Психология гендерных различий: Гендерные различия — Гендерная психология

Содержание

Гендерные различия — Гендерная психология

  • Гендерные различия и социализация
  • Исследования гендерных различий
  • Ограничения накладываемые традиционной женской ролью
  • Ограничения накладываемые традиционной мужской ролью
  • Гендер в различных культурах

Изучение психологии мужчины и женщины их отличий друг от друга имеет непосредственное отношение не только к человеку как ктаковому, но так же ко всему обществу в целом.

Вопросы, связанные с особенностями пола человека и его психологическими различиями, в последнее время часто входят в число наиболее активно обсуждаемых в обществе. Ведь роль мужчины и женщины в общественной среде сегодня претерпевает значительные изменения.

Насколько значимы, закономерны  и оправданы различия мнений, суждений, действий «мужских» и «женских» групп на социально психологическом уровне? Являются ли эти различия в большинстве своем следствием фундаментальной биологической разницы между мужчиной и женщиной или же они обусловлены в большей степени культурой, господствующей в обществе, определяющей взгляды  и диктующей соответственно свои законы и правила?

Социальная психология гендера является огромным полем для изучения установок, предрассудков, дискриминации, социального восприятия и самовосприятия, самоуважения, возникновения социальных норм и ролей.

2.Гендерные различия и социализация

В психологии гендер – это социально биологическая характеристика, с помощью которой люди дают определение понятиям «мужчина» и «женщина».

Социальные психологи считают, что две основные причины, из-за которых люди стараются соответствовать гендерным ожиданиям, — это нормативное и информационное давление. Термин «нормативное давление» описывает механизм того, как человек вынужден подстраиваться под общественные или групповые ожидания, что бы общество не отвергло его.

Наказание за отказ следовать гендерным ролям может быть жестоким. Аятолла Хомейни,  правитель Ирана с 1979 до середины 1980-х гг. отменил все законы дающие женщинам хоть какие-то права, и приговорил к смертной казнив общей сложности 20 тысяч женщин, которые не соблюдали четкие правила, регламентирующие их одежду и поведение.

Информационное давление вызвано тем что, расширяя наши знания о себе и о мире, стремясь понять, какой позиции следует придерживаться в тех или иных социальных вопросах, мы в большей степени опираемся не на собственный опыт,  а на информацию, предоставляемую окружающими. Что бы определить, что именно является правильным, мы стараемся разузнать, что правильным считают другие, а свое поведение считаем таковым пока наблюдаем его у окружающих. То же относится  и  гендерным ролям. Когда мы смотрим вокруг и видим, как мужчины  и женщины делают разные вещи, и слышим как окружающие нас люди  и средства массовой информации подчеркивают насколько велика разница между мужчинами и женщинами, мы приходим к выводу  что так и есть на самом деле и соответствуем этим ожиданиям. Однако иногда мы заменяем свое социальное поведение, что бы привести его в соответствие с социальными нормами, даже если на самом деле их не приемлем. Такой тип подчинения называется

уступчивость; тип поведения когда человек полностью согласен с нормами – одобрение, интернализация. Третьим типом является – идентификация, в этом случае мы повторяем действия ролевых моделей просто, потому что хотим быть похожими на них.

Гендер находится под постоянным влиянием как культурных норм, устанавливающих, что должны делать мужчины, а что – женщины, так и социальной информации, внушающей людям, насколько велика разница между мужчинами и женщинами. Специалисты, занимающиеся психологией развития, обозначают термином дифференциальная социализация процесс, в ходе которого мы учим, что есть вещи, которые свойственны одним и несвойственны другим, в зависимости от пола обучаемого.

Зачатки дифференциальной социализации можно увидеть еще до рождения ребенка. Примером служит желание родителей и окружающих знать, кто же родится мальчик или девочка, ведь от этого уже многое зависит: как они его назовут, какую одежду, игрушки будут покупать, как будут воспитывать. Гендер является очень важной социальной переменной и родителям вряд ли бы понравилось, если окружающие допускали бы ошибки в отношении пола ребенка.

Уже в 3 года дети с уверенностью относят себя к мужскому или женскому полу, о называется гендерной идентификацией). В это время дети начинают замечать что мужчины и женщины стараются по разному выглядеть, заниматься разной деятельностью и интересоваться разными вещами. Как только ребенок начинает замечать различия между мужчинами и женщинами у него обычно появляется повышенное внимание к ролевым моделям, обладающим тем же полом что и он сам, обусловленное желанием быть самым лучшим мальчиком или девочкой. Дифференциальным подражанием  объясняется, почему женщинам, как правило, нравится ходить по магазинам и заниматься подготовкой к праздникам, а мужчины часто этого избегают. Пока ребенок растет, он видит, что именно женщина занимается такими делами и если ребенок – девочка, то это будет интересовать ее гораздо  больше, чем, если бы на ее месте был мальчик. Нельзя забывать, что гендерно-ролевая социализация – это процесс, продолжающийся в течении всей человеческой жизни, он отражает меняющиеся обстоятельства и новый опыт.

На протяжении жизненного пути материалом для построения гендера служит вся система того, что в данной культуре связывается с мужественностью и женственностью.

Учителя, другие дети, родители других детей, родственники игрушки и телевидение – из всех этих источников ребенок узнает  о поведении, которое расценивается обществом как соответствующее тому или иному гендеру.

Эксперименты показывают, что чтение книг, в содержании которых прослеживается половая стереотипизация, приводит к увеличению доли поло-типичного поведения в детских играх. Хотя недавние исследования показали, что описания гендера в книгах изданных после 1980г. в достаточной степени изменились, но библиотеки все еще полны книгами, изданными до этого периода. А в них обычно преобладают персонажи мужского пола и женщины изображаются исключительно в роли хранительниц домашнего очага, тогда как мужчинам предоставлены все возможности.

Немаловажную роль в гендерно ролевой социализации играют средства массовой информации, ведь они постоянно демонстрируют нам стереотипные женские и мужские образы.

В процессе дифференциальной социализации очень велика роль детских игрушек. Игрушки и игры помогают девочкам практиковаться в тех видах деятельности, которые касаются подготовки к материнству и ведению домашнего хозяйства, развивают умение общаться и навыки сотрудничества. У мальчиков же игрушки побуждают к изобретательству, преобразованию окружающего мира, помогают развить навыки которые позже лягут в основу пространственных и математических способностей, поощряют независимое, соревновательное и лидерское поведение. Зайдя в магазин, вы сразу же увидите что большинство игрушек конкретно предназначены либо для мальчиков, либо для девочек. Гендерную принадлежность игрушки часто содержит в себе ее название или упаковка. По статистике взрослые покупают маленьким детям больше игрушек, типичных для пола ребенка. Естественно будет предположить, что это является следствием того, что мальчики и девочки предпочитают разные игрушки и поэтому просят купить им именно их. Но является ли это предпочтение «естественным» или создается социальным окружением? По  этому поводу существует несколько гипотез одна из них предполагает, что мальчики и девочки изначально обладают различной врожденной предрасположенностью, благодаря чему и начинают со временем отдавать предпочтения различным игрушкам. Но к сожалению, мы не можем исключить возможности, что к тому моменту, когда ребенок начинает отдавать предпочтения игрушкам типичным для его пола, дифференциальная социализация в какой то мере уже произошла.

Таким образом, существует огромное количество факторов, которые влияют на гендерно ролевую социализацию человека начиная уже с самого рождения  и на протяжении всей жизни.

3.Исследования гендерных различий.

Мы привыкли считать мужчин и женщин совершенно разными существами. Малейшим различиям в строении головного мозга у представителей разных полов ученые склонны приписывать гораздо большее значение, чем на то дают право объективные данные. Обычно авторы трудов по психологии, ссылаются на четыре психологических отличия между полами: способностью ориентироваться в пространстве, математические способности, речевые навыки и агрессивность. Психологи начали изучать гендерные различия еще в конце 19 века, но вплоть до 1970-х гг. они по большей части занимались демонстрированием различий полов и обосновывали этим разное отношение к мужчинам и женщинам. Необходимо помнить, что обнаруженные отличия относительно невелики, обычно не более 10%, а в большинстве случаев распределение мужской и женской выборок на 90% совпадают.

Рассмотрим для примера одно из основных отличий  — эмоциональность.

Различия в эмоциональности между мужчинами и женщинами можно рассматривать на нескольких уровнях. На одном уровне мы имеем дело со способностью понимать эмоциональные состояния других (эмпатия) и умением выразить это понимание (эмпатическая экспрессия). На другом нас интересует переживание  самим человеком своих эмоций (эмоциональные переживания) и его способы эти эмоции выражать (эмоциональная экспрессия).

Как показывают исследования мужчины не хуже женщин способны определять чувства других  и внутренне сопереживать им, но они заинтересованы в том, что бы окружающие никак не заметили этого по их поведению. Мужчины не желают, что бы окружающие видели их эмпатичными, так как это не соответствует их гендерной роли. Мужчины часто оказываются в ситуациях требующих от них проявления силы, независимости, властности, стремления к соревнованию – качеств которые едва ли сочетаются с эмпатийной отзывчивостью. Что касается переживания  и выражения собственных эмоций, то по данным исследований мужчины и женщины обладают равной эмоциональностью, но выражают свои эмоции с разной степенью интенсивности.  Эмоциональна жесткость, считается одной из важнейших описательных характеристик «настоящего мужчины».

Взрослые женщины больше выражают чувства направленные на окружающих (проявление интереса к чувствам других, их потребностям, желаниям). Мужчины же наоборот проявляют больше эгоцентрических чувств (потребностей, желаний, собственных интересов). Женщинам более удобно выражать чувства страха и грусти  и вместе с тем люди не видят меж половых различий в способности испытывать эти чувства.

Различия в агрессивном поведении находятся в ряду наиболее достоверных гендерных различий, но они не настолько велики и не настолько связаны с биологическими отличиями как можно было бы предположить. Существует несколько факторов, от которых зависит, кто более агрессивен мужчина или женщина: гендер участников конфликта, тип агрессии и конкретная ситуация.

Различия в агрессии может объясняться гендерными ролями, которые поощряют проявление мужчинами агрессии в некоторых формах, в то время как агрессивность у женщин не приветствуется. Мужчин нередко принуждают к агрессии окружающие, ставя под сомнение их общественное положение или самоуважение. Женщины наоборот испытывают смущение, если приходится проявлять агрессию на людях. Мужчины предпочитают роли, в которых требуется проявление агрессии (в военной или спортивной областях) в то время как для большинства женщин агрессивность абсолютно неуместна (например, мать, секретарша, учительница).

Из вышеуказанного можно сделать вывод, что эмоции и чувства  у мужчин и женщин одинаковы, но в связи с их гендерными ролями они выражают их по-разному.

4. Ограничения, накладываемые традиционной женской ролью

Одной из значительных ограничений, налагаемых традиционной женской ролью в наше время является то, что работающая женщина продолжает нести бремя домашних забот и  ответственности за детей.

По сравнению со своими женами, чернокожие мужчины делают 40% домашней работы, белые мужчины – 34%, а мужчины испанского происхождения —  36%. Работающая женщина выполняет в среднем 69% работы по дому. Увеличение доли времени, которое женщины посвящают работе, привело лишь к небольшому сокращению их домашних обязанностей, а количество времени отнимаемого у них заботой о детях и вовсе осталось неизменным.

В работе женщины обычно ниже по статусу, чем мужчины. Большинство самых престижных профессий  в нашем обществе буквально оккупированы мужчинами научные работники, врачи, профессора университетов. Существует множество доказательств более низкой власти женщин в своих организациях по сравнению с мужчинами. Женщины гораздо реже занимают должности, предлагающие контроль над ресурсами и определение того, какие цели фирма будет преследовать и каким способом. Это происходит отчасти, потому что мужские гендерные стереотипы включают в себя больше качеств, которые считаются необходимыми для завоевания и удержания власти. Поэтому мужчины кажутся более подходящими для руководящих ролей.

Женщины пытающиеся сделать карьеру иногда сталкиваются с таким явлением как «стеклянный потолок» Эта метафора  выражает тот факт, что в некоторых организациях существует как бы невидимый потолок, выше которого женщины не могут продвинутся. Общепринятые стереотипы, предполагающие, что мужчины гораздо лучшие лидеры, чем женщины отчасти ответственны за существование «стеклянного потолка».

Еще одной проблемой работающих женщин является то, что они трудятся дома немного больше чем их работающие мужья, что приводит к разрыву во времени отдыха.

У домохозяек так же существует множество проблем. Большинство из них не может удовлетворить свои социальные потребности. К тому же большинство социологов согласны, что женщина, зарабатывающая деньги, пользуется в доме большей властью.

Многие из нас выросли с представлением, что каждый в этой жизни заслуживает то, что получает и получает, то, что заслуживает. Нам необходимо верить, что это так, иначе нам придется делать что-то, бороться с несправедливостью или чувствовать вину и дискомфорт, встречаясь с неоправданной дискриминацией, поэтому мы закрываем глаза и продолжаем считать, что ничего плохого  с нами не случится, если мы будем правильно себя вести. Эта концепция «такова жизнь», по выражению социального психолога М.ДЖ.Лернер, часто помогает мужчинам и женщинам оправдывать явное социально неравенство, о котором мы говорим. Эта концепция так же приводит к возникновению негативных  стереотипов, когда женщины рассматриваются как «слабый пол» с целью объяснить их более низкий статус и низкую оплату труда. Такая тенденция принижать способности некой социальной группы, которую мы эксплуатируем, так что бы эту эксплуатацию можно было рационально оправдать, давно была подмечена социальной психологией. Бороться против нее опасно, так как многим людям необходимо считать, что «все в порядке, просто жизнь такова» и не надо ничего менять. Далее мы увидим, что традиционное разделение ролей на мужчин и женщин служит плохую службу так же и мужчинам.

5.Ограничения накладываемые  мужской ролью

На сегодняшний день существует сравнительно немного исследований, касающихся ограничений, которые накладывает традиционная мужская роль. Психологи начали изучать женскую роль после того, как внимание общества было привлечено феминистским движением к низкому социальному статусу женщин. Последние несколько лет мужская роль пользуется всё возрастающим вниманием исследователей.

Структура ролевых норм мужчины складывается из трех факторов. Первый связан с ожиданиями, что мужчины завоёвывают статус и уважение других (норма статуса). Второй фактор, норма твёрдости, отражает ожидание от мужчины умственной, эмоциональной и физической твёрдости. Третий фактор – это ожидание того, что мужчина должен избегать стереотипно женских занятий и видов деятельности (норма антиженственности). 

Норма успешности (статус) – гендерный стереотип утверждающий, что социальная ценность мужчины определяется величиной его заработка и успешностью на работе. С этой нормой связан целый ряд ограничений для мужчины. Во-первых, большинство мужчин не способно на 100% ей соответствовать из-за чего имеют заниженную самооценку. Носитель традиционной мужественности никогда не знает меры и не может наслаждаться тем, что имеет. Он должен постоянно наращивать объём и время работы, и такой стиль жизни часто приводит к появлению обусловленных стрессом физиологических и психологических симптомов. Мужчины склонны выбирать работу и карьеру в зависимости от того, на сколько хорошо это оплачивается. Финансовое давление особенно обременяет тех мужчин, чьи жёны сидят дома и не работают. Если несколько человек зависят от  тебя  экономически, это серьёзно давит на психику. Точка зрения, что главная обязанность мужчины в семье – исправно приносить большую зарплату, отрицательно влияет на исполнение им родительских функций, так как, чтобы соответствовать этим ожиданиям, мужчина должен посвящать всё своё время работе. Например, в Японии, где понятие о мужестве включает в себя полную самоотдачу на работе, отцы проводят со своими детьми в среднем 3 минуты по будним дням, и 19 минут по выходным.

Компенсация чувства несостоятельности,  в профессиональной и экономической сферах – называется компенсаторной мужественностью. Когда мужчина не соответствует одному из аспектов мужской гендерной роли, он демонстрирует преувеличенную мужественность в другой области, тем самым, компенсируя своей не состоятельностью. Одной из таких областей является твёрдость (жёсткость).

Норма твердости существует у мужчин в нескольких формах: физической умственной и эмоциональной.

