Публицистический пример: Публицистический стиль: черты и примеры

Содержание

Жанры публицистического стиля речи: особенности и примеры текстов

Жанры публицистического стиля речи принято группировать на:

  • информационные;
  • аналитические;
  • художественно-публицистические.

Остановимся на каждом из жанров и рассмотрим их своеобразные характеристики.

Информационные жанры публицистического стиля речи

К информационному жанру публицистики относят интервью, репортажи, небольшие заметки, аннотации к публикациям, какие-то мини-истории и т.п.

Используется данный жанр с целью проинформировать публику о каком-то событии, сообщить о чём-либо или о ком-либо.

Чаще всего публицисты пользуются заметками в виде коротких сообщений об интересных событиях, свершившихся фактах. В своих заметках они сообщают о новостях, либо выражают предположения по некоторым вопросам.

Примером заметки как одного из жанров публицистического стиля речи может служить такой текст:

«Вчера на соседней улице неожиданно промчалась скорая машина. Всё говорит о том, что и на нашей улице начался праздник коронавируса».

Пример аннотации к книге:

«В книге описан сюжет замысловатой истории старого человека, отправившегося на поиски своего давнего друга».

Пример мини-истории:

«Произошло это на чердаке старого дома. Дети взобрались на крышу и пробрались на чердак, заваленный старыми вещами. Среди старой ветоши они отыскали один странный предмет, отдалённо напоминающий кувшин. По очертаниям на его стенке можно было определить дату его изготовления — середина прошлого века».

Наиболее интересным жанром публицистического стиля можно назвать репортаж. Это рассказ о прошедшем значимом событии. Обычно публика следит за репортажами на интересные темы и активно потом их обсуждают в кругу своих единомышленников.

Примером репортажа может быть следующий текст:

«Как мы все помним, исследование начиналось в лаборатории соседнего городского округа. Была выявлена зависимость уровня распространения инфекции путём воздушно-капельного потока. Сегодня эта версия была опровергнута. Мы хотим рассказать о том, к каким выводам пришли учёные на данный момент».

Интервью — ещё один интересный жанр публицистического стиля. Используют интервью журналисты с целью довести до сведения читателя мнение какого-либо авторитета о том или ином факте, событии, происшествии или собственной биографии.

Интервью содержит обязательно вопросы и краткие ответы. Ответы даются в доступной для понимания читателя форме, простым текстом.

Пример небольшого интервью:

«- Как вы считаете, скоро закончатся эти трудные времена?
— Да я думаю, что мы уже на пороге новых перемен. Уже всё, что происходит вокруг, об этом свидетельствует.»

Аналитические жанры публицистического стиля речи

Аналитические тексты воздействуют на человека. Это анализ журналистом какого-либо факта, события, явления или личности.

Аналитическим жанром являются статьи, беседы, рецензии, корреспонденция.

Как и интервью, беседа ведётся между двумя (иногда более) людьми.

У беседы и интервью есть отличия:

Интервью

Задающий вопросы не высказывает своих предположений, выводов по поводу обсуждаемого вопроса.

Журналист имеет право не изучать тему, по которой он будет задавать вопросы, лишь составить их список.

Статья после интервью содержит чёткое мнение опрашиваемого.

Беседа 

Оба партнёра равноправны и могут как задавать вопросы, так и отвечать на них.

Журналист должен быть в курсе тематики беседы, чтобы дискуссия была интересной, оба участника должны быть хотя бы частично компетентны в вопросе.

В изложенном тексте вопрос рассмотрен полностью и содержит мнения каждого участника. А читатель уже может сам делать определённые выводы по поднятой в ходе беседы проблеме.

Статья как аналитический жанр публицистического стиля речи содержит подробный обзор события, ситуации или факта. Автор исследует разные источники информации, раскрывает свою точку зрения на проблему и вызывает читателя на размышление над темой.

Различаются следующие формы статей в аналитическом жанре публицистики:

  • общеисследовательский — анализируется ряд вопросов, например, экономической направленности страны, нравственного развития членов общества и т.п. В статье должна быть чёткая грань между дозволенным текстом и своими личными взглядами, которые не должны никак отражаться. Автор, как правило, излагает мнение того, кто анализирует информацию, не добавляя ничего от себя;
  • практико-аналитический — описываются рядовые повседневные проблемы, например, в какой-то промышленной отрасли, также даются рекомендации по устранению проблемы;
  • полемический — текст пронизан конкретной полемикой по предложенной теме. Обозреваются разные взгляды, как правило: взгляды учёных, политиков, психологов и др. Такой текст пишется специалистом, уполномоченным представить достоверную и проверенную информацию. Не допускается изменять смысл слов и искажать факты в угоду собственному мнению. Автор статьи обязан излагать материал правильным литературным языком.

Корреспонденция, как и репортаж, рассказывает и истолковывает событие. В ней объясняются причины случившегося и анализируется факт, также оценивается значимость его, прогнозируется дальнейшее развитие.

Но если в репортаже могут быть представлены несколько фактов, то корреспонденция опирается лишь на одном. Всё рассуждение строится вокруг этого одного факта. Остальная информация лишь дополняет и подверждает главное утверждение.

Рецензия представляет собой подробный обзор, например, книги. Рецензент выражает своё мнение по поводу произведения таким образом, чтобы читающий, даже не владеющий информацией, понял, о чём речь в книге, фильме или передаче.

В последнее время рецензии приобрели иронический характер. А это не допустимо и говорит лишь о непрофессионализме автора.

Рецензия должна быть написана грамотно и сохранять нейтральную оценку, чтобы мнение о произведении было объективным у каждого читателя.

Художественно-публицистические жанры публицистического стиля речи

Самым сложным из упомянутых выше жанров считается художественно-публицистический. Ведь публицистическому тексту необходимо придать художественную окраску. Это могут быть: пародия, очерк, фельетон, памфлет и т.п.

Пародия — это изображение кого-либо с нотками сатиры. Часто пародируют известные личности, которых все знают. Поэтому с лёгкостью могут узнать пародируемого сквозь юмористическое представление. Пародии могут как смешить читающего, так и вызывать негодование из-за высмеивания и преувеличение чьих-либо отрицательных качеств личности.

Очерк освещает событие с художественным его оформлением. Хорошим примером очерка служит проблемный очерк — рассказывается о конкретной проблеме и также портретный — описывается событие, явление, лицо и т.д.

Фельетон является полностью сатирическим текстом публицистического стиля речи. В фельетонах высмеиваются конкретные проблемы и явления в общественной среде.

Фельетон приобретает популярность благодаря грамотно составленному тексту, не содержащему хамства и насмешек.

Памфлет очень похож на фельетон, но в нём высмеивается конкретная личность, даже если это реальный человек.

В этом жанре сложно не переступить грань, чтобы не выставить героя в оскорбительной манере.

В следующих статьях я планирую подробно исследовать каждый из жанров с приведением хороших примеров.

А на сегодня всё. Этой информации достаточно для ознакомительного чтения или подготовки к экзамену по теме «Жанры публицистического стиля речи».

Публицистический стиль — 5 примеров текстов небольших текстов (3-5 предложений)

Пример 1

Невероятное открытие! Житель глухой деревни Эксперименталово изобрел новый препарат, заставляющий куриц нести золотые яйца! Тайна, над которой не одно столетие бились величайшие алхимики мира, наконец, раскрыта нашим соотечественником! Пока от изобретателя никаких комментариев не поступало, он, в данный момент, находится в сильном запое, однако можно однозначно сказать, что открытия таких патриотов, однозначно, стабилизируют экономику нашей страны и укрепят ее позиции на мировой арене как лидера в области добычи золота и производстве золотых изделий на десятки лет вперед.

Пример 2

Как передает наш корреспондент, вчера над центральными районами Пензенской области прошла небывалой силы гроза. В ряде мест были повалены телеграфные столбы, порваны провода, с корнем вырваны столетние деревья. В двух деревнях возникли пожары в результате удара молнии.

К этому прибавилось еще одно стихийное бедствие: ливневый дождь местами вызвал сильное наводнение. Нанесен некоторый ущерб сельскому хозяйству. Временно было прервано железнодорожное и автомобильное сообщение между соседними районами (информационная заметка в газете).

Пример 3

Муниципальный транспорт Хельсинки работает, как сложный, но идеально отлаженный механизм: трамваи приятного зелёного цвета почти бесшумно везут пассажиров во все районы города по 11 маршрутам. Автобусы точно по расписанию уходят и приходят на прекрасно оборудованные остановки. Автобусных маршрутов не перечесть. А ещё паром на острова и, конечно, метро. Погрешности в выполнении графиков движения внутри всего этого хозяйства – от двух до пяти минут. Метро в Хельсинки поражает высочайшей функциональностью и современными технологиями. Его протяжённость невелика – 35 км с пригородами. На станциях, которых 25, нет турникетов, зато есть лифты и снабжённые современной автоматикой туалеты. В вагонах отведены боксы для велосипедов. Всё несёт отпечаток заботы о комфорте пассажиров, даже выбранный антидепрессивный оранжевый цвет вагонов. (Из статьи на туристическом сайте в интернете)

Пример 4

В Москве и Подмосковье сегодня переменная облачность, временами небольшой дождь. Ветер слабый. Температура днем плюс 15-17°.

Пример 5

Нужно ли говорить, что Россия богата природными ресурсами, — об этом знают все! Но настоящее её богатство — это люди, их ум, знания и опыт. По-прежнему многие русские учёные стараются уехать на Запад. И причина этому — не всегда деньги. Часто нет нужного оборудования в лабораториях, условий для работы. Как исправить положение? Прежде всего надо научиться правильно оценивать знания — так, как это делают во всех развитых странах.

 

Сочинение по тексту публицистического стиля.


Исходный текст

(1)Идёшь по улице, и вдруг в глаза бросается яркая афиша: «Концерт Zемфиры». (2)Рядом кинотеатр приглашает тебя на просмотр новой ленты под названием «Шиzа». (З)Захочется перекусить, а на дверях ресторана красуется «Бiблiотека». (4)Придёшь домой, берёшь газету, глядь — на первой странице сообщение «Кур$ валют». (5)Включаешь телевизор, чтобы отвлечься, но и тут назойливо рекламируются охранные системы «Аllигатор». (6)В смятении подходишь к окну видишь на стене соседнего дома приглашение на «Ве4ер отдыха» и теперь только понимаешь, что тебя обложили со всех сторон.

(7)Обогащается или портится природная речь благодаря заимствованиям — вопрос непростой и неоднозначный. (8)Языковая стихия берет из окружающего мира всё, что ей потребно, и выбрасывает на берег лишнее. (9)Но когда сплошь и рядом в кириллические устоявшиеся написания внедряются латинские и иные графические символы, то это ведет не к обогащению языка, а к нарушению его функционирования, к размыванию веками устанавливавшихся норм.

(10)Англо- и иноязычными словами в их натуральном написании сегодня пестрят страницы прессы, эти слова вторгаются в текст, наводняют рекламу. (11)Но одно дело, когда просто употребляется лексика на латинице, и совсем другое, если чужие буквы оказываются внутри слова, ломают его изнутри. (12)Любой юрист подтвердит, что это нарушение гораздо более тяжкое.

(13)Модная певица и производители автосигнализаций, вернее — их агенты по рекламе, используют латинские буквы в формировании и раскрутке образа чаще всего в погоне за оригинальностью. (14)Им кажется: внимание потенциальных потребителей легче привлечь необычным графическим начертанием имени или названия фирмы. (15)Дескать, наш глаз невольно цепляется за неправильное сочетание.

(16)Расчёт, вероятно, оправдывается, но насколько велика его отдача? (17)На мой взгляд, подобный подход к формированию имиджа является довольно поверхностным, примитивным, а главное — становится банальным.

(18)Варианты Zемфира (равно как и Глюк'ОZА) и «Аllигатор» есть выпендрёж и ненужное искажение письменной формы. (19)Применяя иностранные слова, не стоило заниматься порчей языка. (20)Великий и могучий Алфавит, подаренный нам славянскими святыми Кириллом и Мефодием, принесён в жертву золотому тельцу.

(21)Реальная жизнь, увы, приводит нам примеры такого рода, и не пришлось бы в близком будущем констатировать свершившийся факт словами Татьяны Бек: «До свидания, алфавит». (По С. Казначееву)


Сочинение-рассуждение

Формулировка проблемы

«Берегите наш язык, наш прекрасный русский язык, - это клад, это достояние, переданное нам нашими предшественниками!»- такое завещание оставил нам великий русский писатель И.С.Тургенев. Проблема бережного отношения к русскому языку звучит и в тексте С.Казначеева.


Комментарий


Вопрос, волнующий автора, безусловно, актуален. В течение нескольких веков проблема развития и сохранения языка находится в центре внимания писателей, критиков, общественных деятелей - всех, кому небезразлична судьба родного языка, русской культуры, письменности.

С.Казначеев рассматривает данную проблему на примере вторжения в русские слова латинских и иных графических символов. Он приводит примеры присутствия чужеродных букв в обычных словах: «Аllигатор», кур$, Zемфира, бiблiотека и др.


Позиция автора

Позиция автора понятна. Он считает, что «слепое» использование заимствований сегодня приводит к искажению алфавита, порче языка, нарушению функционирования языка, утрате культурных традиций.


Мое мнение. Аргумент1


Трудно не согласиться с мнением автора. Использование иноязычных элементов должно быть разумным, обоснованным, должно служить обогащению языка. Основу любого языка составляют исконные компоненты, но развитие и обогащение языка и культуры в целом происходит за счёт разных факторов, в том числе и за счёт заимствований.

Я считаю, что использование иностранных слов в родном языке оправданно только в том случае, если нет эквивалента. С засорением русского языка заимствованиями боролись многие наши писатели. М.Горький указывал: «Затрудняет нашего читателя втыкание в русскую фразу иностранных слов. Нет смысла писать концентрация, когда мы имеем свое хорошее слово – сгущение».


Мое мнение. Аргумент2.

Однако не всегда замена заимствований исконными словами выигрышна для языка. Например, в пушкинскую эпоху иностранные слова были запрещены. Адмирал А.С.Шишков, занимавший какое-то время пост министра просвещения, предлагал заменить слово фонтан придуманным им неуклюжим синонимом – водомет. Упражняясь в словотворчестве, он изобретал замены заимствованных слов: предлагал говорить вместо аллея - просад, бильярд – шарокат, кий заменял шаротыком, а библиотеку называл книжницей. Для замены не понравившегося ему слова калоши он придумал другое – мокроступы. Такая забота о чистоте языка не может ничего вызвать, кроме смеха и раздражения современников.


Заключение

Как бы мы ни относились к словам - иностранцам, ясно одно: они не должны портить язык. Использование заимствований в языке неизбежно. Этого требует научный и технический прогресс, политика, искусство. Если новые иноязычные слова необходимы русскому языку, то они займут своё место в нём, как заняли его слова телефон, школа, тетрадь и многие другие. Если они не нужны, то мода на них скоро пройдёт, как проходят болезни. В противном случае – что выбрать – имидж или образ, саммит или встреча в верхах, римейк или переделка, консенсус или согласие – зависит от каждого человека в отдельности, от уровня его образованности, рода деятельности и многих других факторов. При этом человек, заботящийся о сохранности языка, должен помнить слова А.Н.Толстого: «Там, где можно найти коренное русское слово, - нужно его находить»

Распопова Евгения

публицистический стиль речи примеры :: rkcrff

17.11.2014 07:58 Файл: Газетно - публицистический стиль речи примеры

где можно отсканировать документы в саратове

джей адамс руководство по церковной

Москва не прощается с чешскими трамваями" «Русский язык и культура речи». ТЕМА: Газетно-публицистический стиль.Характер-ным примером служат также газетные заголовки типа: "Не ждать манны небес-ной", "Соломоново решение", "Саркофаг или Ноев ковчег?", "Не испив той чаши", "Время собирать камни". Газетно-публицистический стиль. Газетная статья! Купи газету. В качестве примера можно привести слова и выражения из библии - библеизмы. Невероятное открытие! Житель глухой деревни Эксперименталово изобрел новый препарат, заставляющий куриц нести золотые яйца!Даниил, здравствуйте. В публицистическом стиле, особенно в газетных текстах, для выразительности речи нередко используются термины в переносном их значении: баланс политических сил, инфляция совести, атмосфера доброжелательности, паразитировать на теле общества.Пример не очень. 3. Публицистический стиль служит для воздействия на людей через СМИ ( газеты, журналы, телевидение, афиши Публицистический стиль речи представляет собой функциональную разновидностьНапомним, что газетно-публицистический стиль выполняет функции воздействия и сообщенияВ качестве характерного примера стиля «сообщения» обычно приводится научный стиль Напомним, что газетно-публицистический стиль выполняет функции воздействия и сообщения (информирования).Все это находит отражение в характере речи, в ее стиле. Типичным примером tabloids является нью-йоркская Daily Mirror.Исследователи газетно-публицистического стиля отмечают также множество цитат прямой речи и развитую систему различных способов передачи чужой речи. 5.4. А что насчет газетного стиля?.. Любой школьник должен читать не менее 2-х газет в неделю.Публицистический стиль — функциональный стиль речи, который используется в жанрах: статья, очерк, репортаж, фельетон, интервью, ораторская речь. Экспрессивные средства языка.Языковые средства. Примеры. Публицисти?ческий стиль — функциональный стиль речи, который используется в жанрах: статья, очерк, репортаж, фельетон, интервью, памфлет, ораторская речь. Публицистический стиль речи Характеристика публицистического стиля, изучение лексических и грамматических особенностей.Вот несколько примеров экспрессивности газетных заголовков: "Старый вагон на новый лад. Лексика различной стилистической окрашенности.Уровень языка: Лексика и фразеология. Пример публицистического стиля речи №1.
гражданин архипов договорился с бригадой рабочих, дактиль с примерами, где взять документы для сэс r

Субъект в новейшей русскоязычной поэзии – теория и практика

Ольга Северская (Москва)

Субъект лирический или публицистический? (от чьего имени говорит новая социальная поэзия)

Некогда запретные, самовосхваление и самодемонстрация ставят знак равенства между «Я» и «другими», между «Я-субъектом» и «Я-объектом», между внутренней интимной сферой «Я» и сферой «Я», рассчитанной на публику и предназначенной для публики. Человек, ранее разъединенный, теперь заново объединяется – ему возвращается его целостность, его истинная демократичность.

