Психологический рисунок личности – Психологический рисунок личности |

Содержание

в рисунках и объяснениях – Зожник

Художник Шон Косс изобразил 12 психологических расстройств в рисунках. Редакция Зожника собрала работы художника за пару лет и решила показать их вам, а также в двух словах рассказать о каждом из расстройств.

1.  Зависимое расстройство личности (DPD)

Повышенное ощущение беспомощности, некомпетентности и нежизнеспособности без поддержки других людей, потребность в которой ощущается большую часть времени.

Согласно руководству по психическим расстройствам DSM-IV зависимое расстройство личности относится к тревожным и паническим расстройствам. Человек с таким расстройством ощущает как необходимость избыточную заботу о себе со стороны окружающих, что приводит к повышенной покорности и привязчивости, страхам разлучения. Для постановки диагноза необходимо чтобы пять или более из ниже перечисленных характеристик начали проявляться с ранней зрелости (от 18  лет и старше) в самых разных контекстах:

  1. Испытывает трудности в принятии повседневных решений, если не получает завышенного количества рекомендаций и одобрений со стороны окружающих.
  2. Испытывает потребность в людях, которые брали бы на себя ответственность за большую часть его (её) жизни.
  3. Испытывает трудности с выражением несогласия с другими из-за страха потери материальной поддержки или одобрения.
  4. Испытывает трудности в проявлении инициативы или самостоятельной деятельности.
  5. Далеко заходит в стремлении получить опеку и поддержку от окружающих — может даже добровольно вызываться делать неприятные для себя вещи.
  6. Чувствует дискомфорт или беспомощность, из-за преувеличенного страха, что не сможет о себе позаботиться.
  7. В срочном порядке ищет новых отношений, которые могли бы служить источником помощи и поддержки, если предыдущие близкие отношения разрываются.
  8. Испытывают неадекватное количество страхов и беспокойств в связи с перспективой самостоятельно о себе заботиться

2. Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР)

При ОКР у больного непроизвольно появляются навязчивые, мешающие или пугающие мысли (так называемые обсессии). Он постоянно и безуспешно пытается избавиться от вызванной мыслями тревоги с помощью столь же навязчивых и утомительных действий (компульсий). Иногда отдельно выделяется обсессивное (преимущественно навязчивые мысли) и отдельно компульсивное (преимущественно навязчивые действия) расстройства.

Обсессивно-компульсивное расстройство чаще всего начинается в возрасте от 10 до 30 лет. При этом первое посещение психиатра наступает обычно только между 25 и 35 годами. Средний возраст госпитализации — 31,6 лет.

Распространённость ОКР также связана с уровнем образования. Частота болезни ниже у тех, кто окончил высшее учебное заведение (1,9%), чем у тех, кто не имеет высшего образования (3,4%).  

3. Параноидная шизофрения


Шизофрения – тип расстройства личности, связанный с распадом процессов мышления и эмоциональных реакций. Параноидная шизофрения – самый распространенный из типов шизофрении, характеризующийся доминированием галлюцинаций и (или) бреда, при этом могут также проявляться разорванность речи, аффективное уплощение и кататонические симптомы (сопутствующие болезни, в их числе депрессии и тревожные расстройства; риск алкоголизма и наркомании составляет около 40%).

Общий риск заболевания, по данным исследований, составляет 0,4-0,6 % (4-6 случаев на 1000 человек).

4. Аутизм

Аутизм – расстройство, возникающее из-за нарушения развития головного мозга, характеризуется выраженным и всесторонним дефицитом социального взаимодействия, а также ограниченными интересами и повторяющимися действиями. Все указанные признаки начинают проявляться в возрасте до 3 лет.

По данным из США, в 2011-2012 годах аутизм и расстройства аутистического спектра официально диагностированы у 2 % школьников, что намного больше по сравнению с 1,2% в 2007 году.

5. Пограничное расстройство личности

Пограничное расстройство личности характеризуется импульсивностью, низким самоконтролем, эмоциональной неустойчивостью, нестабильной связью с реальностью, высокой тревожностью и сильным уровнем десоциализации.

Встречается у 1-3% взрослого населения США, из которых 75% — женщины. 50-70 % пациентов с данным расстройством замечены в злоупотреблении алкоголем или наркотиками.

Важным признаком расстройства является суицидное или самоповреждающее поведение, процент завершённых суицидов порядка 28-30%.

6. Биполярное расстройство (маниакально-депрессивный психоз)

Биполярное расстройство – психическое расстройство, проявляющееся в виде аффективных состояний — маниакальных  и депрессивных, а иногда и смешанных состояний, при которых у больного наблюдаются быстрая смена симптомов мании и депрессии либо симптомы депрессии и мании одновременно (например, тоска со взвинченностью, беспокойством либо эйфория с заторможенностью — так называемая непродуктивная мания — или другие).

Возможны многообразные варианты «смешанных» состояний.

7. Посттравматический стрессовый синдром

Посттравматический стрессовый синдром – (он же «вьетнамский синдром», «афганский синдром» и т. п.) — тяжёлое психическое состояние, которое возникает в результате единичной или повторяющихся психотравмирующих ситуаций, как, например, участие в военных действиях, тяжёлая физическая травма,сексуальное насилие, либо угроза смерти.

Группа характерных симптомов – психопатологические переживания, избегание либо выпадение памяти о травмирующих событиях и высокий уровень тревожности сохраняется на протяжении более месяца после психологической травмы.

Доказана эффективность когнитивной психотерапии при посттравматическом синдроме: применении когнитивной терапии у женщин, переживших тяжёлый стресс, клиническое улучшение наблюдалось у 85% пациенток и, в частности, проявлялось значительным снижением показателей по шкале депрессии — даже у тех женщин, кто испытал стресс в детском возрасте.

8. Бессонница


Бессонница — расстройство сна, которое характеризуется недостаточной продолжительностью или неудовлетворительным качеством сна либо сочетанием этих явлений на протяжении значительного периода времени.

Причин для бессонницы может быть множество: от депрессии до регулярного употребления чая (который содержит кофеин), а в 15% случаев, как написано в Википедии “определить причину бессонницы невозможно”).

Рекомендуется соблюдать гигиену сна (вот тут подробно в инфографике) и вот еще совет из нашего интервью с сомнологом: “если в течение 20-30 минут сон не наступил, не следует оставаться в кровати и пытаться заставлять себя заснуть, желательно встать и попытаться заняться чем-нибудь расслабляющим, пока снова не возникнет сонливость”.

 9. Депрессия

Депрессия –  психическое расстройство, характеризующееся «депрессивной триадой»: снижением настроения и утратой способности переживать радость, нарушениями мышления (негативные суждения, пессимистический взгляд на происходящее и так далее), двигательной заторможенностью.

В настоящее время депрессия — наиболее распространённое психическое расстройство. Ею страдает каждый 10-й в возрасте старше 40 лет, две трети из них — женщины. Среди лиц старше 65 лет депрессия встречается в 3 раза чаще. Также депрессии и депрессивным состояниям подвержено около 5% детей и подростков в возрасте 10-16 лет.

Почитайте рецепты от депрессии в тексте “Депрессия отменяется“.

10. Социофобия

Социофобия – это тревожное расстройство, упорная иррациональная боязнь исполнения каких-либо действий, сопровождаемых вниманием со стороны посторонних лиц: боязнь взглядов прохожих на улице, боязнь находиться в обществе, невозможность заниматься чем-либо при наблюдении со стороны. 

Люди, страдающие социофобией, испытывают настоящий ужас от того, как они будут оценены сторонними наблюдателями. Они почти всегда слишком сосредоточены на самих себе, на том, как они выглядят, как себя ведут. Такие люди также, как правило, предъявляют повышенные требования к себе. 

В большинстве случаев социофобия начинает проявляться в раннем возрасте. 50 % страдающих этим заболеванием обнаружили его симптомы до достижения ими 11 лет, и 80 % — до достижения 20-летнего возраста.

11. Повышенная тревожность

До сих пор нет единого мнения о причинах тревожности у людей. Преобладает точка зрения, что тревожность имеет частично врождённую, частично приобретённую природу. Имея некоторую генетически обусловленную склонность к тревожности, человек, в результате неправильных действий родителей, педагогов, внутренних конфликтов (прежде всего самооценочного характера) и других социально обусловленных причин, со временем приобретает её.

Неофрейдисты считают основной причиной тревожности неблагополучный ранний опыт отношений, из-за которого развивается базальная тревога (по Карен Хорни). Такая тревожность сопровождает человека всю жизнь, в значительной степени влияя на его отношения с другими людьми.

Бихевиористы считают тревожность результатом научения. По их мнению это заученная реакция на угрожающие ситуации, которая, впоследствии, переносится и на другие, ассоциирующиеся с ними обстоятельства.

(выдержка из книги “Тревожность // Клиническая психология. Словарь / под ред. Н. Д. Твороговой. — Москва : ПЕР СЭ, 2007).

12. Синдром дефицита внимания и гиперактивности

Синдром дефицита внимания и гиперактивности – расстройство, встречающееся примерно у 5% детей. У городских – чаще, чем у деревенских, у мальчиков – в 4-5 раз чаще, чем у девочек.

С неврологической точки зрения СДВГ рассматривается как стойкий и хронический синдром, для которого не найдено способа излечения. Считается, что некоторые дети, а именно 30%, «перерастают» этот синдром либо приспосабливаются к нему во взрослой жизни.

