Психология художественного творчества – . —

Психология художественного творчества Текст научной статьи по специальности «Психология»

С.М. Мурзина, кандидат педагогических наук, доцент кафедры декоративно-прикладного искусства и технической графики Орловского государственного университета.

ПСИХОЛОГИЯ

ХУДОЖЕСТВЕННОГО

ТВОРЧЕСТВА

В статье рассматриваются вопросы создания произведения искусства с точки зрения психологии и философии. А так же влияние типов темпераментов человека на процесс творческого акта. Изучаются процессы возбуждения и торможения нервной деятельности художника и их влияние на создание художественных произведений.

Ключевые слова: творческий импульс, интенция, художественное восприятие, творчество, темперамент.

Вопрос происхождения процесса художественного творчества затрагивался еще древними философам, так Платон в диалоге «Ион» приходит к мысли что в момент творчества художник не отдает себе отчета в том как он творит. Процесс творчества выводит художника за пределы себя ( «ex-stasis» , «ис-ступление»), когда его душа проникает в мир запредельных сущностей. Экстаз-это безумие, изменение нормального состояния души, но по слова Платона это божественное безумие, божественная одержимость. Души становятся вместилещем самого божественного, вдохновляются его силой, и «тогда творят они с великой действенностью многое и великое, сами не зная, что творят». ( » Федра»).

Воспринимая художественное творчество как нерациональный процесс, древние философы не ставили перед собой задачи выявить алгоритм и формулы художественного творчества. По самому определению творчество это создание чего нового, чего еще не существовало. Откуда приходит творческий импульс, художественное озарение? Ни объективные, ни субъективные предпосылки, взятые сами по себе, не могут служить объяснением творческой продуктивности, которая живет в душе художника.

Все формы творческой активности подчинены одной цели- созданию произведения искусства, предвосхищению возможных действий, которые

призваны привести к этому результату. Весь комплекс восприятия художника, его мышления, поведения стимулируются целями творчества как высшими в иерархии побудительных мотивов его личности. Достижению конечной цели способствуют и осознанная деятельность художника, в которую включены его волевые усилия, оценка намеченных целей, объем произведения, жанр, какие сроки для реализации намеченного, необходимы автору… На ряду с направленной деятельностью в процесс творчества включается и его непроизвольная активность, которая отмечена непрерывным художественным фантазированием -процесс этот хаотичных и непроизвольный который не может быть оценен как нецелесообразный, выпадающий из сферы мотивации творчества. Спонтанной активности художника всегда присуща определенная интенция. Известный германский психолог Х. Хекхаузен истолковывает интенцию как своего рода намерение, вписанное в природу самого творца, несущее на себе отпечаток особой окрашенности его таланта.

Мотивы творчества, которые провоцируют действие интенции художника , по существу не наблюдаемы . Мотив в этом случае можно описать через такие понятия , как потребность, побуждение, склонность, влечение, стремление.Отсюда следует, что творческий процесс оказывается мотивированным даже в тех случаях, когда не сопро-

вождается сознательным намерением художника. Уже внутри творческой интенции живет нечто, позволяющее выбирать между различными вариантами художественного претворения, не апеллируя к созданию, нечто, что запускает творческое действие, направляет, регулирует и доводит его до конца.

Интенция любого художника проявляет себя как внутренняя предрасположенность его к неким темам, способам художественной выразительности, к характерным языковым и композиционным приемам. В этом смысле интенция выступает своего рода регулятором, ориентирующим разных художников на разработку соответствующих их дарованию тем и жанров. Сама идея должна разжигать в художнике интерес и воодушевление. Поэтому при выборе темы и объекта проектирования дипломной работы, необходимо дать возможность студентам право самостоятельного выбора, для того, чтобы работа над проектом велась с интересом и воодушевлением, которые способствуют развитию творческой идее. Задача педагога -не нарушая творческой интенции, направлять студента к правильному выбору и осмыслению идее проекта, при этом необходимо не только учитывать интересы проектанта, но и его способности, умения и навыки, а так же тематика проектируемого объекта должна строго вписываться в условия выпускной квалификационной работы. Образный строй каждого художника отличается в этом смысле некоторым проблемно-тематическим единством, избирательной ориентированностью сознания на близкие ему стороны окружающего мира. Хекхаузен справедливо говорит об определенной валентности или требовательности вещей, посылающих зов только автору такого склада и такого темперамента, который способен откликнуться на эти импульсы. Следовательно, интенция как особая направленность сознания на предмет позволяет видеть, что в художнике живет некая предзаданность, художник ощущает себя в атмосфере данного произведения еще до создания этого произведения.

Балансирование между интенцией собственного сознания и той мерой, которую диктует природа самого предмета — таков механизм, объясняющий взаимодействие внутри художника в каждый отдельный момент как сознательных усилий, так и непроизвольной активности. Интенция как творческое веление, существующее накануне произведения, всегда оказывается богаче и многостороннее, чем отдельный конкретный результат-произведение искусства. Художник знает осуществление, но не знает осуществленного. Таким образом, процесс творчества обнаруживает двойную ориентацию: отбор тем и способов их претворения со стороны автора и одновременно отбор авторов со стороны самих факторов и тем. Так в практике ведения дипломных работ встречаются случаи, когда тема и идея диплома задается

самим руководителем (это может быть проекты заказанные заказчиками факультету). Интенцио-нальность творческого сознания художника позволяет ему смотреть на себя как на своеобразный словарь, в котором уже предуготовлены главные темы и ведущие способы их претворения.

В психологии по — разному используют понятия » мотив» и » мотивация» применительно к художественной деятельности. В искусстве термин «мотивация» зачастую используется как синоним художественной достоверности, оправданности логики поведения художественного персонажа. Психология выводит мотивацию не только из свойств самого человека, но и из требований ситуации.

Внутренняя потребность творчества, художественное чутье оказываются гораздо сильнее многих внешних факторов, оказывающих давление на художника. Психический аппарат художника прежде всего должен справится не с внешними, а с внутренними импульсами, от которых нельзя уклониться. Императив диктует не столько ситуацию, сколько чувство художника, которое просится наружу, которое нельзя удержать в себе. Самоуглубляясь в художественном переживании, художник достигает не только ослабления внешней реальности, но и укрепления своего воображаемого мира, как не менее важной реальности, почему он способен сделать этот мир для множества вовлеченных в него живым, динамичным, самодостаточным. Переживание художника , как и любого человека-это борьба против невозможности реализовать внутренние необходимости своей жизни. Работа художника направлена не столько на установление смыслового соответствия между сознанием и бытием, сколько на достижение соответствия между каждым новым замыслом и его художественным претворением. Художнику приходится преодолевать таким образом не разрыв сознания и жизни, а разрыв сознания (замысла) и его художественного воплощения. Если переживание обычного человека нацелено на выработку «совпадающего» поведения, на достижение реалистического приспособления к окружению, то переживание художника направлена на выражение собственного видения и чувствования в максимальной степени полноты и совершенства. Внутренние импульсы, которые получает творческий дух его натуры, сильнее и действеннее, чем те, которые диктуют реальные необходимости жизни. Более того, смысловое принятие бытия художником только тогда и может состояться, когда открывается простор осуществлению природы его дарования. Таким образом стремление художника заключается не просто в том, чтобы выжить, адаптируясь и приспосабливаясь к окружающему миру, а в том, чтобы иметь возможность сотворить то, что ему предназначено. Беспристрастный анализ любого творческого акта показывает, что процесс этот далеко не только спонтанный. В какой

бы мере человек, осененный талантом, ни полагался на силы извне, ему необходимо мастерство, т.е. овладение ремеслом, умение точно выбирать среди множества путей свой единственный, терпеливо взращивать в себе установку на творчество. Все это требует овладения разными навыками защиты от бесконтрольности аффектов и инстинктов, от диктата канона, шаблона, рутины и т.п. Главным защитным фактором выступает способность художника осуществить интеграцию своего «я». Именно потому, что интенсивность творческой жизни художника слишком велика и амплитуда его переживания гораздо выше, чем у обычного человека, он принужден в творческом акте максимально собирать себя. Требуется жесткая самодисциплина, чтобы добиваться концентрации, синтеза, гармонии, чтобы удерживать установку на целесообразность действий. Взаимодействие двух линий -спонтанности и контролирующего самосознания -необходимый компонент деятельности как творцов, так и исполнителей. В работе «Парадокс об актере» Дидро обращал внимание на умелое сочетание естественных порывов темперамента и холодного расчета в достижении художественного эффекта. Поэтому так необходимо для достижения максимально лучшего результата в работе -разработать методику ведения дипломного проекта, при которой преподаватель контролирует не только практическую часть работы, но и эмоциональное состояние студента. Часто в своих эмоциональных и творческих переживаниях студент не может вычленить наиболее удачную идею , он продолжает жить творческими переживаниями не приступая к практической разработке идеи. Для этого дипломный руководитель должен направлять и вовремя останавливать студента в его творческих поисках. Или наоборот, если учащийся затрудняется с поиском идем и творческого вдохновения, руководитель может подсказать несколько интересных идей и замыслов, для того, чтобы пробудить студента к творчеству, хорошо бы если дипломный руководитель и выпускник уже имели бы опыт совместной работы, так как преподаватель уже сможет правильно определить его интересы и грамотно направить его к определению темы, идеи и образа объекта проектирования.

Проблема переживания и его художественного воссоздания- одна из главных проблем психологии творчества. Как это ни покажется на первый взгляд странным, большинство художников свидетельствует, что сильное переживание препятствует продуктивной творческой деятельности в момент сильного экстатического переживания они не в состоянии творить, захватывающее переживание парализовало их творческую деятельность. Необходимо дать переживанию немного остыть, чтобы затем увидеть его со стороны и найти максимально выразительные краски для воссоздания его художественной выразительности.

Момент апогея переживания действуют на творческую способность, разрушительно. Задачу создания большого проекта, разработку последовательности фрагментов можно осуществить исключительно волевым, сознательным усилием, в то время как для сочинения отдельных деталей и эпизодов недостаточно одного мастерства и профессиональных навыков, здесь все решает импульс озарения, который должен подстеречь художника.

Наблюдения и объяснения процессов творческого акта предлагает современная естественнонаучная психология, в частности те экспериментальные разработки которые ведутся в сфере нейродинамики творческой деятельности. Как известно , все процессы высшей нервной деятельности основываются на механизмах возбуждения и торможения. Разная конфигурирован-ность механизмов возбуждения и торможения обуславливает разные типы темпераментов, которые были выявлены еще Гиппократом. Сангвиники отличаются сильным, подвижным, уравновешенным типом высшей нервной деятельности. Холерик — сильный, подвижный, неуравновешенный. Флегматик — сильный, уравновешенный, спокойный. Меланхолик-это слабый тип высшей нервной деятельности.