Ежи Фарино1

Новый виток в истории развития русской поэзии, на котором она закономерно переходит от эстетической своей модели к острой социальности,2 совпадает с возрастанием социально-протестных настроений в артистической среде, так называемого «артивизма»,3 что выражается, прежде всего, в сближении поэтического и публичного, политического дискурсов и медиатизации поэтической дискурсивной практики.4 В 2000-е гг. европейские поэты начинают использовать политические мотивы в лирике, и российские – не исключение:5 это П. Барскова, К. Медведев, А. Скидан, М. Сухотин, Е. Фанайлова и другие авторы рубрики «Новая социальная поэзия» журнала «Новое литературное обозрение», а также поэты-публицисты Д. Быков, И. Иртеньев и Л. Каганов, чьи тексты, ретранслируемые массмедиа, включаются в общий контекст политической коммуникации, в диалог между властью и оппозицией. Это с необходимостью ставит вопрос: от чьего же имени говорит новая социальная поэзия? И вопрос этот представляется достаточно принципиальным: лирическим или (медийно)публицистическим видится читателям, исследователям и критикам ее речевой субъект? ← 325 | 326 →

Поэтическое «я» глазами критиков

То, что сегодня налицо трансформация поэтической субъективности, уже не новость.

B. Вестстейн, например, наблюдая явную «эпизацию лирики»6, замечает, что имплицитные речевые субъекты сегодня в ней преобладают над эксплицитными:

Die Abwesenheit des lyrischen Ich in der russischen Gegenwartsdichtung kann tatsächlich als ein Trendbruch mit der Vergangenheit betrachtet werden. Wenn man das Inhaltsverzeichnis der Ausgaben russischer Dichtung des neunzehnten und zwanzigsten Jahrhunderts aufschlägt – […] dann kann man konstatieren, dass fast immer eine Anzahl von Gedichten mit „Я“ [Ich] anfängt, oder dass „я“ schon in der ersten Verszeile genannt wird7.

Das Ich des Dichters, der lautere lyrische Ausdruck, habe keine Bedeutung mehr8.

В этом выводе он опирается как на собственный опыт интерпретатора, так и на материалы дискуссии, инициированной несколько лет назад журналом «Знамя».

C. Чупринин, начавший эту дискуссию утверждением о превращении проникнутого личным опытом лирического «я», доминировавшего в частотном словаре русской поэзии на протяжении не одного столетия, в «я» некого «наблюдателя и воспоминателя»,9 нашел немало сочувственных откликов. Приведем наиболее показательные.

Во-первых, речь шла о проникнутости поэтического высказывания личным опытом, который читатель мог бы принять как свой, а значит, об ответственности автора «за слова». Б. Кенжеев, посетовав, что «вместе с „я“ (откровенным или скрытым) исчезают накал, страсть, радость и безысходность», констатировал:

Мало кто сегодня готов отвечать за базар. […] Удивительное свойство нынешней цивилизации – ее анонимность.10

М. Степанова, говоря о «фиктивных фигурах авторства», конкретизировала:

Вымывание «я» из стихотворных сборников и антологий, анонимные и псевдонимные проекты, опыты говорения голосами, опыты присоединения чужого ← 326 | 327 → слова […], речь, зависшая, как дирижабль, над границей персонального и безличного – детали большой картины.11

И. Роднянская предпочла термин «лирическая псевдонимия» и заметила, что

современная лирика – это преимущественно «призма авторского сознания» […] личная «призма» преломляет показания чувств и придает неповторимую избирательность впечатлениям, но не пропускает сквозь себя цепь лирических признаний, слагающихся в повествование о «судьбе поэта»,12

ей вторил Л. Оборин, согласно которому «поэты отказываются говорить и становятся оптикой».13

Во-вторых, особый интерес представляют высказанные в этой дискуссии мнения не столько об «уходе», сколько об «отступлении» авторского «я» в угоду читателю. Например, А. Родионов заметил:

Читателю непонятно, как кто-то в наше время вообще может говорить «я» и что-то там чувствовать, поэтому личности в искусстве пора натянуть на голову балаклаву […];14

А. Скворцов предположил:

Cовременные авторы, стремящиеся к «объективизму», демонстрируют не пренебрежение читателем, а, напротив, деликатно-уважительное отношение к нему;15

а М. Степанова поделилась убеждением:

Мыслить свою речь как общую – или обращенную к некоей общности, нашаривающую ее в темноте – значит избавлять ее от всего избыточного, от всего частного или собственного.16

Нечто похожее прозвучало и в предшествовавшем дискуссии интервью Г. Дашевского,17 который постулировал возможность социального (связанного с мыслью об уникальном целом) и романтического (проникнутого уникальностью собственного «я», как бы «отзеркаленного» поэтом) читательских прочтений поэзии:

У стихов нет своего сообщения: […] потому что в конечном счете о чем они говорят – решаешь ты.18

И это очень интересное наблюдение: возможно, сегодня лучше говорить не столько о редукции «образа автора», сколько о его невостребованности, а следовательно, игнорировании его текстовых «примет» читателем, которому социальное сегодня важнее индивидуального. ← 327 | 328 →

Что касается собственно социальной поэзии, то к ней весь этот спектр мнений еще более применим. М. Майофис, говоря о новом типе поэтического высказывания о политике, подчеркивает: автор (лирический герой) остро и активно реагирует на явления и события в социально-политической сфере, при этом лирическое «я» превращается в «я» свидетеля политических событий, которые «драматизируются» за счет соотнесения политических образов с системой поэтических констант и архетипов.19 М. Липовецкий считает, что «правильнее говорить не о политизации лирики, а о политике лирического субъекта, находящей свое воплощение во всех составляющих поэтического высказывания»,20 и хотя он имеет в виду лишь поэтику Е. Фанайловой, представляется возможным отнести это к новой социальной поэзии в целом, которая также

строит новую субъективность – политическую в том числе – на парадоксальном основании внутренних противоречий, на отчаянной интериоризации «внешних» конфликтов, на переживании социально отвратительного не как чужого, а как своего (что ни в коей мере не предполагает примирения и оправдания).21

Как следует из приведенного обзора, при всей афористичной привлекательности высказываемых положений о диалектике имплицитного и эксплицитного, субъективного и объективного, своего и чужого, лирического и эпического, поэтического и политического, литературная критика грешит известным импрессионизмом и скорее констатирует факты, чем классифицирует их и объясняет. Постараемся восполнить этот пробел, но прежде чем перейти к анализу поэтических текстов, обратимся к теории и договоримся о терминах.

Образ автора, лирический субъект (герой), автор в публицистике и медиа

Отталкиваясь от определения В.В. Виноградовым образа автора как «идейно-стилистического фокуса целого», «концентрированного воплощения сути произведения», объединяющего всю представленную в нем систему речевых структур, но не всегда выраженного эксплицитно,22 современные исследователи производные термины «лирический субъект» и «лирический герой» нередко употребляют синонимично. Некоторые отождествляют «лирического героя» с образом поэта, его художественным «двойником», вырастающим из текста лирических композиций, – четко очерченной фигурой с психологически отчетливым внутренним миром, а иногда и с ← 328 | 329 → определенными чертами пластического облика,23 другие же видят в нем объективированный субъект лирического сознания, открыто стоящий между читателем и изображаемым миром.24 Как представляется, двусмысленности можно избежать, если говорить в обоих случаях о так называемом «лирическом „я“»: по определению Г. фон Вильперта, это

Я, первое лицо единственного числа, в лирическом стихотворении – переживающий, чувствующий и высказывающийся субъект.25

При этом оказывается существенным, что статус лирического «я» подобен статусу «я» языкового. Последнее является знаком без референта, а потому на уровне речи и текста такое «я» может присваиваться любым говорящим, делая лирическое высказывание одновременно и сугубо личным, и анонимным, «ничьим».26 Именно это и позволяет лирическому «я» быть мерилом как авторской, так и любой иной речевой субъективности, зеркально отражая иные «я» – «другие» или «многие», также выраженные местоимениями.

Если разговор от первого лица считается конституирующей чертой лирики, то публицистический стиль также иногда определяется как лирический, т.е. субъективно авторский. Так, мэтр журналистики А.А. Аграновский утверждал:

Настоящая публицистика лирична. […] Лирична она в том смысле, что автор берет на себя смелость выступить со своими переживаниями, навеянными жизнью общества.27

В образе автора в публицистике принято выделять две составляющие: социальную и частную,28 в чем можно видеть параллель с подразделением лирического «я» на объективную, предназначенную для публики («я-объект»), и субъективную, внутренне-интимную («я-субъект»),29 или же поэтическую и человеческую (иногда представленную метонимически как «сердце», «душа», «разум», «совесть», «духовное начало» и т.п.)30 ипостаси, способные вступать друг с другом в диалогические отношения. Не случайно в перечне типов публицистической языковой личности31 с пропагандистом, полемистом, репортером, аналитиком соседствует художник.

В медийном пространстве «образ автора» трансформируется в «авторское начало»: под ним понимается «смысловая часть текста, в которой ← 329 | 330 → проявляется речевое поведение автора и его рефлексия по поводу своего текста»;32 оно получает выражение с помощью целого спектра средств – «от имплицитных модусных показателей до самостоятельных метавысказываний».33 Т.В. Шмелева указывает на то, что сегодня авторское начало в медийных текстах минимализируется: автору предлагается скорее отсутствовать, чем присутствовать в своем тексте;34 он превращается в «корпоративного субъекта», используя эллипсис, обобщенно-личные и страдательные конструкции, метонимическую персонификацию, различные средства «маскировки», в том числе с помощью чужих текстов, соположенных в медиапространстве, но несовместимых в пространстве культурном.35 Интересно, что и в поэзии, и в медиасфере сегодня одновременно действуют два разнонаправленных вектора: раскрепощение «я», вызванное эссеизаци-ей обеих областей,36 и его подавление, сведение до анонимности.

Таким образом, налицо известный параллелизм развития субъективности поэтического, публицистического и медийного текстов и интерференция соответствующих дискурсивных практик. На это обращают внимание и сами поэты: например, М. Амелин называет гражданскую поэзию «рифмованной публицистикой»,37 а П. Арсеньев утверждает, что «задача […] художника должна заключаться в том, чтобы […] революционизировать медиа».38 Как публицистику расценивают политизированную поэтическую речь и журналисты и литературные критики.39 Поэтому интересно проанализировать, что общего у новой социальной поэзии и наиболее авторски отмеченного медийного речевого жанра, и понять, действительно ли «авторское начало» в новых текстах конституируется скорее публицистическим, нежели лирическим субъектом.

Публицистичность поэзии, поэтичность публицистики

Прежде всего, сходство обнаруживается в политико-идеологическом модусе подачи материала. Референтной основой поэтического высказывания становятся политические реалии: явления, факты, события и их действующие лица, так называемые политические деятели и активисты. В «новой ← 330 | 331 → социальной поэзии» это, как правило, реалии, осмысленные и вербально представленные в личном и публичном дискурсивном пространствах.

В некоторых случаях поэт описывает политические события, в которых сам принимал непосредственное участие. Это касается, прежде всего, К. Медведева, рассказывающего, например, в красках о «походе на мэрию» и подчеркивающего свою роль в коллективе соотношением местоименных форм множественного и единственного числа – включением авторского «я» в конкретно членимое и абстрактное множества:

нам согласовали антифашистский митинг, но не согласовали шествие.
мы с правозащитником Пономаревым пошли разбираться в мэрию.
Пономарев был очень зол. я его слегка сдерживал […],40

или об участии в защите Химкинского леса.41

В других случаях референтом является некое историческое событие, имевшее общественно-политический резонанс. Например, блокада Ленинграда в «Сделанность (ленинградские картины)» П. Барсковой, где описываются «город-смерть», «воспаления бомбардировщиков», «изверженья зениток» и конкретная история любви, представленная в «аккуратных», «несколько простодушных» воспоминаниях – документе, «пересказываемом» автором.42 Или же высадка человека на Луну в стихотворении Ю. Лейдермана «20 июля 1969», в котором упоминаются Кеннеди, Брежнев, Путин, а также Наполеон (это прецедентное имя к тому же имплицирует представление «о наполеоновских планах» как одной из реалий советской эпохи):

Полет американцев на луну
как бросок перчаткой в Советский Союз, – президент Кеннеди сказал,43

– «бросок перчаткой» упоминается в тексте несколько раз, и каждый раз появляется некий ответ на «космический» вызов: «могли послать ракету – не послали», «звездное равнодействие социализма», «тыканье бедер в Луну Юли с Леной (т.е. девочек из дуэта «Тату», О.С.)».44

Это может быть и имевший место в действительности разговор политического толка, как в стихотворении И. Померанцева, где воспроизводится полилог автора «с Великим Американским Поэтом, / его миловидной женой / и маленьким американским поэтом»,45 в ходе которого обсуждаются «фашистский режим» (политический и коммерческий), американский «Президент и его команда», «ФБР», «политическое убежище» и многое другое. Каждая из тем обнаруживает несовпадение точек зрения на то, что ← 331 | 332 → удостаивается «криков», «воплей», «камлания», «потрясающей акустики», а что – «мертвой тишины»:

– Знаете, Майкл, у вас есть стихи о том, как американская солдатня
в 1954 году у побережья Исландии расстреляла сто китов,
так, забавы ради.

– А, эти стихи нравились Вознесенскому.

– Мне тоже нравятся. Но вот какая незадача:
у нас это делали с людьми, и более основательно.

– Ага. Я буду размышлять.46

Заметим, что «я»-субъект в этом тексте представлен имплицитно, подразумеваясь в эксплицитных образах американских поэтов «от мала до велика» («они»-субъекты, каждый из которых выступает в определенный момент как «ты-» и даже «я»-субъект) и имплицитном же образе поэта-автора, который обозначен на поверхностном текстовом уровне корреляцией местоименных форм (мне – у нас – у вас), отражающей также сопоставление фактов с определенной точки зрения.

В качестве референтной может рассматриваться ситуация, имевшая место в действительности и отраженная в СМИ, иными словами, первичная референция осуществляется к медиатексту, как, например, у Х. Закирова в «Дневнике 2010 года: июнь», где авторское начало обнаруживается в следующих за местоимением «я» модусных глаголах (автор читает, вспоминает), в омонимии форм предлога «судя» и деепричастия «судя» (от еще одного модусного глагола: «судить», с помощью которого имплицируется авторская логика и оценочность), а также в использовании синтактического и смыслового параллелизма в представлении фрагментов медиакартины мира и реальности:

Я читаю статью
о том, как на юге Киргизии насиловали и убивали узбечек –
именно потому, что они узбечки.
[…]
Там,
под мириадами звезд, прошлым летом
грабили, жгли, убивали, поливали свинцом
безоружных защитников глинобитных кварталов,
родной махалли, своего
дома. Помню подобное в Фергане,
лет двадцать назад, когда и у нас
безумная, озверевшая толпа
шла с дубинами, утыканными гвоздями, со списками, где имена
и адреса турков-месхетинцев, и лишь некоторых, немногих
спасли их соседи-узбеки. Больше спасли солдаты,
но здесь, в Киргизии, судя по тексту, милиция и армия
(речь, безусловно, не обо всех) шли вместе с толпой.47← 332 | 333 →

Политико-идеологический модус подачи материала – важнейший, но не единственный признак публицистичности текста: среди них, определяя публицистику как особый стиль и особый тип дискурса, Н.И. Клушина называет также социальную оценочность и открытую авторскую позицию, предполагающую прагматическую направленность на адресата, которая проявляется в выборе экспрессивных выражений с высоким потенциалом воздействия.48 В публицистической поэзии именно авторская позиция предопределяет выбор идеологем и экспрессивных средств с ярко выраженной оценочностью.

Идеологемы, т.е. вербально-ментальные стереотипы, по Н.И. Клушиной,49 представлены в рассматриваемых текстах достаточно широко.

У авторов «новой социальной поэзии» можно встретить такие идеологизированные концепты, как «Империя», «война с фашизмом», «борьба с „культом личности“», «языковой тест», «узники Болотной площади», «гражданская оборона», «война», «пространство переворота», «ребрендинг», «гомофобия», «толерантность», «далекое ближнее зарубежье» и многие другие. Можно отметить и появление «медиалогем», например: «жесткий трэшак в праймтайм», «трупы в новостях», «криминальные сводки», «увидеть в новостях» и т.п.

Что касается идеологизированных образов, то самый популярный из них – это, пожалуй, «гастарбайтер», который оказывается в центре внимания сразу трех поэтов – К. Чухрова,50 Г. Беневича,51 Р. Осминкина52. При этом «га-старбайтер» становится настоящим лирическим героем, «двойником» поэта.

Оценочность, как и в публицистике, достигается за счет употребления лексем с положительными или отрицательными языковыми коннотациями, а также за счет иронии – и в случае использования ее в языковой игре, например:

мы все гастарбайтеры в мире,
[…]
и веке, в котором мы только гости
работники на мировом погосте,53

и в случае интерпретации описываемой ситуации в ироническом ключе с помощью параллелизма, как в следующем отрывке: ← 333 | 334 →

[…] у воображаемого рабочего должен быть воображаемый поэт
который пишет ему одному
о том какой он трудолюбивый могучий честный
и как на нем все зиждется
тем самым воображаемый поэт сам становится
могучее честнее трудолюбивее!54

Ирония делает высказывание двуплановым: первый план, как замечает Н. И. Клушина, рассчитан на «неискушенных людей, которые понимают речевое сообщение однозначно»,55 второй же представляет собственно иронию, переносное значение, контрастное по отношению к буквальному. Нужно заметить, что ирония в публицистической поэзии становится главным приемом формирования социальной оценки. И одним из способов выражения оценки является карнавальный пастиш с ироническим преодолением цитируемого «авторитетного мнения», которым особенно успешно пользуются Д. Быков, И. Иртеньев и Л. Каганов: ссылка на «авторитет», его слова в данном случае сродни говорению от имени другого, речевая «маска», в прорезях которой (если продолжить метафору) можно увидеть истинное авторское лицо.56 Поэзия опять же заимствует прием выражения оценки у публицистики, которая использует квазицитирование57 в целях манипуляции общественным сознанием.

Речевые субъекты новой социальной поэзии

Анализ коммуникативной рамки текстов русской «новой социальной поэзии» показывает, что политически окрашенное поэтическое высказывание чаще всего оказывается ответом на некий не персонифицированный вызов со стороны общества:

Вот несущие конструкции, мне говорят, вот мир, говорят, повернутый к тебе задницей. Что ты на это скажешь?58

Стихотворение может строиться как серия ответов на вопросы, которые могут быть заданы кем угодно – обществом, сторонним собеседником, автором (например, читателю, реальному собеседнику или самому себе):

что это было? чеченский след
привел к нарушениям процедурным
внутри силового ведомства […]
что это было? менты винтят
демонстрантов на потускневших кадрах
← 334 | 335 →из хроники Перестройки […]
что это было? фабричный люд
после банкротства завода ищет
работу на стороне […] и т.д.59

В приведенном примере постоянно повторяющийся вопрос уравнивает общественное-политическое и частное в жизни поэта:

что это было? засахарен мед
в трехлитровой банке от перекисших
огурцов […]
что это было? декседрин иль прозак
кислородное голодание вызвали,60

диалог и внутреннюю коммуникацию, а совпадая по форме со сленговым «(И) что это было?» (употребляющимся в отношении чего-то странного, того, чего быть не должно), становится знаком удивления, за которым следуют размышления о том, как такое вообще возможно, предположения о причинах «загадочного явления» и поиски путей решения стоящей за ним проблемы. Правда, в рамках процитированного текста ответа на вопрос так и не находится:

что это было? и было ли что и будет ли что-нибудь, и бу-бу-бу-бу […]61

все уходит в слова, у которых также нет авторства, они образуют многоголосый хор, в котором каждый голос привносит свое видение ситуации.