Норма физической твердости — это ожидание от мужчины физической силы и мужественности. Ту популярность, которой пользуется  в ниши дни бодибилдинг, смело можно считать реакцией на эту норму. Самооценка мужчин, которые не являются физически сильными, хотя чувствуют, что окружающие ожидают от них именно этого, может серьезно снизится. Временами норма физической твердости может довести до насилия, особенно в том случае, когда социальная ситуация предполагает, что не проявить агрессию будет не по мужски,  или когда мужчина чувствует, что его мужественность под угрозой или под вопросом. Исследовательские данные о том, что мужчины-драчуны очень часто имеют заниженную самооценку и низкий социоэкономический статус, лишний раз подтверждают догадки относительно того, что причина насилия над женщинами – это компенсаторная мужественность.

Норма умственной твердости содержит ожидание того, что мужчина будет выглядеть компетентным  и знающим. Человек, пытающийся соответствовать этой модели сверхкомпетентности, начинает тревожиться, как только понимает, что чего-то не знает. Наибольшая проблема состоит в том, что в межличностных отношениях мужчина старающийся соответствовать этой норме часто унижает других тем,  что отказывается признать  перед ними свою неправоту или допустить, что кто-то знает больше чем он.

Норма эмоциональной твердости подразумевает, что мужчина должен быть эмоционально твердым: испытывать мало чувств и быть в состоянии разрешить свои эмоциональные трудности без помощи со стороны.  То, что делает мужчину мужчиной  обедняет его отношения с детьми и другими людьми.

Мужчины получают меньшую эмоциональную поддержку со стороны и имеют меньше подлинно близких отношений.

Отношения между мужчинами характеризуются большей конфликтностью и соревновательностью, меньшим самораскрытием и обсуждением чувств, чем отношения между женщинами. Мужская установка на соревнование не дает мужчинам принимать во внимание окружающих. Килматин полагает, что огромный вклад мужчин в войны, насилие, нанесение вреда планете, подавление социальных меньшинств и психологическую жестокость, по крайней мере, отчасти обусловлен воздействием традиционной мужественности.

Норма антиженственности побуждает мужчин  избегать стереотипно считающихся женскими занятий, деятельности и моделей поведения. Некоторые мужчины считают, что выражение чувств и самораскрытие принадлежит, исключительно женщинам и что они будут выглядеть недостаточно мужественными, если будут эмоционально экспрессивны. Очень важная часть функционирования человека  в качестве родителя – это нежность, забота, эмоциональная постоянная поддержка, потребность часто обнимать ребенка и говорить, что любишь его. Многим мужчинам сложно даются такие действия, так как они ассоциируются с женственностью,  в результате многие люди подрастают, оставаясь  в неведении, любили ли их отцы по настоящему или нет.

Существует предположение, что страх женственности (фемифобия) происходит из страха гомосексуальности и обусловлен социальным контекстом, который обычно приписывает гомосексуальность мужчинам с чертами женственности.

Негативным последствием ситуаций, когда мужчине сложно поддерживать стандарт мужской роли или когда обстоятельства требуют от него проявления женских моделей поведения, которых просто нет в его репертуаре или они запрещены мужской ролью, возникает, мужской гендерно-ролевой стресс. Мужчинам с высоким показателем МГРС очень сложно проявлять нежные чувства, то есть у них более низкий уровень вербальной и невербальной экспрессивности, чем у мужчин с низким показателем.

Более общую идею выдвинул О’Нил в 1990 году, который говорил о гендерно-ролевом конфликте. Конфликт может возникнуть, когда мужчина ограничивает своим поведением или поведение других, исходя из традиционных гендерных ролей, когда окружающие оказывают на него давление за нарушение норм мужественности, или когда он подавляет себя или окружающих из-за того, что они не стараются соответствовать роли.

Модель гендерно-ролевого конфликта включает в себя 6 паттернов:

1.   Ограничение эмоциональности – трудность в выражении своих собственных эмоций или отрицание права других выражать эмоции.

2.   Гомофобия – боязнь гомосексуалов, включая стереотипы о последних.

3.   Социализация контроля, власти и соревнования.

4.   Ограничение сексуального поведения и демонстрация привязанности.

5.   Навязчивое стремление к соревнованию и успеху.

6.   Проблема с физическим здоровьем, возникающая из-за не правильного образа жизни.

Этот  конфликт отражается как в во внутриличностной, так и в межличностной сфере. Тревожность, депрессия, снижение самооценки, стресс, проблемы в отношениях, конфликты на работе, физическое и сексуальное насилие —  все это возможные результаты гендерно-ролевого конфликта.

6.Гендер в разных культурах

Культура – это набор отношений, ценностей, убеждений и форм поведения, разделяемых группой людей и передаваемых из поколения в поколение с помощью языка или другого средства коммуникаций.

Социальные психологи всё больше осознают потребность  кросс культурного подхода. Одна из причин этого состоит в том, что наука стремится быть универсальной и нам необходимы кросс культурные исследования, чтобы выяснить, верны ли наши открытия для других культур. Другая причина – желание избежать предположения, что если что-то распространено в нашей культуре, то оно является «нормальным» и типичным для всего человечества. Третья причина связана со значением культуры: ведь и наше поведение и наши мысли подвержены её влиянию, а кросс культурная психология поможет определить, до какой степени психологические процессы меняются под влиянием разных культур.

Существует четыре аспекта, по которым сходятся различные по другим показателям культуры: 1. Разделение труда по половому признаку 2. убеждения или стереотипы, связанные с различием между мужчинами и  женщинами 3. Дифференциальная социализация мальчиков и девочек 4. меньшая власть и более низкий статус женщин.

Исторически сложилось, что практически в любой культуре женщины и мужчины выполняют разную работу, но конкретные виды работ выполняемые разными полами не всегда совпадают. В пример можно привести Центральную Африку и Латинскую Америку, в первой главными специалистами по земледелию являются женщины, а во второй мужчины.

В каждой стране существует свое предпочтение к женским и мужским стереотипам. Как показывают исследования большую роль играет религия. Женские стереотипы более благоприятны в тех странах, чьи традиции включают в себя поклонение божествам женского пола и где женщинам позволено участвовать в  религиозных церемониях.

Культурная специфика особенно важна в связи с изменением гендерных ролей. Социальные изменения могут быстрее происходить в тех странах, где не столь велика покорность властям и верность групповым нормам. Западная культура характеризуется психологами, как индивидуалистические общества. В таких обществах люди больше интересуются карьерой, личными правами и независимостью. Коллективистические общества подобные Японскому, предают повышенное значение подчинению индивидуальных целей коллективным, что проявляется в повышенной заботе о потребностях окружающих. Такие культуры, где поощряется покорность старшим, могут отличаться  большей резистентностью  к социальным изменениям, поскольку люди с возрастом менее охотно принимают изменения.

Путь к достижению гендерного равенства имеет свои особенности, зависящие от конкретной культуры, и факторы, которые привели к переменам в одной стране, могут отличаться от тех, которые ведут к изменениям в других странах.

Культура каждой страны индивидуальна, в ней есть и отличия и сходства с остальными, в каждой стране существуют свои культурные обычаи. Мы не должны рассчитывать на то, что сумеем до конца понять людей из других стран. Мы должны уважать культуру каждой страны. Гендерное равенство и культурное разнообразие  могут иногда приходить в противоречие друг  с другом, но уважение культурного разнообразия не требует безусловного принятия всех культурных обычаев. Существует несколько универсальных ценностей, таких как, гендерное и расовое равенство, которые должны заставлять нас придирчиво относится к некоторым культурным обычаям и добиваться их изменения.

7. Заключение

На сколько же велика разница между мужчинами и женщинами. Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что гендерные различия не тук уж велики как принято считать. Мы никак не можем со стопроцентной уверенностью сказать, что гендерные различия можно обосновать биологическими. На нашу гендерную роль влияет огромное количество внешних факторов с самого рождения. Мы наблюдаем за поведением наших родителей и других взрослых, стараясь подражать людям своего гендера, играем в определенные игры. Средства массовой информации  создают в нашем обществе стереотипы женственности и мужественности, которые мы не можем оставлять без внимания. Мы вырастаем, стараясь в большинстве своем соответствовать своей роли, быть настоящим мужчиной или настоящей женщиной, далеко не всегда соглашаясь с тем что, предписывает нам общество.

Как уже было сказано ранее существует множество ограничений накладываемых женской или мужской ролью. Женские проблемы включают в себя: низкую зарплату, низкий статус и небольшие властные возможности,  а так же загруженность домашними обязанностями. К мужским можно отнести: лишение содержательности отношений, недостаточная социальная поддержка, физические проблемы, вызванные переутомлением на работе и рискованным поведением. Эти ограничения указывают на то, что роли должны изменится. Конечно, не стоит стремится к абсолютному гендерному равенству. В определенных ситуациях все-таки стоит оставить привилегию мужчинам быть сильными и мужественными, а женщинам быть нежными, слабыми, женственными. Просто необходимо уменьшить негативные последствия, которые накладывает на нас наша гендерная роль, а это возможно лишь при склонении в какой-то степени к гендерному равенству.

Конечно, со временем все меняется. Все большее число женщин занимаются управленческой деятельностью и выполняют другие виды работ, в которых доминируют мужчины, разрыв в зарплате мужчин и женщин несколько сокращается. Мужчины выполняют чуть больший объем работ по дому,  и многие проводят больше времени со своими детьми, чем это делали их отцы. Однако вполне очевидно, что нам предстоит еще очень долгий путь.

Литература

Шон Берн «Гендерная психология» СПб, 2001 год.

 

Особенности гендерных различий | Статья в журнале «Молодой ученый»



В статье рассматриваются гендерные различия мужчин и женщин. Различия в поведении мужчин и женщин обуславливается не только биологическими особенностями, но в большей степени социокультурными аспектами. В исследовании гендерных различий занимают ведущее место такие вопросы, как природа различий, индивидуальный путь жизни, самореализация и социализация. Консервативность и традиционность взглядов нередко загоняют самореализацию личности в рамки. Мужчины и женщины в разной степени все же подчиняются гендерным нормам, чтобы избежать социального неодобрения.

Ключевые слова: пол, гендер, гендерные различия, стереотипы, социокульурные аспекты

Гендерная психология — новое направление, заявляющее о себе как о самостоятельной области психологической науки. По мнению И. С. Клецкиной: «Эта отрасль изучает закономерности формирования и развития характеристик личности как представителя определенного пола, обусловленные половой дифференциацией, стратификацией и иерархизацией» [1, c. 44]. В гендерной психологии изучают не только различия и особенности мужчин и женщин, особенное внимание уделяется дифференциации, стратификации и иерархизации пола. Изучение психологических отличий мужчин и женщин это изучение не только человека, но и общества в целом. Понимание, анализ, а также использование психологических механизмов позволяет использовать влияние гендерных факторов на процесс самореализации человека. Психология ранее игнорировала пол как основной аспект человеческой природы [2, c. 34]. Социальная же психология также отказывалась принимать гендер, как основосоставляющую одной из сильных диалектических противоречий, определяющих взаимодействия людей в социуме [3, c. 34].

Вопросы пола и психологические различия представителей разных полов волнуют многих современных социальных психологов, таких как Д. Маейрс [4, c. 257], И. С. Кон [5, c. 766], О. А. Воронина [6, c. 101]. Гендерные исследования широко проводятся во всем мире, в частности, такими учеными, как Ф. Л. Джеймс [7, c. 146], К. Хорни [8, c. 82], К. Уэст [9, c. 96], Т. С. Баранова [10, c. 39], Ю. Е. Алёшина [11, c. 51].

В рамках гендерного подхода очевидны неравноправные и неравноценные черты личности мужчин и женщин, особенности мыслей и поведения. Существенное давление оказывают социальные ожидания и жесткие требования к половой адекватности в поведении и поступках. Необоснованность требований по выполнению мужских и женских социальных ролей, традиционных эталонов, навязанных представлений не дает человеку в полной мере оценить свои возможности и желания, перспективы самореализации и личные ресурсы для жизнетворчества.

Как подметил Т. В. Бендас: «При изучении гендерных различий рассматривается природа различий, их оценка и динамика, влияние этих гендерных различий на индивидуальный жизненный путь мужчин и женщин, возможности их самореализации» [12, c. 137].

Как высказалась Т.С. Баранова: «Основными проблемами в изучении гендерной социализации являются психосоциальные аспекты развития личности как представителя определенного пола на всех этапах жизненного цикла, вписание их гендерного развития в исторический, культурный и социальные контексты» [10, c. 39].

С позиции О. А. Ворониной [6, c. 101], Д. Майерса [4, с. 259], Т. А. Репиной [13, c.158], теории гендерной психологии традиционно считают не различия между биологическими полами, а социальные основания.

По мнению Л. В. Поповой [14, c. 92], маскулинность и феминность не только дифференцированы, но выстроены иерархично при доминирующей роли маскулинности.

Ш. Берн считает, что «разделение людей на мужчин и женщин является центральной установкой восприятия нами различий, имеющихся в психике и поведении человека» [13, c. 256]. Сама идея противоположности мужского и женского начал сплошь и рядом закреплена в каждом социальном институте. Но дело не только в явно наблюдаемых телесных различиях. Они имеют социокультурные аспекты, отражающие сложившиеся в наше время общественные представления о том, что подобает женщине, а что мужчине.

По мнению Н. В. Ходыревой [15, c. 79], наше восприятие биологических различий между полами тоже определяется культурными факторами.

Дж. Келли [19, c. 56] выделяет несколько уровней сексуальной организации человека: генетический, гонадный, морфологический, церебральный пол.

В своих трудах Е. П. Ильин [16, c. 117] сочетает «различные характеристики каждого уровня и определяет многообразие конституциональных особенностей каждого человека, тогда как привычное деление людей на два пола фактически опирается только на морфологический признак: наличие того или иного детородного органа». Как биологическую аномалию, воспринимают индивидов с неопределенными внешними половыми признаками. Так гениталиям приписывают определенное поведение: для человека с одним набором оных — одна модель поведения, с другим — другая. В итоге получается, что в большинстве случаев в сознании людей присутствует некая установка с некой стартовой точкой отсчета при оценке всех компонентов пола. Т. е., к гениталиям привязываются характеристики уровней сексуальной организации человека, их нормы, отклонения и развитие.

В социальном и психологическом смысле часто смешивают биологическую активность с поведением. «На смешении половых и гендерных различий часто строится критика гендерного подхода к объяснению поведения людей», — заявляет О. М. Здравомыслова [17, с. 192].

И. С. Кон [5, с. 771] полагает, что и «пол, и гендер являются системами условных обозначений, которые формируют определенный порядок отношений между людьми, их отношение к различным проявлениям сексуальности, а также определяют формы представления себя другим людям в разнообразных практиках социального взаимодействия».

И. А. Школьников [20, с. 63] считает, что «практически любое социально-психологическое исследование гендера очень политизировано, роль науки скорее состоит не в изучении мира, а в продвижении принципа равноправия полов».

По мнению С. А. Миноровой и О. Л. Кустовой [18, с.28], «определение пола обычно включает в себя черты, непосредственно обусловленные биологическим полом, тогда как гендер подразумевает те аспекты мужского и женского, причины, возникновения которых пока не известны».

Различия между полами, как подразумевает социокультурный подход, формируются обществом. Более известна теория социальных ролей Эллис Игли [21, с. 76], которая заключается в том, что для того чтобы быть принятым обществом, мужчины и женщины должны вести себя конгруэнтно своей гендерной роли т. е. совокупности стереотипных ожиданий, которые общество предъявляет данному индивиду как предъявителю определенного пола. Согласно А. Фейнгольду, гендерные стереотипы заставляют индивида рассматривать свои личностные характеристики как более или менее социально желательные и стремиться отобразить свою личность благоприятным образом [22, с. 456].

Такая отрасль, как психология женщин изучает особенности в их поведении и психике. Предметом этой отрасли являются психологические факторы, связанные с физиологией. Изучаются различные модели психического состояния женщины, например, беременности и родов, менструального цикла и климакса, занятости и безработицы, девиантного поведения и т. д.

Теории Н. Ходоров и Кэрол Гиллиган [23, с. 283] наиболее известны в данной области.

Согласно концепции материнства Нэнси Ходоров, девочки готовятся к материнству, а мальчики становятся мужчинами, которые ориентируют на себя мир и обесценивают женщину.

Кэрол Гиллиган заявляла отличие женщин от мужчин моралью, принятой в обществе. С позиции непредвзятости и закона рассматривают моральные суждения мужчины. А для женщин важны взаимоотношения людей. Эти положения легли в основу Я-концепций Кросс и Мэдсон [24, с. 551].

Отрасль, изучающая психологию мужчин, менее масштабна. В основном рассматриваются гипотезы по сущности маскулинности. Изучаются те психологические особенности, которые отсутствуют у женщин. Что касается биологических гипотез, то в их рамках рассматривается, как правило, влияние гормональных факторов.