Механизмы возбуждения и торможения лежат в основе формирования и завязывания рефлекторных связей, фактически выступающих инструментом профессиональных умений, навыков, приемов творческой деятельности. Соотношение сил возбуждения и торможения определяет успешность осуществления творческого акта. Их дисбаланс даже у одного человека в разное время приводит к тому, что творческий акт осуществляется в разных темпах, с разной интенсивностью и т.д. Завязывание рефлекторных связей между клетками слухового и зрительного анализаторов осуществляется не при всяком уровне возбуждения. Если этот уровень будет минимальным, то возбуждение не сможет приодалеть инертности среды и разлиться в должной мере по тканям мозга, следовательно, не сможет создать новые условнорефлекторные замыкания. Такое состояние во время творчества оценивается как неудовлетворительное. Если в момент творчества возбуждение будет слишком сильным, то волны раздражительного процесса разольются свободно, предоставляя полную возможность для осуществления нервных замыканий. В результате такой «рефлекторной свободы» реставрация изобразительных следов осуществляется хаотично, не приведя к созданию законченного произведения. Обуздание возбуждения. Отсекание всего лишнего ненужного, случайного осуществляется с помощью механизма торможения. Поэтому продуктивность творческого процесса зависит, с одной стороны , от умения достигать сильного возбуждения, веду-

щего к быстрому образованию рефлекторных связей, новых «нервных узоров; с другой — от упорядоченного действия механизмов торможения, закрепляющих складывающуюся канву, позволяющих соразмерять часть и целое, создавать завершенные фрагменты или сразу все произведение. Частая проблема холерического темперамента, у которого действие механизмов возбуждения превышает механизмы торможения, — неструктурированная творческая деятельность, по существу, бесконечная. Холерический темперамент более других присущ в изобразительном искусстве. Мысли путаются и скачут, чувства обуревают и затопляют художника, но он не владеет ими, не может поставить себя в необходимые для этого рамки. Такое сверх перевозбуждение действует отрицательно на достижение творческого эффекта.

Оптимальным для творчества является такое состояние, когда и возбуждение, и торможение выступают как равнозначные величины. В данном случае это прерогатива сангвиника — сильного типа. Субъективно такое состояние оценивается как наилучшее для творческой деятельности: появляется возможность сосредоточится на главном, отстранить ненужные мысли и ощущения. Творческое возбуждение может быть и достаточно мимолетным: в сознании художника мелькают какие-то мотивы, стилистические приемы, но в целом они не укладываются в единую художественную ткань. Для того, чтобы состоялся проект необходима длительная поддержка возбуждения, т.е. наличие так называемой творческой доминанты. Доминанта- это специфическое понятие психологии творчества. Физиологическая доминанта выступает как очаг стационарного возбуждения. С существованием у людей разных доминант мы постоянно сталкиваемся в жизни. У всякого преданного определенной идее творца, имеются свои выраженные пристрастия. Доминанта есть результат наличия в структурах мозга прочных, образовавшихся в течение жизни связей, которые, находясь обычно в притушенном состоянии, ярко вспыхивают при определенных условиях.

По мере формирования профессиональнохудожественных доминант человек начинает замечать такие стороны природного и художественного мира, которые и до этого были ему недоступны. Каждый художник знает, как нелегко бывает разогреть творческую доминанту и добиться состояния, когда творческий процесс идет сам собой. В моменты бодрствования и сна, прогулок и разговоров в художнике подспудно действует уже запущенный творческий процесс.

Некоторые типы художественного темперамента приводят к столь сильному процессу возбуждения, что художник часто бывает не в состоянии успевать фиксировать на бумаге возникающие мысли и идей. Энергия постоянно воспроизводимой доминанты поддерживает творческий

тонус. Вот почему систематическая творческая работа, даже начатая с большим усилием, может привести в деятельное состояние весь творческий аппарат. При систематической работе, когда постоянно завязываются, обновляются и тренируются рефлекторные связи, исходный толчок к творчеству может быть незначительным. Самого слабого воздействия иногда бывает достаточно, чтобы пустить в ход весь сложившийся творческий аппарат. И наоборот, при длительном бездействии сдвинуться с мертвой точки, оказывается гораздо труднее. В случае больших перерывов требуется значительный толчок извне, ибо укрепившееся торможение внутри мозга не сразу дает побороть себя возбуждению.

Особенности высшей нервной деятельности-степень ее силы, подвижности, уравновешенности — лежат в основе разных требований к окружающей обстановке. Так, художники со слабым возбуждением и торможением, трудно образующие физиологические доминанты, крайне требовательны к условиям творческого труда, нуждаются в «оранжерейных» условиях. Благоприятная обстановка во время творчества приобретает у них исключительно важное значению так как она активизирует протекающие в данный момент нервные процессы. Основная проблема психологии творчества — проблема изношенности и истощенности психики в результате продолжительных творческих усилий. От разработки этой проблемы зависит эффективность профилактики творческого труда, имеющей значение как для художника, так и для ученого. Главное состоит в умении рассчитывать свои силы и дозировать напряжение. Одни стремятся в момент интенсивного творчества регулировать периоды одиночества и общения, другие чередуют творческий процесс с развлечениями, для третьих важен режим труда.

Процесс завязывания прочных рефлекторных связей предлагает знакомые пути. Которые проявляются в почти автоматическом владении некоторыми приемами художественного подчерка. Со временем эти приемы окостеневают. У каждого художника можно обнаружить такого рода стилистические приемы, только ему присущие лейтмотивы, которые со временем могут превратится в штампы. На физиологическом уровне это означает, что рефлекторные связи превращаются в устойчивые стереотипы. Здесь важно, чтобы сила новых актов позволяла постоянно разрушать и менять эти стереотипы. Ломка фонового стереотипа успешнее всего осуществляется у холериков, которые более других способны творить, систематически меняя исходную основу. Художника- холерика отличают экстравагантные порывы в творчестве; освоив один жанр, он стремится испытать себя в незнакомых и т.д.

Таким образом, разработка в области прикладной (естественнонаучной) психологии помо-

гают детализировать и объяснить ряд наблюдений, накопленных общетеоретической психологией творчества. Взаимодополнительность этих науч-

ных сфер очевидна: она позволяет пролить свет на труднообъяснимые процессы рождения, вынашивания и претворения художественного замысла.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Абрамян Д.Н. Общепсихологические основы художественного творчества. М., 1994.

2. Дранков В.Л. Психология художественного творчества. СПб., 1991

3. Мейлах В.С. Талант писателя и процессы творчества. Л., 1963

4. Петрушин М.И. Музыкальная психология. М., 1997

Myrzina S.M.

The psycology of creative work.

The article deals with the questions of the creation of the works of art from the point of view of psycoloqy and philosophy. The article touches upon the influence of types of temperament of man on the process of creative act. The process of excitement and inhibition of the nervous activity of the artists and their influence on the creation of works of art.

cyberleninka.ru

ПСИХОЛОГИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТВОРЧЕСТВА — это… Что такое ПСИХОЛОГИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТВОРЧЕСТВА?


ПСИХОЛОГИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТВОРЧЕСТВА
—субдисциплина, с одной стороны, общей психологии, а с др.— эстетики и искусствознания. Исследуя X. т., общая П. не ставит своей специальной задачей выявление его специфики. Ее интересует изучение не столько X. т. как такового, сколько X. в Т. как возможной модели творческой деятельности в более широком смысле. В отличие от этого П. х. т. интересуется именно спецификой психологических аспектов процесса X. т. Цель его эстетического анализа — постижение характера включения в творческий процесс психологических закономерностей, к-рые по-разному проявляются п творчестве различных художников, отличаются индивидуальным своеобразием, но имеют общую природу. Задача искусствоведческого исследования выявление неповторимых психологических особенностей, характерных именно для творческой индивидуальности в искусстве, для отдельного художника, по-разному сказывающихся в каждом конкретном творческом акте. Разумеется, и эстетика включает в сферу своих исследований индивидуальное, а искусствознание — общее, но не они доминируют соответственно в сфере интересов каждой из этих наук. П. х. т. и психология искусства  не идентичны. Психологическая проблематика иск-ва шире П. х. т. Первая охватывает достаточно емкий круг вопросов, среди к-рых наряду с психологическими проблемами стоят социально-психологические, наряду с П. творческого процесса — П. восприятия. В отличие от П. иск-ва, в компетенцию к-рой входит выявление психологического и социально-психологического содержания, заключенного в самих худож. произв., особенностей психологического воздействия иск-ва на духовную жизнь человека  и на всю область социальных отношений, предметом П. х. т. являются не объективированные результаты худож. деятельности, а сама эта деятельность, сам процесс создания худож. ценностей, следовательно, субъективная сторона по преимуществу. В компетенцию П. х. т. входит сложный, трудно уловимый круг вопросов, начиная от разнообразных условий и причин возникновения и формирования замысла, возможных его трансформаций, особенностей личности художника и т. д. Однако при всех различиях между П. иск-ва и. П. х. т., они органично связаны, во-первых, как единство объективного и субъективного и, во-вторых, как имеющие общие интересы, среди к-рых — исследование особенностей худож. восприятия как сотворческого акта, исторической жизни произв. иск-ва в культуре и т. п. Предмет П. иск-ва — психологическое содержание худож. произв.— легче поддается исследованию, чем П. х. т., в силу того, что анализ опирается здесь на материализованные результаты худож. мысли. Хотя П. х. т. также обращается к исследованию объективных данных (таких, напр., как высказывания и суждения самих художников о своем творчестве, подготовительные материалы и подходы к произв.— эскизы, этюды, черновики, планы, правка, свидетельства наблюдателей «со стороны» и очевидцев и т. д.), такие данные для нее важны, но недостаточны. Осн. источником П. х. т. является само худож. произв., в к-ром содержится возможность постижения путей воплощения замысла, обратного движения от творческого результата к процессу его создания. Среди психологических механизмов X. т. выделяются память, воображение, идентификация и т. д., особое место занимает бессознательное. Механизмы эти отнюдь не специфичны лишь для X. т., они действуют и в процессе научного творчества, но направление их действия в каждой из этих областей различно. Психологические механизмы, равно как и психологические проблемы творчества в широком смысле, сопоставимы в науке и в иск-ве по принципу схождений и расхождений. Психологическое содержание иск-ва и П. х, т.— не иллюстрация постулатов психологической науки, а скорее важнейший источник эстетических обобщений. Но в отличие от психологической науки, отличающейся способностью решения тех или иных вопросов и последующего обращения к новым, своеобразие П. х. т, выражается в том, что решение исследуемой проблемы в произв. иск-ва никогда не бывает исчерпывающим, в худож. содержании всегда остаются грани, требующие нового осмысления. Большой художник — всегда психолог, но особого рода. Его творения — всегда психологическая проблема. В них сохраняется, фигурально говоря, определенная «загадка», разгадать к-рую еще предстоит. .

Эстетика: Словарь. — М.: Политиздат. Под общ. ред. А. А. Беляева. 1989.

