Психософия 1 воля – Первая Воля — Школа психософии PSY-Sofia

Первая Воля - Школа психософии PSY-Sofia

Люди с Первой Волей имеют очень четкие представления о своем Я, о своей личности и своих желаниях. Кроме того, они уверены, что имеет право менять мир согласно своим желаниям.

Первовольные люди с рождения чувствуют, что имеют право на большее, чем остальные. Их картина мира предполагает наличие верха и низа, и себя они относят к «избранным», находящимся наверху. Это ощущение избранности отражается на всём, что делает Первая Воля. В жизни мы характеризуем таких людей как людей с повышенной цельностью, обладающих сильным влиянием на других.

Первая Воля - это прирожденный лидер, причем лидер монологовый. Не демократ, а монарх. Внутренняя концепция Первой Воли: «Только я – лидер, только я решаю. Я решил – и все должны подчиниться». Для таких людей естественно, что другие должны их слушаться. И часто люди действительно отдаются во власть Первой Воли, сами не осознавая почему.

Первая реакция Первой Воли в любой ситуации – решить за всех. У нее всегда есть собственная идея о том, чем все должны заниматься. Первая Воля полагает, что, если человек не отвечает ей жестко, не защищает свои границы – значит, он согласен с ее решением.

Требуя подчинения от других, Первая Воля сама не любит никому подчиняться. Она слишком ощущает свою избранность и единственность, чтобы позволить кому-либо командовать ей. Кроме того, если Первая Воля допустит над собой чужую власть, это будет означать для нее утрату своего «я», что чревато разрушением опорной Первой функции. Бунтарство имеет для нее самоценность. Управлять такими людьми очень трудно.

Первая Воля – в полной мере хозяин своей судьбы. У таких людей нет противоречия между словом и делом, между желанием и его реализацией.

Некоторый трагизм ощущения Первой Волей своей избранности заключается в том, что Первовольный человек начинает коверкать свою личность в соответствии с представлениями о том, как ДОЛЖЕН вести себя избранный. Первая Воля начинает диктовать более низким функциям психотипа только те формы выражения, которые считает достойными «царя». Так жизнь Первовольного человека превращается в постоянное самоистязание, где над всем властвует контроль. Никаких слабостей, привязанностей, соблазнов. Никакого расслабления. Всё, что пытается выбить из этой колеи, безжалостно уничтожается.

Первовольный человек прежде всего стремится и в себе самом, и в окружающих задавить то, что относится к его Третьей функции, чтобы выключить, лишить жизни самую беспокойную свою часть, а давя ее в самом себе, не удерживается от того, чтобы не задавить и в других. Но на то, что относится к другим функциям людей, Первая Воля обычно не покушается.

То, чего жадно желает Первая Воля, — это власть. Она интересует Первую Волю не как средство реализации каких-либо целей, а сама по себе. Первая Воля стремится взять власть всегда и везде, надо всеми и в любой ситуации. Для нее это так же естественно, как дышать. Если Первовольные люди теряют власть, то будут пытаться восстановить ее любыми средствами — просто «чтобы была». Безвозвратная потеря власти может сломать такого человека и даже лишить жизни. Первая Воля может осуждать существующую в чужих руках власть и активно с ней бороться, но когда власть перейдет к ней самой, она утвердит ее так же авторитарно, как до этого боролась за свободу.

Люди с Первой Волей создают свою организацию (партию, компанию, семью), не предполагая продолжения существования этой организации без них. Только личная власть имеет для них интерес.

К славе Первая Воля относится спокойно — как к естественному признанию ее величия. Она внимательно следит за тем, чтобы мнение о ней было наполнено уважением и восхищением, и усиленно работает на это мнение. Но каких-то особых внешних атрибутов не требует. Ей нужны не аплодисменты, а реальная власть.

Сложно складываются отношения Первовольных людей с Богом. Так как Бог — это тот, кто имеет власть над всеми людьми, то Первая Воля не может принять эту власть, не может ей подчиниться. С другой стороны, то, что Бог один правит всем миром, очень близко картине мира Первой Воли.

Первовольные люди обладают излишней самоуверенностью. Они часто думают, что смогут в этом мире все, что захотят. И это часто их подводит. Хотя их способность к сверхусилиям помогает им собрать волю в кулак и выиграть битву с судьбой, но, выиграв битву, они часто проигрывают кампанию. Когда жизнь ломает им крылья - они могут очень сильно страдать. Но быстро восстанавливаются и устремляются к новым победам.

Для Первой Воли мир делится пополам достаточно категорично. Есть ее мир и ее цели – и есть окружающий мир, который также, в свою очередь, делится пополам: то, что важно, полезно и способно стать его частью мира Первой Воли, и то, что не важно для ее мира, на что бессмысленно тратить время и ресурсы.

Для человека с Первой Волей характерно ощущение своего клана, своей семьи. Он хочет заботиться о себе и «своем мире», т.е. о людях, которые находятся в его системе. Он готов многое делать для этих людей, но не учитывая их реальных потребностей и даже не интересуясь ими.

Первовольные люди не могут жить «просто так». Им обязательно нужно ставить перед собой цели и достигать их. Способность быть сфокусированными на своей цели и преодолевать препятствия всегда подкрепляется сильной энергетикой.

Цели, которые ставит перед собой Первая Воля, могут касаться и работы, и личной жизни. Но личная жизнь для Первой Воли обычно является частью общего жизненного проекта, одной из составляющих, которые должны присутствовать в общем списке ее достижений. Общественные интересы имеют для Первой Воли слишком большое значение. Даже секс является для нее не столько физическим удовольствием, сколько инструментом влияния.

Первая Воля очень ревнива. Она жаждет обладания всем существом попавшего под ее влияние человека и тяжело переживает утрату его преданности. Нереальность самой идеи обладания телом и душой других обрекает Первую Волю на хроническую ревность.

Первовольные люди — карьеристы. Они занимают начальственные посты с поразительной простотой и естественностью. Когда карьерные возможности в каком-либо одном направлении исчерпаны, Первая Воля начинает добиваться успеха в другой области. Из-за этого в ее судьбе возможны очень крутые повороты.

В команде Первая Воля всегда очень четко выделяет свой интерес. Она будет хорошим подчиненным, если сама так решит. Первовольный сотрудник даже в качестве подчиненного чувствует себя важнее, чем любой начальник. Если начальник давит на него – то он скорее уволится, чем поступится своими желаниями.

Первая Воля бесстрашно относится к возможной конкуренции со стороны других способных людей. Она одинаково воспринимает великих и малых мира сего, поскольку подсознательно считает их всех ниже себя.

Ради достижения цели Первая Воля может поступаться принципами морали и нравственности. Хотя она очень уважает сложившиеся в обществе нормы и не любит их нарушать, но все же считает, что бывают ситуации, когда такое нарушение себя оправдывает.

По большому счету, Первой Воле все равно, под каким лозунгом вести людей за собой. Она в них не верит. Так же мало значения имеют для нее препятствия. Если для достижения цели нужно пройти по колено в грязи — Первая Воля пройдет.

Первая Воля часто смотрит с прищуром, как бы фокусируя взгляд и усиливая его твердость. Для нее характерен пристальный, твердый взгляд, в котором ощущается напор и строгость. Первовольным людям нравится, когда другие опускают глаза под их взглядом.

В пластике Первой Воли присутствует царственная величавость, спокойная грация. Отсутствие манерности, жеманства, абсолютная естественность.

Одежда Первой Воли обычно носит признаки «царственности»: для нее характерны строгие фасоны и краски. Всё вульгарное и вычурное ей чуждо. При этом Первой Воле нравится, чтобы в ее одежде присутствовал какой-нибудь элемент исключительности - какая-нибудь деталь, которая свойственна ей одной.

Внутренняя собранность Первой Воли часто проявляется в виде «застегнутости» в одежде.

В речи Первой Воли много глаголов повелительного наклонения, а также слов и выражений «высокого штиля». При этом «царь» позволяет себе использовать и площадную брань. В этом наблюдается некоторая раздвоенность. Хамить «цари» умеют, но по-царски.

