами, с помощью которых мы воспринимаем жизнь и придаем ей смысл. Символ, поднятый на поверхность через искусство или через сказку, может соединить рациональное и интуитивное. Миф, который мы рассказываем себе, также можно понимать как метафору, указывающую за пределы образа. Мы воспринимаем реальность через то значение, которое мы ей придаем (Добкин Душман и Сазерленд, 19).97). Использование историй помогает внести ясность в нашу жизнь и придать ей значимую основу. История служит рамкой, которая создает согласованность во всем разнообразном опыте в нашей жизни (Roesler, 2006). Чтобы усилить отождествление и восстановить связь с самим собой, полезно использовать многие физические чувства. Например, при работе с клиентом совмещение искусства и сказки может помочь создать новые мысли, ощущения и поведение (Hill, 1992).

          СКАЗКИ, АРХТИПЫ И САМООСОЗНАНИЕ

          13

          Анализ 1 Существует очень мало исследований, подробно описывающих комбинированное использование арт-терапии и сказок. Однако существует значительное количество исследований эффектов арт-терапии при использовании с нарративной терапией. На положительные результаты указали исследования, проведенные по использованию арт-терапии с нарративной терапией. Можно возразить, что сказки — это форма повествования. Аргумент коренится в способности как нарративной терапии, так и сказок экстернализировать внутреннюю историю клиента. Нарративная терапия основана на идее, что люди хранят истории в своем бессознательном и что эта история влияет на их внешнее поведение. Сторонники нарративной терапии утверждают, что процесс исцеления начинается, когда история клиента выводится из его бессознательного и переводится в сознательную форму (Карлсон, 19).97). Сказки, содержащие в сказке общечеловеческие условия, ускоряют процесс экстернализации истории уже тем, что предлагают клиенту историю, к которой он может непосредственно относиться. Обзор литературы показал, что нарративная терапия и арт-терапия дали благоприятные результаты для клиента. Основываясь на этом факте и аргументе, что и нарративная терапия, и сказки являются способом экстернализации проблемы клиента, следует, что сказки, используемые с арт-терапией, будут эффективным терапевтическим инструментом. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы доказать, что этот аргумент открывает дверь для более глубокого разговора о том, что происходит в ее жизни. Второй анализ На основе результатов обзора литературы следующие утверждения верны: 1) исследование показывает, что сказки, арт-терапия и нарративная терапия были эффективны

          СКАЗКИ, АРХТИПЫ И САМООСОЗНАНИЕ

          14

          инструменты при самостоятельном использовании с клиентами. 2) Психология Адлера использовала комбинацию арт-терапии и нарративной терапии с положительными результатами для клиента. Если бы на самом деле нарративную терапию и сказки можно было использовать взаимозаменяемо (как указано в Анализе 1), то из этого следовало бы, что арт-терапия и сказки, используемые с адлерианскими техниками, давали бы положительные результаты. Этот аргумент требует дальнейших исследований. Резюме Принимая во внимание тенденции, отмеченные в обзоре литературы, имеются существенные доказательства, подтверждающие первоначальный вопрос: «Могут ли сказки быть эффективным терапевтическим компонентом в сочетании с арт-терапией и психологией Адлера?» Сказки и арт-терапия имеют много общих функций. Оба рассказывают историю внутренней психики клиента. По своей природе они без особых усилий экстернализируют насущную проблему клиента, делая терапевтический процесс немного менее опасным на начальных стадиях. И в сказках, и в искусстве символы и метафоры используются как способ понять содержащееся в них сообщение. Психология Адлера использует историю как терапевтический инструмент как в анализе образа жизни, так и в раннем воспоминании. Все три режима — сказки, арт-терапия и адлерианская психология — основаны на истории как средстве, помогающем клиенту достичь более глубокого понимания себя. На основе этого окончательного анализа оправдано дальнейшее изучение исходного вопроса.