  • ПСИХОЛОГИЯ ИСКУССТВА
  • ПСИХОПОЭТИКА

Смотреть что такое «ПСИХОЛОГИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТВОРЧЕСТВА» в других словарях:

  • КОМПЛЕКСНОЕ ИЗУЧЕНИЕ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТВОРЧЕСТВА — КОМПЛЕКСНОЕ ИЗУЧЕНИЕ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТВОРЧЕСТВА, исследование проблем творчества на междисциплинарных стыках, с привлечением аналитических средств различных наук. Контакты литературоведения с другими дисциплинами (историей, эстетикой,… …   Литературный энциклопедический словарь

  • Психология искусства — призвана установить наиболее общие закономерности всех видов художественной деятельности, раскрыть механизмы становления личности человека творца, проанализировать различные формы воздействия искусств на человека. Содержание 1 Искусство как… …   Википедия

  • психология — и. ж. psychologie f. 1. Наука о психике, психической деятельности человека. Общая психология. БАС 1. Экспериментальная психология. Психология животных . Уш. 1939. || Учебный предмет, излагающий содержание этой науки. БАС 1. || Книга, излагающая… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • психология искусства — отрасль психологической науки, предметом которой являются свойства и состояния личности, обусловливающие создание и восприятие художественных ценностей и влияние этих ценностей на ее жизнедеятельность. Поскольку в искусстве человек духовно… …   Большая психологическая энциклопедия

  • ПСИХОЛОГИЯ ИСКУССТВА — исследовательское направление, изучающее свойства и состояния личности, обусловливающие создание и восприятие произведений искусства, социально психологические основы художественного процесса. П.и. сложилась как относительно самостоятельная… …   Философская энциклопедия

  • ПСИХОЛОГИЯ — ПСИХОЛОГИЯ, наука о псих, процессах личности и их специфически человеческих формах: восприятии и мышлении, сознании и характере, речи и поведении. Советская П. строит сзое понимание предмета П. на основе рязработки идейного наследства Маркса… …   Большая медицинская энциклопедия

  • ПСИХОЛОГИЯ ТВОРЧЕСТВА — литературного, научная дисциплина, изучающая психологические особенности творческой переработки писателем впечатлений действительности, психологию личности автора как творца, общие и частные закономерности процесса создания художественного… …   Литературный энциклопедический словарь

  • Психология музыкальная —         дисциплина, изучающая психологич. условия, механизмы и закономерности муз. деятельности человека, а также их влияние на строение муз. речи, на формирование и историч. эволюцию муз. средств и особенностей их функционирования. Как наука П.… …   Музыкальная энциклопедия

  • психология — и; ж. [от греч. psychē душа, дух и logos учение] 1. Наука о психике, психической деятельности человека и животных. Общая, экспериментальная, патологическая п. 2. Совокупность психических процессов, обусловливающих определённый вид деятельности. П …   Энциклопедический словарь

  • Психология — I Психология (греч. psychē душа + logos наука) наука о происхождении, закономерностях развития и функционирования психики. Как самостоятельная область научного знания, отличная от философии и физиологии, сформировалась во второй половине 19 в.… …   Медицинская энциклопедия


aesthetics.academic.ru

Методическая разработка на тему: Психология художественного творчества

Муниципальное образовательное учреждение

дополнительного образования детей

«Детская художественная школа

имени художника Петра Ефимовича Заболотского»

Методическая разработка

Психология художественного творчества

Преподаватель:   Кириллова Гульнара Темирхановна


Цель.

Изучить процесс достижения соответствия художественного замысла с его претворением.

Задачи.

  • Исследовать творческий процесс, как психологический механизм.
  • Выделить формы мотивации деятельности художника.
  • Рассмотреть особенности адаптивности у творческой личности.
  • Изучить последовательность нейродинамических процессов у разных типов художественного темперамента.

ПСИХОЛОГИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТВОРЧЕСТВА

Понятие творчества. Роль осознаваемых и неосознаваемых мотивов творчества. Природа и сфера действия интенции творческой личности. Переживание и его художественное воссоздание. Вдохновение и мастерство. Нейродинамика творческой деятельности; взаимодействие механизмов возбуждения и торможения и их влияние на процессы художественного творчества.

 

Как возникает художественный мир, новая реальность, которая не может быть целиком объяснена из уже существующего мира? Начиная с ранних трактатов, посвященных изучению природы художественного творчества, мыслители отмечали иррациональные, непостижимые механизмы этого процесса, невозможность выявления закономерностей, в соответствии с которыми осуществляется творческий акт. В диалоге «Ион» Платон приходит к мысли, что в момент творчества художник не отдает себе отчета в том, как он творит. Акт творчества демонстрирует умение художника выйти за пределы себя («ex-stasis», «ис-ступление»), когда его душа проникает в мир запредельных сущностей. Конечно, экстаз — это в некотором смысле безумие, изменение нормального состояния души, но это, по словам Платона, божественное безумие, божественная одержимость. Души становятся вместилищем самого божественного, вдохновляются его силой, и «тогда говорят они с великой действенностью многое и великое, сами не зная, что говорят» («Федр»).

Фиксация непроговариваемых, нерациональных сторон творческого акта как бы сама собой снимала вопрос о выявлении неких формул и алгоритмов в художественном творчестве. Действительно, по самому своему определению творчество есть создание того, что еще не существовало. В этом смысле любой творческий акт не может быть измерен критериями, сложившимися в культуре до него: любое творческое действие находится в оппозиции к нормативности, противостоит адаптированным формам деятельности. Откуда приходит творческий импульс, разбивающий прежние правила, коды, приемы, рождающий новое художественное озарение? Творческий акт никогда целиком не детерминирован извне. Вместе с тем он не может быть полностью сведен только к реализации «чувства формы», живущего в душе художника. Ни объективные, ни субъективные предпосылки, взятые сами по себе, не могут служить объяснением творческой продуктивности, которая живет в душе художника.

Явно или неявно, но все формы творческой активности художника в конечном счете подчинены целям одного типа — созданию произведения искусства, предвосхищению возможных действий, которые призваны привести к этому результату. Мотивация деятельности художника выступает как сложная динамичная самоподкрепляющаяся система. Весь комплекс его восприятия, мышления, поведения стимулируется целями творчества как высшими в иерархии побудительных мотивов его личности. Достижению этих целей способствуют, с одной стороны, направленная (осознанная) деятельность художника, в которую включены его волевые усилия, рациональная оценка намеченных целей, т.е. определение того, какого жанра произведение он стремится создать, какого объема, в какой срок, ощущение внутренней ответственности за результаты и т.д.

С другой стороны, едва ли не большее значение в подготовке и осуществлении творческого акта у художника приобретает так называемая непроизвольная активность. Она отмечена непрерывным художественным фантазированием, это своего рода внутренняя лаборатория, в которой клубятся, наплывают друг на друга, прорастают подспудные переживания и их художественные формы. Этот скрытый от глаз, во многом хаотический и непроизвольный процесс вместе с тем не может быть оценен как нецелесообразный, выпадающий из сферы мотивации творчества. Спонтанной активности художника всегда присуща определенная интенция. Известный германский психолог X. Хекхаузен истолковывает интенцию как своего рода намерение, вписанное в природу самого творца, несущее на себе отпечаток особой окрашенности его таланта.

Мотивы творчества, которые так или иначе провоцируют действие интенции художника, по существу ненаблюдаемы. Мотив в этом случае можно описать через такие понятия, как потребность, побуждение, склонность, влечение, стремление и т.д. Отсюда следует, что творческий процесс оказывается мотивированным даже в тех случаях, когда не сопровождается сознательным намерением художника. Уже внутри творческой интенции живет нечто, позволяющее выбирать между различными вариантами художественного претворения, не апеллируя к сознанию, — нечто, что запускает творческое действие, направляет, регулирует и доводит его до конца.

Интенция любого художника проявляет себя как внутренняя предрасположенность его к неким темам, способам художественной выразительности, к характерным языковым и композиционным приемам. В этом смысле интенция выступает своего рода регулятором, ориентирующим разных художников на разработку соответствующих их дарованию тем и жанров. Как известно из истории, таких примеров множество: Пушкин презентовал Гоголю фабулу «Мертвых душ» не потому, что он сам не мог создать такого произведения, а потому, что сама идея не разжигала в нем интереса и воодушевления. Можно привести немало других примеров. Образный строй каждого крупного мастера отличается в этом смысле некоторым проблемно-тематическим единством, избирательной ориентированностью сознания на близкие ему стороны окружающего мира. Хекхаузен справедливо говорит об определенной валентности или требовательности вещей, посылающих зов только автору такого склада и такого темперамента, который способен откликнуться на эти импульсы. Следовательно, интенция как особая направленность сознания на предмет позволяет видеть, что в художнике живет некая предзаданность, художник ощущает себя в атмосфере данного произведения еще до создания этого произведения.

Хрупкое балансирование между интенцией собственного сознания и той мерой, которую диктует природа самого предмета — таков механизм, объясняющий взаимодействие внутри художника в каждый отдельный момент как сознательных усилий, так и непроизвольной активности. Интенция как творческое веление, существующее накануне произведения, всегда оказывается богаче и многостороннее, чем отдельный конкретный результат — произведение искусства. В этом смысле художник знает осуществление, но не знает осуществленного. Таким образом, процесс творчества обнаруживает двойную ориентацию: отбор тем и способов их претворения со стороны автора и одновременно отбор авторов со стороны самих фактов и тем. Интенциональность творческого сознания художника позволяет ему смотреть на себя как на своеобразный словарь, в котором уже предуготовлены главные темы и ведущие способы их претворения.

По сей день в психологии по-разному используют понятия «мотив» и «мотивация» применительно к художественной деятельности. В искусстве термин «мотивация» зачастую используется как синоним художественной достоверности, оправданности логики поведения художественного персонажа. Известно, что психология выводит мотивацию не только из свойств самого человека, но и из требований ситуации. Обращает ли художник столь же большое внимание на ситуацию, в которой находится, как и на свои внутренние побуждения? Многочисленные примеры позволяют в этом усомниться. «Предложите Руо или Сезанну изменить свой стиль и писать такие полотна, которые нравятся, т.е. плохую живопись, чтобы в конце концов попасть на Выставку Французских Художников. Или предложите им посвятить жизнь семейному благосостоянию и исполнять свои моральные обязательства перед женой и детьми; даже если семья будет находиться в непроглядной нужде, они вам ответят: ради Бога, замолчите, вы не знаете, что говорите. Последовать такому совету означало бы для них предать свою художественную совесть».

Внутренняя потребность творчества, художественное чутье оказываются гораздо сильнее многих внешних факторов, оказывающих давление на художника. Устройство художника таково, что его психический аппарат прежде должен справиться не с внешними, а с внутренними импульсами, от которых нельзя уклониться. Императив диктует не столько ситуация, сколько «океаническое чувство» самого мастера, которое просится наружу, которое нельзя удержать в себе. Как было известно еще Канту, природа гения сама дает искусству правила. Гений мыслит собственную деятельность в качестве свободной и органичной, побуждающей с большим доверием относиться к собственному чутью, и в большей мере склонен сам задавать тональность ситуации, чем соответствовать уже имеющимся ожиданиям. Из этого можно понять, почему, самоуглубляясь в художественном переживании, художник достигает не только ослабления внешней реальности, но и укрепления своего воображаемого мира, как не менее важной реальности, почему он способен сделать этот мир для множества вовлеченных в него живым, динамичным, самодостаточным.

Особо важно отметить, что переживание художника, как и любого человека, — это борьба прежде всего против невозможности реализовать внутренние необходимости своей жизни. Вместе с тем работа художника по перестройке своего психологического мира направлена не столько на установление смыслового соответствия между сознанием и бытием (естественная потребность большинства людей), сколько на достижение соответствия между каждым новым замыслом и его художественным претворением. Художнику приходится преодолевать таким образом не разрыв сознания и жизни, а разрыв сознания (замысла) и его художественного воплощения.