Первовольные люди любят использовать уменьшительно-ласкательные суффиксы, говоря об окружающих. В то же время не терпят ничего подобного по отношению к себе.

В целом люди с Первой Волей – это люди взрослые, целеустремленные, серьезные. Они ставят перед собой цели – и достигают их, зачастую пренебрегая нормами морали и интересами окружающих. Эти люди обладают сильной энергетикой и нацелены на победу. Общественные интересы для них превалируют над личными. К себе они относятся так же жестко, как и ко всем вокруг.

www.psysofia.ru

Психе-йога .info - "Царь" (1-я Воля)

1-я Воля - прирожденный лидер. Говорят, лидерами не рождаются, а становятся. Однако эта, как и множество других расхожих истин, не выдерживает проверки опытом. Лидерами именно рождаются, причем не только у людей, но и у животных. Например, цыплята едва вылупятся, а уже знают кто из них кто, кто, как говорят биологи, особь-”альфа”, и она сама знает, что она - “альфа”, и первая шествует к кормушке, милостиво разрешая остальным, от “беты” до “омеги”, двигаться вслед за собой. И установленный порядок клевания уже никогда не меняется.

Складывается впечатление, что волевой порядок функций существует не только у цыплят, но даже у комаров. Позволю себе в этой связи небольшое лирическое отступление сугубо личного характера.

Довелось мне одно время служить ночным сторожем. Здание, которое я сторожил, было давней постройки, с теплыми, влажными подвалами, где комары размножались беспрепятственно с ранней весны до поздней осени. Так что для наблюдения над нравами и образом жизни комариного народа времени и материала у меня оказывалось больше чем достаточно.

Так вот, лежа во тьме на раскладушке и вслушиваясь в ночное пенье комарья, я заметил, что комары не так однолики, как это выглядит во время загородных прогулок: они, мол, как завидят человека, так все прямиком бросаются пить его кровь. Опыт ночного сторожа убедил меня, что картина сложнее, что в характере и поведении отдельных особей есть существенные различия.

Одни комары, видимо, с 4-й Волей, появлялись в моей комнате как бы случайно, поначалу лишь робко двигаясь вдоль стен, изображая праздных зевак, интересующихся исключительно архитектурой. Потом, так же, вроде без плана и личного интереса, комары начинали кружить, то приближаясь, то удаляясь и в явных колебаниях приближаясь вновь. Однако обычно стоило махнуть в их сторону рукой, как они сами, сразу согласившись с безнадежностью дальнейших попыток, улетали.

Другие комары, вероятно, с 3-й Волей, поначалу бывали столь же робки, но проявляли гораздо больше настойчивости в достижении своей цели. Долго и последовательно сжимая облетами круг, они не успокаивались, пока не усаживались на меня. Следовал хлопок ладони, и, если он не приканчивал кровопийцу, то комар возвращался на исходную дальнюю позицию, и осторожная, смертельно опасная охота на меня возобновлялась.

Но однажды я почувствовал, что моей персоной заинтересовался не простой комар. Легко, стремительно влетев в комнату, он без колебаний и лишних раздумий прямо устремился на меня. Безапелляционная прямолинейность его поведения создавала впечатление, что он не имел и тени сомнения в своем праве сосать мою кровь. Я, категорически не согласившись с этим и в то же время не найдя в себе душевных сил для открытой борьбы, трусливо накрылся одеялом. Комар, деловито треща крыльями, подлетел и уселся на одеяло. Не берусь объяснять, откуда взялось это чувство, но казалось, что это крошечное существо буквально меня попирает. Недолго постояв так, как бы обозревая свои владения, он стал перепархивать с места на место, неспешно погружая свой длинный носик в складки и ямки одеяла, в тщетной надежде добраться-таки до моих вен. Я лежал ни жив-ни мертв, хотя сомневаться в толщине одеяла не было причин. Но тут царственный комар допустил промах: по раздраженно-паническому треску его крыл я понял, что мой мучитель переусердствовал и провалился в одну из складок одеяла. Боже, кто бы знал, с каким наслаждением я, Эверест в сравнении с комаром, давил это крошечное, но крайне самоуверенное создание. Позднее, конечно, пришел стыд за наслаждение, при этом испытанное, но я до сих пор не могу с полной уверенность сказать, что борьба тогда была неравной. Вот какой эффект может вызвать явление 1-й Воли, даже если она из другого, несопоставимого уровня и мира.

К данной сугубо личной истории прибавлю сходно звучащий исторический анекдот. Когда назначенный главнокомандующим Итальянской армией, еще никому не известный, генерал Бонапарт прибыл в ставку, первым делом он решил собрать военный совет. Скоро в кабинет командующего вошли не уступавшие в звании Наполеону офицеры - красавцы, богатыри, рубаки, на фоне которых маленький, худой, желтолицый Бонапарт явно не смотрелся. Командующий встретил их со шляпой на голове, не стали обнажать голов и другие генералы. В ходе разговора Бонапарт снял шляпу, они последовали его примеру, но через минуту он снова надел шляпу и так при этом посмотрел на окружающих, что никто не решился повторить его жест. Позднее, когда военный совет закончился, богатырь, храбрец Массена пробормотал: « Ну нагнал на меня страху этот малый.” Вот еще один, может быть, не столь мистичный пример явления 1-й Воли.


Главное, с чего следует начать анализ психологии 1-й Воли, заключается в том, что она рождается с двухслойной картиной мироздания. В подсознании “царя” весь космос и все его элементы выстроены в простую иерархию из двух ступеней: верха и низа. Все сущее поделено на горний и дольний миры, небо и землю, на избранных и званных, на власть и народ, на пастырей и пасомых, домохозяев и домочадцев и т.д. При этом замечательной особенностью психологии 1-й Воли представляется то, что она от рождения чувствует себя причастной ни к какой-то иной, а именно к высшей, элитарной, исключительной, избраннической ступени этой двухступенчатой модели. Толстой писал: “Есть во мне что-то, что заставляет меня верить, что я рожден не для того, чтобы быть таким, как все”. И спустя десятилетия Толстому вторил Сальвадор Дали: “Еще с самого нежнейшего возраста у меня обнаружилась порочная склонность считать себя не таким, как все прочие смертные.”

Предчувствие 1-й Волей своего избранничества - не просто смутное ощущение, тайно живущее в человеке, - это программа, характер, образ и смысл жизни индивидуума. Оно - нечто, воплощающееся во всем, что делает, думает и чувствует “царь”.

Принадлежность к высшему из двух миров вносит некоторые коррективы в представления 1-й Воли о нормах права и этики. “Царя” ни в коем случае нельзя назвать существом аморальным, он чтит закон и не любит нарушать сложившиеся в обществе нормы, но некоторая раздвоенность, связанная с двухступенчатой картиной мироздания, в этике и праве 1-й Воли присутствует. Безусловное исполнение всех правил, по ее мнению, необходимо для существ, принадлежащих ко второму, низшему миру. Что касается существ высшего мира, то для них соблюдение норм права и морали должно, но не безусловно, а постольку-поскольку, и есть ситуации, когда высшая целесообразность дозволяет их нарушение. Мотивировки здесь находятся самые разные, но в итоге всегда оказывается, что конечная цель аморализма 1-й Воли - власть, карьера, самоутверждение. Поэтому, когда Лютер говорил, что «Церкви ради и для пользы дела нечего бояться и крепкой доброй лжи», а Ленин писал, что ради победы мировой революции “надо....пойти на все и всякие жертвы, даже в случае надобности - пойти на всяческие уловки, хитрости, нелегальные приемы, умолчания, сокрытие правды..”., то, в лучшем случае, оба впадали в самообман - все это было нужно лично им ради удовлетворения собственного честолюбия.

С двухступенчатой картиной мироздания в сознании 1-й Воли связана еще одна любопытная, многих обманывающая черта поведения “царя”: его мнимый демократизм. Дело в том, что 1-я Воля действительно относится к окружающим ровно, не различая чинов и званий. Однако источник этого явления не в природном демократизме, а в простоте живущей в ее душе картины: есть только верх и низ - а более сложные иерархические построения произвольны и лукавы.

