Психология доверия зинченко – Электронная библиотека МГППУ : Зинченко. Психология доверия

Содержание

Зинченко, Владимир Петрович — Психология доверия /


Поиск по определенным полям

Чтобы сузить результаты поисковой выдачи, можно уточнить запрос, указав поля, по которым производить поиск. Список полей представлен выше. Например:

author:иванов

Можно искать по нескольким полям одновременно:

author:иванов title:исследование

Логически операторы

По умолчанию используется оператор AND.
Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе:

исследование разработка

author:иванов title:разработка

оператор OR означает, что документ должен соответствовать одному из значений в группе:

исследование OR разработка

author:иванов OR title:разработка

оператор NOT исключает документы, содержащие данный элемент:

исследование NOT разработка

author:иванов NOT title:разработка

Тип поиска

При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться. Поддерживается четыре метода: поиск с учетом морфологии, без морфологии, поиск префикса, поиск фразы.

По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии.

Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак «доллар»:

$исследование $развития

Для поиска префикса нужно поставить звездочку после запроса:

исследование*

Для поиска фразы нужно заключить запрос в двойные кавычки:

«исследование и разработка«

Поиск по синонимам

Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку «#» перед словом или перед выражением в скобках.

В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов.

В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден.

Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе.

#исследование

Группировка

Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса.

Например, нужно составить запрос: найти документы у которых автор Иванов или Петров, и заглавие содержит слова исследование или разработка:

author:(иванов OR петров) title:(исследование OR разработка)

Приблизительный поиск слова

Для приблизительного поиска нужно поставить тильду «~» в конце слова из фразы. Например:

бром~

При поиске будут найдены такие слова, как «бром», «ром», «пром» и т.д.

Можно дополнительно указать максимальное количество возможных правок: 0, 1 или 2. Например:

бром~1

По умолчанию допускается 2 правки.

Критерий близости

Для поиска по критерию близости, нужно поставить тильду «~» в конце фразы. Например, для того, чтобы найти документы со словами исследование и разработка в пределах 2 слов, используйте следующий запрос:

«исследование разработка«~2

Релевантность выражений

Для изменения релевантности отдельных выражений в поиске используйте знак «^» в конце выражения, после чего укажите уровень релевантности этого выражения по отношению к остальным.
Чем выше уровень, тем более релевантно данное выражение.
Например, в данном выражении слово «исследование» в четыре раза релевантнее слова «разработка»:

исследование^4 разработка

По умолчанию, уровень равен 1. Допустимые значения — положительное вещественное число.

Поиск в интервале

Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO.
Будет произведена лексикографическая сортировка.

author:[Иванов TO Петров]

Будут возвращены результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, Иванов и Петров будут включены в результат.

author:{Иванов TO Петров}

Такой запрос вернёт результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, но Иванов и Петров не будут включены в результат.

Для того, чтобы включить значение в интервал, используйте квадратные скобки. Для исключения значения используйте фигурные скобки.

search.rsl.ru

Читать книгу Психология доверия и недоверия А. Б. Купрейченко : онлайн чтение

А. Б. Купрейченко
Психология доверия и недоверия

Психология доверия и недоверия: теория, эмпирика и практика

Феномен доверия «вошел» в предметное поле многих социогуманитарных наук фактически молниеносно: в середине 1990-х годов появились первые крупные публикации отечественных авторов, скорее теоретического и гипотетического характера, а в конце того же десятилетия уже оформилось научное направление исследований, причем в экономической науке и политологии, социологии и психологии практически одновременно. Причиной тому, по нашему мнению, явился ярко выраженный общественно-психологический феномен, получивший наименование «дефицит доверия» и сформировавшийся в российском обществе к середине 90-х годов ХХ в. Он стал одним из негативных следствий тех радикальных экономических и политических преобразований, которые имели место в России в начале 1990-х годов. Дефицит доверия остро чувствовался во многих слоях общества того исторического периода и в большинстве сфер жизнедеятельности людей, особенно в экономике, политике и социальной сфере. Таким образом, подлинным источником формирования научного интереса к проблемам доверия, по нашему мнению, были именно практические потребности, благодаря которым и возникла общественная атмосфера высокой востребованности знаний о доверии, позволяющих не только его описывать, но и объяснять, прогнозировать и, по возможности, воздействовать на него, управлять им.

Именно после такого вывода целесообразно задаться историко-научным вопросом: а сами социогуманитарные науки могли бы дойти путем своего естественного развития до исследования интересующих нас феноменов? Ответ безусловен: конечно, но для этого потребовалось бы значительно большее время. И одна из важных причин этого заключалась бы в том, что соответствующие науки методически не были готовы к исследованиям столь сложных феноменов доверия и недоверия.

В связи с содержанием анализируемого предмета следует сказать еще об одной важной детали. В психологии известны также феномены, которые получают от исследователей разного рода образную квалификацию «категория повышенной сложности», «тончайшие психологические явления» и т. п., что свидетельствует, прежде всего, о чрезвычайной трудоемкости их исследования из-за высокой динамичности, многофакторной зависимости и т. д. Феномены доверия и недоверия относятся именно к такой особой категории. Практика изучения подобных психологических явлений показывает, что при отсутствии внешне обусловленной востребованности знаний о таких явлениях имеет место очень медленное продвижение в их разработке и понимании. Об этом же свидетельствует и тот исторический факт, что первое и очень интересное исследование доверительного общения, выполненное В. С. Сафоновым под научным руководством Е. В. Шороховой во второй половине 1970-х в Институте психологии АН СССР, продолжительное время оставалось малозаметным «островком» среди достаточно интенсивно умножающихся социально-психологических исследований. Работа В. С. Сафонова, по нашему мнению, значительно опередила свое время и, к сожалению, не стимулировала тот мощный поток исследований, который наблюдался ровно через 20 лет в совершенно другой исторический период развития российского общества.

«Дефицит доверия» как феномен не столько по своим причинам и детерминантам, сколько по механизмам формирования и изменения (динамике), по многообразным своим проявлениям традиционно относится к категории социально-психологических, так как он возникает и проявляется, прежде всего, во взаимоотношениях и взаимодействии людей. Его изучение, а тем более практический учет или воздействие на него принципиально невозможно без психологических знаний и участия психологов, причем самых разных специализаций. За короткий срок сформировалась целая когорта специалистов, выполнивших интереснейшие и теоретические, и эмпирические исследования. Среди них следует выделить психологические работы И. В. Антоненко, Л. А. Журавлевой, В. П. Зинченко, В. П. Познякова, Т. П. Скрипкиной, В. А. Сумароковой, П. Н. Шихирева и мн. др. авторов. В этом ряду очень достойное и заметное для специалистов место всегда занимали исследования А. Б. Купрейченко, результаты которых, подробно изложенные, обобщенные и систематизированные, представлены именно в этой монографии.

Безусловный интерес вызывают ведущие теоретические основания данного исследования. На них не только строятся концептуальные представления автора монографии, но они реально трансформируются в векторы их теоретического развития. Первым таким основанием, о котором открыто заявляется в самом начале авторского введения, является психосоциальный подход к анализу интересуемых явлений доверия и недоверия. Дело в том, что сами эти явления по своей природной сущности не могут квалифицироваться только как психологические или как социальные, как бы этого ни хотелось представителям соответствующих наук, психологам или социологам, так как реально они имеют психосоциальную природу. И это адекватно понимается автором, несмотря на его психологическую специализацию как исследователя. Чрезвычайно значимыми поэтому становятся организованные А. Б. Купрейченко эмпирические исследования в естественных социальных условиях жизнедеятельности людей – реальных «носителей» многочисленных социальных и психологических признаков, качеств, свойств и т. п. Именно в соответствии с психосоциальным подходом на стадии разработки программы и организации исследования был заложен учет важнейших факторов: образовательного и профессионального, семейного статуса и наличия детей, этнического и регионального, исторического, социокультурного и др. В данной работе особое значение и смысл придается проектированию и учету таких экономико– и организационно-психологических факторов, как: экономический (или имущественный) статус, род занятий, тип экономической активности, корпоративная культура организации и т. д., на изучении влияния которых в том числе и на характеристики доверия и недоверия фактически специализируется автор монографии как исследователь.

В работе убедительно показано, что совсем не учитывать и тем более игнорировать перечисленные и некоторые другие факторы практически невозможно, так как в зависимости от их качественного состояния в исследовании получаются принципиально разные данные. В этом смысле усредненные и никак не дифференцированные показатели доверия и недоверия становятся не только неточными, но и неадекватными, не соответствующими изучаемым психологическим реальностям.

Как второе теоретическое основание – источник концептуальных представлений автора – рассматривается субъектный подход в психологии, наиболее плодотворно разработанный в трудах С. Л. Рубинштейна и его учеников и последователей К. А. Абульхановой, А. В. Брушлинского и др. В теоретической опоре А. Б. Купрейченко на данный подход главное состоит в том, что доверие и недоверие рассматриваются в качестве свойств или состояний человека как субъекта, т. е. активного, относительно независимого, социально ответственного, способного к саморефлексии и произвольной регуляции, самостоятельно принимающего решения, имеющего собственную позицию и т. п. Характеристики феноменов доверия и недоверия человека многообразным социальным объектам (себе, людям, организациям, обществу, миру и т. п.) становятся принципиально разными, если он обладает различными субъектными свойствами. В анализируемом исследовании автора интересует не просто субъект, а субъект самоопределяющийся, находящийся в состоянии поиска и выбора, формирования и созидания своего неповторимого способа жизнедеятельности, собственной позиции в системе отношений и взаимодействии с людьми и окружающим миром в целом. Для самоопределяющегося субъекта доверие и недоверие могут становиться не только необходимостью, каким-либо жизненным функционалом или следствием определенных жизненных условий, обстоятельств и т. п., но и результатом его самостоятельного выбора, самим принятого решения, осознаваемым жизненным правом и т. д. В этой связи уже при построении исследования доверия и недоверия должен предусматриваться поиск далеко не случайных их характеристик, а именно тех, в которых и проявляется самоопределяющийся субъект со всем сложнейшим комплексом своих свойств.

В данной работе фактически конкретизируются и развиваются научные представления, сформулированные А. Б. Купрейченко в ранее изданной в соавторстве монографии (А. Л. Журавлев, А. Б. Купрейченко «Экономическое самоопределение: теория и эмпирические исследования». М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2007. 480 с.). В новой книге такая конкретизация заключается, с одной стороны, в выяснении роли феноменов доверия и недоверия в структуре и динамике самоопределения индивидуального и группового субъекта, а с другой – в изучении и систематизации многообразных проявлений содержательных и формально-динамических характеристик самоопределения и не менее многочисленных – самоопределяющегося субъекта в его доверии и недоверии различным социальным объектам (себе, другим людям, разным группам и т. д.).

Третьим теоретическим основанием исследования А. Б. Купрейченко является научное направление, которое пока лишь условно обозначается как проблема нравственности в психологии, этическая психология или духовно-нравственная психология. Автора монографии наиболее интересует содержание различных нравственных факторов (принципов и идеалов, норм и правил, свойств и качеств, состояний и симптомокомплексов и т. п.), которые характерны как для самого субъекта, так и для его партнеров по взаимодействию и которые выступают детерминантами возникновения и развития, трансформации и разрушения доверия и недоверия. Фактически речь идет об изучении регуляторной роли нравственных факторов в анализируемых в книге феноменах, и, в соответствии с теоретическими представлениями А. Б. Купрейченко, это включается в более общее научное направление, сформулированное ею как «проблема нравственно-психологической регуляции социальной активности личности и группы» (см. также ранее изданную монографию: А. Л. Журавлев, А. Б. Купрейченко. «Нравственно-психологическая регуляция экономической активности». М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2003. 436 с.).

Эта проблема сама по себе чрезвычайно сложна, однако ситуация исследования дополнительно усложняется еще и тем, что феномены доверия и недоверия являются нравственно-психологическими по своей сути, особенно такие их виды, как доверие и недоверие себе, другим людям, обществу в целом и т. п., т. е. таким социальным объектам, которые предполагают людей. Поэтому доверие и недоверие могут выступать полноправными детерминантами, с одной стороны, многообразных нравственно-психологических феноменов, а с другой – еще более многочисленных феноменов межличностного и межгруппового взаимодействия и социального поведения (активности) в целом. В конкретных исследованиям, результаты которых подробно изложены в книге, показана регуляторная роль доверия/недоверия в процессах категоризации личностью социального окружения, в частности, в распределении (группировании) людей по «кругам» психологической дистанции, в готовности субъекта к соблюдению разной строгости социальных (в том числе и нравственных) норм и правил в отношениях и взаимодействиях с людьми, в оценке разных видов неэтичной рекламы и др.

Четвертым и не менее важным теоретическим основанием работы является известная концепция психологического отношения, разрабатываемая в работах отечественных психологов А. Ф. Лазурского, В. Н. Мясищева, Б. Ф. Ломова, К. К. Платонова, Е. В. Шороховой, П. Н. Шихирева, А. Л. Журавлева, В. П. Познякова, И. Р. Сушкова и др. В рамках соответствующего исследовательского подхода А. Б. Купрейченко сформулированы определения ключевых понятий: доверия и недоверия, а также психологической дистанции как психологического отношения с характерной для него трехкомпонентной структурой.

