Психология памяти – Память в психологии, виды памяти, развитие у взрослых и детей

психология памяти - это... Что такое психология памяти?

        ПСИХОЛОГИЯ ПАМЯТИ — исследует память как способность живой системы фиксировать факт взаимодействия со средой (внешней или внутренней), сохранять результат этого взаимодействия в форме опыта и использовать его в поведении.

        Экспериментальное психологическое изучение памяти началось в конце 19 в. В двух доминирующих теоретических подходах были сформулированы две основные позиции: монистическая и множественная. Согласно монистическому подходу, развиваемому в ассоцианизме, разные виды памяти отличаются друга от друга только разной степенью прочности ассоциаций. В настоящее время монистическая позиция получила плодотворное развитие в коннекционизме, где полагается, что элемент памяти представляет собой гомогенную единицу, а адекватным описанием структуры знания является пропозициональная сеть, в которой различные компоненты отличаются только числом и характером связей с другими компонентами.

        Психология сознания, используя, прежде всего, данные интроспекции, положила начало множественной (двойственной) трактовке памяти. Предполагается, что разные типы памяти порождаются различными процессами. Позже эти два типа памяти получили название кратковременной памяти и долговременной памяти. Аргументация сторонников двойственности памяти состоит в обнаружении факторов, которые оказывают разное действие на результативность кратковременной или долговременной памяти. К таким факторам относятся число повторений, величина отсрочки, знакомость материала, стратегии научения и пр.

        В 1948 г. Н. Винер подразделил память на «текущую» и «постоянную». Эта дихотомия была развита в 50— 60-е гг. и зафиксирована в типах памяти. Первоначально критерием для выделения различных типов памяти служил параметр «длительность хранения». Оказалось, однако, что сама длительность хранения зависит от целого ряда характеристик стимула, таких как осмысленность, знакомость, модальность. Типы памяти различаются также и по количеству хранящегося материала; эта характеристика памяти называется объемом, или емкостью, памяти. Показано, что объем и длительность (или время) хранения являются зависимыми параметрами: при определении объема как функции времени получается немонотонная кривая, которая, в частности, интерпретируется как доказательство двух типов памяти.         В первых моделях когнитивной переработки мнемический процесс представлялся в виде последовательных стадий, каждая из которых характеризуется специфическими «мнемическими» продуктами. Принято выделять 4 процесса (или блока), которые описываются собственными закономерностями: запоминание (кодирование), хранение, воспроизведение и забывание.

        По критерию длительности выделяют краткосрочное и длительное запоминание. В зависимости от характера целей запоминание подразделяется на намеренное (произвольное) и ненамеренное (непроизвольное). В зависимости от используемых средств запоминание подразделяется на непосредственное и опосредствованное. Стадиальная модель памяти использовалась при интерпретации продуктивности запоминания. В модели когнитивной переработки Д.Е. Бродбента (1958) перцептивная информация параллельно поступает в сенсорные регистры, соответствующие различным модальностям сигнала. Там она хранится несколько сот миллисекунд, а затем передается в следующий блок, соответствующий кратковременной памяти, где подвергается последовательной переработке и перекодированию в вербальную форму.

        Согласно модели Во и Норманна (1965), информация из первичной памяти теряется вследствие того, что она вытесняется вновь поступающей информацией. Классическая позиция о константном объеме кратковременной памяти была пересмотрена в 1969 Р. Стернбергом. Автор разработал экспериментальную парадигму и показал, что объем кратковременной памяти есть величина, зависимая от скорости сканирования. Каванах (1972) установил, что время сканирования линейно возрастает вместе с возрастанием сложности стимулов.

        Блок хранения и воспроизведения объединяет результаты продуктивности и длительности, полученные при разных условиях запоминания, хранения и воспроизведения. Воспроизведение подразделяют на непосредственное и отсроченное, намеренное и ненамеренное; выделяют прямые и косвенные процедуры воспроизведения (припоминание и узнавание). Показана роль контекста в припоминании. «Продуктивность» блока забывания рассматривается в зависимости от тех же параметров: модальность материала (образный, моторный, вербальный и пр.), его осмысленность (привычность, упорядоченность и пр.), используемые при запоминании стратегии, функциональное (эмоциональное) состояние индивида.

        Между тем в работах, выполненных в «стадиальной» парадигме, были выявлены факты непостоянного влияния таких переменных, как мотивация, интенция, интерес, внимание и параметры материала на результативность работы мнемической системы и отдельных ее этапов. Была высказана идея, что работа памяти не может быть адекватно описана с помощью статичных блоков, так как знания перерабатываются и актуализируются в соответствии с целями, стоящими перед субъектом. Таким образом, компьютерная идеология претерпела трансформацию. Результативный критерий, лежащий в основе первоначального деления на две формы хранения (кратковременную и долговременную), а затем используемый для отделения сенсорного регистра от собственно кратковременной памяти (по параметрам объема и длительности хранения), был дополнен функциональным. Это привело к постулированию оперативной памяти в качестве самостоятельного механизма. Р. Аткинсон и P.M. Шифрин впервые указали на то, что информация хранится в кратковременной памяти не пассивно, а активно поддерживается и перекодируется, прежде чем перейти в долговременную память. Для обеспечения оперативной переработки требуются ресурсы, поэтому продуктивность кратковременной памяти (и ее подотдела — оперативной памяти, или буфера повторения) в значительной мере зависит от когнитивных нагрузок.

        Итак, накопленные экспериментальные данные не позволяли интерпретировать результаты работы мнемической системы, исходя только из характеристик сигнала (его модальности и требуемой длительности переработки). В методологии психологической науки произошел коренной перелом после того, как в 1972 г. Ф.И. Крэйк и З.С. Локхарт разработали новый подход в понимании сущности процесса переработки информации. Они предложили выделить уровни обработки информации. Каждый стимул может обрабатываться на разных уровнях: начиная с перцептивного и заканчивая более глубоким, абстрактным. На каждом из уровней может использоваться тот или иной код (визуальный, слуховой), однако характер переработки информации определяется не только кодом поступающей информации, но и сочетанием кода с уровнем переработки. Введение понятия «код памяти» помогло объяснить некоторые феномены. Напр., было показано, что некоторые коды имеют преимущество при переработке информации на одном и том же уровне. В частности, удалось снять некоторые противоречия, неизбежно возникающие при подразделении кратковременной памяти на виды (образная, вербальная, моторная, эмоциональная), основанном только на преобладающей модальности на первом этапе переработки информации. Так, Шульман на основании экспериментов по перепутыванию слов на основе их синонимичности, высказал гипотезу о том, что в кратковременной памяти кодируются не только сенсорные, но и семантические признаки.

        Начиная с 70-х гг. в когнитивной психологии разрабатывается представление о модулярности, т.е. последовательности трансформации информации с помощью модулей. Модуль представляет собой специализированный блок когнитивной системы, относительно замкнутый и гомогенный, который характеризуется продолжительностью переработки, доминирующим кодом переработки, принудительным характером исполнения, высокой скоростью, непроницаемостью к управляющему воздействию центральных процессов. Организация модулей может быть либо иерархической, либо горизонтальной.

        Наиболее распространенным является представление о трех уровнях переработки с соответствующими модулями: сенсорном, образном/лексическом и концептуальном. На сенсорном уровне выделяются два модуля сверхкратковременной памяти (иконическая и акустическая). Они рассматриваются как проявление инертности сенсорного регистра. Было показано, что объем сверхкратковременной сенсорной памяти превышает объем, соответственно, кратковременной зрительной и слуховой памяти. С помощью специально разработанных экспериментальных процедур удалось определить длительность и емкость хранения информации в визуальном и акустическом кодах при работе сверхкратковременной и кратковременной памяти.

        На следующем уровне переработки иконическая и акустическая информация объединяются и образуют код, который называется лексическим. Мортон (1970) высказал предположение, что работа этого модуля обслуживается системой логогенов: структур, специализированных для переработки слов. В этом коде (или в лексической памяти) происходит интеграция фонологических и орфографических характеристик слова, включая моторные компоненты артикуляции каждого слова. В 1974 Бэддли и Хитч разработали модель оперативной памяти. Под оперативной памятью понимается система хранения и переработки информации, которая является не модально-специфической, а мультимодальной. Эта система состоит из трех компонентов: центрального исполнительного процессора и двух «систем-рабов», из которых одна специализируется на переработке вербального материала (так называемая артикуляционная петля), а вторая имеет отношение к визуально-пространственной памяти (визуально-пространственная матрица). Работа артикуляционной петли обеспечивает функционирование лексического модуля. Показано, что повторение информации в артикуляционной петле является необходимым условием ее последующей переработки. Емкость артикуляционной петли зависит от скорости переработки вербальной информации в течение 1, 5 — 2 сек.