Формально,1-я Воля - сторонница равенства. Но равенства своеобразного, где все уравнены не в правах, а в бесправии перед ней. Интересно в этой связи наблюдать “эгалитаризм” 1-й Воли на примере императора Павла I. С одной стороны, Павел постоянно ругал русских аристократов “якобинцами”, потому что те претендовали на, пусть условное, но все-таки равенство с ним (царь - первый среди равных). А с другой стороны, аристократия крыла Павла “уравнителем и санкюлотом”, так как он не различал среди подданых чинов и званий, с одинаковым азартом подвергая порке всякого, кто подвернется под

www.psycheyoga.info

Воля 1-4 — Психософия

1-ая Воля

Под психософской Волей я буду понимать функцию установления отношений с миром внешним и внутренним, реализуемую через желания, решения, и усилия по их реализации.
«Все в моих руках, я за все отвечаю, и мир во всех проявлениях принадлежит мне» — это ощущение, с которым рождается носитель первой Воли, и которое на протяжении своей жизни старается реализовать в действии. Несогласие мира с 1-ой Волей ею не отслеживается до тех пор, пока не начинает впрямую противостоять ее планам. Функция результативна, она не парится, кто правее и кто больше имеет прав на установление своей воли в каждом конкретном случае. Чужое сопротивление не рассматривается, как препятствие — в лучшем случае, как информация по корректировке стратегии. Ей не нужно единство взглядов на направление развития или на то, что нужно делать в той или иной ситуации, всех участников — ей нужно только, чтобы ей не мешали делать так, как «надо», т.е. так, как она хочет. У первой Воли нет разделения на сферы применения и области компетенции, она проявляет себя в любых областях жизни, с которыми сталкивается.
«У человека нельзя отнять права, они — его внутренняя сущность» — это иллюстрирует отношение первой Воли к правовым ограничениям, иерархии, субординации и другим механическим ограничителям прав. Первая Воля не боится быть частью системы, та ее не стесняет.
Такой человек стремится взять на себя как можно больше ответственности. Через нее он расширяется в мир, мир становится все более в его воле, он обладает все большими полномочиями и властью. Ответственность — это сила человека, это то, что он есть в мире, и чем больше объектов ответственности, тем больше самого человека. Обратная сторона этого положения воли может состоять в жесткой тирании по отношению к самому себе. Такой человек почти не оставляет себе права на ошибку, смену решения или курса. Если он решил что-то, то будет делать это даже тогда, когда затраченные усилия начинают явно превосходить по ценности результат. В его привычке и лексиконе часты такие обороты, как «надо себя заставить», «просто возьми и сделай» и т.п. Часто утверждает, что не верит в то, что человека в своих проявлениях может ограничить что-то, кроме физических законов: «Я не понимаю, что значит, «не могу», бывает только «недостаточно хочу». Отношение к обладателям иных Воль у носителя хорошо реализованной первой покровительственное, поскольку обладатель иной Воли потенциально является объектом приложения первой и возможностью для расширения рамок ее действия. В этом смысле, сама по себе первая Воля может выглядеть отчасти квестимно и диалогово, но не следует путать это с процессионностью второй, т.к. здесь, в диалоге знакомства с новым предметом, который попадает в окружение носителя первой Воли, результат наступает сразу-же и в бинарной форме: «принимаю в свой мир, считаю частью себя, отвечаю» / «меня это не касается».
Избыточность этой первой может проявляться в акцентуации мотивации хочу-не хочу и «я так решил. все.», по сравнению с другими (типа надо-не надо, просят-не просят…), но никогда в сознательном навязывании своей воли только ради самого процесса, из принципа. Выяснять, кто волевее первой Воле скучно, она это и так знает. По-другому избыточность Воли может быть видна в слабом внимании к потоку информации извне. Когда человек сознательно на длительном промежутке времени игнорирует чужую Волю без объяснения, это может быть признаком первой. Вместе с тем, обладаетель первой Воли — это своего рода «титан» мелких подстроек. Если в целом все движется в ту сторону, куда ему нужно, то в частностях, которые ему не важны, он с готовностью пойдет Вам навстречу. В отличие от второй и третьей Воль, первая не подсчитывает соотношение уступок своих и партнера, эти частности для нее не важны, поэтому в быту обладатель первой Воли бывает очень покладистым и мягким человеком до тех пор, пока дело не доходит до вещей для него важных и принципиальных. В таких принципиальных вещах, первая Воля не будет уговаривать партнера пойти навстречу или искать компромисса — на то они и принципиальные вещи — партнер либо принимает образ действий, которого хочет от него 1-ая Воля, либо их пути расходятся — сотрудничать 1-ая Воля умеет плохо.
Насильственное ограничение действий первой Воли может вызвать невроз с конвульсивными попытками вернуть все, как было. Интересный метод проверки на первую Волю — попытаться ограничить, отобрать часть полномочий, сферу власти. В отличие от других Воль, эта даже не будет разбираться в том, осмысленно ли ограничение и стоит ли бороться вообще, перекрытие первой может граничить с перекрытием кислорода и вызывать самую бурную и неадекватную, с точки зрения других Воль, реакцию, с привлечением всех возможных ресурсов (хорошие примеры этого приведены в описаниях представителей 1-ой Воли у Афанасьева).

 

2-ая Воля

Рассматривая Волю, как функцию установления отношений с миром внешним, процессионность ее видится мне, для начала, во внимании к деталям этих отношений — предельно четко отслеживаются все взаимные уступки, компромиссы, симметричность в проявлении и реализации желаний и в установлении отношений вообще, даже с людьми случайными, типа продавцов или там кондукторов в трамвае. Общение с носителем 2-ой Воли может быть, пожалуй, сравнимо с танцем, где ты ведешь, и если ты остановишься — остановится танец, но если ты делаешь шаг, то можешь рассчитывать на ответный.
Я склонен относить ко 2-ой Воле и такую категорию, как справедливость.
Диалоговость проявляется здесь в том, что установление отношений происходит здесь лишь при наличии объекта этих отношений — партнера по ним, и эта необходимость в партнерстве отличет 2-ую Волю от первой. Как только появляется человек, или группа людей, к которым можно приложить свою Волю, это будет делаться долго, смачно и даже искусственно растягивая процесс — отдаляя согласие человека на действие, которого от него добиваются. Если носитель 2-ой Воли уговаривает Вас сделать что-то, это не означает, что он этого действительно очень хочет, и, более того, за несколько секунд до того, как Вы наконец согласитесь, он может резко перестать Вас уговаривать — процесс окончен, и удовольствие вместе с ним.
2-ой Воле нравится копаться в мотивациях, причем лучше всего в чужих. Чего хочет человек больше, чего меньше, и почему, и что с этим делать — и так до бесконечности.
Получив отказ, отступает, чтобы зайти с другой стороны, и велика вероятность, что на 15-ый заход она найдет таки Ваше слабое место. Единственное, чем можно противостоять этому процессу, это сразу и четко сформулированной позицией по вопросу.
Чтобы навязать носителю 2-ой Воли свое решение, думаю, имеет смысл поучаствовать с ней хотя бы в недолгом процессе обдумывания и совещания.
Несмотря на отсутствие своих по-настоящему сильных желаний, обладатель 2-ой Воли может действительно сильно загораться чужими. В этом проявляется ее подстраиваемость. Подобно 4-ой, она, в основном, черпает желания извне и также способна менять желания и решения под влиянием внешних обстоятельств. 2-ая Воля никогда не решает ничего окончательно и бесповоротно — всегда могут вскрыться обстоятельства, которые заставят это решение изменить. Поэтому, чтобы на обладателя 2-ой Воли можно было полностью положиться, надо либо контролировать обстоятельства, появляющиеся в поле зрения 2-ой Воли, либо постараться не зависить от нее в ключевых вопросах своей жизнедеятельности.
От непостоянства 2-ой Воли в решениях лучше всего, имхо, обезопасить себя именно ограничением доверия или регламентацией партнерских отношений по какой-либо другой функции, лучше, вероятно, по его первой.