Пятую теоретическую основу исследования, безусловно, составляют положения системного подхода. Его реализация в данной работе заключается в самой организации изучения системных связей различных видов и форм доверия и недоверия, в системном анализе критериев их выделения, а также детерминант, следствий и психологических функций. Системный характер носит и выбор совокупности социальных объектов, по отношению к которым изучается доверие и недоверие интересуемых субъектов.

Данная книга в целом характеризуется некоторыми особенностями, на которых следует специально остановиться, представив их в виде нестрогой, но связанной совокупности.

Во-первых, содержание монографии полностью соответствует основным требованиям, предъявляемым к исследованиям, получающим квалификацию фундаментальных, – это крупная, тщательно продуманная, логично выстроенная, основательно прописанная работа, заслуживающая высокой положительной оценки и т. д. Основательность в изложении материала характеризует также выделенные разделы и главы, которые выстроены в единой логике, каждая в отдельности представляет относительно законченный научный продукт, обоснованный в предыдущей главе и обсуждаемый в следующей.

Во-вторых, выполненное многолетнее исследование характеризуется многоуровневостью психологического анализа феномена доверия, дифференцированым изложением результатов изучения доверия личности принципиально разным социальным объектам: себе, конкретному другому человеку и другим людям в целом, отдельному подразделению и организации в целом, конкретному обществу и окружающему миру. Перечисленные и некоторые другие социальные объекты (например, малые и большие группы и т. п.) положены в основу выделения различных видов доверия, предпринятого А. Б. Купрейченко наряду с другими основаниями (или критериями) их группирования. Разные виды доверия представлены в книге во всем их многообразии, однако при этом они строго соотносятся друг с другом в соответствии с принципом их уровневой иерархической организации.

В-третьих, в целом многоаспектное исследование А. Б. Купрейченко выстроено в логике изучения не единого феномена доверия, а фактически дифференцированного анализа двух феноменов – доверия и недоверия, которые рассматриваются как относительно самостоятельные. Именно это получило в работе многостороннее и наиболее подробное обоснование. Необходимо прямо отметить, что наиболее крупный и явно бесспорный научный вклад в разработку психологических проблем вносит А. Б. Купрейченко результатами теоретических и эмпирических исследований одновременно доверия и недоверия. До настоящей работы феномен недоверия был практически неизученным, тем более в таком объеме и так глубоко, как это сделано в описываемом здесь исследовании. Однако, несмотря на высокую актуальность именно совместного изучения доверия и недоверия как независимых феноменов, которые выполняют разные функции в регуляции жизнедеятельности людей, автор исследования при этом не занимает каких-то крайних позиций, действительно настаивая лишь на оптимальном балансе их исследования и обнаруживая у этих феноменов общие характеристики, сходные выполняемые функции и т. д. А. Б. Купрейченко даже на понятийном уровне смогла вполне диалектично решить вопрос о разделении дифференцированного и интегрированного видов анализа феноменов доверия и недоверия. Когда эти явления рассматриваются в работе как взаимосвязанные, то она предлагает использовать понятие «доверие/недоверие», а когда как относительно автономные, то словосочетание «доверие и недоверие». Разработанные ею отдельные структуры критериев доверия и недоверия достаточно убедительны, и выглядят они очень внушительно (глава 2, схемы 2 и 3).

В связи с интенсивным становлением дифференцированного анализа доверия и недоверия, характерным для современных психологических исследований, хочется сделать один комментарий исторического содержания. Логично было бы предположить, что возникший к середине 1990-х годов общественно-психологический феномен «дефицит доверия», о котором говорилось выше, должен был бы вызвать научный интерес исследователей к изучению недоверия в том числе. Однако этого не произошло, и, казалось бы, логично вытекающие исследования инициированы не были. Потребовалось еще примерно 7–9 лет, чтобы данная задача была профессионально отрефлексирована, сформулирована как относительно самостоятельная, а для ее выполнения были организованы специальные эмпирические исследования. Это и было сделано под научным руководством А. Б. Купрейченко одной из ее учениц С. П. Табхаровой. Так сложившиеся обстоятельства в истории зарождения и развития конкретных исследований недоверия пока остаются трудно объяснимыми.

В-четвертых, содержанием своей монографии А. Б. Купрейченко продемонстрировала удачное сочетание трех основных методов анализа феноменов доверия и недоверия: теоретического, эмпирического и практического. Книга включает интересные теоретические разработки, прежде всего модели, описывающие изучаемые феномены и выполняемые ими функции, упоминавшиеся структуры их критериев и др., что существенно продвигает профессиональное научное знание о доверии и недоверии. Теоретические модели, в свою очередь, проверяются эмпирическим путем, через специально организованные конкретные исследования, результаты которых не существуют сами по себе, а именно теоретически осмысливаются и используются для порождения новых теоретических моделей, положений и гипотез. В то же время и теоретические положения, и данные, полученные эмпирическим путем, ориентированы на решение важных практических задач, возникающих прежде всего в деловых межличностных и межгрупповых отношениях, в трудовых организациях, рекламном бизнесе и т. д.

Одной из таких практических задач является оценка психологической эффективности различных форм социального влияния и взаимодействия, в частности, психологической эффективности рекламы (глава 5) и психологической эффективности жизнедеятельности организации (глава 6). Автором предложены специальные методические разработки, позволяющие решать практические задачи психологической диагностики этих феноменов. Практическое значение имеют также выявление особенностей отношения (в том числе доверия) представителей различных социальных и демографических групп к отдельным категориям их социального окружения (глава 3), описание социально-психологических и социально-демографических характеристик представителей эмпирически выделенных типов доверия/недоверия личности другим людям (глава 4) и др. Реализация в исследованиях принципа единства теории, эмпирического анализа и практики – характерная особенность представляемой монографической работы.

В-пятых, для данного теоретико-эмпирического исследования характерно использование богатого и по своему содержанию разнообразного методического инструментария, что в изучении новых явлений само по себе заслуживает профессиональной поддержки и высокой оценки. Однако автор пошел значительно дальше, заметно продвигая методические разработки в исследовании доверия и недоверия. С одной стороны, в социогуманитарных науках утвердилось мнение о том, что метод вторичен, а главное – это концептуальные представления, предваряющие его разработку, а с другой – правомерны и слова И. П. Павлова, ставшие для исследователей крылатыми, о том, что новый метод реально движет науку… Что бы ни говорилось, но новые методики и приемы психологического исследования, особенно недостаточно изученных явлений, к которым относятся доверие и недоверие, всегда вызывают большой интерес специалистов. Такое же отношение будут вызывать и оригинальные разработки, выполненные А. Б. Купрейченко индивидуально или совместно со своими учениками, среди которых целесообразно выделить авторские методики исследования структуры психологической дистанции у студентов (приложение 3), оценки доверия/недоверия личности другим людям (приложение 8), коллегам и руководителям организации (приложение 15) и др.

Методические новинки автора характеризуются достаточно высоким уровнем культуры как разработки, так и изложения. В книге приводится подробное описание процедур и технологий создания методического инструментария, его тщательной валидизации, создания некоторых экспресс-вариантов, всевозможных дополнительных проверок, сопоставления данных, полученных с помощью различных методик, и многое другое – все это представляет безусловный интерес для специалистов. Использованные в эмпирических исследованиях методические средства, в том числе и авторские, результаты их адаптации к изучению разных социальных объектов приведены в богатом приложении к книге, причем вместе со всеми дополняющими методики элементами (протоколами, «ключами» и т. п.).

Автор данной монографии и ранее, причем неоднократно, проявлял себя как продуктивный и творческий исследователь-методист, предложивший инновационные технологии изучения отношения личности к соблюдению нравственных норм, конфликтного отношения к деньгам, экономического и нравственного самоопределения личности и т. д. Такая квалификация автора фактически подтвердилась в очередной раз. При этом чрезвычайно заметно то, что каждый раз речь идет о новых методических разработках для исследования именно недостаточно известных в психологии явлений.

Одной из сильных сторон состоявшегося исследования А. Б. Купрейченко является чрезвычайно солидный объем тщательно обработанных, проанализированных и обобщенных его результатов, полученных в конкретных эмпирических исследованиях. Фактически сделан очень мощный шаг, приближающий нас к тому сформулированному самим же автором условию, когда будет в наличии большой массив эмпирических данных о доверии и недоверии, который только и может позволить, с одной стороны, их группировать, обобщать, систематизировать и т. п., а с другой – оценить полноту и правомерность тех или иных теоретических моделей доверия и недоверия, существующих в настоящее время. В этот, образно говоря, «банк» научных данных А. Б. Купрейченко своей монографией вносит фундаментальный вклад, который неизбежно будет наращиваться все новыми и новыми результатами, полученными ею, а также теми, кто будет использовать разработанные ею методики. Как обычно показывает практика, такого времени не приходится ожидать долго, если есть готовые и добротные методики исследования. В этой связи уже достаточно хороший пример показан в настоящей монографии, когда многочисленные эмпирические исследования, в том числе выполненные совместно с учениками, проводились как согласованные и сопоставимые части единой и заранее разработанной программы. Именно это во многом определило, что реализованные части работы оказались взаимодополняющими, а все исследование – очень цельным. Конечно, такие характеристики работы стали возможными также благодаря тщательно продуманным концептуальным представлениям автора об изучаемых феноменах. В профессиональном психологическом сообществе хорошо известно, что эти теоретические взгляды и результаты эмпирических исследований неоднократно обсуждались на научных конференциях и симпозиумах, большое число раз выверялись, корректировались и уточнялись прежде, чем они были включены в данную книгу.

В психологии уже достаточно давно вызывают интерес особые пары явлений, которые концептуально рассматриваются как полярные и традиционно изучаются как взаимосвязанные, но с противоположными знаками: совместимость и несовместимость, удовлетворенность и неудовлетворенность, способность и неспособность, профессиональные пригодность и непригодность, конформность и нонконформность, терпимость и нетерпимость и т. д. Однако в последние десятилетия накопились убедительные эмпирические (и экспериментальные) данные о том, что перечисленные и многие другие пары явлений могут находиться в принципиально разных состояниях или обладать принципиально разными качествами, в том числе и относительно самостоятельными и даже автономными, в зависимости от многих условий, обстоятельств и т. п. Реально же получается так, что чаще всего они исследуются односторонне: лишь как полярно взаимосвязанные. В результате их исследования, в частности, получены заслуживающие внимания данные о том, что отмеченные выше полярные феномены характеризуются разными совокупностями признаков, свойств, качеств, факторов и т. п., а отсутствие одного из феноменов не приводит автоматически к появлению второго, противоположного. Поэтому изучаться они должны в том числе и как несвязанные, независимые, самостоятельные, автономные, самодостаточные и т. п. Сейчас очень трудно как-то однозначно квалифицировать соотношение этих явлений. Конечно же, в будущем исследователям придется отвечать на этот вопрос и приходить к какой-то согласованной его трактовке. Феномены доверия и недоверия также относятся к данной категории явлений, причем изучаться они стали значительно позже тех пар, которые были перечислены выше. Однако именно благодаря конкретным исследованиям и монографии А. Б. Купрейченко в настоящее время ничто так полно и глубоко не разработано из выделенных пар явлений, как доверие и недоверие, несмотря на относительно короткую историю их исследований.

Можно с уверенностью заключить, что своими теоретическими, эмпирическими и ориентированными на практику разработками, изложенными в представляемой монографии, А. Б. Купрейченко фактически обосновала новое научное направление исследований – дифференцированного и интегрированного психологического анализа закономерностей возникновения, функционирования и развития сложнейших феноменов доверия и недоверия, их признаков и критериев, структуры и динамики, различных форм и видов, общих и специфических функций в жизнедеятельности человека и его групп и т. д. О наличии соответствующего научного направления свидетельствуют веские аргументы: большая совокупность глубоко проанализированных и выстроенных в систему научных проблем, составляющих это направление; разработанные теоретические модели, получившие свое обоснование в результатах выполненных конкретных исследований; предложенная автором крупная целостная программа, в соответствии с которой проводятся взаимосвязанные эмпирические исследования; разработанный оригинальный методический инструментарий, позволяющий получать сопоставимые и взаимодополняющие данные; наличие учеников, совместно с которыми выполняются научные работы и т. д. Все это в совокупности позволяет квалифицировать данное научное направление исследований, с одной стороны, как уже состоявшееся и достойно представленное в фундаментальной монографической работе, а с другой – как чрезвычайно перспективное и имеющее интересное будущее.

Необходимо отметить наиболее важные и конкретные итоги работы А. Б. Купрейченко в соответствии со сформированным ею научным направлением. Во-первых, это обобщенные результаты уже упоминавшегося дифференцированного анализа двух тесно взаимосвязанных психологических феноменов – доверия и недоверия. Во-вторых, обоснование места доверия и недоверия в ряду близких феноменов, как частных (их структурных составляющих – надежность и ненадежность, тождественность и различие и т. д.), так и более общих (психологическая дистанция, социально-психологическое пространство и т. п.), а также выявление взаимосвязей с рядом других феноменов (психологические атмосфера и климат, корпоративная культура организации и др.). В-третьих, определение широкого исследовательского проблемного поля, в том числе описание различных видов и типов доверия и недоверия, анализ специфики их формирования и ролей в регуляции жизнедеятельности личности и группы. В-четвертых, выявление групповых и личностных факторов доверия и недоверия, что позволит в дальнейшем построить развернутую и эмпирически обоснованную систему детерминант этих феноменов.