          СКАЗКИ, АРХТИПЫ И САМООСОЗНАНИЕ

          15

          Ссылки Asper-Bruggisser, K. (1983). Пять размышлений о начале анализа. Журнал аналитической психологии, 28(1, 1-15). Браун, Н. (2006). Терапевтическое использование сказок со взрослыми в групповой терапии. Журнал творчества в области психического здоровья, 2(4), 89-96. Карлсон. , Т. (1997).Использование искусства в нарративной терапии: расширение терапевтических возможностей.Американский журнал семейной терапии, 25(3), 271-283.Челси Г., Джиллет Д. и Вагнер В. (2008). ) Вербальные и невербальные метафоры с детьми в консультировании Журнал консультирования и развития, 86 (4), 399-411. Дикманн, Х. (1997). Сказки в психотерапии. Журнал аналитической психологии, 42 (2), 253-268. Добкин Душман, Р., и Сазерленд, Дж. (1997). Адлерианский взгляд на работу со сновидениями и творческую терапию. Индивидуальная психология, 53(4), 461-475. Хилл, Л. (1992). Сказки: видения решения проблем при расстройствах пищевого поведения. Журнал консультирования и развития, 70, 584-587. Хамфрис, К., и Лейтнер, Л. (2006). Использование рисунков для выявления невербальных конструктов в эмпирической психотерапии личных конструктов. Журнал конструктивистской психологии, 20, 125-146. Маниаччи М., Шульман Б., Гриффит Дж., Пауэрс Р., Сазерленд Дж., Душман Р. и Шнайдер М. Ф. (1998). Ранние воспоминания: разработка личной истории в процессе изменений. Журнал индивидуальной психологии, 54 (4), 451-479.

          СКАЗКИ, АРХТИПЫ И САМООСОЗНАНИЕ

          16

          Маником, Х. и Боронска, Т. (2003). Совместное создание изменений в системе защиты детей: интеграция арт-терапии с практикой семейной терапии. Журнал семейной терапии, 25 (3), 217-232. Мейер, В. (2010). Бруно Беттельгейм и его окно в душу. Клинический журнал социальной работы, 38(3), 275-285. Сазерленд, Дж. (2011). Арт-терапия с семьей. Журнал индивидуальной психологии, 67 (3), 292-304. Рослер, К. (2006). Нарратологическая методология выявления архетипических сюжетных паттернов в автобиографических нарративах. Журнал аналитической психологии, 51 (4), 574-586. Томас, В. (1995). О шипах и розах: Использование сказки «Шиповник» в терапии семей одаренных детей. Современная семейная терапия, 17(1), 83-91. Уко, Л. (1991). Кто боится большого злого волка? Противостояние жестокому обращению с женой через народные сказки. Социальная работа, 36(5), 414-419.

          Сказкотерапия для детей дошкольного возраста

          Сказкотерапия для детей — психотерапевтическое воздействие, направленное на коррекцию поведенческих реакций детей, купирование страхов и фобий. Сказкотерапия используется как инструмент изучения первопричин поведенческих реакций и ресурсной практики в психотерапии. Этот метод психологической работы применяется с раннего возраста малышей. Возможности сказок огромны. Сказкотерапия может выступать средством в выяснении глубинных деформаций детской души и способствовать установлению причин внешних состояний, волнующих ребенка.

          Сказки для детей — сказкотерапия

          Сказка выступает средством передачи опыта, навыков, умений, понимания зла и добра, глубокого смысла жизни. Большинство сказочных историй пронизаны аллегориями, а также жизненными линиями поведения. В настоящее время появляются новые исследования практикующих психотерапевтов и психологов, подробно изучающих и описывающих влияние народных сказок на подсознание и сознание.

          К сказкотерапевтическим методам относятся: рассказывание историй, сказочная диагностика, изготовление кукол, сочинение сказки, инсценировка сказки, песочная терапия, рисование сказки.

          Метод повествования, как и композиция сказки, сам по себе является терапевтическим. Лучше рассказывать сказочную историю, так как терапевт может зафиксировать, что происходит с ребенком в процессе рассказа.