3-я Воля

Берясь за описание 3-ей Воли с точки зрения 1-ой, неминуемо сталкиваешься с невозможностью адекватного понимания, а, следовательно, и само описание лучше составлять, не пытаясь представить себе 3В изнутри, а лишь перечисляя характерные черты, заметные извне, и строя логические выводы из модели психософии — за большее и не берусь.
3-я позиция Воли может быть кратко сформулирована тезисом .
Подобно 2В, третья ориентирована не на скорейшее воплощение своих желаний, а на координацию их с максимальным числом внешних факторов и внутренних мотиваций. Зная, чего хочет, она, в силу своего низкого положения не имеет уверенности в том, что действительно способна реализовать свои решения и желания. 3В то и дело впадает в две крайности — либо отказывается от принятого решения при первом же препятствии к осуществлению, либо упирается в мелочах, стоит на своем в вещах, казалось бы, второстепенных и не заслуживающих внимания.
Важно не столько добиться желаемого, сколько добиться уверенности в способности это сделать. Этот приоритет выявляется снаружи, например, в виде подстраивания своих желаний к уже свершившимся фактам ().
Также внешне 3В легко отличить по потребности как-либо утвердить себя среди окружающих. Никого так не напрягает чужое давление или высокомерие, как ее. В ситуации, где 1В развернется и уйдет, 2В будет медленно проталкивать свою точку зрения, 4В сдастся почти без боя — там 3В будет раздражаться, упираться и бесконечно возвращаться в мыслях и словах к тому, что ей пытаются навязать.
Сопротивляться давлению у 3В своих сил не хватает, поэтому на словах она может согласиться, а на деле и там, где никто этого не увидит, поступит по-своему. Это то, что Афанасьев назвал лицемерием. На самом же деле, человек не лицемерит и не врет, идя против того, что декларировал кому-то, или, меняя свое мнение или решение под давлением обстоятельств — просто у него нет таких вещей и убеждений, ради которых он стал бы ставить себя в по-настоящему тяжелое положение, хоть он сам с этим никогда и не согласится..
В быту Афанасьев приводит приметы домашней тирании, хронической неверности и заискивания, — в общем, ничего хорошего. Я же хочу привести такие качества 3В, как очень точное восприятие расстановки сил и бережное отношение к чужим желаниям, решениям, поступкам.
Как и любая 3-я, это место комплексов человека. Проявляется это, в первую очередь, в неустойчивости самооценки. Оценивая себя, 3В ориентируется, прежде всего, на обратную связь от социума, никто не зависим от почета и внимания так, как она.
В особо запущенных случаях все отношения с окружающими превращаются в соревнование. Это выматывает человека и еще больше снижает самооценку, поскольку не получается быть лучшим с любым противноким и на любой территории, к чему стремится 3В, сравнивая себя во всем и со всеми. Именно с трудом дающееся умение отделить сферу того, где стоит быть лучшим от той, где не стоит, своего поля ответственности от не своего, зоны полной уверенности от того, что за рамками ее, и приводит 3В к конфликту с окружающей реальностью. И именно невозможность отделить главное от второстепенного и пойти на уступки во втором ради первого характеризует центральное отличие 3В от других положений Воли. Отсюда же неуверенность в принимаемых решениях, метания во мнениях и стремление избавиться от ответственности за них.
В комплекте со 2Л, 3В будет бесконечно пересматривать собственные мнения, требуя все новых логических подтверждений от себя и социума и все равно не достигая уверенности в себе, и ища сознания своей авторитетности для окружающих. В комплекте со 2Э, она будет пытаться утвердиться и получить уверенность в себе, добиваясь от окружающих эмоций (например, утешения, восхищения, сочувствия, гнева, любви…). В комплекте со 2Ф, оружием для получения ощущения уверенности в себе могут стать физические качества, материальные блага и прочая Ф. И для любой комбинации с 3В характерно позиционирование себя в мире за счет противопоставления себя кому-то или чему-то.
Еще одна отличительная черта 3В — это представление о том, что в мире, в целом, и в человеческих отношениях, в частности, существует некая система, иерархия. 3В по множеству критериев ранжирует человечество, ставит себя на какую-то ступеньку, после чего сама же беспокоится от того, что это место ее не удовлетворяет. Эта система строится 3В в течение всей жизни, как естественный и единственный способ удовлетворить необходимость в понимании своего места в социуме и природе, и чтобы обрести, наконец, зону уверенности, позволяющую хоть чуть меньше зависеть от ситуативных оценок случайного окружения.
Таким образом, мы имеем дело с человеком, крайне болезненно относящимся к любым замечаниям на свой счет и оберегающим себя от разочарований, с помощью уменьшения области ответственности за свои поступки и желания до минимума.
В практике 3-ей Воле будет крайне сложно быть Вам действительно верным союзником в любой ситуации, особенно, угрожающей ее жизнедеятельности, но одномоментно добиться чего-то от 3В можно, имхо, лучше всего, как ни странно, имитируя 1В, а еще лучше — танк, сам вид которого внушал бы священный трепет и желание скрыться. Пользуйтесь тем, что 3В очень пуглива!

4-ая Воля

Воля, находящаяся на самой низкой ступени приоритетов, говорит нам о том, что в социуме этот человек ориентируется на позицию ведомого и не испытывает столь непреодолимых желаний, чтобы реализация их вошла в противоречие с реалиями Л, Ф, Э, а если и испытывает, то легко их в себе преодолевает.
Его легко уговорить сделать что-то (не идущее против вышестоящих функций) просто продемонстрировав ему, насколько Вы этого хотите, и насколько это для Вас важно.
Как и любая 4-ая, без воздействия на нее извне 4-ая Воля чувствует себя потеряной, «не знает, чего хотеть» и может браться за совершенно бесперспективные начинания, впрочем, бросая их сразу, как только его увлекают чем-то новым и привлекательным.
Как правило, это человек мягкий, покладистый, ненавязчивый и несколько инертный. В экстремальной ситуации может показаться ненадежным, сваливая ответственность за принятие решений на окружающих. Это происходит потому, что 4В действительно верит, что окружающие справятся с этим лучше, чем он.
Обычно эпитет «безответственный» носит негативную коннотацию, хотя здесь имеет смысл вникнуть смысл слова: если 1В стремится взять на себя как можно больше ответственности, 2В — точно рассчитать, чтобы взять на себя ровно столько же, сколько другие, 3В обуреваема противоречием между желанием ответственности и страхом не справиться, то 4В ответственности старается избежать. Для обладателей этой позиции практически нет разницы между ответственностью и обязанностью. А там где обязанность, там и обязаловка, и насилие над собой, и т.д. Поэтому при любой возможности ответственность будет скинута или, хотя бы, разделена, а потом скинута
Здесь хорошо видна и результативность 4-ой. Процесс по Воле подразумевает отстаивание своего желания, а это именно то, чего 4-ая Воля старается избежать. В идеале человек ждет, чтобы кто-то кратко и внятно сказал, что делать, чтобы ему было хорошо, и, по возможности, исключил появление иных вариантов действия.
В общении с 4В у Вас нет шансов решить что-то совместно, это придется делать самому, но уж если 4В приняла это Ваше решение как свое, то воплощать его будет, как настоящий Крепостной (как называл 4В Афанасьев). Добиться от 4В сотрудничества и постоянства можно всего лишь желая своего больше, чем все остальные, не ослабляя контроля над ней. Почувствовав слабину Вашего желания она сразу же начнет оглядываться вокруг в поисках чего-то более сильного. С другой стороны, если вышестоящие функции призывают к постоянству или верности слову, даже в самой неблагоприятной ситуации человек способен отрешиться от своих желаний и следовать долгу, и в этом проявляется ее бесстрашие, и это то, что может делать совместную деятельность с 4В плодотворной и комфортной.