Несмотря на значительный объем полученных теоретических и эмпирических результатов, перечисленные исследовательские проблемы будут сохранять свою актуальность еще достаточно долго. Большие перспективы открываются через развитие дифференцированного анализа доверия и недоверия, в частности, одной из важных и конкретных его задач должно стать изучение различных психологических типов амбивалентного отношения субъекта – одновременного доверия и недоверия объекту и др.

Можно отметить еще ряд проблем, имеющих особую значимость для развития заявленного А. Б. Купрейченко научного направления. В первую очередь, это анализ динамично протекающих процессов доверия и недоверия, т. е. выявление закономерностей их становления и формирования, функционирования и развития, а также угасания и преодоления, разрушения и восстановления и т. д. Особое место в этих исследованиях должно занимать изучение внутренних и внешних условий, в которых происходит социальное взаимодействие, поскольку решающее значение могут иметь такие переменные, как влияние социального окружения, значимость/незначимость доверия и недоверия для партнеров, оценка ими ситуации, а также основные цели и смыслы конкретного взаимодействия и жизнедеятельности в целом. В этой связи наиболее перспективным является анализ доверия и недоверия как компонентов самоопределения, жизнедеятельности или бытия субъекта, а ситуации взаимодействия и отдельных ее элементов (участников) как составляющих социально-психологического пространства субъекта. Изучение процессов доверия и недоверия особенно сложно еще и по той причине, что фактически должны изучаться, взаимоотношения, а это, в свою очередь, предполагает анализ динамики состояний и отношений всех участников взаимодействия.

Еще одним перспективным направлением исследований выступает установление взаимосвязей различных видов доверия и недоверия, в частности, себе, другим людям, обществу, миру. Возможным теоретическим результатом может быть построение иерархической или с какой-то иной организацией системы этих видов доверия и недоверия.

Особое значение для современной социальной психологии имеет поиск социокультурных детерминант доверия и недоверия, а также анализ массовых феноменов – доверия и недоверия в больших социальных группах. Существующие в этом направлении философские, социологические и экономические работы, в том числе изучение доверия и недоверия отдельных групп российского населения различным социальным институтам и явлениям, должны получить психологическое обоснование и интерпретацию именно в ходе эмпирических исследований, а также в результате исторической реконструкции интересующих социально-психологических феноменов. Некоторые другие перспективы исследования доверия и недоверия подробно описаны автором в заключительной части данной монографии.

iknigi.net

Доверие как социально-психологическое явление Текст научной статьи по специальности «Психология»

2014

ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

Сер. 12

Вып. 4

СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

УДК 159.9.072

С. Д. Гуриева, М. М. Борисова

ДОВЕРИЕ КАК СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ЯВЛЕНИЕ

Санкт-Петербургский государственный университет, Российская Федерация, 199034, Санкт-Петербург,

Университетская наб., 7/9

Феномен доверия является предметом изучения отечественных и зарубежных исследователей в таких научных направлениях, как экономика, религия, политика, философия и многих других. Доверие вызывает научно-исследовательский интерес специалистов различных областей, благодаря чему мы можем наблюдать широкий спектр пониманий и взглядов на природу, функции доверия и область применения результатов его изучения. Оно является фундаментальным понятием в психологической науке и используется в таких отраслях психологии, как социальная, организационная, юридическая, политическая, возрастная, практическая, педагогическая психология. Статья посвящена описанию накопленного научного опыта исследований доверия, структурной феноменологии термина «доверие», функциональных его составляющих (когнитивного, эмоционального, конативного компонентов), различных видов доверительного взаимодействия и их перспектив, выделены модели доверия разных народов. Раскрыто соотношение изучаемого понятия с синонимичными терминами, определены социально-психологические особенности восприятия, понимания доверия, показана его вариабельность, предметная область применения. Данная статья представляет собой полноценный анализ существующих психологических исследований понятия доверия, раскрывает актуальные проблемы данной тематики и помогает определить направления и перспективы дальнейшего изучения данного понятия. Библиогр. 52 назв. Табл. 3. Рис. 2.

Ключевые слова: доверие, доверительные отношения, структура доверия, виды доверия, модели доверия.

THE TRUST AS A SOCIO-PSYCHOLOGICAL PHENOMENON

S. D. Gurieva, M. M. Borisova

St. Petersburg State University, 7/9, Universitetskaya nab., St. Petersburg, 199034, Russian Federation

The phenomenon of trust is a subject of Russian and foreign researchers’ studies in such scientific disciplines as economy, religion, politics, philosophy and others. Specialists in different scientific fields take scientific and research interest in trust, due to this we can observe a wide spectrum of understandings and views towards trust nature, functions and trust investigation results application area. The trust is a fundamental concept in psychology and it is used in social, organizational, judicial, political, developmental, practical, and pedagogical branches of psychology. This article is devoted to the description of investigation best practices of trust, structural phenomenology of trust term, trust functional components (conative, cognitive, emotional), types of trust relationship and their perspectives, models of trust of different nations. It discloses correspondence between investigated concept and synonymous terms, defines social and psychological specialties of trust perception and understanding, shows trust variability and its application area. This article is a full-fledged analysis of existing psychological researches; it discloses current issues of the topic and helps to determine ways and perspectives of further investigations of this concept. Refs 52. Tables 3. Figs 2.

Keywords: trust, trust relationship, structure of the trust.

Политические, экономические и социальные преобразования, осуществляющиеся в современном обществе, не смогли не затронуть такую важную и актуальную тему, как построение и сохранение доверительных отношений. На протяжении последних нескольких десятилетий проблема доверия является одной из самых востребованных тем исследований во многих направлениях научного знания. В условиях непрекращающихся процессов глобализации и трансформации современного общества, меняются социальные представления о доверии, характеристики и формы доверительных отношений, условия формирования и поддержания доверия, национально-культурные особенности проявления доверия, мотивация к сохранению доверия. Каждый человек современного общества в той или иной степени столкнулся со значимостью сохранения доверия не только в профессиональной сфере. Поэтому можно сказать, что круг научных интересов, определяющих значимость и важность изучения доверия как социально-психологического феномена, непрерывно растет, и будет продолжать расти в ближайшие десятилетия. Парадоксальным, но очевидным является тот факт, что с ростом благосостояния и процветания в обществе, усиливающимися процессами глобализации, сохранение доверия будет становиться одной из самых востребованных и актуальных тем.

В современной научной литературе содержится большой объем данных об исследовании доверия. Доверие как феномен междисциплинарной области научного знания является предметом изучения во многих науках: философии (Ж.-Ж. Руссо, Дж. Локк [1, с. 615-623]), социологии [2-3], политологии [4-5], экономике [6]. Объектом многих зарубежных исследователей является изучение взаимосвязи уровня экономического благосостояния в обществе и сохранения доверительных отношений, при этом важно заметить, что продолжается поиск основного механизма, которым можно объяснить нарушение доверительных отношений. Так, например, по мнению С. Даймонда, большая часть экономических проблем возникает по причине того, что операционные расходы на ведение бизнеса весьма высоки из-за крайне низкого уровня доверия между людьми [7]. С другой стороны, доверие является основой нравственно-моральных поведенческих стандартов, независимо от экономических показателей [8].

В других источниках отмечается, что определенная роль в создании морально-нравственных поведенческих стандартов в поддержании доверия отводится СМИ. По мнению С. Браун, Е. Ю. Байковой, А. Б. Купрейченко, именно средства массовой информации и реклама уделяют особое внимание процессу создания и трансформации доверия [9-10].

В рамках проведенного социально-психологического анализа научной литературы по изучаемой проблематике было выявлено неоднозначное понимание термина «доверие», вариабельность его использования и широкая научная область его применения и трактовки. В каждом из научных направлений предпринимаются многочисленные попытки найти механизм формирования и трансформации доверительных отношений в обществе, поиск инструментов, способных оказывать значимое влияние на поддержание доверия (табл. 1).

Таким образом, не вызывает сомнения актуальность и значимость изучения проблемы доверия в различных областях научного знания. Однако ее понимание, как и самого термина, до сих пор остается неоднозначным, хотя и востребованным в современном обществе.

Таблица 1. Изучение феномена доверия в разных областях научного знания

ДОВЕРИЕ

Области научного знания Понимается как… Исследователи

Экономика Социально-экономический феномен сознания и как функциональная характеристика социальной жизни общества на макро-, мезо- и микроуровнях, понимаемое как убеждение в надежности действий и коммуникаций с различными акторами и предсказуемости их поведенческих реакций. Г. С. Ромашкин [11]

Религия Основной и необходимый фактор, который позволяет человеку преодолевать законы природы. Новый завет (Евр. 11:1) [12]

Юриспруденция Фактор, влияющий на эффективность работы юридической системы. Дж. Фарлонг [13]

Философия Реалия социального бытия, продуктивная социальная конструкция, а также современная социальная проблема, социально-экономический механизм, обеспечивающий социальное развитие и социальный порядок. В. Ю. Столяр [14]

Генерализованное ожидание того, что другой человек будет сдерживать свою свободу. Н. Лунман [15]

Социология Вера в надежность человека и социальной системы. Э. Гидденс, 2005 [16]

Функция деятельности социальных акторов, реализующаяся вне сферы системных ролевых ожиданий. А. Селигмен [17]

Базисное чувство, определяющее развитие отношений к себе и другим в будущем. Э. Эриксон [18]

Внутреннее состояние готовности быть зависимым от других. Е. С. Яхонтова [19]

Психология Ожидание благоприятного поведения объекта в ситуации, когда это поведение не подвержено контролю. Д. Гамбетта [20]

Субъективное личностное отношение к другим. Т. П. Скрипкина [21]

Социальная эмоция. В. П. Зинченко [22]

Функциональный орган. И. В. Антоненко [23]

Политология Эмоционально окрашенное, устойчивое отношение людей к политическим институтам, руководителям, выражающееся в их поддержке, в отождествлении с ними личности, определенной социальной группы, в рассмотрении их как своих представителей. Г. Д. Ишманова [24]

Важнейший фактор международных отношений, роль которого в последние годы приобретает все большее значение. Является условием создания таких сложных международных политических систем, как интеграционное объединение. Р. А. Доброхотов [25]

Изучаемый нами феномен — фундаментальное психологическое понятие и предметная область изучения в работах А. Б. Купрейченко [26], Т. П. Скрипкиной [21, 27], В. П. Зинченко [22], Е. П. Ильина [28], И. В. Антоненко [23] и др. Исследование доверия на различных уровнях рассматривается в работе А. В. Сидоренкова и И. И. Сидоренковой. Авторы разработали и эмпирически обосновали многоуровневую модель проявления доверия в малой группе, в которой осветили уровни доверия (межличностное, групповое, микрогрупповое, доверие между подгруппами, между группой и подгруппами) и его виды (деятельностно-совладающее, информа-ционно-инфлюативное и конфиденциально-охранительное доверие) [29, с. 94-106]. По мнению авторов, доверие представляет собой многоуровневый феномен, и в зависимости от уровня проявляются его различные содержательные характеристики. Уровень доверия — не статичная величина, это динамичное образование.

В психологии менеджмента многие авторы интересуются этой проблемой (Р. Б. Шо [30], А. Л. Журавлев [31], Л. Г. Почебут, И. А. Мейжис [32], Р. Левицки, Б. Бункер [33]). Так, например, рассматриваются различные составляющие организационного доверия: доверия к руководителю, к коллективу и системе в целом [34]. Кроме того, отмечается значимость расчета оптимального уровня доверия в организации для обеспечения ее эффективной деятельности [34]. Уровень доверия в психологии управления также не расценивается как изначально заданная величина, и динамика и интенсивность доверия зависит от объекта взаимодействия в организации.

Направление, получившее название «доверие правосудию», развивается в юридической психологии. Согласно результатам исследований, категории доверия у правонарушителей [35] в условиях асоциальной субкультуры, способность к доверию, значительно деформируется. Эти последствия влияют на адаптацию заключенных после освобождения, что является важной проблемой нашего общества.

В педагогической психологии феномен рассматривается как инструмент воспитания и важное качество личности педагога [36]. Проведены многочисленные исследования факторов, влияющих на формирование доверия учеников к преподавателям. По мнению А. Л. Аксельрода, доверие педагога к миру, ученикам, его открытость прямо влияет на его имидж и формирование отношений с воспитанниками [36].

Э. Эриксон в своей эпигенетической теории развития личности рассматривал чувство глубокого (базисного) доверия в качестве фундаментальной психологической предпосылки развития человека на протяжении всей жизни [18], в то время как в подходе Ф. Фукуямы мы имеем дело с ключевой характеристикой развития общества, проявляющейся на разных уровнях [37]. В экзистенциально-гуманистической психологии большое внимание придается изучению доверия к себе и процессу самораскрытия [38].

Вопросы доверия имеют особую значимость в таких отраслях, как психологическое консультирование и психотерапия. Главным образом здесь исследуется самораскрытие клиента, психотерапевта и влияние этого на процесс взаимодействия, и эффективность работы [38].

Доверие изучается в различных направлениях/отраслях психологической науки. В табл. 2 нами систематизированы и обобщены различные подходы к пониманию доверия в психологии.