Рассматривают мужскую роль как инструментальную Т. Парсонс и Р. Бейлз [25, с. 31].

Э. Маккоби [26, с. 71] показывает «формирование особой мужской субкультуры, отличной от женской, характеризующейся отделением от всего «женского», это обьясняется влиянием более глобальной маскулинной культуры».

В настоящее время в гендерной психологии используются всевозможные психологические методы, такие как наблюдение, тестирование, эксперимент, анкетирование, интервьюирование. Но не все они подходят для изучения гендерной проблематики.

Также при изучении полов необходима экспертиза психологических методик. Некоторые из них просто необходимо адаптировать для изучения определенных проблем.

Для изучения гендерных различий Дж. Гласом в 1976 г. был введен такой метод, как метаанализ.

В 1974 г. появилась концепция Сандры Бэм [27, с. 156], которая разделяет людей на три типа с различной гендерный идентичностью: феминных, маскулинных и андрогинных характеристик.

Матина Хорнер в 1960 г. выдвинула концепцию, согласно которой малая успешность женщин по сравнению с мужчинами объясняется отсутствием у женщин мотивации, т.н. «боязнь успеха»» [28, с. 31].

Набор гендерных характеристик личности представляет собой многофункциональный организм, состоящий из гендерной идентичности, маскулинных и феминных черт личности, стереотипов и установок, связанных с неоднозначными формами и моделями поведения.

Для определения гендерных различий и выявления выраженности типов личности (феминный, маскулинный, андрогинный) был использован опросник С. Бэм.

Исследованию подверглись 14 сотрудников организации сети обувных магазинов, подобранных согласно принципу гендерного равновесия.

Целью исследования было расширение знаний о гендерных различиях.

Результаты представлены в табл. № 1

Таблица 1

Пол

.

F (сумма баллов по фемен./20)

M (сумма баллов по маск./20)

IS=(F-M)*2,322

Тип личности

1

Ж

А.1.

0,8

0,2

1,4

феминный

2

Ж

А.2.

0,7

0,2

1,2

феминный

3

Ж

А.3

0,6

0,3

0,7

андрогинный

4

Ж

А.4.

0,95

0,05

2,2

феминный

5

Ж

А.5.

1

0,1

2,1

феминный

6

Ж

А.6.

0,9

0,1

1,9

феминный

7

Ж

А.7.

0,85

0,15

1,73

феминный

8

М

Б.1.

0,3

0,8

-1,22

маскулинный

9

М

Б.2.

0,3

0,75

-1,04

маскулинный

10

М

Б.3

0,05

0,93

-2,05

маскулинный

11

М

Б.4.

0,1

0,78

-1,58

маскулинный

12

М

Б.5.

0,2

0,95

-1,8

маскулинный

13

М

Б.6.

0

1

-0,3

маскулинный

14

М

Б.7.

0,5

0,4

-2,322

андрогинный

Феминный тип личности (6 человек) — 43 %.

Маскулинный тип личности (6 человек) — 43 %.

Андрогинный тип личности (2 человека) — 14 %.

Из таблицы видно, что испытуемые подтвердили склонность к стереотипам феминности и маскулинности. Испытуемые 3 и 14 относятся к андрогинному типу личности, показатели их феминности и маскулинности оказались довольно низки.

Определенные выводы были сделаны и по итогам совместного с испытуемыми обсуждения результатов исследования. В частности, выявленные лица с андрогинным типом личности имеют способность менять свое поведение в зависимости от обстоятельств, что помогает достичь успехов или справиться с различными видами стресса. Преимущество андрогинного типа личности заключается в том, что он сочетает в себе ряд положительных качеств, характерных для разных типов. Что касается остальных исследуемых с явными феминными и маскулинными признаками, то, принимая участие в обсуждении, они стеснялись высказывать свое мнение, ища поддержку со стороны коллег.

Различие в манерах поведения мужчин и женщин определяются не только биологическими, но и социокультурными факторами.

Гендерные различия влияют на индивидуальный жизненный путь мужчин и женщин, а также на возможность самореализации и гендерной социализации.

Консервативность и традиционность взглядов загоняют людей в рамки, что мешает самореализации личности, и, при незнании причин его возникновения, в конечном итоге приводит к внутриличностному конфликту.

Гендерные стереотипы созданы обществом, это означает, что их можно изменить, меняя сознание общества, а также проводя коррекцию.

Литература:

  1. Клецина И. С. Гендерная социализация. — СПб.: Изд-во РПГУ им. А. И. Герцена, 1998. — 320 с. ISBN 978–5–388–00541–0.
  2. Бендас Т. С. Гендерная психология. Учебное пособие [Текст]: Бендас Т. С. — СПб.: Питер, 2006. — 431 с. ISBN 5–94723–369-Х.
  3. Берн Ш. Гендерная психология [Текст]/ Ш. Берн. — СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2007. — 320 с. ISBN 978–5–93–878–293–8.
  4. Майерс Д. Социальная психология. — СПб.: Питер, 1998. — С. 256–267.
  5. Кон И. С. Половые различия и дифференциация социальных ролей [Текст]. — М., 2009. — С. 763–776. ISBN 987–5–9691–039.
  6. Воронина О. А. Основы гендерной теории и методологии. [Текст]/ Воронина, О.А. — М.: МЦГИ — МВШСЭН, 2001. — С. 416 ISBN 5–85133–072–4.
  7. Джеймс Ф. Л. Самоисполняющееся пророчество: гендер с социально-психологической точки зрения. [Электронный ресурс]: Джеймс Ф. Л. — СПб.: Питер, 2001. — С. 144–161. http://www.etpg.org
  8. К. Хорни«Женская психология», СПб.: Вост.-Европ. ин-тпсихоанализа, 1993. Под общ. ред. А. И. Белкина, М. М. Решетникова;Т. 1.
  9. Уэст К., Зиммерман Д. Создание гендера // Гендерные тетради. Труды ИС РАН, вып.1. Спб., с. 94–124.
  10. Баранова Т. С. Теоретические модели социальной идентификации личности. [Электронный ресурс]/ Баранова Т. С. — М.: Изд-во Ин-та социологии РАН, 1999. — С. 35–46. http://www.myword.ru
  11. Алёшина Ю. Е. Полоролевая дифференциация как комплексный показатель межличностных отношений супругов. [Электронный ресурс]/ — http://www.library/euro-bit/ru/
  12. Бендас Т. В. Личность лидера как отражение гендерных и этнических стереотипов, сформированных в определённой культуре. [Электронный ресурс]/ Бендас Т. В. — М., 2000. — С. 134–139. http://www. LitPORTAL.ru
  13. Репина Т. А. Анализ теорий полоролевой социализации в современной западной психологии [Текст] / Т. А. Репина // Вопросы психологии. –1987. — № 2. — С. 158–165.
  14. Попова Л. В. Отношение к социальным ролям женщин: кросскультурное исследование [Текст] / Л. В. Попова // Гендерные аспекты социальной трансформации. — М., 1996. — Вып. 15.
  15. Ходырева Н. В. Изменяя психологию… // Бем С. Линзы гендера: трансформация взглядов на проблему неравенства полов. М., 2004. Портал психологических изданий PsyJournals.ru — http://psyjournals.ru/kip/2008/n2/Semyonova_full.shtml
  16. Ильин Е. П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. [Текст]/ Ильин Е. П. — СПб.: Питер, 2006. — С. 117. ISBN 5–318–00459–8.
  17. Здравомыслова О. М. Общество сквозь призму гендерных представлений. [Электронный ресурс]/ Здравомыслова О. М. — М., 1999. — С. 184–192. http://psyjournal/ru/j3p/pap? id=1031
  18. Минорова С. А., Кустова О. Л. Формирование образа жизни в различных социальных группах // Журнал практического психолога. — 1997. — № 5. — С. 27–29.
  19. Келли Дж. Психология личности. Теория личных конструктов. СПб., Речь, 2000.
  20. Школьников И. А. Насилие и тендер // Женские миры 99: VII Всемирный женский междисциплинарный конгресс в Тромсо и тендерные исследования в России / Под ред. О. В. Шныровой. — Иваново: ЦГИ, 1999. – С. 63–109.
  21. Eagly A. H., Johnson B. T. Gender and leadership style: A metaanalysis // Psychol. Bull. 1990. V. 108. N 2. P. 233256
  22. Feingold A. Gender differences in personality: a meta-analysis / A. Feingold // Psychological bulletin. 1994. P. 429–456.
  23. Gilligan C. In a differences voice: women’s conceptions of self and of morality / C. Gilligan // The psychology of women: Ongoing debates. New Haven; L., 1987. P. 278–320.
  24. Madson L., Trafimow D.Gender comparisons in the private, collective, and allocentric selves // The Journal of Social Psychology. 2001. № 141. P. 551–559
  25. Parsons Т., Bales R. F., Shils E. A. Working Papers in the Theory of Action. N.Y.; L, 1953. P. 9–62.
  26. Maccoby E. E., and Jacklin C. N.,1983. The «person» characteristics of children and the family as environment // D. Magnussen, V. Allen (ed.). Human development:An interactional perspective. New York.
  27. Bem Sandra L.«The measurement of psychological androgyny». — 42. — Journal of Consulting and Clinical Psychology, 1974. — С. 155–162.
  28. Horner M., Fleming J. The Motive to Avoid Success / M. Horner, J. Fleming // Motivation and personality: Handbook of Thematic Content Analysis. — N.Y. 1992.

Основные термины (генерируются автоматически): тип личности, пол, различие, женщина, гендерная психология, мужчина, гендерная социализация, гендерный подход, индивидуальный жизненный путь, сексуальная организация человека.

(PDF) Гендерные исследования в социальной психологии: границы поля

ISNN 1812-1853 • РОССИЙСКИЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ • 2009 ТОМ 6 № 2

13

женские исследования, появление академического феминизма с которого начи-

нается радикальный пересмотр привычных теоретико-методологических осно-

ваний социальных наук, было связано свыходом всвет книги Симоны де Бовуар

«Второй пол» (1949). Эта автор отчетливо сформулировала центральный тезис,

определивший направленность феминистской критики науки: тезис о мужском

доминировании игендерной асимметрии вкультуре

Однако женские исследования, будучи жестко связанными сфеминизмом, не

давали возможности распространить критику традиционного биодетерминист-

ского взгляда на сущность ииные проявления человеческой сексуальности, не

связанные сженским личностным исоциальным опытом (на мужчин исексуаль-

ные предпочтения). Что ипривело, вконечном счете, к возникновению более ши-

рокого научного направления– гендерных исследований (Т.де Лауретис, 1998).

Специфика гендерных исследований, как отмечает И.Жеребкина, состоит втом,

что их предметом выступает не один (женский) ине два (мужской иженский), а как

минимум пять аспектов сексуальности человека: женский, мужской, гетеросексу-

альный, гомосексуальный итранссексуальный (И.Жеребкина, 2001).

Возникновение гендерных исследований из женских определяет то обстоя-

тельство, что гендерные исследования, впервую очередь, используют методоло-

гию феминистской теории, а через нее– иряд других неклассических (критиче-

ские) методологий, гармоничное сочетание которых дает основание говорить о

наличии специфической гендерной методологии анализа.

Методологическим принципом феминистской теории выступает постулирование

отсутствия внеисторической иэссенциальной (сущностно неизменной) характери-

стики системы отношений, выстраиваемой всфере сексуальности человека. Другими

словами, вфеминистской теории не существует особой женской или мужской сущ-

ности, нет изначально заданного инавеки предопределенного женского или муж-

ского социального ипсихологического типа. Вней отрицается наличие причинной

зависимости между мужской иженской телесной (и психофизиологической) органи-

зацией исоциально-психологическими характеристиками личности. Система отно-

шений, которая складывается между людьми сразными анатомо-физиологическими

характеристиками, сексуальными предпочтениями иориентацией на те или иные

модели поведения (гендерные роли) не может быть понята иобъяснена без учета

властного измерения (доминирования иподчинения, паритета инеравенства, фа-

воритизма идискриминации). Тезис об инкорпорированности властного измере-

ния всистему гендерных отношений является ключевым признаком гендерной ме-

тодологии анализа общения. Всовременном обществе отношения мужского ижен-

ского являются отношениями различия, сконструированного как неравенство со-

циальных возможностей, ивластная асимметрия отношений подчеркивается раз-

ницей вгендерно специфичных паттернах общения, которые на самом деле маски-

руют дискриминацию под гендерное различие (Е.Здравомыслова, А.Тёмкина, 2007).

Феминистские идеи отсутствия предзаданной сущности иважности анализа

властного измерения отношений вгендерной методологии сочетаются ссоциальным

Книга «Психология гендерных различий. Учебное пособие» Фетискин Н П

Психология гендерных различий. Учебное пособие

Гендерная проблематика становится все более привлекательной для психологического сообщества. Именно в рамках гендерной психологии сегодня наблюдается интенсификация изучения разноуровневых гендерных особенностей. Игнорирование половых и гендерных различий не только искажает психологическую реальность мира, но и делает его бесполым. Данная работа рассматривает методологические основы гендера, специфику половых и гендерных различий, выделяет методологические и психологические барьеры, препятствующие изучению гендерной проблематики в российской психологии. Делается акцент на актуализации мужских исследований и типических трансформаций мужской маскулинности. Проведен анализа и подбора валидных исследовательских методов и методик, имеющихся в отечественной и зарубежной гендерной психологии. Книга адресована преподавателям вузов, практическим психологам, социологам, социальным педагогам и работникам, аспирантам и студентам, интересующимся гендерной психологией.

Поделись с друзьями:
Издательство:
Инфра-М; Форум
Год издания:
2014
Место издания:
Москва
Язык текста:
русский
Тип обложки:
Мягкая обложка
Формат:
60х90 1/16
Размеры в мм (ДхШхВ):
215×145
Вес:
260 гр.
Страниц:
256
Тираж:
300 экз.
Код товара:
709011
Артикул:
453150.01.01
ISBN:
978-5-91134-826-7
В продаже с:
11.11.2013
Аннотация к книге «Психология гендерных различий. Учебное пособие» Фетискин Н. П.:
Гендерная проблематика становится все более привлекательной для психологического сообщества. Именно в рамках гендерной психологии сегодня наблюдается интенсификация изучения разноуровневых гендерных особенностей. Игнорирование половых и гендерных различий не только искажает психологическую реальность мира, но и делает его бесполым. Данная работа рассматривает методологические основы гендера, специфику половых и гендерных различий, выделяет методологические и психологические барьеры, препятствующие изучению гендерной проблематики в российской психологии. Делается акцент на актуализации мужских исследований и типических трансформаций мужской маскулинности. Проведен анализа и подбора валидных исследовательских методов и методик, имеющихся в отечественной и зарубежной гендерной психологии. Книга адресована преподавателям вузов, практическим психологам, социологам, социальным педагогам и работникам, аспирантам и студентам, интересующимся гендерной психологией. Читать дальше…

Гендерные стереотипы: социокультурная или биологическая обусловленность?

ЛИТЕРАТУРА

Амунц, В. В. (2004) К вопросу об асимметрии структурной организации мозга мужчин и женщин. В кн.: Н. Н. Боголепов, В. Ф. Фокин (ред.). Функциональная межполушарная асимметрия. М.: Научный мир, с. 323–330.

Аруин, А. С., Зациорский, В. М. (1988) Эргономическая биомеханика. М.: Машиностроение, 256 с.

Виноградова, Т. В., Семенов, В. В. (1993) Сравнительное исследование познавательных процессов у мужчин и женщин: роль биологических и социальных факторов. Вопросы психологии, № 2, с. 72–80.

Вольф, Н. В. Разумникова, О. М. (2004) Половой диморфизм функциональной организации мозга при обработке речевой информации. В кн.: Н. Н. Боголепов, В. Ф. Фокин (ред.). Функциональная межполушарная асимметрия. М.: Научный мир, с. 564–597.

Голдберг, Э. (2003) Управляющий мозг: лобные доли, лидерство и цивилизация. М.: Смысл, 333 c.

Голубев, В. Л., Данилов, А. Б., Данилов, А. Б., Вейн, А. М. (2004) Психосоциальные факторы, гендер и боль. Журнал неврологии и психиатрии им. С. С. Корсакова, т. 104, № 11, с. 70–73.

Жуков, Д. А. (2007) Биология поведения: гуморальные механизмы. СПб.: Речь, 442 с.

Ильин, Е. П. (2007) Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. СПб.: Питер, 544 с.