          Ребенок с терапевтом может вместе написать сказочный рассказ, при этом драматизируя его, как целиком, так и отдельные элементы. Малыш может сочинить сказку самостоятельно. Самостоятельное придумывание сказки, а также рассказ ее малышу позволяет определить эмоциональные спонтанные проявления, которые часто не заметны в поведении, но действуют в нем.

          Бывает, что малыш прерывает рассказ и неожиданно предлагает его окончание, при этом отвечая пониженным голосом, торопливо, с признаком волнения на лице (бледность, покраснение, легкие тики, потливость). Часто ребенок отказывается отвечать на вопросы, желая опередить события и начиная рассказ с самого начала. Все это говорит о невротическом состоянии.

          Способ рисования сказки применяется после ее рассказа. Этот метод воплощает в себе все, что волнует ребенка и что он чувствует. К этому методу относится также работа с цветным картоном и пластилином. Таким образом, малыш освобождается от беспокойства, а также другого чувства, которое его волнует. Качество изображения рисунков, поделок значения не имеет. Если у ребенка сильные чувства, то в рисунках детей появятся всевозможные чудовища, огонь или темные цвета. На эту же тему новый рисунок будет более спокойным, а краски ребенок нанесет более яркими. Свои чувства, эмоции малышу лучше передать карандашами, гуашью, акварелью.

          Одним из следующих методов сказкотерапии является изготовление кукол. Любое изготовление кукол – это своего рода медитация, ведь в процессе шитья происходит изменение личности. Изготовление кукол, а также манипуляции с ними приведут к осознанию проблемы, поиску решения, снятию нервного напряжения.

          Сказкотерапия для детей 3 лет

          Особенности сказок с детьми 3 лет заключаются в том, что психолог акцентирует внимание ребенка на приобретении необходимых знаний, связанных с его проблемой. Также важно общение с ребенком, а также выполнение следующих условий: передавать настоящие эмоции и чувства, располагать ребенка перед собой так, чтобы он видел лицо взрослого и следил за жестами, выражением глаз, мимикой , и может обменяться мнениями. Не затягивайте с паузами. Для групповой или индивидуальной работы психолог может предложить любую сказочную историю, которую следует прочитать вслух.

          Сказочная задача, которую предлагают ребенку, должна соответствовать определенным требованиям: она не обязательно должна быть готовой с правильным ответом, ситуация должна быть актуальной для ребенка, вопросы должны быть сформулированы и структурированы так, чтобы малыш самостоятельно прослеживает причинно-следственные связи. Самое главное, чтобы сказки подходили малышу по возрасту.

          Ребенок 3 лет запоминает простые действия героев, проявляя интерес. Важно, чтобы сказки были сюжетными и простыми, например, «Колобок», «Теремок», «Репка». Необходимо иметь в виду, что у малышей способность отделять действительность от действительности сказочной возникает только на четвертом году жизни.

          Примеры сказок для детей

          Сказкотерапия буквально означает лечение сказкой. Сказку используют в своей практике психологи, врачи, педагоги, и каждый находит тот ресурс, который позволит ему выполнять свои профессиональные задачи.

          Сказкотерапия может выступать методом коррекции страхов и фобий. Например, сказочный проблемный рассказ может начинаться так: «Жил-был ребенок, очень похожий на вас…». Таким образом, можно моделировать ребенку истории, повторяющие жизненные ситуации, угнетающие и пугающие его. Такие методики эффективны при первом посещении детского сада, боязни темноты, стрессах, страхах.

          Сказкотерапия в возрасте 5 лет эффективна, если ребенок подключен к продолжению сказки, а также завершению предложенной сюжетной линии. Например: «продолжи сказку…». Подсознательные установки и эмоции проявляются в том, как работает детское воображение.

          Сказкотерапия в практике обучения использует один из методов, заключающийся в совместном придумывании, когда построение сюжета происходит по частям, каждый участник по очереди. Явлением этой техники является сочинение сказок незнакомыми детьми. На таких тренингах рассказы пишутся по очереди для каждого ребенка. Из своего сказочного сюжета каждый ребенок берет индивидуальное решение задачи.