Таблица 2. Подходы к пониманию доверия в психологии

Отрасль психологии Доверие понимается как. Автор

Социальная Социально-психологическое явление, которое необходимо изучать на различных уровнях. Т. П. Скрипкина [27]

Организационная Фактор повышения психологической эффективности организации, психологического благополучия и профессионального здоровья персонала. В. А. Чикер, Ю. С. Горбашко-ва [39]

Практическая Показатель и фактор эффективности процесса консультирования и психотерапии. Р. Кочунас [38]

Гуманистическая Экзистенциальная категория, которая является показателем психического здоровья. К. Роджерс [40]

Педагогическая Характеристика отношений и фактор их эффективного развития на разных уровнях взаимодействия в системе образования. П. Ф. Каптерев [41]

Юридическая Способность наделять объект доверия субъективной значимостью, принимать его как безопасный и ситуативно полезный. Т. П. Скрипкина [27] А. А. Кокуев [42]

Политическая Моральный капитал сообщества. Ф. Фукуяма [37]

Возрастная Базовое доверие к миру, формирующееся в течение первого года жизни. Э. Эриксон [18]

«В самой системе психологических понятий важно разграничивать элементарные понятия и подчиненные «субординированные» понятия, близкие и подчиняющиеся понятия» [43]. В концептуальном аппарате различных школ и направлений существует многообразие синонимов и смежных доверию понятий. В трудах многих авторов изучается связь и различия доверия с близкими понятиями, такими как «доверчивость», «доверительность», «вера», «уверенность». Возникает закономерный вопрос, что и как понимается под доверием. Рассмотрим широкий диапазон синонимичных понятий феномена доверия (табл. 3).

Таблица 3. Синонимичные понятия феномена доверия

Термины Отличие от доверия

Вера Вера — это иррациональное убеждение, доверию чаще всего необходимы основания, доказательства, проверка, оно подвергается сомнению (Т. П. Скрипкина [27]; М. В. Синютин [44]. Вера — принятие возможности за действительность, обратная сторона веры — скептицизм (Г. Г. Шпет [45]). Значение понятия «веры» шире «доверия» (И. В. Антоненко [23]). Объект доверия более конкретен, чем объект веры; доверию, в отличие от веры, необходимы доказательства (Е. П. Ильин [28]).

Уверенность Уверенность — это результат взаимоподкрепляемых ожиданий, в отличие от доверия (А. Селигмен [17]). Уверенность касается чаще взаимодействия человека с функциональными системами, такими как политика, а доверие направлено больше на межличностное взаимодействие (Н. Лунман [15]). Значение понятия «уверенность» шире «веры» и «доверия» (И. В. Антоненко [22]).

Надежда Надежда более пассивное и нерациональное чувство, доверие имеет большую направленность (П. Штомпка [2]).

Проведя анализ близких и субординированных к доверию понятий, мы обнаружили, что наиболее близкими к понятию «доверие» являются: «вера», «уверенность» и «надежда».

Обратимся к феноменологии понятия доверия и рассмотрим представления о данном понятии в психологической литературе. В отечественной психологии понятие «доверие» получило дальнейшее распространение благодаря работам А. Б. Ку-прейченко. Изучив труды многих исследователей в данной области, она выделила такие обязательные условия для возникновения доверия, как наличие значимой ситуации, оптимистическое ожидание, зависимость субъекта от объекта доверия, при этом добровольность взаимодействия и отсутствие контроля [26, с. 46-47].

А. Б. Купрейченко подходила к изучению доверия как психологическому отношению, в структуре которого можно выделить когнитивную, эмоциональную и поведенческую составляющие [26, с. 59]. Эмоциональный компонент включает эмоциональные оценки процесса доверительного взаимодействия, общий эмоциональный фон, эмоции по отношению к объекту и ситуации. Когнитивный компонент состоит из представлений об объекте и ситуации, оценки опыта подобного взаимодействия и ожиданий относительно результата взаимодействия. Конативный компонент проявляется в готовности к восприятию полученной от партнера информации как правдивой, способность разделить ответственность, степень самораскрытия (рис. 1).

ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ

Рис. 1. Структура феномена: составляющие доверия.

По мнению А. Б. Купрейченко, доверие и недоверие к определенным людям, группам, системам ценностей, сферам жизни, нормам, идеям можно определять не только по текущему состоянию отношений с этими объектами, но и по направленности субъекта на углубление или уничтожение этих связей, сближение или отдаление [26, с. 49]. Доверие включает уважение и интерес к объекту; представление о потребностях, которые могут быть удовлетворены с его помощью; эмоции, связанные с их предстоящим удовлетворением, расслабленность, готовность совершать определенные действия, способствующие успешному взаимодействию. Недоверие включает осознание рисков, чувство страха, негативные эмоциональные оценки объекта, напряженность и готовность прекратить контакт, проявить ответную или опережающую агрессию [26, с. 60].

В зарубежной психологии изучением соотношения этих двух феноменов занимался Карен Джонс, понимающий доверие как эмоциональную установку, оптимистичное отношение к объекту, его «доброй воле» и способности принести пользу. Недоверие, напротив, представляет собой подозрительное и настороженное отношение. Однако отсутствие доверия не приравнивается к недоверию, между данными понятиями существуют промежуточные стадии развития отношений [46, с. 14-16]. Доверие и недоверие являются противоположными понятиями, но в то же время не исключающими друг друга [47, с. 16-33].

Потребность в доверии возникает в ситуации, когда объем необходимых знаний недостаточен [48, с. 1]. Например, в процессе взаимодействия с малознакомым человеком, мы не можем с уверенностью определить степень его порядочности, сделать предположение о его способности к соблюдению конфиденциальности или оказанию помощи. Следовательно, каждый раз доверие становится результатом выбора, принятия решения или последовательности решений о степени открытости и оптимистичности ожиданий от взаимодействия [49]. Поэтому некоторые авторы подчеркивают присутствие определенного уровня риска в доверительном отношении, что является его важной особенностью [50, с. 20-27].

Обращаясь к анализу понятия доверия, необходимо выделить его виды. Проведено много исследований, посвященных изучению доверия к миру (Э. Эриксон, [18]), доверия к себе (Т. П. Скрипкина [21]; И. В. Терелянская, [51]) и доверия к другому. Так, например, согласно исследованиям Т. П. Скрипкиной, можно выделить шесть типов доверия, в зависимости от степени доверия к партнеру и к себе, которые представлены на рис. 2 [21; 27].

Рис. 2. Модели доверительного общения и их последствия по Т. П. Скрипкиной.

Личное доверие обусловлено личностью объекта доверия. «Мы не знаем машиниста поезда, на котором едем, капитана и штурмана корабля, на котором плывем, в большинстве случаев мы не знаем врача, с которым не только консультируемся, но которому доверяем наше тело и жизнь при хирургическом вмешательстве…». Но иногда мы доверяем человеку, исходя из самого поверхностного знания о нем, будучи толком незнакомы, ничего о нем не зная, кроме того, что он находится в данном месте и занимает данный пост — это можно считать овеществленным доверием. Можно сказать, что это доверие к статусу человека, а не к нему самому [52].

Ф. Фукуяма рассматривал доверие как «возникающее у членов сообщества ожидание того, что другие члены будут вести себя более или менее предсказуемо, честно и с вниманием относиться к нуждам окружающих, в согласии с некоторыми общими нормами» [37]. Ученый изучал вопросы доверия в культурно-историческом контексте и разработал модели доверия в разных странах. Так, например, им были выделены американская, немецкая, японская и китайская модели появления доверия. Данные модели доверия опираются на культурно-исторические особенности развития данных народов с учетом светских, религиозных, экономических и политических обычаев, взглядов.

Как было показано выше, область изучения доверия довольно широка и в рамках каждого подхода необходимо выделение собственных объекта и субъекта исследования, целей, задач. Объектом исследования в психологии доверия может стать личность, диадные отношения, группа людей, семейные отношения, коллектив в организации, общество, народ. В каждом из этих случаев предметом исследования может стать внутренний уровень доверия, развития доверительных отношений, акт предательства, разрушение и восстановление доверия. Основной задачей психолога является концептуализация новой идеи, разработка новой терминологии, методологии и практических методов исследования в области психологии доверия.

Учитывая разобщенность взглядов на природу доверия, создание единой концепции и теории изучения модели доверительных отношений позволит сформировать представление о феномене и развивать его в рамках одной методологии. Необходимо расширение научного лексикона специальными терминами, общими для описания модели доверительных отношений в рамках разных подходов. Введение в научный оборот эмпирически подтвержденных и практически обоснованных терминов может получить распространение в научных кругах, привести к разработке новых методов организации и проведения исследований, имеющих согласование с концепцией и теорией изучения феномена. На основе результатов научных исследований будут разработаны практические методы управления доверием во взаимодействии.

Выводы

1. Представленный в статье теоретический анализ научной психологической литературы показал актуальность и востребованность изучения феномена доверия в различных научных дисциплинах, чем подтверждается междисциплинарный статус самого понятия, сложность и вариабельность в интерпретации.

2. Анализ научной литературы позволил выделить основные направления в изучении доверия:

• доверие как междисциплинарная область научного знания: доверие является предметом изучения в философии, религии, социологии, экономике, политологии, истории, юриспруденции, психологии;

• вариабельность понимания доверия, основных содержательных характеристик данного феномена в различных источниках;

• принципиальное отличие в подходах к изучению данного феномена в зарубежной и отечественной литературе;

• изучение взаимосвязи экономических показателей и проявления доверия в обществе;

• доверие как динамическое образование, которое не является статичной величиной, по-разному может проявляться на различных уровнях;

• поиск механизмов, оказывающих влияние на формирование и поддержание доверия в обществе.

3. Теоретический анализ выявил наличие противоречивых подходов и рассогласований в определении самого термина «доверие»: это и вера, и уверенность, и надежда. Доверие обладает широким синонимичным рядом, но имеет отличительные особенности. Оно является более узким понятием, чем уверенность, более широким, чем вера, и более направленным, чем надежда.

4. В структуре доверия можно выделить когнитивную, эмоциональную и поведенческую составляющие. Эмоциональный и когнитивный компоненты согласованы между собой, включают эмоциональные оценки процесса доверительного взаимодействия, общий эмоциональный фон и представления об объекте и ситуации. Конативный компонент является наиболее сложным образованием, проявляется в готовности к восприятию полученной от партнера информации и последующим действиям.

5. Доверие вызывает научно-исследовательский интерес специалистов различных областей, благодаря чему мы можем наблюдать широкий спектр пониманий и взглядов на природу, функции доверия и область применения результатов его изучения. Существующие в настоящее время различные модели построения доверительных отношений, перспективных отношений и т. д. оказывают влияние не только на понимание и восприятие феномена доверия, но определяют векторное направление в изучении данного термина, что в итоге не может не оказывать влияния на интерпретацию полученных результатов.

6. Основным итогом представленной работы является подход к изучению доверия как социально-психологического феномена, что доказывает необходимость и важность продолжения изучения данного феномена и разработки модели формирования и сохранения доверительных отношений.

Литература

1. Локк Дж. Соч.: в 3 т. Т. 3. М.: Мысль, 1988. 668 с.

2. Штомпка П. Доверие в эпоху глобализма // Социология и социальная политика. 2006. № 4. С. 8-15.

3. Левада Ю. А. Механизмы и функции общественного доверия // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2001. № 3. С. 7-13.

4. Данкин Д.М. Проблема политического доверия в международных отношениях: дис. … д-ра политич. наук. М., 2000. С. 49-50.

5. Коулман Дж. Капитал социальный и человеческий // Общественные науки и современность. 2001. № 3. С. 122-139.

6. Таханова О. В. Институт доверия в современной экономике России: автореф. дис. … канд. экон. наук. Улан-Удэ, 2012. 22 с.

7. Даймонд С. Переговоры, которые работают / пер. с англ. В. Хозинский. М.: Манн, Иванов и Фербер, 2011. 374 с.

8. Laurens T. Trust, Affirmation, and Moral Character: A Critique of Kantian Morality // Identity, Character, and Morality / ed. by Owen Flanagan and Amelie Oksenberg Rorty. Cambridge (Mass.): MIT Press, 1990. Р. 235-257.

9. Braun C. de. New Communications Criteria in Advertising Reserch 1996. URL: www.guirks.com (дата обращения: 10.11.2006).

10. Байкова Е. Ю., Купрейченко А. Б. Психологическая эффективность рекламного воздействия // Проблемы экономической психологии. М.: Институт психологии РАН, 2005. С. 368-398.

11. Ромашкин Г. С. Доверие в российском обществе: экономико-социологический анализ: автореф. дис. … канд. соц. наук. Тюмень, 2011. 24 с.

12. Библия: Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. М.: Издание Московской Патриархии, 1990. 1372 с.

13. Фарлонг Дж. Юридическая профессия теряет доверие на рынке. URL: http://www. lawfirmmanagement.ru/publications/notes/69-jordan.html (дата обращения: 15.05.2014).

14. Столяр В. Ю. Доверие как феномен социально-экономической реальности: дис. … канд. философ. наук. Тверь, 2008. 51 с.

15. Luhnmann N. Familirity, confidence, and trust: problems and alternatives // Trust: Making and Breaking Cooperative Relations / ed. by D. Gambetta. Oxford: Basil Blackwell, 1988. P. 94-107.