В существовании СДВГ сомневается ряд медиков, учителей, политиков, родителей и средств массовой информации. Некоторые считают, что такого заболевания, как СДВГ, не существует вообще, однако их противники полагают, что существуют генетические и физиологические причины данного состояния.

13. Панические атаки

Если попробовать описать, что такое панические атаки словами: мучительные приступы тяжелой тревоги, сопровождаемые беспричинным страхом в сочетании с вегетативными (соматическими) симптомами.

По МКБ-10 – признак панического расстройства – «рецидивирующие приступы резко выраженной тревоги (паники), которые не ограничены какой-либо особой ситуацией или комплексом обстоятельств и, следовательно, непредсказуемы». В то же время наличие панических атак не обязательно означает, что у больного — паническое расстройство. Панические атаки могут быть симптомами феохромоцитомы, соматоформных дисфункций, фобий, депрессивных расстройств, посттравматического стрессового расстройства, эндокринологических заболеваний, сердечных заболеваний, митохондриальных заболеваний и т. д. Или же возникать в результате приёма каких-либо препаратов (например, «Эреспал»).

 

Смотрите также на Зожнике:

Гид по головной боли

Депрессия — наша общая тайна

Наука о пользе тайцзи

Гид по стрессу: чем грозит, как бороться

Натуральные способы повышения тестостерона

 

Расскажите друзьям:

Максим Кудеров Понедельник, 31.10.2016

zozhnik.ru

Егидес Аркадий Петрович Как разбираться в людях, или Психологический рисунок личности введение

http://www.koob.ru

Все мы хотим уметь разбираться в людях. Но, чтобы уяснить себе, что это значит, постараемся понять, как разбираться, предположим, в автомобилях. Автомобилист знает, что грузовик менее поворотлив, чем легковушка, но может взять больше груза; что «шестерка» мгновенно набирает скорость, а вот «Москвич-2141» тяжеловат на подъем; что в девятой вазовской модели задний ход включается перемещением рычага передачи вперед, а в шестой — назад.

Итак, разбираться в предметах — это знать, как ими управлять и чего от них ждать. А значит, надо уметь по каким-то явным, или более скрытым признакам видеть предмет в его своеобразии. В мире автомобилей это, может быть, не так сложно, а вот отличить гадюку от ужа уже сложнее. Но нужно. Так и с людьми.

Конечно, это рассуждение, как и всякая аналогия, — не полная истина, но оно дает ключ к пониманию. У моей жены — волосы длинные и развеваются на ветру вместе с шарфиком от Ренуара, а у жены моего приятеля стрижка почти под нуль, но она умудряется волосы еще и завить. И в то же время ясно, что и моя жена, и его жена — истероидки, в отличие от жены третьего нашего друга, которая носит волосы средней длины и причесывается на косой пробор, пользуясь заколками-невидимками. Она не истероидка, она эпилептоидка. Это ясно мне и коллегам даже без психологического «микроскопа», к коему можно приравнять батареи тестов. Но если и вы хотите вот так же — по прическе, пуговицам, остротам, жестам и другим мелочам — научиться видеть личность, как палеонтолог по одной кости восстанавливает облик древнего животного, прочтите эту книгу.

В 1991 году в соавторстве с Н. Ш. Сугробовой в период нашего сотрудничества по клубу культуры общения «Маленький принц» я издал небольшую книжку под названием «Как научиться разбираться в людях?» (Издательство «Караван», Алма-Ата). Ее тираж разошелся быстро, но еще и сейчас в метро я иногда вижу людей, вчитывающихся в эту брошюру, на обложке которой милый наивный нелепый «питекантроп» (или лучше, как сказала одна моя студентка, «пикантроп») сжимает в каждой руке по человечку. Он пытается разобраться в них, а другие человечки, в которых он уже «разобрался», шлепнувшись на землю, бегут от него сломя голову... Этот рисунок художника В. Любича, слегка видоизменив, я использовал в композиции на обложке моей книги «Лабиринты общения», выпущенной издательским домом «Филинъ» в 1999 и 2000 году. «Пикантроп» не вписался в обложку книги, которую вы держите в руках, и в обложку нового издания «Лабиринтов общения» («АСТ-ПРЕСС», 2002)... Но он уже настолько свой, что стал заставкой во введении и там, и там. Обе книги — сообщающиеся сосуды. И, понятно, я советую читать и «Лабиринты общения». Так что спрашивайте «в аптеках города!».

Я не ставлю сейчас фамилию Сугробовой рядом со своей не только потому, что создал эту книгу без ее участия, но и потому, что замысел первой книжки был полностью моим, а она, будучи тогда моей прилежной последовательницей, взялась за труд подготовить причесанный текст по моим разработкам. Теперь у Сугробовой совершенно самостоятельный путь и новое имя — Айша. Ну, а я написал совершенно новую книгу.

Немного о том, как ее читать. Для полного эффекта книгу имеет смысл воспринять целиком, то есть прочитать всю, и не один раз. Лучше сперва прочесть ее от начала до конца насквозь, как беллетристику. Не вдавайтесь в подробности и не делайте выписок. А если что-то не будет сразу понято (термин или утверждение), не застревайте на этом: дальше где-нибудь все разъяснится. При повторном чтении сами собой установятся нужные связи, прояснятся туманности. А дальше уже можно разбираться выборочно, по главам, и от начала к концу, и от конца к началу, а потом по тем или иным мелким разделам. На этом этапе имеет смысл искать параллели, сравнивать, выписывать. И вы начнете многое видеть в людях сами, сможете увиденное и понятое учитывать в своих с ними отношениях, будете правильнее и успешнее взаимодействовать с окружающими.

Чтобы было веселее, я писал эту книгу как бог на душу положит: в ней система выдержана не строго. Все равно тщетны попытки что-то слишком строго систематизировать. Обратили внимание? Один автор предлагает в своей книге свою строгую систему изложения, а другой свою строгую систему. Сличаешь, а системы-то разные... Так что, может быть, лучше и вовсе не тщиться, а стараться, чтобы было просто интересно и понятно. Ну, по крайней мере, я решил сделать именно так.

К тому же я вынужден пользоваться принципом «скорее да» и «скорее нет». Будем допускать некоторые преувеличения и обязательно что-то недоговорим. И все же в конце концов психотип будет вырисован достаточно определенно, потому что есть много подробностей, которые видны на глаз, — если это глаз знающего человека, умеющего пристально высматривать.

Я буду постепенно наращивать информацию. А то, что может стать особенно важным для умения разбираться в людях, специально повторю в разных местах (неоднократно). Будут перекидываться «мостики» между психотипами, чтобы понять, чем они похожи и чем разнятся. Говоря, например, об эпилептоиде, мы вернемся для сравнения к паранойяльному и забежим вперед — сопоставим с истероидом. Читатель, скорее всего, знаком с четырьмя темпераментами (сангвиник, холерик, флегматик, меланхолик). Но характеристика личности не исчерпывается особенностями темперамента. Мы пользуемся, как вы обратили внимание, другим, более емким понятием: «психотип».

Немного истории. Профессор П. Б. Ганнушкин (прообраз ильфо-петровского профессора Титанушкина, который «симулянтов не любил») разработал вопрос о психопатиях. Так что все началось с психиатрии. Если черта характера зашкаливает так, что мешает жить и тебе, и другим, — это психопатия. Но впоследствии психиатры заметили, что черта характера может быть не так ярко выражена, как при психопатии, она больше мешает жить самому человеку, чем окружающим, но все же бросается в глаза, расценивается людьми как особенность или даже как странность. Это как бы «недопсихопатия». Такие случаи стали называть акцентуациями. Понятно: акцент на какой-то особенности характера. Известна книга Леонгарда об акцентуациях. Подростковые акцентуации исследовал ленинградский психотерапевт профессор А. Е. Личко. Но вставал вопрос о личностном разнообразии в пределах нормы. И вот московский психотерапевт профессор М. Е. Бурно в своих работах и лекциях стал говорить о рисунке личности. Здесь черта характера видна только тогда, когда ее как-то разыскивают. И совокупность всех увиденных черт складывается в рисунок личности. В учебниках по психологии до сих пор писали, что классификация личностей — дело практически немыслимое. Но обращение к понятию «рисунок личности» в духе Бурно помогает решить вопрос о классификации личностей в норме. Не могу сказать, что такой подход единственно правильный, но в то же время он мне кажется на сегодня самым продуктивным.

Стало возможным говорить уже не только о психопатах и акцентуантах, но и о психотипах в целом. Психотип объединяет в себе рисунок личности, акцентуацию и психопатию. Такое разграничение неточно, приблизительно, нет четких границ. И все же если какой-то человек готов наступить «на горло собственной песне», чтобы достичь своей заветной цели и стать лидером в городе или стране или знаменитостью на подмостках, то мы скажем, что это паранойяльный рисунок личности. А если некто наступает на горло своим друзьям, детям, жене, заставляя их работать на то, чтобы он стал лидером, то это уже паранойяльная акцентуация. А когда кто-то уже идет по судьбам многих людей, превращая их в средство, в «тесто» свирепой истории, — тут явная паранойяльная психопатия. Но еще раз: все это очень приблизительно, и можно легко ошибиться. Грани подвижны. Рисунок личности — это психотип в норме, психопат — это психопатический психотип. Акцентуация — посредине.

Но, поскольку все начиналось с психиатрии, то и тогда, когда речь пойдет о норме, мы все-таки будем придерживаться исторических названий психотипов. Так что и эпилептоид, и шизоид могут быть и психопатами, и «рисунком личности» в норме.