        Особый раздел представляют работы, связанные с функционированием образного кода и образной памяти. Несмотря на огромное число экспериментов, проведенных в этой области, до сих пор не существует приемлемого способа их обоснования в рамках одной теоретической модели. Большинство авторов соглашаются с тем, что образная информация имеет две формы хранения: первая поддерживает процесс манипулирования текущими образами и может быть отнесена к кратковременной и оперативной памяти (см. Воображение), вторая связана с долговременной памятью.

        В теории Д.А. Ошанина разрабатывается идея оперативного образа — аналога оперативной памяти в визуальной модальности. Оперативный образ складывается при выполнении конкретной деятельности. Его содержание не изоморфно сенсорной информации: в нем акцентированы характеристики объекта, существенные в условиях конкретного действия, и, наоборот, свернуты малоинформативные в данный момент свойства объекта. В исследованиях В. П. Зинченко и его коллег было показано, что процесс формирования перцептивного образа развернут во времени и включает в себя ряд перцептивных действий — от выделения признаков до собственно построения

образа. Этот образ выполняет оперативную функцию, включающую, в частности, и управление конкретным исполнительным действием.

        А. Бэддли предложил выделить два мнемических компонента при переработке образного материала: первый — «быстрый», отвечающий за пространственную локализацию; и второй — более устойчивый к отсрочке, «основанный, скорее, на паттерне, чем на локализации». Выделение двух компонентов согласуется с современными представлениями о существовании двух систем переработки визуальной информации. СМ. Косслин с соавторами предложили модель, в которой постулируется существование двух систем репрезентации знаний: одной — модальной (названной визуальным буфером), второй — амодальной («ассоциативная память», в которой хранятся описания объектов вместе с их названиями). Согласно этой модели, происходит независимая переработка информации о локализации объекта (система ГДЕ? ) и его качествах (система ЧТО?). Эти два вида информации поступают в ассоциативную память, где происходит сличение с имеющимися образцами. В исследованиях Б.М. Величковского по микрогенезу восприятия было показано, что сначала происходит «выделение глобального пространственного каркаса» видимой сцены, а затем происходит «специфицикация» внутренней структуры и отдельных объектов.

        Иногда пространственная память рассматривается в качестве особого модуля и относится к переработке информации о соотносительном порядке между объектами и об их абсолютном расположении. В1935 Н.Ф. Шемякин выделил два вида пространственной памяти: карты-пути (в которых сохраняются топологические свойства пространства) и карты-обозрения (в которых сохраняются метрические свойства). Показано, что в такой последовательности происходит формирование ментальных репрезентаций о пространстве в процессе научения. Репрезентация пространства зависит от того, происходило ли научение симультанно или сукцессивно, в образном или вербальном кодах.

        В 1962 Тульвинг выделил в долговременной памяти два подотдела: эпизодическую и семантическую память. Эпизодическая память имеет темпоральные отметки, относится к специфическим эпизодам, местам и событиям. Затем были введены понятия «автобиографической памяти» (ментальные репрезентации сцен, категорий и событий, имеющих отношение к индивиду).

        Семантическая память в настоящее время рассматривается как память, организованная семантическим кодом. Исходным при моделировании семантической памяти является понятие семантической близости, или дистанции, между семантическими признаками. Одни авторы рассматривают семантические признаки как вербально-символические, другие описывают семантический код как амодальный.

        Особый раздел представляют теории о метапамяти (знание о своей памяти) и имплицитной/эксплицитной памяти. Согласно Графу и Шехтеру, имплицитной памятью называется память без осознания предмета запоминания, или бессознательная память; осознаваемая память называется эксплицитной. Чаще всего выделяют имплицитное/эксплицитное научение и припоминание (воспроизведение). Действие имплицитной памяти проявляется в спонтанном отнесении примера к категории, в классификации объектов согласно имплицитно усвоенному правилу, в выполнении моторных процедур. Имплицитная память исследуется в различных модальностях и на разных этапах переработки. При изменении семантического контекста продуктивность действия имплицитной памяти резко снижается. Чувствительность имплицитной памяти к модальности лежит в основе чувства знакомости, причем само это чувство может быть неосознаваемым.

        Исследования семантической и имплицитной памяти поставили под сомнение правомерность модульных моделей. Прежде всего, семантический код не удается приписать к строго определенным этапам и модулям переработки. Напр., было показано, что семантический код влияет на функционирование оперативной и кратковременной памяти. Далее трудно объяснить тот факт, что некоторые модули используются при переработке «неспецифической» для данного модуля информации; напр., «пространственная кодировка» — для репрезентации объектов, связанных между собой непространственными отношениями (при выполнении задач сериации, классификации и сравнения). И наконец, модульные модели памяти не в состоянии ответить на вопрос; почему некоторые знания актуализируются быстро, тогда как другие знания требуют для своей актуализации усилий, не всегда приводящих к желаемому результату (феномен «на кончике языка»)?

        Кардинальное изменение парадигмального строя теорий произошло в 80-е гг. и связано с введением понятия «ментальная репрезентация» (см. Ментальная репрезентация). Это позволило перейти к новой постановке проблемы о соподчинении разных способов кодировки на разных этапах когнитивной переработки. В модели А. Пайвио выделяются две системы, специализирующиеся для переработки вербальной и невербальной информации. Между этими системами нет отношений соподчинения; они имеют специфичные входы и единицы репрезентации. Кодами невербальной репрезентации являются «логогены», а единицами невербальной репрезентации — «имагены», при помощи которых кодируется «модально-специфическая информация о невербальном, перцептивном и сенсорно-моторном опыте». В модели Косслина выделяются два кода: аналоговый, изоморфный параметрам сигнала, и пропозициональный, который связывается с поздними этапами переработки. В большинстве современных теорий полагается, что пропозициональные репрезентации кодируют информацию независимо от модальности поступающей информации. Эти репрезентации являются дискретными, абстрактными и строятся в соответствии с определенными правилами.

        Представление о разных типах репрезентации позволило выделить новые основания для моделирования работы мнемической системы. Кохен с соавторами предложил деление памяти на «процедурную» и «декларативную», или на «знать как» и «знать что». Предполагается, что процедурное знание направляется автоматизмами, мало осознается и трудно вербализуется. Декларативное знание имеет иную структурную организацию. Оба вида знания участвуют в процессе когнитивной переработки. Декларативное знание может переходить в процедурное по мере автоматизации. Выделение разных форм знания (процедурного и декларативного) получило подтверждение в нейропсихологии: некоторые больные, страдающие амнезией, имели трудности в припоминании и узнавании, но могли выполнять довольно сложные когнитивные задачи.

        В настоящее время существуют разнообразные теории ментальной репрезентации, позволяющие ассимилировать данные, полученные в моделях этапов, уровней и модулей.

        Т.А. Ребеко

        Лит.: Шемякин Н.Ф. Ориентация в пространстве // Психологическая наука в СССР. М., 1959. Т. 1. С. 140—192; Ошанин Д.А. Концепция оперативности отражения в инженерной и общей психологии // Инженерная психология. Теория, методология, практическое применение. М., 1977; Аткинсон Р. Человеческая память и процесс обучения. М., 1980; Зинченко В.П., Величковский Б.М., Вучетич Г.Г. Функциональная структура зрительной памяти. М., 1980; Величковский Б.М. Современная когнитивная психология. М., 1982; Солсо Р. Когнитивная психология. М., 2002; Baddeley A. Working memory. 1987; Clark J.M., Paivio A.A. A Dual Coding Perspective on Encoding Processes // McDaniel, M. Pressley (Eds). Imagery and Related Mnemonic process. Theories, Individual Differences, and Applications. 1987; Schachter D.L., Graf P. Modality Specificity of implicit memory for new associations // J. of Experimental Psychology: Learning, Memory, and Cognition. 1989. V. 15. N. 1; Richard J.Fr., Richard Ar. Les bases des fonctionnements cognitifs // Cours de Psychologie. Origines et bases. Vol. 1. Paris, 1992; Richard J.Fr., Kekenbosch С Les structures de connaissance // Cours de Psychologie. Processus et applications. Vol. 6. Paris, 1995.