Заметим, что тактика повторения (полу)риторических вопросов – сегодня одна из наиболее употребимых и в публицистике, и в ретранслируемом медиа публичном политическом дискурсе.

Что касается позиции говорящего, то она выражается по-разному.

И.И. Ковтунова обращает внимание на то, что «я» может звучать от имени другого62 или отождествляться с лицом из «определенной социальной группы, к которой поэт заведомо не принадлежит».63 Неоднозначным бывает и лексическое выражение «образа автора»:

Автор (лирическое я) может быть выражен не только первым лицом, но и вторым (при автоадресации) и третьим (при отчуждении я).64

В роли говорящего может выступать персонаж, который прячется за брутальной, эпатажной речевой маской, как, например, в поэзии В. Нугатова, который, по словам Т.С. Потаповой,

говорит «за» поколение и социум, оставаясь фигурой, локализованной «здесь и сейчас», но не вполне проявленной как индивидуальность.65← 335 | 336 →

Впрочем, В. Нугатов примеряет не только различные маски, но и использует разные указания на общность (порой экзотические: «лэцгоу олл чугэва»66), в том числе и местоимение «мы», обозначающее некую группу лиц, включая и говорящего, – «мы пропагандируем поэзию […] стихи […] интеллектуальную составляющую»67:

они нас сериалами
а мы их толерантностью
они нас гомофобией
а мы их культуркой
они криминальными сводками
а мы ***** литературоведческим анализом.68

Местоимение «мы» довольно широко используется в «новой социальной поэзии» (нередко с указанием на социальную общность, к которой принадлежит автор текста в реальности или возможном мире текста):

А мы, левые, не чувствуем твердо никаких своих прав,
разве что эфемерное право на утопию,69

как и соответствующие первому лицу множественного числа глагольные формы:

преодолеем отделение от реальной жизни и пассивности
организуем свое неповиновение в творчестве […]
мы сами творцы своей судьбы
мы пришли сюда, чтобы жить70

о, чтобы было, к чему отнестись
с пониманием,
входим в огонь […]
в воздух, которым дышать невозможно.71

Поэтический дискурс в этом испытывает влияние политического: в речи политиков сегодня преобладают «мы»- и «вы»-формы (у Путина в совокупности это 70% употреблений, у Медведева – 76%),72 в то время как в норме в лирической поэзии преобладать должны «я»-формы, соотносимые с лирическим субъектом.

Часто встречаются неопределенно-личные и обобщенно-личные формы: ← 336 | 337 →

бывает хочется сказать товарищи и господа
хватит подчиняться
все на баррикады73

захочешь написать о рабочем классе
придешь на завод
а там нет никакого рабочего класса
одни хипстеры шарятся74

против читателя,
против тебя,
вообще человека, […]
ложь, ложь, ложь75

Ты бы смог пройти мимо Чечни,
повстречай ты ее в коридоре?76

Местоимение «я» обычно имеет расщепленную референцию, которая определяется как соотношением автора и лирического героя, так и внутри авторского «я» – диалектикой социальной и индивидуальной его ипостасей, что можно показать на примере «По дороге на защиту Химкинского леса […]» К. Медведева, в котором Т.С. Потапова справедливо отмечает совмещение «агитационного порыва и мучительной рефлексии»:77

По дороге на защиту леса я думал о бессилии,
обсасывал в уме старую идею о том, что использование оружия
это признак бессилия.
вот об этом я думал.
Когда нам навстречу выдвинулся полк ОМОНа и все ошалели,
но уже не от философского, а от вполне земного человеческого бессилия,
я с восторгом вспомнил идею из одного анархистского манифеста
о том, что мол размышлять о пацифизме может только тот, кто
владеет оружием,
вот бы нам оружие подумал я, мы бы здорово порассуждали о пацифизме,
и вдруг в этой высшей точке нашего бессилия появилось оружие:
наши ряды раздвинулись и из самой гущи студентов-пацифистов,
пропащих интеллигентов и местных пенсионеров застрекотал пулемет.
Омоновцы падали как подрубленные деревья Химкинского леса.
Но все-таки главное чтоб революции не было – сказала Женя Чирикова,
когда мы стоя над кучей трупов пытались сообразить что же делать дальше. ← 337 | 338 →
Во время октябрьской революции было убито меньше народу, чем сегодня, сказал я.78

Казалось бы речь здесь идет о конкретном общественно-политическом событии: защите Химкинского леса, участниками которого были присутствующие в тексте как персонажи, с одной стороны, «студенты-пацифисты, пропащие интеллигенты и местные пенсионеры», с другой стороны, «полк ОМОНа», «омоновцы». Однако видение события противоречит его медиатрактовке: в новостях сообщалось об избиении протестующих омоновцами, в тексте же, напротив, «омоновцы падали как подрубленные деревья Химкинского леса», а участники пикета стояли «над кучей трупов». И это не единственное проявление авторского начала, авторской точки зрения.

К. Медведев использует практически все известные специалистам по поэтике и медиологам стратегии усложнения образа автора:79 ссылки на источники информации («один анархистский манифест»), косвенную речь («идея о том, что […]: использование оружия это признак бессилия, размышлять о пацифизме может только тот, кто владеет оружием», ср. авторскую реплику в воображаемом диалоге: «вот бы нам оружие подумал я, мы бы здорово порассуждали о пацифизме», с дальнейшей реализацией темы «бессилия» и «оружия»), чужой голос прямой речью, который, благодаря лексическому повтору сопрягается с голосом автора («Но все-таки главное чтобы революции не было – сказала Женя Чирикова [...] Во время октябрьской революции было убито меньше народу, чем сегодня, сказал я»), использование глаголов ментальной сферы, переводящих реальный план в воображаемый и наоборот («вот бы нам оружие подумал я […] и […] застрекотал пулемет»).

Авторское «я» включается не только в различные общности («я»-субъект может прятаться за местоимением «мы»: «вот бы нам […], наши ряды раздвинулись, мы […] пытались сообразить что же делать дальше, но может и быть эксплицитно представленным участником диалога: я – Женя Чирикова). Автор обнаруживает свое присутствие и использованием форм прошедшего времени глаголов – как моделирующих предметный план, так и модусных глаголов ментальной сферы («думал», «обсасывал в уме», «вспомнил», «(тогда) подумал»), тем самым определяя свою речевую позицию в координатах актуализации высказывания «здесь» и «сейчас».

Преобладание обобщенно-личных форм обозначения позиции говорящего и разделение авторского «я» на социальное и индивидуальное, как представляется, свидетельствует о принципиальной диалогичности «новой социальной поэзии» и ее нацеленности на адресата, о чем, в принципе, говорят и эти строки Н. Денисовой: «читай я пишу / слушай я дышу»,80 которые ← 338 | 339 → как бы предлагают читателю и автору меняться ролями, приглашая «присвоить слова», совершив референтную замену.

Таким образом, «новая социальная поэзия» обнаруживает в себе все признаки нового публицистического стиля: насыщенность идеологемами, ярко выраженную социальную оценочность, формируемую, в частности, иронией и цитатой, авторскую субъективность и направленность авторской позиции на адресата, воздействие на сознание и подсознание которого с помощью эксплицитно и имплицитно представленных в тексте экспрессивных языковых средств становится главной задачей. Кроме того, эта поэзия полноправно участвует в политической коммуникации, отражая оппозиционные настроения общества и встраиваясь в массмедиа не только формально, но и заимствуя у политической коммуникации и СМИ некоторые дискурсивные особенности. И вместе с тем, при всей выраженной публицистичности, авторское «я» не теряет и лиризма, в предельном случае вмещая в себя (как и в классической поэзии) весь мир: как замечает Е. Фарино,

безреферентность, условность лирического «я» ведет тому, что реципиент такого высказывания легко принимает это «я» на себя, идентифицируется с ним.81

А значит, лирическое начало поэтической субъективности как раз и предопределяет ее публицистическую функцию.

Литература

Аграновский, А. (1980): Своего дела мастер. Заметки писателя. М.

Александров, Н. / Ларина, К. / Орлов, А. (2011): Культурный шок: фельетонная поэзия

(09.04.2011). http://www.echo.msk.ru/programs/kulshok/764191-echo/ (21/09/2016). Алышева, Ю. (2012): Речевой портрет современного политического лидера. Автореферат… канд. дисс. Волгоград. Амелин, М. и др. (2002): Поэзия и гражданственность // Знамя. 10, 2002. 189-207. Арсеньев, П. (2010): Литература факта как последняя попытка назвать вещи своими

именами // Транслит. 6/7, 2010. 37-52. Барскова, П. (2010): Сделанностью // НЛО. 102, 2010. http://magazines.russ.ru/nlo/2010/102/ba1.html (21/09/2016). Беневич, Г. (2014): Поэма о гастарбайтерах // НЛО. 127, 2014. http://magazines.russ.ru/nlo/2014/3/2b.html (21/09/2016). Виноградов, В. (1971): О теории художественной речи. М.

Голынко-Вольфсон, Д. (2010): Что это было // НЛО. 106, 2010. http://magazines.russ.ru/nlo/2010/106/vo1.html (21/09/2016). Денисова, Н. (2012): Чоп-чоп // НЛО. 115, 2012.

http://magazines.russ.ru/nlo/2012/115/d2.html (21/09/2016). ← 339 | 340 →

Дашевский, Г. (2012): Григорий Дашевский: как читать современную поэзию / Записала В. Бабицкая. http://os.colta.ru/literature/events/details/34232 (21/09/2016).

Зайцева, А. (2010): Спектакулярные формы протеста в современной России: между искусством и социальной терапией // Неприкосновенный запас: дебаты о политике и культуре. 4 (72), 2010. М. 47-69.

Закиров, Х. (2012a): Три взгляда на Ферганские окрестности // НЛО. 113, 2012. http://magazines.russ.ru/nlo/2012/113/z2.html (21/09/2016).

Закиров, Х. (2012b): Le serpent rouge // НЛО. 113, 2012. http://magazines.russ.ru/nlo/2012/113/z2.html (21/09/2016).

Кайда, Л. (2008): Эссе: стилистический портрет. М.

Клушина, Н. (2008): Стилистика публицистического текста. М.

Ковтунова, И. (2005): Категория лица в языке поэзии // Красильникова, Е. (отв. ред.): Поэтическая грамматика. Т. I. М. 7-72.

Корман, Б. (1981): Целостность литературного произведения и экспериментальный словарь литературоведческих терминов // Финк, Л. (отв. ред.): Проблемы истории критики и поэтики реализма. Куйбышев. 39-54.

Лейдерман, Ю. (2010): 20 июля 1969 // НЛО. 101, 2010. http://magazines.russ.ru/nlo/2010/101/le1.html (21/09/2016).

Липовецкий, М. (2013): «Есть смерти для меня…»: Политика субъективности в поэзии Елены Фанайловой // Шталь, Х. / Рутц, М. (ред.): Имидж, диалог, эксперимент – поля современной поэзии. München / Berlin / Washington. 309-323.

Медведев, К. (2011): «Поход на мэрию» и другие стихотворения // НЛО. 111, 2011. http://magazines.russ.ru/nlo/2011/111/me1.html (21/09/2016).

Майофис, М. (2003): «Не ослабевайте упражняться в мягкосердии»: Заметки о политической субъективности в современной русской поэзии // НЛО. 62, 2003. М. 323-339.

Нугатов, В. (2011): Пропаганда поэзии // НЛО. 107, 2011. http://magazines.russ.ru/nlo/2011/107/nu2.html (21/09/2016).

Осминкин, Р. (2012): Текст, написанный после девяти дней работы строителем […] // НЛО. 115, 2012. http://magazines.russ.ru/nlo/2012/115/o3.html (21/09/2016).

Померанцев, И. (2009): Мы сидели в ресторане Palffy Palace [] // РЛО. 95, 2009. http://magazines.russ.ru/nlo/2009/95/po3.html (21/09/2016).

Потапова, Т. (2012): Новая социальная поэзия // Уральский филологический вестник. 4, 2012. 231-237.

Роднянская, И. (1987): Лирический герой // Литературный энциклопедический словарь. Под общ. ред. В. Кожевникова, П. Николаева. М. 185.

Рымбу, Г. (2013): Передвижное пространство переворота // НЛО. 124, 2013. http://www.nlobooks.ru/node/4140 (21/09/2016).

Северская, О. (2011): «Интеллектуал интеллектуалу шамбалит что-то про шамбалу…» (на каком языке современная поэзия говорит с интеллигенцией) // Никольский, С. Et al. (ред.): Проблемы российского самосознания: народ, интеллигенция, власть. Уфа. 371-379.

Северская, О. (2012): «Читатели газет»: поэтическая журналистика как новый феномен СМИ // Медиаскоп. 3, 2012. http://www.mediascope.ru/node/1132 (21/09/2016).

Северская, О. (2014): Поэтическая журналистика: поэзия в современных каналах массовой коммуникации // Векшин, Г. (отв. ред.): Методология и практика русского ← 340 | 341 → формализма: Бриковский сборник. Вып. II: Материалы международной научной конференции «II Бриковские чтения: Методология и практика русского формализма» (Московский государственный университет печати, Москва, 20–23 марта 2013 года). М. 274-279.

Северская, О. (2015): Новый публицистический стиль: поэтические и политические практики (на примере «политической» поэзии России и Германии) // Stylistika. 24, 2015. Opole. 141-162.

Солганик, Г. (2003): Публицистический стиль // Культура русской речи. Энциклопедический словарь-справочник. Под ред. Л. Иванова, А. Сковородникова, Е. Ширяева. М. 527-529.

Тихомиров, О. (2001): Что за символы нынче в чести? // Время «Ч»: Стихи о Чечне и не только. Cост. Н. Винник. М. 112.

Фарино, Е. (2004): Введение в литературоведение: учебное пособие. СПб.

Чарыева, К. (2014): Измененный покой // НЛО. 126, 2014. http://magazines.russ.ru/nlo/2014/126/2ch-pr.html (21/09/2016).

Чупринин, С. (2012): Стихи без героя? Приглашение к дискуссии: А. Родионов, И. Волков, И. Роднянская, А. Алехин, Б. Кенжеев, А. Улюкаев, А. Скворцов, С. Львовский, Л. Оборин, М. Степанова // «Знамя». 11, 2012. М. 197-215.

Чухров, К. (2013): Метропоэма // НЛО. 120, 2013. http://magazines.russ.ru/nlo/2013/120/ch2.html (21/09/2016).

Шмелева, Т. (2012): Медийное речеведение: сборник статей [электронный ресурс]. Великий Новгород. http://www.novsu.ru/file/1145792 (21/09/2016).

Эпштейн, М. (1988): Парадоксы новизны. О литературном развитии XIX–XX веков. М.

Эпштейн, М. (2000): Постмодерн в России. Литература и теория. М.

Lindgaard, J. (2005): Artivisme. In: Vacarme. 31, 2005. Paris. 30-37.

Weststeijn, W. (2016): Das lyrische „Ich“ in der russischen Gegenwartsdichtung // Stahl, Henrieke / Korte, Hermann (Hgg.): Gedichte schreiben in Zeiten der Umbrüche. Tendenzen der Lyrik seit 1989 in Russland und Deutschland. Leipzig. 143-151.

Wilpert, G. von (2001): Sachwörterbuch der Literatur. Stuttgart. ← 341 | 342 → ← 342 | 343 →


Искусство речевого манипулятора в теоретическом аспекте (на примере автора публицистического дискурса) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

ФИЛОЛОГИЯ

Н.В. Бизюков

ИСКУССТВО РЕЧЕВОГО МАНИПУЛЯТОРА В ТЕОРЕТИЧЕСКОМ АСПЕКТЕ

(НА ПРИМЕРЕ АВТОРА ПУБЛИЦИСТИЧЕСКОГО ДИСКУРСА)

Манипуляция, манипулятивный публицистический дискурс, массовая аудитория, информация.

Исследуя особенности создания информации, фильтрации и обработки сведений, обращая внимание на сложность мира СМИ, в том числе печатных источников, лингвисты, предупреждают о необходимости критического восприятия прессы [Костикова, Кузнецова, 1999, с. 94]. Мнение о том, что при помощи СМИ возможно «спроектировать любое общество... граничит с самообманом...» [Шапошникова, 2008, с. 98]. Одной из серьезных причин не доверять на сто процентов публицистическим статьям является манипуляция сознанием и поведением читающей аудитории.

Под речевым (и языковым) манипулированием нами понимается такой вид речевой деятельности, который скрыто воздействует на сознание адресата с целью вызвать у последнего интенции, отношения к некому явлению и желания, отличающиеся от тех, которые имелись у него до контакта с манипулятором и выгодных лицу, производящему манипуляционные действия.

В рамках данной статьи будем пользоваться терминами «языковая манипуляция» и «речевая манипуляция» как близкими синонимами.

Речевая манипуляция суть воздействие на адресата, направленное не столько на обновление багажа знаний реципиента, сколько на изменение совокупности его убеждений и особенностей мышления. Очевидно, что языковые единицы манипулятивного публицистического дискурса (далее — МИД) выполняют функцию скорее единиц влияния, нежели информирования.

Речевая манипуляция резко отличается от речевого насилия и агрессии, которые в данной статье не рассматриваются. Язык журналиста — явление сложное [Витьковская, 2003, с. 17]; автор МИД не станет прибегать к столь грубой форме воздействия. Это не принесет желаемого результата; эффект, напротив, будет обратным. Даже в межличностном общении речевой террор в любой форме порождает лишь внешний стимул к действиям. Необходимость подчиниться противнику, превосходящему по силе и возможностям жертву манипуляции, почти наверняка не породит в сознании адресата добровольного стремления к побуждаемым действиям и / или особенностям мышления. Грубое принуждение массового адресата чревато куда более серьезными последствиями, насколько именно — сказать трудно. Поэтому для достижения действенного и безопасного эффекта искусный манипулятор стремится не к прямым, а косвенным, неявным внушениям, влияющим не столько на интеллектуальную сферу, сколько на подсознание, для воздействия на которое внимание акцентируется не на своем поведении и предпочтениях, но на концептуальной стороне мышления и деятельнос-

ти адресата. Вопреки принуждению, в центре которого языковой агрессор ставит свое поведение и предпочтения, техника «лжеподстраивания» под адресата значительно повышает шансы достичь поставленных целей без раскрытия намерений.