С другой стороны, мы будем иметь в виду, что психотипные черты могут зашкаливать в акцентуацию и даже психопатию.

Некоторые психиатры и психологи, правда, считают, что даже и психопатия — это крайний вариант нормы. А другие психиатры приравнивают в некоторых случаях психопатии по значимости отклонений даже к психическим болезням. Но и тогда все же психопатия — это не патологичекий процесс, который ведет к деградации личности. То есть и в рамках психопатии черты личности могут рассматриваться как углубление рисунка личности, как результат воспитания и условий развития.

Подчеркнем, что все психотипы мы обсуждаем здесь в основном в рамках «рисунка личности», то есть явной нормы.

Итак, я не являюсь родоначальником излагаемой классификации. Ее предложили Ганнушкин, Леонгард, Личко и Бурно. В чем же мой вклад в эту классификацию? Я рассказываю о каждом психотипе так, чтобы человек, прочитавший эту книгу, самостоятельно научился различать психотипы как бы «без ничего», без специальных тестов, без анкет и прочего психологического реквизита. И для этого не надо многолетней совместной работы начинающего специалиста и опытного со стажем. Не надо и самого многолетнего стажа. Обычно в клубе после 20-30-часового цикла мы устраиваем занятия по диагностике. Перед двадцатью участниками, прошедшими цикл по психотипам, мы сажаем на стул человека, которого они могут видеть и впервые. Участники задают ему вопросы, разговаривают, наблюдают за ним во время беседы, просят прочитать стихотворение, спеть, станцевать, поднять с пола уроненную книгу... А затем я прошу каждого написать на листке личностный диагноз, причем так, чтобы никто ни с кем не советовался и никто ни к кому не заглядывал. На счет «три» все поднимают свои листки. Если случай типичный, то процент расхождений в диагнозе ничтожен. О таких случаях медики говорят как о студенческих. Дальше — дело практики.

И здесь нет никаких секретов. Я характеризую каждый психо-тип по множеству разных линий: любовь, деньги, имидж, политика, пластика, мимика, работа, учеба, карьера, принятие решений, вкусы, речь, мышление, нравственные установки, отношение к сексу и т. д.

И по каждому из этих аспектов я сравниваю разные психотипы друг с другом. Например, как у эпилептоида и шизоида осуществляется процесс творчества. Или уточняю, что эпилептоид предпочитает порядок, гипертим — беспорядок, а у шизоида свой «беспорядочный порядок».

Психотип должен как-то проявляться в самых разных жизненных ситуациях, в проблемах, в отношении к людям и вещам, в отношениях с людьми и общественными структурами. В том, как человек принимает разные установления, традиции. Какие у него ценностные ориентации. Как он относится к культуре. Что у него в семье. Какой у него дом: крепость или проходной двор. Бережет ли он здоровье или сгорает, светя! Ведь все люди «как-то» «где-то» «к кому-то» «что-то»...

И вот если каждый психотип провести через некий одинаковый набор таких «линий», то появятся опоры в диагностике. И что самое важное, эти опоры, то есть характеристики по каждой из линий, могут быть четко видны не только специалистам, но и людям, не имеющим «психологического микроскопа», а обладающим лишь здравым смыслом и житейским опытом. Чтобы заметить, что у человека пуговица на пиджаке почти оторвана и болтается на двух нитках вот уже два месяца, не надо проводить ни тест Розенцвейга, ни корректурную пробу.. Вы просто обращаете на это внимание. А о том, что вы увидите это скорее у шизоида, чем у истероида, мы и расскажем в книге. И уже после первого ее прочтения вы вскоре обратите внимание на то, что непроизвольно начнете замечать описываемые черты в своих знакомых, а потом и в незнакомых людях. Это как раз и есть показатель того, что метод работает. И так вот, шаг за шагом, мы будем описывать каждый психотип. Будет, может быть, даже избыток личностных симптомов, не осуждайте меня за это — пригодится.

Названия главок в описаниях разных психотипов чаще всего совпадают. Так легче прослеживать сходство и различия. Впрочем, это правило выдержано не всегда.

Договоримся: ни один психотипный симптом сам по себе не может расцениваться как абсолютный.

Болтающаяся на двух нитках пуговица лишь, скорее всего, говорит о шизоидности, но при этом не исключена ни параной-яльность, ни гипертимность, ни даже истероидность: истероид может, например, специально вводить так новую моду или пытаться просто шокировать окружающих. Но на 99% исключена психастеноидность и на 90% — эпилептоидность.

Всю симптоматику личности надо рассматривать в этакой интегрированной совокупности. Введем формулу «66:33». То есть большинство симптомов только на 66% свойственны психотипу, но в 33% могут встречаться и у других людей. Один мой студент был озадачен: а куда же делся еще 1%? Я вынужден был разочаровать его еще больше: один процент «потерян» специально, чтобы подчеркнуть условность этого правила. Ведь может быть соотношение 70:30 или 80:20. Я вообще не могу пока уточнить в каждом конкретном случае коэффициент принадлежности какой-либо черты тому или иному психотипу. Все это очень зыбко. И в то же время есть «тяготение» симптома к психотипу. Это тяготение мы и выразили формулой «66:33».

Хочу подчеркнуть — это не тесты психодиагностические. Психолог, конечно, должен владеть ими. Но и для непсихолога, и для психолога важно научиться определять личностный психотип без использования трудоемких психодиагностических методик. Психолог, научившись сам разбираться в людях без тестов, может научить этому непсихологов. Ведь тестирование проводится в лабораторных условиях. А лабораторию не подтащишь к каждому человеку, чей психотип следовало бы знать, когда вступаешь с ним в значимый контакт. Человек может не захотеть подвергнуться тестированию, даже если он и благожелательно настроен. А если он насторожен? А если он ваш руководитель? И вообще, не будешь же предлагать тесты каждому человеку, перед тем как начать общаться с ним.

В жизни всегда нужна экспресс-диагностика. Мы садимся в автобус иначе, чем в легковую машину, а для этого мы должны его мгновенно «опознать», иначе ничего не получится. А если по дороге едет иномарка — жди нарушений с большей вероятностью, чем от простого «жигуленка». Вы хотите видеть психотип так, как видите марку автомобиля, как отличаете банан от апельсина? Так вот я опишу такие симптомы, которые вы сможете увидеть в человеке наметанным (хотя и не «лабораторным») глазом — увидеть, наблюдая человека во взаимодействии с вами и с другими людьми. А увидев, тут же учесть свои диагностические открытия в своем поведении. Если истероидка кричит, что ненавидит вас и уходит от вас, вы будете знать, что это не так, что уйдет, но вернется, стоит вам подарить ей ласковое внимание. Но если эпилептоид начнет мрачно собирать свои вещи, это разрыв всерьез.

И всему этому для личного пользования может научиться любой. Поняв психотип человека, вы сможете лучше владеть ситуациями, обнаруживать в человеке полезное для него самого, для общества и для себя, обезопасить себя от других и других от себя.

Мы не против строгих лабораторных исследований в психологии, мы за них. Но тогда, когда они реально нужны и осуществимы. А для живого взаимодействия с людьми в обычных условиях необходимы такие вот диагностические опоры.

Читая книгу, обращайте внимание, как удачно высказалась Н. Ш. Сугробова, на логику психотипа. То есть основные черты личности влекут за собой особенности поведения в каждой конкретной сфере человекоотношений, в каждом узле системы человек — предметы.

Шизоид, как мы убедимся дальше, он и в науках шизоид, и в сексе. Эпилептоид любит порядок и в вещах, и в отношениях, и в организации своей жизни. Прослеживать логику психотипа занимательно и приятно. Начиная читать главу, вы уже будете предвосхищать мысль автора и вместе с ним представлять жизнь во всех ее подробностях.

Приучимся к звучанию названий всех психотипов, к терминологии. Список психотипов таков: паранойяльный, эпилептоид, истероид, гипертим, шизоид, психастеноид, сензитив, гипо-тим, конформный, астеник, неустойчивый, циклоид. Я даю этот список по мере убывания агрессивности и нарастания дефензивности. Ну, агрессивность — это понятная вещь. А что такое дефензивность? Defence — по-английски «защита». Так что дефензив-ность можно перевести как «защитность». Будем, следовательно, говорить также о дефензивных (защищающихся) психотипах. Делить людей на агрессивных и дефензивных предложил тоже профессор М. Е. Бурно.

Очень условно можно считать, что в этом списке дефензив-ные психотипы начинаются с шизоидов. Условно потому, что и у истероидов возникают защитные реакции, но все-таки я бы сказал, что у них и защита используется как средство агрессивности. И шизоиды могут быть агрессивными. Дальше мы поймем, как это, а сейчас нам важно только то, что психотипы выстроены в колеблющуюся, неустойчивую, условную, но — линию.

Человечеству все психотипы ко двору. Шизоиды генерируют идеи, в том числе социологические. Паранойяльные вычленяют некоторые социально значимые идеи из множества других, невнятных и неотшлифованных, придают им силу, выступают как пропагандисты и соавторы, организуют движение за эти идеи. Эпилептоиды доводят идею паранойяльного до совершенства и до ума многих, популяризируют, еще больше оттачивают, вступают в его круг, партию, организуя других эпилептоидов и не-эпилептоидов. Паранойяльные и эпилептоиды нужны человечеству. Они движут историю. Без них не было бы исторического развития, был бы сплошной застой. Но они могут направить этот процесс и в опасное русло. Шизоиды часто безответственно изобретают невесть что, как профессор Персиков в булгаков-ских «Роковых яйцах». Да что там вымышленный Персиков, когда были реальные ученые, создавшие водородную бомбу, бактериологическое оружие и... т. д. Истероиды воспевают паранойяльных лидеров, воевод-эпилептоидов. Это они, истероиды — «былинники речистые», рассказывавшие о красных кавалеристах, для которых главное — раздуть мировой пожар на горе всем буржуям. Гипертимы крутятся между всеми, они снабженцы и автослесари, гуляки и рубаки.