Если переживание обычного человека нацелено на выработку «совпадающего» поведения, на достижение реалистического приспособления к окружению, то переживание художника озабочено проблемой выражения собственного видения и чувствования в максимальной степени полноты и совершенства. Внутренние импульсы, которые получает творческий дух его натуры, гораздо сильнее и действеннее, чем те, которые диктуют реальные необходимости жизни. Более того, смысловое принятие бытия художником только тогда и может состояться, когда открывается простор осуществлению природы его дарования. Таким образом, приоритетное стремление художника заключается не просто в том, чтобы выжить, адаптируясь и приспосабливаясь к окружающему миру, а в том, чтобы иметь возможность сотворить то, что ему предназначено.

Развивая идею о силе проницательного творческого начала у художника, можно утверждать, что в известном смысле любовь художника к творчеству есть его нелюбовь к миру, невозможность оставаться в границах этого мира. Не случайно обыватель, рассказывающий о жизни художника, всегда фиксирует некие «странности» и «аномалии», свидетельствующие, на его взгляд, о неустроенности и неприкаянности творца. Действительно, художник не вполне адаптирован к окружающему миру, в гораздо большей степени живет, влекомый внутренними импульсами. В психологической науке удачное совпадающее поведение описывается как повышающее адаптивные возможности личности. У художника, наоборот, чувство обретенной в завершенном произведении искусства адаптивности усиливает стремление заглянуть за новые горизонты, расширить границы, углубиться в муки выращивания нового замысла, приводящие творца к превышению уже найденных состояний.

Внутри художника поэтому действуют две как бы исключающие друг друга силы: с одной стороны — стремление к снятию напряжения в окончательном результате творческого акта, несущее удовлетворение и некоторое угасание созидательной потребности, а с другой — тяга к подъему напряжения, концентрации, новому активному преодолению среды. Первый комплекс движущих сил поведения был подробно разработан 3. Фрейдом в теории сублимации, превращенных форм снятия напряжения. Однако если обычному человеку снятие напряжения приносит успокоение, ведет к завершению деятельности, то у художника, напротив, реализованный результат влечет за собой потребность нового подъема сил, нового нарастания напряжения. Второй комплекс движущих сил получил разработку в трудах А. Берталанфи и Ш. Бюлер. Близкие идеи высказывал и Г. Гессе, утверждавший, что путь художника — это непрестанное самоотречение, в то время как идеал мещанина — самосохранение.

Беспристрастный анализ любого творческого акта показывает, что процесс этот далеко не только спонтанный. В какой бы мере человек, осененный талантом, ни полагался на силы извне, ему необходимо мастерство, т.е. овладение ремеслом, умение точно выбирать среди множества путей свой единственный, терпеливо взращивать в себе установку на творчество. Все это требует овладения разными навыками защиты от бесконтрольности аффектов и инстинктов, от диктата канона, шаблона, рутины и т.п. Главным защитным фактором выступает способность художника осуществить интеграцию своего «я». Именно потому, что интенсивность творческой жизни художника слишком велика и амплитуда его переживаний гораздо выше, чем у обычного человека, он принужден в творческом акте максимально собирать себя. Требуется жесткая самодисциплина, чтобы добиваться концентрации, синтеза, гармонии, чтобы удерживать установку на целесообразность действий. Взаимодействие двух линий — спонтанности и контролирующего самосознания — необходимый компонент деятельности как творцов, так и исполнителей. В работе «Парадокс об актере» Дидро обращал внимание на умелое сочетание естественных порывов темперамента и холодного расчета в достижении художественного эффекта. Сама по себе спонтанность может нейтрализовать художественное воздействие — отдавшись без остатка своим переживаниям, актриса захлебнется в слезах, спазмы горла лишат ее возможностей выразительных интонаций. И напротив, актер, действующий в рамках разработанных мизансцен, застрахован от провалов, всегда сопутствующих тем, кто полагается лишь на «нутро».

Проблема переживания и его художественного воссоздания — одна из главных проблем психологии творчества. Как это ни покажется на первый взгляд странным, большинство художников свидетельствует, что сильное переживание препятствует продуктивной творческой деятельности. Г. Гейне, Ш. Бодлер, М. Врубель и многие другие авторы писали о том, что в момент сильного экстатического переживания они были не в состоянии творить, захватывающее переживание парализовывало их творческую деятельность. Необходимо дать переживанию немного остыть, чтобы затем увидеть его со стороны и найти максимально выразительные краски для воссоздания его художественной заразительности. Момент апогея переживания действует на творческую способность, как правило, разрушительно. Вот как писал А.С. Пушкин о методе сочинения «Бориса Годунова»: «Большая часть сцен требует только рассуждения, когда же я дохожу до сцены, которая требует вдохновения, — я жду его или пропускаю эту сцену. Такой способ работы для меня совершенно нов». Поэт исходил из того, что задачу создания большой конструкции, разработки последовательности эпизодов можно осуществить чисто волевым, сознательным усилием, в то время как для сочинения отдельных деталей и эпизодов недостаточно одного мастерства и профессиональных навыков, здесь все решает импульс озарения, который должен подстеречь художник.

Дополнительные наблюдения и объяснения процессов творческого акта предлагает современная естественнонаучная психология, в частности те экспериментальные разработки и исследования, которые ведутся в сфере нейродинамики творческой деятельности. Этот подход к изучению творческой деятельности имеет достаточно давнюю биографию. Ученых интересует, что происходит в структурах мозга в момент творческой деятельности, что побуждает человека к выбору профессии художника, музыканта, писателя. Имеются ли физиологические основы, позволяющие говорить о предрасположенности человека к занятиям искусством? Ряд исследователей отвечают на этот вопрос отрицательно. В работах других (Ауэрбаха, Тандлера) можно встретить наблюдения о некоторых особенностях строения мозга музыкантов и писателей (значительное развитие височных извилин мозга, поперечной извилины, в некоторых случаях — лобных долей мозга).

Исследования нейродинамических процессов показали, что одни и те же звучания у музыкантов вызывают более сильные реакции, чем у обычного человека. Как известно, все процессы высшей нервной деятельности основываются на механизмах возбуждения и торможения. Разная конфигурированность механизмов возбуждения и торможения обусловливает разные типы темпераментов, которые были выявлены еще Гиппократом. Сангвиника в этом отношении отличает сильный, подвижный, уравновешенный тип высшей нервной деятельности. Холерик — сильный, подвижный, неуравновешенный. Флегматик — сильный, уравновешенный, спокойный. Меланхолик — это слабый тип.

Механизмы возбуждения и торможения лежат в основе формирования и завязывания рефлекторных связей, фактически выступающих инструментом профессиональных умений, навыков, приемов творческой деятельности. Соотношение сил возбуждения и торможения определяет успешность осуществления творческого акта. Их дисбаланс даже у одного человека в разное время приводит к тому, что творческий акт осуществляется в разных темпах, с разной интенсивностью и т.д. Завязывание рефлекторных связей между клетками слухового и зрительного анализаторов осуществляется не при всяком уровне возбуждения. Если этот уровень будет минимальным, то возбуждение не сможет преодолеть инертности среды и разлиться в должной мере по тканям мозга, следовательно не сможет создать новые условно-рефлекторные замыкания. Такое состояние во время творчества субъективно оценивается как неудовлетворительное. В одном из писем Н.Ф. фон Мекк П.И. Чайковский повествует о близком состоянии: «Заниматься здесь очень удобно, но до сих пор я еще не мог войти в тот фазис душевного состояния, когда пишется само собой, когда не нужно делать никаких усилий над собой, а повиноваться внутреннему побуждению писать».

Если в момент творчества возбуждение будет слишком сильным, то волны раздражительного процесса разольются свободно, предоставляя полную возможность для осуществления нервных замыканий. В результате такой «рефлекторной свободы» реставрация звуковых, музыкальных, изобразительных следов осуществится хаотично, не приведя к созданию законченного художественного произведения. Обуздание возбуждения, отсекание всего лишнего, ненужного, случайного осуществляется с помощью механизма торможения. Поэтому продуктивность творческого процесса зависит, с одной стороны, от умения достигать сильного возбуждения, ведущего к быстрому образованию рефлекторных связей, новых «нервных узоров»; с другой — от упорядоченного действия механизмов торможения, закрепляющих складывающуюся канву, позволяющих соразмерять часть и целое, создавать завершенный фрагмент или сразу все произведение. Частая беда холерического темперамента, у которого действие механизмов возбуждения превышает механизмы торможения, — неструктурированная творческая деятельность, по существу, бесконечная. Холерический темперамент более других присущ графоманам в литературе, музыке, изобразительном искусстве. Мысли путаются и скачут, чувства обуревают и затопляют художника, но он не владеет ими, не может поставить себя в необходимые для этого рамки. Такое сверхперевозбуждение действует отрицательно на достижение творческого эффекта.

Оптимальным для творчества является такое состояние, когда и возбуждение, и торможение выступают как равнозначные величины. В данном случае это прерогатива сангвиника — сильного типа. Субъективно такое состояние оценивается как наилучшее для творческой деятельности: появляется возможность сосредоточиться на главном, отстранить ненужные мысли и ощущения. Творческое возбуждение может быть и достаточно мимолетным: в сознании музыканта, писателя, художника мелькают какие-то мотивы, стилистические приемы, но в целом они не укладываются в единую художественную ткань. Для того чтобы состоялось рождение произведения, необходима длительная поддержка возбуждения, т.е. наличие так называемой творческой доминанты. Доминанта — это специфическое понятие психологии творчества. Физиологическая доминанта выступает как очаг стационарного возбуждения. С существованием у людей разных доминант мы постоянно сталкиваемся в жизни. У всякого фанатика, энтузиаста, преданного определенной идее, имеются свои выраженные пристрастия; затевая разговор в обществе, он всегда садится на своего «конька». Доминанта есть результат наличия в структурах мозга прочных, образовавшихся в течение жизни связей, которые, находясь обычно в притушенном состоянии, ярко вспыхивают при определенных условиях.

По мере формирования профессионально-художественных доминант человек начинает замечать такие стороны природного и художественного мира, которые до этого были ему недоступны. Каждый художник знает, как нелегко бывает разогреть творческую доминанту и добиться состояния, когда творческий процесс идет сам собой. «Иногда, — признавался П.И. Чайковский, — я с любопытством наблюдаю за той непрерывной работой, которая сама собой, независимо от предмета разговора, который я веду, от людей, с которыми я нахожусь, происходит в той области головы моей, которая отдана музыке. Иногда это бывает какая-то подготовительная работа, то есть отделываются подробности голосоведения какого-нибудь перед тем проектированного кусочка, а в другой раз является совершенно новая, самостоятельная музыкальная мысль, и стараешься удержать ее в памяти». Все эти самонаблюдения подтверждают взгляд на творческий процесс, согласно которому он не является выгороженной сферой. В моменты бодрствования и сна, прогулок и разговоров в художнике подспудно действует уже запущенный творческий процесс.

Некоторые типы художнического темперамента приводят к столь сильному процессу возбуждения, что художник часто бывает не в состоянии успевать фиксировать на бумаге возникающие мысли и идеи. Так, например, было с Генделем, темпы работы которого требовали стенографии. Работая над большими хоровыми произведениями, он вначале записывал эскизы всех партий, затем постепенно терял их, приходя к финишу лишь с одной.