          Для ребенка вовремя рассказанная сказка значит столько же, сколько психологическая консультация для взрослого. Отличие будет в том, что от детей не требуется анализировать и делать выводы о происходящем, а вся работа происходит на подсознательном, внутреннем уровне.

          Примером сказочной истории превращения, а также превращения может быть сказка Г.Х. Андерсана «Гадкий утенок». Работа с этой темой подходит для детей с заниженной самооценкой.

          Для снятия напряжения, а также приобретения новых способов реагирования подходят страшные сказки с нечистью. Повторно моделируя, а также проживая тревожную ситуацию, малыши снимают стресс. Для повышения стрессоустойчивости нужно рассказывать страшилки в группе детей 6 лет. При этом соблюдая два правила: рассказывать историю устрашающим голосом, протягивая гласные звуки и растягивая интонацию, а конец страшилки должен быть смешным и неожиданным.

          Примерами сказок для обретения жизненной мудрости являются волшебные сказки. Для детей 6 лет они самые увлекательные. Сказкотерапия и ее работа начинается непосредственно с обсуждения и анализа. После отработки сказочных смыслов, которые связаны с реальными жизненными ситуациями, можно использовать на практике и другие формы работы, например рисование, изготовление кукол, инсценировку, песочную терапию.

          Для осознания своих внутренних переживаний, при потере надежды эффективно используйте сказочную повесть Л. Пантелеева «Две лягушки». Сказочная история направлена ​​на то, что за свое здоровье, жизнь нужно бороться до последнего, ведь у каждого есть внутренние ресурсы, помогающие справиться с трудностями, встающими на пути. Использование дидактических сказок эффективно при выполнении учебных заданий, например, малыши в форме дидактических заданий-сказок учатся переписывать математические примеры, данные дома. В этих сказках решением примера является прохождение испытания, а выполненное задание приводит героя к успеху.

          Чтобы сказочная история набрала силу, а также оказала помощь, следует соблюдать определенные правила:

          — она ​​должна быть идентична проблеме малыша, но не иметь прямого сходства с его историей;

          — у нее должен быть замещающий опыт, чтобы малыш сделал новый выбор в решении своей проблемы с помощью психолога;

          — разворачивание сюжета сказки должно идти в последовательности: «жили-были» — это начало, затем встреча со своими героями.

          Психологи рекомендуют детям с 3 лет делать главных героев из игрушек, зверюшек, человечков, а с 5 лет знакомить с принцессами, феями, солдатиками, волшебниками, принцами. С 5 до 6 лет дети отдают предпочтение волшебным историям. В зависимости от решаемых задач в сказках используются как русские народные сказки, так и зарубежные. Например, часто используемые русские народные сказки: «Крошка-Хаврошечка», «Морозко», «Снегурочка», «Сестрица Аленушка и братец Иванушка», «Аленький цветочек»; зарубежные сказки – «Золушка», «Мадам Вьюга», «Спящая красавица».

          Французский психиатр, доктор медицины и психологии Жан Годенс считает, что сказки Ш. Перро эффективны в использовании конкретных проблемных ситуаций, например, сказка «Спящая красавица» поможет детям в кризисе, а «Ослиная шкура» эффективно используется для инцеста, «Мальчик с пальчиком» эффективно применять с брошенными младенцами.

          Сказкотерапия для детей дошкольного возраста

          Сказки могут оказывать различное воздействие на личность младенца. Они имеют воспитательное и терапевтическое значение. каждой сказки в отдельности, это зависит от личного образа мышления.Если сказки, притчи, легенды подобраны правильно, то они позволят создать определенную дистанцию, чтобы по-иному взглянуть на личные конфликты и найти решение спорных ситуаций, фобий и т. д.

          По мнению многих исследователей, сказкотерапия для детей и занятий является не только направлением психотерапии, но и синтезом достижений педагогики, психологии, психотерапии и философии разных культур. Исследователи рекомендуют структурировать сказки по отдельным проблемам детей.