В религии как в наиболее яркой области проявления человеческой природы мы видим все психотипы. Вот паранойяльный пророк. Он окружен эпилептоидами-апостолами. В его свите много истероидных магдалин, кающихся и грешащих, чтобы каяться. В его церкви много попов-расстриг-гипертимов и психас-теноидных переписчиков религиозных текстов, иконописцев и издателей. Всем есть место «у Бога на Земле».

К интереснейшему вопросу о роли психотипов в исторических драмах, об отношениях психотипов друг с другом мы постоянно будем возвращаться в главах, посвященных каждому психотипу.

Часто психологи разрабатывают в основном лишь понятийный аппарат и теоретические концепции, причем иногда с досадой отмечаешь, что все это, так лишь, предисловие к введению, общие подходы к частным подходам (глубина пустоты). А психотерапевты и психологи-практики должны помогать людям действенно и конкретно. Я хочу некоторым образом противопоставить свою практическую систему теоретизаторству. Двадцать пять лет назад я начал заниматься с. обычными людьми, у которых, казалось бы, не было «проблем», но, как оказалось, не было только видимых проблем. В центре Москвы (на улице Чехова, дом 9) есть уютный подвальчик, неоднократно показанный по телевидению, расхваленный корреспондентами журналов и газет. Это клуб психологической культуры общения «Маленький принц». Здесь и проходила обкатка программ тренинга и теоретического материала, которые легли в основу моих книг и публикаций. В живых дискуссиях с обучающимися оттачивались жизненные позиции и разрабатывались приемы тренинга новых, более успешных форм поведения. Клуб представляет собой практический полигон для занятий с моими студентами. Я долгое время преподавал в Московском государственном открытом педагогическом университете (МГОПУ) им. М. А. Шолохова на факультете педагогики и психологии, который стараниями его декана профессора И. П. Клемантович стал серьезным центром подготовки социальных педагогов и педагогов-психологов. На этом факультете, было дело, я заведовал кафедрой прикладной психологии. Но «время вперед» — теперь я доцент кафедры связей с общественностью Государственного университета управления (ГУУ) — того, чьи корпуса высятся рядом со станцией метро «Выхино» в Москве. Вместе с директором Института социологии и управления персоналом ГУУ профессором Альбертом Владимировичем Филипповым и под его руководством я обучаю будущих специалистов по честным Пи-Ар-технологи-ям. Продолжаю сотрудничать и с МГОПУ. Значительная часть материалов книги «Лабиринты общения» и этой вот книги были изданы в качестве учебных пособий для студентов. В сущности, обе книги в целом могут расцениваться как учебные по ряду дисциплин в рамках практической психологии.

Я издаю книгу «недописанной». Только основные личностные психотипы: паранойяльный, эпилептоид, истероид, гипер-тим, шизоид. Во-первых, для того чтобы не затягивать выход в свет уже достаточно доработанного материала и чтобы читатель прямо сейчас уже мог им воспользоваться. Во-вторых, потому что считаю эти психотипы действительно основными, то есть наиболее распространенными, наиболее значимыми и наиболее интересными. Но в ходе изложения все же достаточно много материала дается и по другим психотипам (психасте-ноиду, сензитиву и т. д.).

Предупредим, что книга наша — не «чтиво». Это жизненно необходимое учебное пособие. Но это и не просто «полезные советы». Книга имеет психологически-философское и морально-мировоззренческое значение. Она расширяет общеобразовательные горизонты. Излагая материал по тому или иному психотипу, я могу порассуждать на «общечеловеческие» или политические темы, предлагаю свое осмысление ряда социально-психологических проблем.

Ну, хватит введения. Всего за скобки не вынесешь. Лучше мы будем возвращаться к неким общим рассуждениям по мере изложения материала по каждому психотипу. И там будем говорить о некоторых моментах, важных для целостного понимания вопроса.

studfiles.net

Как разбираться в людях, или Психологический рисунок личности

ВВЕДЕНИЕ

Все мы хотим уметь разбираться в людях. Но, чтобы уяснить себе, что это значит, постараемся понять, как разбираться, предположим, в автомобилях. Автомобилист знает, что грузовик менее поворотлив, чем легковушка, но может взять больше груза; что «шестерка» мгновенно набирает скорость, а вот «Москвич-2141» тяжеловат на подъем; что в девятой вазовской модели задний ход включается перемещением рычага передачи вперед, а в шестой — назад.

Итак, разбираться в предметах — это знать, как ими управлять и чего от них ждать. А значит, надо уметь по каким-то явным, или более скрытым признакам видеть предмет в его своеобразии. В мире автомобилей это, может быть, не так сложно, а вот отличить гадюку от ужа уже сложнее. Но нужно. Так и с людьми.

Конечно, это рассуждение, как и всякая аналогия, — не полная истина, но оно дает ключ к пониманию. У моей жены — волосы длинные и развеваются на ветру вместе с шарфиком от Ренуара, а у жены моего приятеля стрижка почти под нуль, но она умудряется волосы еще и завить. И в то же время ясно, что и моя жена, и его жена — истероидки, в отличие от жены третьего нашего друга, которая носит волосы средней длины и причесывается на косой пробор, пользуясь заколками-невидимками. Она не истероидка, она эпилептоидка. Это ясно мне и коллегам даже без психологического «микроскопа», к коему можно приравнять батареи тестов. Но если и вы хотите вот так же — по прическе, пуговицам, остротам, жестам и другим мелочам — научиться видеть личность, как палеонтолог по одной кости восстанавливает облик древнего животного, прочтите эту книгу.

В 1991 году в соавторстве с Н. Ш. Сугробовой в период нашего сотрудничества по клубу культуры общения «Маленький принц» я издал небольшую книжку под названием «Как научиться разбираться в людях?» (Издательство «Караван», Алма-Ата). Ее тираж разошелся быстро, но еще и сейчас в метро я иногда вижу людей, вчитывающихся в эту брошюру, на обложке которой милый наивный нелепый «питекантроп» (или лучше, как сказала одна моя студентка, «пикантроп») сжимает в каждой руке по человечку. Он пытается разобраться в них, а другие человечки, в которых он уже «разобрался», шлепнувшись на землю, бегут от него сломя голову... Этот рисунок художника В. Любича, слегка видоизменив, я использовал в композиции на обложке моей книги «Лабиринты общения», выпущенной издательским домом «Филинъ» в 1999 и 2000 году. «Пикантроп» не вписался в обложку книги, которую вы держите в руках, и в обложку нового издания «Лабиринтов общения» («АСТ-ПРЕСС», 2002)... Но он уже настолько свой, что стал заставкой во введении и там, и там. Обе книги — сообщающиеся сосуды. И, понятно, я советую читать и «Лабиринты общения». Так что спрашивайте «в аптеках города!».

Я не ставлю сейчас фамилию Сугробовой рядом со своей не только потому, что создал эту книгу без ее участия, но и потому, что замысел первой книжки был полностью моим, а она, будучи тогда моей прилежной последовательницей, взялась за труд подготовить причесанный текст по моим разработкам. Теперь у Сугробовой совершенно самостоятельный путь и новое имя — Айша. Ну, а я написал совершенно новую книгу.

Немного о том, как ее читать. Для полного эффекта книгу имеет смысл воспринять целиком, то есть прочитать всю, и не один раз. Лучше сперва прочесть ее от начала до конца насквозь, как беллетристику. Не вдавайтесь в подробности и не делайте выписок. А если что-то не будет сразу понято (термин или утверждение), не застревайте на этом: дальше где-нибудь все разъяснится. При повторном чтении сами собой установятся нужные связи, прояснятся туманности. А дальше уже можно разбираться выборочно, по главам, и от начала к концу, и от конца к началу, а потом по тем или иным мелким разделам. На этом этапе имеет смысл искать параллели, сравнивать, выписывать. И вы начнете многое видеть в людях сами, сможете увиденное и понятое учитывать в своих с ними отношениях, будете правильнее и успешнее взаимодействовать с окружающими.

Чтобы было веселее, я писал эту книгу как бог на душу положит: в ней система выдержана не строго. Все равно тщетны попытки что-то слишком строго систематизировать. Обратили внимание? Один автор предлагает в своей книге свою строгую систему изложения, а другой свою строгую систему. Сличаешь, а системы-то разные... Так что, может быть, лучше и вовсе не тщиться, а стараться, чтобы было просто интересно и понятно. Ну, по крайней мере, я решил сделать именно так.

К тому же я вынужден пользоваться принципом «скорее да» и «скорее нет». Будем допускать некоторые преувеличения и обязательно что-то недоговорим. И все же в конце концов психотип будет вырисован достаточно определенно, потому что есть много подробностей, которые видны на глаз, — если это глаз знающего человека, умеющего пристально высматривать.

Я буду постепенно наращивать информацию. А то, что может стать особенно важным для умения разбираться в людях, специально повторю в разных местах (неоднократно). Будут перекидываться «мостики» между психотипами, чтобы понять, чем они похожи и чем разнятся. Говоря, например, об эпилептоиде, мы вернемся для сравнения к паранойяльному и забежим вперед — сопоставим с истероидом. Читатель, скорее всего, знаком с четырьмя темпераментами (сангвиник, холерик, флегматик, меланхолик). Но характеристика личности не исчерпывается особенностями темперамента. Мы пользуемся, как вы обратили внимание, другим, более емким понятием: «психотип».