Сфера применения речевой манипуляции очень широка: индивидуальное общение, реклама, сетевой маркетинг, политическая агитация. Особенно широко к манипуляции прибегают средства массовой коммуникации, в том числе печатные информационные источники. Несомненный интерес в этом отношении представляет публицистический дискурс, направленный на апелляцию не к интеллекту, но к эмоциям массового читателя, формирование у него предрассудков и стереотипов, являющихся целью манипулятора. МПД строится таким образом, чтобы максимально эффективно решить поставленные задачи в зависимости от конкретной ситуации — объективных фоновых знаний, актуализированных автором в данном ПД, или вертикального контекста [Игнатов, 2006, с. 114—115] в условиях нехватки данных для прогноза реакции других участников коммуникации и некоторых стеснений собственных коммуникативных действий.

В общении на повседневном уровне манипулятор, непосредственно контактируя с собеседниками и зная особенности своих жертв, может с ходу выбирать и менять тактику. Речевое манипулирование в публицистическом дискурсе значительно отличается от менее систематичного и «изощренного» манипулирования в межличностной коммуникации. Это сложная система специально отобранных, проверенных на практике и постоянно совершенствующихся стратегий, тактик и приемов [Павлова, 2003, с. 60]. Перед автором МПД по сравнению с рядовым манипулятором стоит более сложная задача, для успешного решения которой необходимо устранить ряд проблем. В силу ограниченного объема статьи остановимся лишь на некоторых из них, которые, на наш взгляд, являются наиболее важными.

Автор ПД должен оказать влияние на массового адресата, на все социальные слои широкой аудитории, ведь печатное издание относится ко всему обществу, неисчисляемому количественно и разнородному по качеству [Луканина, 2003, с. 125]. Эти черты социума заслуживают серьезного внимания манипулятора. Создавая текст, он не должен забывать об огромном количестве потенциальных адресатов. Следовательно, автор МПД не может располагать знаниями о том, насколько аудитория информирована о поднимаемых в статье вопросах и проблемах [Черкашина, 2001, с. 234]. Таким образом, манипулятивная статья высоко информативна для введения в курс дела любого, даже случайного читателя; язык статьи прост и понятен, для доступности усвоения информации и рассуждений автора представителем любого социального слоя. Заметим, что под простотой текста статьи мы подразумеваем его краткость и доступность для любого потенциального адресата [Медведева, 2003, с. 26], но не «простец-кость» [Петрова, 1981, с. 41] — такая черта статьи неизбежно обернется против поставленных автором целей.

Серьезного внимания журналиста заслуживает такая характеристика общества, как социальность и ее параметры: жизненный опыт, мировоззрение, поколение, социальная группа [Арский, 2001, с. 21]. Едва ли возможна ситуация, при которой имеет место полное совпадение параметров социальности коммуникантов — автора и массового адресата. В связи с этим манипулятор СМИ должен так выстраивать свою деятельность, чтобы достичь цели наверняка — применять универсальные, не дающие сбой средства убеждения в выдвигаемой им точке зрения как единственно правильной.

Как уже говорилось выше, автору МПД не следует упускать из виду необходимость работать не на какой-то один слой общества (если только печатное издание не рассчитано на строго ограниченный круг читателей), а на все читающее общество. Последнее может быть условно разделено на две категории — активная аудитория, способная самостоятельно вычленить необходимую информацию, и пассивная, более многочисленная [Там же, с. 130]. Очевидно, что максимально продуктивной будет апелляция к

большинству. Более того, пассивная аудитория по определению сильнее подвержена речевой манипуляции. Даже в том случае, если активная часть читающего социума раскроет намерение манипулятора и все действия последнего окажутся бесполезными, пассивная аудитория как подавляющее большинство окажет решающее воздействие количественно — цель будет достигнута.

Главное отличие речевого поведения автора МПД и рядового коммуниканта мы видим в следующем: простой говорящий субъект ставит перед собой цель лишь передать информацию и / или произвести требуемый эффект; автор МПД, помимо вышеуказанных намерений, в какой-то степени относится к создаваемому им тексту как к объекту лингвистического исследования. Убеждая аудиторию в своей «правоте», журналист-манипулятор принимает во внимание не только умение правильно и убедительно выражать мысли, но и задумывается о лингвистических закономерностях речи. Применяя положения теоретического языкознания, автор МПД имеет перед рядовым читателем преимущество, позволяющее доносить информацию и намерения не прямо, а косвенно.

Автор МПД не увидит сиюминутной реакции на свою статью, более того, он не знает своей аудитории и может только предположить, каковы ее особенности и характеристики. Ситуация складывается таким образом, что предвидеть последствия воздействия МПД на адресата значительно сложнее, нежели при прямом контакте. Поскольку при составлении МПД автор, обращаясь к массовой аудитории, не имеет реального, видимого адресата, происходит конструирование последнего [Бергельсон, 2005, с. 61]. Искусство автора познавать получателя информации, увидеть его особенности и найти к ним подход может применяться лишь наугад. Использование «техники моделирования внутренних особенностей личности» — коммуникатора [Шайхуллина, 2001, с. 153] — требует большей осторожности — следует помнить, что, хотя между автором и массовым читателем нет прямой связи и реакция на МПД всегда отсрочена в пространстве и времени, автор все время находится «на виду». В случае неудачной апелляции к адресату доверие будет подорвано и дальнейшие статьи не приведут к желаемому результату.

Составляя МПД, автор не должен ясно выражать свои намерения и излагать цели статьи — лишь для него одного они должны быть конкретными и отчетливо сформулированными. Его целью как манипулятора (мы уже отмечали это выше) является косвенное внушение. При этом вовсе необязательно доносить до читателя весь созданный ПД либо его какие-то фрагменты таким образом, чтобы они сохранялись в памяти в первозданном виде. В памяти материал не должен сохраняться ни в процессе прочтения, ни после него, главное, чтобы МПД привел к перестройке тезауруса знаний массового адресата [Постнова, 2001, с. 107]. Однако дело не только в информационном влиянии, манипуляция — процесс более сложный, ставящий перед собой и иные цели. Автор МПД, показывая некие события (в случае, если статья информативная) и, наряду с изложением фактов, анализируя сложившуюся ситуацию (в аналитической статье), преследует своей целью сделать адресата субъектом оценки, стараясь всеми возможными (этически и морально допустимыми) способами вызвать у последнего именно тот настрой, который необходим автору как манипулятору. Поскольку читающая аудитория очень обширна и часто может не ограничиваться гражданами конкретной страны, субъектом оценки неизбежно выступают большие неконтактные социокультурные группы (нация, поколение, класс) или даже все человечество в целом [Каган, 1997, с. 89], как это случилось несколько лет назад при публикации в европейской прессе карикатур на пророка Мухаммеда. Автору МПД следует применять приемы манипуляции наверняка — в противном случае субъект оценки, даже не раскрыв намерения автора, выберет объектом критики не то, что ему «предлагается» в МПД, а самого манипулятора. Очевидно, что такой поворот событий приведет к дискредитации журналиста, и даже всего печатного издания.

При наполнении содержимого МПД выразительностью главной целью опытный автор ставит не стремление к самовыражению, но направление всей выразительности

своего произведения на читающую аудиторию. Здесь в первую очередь внимание заостряется не на экспрессивности, а на смежной, очень близкой ей по значению категории — импрессивности [Блох, 2000, с. 65; Фрейдина, 2005, с. 126]. Массовая аудитория должна почувствовать, что автор не стремится привлечь внимание к своей персоне, но взывает к читателям, именно им предоставляя возможность самовыражения, которое ввиду авторской манипулятивной интенции должно воплотиться в виде вырабатываемой МПД моральной установки, принятия позиции автора и его оценки происходящего.

Опытный создатель МПД понимает, что степень зашифровки целей напрямую зависит от уровня языковой личности [Симонян, 2006, с. 76], выступающей в роли объекта текстовой манипуляции. Наиболее подверженным манипуляции выступает такой представитель читающей аудитории, у которого при восприятии ПД доминирует вербально-семантический уровень. Такой адресат, ограничиваясь в целом собственно пониманием текста, способен воспринимать лишь содержательно-фактуальную информацию, употребляемую в прямом, предметно-логическом значении (Гальперин, 1981). Имея дело с МПД, наполненным содержательно-подтекстовой либо содержательноконцептуальной информацией, читатель не способен ни понимать авторское видение ситуации и неоднозначно толковать информацию (первый случай), ни извлекать из содержательно-фактуальных сведений скрытую, факультативную информацию (второй случай). Таким образом, адресат упомянутого типа представляет собой подготовленную почву для успешного применения всего многообразия способов манипуляции его сознанием. На тезаурусном уровне задача манипулятора значительно усложняется — адресат, понимающий идеи, концепты и адекватно воспринимающий концепцию текста, может на достаточно высоком уровне фильтровать как собственно информацию и способы ее изложения, так и рассуждения автора. Мотивационный уровень — это наивысшая степень защиты от манипулятивного влияния. Адресат понимает замысел автора МПД, в этом случае достижение целей последним усложняется еще больше; сохранить при таких обстоятельствах интенции нераспознанными и добиться формирования у читателя заданной установки — это высший пилотаж, которого может достичь далеко не каждый «публицистический» манипулятор.

В заключение хотелось бы отметить моменты риска, которому подвергается автор МПД. Во-первых, в манипулятивных целях часто используют дезинформацию. МПД позволяет достигнуть желаемого эффекта лишь в том случае, если ее автор способен тонко поймать нужный момент в нестабильной общественной обстановке и воспользоваться неустойчивостью массового сознания. Искаженная истина или собственно ложь эффективны при быстром развитии и смене событий, когда социум находится под влиянием нестабильности и не имеет ни времени, ни возможности анализировать происходящее и проверять содержимое статей на наличие манипуляции [Медведева, 2003, с. 25]. В противном случае заведомо предъявление обществу ложной информации деструктивно, от утраты доверия читающей аудитории до официального предъявления всему изданию обвинений в нарушении этической нормы и законодательства. Во-вторых, автор ПД по сравнению с оратором или диктором находится в более выгодном положении. Адресат может воспроизводить письменный текст любое количество раз, в результате со временем не исключено переосмысление содержания, и при многократном перечитывании срабатывает «метод Геббельса» — адресат начинает по-ино-му воспринимать многократно повторяемую информацию. К тому же реакция массовой аудитории всегда отсрочена в пространстве и во времени. С другой стороны, письменный дискурс, в отличие от устного, не может быть изменен в ходе воспроизведения, что требует от его автора высокого уровня самоконтроля при его составлении. Допущенная ошибка может быть исправлена только по истечении некоторого промежутка времени при помощи нового ПД, в котором имеются указания на ошибку, и в виде исправления последней либо приводятся иные сведения, либо (часто наравне с упомянутыми сведениями) применяются другие приемы манипуляции.

Библиографический список

1. Арская М.А. К вопросу о понятийной основе категории эстетической оценки (прекрасное — безобразное) // Актуальные проблемы лингвистики и лингводидактики: межвуз. сб. науч. тр. Красноярск: РИО КГПУ, 2001. С. 14.

2. Арский А.А. Социальный аспект коммуникативно-прагматических ситуаций угрозы и предостережения // Актуальные проблемы лингвистики и лингводидактики. межвуз. сб. науч. тр. Красноярск: РИО КГПУ, 2001.

3. Бергельсон М.Б. Языковые аспекты виртуальной коммуникации // Вестник МГУ. Сер. 19: Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2002. № 1.

4. Блох М.Я. Диктема в уровневой структуре языка // ВЯ. 2000. № 4.

5. Боброва Т.Л. О характере и прагматике информационных текстов паблик рилейшнз в Интернет // Вестник МГУ. Сер. 19: Лингвистика и межкультурная коммуникация. 1999. № 1. С. 108.

6. Великая Е.В. О фоностилистических особенностях сценической речи // Вестник МГУ. Сер. 19: Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2008. № 1. С. 50.

7. Витьковская Л.В. Когнитивно-коммуникативные аспекты культуры русской речи в СМИ Северного Кавказа // Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета. 2003. № 2.

8. Дешериев Ю.Д. Социальная лингвистика (к основам общей теории). М.: Наука, 1977. С. 191.

9. Игнатов К.Ю. Интертекстуальные словосочетания как средство анализа авторского стиля // Вестник МГУ. Сер. 19: Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2006. № 4.

10. Каган М.С. Философская теория ценностей. СПб.: Петрополис, 1997. С. 88—90.

11. Костикова О.Н., Кузнецова Г.П. Современная пресса и преподавание французского языка// Вестник МГУ. Сер. 19: Лингвистика и межкультурная коммуникация. 1999. № 4.

12. Луканина М.Б. Газетный текст через призму теории коммуникации// Вестник МГУ. Сер. 19: Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2003. № 2. С. 125.

13. Медведева Е.В. Рекламная пропаганда, или «почем опиум для народа» // Вестник МГУ. Сер. 19: Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2003. № 1. С. 25—26.

14. Мусхелишвили Н.Л., Шрейдер Ю.А. Значение текста как внутренний образ // Вопросы психологии. 1997. № 3. С. 86-87.

15. Павлова Е.К. Некоторые особенности номинации в языке политики США начала третьего тысячелетия // Вестник МГУ. Сер. 19: Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2003. № 4.

16. Петрова А.Н. Сценическая речь. М.: Искусство, 1981.

17. Постнова Т.Е. Прецедентные тексты в печатной рекламе // Вестник МГУ. Сер. 19: Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2001. № 2.

18. Прохорова Н.М. Пути развития семантического чутья как одной из составляющих лингвистического мышления // Актуальные проблемы лингвистики и лингводидактики: межвуз. сб. науч. тр. Красноярск: РИО КГПУ, 2001. С. 196.

19. Симонян А.А. Оценочность как составляющая политического дискурса (на материале инаугурационных речей президентов США) // Вестник МГУ. Сер. 19: Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2006. № 3.

20. Тимохина Л.Р. Некоторые информационные особенности текстов житий святых // Актуальные проблемы лингвистики и лингводидактики: межвуз. сб. науч. тр. Красноярск: РИО КГПУ, 2001. С. 229.

21. Фрейдина Е.Л. Публичная речь и ее просодия. М.: Прометей, 2005.

22. Черкашина Е.Н. Функциональные особенности предложения в дискурсе // Актуальные проблемы лингвистики и лингводидактики: межвуз. сб. науч. тр. Красноярск: РИО КГПУ, 2001.

23. Шайхуллина А.Ф. Деловое общение (диалог с сотрудником) // Лингвистические исследования: межвуз. сб. науч. тр. Дубна: Феникс +, 2001. С. 150—155.

24. Шапошникова И.В. Размышление о филогенезе мировоззрения и возможностях его исследования // Вестник НГУ. 2008. Т. 6, вып. 1. (Лингвистика и межкультурная коммуникация).

Примеры из публицистического стиля - huojrhd

15 Mar 15 - 23:49

Примеры из публицистического стиля

Скачать Примеры из публицистического стиля

Информация о файле:
Добавлен: 16.03.2015
Скачали: 144
Рейтинг: 226 из 1455
Скорость загрузки: 30 Mbit/s
Файлов в категории: 151

Тексты публицистического стиля всегда адресованы массам и всегда выполняют – наряду с информационной Языковые средства, Примеры27 сент. 2011 г. - Примеры стилей текста: калейдоскоп вариаций речи · Даниил Шардаков Пример публицистического стиля речи №1. Невероятное

Тэги: стиля примеры публицистического из

Недавние поисковые запросы:

примеры занижения классики

примерная жена сериал

примерный перечень рефератов по бухучёту

Основные признаки публицистического стиля речи Цель публицистического стиля речи - информирование, передача . Пример не очень. 22 янв. 2014 г. - Найти столь давнишний пример публицистического стиля речи можно в исторических источниках, документах и протоколах. Перейти к разделу Функции публицистического стиля речи - Функции публицистического стиля речи Рассмотрим в качестве примера реализации


3 дня назад - Публицистический стиль: черты и примеры Публицистический стиль называют официальным стилем СМИ (средств массовой Публицистический стиль речи представляет собой функциональную . спортивных публикаций, в которых все чаще встречаются примеры слов и жанры публицистического стиля речи (упражнения) Пример выполнения задания (начало работы). Данный текст - репортаж. Тема - описание Пользователь настя овчинникова задал вопрос в категории Домашние задания и получил на него 3 ответа. Пример текста публицистического стиля Публицисти'ческий стиль — функциональный стиль речи, который используется в жанрах: статья, очерк,


примеры вступлений, пример ходатайство по снижению штрафов
Доклад произведения мартина лютера рабство воли, Пикамелон аннотация, Бланк форма 1 услуги годовая, Примеры задач с анализом финансовой устойчивости, Клерк пример пояснительной записки.

Веб-сайт Джима Шерри: образцы журналистского письма

Образцы записи

Академическое письмо | Журналистское письмо | Написание сценария | Написание технических текстов и дизайн инструкций

Написание статей

«Краснокожие меняют свое имя»
Сатирическая пьеса, предлагающая мои два цента в споре между именами Вашингтонских Краснокожих НФЛ.
«Romney Super PAC объявляет кампанию по покупке голосов»
Сатирическая пьеса, описывающая следующую логическую стратегию на первичных выборах, теперь, когда Super PACS может тратить неограниченно суммы денег в поддержку кандидатов.
Версия этого произведения появилась в онлайн-сатирическом издании CAP NEWS.
«Бывший президент объявлен пропавшим без вести»
Сатирическая пьеса о поразительном исчезновении Джорджа Буша из политического разговора республиканцев.
Версия этого произведения появилась в онлайн-сатирическом издании CAP NEWS.
"Совет и согласие: угроза практических книг"
Неопубликованная статья, написанная в разгар повального увлечения практическими книгами.
«Dairy Issue»
Finger Lakes Times, 9 июня 1978 г.
Специальный выпуск газеты, посвященный Месяцу молочных продуктов. Написал для издания пять статей и был награжден приз в области журналистики от Министерства сельского хозяйства штата Нью-Йорк за мое изображение жизни молочные фермеры и состояние отрасли.
«Очарование сотни акров леса»,
New York Times , личное выступление, 31 июля 1983 г.
Отражение моего сына Майкла и жизни, которую мы вели с персонажами Винни-Пух .
«Майкл Сюрприз»
Неопубликованная история. Однако, в отличие от истории о Пухе, эта один был сфабрикован; у нас никогда не было кота. Но в комплексе было несколько кошек где мы жили в то время, и Майкл любил с ними играть.
"Обзоры кино и театра"
Обозреватель в середине недели Итаки, Finger Lakes Times, Bri-Mar Publications
Писал обзоры фильмов и театров для различных газет в северной части штата Нью-Йорк и Калифорния в период с 1977 по 1979 год.Среди фильмов: «Звездные войны», «Рокки», «Удар по лицу», «На грани славы». Театральные постановки включали постановки Автобусная остановка, Кукуруза зеленая, Невинные и вкус меда.
«Добро пожаловать на водопад Сенека»
Finger Lakes Times, 14 июля 1978 г.
Специальный раздел газеты, для которого я опубликовал около 20 статей о городе, его людях, его история и его отрасли.