Кабалевская, А. И. (2012) Представления о гендерных стереотипах в современной социальной психологии. Психологические исследования, № 2 (22), статья 4. [Электронный ресурс]. URL: http://www.psystudy.ru/index.php/num/2012n2-22/657-kabalevskaya22.html (дата обращения 01.07.2021).

Каменская, Е. Н., Дыхан, Л. Б., Пижугийда, В. В. (2017) Изучение влияния гендерных стереотипов на деятельность педагога. Проблемы современного педагогического образования, № 57–2, с. 130–137.

Клецина, И. С. (1998) Гендерная социализация. СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 92 с.

Клецина, И. С., Давыдова, Э. В. (2020) Гендерные стереотипы и их проявление в деятельности школьных педагогов. В кн.: Герценовские чтения: психологические исследования в образовании. Вып. 3. СПб.: Издательство РГПУ им. А. И. Герцена, с. 349–356. https://doi.org/10.33910/herzenpsyconf-2020-3-60

Кэхилл, Л. (2005) Его мозг, ее мозг. В мире науки, № 8, с. 20–27.

Радина, Н. К. (1999) Об использовании гендерного анализа в психологических исследованиях. Вопросы психологии, № 2, с. 22–27.

Разумникова, О. М. (2004) Взаимодействие гендерных стереотипов и жизненных ценностей как факторов выбора профессии. Вопросы психологии, № 4, с. 76–83.

Реброва, Н. П. (2009) Взаимосвязь биологических и психологических характеристик личности: гендерный аспект. В кн.: И. С. Клецина (ред.). Гендерная психология. СПб.: Питер, с. 48–73.

Риппон, Дж. (2019) Гендерный мозг. Современная нейробиология развенчивает миф о женском мозге. М.: Эксмо, 400 с.

Савельев, С. В. (2016) Нищета мозга. 2-е изд., доп. М.: ВЕДИ, 192 с.

Сапин, М. Р., Сивоглазов, В. И. (2002) Анатомия и физиология человека (с возрастными особенностями детского организма). 3-е изд., стер. М.: Академия, 448 с.

Степанова, Д. П. (2020) Гендерные стереотипы как фактор, сдерживающий развитие женского спорта (на примере тяжелой атлетики). Ученые записки университета имени П. Ф. Лесгафта, № 1 (179), с. 269–273. https://doi.org/10.34835/issn.2308-1961.2020.1.p269-273

Ткачева, В. А. (2020a) Гендерные стереотипы в современной России и влияние на них массовой культуры. Социология в современном мире: наука, образование, творчество, т. 1, № 12, с. 261–264.

Ткачева, М. С. (2020b) Особенности стереотипных представлений о школьниках у студентов разных педагогических специальностей. Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия: Акмеология образования. Психология развития, т. 9, № 2 (34), с. 178–186. https://doi.org/10.18500/2304-9790-2020-9-2-178-186

Уилмор, Дж. Х., Костилл, Д. Л. (2001) Физиология спорта. Киев: Олимпийская литература, 503 с.

Фадеева, У. А., Яшкова, Е. В., Вагин, Д. Ю. (2019) Гендерные стереотипы в профессиональной деятельности как социальная стратификация общества. Актуальные вопросы современной экономики, № 3, с. 602–607.

Ходырева, Н. В. (1998) Гендер в психологии: история, подходы, проблемы. Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 6. Философия, политология, социология, психология, право, международные отношения, № 2, с. 74–82.

Чикер, В. А., Почебут, Л. Г. (2017) Гендерные стереотипы межличностного восприятия. Петербургский психологический журнал, № 18, с. 47–74.

Anders S. M. van, Steiger, J., Goldey, K. L. (2015) Gendered behavior modulates testosterone in women and men. PNAS: Proceedings of the National Academy of Sciences, vol. 112, no. 45, pp. 13805–13810. https://doi.org/10.1073/pnas.1509591112

Cosgrove, K. P., Mazure, C. M., Staley, J. K. (2007) Evolving knowledge of sex differences in brain structure, function, and chemistry. Biological Psychiatry, vol. 62, no. 8, pp. 847–855. https://doi.org/10.1016/j.biopsych.2007.03.001

Crozier, D., Zhang, Z., Park, S., Sternad, D. (2019). Gender differences in throwing revisited: Sensorimotor coordination in a virtual ball aiming task. Frontiers in Human Neurosciense, no. 13, article 231. https://doi.org/10.3389/fnhum.2019.00231

Hayes, J., Allinson, Ch. W., Armstrong, St. J. (2004) Intuition, women managers and gendered stereotypes. Personnel Review, vol. 33, no. 4, pp. 403–417. https://doi.org/10.1108/00483480410539489

Hyde, J. S. (1986) Gender differences in aggression. In: J. A. Hyde, M. C. Linn (eds.). The psychology of gender: Advances through meta-analysis. Baltimore: Johns Hopkins Press, pp. 51–66.

Hyde, J. S. (2005) The gender similarities hypothesis. American Psychologist, vol. 60, no. 6, pp. 581–592. https://doi.org/10.1037/0003-066X.60.6.581

Joel, D., Yarimi, D. (2014) Consciousness-raising in a gender conflict group. International Journal of Group Psychotherapy, vol. 64, no. 1, pp. 48–69. https://doi.org/10.1521/ijgp.2014.64.1.48

Kimura, D. (1999) Sex and cognition. Cambridge: MIT Press, 230 p.

Maccoby, E., Jacklin, C. (1974) The psychology of sex differences. Stanford: Stanford University Press, 634 p.

Miller, D. I., Halpern, D. F. (2014) The new science of cognitive sex differences. Trends in Cognitive Sciences, vol. 18, no. 1, pp. 37–45. https://doi.org/10.1016/j.tics.2013.10.011

Sax, L. (2002) Maybe men and women are different. American Psychologist, vol. 57, no. 6–7, p. 444. https://doi.org/10.1037/0003-066X.57.6-7.444a

Swaab, D. F. (2007) Sexual differentiation of the brain and behavior. Best Practice & Research Clinical Endocrinology & Metabolism, vol. 21, no. 3, pp. 431–444. https://doi.org/10.1016/j.beem.2007.04.003

Wong, J. S., Gravel, J. (2016) Do sex offenders have higher levels of testosterone? Results from a meta-analysis. Sexual Abuse, vol. 30, no. 2, pp. 147–168. https://doi.org/10.1177/1079063216637857

REFERENCES

Amunts, V. V. (2004) K voprosu ob asimmetrii strukturnoj organizatsii mozga muzhchin i zhenshchin [To the question of the asymmetry of the structural organization of the brain of men and women]. In: N. N. Bogolepov, V. F. Fokin (eds.). Funktsional’naya mezhpolusharnaya asimmetriya [Functional interhemispheric asymmetry]. Moscow: Nauchnyj mir Publ., pp. 323–330. (In Russian)

Anders S. M. van, Steiger, J., Goldey, K. L. (2015) Gendered behavior modulates testosterone in women and men. PNAS: Proceedings of the National Academy of Sciences, vol. 112, no. 45, pp. 13805–13810. https://doi.org/10.1073/pnas.1509591112 (In English)

Aruin, A. S., Zatsiorskij, V. M. (1988) Ergonomicheskaya biomekhanika [Ergonomic biomechanics]. Moscow: Mashinostroenie Publ., 256 p. (In Russian)

Cahill, L. (2005) His brain, her brain. V mire nauki, no. 8, pp. 20–27. (In Russian)

Chiker, V. A., Pochebut, L. G. (2017) Gendernye stereotipy mezhlichnostnogo vospriyatiya [Gender stereotypes of interpersonal perception]. Peterburgskij psihologičeskij žurnal, no. 18, pp. 47–74. (In Russian)

Cosgrove, K. P., Mazure, C. M., Staley, J. K. (2007) Evolving knowledge of sex differences in brain structure, function, and chemistry. Biological Psychiatry, vol. 62, no. 8, pp. 847–855. https://doi.org/10.1016/j.biopsych.2007.03.001 (In English)

Crozier, D., Zhang, Z., Park, S., Sternad, D. (2019). Gender differences in throwing revisited: Sensorimotor coordination in a virtual ball aiming task. Frontiers in Human Neuroscience, no. 13, article 231. https://doi.org/10.3389/fnhum.2019.00231 (In English)

Fadeeva, U. A., Yashkova, E. V., Vagin, D. Yu. (2019) Gendernye stereotipy v professional’noj deyatel’nosti kak sotsial’naya stratifikatsiya obshchestva [Gender stereotypes in professional activity as social stratification of society]. Aktual’nye voprosy sovremennoj ekonomiki — Actual Issues of the Modern Economics, no. 3, pp. 602–607. (In Russian)

Goldberg, E. (2003) The executive brain: Frontal lobes and the civilized mind. Moscow: Smysl Publ., 333 p. (In Russian)

Golubev, V. L., Danilov, A. B., Danilov, A. B., Vejn, A. M. (2004) Psihosocial’nye faktory, gender i bol’ [Psychosocial factors, gender and pain]. Zhurnal nevrologii i psikhiatrii im. S. S. Korsakova, vol. 104, no. 11, pp. 70–73. (In Russian)

Hayes, J., Allinson, Ch. W., Armstrong, St. J. (2004) Intuition, women managers and gendered stereotypes. Personnel Review, vol. 33, no. 4, pp. 403–417. https://doi.org/10.1108/00483480410539489 (In English)

Hodyreva, N. V. (1998) Gender v psikhologii: istoriya, podkhody, problemy [Gender in psychology: History, approaches, problems]. Vestnik Sankt-Peterburgskogo Universiteta. Seriya 6. Filosofiya, politologiya, sotsiologiya, psikhologiya, pravo, mezhdunarodnye otnosheniya, no. 2, pp. 74–82. (In Russian)

Hyde, J. S. (1986) Gender differences in aggression. In: J. A. Hyde, M. C. Linn (eds.). The psychology of gender: Advances through meta-analysis. Baltimore: Johns Hopkins Press, pp. 51–66. (In English)

Hyde, J. S. (2005) The gender similarities hypothesis. American Psychologist, vol. 60, no. 6, pp. 581–592. https://doi.org/10.1037/0003-066X.60.6.581 (In English)

Il’in, E. P. (2007) Differentsial’naya psikhofiziologiya muzhchiny i zhenshchiny [Differential psychophysiology of men and women]. Saint Petersburg: Piter Publ., 544 p. (In Russian)

Joel, D., Yarimi, D. (2014) Consciousness-raising in a gender conflict group. International Journal of Group Psychotherapy, vol. 64, no. 1, pp. 48–69. https://doi.org/10.1521/ijgp.2014.64.1.48 (In English)

Kabalevskaya, A. I. (2012) Predstavleniya o gendernykh stereotipakh v sovremennoj sotsial’noj psikhologii [Ideas about gender stereotypes in modern social psychology]. Psikhologicheskie issledovaniya, no. 2 (22), article 4. [Online]. Available at: http://www.psystudy.ru/index.php/num/2012n2-22/657-kabalevskaya22.html (accessed 01.07.2021). (In Russian)

Kamenskaya, E. N., Dykhan, L. B., Pizhugijda, V. V. (2017) Izuchenie vliyaniya gendernykh stereotipov na deyatel’nost’ pedagoga [Study of the influence of gender stereotypes on the activities of a teacher]. Problemy sovremennogo pedagogicheskogo obrazovaniya, no. 57–2, pp. 130–137. (In Russian)

Kimura D. (1999) Sex and cognition. Cambridge: MIT Press, 230 p. (In English)

Kletsina, I. S. (1998) Gendernaya sotsializatsiya [Gender socialization]. Saint Petersburg: Herzen State Pedagogical University Publ., 92 p. (In Russian)

Kletsina, I. S., Davydova, E. V. (2020) Gendernye stereotipy i ikh proyavlenie v deyatel’nosti shkol’nykh pedagogov [Gender stereotypes among school teachers]. In: Gertsenovskie chteniya: psikhologicheskie issledovaniya v obrazovanii [The Herzen University Studies: Psychology in education. Proceedings of the III International scientific and practical conference]. Saint Petersburg: Herzen State Pedagogical University of Russia, pp. 349–356. https://doi.org/10.33910/herzenpsyconf-2020-3-60 (In Russian)

Maccoby, E., Jacklin, C. (1974) The psychology of sex differences. Stanford: Stanford University Press, 634 p. (In English)

Miller, D. I., Halpern, D. F. (2014) The new science of cognitive sex differences. Trends in Cognitive Sciences, vol. 18, no. 1, pp. 37–45. https://doi.org/10.1016/j.tics.2013.10.011 (In English)

Radina, N. K. (1999) Ob ispol’zovanii gendernogo analiza v psikhologicheskikh issledovaniyakh [On the use of gender analysis in psychological research]. Voprosy psychologii, no. 2, pp. 22–27. (In Russian)

Razumnikova, O. M. (2004) Vzaimodejstvie gendernykh stereotipov i zhiznennykh tsennostej kak faktorov vybora professii [Interaction of gender stereotypes and life values as factors in choosing a profession]. Voprosy psychologii, no. 4, pp. 76–83. (In Russian)

Rebrova, N. P. (2009) Vzaimosvyaz’ biologicheskikh i psikhologicheskikh kharakteristik lichnosti: gendernyj aspekt [The relationship of biological and psychological characteristics of a person: Gender aspect]. In: I. S. Kletsina (ed.). Gendernaya psikhologiya [Gender psychology]. Saint Petersburg: Piter Publ., pp. 48–73. (In Russian)

Rippon, G. (2019) Gendered brain: The new neuroscience that shatters the myth of the female brain. Moscow: Eksmo Publ., 400 p. (In Russian)

Sapin, M. R., Sivoglazov, V. I. (2002) Anatomiya i fiziologiya cheloveka (s vozrastnymi osobennostyami detskogo organizma) [Human anatomy and physiology (with age characteristics of the child’s body)]. 3d ed., stereotype. Moscow: Academia Publ., 448 p. (In Russian)

Savel’ev, S. V. (2016) Nishcheta mozga [Poverty of the brain]. 2nd ed., rev. Moscow: VEDI Publ., 192 p. (In Russian)

Sax, L. (2002) Maybe men and women are different. American Psychologist, vol. 57, no. 6–7, p. 444. https://doi.org/10.1037/0003-066X.57.6-7.444a (In English)

Stepanova, D. P. (2020) Gendernye stereotipy kak faktor, sderzhivayushchij razvitie zhenskogo sporta (na primere tyazheloj atletiki) [Gender stereotypes as a factor holding back the development of women’s sports (on the example of weightlifting)]. Uchenye zapiski universiteta imeni P. F. Lesgafta, no. 1 (179), pp. 269–273. https://doi.org/10.34835/issn.2308-1961.2020.1.p269-273 (In Russian)

Swaab, D. F. (2007) Sexual differentiation of the brain and behavior. Best Practice & Research Clinical Endocrinology & Metabolism, vol. 21, no. 3, pp. 431–444. https://doi.org/10.1016/j.beem.2007.04.003 (In English)

Tkacheva, M. S. (2020b) Osobennosti stereotipnykh predstavlenij o shkol’nikakh u studentov raznykh pedagogicheskikh spetsial’nostej [Features of stereotype representations of schoolchildren in students of different pedagogical specialties]. Izvestiya Saratovskogo universiteta. Novaya seriya. Seriya Akmeologiya obrazovaniya. Psikhologiya razvitiya — Izvestia of Saratov University. Educational Acmeology. Developmental Psychology, vol. 9, no. 2 (34), pp. 178–186. https://doi.org/10.18500/2304-9790-2020-9-2-178-186 (In Russian)

Tkacheva, V. A. (2020a) Gendernye stereotipy v sovremennoj Rossii i vliyanie na nikh massovoj kul’tury [Gender stereotypes in modern Russia and the influence of mass culture on them]. Sotsiologiya v sovremennom mire: nauka, obrazovanie, tvorchestvo — Sociology in the Modern World: Science, Education, Creativity, vol. 1, no. 12, pp. 261–264. (In Russian)

Vinogradova, T. V., Semenov, V. V. (1993) Sravnitel’noe issledovanie poznavatel’nykh protsessov u muzhchin i zhenshchin: rol’ biologicheskikh i sotsial’nykh faktorov [Comparative study of cognitive processes in men and women: The role of biological and social factors]. Voprosy psychologii, no. 2, pp. 72–80. (In Russian)

Vol’f, N. V., Razumnikova, O. M. (2004) Polovoj dimorfizm funktsional’noj organizatsii mozga pri obrabotke rechevoj informatsii. In: N. N. Bogolepov, V. F. Fokin (eds.). Funktsional’naya mezhpolusharnaya asimmetriya [Functional interhemispheric asymmetry]. Moscow: Nauchnyj mir Publ., pp. 564–597. (In Russian)

Wilmore, J. H., Costill, D. L. (2001) Physiology of sport and exercise. Kiev: Olimpijskaya literatura Publ., 503 p. (In Russian)

Wong, J. S., Gravel, J. (2016) Do sex offenders have higher levels of testosterone? Results from a meta-analysis. Sexual Abuse, vol. 30, no. 2, pp. 147–168. https://doi.org/10.1177/1079063216637857 (In English)

Zhukov, D. A. (2007) Biologiya povedeniya: gumoral’nye mekhanizmy [Biology of behavior: Humoral mechanisms]. Saint Petersburg: Rech’ Publ., 442 p. (In Russian)

Гендер: чем определяется наш социальный пол?