Энергия постоянно воспроизводимой доминанты поддерживает творческий тонус. Вот почему систематическая творческая работа, даже начатая с большим усилием, может привести в деятельное состояние весь творческий аппарат. «Вдохновение — это такая гостья, которая не любит посещать ленивых» — этой известной максиме художников находится, как видим, экспериментальное подтверждение. При систематической работе, когда постоянно завязываются, обновляются и тренируются рефлекторные связи, исходный толчок к творчеству может быть незначительным. Самого слабого воздействия иногда бывает достаточно, чтобы пустить в ход весь сложнейший творческий аппарат. И наоборот, при длительном бездействии сдвинуть с мертвой точки его «заржавевшие детали» оказывается гораздо труднее. В случае больших перерывов требуется значительный толчок извне, ибо укрепившееся торможение внутри мозга не сразу дает побороть себя возбуждению.

Особенности высшей нервной деятельности — степень ее силы, подвижности, уравновешенности — лежат в основе разных требований к окружающей обстановке. Так, авторы со слабым возбуждением и торможением, трудно образующие физиологические доминанты, крайне требовательны к условиям творческого труда, нуждаются в «оранжерейных» условиях. Благоприятная обстановка во время творчества приобретает у них исключительно важное значение, так как она активизирует протекающие в данный момент нервные процессы. Художники другого типа, к примеру М.А. Булгаков, на своем опыте отмечали, что «лучшие произведения пишутся на краешке кухонного стола».

Особая проблема психологии творчества — проблема изношенности и истощенности психики в результате продолжительных творческих усилий. От разработки этой проблемы зависит эффективность профилактики творческого труда, имеющей значение как для художника, так и для ученого. Главное состоит в умении рассчитывать свои силы и дозировать напряжение. Одни стремятся в момент интенсивного творчества регулировать периоды одиночества и общения, другие чередуют творческий процесс с прогулками на природе, для третьих очень важен режим труда, четвертые могут сочинять только в определенные периоды года и т.п. Некоторые художники, отдавая себе отчет в характере своего темперамента, в особенностях индивидуальной психологии, предпринимали даже особые профилактические меры, направленные на охрану творческого процесса. Моцарт, к примеру, в письме отцу просит: «Не пишите мне печальных писем, мне необходимо сохранять спокойствие, ясность, свободу мысли и расположение к работе. Каждое грустное известие лишает меня всего этого». И в другой раз он объясняет отцу: «Моя жизнь здесь полна забот и огорчений, жалобных и слезливых писем я не стану читать».

Процесс завязывания прочных рефлекторных связей пролагает знакомые пути, которые проявляются в почти автоматическом владении некоторыми приемами художественного письма. Со временем эти приемы окостеневают. У каждого художника можно обнаружить такого рода стилистические обороты, только ему присущие лейтмотивы, которые со временем могут превратиться в языковые штампы. На физиологическом уровне это означает, что рефлекторные связи превращаются в «задолбленные стереотипы». Здесь важно, чтобы сила новых творческих атак позволяла постоянно разрушать и менять эти стереотипы, предохранять их от превращения в штамп. Ломка фонового стереотипа успешнее всего осуществляется у холериков, которые более других способны творить, систематически меняя исходную основу. Художника-холерика отличают экстравагантные порывы в творчестве; освоив один жанр, он стремится испытать себя в незнакомых и т.д.

Таким образом, разработки в области прикладной (естественнонаучной) психологии помогают детализировать и объяснить ряд наблюдений, накопленных общетеоретической психологией творчества. Взаимодополнительность этих научных сфер очевидна: она позволяет пролить свет на труднообъяснимые процессы рождения, вынашивания и претворения художественного замысла.


Литература:

  1. Хекхаузен Х. — Психология мотивации достижения — Санкт-Петербург: Речь, 2001; 256 стр.
  2. Хекхаузен Х. — Мотивация и деятельность — — 2-е изд. — СПб.: Питер; М.: Смысл, 2003. — 860 с: ил. — (Серия «Мастера психологии»).
  3. Фрейд З. — Художник и фантазирование –Москва издательствоРеспублика»1995
  4. Дени Дидро-Парадокс об актёре-  С.С., т.V. Театр и драматургия. Вст.ст. и прим. Д.И. Гачева, пер. Р.И. Линцер, ред. Э.Л. Гуревич, Г.И. Ярхо. Academia, 1936.

nsportal.ru

Психология художественного творчества

Готовая контрольная работа:

БЛАГОДАРИМ НАШИХ СТУДЕНТОВ ЗА ТО, ЧТО ПРИСЫЛАЕТЕ НАМ ГОТОВЫЕ РАБОТЫ!

…Как возникает художественный мир, новая реальность, которая не может быть целиком объяснена из уже существующего мира? Начиная с ранних трактатов, посвященных изучению природы художественного творчества, мыслители отмечали иррациональные, непостижимые механизмы этого процесса, невозможность выявления закономерностей, в соответствии с которыми осуществляется творческий акт. …

[sociallocker]Скачать файл .doc[/sociallocker]

Введение

         Как возникает художественный мир, новая реальность, которая не может быть целиком объяснена из уже существующего мира? Начиная с ранних трактатов, посвященных изучению природы художественного творчества, мыслители отмечали иррациональные, непостижимые механизмы этого процесса, невозможность выявления закономерностей, в соответствии с которыми осуществляется творческий акт. В диалоге Платона «Ион» автор высказывает мысль, что в момент творчества художник не отдает себе отчета в том, как он творит. Акт творчества демонстрирует умение художника выйти за пределы себя – когда творит уже как бы не он сам, а творит его дух, когда сознание проникает в мир запредельных сущностей.

         Фиксация непроговариваемых, нерациональных сторон творческого акта как бы сама собой снимала вопрос о выявлении неких формул и алгоритмов в художественном творчестве. Действительно, по самому своему определению творчество — это создание того, чего еще нет; в этом смысле любой творческий акт не может быть измерен критериями, сложившимися в культуре до него, любое творческое действие находится в оппозиции к нормативности, противостоит адаптированным формам деятельности.

Но с другой стороны, творческий процесс вполне подвластен изучению и структурированию. Принципы художественного творчества обладают своей непреложной логикой, они необходимы как методологическое основание существования искусства. И как бы индивидуальна, неповторима ни была жизнь художника, она неизбежно подчиняется всеобщим законам творчества.

Термин «творчество» указывает и на деятельность личности и на созданные ею ценности, которые из фактов ее персональной судьбы становятся фактами культуры. В качестве отчужденных от жизни субъекта его исканий и дум эти ценности столь же неправомерно объяснять в категориях психологии как нерукотворную природу. Горная вершина способна вдохновить на создание картины, поэмы или геологического труда. Но во всех случаях, будучи сотворёнными, эти произведения не в большей степени становятся предметом психологии, чем сама эта вершина. Научно-психологическому анализу открыто нечто совсем иное: способы ее восприятия, действия, мотивы, межличностные связи и структура личности тех, кто ее воспроизводит средствами искусства или в понятиях наук о Земле. Эффект этих актов и связей запечатлевается в художественных и научных творениях, причастных теперь уже к сфере, не зависимой от психической организации субъекта.

         Целью и задачами данного реферата является рассмотрение вопросов, связанных с психологией художественного творчества, с теми законами психологии, согласно которым создается художественное произведение, а также с определением этапов, по которым идет процесс создания самого произведения.

    1. Законы художественного творчества

         Категория художественного творчества – это категория, в которой раскрывается содержание процесса создания художественного произведения. Создавая произведение, художник подчиняется определённым законам художественного творчества, один из которых – индивидуально неповторимое отношение к миру, феноменологически характеризуемое как талант.

         Феномен таланта заключается в том, что это оригинальное, не повторяемое ни в ком другом единство эмоциональных и рациональных структур художественного субъекта; неповторимое личностное отношение к миру, фиксируемое в произведении, создаваемом художником. Это вместе с тем и неповторимость художественной деятельности, неповторимость процесса создания художественного произведения, конкретно выражающегося в индивидуальном методе и стиле творчества.

         Именно поэтому в художественном творчестве огромное значение имеют врождённые качества: музыкальный слух, способность чувствовать гармонию цветов, ритмику стиха, эстетическую значимость объектов и форм. Но все это — лишь психофизиологические предпосылки таланта. Сущность художественного таланта не исчерпывается психофизиологией. Талант образуется из ряда психофизических, духовных и социальных компонентов.

Талант, будучи сложной системой индивидуально неповторимой личности художника, определяет направление и возможности творчества; определяет избираемый художником вид и жанр искусства (или же несколько видов или жанров искусства), круг интересов и аспекты отношений художника к действительности.

         В реализации таланта огромное значение имеют субъективные факторы: величайшая трудоспособность и волевое напряжение, мобилизация художником всех своих эмоциональных и интеллектуальных сил, строгая организация труда и постоянная творческая жажда, постоянное стремление перешагнуть себя.

         Другой отличительной особенностью художественного творчества является то, что в нем преобладают эмоциональные реакции и эмоциональное отражение мира.

         Анализируя эмоциональный мир того или иного художника, следует учитывать, что мир этот, в конечном счете, детерминирован той социальной средой, в которой живет художник. И чем глубже он отражает основные тенденции социальной жизни, чем более чуток художник к этим процессам, тем значительнее его творчество. Участие в решении животрепещущих проблем современности – это воздух художественного творчества, то, без чего подлинный художник не может творить.

         Огромное значение в эстетическом катарсисе и раскрытии смысла создаваемого произведения имеет фантазия, которая является своеобразным сплетением эмоционального и рационального, психического и социального в художественном творчестве. В процессе фантазирования художником, в памяти его восстанавливаются и творчески перерабатываются прошлые ощущения, представления, впечатления, в конечном итоге приводящие к созданию художественного образа. Фантазия является результатом неудовлетворённости и побудительной причиной действия.

         Для того чтобы творчество приобрело подлинно эстетический смысл, необходимо, чтобы его замысел был пронизан идеей, то есть таким отношением художника к миру, в котором обнаруживалась бы его концепция жизни. И поэтому человек, создающий художественный образ, непременно должен обладать не только эмоциональной восприимчивостью, фиксирующей действительность на уровне феномена, но также и способностью проникать своеобразно и специфично в его сущность, а это невозможно без развитого мышления. Своеобразной формой такого отражения мира художником является метафоричность его мышления, ведь в метафоре заключается и образ, и понятийное содержание.

         Другой существенной чертой художественного мышления является ассоциативность, то есть такая связь представлений и понятий, в которой одна из них, возникнув в сознании, вызывает (по сходству, противоположности, смежности или контрастности) другое представление, или понятие, или же цепь таковых.

         Многозначность художественного образа объясняется в значительной степени также и тем, что он впитывает в себя огромный (накопленный художником в наблюдениях) материал, возникший в его сознании на основе всего богатства найденных художником ассоциаций.

         Анализ всеобщих законов художественного творчества позволяет выделить несколько основных стадий, состояний, через которые проходит художник в процессе создания произведения искусства.