Скопировано с сайта Психейога.Ру ( http://psycheyoga.ru ).

http://psycheyoga.ru/psikhe-joga/volya.html .

24types.ru

Описание Воль — Психософия

 

Первая Воля


Определение

Первая Воля дает человеку уверенность во всем том, чего он хочет.

Он всегда и везде чувствует себя если не хозяином, то, как минимум, полноправным членом. Уверенность его направлена, в первую очередь, вглубь, сам он ощущает ее как спокойствие. Люди бегают, суетятся, колеблются, а он просто идет к своей цели.

Главный вопрос, который себе задает человек с Первой Волей: «А что я от этого получу? Как это поможет достичь моих целей?» Ведь его самая главная задача – достигать своих целей.

Первая Воля насильно подтягивает другие функции (Вторую, Третью, Четвертую) к результативности.

Поэтому Вторая функция у Первой Воли часто кажется Первой.

Стратегия\Тактика

Первая функция мыслит стратегически (об этом писал еще Афанасьев), то есть Первая Воля ставит себе цели далеко вперед, и может очень долго их добиваться, не сворачивая с пути. При этом данная функция тактически гибкая – она легко уступит что-то для нее неважное, если это послужит достижению главной цели. Иногда Первая Воля может быть не готова сразу тактически уступить, но дайте ей время, и если она осознает пользу для ее целей такого шага, – она обязательно уступит.

Коллективизм\Индивидуализм

Первая Воля индивидуалист, ориентированный на коллектив. То есть, сама она совершенно внутренне самодостаточна, по сути ей без «самой» никто и не нужен – «Я сам», «Я могу», «Сейчас сделаю», но глубоко внутри она понимает, что нужна другим. Людям нужна направляющая. Им нужно что-то, на что можно опереться всем весом на длительное время, не боясь что это что-то растянется, отодвинется, или поменяет форму.

Результативность\Процессионность

Первая Воля — это результативная Воля. Ее цели формулируются быстро и кратко. Если цель поставлена – к ней идут. Если решение принято – его претворяют в жизнь. Стратегические, далеко идущие цели и решения очень трудно изменить, даже если они уже не так нужны, как раньше. Несмотря на обстоятельства, Первая Воля будет идти к цели до того момента, когда ее достижение не станет делать невозможным достижение более важной цели. Если же более важной цели нет…то понадобится ОЧЕНЬ мощное средство чтобы остановить обладателя Первой Воли.

Доминирование\Подстраивание

Первая Воля — это доминирующая Воля, направленная на себя. Одна из главных черт Воли в первой функции – это самоконтроль. Человек контролирует каждое свое слово, каждый жест, каждое движение. И готов за это полностью нести ответственность. Вообще, по причине того что Первая Воля никогда не сваливает на других ответственность, с ней очень комфортно взаимодействовать, когда Вы работаетe на одно дело. Она не будет разбираться, кто прав, кто виноват, а просто сделает то, что считает нужным сделать. Не будет воспитывать или читать нравоучения в случае провала коллеги, а просто вынесет вердикт – «Не делай больше так» (позитивный), «Ты меня разочаровал(а)» (негативный). Нужно ОЧЕНЬ много сделать, чтобы вернуть расположение Первой Воли.

Рекомендации к общению

Общаться с Первой Волей можно в трех форматах – Вы с ней идете в одну сторону, Вы с ней идете в противоположные стороны, Вы с ней идете в разные (но не противоположные) стороны.

В первом случае от Вас почти ничего понадобится. Первая Воля и уступит когда надо, и поможет когда будет необходимость. Все для дела.

В втором случае не факт, что на Вас обратят внимание. Если Вы чего-то стоите (по мнению человека с Первой Волей), и на Вас обратили внимание, то будьте готовы, что Вам выставят жесткие условия и формат общения, в котором Вы должны общаться с Первой Волей. Иначе она просто не будет с Вами взаимодействовать.

В третьем случае, заметив Вас, Первая Воля просто пойдет дальше, если не впишет Вас в свою систему целей. Если же вписала или Вы сами обратили на себя пристальное внимание, то можете пообщаться с ней. И только от Вас зависит – будете ли Вы вести себя так, как ожидает от Вас Первая Воля, или выпадете из ее текущих тактических задач и общение прекратится.

 

Вторая Воля 

Определение

Вторая Воля дает человеку особую черту, называемую мной “рыцарством”.

Впрочем, такая черта характерна для всех Вторых, но во второй Воле она проявляется ярче всего.

Она всегда на страже тех вещей, которые считает правильными и справедливыми.

Обычно, это такие вещи как человеческое достоинство и принятие в расчет мнений всех участников общего дела.

Главный вопрос, который задает себе обладатель Второй Воли: «А не обижу ли я человека? А честно ли со всеми поступили?» Ведь Вторая Воля — это та ось, которая держит весы общества. Это связывающее звено, смягчающее резкие движение доминантных Воль. Примиряющее начало этого мира.

Так как на Второй Воле висит столь важная функция, как сохранение относительной стабильности, то она как бы «подтягивает» себе в помощь еще одну-две функции (это зависит от того, насколько она задействована в качестве смягчающего звена). У Второй Воли обычно, как минимум, еще одна функция кажется Второй.

Стратегия\Тактика

Эта функция мыслит тактически. Вторая Воля ставит себе текущие цели и быстро меняет их при необходимости. В отличие от Первой Воли, Вторая Воля уже является подчиненной функцией. То есть она выполняет запрос Первой, и помогает при необходимости Третьей – оказывает помощь ближайшим соседкам по модели. Большое количество текущих целей Второй Воли в значительном временном интервале оказывается стабильной линией, ведущей к намеченной ее Первой стратегической цели. Вторая Воля очень устойчива в тактической реализации стратегической цели Первой.

Коллективизм\Индивидуализм

Вторая Воля коллективист, ориентированный на коллектив. Ей нравится работать в коллективе, и она готова многое уступить ради него. Главное, чего она хочет от коллектива, – это чтобы там не нарушались ее принципы, о которых сказано выше в определении Второй Воли. При этом Вторая Воля вполне способна работать с удовольствием и самостоятельно. Функция настолько гибкая и мощная, что может блестяще работать как с людьми, так и без них.

Результативность\Процессионность

Вторая Воля — это процессионная Воля. Это значит, что ее решение гибко и динамично, целей она достигает, согласовывая с ними множество дополнительных внешних факторов, если Первая ей это дает сделать, а не прекращает процесс довольствуясь достигнутым результатом. В случае значительных преград она предпочтет их обойти или перелезть, иногда потратив на это больше сил, чем нужно было бы, чтобы пробить «стену» (уничтожить преграду), однако сил у Второй Воли в достатке.

Доминирование\Подстраивание

Вторая Воля как подстраивающаяся ф-ция, то есть ориентированная на других людей, на практике может проявляется как внешняя мягкость и уступчивость человека, практически во всех вещах, кроме принципиальных для него. Однако, если носитель Второй Воли решит защищать кого-то, то он будет отстаивать даже самые мелкие права подзащитного, и даже если они ему не нужны.

Рекомендации к общению

Носитель Второй Воли относится ко всем довольно ровно, однако все-таки делит людей по степени их соответствия своим принципам. С «плохим» человеком носитель такого положения ф-ции может просто не общаться, но это временная мера, ведь обладатель Второй Воли думает о каждом человеке лучше, чем он есть. В этом отношении Вторая Воля, как и всякая Вторая, неисправимый идеалист.

Общаться с ней следует ровно, не подчиняясь и не пытаясь подчинить ее себе. Будьте самими собой и берите столько, сколько точно сможете унести. Остаток Вторая Воля потянет и сама. А если перестарается и возьмет больше, чем сможет потянуть, то без «как-нибудь» выкрутится за счет гибкости тактических ходов.
 

Третья Воля

Определение

Третья Воля наделяет человека гибкостью и чувствительностью к изменениям.

Такой человек может многое предчувствовать, просто потому что восприимчив к изменениям сфер.