Почти 100 фантастических произведений журналистики

Этих обязательных к прочтению материалов: Мои личные выборы для лучшей документальной литературы 2010 года

Сезон награждения в области журналистики почти закончился: Дэвид Брукс уже давно вручает Сиднейские, Пулитцеровские премии были выпущены, и финалисты Национальной премии журнала узнают, кто победил на следующей неделе.

На протяжении 2010 года я вел свой собственный список исключительной научной литературы для журнала Best of Journalism, который я публикую. Результатом стала моя третья ежегодная награда «Лучшая журналистика» - единственная в Америке премия за писательскую литературу, которая полностью присуждается мною. Я не мог прочитать все достойные статьи, опубликованные в прошлом году. Но все, что будет дальше, заслуживает более широкого внимания. Благодаря Byliner, новому многообещающему сайту, посвященному публикации и распространению полнометражных документальных фильмов, мои ежегодные награды, полученные с 2008 года, скоро получат постоянный дом.Я признателен его основателю Джону Тайману за то, что он включил меня в предприятие, которое стоит проверить, и за его поддержку, когда я составил этот список.

Он был собран до того, как я начал свое нынешнее выступление в The Atlantic . Выбранные мною работы отражают только мое собственное мнение и не отражают мнения моих коллег, списки которых наверняка были бы замечательными и разными.

Искусство рассказывания историй


ВАШИНГТОН ЕЖЕМЕСЯЧНО
Грязное лекарство Мэрайи Блейк

Томас Шоу изобретает революционные медицинские устройства.В американских больницах спасали жизни и деньги. Но дисфункциональная отрасль, снабжающая врачей и медсестер, не позволяет этим товарам доставляться пациентам, которые в них нуждаются. И реформа здравоохранения ничего не изменила.

ТЕХАС ЕЖЕМЕСЯЧНО
Последние дни команчей, С.К. Гвинн

«К осени 1871 года западная граница откатывалась назад, отступая перед лицом жестоких нападений индейцев. Когда разношерстная армия федеральных солдат прибыла на Льяно Эстакадо, чтобы сокрушить враждебных туземцев раз и навсегда, у них были численность и огневая мощь на их стороне.Чего они не знали, так это того, что их врагами руководил Куана Паркер, полубелый военачальник, который, возможно, был величайшим борцом своего времени ». Во время Второй мировой войны британцы осуществили один из самых успешных шпионских актов в истории. Однако в деталях даже эта увлекательная история об обмане союзников предполагает, что шпионаж не имеет смысла.

THE NEW YORKER
The Hunted Джеффри Голдберг

В отдаленном уголке Африки двое американских защитников природы сделали все возможное, чтобы помешать браконьерам уничтожить исчезающий вид слонов.Неужели они зашли слишком далеко в своем рвении?

УТРЕННИЕ НОВОСТИ
Максимум - это всегда боль, а боль - всегда высокий Джей Канг

Пережив взлеты и падения в жизни профессионального игрока в покер, автор отмечает, что «рассказы об азартных играх имеют тенденцию к очарованию. подъем ". Однако в его собственном рассказе романтика окутана потерями.

THIS AMERICAN LIFE
Patriot Games Бен Калхун

Непревзойденный пример того, как идеалистические люди, вступающие в профессиональную политику, в конечном итоге компрометируют свои ценности.

ESQUIRE
The Gun by CJ Chivers

Вскоре после того, как президент Эйзенхауэр предостерег против военно-промышленного комплекса, нечестивый альянс оборонных подрядчиков и военного руководства сговорился скрыть тот факт, что они вводят американские войска в бой с неисправным пистолет.

ДЖО БЛОГИ
Обещание Джо Познански

Рассказ о самой трогательной песне Брюса Спрингстина, о том, как она была записана и как она лучше всего отражает некоторые истины о жизни рабочего класса.

ЯРМАРКА VANITY
Дело исчезающей блондинки Марка Боудена

Частному сыщику Кену Бреннану была дана загадка: кто изнасиловал, избил и оставил умирать 21-летнюю блондинку? Она не могла вспомнить нападавшего. Полиция отказалась от дела. Это история о человеке, который вскрыл дверь, и о шагах, которые привели его к преступнику, о котором никто больше не подозревал.

СНАРУЖИ
Убийца в бассейне, Тим Циммерман

История жизни косатки - та, которая заканчивается трагическим убийством тренера Sea World.Или это было убийство?

НЬЮ-ЙОРКЕР
Знак шедевра Дэвида Гранна

Картина известного художника может стоить многие миллионы долларов. Подражание в принципе бесполезно. Историки искусства использовали свой опыт, чтобы различать эти две вещи - до недавнего времени, когда Питер Поль Биро начал использовать отпечатки пальцев на холстах для научной аутентификации произведений.

Преступление и наказание


ПРОВОДНОЙ
Искусство воровства, Джошуа Бирман

Джерарда Бланшара сравнивают с преступником Человеком дождя.Его история похожа на все фильмы об ограблениях, которые вы когда-либо видели, но этот бич мировых банковских менеджеров - реальная личность.

ВНЕШНИЙ ВИД
Баллада о Колтоне Харрисе-Муре Боба Фрила

«На северо-западных островах Сан-Хуан, наиболее известных косатками и пенсионерами Microsoft, беглый подросток издевается над местными властями, якобы угоняя машины. летать на самолетах и ​​врываться в дома отдыха. Его способность ускользать от полиции и выживать в лесу принесла ему статус народного героя.Но некоторые задаются вопросом, выживет ли 18-летний юноша с охоты? » браслеты на щиколотки? Ранние исследования показывают, что благосклонный поворот в сторону Большого Брата может лучше сократить расходы на содержание под стражей. и сокращают преступность. Самым шокирующим в этой публикации является не вызывающая тревогу частота изнасилований несовершеннолетних правонарушителей во время содержания под стражей, а то, насколько редко их обидчики обвиняются в преступлениях, даже когда их ловят.

ЖУРНАЛ THE WALL STREET JOURNAL
Адвокат одиночной тюрьмы доказывает свой выход из тюрьмы Шон Гардинер

Бросивший школу ученик получает образование в юридической библиотеке, подает в суд за доступ к материалам судебного процесса, противостоит свидетелям, давшим показания против него , и доказывает коррумпированность обвинителя, незаконно осудившего его.

ЭТА АМЕРИКАНСКАЯ ЖИЗНЬ
Это магнитофон в твоем кармане или ты просто счастлив меня видеть
(на основе рассказа Village Voice, написанного Грэмом Рэйманом из пяти частей)

Что происходит, когда офицер полиции Нью-Йорка месяцами носит с собой магнитофон в переднем кармане? Он документирует, как на самом деле работает один участок, фиксирует многочисленные незаконные действия полиции и чуть не подвергается нападению со стороны начальства, стремящегося запугать его.

АТЛАНТИКА
Не тот человек, Дэвид Фрид

Доктор Стивен Дж. Хэтфилд впервые рассказывает свою историю, ложно обвиненный в серии приступов сибирской язвы осенью 2001 года.

SLATE
The Chemist's War by Deborah Blum

Странно забытая история о том, «как правительство США отравляло алкоголь во время Сухого закона», в конечном итоге убив, возможно, 10 000 американцев.

GQ
Надежда. Изменять.Реальность. Уил С. Хилтон

Когда Барак Обама победил в Белом доме, частично проводя кампанию против беззакония администрации Буша, он назначил Эрика Холдера Генеральным прокурором. Два года спустя человек, которому было поручено привести в порядок Министерство юстиции и закрыть Gitmo, попадал в тупик на каждом шагу.

НЬЮ-ЙОРКЕР
Во имя закона Уильям Финнеган

В Тихуане, где повальная коррупция в полиции помешала кому-либо выступить против наркокартелей, новый бескомпромиссный сотрудник правоохранительных органов, наконец, борется с организованной преступностью.Утверждает ли он верховенство закона или подрывает его иным образом?

УПРАВЛЕНИЕ
Реформа исправительных учреждений Миссисипи, Джон Бантин

В самой печально известной тюремной системе Америки произошло то самое редкое - толчок к реформе, которая действительно сработала.

Спорт и отдых

ПЛАНШЕТ
Smash by Howard Jacobsen

Был ли он лучшим игроком в пинг-понг? Марти Райзман говорит, что именно так его запомнили бы, если бы игру не захватили козлы с новомодными лопастями.В столь позднем возрасте он начал бросать вызов некоторым из лучших в этом виде спорта с одним условием: старое школьное оборудование.

ESPN: ЗА ПРЕДЕЛАМИ ЛИНИИ
Believeland Райт Томпсон

Профиль Кливленда, штат Огайо, рассказанный через призму его спортивных фанатов и их последних горя.

НЬЮ-ЙОРКСКИЙ ОБЗОР КНИГ
Шахматный мастер и суперкомпьютер Гарри Каспарова

Один из самых опытных чемпионов мира по шахматам размышляет о том, как процессоры изменили его игру.

ЖУРНАЛ NEW YORK TIMES
Что такое Watson от I.B.M.? Клайв Томпсон

Поколение назад компьютер IBM обыграл Гарри Каспарова в шахматах. Теперь компания сделала машину, играющую в Jeopardy. Может ли это победить?

THE OBSERVER
Видеоигры: зависимость от Тома Биссела

Какое хобби захватило мир Тома Биссела даже больше, чем его пристрастие к кокаину? Играет в Grand Theft Auto.

Незнакомец
Тайна испорченного кокаина Брендана Кили

Серия из пяти частей об опасном веществе, отравляющем мировые запасы кокаина, способах его избежать и человеческих страданиях, вызванных запретом на наркотики.

СЪЕДОБНАЯ ГЕОГРАФИЯ
Коктейльная вечеринка на улице: интервью Николы Твилли и Кристы с Аланом Стиллманом
Ninivaggi

Как T.G.I. Пятницы стали первым баром для одиноких в Нью-Йорке и навсегда изменили американскую культуру счастливых часов.

SLATE
Вы должны поклоняться Келли Слейтеру, Мэтт Фини

Лучший серфер в мире, почему он должен быть более крупной звездой и почему это не так.

Наука, религия и природа человека

НАЦИЯ
Открытка из Палестины Кристофера Хейса

Депеша из Хеврона - палестинского города с израильским поселением в центре.

ЖУРНАЛ УОЛЛ-СТРИТ
Теодор Далримпл в Чили, Уроки изоляции

Размышление о социальном давлении и о том, как оно может способствовать как добродетели, так и пороку.

НАБЛЮДАТЕЛЬ
Маленькая таблетка, которая может вылечить алкоголизм Джеймс Медд

Является ли алкоголизм «физическим состоянием с духовным решением», как давно настаивают Анонимные Алкоголики? Доктор Оливье Амейзен больше так не думает - успешно покончив со своей изнурительной зависимостью, он думает, что нашел революционное лекарство от болезни в виде широко доступных таблеток.

ТЕХАСКИЙ НАБЛЮДАТЕЛЬ
Тот, кто бросает первый камень, Форрест Уайлдер

В Амарилло боевая христианская группа преследует городских свингеров с помощью кампании постоянного преследования - и они говорят, что гей-бары, стриптиз-клубы и магазины порно может быть следующим.

ESQUIRE
Вторжение Тома Джунода

Тема - муравьи: «Если вы думаете, что числа звучат как абстракции, если вам интересно, какой ненормальный переписчик пришел к выводу, что в тени каждого человека есть живет скрытое множество из 1.6 миллионов, ну, это означает лишь то, что вы не пытались экспериментировать с мирным сосуществованием с ними ».

АМЕРИКАНСКИЙ УЧЕНЫЙ
Одиночество и лидерство Уильяма Дересевича

В Америке не хватает лидеров, способных на глубокие, оригинальные

АМЕРИКАНСКИЙ ИНТЕРЕС
Понимание коррупции Лоуренс Розен

В Соединенных Штатах нормы, влияющие на то, как мы воспринимаем коррупцию, сильно отличаются от тех, что преобладают на Ближнем Востоке, и наши усилия в этом регионе обречены. до отказа, пока мы этого не поймем.

АРХЕОЛОГИЯ
Следует ли клонировать неандертальцев? by Zach Zorich

Пока ученые расшифровывают свой геном, обратите внимание на научные, правовые и этические препятствия на пути их возвращения от исчезновения.

ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ ЕЖЕКВАРТАЛЬНО
Holy Terror: The Rise Of The Assassins Джефферсона Грея

Почти два столетия Орден Убийц «играл особую и зловещую роль на Ближнем Востоке», устрашая врагов насквозь. их собственная марка асимметричной войны.

НЬЮ-ЙОРКСКИЙ ОБЗОР КНИГ
Ночь Тони Джадта

Мужчина с болезнью Лу Герига объясняет, почему пройти через нее так сложно.

ЯРМАРКА VANITY
Проект Genesis 2.0 Курта Андерсона

Большой холдронный коллайдер «существует в почти волшебном царстве, в соборе науки стоимостью 9 миллиардов долларов, который, по-видимому, в любом практическом смысле бесполезен». Взгляните на секреты, которые, как надеются физики, они откроют.

АТЛАНТИКА
Первый ребенок аутизма, Джон Донван и Карен Цукер

История жизни первого человека, которому когда-либо был поставлен диагноз аутизм, и надежда его долгой счастливой жизни для каждого из 110 детей, страдающих этим заболеванием. .

О рождении, смерти и загробной жизни

МАТЬ ДЖОНС
Внутри индийского бизнеса по аренде матки Скотт Карни

Богатые западные пары стекаются в Индию, где индустрия медицинского туризма предлагает лучшие предложения жизненно важный товар: матки.

АТЛАНТИКА
Отпустить моего отца, Джонатан Раух

«Автор обнаружил, что совершенно не готов к одной из почти неизбежных причин жизни - упадку родителей.«А потом он обнаружил, что он не одинок.

НЬЮ-ЙОРКЕР
Отпуск, Атул Гаванде

« Современная медицина хороша в предотвращении смерти с помощью агрессивных вмешательств - и плохо знает, когда вместо этого сосредоточиться. , об улучшении количества дней, когда уезжают неизлечимые пациенты ».

GQ
Вы уверены, что хотите покинуть мир? Надя Лаби

На доске сообщений в Интернете анонимная фигура подружилась с людьми, задумавшими о самоубийстве, и подтолкнула им пройти через это.

ЯРМАРКА VANITY
Дальний палач Уильяма Лангевиеше

В жутком мире американских воинов-снайперов "особые таланты и муки снайпера" и то, как они справляются.

АМЕРИКАНСКИЙ УЧЕНЫЙ
Чтобы увидеть себя, Дарин Л. Вулф

Аргументы в пользу того, чтобы вскрыть еще больше людей после их смерти, чтобы мы могли продолжать получать пользу от медицинской процедуры, которая научила нас больше о человеческом теле, чем о человеческом теле. что-нибудь еще.

n + 1
«Замерзшая лестница» Юлии Грённевет

Личное эссе.

ВРЕМЯ ЛОНДОНА
Британский военнопленный, который ворвался в Освенцим - и выжил Джейк Уоллис Саймонс

91-летний ветеран Второй мировой войны размышляет об одном из самых дерзких актов этого конфликта - и почему он рисковал своей жизнью, чтобы засвидетельствовать историю.

ЖУРНАЛ NEW YORK TIMES
Пока крионика не разлучит нас Керри Хоули

Мужчины, которые хотят заморозить себя, когда умирают в надежде, что их вернут, когда технологии позволяют это, вызывают негативную реакцию с неожиданной стороны: их жен .

Мультимедийные вопросы


Хранитель
Говард Джейкобсон серьезно относится к комическим романам

«Самые живые излияния остроумия и юмора - это просто то, чего читатель романа имеет право ожидать».

ОБЗОР ПАРИЖА
Искусство нехудожественной литературы Номер 3: Джон Макфи, Питер Хесслер

Престарелый мастер, возможно, лучший в мире писатель научно-популярной литературы, размышляет о своей карьере и своем методе.

THE AWL
Семь лет писателя-фрилансера Ричарда Моргана

Взгляд изнутри на то, что значит писать для глянцевых журналов.К концу вы позавидуете и пожалеете писателя.

THE NEW YORK TIMES
Хулиган находит проповедь в сети Дэвид Сигал

Последняя статья о потребителях о том, что, возможно, является наихудшим обслуживанием клиентов в истории человечества.

CONELRAD ADJACENT
Хиросима: это ваша жизнь Билл Герхарт

11 мая 1955 года перед миллионной аудиторией выживший после взрыва Хиросимы был потрясен, получив рукопожатие от второго пилота, который вылетел с миссией по разрушению его города.

ОБЗОР КНИГ В НЬЮ-ЙОРКЕ
Generation Why, Зэди Смит

Обзор социальной сети. И размышление о том, как технологии могут формировать и изменять наше мышление и поведение по отношению друг к другу.

НЬЮ-ЙОРКСКИЙ ОБЗОР КНИГ
The Beck Revelation by Mark Lilla

Серьезно принимая идеи Гленна Бека, автор как можно ближе подходит к выяснению того, что мотивирует ведущего Fox News и его причудливого бренда кабельного телевидения и поговорим по радио.

ESQUIRE
TV's Crowning Moment Of Awesome Криса Джонса
(Если вам нравится пьеса, послушайте также четвертый акт в этом эпизоде ​​This American Life.)

Терри Нисс выступил лучше, чем кто-либо в долгой истории The American Life. Цена правильная - настолько хорошо, что продюсеры испугались за кулисами, когда он собирал выигрыши. Было ли это удачей? Навык? Или он обманул?

Инновации и творчество


ПАНОРАМА САН-ФРАНЦИСКО
Может быть, лучший шанс спасти молодую семью от потери права выкупа - это 28-летний пакистанский американский поверенный, получивший право называться драматургом, который узнал о законе о банкротстве на Интернет? Уэллс Фарго, «Ты никогда не знал, что тебя поразило» Ваджахат Али

Одна из самых веселых статей года, несмотря на ее тему - новоиспеченный адвокат, пытающийся помочь семье спасти свой дом.

DEFUNCT
Да здравствует банка Андер Монсон

Авангардное воспоминание о любимом дротике с газона.

RADIOLAB
Пределы

Исследование внешних границ человеческого тела. Как далеко мы можем зайти?

SLATE
У Канье Уэста есть кубок от Джона Вайнера

Вместо того, чтобы рассказывать нам, как профиль знаменитости может развиваться в эпоху Твиттера, автор показывает нам - и дает Гей Талезе возможность заработать свои деньги.

SLATE
«Пожалуйста, позвольте мне исправить несколько вещей» Билла Ваймана

Вымышленный ответ Мика Джаггера на недавно опубликованные мемуары Кита Ричардса. Это Slate в лучшем виде: изобретательный, умный и точный в своем культурном анализе.

НЬЮ-ЙОРК ВРЕМЯ
Дилемма Анозогнозика (части с 1 по 5) Эррол Моррис

О неразрешимой проблеме незнания того, чего вы не знаете.

Хранитель
Это новостной сайт Статья о научной статье Мартина Роббинса

Пародия.