                            2. Мотивы и интенции творческой деятельности

         Явно или неявно, но все формы творческой активности художника в конечном итоге подчинены целям одного типа — созданию произведения искусства, предвосхищением возможных действий, которые призваны привести к этому результату. Мотивация деятельности художника выступает как сложная динамичная самоподкрепляющаяся система. Весь комплекс его восприятия, мышления, поведения стимулируется целями творчества как высшими в иерархии побудительных мотивов его личности. Достижению этих целей способствуют, с одной стороны, направленная (осознанная) деятельность художника, в которую включены его волевые усилия, рациональная оценка намеченных целей — произведение какого жанра он стремится создать, какого объема произведение, в какой срок, а также то ощущение внутренней ответственности за результаты, которое он при этом испытывает. С другой стороны, едва ли не большее значение в подготовке и осуществлении творческого акта у художника приобретает так называемая непроизвольная активность. Она отмечена непрерывным художественным фантазированием, это своего рода внутренняя лаборатория, в которой клубятся, наплывают друг на друга, прорастают подспудные переживания и их художественные формы. Этот скрытый от глаз, во многом хаотический и непроизвольный процесс вместе с тем не может быть оценен как нецелесообразный, выпадающий из сферы мотивации творчества.

         Спонтанной активности художника всегда присуще некое направление (интенция), пусть и не всегда осознанное. Известный германский психолог Х. Хекхаузен истолковывает интенцию как своего рода намерение, вписанное в природу самого творца, несущее на себе отпечаток особой окрашенности его таланта.

         Мотивы творчества, которые, так или иначе, провоцируют действие интенции художника, по существу ненаблюдаемы. Мотив в этом случае можно описать через такие понятия как потребность, побуждение, склонность, влечение, стремление и так далее. Отсюда творческий процесс оказывается мотивированным даже в тех случаях, когда он и не сопровождается сознательным намерением художника. Уже внутри творческой интенции живет нечто, что позволяет выбирать между различными вариантами художественного претворения, не апеллируя к сознанию, нечто, что запускает творческое действие, направляет, регулирует и доводит его до конца.

         Интенция любого художника проявляет себя как внутренняя предрасположенность его к неким темам, способам художественной выразительности, к характерным языковым и композиционным приемам. В этом смысле интенция выступает своего рода регулятором, ориентирующим разных художников на разработку соответствующих их дарованию тем и жанров. В истории мирового искусства, таких примеров известно множество: так, А.С. Пушкин рассказал – «подарил», как бы, Н.В. Гоголю фабулу «Мертвых душ» не потому, что сам он не мог создать такого произведения, а потому что сама идея не разжигала в нем интереса и воодушевления. Можно привести немало других примеров. Образный строй каждого крупного мастера отличается в этом смысле некоторым проблемно-тематическим единством, избирательной ориентированностью сознания на близкие ему стороны окружающего мира. Хекхаузен справедливо говорит об определённой валентности или требовательности вещей, посылающих зов только автору такого склада и такого темперамента, который способен откликнуться на эти импульсы. Следовательно, интенция как особая направленность сознания на предмет, позволяет видеть, что в художнике живёт некая предзаданность, художник ощущает себя в атмосфере данного произведения ещё до того, как произведение это будет создано.

         Хрупкое балансирование между интенцией собственного сознания и той мерой, которую диктует природа самого предмета — механизм, объясняющий взаимодействие внутри художника в каждый отдельный момент — как сознательных усилий, так и непроизвольной активности.         Интенция как творческое веление, существующее накануне еще не созданного произведения, всегда оказывается богаче и многостороннее, чем отдельный конкретный результат — произведение искусства. В этом смысле художник знает осуществление, но не знает осуществленного. Таким образом, процесс творчества обнаруживает как бы двойную ориентацию: отбор тем и способов их претворения со стороны автора и, одновременно, — отбор авторов со стороны самих фактов и тем. Интенциональность творческого сознания художника позволяет ему смотреть на себя как на своеобразный словарь, в котором уже предуготовлены главные темы и ведущие способы их претворения.

         По сей день в психологии по-разному используют понятия «мотив» и «мотивация» применительно к художественной деятельности. В искусстве термин «мотивация» зачастую используется как синоним художественной достоверности, оправданности логики поведения художественного персонажа. Как известно, психология выводит мотивацию как из свойств самого человека, так и из требований ситуации. Обращает ли художник столь же большое внимание на ситуацию, в которой находится, как и на свои внутренние побуждения? Как правило, нет. С одной стороны, мы видим огромное множество откровенных халтурщиков – как в кино, так в литературе, а также и на эстраде, которым решительно все равно, что создавать – они ориентируются исключительно на «внешнюю ситуацию». Но вот, только настоящих художников мы среди них не найдем. Для подлинного художника «внешняя ситуация» всегда глубоко вторична по отношению к его собственным внутренним ощущениям. В истории мирового искусства известно множество случаев, когда яркие и талантливые писатели создавали произведения «в стол», то есть, создавали их исключительно под воздействием внутренних побуждений – тогда, когда «внешняя ситуация» для них, по сути, переставала существовать.

         Внутренняя потребность творчества, художественное чутье — гораздо сильнее многих внешних факторов, оказывающих давление на художника. Устройство художника таково, что его психический аппарат должен прежде всего справиться не с внешними, а с внутренними импульсами, от которых нельзя уклониться. Императив диктует не столько ситуация, сколько «океаническое чувство» самого мастера, которое просится наружу и которое нельзя удержать в себе. Как было известно еще Канту, природа гения сама дает искусству правила. Гений мыслит свою деятельность как свободную и органичную, побуждающую с большИм доверием относиться к собственному чутью, и склонен скорее задавать свою тональность складывающейся вокруг ситуации, чем соответствовать уже имеющимся ожиданиям.

                                     3. Вдохновение и мастерство

         Беспристрастный анализ любого творческого акта показывает, что процесс этот далеко не только спонтанный. Художественный аффект еще не дает ясности цели, в психике художника доминируют рефлексивные реакции, он еще очень далек от дискурсивного (логического) мышления, от четкого осознания целей своего творчества. На этом, необходимом, этапе его, художника, движение к цели в значительной степени идет на уровне интуитивного обнаружения предмета творчества, накопления материала, минуя ступень аналитического мышления. Это накопление на уровне подсознательного, интуитивного выражается подчас в эмотивности действий и поступков. В повышенной эмоциональной возбудимости.

         Таким образом, в какой бы мере человек, осененный талантом, ни полагался на силы извне, ему необходимо мастерство, то есть овладение ремеслом, умение точно выбирать среди множества возможных путей свой верный и единственный путь, терпеливо взращивать в себе установку на творчество — все это требует овладения разными навыками защиты от бесконтрольности аффектов и инстинктов, от диктата различных канонов, диктата шаблона, возможного диктата рутины и тому подобное. Оноре де Бальзак очень четко и определенно высказался о необходимости равновесия между эмоциями и разумом в момент художественного творчества: «Чересчур сильно чувствовать в ту минуту, когда надо осуществлять замысел, — это равносильно мятежу чувств против дарования».

         Главный защитный фактор — это способность художника осуществить интеграцию своего «я». И именно потому, что интенсивность творческой жизни художника слишком велика и амплитуда его переживаний гораздо выше, чем у обычного человека, он принужден в своем творческом акте максимально собирать себя. Требуется жесткая самодисциплина, чтобы добиваться концентрации, синтеза, гармонии, удерживать установку на целесообразность творческого движения. Взаимодействие двух линий — спонтанности и контролирующего самосознания — необходимый компонент творческой деятельности. В своей работе «Парадокс об актере» Дени Дидро обращал внимание на умелое сочетание естественных порывов темперамента и холодного расчета в достижении художественного эффекта; сама по себе спонтанность может нейтрализовать художественное воздействие — отдавшись без остатка своим переживаниям, актриса захлебнется в слезах, спазмы горла лишат ее возможностей выразительных интонаций. И напротив, актер, действующий в рамках разработанных мизансцен, застрахован от провалов, всегда сопутствующих тем, кто полагается лишь на «нутро».

         Проблема переживания и его художественного воссоздания — одна из главных проблем психологии творчества. Как это ни покажется на первый взгляд странным, большинство художников свидетельствует, что сильное переживание препятствует продуктивной творческой работе. Многие известные художники и писатели прошлого признавались, что в момент сильного экстатического переживания они не в состоянии творить — захватывающее переживание парализует творческую деятельность.          Необходимо дать переживанию немного остыть, чтобы затем увидеть его со стороны и найти максимально выразительные краски для воссоздания его художественной заразительности. Момент апогея переживания действует на творческую способность, как правило, разрушительно. Вот что писал А.С. Пушкин о своей работе над драмой «Борис Годунов»: «Большая часть сцен требует только рассуждения, когда же я дохожу до сцены, которая требует вдохновения — я жду его или пропускаю эту сцену. Такой способ работы для меня совершенно нов». Пушкин исходил из того, что задачу создания большой конструкции, разработки последовательности эпизодов можно осуществить чисто волевым, сознательным усилием, в то время как для сочинения отдельных – наиболее ярких и выразительных деталей и эпизодов недостаточно одного только мастерства и профессиональных навыков – для создания этих моментов художнику жизненно необходим некий импульс внутреннего озарения, мощного вдохновения, который сам по себе не приходит и который художник должен уметь подстеречь в себе.

         4. Психологические аспекты процесса художественного творчества

         Дополнительные наблюдения и объяснения процессов творческого акта предлагает современная естественнонаучная психология, те экспериментальные разработки и исследования, которые ведутся в сфере нейродинамики творческой деятельности. Этот подход к изучению творческой деятельности имеет достаточно давнюю историю. Ученых интересует, что происходит в структурах мозга художника в момент творческой работы, что побуждает человека к выбору профессии художника, музыканта, писателя. Имеются ли физиологические основы, позволяющие говорить о предрасположенности человека к занятиям искусством? Ряд исследователей отвечают на этот вопрос отрицательно. Другие исследователи, наоборот, говорят, о наличии некоторых особенностей строения мозга у музыкантов и писателей (значительное развитие височных извилин мозга, поперечной извилины, в некоторых случаях — лобных долей мозга).

rectorate.ru

Глава 4 Психология детского художественного творчества

4.1. Детское творчество и искусство

Художественное творчество детей включает рисование, лепку, аппликацию. Аппликация позволяет ребенку творить на бумаге еще тогда, когда рука не окрепла, чтобы самому обозначить то, что видит глаз. Но он может наклеить элементы, подготовленные ему взрослым, чтобы создать желаемый образ. Рисование и лепка поддаются усилиям ребенка позднее и требуют постоянного совершенствования навыка, чтобы соответствовать развитию восприятия и вкуса ребенка. Свободное сочетание всех этих видов художественного творчества в более полной мере помогает ребенку выразить свои чувства.

Может ли детский рисунок стать произведением искусства? Каждый рисунок ребенка – это проявление его творчества, но разные дети неодинаковым образом одарены способностью к нему. Скорее всего, лишь отдельные рисунки, впрочем, как и только некоторые картины, нарисованные взрослыми, относятся к произведениям искусства [41]. Именно поэтому детское рисование можно разделить на изобразительную деятельность как результат процесса рисования (оно присуще всем детям) и на особое искусство как плод художественной деятельности ребенка (свойственное отдельным одаренным детям). Это искусство составляет часть мирового художественного наследия.