16. Гидденс Э. Устроение общества: очерк теории структурации. М.: Академический проект, 2005. 528 с.

17. Селигмен А. Проблема доверия. М.: Идея-Пресс, 2002. 256 с.

18. Эриксон Э. Детство и общество: изд. 2-е, перераб. и доп. / пер. с англ. СПб.: Ленато, АСТ, Фонд «Университетская книга», 1996. 590 с.

19. Яхонтова Е. С. Доверие в управлении персоналом. Зарубежные подходы и отечественный опыт оценки // Социологические исследования. 2004. № 4. С. 19-25.

20. Gambetta D. Can we trust in trust? // Trust: Making and Breaking Cooperative relations / ed. by D. Gambetta. Oxford: Basil Blackwell, 1988. P. 213-237.

21. Скрипкина Т. П. Доверие как социально-психологическое явление: дис. … д-ра психол. наук. М., 2003. 173 с.

22. Зинченко В. П. Психология доверия. Самара: Изд-во СИОКПП, 2001. 104 с

23. Антоненко И. В. Социально-психологическая концепция доверия. М.: Флинта; Наука, 2006. 480 с.

24. Ишманова Г. Д. Доверие как политическая проблема: автореф. дис. … канд. психол. наук. Уфа, 2001. 18 с.

25. Доброхотов Р. А. Проблемы доверия в мировой политике: автореф. дис. … канд. политич. наук. М., 2010. С. 26.

26. Купрейченко А. Б. Психология доверия и недоверия. М.: Институт психологии РАН, 2008. 571 с.

27. Скрипкина Т. П. Психология доверия. Учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений. М.: Издательский центр «Академия», 2000. 264 с.

28. Ильин Е. П. Психология доверия. СПб.: Питер, 2013. 288 с.

29. Сидоренков А. В., Сидоренкова И. И. Доверие в малых группах // Вопросы психологии. 2011. № 1. С. 94-106.

30. Шо Р. Б. Ключи к доверию в организации: результативность, порядочность, проявление заботы. М.: Дело, 2000. 272 с.

31. Журавлев А. Л. Психология управленческого взаимодействия (теоретические и прикладные проблемы). М.: Институт психологии РАН, 2004. 476 с.

32. Почебут Л. Г., Мейжис И. А. Социальная психология. СПб.: Питер, 2010. 665 с.

33. Lewicki R. J., Bunker B. B. Developing and maintaining trust in work relationships // Trust in organizations: Frontiers of theory and research / eds R. Kramer, T. R. Tyler. Thousand Oaks, CA: Sage, 1996. P. 114-139.

34. Нестик Т. А. Доверие в команде: преимущества, риски, методы, проблемы развития // Справочник по управлению персоналом. 2005. № 6. С. 29-36.

35. Астанина Н. Б. Связь уровня доверия и смысложизненных ориентаций у несовершеннолетних правонарушителей // Психологические проблемы смысла жизни и акме: материалы XII симпозиума. М.: ПИ РАО, 2007. URL: http://www.pirao.ru/ru/news/detail.php?PAGEN_1=2&ID=4125 (дата обращения: 15.05.2014).

36. Аксельрод А. П. Проблема профессионального имиджа учителя // Психологическая подготовка педагога в России: история и современность. СПб., 2006. С. 128-136.

37. Фукуяма Ф. Доверие: социальные добродетели и путь к процветанию / пер. с англ. М.: АСТ; АСТ МОСКВА, 2008. 730 с.

38. Кочюнас Р. Психотерапевтические группы, теория и практика. М.: Академический проект, 2000. 240 с.

39. Чикер В. А., Горбашкова Ю. С. Организационное доверие в малом бизнесе и психологическое здоровье персонала // Ананьевские чтения-2013. Психология в здравоохранении: материалы научной конференции, 22-24 октября 2013 г. / отв. ред. Шелкова. СПб.: Скифия-принт. 2013. 598 с.

40. Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека. М.: Прогресс-Универс, 1994. 478 с.

41. Каптерев П. Ф. Избранные педагогические сочинения / под ред. А. М. Арсеньева; сост. П. А. Лебедев; Акад. пед. наук СССР. М.: Педагогика, 1982. 703 с.

42. Кокуев А. А. Особенности доверия к себе и другим у несовершеннолетних преступников, отбывающих наказание в виде лишения свободы: автореф. дис. … канд. психол. наук. Ростов н/Д, 2003. 21 с.

43. Мясищев В. Н. Психология отношений / под ред., вступ. ст. А. А. Бодалева. М.: Изд-во «Институт практической психологии»; Воронеж: НПО МОД ЭК, 1995. 356 с.

44. Синютин М. В. Доверие и капиталистическая глобализация: российские метаморфозы // «Экономика и социология доверия» / под ред. Ю. В. Веселова, СПб.: СО им. М. М. Ковалевского, 2004. С. 135-150.

45. Шпет Г. Г. Философские этюды. М.: Прогресс, 1994. С. 217.

46. Jones К. Trust as an Affective Attitude // Ethics. 1996. N 107. P. 4-25.

47. Govier T. Trust, Distrust, and Feminist Theory // Hypatia. 1992. Vol. 7. P. 16-33.

48. Hawley K. Trust, Distrust and Commitment // University of St Andrews. 2014. Nous 48:1. Р. 1-20.

49. Spinosa C., Flores F., Dreyfus H. Disclosing New Worlds. Cambridge (Mass.): MIT Press, 1997. P. 160168.

50. Solomon R. C., Flores F. Building Trust in Business, Politics // Relationships and Life. Oxford: Oxford University Press, 2001. 178 р.

51. Терелянская И. В. Доверие как составляющая социальной креативности подростков // Экспериментальная психология в России: традиции и перспективы / РАН, Ин-т психологии, Московский городской психолого-педагогический ун-т. М.: Ин-т психологии РАН, 2010. C. 646.

52. Теннис Ф. Общность и общество // Социологический журнал. 1998. № 3-4. С. 206-229.

Статья поступила в редакцию 20 июня 2014 г.

Контактная информация

Гуриева Светлана Дзахотовна — доктор психологических наук, профессор; [email protected]

Борисова Мария Михайловна — бакалавр психологии; [email protected]

Gurieva Svetlana L. — Doctor of Psychology, Professor; [email protected]

Borisova Maria M. — bachelor of Psychology; [email protected]

cyberleninka.ru

Зинченко Владимир Петрович

В. П. Зинченко окончил в 1953 г. отделение психологии
философского факультета Московского государственного университета им. М. В.
Ломоносова; в 1956 г. – аспирантуру Института Психологии АПН РСФСР.

В 1957 г. В.П. Зинченко под руководством А. В. Запорожца
защитил кандидатскую диссертацию на тему «Некоторые особенности движений руки и
глаза и их роль в формировании двигательных навыков». Официальными оппонентами
были А. Р. Лурия и П. Я. Гальперин. В 1966 — защитил докторскую диссертацию на
тему «Восприятие и действие». Официальными оппонентами были Б. Г. Ананьев, А.
А. Смирнов и Б. Ф. Ломов.

В 1969 г. В. П. Зинченко присвоено звание профессора
МГУ.

В 1974 г. В. П. Зинченко избран членом-корреспондентом АПН
СССР, в 1988 — почетным членом Американской академии искусств и наук, в 1992
г. – академиком РАО по Отделению психологии и возрастной физиологии. В
2001 г. – В. П. Зинченко перешел в Отделение образования и культуры
РАО.

Вехи трудовой деятельности

В 1951–1956 гг. учитель психологии и педагогики 593 и 598
средних школ г. Москвы.

1954–1961 — аспирант, м.н.с., ст. н.с. Института
психологии АПН СССР.

В 1961 г. создал лабораторию инженерной психологии в НИИ
Автоматической аппаратуры и возглавлял ее до 1969 г.

В 1960 г. начал преподавание в МГУ, в 1970г. создал кафедру
психологии труда и инженерной психологии на факультете психологии МГУ и
возглавлял ее до 1982 г. 31 августа 1982 г. был уволен по телефону назначенным
ЦК КПСС деканом психологического факультета МГУ Бодалевым. В 1969–1984 годы был
заведующим Отделом эргономики ВНИИ Технической эстетики.

В 1984 году создал кафедру эргономики Московского
государственного института радиотехники, электроники и автоматики (технического
университета). Руководит ею до настоящего времени.

В 1988–1991 годы был заместителем директора Института
философии РАН и директором-организатором Института человека РАН.

С 1991 по 1998 год — член президиума Российской
академии образования, академик-секретарь Отделения психологии и возрастной
физиологии.

В 1998 году создал кафедру психологии Государственного
университета природы общества и человека «Дубна» и руководит ею до настоящего
времени.

Под руководством В. П. Зинченко защищено 50 кандидатских
диссертаций. Многие его ученики стали докторами наук.

Педагогическая и лекционная работа

В 2001 году исполняется 50 лет педагогической работы
В.П.Зинченко. За эти годы он преподавал психологию и логику в средней школе;
более 20 лет работал в Московском университете, читал курсы и спецкурсы по
Общей психологии, по Инженерной психологии, по Методологическим проблемам
психологии; около 20 лет преподает в МИРЭА, ведет курсы Эргономика, Психология
и Педагогика.

В Еврейском университете (Москва), в Самарском
государственном педагогическом университете, в Московском
Психолого-педагогическом институте, в Западносибирском гуманитарном институте,
в Государственном университете «Дубна», в Университете Натальи Нестеровой, в
Московском институте молодежи в др. вузах В.П.Зинченко читает курсы Введение в
психологию, Общая психология, Психология доверия, Методология психологии,
Психологическая педагогика, Культурное и духовное развитие человека и др. К
новому учебному году он готовит курс Психология искусства.

На протяжении ряда последних лет В.П.Зинченко систематически
читал лекции по психологической педагогике учителям Москвы. Самары,
Усть-Илимска, Якутска, Сочи, Красноярска, Биробиджана, Риги и др. городов.

Выступал с лекциями и докладами в Калифорнийском
университете (г. Ирвайн), Калифорнийском университете (г. Сан-Диего),
Университете Кларка (г. Вустер), Вашингтонском университете (г. Сент-Луис),
Университете им. В. Гумбольдта (г. Берлин), а также в университетах Болгарии,
Венгрии, Латвии, Чехии, Эстонии, Польши, Словакии, Испании, Японии, Кубы и др.
В августе 2001 г. его в третий раз ждут, в Японии с докладом «Размышления о
воспитании души».

Государственное и общественное признание
научной деятельности

Действительный член Российской Академии образования,
почетный член Американской академии искусств и наук. В П Зинченко многие годы
был членом Президиума и вице-президентом Общества психологов СССР, членом
Президиума и председателем Экспертного совета по психологии и педагогике ВАК
РФ, заместителем председателя ряда Межведомственных научных советов’
«Эргономика», «Сознание», «Человек», председателем Международного Научного
совета «Эргономика» стран-членов СЭВ, председателем совета по Федеральным
экспериментальным площадкам Министерства образования РФ, членом Совета
Российского фонда фундаментальных исследований.

В настоящее время В. П. Зинченко — президент
Международной ассоциации развивающего обучения.

Владимир Петрович — член редколлегии ряда журналов
«Вопросы психологии», «Вопросы философии». «Человек», Ежегодника «Системные
исследования», «Journal of Russian and East European Psychology» и др.

В.П. Зинченко — основатель и главный редактор международного
научного журнала Культурно-историческая психология.

 

psyjournals.ru

Социальная психология доверия Текст научной статьи по специальности «Психология»

УДК 316.6

И.В. Антоненко

д-р психол. наук, доцент, зав. кафедрой, кафедра психологии,

ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет дизайна и технологии»

СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ ДОВЕРИЯ

Аннотация. В статье рассматривается социальная психология доверия. Основные составляющие структурной модели доверия: субъект и объект доверия, отношение доверия, деятельностное содержание доверия, функциональный орган доверия, субъектные, объектные, средовые и ситуационные факторы доверия, ситуация доверия, социально-психологический механизм доверия, характеристики доверия как отношения, характеристики доверия как функционального органа, перцептивное, интерактивное и коммуникативное содержание доверия и социально-психологические функции доверия.

Ключевые слова: доверие, социальные практики, субъект доверия, объект доверия, функциональный орган доверия, факторы доверия, ситуация доверия, функции доверия.

I.V. Antonenko, Moscow state university of design and technology

SOCIAL PSYCHOLOGY OF TRUST

Abstract. The article considers the social psychology of trust. The main elements of the structural model of trust: subject and object of trust, relationship of trust, activity-based content of trust, functional organ of trust, subject-based, object-based, environmental and situational factors of trust, situation of trust, social-psychological mechanism of trust, characteristics of trust as a relationship, characteristics of trust as a functional organ, perceptive, interactive and communicative content of trust, and social-psychological functions of trust.

Keywords: trust, social practices, subject of trust, object of trust, functional organ of trust, factors of trust, situation of trust, functions of trust.