Немного истории. Профессор П. Б. Ганнушкин (прообраз ильфо-петровского профессора Титанушкина, который «симулянтов не любил») разработал вопрос о психопатиях. Так что все началось с психиатрии. Если черта характера зашкаливает так, что мешает жить и тебе, и другим, — это психопатия. Но впоследствии психиатры заметили, что черта характера может быть не так ярко выражена, как при психопатии, она больше мешает жить самому человеку, чем окружающим, но все же бросается в глаза, расценивается людьми как особенность или даже как странность. Это как бы «недопсихопатия». Такие случаи стали называть акцентуациями. Понятно: акцент на какой-то особенности характера. Известна книга Леонгарда об акцентуациях. Подростковые акцентуации исследовал ленинградский психотерапевт профессор А. Е. Личко. Но вставал вопрос о личностном разнообразии в пределах нормы. И вот московский психотерапевт профессор М. Е. Бурно в своих работах и лекциях стал говорить о рисунке личности. Здесь черта характера видна только тогда, когда ее как-то разыскивают. И совокупность всех увиденных черт складывается в рисунок личности. В учебниках по психологии до сих пор писали, что классификация личностей — дело практически немыслимое. Но обращение к понятию «рисунок личности» в духе Бурно помогает решить вопрос о классификации личностей в норме. Не могу сказать, что такой подход единственно правильный, но в то же время он мне кажется на сегодня самым продуктивным.

Стало возможным говорить уже не только о психопатах и акцентуантах, но и о психотипах в целом. Психотип объединяет в себе рисунок личности, акцентуацию и психопатию. Такое разграничение неточно, приблизительно, нет четких границ. И все же если какой-то человек готов наступить «на горло собственной песне», чтобы достичь своей заветной цели и стать лидером в городе или стране или знаменитостью на подмостках, то мы скажем, что это паранойяльный рисунок личности. А если некто наступает на горло своим друзьям, детям, жене, заставляя их работать на то, чтобы он стал лидером, то это уже паранойяльная акцентуация. А когда кто-то уже идет по судьбам многих людей, превращая их в средство, в «тесто» свирепой истории, — тут явная паранойяльная психопатия. Но еще раз: все это очень приблизительно, и можно легко ошибиться. Грани подвижны. Рисунок личности — это психотип в норме, психопат — это психопатический психотип. Акцентуация — посредине.

Но, поскольку все начиналось с психиатрии, то и тогда, когда речь пойдет о норме, мы все-таки будем придерживаться исторических названий психотипов. Так что и эпилептоид, и шизоид могут быть и психопатами, и «рисунком личности» в норме.

С другой стороны, мы будем иметь в виду, что психотипные черты могут зашкаливать в акцентуацию и даже психопатию.

Некоторые психиатры и психологи, правда, считают, что даже и психопатия — это крайний вариант нормы. А другие психиатры приравнивают в некоторых случаях психопатии по значимости отклонений даже к психическим болезням. Но и тогда все же психопатия — это не патологичекий процесс, который ведет к деградации личности. То есть и в рамках психопатии черты личности могут рассматриваться как углубление рисунка личности, как результат воспитания и условий развития.

Подчеркнем, что все психотипы мы обсуждаем здесь в основном в рамках «рисунка личности», то есть явной нормы.

Итак, я не являюсь родоначальником излагаемой классификации. Ее предложили Ганнушкин, Леонгард, Личко и Бурно. В чем же мой вклад в эту классификацию? Я рассказываю о каждом психотипе так, чтобы человек, прочитавший эту книгу, самостоятельно научился различать психотипы как бы «без ничего», без специальных тестов, без анкет и прочего психологического реквизита. И для этого не надо многолетней совместной работы начинающего специалиста и опытного со стажем. Не надо и самого многолетнего стажа. Обычно в клубе после 20-30-часового цикла мы устраиваем занятия по диагностике. Перед двадцатью участниками, прошедшими цикл по психотипам, мы сажаем на стул человека, которого они могут видеть и впервые. Участники задают ему вопросы, разговаривают, наблюдают за ним во время беседы, просят прочитать стихотворение, спеть, станцевать, поднять с пола уроненную книгу... А затем я прошу каждого написать на листке личностный диагноз, причем так, чтобы никто ни с кем не советовался и никто ни к кому не заглядывал. На счет «три» все поднимают свои листки. Если случай типичный, то процент расхождений в диагнозе ничтожен. О таких случаях медики говорят как о студенческих. Дальше — дело практики.

И здесь нет никаких секретов. Я характеризую каждый психо-тип по множеству разных линий: любовь, деньги, имидж, политика, пластика, мимика, работа, учеба, карьера, принятие решений, вкусы, речь, мышление, нравственные установки, отношение к сексу и т. д.

И по каждому из этих аспектов я сравниваю разные психотипы друг с другом. Например, как у эпилептоида и шизоида осуществляется процесс творчества. Или уточняю, что эпилептоид предпочитает порядок, гипертим — беспорядок, а у шизоида свой «беспорядочный порядок».

Психотип должен как-то проявляться в самых разных жизненных ситуациях, в проблемах, в отношении к людям и вещам, в отношениях с людьми и общественными структурами. В том, как человек принимает разные установления, традиции. Какие у него ценностные ориентации. Как он относится к культуре. Что у него в семье. Какой у него дом: крепость или проходной двор. Бережет ли он здоровье или сгорает, светя! Ведь все люди «как-то» «где-то» «к кому-то» «что-то»...

И вот если каждый психотип провести через некий одинаковый набор таких «линий», то появятся опоры в диагностике. И что самое важное, эти опоры, то есть характеристики по каждой из линий, могут быть четко видны не только специалистам, но и людям, не имеющим «психологического микроскопа», а обладающим лишь здравым смыслом и житейским опытом. Чтобы заметить, что у человека пуговица на пиджаке почти оторвана и болтается на двух нитках вот уже два месяца, не надо проводить ни тест Розенцвейга, ни корректурную пробу.. Вы просто обращаете на это внимание. А о том, что вы увидите это скорее у шизоида, чем у истероида, мы и расскажем в книге. И уже после первого ее прочтения вы вскоре обратите внимание на то, что непроизвольно начнете замечать описываемые черты в своих знакомых, а потом и в незнакомых людях. Это как раз и есть показатель того, что метод работает. И так вот, шаг за шагом, мы будем описывать каждый психотип. Будет, может быть, даже избыток личностных симптомов, не осуждайте меня за это — пригодится.

Названия главок в описаниях разных психотипов чаще всего совпадают. Так легче прослеживать сходство и различия. Впрочем, это правило выдержано не всегда.

Договоримся: ни один психотипный симптом сам по себе не может расцениваться как абсолютный.

Болтающаяся на двух нитках пуговица лишь, скорее всего, говорит о шизоидности, но при этом не исключена ни параной-яльность, ни гипертимность, ни даже истероидность: истероид может, например, специально вводить так новую моду или пытаться просто шокировать окружающих. Но на 99% исключена психастеноидность и на 90% — эпилептоидность.

Всю симптоматику личности надо рассматривать в этакой интегрированной совокупности. Введем формулу «66:33». То есть большинство симптомов только на 66% свойственны психотипу, но в 33% могут встречаться и у других людей. Один мой студент был озадачен: а куда же делся еще 1%? Я вынужден был разочаровать его еще больше: один процент «потерян» специально, чтобы подчеркнуть условность этого правила. Ведь может быть соотношение 70:30 или 80:20. Я вообще не могу пока уточнить в каждом конкретном случае коэффициент принадлежности какой-либо черты тому или иному психотипу. Все это очень зыбко. И в то же время есть «тяготение» симптома к психотипу. Это тяготение мы и выразили формулой «66:33».

Хочу подчеркнуть — это не тесты психодиагностические. Психолог, конечно, должен владеть ими. Но и для непсихолога, и для психолога важно научиться определять личностный психотип без использования трудоемких психодиагностических методик. Психолог, научившись сам разбираться в людях без тестов, может научить этому непсихологов. Ведь тестирование проводится в лабораторных условиях. А лабораторию не подтащишь к каждому человеку, чей психотип следовало бы знать, когда вступаешь с ним в значимый контакт. Человек может не захотеть подвергнуться тестированию, даже если он и благожелательно настроен. А если он насторожен? А если он ваш руководитель? И вообще, не будешь же предлагать тесты каждому человеку, перед тем как начать общаться с ним.

В жизни всегда нужна экспресс-диагностика. Мы садимся в автобус иначе, чем в легковую машину, а для этого мы должны его мгновенно «опознать», иначе ничего не получится. А если по дороге едет иномарка — жди нарушений с большей вероятностью, чем от простого «жигуленка». Вы хотите видеть психотип так, как видите марку автомобиля, как отличаете банан от апельсина? Так вот я опишу такие симптомы, которые вы сможете увидеть в человеке наметанным (хотя и не «лабораторным») глазом — увидеть, наблюдая человека во взаимодействии с вами и с другими людьми. А увидев, тут же учесть свои диагностические открытия в своем поведении. Если истероидка кричит, что ненавидит вас и уходит от вас, вы будете знать, что это не так, что уйдет, но вернется, стоит вам подарить ей ласковое внимание. Но если эпилептоид начнет мрачно собирать свои вещи, это разрыв всерьез.