Если рассматривать искусство как пристрастное отношение к миру, то отношение ребенка к нему всегда именно таково. В художественном произведении отражается не только духовный мир автора, но и мироощущение той культуры, в которой он живет [111]. Приступая к рисунку, малыш уже может выделить главное, ввести цвет, схватить сюжет и ритм для достижения выразительности. Художественно одаренный ребенок делает на своем уровне то же, что и большой художник, но не может сделать плохой, хотя и профессионально умелый. В детских рисунках можно найти все присущее большому искусству: и стремление к познанию мира, и наивный реализм, убедительность выразительных средств, законченность и целостность образа [111].

Рисование развивается по мере взросления ребенка. Дети обладают неодинаковыми задатками, поэтому в их рисунках существует значительное различие и в технике, и в зрелости, и в художественности. Оно часто определяется не столько способностями ребенка, сколько тем, как взрослые обучают его. Творческая одаренность проявляется к концу дошкольного возраста, когда дети разделяются на две группы. Одаренные дети начинают рисовать по общему впечатлению, стремясь отразить видимые обстоятельства рисунка, приближаясь к образу. Другие все более и более используют штампы, принятые в обществе для изображения тех или иных объектов, напротив, все более и более отдаляясь от реальности. Ведущей причиной такого изменения в рисунке второй группы детей является развитие речи.

Когда ребенок, рисуя, выгружает все сокровища своей памяти, то это делается через, «рассказывание». Главнейшей чертой этого способа является отвлеченность, к которой по своей природе принуждает словесное изображение. Господство речи приводит к угнетению рисунка [169]. Одаренные дети умудряются ускользнуть от этого угнетения.

Вне зависимости от того, как соотносится рисунок ребенка с искусством взрослых, он имеет непосредственное отношение к строительству детской умозрительной картины мира, то есть он обобщает достигнутое детским умом понимание устройства мира [131]. При этом рисование – своего рода эмоциональная разгрузка: из резервуара памяти выбрасывается накопившееся, и прежде всего то, что этот резервуар переполняет и особенно тревожит внутреннее чувство [169].

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

psy.wikireading.ru

Методическая разработка по теме: Психология художественного творчества детей в группах разного возраста.

Муниципальное образовательное учреждение

дополнительного образования детей

«Детская художественная школа

имени художника Петра Ефимовича Заболотского»

Методическая тема самообразования

Психология художественного творчества детей в группах разного возраста.

Преподаватель: Кириллова Гульнара Темирхановна

Цель.

Выработать эффективные пути решения учебных задач и грамотное  педагогическое поведение в группах детей разного возраста

Задачи.

  • Изучить психологические особенности восприятия действительности детей младшего школьного возраста.
  • Исследовать развитие творческого потенциала у детей среднего возраста.
  • Рассмотреть психологические особенности подросткового возраста.
  • Обобщить изученный материал в краткую педагогическую концепцию.

План

  1. Введение.
  2. Особенности развития творческих способностей у детей младшего школьного возраста.
  3. Концепция развития творческого потенциала у детей среднего школьного возраста.
  4. Психологические аспекты развития креативности у подростков.
  5. Литература.

Введение.

Проблема развития творческого потенциала подрастающего поколения стоит остро и актуально. Ориентация на творчество является мировоззренческой установкой современной системы образования и воспитания. Современные  исследования свидетельствуют о непосредственной роли воображения в умственном развитии ребенка, а также его общего психического развития.

В последней работе Е.Е.Кравцовой,  особенности развития воображения в младшем школьном возрасте, связываются с тем, что в отличие от дошкольного периода развития, когда фантазия всячески подчеркивала субъективность ребенка, воображение включается в объективные условия организации детской деятельности.

 Необходимо учитывать особенности развития воображения в младшем школьном возрасте. Это касается связи между отдельными компонентами воображения. В воображении дошкольника отсутствует предметная среда, прошлый опыт и надситуативная внутренняя позиция. Причем первые два компонента воображения приобретали статус собственно компонентов воображения лишь при взаимодействии с внутренней позицией и одновременно создавали условия для воплощения и реализации этой позиции ребенка. Главная характеристика этой позиции – ее надситуативность.

В младшем школьном возрасте эта внутренняя позиция дает возможность порождать новые ситуации. Так, если в воображении дошкольника за любой внутренней позицией отчетливо можно видеть опыт субъекта, связанный как с некоторой предметной средой, так и с его реальной деятельностью, то развитие воображения в младшем школьном возрасте обеспечивает ребенку возможность порождать новую предметную среду, и новый опыт. Внутренняя позиция воображения становится внеситуативной и перестает быть зависимой от конкретных ситуаций.

Появление в воображении младших школьников внеситуативной внутренней позиции позволяет им не просто управлять своим воображением, а дает основание для управления собой, как субъектом воображения.

По мнению Л.С.Выготского, воображение является основой всякого творчества, проявляется во всех сторонах жизни ребенка. Ход развития воображения тесно связан с речью. Основной психологической формой его обучения с окружающими. Речь – один из наиболее мощных факторов развития ребенка в целом.

О. В. Боровик пишет: «речь способствует формированию графических умений и навыков», в свою очередь, хорошо организованные занятия рисованием, представляют сильное средство для развития речи. Развитие речи детей в процессе деятельности осуществляется в нескольких направлениях:

  • Во-первых, происходит обогащение словаря школьников терминами, которые первоначально используются ими, а затем постоянно входит в активный словарный запас.
  • Во-вторых, осуществляется становление и развитие речи, как средство общения.
  • В-третьих, совершенствуется регулирующая функция речи, содержащая большой потенциал позитивного воздействия на коррекцию и развитие целенаправленной деятельности учащегося.

Напрашивается вывод:

Творческая деятельность учащегося обязательно должна сопровождаться специфической художественной речью педагога и соответствующей литературой. Особенно в младшем школьном возрасте.

Что же понимается под термином детское художественное творчество?

Под творчеством понимается деятельность по созданию новых и оригинальных продуктов, имеющих общественное значение. Сущность творчества – предугадывание результата. Создание усилием мысли рабочей гипотезы, близкой к действительности.

Люди совершают ежедневно массу дел: маленьких и больших. Простых и сложных. И каждое дело – задача. При решении задач происходит акт творчества. Находится новый путь или создается нечто новое. Вот здесь-то и требуются особые качества ума, такие как наблюдательность, умение сопоставлять и анализировать, находить связи и зависимости – все то, что в совокупности и составляет творческие способности, проявляющиеся очень активно в среднем школьном возрасте.

На протяжении ряда лет проблема творческих способностей учащихся привлекает к себе пристальное внимание представителей самых различных областей научного знания – философии, педагогики, психологии, лингвистики и др. Это связано с постоянно возрастающими потребностями современного общества в активных личностях, способных ставить новые проблемы, находить качественные решения в условиях неопределенности. В наши дни таланты и творческая одаренность становится законом экономического процветания и средством национального престижа.

 В педагогических исследованиях Комаровой Г.С., Сакулиной Н.Л. отмечается, что искусство не знает жестких границ и не терпит косности. Искусство непрерывно развивается, расширяет свои возможности. Самое удивительное в работе художника – возможность экспериментировать, совмещая различные техники. Смешанная или комбинированная живописная техника – это неисчислимые варианты сочетания разных материалов и приемов. Расширение творческих возможностей – главная задача старшего школьного возраста. В развитии художественного творчества подросток сталкивается с определенными трудностями. Изобразительная деятельность не должна носить  массовый характер, она имеет огромное культивирующее значение, расширяет кругозор, углубляет чувства подростка.

Творчество ребенка – важный элемент становления его собственного самосознания и самопонимания. Ребенок словно переделывает мир под себя и помогает сам себе понять и постичь его лучше.

По мнению Выготского Л.С., объем внимания, способность длительно сохранять его интенсивность и переключаться с одного предмета на другой с возрастом увеличивается. Подростки часто жалуются на свою неспособность сконцентрироваться на чем-то одном, рассеянность и хроническую скуку. Как отмечают психологи, «невоспитанность» внимания, неумение концентрироваться, переключаться и отвлекаться от раздражителей – главная причина неуспешности. 

Развитие интеллекта тесно связано с творческими способностями индивида. Развитие творческого потенциала у подростков неминуемо связано с тематическим рисованием.

Основная цель тематического рисования – научить школьника передавать свои впечатления от окружающей действительности, а умение выделять главное в сюжете связано с развитием восприятия и аналитико-синтетического мышления, что, в свою очередь, открывает простор для дальнейшего развития творческого воображения и мышления.

Дети и творчество – понятия практически нерасторжимые. Любой ребенок по своей природе – созидатель.  Дети инстинктивно тянутся к прекрасному.

 Однако нельзя ограничивать учащихся только процессом создания художественного продукта. Отклик на произведение искусства является таким же важным, как и практическая изобразительная деятельность. Необходимо развивать у учащихся способность к активному восприятию произведений искусства, ориентировать их на воспроизведение полученных представлений об определенной действительности и знакомить с художественным наследием в практической работе. Правильная организация художественного восприятия помогает учащимся глубже понять и чувствовать искусство, ориентироваться в различных направлениях и стилях, различать высокохудожественные произведения и посредственные.

Вся высокая деятельность педагога сводится к проявлению эмпатии в творческой деятельности детей. Эта технологическая категория, сводится к сопереживанию, эмоциональной отзывчивости, вчувствование в образ и последующую развязку, освобождение от эмоций, сопровождающуюся «очищением».

*Эмпатия (от греч.) — сопереживание 


Литература:

  1. Выготский Л.С. Воображение и творчество в детском возрасте.  — Психологические очерки. Книга для учителя. 3-е изд. — М.П.. 1992
  2. Волков Н.Н. Композиция в живописи.  (Н.Н. Волков. М., 1977)
  3. Комарова Т.С. Дети в мире творчества. (М., 1995)
  4. Кравцова Е.Е. Развитие воображения в дошкольном возрасте. (Школьный психолог. Изд. дом «Первое сентября»)
  5. Методика «Дорисовывание фигур»  (Е.П.Торренс)
  6. Методика «Солнце в комнате» (В. Синельников. В. Кудрявцев)
  7. Методика «Изучение воссоздающего воображения» (О.В. Боровик)
  8. Методика «Изучение индивидуальных особенностей творческого воображения» (О.В.Боровик)

nsportal.ru

Психология художественного творчества — Теория литературы

В свое время о загадочности процесса художественного творчества говорил Кант: «…Ньютон все свои шаги, которые он должен был сделать от первых начал геометрии до своих великих и глубоких открытий, мог представить совершенно наглядными не только себе самому, но и каждому другому и предназначить их для преемства; но никакой Гомер или Виланд не может показать, как появляются и соединяются в его голове полные фантазии и вместе с тем богатые мыслями идеи, потому что сам не знает этого и, следовательно, не может научить этому никого другого. Итак, в научной области величайший изобретатель отличается от жалкого подражателя и ученика только по степени, тогда как от того, кого природа наделила способностью к изящным искусствам, он отличается специфически». Художники нового времени порой отдают себе отчет в некоторых моментах психологии творчества, но и сегодня в этих процессах еще многое остается непостигнутым. А.С.Пушкин писал: «Всякий талант неизъясним. Каким образом ваятель в куске каррарского мрамора видит сокрытого Юпитера и выводит его на свет, резцом и молотом раздробляя его оболочку? Почему мысль из головы поэта выходит уже вооруженная четырьмя рифмами, размеренная стройными однообразными стопами? — Так никто, кроме самого импровизатора, не может понять эту быстроту впечатлений, эту тесную связь между собственным вдохновением и чуждой внешнею волею…»

Рассматривая процесс художественного творчества, эстетика не может обойти своим вниманием и эти, психологические его аспекты. Основатель «аналитической психологии» швейцарский психолог К. Юнг отмечал, что психология в своем качестве науки о душевных процессах может быть поставлена в связь с эстетикой. Последнее свидетельствует о наличии пограничной зоны между этими науками, в исследование которой свой вклад призвана внести и эстетика, обретающая качество психологии искусства.