Энциклопедия эпистемологии и философии науки. М.: «Канон+», РООИ «Реабилитация». И.Т. Касавин. 2009.

epistemology_of_science.academic.ru

психология памяти

        ПСИХОЛОГИЯ ПАМЯТИ — исследует память как способность живой системы фиксировать факт взаимодействия со средой (внешней или внутренней), сохранять результат этого взаимодействия в форме опыта и использовать его в поведении.

        Экспериментальное психологическое изучение памяти началось в конце 19 в. В двух доминирующих теоретических подходах были сформулированы две основные позиции: монистическая и множественная. Согласно монистическому подходу, развиваемому в ассоцианизме, разные виды памяти отличаются друга от друга только разной степенью прочности ассоциаций. В настоящее время монистическая позиция получила плодотворное развитие в коннекционизме, где полагается, что элемент памяти представляет собой гомогенную единицу, а адекватным описанием структуры знания является пропозициональная сеть, в которой различные компоненты отличаются только числом и характером связей с другими компонентами.

        Психология сознания, используя, прежде всего, данные интроспекции, положила начало множественной (двойственной) трактовке памяти. Предполагается, что разные типы памяти порождаются различными процессами. Позже эти два типа памяти получили название кратковременной памяти и долговременной памяти. Аргументация сторонников двойственности памяти состоит в обнаружении факторов, которые оказывают разное действие на результативность кратковременной или долговременной памяти. К таким факторам относятся число повторений, величина отсрочки, знакомость материала, стратегии научения и пр.

        В 1948 г. Н. Винер подразделил память на «текущую» и «постоянную». Эта дихотомия была развита в 50— 60-е гг. и зафиксирована в типах памяти. Первоначально критерием для выделения различных типов памяти служил параметр «длительность хранения». Оказалось, однако, что сама длительность хранения зависит от целого ряда характеристик стимула, таких как осмысленность, знакомость, модальность. Типы памяти различаются также и по количеству хранящегося материала; эта характеристика памяти называется объемом, или емкостью, памяти. Показано, что объем и длительность (или время) хранения являются зависимыми параметрами: при определении объема как функции времени получается немонотонная кривая, которая, в частности, интерпретируется как доказательство двух типов памяти.

        В первых моделях когнитивной переработки мнемический процесс представлялся в виде последовательных стадий, каждая из которых характеризуется специфическими «мнемическими» продуктами. Принято выделять 4 процесса (или блока), которые описываются собственными закономерностями: запоминание (кодирование), хранение, воспроизведение и забывание.

        По критерию длительности выделяют краткосрочное и длительное запоминание. В зависимости от характера целей запоминание подразделяется на намеренное (произвольное) и ненамеренное (непроизвольное). В зависимости от используемых средств запоминание подразделяется на непосредственное и опосредствованное. Стадиальная модель памяти использовалась при интерпретации продуктивности запоминания. В модели когнитивной переработки Д.Е. Бродбента (1958) перцептивная информация параллельно поступает в сенсорные регистры, соответствующие различным модальностям сигнала. Там она хранится несколько сот миллисекунд, а затем передается в следующий блок, соответствующий кратковременной памяти, где подвергается последовательной переработке и перекодированию в вербальную форму.

        Согласно модели Во и Норманна (1965), информация из первичной памяти теряется вследствие того, что она вытесняется вновь поступающей информацией. Классическая позиция о константном объеме кратковременной памяти была пересмотрена в 1969 Р. Стернбергом. Автор разработал экспериментальную парадигму и показал, что объем кратковременной памяти есть величина, зависимая от скорости сканирования. Каванах (1972) установил, что время сканирования линейно возрастает вместе с возрастанием сложности стимулов.

        Блок хранения и воспроизведения объединяет результаты продуктивности и длительности, полученные при разных условиях запоминания, хранения и воспроизведения. Воспроизведение подразделяют на непосредственное и отсроченное, намеренное и ненамеренное; выделяют прямые и косвенные процедуры воспроизведения (припоминание и узнавание). Показана роль контекста в припоминании. «Продуктивность» блока забывания рассматривается в зависимости от тех же параметров: модальность материала (образный, моторный, вербальный и пр.), его осмысленность (привычность, упорядоченность и пр.), используемые при запоминании стратегии, функциональное (эмоциональное) состояние индивида.

        Между тем в работах, выполненных в «стадиальной» парадигме, были выявлены факты непостоянного влияния таких переменных, как мотивация, интенция, интерес, внимание и параметры материала на результативность работы мнемической системы и отдельных ее этапов. Была высказана идея, что работа памяти не может быть адекватно описана с помощью статичных блоков, так как знания перерабатываются и актуализируются в соответствии с целями, стоящими перед субъектом. Таким образом, компьютерная идеология претерпела трансформацию. Результативный критерий, лежащий в основе первоначального деления на две формы хранения (кратковременную и долговременную), а затем используемый для отделения сенсорного регистра от собственно кратковременной памяти (по параметрам объема и длительности хранения), был дополнен функциональным. Это привело к постулированию оперативной памяти в качестве самостоятельного механизма. Р. Аткинсон и P.M. Шифрин впервые указали на то, что информация хранится в кратковременной памяти не пассивно, а активно поддерживается и перекодируется, прежде чем перейти в долговременную память. Для обеспечения оперативной переработки требуются ресурсы, поэтому продуктивность кратковременной памяти (и ее подотдела — оперативной памяти, или буфера повторения) в значительной мере зависит от когнитивных нагрузок.

        Итак, накопленные экспериментальные данные не позволяли интерпретировать результаты работы мнемической системы, исходя только из характеристик сигнала (его модальности и требуемой длительности переработки). В методологии психологической науки произошел коренной перелом после того, как в 1972 г. Ф.И. Крэйк и З.С. Локхарт разработали новый подход в понимании сущности процесса переработки информации. Они предложили выделить уровни обработки информации. Каждый стимул может обрабатываться на разных уровнях: начиная с перцептивного и заканчивая более глубоким, абстрактным. На каждом из уровней может использоваться тот или иной код (визуальный, слуховой), однако характер переработки информации определяется не только кодом поступающей информации, но и сочетанием кода с уровнем переработки. Введение понятия «код памяти» помогло объяснить некоторые феномены. Напр., было показано, что некоторые коды имеют преимущество при переработке информации на одном и том же уровне. В частности, удалось снять некоторые противоречия, неизбежно возникающие при подразделении кратковременной памяти на виды (образная, вербальная, моторная, эмоциональная), основанном только на преобладающей модальности на первом этапе переработки информации. Так, Шульман на основании экспериментов по перепутыванию слов на основе их синонимичности, высказал гипотезу о том, что в кратковременной памяти кодируются не только сенсорные, но и семантические признаки.

        Начиная с 70-х гг. в когнитивной психологии разрабатывается представление о модулярности, т.е. последовательности трансформации информации с помощью модулей. Модуль представляет собой специализированный блок когнитивной системы, относительно замкнутый и гомогенный, который характеризуется продолжительностью переработки, доминирующим кодом переработки, принудительным характером исполнения, высокой скоростью, непроницаемостью к управляющему воздействию центральных процессов. Организация модулей может быть либо иерархической, либо горизонтальной.

        Наиболее распространенным является представление о трех уровнях переработки с соответствующими модулями: сенсорном, образном/лексическом и концептуальном. На сенсорном уровне выделяются два модуля сверхкратковременной памяти (иконическая и акустическая). Они рассматриваются как проявление инертности сенсорного регистра. Было показано, что объем сверхкратковременной сенсорной памяти превышает объем, соответственно, кратковременной зрительной и слуховой памяти. С помощью специально разработанных экспериментальных процедур удалось определить длительность и емкость хранения информации в визуальном и акустическом кодах при работе сверхкратковременной и кратковременной памяти.