И всему этому для личного пользования может научиться любой. Поняв психотип человека, вы сможете лучше владеть ситуациями, обнаруживать в человеке полезное для него самого, для общества и для себя, обезопасить себя от других и других от себя.

Мы не против строгих лабораторных исследований в психологии, мы за них. Но тогда, когда они реально нужны и осуществимы. А для живого взаимодействия с людьми в обычных условиях необходимы такие вот диагностические опоры.

Читая книгу, обращайте внимание, как удачно высказалась Н. Ш. Сугробова, на логику психотипа. То есть основные черты личности влекут за собой особенности поведения в каждой конкретной сфере человекоотношений, в каждом узле системы человек — предметы.

Шизоид, как мы убедимся дальше, он и в науках шизоид, и в сексе. Эпилептоид любит порядок и в вещах, и в отношениях, и в организации своей жизни. Прослеживать логику психотипа занимательно и приятно. Начиная читать главу, вы уже будете предвосхищать мысль автора и вместе с ним представлять жизнь во всех ее подробностях.

Приучимся к звучанию названий всех психотипов, к терминологии. Список психотипов таков: паранойяльный, эпилептоид, истероид, гипертим, шизоид, психастеноид, сензитив, гипо-тим, конформный, астеник, неустойчивый, циклоид. Я даю этот список по мере убывания агрессивности и нарастания дефензивности. Ну, агрессивность — это понятная вещь. А что такое дефензивность? Defence — по-английски «защита». Так что дефензив-ность можно перевести как «защитность». Будем, следовательно, говорить также о дефензивных (защищающихся) психотипах. Делить людей на агрессивных и дефензивных предложил тоже профессор М. Е. Бурно.

Очень условно можно считать, что в этом списке дефензив-ные психотипы начинаются с шизоидов. Условно потому, что и у истероидов возникают защитные реакции, но все-таки я бы сказал, что у них и защита используется как средство агрессивности. И шизоиды могут быть агрессивными. Дальше мы поймем, как это, а сейчас нам важно только то, что психотипы выстроены в колеблющуюся, неустойчивую, условную, но — линию.

Человечеству все психотипы ко двору. Шизоиды генерируют идеи, в том числе социологические. Паранойяльные вычленяют некоторые социально значимые идеи из множества других, невнятных и неотшлифованных, придают им силу, выступают как пропагандисты и соавторы, организуют движение за эти идеи. Эпилептоиды доводят идею паранойяльного до совершенства и до ума многих, популяризируют, еще больше оттачивают, вступают в его круг, партию, организуя других эпилептоидов и не-эпилептоидов. Паранойяльные и эпилептоиды нужны человечеству. Они движут историю. Без них не было бы исторического развития, был бы сплошной застой. Но они могут направить этот процесс и в опасное русло. Шизоиды часто безответственно изобретают невесть что, как профессор Персиков в булгаков-ских «Роковых яйцах». Да что там вымышленный Персиков, когда были реальные ученые, создавшие водородную бомбу, бактериологическое оружие и... т. д. Истероиды воспевают паранойяльных лидеров, воевод-эпилептоидов. Это они, истероиды — «былинники речистые», рассказывавшие о красных кавалеристах, для которых главное — раздуть мировой пожар на горе всем буржуям. Гипертимы крутятся между всеми, они снабженцы и автослесари, гуляки и рубаки.

В религии как в наиболее яркой области проявления человеческой природы мы видим все психотипы. Вот паранойяльный пророк. Он окружен эпилептоидами-апостолами. В его свите много истероидных магдалин, кающихся и грешащих, чтобы каяться. В его церкви много попов-расстриг-гипертимов и психас-теноидных переписчиков религиозных текстов, иконописцев и издателей. Всем есть место «у Бога на Земле».

К интереснейшему вопросу о роли психотипов в исторических драмах, об отношениях психотипов друг с другом мы постоянно будем возвращаться в главах, посвященных каждому психотипу.

Часто психологи разрабатывают в основном лишь понятийный аппарат и теоретические концепции, причем иногда с досадой отмечаешь, что все это, так лишь, предисловие к введению, общие подходы к частным подходам (глубина пустоты). А психотерапевты и психологи-практики должны помогать людям действенно и конкретно. Я хочу некоторым образом противопоставить свою практическую систему теоретизаторству. Двадцать пять лет назад я начал заниматься с. обычными людьми, у которых, казалось бы, не было «проблем», но, как оказалось, не было только видимых проблем. В центре Москвы (на улице Чехова, дом 9) есть уютный подвальчик, неоднократно показанный по телевидению, расхваленный корреспондентами журналов и газет. Это клуб психологической культуры общения «Маленький принц». Здесь и проходила обкатка программ тренинга и теоретического материала, которые легли в основу моих книг и публикаций. В живых дискуссиях с обучающимися оттачивались жизненные позиции и разрабатывались приемы тренинга новых, более успешных форм поведения. Клуб представляет собой практический полигон для занятий с моими студентами. Я долгое время преподавал в Московском государственном открытом педагогическом университете (МГОПУ) им. М. А. Шолохова на факультете педагогики и психологии, который стараниями его декана профессора И. П. Клемантович стал серьезным центром подготовки социальных педагогов и педагогов-психологов. На этом факультете, было дело, я заведовал кафедрой прикладной психологии. Но «время вперед» — теперь я доцент кафедры связей с общественностью Государственного университета управления (ГУУ) — того, чьи корпуса высятся рядом со станцией метро «Выхино» в Москве. Вместе с директором Института социологии и управления персоналом ГУУ профессором Альбертом Владимировичем Филипповым и под его руководством я обучаю будущих специалистов по честным Пи-Ар-технологи-ям. Продолжаю сотрудничать и с МГОПУ. Значительная часть материалов книги «Лабиринты общения» и этой вот книги были изданы в качестве учебных пособий для студентов. В сущности, обе книги в целом могут расцениваться как учебные по ряду дисциплин в рамках практической психологии.

Я издаю книгу «недописанной». Только основные личностные психотипы: паранойяльный, эпилептоид, истероид, гипер-тим, шизоид. Во-первых, для того чтобы не затягивать выход в свет уже достаточно доработанного материала и чтобы читатель прямо сейчас уже мог им воспользоваться. Во-вторых, потому что считаю эти психотипы действительно основными, то есть наиболее распространенными, наиболее значимыми и наиболее интересными. Но в ходе изложения все же достаточно много материала дается и по другим психотипам (психасте-ноиду, сензитиву и т. д.).

Предупредим, что книга наша — не «чтиво». Это жизненно необходимое учебное пособие. Но это и не просто «полезные советы». Книга имеет психологически-философское и морально-мировоззренческое значение. Она расширяет общеобразовательные горизонты. Излагая материал по тому или иному психотипу, я могу порассуждать на «общечеловеческие» или политические темы, предлагаю свое осмысление ряда социально-психологических проблем.

Ну, хватит введения. Всего за скобки не вынесешь. Лучше мы будем возвращаться к неким общим рассуждениям по мере изложения материала по каждому психотипу. И там будем говорить о некоторых моментах, важных для целостного понимания вопроса.

Глава I. ПАРАНОЙЯЛЬНЫЙ ПСИХОТИП

Этимология

Слово «паранойяльный» можно перевести как «околоумный». «Пара-» — около. «Ноо-» — ум, духовная сфера. С подачи академика Вернадского в лексикон человечества вошло слово «ноосфера», по аналогии со стратосферой и биосферой... Ноосфера, по Вернадскому, — это ум Земли. Итак «ноо» — корень слова «паранойяльный». Но «хвост от носа далеко», и, как часто бывает в детских рисунках, нос слона, а хвост крокодила... Первоначальное значение слова «паранойяльный» («околоумный») более соответствовало сути, когда относилось к больным с чистым, то есть без галлюцинаций, бредом преследования. Но теперь оно применяется к людям с паранойяльным психотипом. А для них прямой перевод этого слова не подходит по смыслу.

У паранойяльного психотипа нет такого отклонения от нормы, которое граничит с безумием, но есть главная, определяющая многое другое черта личности — необычайно выраженная целеустремленность.

Так что не будем путать паранойяльного человека с больным шизофренией, у которого ведущим является паранойяльный синдром.

Главная черта — целеустремленность

Итак, повторяем, этому психотипу свойственна повышенная, следовательно, более выраженная, чем у других людей, целеустремленность... Это понятие может быть определено как удерживание выработанной программы действий в «памяти воли». Надо как бы отделить от других «отсеков» памяти то, что в ней связано именно с волевым актом.

  • То есть я помню то, что наметил выполнить, я держу эту цель под прицелом своей памяти, все время заставляю себя работать на эту цель.

Паранойяльные удерживают программу действий в «памяти воли» лучше, чем другие психотины. Гипертимы и неустойчивые программу действий практически не удерживают в памяти. Психасте-ноиды мучительно колеблются и долго не могут выработать программу действий. Шизоиды ее вообще не вырабатывают, а творят себе свободно, как бог на душу положит. Истероиды и эпилептоиды обычно придерживаются программ, выработанных другими людьми, причем истероиды мечутся от программы к программе, а эпилептоиды консервативно придерживаются раз и навсегда выработанной программы. Ну а паранойяльный вырабатывает программу сам, хорошо удерживает ее в «памяти воли» и навязывает другим.

Паранойяльный человек может выдерживать большие программные напряжения, он склонен к ним, он их любит. В этом отношении он похож на эпилептоида, но отличается от гипертима, истероида, шизоида.