​​​​​​​Ге́ндер — социальный пол, определяющий поведение человека в обществе и то, как это поведение воспринимается. Это те аспекты мужского и женского, которые задаются в первую очередь обществом как некоторый социальный норматив. Иногда понятие «гендер» употребляют как синоним понятий «мужское и женское», подразумевая любые психические или поведенческие свойства, ассоциирующиеся с маскулинностью и феминностью и предположительно отличающие мужчин от женщин. При таком подходе гендеров всегда два — мужской и женский, и именно в этом смысле говорят о психологических особенностях мужчин и женщин.

В более узком и точном значении «гендер» — это заданный обществом определенный стандарт мужского или женского поведения, и при таком подходе гендеров не два, а гораздо больше. Есть стандарт мужского и женского вообще, и при этом есть конкретные стандарты поведения (гендеры) внутри мужского и женского поведения. В частности, в Таиланде распознаётся пять гендеров, включая катой (мужчины, сменившие пол на женский) и два гендера лесбиянок, отличающихся маскулинностью и феминностью. У чукчей до конца XX века различались мужчины-гетеросексуалы, мужчины-гетеросексуалы, носившие женскую одежду, мужчины-гомосексуалы, носившие женскую одежду, женщины-гетеросексуалки и женщины, носившие мужскую одежду. Все это — разные гендеры.

Начиная разговор о мужском и женском гендере, важно подчеркнуть: нередко можно встретить женщину с мужским гендером («мужик в юбке») и мужчину с гендером женским: не волевого, мягкого, подверженного чувствам.

Гендер и биология

Гендер — социальный пол, задается обществом, но есть ли за этими социальными нормативами биологические корни?

Есть. Мальчики и девочки изначально, по своей генетике и биологии, различаются по интересам, способностям и стилю. Мужской и женский мозг отличаются по своему объему и функциям. Отличия мужского и женского видны с самого раннего детства: мальчики любят играть в машинки и дерутся, девочки играют в куклы и ябедничают — и это происходит помимо сил социальных влияний, это «вшито» биологически. Нельзя отрицать, что поведение лиц мужского и женского пола есть следствие их социализации и воспитания в соответствии с представлениями общества о роли мужчин и женщин. Однако возникает вопрос: а почему у человечества сформировались такие представления? И почему, несмотря на смену исторических и экономических эпох, они все же в своей основе остаются незыблемыми? Скорее всего, потому, что они основываются на народной мудрости, учитывающей биологические возможности мужчин и женщин.

С другой стороны, многие биологические особенности мужчин и женщин, похоже, сформировались в процессе эволюции в связи с теми жизненными функциями, которые распределялись культурой между женщинами и мужчинами. Если мужчины взяли на себя функцию охоты, они учились пространственному мышлению, умению договариваться на расстоянии, различать право и лево, учились бить и смело драться. Если женщины взяли на себя функцию сидеть с детьми и заботиться о пещере (доме), они развивали у себя умение чувствовать детей и других близких им людей, умению договариваться в непосредственном общении, заботиться о безопасности и привлекать к себе внимание мужчин, которые могли бы о них позаботиться. см.→

Гендер и культура

Какие бы ни были биологические основы, гендерные различия по большей части — результат научения. Мальчиков и девочек воспитывают как мальчиков и девочек, по нормативным представлениям культуры: «Мальчики не плачут!» «Девочка не может быть грязнулей!». Это воспитание происходит в каждой семье с помощью окружающих, а иногда и государства. Если маленький мальчик носит длинную косу, над ним смеются. Если мама ему объяснит, что «так заведено, что мальчик косу не носят», то он быстрее подчинится социальному давлению на него. Маленькие мальчики и девочки поведенчески практически не отличаются друг от друга до определенного возраста, но по мере развития в общественной среде они усваивают стереотипы поведения и свою гендерную роль. Вместе с этим дети усваивают и полоролевые установки, которым вынуждены следовать и принимать. Девочек превращает в женщин — общество, обучая их этой роли и настаивая на обязательности этой роли.

В таких религиозных общинах на территории Соединенных Штатов, как Римско-Католическая церковь и Церковь Святых Последнего Дня, женщин принуждают следовать традиционным гендерным ролям под угрозой отлучения. А в некоторых протестантских общинах женщин, усомнившихся в необходимости слепого подчинения мужчинам, навещает категорично настроенный пастор, который разубеждает их, показывая в Библии отрывки, подтверждающие подчиненное положение женщины.

Наказание за отказ следовать гендерным ролям может быть жестоким. Аятолла Хомейни, правитель Ирана с 1979 до середины 1980-х гг., отменил все законы, дающие женщинам хоть какие-то права, и приговорил к смертной казни в общей сложности 20 тысяч женщин, которые не соблюдали четкие правила, регламентирующие их одежду и поведение (French, 1992).

При этом неверно утверждать, что гендерные установки обществом именно «навязываются», а люди им сопротивляются: нет, гендерные стандарты по большей части встречают повсеместную поддержку. Женщины обычно хотят выйти замуж не просто за существо мужского пола, а за настоящего мужчину. Аналогично, и мужчинам нужна не просто кукла женского рода, а милая и красивая женщина. Чтобы это происходило, заботливые родители воспитывают мальчиков как мужчин, а девочек — как женщин. Если это получается, родители гордятся своими детьми, а выросшие дети гордятся собой и благодарят родителей.

Гендерные стандарты — одна из основ современной цивилизации. При этом кажется полезным, чтобы женщины не замыкались в узком кругу «женских дел» и домашних обязанностей, чтобы они могли выбирать себе те занятия, которые их заинтересуют, и их осваивать. Аналогично, если мужчины добавят себе те способности и таланты, которыми обычно владеют женщины, это их также обогатит.

Гендерные психологические особенности

Гендерные социально-психологические особенности характеристик личности

Определение 1

Гендер – это социальный статус, психологическое понятие, характеризующее социальные представления о мужчине и женщине, об их психологических особенностях.

Социально-психологическая сущность явлений в поведении человека, связанных с половой принадлежностью индивида подчеркивается понятием гендер.

С помощью гендерного анализа можно изучить поведение женщин и мужчин в социальном контексте.

В психологическом плане быть мужчиной или женщиной означает обладать специфическими личностными и поведенческими характеристиками, которые соответствуют данному полу.

Психофизиологические особенности того и другого пола отличаются и наиболее достоверны эти отличия в сфере двигательной активности.

Общая максимальная и мышечная сила у мужчин выше, хотя в десятилетнем возрасте является примерно одинаковой. К 19-ти годам сила юношей становится больше и своей максимальной отметки достигает к 25-ти годам.

Специалисты предполагают, что, возможно, большие силовые возможности мужчин способствуют формированию чувства превосходства.

Ряд особенностей женской моторики зависят от особенностей телосложения и мышечной силы, например, женский шаг короче мужского. Моторный облик женщин более грациозен, движения отличаются плавностью.

Несмотря на то, что мышечная сила мужчин больше, они не характеризуются большей выносливостью по сравнению с женщинами.

Для женщин характерна большая точность восприятия, наблюдательность, внимание к деталям, но экспериментальные подтверждения этого практически отсутствуют.

Отличительной особенностью мужчин и женщин является острота слуха – мужчины лучше слышат более низкие частоты, а женщины – более высокие частоты.

По-разному мужчины и женщины воспринимают болевые ощущения – лабораторные исследования показали, что женщины обладают большей болевой чувствительностью, что объясняется биологическими особенностями, различиями в функционировании нервных структур, передающих болевые сигналы.

Готовые работы на аналогичную тему

Особую роль среди психофизиологических характеристик играют свойства нервной системы – было установлено превосходство женщин по подвижности процесса возбуждения и превосходство мужчин по силе нервной системы.

Свойства нервной системы как биологической основы не дают выраженных половых различий и являются дополнительным подтверждением того, что биологический пол не будет однозначен психологическому полу человека.

Женщины имеют более низкую устойчивость к стрессу по сравнению с мужчинами. Женщине требуется больше времени для снижения секреции кортизола до исходного уровня, чтобы выйти из стрессового состояния.

Однако скорость мобилизации регуляторных систем в стрессовом состоянии у женщин выше, что выражается в интенсивном нарастании уровня возбуждения, быстрой эмоциональной активации организма.

Не решенным является вопрос об особенностях поведения мужчин и женщин в разных стрессовых ситуациях.

Ведущей нейрофизиологической детерминантой индивидуально-психологических отличий являются межполушарные отношения – для осуществления одних психических функций доминирует левое полушарие, с которым связывают рационально-логическое, знаковое мышление, а для других – правое полушарие с образным интуитивным мышлением.

Ведущую роль в речевой деятельности играет левое полушарие, а за эмоциональную окраску речевого высказывания отвечает правое полушарие.

Замечание 1

На соматическом уровне, таким образом, находится целый ряд хорошо выраженных различий между мужчиной и женщиной, но в формировании высших психических функций и особенностей индивидов, эти свойства не относятся к ведущим.

Половые и гендерные различия

Отличительная особенность мужчин и женщин связана с биологией, психологией пола, уровнем социализации и включает три блока факторов:

  • биологические факторы – генетические, биологические, психофизиологические признаки;
  • социальные и психофизиологические факторы – присвоение половых ролей, распределение труда в зависимости от половой принадлежности, идентификация ребенка с собственным полом, гендерные стереотипы, определяющих обществом и др.;
  • культурные факторы – присвоение гендерных установок и особенностей поведения в зависимости от культуры, распределение труда в зависимости от культуры.

Если пол ребенка определяется в момент рождения, то о гендере этого сказать нельзя. Пол определяется по набору хромосом, гормональному набору, анатомическим и репродуктивным особенностям.

Гендер – это отличительная характеристика по социальному аспекту, т.е. мужчина и женщина играют определенную социальную роль и должны соответствовать заданным правилам и нормам поведения, специфике своей деятельности в соответствии со своим полом.

Человеку свойственно придерживаться социальных норм, а причина кроется в желании быть принятым обществом.

Желание достигается в результате осуществления дифференциального усиления, когда гендерно-ролевое поведение поощряется, а неприемлемое наказывается и дифференциального подражания, суть которого заключается в том, что человек определяет модель поведения релевантной группы и соответственно себя ведет.

Как правило, человек выбирает ролевые модели в поведении, соотносящиеся с его гендером.

Для гендера характерны свои сущностные признаки:

  • социальная характеристика личности, формирующаяся в процессе развития в соответствии с полом;
  • социально-психологические отношения – общение, взаимодействие с другими людьми;
  • набор соглашений личности, которые отражают стереотипы, типичные черты для мужчин и женщин, роли;
  • социально-психологический конструкт, т.е. сущность, механизм, специфику формирования маскулинности и фемининности в обществе;
  • социально-психологические характеристики личности, в основе которых лежит биологический пол;
  • социализация личности в зависимости от культуры;
  • иерархия социальных отношений между мужчиной и женщиной, неравенство возможностей;
  • осознанное принятие собственного пола – осознанное принятие пола – осознанное значение пола.

К существующим теориям проблем половых и гендерных различий единого подхода пока нет.

Методик изучения гендерных особенностей немного, среди них можно назвать методику Г. Гейманса, методику В.Е. Когана, методику маскулинности – фемининности С. Бэма.

Все методики отражают гендерные особенности, но их не всегда можно использовать.

Исключением являются методики изучения психических, познавательных процессов – восприятия, внимания, памяти, интеллекта, креативности.

Что касается эмпирического изучения общих особенностей мужчины и женщины, то их сравнение идет в 3-х направлениях:

  1. изучение половых различий;
  2. изучение гендерных характеристик;
  3. изучение гендерных различий.

Маскулинность и фемининность

Вообще в мире вплоть до середины XX века господствовала традиционная система половых ролей, причем, личность считалась более эффективной и цельной, если ей были свойственны многие типичные гендерные черты.

Маскулинность свойственна сильному полу и представляет собой набор черт, характерных для мужчин – это, прежде всего, рационализм, аналитические способности, компетентность в профессии, стремление к лидерству, эффективность.

Фемининность – черты, характерные для женщин – это эмоциональность, развитая интуиция, способность сопереживать, забота о детях и муже, коммуникабельность, внушаемость.

Для традиционной семьи маскулинные и фемининные качества были вполне достаточными, но и необходимыми.

Современный мир изменился, изменились и люди, но старые шаблоны остались.

С развитием научно-технического прогресса в прошлое уходит роль женщины-домохозяйки. С разделением труда стало понятно, что женщины прекрасно справляются с разными видами работ – они могут заниматься бухгалтерией, аудитом, программированием и др.

Неправильные ролевые ожидания привели к конфликту между полами.

Например, молодой человек ждет от своей девушки выполнения домашней работы, в то время как сам является безработным, а девушка работает ещё в офисе.

Происходит смещение ролей и для молодого человека в данном примере характерны фемининные черты.

Гендерные различия – культура и психология

Различия между мужчинами и женщинами могут быть основаны на (а) фактических гендерных различиях (т. е. мужчины и женщины на самом деле различаются в некоторых способностях), (б) гендерных ролях (т. е. различиях в том, как мужчины и женщины должны действовать), или (c) гендерные стереотипы (т. е. различия в том, как мы думаем о мужчинах и женщинах). Иногда гендерные стереотипы и гендерные роли отражают фактические гендерные различия, а иногда нет.

Что касается языка и языковых навыков, то у девочек раньше развиваются языковые навыки и они знают больше слов, чем мальчики; однако это не приводит к долгосрочным различиям. Девочки также чаще, чем мальчики, хвалят, соглашаются с человеком, с которым они разговаривают, и уточняют комментарии другого человека. Мальчики, напротив, чаще, чем девочки, отстаивают свое мнение и высказывают критику (Leaper & Smith, 2004). Что касается темперамента, мальчики чуть менее способны подавлять неуместные ответы и немного чаще выбалтывают, чем девочки (Else-Quest, Hyde, Goldsmith, & Van Hulle, 2006).

Что касается агрессии, то мальчики проявляют более высокие показатели неспровоцированной физической агрессии, чем девочки, но нет разницы в спровоцированной агрессии (Hyde, 2005). Некоторые из самых больших различий связаны со стилями игры детей. Мальчики часто играют в организованные потасовки в больших группах, в то время как девочки часто меньше занимаются физическими упражнениями в гораздо меньших группах (Maccoby, 1998). Существуют также различия в показателях депрессии: девочки гораздо чаще, чем мальчики, подвержены депрессии после полового созревания.После полового созревания девочки также более склонны быть недовольными своим телом, чем мальчики.

Существуют значительные различия между отдельными самцами и самками. Кроме того, даже при наличии средних групповых различий фактический размер большинства этих различий довольно мал. Это означает, что знание чьего-то пола не очень помогает в предсказании его или ее реальных черт.

Анализ гендерных различий в психологии

Марк Лири, доктор философии, Университет Дьюка

Девять из десяти заключенных — мужчины.Что объясняет такие поразительные гендерные различия с точки зрения психологии? Узнайте, как сходятся культурные силы, общество и другие факторы, что приводит к таким драматическим контрастам.

(Изображение: Дмитрий Домино/Shutterstock)

Почему психология продолжает озадачивать нас

Человеческое поведение порой исключительно сложно. На него влияет множество взаимодействующих сил.

Некоторые причины поведения лежат в генетическом плане, сконструировавшем наш мозг, но большая часть поведения зависит от личного опыта людей, их воспитания, а также влияния других людей, социальных групп и культуры.

Пытаясь понять поведение, ученые-психологи изо всех сил пытаются разобраться в этой огромной сложности с помощью своих исследований, которые, однако, могут охватывать только ограниченное количество переменных одновременно.