Доверие относится к важнейшим социально-психологическим явлениям, определяющим особенности социального взаимодействия, его эффективность и успешность совместной деятельности. Этот факт отмечали мыслители всех времен, но специальным предметом психологического исследования оно становится только с середины XX столетия, и на сегодняшний день эта область исследований насчитывает несколько тысяч публикаций. Одной из причин столь пристального внимания к доверию является все определенней ощущающаяся утрата доверия в обществе: между различными социальными группами, к власти, в организациях, между людьми, а также между народами и государствами. Многие социальные практики в современный период по преимуществу строятся на недоверии, что вызывает значительные экономические и моральные издержки. Проблемой доверия занимаются ученые различных специальностей: философы, антропологи, культурологи, социологи, педагоги, экономисты, юристы, политологи, военные, историки и в том числе психологи. Каждая наука имеет свой ракурс рассмотрения доверия, но, без преувеличения, психология доверия и, прежде всего, социальная психология доверия составляют краеугольный камень всей проблематики доверия, в каком бы отношении оно не исследовалось.

Существует весьма значительный объем литературы по доверию. Например, в разных отношениях доверие изучается такими специалистами как: С.Н. Айзенштадт, Э. Аронсон, Е.В. Ашлапова, А.В. Белянин, Д. Бирн, Л. Бос, М. Бубер, П. Бурдье, А.Дж. Вейджет, Д. Гамбетта, Э. Гидденс, Д.М. Данкин, П. Дасгупта, В.П. Зинченко, И.В. Калинин, Дж. Колеман, И.С. Кон, Р. Кочюнас, Р.М. Крамер, В.Н. Куницына, А.Б. Купрейченко, Д. Левис, Н. Луман, Л.А. Микешина, Б.З. Мильнер, Э. Пратканис, К.Р. Роджерс, Дж.Б. Роттер, Дж.К. Рэмпель, А. Селигмен, Т.П. Скрипкина, Г.У. Солдатова, Ф. Фукуяма, А. Хажински, Дж. Холмс, П.Н. Шихирев, П. Штомпка, Э. Эриксон и мн. др. [1, с. 9-20; 2, с. 35-74, 84-95; 3, с. 50-93, c. 105-121; 7-9; 14; 20; 22-26; 28-38 и др.]. В то же время есть два аспекта проблематики доверия, на которые вольно или невольно выходят все исследователи, это генезис доверия, как онто-, так и филогенез доверия, и это многообразие социальных практик доверия, реализуемых через поведение отдельных индивидов и малых и больших социальных групп [1-6, 8, 10-13, 21, 24,

27, 31].

Онтогенез доверия, как на это указывает ряд исследователей (И.В. Антоненко, В.П. Зинченко, А.Б. Купрейченко, К. Роджерс, Т.П. Скрипкина, Э. Эриксон и другие исследователи), восходит к раннему детству [1-4, 6, 8, 14, 20, 24-25, 31]. Но доверие формируется в онтогенезе в норме как избирательное психическое образование, которое проявляется по отношению к каждому значимому объекту как определенная мера, степень доверия (недоверия). То есть наряду с наличием общего, базисного доверия личность проявляет избирательное и определенное доверие к конкретному объекту. И прежде чем индивид сможет проявить определенность доверия по отношению к некоторому объекту, он должен получить некоторый опыт взаимодействия с ним, на основе которого, как и с учетом всего собственного опыта, индивид сформирует меру доверия (недоверия) к этому объекту. У конкретного индивида не существует доверия вообще (это было бы доверием к ничему, безобъектным доверием), а существуют определенные проявления доверия к конкретным объектам. Доверие вообще является только теоретической конструкцией, обобщением этих определенных проявлений доверия. Таким образом, доверие как реальный феномен, как определенное доверие формируется каждый раз заново в отношении каждого нового объекта, хотя и с учетом всего прошлого опыта личности и базисного доверия. Другими словами, интегрированный в личности опыт доверия выступает одним из факторов формирования конкретного доверия, доверия в данном случае [2, 3]. В каждой социальной практике, осуществляемой личностью или группой, этот опыт доверия проявляется как актуальное доверие. Несмотря на сложную структуру социальной практики, в которой реализуются потенции разных уровней структуры личности [10-13, 15, 16, 18, 19, 30], в проведенных исследованиях нам удалось показать, что фактор доверия (степень актуального доверия) корректирует проявления всех этих уровней вполне определенным образом: в сторону большей открытости при установке на доверие и, соответственно, в сторону закрытости при установке на недоверие. А это, в свою очередь, увеличивает или снижает эффективность деятельности и социального функционирования.

Когда конкретное доверие сформировано на некотором существенном уровне, т.е. является достаточно устойчивым отношением субъекта к объекту доверия, оно начинает играть важную, часто определяющую роль в организации взаимодействия между субъектом и объектом (который в свою очередь выступает также субъектом взаимодействия), таким образом, доверие становится важным фактором осуществляемых личностью социальных практик. И оно, несомненно, выступает самостоятельным фактором этих практик [10-13, 15, 17, 27]. При этом конкретное доверие (т.е. доверие к конкретному объекту, конкретному индивиду), имея некоторый определенный уровень, в процессе отдельных актов взаимодействия флуктуирует вокруг этого уровня в зависимости от привходящих обстоятельств, в первую очередь, ситуационных факторов доверия. И, как результат этих флуктуаций, индивид каждый раз проявляет актуальное доверие, отличающееся от общего уровня конкретного доверия.

Таким образом, мы видим линию взаимосвязи между четырьмя явлениями: базисным доверием, опытом доверия, конкретным доверием и актуальным доверием [3, с. 278-326]. Базисное доверие формируется, по Э. Эриксону, в первый год жизни [31]. Это основа любого доверия. Когда сформировано базисное доверие, вместе с ним сформирован и функциональный орган доверия (психическое образование, реализующее функцию доверия / недоверия): доверие уже существует как самостоятельное явление, в нем далее уже не может быть ничего принципиально нового, весь последующий опыт только наслаивается на базисное доверие, он является последующей дифференциацией, уточнением базисного доверия. Опыт доверия ничего принципиально не меняет: если был сформирован определенный уровень базисного доверия, то этот уровень является постоянной характеристикой личности, она с ним

ничего сделать не может, он ее сопровождает во всех обстоятельствах и определяет ее особенности взаимодействия с миром, бытия в этом мире (базисное доверие можно изменить только в условиях специально организованной психотерапии, и это осуществить сложно). Все конкретное и актуальное доверие привязано к этому уровню и зависит от него.

Но это не следует понимать таким образом, что одни индивиды постоянно доверяют всем обстоятельствам жизни, а другие нет. Уже базисное доверие является сложным дифференцированным и избирательным (парциальным) отношением, обусловленным обстоятельствами первого года жизни ребенка, т.е. опыт каждого индивида в норме содержит разные степени доверия к разным социальным объектам и к разным сторонам этих объектов. Но средняя линия этого опыта в первый год жизни и выражается в интегрированном виде базисным доверием, которое, с одной стороны, есть сложное системное отношение, с другой -общий определенный уровень доверия.

Таким образом, в актуальном доверии или сразу за ним мы обнаруживаем как фигурки матрешки конкретное доверие, опыт доверия и базисное доверие. Это механизм внутренней детерминации актуального доверия его более общими формами. Актуальное доверие является результатом не только ситуационных факторов доверия, но и этих видов доверия, оно проявляется из них и через них. В актуальном доверии присутствуют как его основание и опора конкретное доверие, опыт доверия и базисное доверие. При этом: если нет ситуационных критериев для формирования актуального доверия, то проявляется конкретное доверие; если нет определенных критериев для формирования конкретного доверия, то проявляется уровень доверия, соответствующий опыту доверия личности; за которым стоит базисное доверие. Надо также иметь в виду, что все эти виды доверия не есть нечто абстрактное типа логических общих форм, наоборот, доверие всегда наполнено очень определенным содержанием, это опыт личности, который присутствует в ней как совокупность определенных восприятий, переживаний и реакций на совершенно конкретные условия среды и особенности ситуаций, но содержится в снятом виде, преобразованном психической деятельностью в фоновое содержание сознания в процессе проживания актуальных событий [24].

Если есть определенный уровень доверия (или недоверия), то эта определенность доверия выстраивает взаимодействие в соответствии с уровнем существующего доверия. Ребенок доверяет матери и не нуждается в проверке ее намерений в отношении себя, а принимает ее заботу и ее указания как должное и позитивное. Ученик доверяет учителю и не задается вопросом о правильности его знаний. Если руководитель доверяет подчиненным, то он одновременно действительно делегирует им полномочия и ответственность, и это многократно ускоряет решение любой задачи, поскольку не требует согласования каждого простого вопроса с руководителем: подчиненный их решает сам. Если между партнерами-коммерсантами сложилось достаточно высокая степень доверия, то это упрощает их деятельность и увеличивает прибыль каждого, поскольку каждое опасение (недоверие) добавляет затраты на страхование этих опасений в той или иной форме: от сбора информации о другой стороне до привлечения третьих сторон к участию в сделке. Если политики не доверяют друг другу, то это замедляет процесс переговоров, поиск консенсуса, принятие решений, вызывает постоянные подозрения и т.п. Если народ не доверяет власти, то всякое ее предложение рассматривает как направленное против своих интересов, даже если на это явно ничто не указывает, и это сложно исправить.

Таким образом, степень доверия напрямую определяет качество взаимодействия, его эффективность, и значит результат. А результат взаимодействия, в свою очередь, влияет на стороны взаимодействия. Если взаимодействия между субъектом и объектом продолжаются, то на их основе складывается и развивается система взаимоотношений и социальных практик, в основе которых лежит достигнутый уровень доверия, но которое постепенно «обрастает»

множеством других отношений, позитивных, нейтральных или негативных в зависимости от степени доверия / недоверия. Социальные практики все время фундированы определенным уровнем доверия, доверие является своеобразным катализатором, двигателем практик или их тормозом. Доверие в определенном ракурсе детерминирует мотивационное, концептуальное, реляционное, методологическое, праксическое, инструментальное и действенное содержание социальных практик, даже феноменальное (перцептивное), поскольку восприятие действительности обусловлено перцептивными установками, принадлежа само по себе, прежде всего, уровню реляционных оснований социальных практик. Закономерности такой детерминации детально прослежены в исследованиях И.Н.Карицкого [10-13].

Как показывают наши эмпирические исследования [2-3], если взаимоотношения сторон развиваются по позитивному сценарию, т.е. между ними сформировалось положительное доверие (доверие в узком смысле слова), то оно вызывает целый веер вторичных положительных отношений: дружеские связи, взаимоподдержку, позитивные рекомендации третьим сторонам, обмен конфиденциальной информацией и т.п. Негативный сценарий чреват своими последствиями. Подкрепляющееся и усиливающееся взаимное недоверие сторон в лучшем случае ведет к прекращению контактов, взаимоотношения становятся «виртуальными»: они есть как взаимная субъективная представленность негативного мнения о другой стороне и их нет как реального взаимодействия сторон. В худших вариантах недоверие перерастает во взаимную враждебность и действия против другой стороны, к развивающемуся и обостряющемуся конфликту. А это все новые и новые социальные, экономические и моральные издержки, снижение благосостояния общества и замедление прогресса.

Представленная последовательность связей отражает сложную динамику формирования и развития доверия. В основе всякого проявляемого конкретного доверия лежит базисное доверие и опыт доверия личности, его также определяют субъектные, объектные, средовые и ситуационные факторы доверия. Но формирующееся отношение будет именно доверием (а, например, не доверчивостью, недоверчивостью или верой) только в том случае, если оно эквивалентно, пропорционально объектному отношению, которое предсказуемо и позволяет деятельности быть успешной. Объектное отношение направлено от объекта в сторону субъекта доверия. Достигнутый уровень доверия далее существенным образом влияет на особенности взаимодействия, его результат и формирует взаимоотношения сторон доверия, что в свою очередь по закону обратных связей вносит свой вклад и в развитие доверия.

Тем самым, когда доверие (его определенная степень) сложилось в отношении некоторого объекта, оно становится действующим агентом последующего взаимодействия с этим объектом, реализуемых социальных практик. И значит, определяет, каким будет взаимодействие субъекта и объекта, его особенности и его результат. В последовательности таких взаимодействий складываются взаимоотношения субъекта и объекта. Как видно, доверие выступает фактором развития этих взаимоотношений. Но и степень доверия постоянно получает определенное подкрепление с каждого уровня взаимодействия субъекта и объекта. Эта динамика отражена нами в динамической модели доверия, в которой отражены следующие механизмы. Совместная деятельность субъекта и объекта рассмотрены в рамках их взаимодействия: взаимодействие приводит к определенной деятельности. Совместная деятельность, с одной стороны, порождает определенное объектное отношение, с другой, имеет некоторый результат, отражающий успешность этой деятельности. Этот результат имеет определенное воздействие на саму деятельность (корректирует ее), на стороны взаимодействия (субъект и объект), на объектное отношение, на доверие и вносит свой вклад в развитие взаимоотношений. Объектное отношение является основным детерминантом доверия (и это позволяет операционально отличать его от доверчивости, недоверчивости и веры). А доверие и взаимоотношения оказывают действие на все прочие стороны ситуации, в рамках

которой протекают взаимодействие и совместная деятельность. Динамическая модель доверия, в которой представлены все его основные структурные элементы и детерминанты, является относительно полной моделью доверия, отражающей его в совокупности всех взаимосвязей и в реальной динамике. Далее она уточняется через исследование содержания факторов доверия в специфических типах социальных ситуаций.