        На следующем уровне переработки иконическая и акустическая информация объединяются и образуют код, который называется лексическим. Мортон (1970) высказал предположение, что работа этого модуля обслуживается системой логогенов: структур, специализированных для переработки слов. В этом коде (или в лексической памяти) происходит интеграция фонологических и орфографических характеристик слова, включая моторные компоненты артикуляции каждого слова. В 1974 Бэддли и Хитч разработали модель оперативной памяти. Под оперативной памятью понимается система хранения и переработки информации, которая является не модально-специфической, а мультимодальной. Эта система состоит из трех компонентов: центрального исполнительного процессора и двух «систем-рабов», из которых одна специализируется на переработке вербального материала (так называемая артикуляционная петля), а вторая имеет отношение к визуально-пространственной памяти (визуально-пространственная матрица). Работа артикуляционной петли обеспечивает функционирование лексического модуля. Показано, что повторение информации в артикуляционной петле является необходимым условием ее последующей переработки. Емкость артикуляционной петли зависит от скорости переработки вербальной информации в течение 1, 5 — 2 сек.

        Особый раздел представляют работы, связанные с функционированием образного кода и образной памяти. Несмотря на огромное число экспериментов, проведенных в этой области, до сих пор не существует приемлемого способа их обоснования в рамках одной теоретической модели. Большинство авторов соглашаются с тем, что образная информация имеет две формы хранения: первая поддерживает процесс манипулирования текущими образами и может быть отнесена к кратковременной и оперативной памяти (см. Воображение), вторая связана с долговременной памятью.

        В теории Д.А. Ошанина разрабатывается идея оперативного образа — аналога оперативной памяти в визуальной модальности. Оперативный образ складывается при выполнении конкретной деятельности. Его содержание не изоморфно сенсорной информации: в нем акцентированы характеристики объекта, существенные в условиях конкретного действия, и, наоборот, свернуты малоинформативные в данный момент свойства объекта. В исследованиях В. П. Зинченко и его коллег было показано, что процесс формирования перцептивного образа развернут во времени и включает в себя ряд перцептивных действий — от выделения признаков до собственно построения образа. Этот образ выполняет оперативную функцию, включающую, в частности, и управление конкретным исполнительным действием.

        А. Бэддли предложил выделить два мнемических компонента при переработке образного материала: первый — «быстрый», отвечающий за пространственную локализацию; и второй — более устойчивый к отсрочке, «основанный, скорее, на паттерне, чем на локализации». Выделение двух компонентов согласуется с современными представлениями о существовании двух систем переработки визуальной информации. СМ. Косслин с соавторами предложили модель, в которой постулируется существование двух систем репрезентации знаний: одной — модальной (названной визуальным буфером), второй — амодальной («ассоциативная память», в которой хранятся описания объектов вместе с их названиями). Согласно этой модели, происходит независимая переработка информации о локализации объекта (система ГДЕ? ) и его качествах (система ЧТО?). Эти два вида информации поступают в ассоциативную память, где происходит сличение с имеющимися образцами. В исследованиях Б.М. Величковского по микрогенезу восприятия было показано, что сначала происходит «выделение глобального пространственного каркаса» видимой сцены, а затем происходит «специфицикация» внутренней структуры и отдельных объектов.

        Иногда пространственная память рассматривается в качестве особого модуля и относится к переработке информации о соотносительном порядке между объектами и об их абсолютном расположении. В1935 Н.Ф. Шемякин выделил два вида пространственной памяти: карты-пути (в которых сохраняются топологические свойства пространства) и карты-обозрения (в которых сохраняются метрические свойства). Показано, что в такой последовательности происходит формирование ментальных репрезентаций о пространстве в процессе научения. Репрезентация пространства зависит от того, происходило ли научение симультанно или сукцессивно, в образном или вербальном кодах.

        В 1962 Тульвинг выделил в долговременной памяти два подотдела: эпизодическую и семантическую память. Эпизодическая память имеет темпоральные отметки, относится к специфическим эпизодам, местам и событиям. Затем были введены понятия «автобиографической памяти» (ментальные репрезентации сцен, категорий и событий, имеющих отношение к индивиду).

        Семантическая память в настоящее время рассматривается как память, организованная семантическим кодом. Исходным при моделировании семантической памяти является понятие семантической близости, или дистанции, между семантическими признаками. Одни авторы рассматривают семантические признаки как вербально-символические, другие описывают семантический код как амодальный.

        Особый раздел представляют теории о метапамяти (знание о своей памяти) и имплицитной/эксплицитной памяти. Согласно Графу и Шехтеру, имплицитной памятью называется память без осознания предмета запоминания, или бессознательная память; осознаваемая память называется эксплицитной. Чаще всего выделяют имплицитное/эксплицитное научение и припоминание (воспроизведение). Действие имплицитной памяти проявляется в спонтанном отнесении примера к категории, в классификации объектов согласно имплицитно усвоенному правилу, в выполнении моторных процедур. Имплицитная память исследуется в различных модальностях и на разных этапах переработки. При изменении семантического контекста продуктивность действия имплицитной памяти резко снижается. Чувствительность имплицитной памяти к модальности лежит в основе чувства знакомости, причем само это чувство может быть неосознаваемым.

        Исследования семантической и имплицитной памяти поставили под сомнение правомерность модульных моделей. Прежде всего, семантический код не удается приписать к строго определенным этапам и модулям переработки. Напр., было показано, что семантический код влияет на функционирование оперативной и кратковременной памяти. Далее трудно объяснить тот факт, что некоторые модули используются при переработке «неспецифической» для данного модуля информации; напр., «пространственная кодировка» — для репрезентации объектов, связанных между собой непространственными отношениями (при выполнении задач сериации, классификации и сравнения). И наконец, модульные модели памяти не в состоянии ответить на вопрос; почему некоторые знания актуализируются быстро, тогда как другие знания требуют для своей актуализации усилий, не всегда приводящих к желаемому результату (феномен «на кончике языка»)?

        Кардинальное изменение парадигмального строя теорий произошло в 80-е гг. и связано с введением понятия «ментальная репрезентация» (см. Ментальная репрезентация). Это позволило перейти к новой постановке проблемы о соподчинении разных способов кодировки на разных этапах когнитивной переработки. В модели А. Пайвио выделяются две системы, специализирующиеся для переработки вербальной и невербальной информации. Между этими системами нет отношений соподчинения; они имеют специфичные входы и единицы репрезентации. Кодами невербальной репрезентации являются «логогены», а единицами невербальной репрезентации — «имагены», при помощи которых кодируется «модально-специфическая информация о невербальном, перцептивном и сенсорно-моторном опыте». В модели Косслина выделяются два кода: аналоговый, изоморфный параметрам сигнала, и пропозициональный, который связывается с поздними этапами переработки. В большинстве современных теорий полагается, что пропозициональные репрезентации кодируют информацию независимо от модальности поступающей информации. Эти репрезентации являются дискретными, абстрактными и строятся в соответствии с определенными правилами.

        Представление о разных типах репрезентации позволило выделить новые основания для моделирования работы мнемической системы. Кохен с соавторами предложил деление памяти на «процедурную» и «декларативную», или на «знать как» и «знать что». Предполагается, что процедурное знание направляется автоматизмами, мало осознается и трудно вербализуется. Декларативное знание имеет иную структурную организацию. Оба вида знания участвуют в процессе когнитивной переработки. Декларативное знание может переходить в процедурное по мере автоматизации. Выделение разных форм знания (процедурного и декларативного) получило подтверждение в нейропсихологии: некоторые больные, страдающие амнезией, имели трудности в припоминании и узнавании, но могли выполнять довольно сложные когнитивные задачи.

        В настоящее время существуют разнообразные теории ментальной репрезентации, позволяющие ассимилировать данные, полученные в моделях этапов, уровней и модулей.