Негативное в этом положении ф-ции то, что человек чувствителен даже к изменениям, которые идут от его собственных действий. Практически это выглядит как колебания, ведь пока другие Воли занимаются делами или бездельничают, Третья чувствует все новые возмущения изменений мира. Поэтому ее обладатель всегда действует «наверняка» — чтобы никакие случайные факторы не могли повлиять на его дело. Если носитель такого положения функции взялся за какое-то дело, то оно точно будет доведено до конца.

Стратегия\Тактика

Третья функция мыслит тактически. Третья Воля еще гибче, чем Вторая, за счет меньшей ценности Волевых действий. Она настолько гибкая, что иногда обнаружить принципы там затруднительно, однако они есть. Гибко ставит цели и гибко от них отказывается, причем количество поставленных целей по Воле ненамного больше количества со временем забракованных. Двигается тактическими рывками, как бы перебежками, от микроцели к микроцели.При движении к далекой цели теряет импульс, поэтому двигается от микроцели к микроцели.

Коллективизм\Индивидуализм

Третья Воля обычно не уверена, коллективист она или индивидуалист. Однако, можно с уверенностью сказать что она коллективист, так как обычно считает, что любая ответственность может быть поделена. Для коллектива она готова уступить, но сначала коллектив должен продемонстрировать добрую волю к сотрудничеству – и для начала уступить ей, хотя бы в самой несущественной мелочи.

Результативность\Процессионность

Третья Воля является процессионной Волей и все время ощущает, что «можно сделать лучше». Процесс для нее бесконечен, и результат достигнутый объявляется несущественным или не удовлетворяющим Первой или Второй функциям.

Доминирование\Подстраивание

Третья Воля является доминирующей Волей, то есть направленной на себя.

Слово «хочу», она не любит, предпочитая слова «нужно», «необходимо», таким образом она показывает что Воля у нее аж третий приоритет. Доминирование Третьей Воли по отношению к окружающему миру проявляется как желание подстроить обстоятельства под себя. Однако, в отличие от Первой, Третья желает подстроить обстоятельства под себя, но не подстраивает, обычно объясняя это с позиции вышестоящих – «это интересно, но глупо», «неэффективно», «прибыль какая?». 

Рекомендации к общению

Третья Воля обычно чутко чувствует отношение к ней как к достойному/недостойному человеку, т.е. для качественной коммуникации с ней необходима самая малая толика уважения, если не к ее носителю как личности, то просто как к человеку. И немного уступать, всякий раз когда она заупрямится, ведь всегда есть мелочь, в которой можно уступить. А ей, как и всякой Третьей, приятно, и коммуникации на пользу.

 

Четвертая Воля


Определение

Четвертая Воля не дает человеку ничего. Именно так, на то она и Четвертая. Воли в психософском понимании у носителя Четвертой Воли просто нет. Человек не имеет особых претензий или требований по Четвертой функции, для него намного важнее успех или хотя бы относительная стабильность по трем вышестоящим функциям. Четвертой он «жертвует», она полностью подчинена запросам Первой, Второй, Третьей функций. 

Впрочем, отсутствие запросов и требований по Четвертой функции в определенных сферах жизни может быть очень полезным. Одной из таких сфер для Четвертой Воли является религия. Отказ от высокого приоритета собственных желаний довольно сложно дается носителям других номеров Воли, а в таких мировых религиях как христианство и буддизм он попросту необходим для духовного развития.

Стратегия\Тактика

Четвертая Воля мыслит стратегически. Вернее ищет стратегические мысли по Воле.

Сама она не считает себя способной выдать что-то качественное в этом направлении, однако с удовольствием возьмет это у того, кто пользуется ее уважением.

Коллективизм\Индивидуализм

Четвертую Волю нельзя назвать ни коллективистом, ни индивидуалистом в полной мере. Она не жаждет ни того, ни другого, однако в коллективе ей все же легче, так как там есть кому брать на себя ответственность, которую жизнь так или иначе возлагает на носителя Четвертой Воли. Однако, если носитель Четвертой Воли согласился взять на себя ответственность, то он будет нести ее до конца, используя все, что умеет.

Результативность\Процессионность

Четвертая Воля — это результативная Воля, то есть она стремится к наискорейшему получению результата по соответствующему аспекту, и из-за этого часто готова удовлетвориться намного меньшим, чем она заслуживает. Часто останавливается прежде, чем нужно, потому что так ей подсказывают все три вышестоящие функции. Если носитель Четвертой Воли принял решение, независимо от того, его это было решение или «решение» другого человека, важного для носителя Четвертой Воли, то он будет это решение воплощать, и всячески сопротивляться его изменению.

Доминирование\Подстраивание

Четвертая Воля, как подстраивающаяся функция, на практике реализуется в мнении человека «если это ничего для меня не значит, то я могу и уступить». Уступает он не только другим, но и себе. Ощущая над собой целых три функции, Четвертая подстраивается под них и делает почти все, что они потребуют.

Рекомендации к общению

Влияйте на Четвертую Волю, если являетесь носителем Первой Воли или заинтересовывайте носителя Четвертой Воли по его вышестоящим функциям — Логике, Физике или Эмоции.

Если Вы не повлиете действительно мощно на Четвертую функцию (как это делают носители Первых функций), или не заинтересуете носителя Четвертой Воли по его вышестоящим, то Вы так и не получите заинтересованности в коммуникации от Четвертой Воли (в психософских рамках). Ведь Вы просто пройдете мимо ее носителя, параллельным путем.

24types.ru

Стержень личности или Воля в психософии

В прошлых статьях мы благополучно разобрали Эмоции и Логику, как основные положения функции в Психософии, сегодня речь пойдет о стержне личности — его Воле.

Первая воля

Первую Волю нарекли царём. Нарекли неспроста. Дело тут в первую очередь во внутренней корреляции собственных желаний с собственными целями и в попытке первой функции построить и дотянуть все остальные аспекты до результата необходимого единичке, по максимуму спрятав и задавив больную троечку. Это говорит как о хорошем самоконтроле, так и об абсолютной несвободе перед собственными желаниями: «хочу и всё тут!», правда царь способен понять, чего он хочет в действительности, а что сиюминутно и потому мимолётно.


Воля в положении главного аспекта нам скажет ещё и о том, что подобный человек чётко знает, чего он хочет и как этого скорее достичь. В достижении своих целей первая воля, не будет считаться ни с какими затратами. Она станет идти к желаемому напрямик, порой, не считаясь с тем, чего хочет её окружение.

Нет, за «своих» она стоит горой, однако отчего-то подсознательно считает, что эти свои должны идти ей на уступку, поскольку среди них она видит себя избранным лидером. Притом, как должен вести себя лидер у неё есть чёткое, своё представление.

Кстати, в связи с этим представлением она начинает со временем делить мир на «своих» и «чужих». В данном случае чужие это те, кто не признаёт её авторитет в той среде, которую она для себя избрала. Тут возможны даже большие стрессы в случае абсолютной невозможности достижения какой-либо цели, которая ещё некоторое время назад маячила на горизонте.

Ну, к примеру, готовился человек в космонавты, а потом взял да переломал себе все кости – всё, космонавтом ему не быть, а это была цель всей его жизни. Спрашивается, что делать?..

Уязвимость первовольника с его казалось бы несгибаемостью в том, что одна объективная неудача, способная перечеркнуть все его планы, сломает его полностью. Буквально хребтом и об колено. Тот же Ленин, когда его настиг паралич, просил об эвтаназии. Для него было настолько унизительно осознавать, что он более ни на что не способен в деле всей его жизни, что смерть казалась ему лучшим выходом.

Потом подобному человеку совершенно несвойственны вычурность и вульгарность. Это всё его совершенно недостойно. Ему ближе естественность. Его уверенность в себе, всё равно, невозможно поколебать. Он уверен, что он и так априори Главный, чуть ли не Бог и Царь на земле. Но с учётом того, что обычно это люди простые с ними можно просто договориться, либо выйти из-под сферы их влияния.

Вторая Воля

Дворянин. Демократ. Нет слов — одна реклама. Мало того, что это положение воли является наиболее гармоничным с точки зрения всей модели разом, так ещё и вторая воля обладает читерской способностью подтягивать до своей гармоничности одну-две функции, то есть, сглаживать острые углы доминантных аспектов, тем самым вторая воля напоминает нам, чуть ли не рыцаря из средневековых романов. Именно романов…

Тут о реальном положении дел можно пока забыть. Вторые воли очень часто бывают поборниками справедливости и защитниками человеческой чести. Добро делают, чуть ли не в кредит. Прямо таки утопия с «дятлом» во главе. Всё хорошо, всё вроде бы идеально… для всех, кроме подчас самой второй воли. При таких-то обстоятельствах окружающим очень удобно сесть на шею второвольникам и лапки свесить.

То есть может дойти до банальной эксплуатации чужого труда. Эксплуатации на голом энтузиазме второй воли, желающей помочь всем страждущим. А за счёт некой идеалистичности «пашут» на ней достаточно часто.  

К тому же именно вторая воля, стоя между двумя доминантными – первой и третьей, примеряет их эрос, позволяя миру не быть окончательно уничтоженным, а третьей воле не быть растоптанной буднями и толпой.  


Благодаря наличию далеко не одной текущей цели, вторая воля способна к быстрому ориентированию на… кхм… пересечённой местности. Ну, если не получилось достичь этого сейчас – ничего можно подождать, зайти с другого угла и воплотить это завтра.

А может, это было нам и не особо важно – нужно переосмыслить. Неуклонно вторая воля будет двигаться только в сторону, удовлетворяющую её единичку и троечку. Интересами окружающих людей она может управлять и играючи, поскольку ей одинаково легко, как руководить, так и подчиняться.

Потому и вопросы статуса для второвольника не всегда играют определяющую роль. Из некоторых источников вообще следует, что любить умеют только они, а всем остальным у них учиться и учиться.

Третья Воля

Подходим к главному камню преткновения, к главной язвочке психософии – третьей воле, её ещё называют мещанином. Всё это мещанство строится, как на принципе достаточно частых упаднических настроений, так и на песне: «Если у вас нету тёти – вам её не потерять».

Поскольку сверхчувствительность троечки к любым изменениям настолько велика, что она, действуя исключительно наверняка, будет не только колебаться вместе с линией партии, но и неуклонно втайне двигаться к намеченной собой цели, сто сорок восемь раз попутно меняя планы, однако всё равно в тайне на неё «пуская слюнки».

Для троечки с её вечной неуверенностью, маскируемой подчас и под гипер усилия – попытку косить под первую волю, загнав даже единицу в тёмный угол, так и под залегание на дно, порой очень сложно сделать первый шаг, поскольку собственная «язвочка» будет требовать к себе наибольшее количество внимания.

Здесь и кроется тайное самолюбие третьей воли, которое она прикрывает всяческими масками. Третья воля в гордыне своей может даже не пользоваться теми благами, коих считает себя недостойной, что единовременно и занижение, и завышение собственного Эго. В котором и заключается раздвоенность троечки, когда «грызя стаканы, Шиллера читают без словаря», в аллегорическом смысле, конечно.

Так же боясь показаться смешной или же сделать чего-нибудь не так, чего-нибудь испортить, может вести себя излишне скованно. Она сама может возвести вокруг себя хрустальную стену, пересечь которую для неё будет излишним стрессом – и стену жалко — жаба душит рушить — и остаться без неё на произвол судьбы уже как-то страшновато. Не первый день стоит все же.

В этом плане третьей воле не хватает силы на планомерное движение к переменам, приступить к которому в одиночку — не представляется возможным, хотя бы потому, что третьевольник какой-никакой, но, всё же, коллективист. И потому развитие этого аспекта в первую очередь будет упираться в вопрос доверия окружающим. 

Четвёртая воля

 Немного несправедливо четвёртая воля названа крепостным. Уместней было б сказать – гибкий дипломат при царе, но какую терминологию имеем, с той и приходится работать, не обессудьте.

Четвертовольник человек — не то чтобы вообще без каких-либо амбиций – это не так хотя бы потому, что такое положение воли относительно остальных функций даёт им – высоким аспектам – удивительную свободу самовыражения. Воля и личное «хочу!» в вопросах статуса не начинает сковывать всё существо.

Однако с другой стороны, мы имеем человека без чётко выраженной волевой системы ценностей. И тот избыток угодливости, что «помещён» в четвертовольника, может обернуться и для него, и для окружающих большой бедой.

А всё потому, что «крепостной» не может не перенимать ту систему ценностей, что важна для его… ну, не то чтобы хозяина, скорей уж того человека, который ему настолько важен, что он перенял его взгляды чуть ли не полностью.

В обществе людей с более высоким положением воли, четвертовольники подсознательно начинают подстраиваться под их линию поведения, копируя как ценности, так и схему достижения поставленных целей. Это люди, которые со всеми разные и потому не стоит удивляться, что с кем-то иным они ведут себя не так, как с вами.

Наедине с собой – они вообще какие-то другие. Но вот, как этот момент поймать и узнать, какие они тогда – не ясно. Для них подобные метаморфозы абсолютно естественны и если они при этом не наступают на горло своим высоким функциям – они всегда будут рады вам помочь и угодить.

Но, если вы вдруг пошли против их личного «Царя» или той системы ценностей, что принята ими нынче, они могут биться с вами, не считаясь с потерями. Кстати, именно четвертовольники наиболее легко переносят тот отказ от себя, который проповедуется большинством религий. Для них он естественен. И блаженный Августин с его: «Человек – червь у ног Господа» — яркое тому доказательство.

Марина Кучер

japsix.ru

Воля – стержень жизни. Типология Афанасьева

В прошлой статье я начал рассказ о типологии Афанасьева. Рассказал о том, что чувства, сопереживание, сочувствие, умение любить, дружить находят себя разными способами эмоционального самовыражения в человеке. И относятся они к такой функции, как Эмоция.

Но если взглянуть на жизнь как на быт, как на то, что повторяется изо дня в день, то тут же становится ясно, что главным в жизни является все-таки наше умение принимать решения в любых ситуациях и отвечать за свои поступки. А это наша Воля.

Воля – это наша самость, наш внутренний стержень и наша уверенность в себе. Это так же наша свобода и независимость. Как и другие функции, Воля может занимать 1, 2, 3 или 4-ю позицию у каждого человека. Но при этом нельзя сказать, что 3-я и 4-я Воли слабые. Это не так. Мы по 1-й и 2-й функциям всегда взрослые – знаем, как поступать в критических ситуациях, ответственны за принятие решений и достаточно креативны. Низкие Воли в этом смысле больше похожи на детей, которые растут и учатся быть взрослыми.

Вообще, все четыре Воли можно представить образно.

1-я Воля подобна алмазу. Алмаз, как известно, самый твердый камень на земле. Однако он очень хрупкий и нужно понимать, что такие люди сильны и тверды в своих решениях, но иногда они дают волю эмоциям и алмаз рушится, потому что пропадает контроль.

2-я Воля словно каучук – она может позволить растягиваться себе до определенных очень широких пределов. Она очень гибкая и любит себя проверять, накидывая себе кучу ненужных обязанностей. И вот когда предел гибкости и прочности достигает апогея, 2-я Воля выстреливает словно пружина! Но происходит это крайне редко.

3-я Воля – это хрусталь, стекло. Тут есть видимость того, что это что-то твердое и мощное, но при ближайшем рассмотрении понимаешь, что это не так. Именно поэтому эти Воли любят возводить вокруг себя крепости, чтобы никто не узнал, что внутри они вечно сомневаются в принятии решений и безумно завидуют тем, кто смог сделать первый шаг на пути к достижению своей цели.

4-я Воля напоминает пластилин. Все мы любили лепить в детстве из него фигурки, и мы помним, какой он на ощупь – мягкий и покладистый. У таких людей нет гордыни, присущей другим Волям. Она просто служат людям, живут и радуются жизни. Им главное, что вокруг была жизнь, и все двигалось.

А теперь попробую рассказать о Волях под другим углом, чтобы Вы смогли понять, как все это работает на практике.

1-я Воля. Ее взгляд говорит сам за себя – спокойный, уверенный, пристальный, в нем много энергии и он знает, чего он хочет. Мне импонирует тонкое сравнение 1-й Воли с царем или царицей, которое предложил Афанасьев в своей книге «Синтаксис Любви». Прежде всего, это асоциальный человек, обладающий удивительно мощной энергией решений, которая позволяет ему добиваться поставленных целей независимо от напора препятствий. Но в своем процессе он одинок и ему не нужно общество, потому что он самодостаточен. У него есть харизма, качества прирожденного лидера – жесткого, волевого, напористого, четко знающего, что ему нужно. Но вот «ломать» такого человека не советую. Себе в убыток, так сказать, получится. С 1-й Волей можно только договориться – ведь никто еще не отменял силы убеждения!

Есть у первой Воли еще одна удивительная способность – это способность предвидеть события. Это какое-то звериное чутье на то, что может произойти. И очень часто происходит именно так, как говорили 1-я Воля. Кстати, из моих личных наблюдений, такие люди часто видят вещие сны и доверяют своей интуиции, потому она у них работает на всю катушку.

2-я Воля . Если первая Воля по жизни одиночка, то вторая – полная ей противоположность. У нее всегда есть ощущения «правильно – не правильно», «хорошо - плохо», а внутри есть ощущение нравственного закона. И всегда есть ощущение: «Я всегда вместе с людьми. Я должен помочь, объяснить и мы сможем вместе что-то сделать». Ей нравится помогать людям, отдавать им. И других она защищает легче, чем себя. Во многих ситуациях она проявляет не дюжую терпимость и уступчивость. Но, часто они берут на себя очень много, непосильную ношу, и от этого страдают – ведь Воля гибкая и любит проверять себя на прочность. Поэтому внутренних проблем у 2-й Воли хватает. Ведь часто, отдавая себя другим, она забывает себя. Вот только по прошествии определенного времени она начинает думать: «Я себя не щажу, а той обратной связи, которая мне нужна, я не получаю». И тогда ей нужно уйти на время от людей, чтобы восстановить силы, а потом…снова начать отдавать себя людям!

Человек со 2-й Волей не психолог, не любопытен, ему присущи простота, открытость и доверчивость к людям. Иногда его воспринимают как слабохарактерного и мягкотелого. Но это лишь обманчивая видимость. Ибо он очень упрямый и своё возьмет.

В каком-то смысле приходит аналогия с ртутью. Ртуть – жидкая, но при этом представляет собой металл. Так и 2-я Воля.

3-я Воля . Как по любой третьей функции, мы всегда чувствуем себя ущербными. Это относится и к Логике, и к Физике, и к Эмоции…и к Воле. 3-я Воля обладает большим творческим потенциалом. В тоже время она может полностью его отрицать. Ведь для нее важно, что скажут люди при раскрытии этого потенциала. Если люди дают адекватную обратную связь и поддерживают 3-ю Воли во многих ее начинаниях, она начинает раскрываться.

В ней хитрым образом переплетены тщеславие и огромная обидчивость в то же время. Она может за шаг до результата остановиться и бросить все, не доведя процесс до логического завершения. И все это из-за неуверенности в себе. Эту уверенность 3-я Воля набирает извне. Из окружающего мира. Ей нужна поддержка окружающих, особенно близких, потому что тогда придет вера в себя и начнется многогранная творческая жизнь.

Для 3-й Воли самоутверждение в обществе играет далеко не последнюю роль. Ведь она завидует людям, которые преодолели себя и решились сделать первые шаги по пути к достижению своих целей. И у нее огромная уверенность в том, что любят именно победителей. Поэтому ей свойственно искать свое место под солнцем, пробиваясь вверх по иерархической лестнице общества. Для них борьба – смысл жизни. А упрямство – это действие.

4-я Воля . О ней часто пишут мало, обходя стороной ее уникальность. В отличие от 3-й Воле она не борется за власть, не тщеславна, у нее нет гордыни – ей это не нужно. Про нее пишут: «Это самый милый человек на свете, в его поле дышится очень легко». И это так. Она исполнительна и чертовски талантлива. В обществе играет роль своеобразного архивариуса. По ее мнению, для истории важно все. И ей хочется все собрать, донести и передать следующим поколениям. Она несет эволюцию жизни. Для нее в мире нет ничего не важного.

Вернейший супруг, лояльнейший подчиненный – это как раз про нее. Ей присуще естественность, простота поведения и открытость взгляда. Внешне она похожа на 2-ю Волю, но отличия в том, что 2-я Воля не может прогибаться как пластилин – она все-таки каучук, ей присуща упрямость.

Кстати, по этой причине, 1-й Воле больше импонирует 4-я, нежели 2-я. Вторая Воля говорит: «Я все поняла» и делает по-своему. А 4-я спокойно довольствуется жизнью по чужой волевой программе, что нравится 1-й Воле.

 

  • Прим.: на работе, дома, в гостях, на улице мы всегда сталкиваемся с проявлениями Воли. Информация, которую я написал, поможет понять психологические установки различных людей при принятии решений.

27/03/2006

 

А.Логачев. Группа соционики ВШК.


centercep.ru

Воля - описание функции - Школа психософии PSY-Sofia

Воля отвечает таким сферам, как власть, ответственность, умение принимать решения, уверенность в своих решениях, самостоятельность и настойчивость в реализации намерений. Также в компетенцию Волевой функции входят обращение с собственными и чужими границами, инициатива, свобода выбора. Воля отвечает за ощущение своего «я» (кто я в этом мире) и своих желаний.  К ней же относится область отношений между людьми, которая как раз связана с границами своего «я» и «я» других людей. Воля влияет на правовые нормы, этику человека, формирует картину его мировоззрения.

Высоковольные люди ощущают мир, как легко поддающийся реализации их желаний. Они словно держат в руках руль, поворачивая который легко могут управлять людьми и событиями. Это лидеры, руководители, первопроходцы, инициаторы, им важно реализовывать себя в сфере создания проектов, выстраивания отношений, покорения новых вершин. Благодаря четкому пониманию своих желаний они могут управлять тем, как расставить фигуры вокруг себя, чтобы привести их к реализации своих больших и малых целей. Если им не дать возможности организовывать и управлять, они превратятся просто в домашних деспотов и тиранов, не давая никому вокруг себя поступать по-своему.

Люди с низкой Волей не столь четко понимают свои желания и не ощущают своего права на власть, на управление другими, на то, чтобы что-то изменить в этом мире. Им более свойственно жить в чужих, уже кем-то установленных рамках. Но позволить себе такую роскошь может только Четвертая Воля (поскольку ей это по-настоящему безразлично). Третьей же обязательно нужно учиться понимать свои желания, объективно (и спокойно) воспринимать свое положение в мире - и реализовывать то, чем она живет, в адекватных формах.

Функция Воля имеет отличие от всех остальных функций. Воля – это то, на что опирается личность, это стержень, на который «нанизываются» остальные функции. Эту функцию можно назвать центральной. Когда мы описываем характер человека, мы в первую очередь обращаем внимание на положение его Воли. То, что человек делает своей Волей — он делает ВЕСЬ.
Положение Воли влияет на остальные функции психотипа и придает им свойства, которые имеет сама Воля. То есть Логика, Физика, Эмоция, независимо от их положения, так или иначе впитывают свойства Воли, принимают ее окраску.

Положение Воли является важным везде, так как в любой сфере человек проявляет себя по этой функции. В личных или рабочих отношениях, во взаимодействии с людьми или в одиночестве — Воля не может не быть задействована. Но особенную роль она начинает играть, когда речь идет о принятии решений (и следовании им) или о руководстве людьми. Если требуется подобрать руководителя проекта, то по характеристикам разных Воль очень хорошо прогнозировать возможное построение отношений и ожидания.

www.psysofia.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о