Таким образом, важнейшими элементами социально-психологической структуры доверия являются: субъект и объект доверия, отношение доверия, эквивалентность доверия объектному отношению, факторы доверия (субъектные, объектные, средовые и ситуационные), единство базисного доверия, опыта доверия, конкретного и актуального доверия, парциальность, избирательность доверия, влияние доверия на все стороны социального взаимодействия и взаимоотношений. На стороне субъекта доверие реализуется через такое психическое образования как функциональный орган доверия. Доверие как психическое явление, выражающее определенность отношения личности к конкретному и актуальному явлению, осуществляется в совокупности социальных практик, где оно составляет базовый элемент этих практик. Актуальный уровень доверия определяет степень эффективности социальных практик и их успешность, в том числе детерминирует все многообразие прочих социальных отношений.

Список литературы:

1. Антоненко И.В. Социально-психологическое исследование феномена доверия в сфере деловых отношений. М., 2003.

2. Антоненко И.В. Доверие: социально-психологический феномен. М., 2004.

3. Антоненко И.В. Социально-психологическая концепция доверия. М., 2006.

4. Антоненко И.В. Социальная психология доверия // Вестник университета (Государственный университет управления). 2009. № 18.

5. Антоненко И.В. Предмет социальной психологии // Вестник университета (Государственный университет управления). 2011. № 22.

6. Антоненко И.В. Социально-психологическое содержание доверия // Доверие и недоверие в условиях развития гражданского общества / отв. ред. А.Б.Купрейченко, И.В. Мерсиянова. М., 2013.

7. Белянин А.В., Зинченко В.П. Доверие в экономике и общественной жизни. М., 2010.

8. Зинченко В.П. Психология доверия. Самара, 2001.

9. Калинин И.В., Ашлапова Е.В. К вопросу о проблематике психологии доверия в системе внутриорганизационных отношений // Рыночная психология в контексте русской ментальности (региональный аспект) / ред. Д.С. Точеный. Ульяновск, 2000.

10. Карицкий И.Н. Понятие субъекта и объекта в философии и психологии // Методология и история психологии. 2010. Вып. 1.

11. Карицкий И.Н. Структура субъекта психологической практики // Вестник НГУ. Серия: Психология. 2011. Вып. 1.

12. Карицкий И.Н. Теоретическая экспликация содержания психологической практики // Теоретическая и экспериментальная психология. 2011. № 2.

13. Карицкий И.Н. Понятие психологической практики // Вестник университета (Государственный университет управления). 2012. № 1.

14. Купрейченко А.Б. Психология доверия и недоверия. М., 2008.

15. Лекторский В.А. Эпистемология классическая и неклассическая. М., 2001.

16. Мазилов В.А. Методология современной отечественной психологии // Методология и история психологии. 2008. Вып. 3.

17. Мясищев В.Н. Психология отношений. М.; Воронеж, 1995.

18. Панферов В.Н. Методологические последствия изучения социальной перцепции // Методология и история психологии. 2009. Вып. 3.

19. Петренко В.Ф. Парадигма конструктивизма в гуманитарных науках // Методология и

история психологии. 2010. Вып. 3.

20. Роджерс К.Р. Взгляд на психотерапию. Становление человека. М., 1998.

21. Росс Л., Нисбетт Р. Человек и ситуация. Перспективы социальной психологии. М.,

1999.

22. Селигмен А. Проблема доверия. М., 2002.

23. Скрипкина Т.П. Психологические особенности проявления доверия на основе интеграции внутренних ценностей на этапе ранней юности // Проблемы формирования ценностных ориентаций и социальной активности личности / под ред. Г.М. Андреевой, Н.Н. Богомоловой. М., 1984.

24. Скрипкина Т.П. Психология доверия. М., 2000.

25. Скрипкина Т.П. Доверие к себе как условие развития личности // Вопросы психологии. 2002.№ 1.

26. Скрипкина Т.П. Философско-психологическая концепция доверия как социально-психологического явления // Доверие в социально-психологическом взаимодействии / под ред. Т.П. Скрипкиной. Ростов-на-Дону, 2006.

27. Смит Р., Клочко В.Е., Ждан А.Н., Богданчиков С.А., Карицкий И.Н. Бихевиоризм в России // Вестник НГУ. Серия: Психология. 2013. Вып. 2.

28. Солдатова Г.У. Изучение социального и межличностного доверия в различных регионах страны // Доверие в социально-психологическом взаимодействии / под ред. Т.П. Скрипкиной. Ростов-на-Дону, 2006.

29. Шо Р.Б. Ключи к доверию в организации: результативность, порядочность, проявление заботы. М., 2000.

30. Юревич А.В. Социология психологии // Методология и история психологии. 2008.

Вып. 3.

31. Erikson, E. Childhood and Society. New York: Norton, 1950

32. Gambetta, D. (Ed.) Trust: Making and breaking of cooperative relations. Oxford: Basil Blackwell, 1988.

33. Giddens, A. Modernity and self-identity. Self and society in the late modern age. Cambridge: Polity Press, 1991.

34. Kramer, R.M. Trust and distrust in organization: Emerging perspectives, enduring question. Annual Review of Psychology. 1999. V. 50.

35. Levis, D., Weigert, A.J. Trust as social reality. Social forces. 1985. V. 63, № 4.

36. Rempel, J.K., Holmes, J.G. How do I trust thee? // Psychology today. 1986. February.

37. Rogers, C. On becoming a person: A therapist’s view of psychotherapy. London: Constable, 1961.

38. Rotter, J.B. Generalized expectancies for interpersonal trust // American psychologist. 1971. V. 26.

cyberleninka.ru

Читать книгу «Психология доверия и недоверия» онлайн полностью — Алла Купрейченко — MyBook.

Психология доверия и недоверия: теория, эмпирика и практика

Феномен доверия «вошел» в предметное поле многих социогуманитарных наук фактически молниеносно: в середине 1990-х годов появились первые крупные публикации отечественных авторов, скорее теоретического и гипотетического характера, а в конце того же десятилетия уже оформилось научное направление исследований, причем в экономической науке и политологии, социологии и психологии практически одновременно. Причиной тому, по нашему мнению, явился ярко выраженный общественно-психологический феномен, получивший наименование «дефицит доверия» и сформировавшийся в российском обществе к середине 90-х годов ХХ в. Он стал одним из негативных следствий тех радикальных экономических и политических преобразований, которые имели место в России в начале 1990-х годов. Дефицит доверия остро чувствовался во многих слоях общества того исторического периода и в большинстве сфер жизнедеятельности людей, особенно в экономике, политике и социальной сфере. Таким образом, подлинным источником формирования научного интереса к проблемам доверия, по нашему мнению, были именно практические потребности, благодаря которым и возникла общественная атмосфера высокой востребованности знаний о доверии, позволяющих не только его описывать, но и объяснять, прогнозировать и, по возможности, воздействовать на него, управлять им.

Именно после такого вывода целесообразно задаться историко-научным вопросом: а сами социогуманитарные науки могли бы дойти путем своего естественного развития до исследования интересующих нас феноменов? Ответ безусловен: конечно, но для этого потребовалось бы значительно большее время. И одна из важных причин этого заключалась бы в том, что соответствующие науки методически не были готовы к исследованиям столь сложных феноменов доверия и недоверия.

В связи с содержанием анализируемого предмета следует сказать еще об одной важной детали. В психологии известны также феномены, которые получают от исследователей разного рода образную квалификацию «категория повышенной сложности», «тончайшие психологические явления» и т. п., что свидетельствует, прежде всего, о чрезвычайной трудоемкости их исследования из-за высокой динамичности, многофакторной зависимости и т. д. Феномены доверия и недоверия относятся именно к такой особой категории. Практика изучения подобных психологических явлений показывает, что при отсутствии внешне обусловленной востребованности знаний о таких явлениях имеет место очень медленное продвижение в их разработке и понимании. Об этом же свидетельствует и тот исторический факт, что первое и очень интересное исследование доверительного общения, выполненное В. С. Сафоновым под научным руководством Е. В. Шороховой во второй половине 1970-х в Институте психологии АН СССР, продолжительное время оставалось малозаметным «островком» среди достаточно интенсивно умножающихся социально-психологических исследований. Работа В. С. Сафонова, по нашему мнению, значительно опередила свое время и, к сожалению, не стимулировала тот мощный поток исследований, который наблюдался ровно через 20 лет в совершенно другой исторический период развития российского общества.

«Дефицит доверия» как феномен не столько по своим причинам и детерминантам, сколько по механизмам формирования и изменения (динамике), по многообразным своим проявлениям традиционно относится к категории социально-психологических, так как он возникает и проявляется, прежде всего, во взаимоотношениях и взаимодействии людей. Его изучение, а тем более практический учет или воздействие на него принципиально невозможно без психологических знаний и участия психологов, причем самых разных специализаций. За короткий срок сформировалась целая когорта специалистов, выполнивших интереснейшие и теоретические, и эмпирические исследования. Среди них следует выделить психологические работы И. В. Антоненко, Л. А. Журавлевой, В. П. Зинченко, В. П. Познякова, Т. П. Скрипкиной, В. А. Сумароковой, П. Н. Шихирева и мн. др. авторов. В этом ряду очень достойное и заметное для специалистов место всегда занимали исследования А. Б. Купрейченко, результаты которых, подробно изложенные, обобщенные и систематизированные, представлены именно в этой монографии.

Безусловный интерес вызывают ведущие теоретические основания данного исследования. На них не только строятся концептуальные представления автора монографии, но они реально трансформируются в векторы их теоретического развития. Первым таким основанием, о котором открыто заявляется в самом начале авторского введения, является психосоциальный подход к анализу интересуемых явлений доверия и недоверия. Дело в том, что сами эти явления по своей природной сущности не могут квалифицироваться только как психологические или как социальные, как бы этого ни хотелось представителям соответствующих наук, психологам или социологам, так как реально они имеют психосоциальную природу. И это адекватно понимается автором, несмотря на его психологическую специализацию как исследователя. Чрезвычайно значимыми поэтому становятся организованные А. Б. Купрейченко эмпирические исследования в естественных социальных условиях жизнедеятельности людей – реальных «носителей» многочисленных социальных и психологических признаков, качеств, свойств и т. п. Именно в соответствии с психосоциальным подходом на стадии разработки программы и организации исследования был заложен учет важнейших факторов: образовательного и профессионального, семейного статуса и наличия детей, этнического и регионального, исторического, социокультурного и др. В данной работе особое значение и смысл придается проектированию и учету таких экономико– и организационно-психологических факторов, как: экономический (или имущественный) статус, род занятий, тип экономической активности, корпоративная культура организации и т. д., на изучении влияния которых в том числе и на характеристики доверия и недоверия фактически специализируется автор монографии как исследователь.

В работе убедительно показано, что совсем не учитывать и тем более игнорировать перечисленные и некоторые другие факторы практически невозможно, так как в зависимости от их качественного состояния в исследовании получаются принципиально разные данные. В этом смысле усредненные и никак не дифференцированные показатели доверия и недоверия становятся не только неточными, но и неадекватными, не соответствующими изучаемым психологическим реальностям.

Как второе теоретическое основание – источник концептуальных представлений автора – рассматривается субъектный подход в психологии, наиболее плодотворно разработанный в трудах С. Л. Рубинштейна и его учеников и последователей К. А. Абульхановой, А. В. Брушлинского и др. В теоретической опоре А. Б. Купрейченко на данный подход главное состоит в том, что доверие и недоверие рассматриваются в качестве свойств или состояний человека как субъекта, т. е. активного, относительно независимого, социально ответственного, способного к саморефлексии и произвольной регуляции, самостоятельно принимающего решения, имеющего собственную позицию и т. п. Характеристики феноменов доверия и недоверия человека многообразным социальным объектам (себе, людям, организациям, обществу, миру и т. п.) становятся принципиально разными, если он обладает различными субъектными свойствами. В анализируемом исследовании автора интересует не просто субъект, а субъект самоопределяющийся, находящийся в состоянии поиска и выбора, формирования и созидания своего неповторимого способа жизнедеятельности, собственной позиции в системе отношений и взаимодействии с людьми и окружающим миром в целом. Для самоопределяющегося субъекта доверие и недоверие могут становиться не только необходимостью, каким-либо жизненным функционалом или следствием определенных жизненных условий, обстоятельств и т. п., но и результатом его самостоятельного выбора, самим принятого решения, осознаваемым жизненным правом и т. д. В этой связи уже при построении исследования доверия и недоверия должен предусматриваться поиск далеко не случайных их характеристик, а именно тех, в которых и проявляется самоопределяющийся субъект со всем сложнейшим комплексом своих свойств.

В данной работе фактически конкретизируются и развиваются научные представления, сформулированные А. Б. Купрейченко в ранее изданной в соавторстве монографии (А. Л. Журавлев, А. Б. Купрейченко «Экономическое самоопределение: теория и эмпирические исследования». М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2007. 480 с.). В новой книге такая конкретизация заключается, с одной стороны, в выяснении роли феноменов доверия и недоверия в структуре и динамике самоопределения индивидуального и группового субъекта, а с другой – в изучении и систематизации многообразных проявлений содержательных и формально-динамических характеристик самоопределения и не менее многочисленных – самоопределяющегося субъекта в его доверии и недоверии различным социальным объектам (себе, другим людям, разным группам и т. д.).