        Т.А. Ребеко

        Лит.: Шемякин Н.Ф. Ориентация в пространстве // Психологическая наука в СССР. М., 1959. Т. 1. С. 140—192; Ошанин Д.А. Концепция оперативности отражения в инженерной и общей психологии // Инженерная психология. Теория, методология, практическое применение. М., 1977; Аткинсон Р. Человеческая память и процесс обучения. М., 1980; Зинченко В.П., Величковский Б.М., Вучетич Г.Г. Функциональная структура зрительной памяти. М., 1980; Величковский Б.М. Современная когнитивная психология. М., 1982; Солсо Р. Когнитивная психология. М., 2002; Baddeley A. Working memory. 1987; Clark J.M., Paivio A.A. A Dual Coding Perspective on Encoding Processes // McDaniel, M. Pressley (Eds). Imagery and Related Mnemonic process. Theories, Individual Differences, and Applications. 1987; Schachter D.L., Graf P. Modality Specificity of implicit memory for new associations // J. of Experimental Psychology: Learning, Memory, and Cognition. 1989. V. 15. N. 1; Richard J.Fr., Richard Ar. Les bases des fonctionnements cognitifs // Cours de Psychologie. Origines et bases. Vol. 1. Paris, 1992; Richard J.Fr., Kekenbosch С Les structures de connaissance // Cours de Psychologie. Processus et applications. Vol. 6. Paris, 1995.

Поделитесь на страничке

slovar.wikireading.ru

Память

Общее понятие о памяти

Имевшие место в прошлом опыте человека восприятия, мысли, чувства, стремления, движения и действия не исчезают бесследно, а остаются в виде...

Значение памяти в жизни и деятельности человека

Память имеет очень большое значение в жизни и деятельности человека. Благодаря памяти человек имеет представления о воспринятых ранее вещах или явлениях, в результате чего содержание его сознания не ограничивается наличными ощущениями и восприятиями...

Физиологические основы памяти

Физиологической основой памяти являются следы ранее бывших процессов, сохраняющихся в коре благодаря пластичности нервной системы...

Ассоциации

Всякое запоминание или заучивание предполагает установле­ние соответствующих нервных связей, или ассоциаций...

Запоминание

Запоминание по своим физиологическим механизмам представляет собой ...

Роль повторений при заучивании

Преднамеренное запоминание требует повторения изучаемого материала, без чего нельзя добиться длительного сохранения его в памяти. При этом повторения должны быть осмысленными и планомерными, а не являться механическими...

Воспроизведение

Физиологической основой воспроизведения является оживление установившихся в процессе запоминания или заучивания временных нервных связей. Исходным толчком для такого оживления всегда является тот или иной раздражитель, закономерно связанный по принципу условного рефлекса с процессами, обеспечивающими воспоминание...

Узнавание

При воспроизведении всегда имеет место узнавание в его различных степенях - от слабого чувства некоторого знакомства с воспроизведенным материалом до чувства полной уверенности в его точности...

Виды памяти

По характерным особенностям удержанного в памяти прошлого опыта различают несколько основных видов памяти...

Типы памяти

Типы памяти различаются в связи с ее индивидуальными особенностями у тех или других людей...

Развитие памяти

Физиологической основой памяти является постепенное накопление и усложнение условнорефлекторных нервных связей в коре головного мозга...

Забывание

Забывание выражается либо в невозможности припомнить или узнать, либо в ошибочном припоминании и узнавании. Физиологическая основа забывания — торможение временных связей...

Теории памяти

В течение столетий создано немало теорий (психологических, физиологических, химических и др.) о сущности и закономерности памяти...

Индивидуальные особенности памяти

Исследователи отмечают существенное разнообразие индивидуальных особенностей памяти у людей, что проявляется в скорости, точности, прочности запоминания и готовности к воссозданию...

psyznaiyka.net

3. Проблема памяти в современной психологии.. Память и мышление

3. Проблема памяти в современной психологии.

Пожалуй, нигде влияние Гегеля не было таким слабым, как в психологии. И до сих пор психология игнорирует те интересные мысли, которые, будучи засыпаны идеалистической шелухой, хранятся в психологии Гегеля. И до сих пор психология конструируется обыкновенно как эмпирическая психология, находящаяся, сознательно или бессознательно, под влиянием эмпирической философии. Поскольку эмпирическая психология в борьбе против метафизической спиритуалистической психологии пускала в ход оружие, взятое у английских (отчасти и французских) материалистов, в нее проникал в известной мере материализм, но материализм механистический. Настроенным отчасти материалистически, но в духе механистического материализма представителям эмпирической психологии гегелевская психология, сконструированная в духе диалектического идеализма, конечно, импонировать никак не могла. Зато очень импонировал своим детерминизмом и возможностью материалистических интерпретаций ассоциационизм. Развившийся в среде английских эмпириков второй половины XVIII в. (Гартли, Пристли, Юм), ассоциационизм становится в XIX в. господствующим течением в психологии. Джемс Милль, Бэн и Джемс — наиболее видные представители его.

По Бэну[ 21 ], «основные действия ума суть: 1) сознание различия, 2) сознание сходства и 3) удержание в уме, или память. Всякое собственно умственное отправление содержит в себе одно или несколько из этих действий и ничего больше». Различение — проявление общего закона относительности. Процесс отождествления, основанный на сходстве, называется также законом ассоциации (или воспроизведения) по сходству и служит очень важным средством восстановления или воспроизведения в уме. Наконец, умственная способность запечатления или удержания в уме, называемая памятью, имеет две степени: а) она означает, во-первых, устойчивость или сохранение психического возбуждения после исчезновения вызвавшей его причины; б) собственная, высшая стадия памяти состоит в воспроизведении, в форме идеи, прошлых, теперь уже исчезнувших впечатлений посредством одних лишь умственных факторов. В этом и состоит настоящая память — способность, известная нам только в связи с животной организацией — мозгом и нервной системой. «Удерживающая способность духа (память) называется также ассоциацией по смежности». По Бэну, «явления удержания, за исключением немногих, сводятся к проявлению одного принципа, называемого законом смежности, или «ассоциацией по смежности»... Принцип смежности можно формулировать так: действия, ощущения и чувства, возникающие одновременно или в непосредственной преемственности, стремятся соединиться или связаться так, что, как только одно из них впоследствии появится в уме, и остальные бывают готовы восстановиться в виде идей». Приблизительно в том же духе определяет память и Джемс, оказавший исключительно сильное влияние на современную американскую психологию: «Память есть ассоциирование какого-либо наличного в настоящее время в уме образа с другими, которые известны нам, как относящиеся к прошлому»[ 22 ]. Изучение памяти сводится, таким образом, к изучению законов ассоциаций.

Уже почти с самого начала (Гартли, Пристли) ассоциативный процесс понимался рядом авторов материалистически как соответствующий нервный процесс. По мере развития взгляда на нервную систему как на систему связей почти сама собой напрашивалась параллель между ассоциациями и неявными связями. Знаменитый невролог Мейнерт эту чрезвычайно популярную концепцию так формулировал еще в 1865 г., говоря об «анатомии полушарий мозга как носителей жизни представлений»: «Если одна клетка возбуждается посредством репродукции, то это возбуждение распространяется по соединяющим волокнам на выведенную однажды вместе с ней из состояния равновесия клетку, представление которой также но этому волокну снова переносится к порогу сознания»[ 23 ]. Зависимость репродуцируемых представлений друг от друга он представляет осуществляемой посредством нервных волокон. Такое представление стало общераспространенным. Оно давало как бы наглядный ответ на вопрос, каким образом возобновляется запечатленное когда-то.

Во второй половине XIX в. эмпирическая психология становится экспериментальной психологией, и наряду с проблемой восприятия проблема памяти становится той проблемой, над которой усиленно работает экспериментальная психология. Эпоху создает здесь вышедшее в 1885 г. экспериментальное исследование Эббингауза «О памяти»[ 24 ]. Эббингауз исходит из ассоциационизма. В основу своего учения о памяти он кладет «всеобщий закон ассоциации», который формулирует так: «Если какие-либо любые психические образования однажды наполнили сознание одновременно или в близкой последовательности, то затем возвращение некоторых членов прежнего переживания вызывает и представления об остальных членах, причем нет нужды в том, чтобы были налицо первоначальные причины». «Общую способность души к этому называют памятью... Репродукция и память относятся между собой примерно так, как работа и энергия». С этой точки зрения ставится экспериментальное изучение памяти. Оно ставится как изучение ассоциаций. Так, например, ставятся такие проблемы: «1) возникновение ассоциаций через одновременное нахождение их членов в душе и повторение их (испытывание и выучивание — Erfahren und Lernen), 2) судьба ассоциаций... их пребывание и исчезновение (удержание и забывание), 3) процесс репродукции»[ 25 ]. В соответствии с этим общим принципиальным взглядом на память были выработаны и многочисленные технические приемы экспериментального изучения проблемы памяти. Многочисленнейшие исследования памяти, наполняющие психологические журналы различных стран, и до сегодняшнего дня обыкновенно ведутся в этом же духе даже теми, которые в других своих работах заявляют себя критикующими ассоциационизм.