          1. Сказки для детей испытывающих страх темноты, страх перед врачом.

          2. Сказки для гиперактивных детей.

          3. Сказки для детей с агрессией.

          4. Сказки для детей с нарушением поведения и физических проявлений: проблемы с мочевым пузырем, проблемы с питанием.

          5. Сказки для детей, переживающих проблемы в семейных отношениях, например, в случае развода родителей, а также появления нового члена семьи.

          6. Сказки для детей о пропаже любимых животных и значимых людей.

          Сказкотерапия для детей дошкольного возраста использует следующие жанры: легенды, басни, притчи, былины, мифы, сказки. Каждому малышу подбирается жанр согласно его интересам. Метафора выступает как средство психологического воздействия, являясь основой любого рассказа. Точно подобранная метафора определяет эффективность сказочно-терапевтических приемов. Жизненная проблема в сказках не завуалирована, а конкретно сформулирована.

          После встречи с малышом и выявления насущных проблем психолог подбирает сказки, которые бы отражали проблемы в качестве обсуждения. Психологи успешно применяют в своей работе сюжеты народных сказок. Среди них выделяют следующие виды: отношения животных и людей, сказки о животных. Дети пяти лет часто идентифицируют себя с животными и стараются быть похожими на них в своих поступках, поэтому именно сказочные истории о животных наиболее удачно передадут малышам жизненный опыт.

          Сказка: модель посттравматического роста

          Концепция посттравматического роста существовала задолго до того, как был придуман этот термин. Например, люди давно провозгласили: «Что тебя не убивает, делает тебя сильнее». Дело в том, что иногда получается, а иногда нет. А когда это не так, смысл терапии, ориентированной на травму, состоит в том, чтобы помочь тем, кто был ранен своим опытом, исцелиться и стать сильнее. Другими словами, когда посттравматический рост не происходит естественным образом, мы пытаемся его вызвать.

          Переработка травмы или утраты долгое время считалась основным методом личностного роста (например, Cassem, 1975). Мой любимый взгляд на это — юнгианская теория, а мой любимый пример — классика Джозефа Кэмпбелла (1949) « «Тысячеликий герой» ». Кэмпбелл изучил многочисленные культурные ритуалы взросления, а также мифы и сказки, чтобы сформулировать квест героя как модель роста через столкновение со своими страхами, травмами и/или потерями и их преодоление.

          Квест базовой структуры героя выглядит следующим образом:

          • Базовая линия, или «жили-были», когда все нормально.
          • Призыв к действию, в котором нормально больше не работает. Потому что теперь (например) старые родители уже не могут кормить своих подрастающих детей; или в городе есть дракон, сеющий хаос.
          • Сбор ресурсов, чтобы позволить герою, который обычно начинает как кто-то явно не героический, справиться с испытанием.
          • Смерть и возрождение. Герой использует свои ресурсы, сталкивается со смертью (или какой-то эквивалентной судьбой, такой как чары) и выживает. В процессе преодоления испытания герой трансформируется, например, из ребенка во взрослого или из раненого в целое.
          • Повторный вход, при котором герой возвращается домой, но в новой роли или на более высоком уровне в соответствии с достигнутым ростом/трансформацией.

          Я обучал терапевтов этой модели на примере любимой (1939) версии фильма Волшебник страны Оз (Баум, 1900). Когда-то тяжелая фермерская жизнь прерывается звонком: злобная Майра Галч, которая планирует убить собаку Дороти. Дороти убегает и (одно ведет к другому) обнаруживает, что она должна встретиться со злой ведьмой и убить ее, чтобы иметь возможность вернуться домой. По пути она собирает необходимые ресурсы, в том числе мудрость (Страшила), сострадание (Железный Дровосек) и мужество (Трусливый Лев), не говоря уже о собственной интуиции или бессознательном (это ее собака Тото). Она использует все это (компаньоны или качества), чтобы встретиться с ведьмой и победить ее. Она возвращается домой с новым уровнем зрелости и признательности за свою семью и свою черно-белую жизнь.