Третьим теоретическим основанием исследования А. Б. Купрейченко является научное направление, которое пока лишь условно обозначается как проблема нравственности в психологии, этическая психология или духовно-нравственная психология. Автора монографии наиболее интересует содержание различных нравственных факторов (принципов и идеалов, норм и правил, свойств и качеств, состояний и симптомокомплексов и т. п.), которые характерны как для самого субъекта, так и для его партнеров по взаимодействию и которые выступают детерминантами возникновения и развития, трансформации и разрушения доверия и недоверия. Фактически речь идет об изучении регуляторной роли нравственных факторов в анализируемых в книге феноменах, и, в соответствии с теоретическими представлениями А. Б. Купрейченко, это включается в более общее научное направление, сформулированное ею как «проблема нравственно-психологической регуляции социальной активности личности и группы» (см. также ранее изданную монографию: А. Л. Журавлев, А. Б. Купрейченко. «Нравственно-психологическая регуляция экономической активности». М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2003. 436 с.).

Эта проблема сама по себе чрезвычайно сложна, однако ситуация исследования дополнительно усложняется еще и тем, что феномены доверия и недоверия являются нравственно-психологическими по своей сути, особенно такие их виды, как доверие и недоверие себе, другим людям, обществу в целом и т. п., т. е. таким социальным объектам, которые предполагают людей. Поэтому доверие и недоверие могут выступать полноправными детерминантами, с одной стороны, многообразных нравственно-психологических феноменов, а с другой – еще более многочисленных феноменов межличностного и межгруппового взаимодействия и социального поведения (активности) в целом. В конкретных исследованиям, результаты которых подробно изложены в книге, показана регуляторная роль доверия/недоверия в процессах категоризации личностью социального окружения, в частности, в распределении (группировании) людей по «кругам» психологической дистанции, в готовности субъекта к соблюдению разной строгости социальных (в том числе и нравственных) норм и правил в отношениях и взаимодействиях с людьми, в оценке разных видов неэтичной рекламы и др.

Четвертым и не менее важным теоретическим основанием работы является известная концепция психологического отношения, разрабатываемая в работах отечественных психологов А. Ф. Лазурского, В. Н. Мясищева, Б. Ф. Ломова, К. К. Платонова, Е. В. Шороховой, П. Н. Шихирева, А. Л. Журавлева, В. П. Познякова, И. Р. Сушкова и др. В рамках соответствующего исследовательского подхода А. Б. Купрейченко сформулированы определения ключевых понятий: доверия и недоверия, а также психологической дистанции как психологического отношения с характерной для него трехкомпонентной структурой.

Пятую теоретическую основу исследования, безусловно, составляют положения системного подхода. Его реализация в данной работе заключается в самой организации изучения системных связей различных видов и форм доверия и недоверия, в системном анализе критериев их выделения, а также детерминант, следствий и психологических функций. Системный характер носит и выбор совокупности социальных объектов, по отношению к которым изучается доверие и недоверие интересуемых субъектов.

Данная книга в целом характеризуется некоторыми особенностями, на которых следует специально остановиться, представив их в виде нестрогой, но связанной совокупности.

Во-первых, содержание монографии полностью соответствует основным требованиям, предъявляемым к исследованиям, получающим квалификацию фундаментальных, – это крупная, тщательно продуманная, логично выстроенная, основательно прописанная работа, заслуживающая высокой положительной оценки и т. д. Основательность в изложении материала характеризует также выделенные разделы и главы, которые выстроены в единой логике, каждая в отдельности представляет относительно законченный научный продукт, обоснованный в предыдущей главе и обсуждаемый в следующей.

Во-вторых, выполненное многолетнее исследование характеризуется многоуровневостью психологического анализа феномена доверия, дифференцированым изложением результатов изучения доверия личности принципиально разным социальным объектам: себе, конкретному другому человеку и другим людям в целом, отдельному подразделению и организации в целом, конкретному обществу и окружающему миру. Перечисленные и некоторые другие социальные объекты (например, малые и большие группы и т. п.) положены в основу выделения различных видов доверия, предпринятого А. Б. Купрейченко наряду с другими основаниями (или критериями) их группирования. Разные виды доверия представлены в книге во всем их многообразии, однако при этом они строго соотносятся друг с другом в соответствии с принципом их уровневой иерархической организации.

В-третьих, в целом многоаспектное исследование А. Б. Купрейченко выстроено в логике изучения не единого феномена доверия, а фактически дифференцированного анализа двух феноменов – доверия и недоверия, которые рассматриваются как относительно самостоятельные. Именно это получило в работе многостороннее и наиболее подробное обоснование. Необходимо прямо отметить, что наиболее крупный и явно бесспорный научный вклад в разработку психологических проблем вносит А. Б. Купрейченко результатами теоретических и эмпирических исследований одновременно доверия и недоверия. До настоящей работы феномен недоверия был практически неизученным, тем более в таком объеме и так глубоко, как это сделано в описываемом здесь исследовании. Однако, несмотря на высокую актуальность именно совместного изучения доверия и недоверия как независимых феноменов, которые выполняют разные функции в регуляции жизнедеятельности людей, автор исследования при этом не занимает каких-то крайних позиций, действительно настаивая лишь на оптимальном балансе их исследования и обнаруживая у этих феноменов общие характеристики, сходные выполняемые функции и т. д. А. Б. Купрейченко даже на понятийном уровне смогла вполне диалектично решить вопрос о разделении дифференцированного и интегрированного видов анализа феноменов доверия и недоверия. Когда эти явления рассматриваются в работе как взаимосвязанные, то она предлагает использовать понятие «доверие/недоверие», а когда как относительно автономные, то словосочетание «доверие и недоверие». Разработанные ею отдельные структуры критериев доверия и недоверия достаточно убедительны, и выглядят они очень внушительно (глава 2, схемы 2 и 3).

mybook.ru

Психология доверия. Живу, значит доверяю. — Психолог Павел Пономарев

Если в тебе недостаток веры, то бытие не верит в тебя.

Лао-Цзы

 

Доверие – нечто возвышенное, идеальное, без чего жизнь превращается в чреду логических формул. С темой отсутствия доверия у человека к окружающему миру связано огромное количество различных социофобий и страхов, сковывающих поведение человека, мешающих строить свою жизнь. О роли доверия в жизни современного человека, об утрате и восстановлении  доверия размышляю в статье.

Словарь Ушакова определяет доверие как убежденность в чьей-нибудь честности, порядочности; как веру в искренность и добросовестность кого-нибудь. Доверие это состояние и процесс, такое же, как и уважение, здоровье или любовь — нескончаемый поток жизни. Перечисленные понятия, так или иначе, соприкасаются с доверием, обогащаются им, т.к. доверие является условием их развития.  Если нет доверия, то есть иное, т.к. энергия не исчезает, а трансформируется. Доверие замещается подозрительностью, страхами и агрессией. Следовательно, без возможности доверять, люди обречены на страдание.

Жить – значит доверять, сначала себе, другому, затем и всему миру. Доверяем ли мы изначально, или это навык, даруемый другими, прежде всего родителями? Как и любой навык человека, доверие дается нам в зачаточном состоянии, но через соприкосновение с окружающей действительностью мы создаем развитую способность. Американский психолог и психоаналитик Э.Эриксон считал, что для формирования доверия очень важен первый год жизни ребенка, опыт его общения с матерью. Именно здесь ребенок максимально открыт к восприятию мира. Общение с матерью закладывает закон адаптации человека, который заключается в том, что способность заботиться о своей безопасности формируется позже способности доверять. В дальнейшем семейные отношения, другие условия формирования человека и воспитания его личности закладывают базисы, среди которых доверию определено значительное место.

Доверие это нечто, что предшествует вере, состояние до веры. Тебе как бы говорят – если сможешь доверять, обретешь и веру. Доверие – пробник веры, промежуточное состояние между разумом и духовным аффектом. Человек верит в то, во что желает верить. Вера предполагает стяжение внимания не только к человеку (живому, мертвому или придуманному), но также и к неким явлениям (например, аномальным зонам на земле). Доверие мы обращаем к реальному человеку или группе людей. Для веры нужна страсть, для доверия опыт и знание. Вера не нуждается в объяснении, она догматична. В то время как, ответ на вопрос, почему ты ему доверяешь, вызывает у человека много ответов, и часть из них будут посвящены опыту, другая убеждениям. Вера возникает там, где мы не в состоянии понять разумом сложное явление, и тогда от бессилия нам остается либо страстно верить, либо сойти с ума от тоски. Поэтому доверие человека человеку является условием веры. Разве можно предположить истинность христианской исповеди, если человек не может доверять своему духовнику. Только умея доверять другому, имея прочный фундамент на земле, человек может сделать шаг к сверхъестественному, сакральным переживаниям обратившись к вере.

Доверие сильно связано с психическим (в плане адаптации к миру) и физическим здоровьем. Человек, который не доверяет, всегда напряжен, так как постоянно находится в ожидании подвоха, опасности. Но, если, рядом с тобой человек, которому можешь открыться, это сопровождается мышечным релаксом, так как ты в безопасности. Постоянное перенапряжение ведет к стрессу, неврозу. Программы головного мозга начинают сбиваться, т.к. не получают в достаточной мере энергии, из-за постоянного перенапряжения. В итоге, человек-недоверяющий вполне может стать обладателем диабета, ишемической болезни сердца, гипертонии и других системных заболеваний. Страдания души приводят к мукам тела.

Так как это чувство берет свое начало в лоне материнской любви, доверие позволяет быть любимым и любить. Иногда, на психотерапию приходят люди, не умеющие доверять, но при этом, предъявляющие иную проблему, например одиночество. У меня всегда возникает вопрос, можно ли без доверия, открыться, впустить в свою жизнь другого человека, если все окружающее пространство воспринимается как зло. Именно здесь возникает тема сопротивления в психотерапии – психологических защит, работа с которыми занимает много времени. Только, научившись доверять хотя бы психотерапевту, пациент сможет доверять и окружающему миру, что в свою очередь поможет устанавливать интересующие отношения.

Кому мы доверяем? Как правило, людям, разделяющим наши убеждения, и с которыми нас связывает позитивный опыт. В доверии необходима осторожность, но более всего она необходима в недоверии. В жизни важно уметь не верить. Например, когда тебе говорят, что ты не имеешь способностей, что у тебя не получится, что может он, а не ты. В данном случае следует отстраняться от сказанного, освоить искусство неверия. Но, нужно быть осторожным, чтобы неверие не превратилось в патологическую веру — подозрительность. Иными словами, есть контексты, где недоверие к окружающему миру может быть полезно, и даже спасительным для целостности человека. Таким образом, как патологическое недоверье, так и излишняя доверчивость могут ограничивать человека.

Что происходит, когда человек верит всем и каждому стремиться доверять? Такая практика является перевернутой формой недоверия к окружающему миру. Где-то в глубине души, есть поле, куда данный «доверчивый» человек никогда не пустит другого, а вот искусственное пространство, он разрешит посетить, даже если потом испытает потерю и боль. Когда человек тотально доверяет, при этом обрекает себя на страдание, он проживает роль жертвы, от которой получает бессознательные выгоды. Недаром есть пословица – простата хуже воровства. Много истории с алогичным поведением человека, когда он снова и снова отдает деньги «нехорошим людям». Когда его спрашивают – как же так, ты опять отдал, и, опять тебя обманули; он отвечает – я всегда всем доверяю. В какой-то мере доверие здесь служит разменной картой, входным билетом, а сутью – бессознательное желание человека быть жертвой, и постоянно страдать. Потому что доверять это значит знать о человеке что-то, интересоваться им, но, в данном случае, это равнодушие к конкретному человеку, преступная беспечность по отношению к себе, но никак не внимание к другому. Здесь человек направляет на себе агрессию, не умея доверять себе, ибо доверять себе, это познать себя, но это является невозможным, по причинам скрытым от сознания.

Причина утраты доверия — разочарование. И часто такое разочарование связано с травмой нанесенной внутреннему ребенку – субличности, объединяющей способности искренне воспринимать мир, с интересом и ликованием. В минуты разочарования внутренний ребенок как бы прячется вглубь, на авансцену выступают субличности взрослого человека, которые и должны позаботиться о ребенке, при помощи психологических защит. Но, не всегда такая забота благотворна, часто психических защит становится на столько много, что человек превращается в сплошной панцирь, не имеющий чувствовать, обмениваться энергией, дышать и жить.

Можно ли восстановить доверие к окружающему миру? Да, можно, но в начале этого длительного пути необходимо признание человеком данной проблемы как таковой. Психологическая работа по обретению способности доверять требует большой душевной концентрации, нового опыта в общении, раскрытия себя в нем через переживание эмоций различной силы и направленности, духовного интереса к себе как уникальному и творческому существу. Эта душевная, кропотливая работа противопоставлена быстротечности времени. Со временем психологические защиты закрепляют панцирь недоверия еще больше. Нерастраченные эмоции становятся частоколами крепости, которая постепенно превращается в клетку, где невозможно дышать, а обиженный внутренний ребенок, тихо сидит внутри и всхлипывает, пытаясь донести свою боль до правильного взрослого.

 

 

Искренний Ваш,

Павел Пономарев (http://www.pavelp.ru/)

23.04.08

 

pavelp.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о