Ассоциативная экспериментальная психология с самого начала с особенной энергией занялась изучением проблемы выучивания и забывания. Проблема репродукции выступила на передний план несколько позже, причем, если можно так выразиться, совершенно затмила проблему воспоминания. Уже Эббингауз настаивал на изучении именно репродукции, каковой термин «обозначает в самом общем виде процесс возвращения представлений раньше бывших налицо переживаний», и противопоставлял репродукцию воспоминанию, «когда ранее бывшие налицо и сейчас возвращающиеся в качестве представлений содержания сопровождаются в то же время также сознанием их раньше бывшего переживания и, может быть, еще представлениями определенных побочных обстоятельств»[ 26 ]. Столь обобщенная и, пожалуй, упрощенная проблема подверглась энергичному изучению главным образом посредством так называемого «ассоциативного эксперимента». Интересна судьба трех вышеназванных проблем Эббингауза. В то время как работа над проблемами выучивания, удержания и забывания, несмотря на то что чуть ли не с самого начала многие исследователи их работали с явно выраженной практической установкой на педагогику (например, Мейман[ 27 ]), в общем оказались малопрактичными, ассоциативный эксперимент со времен Юнга[ 28 ] нашел широкое практическое применение в психопатологии (психоанализ) и действительно дал немало материала по памяти психопатов.

Экстраординарное обыкновенно привлекает к себе внимание. Нет поэтому ничего удивительного в том, что патологические явления памяти не раз заинтересовывали исследователей, но собранный соответствующий материал представляет собой скорее груду фактов простых эмпирических наблюдений, еще не объясненных мало-мальски удовлетворительной теорией. Как и во время обобщающего труда Рибо[ 29 ] «Болезни памяти» (1881), мы и сейчас далеки от понимания патологических явлений памяти. Тем понятней увлечение ассоциативным экспериментом, когда оказалось, что он пробил некоторую брешь в столь загадочной проблеме памяти, в частности репродукции, у психопатов. Однако эта брешь с тех нор все же не расширяется, и надежды на ассоциативный эксперимент поблекли.

Ассоциационистское понимание памяти как связи — чрезвычайно широкое понимание, толкающее на очень большие обобщения, и уже у Бэна (и его предшественников) мы видим, как говорится, без особого различения, вместе положения об ассоциациях представлений, чувств и движений. Память как ассоциация представлении и привычка как ассоциация движений относятся, таким образом, к одной и той же проблеме — проблеме ассоциаций. А постановка экспериментального изучения памяти как выучивания, сохранения и забывания толкала на то, чтобы распространить это изучение со слов на движения, тем более что обычно в экспериментальной практике «слова» были всего-навсего лишь бессмысленными слогами (для того чтобы уравнять положение испытуемых, элиминировав смысл слов), т. е. по существу изучаемая память была памятью на речевые движения, а не на мысли и представления.

Это отождествление памяти и привычки менее всего затрудняло представителей американской «психологии поведения». Два обстоятельства особенно сильно облегчали им это. «Мышление, собственно говоря, есть речевой процесс», и речь и мышление трактуются как «открытые и скрытые речевые навыки»; по мнению крупнейшего представителя психологии поведения Уотсона[ 30 ], «мышление в узком значении этого слова, если включить в него обучение, есть процесс, протекающий по методу проб и ошибок, — вполне аналогично ручной деятельности». С другой стороны, бихевиоризм скептически относится к существованию образных представлений так, как они обычно понимаются в психологии. Все это облегчает возможность крайне широкого понимания памяти: «В нашем понимании память — это общий термин для выражения того факта, что после некоторого периода неупражнения в известных навыках функция не исчезает, а сохраняется как часть организации индивида, хотя она может вследствие неупражнения претерпевать большие или меньшие нарушения»[ 31 ].

Вполне последовательно было поэтому развить экспериментальное изучение выучивания, сохранения и забывания движений, а так как результаты одинаково поставленных проблем не могли в основном не совпадать, то это еще более укрепляло во мнении, что память и привычки, в сущности, одно и то же, и, например, Пьерон в коллективном «Трактате психологии», представляющем собой как бы сводку воззрений современных виднейших французских психологов, трактует в одной и той же главе «привычку и память». В американской психологии соответствующие проблемы объединяются в одну общую проблему «выучивания» (Learning), и, например, в коллективном труде современных виднейших американских психологов «Основы экспериментальной психологии» фигурирует очень большой отдел «Learning» там, где раньше в изданиях подобного рода занимал бы место отдел «Память». Симптоматичен с этой точки зрения и тот факт, что в обзорном американском журнале «Психологический бюллетень» еще в 1930 г. фигурирует обзор «Память», а уже в 1934 г. в том же журнале тот же автор озаглавливает очередное продолжение этого отдела как «Выучивание и удерживание вербальных материалов». Такое широкое понимание памяти дало возможность сблизить ее с условными рефлексами, и еще Леб ставил знак равенства между «ассоциативной памятью» и условными рефлексами в учении Павлова. Возможность сведения памяти к условным рефлексам казалась и легкой (посредством элементарного рассуждения: память то же, что привычка, но привычка то же, что условные рефлексы), и соблазнительной, так как рассчитывали таким образом получить простое физиологическое объяснение памяти.

Но даже такое расширенное понимание памяти не могло остановить исследователей в их все возрастающих обобщениях. Еще в 1870 г. Геринг[ 32 ] выступил со статьей «О памяти как всеобщей функции организованной материи». Впоследствии этот взгляд развил Земон в ряде работ, особенно в книге «Die Mneme als erhalten des Prinzip im Wechsel des organischen Geschehens». Сущность мнемических явлений он видит в том, что «они, рассматриваемые как репродукция прежних явлений, наступают без полного возвращения условий, которые были необходимы для вызывания этих прежних явлений, их предшественников». Земон устанавливает два главных мнемических закона. Первый — закон энграфии:« Все одновременные возбуждения внутри организма образуют связный совместный комплекс возбуждения, который в качестве такового действует энграфически, т. е. оставляет связный и постольку образующий единое целое комплекс энграмм[ 33 ]». Второй — закон экфории: «Экфорически действует на совместный комплекс энграмм частичный возврат той энергетической ситуации, которая раньше действовала энграфически». «Ассоциация, кратко выражаясь, есть результат энграфии, проявляющийся в случае экфории[ 34 ]»[ 35 ]. С точки зрения столь широкого понимания наряду с индивидуально приобретаемой мнемой, «которую мы также могли бы назвать областью высшей памяти», в «мнеме» заключаются мнемические протекания развития зародыша, регенерации, регуляции, периодических процессов, инстинкта. Все эти явления также мнемические.

Казалось, уже почти достигнуты самые широкие обобщения, и оставалось лишь сделать самый последний шаг — найти мнемические явления и в мире неорганическом (например, гистерезис[ 36 ]). Но... в 1928 г. выходит книга крупнейшего французского психолога и психопатолога П. Жане" «Эволюция памяти и понятия времени». В этой книге в самом резком противоречии со всем вышеописанным течением психологии Жане заявляет: «Память предстала пред нами как особое действие, специальное действие (action), изобретенное людьми в их прогрессе, и в частности действие, совершенно отличное от простого, автоматического повторения, составляющего сущность привычек и тенденций». Основываясь главным образом на психопатологических фактах, он проводит резкую разницу между «реминисценцией», состоящей в возвращении к исходному (restitutio ad integrum), и «воспоминанием», и только последнее считает памятью. Животные «имеют привычку, которая вполне достаточна и которая не есть память». «Память есть социальная реакция при условии отсутствия. Действительно, память — человеческое изобретение». «Память — человеческая, она существует только у людей, и даже не у всех... У ребенка имеется память только начиная с трех или четырех лет... Так же, как есть эпоха в начале жизни, когда нет памяти, будут, и это печально, эпохи в конце жизни, когда у нас больше не будет памяти... Есть тьма болезней, во время которых теряют память»[ 37 ].