Вообще-то говоря, любой человек ставит себе цели, более отдаленные во времени, чем это может сделать любое животное. Но тактика «работы с целью» может быть двоякая. Можно поставить цель и подбирать средства для ее достижения. А можно видеть средства и под них «подобрать» цель. В жизни встречается смешение обеих тактик.

  • К примеру, мы наметили покупку, зарабатываемой одалживаем деньги, идем и покупаем или же, напротив, заработали деньги — идем на рынок и смотрим, что бы на них купить.

Паранойяльный человек почти всегда предпочитает первую тактику: ставит цель и под нее изыскивает средства.

Повторимся: какие-то цели, конечно, ставит перед собой и достигает их даже самый что ни на есть безвольный человек, даже неустойчивый психотип. Но целеустремленность паранойяльного съедает на своем пути буквально все. Прежде всего, в своем движении к цели паранойяльный, как уже говорилось, как бы наступает «на горло собственной песне», то есть он склонен подавить другие свои потребности. И здесь надо отдать должное его воле. Например, будучи достаточно сексуальным, паранойяльный мало занимается сексом, ему некогда.

Но если бы только это... Нет, раз он сам отдает всего себя делу, которому служит, которому посвятил жизнь, то можно, по его мйению, заставить работать на это дело и других, можно пренебречь их интересами, судьбами и даже жизнями.

А если в качестве противовеса этому тезису выдвигаются простые нормы нравственности, то у паранойяльного находятся психозащитные оправдания: я служу всему человечеству, и интересами отдельного человека можно и нужно пренебречь.

В этом смысле наиболее яркая иллюстрация — «отец народов» Сталин. Он не спал ночами, работал, и, пока он не спал, не спали члены правительства, с тревогой ожидая звонка. Причем должны не спать ночами не только подчиненные, но и родственники. Жена у него, как правило, машинистка, дети — курьеры.

Энергетичность

Паранойяльный очень энергетичен, работоспособен, работает практически без отдыха. Он может, как говорилось, выдерживать большие программные напряжения, неуклонно проводить в жизнь намеченное. Спит урывками, хронически недосыпает от перегрузок, бывает, что отсыпается, но редко. Встанет по первому же сигналу. Держит телефон около постели и хватает трубку после первого звонка. Но сон у паранойяльного глубокий, совесть его по ночам не мучит (хотя на этот счет мнение других людей может быть иным). Засыпает он так же мгновенно, как и пробуждается. Кошмарных сновидений нет, но и приятных тоже. Вся его радость — в его деятельности «на благо отечества», которое всегда, по его мнению, в опасности.

Я специально не сказал «энергичен». Энергичность может быть кратковременной, а у паранойяльных запас энергии огромный. Они именно энергетичны, неутомимы.

Паранойяльный психотип — это вечный двигатель, perpetuum mobile, человек, приводящий в движение множество людей вокруг себя.

Логики психотипа

Итак, базовой чертой паранойяльного человека является ярко выраженная целеустремленность. И теперь из нее будем выводить (уже кое-что вывели), следуя логике исихотипа, другие черты. Эта логика прочитывается во всем поведении паранойяльного человека. Мы покажем, как эти черты определяют его поведение в тех или иных ситуациях. Он ведет себя именно так, а не иначе; чтобы вести себя иначе, он должен приложить серьезные усилия, скорее всего, после занятий с психологом-коррек-ционистом. В дальнейшем мы и разберемся в том, как проявляются эти черты в разных сферах жизни паранойяльного человека и в множественных уголках его души. И мы увидим, как они, эти черты, переливаются всеми бттенками палитры великого художника — Природы.

В изложении мы не будем слишком обременять вас анализом того, как основной чертой определяются конкретные качества паранойяльного. Мы будем раскрывать черту за чертой, которые можно легко обнаружить в паранойяльном человеке, а вы будете сами прослеживать логику психотипа.

Порядок

Паранойяльный в своей целеустремленности создает свой нетрадиционный порядок в вещах. Если эпилептоид, соблюдая традиционный порядок, ставит книги «по росту», то у паранойяльного они расставлены по содержанию, так что ряды нужных для работы книг могут выглядеть неаккуратно. И если этот рабочий порядок в кабинете или на рабочем столе в общей комнате кто-то нарушает, паранойяльный резко реагирует. Сам же он может ради своего порядка нарушить порядок, введенный кем-то до него.

  • Например, жена и теща моют посуду обычно так: тарелка в тарелку, затем стопка тарелок ставится в раковину, а уж потом все моется. А паранойяльный муж, допустим, пришел к выводу, что это нерационально, потому что при этом каждую тарелку надо более тщательно мыть и снизу, так как она дополнительно пачкается остатками пищи на нижней тарелке; а кроме того, мытью каждой тарелки мешает вся стопка тарелок, и все это приводит к непроизводительным тратам времени.

Он навязывает свой порядок мытья посуды: сооружает над кухонным столом этажерочку с множеством полочек для испол-зованных тарелок, теперь каждая тарелка не испачкана снизу.

Надо сказать, что паранойяльный очень настойчив в своих стремлениях внедрить порядок, который предложил именно он. Может статься, что придуманный им новый порядок действительно лучше и что есть все основания его ввести, как в только что приведенном случае. Но людям несвойственно быстро менять свои привычки, и настойчивость паранойяльного раздражает их, а паранойяльного человека бесит их консерватизм. Вот и возникает конфликт.

Итак, если вы паранойяльный, сдержите свою революционную мысль: ведь отношения с людьми могут быть дороже, чем рационализм в вещном мире. А если вы относитесь к другому психотипу, но живете или работаете рядом с паранойяльным, подумайте: может быть, он прав в своих нововведениях. И вам легче будет жить и работать. Так, двигаясь навстречу друг другу с пониманием тонкостей психотипа, мы сможем предотвратить или смягчить конфликты.

Паранойяльный человек вводит новый порядок не только в вещах, но и в отношениях людей. Николай Чернышевский со своими последователями пробил стену женской зависимости от мужчин. А в начале нашей эры именно паранойяльные вводили религиозные запреты на языческие вольности в сексуальной жизни.

Я специально начал с тарелок: хотел показать, что паранойяльный проявляется и в мелочах. Но все же основное, что его интересует, — это микросоциум. И цель паранойяльной личности состоит в глобальном изменении общественного порядка, установленного ранее кем-то из предшествующих паранойяльных деятелей и поддерживаемого ревностными эпилептоидами. Паранойяльный считает этот порядок вещей плохим, отношения, сложившиеся в мире людей и поддерживаемые традицией, признает негодными и подлежащими замене на лучшие, им придуманные.

И если кто-то не хочет признавать порядок, за который ратует паранойяльный (в мире вещей, в микросоциальных отношениях или в социальном макромире) хорошим, то он, паранойяльный, считает этого человека плохим.

Итак, паранойяльный человек — принципиальный революционер. И в то же время — беспринципный. Его принцип ниспровергать что угодно. Другие принципы он не признает: «Мы свой, мы новый мир построим».

И все, казалось бы, неплохо. Но вот ведь глупость какая. Часто, слишком часто воплощается еще один тезис знаменитого «Интернационала»: «кто был ничем, тот станет всем». Если песня становится гимном, и не только гимном, но и программой, то может получиться и смешно, и страшно: ничто (ничтожество!) становится всем.

Так было не только в семнадцатом. Вот и теперь так называемые демократы, сменив так называемых коммунистов, дали возможность развернуться интеллектуальным и моральным ничтожествам, которые не только не могут изобретать, но даже и воровать как следует не могут (тут тоже надо умение), а могут только нагло попирать права других людей и нравственные принципы, используя лишь одну силу — силу взятки и не имея ни совести, ни даже боязни потерять репутацию.

Цели — в социуме

Цели у паранойяльной личности — обычно в социуме. Когда гоголевский Башмачкин, воспрянув духом благодаря новой шинели, дал объявление о переписке текстов, у него появился первый клиент, который принес ему прожект о переустройстве общества. Вот это и был паранойяльный.

Паранойяльные люди — творцы новой общественной идеологии, новых экономических макросоциалъных систем, новой религии, новых течений в старых религиях.

Страшно то, что они требуют от других людей безоговорочной веры в свои идеологические построения. И даже если их идеи не выдержали экспериментальной проверки, то, по их мнению, тем хуже для экспериментальной проверки, значит, она была неправильно проведена, а их идеи всегда правильные. Они подновляют идеологию. Как было с коммунизмом? Почему не получилось? Оказывается, плоха не идея уравнительного коммунизма, а ее воплощение, считает паранойяльный коммунист. Плохие люди воплощали эту идею. И он будет подбирать себе новые кадры, новых адептов, новых апостолов, новых воителей. Но не стоит упрощать. Фромм критикует, но не отвергает напрочь коммунизм Маркса. А я сейчас не идею коммунизма обсуждаю, а паранойяльных коммунистов.

www.syntone-spb.ru

Словарь психологии личности: психотип, тип личности, черты личности, рисунок личности, акцентуации.

Психотип, или тип характера

Психотип (психологический тип) - совокупность черт характера, описывающая узнаваемый тип человека с точки зрения психологии. Психотип - описание, чего от человека такого типа можно ждать в тех или иных ситуациях и по каким внешним признакам об этом догадаться.

Описание особенностей поведения человека с точки зрения трудностей для окружающих (смотри Характер) либо возможностей влияния на него.

В связи с тем, что психологических школ достаточно много, существуют разные классификации психологических типов. Смотри Классификация психотипов

В зависимости от степени выраженности психотипа говорят о рисунке личности, акцентуации характера и психопатии.

Рисунок личности в норме - черты нормальной личности, описываемые нередко языком психопатологии (шизоид, истероид...), но не доходящие до акцентуации и тем более психопатии.

Рисунок личности

Рисунок личности в норме - черты нормальной личности, описываемые нередко языком психопатологии (шизоид, истероид...), но не доходящие до акцентуациипсихопатии

Акцентуации

Акцентуация - особенности личности и характера, более выраженные, чем рисунок личности, но не так выпирающие, как в психопатии.

Тип личности

Тип личности - более широкое понятие, чем психотип, поскольку описывает не только психологическое, но и социальные особенности человека. Тип личности - это психологические и социальные особенности (черты) личности (образ жизни человека, его философия, ценности и его привычки), определяющие направленность, способ и стиль его жизни.

Черты личности

Черты личности (свойства личности, личностные черты) - черты и характеристики человека, описывающие его внутренние (а еще точнее - глубинные) особенности. То, что нужно знать об особенностях его поведения, общения и реагирования на те или иные ситуации не конкретно сейчас, а при долговременных контактах с человеком.

К личностным чертам относят глубинные особенности, имеющие как биологическую, так и социальную природу, и определяющие более поверхностые, ситуативные проявления.

Добросовестность, как личностная черта, в конкретной ситуации проявит себя как готовность довести дело до конца.

Черты характера

Черты характера - ситуативны, тип личности - надситуативен, проявляется в большом круге ситуаций.

Например, ипохондрия изначально - длящееся состояние. Когда это длящееся состояние становится для личности как-то характерным, ипохондрия превращается в черту характера, а когда становится преобладающей направленностью и стилем жизни человека, то и типом личности. Человек превращается в ипохондрика.

www.psychologos.ru

Как разбираться в людях или психологический рисунок личности



Разделы

Добавлено: 2012-09-08

А.П. Егидес – Как разбираться в людях или психологический рисунок личности

Книга знаменитого психолога Егидеса Аркадия хорошо обучит всех желающих не только грамотно разбираться в людях, умению замечать в них как отрицательные, так и положительные черты характера, но и скажет, как правильно выстраивать собственные отношения. Это означает, что эта книга поможет Вам успешнее и эффективнее взаимодействовать с другими людьми.

А.П. Егидес Как разбираться в людях или психологический рисунок личности

Как разбираться в людях или психологический рисунок личности скачать бесплатно

Просмотры: 4380    Рейтинг:    Голосов: (3)

Заберите БЕСПЛАТНО!!! (Подробнее...)

Новейшая техника исполнения желаний


Комментарии к книгам автора:

Комментариев нет! Вы напишете первым!

Добавить Ваш комментарий:



Статистика

Ваш IP адрес: 185.5.250.113
На сайте:
Статей: 685
Видео: 243
Книг: 730
Аудио: 173
Материалов: 334
Рекомендаций: 3
Комментарии:
Статьи: 556
Видео: 37
Книги: 10
Аудио: 55
Материалы: 675
Рекомендации: 2
Человек online: 21

www.worldmagik.ru

Отзывы о книге Как разбираться в людях, или психологический рисунок личности

Расставим первым делом все точки над "ё". Книга мне категорически не понравилась.

Более всего она напоминает руководство по астрологии. Что-то типа "этот человек не обращает внимания на красоту женщины, которую выберет в жёны, но при случае не прочь похвастаться красотой жены". Это не цитата, но всё написано в таком духе.
Ещё с астрологией этот труд роднит полное отсутствие ссылок на какие-либо объективные проверяемые данные. "Всё это так, потому что мне так кажется." (Разумеется, это тоже не цитата.)
Зато есть множество ссылок на себя любимого: и огромный опыт работы здесь и там, и преподавания, и курсов с тренингами. И книг я, любимый, написал целую кучу. Вспоминаю Николу Теслу, Стива Джобса и Илона Маска. Все они гении саморекламы... И реклама начинается уже во введении. Такое введение должен был кто-то другой написать и назвать предисловием, а то получилось сплошное "люблю себя за ум и скромность".
Немногочисленные же ссылки на психиатров, имена которых как известны (Ганнушкин, Леонгард), так и нет (Личко и Бурно) лично для меня добавляют веса этому исследованию не больше, чем если бы автор сослался (по астрологической традиции) на какого-нибудь Гермеса Трисмегиста. (При всём моём уважении к Ганнушкину и Леонгарду.)
Ну и уж наконец, чтобы закончить с темой астрологии: автор приводит в пример некоего своего знакомого учёного. Тот учёный изучал парад планет. Вынужден привести полную цитату:

В коммунальной квартире, в единственной комнате, жили молодой непризнанный ученый и его мать. Дело было в период застоя, когда в каком-то году ожидался и произошел парад планет. Этот младший научный сотрудник, будучи астрофизиком, сделал аппарат, чтобы зарегистрировать какие-то особенные гравитационные закономерности. Установка занимала всю центральную часть комнаты. Чтобы ею управлять, надо было подходить к ней со всех сторон, так что к столу возле окна приходилось с трудом протискиваться между установкой и кроватью, а с другой стороны от нее помещалась раскладушка матери.
Нет, это был не душевнобольной человек. Надо сказать, что и мать верила в значение его будущего научного открытия. Да и сотрудники его мне говорили, что его гипотеза и средства проверки вполне адекватны. А парад планет бывает чуть ли не раз в сто лет.

Возникает подозрение, что пример полностью выдуман автором, и многословные подробности подозрений не развеивают. Астрофизик не может изучать парады планет, поскольку парад планет -- понятие не астрономическое, а астрологическое. И никакие его коллеги не могут интересоваться такими вещами, разве что они сотрудники какой-нибудь гипотетической "академии астрологии РАЕН".
Мне очень жаль, но если подобные измышления встретятся в серьёзной научной работе или откроются, не дай бог, во время защиты диссертации, последствия для автора будут самыми тяжёлыми. В случае же Аркадия Егидеса они приведут разве что к тому, что часть читателей посмеётся. Полагаю, часть незначительная 🙂

Сам же автор относится к своему творению очень серьёзно. Паранойяльно серьёзно.

Для полного эффекта книгу имеет смысл воспринять целиком, то есть прочитать всю, и не один раз.

Ну да. Ещё лучше -- выучить наизусть.
Егидес -- очередной учитель жизни. Вообще учителя нужны человеку на ранних этапах, но именно этого я бы не порекомендовал "юноше, обдумывающему житьё". А кого порекомендовал бы? Не знаю. Давно не интересуюсь "учителями". Даже больше того, считаю абсолютное большинство всяких "тренингов личностного роста" обычным коммерческим шарлатанством.

Список психотипов таков: паранойяльный, эпилептоид, истероид, гипертим, шизоид, психастеноид, сензитив, гипотим, конформный, астеник, неустойчивый, циклоид.
...
Я издаю книгу "недописанной". Только основные личностные психотипы: паранойяльный, эпилептоид, истероид, гипертим, шизоид.

Знаете, что мне это напоминает? Группы крови. Это отдельная интересная история.
Абсолютное большинство людей, не имеющих отношения к трансфузиологии, думают, что имеется всего два антигена (A и B), которые порождают четыре группы крови (0, A, B и AB, они же I, II, III и IV), ну и плюс резус-фактор. На самом же деле существует множество антигенов, и некоторые из них несовместимы друг с другом до такой степени, что, влив первую группу реципиенту с первой же группой мы иногда (очень редко) получаем смертельную несовместимость. Более того, исследования открывают всё новые и новые антигены, так что групп крови становится сотни. Процесс идёт, и в соответствующей статье Википедии данные, очень возможно, уже устарели. Есть мнение, что каждый человек обладает своей уникальной кровью.

Что касается психотипов, тут дело ещё хуже -- и намного. Каждый человек в этом отношении совершенно точно уникален. При этом никаких сущностей вроде антигенов мы не знаем. Следовательно, мы можем жонглировать словами и строить классификации психотипов как нам заблагорассудится.
Вот этим и занимается Аркадий Егидес: жонглированием словами. Причём, слов этих у него в избытке.
Кроме того, психотип со временем меняется. Могу совершенно ответственно заявить, что сегодня я совсем другой человек, чем был 30 лет назад. А уж с выходом на пенсию я изменился сильно, быстро и бесповоротно.
А как насчёт того, что в разной обстановке нам подойдут разные признаки из описанных? Это наш психотип, что ли, зависит от окружающей среды? Об этом автор молчит. Делает вид, что такого не бывает.
А когда половина его описания подходит к некоторому человеку, а половина нет? Видимо, снова предполагается, что я, как в астрологии, обращу внимание только на то, что мне нравится, и проигнорирую остальное.

Нет, так дела не делаются. Либо мы действительно внимательно исследуем человека, либо сплетничаем о нём за рюмкой чая. Вот для последнего "теория Егидеса" подойдёт прекрасно.

Так что всё это слова, слова, слова. Ну придумал Егидес двенадцать слов, довольно неуклюжих, надо сказать. А имеют ли они какое-нибудь отношение к действительности? Это вопрос, и отвечает он на него крайне невнятно.

Лицо у эпилептоида овальное, с правильными чертами, без резкой асимметрии, нет диспропорций, не полное, но и не слишком худощавое. Брови нередко сдвинуты к переносице.

В общем, если вы готовы принять на веру, что у эпилептоида брови "нередко сдвинуты", тогда эта книга для вас. Я же прочитал половину, и надоело.

www.livelib.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о