Хотя исследователям относительно легко планировать исследования, в которых они измеряют множество переменных и анализируют отношения между ними, такие исследования обычно не предоставляют окончательных доказательств причин загадочного поведения.

Проблема в том, что даже когда мы обнаруживаем, что переменные связаны друг с другом, мы часто не можем определить, какие переменные вызывают реакцию людей.

Например, мы очень много знаем о характеристиках людей, у которых возникают проблемы с алкоголем. Мы знаем об их происхождении, опыте, личностях и даже их генетических профилях.

Это стенограмма из серии видео Понимание тайн человеческого поведения . Смотрите прямо сейчас на Wondrium.

Но полное понимание алкоголизма остается недостижимым, потому что мы не можем сказать, какие характеристики и переживания алкоголиков являются причинами их проблем, какие являются следствием проблем с алкоголем, а какие просто случайно связаны с другими факторами, которые предсказывают возникновение проблемы. питьевой.

Чтобы понять причины поведения, исследователи должны проводить контролируемые эксперименты, но многие темы трудно, если вообще возможно, изучать в контролируемых условиях.

Мы не можем проводить контролируемые эксперименты по изучению причин таких явлений, как жестокое обращение с детьми, депрессия или алкоголизм, потому что нам пришлось бы подвергать людей условиям, которые могли бы заставить их жестоко обращаться с детьми, впасть в депрессию или развить проблемы с алкоголем.

Этические и методологические ограничения на виды исследований, которые могут проводить ученые, ограничивают силу выводов, которые они могут сделать.Ученые проводят самые лучшие исследования, какие только могут, зная, что, в конце концов, они часто могут иметь только часть головоломки.

Узнайте больше о том, как загадочные аспекты человеческого поведения лежат в основе некоторых фундаментальных характеристик человеческого вида

Загадочные факты о мужчинах и женщинах

Рассмотрим следующие факты: девять из 10 заключенных в тюрьмах — мужчины; среди бездомных мужчин больше, чем женщин как минимум в 3 раза к 1; мужчины в 10 раз чаще убивают кого-то, чем женщины; мужчины с большей вероятностью окажутся в нижней части распределения показателей IQ — они с большей вероятностью будут умственно отсталыми — чем женщины; мужчины более склонны жестоко обращаться со своими детьми и отказываться от них и менее склонны заботиться о своих стареющих родителях.

По психологическим показателям нежелательных характеристик мужчины превосходят женщин по показателям жестокости, ограниченности мышления, враждебности, нарциссизма и потакания своим слабостям. Вдобавок ко всему, мужчины умирают раньше женщин — в среднем примерно на пять лет раньше.

Это не очень лестно описывает мужской пол. Это не только нелестная картина, но и довольно озадачивающая, особенно с учетом того, что мы обычно предполагаем, что мужчины в большинстве обществ справляются с этим лучше, чем женщины.

Но почему привилегированный пол должен быть настолько неприспособленным, антисоциальным и нездоровым? Это интересный и важный вопрос, потому что ответ может рассказать нам кое-что о том, как уменьшить определенные социальные проблемы, которые в основном создаются мужчинами.

Эта разница между полами — чрезвычайно сложный вопрос, и эксперты не согласны с ответом на него. Но это хороший пример того, как ученые-бихевиористы думают о сложных вопросах и решают их.

Во-первых, могут иметь место какие-то эволюционные и биологические процессы. Эти различия между мужчинами и женщинами можно увидеть по всему миру, и их нелегко сопоставить с культурными переменными.

Некоторые из этих различий могут быть связаны, например, с тестостероном, который помогает мужчинам быть более агрессивными, доминирующими, конкурентоспособными и готовыми идти на риск, чем женщины.

Узнайте больше о сильном влиянии генов на личность человека

Изменчивость среди полов

Кроме того, есть доказательства того, что по какой-то причине эволюция шла таким образом, что мужчины проявляют большую изменчивость по многим характеристикам, чем женщины.

Если мы измеряем почти любую характеристику — будь то физическая характеристика, такая как рост, вес, или психологическая характеристика, такая как интеллект или экстраверсия, — оценки имеют тенденцию падать в колоколообразном или нормальном распределении.

Измерения многих характеристик, таких как показатели роста или веса, имеют тенденцию падать в колоколообразном или нормальном распределении, при этом большинство людей получают около среднего балла, и очень немногие имеют очень низкие или высокие баллы. (Изображение: Iamnee/Shutterstock)

Большинство людей получают около среднего балла, а количество баллов сужается к крайним значениям.Это распределение справедливо как для мужчин, так и для женщин: большинство людей находятся в центре этого колоколообразного распределения баллов, и относительно небольшое число людей имеет очень низкие или очень высокие баллы по тому или иному измеряемому нами предмету.

Но вот что интересно: по многим характеристикам мужчины чаще набирают крайние значения — оба крайних значения, — чем женщины.

Возьмем физический рост. Конечно, мужчины в среднем выше женщин.

Но интересно то, что мужчины демонстрируют большую вариабельность среднего роста, чем женщины.Другими словами, очень низких мужчин и очень высоких мужчин по сравнению со средним мужчиной больше, чем очень низких женщин и очень высоких женщин по сравнению со средней женщиной.

Мы также видим это влияние на массу тела при рождении; разница в весе младенцев мужского пола больше, чем у младенцев женского пола. Рост и вес являются важными примерами, потому что они определяются в основном генами человека. Эти данные свидетельствуют о том, что мужчины от природы более изменчивы, чем женщины, с точки зрения роста и веса.Биологи расходятся во мнениях относительно того, почему это происходит, но явление кажется реальным.

Но может ли эта дополнительная изменчивость объяснить, почему у мужчин чаще возникают поведенческие и социальные проблемы, чем у женщин?

Возможно — по крайней мере отчасти — потому что мы обнаружим больше мужчин, чем женщин, в проблемной части распределения психологических характеристик. Тот факт, что мужчины более изменчивы, чем женщины, естественным образом может привести к тому, что у мужчин будет больше проблем.

Узнайте больше о различиях в поведении мужчин и женщин

Как культуры ставят мужчин в невыгодное положение

Это эволюция и биология, но культура также может способствовать высокой доле мужчин с серьезными проблемами.

Многое было написано за эти годы о культурных обычаях, которые ставят женщин в невыгодное положение и причиняют им вред, и это правда. Но меньше было сказано о том, как культуры также ставят мужчин в невыгодное положение и причиняют им вред.

Возможно, самый очевидный пример связан с тем фактом, что на протяжении всей истории мужчины были теми, кто должен был идти на войну и рисковать ранениями или смертью на службе своей стране. Конечно, больше женщин поступает в армию, чем когда-либо прежде, но мужчины по-прежнему несут большую часть боевых действий.

Этот факт имеет отношение к вопросу о том, почему у мужчин чаще, чем у женщин, наблюдаются серьезные дисфункции. Многие из этих мужчин — ветераны, которые испытали психологические проблемы, развили зависимость или стали бездомными. Культурные системы могут способствовать возникновению некоторых мужских психологических проблем.

Добавьте к этому опасность работы людей. По данным Министерства труда США, 92% американцев, умирающих на работе, — мужчины. Почему?

Потому что у мужчин чаще, чем у женщин, есть работа, на которой они забегают в горящие здания, чтобы тушить пожары, участвуют в перестрелках с преступниками, работают на лесозаготовках или на стройке.Ежедневная работа на опасных работах сопряжена с исключительным стрессом, и, возможно, эти факторы стресса вносят свой вклад в некоторые различия между мужчинами и женщинами.

Почему на этих должностях слишком много мужчин? В некоторых случаях это может быть связано с размером или силой; но часто это культурная норма, которая говорит, что это мужская работа и что женщины не должны ее выполнять. Опять же, мы можем видеть роль культуры в этой загадочной структуре проблем.

Мужчины также более склонны думать о себе в подобных профессиях.Вот где проявляется способность к самосознанию.

Тот факт, что люди могут сознательно думать о себе, в том числе о своем поле и ожиданиях общества в отношении них, помогает мужчинам сбиться с пути, который приводит к психологическим проблемам. Отчасти это связано с различиями в самооценке мужчин и женщин.

Узнайте больше о том, почему нас так беспокоят мысли других о нас

Сложности человеческого поведения

Конечно, у женщин есть свои собственные наборы психологических проблем — например, они чаще впадают в депрессию, чем мужчины, — но мужчины специализируются на антисоциальных, саморазрушительных и агрессивных проблемах.

Прямые причины этих различий трудно изучить. Исследователи могут задокументировать факторы, связанные с этими различиями между мужчинами и женщинами. Но нет простого способа точно определить, что их вызывает, потому что мы не можем проводить контролируемые эксперименты для выявления причин алкоголизма, бездомности, жестокого обращения с детьми или убийств.

Ученые-бихевиористы добились больших успехов в понимании различий между мужчинами и женщинами, однако сложность, присущая человеческому поведению, означает, что некоторые тайны трудно разгадать.
Когда мы начинаем смотреть глубже, даже самые обычные и обыденные реакции часто оказываются удивительно сложными.

Счастье, конфликт, румянец, любовь, сновидение, память, стресс, самооценка — вот переживания, из которых состоит наша жизнь. Но каждый из них также содержит атмосферу тайны.

Общие вопросы о гендерных различиях в психологии

В: Есть ли разница между женским и мужским мозгом?

Гендерные различия в мозге существуют анатомически.Размер головного мозга мужчины в среднем больше, чем у женского мозга . Однако это не приводит к различиям в интеллекте.

В: Есть ли разница в эмоциональности между полами?

Гендерные различия действительно существуют, причем у женщин признаки различных эмоциональных состояний проявляются более ярко, чем у мужчин. Однако это, по-видимому, в значительной степени культурное, а не биологическое .

В: Мужчины более агрессивны, чем женщины?

Мужчины склонны вести себя более агрессивно, чем женщины.По-видимому, это имеет мало общего с мозгом, а скорее связано с эволюционными ролями и культурными условиями .

В: Что определяет пол?

Основываясь на системе XY   определения пола    , гендерные различия , по-видимому, индуцируются гормонами, влияющими на соотношение хромосом x или y, которые самец вносит в яйцеклетку.

Эта статья была обновлена ​​9 декабря 2020 г.

Продолжайте читать


Айсберг — видимая и скрытая идентичность
Гендерное разнообразие может привести к успеху
Насилие на американском Западе — профсоюзы и права шахтеров

Гендерные различия в предпочтениях психологического лечения, копинг-стратегиях и триггерах обращения за помощью

Цель: Есть некоторые свидетельства того, что мужчины и женщины по-разному справляются со стрессом; например, метаанализ показал, что женщины предпочитают сосредотачиваться на эмоциях как на стратегии выживания больше, чем мужчины.Однако половые различия в предпочтениях в отношении терапии мало изучены.

Дизайн: Развернутый онлайн-опрос.

Метод: Участники (115 мужчин и 232 женщины) были набраны через соответствующие веб-сайты и социальные сети. В опросе описывались методы лечения и участников спрашивали, насколько им нравится каждый из них.Также оценивались их стратегии преодоления трудностей и обращение за помощью.

Результаты: Данные опроса были проанализированы с использованием множественной линейной регрессии. После семейной корректировки альфа для множественного тестирования до p < 0,0125 и учета других релевантных переменных мужчины любили группы поддержки больше, чем женщины (β = -0,163, p < 0,010), использовали секс или порнографию, чтобы справиться с стрессуют больше, чем женщины (Exp[B] = .280, p < 0,0002), и полагали, что вариантов, удобных для мужчин, больше, чем женщин (Exp[B] = 0,264, p < 0,002). Большинство участников не отдавали предпочтения полу своего терапевта, но среди тех, кто это делал, мужчины лишь немного чаще предпочитали терапевта-женщину, тогда как женщины гораздо чаще предпочитали женщин (p < 0,0004). Даже после семейной корректировки все еще были более значимые результаты, чем можно было бы ожидать случайно (p < 0,001, двусторонний).

Выводы: Несмотря на то, что предпочтения мужчин и женщин в отношении терапии во многом схожи, наши результаты подтверждают гипотезу о том, что мужчины и женщины демонстрируют статистически значимые различия, имеющие значение для клинических психологов.

Очки практикующего: Мужчины менее склонны, чем женщины, обращаться за помощью в связи с психологическими проблемами. Это исследование показывает, что мужчины и женщины демонстрируют значительные различия в некоторых аспектах терапии, копинг-поведении и обращении за помощью. Возможно, мужчины были бы более склонны обращаться за помощью, если бы терапия удовлетворяла потребности больше для мужчин Практикующие врачи могут научиться повышать эффективность своей практики, принимая во внимание пол клиентов.

Ключевые слова: справляться; Пол; поиск помощи; душевное здоровье; секс.

Психология гендерных различий – Nova Science Publishers

Содержание

Содержание

Предисловие стр. vii-ix

Глава 1. Гендерные различия в развитии социальной компетентности детей от восемнадцати месяцев до семи лет с использованием Шкалы оценки взаимодействия (IRS)
(T.Анме, Р. Шинохара, Ю. Сугисава, Т. Ватанабэ, Л. Тонг, Э. Танака, Э. Томисаки, Х. Мотидзуки, К. Токутаке и Японская детская исследовательская группа; Аффилиация: Высшая школа комплексных гуманитарных наук, Университет Цукуба, Япония) стр. 1-8

Глава 2. Предпочтения мальчиков и девочек в отношении игровых форм и гендерная сегрегация в раннем детстве
(Эрик В. Линдси, Penn State Berks, США), стр. 9–24

Глава 3. Гендерные различия в мотивации достижения: оценка и культурные аспекты
(Александр Сишинг Йенг, Ронда Г.Крейвен и Гувиндер Каур,
Университет Западного Сиднея, Австралия) стр. 25-46

Глава 4. Изучение половых различий в предпочтениях детей начальной школы к групповой работе
(Паула Ферри, Сара Ламсвуд и Сара П. МакДжоун, Халлский университет, Великобритания), стр. 47–58

Глава 5. Гендерные различия в творчестве и игровом поведении детей
(Диенеке Ван де Сомпель, Ирис Вермейр и Марио Панделаер, Университетский колледж Гента и Гентский университет, Бельгия), стр. 59–76

Глава 6.Один и тот же темперамент, разная оценка: влияние темперамента на успеваемость в школе зависит от пола учащегося и учителя, а также от возраста учителя
(Сари Муллола, Маркус Йокела, Мирка Хинтсанен, Сайя Алатупа, Никлас Равая и Лииса Келтикангас-Ярвинен, Университет Хельсинки и Университет Аалто, Финляндия )стр.77-106

Глава 7. Пол, гендерная идентичность, академическая мотивация и поведение подростков в классе
(Майфанви Баглер, Хелен Сент-Клер-Томпсон и Сара П. МакГеон,
Университет Халла, Великобритания) Стр.107-130

Глава 8. Обзор гендерных различий в самооценке
(Вирджил Зейглер-Хилл и Эрин М. Майерс, Оклендский университет, Мичиган и Университет Западной Каролины, Северная Каролина, США), стр. 131–144

Глава 9. Гендерные различия в психологическом капитале
(НПО Ханг Юэ и Дж. И. Мин Шуан, Китайский университет Гонконга), стр. 145-160

Глава 10. Нагрузка на рабочую память выявляет гендерные различия в мысленных образах
(Р. Нори, Л. Пиккарди, Л.Палермо, К. Гуарилья и Ф. Джусберти
(Университет дельи Студи в Болонье, Университет дельи Студи де Л’Акуила, I.R.C.C.S., Fondazione Santa Lucia, Roma & Università Sapienza degli Studi di Roma), стр. 161-174

Глава 11. Тип задания, временные условия и гендерные различия в тесте на ментальное вращение
(Дэниел Войер и Рэнди А. Дойл, Университет Нью-Брансуика, Канада), стр. 175–204

Глава 12. Доверие и надежность — обзор гендерных различий
(Хольгер А.Рау, Дюссельдорфский институт экономики конкуренции (DICE), Германия), стр. 205-224

Глава 13. Влияет ли гендерная структура домохозяйства на физическое здоровье?
(Ари К. Мвачофи и Роберт Бройлс, Центр медицинских наук Университета Оклахомы, США) стр. 225-244

Глава 14. Ковариаты психического здоровья с особой ссылкой на гендерную структуру домохозяйства
(Ари К. Мвачофи и Роберт Бройлс, Центр медицинских наук Университета Оклахомы, США), стр. 245-266

Глава 15.Качественные половые различия в пространственном обучении
(В. Д. Чамизо, Университет Барселоны, Испания), стр. 267-282

Указатель стр. 283-295

Исследование факторов, которые могут способствовать гендерным различиям в скорости психомоторной обработки | BMC Psychology

Быстрое выполнение простых когнитивных задач, таких как копирование цифр и символов, нахождение идентичных изображений или быстрое называние объектов, коррелирует с другими когнитивными навыками, такими как логическое мышление, словарный запас и память [1, 2].По этой причине скорость психомоторной обработки (ПС) считается одним из факторов интеллекта. Например, в теории Кеттелла-Хорна-Кэрролла [3] скорость обработки информации является одной из девяти основных широких способностей, а преобладающий тест интеллекта, Шкала интеллекта взрослых Векслера [4], включает индекс PS как один из четырех показателей. основные субшкалы.