          Было забавно использовать Волшебник страны Оз в качестве учебного пособия, но со временем я обнаружил потребность в истории, которая делала бы больше, рассказывала бы подробности подхода к терапии с учетом травм. Так что я разработал сказку, которая делала то, что описано здесь.

          Эта история начинается с обычной жизни когда-то давно, и да, дракона по вызову; дракон также представляет травму или потерю. Страх и дисфункция королевства, реагирующие на дракона, представляют собой симптомы посттравматического стресса. Затем история переходит от патологии к терапии.

          Герой — просто какой-то парень, влюбленный в принцессу, которая хочет жениться на том, кто убьет дракона; это представляет собой фокус терапии на мотивационной работе, помогая клиенту определить и принять личные цели, связанные с лечением. В поисках героев прибытие дракона является частью зова, а любовь парня к принцессе, которая выйдет за него замуж только , если , — это все остальное.

          Жители этого пораженного драконами королевства болеют за этого парня и помогают ему подготовиться к большой битве. Сначала они находят ему безопасное, защищенное место для тренировок; это представляет собой направленность терапии на стабилизацию. Затем они предоставляют личного тренера, чтобы помочь ему стать готовым к битве с драконом; это представляет собой фокус терапии на самоконтроле и навыках преодоления трудностей, а также на стадии поиска ресурсов.

          Он встречает, сражается и убивает дракона; в терапии это работа по разрешению травм, а в поисках — смерть и возрождение. Хорошо, он женится на принцессе, и жители королевства гордятся тем, что помогли; в квесте это возвращение домой на более высоком уровне.

          Но на этом все не заканчивается. Люди в королевстве не хотят больше вторжений драконов, поэтому они принимают различные меры, такие как посадка яблоневых садов, чтобы заблокировать легкий путь внутрь; это представляет собой направленность терапии на то, чтобы научить клиентов предвидеть будущие проблемы, которых затем можно избежать или с которыми можно справиться (например, предотвращение рецидивов). Затем королевство проводит ежегодные имитационные соревнования по убийству драконов, которые поддерживают участников в боевой форме на случай, если когда-нибудь появится еще один дракон; это представляет собой направленность терапии на снижение вреда.

          Это краткое изложение, а не реальная история; об этом гораздо лучше рассказано в книгах (Greenwald, 2005, 2007, 2009, 2013; Greenwald & Baden, 2007) и обучающих программах. Наша сказочная модель лечения с учетом травм хорошо послужила нам в качестве учебного пособия, а также в качестве научно обоснованного подхода к лечению. И все это вышло из поисков Джозефом Кэмпбеллом героя как модели посттравматического роста.

          Ссылки

          Баум, Х. (1900). Чудесный волшебник из страны Оз. Чикаго: Компания Джорджа М. Хилла.

          Кэмпбелл, Дж. (1949). Герой с тысячей лиц. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

          Cassem, NH (1975). Утрата как необходимая для роста. В B. Schoenberg, I. Gerber, A. Wiener, AH Kutscher, D. Piretz, & AC Carr (Eds.), Тяжелая утрата: ее психосоциальные аспекты (стр. 9–17). Нью-Йорк: Издательство Колумбийского университета.

          Гринвальд, Р. (2005). Справочник по детской травме: руководство по оказанию помощи детям и подросткам, подвергшимся травме. Нью-Йорк: Хаворт.

          Гринвальд, Р. (2007). EMDR в рамках фазовой модели лечения с учетом травмы. Нью-Йорк: Хаворт.

          Гринвальд, Р. (2009). Лечение проблемного поведения: подход с учетом травм. Нью-Йорк: Рутледж.

          Гринвальд, Р. (2013). Прогрессивный подсчет в рамках фазовой модели лечения с учетом травмы. Нью-Йорк: Рутледж.

          Гринвальд, Р., и Баден, К. Дж. (2007). Сказка. [Комикс.] Нортгемптон, Массачусетс: Институт травм и Институт детских травм.

          Волшебник страны Оз [Кинофильм]. (1939). Метро-Голдвин-Мейер.