Food


ТЕХАС ЕЖЕМЕСЯЧНО
Подумайте о «Устрице» Гэри Картрайта

Бесподобная ода устрице - и прискорбное предчувствие ее возможной кончины.

FORTUNE
Внутри секретного мира трейдера Джо Бет Ковитт

Все, что вы когда-либо хотели знать об инновационной сети продуктовых магазинов и ее невероятной способности доставлять вкусные оригинальные блюда по выгодным ценам.

НЬЮ-ЙОРК ТАЙМС
36-часовой ужин Майкла Поллана

Друзья.Еда. И идеальный обед на заднем дворе.

ЖУРНАЛ NEW YORK TIMES
Tuna's End, Пол Гринберг

Голубой тунец может плавать со скоростью 40 миль в час, преодолевать путешествия на тысячи миль и процветать где угодно, от тропиков до холодных субарктических морей. К сожалению, они могут не прожить достаточно долго, чтобы их увидели ваши внуки.

ЖУРНАЛ NEW YORK TIMES
Сохраняя кошерность, Фрэнк Бруни

Итальянский ресторан в Краун-Хайтс, Бруклин пытается сделать то, что не удалось всем другим учреждениям в этом районе - привезя евреев-хасидов, черных и белых светских либералы вместе в одном месте.

GOURMET LIVE
Безвинное удовольствие Рика Брэгга

Окончательная ода майонезу.

Профили

NEW YORK MAGAZINE
Проект Джеймса Франко Сэма Андерсона

Самая редкая из журнальных статей - профиль знаменитости с незнакомым повествованием.

ДЕТАЛИ
Все, что вы знаете о Майке Тайсоне, ошибочно, Иван Солотарофф

Несколько интервью так искусно заставляют читателя осознать тот факт, что наше соучастие в индустрии славы неоправданно.

SLATE
Big Breitbart Кристофера Бима

За год, когда мы увидели несколько профилей Эндрю Брейтбарта, этот был выдающимся - взгляд на человека, стоящего за напыщенностью и чушью.

ESQUIRE
Роджер Эберт: самый важный мужчина Криса Джонса

Определяющий портрет самого известного кинокритика Америки, рак, который стоил ему челюсти, и неожиданный поворот в его карьере за все эти годы.

НЬЮ-ЙОРКЕР
Дом братства для Иисуса Питера Дж.Бойер

Скрытая религиозная организация, которая служит многим из самых влиятельных людей Вашингтона.

Журнал «Нью-Йорк Таймс»
Джихадист по соседству, Андреа Эллиотт

В 15-летнем возрасте Омар Хаммами только что был избран президентом второго курса средней школы в Алабаме. Десять лет спустя он был на восточной окраине Африки и возглавил жестокое исламистское повстанческое движение. Почему?

ЖУРНАЛ NEW YORK TIMES
Человек, от которого просыпается Белый дом Марк Лейбович

В Вашингтоне, округ Колумбия, малоизвестная публикация причудливого человека широко читается правящим классом.

GQ
Комик Комик Комик Эми Уоллес

Исследование Гэри Шендлинга как новатора в области комиксов: оно намекает на то, как может выглядеть юмор, если наша культурная одержимость иронией оставляет место для серьезного, но утонченного авангарда.

THE GUARDIAN
Insane Clown Posse: And God Created Controversy, Джон Ронсон

За отвратительными текстами, нечестивыми выходками и клоунским макияжем детройтский рэп-дуэт раскрывает двадцатилетний заговор, чтобы обмануть своих поклонников. принимая Иисуса как своего Спасителя.

ЕЖЕНЕДЕЛЬНЫЙ СТАНДАРТ
Мальчик из города Язу, Эндрю Фергюсон

Если вы только прочитали отрывок, который вызвал столько неприятностей, Хейли Барбур, то вы пропустили увлекательную историю жизни любимого сына Миссисипи. "

This Is A Business


PLANET MONEY
Мечты о пластиковых ящиках на Гаити, Кейтлин Кенни

Это должен был быть простой проект: если бы гаитянские фермеры, выращивающие манго, просто складывали фрукты в пластиковые ящики, они могли бы удвоить свой доход .Однако в международном развитии все не так просто.

ТЕХАС ЕЖЕМЕСЯЧНО
Потерянные девушки, Мими Шварц

Секс-торговля процветает в Хьюстоне, и многие люди, работающие в ней, живут немногим лучше, чем рабы.

НЬЮ-ЙОРК
Рэйчел Учитель не мадам Лиза Таддео

Заглянем в нью-йоркские клубы, где девушки из бутылочек играют роль куртизанок 21-го века.

ВАШИНГТОН ЕЖЕМЕСЯЧНО
Закрытие границ марихуаны, Джон Гравуа

В округе Мендосино, Калифорния, марихуана - король - и ее культиваторы сталкиваются с осложнениями, в отличие от любых других американских фермеров.

THE AWL
Мое лето на ферме контента, Джессан Коллинз

Как фермы веб-контента производят контент с пустыми калориями, который загромождает ваши результаты в Google.

НАБЛЮДАТЕЛЬ ДИЗАЙНА
Все эти цифры: логистика, территория и Walmart Джесси Лекавелье

Чему дисконтный ритейлер - крупнейший частный работодатель в США - может научить нас дизайну и эффективности.

ЯРМАРКА VANITY
Остерегайтесь греков, несущих облигации Майкла Льюиса

«Как, черт возьми, монахи оказываются лучшими стрелками Греции в тематическом исследовании Гарвардской школы бизнеса?» Майкл Льюис приезжает в страну, чтобы выяснить это, и обнаруживает особую разновидность финансового безумия.

АТЛАНТИКА
Бог в помощь. Вы на диализе. Робин Филдс

Грязный секрет американских диализных центров, где без нужды умирают пациенты с почками.

THIS AMERICAN LIFE
NUMMI от Фрэнка Лангфитта

В середине 1980-х один из самых успешных автопроизводителей Японии охотно поделился с GM секретами своего успеха. Это история о том, почему компания не воспользовалась возможностью.

НЬЮ-ЙОРКСКИЙ ОБЗОР КНИГ
Пираты побеждают! Джеффри Геттлман

Знаменитые преступники Сомали и их наглое, жестокое, в основном успешное ограбление мировой торговли.

THE BELIEVER
Спортивные штаны в раю от Молли Янг

Внимательный взгляд на особую обстановку, в которой мы делаем покупки.

АТЛАНТИКА
Джентрификация и ее недовольство Бенджамин Шварц

Почему районы Манхэттена, которые вы любите, не могут длиться вечно.

ТОЧКА
Хищные привычки Etay Zwick

Иеремия против Уолл-стрит и ее огромного места в американской жизни.

ГОРОДСКОЙ ЖУРНАЛ
Город стартапов, Эд Глезер

Если вы хотите, чтобы ваш город добился успеха, вам нужны не крупные работодатели, а множество мелких предпринимателей.

SLATE
Tokyo Hooters Girls от Пейдж Феррари

«В Японии порции еды маленькие, женские плечи скромно прикрыты, а грудь Памелы Андерсон не является национальной одержимостью. Это делает Hooters тяжеловесной версией семьи. необычный обед, который японской команде сети пришлось довести до реальности ».

- В живой, изысканно написанной прозе Уилл Уилкинсон предлагал посты в «Демократии в Америке», которые справились с редкой тройной чертой: они были провокационными, логически обоснованными и пронизаны острым, как бритва, остроумием.

- Гленну Гринвальду, Джулиану Санчесу, Рэдли Балко и Адаму Серверу за их жизненно важную работу в области гражданских свобод.

- Джо Познански за его восхитительный спортивный блог.

Этот список улучшается с каждым годом благодаря поддержке читателей. Если вы цените эти усилия - или если вы просто любитель научной литературы - я рекомендую вам подписаться на информационный бюллетень The Best Of Journalism. За 1,99 доллара в месяц вы получите мои рекомендации о том, что читать каждую неделю, а также время от времени редакционные угощения.Среди моих подписчиков одни из самых опытных писателей и редакторов американской журналистики. Наконец, поздравляем всех писателей и редакторов, которые подготовили работы-победители в этом году.

Изображение предоставлено: пользователи Reuters и Flickr Брэдли Джеймс, Дуг Бекерс, Тим Грин, Спигу, Дженни Даунинг и Epsos.de

6.5 Журналистские источники - информационные стратегии для коммуникаторов

Другой важной категорией источников информации являются журналистские материалы, выпускаемые для широкой аудитории и распространяемые через популярные средства массовой информации (газеты, журналы, радио, телевидение, веб-сайты и т. Д.)). Журналистские источники также включают отраслевые источники новостей, такие как PRWeek, Advertising Age или журнал Editor & Publisher - мы обычно будем называть эти специализированные бизнес-ориентированные источники отраслевыми публикациями.

Большая часть работы, которую делают профессионалы СМИ, опирается на предыдущую журналистскую работу в этой области. Основное правило «проверять ролики» перед тем, как приступить к любой информационной задаче, распространяется на редакции всех типов. Рекламные библиотеки хранят файлы «отрывных листов» с примерами рекламы из журналов и газет по множеству категорий продуктов и услуг, поэтому специалисты по рекламе имеют некоторое представление о том, как рекламировался конкретный товар, прежде чем начать новую кампанию.Отчасти о специалистах по связям с общественностью судят по тому, как их клиенты получают в популярных средствах массовой информации, и поэтому они используют различные средства, чтобы задокументировать, где их выпуски новостей были опубликованы в средствах массовой информации.

Бисваруп Гангули: CC BY 3.0 Unported

Средства массовой информации перешли на цифровое производство своей газетной продукции более тридцати пяти лет назад. Новостные организации, за редким исключением, теперь имеют цифровую версию своего печатного, теле- или радиовещательного аналога, доступного в сети.А за последнее десятилетие было создано множество новостных изданий, выпускаемых только в цифровом формате. Для коммуникатора это означает беспрецедентный доступ к новостным сообщениям журналистских организаций со всего мира.

Многие новостные сайты предоставят доступ не только к текущим статьям, но и к архиву ранее опубликованных историй. Иногда бесплатные, иногда платные, эти архивы будут важными ресурсами для коммуникаторов, которым нужна информация по теме или событию. Часто новостные сайты предоставляют базы данных статистических данных, которые они использовали для сообщения статьи.«Вычислимость» цифрового пространства позволяет пользователю базы данных новостей находить статистику преступности или результаты школьных тестов, например, для конкретной интересующей его области.

Многие журналистские организации делают интерактивные цифровые версии своих публикаций доступными в дополнение к их печатным версиям, так что вы можете видеть все статьи и рекламные объявления в том виде, в каком они появились в печатном издании. Это представляет особый интерес для стратегических коммуникаторов, которым необходимо отслеживать размещение и воспроизведение историй и рекламы.

Как потенциальные участники вашего информационного поиска, журналистские источники могут быть полезны в генерировании идей для вашего новостного сообщения (как другие писали об этом и что мы могли бы выбрать в качестве нового «ракурса»), определения возможных проблем или кризисов, которые могут вам понадобиться. обращайтесь с вашими PR-сообщениями (новостной отчет указывает на падение общественного доверия к вашей клиентской организации) или предлагает возможность для нового рекламного подхода (новостной отчет может документально подтвердить, что все больше женщин занимаются ремонтом дома, поэтому ваш клиентский магазин товаров для дома должен быть нацелен на женщин ).

В зависимости от контекста информационного запроса, который вы им представляете, вы будете получать различную информацию от журналистов в качестве интервьюируемых. Если в центре внимания исследования находится сама медиа-организация, информация, которую вы получите, скорее всего, будет «партийной линией» организации. Если вы обращаетесь к одному из сотрудников медиа-организации по поводу написанной им истории, вы, вероятно, получите более личное представление о том, что происходило при составлении этого сообщения.Если вас рассматривают как конкурента, вы вряд ли вообще получите какую-либо информацию. Продуктом журналистских организаций являются сообщения, и если журналист полагает, что вы преследуете то же самое сообщение, этот репортер не будет очень охотно вносить свой вклад.

Баланс и справедливость - ONA EthicsONA Ethics

Просмотреть все темы

В этом модуле рассматриваются следующие этические вопросы:

  • Что означают справедливость и баланс в журналистском контексте?
  • Как далеко должны зайти журналисты, чтобы представить все стороны вопроса?
  • В экстренных ситуациях нужно ли сразу излагать все точки зрения?
    Что такое «ложный баланс»?
  • Обязаны ли журналисты, придерживающиеся «точки зрения», быть уравновешенными и справедливыми?

Значение баланса и справедливости

Баланс и справедливость - классические модные слова журналистской этики: в объективной журналистике статьи должны быть сбалансированы в смысле попытки представить все стороны истории.Справедливость означает, что журналист должен стремиться к точности и правде в репортажах, а не искажать историю так, чтобы читатель сделал желаемый репортером вывод.

Некоторые критики утверждают, что журналистам никогда не удается быть полностью уравновешенными и справедливыми - рассказывать все стороны истории. Освещение в новостях часто представляет голоса тех, кто находится на обоих крайностях спектра, или голоса самых влиятельных людей. Освещение выборов - хороший тому пример. Во многих странах кандидаты от неосновных партий мало освещаются в новостях.Это, как утверждают критики, приводит к тому, что кандидаты никогда не добиваются признания и, следовательно, никогда не избираются.

Ищу комментарий

В целях обеспечения справедливости, какие усилия следует предпринять, чтобы связаться с людьми, чтобы они прокомментировали историю, в которой они упоминаются? Если они не могут быть достигнуты, когда журналист должен начать рассказ, понимая давление конкуренции на рынке? В интересах прозрачности, как далеко должен заходить журналист, объясняя попытки связаться с этим человеком?

Последние новости

Журналистов часто критикуют за отсутствие уравновешенности и справедливости в вопросах, связанных с экстренными новостями.Некоторые СМИ публикуют неподтвержденные каналы Twitter, которые, в лучшем случае, рассказывают историю только по частям. Обвинение против известного человека может быть опубликовано в Интернете до того, как будет запрошен ответ или до того, как обвиняемый, возможно, даже был проинформирован о комментарии.

Медиа-критики и наблюдатели всех политических убеждений спешат вскочить на такие сообщения в своем рвении, чтобы доказать отсутствие справедливости и баланса. Они в чем-то правы? Достигаются ли справедливость и баланс только тогда, когда все разрозненные фрагменты последних новостей объединены и организованы в единое целое? Что с ущербом, нанесенным за это время? Сколько должен стараться журналист для справедливости и сбалансированности в установленные сроки?

«Неверный баланс»

В случае баланса журналист должен задать один вопрос: не обеспечивает ли она просто «ложный баланс», представляя противоположную точку зрения, если факты предположительно хорошо известны, как в случае с эволюцией.То есть, должен ли журналист каждый раз, когда упоминает эволюцию, уделять равное место тем, кто не верит в эволюцию? Опросы показывают, что большое количество американцев не верят в эволюцию, и «наука о сотворении» становится все более популярной в некоторых школьных программах. Следует ли игнорировать эти факты, даже если эволюция - это факт?

Еще одна важная тема в новостях - глобальное потепление. Хотя среди ученых существует единодушное мнение о том, что происходит глобальное потепление, недавнее исследование Йельского университета
отмечает, что только 63 процента американцев считают, что глобальное потепление происходит.

Итак, должен ли журналист, пишущий о тенденциях в погоде, дать толчок «дебатам» о глобальном потеплении? Что, если история о дебатах о действиях правительства по борьбе с глобальным потеплением? Должен ли репортер, цитирующий правительственного чиновника, который говорит, что она не верит в «баланс» глобального потепления, сделать комментарий, заявив, что существует научный консенсус в отношении того, что глобальное потепление является истинным явлением? Нужно ли журналисту указывать источник этого комментария, даже если он широко распространен?

Равновесие и справедливость в журналистике

Если вы и ваша новостная организация не подписываетесь на беспристрастную модель репортажей, а скорее признаете, что склоняетесь к определенной политической или социальной точке зрения, можете ли вы выбросить баланс? Или у вас все еще есть этическое обязательство представлять несколько точек зрения? Довольна ли вас мысль о том, что аргумент «другой стороны» доступен в других источниках - e.грамм. что политически прогрессивное издание не обязано предлагать консервативный аргумент по вопросу, потому что этот аргумент представлен консервативными публикациями? Это была стандартная рабочая процедура для журналов, публикующих мнения, на протяжении десятилетий. Однако многие люди склонны тяготеть к средствам массовой информации, которые укрепляют их убеждения, и они не подвергаются альтернативным позициям. Следовательно, служит ли представление только «одной стороны» общественным интересам? Обязывает ли на самом деле эффект «эхо-камеры» журналистов признавать другую сторону - или стороны - аргумента?

Одна проверка баланса - реакция читателя.Комментарии к контенту могут помочь вам определить наклонное покрытие. Конечно, группы давления могут забить ваши разделы комментариев «пламенными» постами, не имеющими особой ценности. Но реакция читателя также может дать раннее предупреждение о реальных проблемах с балансом.

Основным автором этого модуля является Алан Д. Эбби, Институт Шалома Хармана, Иерусалим, и Национальный университет, Сан-Диего.

вех: 1866–1898 - Офис историка

Желтая журналистика - это стиль газетных репортажей, в котором подчеркивается сенсационность над фактами.В период своего расцвета в конце 19 века он был одним из многих факторов, которые подтолкнули Соединенные Штаты и Испанию к войне на Кубе и Филиппины, что привело к приобретению заморской территории Соединенные Штаты.

Пример желтой журналистики на обложке журнала Pulitzer’s World

Термин возник в результате конкуренции на газетном рынке Нью-Йорка. между крупными газетными издателями Джозефом Пулитцером и Уильям Рэндольф Херст.Сначала желтая журналистика не имел никакого отношения к репортажам, а был взят из популярного мультфильма Лента о жизни в трущобах Нью-Йорка под названием Hogan’s Alley, нарисованная Ричардом Ф. Outcault. Цветное издание "Нью-Йорк Уорлд" Пулитцера, самый хорошо известный персонаж стал известен как Желтый Малыш, и его популярность в немалой степени объясняется колоссальный рост мировых продаж.В 1896 г., чтобы повысить продажи своего New York Journal, Херст нанял Outcault от Пулитцера, развязав ожесточенную войну между двумя издателями над карикатуристом. Херст в конечном итоге выиграл эту битву, но Пулитцер отказался сдаться и нанял нового карикатуриста, чтобы он продолжил рисовать мультфильм для своего бумага. Эта битва за Yellow Kid и за большую долю рынка привела к термин желтая журналистика.

После того, как этот термин был придуман, он распространился на применяемый сенсационный стиль. двумя издателями в их ориентированном на прибыль освещении мировых событий, особенно события на Кубе. Куба долгое время была испанской колонией, и революционное движение, которое то и дело кипело там на протяжении большей части XIX век, усилившийся в 1890-е гг. Многие в США звонили на Испанию уйти с острова, а некоторые даже оказали материальную поддержку кубинские революционеры.Херст и Пулитцер уделяли все больше и больше внимания кубинской борьбе за независимость, временами подчеркивая жестокость Испанское правление или дворянство революционеров, а иногда и печать воодушевляющие истории, которые оказались ложными. Такого рода освещение в комплекте с жирные заголовки и креативные рисунки событий, продано много газет для обоих издатели.