Хотя общепризнано, что скорость обработки информации является важным элементом познания, нет единого мнения о точной природе этой конструкции.Один из основных вопросов заключается в том, является ли скорость единой способностью или совокупностью нескольких когнитивных процессов [5, 6]. Основываясь на наблюдении, что выполнение тестов на время реакции связано с широким спектром более сложных умственных навыков, Дженсен [7] предположил, что скорость мышления является основным процессом, лежащим в основе общих когнитивных способностей. Однако исследования возрастных изменений когнитивных функций позволяют предположить, что на скорость обработки влияют различные нейронные системы [8, 9].

Другая проблематичная черта PS состоит в том, что существуют различия в зависимости от пола и национальности.Например, в тестах Векслера (WAIS, WAIS-R, WAIS III и WAIS IV) [1, 10, 11, 12] наблюдается небольшая разница в пользу мужчин по субтестам невербальной, вербальной и рабочей памяти, в то время как женщины превосходят мужчин в тестах PS. В последней версии WAIS IV индексы для мужчин и женщин составили 101,8 и 98,4 соответственно по составным индексам перцептивного мышления (PRI), вербального понимания (VCI) и рабочей памяти (WMI) и 97,7 и 102,1 по обработке. Индекс скорости (PSI).Существуют также значительные межнациональные различия в профилях тестов IQ. В недавнем исследовании [13] средние баллы PRI для финских, скандинавских, немецких и французских выборок стандартизации WAIS IV варьировались от 104 до 109, в то время как баллы PSI варьировались от 96 до 101 при оценке с использованием норм США (среднее значение США = 100 для всех индексов). ). Таким образом, факторная модель WAIS, включающая четыре показателя индекса, не полностью согласуется между полами и национальностями.

Было предложено несколько факторов, лежащих в основе различий в соотношении PRI/PSI между мужчинами и женщинами и между странами [14].Было показано, что размер рук и толщина пальцев влияют на выполнение задач, связанных с ловкостью [15, 16]. В задачах на мелкую моторику преимущество имеют лица с узкими пальцами [17], а у женщин руки меньше, чем у мужчин. Недавние исследования показывают, что популяции из холодных регионов имеют относительно более короткие и широкие пальцы, что отрицательно коррелирует с ловкостью [18, 19]. Это также может объяснить некоторые межнациональные различия, наблюдаемые в тестах PS. Другим фактором, который потенциально может повлиять на скорость обработки, являются навыки чтения и письма, особенно в тестах, в которых в качестве стимулов используются цифры и буквы.Исследования, такие как PISA ОЭСР [20], основанные на очень больших выборках ( n  > 100 000), показывают, что женщины лучше умеют читать и писать, чем мужчины. Линн и Микк [21] оценили разрыв между мужчинами и женщинами как d  = 0,041 в исследовании PISA 2010, и женщины быстрее пишут почерк на языках с очень разными орфографическими системами, таких как английский [22], китайский [23]. и японский [24]. Женское превосходство объяснялось тем, что женщины больше учатся и больше выполняют домашнюю работу [21].Увеличение ПС на протяжении поколений [25] также предполагает, что эффекты практики, основанные на повышении уровня образования, могут лежать в основе наблюдаемых различий в показателях ПС.

Различия в PS, наблюдаемые между странами и между полами, позволяют предположить, что существует несколько факторов, влияющих на PS, и что эти факторы могут действовать в разных направлениях. Например, финские учащиеся постоянно входили в пятерку лучших стран по навыкам чтения и письма в оценках PISA в период с 2005 по 2018 год, в то время как финские выборки стандартизации неизменно имели значительно более низкие баллы PS в разных версиях WAIS по сравнению с США.С. и образцы европейской стандартизации [13, 26]. Также было обнаружено, что мужчины показывают лучшие результаты, чем женщины, в некоторых типах тестов на скорость, но женщины лучше справляются с другими. Мужчины, как правило, быстрее справляются с довольно простыми задачами, такими как тесты на скорость реакции и постукивание пальцами, в то время как женщины превосходят мужчин в быстром назывании и в тестах, связанных с навыками канцелярского типа [27,28,29]. Помимо того, что тесты на скорость связаны с общим интеллектом, ловкостью и навыками чтения и письма, на них также влияет отношение к сдаче теста.Согласно Erdodi et al. [30], тестовый профиль с оценкой PSI значительно ниже, чем оценки по индексам рассуждений, может быть вызван плохими усилиями испытуемого.

Когда различные факторы, которые могут противодействовать друг другу, изучаются в отдельных исследованиях с использованием отдельных выборок, трудно проанализировать влияние каждого фактора. В настоящем исследовании влияние широкого набора факторов на скорость обработки данных было проанализировано на выборке амбулаторных пациентов. Зависимой переменной была скорость обработки, измеренная по производительности подтестов скорости обработки WAIS IV (цифровое кодирование символов, поиск символов), а независимыми предикторами были возраст, пол, рост, вес, образование, тип принимаемых лекарств, общая ловкость рук, скорость мелкой моторики, сила хвата, депрессия, результаты тестов на невербальное мышление, вербальное мышление, рабочую память и логическую вербальную память, а также 15 различных черт личности.

Цель исследования состояла в том, чтобы изучить влияние психологических и физиологических факторов на скорость обработки данных в рамках плана исследования, который дает возможность контролировать основные смешанные факторы образования и пола. Было высказано предположение, что половые различия в скорости обработки могут быть объяснены факторами, которые (а) имеют положительную корреляцию с PS, когда пол контролируется, и (б) демонстрируют преимущество женщин в популяционных выборках.

Гендерное равенство может раздвинуть мужские и женские личности

Психологи уже давно обсуждают вопрос о том, существуют ли фундаментальные различия между мужскими и женскими личностями.Ряд исследований показывает, что определенные черты личности больше соответствуют одному полу, чем другому. В то же время другие исследования утверждают, что эти различия между полами по-прежнему незначительны и что в более широком смысле мозг обоих полов в значительной степени схож. Американская психологическая ассоциация задается вопросом, есть ли вообще разница.

Теперь новое исследование, проведенное исследователем из Зальцбургского университета в Австрии, подливает масла в огонь международными данными, которые показывают, что мужчины и женщины не только имеют определенные личностные различия, но и эти различия усиливаются в странах, которые имеют самые большие гендерные различия. равенство.

В исследовании, доступном в виде препринта перед рецензированием, использовалась версия опроса личности под названием NEO Personality Inventory, в котором используется инструмент, распространенный в психологии, личностные черты «большой пятерки» — невротизм, экстраверсия, открытость, доброжелательность, и Добросовестность — чтобы определить всеобъемлющую картину своей личности. В ходе исследования были оценены два уже существующих набора данных, охватывающих почти миллион человек из более чем 70 стран. Выяснилось, что самые большие различия между полами заключались в том, что женщины-участницы были более покладистыми, открытыми и невротичными.

Исследование также сопоставило свои личностные данные с «гендерным равенством», измеряемым Глобальным индексом гендерного разрыва, отчетом, который отслеживает прогресс в направлении большего равенства в более чем 100 странах путем оценки таких факторов, как экономические возможности, уровень образования, здоровье и должности на высоких уровнях власти для мужчин и женщин.

Результаты показали, что большее гендерное равенство связано с более сильным выражением гендерных различий. Гендерные различия «следует интерпретировать не как результат неравного обращения, а как показатель успешной политики гендерного равенства», — пишет автор исследования Тим Кайзер.

«Важно отметить, что различия увеличиваются не только в таких «стереотипных женских» аспектах личности, как эмоциональность или сострадание, — сказал мне Кайзер. «В более эгалитарных странах женщины также получают более высокие баллы, чем мужчины, по таким аспектам, как напористость или стремление к достижениям».

С другой стороны, по словам Кайзера, в странах с большим гендерным равенством мужчины более смущены, чем женщины, «поэтому вполне может быть, что личность приспосабливается к меняющимся социальным условиям.”

Предыдущие исследования выявили сходные результаты существующих различий между мужчинами и женщинами. Метаанализ 1994 года, в котором изучались международные данные за период с 1940 по 1992 год, включавшие более 100 000 человек, показал, что женщины набрали больше баллов по тревожности и экстраверсии. В другом исследовании приняли участие более 10 000 американцев и были обнаружены личностные различия между полами, но эти различия были более стереотипными, чем выводы Кайзера: женщины показали более высокие баллы по чувствительности и теплоте, а мужчины — по доминированию и бдительности.

Тем не менее, исследования этих различий могут вызывать ожесточенные споры, а из-за множества действующих переменных причины, лежащие в основе результатов, которые не обязательно связаны с полом, трудно определить. Например, набор данных был основан на онлайн-анкете, которую участники исследования «обнаружили… самостоятельно или из уст в уста», согласно документу, сопровождающему набор данных. И эта анкета была предложена только на английском языке. В исследовании отмечается, что из-за этих факторов люди, не имеющие доступа в Интернет, не говорящие по-английски или проживающие в менее развитых странах, с меньшей вероятностью участвовали в опросе.Это отсутствие разнообразия может потенциально исказить результаты.

Эндрю Гелман, профессор статистики Колумбийского университета, не участвовавший в исследовании, имеет несколько вопросов по поводу данных, включенных в исследование, а не включенных в него. «Меня беспокоит, что ответы на вопросы опроса будут иметь разное значение в разных странах», — говорит он. Например, участники исследования, которых попросили оценить свою «напористость», могут по-разному интерпретировать свою напористость, если они живут в Иране или Финляндии.«Я вполне мог представить, что эти ответы будут интерпретироваться иначе в Латвии, Исландии и Финляндии, чем в Иране, Мексике и на Ямайке», — говорит он. «Я обеспокоен тем, что эти проблемы будут коррелировать с ключевыми переменными в исследовании».

Маркус Брауэр, профессор психологии Висконсинского университета в Мэдисоне, согласен с общепризнанными ограничениями исследования, касающимися неадекватного разнообразия субъектов. результат обусловлен тем, что выборки довольно нерепрезентативны в странах с низким уровнем гендерного равенства.

Брауэр также отмечает, что в исследование включены Швеция, Финляндия, Норвегия и Исландия, страны с чрезвычайно высокими показателями Глобального индекса гендерного разрыва. «Возможно, какая-то региональная социальная норма в этих четырех скандинавских странах заставляет женщин реагировать иначе, чем мужчин. Это означает, что результат не может иметь ничего общего с гендерным равенством», — говорит он. «Я удивлен, что автор не провел анализ выбросов».

«Моя быстрая реакция заключается в том, что опубликование этих результатов — хороший шаг, — говорит Гельман, — но я думаю, что они слишком преувеличены.”

Кайзер надеется включить дополнительные детали в окончательный вариант документа. Его цель исследования заключалась в том, чтобы помочь раскрыть то, что стало называться «парадоксом гендерного равенства»: парадоксальный вывод о том, что женщины в странах с меньшим гендерным равенством на самом деле выбирают больше научных и математических профессий — традиционно мужских профессий — чем женщины в страны с большим гендерным равенством. Личность может играть недооцененную роль в формировании этого парадокса, но, как отмечает Кайзер в своем заключении, необходимо провести гораздо больше исследований, прежде чем ученые придут к каким-либо окончательным ответам.


* Первоначально в этой статье было неверно указано место работы Маркуса Брауэра.

Существуют ли гендерные различия в эмпатии?

Аннотация

Исследования показали гендерные различия в ряде когнитивных областей, таких как пространственные способности и математические способности. Исследования гендерных различий в эмпатии дали противоречивые результаты. Исследования показали, что наблюдаемые гендерные различия в эмпатии могут возникать из-за нежелания мужчин сообщать о эмпатии, а не из-за различий в способностях.В настоящем исследовании изучалось влияние явного информирования участников о характере задания на эмпатию (состояние эмпатии) или убеждение их в том, что задание оценивает социальные способности (условие социальных способностей), на показатели индекса межличностной реактивности (IRI), стандартная мера эмпатии. Участники (20 мужчин и 20 женщин) заполнили IRI и форму C шкалы социальной желательности Марлоу-Крауна, которая измеряет тенденцию реагировать социально желательным образом.Показатели женщин по шкале IRI были значительно выше, чем у мужчин в состоянии эмпатии, а в состоянии социальных способностей не было выявлено достоверных гендерных различий. Не было существенной разницы между условиями оценки социальной желательности. В совокупности результаты показывают, что гендерные различия в самооценке показателей эмпатии не возникают из-за различий в способностях.

Введение

Эмпатия — это способность определять, что думает или чувствует другой человек, и реагировать на эти мысли и чувства соответствующей эмоцией (Baron-Cohen, 2011).Считается, что эмпатия включает два основных компонента: когнитивную эмпатию и эмоциональную (или аффективную) эмпатию (Lawrence, Shaw, Baker, Baron-Cohen & David, 2004). Когнитивная эмпатия — это способность знать, что думает другой человек, и она похожа на «теорию разума», а эмоциональная эмпатия — это способность испытывать эмоции, подобные эмоциям другого человека (Lawrence et al., 2004; Rueckert & Naybar, 2008). Эмпатия влияет на социальное и эмоциональное здоровье в разных культурах (Cassels, Chan, Chung, & Birch, 2010).Это коррелирует с просоциальным поведением и альтруизмом (Carlo, Hausmann, Christiansen, & Randall, 2003), а также с подавлением антисоциального и агрессивного поведения (LeSure-Lester, 2000; Baron-Cohen, 2011). Более высокий уровень эмпатии и управления эмоциями также связан с лучшими отношениями со сверстниками (Eisenberg, Miller, Shell, McNalley & Shae, 1991). Более низкий уровень эмпатии был связан с такими расстройствами, как синдром Аспергера и аутизм (Baron-Cohen & Wheelright, 2004; Baron-Cohen, 2011).Таким образом, эмпатия играет жизненно важную роль в жизни человека, поскольку позволяет ему эффективно взаимодействовать в социальных ситуациях.

Эмпатия считается критическим когнитивным различием между мужчинами и женщинами из-за того, что женщины набирают значительно более высокие баллы по показателям эмпатии. Однако существующие исследования показали неоднозначные результаты в отношении доказательств гендерных различий. Эмоциональные суждения, такие как «Чтение мыслей по глазам», основанные на точном суждении об эмоциях при наблюдении за глазами, указывают на женское превосходство (Baron-Cohen, Wheelright, Hill, Raste, & Plumb, 2001).Оценка невербальных данных с использованием методов нейровизуализации, таких как функциональная магнитно-резонансная томография (фМРТ), в меньшей степени подтверждает гендерные различия в эмпатии. В своем метаанализе Wager et al. (2003) не обнаружили существенной разницы в активации мозга у мужчин и женщин в ответ на эмоциональные стимулы. Использование физиологических показателей в качестве показателей эмпатии приводит к тому, что мужчины и женщины получают одинаковые баллы (Eisenberg & Lennon, 1983). Таким образом, в исследованиях, использующих нейробиологические и физиологические методы, гендерные различия в эмпатии не проявляются.Эти результаты убедительно свидетельствуют о том, что ранее сообщавшиеся доказательства гендерных различий в эмпатии могут зависеть от методов, принятых в исследованиях.

Наиболее убедительные доказательства гендерных различий в эмпатии предоставлены исследованиями, в которых для оценки эмпатии использовались самоотчеты (Rueckert, 2011). Женщины набирают значительно более высокие баллы, чем мужчины, по эмоциональному коэффициенту (Baron-Cohen & Wheelright, 2004) и индексу межличностной реактивности (Davis, 1980). Культура и социализация играют важную роль в развитии эмпатии (Baron-Cohen, 2005) и, таким образом, могут объяснить расхождения в результатах, сообщающих о гендерных различиях в эмпатии.Айзенберг и Леннон (1983) предположили, что предубеждения в самоотчетах могут влиять на наблюдаемые гендерные различия. Различия могут быть связаны с тем, что мужчины могут неохотно сообщать о эмпатическом опыте из-за социальных ожиданий. Когда считается, что мера оценивает эмпатию, она может вызвать реакцию, на которую повлияла идентификация человека с гендерными стереотипами (Michalska et al., 2013). Один из наиболее распространенных стереотипов в обществе заключается в том, что женщины более заботливы, ориентированы на людей и сопереживают, чем мужчины (Rueckert, 2011).Поэтому вполне возможно, что, когда считается, что мера оценивает эмпатию, женщины чувствуют, что они должны реагировать более эмпатично, тогда как мужчины считают, что они должны реагировать менее эмпатично, чтобы соответствовать гендерным ролям.

В исследованиях с использованием самоотчетных показателей эмпатии было обнаружено, что гендерные различия увеличиваются между детством и ранним взрослением (Mestre et al., 2009; Michalska et al., 2013). Однако с возрастом не было обнаружено существенных гендерных различий в активации мозга, связанной с эмпатией (Eisenberg & Lennon, 1983).Эти результаты подтверждают роль культуры и социализации в наблюдаемых гендерных различиях в эмпатии. Предыдущие исследования показали, что знание стереотипов в области личностных качеств и достижений увеличивается в подростковом возрасте (Signorella, Bigler, & Liben, 1993 в Berk, 2006). Повышение осведомленности о стереотипах может привести к наблюдаемому увеличению гендерных различий в самооценке показателей эмпатии. Оценена роль гендерных стереотипов на другие когнитивные способности.Дар-Нимрод и Хайне (2006) обнаружили, что сообщение участникам об отсутствии гендерных различий или о том, что гендерные различия возникают из-за различий в опыте, может ослабить гендерные различия в успеваемости по математике. Moe (2009) исследовал, могут ли позитивные убеждения и объяснения влиять на выполнение задания на мысленное вращение, в котором, как считается, мужчины лучше других. Было обнаружено, что заставляя женщин поверить в то, что женщины справляются лучше, чем мужчины, улучшалось их выполнение задания.Таким образом, изменение информации, предоставленной участникам до выполнения задания, может уменьшить гендерные различия в заданиях, которые стереотипно ассоциируются с одним полом.

В своем эксперименте Кляйн и Ходжес (2002) обнаружили, что женщины показали значительно лучшие результаты, чем мужчины, по показателю эмпатической точности только тогда, когда участников убедили в том, что этот показатель связан с эмпатией до выполнения задачи. Но когда участникам платили в обмен на точность, внушение участникам мысли о том, что мера связана с эмпатией, не приводило к гендерным различиям.Авторы предполагают, что гендерные различия, наблюдаемые в отношении эмпатической точности, возникают из-за различий в мотивации к хорошей работе. Результаты этого исследования убедительно свидетельствуют о том, что гендерные различия могут зависеть от условий тестирования и что мотивация к хорошей работе не может быть связана с разницей в способностях между полами.

Настоящее исследование было направлено на изучение влияния письменных инструкций на гендерные различия в эмпатии. Инструкции, явно указывающие на меру эмпатии, и инструкции, указывающие меру социальных способностей, были представлены участникам до заполнения Индекса межличностной реактивности (IRI) (Davis, 1980).Чтобы исследовать тенденцию реагировать так, как это считается социально приемлемым, также использовалась мера социальной желательности, краткая форма C шкалы социальной желательности Марлоу-Крауна (форма C MC-SDS) (Reynolds, 1982). Таким образом, если участники склонны представлять себя в благоприятном (или неблагоприятном) свете, их показатели социальной желательности будут отражать это. Если гендерные различия в эмпатии являются результатом различий в способностях, изменение информации о характере задачи не должно влиять на оценки эмпатии и социальной желательности.Основываясь на доказательствах, освещающих влияние гендерных стереотипов на показатели эмпатии в самооценке, должна быть значительная разница между показателями IRI мужчин и женщин в условиях, в которых участникам явно сообщается, что оценивается их уровень эмпатии (эмпатия). состояние). Никаких гендерных различий в баллах IRI не предсказывается, когда участникам говорят, что оцениваются их социальные способности (условие социальных способностей). Поскольку в состоянии эмпатии предсказывается значительная гендерная разница, как мужчины, так и женщины в этом состоянии могут реагировать так, как они считают социально приемлемым.Таким образом, для формы C MC-SDS участники в состоянии эмпатии должны демонстрировать более высокие баллы социальной желательности, чем участники в состоянии социальной желательности.

Методы

Участников:

40 участников в возрасте от 18 до 31 года (M = 21,5, SD = 2,68) были набраны через Систему участия в исследованиях Университета Сент-Эндрюс (SONA). Было 20 самок и 20 самцов.

Материалы:

участника заполнили опросник IRI (Davis, 1980), который содержал 28 вопросов, разделенных на четыре подшкалы (по 7 пунктов в каждой), которые измеряют различные аспекты эмпатии.Каждому вопросу IRI, включая пункты с обратной оценкой (пункты 3, 7, 12, 13, 14, 15, 18 и 19), был присвоен балл от 0 до 4. Общий балл по каждой подшкале в анкете и общие баллы для каждого участника были рассчитаны. Подшкала эмпатической заботы (EC) измеряет склонность человека испытывать заботу о других. Шкала фантазии (FS) измеряет способность человека воображать себя вовлеченным в вымышленных персонажей и ситуации. Подшкала личного дистресса (PD) оценивает склонность человека к стрессу в результате наблюдения за дистрессом другого человека.Наконец, подшкала «Принятие точки зрения» (PT) оценивает способность человека принимать точку зрения другого человека. Участники должны были ответить на каждый пункт анкеты по пятибалльной шкале от 0 (не очень хорошо меня описывает) до 4 (очень хорошо меня описывает).

Участники также заполнили форму C MC-SDS (Reynolds, 1982). Этот показатель оценивает склонность людей реагировать так, как это считается желательным в соответствии с культурой и социальными нормами.Анкета содержит 13 утверждений, основанных на культурно приемлемом поведении, которое относительно маловероятно (Crowne & Marlowe, 1960). На вопросы следует отвечать «верно» или «неверно» в зависимости от того, насколько хорошо утверждение описывает человека. Каждому пункту, включая пункты с обратной оценкой (пункты 1, 2, 3, 4, 6, 8, 11 и 12), был присвоен балл 0 или 1. Подсчитывался общий балл для каждого участника.

Заливка:

Участники были подготовлены с помощью IRI.В условиях эмпатии участникам прямо сообщали об их уровне эмпатии и измерялись реакции на эмоциональные ситуации. В условии социальных способностей участникам сказали, что измеряются их социальные способности и реакции на социальные ситуации. В конце инструкции каждый участник должен был указать свой возраст и пол, тем самым подчеркнув пол перед заполнением анкеты.

Процедура:

Участники были случайным образом распределены либо в состояние эмпатии, либо в состояние социальных способностей с использованием системы распределения, которая обеспечивала равное количество мужчин и женщин в каждом состоянии.Затем им было представлено описание IRI и инструкции по заполнению анкеты. Экспериментатор вернулся в комнату примерно через восемь минут и представил участникам второй набор инструкций о том, как заполнить шкалу социальной желательности. Экспериментатор вернулся примерно через четыре минуты, и участникам был предоставлен полный отчет, объясняющий цель исследования, включая прогнозы исследования. Затем они получили компенсацию в размере 1 фунта стерлингов.50 для своего времени.

Статистический анализ

Данные проверены на нормальность с помощью SPSS. Тесты нормальности Шапиро-Уилка показали, что только данные женщин в состоянии эмпатии были нормально распределены (w = 0,790, p = 0,11). Для обеспечения точной интерпретации параметрических тестов были рассчитаны дисперсии для каждой группы баллов. Это показало, что дисперсионный анализ, вероятно, верен, так как наибольшая дисперсия была менее чем в четыре раза меньше наименьшей дисперсии (Howell, 1992) (социальные способности женщин = 147.21, социальные способности мужчины = 98,44, сочувствие женщины = 102,5 и сочувствие мужчины = 246,27).

ANOVA с повторными измерениями был проведен с использованием пола (мужской/женский) и состояния (эмпатия/социальные способности) в качестве межсубъектных факторов и подшкал (EC, FS, PD, PT) в качестве факторов повторных измерений. При нарушении сферичности использовались соответствующие поправки. Для дальнейшего анализа результатов был проведен простой анализ эффектов.

Данные, полученные из формы C MC-SDS, были проверены на нормальность, и критерий Шапиро-Уилка показал, что данные были взяты из нормального распределения (w = .972, р > 0,05). Был проведен двусторонний дисперсионный анализ между субъектами с полом и состоянием в качестве межсубъектных переменных и оценкой социальной желательности в качестве зависимой переменной.

Результаты

Индекс межличностной реактивности

Тест Мокли показал, что допущение о сферичности было нарушено (x2 (5) = 25,64, p < 0,001). Поэтому степени свободы были скорректированы с использованием оценок сферичности Гринхауса-Гейссера (e = 0,73). Тесты межсубъектных эффектов выявили значительное влияние пола (F (1, 36) = 13.19, p = 0,001) и значительное взаимодействие между полом и состоянием (F (1, 36) = 6,97, p = 0,013). Двусторонние повторные измерения ANOVA выявили значительный основной эффект субшкалы (F (2,20, 79,29) = 15,89, p <0,001). На рисунке 1 показаны средние баллы участников по каждой из субшкал в рамках IRI. Однако значимого взаимодействия между субшкалой и полом (F (2,20, 79,29) = 1,19, p > 0,05) или субшкалой и состоянием (F (2,20, 79,29) = 2,06, p > 0,05) обнаружено не было. Таким образом, пол и состояние не влияли на баллы по четырем субшкалам.

Анализ простого эффекта не выявил значимой разницы в баллах мужчин и женщин по условию социальных способностей (F (1,39) = 0,50, p > 0,05). Анализ выявил значительную разницу между оценками мужчин и женщин в состоянии эмпатии (F (1,39) = 19,01, p < 0,001), при этом мужчины набрали значительно меньше баллов, чем женщины. Это указывает на то, что гендерные различия в эмпатии присутствовали только в состоянии эмпатии. Шкала социальной желательности Двухфакторный дисперсионный анализ не выявил основного влияния пола (F (1,36) = 0.39, p > 0,05) или условием (F (1,36) = 0,09, p > 0,05). Взаимодействие между полом и состоянием также не было значимым (F (1,36) = 1,81, p > 0,05), что указывает на отсутствие различий в оценках социальной желательности ни в одном из четырех состояний.

Обсуждение

Настоящее исследование было направлено на изучение влияния письменных инструкций на гендерные различия в эмпатии, а также на то, отражают ли баллы участников склонность реагировать так, как это воспринимается как социально приемлемое.Результаты показали, что в состоянии эмпатии мужчины набрали значительно более низкие баллы по IRI, чем женщины, в то время как в состоянии социальных способностей не было обнаружено существенных гендерных различий. Таким образом, данные подтверждают гипотезу о том, что гендерные различия в самооценке показателей эмпатии не возникают из-за различий в способностях. Хотя в каждой из четырех подшкал IRI наблюдались значительные гендерные различия, различия по четырем подшкалам в текущем исследовании не зависели от состояния или пола участников.Этот результат, однако, согласуется с предыдущими исследованиями, предполагающими наличие различий в оценках, полученных по каждой субшкале (Davis, 1980). В отличие от прогноза, согласно которому участники в состоянии эмпатии будут иметь значительно более высокие баллы по форме C MC-SDS, между четырьмя состояниями не было обнаружено существенной разницы в баллах социальной желательности. Хотя результаты не были значительными, мужчины в состоянии эмпатии набрали самые высокие баллы по форме C MC-SDS, тогда как женщины в состоянии эмпатии набрали второе место.

Результаты согласуются с предыдущими выводами, демонстрирующими, что, когда считается, что один пол работает лучше из-за стереотипов, информация, представленная перед заданием, может уменьшить гендерные различия (Moe, 2009). В текущем исследовании информация о задаче, которая указывала на то, что мера оценивала эмпатию, черту, которая стереотипно считается женской (Rueckert, 2011), привела к гендерным различиям, согласующимся с более ранними исследованиями (Davis, 1980). Но когда участников заставили поверить, что мера оценивает способность, с которой не связаны гендерные стереотипы, гендерные различия в той же мере уменьшились.Отсутствие гендерных различий в оценках эмпатии в состоянии социальных способностей в текущем исследовании предполагает отсутствие различий в эмпатических способностях между полами. Более низкие баллы мужчин в состоянии эмпатии по сравнению как с женщинами в состоянии эмпатии, так и с мужчинами в состоянии социальных способностей предполагают, что, когда было очевидно, какая черта поведения оценивается, мужчины, возможно, не были мотивированы на хорошие результаты.

Женщины в условиях эмпатии и социальных способностей показали почти одинаковый уровень (немного выше в состоянии эмпатии).Средняя производительность мужчин была значительно хуже, чем у женщин в состоянии эмпатии. В своем эксперименте Михальска и соавт. (2013) обнаружили, что хотя мужчины и женщины не отличались по гемодинамике и реакции расширения зрачков на болевые раздражители, женщины сообщали о значительно большем расстройстве, чем мужчины. Что касается тенденции участников демонстрировать себя социально благоприятным образом, несколько более высокие показатели социальной желательности мужчин и женщин в состоянии эмпатии еще больше подтверждают роль гендерных стереотипов в гендерных различиях, наблюдаемых в самоотчетах. сочувствие.Женщины в состоянии эмпатии набрали самые высокие баллы по IRI, а мужчины в состоянии эмпатии набрали самые низкие баллы по IRI. Взятые вместе, результаты, полученные из формы C MC-SDS и IRI, позволяют предположить, что социальные ожидания в отношении гендерных ролей и гендерных стереотипов могут привести к тому, что женщины сообщают о более высоком уровне эмпатического поведения, а мужчины — о более низком уровне эмпатического поведения.

В исследованиях, в которых сообщалось о гендерных различиях в самооценке показателей эмпатии, показатель социальной желательности не был включен (Mestre et al, 2009, Lawrence et al, 2004; Baron-Cohen & Wheelright, 2004; Davis, 1980). .В это исследование была включена форма C MC-SDS для изучения вероятности того, что участники представят себя социально приемлемым образом, когда было очевидно, какое поведение оценивается. Тем не менее, форму C MC-SDS можно использовать для контроля социально желательных ответов в показателях самоотчета. Результаты подчеркивают важность включения показателя социальной желательности, поскольку на баллы по показателям самоотчета может влиять тенденция участников представлять себя таким образом, который считается приемлемым для общества, и это может привести к неправильной интерпретации данных.

Хотя полученные результаты предполагают, что гендерные различия в самооценке показателей эмпатии возникают из-за социальных ожиданий, текущее исследование имело определенные ограничения. Из-за небольшого размера выборки в каждом состоянии надежная корреляция между показателями IRI и MC-SDS формы C была невозможна. Будущие исследования могут выиграть от большего размера выборки, чтобы можно было проанализировать взаимосвязь между показателями эмпатии и социально желательными ответами. В текущем исследовании также не учитывалась демографическая информация об участниках.Вполне возможно, что тенденция сообщать о эмпатии может варьироваться в зависимости от культуры из-за различий в гендерных ролях в разных культурах. В будущих исследованиях может быть полезно выяснить, являются ли наблюдаемые различия сильнее в культурах с более сильными представлениями о гендерных ролях. Наконец, предыдущие исследования показали, что гендерно-ролевая ориентация лучше предсказывает гендерные различия в эмпатии, чем сам пол (Karniol, Gabay, Ochion & Harari, 1998). Включение показателя гендерно-ролевой ориентации, такого как шкала гендерно-ролевой ориентации Бема (Karniol et al., 1998) может оказаться полезным для дальнейших исследований. Это позволило бы исследовать, получают ли участники, которые набрали более высокие баллы по мужественности, более низкие баллы по эмпатии, независимо от инструкций, представленных до IRI.

В заключение, выводы о том, что гендерные различия не возникают из-за различий в способностях, согласуются с исследованиями, в которых использовались имплицитные измерения эмпатии (Michalska et al., 2013). Текущее исследование предполагает, что гендерные различия в самоотчетных мерах эмпатии могут зависеть от стереотипов и ожиданий гендерных ролей в обществе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.