           20 473 прочитано

          Напишите свою сказку

          Спящая царевна (1898) Виктора Васнецова (1848-1926)

          Источник: Государственная Третьяковская галерея. Дом-музей В. М. Васнецова, Москва/Общественное достояние

          Одним из определений того, что отличает нас от других видов, является наша способность конструировать нарративы из наших случайных мыслей, воспоминаний и воображений. Мы — разновидность рассказчиков. Как и почему мы создаем истории, остается загадкой, которую исследуют биологи, антропологи, психологи, нейробиологи и исследователи в области семиотики и лингвистики. Одной из общих черт исследования является то, что истории помогают нам осмыслить нашу жизнь.

          «Лев и охотник» (ок. 1840-х гг.) Грандвиля (1803-1847 гг.)

          Источник: Public Domain запрограммирован рассказывать истории. Бойд утверждает, что искусство в целом и художественная литература в частности произошли от когнитивной игры и служат эволюционной функции выживания. Наши древнейшие истории, наши мифы и сказки — история об охотнике и крадущемся льве или история о лисе и ее невидимом плаще — могли определить, жили ли наши первобытные предки или умерли. Со временем эти истории прочно вошли в основу нашей культуры, и, хотя опасность хитрого по-человечески льва может больше не соответствовать нашему образу жизни, мы понимаем суть. Если смотреть буквально, львы могут покалечить нас; символически, понимание и уважение образа жизни разумного и могущественного хищника может помочь нам преодолевать определенные препятствия в нашей жизни.

          Недавно я написал несколько блогов о сказках. Сказки представляют собой простые истории, которые до сих пор актуальны в качестве проводников к архетипическим паттернам нашего бессознательного. Они также рассказывают истории и предостерегающие рассказы, которые говорят о мифопоэтическом в нашей душе, той части нашего разума, которая мыслит метафорами и символами. Подобно нашим предкам, которые жили ближе к природе, и подобно космологии многих коренных народов, мы тоже можем воспринимать дерево как духовного помощника, демона или заколдованного принца. В то время как самые ранние народные сказки возникли у народов, которые обладали менее сложным представлением о мире, их репертуар эмоций и истории, которые они плели вокруг них, не отличались от наших собственных. Жадность, одиночество, ревность, печаль — это продолжает быть нашим человеческим бременем. Золушка, Синяя Борода, Спящая Красавица — наши современники, их пути к самости или самоуничтожению знакомы нашим современным душам.

          Рохата Принцесса (Принцесса с рогами) (1920-е) Артуша Шайнера (1863-1938) из книги «Под командованием магии» Й. Ш. Кубин.

          Источник: Under Command of/ Magic by J. Š. Кубин (1920-е гг.)/Общественное достояние

          Один из способов более полно ощутить мудрость сказок – написать свою собственную. Объективируя содержимое нашего бессознательного посредством рисования, лепки, письма, танцев, мы находим внутри исцеляющие символы. Красная книга — это запись собственного погружения Карла Юнга в почти психотическое состояние после его разрыва с Зигмундом Фрейдом в 1919 году.13. Персонажи из его бессознательного всплыли в его сознании. Методично, с ужасом и силой духа он записывал свои диалоги с этими персонажами, как если бы они были плотью и кровью, и Юнг даже рисовал изображения, иллюстрирующие его переживания с ними. В этот период Юнг иногда опасался, что он впадает в психотическое состояние, но, сознательно работая с этими фигурами, он обнаружил, что может слышать их мудрость «с другой стороны». Эти встречи позже привели к его теории Активного Воображения, которую он частично описывает в этом совете анализанду о работе с ее сновидениями.

          «Я бы посоветовал вам записать все это как можно красивее — в какой-нибудь книге в красивом переплете», — проинструктировал Юнг. «Будет казаться, что вы делаете видения банальными — но тогда вам нужно это сделать — тогда вы освобождаетесь от их силы. . . . Представьте его в своем воображении и попробуйте нарисовать. Затем, когда эти вещи будут в какой-нибудь драгоценной книге, вы можете подойти к книге и перевернуть страницы, и для вас это будет ваша церковь — ваш собор — безмолвные места вашего духа, где вы найдете обновление. Если кто-нибудь скажет вам, что это болезненно или невротично, и вы послушаете их, то вы потеряете свою душу, ибо в этой книге ваша душа».

          «Взяв ключи от замка, Джек отпер…» Иллюстрация Артура Рэкхема (1867-1939) из «Джек-убийца великанов» (English Fairy Tales, 1918)

          Источник: English Fairy Tales, 1918/ Public Domain

          Для начала, какая ваша любимая сказка? У большинства из нас есть сказка, оставшаяся с детства, которая вызывает в нас сильный резонанс. Откройте заново историю, которая кажется «вашей», и перечитайте ее. То, что вы предпочитаете одну сказку другой, имеет большое значение. Часть вашего исследования состоит в том, чтобы спросить себя, почему. Этот рассказ говорит что-то о вашей жизни? Это ваш собственный миф об отказе или покинутости? Вы чувствуете себя жертвой и брошенным в пепел, как Золушка? Или вынуждены стать героем и спасти свою семью от бедности, как Джек в «Джек в бобовом стебле»? Прочитав выбранную вами сказку, задайте себе следующие вопросы:

          1. Какова моя реакция?
          2. Что это во мне будоражит?
          3. Жил ли я что-то подобное?
          4. Какие символы есть в рассказе и какие у меня ассоциации с ними?

          Вы можете написать свои ответы в журнале, который вы создали для этой работы. Магия сказок в том, что они переносят нас в волшебное царство, которое само «отделено» от обычной жизни. Записывая свои ответы на сказку, вы чтите в себе творческого рассказчика. Пытаясь осознать историю, вы обретаете смысл в самом себе.

          Вторая часть этого упражнения состоит в том, чтобы переписать вашу любимую сказку, используя историю, которую вы выбрали в качестве отправной точки. Цель здесь — проникнуть «внутрь» истории и написать ее изнутри. «Хороший писатель, — писал Ральф Уолдо Эмерсон, — кажется, пишет о себе, но всегда смотрит на ту нить вселенной, которая проходит через него самого и все вещи». Это упражнение не для того, чтобы придумать историю, которая сделает вас знаменитым писателем, а для того, чтобы открыть для себя богатство, тонкость и поразительную мудрость вашей внутренней жизни.

          Однорукая девушка подружилась со змеей. Иллюстрация Х. Дж. Форда из «Однорукой девушки» в «Книге сиреневых сказок» Эндрю Лэнга (1910 г.)

          Источник: «Сиреневая сказочная книга» (1910 г.)/общественное достояние

          Рекомендации по написанию новой сказки просты:

          1. Создайте новую настройку для выбранной истории. Писательница Юдора Уэлти, выросшая и писавшая о Глубоком Юге, напоминает нам, что «чувства связаны с местом». Вместо того, чтобы начинать со слов «Однажды» или «Давным-давно», поместите свою историю в какое-то конкретное место. Нью-Йорк, 2017. Санкт-Петербург при царе Николае. Настройка — это место, период, погода, время суток. Он включает в себя чувственные восприятия — запахи, вкусы, звуки. Как насчет сказки, действие которой происходит в сарае в Висконсине или в баре в Новом Орлеане?
          2. Выберите персонажа из вашей любимой сказки и расскажите историю с его точки зрения. Эмпатия — это способность поставить себя на место другого человека. Что бы мы узнали, если бы услышали историю Румпельштильцхена с точки зрения Румпельштильцхена? Дайте волю своему буйному воображению. Что, если сводная сестра Золушки признается, что не хотела выходить замуж за принца, а хотела только носить его великолепный мундир!

          Создавая эту новую историю, вы сами удивитесь. Процесс является одним из открытий. Обратите внимание на то, что вам снится во время этого процесса. Внутренним и внешним видением узнайте, какие животные предстают перед вами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.