И вот в конце нашего обзора истории проблемы памяти мы стоим перед прямо противоположными утверждениями: с одной стороны, память — «всеобщая функция организованной материи», с другой стороны, «память — человеческая, она существует только у людей, и даже не у всех». Что означает это противоречие? Как преодолеть его?

На почве эмпирической психологии это неразрешимо. Представители ее либо сводили все виды памяти, игнорируя своеобразие их, к чему-либо одному (так поступали ассоциационисты), либо, игнорируя связь их, ограничивались лишь противопоставлением. Иначе и быть не могло в недиалектической психологии. Но и диалектический идеализм Гегеля не случайно не удовлетворил психологию: поставив нужный вопрос о связи и взаимных переходах между памятью и мышлением, он не решил его, подменив изучение реального процесса, протекающего в реальных исторических условиях, идеалистическими конструкциями саморазвития духа. Решение вопроса дает только диалектический материализм, и только ленинская теория отражения ставит эту проблему с головы на ноги.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

psy.wikireading.ru

Психология памяти: Psychology OnLine.Net

Феноменология, виды, теории памяти.


Близкие разделы (1): Персона » Современная психология познания и когнитивная наука (0)

Описываются две формы памяти человека: память тела (знания, наыки) и память духа(личные воспоминания).

Отрывок из монографии А.А. Смирнова "Проблемы психологии памяти" (М., 1966). Описываются экспериментальные исследования непроизвольного запоминания, выполненные автором. Дается характеристика непроизвольному запоминанию в сравнении с произвольным. [Психология памяти. Хрестоматия по психологии. / Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, В.Я. Романова. М., 2000. С. 476-486]

Ставшая классической работа А.Р. Лурии, описывающая случай феноменальной памяти.

Центральный вопрос творчества Августина был вопрос о человеке: кто он? как ему жить? какова динамика человеческой личности? "Исповедь", отрывок из которой приводится ниже — лирическая автобиография, рисующая внутреннее развитие Августина от младенчества до окончательного принятия и утверждения в христианстве. Проводя глубокий самоанализ, Августин показывает противоречия становления личности. [Психология памяти. Хрестоматия по психологии. / Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, В.Я. Романова. М., 1998. С. 14-26]

Имплицитное научение (ИН), в широком смысле понимаемое как способность к научению без осознания, является предметом исследований вот уже более тридцати лет. Однако только недавно, в свете вновь вспыхнувшего интереса к проблемам как научения, так и сознания, этот феномен привлек всеобщее внимание. [Когнитивная психология: история и современность. Хрестоматия. / Под ред. М. Фаликман и В. Спиридонова. М., 2011. С. 156-166]

Термин «рабочая память» впервые был предложен, по-видимому, Миллером, Галантером и Прибрамом (1960) в их классической книге «Планы и структура поведения». Позже этот термин использовался в компьютерном моделировании (Newell & Simon, 1972) и в исследованиях научения у животных, когда они должны были удерживать информацию в течение ряда проб, выполнявшихся в один и тот же день (Olton, 1979). Наконец, в когнитивной психологии этот термин использовался для обозначения системы или систем, задействованных во временном хранении информации и манипулировании ею. Аткинсон и Шиффрин (1968) обозначали этим термином единое кратковременное хранилище. [Когнитивная психология: история и современность. Хрестоматия. / Под ред. М. Фаликман и В. Спиридонова. М., 2011. С. 312-321]

Отрывок из монографии Б.М. Величковского "Современная когнитивная психология" (М., 1982. С. 132-136). Излагаются факты исследования эхоической памяти, накопленные в 70-е годы прошлого века.

Отрывок из монографии Б.М. Величковского "Современная когнитивная психология" (М., 1982. С. 115-131). Излагаются факты исследования иконической памяти, накопленные в 60-70-е годы прошлого века.

Обсуждаются аргументы в пользу разделения долговременной и кратковременной памяти. [Общая психология. В 7-ми томах. / Под ред. Б.С. Братуся. - Том 3. Память / В.В. Нуркова. М., 2006. Гл. 9. § 1. С. 141-144]

Одна ли у нас память • А может быть, мы обладаем не одной, а несколькими «памятями», каждая из которых работает по своим законам • Почему мир кажется нам стабильным, несмотря на то, что наши органы чувств имеют дело с прерывистыми потоками информации. [Общая психология. В 7-ми томах. / Под ред. Б.С. Братуся. - Том 3. Память / В.В. Нуркова. М., 2006. Гл. 8. §§ 1-2. С. 127-135]

www.psychology-online.net

причины и лечение. Особенности памяти

Память – это в психологии совокупность информации, которая отображает события, эмоции, какие-либо знания, пережитые индивидом ранее.

Что такое память и ее нарушение

Благодаря ей у нас есть опыт, и человек является той личностью, какой его знают окружающие. Потеря памяти или ее нарушения доставляют большой дискомфорт личности.

Нарушение памяти в психологии – это довольно распространенное расстройство, которое приносит массу проблем человеку и, конечно же, ухудшает качество его жизни. Такое нарушение лежит в основе многих болезней психического характера.

Основные виды расстройств памяти

Выделяют два основных вида нарушения памяти человека.

Качественные дисфункции подразумевают путаницу в голове пациента, связанную с невозможностью отличить подлинные воспоминания от фантазий. Больной не понимает, какие события являются реальными, а какие плодом его воображения.

Количественные дефекты отображаются в усилении или ослаблении следов памяти.

Существует огромное количество разновидностей нарушений памяти. Большинство из них характеризуется кратковременностью и обратимостью. Они могут быть вызваны такими банальными причинами, как переутомлением, частыми стрессовыми ситуациями, злоупотреблением лекарственными препаратами, а также алкогольными напитками.

Другие требуют серьезного подхода в лечении.

Причины возникновения нарушений в памяти

Что же это за причины, способные вызвать нарушение памяти? В психологии выделяют несколько таких.

Например, наличие у человека астенического синдрома, который сопровождается быстрой утомляемостью, истощением организма. Он может быть последствием черепно-мозговых повреждений, длительных депрессий, авитаминоза, алкогольной и наркотической зависимости.

У детей расстройства памяти чаще всего являются следствием недоразвитости мозга, травмы головы физического или психического характера. У таких детей появляются проблемы с запоминанием информации и ее последующим воспроизведением.

Особенности памяти у детей таковы, что нарушения проявляются в основном в форме амнезии. Амнезия – выпадение отдельных воспоминаний. У детей она наступает в следствии неблагоприятной обстановки в семье или в детских учреждениях, которые они посещают. Так же к причинам амнезии можно отнести частые острые заболевания дыхательных путей и гиповитаминоз.

Помимо этого, детские особенности памяти проявляются в том, что начиная с рождения она постоянно развивается, в результате чего становится уязвимой. Проблемные беременность и роды, а также неправильная стимуляция развития запоминательных процессов могут приводить к повреждениям памяти.

Заболевания, связанные с кровоснабжением головного мозга, например, сахарный диабет, атеросклероз сосудов, болезнь Паркинсона влияют на память.

Старение. Если этот физиологический процесс не тянет за собой серьезные заболевания, то ухудшение памяти происходит медленно. Вначале человеку становится трудно вспомнить давние события из жизни, постепенно стираются и более новые события и переживания. Вышеперечисленные заболевания, а также Альцгеймер, шизофрения и неврозы значительно усиливают нарушение памяти.

В психологии есть такой термин как ''репрессия''. Он означает отрицание или специальное забывание человеком особенно тяжелых для него моментов жизни. Это защитный механизм психики.

Дефицит йода и нарушения функций щитовидной железы повышают склонность к депрессии и апатии, что в свою очередь чревато нарушением процессов запоминания. Поэтому так важно правильно составить рацион, чтобы в полной мере получать все необходимые витамины и микроэлементы.

Память как психологическое явление

Память - это в психологии функция, которая осуществляет фиксацию, хранение и воспроизведение разных событий и переживаний, а также дает способность постоянно пополнять данные и использовать уже имеющийся опыт.

Как известно, в зависимости от функциональной нагрузки существует несколько видов памяти.

Виды памяти

Образная память занимается тем, что позволяет фиксировать в памяти различные образы. Двигательная делает то же, но по отношению к движению. Эмоциональная память концентрируется на пережитых эмоциях.