Пик желтой журналистики, как с точки зрения интенсивности, так и влияния, пришелся на в начале 1898 г., когда У.Линкор S., Мэн, затонул в гаванской гавани. Военно-морской судно было отправлено туда незадолго до этого в демонстрации мощи США, а в в связи с запланированным визитом испанского корабля в Нью-Йорк, попытка разрядить растущую напряженность между США и Испанией. В ночь 15 февраля произошел взрыв, пробивший корпус корабля, и судно «Мэн» затонуло. Трезвые наблюдатели и первоначальный отчет колониального правительства Кубы пришли к выводу, что взрыв произошел на борту, но Херст и Пулитцер, которые в течение нескольких лет продавал газеты, раздувая антииспанское общественное мнение. В США опубликованы слухи о заговоре с целью потопить корабль.Когда США военно-морское расследование позже заявило, что взрыв произошел от мин в гавани, сторонники желтой журналистики ухватились за нее и призвали к войне. К началу мая началась испано-американская война.

Рост желтой журналистики помог создать климат, способствующий вспышка международного конфликта и расширение влияния США за рубежом, но это не само по себе стало причиной войны.Несмотря на то, что Херст часто цитирует заявление - «Вы предоставите картины, я обеспечу войну!» - сыграли другие факторы. большая роль в возникновении войны. Документы не создавали антииспанские настроения на пустом месте, и издатели не сфабриковали события, на которые так сильно отреагировали общественность и политики США. Кроме того, влиятельные фигуры, такие как Теодор Рузвельт, возглавили кампанию за У.С. за рубежом расширение, набирающее силу с 1880-х годов. Тем не менее, желтый журналистика этого периода имеет большое значение в истории зарубежных отношения в том, что его центральное место в истории испано-американской войны показывает, что пресса могла привлечь внимание большого читателей и влиять на реакцию общественности на международные события. В драматический стиль желтой журналистики способствовал созданию общественной поддержки Испано-американская война, война, которая в конечном итоге расширит глобальный охват Соединенные Штаты.

примеров личных заявлений журналистов | Studential.com

Наши примеры личных заявлений в журналистике должны вдохновить вас на написание собственного уникального заявления и помочь понять, как студенты успешно подавали заявки на эту степень в прошлом.

Все дело в заголовке. Речь идет о том, чтобы изложить свою точку зрения самым прямым образом. Эти личные заявления являются очень хорошим примером этого, всего в нескольких строках я должен передать свое сообщение о том, почему я хочу получить степень в области журналистики в моих будущих университетах...

СМИ - самая могущественная организация на земле. Интересная цитата Малкольма Икса, который также заявил: «Без образования вы никуда в этом мире не отправитесь». Я хочу объединить эти две страсти и следовать своему стремлению стать журналистом, продолжая учебу в сфере высшего образования ...

Я столько времени, сколько себя помню, был очарован людьми и различными культурами, что проявилось в Сферы деятельности я выбрал во время путешествий, в национальной рекламной компании и в кинокомпании...

Увеличение необъяснимой радости, когда я закончил работу над своим первым произведением, было слишком ощутимым, чтобы его игнорировать. Он постоянно висел в окружающем воздухе, как волны возбуждающего импульса для роста инфантильного писателя, живущие в каждой клеточке моего тела, которую я постепенно питал с помощью ясного мыслительного процесса и ловкости при сопоставлении слов ...

Сегодня В нашем обществе широкий спортивный сектор расширяется и развивается и становится все более влиятельным в нашей жизни.Этот рост популярности и доступности повлиял на мой интерес и участие в этой теме и различных аспектах, связанных со спортом ...

Askoxford.com определяет журналиста как «человека, который пишет для газет и журналов или готовит новости или функции, которые будут транслироваться по радио или телевидению ». Для меня это пустое определение, быть журналистом - это гораздо больше, чем просто писать для газеты или журнала ...

Сегодня журналистика является настолько убедительным фактором в формировании общественного мнения, что ни один человек, группа или бизнес не может претендовать на иммунитет или позволить себе это. недооценивают способность четвертого сословия влиять на их состояния в лучшую или худшую сторону (Gigi Van Der Reit 1998) Что меня всегда интересовало, так это то, как СМИ и PR-индустрии удается влиять на образ мыслей людей...

Непрерывное переосмысление мира моды и быстрые темпы его развития проявляются на страницах наших журналов, газет и на экранах наших компьютеров. Журналистика моды - это способ распространения информации о работе самых разных людей. дизайнеров и креативщиков со всего мира ...

Сегодняшний стиль письма СМИ обязан «новым журналистам» 1960-х и 1970-х годов, которые изменили подход к журналистике. Я делаю это приложение, так как меня восхищает обширный охват этого предмета и то, как в современном обществе средства массовой информации играют важную роль во всех мыслимых предметах и ​​тем или иным образом влияют на жизнь каждого...

Я очень заинтересовался тем, насколько легко можно влиять на общество в течение значительного периода времени. Способ, которым совокупность слов или отдельный предмет одежды может мгновенно убедить массы, никогда не перестает меня заинтриговывать ...

«Настойчивость - это не долгая гонка; это много коротких гонок одна за другой ». Уолтер Эллиотт Это воплощает мой взгляд на жизнь. Как человек я конкурентоспособен, тем более, когда для меня есть конечная цель и моя карьера, эта цель состоит в том, чтобы информировать народы о развитии мира...

С годами СМИ стали одной из самых влиятельных организаций в мире. Это в сочетании с его социальным элементом и динамичным, постоянно меняющимся характером - вот что больше всего вдохновило меня на выбор этой области обучения для моего высшего образования ...

Мой любимый автор Харуки Мураками однажды написал: «Ничто так не поглощает человека как бессмысленное. напряжение 'и для меня получение высшего образования и будущая карьера в СМИ - это единственное, что никогда не казалось мне бессмысленным ...

Корреспондент Sky Алекс Кроуфорд однажды сказал: «У репортеров разная ДНК, они запрограммированы на любопытство: идти туда, куда никто не пойдет, задавать вопросы, которые никто не задает, давать голос тем, кого никто не будет слушать. to ...

Свод принципов добросовестного использования в журналистике

Введение

Что это такое

Этот документ представляет собой заявление о принципах, помогающих журналистам в Соединенных Штатах интерпретировать доктрину авторского права о добросовестном использовании.Он предназначен для всех, кто занимается набором практик, влекущих за собой создание средств массовой информации любого рода, которые относятся к реальным событиям, представляющим общественный интерес, на службе у общественности, независимо от того, является ли этот человек профессионалом на полную ставку или человеком, который занимается он сам должен сообщать о конкретных проблемах или событиях. Другими словами, определение «журналистики», о котором идет речь в этом документе, определяется актами, а не названиями, и является всеобъемлющим, отражая (частично) изменяющийся характер технологий, которые поддерживают и делают возможной журналистскую практику.

Добросовестное использование - это право использовать материалы, защищенные авторским правом, без разрешения или оплаты при определенных обстоятельствах, особенно когда преобладают культурные или социальные выгоды от использования. Это общее право, которое применяется даже в ситуациях, когда закон не дает четкого разрешения на конкретное использование, о котором идет речь. Как и в случае с более привычными правами на свободное выражение мнения, люди используют это право без какого-либо официального уведомления или регистрации.

В этом руководстве определены семь ситуаций, которые отражают текущий консенсус в сообществе работающих журналистов о приемлемых методах добросовестного использования материалов, защищенных авторским правом.В нем определены некоторые типичные ситуации, с которыми сталкиваются журналисты, принципы применения добросовестного использования в этих ситуациях и ограничения, которые журналисты рекомендуют определять зону наибольшего комфорта для использования этого права - все это согласуется с разработкой доктрины добросовестного использования в Суды.

Чем это не является

Этот набор принципов не описывает в полной мере права добросовестного использования. Вместо этого он описывает, как эти права должны применяться в определенных типичных ситуациях для журналистов.Разумеется, право журналистов на добросовестное использование может распространяться и на другие ситуации.

Это не руководство по использованию материалов, на использование которых авторы или владельцы дают публичное разрешение, например, работ, подпадающих под лицензию Creative Commons. Кто угодно может использовать эти произведения так, как разрешено их владельцами, хотя другие виды использования также могут быть разрешены в соответствии с доктриной добросовестного использования, в зависимости от условий соответствующей лицензии. Аналогичным образом, это не руководство по использованию материалов, которые были специально лицензированы, которые могут быть предметом договорных ограничений, или материалов, которые журналист получил с разрешения и в соответствии с некоторыми ограничивающими условиями, независимо от того, сделаны они устно или письменно. .

Это не руководство к материалам, которые уже можно использовать бесплатно без учета авторских прав. Например, все работы, созданные сотрудником федерального правительства в рабочее время (и которые не включают сторонних материалов, защищенных авторским правом), находятся в общественном достоянии, как и многие более старые работы. Для получения дополнительной информации о «бесплатном использовании» обратитесь к документу «Да, вы можете!» Также важно помнить, что факты не защищены авторским правом. Таким образом, журналисты (и все остальные) могут свободно сообщать факты, о которых первыми сообщили другие, а также разумные выводы, сделанные другими на основании фактов, хотя и не всегда одними и теми же словами.Кроме того, заголовки и многие заголовки могут свободно повторяться, если они действительно являются простыми декларациями фактов.

Это не руководство по использованию материалов без последствий для авторских прав. Например, текущие судебные решения указывают на то, что простая ссылка на контент, который законно доступен в Интернете, является деятельностью, которую авторское право не регулирует.

Очевидно, что плагиат, то есть представление чужой работы как своей, никогда не приемлем, а также нарушил бы авторские права, если бы работа других была защищена авторским правом.

Добросовестное использование не применяется в ситуациях, когда журналист или журналистская организация заключили договор с другой организацией на предоставление материалов. В большинстве случаев договорные соглашения, требующие оплаты за использование - например, соглашение об оплате фотографии или видеоклипа, если была отправлена ​​пробная версия, или соглашение об оплате за использование приобретенной новостной фотографии, или постоянные контракты с поставщиками - переопределить в противном случае допустимые аргументы добросовестного использования.

Аналогичным образом, в этом документе не рассматриваются юридические обязанности журналистов в соответствии с другими сферами права, кроме авторского права, такими как конфиденциальность, клевета и национальная безопасность.Он также не касается нынешнего возрождения интереса (независимо от того, является ли он хорошо или необоснованным) правовым регулированием процесса, с помощью которого журналисты повторяют «горячие новости», впервые переданные другими.

Наконец, этот набор принципов не касается конкретно вопросов, поднятых Законом об авторском праве в цифровую эпоху 1998 г., который создает препятствия для законного добросовестного использования материалов, защищенных авторским правом, которые доступны только в форматах, включающих меры технологической защиты (например, шифрование), и запрещает удаление встроенной информации, идентифицирующей автора или источник документа при определенных обстоятельствах.

Как был создан этот документ

Этот набор принципов был создан журналистами после публикации отчета Американского университета Авторское право, свобода слова и право общественности на информацию: Как журналисты думают о добросовестном использовании, на проблемы, с которыми журналисты сталкиваются при понимании своих прав добросовестного использования. При поддержке Общества профессиональных журналистов Патрисия Ауфдерхайде и Питер Джасзи, иногда вместе с коллегами-юристами, провели 17 совещаний в Балтиморе; Бостон; Чикаго; Дулут, Миннесота; Форт Лодердейл; Лос-Анджелес; Миннеаполис; Нью-Йорк; Сан-Франциско; и Вашингтон, Д.C. На этих встречах небольшие группы опытных практиков подробно обсуждали общие, повторяющиеся вопросы добросовестного использования в журналистике. Эти встречи послужили основой для разработки набора принципов. Принципы были рассмотрены экспертным юридическим советом, члены которого перечислены в конце этого документа.

Добросовестное использование

В наши дни авторское право повсеместно - все виды новых материалов, от очень важных до относительно тривиальных, автоматически защищаются при их создании.Аналогичным образом, широкий спектр более старых материалов, относящихся к 1923 году или даже раньше, подлежит (и в течение некоторого времени будет) подлежать охране. Законодательство США обеспечивает защиту авторских прав на все виды «авторских произведений», будь то бессмертная проза или чей-то список дел. Но это только один аспект закона об авторском праве, который был разработан для реализации государственной политики, способствующей созданию культуры. При некоторых обстоятельствах повторное использование существующего культурного материала может быть критически важной частью создания новой культуры.Фактически, культурная ценность такого рода повторного использования настолько хорошо известна, что она записана в социальную сделку, лежащую в основе закона об авторском праве, как это зафиксировано в Конституции Соединенных Штатов.

Сделка такова: мы, как общество, даем создателям ограниченные права собственности, чтобы побудить их создавать культуру. В то же время мы даем другим создателям возможность использовать тот же материал, защищенный авторским правом, без разрешения или оплаты при некоторых обстоятельствах. Без второй половины сделки мы все можем потерять важную новую культурную работу.

Закон об авторском праве имеет несколько особенностей, которые позволяют цитировать произведения, защищенные авторским правом, без разрешения или оплаты при определенных условиях. Добросовестное использование - самая важная из этих функций. Он берет свое начало в британском законодательстве 18 века, более 170 лет является неотъемлемой частью авторского права США и включает элементы (например, право на критику и комментарии), которые широко признаны во всем мире. В США, где это применимо, добросовестное использование является правом пользователя.Фактически, как указал Верховный суд (в решении по делу Eldred от 2003 г. и решении по делу Golan от 2011 г.), добросовестное использование помогает защитить авторские права от нарушения Первой поправки. Новое творение неизбежно включает существующий материал. Поскольку авторское право защищает больше произведений в течение более длительных периодов времени, чем когда-либо прежде, создатели сталкиваются с новыми проблемами: лицензии на включение источников, защищенных авторским правом, становятся более дорогими и сложными для получения, а иногда и просто недоступны. В результате добросовестное использование сегодня важнее, чем когда-либо прежде.

Закон об авторском праве не определяет, как именно применять добросовестное использование, и это придает доктрине добросовестного использования гибкость, которая работает на пользу пользователей. Творческие потребности и методы различаются в зависимости от области, технологий и времени. Вместо того, чтобы следовать определенной формуле, юристы и судьи решают, является ли нелицензионное использование материалов, защищенных авторским правом, «справедливым» в соответствии с «правилом разумности». Это означает, что они примут во внимание все факты и обстоятельства, чтобы решить, приносит ли нелицензионное использование материалов, защищенных авторским правом, социальные или культурные выгоды, которые в конечном итоге превышают затраты, которые оно возлагает на владельца авторских прав.

Добросовестное использование гибко, но не ненадежно. Фактически, для любой конкретной области критической или творческой деятельности юристы и судьи давно принимают во внимание общие мнения практиков при оценке того, что является «справедливым» в их области. При взвешивании баланса, лежащего в основе анализа добросовестного использования, судьи обычно принимают во внимание неисключительный список «факторов», упомянутых в Разделе 107 Закона об авторском праве: характер использования; характер используемой работы; степень использования; и его экономический эффект (так называемые «четыре фактора»).Это по-прежнему оставляет много места для толкования, особенно с учетом того, что в законе четко сказано, что это не единственные допустимые соображения.

Итак, как судьи истолковали добросовестное использование? Изучая историю современных судебных споров о добросовестном использовании, мы обнаруживаем, что судьи снова и снова возвращаются к двум ключевым вопросам:

• Было ли нелицензионное использование «преобразовано» в защищенный авторским правом материал, использовав его для другой цели, чем у оригинала, или оно просто повторило работу с тем же намерением и ценностью, что и оригинал?

• Был ли взят материал разумно подходящим по своему характеру и объему с учетом характера работы, защищенной авторским правом, и ее использования?

Если ответ на эти два вопроса утвердительный, суд, скорее всего, сочтет это справедливым.Поскольку это правда, такое использование часто вообще не оспаривается. Многие дела, которые передаются в зал суда, связаны с использованием, которое проверяет пределы добросовестного использования, а не в рамках широкой области общей практики добросовестного использования

Оба ключевых вопроса касаются, среди прочего, вопроса о том, нанесет ли использование чрезмерный экономический ущерб правообладателю. Суды сообщили нам, что правообладатели не имеют права на абсолютную монополию на использование своих произведений в целях преобразования.К тому же, однако, когда использование подменяет основной рынок правообладателя, это вряд ли будет справедливым. Например, журналист не может воспроизводить большие части статьи конкурента только для того, чтобы не создавать собственных репортажей. Другое соображение может повлиять на то, как эти вопросы анализируются на практике: действовал ли пользователь разумно и добросовестно в свете общей практики в своей конкретной области. Тот факт, что практика сообщества влияет на судебные решения, делает важным, чтобы сообщества практикующих понимали и формулировали свои права на добросовестное использование.

Многие из наиболее распространенных видов журналистской деятельности, при которой происходит цитирование, воспроизведение или ссылка на материалы, защищенные авторским правом, очевидно, трансформируют, если они выполняются ответственным и профессиональным образом. Это верно независимо от того, работает ли журналист в печатном, аудио-, видео- или онлайн-формате; добросовестное использование не зависит от среды. Аналогичным образом, принципы добросовестного использования в равной степени применимы к газетной статье, музыкальному произведению, фильму, твиту пользователя и веб-сайту. Однако, поскольку все случаи добросовестного использования зависят от контекста и от случая к случаю, потенциальные добросовестные пользователи материалов, защищенных авторским правом, должны взвесить все обстоятельства при принятии решения о дальнейших действиях.

Журналисты и добросовестное использование

Журналисты долгое время зависели от права добросовестного использования на включение материалов, защищенных авторским правом, в свою работу, и по сей день они делают это постоянно. Журналисты используют его, часто даже не задумываясь об этом или даже не зная, что они делают это, чтобы цитировать или перефразировать исходный материал, предоставить доказательства или иллюстрации утверждений, а также участвовать в комментариях или критике, среди прочего. Действительно, журналистский бизнес частично поддерживается добросовестным использованием, которое позволяет делать соответствующие, своевременные, нелицензированные цитаты и ссылки на заслуживающие освещения в печати материалы.

Добросовестное использование защищает право журналистов на свободу слова в рамках авторского права. Эти права подпитывают миссию журналистов по информированию общественности. Таким образом, миссия имеет далеко идущий эффект; журналисты играют ключевую роль в формировании того, как члены общества понимают действия и мотивы других, а иногда и самих себя. Это самопонимание порождается не только заголовками новостей дня и жесткими расследованиями правительственных должностных преступлений, но и культурной критикой, редакционными статьями, спортивными репортажами, избиениями и репортажами сообщества.