Некоторые теоретики полагают, что художественная гениальность есть форма умственной патологии. Так, Ч. Ломброзо писал:

«Какой бы жестокой и мучительной ни выглядела теория, отождествляющая гениальность с неврозом, она не лишена серьезных оснований…» Эту же мысль высказывает и А. Шопенгауэр: «Как известно, гениальность редко встречается в союзе с преобладающей разумностью; напротив, гениальные индивидуумы часто подвержены сильным аффектам и неразумным страстям». Однако, по справедливому суждению Н. В. Гоголя, «искусство есть водворенье в душу стройности и порядка, а не смущенья и расстройства». Это суждение относится и к воздействию произведения на воспринимающую искусство публику, и к процессу творческого мышления художника. Как верно подчеркивает болгарский исследователь М. Арнаудов, «твердость духа и нормальная логика являются непоколебимым началом творческих достижений. Все, что здесь может нам показаться болезненным отклонением или удивительным исключением, надо, в конце концов, объяснять, не посягая на идею о психическом равновесии у избранных натур».

Существует иерархия ценностных рангов, характеризующая степень предрасположенности человека к художественному творчеству: способность — одаренность — талантливость — гениальность.

По мнению И. В. Гёте, гениальность художника определяется силой восприятия мира и воздействием на человечество. Американский психолог Д. Гилфорд отмечает проявление в процессе творчества шести способностей художника: беглости мышления, аналогий и противопоставлений, экспрессивности, умения переключаться с одного класса объектов на другой, адаптационной гибкости или оригинальности, умения придавать художественной форме необходимые очертания. Художественная одаренность предполагает остроту внимания к жизни, умение выбирать объекты внимания, закреплять в памяти эти впечатления, извлекать их из памяти и включать в богатую систему ассоциаций и связей, диктуемых творческим воображением.

Художественной деятельностью в том или ином виде искусства, в тот или иной период жизни занимаются многие с большим или меньшим успехом. Однако только художественные способности обеспечивают создание художественных ценностей, представляющих общественный интерес. Человек художественно одаренный создает произведения, обладающие устойчивой значимостью для данного общества на значительный период его развития. Талант порождает художественные ценности, имеющие непреходящее национальное, а порой и общечеловеческое значение. Гениальный же художник создает высшие общечеловеческие ценности, имеющие значимость на все времена.

Психологические механизмы художественного творчества

Художественное творчество начинается с обостренного внимания к явлениям мира и предполагает «редкие впечатления», умение их удержать в памяти и осмыслить. «…Само мое созерцание является мышлением, мое мышление — созерцанием…»

Важным психологическим фактором художественного творчества является память. У художника она не зеркальна, избирательна и носит творческий характер. Известно, какое значение имела память в творчестве М. Пруста. Считая, что действительность художественно формируется именно в памяти, он воскрешал прошлое и запечатлевал затем воспоминания в произведении.

Творческую работу памяти поэта описывает А. С. Пушкин:

Прощай же, море! Не забуду
Твоей торжественной красы
И долго, долго слышать буду
Твой гул в вечерние часы.
В леса, в пустыни молчаливы
Перенесу, тобою полн,
Твои скалы, твои заливы,
И блеск, и тень, и говор волн.

В психологическом механизме творчества существенную роль играет момент внутреннего освобождения, которым разрешается потребность творческой индивидуальности в исповеди, желание поделиться с близким человеком глубоким переживанием или ярким впечатлением.

Потребность во внутреннем освобождении, которая возникает в процессе творчества, выразительно описывает Данте: «Глаза мои изо дня в день проливали слезы и так утомились, что не могли более облегчить мое горе. Тогда я подумал о том, что следовало бы ослабить силу моих страданий и сложить слова, исполненные печали. И я решился написать канцону, в которой, жалуясь, скажу о той, оплакивая которую я истерзал душу. И я начал канцону:«Сердечной скорби…».

Творческий процесс немыслим без воображения, которое позволяет комбинационно-творчески воспроизводить цепь представлений и впечатлений, хранящихся в памяти. Благодаря воображению в сознании художника возникают живые картины: «…лица не дают покоя, пристают, позируют в сценах, я слышу отрывки их разговоров — и мне часто казалось, прости господи, что я это не выдумываю, а что это все носится в воздухе около меня и мне только надо смотреть и вдумываться».

Воображение имеет много разновидностей: фантасмагорическое — у Э. Гофмана, философско- лирическое — у Ф. И. Тютчева, романтически-возвышенное — у М. А. Врубеля, болезненно-гипер- трофированное—у С. Дали, полное таинственности—у И. Бергмана, реально-строгое — у Ф. Феллини и т. д. Творческое воображение доставляет эстетическое наслаждение и этим отличается от галлюцинации. «Не отождествляйте внутреннее видение художника,—писал Г. Флобер И. Тэну,—с галлюцинацией. Мне хорошо знакомы оба состояния, между ними — пропасть. При настоящей галлюцинации вы испытываете ужас и ощущаете, что ваше «я» убегает, и что вы умираете. При поэтическом видении, напротив, присутствует радость».

В художественном творчестве участвуют сознание и подсознание, разум и интуиция. При этом подсознательные процессы играют здесь особую роль.

Американский психолог Ф. Беррон обследовал с помощью тестов группу из пятидесяти шести писателей — своих соотечественников (из них 30 — известных, оригинальных и творчески способных и 26 — «продуктивных») и пришел к выводу, что у писателей эмоциональность и интуиция высоко развиты и преобладают над рассудочностью. Из 56 испытуемых 50 оказались «интуитивными личностями» (89%), тогда как в контрольной группе, где были представлены люди, профессионально далекие от художественного творчества, личностей, обладающих развитой интуицией, оказалось в три с лишним раза меньше (25%). Высокая роль подсознательного в художественном творчестве приводила уже древнегреческих философов (в особенности Платона) к трактовке этого феномена как экстатического, боговдохновенного, вакхического состояния. Для Гомера рапсод — певец, озаряемый свыше, а Пиндар называл поэта пророком муз.

Идеалистические концепции в эстетике абсолютизировали роль бессознательного в творческом процессе. Так, Ф. Шеллинг писал:

«…художник непроизвольно и даже вопреки своему внутреннему желанию вовлекается в процесс творчества… Подобно тому как обреченный человек совершает не то, что он хочет или что намеревается сделать, но выполняет здесь неисповедимо предписанное судьбой, во власти коей он находится, таким же представляется и положение художника… на него действует сила, которая проводит грань между ним и другими людьми, побуждая его к изображению и высказыванию вещей, не открытых до конца его взору и обладающих неисповедимой глубиной».

В XX в. подсознательное в творческом процессе привлекло к себе внимание 3. Фрейда и его психоаналитической школы. Художник как творческая личность был превращен психоаналитиками в объект самонаблюдения к наблюдения критики. Психоанализ абсолютизирует роль бессознательного в творческом процессе, выдвигая в отличие от других идеалистических концепций на передний план бессознательное сексуальное начало. Художник, по мнению фрейдистов, личность, сублимирующая свою сексуальную энергию в область творчества, которое превращается в тип невроза. Фрейд полагал, что в акте творчества происходит вытеснение из сознания художника социально непримиримых начал и устранение тем самым реальных жизненных конфликтов.

По Фрейду, неудовлетворенные желания — побудительные стимулы фантазии. Но бессознательное, хотя и важная, далеко не единственная причина художественного эффекта. «Только совершенно отвернувшись от социальной психологии и закрыв глаза на действительность, можно решиться утверждать, что писатель в творчестве преследует исключительно бессознательные конфликты, что всякие сознательные социальные задания не выполняются автором в его творчестве вовсе». Происшедшая после Фрейда реконструкция его психоаналитических идей и критика в адрес фрейдовской эстетики даже со стороны его учеников выявили кризис этого учения.

На значение интуиции в творчестве обращают внимание сами художники. Процесс рождения стихов, по словам И. В. Гёте, выглядит так: «Заранее я не имел о них никакого представления и никакого предчувствия, но они сразу овладевали мною и требовали немедленного воплощения, так что я должен был тут же на месте, непроизвольно, как лунатик, их записывать». Однако при всем значении бессознательных, интуитивных процессов в художественном творчестве абсолютизация их научно несостоятельна. В творческом процессе взаимодействуют бессознательное и сознательное, интуиция и разум, природный дар и приобретенный навык. Ф. Шиллер писал: «Бессознательное в соединении с рассудком и делает поэта-художника».

И хотя доля творческого процесса, приходящаяся на разум, возможно, количественно не преобладает, качественно она определяет многие существенные стороны творчества. Сознательное начало контролирует его главную цель, сверхзадачу и основные контуры художественной концепции произведения, высвечивает «светлое пятно» в мышлении художника, и весь его жизненный и художественный опыт организуется вокруг этого светового пятна. Сознательное начало обеспечивает самонаблюдение и самоконтроль художника, помогает ему самокритично проанализировать и оценить свое произведение и сделать выводы, способствующие дальнейшему творческому росту.

Особенно важна роль сознательного начала при создании крупномасштабных произведений. Если миниатюру можно исполнить и по наитию, то крупное произведение нуждается в глубоком, серьезном обдумывании. Уместно вспомнить в этой связи, что Л. Н. Толстой писал по поводу «Войны и мира»: «Вы не можете себе представить, как мне трудна эта предварительная работа глубокой пахоты того поля, на котором я принужден сеять. Обдумать и передумать все, что может случиться со всеми будущими людьми предстоящего сочинения, очень большого, и обдумать мильоны возможных сочетаний для того, чтобы выбрать из них 1/1000 000 — ужасно трудно». Значение сознательного начала при работе над «Братьями Карамазовыми» подчеркивал и Ф. М. Достоевский: «Теперь же подводится итог тому что 3 года обдумывалось, составлялось, записывалось… Верители, несмотря что уже три года записывалось — иную главу напишу да забракую, вновь напишу и вновь напишу».

Особенно плодотворен творческий процесс, когда художник находится в состоянии вдохновения. Это—специфическое творчески-психологическое состояние ясности мысли, интенсивности ее работы, богатства и быстроты ассоциаций, глубокого проникновения в суть жизненных проблем, могучего «выброса» накопленного в подсознании жизненного и художественного опыта и непосредственного включения его в творчество.

Вдохновение рождает необыкновенную творческую энергию, оно почти синоним творчества. Не случайно образом поэзии и вдохновения с древнейших времен является крылатый конь — Пегас. В состоянии вдохновения достигается оптимальное сочетание интуитивного и сознательного начал в творческом процессе.


(с) Юрий Борев
http://www.poezia.ru/master.php?sid=12

litset.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о