Символическая является своеобразной, но благодаря ей мы можем запоминать слова, мысли, идеи. О краткосрочной и долгосрочной памяти известно всем. Первая способствует запоминанию большого количества информации на небольшой промежуток времени, после чего она ликвидируется или переходит раздел долгосрочной.

Произвольная и непроизвольная память. Первая срабатывает благодаря предварительному указанию на запоминание, а вторая делает это произвольно, без каких-либо команд.

Для каждого из этих видов существует свое нарушение памяти. В психологии Корсаковский синдром, к примеру, является расстройством кратковременной памяти.

Виды расстройства памяти

Каковы симптомы нарушения памяти? Это забывание и невозможность воспроизведения событий из личного или чужого опыта.

Парамнезия – потеря во времени, когда индивид путает события прошлого и настоящего, не может понять, какие события в его голове имели место быть в реальном мире, а какие являются вымышленными, спроецированные мозгом на основе полученной когда-то информации.

Дисмнезия - расстройство, к которому относятся гипермнезия, гипомнезия и амнезия. Последнее характеризуется забыванием отдельной информации и навыков на некоторый отрезок времени. Проблемы с памятью носят эпизодический характер, после чего воспоминания частично или полностью возвращаются. Амнезия может затрагивать и приобретенные навыки, например, умение водить машину, ездить на велосипеде, готовить какие-либо блюда.

Виды амнезии

Ретроградная амнезия проявляется в забывании событий на какой-то промежуток времени, предшествующий возникновению травмы. Например, человек, получивший травму голову, может забыть все, что с ним происходило за неделю или больше до несчастного случая.

Антероградная амнезия является противоположностью предыдущей и подразумевает потерю памяти на промежуток после получения травмы.

Фиксационная амнезия – это когда пациент неспособен запомнить поступающую информацию. Он вполне адекватно воспринимает действительность, но забывает информацию уже через несколько минут или секунд после ее получения. Это вызывает проблемы во временном ориентировании, а также в запоминании окружающих людей.

При тотальной амнезии человек не в состоянии вспомнить ничего из своей прошлой жизни. Он не знает своего имени, возраста, адреса, кто он и чем занимался. Как правило, такое расстройство психической функции запоминания наступает после получения тяжелой травмы черепа.

Палимпсест возникает в результате алкогольного опьянения, когда индивид не может вспомнить отдельные моменты.

При истерической амнезии личность забывает тяжелые, болезненные или просто невыгодные для себя воспоминания. Она свойственна не только душевно больным людям, но и здоровым, относящимся к истерическому типу.

Парамнезия – тип нарушения памяти, при котором возникающие пробелы заполняются разными данными.

Экмнезия и криптомнезия

Экмнезия – явление, когда личность проживает давно минувшие события как явление настоящего времени. Оно свойственно пожилым людям, которые начинают воспринимать себя как молодую особь и готовятся к поступлению в университет, свадьбе или к другим событиям, которые были пережиты в молодом возрасте.

Криптомнезия – расстройство, при котором человек выдает услышанные или прочитанные идеи за свои собственные, искренне веря в свое авторство. Например, прочитанные книги великих писателей в своем воображении больные могут присвоить себе, уверяя в этом окружающих.

Разновидностью криптомнезии может быть явление, когда человек событие из собственной жизни воспринимает как прочитанное в книге или увиденное в кино.

Лечение нарушений памяти

Классификация нарушений памяти являет собой довольно большой объем информации в психологии, существует множество трудов по изучению таких явлений, а также о методах их лечения.

Разумеется, проще заниматься профилактическими действиями, нежели самим лечением. Для этих целей специалистами разработано много упражнений, позволяющих держать свою память в тонусе.

Правильное питание и образ жизни также способствуют нормальному функционированию мозга.

Что же касается непосредственно лечения нарушений памяти, то оно будет зависеть от диагноза, степени запущенности и причин возникновения. Лечение препаратами начинается только после тщательной диагностики, проведенной врачом-специалистом.

fb.ru

Память в психологии

Основной характеристикой памяти в психологии является отражение ее, как функции мозга, способной усваивать, удерживать и впоследствии использовать информацию, получаемую от всех пяти основных чувств человека: зрения, слуха, вкуса, осязания и обоняния. Это своего рода матрица, куда закладывается полная база данных о всем имеющимся жизненном опыте индивида, связующая его прошлое и настоящее без которой человечество вряд ли смогло бы выжить и развиться, как биологический вид. Психология, как наука, в отличие от медицины работает в основном с прижизненным видом памяти, хотя генетическая ее разновидность тоже учитывается, в особенности, при определении наследственной составляющей в организации психических состояний человека и оценки степени их отклонений от нормы.

Забыть или запомнить?

Если говорить о механизмах памяти, то в психологии они делятся по основным своим функциям: необходимости запомнить поступившую информацию, сохранить ее, воспроизвести при необходимости и забыть в случае ее малозначимости. Кстати, забывание совершенно не означает полное стирание ненужных файлов. Они просто закладываются в более глубокие «архивы» и извлекаются оттуда по импульсному запросу той части нашего сознания, которая отвечает за текущий жизненный опыт и фильтрации его по степени важности.

Залогом успеха в любом виде деятельности человека является развитие памяти, и психология предлагает массу методик, способных помочь максимально, в мельчайших деталях запомнить и сохранить на долгий срок получаемую информацию. Естественно, основы развития внимания и памяти в психологии человека закладываются в детстве и начинать строить прочный фундамент для «библиотеки накопленных знаний о внешнем мире» лучше именно в первой декаде жизни ребенка, так как детская память более гибкая и цепкая, хотя и в более позднем возрасте, при желании и использовании различных техник запоминания, возможно научиться достаточно быстро извлекать из «кладовых мыслительного процесса» все необходимые на данный момент сведения.

Раз ступенька, два ступенька...

Структура памяти в психологии человека обычно представляет собой трехуровневую лестницу, ступеньки которой располагаются по иерархии их временной составляющей.

  1. Сенсорная память. Самой короткой по длительности является сенсорная память, период удерживания данных которой, составляет, от силы, полсекунды. Она перерабатывает информацию, идущую от органов чувств, и если «высшее начальство» в виде конкретных центров головного мозга не проявило к ней должного внимания, то сенсорная составляющая нашей памяти, благополучно удаляет ненужный материал из своей «корзинки» и заполняет ячейки новыми информационными поступлениями.
  2. Кратковременная память. Следующий уровень в нашей лестнице занимает кратковременная память, которая по продолжительности своего действия превышает сенсорную, но тем не менее, тоже имеет свои ограничения. К примеру, объемы запоминаемого материала сводятся к 5-7 информационным единицам. Причем 7 это предел и если нужно усвоить больше сведений, то мозгу приходится производить перегруппировку символов, для того, чтобы уместить их в отведенные ему кратковременной памятью 7 ячеек.
  3. Долговременная память. Для более длительного хранения и последующего многократного воспроизведения воспоминаний существует долговременная память, у которой также есть свои минусы, в частности время, затрачиваемое на поиск нужных сведений. Но тем, не менее вся машина работает достаточно быстро и слаженно, так что подавляющее большинство запрашиваемых данных «подаются к столу» вовремя и практически без искажений.

Таким образом, наличие четкой архитектуры памяти в психологии человека и использование всей этой лесенки позволяет нам заново переоценивать свой жизненный опыт, причем, как физиологический, так и эмоциональный, его аспекты.

Мы помним и об ошибках, которые совершили, расставаясь с любимыми и о том, что огонь горячий и может оставить ожог на коже. Все процессы, протекающие в сложных, структурированных механизмах памяти невероятно важны для поддержания полноценной жизнедеятельности, как всего организма человека в целом, так и для создания комфортных для жизни психологических состояний. В частности события, окрашенные позитивной эмоциональной составляющей, мы помним гораздо дольше, чем какие-либо болевые ощущения, к примеру родовые схватки у женщины. Если бы подобные воспоминания надолго задерживались в нашем сознании, человечество просто вымерло бы как вид, не желая постоянно страдать от мучительных образов перенесенной боли, возникающих в памяти.

Природа все продумала за нас и нам остается только быть ей бесконечно благодарными за все прекрасные моменты нашей жизни, которые, мы помним и за те негативные воспоминания, на которых у нас есть возможность учиться, извлекая уроки.

 

womanadvice.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о