Права журналистов на добросовестное использование особо закреплены в законе США об авторском праве. Критика, комментарии и новостные сообщения выделены в законе как конкретные примеры общих целей, подходящих для добросовестного использования. Но вопрос о том, являются ли конкретные случаи добросовестным использованием, необходимо определять в каждом конкретном случае.

В течение многих лет журналистская практика добросовестного использования устанавливалась конвенциями журналистов в редакциях новостей, часто основанными на рекомендациях руководств, ранее проверенных юристами компаний, и на случайных визитах к юристам их организаций.Все чаще журналисты, особенно те, которые работают за пределами крупных СМИ, не уверены в своем праве цитировать материалы, защищенные авторским правом, особенно в новых цифровых форматах и ​​в социальных сетях. Как указано в документе «Авторское право, свобода слова и право общества знать» , наиболее частыми последствиями такой незащищенности являются задержки, более высокие затраты, а также отказ от публикации и внедрения инноваций.

Журналисты признают, что повторное использование материалов, защищенных авторским правом, является центральным элементом их работы.Ответственная агрегация - ключевая и неизменная черта журналистики; Журналисты всегда «продвигали историю», опираясь на работы других журналистов, либо с помощью цитированных цитат, либо ссылок без ссылки. Конечно, широко распространенное журналистское повторное использование существующих материалов даже не требует добросовестного использования, поскольку сами факты не защищены авторским правом. Однако часто одних фактов недостаточно; сами слова или изображения, посредством которых выражается информация, могут быть частью рассказа.Таким образом, на практике многократное журналистское использование и последующая работа всегда (если иногда неосознанно) зависели от добросовестного использования.

Однако рост числа журналистских предприятий, использующих агрегирование в качестве бизнес-модели, вызвал повышенную осведомленность, а иногда и тревогу, о повторном использовании и совместном использовании журналистской работы. Этот документ поможет журналистам понять, что допустимо для повторного использования и что журналистское сообщество, получив экспертную юридическую консультацию, считает, выходит за рамки добросовестного использования.

Общепринятые мнения журналистов, зафиксированные в Заявлении, основаны на их коллективном опыте и подтверждены правовым анализом.Этот набор принципов расширит возможности добросовестного использования как для журналистов, так и для их различных контролеров, включая редакторов, издателей, страховых компаний и юристов, которые определяют, будет ли работа журналистов доведена до общественности и в какой форме. Таким образом, этот набор принципов помогает показать, что описанное здесь использование материалов, защищенных авторским правом, является разумным и подходящим для журналистских целей.

Добросовестное использование сегодня широко и активно используется во многих профессиональных сообществах, помимо журналистики.Некоторые из этих других профессиональных сообществ также изложили свое понимание в консенсусных документах, в том числе в Заявлении режиссеров документального кино 2005 г. о передовой практике добросовестного использования , которое может быть полезно для некоторых журналистов. Все эти документы доступны на сайте centerforsocialmedia.org/fair-use. Хотя профессиональные группы обычно создают такие документы, никто не должен быть членом профессиональной группы, чтобы получать пользу от их интерпретации.

НАБОР ПРИНЦИПОВ ДЛЯ ДОСТУПНОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ДЛЯ ЖУРНАЛИСТИКИ

Общие положения о принципах и ценностях

Эти принципы применимы ко всем формам СМИ.Во всех случаях цифровая копия аналогична бумажной с точки зрения добросовестного использования, а использование в Интернете (если не указано иное) эквивалентно автономному. Текст, фотографии, музыка и видео в равной степени подлежат добросовестному использованию.

Эти принципы применяются к ситуациям, в которых журналист имеет безусловный доступ к материалам, независимо от источника. Однако, когда пользователь получил копию незаконно, это может повлиять на анализ добросовестного использования. Кроме того, в ситуациях, когда есть только один источник материала (что может быть справедливо в отношении некоторых архивных элементов), владелец материала может наложить условия, которые он / она выбирает, и добросовестное использование уступит им.Если журналист получает материал, на который распространяются определенные ограничения на использование, он связан этими ограничениями.

Все принципы подчиняются «правилу соразмерности». Журналисты имеют право в рамках добросовестного использования использовать столько произведений, защищенных авторским правом, сколько им необходимо для достижения своих целей, а иногда даже использовать всю работу целиком, например фотографию или критически важный исходный документ. Точно так же справедливость использования частично зависит от того, использовал ли пользователь только то, что было разумно подходящим для достижения его или ее законной цели.Таким образом, журналисты не могут достоверно использовать числовые правила большого пальца при вынесении такого решения.

Журналисты разделяют ценности, которые формируют их ожидания в отношении добросовестного использования материалов, защищенных авторским правом. Атрибуция - это высоко ценимая журналистская ценность, хотя в законе США об авторском праве она не фигурирует в значительной степени (в отличие от законов других стран). Простая идентификация исходного материала не делает неоправданное использование в иных отношениях «справедливым», и закон не требует буквально, чтобы использование сопровождалось указанием ссылки, чтобы считаться справедливым.Тем не менее, журналисты твердо убеждены в том, что надлежащая атрибуция является этическим и академическим императивом. И, очевидно, если важно использовать конкретный контент, защищенный авторским правом, в определенной части журналистики, соответствующее цитирование помогает сделать это оправдание более очевидным. В то же время журналисты понимают, что форма и содержание соответствующей атрибуции будет зависеть от носителя и контекста. И, конечно же, журналисты могут пожелать использовать произведения, для которых невозможно предоставить полную информацию (например, из-за обещания конфиденциальности или из-за того, что информация не может быть обнаружена).

Журналисты также разделяют большое значение того, что, когда материал, защищенный авторским правом, подготовлен, даже косвенно, на деньги налогоплательщиков, ответственность журналиста и требование добросовестного использования материала возрастают. Соответственно, вклад общественности в исходный материал подчеркивает ее право знать.

Журналисты также ценят важность уважения к работе друг друга не только путем указания авторства, но, где это возможно и целесообразно, путем оплаты. В частности, работая в зонах боевых действий или в других труднодоступных и опасных районах, они высоко ценят вклад своих коллег в миссию по информированию общественности.Хотя это значение не отменяет возможности или желания применять добросовестное использование там, где это уместно, иногда оно может повлиять на решения журналистов о том, следует ли использовать их право добросовестного использования.

Журналисты признают важность своевременности, которая является частью основной миссии журналистики. Они уважают важность сроков не только для своей бизнес-модели, но и для выполнения миссии своевременного информирования общественности. Это особенно верно в отношении вопросов общественной безопасности, общественного здравоохранения и быстро распространяющихся новостей, представляющих всеобщий интерес и влияние.Таким образом, журналисты рассматривают вопрос своевременности с точки зрения общественной значимости, а также при принятии решений о добросовестном использовании. Учет срочности потребности общественности в информации может повлиять не только на решение о справедливом использовании материала; это также может повлиять на количество взятого материала. Однако к тому же журналисты понимают, что простое превышение конкурентов на материале само по себе не должно служить оправданием для нарушения авторских прав третьих лиц. Приведенные ниже Принципы и ограничения представляют собой, среди прочего, уравновешивание иногда противоречащих друг другу журналистских императивов.

В целом, приведенные ниже Принципы и ограничения применяются в равной степени ко всем видам исходных материалов, от видеозаписей с мобильных телефонов в зоне боевых действий до рутинного освещения политической кампании. В определенных случаях, конечно, они будут применяться по-разному, в зависимости от того, как подробно изложенные в них соображения проявляются в конкретных журналистских контекстах.

ONE: включение материалов, защищенных авторским правом, случайно или случайно захваченных в процессе записи и распространения новостей

Журналисты сообщают о современной реальности, пронизанной содержанием, защищенным авторским правом.Они постоянно фиксируют такие материалы случайно в ходе репортажей о конкретных событиях и действиях. Это не материал, который они решили включить ради него самого; скорее, это неотъемлемая часть реальности, которую они стремятся изобразить. Исключение (или резкое сокращение) количества таких материалов, содержащихся в репортажах, поставило бы под угрозу миссию журналистики по установлению истины.

ПРИНЦИП: Добросовестное использование применяется к случайному и случайному захвату материалов, защищенных авторским правом, в журналистике.

ОГРАНИЧЕНИЯ:

• Добросовестное использование не применяется, если журналист получил доступ к человеку или месту, дав устное или письменное согласие отказаться от конкретного использования материалов, собранных в результате.

• Это также не применяется, если журналист вставляет материал, защищенный авторским правом, в реальность, которая записывается и распространяется, например, просит музыкантов, выступающих на мероприятии, исполнить определенную песню, или искажает выбор новостей, чтобы включить материал, защищенный авторским правом.

• Журналист не должен использовать случайно отснятый материал - например, популярную песню, исполненную знаменитостью на мероприятии - в эстетических или развлекательных целях, будь то в другом месте того же фрагмента или в другом произведении.

• Журналист должен разумно атрибутировать материал. В соответствующих случаях указание авторства должно распространяться на юридических или физических лиц, не являющихся правообладателями (например, художественная галерея, где висит картина, или исполнитель, интерпретирующий песню на публичном мероприятии)

ДВА: Использование материалов, защищенных авторским правом, в качестве доказательства или обоснования в новостных репортажах или анализе

Журналисты обычно включают материалы, защищенные авторским правом, будь то из отчета, меморандума, видео или фотографии, независимо от того, были ли они неофициально созданы в социальных сетях или с помощью традиционных СМИ. каналов, как доказательство их утверждения о том, что что-то произошло или не произошло, или чтобы поддержать (или опровергнуть) утверждения источника или другого заслуживающего внимания человека.

ПРИНЦИП : Добросовестное использование применяется, когда журналисты используют материалы, защищенные авторским правом, в качестве документации для подтверждения, доказательства, поддержки или документирования предложения.

ОГРАНИЧЕНИЯ :

• Журналист должен брать столько, сколько разумно необходимо, чтобы потребитель новостей мог оценить обоснованность утверждений и интерпретаций журналиста.

• Журналист должен учитывать ценность материала, защищенного авторским правом, для понимания публикой и уверенности в репортаже.

• Журналист должен разумно атрибутировать материал.

ТРИ: Когда материалы, защищенные авторским правом, используются в культурных репортажах и критике

Журналисты цитируют элементы из фильмов, песен, книг, статей, сообщений в блогах, выставок, онлайн-видео, изображений, распространяемых в социальных сетях, и других материалов, защищенных авторским правом, в рамках курса репортажей о культурных явлениях, а также обзоров и комментариев о культурных продуктах, событиях и самовыражении. Журналисты используют материалы, защищенные авторским правом, как для упоминания о существовании явлений, так и для развития аргументов в их пользу.Журналистские репортажи, комментарии и критика культурного самовыражения являются критически важной частью распространения культуры в обществе. Для выполнения этой работы журналисты должны иметь возможность ссылаться на материалы, которые они обсуждают, и цитировать их, делать выбор и формировать комментарии без разрешения владельцев работы.

ПРИНЦИП : Использование текстовых, визуальных и других цитат из культурных материалов в целях репортажа, критики, комментариев или обсуждения является добросовестным использованием.

ОГРАНИЧЕНИЯ :

• Журналист должен взять столько, сколько необходимо, чтобы потребитель новостей мог понять суть дела.

• Журналист должен контекстуализировать материал, чтобы четко обозначить его отношение к текущей работе.

• Журналист должен сделать связь между культурной критикой или комментариями и выбором материалов, защищенных авторским правом, понятной для потребителей новостей с помощью текстовых ссылок, субтитров, закадрового комментария или других сигналов.

• Журналист должен соблюдать все обещания, которые он дал поставщику культурных материалов, охраняемых авторским правом (например, видеоклипов из новых фильмов).

• Журналист должен разумно атрибутировать материал.

ЧЕТВЕРТАЯ: когда материалы, защищенные авторским правом, используются в качестве иллюстраций в новостях или анализах

Журналисты используют материалы, защищенные авторским правом, как для иллюстрации, так и для доказательства статьи. Они могут включать фотографию с мероприятия, включать цитаты людей, присутствующих на мероприятии, или обеспечивать звуковой портрет события, а также многие другие варианты использования иллюстраций.Иллюстрация в репортажах носит не только декоративный характер. Он выполняет функцию новостей, добавляя информацию и контекст, которые в противном случае либо недоступны, либо предоставляются гораздо менее эффективным или действенным способом.

ПРИНЦИП: Добросовестное использование применяется к иллюстрациям в новостях.

ОГРАНИЧЕНИЯ:

• Иллюстрация должна значительно способствовать пониманию аудиторией фактов или проблем.

• Используемая сумма должна быть разумно соответствующей иллюстративной цели.

• Когда иллюстративный материал предоставляется компанией, которая предоставляет материалы, в основном предназначенные для иллюстрации текущих событий, например, синдицированная новостная служба, и используется для освещения текущих событий, журналист должен приобрести материал.

• Журналист должен разумно атрибутировать материал.

ПЯТЬ: когда защищенный авторским правом материал используется в качестве исторической справки в новостях или анализе

Журналисты часто ссылаются на предыдущие события, на людей в более ранних ситуациях, на ранее существовавшие структуры и на другие исторические элементы в процессе репортажа или комментирования. Новости.Исторический контекстуализация - важный аспект работы по составлению отчетов и анализу. Журналисты не только делятся фактами со своими пользователями, но и помогают им понять значение этих фактов. Журналистам, специализирующимся в области искусства, часто необходимо сравнить текущую работу с более ранними работами или дать содержательное сравнение с работами других, чтобы поместить творческие усилия в рамки традиции или направления.

ПРИНЦИП: Добросовестное использование применяется к журналистскому включению исторических материалов.

ОГРАНИЧЕНИЯ:

• Журналист должен контекстуализировать исторический материал, чтобы четко обозначить его отношение к текущей работе.

• Журналист должен взять соответствующую сумму, которая предоставит соответствующий исторический контекст.

• Журналист должен разумно атрибутировать материал.

ШЕСТЬ: Использование материалов, защищенных авторским правом, для конкретной цели начала или расширения публичного обсуждения новостей

Иногда журналисты предоставляют пользователям материалы, защищенные авторским правом, полученные в процессе репортажа или анализа новостей, чтобы обогатить обсуждение общественной значимости этого материала.Журналисты все чаще привлекают представителей публики, потребляющей новости, к участию в создании новостей - например, с помощью методов «краудсорсинга». Такая практика, конечно же, должна функционировать как дополнение к журналистским репортажам, редакционным статьям, анализу или критике, а не заменять их. Но теперь, когда стало более возможным, чем когда-либо прежде, использовать экспертные знания, распространяемые среди населения, часть миссии журналиста - не только доставлять информацию, но и делиться ответственно и надлежащим образом основной документацией, которая может углубить понимание новостей.

ПРИНЦИП : Использование материалов, защищенных авторским правом, для содействия публичному обсуждению и анализу может считаться добросовестным использованием.

ОГРАНИЧЕНИЯ :

• Журналист должен разъяснить потребителям новостей, почему материал стал доступным и какие ответы он предназначен для получения - например, критический комментарий, анализ, новая контекстная информация или последующее сообщение дополнительных фактов.

• Журналист должен использовать как можно больше материала, чтобы предоставить потребителям новостей возможность продуктивно взаимодействовать с материалом.

• Если ссылка на материал является альтернативой, совместимой с целями журналиста, ее следует предпочесть повторному использованию материалов, защищенных авторским правом, без лицензии.

• Журналист (или издание) должен предоставлять инструменты и форумы, предназначенные для поощрения участия потребителей новостей.

• Журналист должен приложить усилия, чтобы использовать последующее обсуждение или другие материалы для дальнейшего создания новостей.

• Журналист должен разумно атрибутировать материал.

СЕМЬ: Цитирование материалов, защищенных авторским правом, для повышения ценности и знаний развивающихся новостей

Журналисты постоянно черпают знания из прежней журналистики по мере продвижения своей статьи, добавляя новую информацию, резюмируя или цитируя то, что уже известно. Хотя некоторые из этих агрегатов просто объединяют факты, не защищенные авторским правом, некоторые используют дословные выдержки из материалов, защищенных авторским правом, с изложением фактов или мнений. Когда это делается способами, которые соответствуют журналистской миссии, такое использование реконтекстуализирует отрывки материала.Такая реконтекстуализация может иметь трансформирующий эффект, делая цитату справедливым при некоторых обстоятельствах.

ПРИНЦИП : Добросовестное использование может применяться к цитатам из более ранней журналистики.

ОГРАНИЧЕНИЯ :

• Журналист должен ясно дать понять, что он или она добавляет к существующей работе.

• Обзоры ранее существовавших отчетов по истории или проблеме должны, по возможности, включать выдержки из нескольких источников.

• Отрывки должны быть настолько краткими, насколько это разумно соответствует целям журналиста, и, в любом случае, не быть настолько обширными, чтобы они эффективно воспроизводили оригинальные истории или выступали в качестве их потребительской замены.

• Журналист должен разумно атрибутировать материал. Атрибуция должна быть ясно видна читателю или зрителю, и у этого человека должна быть возможность легко перейти к первоисточнику.

• Любые договорные ограничения, которые журналист согласился получить при получении материала, будут применяться к цитате из него, должны быть соблюдены.

Примечания

Юридический консультативный совет

Джейми Б.Бишофф, эсквайр.
Ballard Spahr, LLP
Филадельфия, Пенсильвания

Майкл Дональдсон, эсквайр.
Дональдсон и Каллиф
Лос-Анджелес, Калифорния

Энтони Фальцоне, эсквайр.
Заместитель генерального юрисконсульта Pinterest, Inc.
Сан-Франциско, Калифорния

Проф. Джек И. Лернер
Юридическая школа Гулда и Школа журналистики Анненберга
Лос-Анджелес, Калифорния

Проф. Майкл Дж.Мэдисон
Школа права Университета Питтсбурга
Питтсбург, Пенсильвания

Спасибо

Спасибо множеству журналистов, которые потратили драгоценное время на участие в этом процессе; Исполнительному директору Общества профессиональных журналистов Крису Вашону и члену правления Кевину З. Смиту из Общества профессиональных журналистов за поддержку на протяжении всего процесса; Джанет Ляо и Марку Халлетту из Фонда Маккормика за финансовую поддержку и приверженность проекту и концепции; проф.Дженнифер Урбан из юридического факультета Калифорнийского университета в Беркли и Дэну Саториусу, эсквайру, за организацию сессий; Анжелике Дас, менеджеру проекта; нашим аспирантам, включая Брайана Белло, Кэти Биз и Ян Лорен Бойлз; и стажеру Центра социальных сетей Майлзу Зинни.

Сторонники

Ассоциация образования в области журналистики и массовых коммуникаций
Ассоциация альтернативных СМИ
Ассоциация школ журналистики и массовых коммуникаций
Центр общественной журналистики
J-Lab: Институт интерактивной журналистики
Mediashift
Национальная ассоциация чернокожих журналистов, Целевая группа по цифровой журналистике
Национальная ассоциация лесбиянок и геев-журналистов
New America Media
Институт Пойнтера
Роберт Р.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *