Самоубийство книга – Самоубийство (книга Дюркгейма) — Википедия

Отзывы о книге Самоубийство

В конце девятнадцатого века социология стремительно вошла в моду, а главным трендсеттером стал француз Эмиль Дюркгейм. Настроен он был радикально: не признавал в любимой науке никаких философских или психологических примесей. В 1897 году Дюркгейм издал монографию «Самоубийство», пытаясь заполучить для социологов место в высшей научной лиге. Он был уверен, что над человеком в момент принятия судьбоносного решения всегда стоит высшая духовная реальность — коллектив. Выводы, сделанные Дюркгеймом на основе смертельной статистики прошлых веков, перекликаются и с днём сегодняшним.

ПРИЧИНЫ САМОУБИЙСТВА, КОТОРЫЕ НЕ ОПРАВДАЛИ СЕБЯ

При поиске причин добровольного ухода из жизни мы привыкли оценивать психическое состояние, вчитываться в предсмертные записки и искать смыслы между строк. Дюркгейм одним из первых оставляет индивидуальные мотивы тихо лежать в кладовке, открывая дверь причинам со стороны. Для начала он просто сравнил данные двух статистик: смертей и самоубийств. Первая постоянно менялась, вторая оставалась на месте из года в год, но при переходе из одной страны в другую могла увеличиться в несколько раз. То есть процент самоубийств гораздо более специфичен для каждой социальной группы, чем процент общей смертности.

При этом среди факторов самоубийства социолога должны интересовать только те, которые действуют на целое общество. Например, списать всех самоубийц в сумасшедших — не выход. Все подобные случаи среди душевнобольных лишены всякого мотива, а если мотивы и есть, то они вымышленные. Вроде инопланетянина, поселившегося в голове, или рептилоида за стенкой. Алкоголь к числу самоубийц тоже не имеет никакого отношения. Наибольшее число трупов было среди людей из культурных и зажиточных классов, где пьянчугам не было места. К наследственности тоже не стоит относиться слишком серьёзно. Вот приводимая автором статистика по Парижу позапрошлого века: на двести шестьдесят пять умалишённых есть только одиннадцать случаев, то есть четыре процента больных, родители которых покончили с собой. А что насчёт погоды? Может быть, серые тучи — это не только к дождю, но и к прыжкам с моста? Беспощадная статистика Дюркгейма опровергла и эту идею. Максимальное число самоубийств происходит тёплым летом. Но объяснение здесь стоит искать не в температуре, а в интенсивности трудового дня. Если число добровольных смертей увеличивается с января по июль, то это происходит не потому, что жара губительно действует на человеческий организм, а в силу того, что пульс социальной жизни бьётся интенсивнее. Все эти пробки, дедлайны и званые ужины кого хочешь сведут в могилу.

РЕЛИГИЯ, СЕМЬЯ, РЕВОЛЮЦИЯ: ЧТО СКОРЕЙ ПРИВЕДЁТ К СМЕРТИ?

Когда Дюркгейм взглянул на европейскую картину самоубийств, то первое, что он увидел — живучих католиков. Например, в Италии добровольно расставаться с жизнью согласны единицы. Протестанты — это совсем другое дело. И те, и другие в одинаковой степени запрещают самоубийство. Но наклонность протестантов к убийству самих себя находится в прямой зависимости от духа свободомыслия, которым проникнута их религия. И к этой свободе, по мнению автора, покорных протестантов ведёт упадок традиционных верований. Их духовные скрепы слишком расшатаны, чтобы противостоять критике. Вот так и получается, что перевес на стороне протестантизма по числу самоубийств обязан не слишком целостной структуре церкви. Дюркгейм уверен: где ослабевает социальный инстинкт, там стоит ждать не обузданной коллективом беды.

Мужчины, у которых есть семья и несколько детей в придачу — самая защищённая от самоубийств категория. Вдовцы убивают себя чаще, чем люди, состоящие в браке, но реже, чем совсем безбрачные. С женщинами всё наоборот: в браке их смертность резко возрастает. Моногамия для них — это строжайшее обязательство, беречь честь приходится круглосуточно. С другой стороны, брак не нужен им как способ ограничить плотские желания — он только мешает изменить жизнь, когда она становится нестерпимой. Так что развод по собственному желанию может только улучшить положение женщины. Для большинства мужчин же свобода, от которой они отказываются во имя брака, на самом деле является синонимом мучения. Постоянная битва за звание настоящего самца не даёт покоя. У женщины до замужества не было таких сложностей, и потому, подчиняясь этим правилам, жертву в браке приносит именно она, а не мужчина.

Если не слишком вдаваться в подробности, может показаться, что великие политические перевороты умножают число самоубийств. У Дюркгейма другое мнение: все революции, имевшие место во Франции в течение XIX века, уменьшили количество самоубийств в тот период времени, когда совершались. Виноват, опять же, коллективный дух: великие социальные перевороты и национальные войны оживляют коллективные чувства, партийность и патриотизм, устремляя индивидуальную энергию на осуществление одной общей цели. Борьба сближает людей перед лицом опасности, каждый начинает меньше думать о себе и больше — об общем деле.

ТРИ ГЛАВНЫХ ТИПА САМОУБИЙСТВА ДЮРКГЕЙМА

Чем сильнее ослабевают внутренние связи в семье, церкви или партии, тем стремительней путь к заряженному ружью. Когда индивидуальное «я» затмевает «я» социальное, рождается эгоистический тип самоубийства. Вырвавшаяся из ослабевшего общества индивидуальная воля, словно беспокойное привидение, будет метаться из угла в угол, пока наконец не найдёт угол поострее. В церковном кружке или за семейным очагом человек не принадлежит себе, он скован обязательствами, то есть тяга к самоубийству минимальна. Добровольная смерть является здесь изменой общему долгу. Но если человеческое сознание поворачивается лицом только к самому себе, то в конечном счёте все усилия оказываются бесплодными. Грядущее уничтожение без какого-либо остатка ужасает человека до смерти.

Крайний альтруизм не менее опасен. Альтруистический тип самоубийства — продукт абсолютной зависимости личности от общества. И распространён он был с давних времён. У древних народов самоубийство было очень частым явлением, но при этом имело отличительные особенности: из жизни уходили старики, жёны после смерти мужей, рабы после смерти хозяев. Во всех этих случаях человек лишал себя жизни не потому, что он сам хотел этого, а потому что должен был так сделать. При уклонении — бесчестье и изгнание. Социальной средой с самым высоким процентом альтруистических самоубийств может считаться и армия. Во всех европейских странах склонность у военных к самоубийству значительно интенсивнее, чем у гражданских: разница колеблется от 25 до 900 %. А всё потому, что правила поведения солдата лежат вне его личности, что характерно для альтруизма.

Но общество является не только тем объектом, на который с различной интенсивностью направляются чувства и дела людей — оно представляет собой и управляющую ими силу. Мы не раз читали в новостях, как очередной разорившийся банкир покончил с собой. К добровольной смерти толкают не только изменения со знаком «минус», но и со знаком «плюс». Экономическое бедствие или торжество существенно путает карты. Тот, кто раньше был на вершине, стремительно летит вниз. Люди не понимают, что ценно теперь, и какая деятельность приведёт к успеху. Для того чтобы люди и вещи заняли в общественном сознании подобающее им место, нужны годы. Исключительный иммунитет к подобному финансовому переполоху находится в руках у бедняков. «Чем меньшим обладает человек, тем меньше у него соблазна безгранично расширять круг своих потребностей. Разумный человек умеет найти удовлетворение в том, чего ему удалось достигнуть, и не испытывает неустанной жажды погони за чем-либо большим, и потому в момент несчастного стечения обстоятельств он не склоняется под ударами судьбы и не падает духом».

КАК УМЕНЬШИТЬ ЧИСЛО СМЕРТЕЙ ПО СОБСТВЕННОМУ ЖЕЛАНИЮ?

Главной причиной самоубийств Дюркгейм считает не увеличение интенсивности объективных причин страданий и не экономическую нужду, а голод моральный. Французскому социологу не чужды классические коммунистические идеи о равенстве и братстве, где человек способен привязаться к высшим целям и подчинить себя дисциплине. И главное условие благостной жизни — чувствовать связь с другими. +

Но ключ к счастливой жизни не принадлежит ни семейному, ни религиозному, ни политическому обществу. Профессиональная группа или корпорация — вот за ними будущее. Именно в профессиональной среде Дюркгейм видит те черты, что способны закрыть двери перед моральным одиночеством человека. Ведь работа влияет на людей без перерыва, следует за ними повсюду. Главная роль корпорации в будущем — направлять не только на правильный духовный путь, но и регулировать социальные функции, главным образом экономические. «Будучи группой, она тем самым достаточно возвышается над индивидами, чтобы налагать узду на их аппетиты; и в то же время она слишком живёт их жизнью, чтобы не сочувствовать их нуждам». Наверное, Дюркгейм бы расплакался, увидев офис Google в Нью-Йорке. Оттуда ведь реально не хочется уходить.

www.livelib.ru

Книги про суицид, книги про самоубийство

Вы можете приобрести наши бумажные книги в интернет-магазинах: СловоМне.ру , Озон , Благовест ,  Символик и многих других.

А также бесплатно скачать аудиокниги.

В электронном виде все наши книги легко и дешево можно купить в интернет-магазине Полезных книг.

В магазине электронных книг Ничего.ру - лучшие книги о преодолении уныния, депрессии.

В Москве большинство наших книг продается в церковной лавке храма Воскресения Христова на Семеновской (Измайловское шоссе, дом 2, м. Семеновская).

 


«Живи! Разговор с самоубийцей». Составитель — Дмитрий Семеник

Книга «Живи! Разговор с самоубийцей» содержит диалоги с несколькими людьми, которые помышляли о суициде и получили помощь на сайте «Победишь.ру», а также некоторые статьи этого сайта. Вопросы о целесообразности суицида, о смысле жизни, о том, как изменить жизнь к лучшему, не так сложны и непреодолимы, как порой кажется. Эта книга завоевала большую популярность именно благодаря тому, что, наряду со многими из наших книг, она является действенным «учебником счастья».

Купить и скачать книгу «Живи! Разговор с самоубийцей» в электронном виде прямо сейчас.

 

«Самоубийство. Ошибка или выход?». Составители — Дмитрий Семеник, Михаил Хасьминский

На вопрос «Как быть, если не хочется жить», в книжных магазинах обычно вовсе нет убедительных ответов, а в интернете их приходится долго искать. Данная книга, содержащая материалы крупнейшего антисудицидного сайта «Победишь.ру», помогает человеку, находящемуся в депрессии или помышляющему о суициде, основательно перетрясти свои взгляды, расстаться со многими иллюзиями и посмотреть на вопрос о самоубийстве трезво. При трезвом взгляде на самоубийство, самоубийств не совершают.

Эта книга содержит меньше историй, больше статей.

Купить и скачать книгу «Самоубийство. Ошибка или выход?» в электронном виде сейчас.

 

«Как быть, если не хочется жить?». Составитель - Дмитрий Семеник.

Книга предназначена для тех, кто испытывает нежелание жить. Книга по материалам антисуицидного сайта www.pobedish.ru . Она содержит множество историй людей, которые не хотели жить, диалоги с ними, а также статьи специалистов адресованные потенциальному самоубийце. Это не лирика, а предельно откровенный и жесткий разговор о важнейших аспектах суицида и тех внутренних и внешних ситуаций, которые приводят к мыслям о нем.

Купить и скачать книгу «Как быть, если не хочется жить?» в электронном виде сейчас.

www.pobedish.ru

Книга Живи! Разговор с самоубийцей читать онлайн бесплатно, автор на Fictionbook

Понимание и любовь

Недавно я беседовал с одним известным игуменом, более 20 лет проработавшим психиатром, значительную часть времени – в больнице для самоубийц. Я надеялся услышать о том, чем психиатрия, психология могут помочь потенциальным самоубийцам, есть ли у науки какие-то волшебные слова, гениальные решения, способные обратить человека от смерти к жизни. К моему удивлению, человек с таким большим опытом практического психиатра не сообщил мне научных открытий, на которые я так надеялся. Он дал мне формулу совсем из другой области: «Любовь. Только любовью можно помочь таким людям».

И это не новость. Многие психотерапевты знают, что психически здоровому человеку, помышляющему о суициде, человеческая поддержка не менее, а порой и более важна, чем профессиональная помощь. Хотя в идеале, конечно, лучше совмещать и то, и другое. Тем более, что порой за суицидными мыслями скрывается психическая болезнь, которую едва ли удастся обуздать без помощи специалистов.

Книга основана на материалах интернет-сайта «Победишь.ру» (www.pobedish.ru). Цель сайта «Победишь.ру» – не просто отвратить человека от совершения самоубийства, но и помочь ему обрести смысл и радость жизни.

Работа на сайте ведется в двух основных направлениях. Первое – статьи врачей, психологов, священников, журналистов, помогающие потенциальному самоубийце осознать разные аспекты суицида и получить трезвый, объективный взгляд на суицид, его последствия и способы выхода из сложившейся жизненной ситуации.

Второе направление – это беседы с теми, кто страдает от уныния и мыслей о самоубийстве. С потенциальными самоубийцами беседуют психологи, психиатры, священники и неспециалисты. В этой книге собраны беседы как специалистов, так и добровольцев без специального образования, но с опытом помощи на нашем сайте. Книга адресована тем, у кого возникают мысли о суициде.

Что ценного в этой книге?

Во-первых, с ее помощью читатель сможет по-новому посмотреть на свою ситуацию, увидеть новые возможности выхода из нее. Свой жизненный опыт вы сможете обогатить опытом многих других людей. Тем более, что среди ситуаций, рассмотренных в книге, скорее всего, найдется история, подобная вашей.

Во-вторых, вы сможете прикоснуться к настоящей любви. Любви нам всем не хватает, это главный дефицит и величайшая ценность в этом мире. Не случайно, одна из самых распространенных трагедий, о которых нам рассказывают наши герои, – это нелюбовь родителей. Через сострадание и братскую, сестринскую любовь авторов тестов этой книги вы, может быть, сможете увидеть и ту любовь, которая является источником всякой любви – Любовь Бога к нам. Эта Любовь исцелит любую рану.

* * *

Имена авторов просьб о помощи изменены. Сохранен стиль авторов просьб и откликов.

* * *

Благодарности за книгу следует адресовать всем авторам бесед, Любови Федоровой, модераторам сайта «Победишь.ру», которые работали и работают с просьбами о помощи и откликами на них, всем тем, кто откликался и откликается на просьбы, программисту сайта Ивану Белых.

Дмитрий Семеник

Истории самоубийц, которые выжили

Я просто умерла

В 16 лет познакомилась с парнем на подготовительных курсах. В первый год обучения я его практически не помню. А потом он стал ждать меня около остановки. Зима – было очень холодно. А он стоит. Меня это очень сильно подкупило. Однажды вместе решили поехать на Горбушку (еще не встречались, никаких признаний не было), заехали к его папе и там он меня представил как свою девушку. Я в шоке, но молчу, что тут скажешь. И он вроде не плохой. А потом влюбилась…

Были вместе, не разлучаясь, практически 1,5 года. Чувствовали друг друга без слов. Не могли быть вообще друг без друга. Был грех – жили вместе.

Но потом его решение разойтись. Дело в том, что я ему изменила, еще тогда, когда не любила его. Долго молчала. Но понимала, что я сделала ужасную вещь. Призналась, была готова, что выгонит меня. Но не выгнал. И мы еще полгода были вместе. Но у него что-то стало меняться по отношению ко мне. Стал подозрительный, начал ревновать. И в конце концов принял решение расстаться.

Сказать, что мне было плохо, – ничего не сказать. Я просто умерла тогда. Потеряла голову. Готова была на коленях за ним ползти, только чтобы он не уходил. Как будто руку оторвали… Я знала, что у него мои фотографии под подушкой, но я видела, что он не может быть со мной. Он уехал к друзьям жить.

Я его нашла. Знала, что это унижение, но я не могла без него. Он обещал подумать две недели. Эти две недели я жила надеждой. Молилась по ночам, чтобы вернули мне его. Через две недели он позвонил и сказал, что все…

Помылась, оделась красиво. И выпила все таблетки, что были дома. Он приехал, хотя собирался гулять с другом ехать, но очень сильно беспокоился и решил поехать ко мне. Хотя не думал, что я такое смогу сделать. Смогла. Как будто кто-то шептал, что выхода больше нет, что жизнь закончена. Открыла дверь и больше ничего не помню. Врачи откачали, сказали, что если бы еще чуть-чуть – и всё, я бы не проснулась…

Полгода жутких кошмаров, мне казалось, что враг стоит рядом и смотрит на меня, иногда был голос в голове, что все кончено, что все будет плохо. Что любви больше нет. Это было ужасно. Во время моего отравления я видела врага – он смотрел мне в глаза и было жутко страшно. Я понимала, что я умерла. И врачи говорят, что была смерть. Но ОН звонил моим верующим друзьям и говорил, что случилось, и просил молитв. Когда я очнулась, я знала, что мой батюшка не сможет ко мне приехать, т. к. сломал себе что-то (уже не помню что). Полгода или чуть больше был жуткий страх, я боялась спать, т. к. я боялась видеть врага, и боялась дня т. к. ОН был не со мной.

Всё, что я видела после отравления, врачи объясняли действием таблеток. Но мне посоветовала подруга рассказать всё батюшке, что я вижу свой день накануне ночью (это было ужасно, я знала, что будет происходить завтра, вплоть до минуты), я боялась ночи, я боялась дня. Хотя в то время я уже исповедовалась каждую неделю, и за меня много людей молилось. Я рассказала батюшке о том, кто ко мне приходит и что он мне говорит, и всё прошло.

Переживала очень долго – 3 года. Мужчин вообще не видела вокруг, просто не видела. Хотя некоторые предлагали свою дружбу. Бредила им. Говорила с ним. Когда узнала, что у него девушка, рыдала прямо в гостях. Рыдала везде все эти 3 года – в метро, в гостях, дома, на учебе. Поддерживал батюшка и друзья. Они до сих пор помнят то время и говорят, что это было что-то.

Потихоньку стало легче, т. е. я о нем помнила всегда, но я уже не плакала так часто. Мама просила больше не влюбляться, т. к. я всех напугала сильно. 3 года меня не было и полгода я вообще не помню. Вот он рядом – вот таблетки (это было летом) вот новый год. Что было между таблетками – только враг с его глазами. И больше ничего. Хотя я училась – ходила в университет, как-то жила. Но многие считали меня ненормальной. Я даже смерть близкого человека не восприняла, я не могла ничего чувствовать тогда, как зомби была – в мыслях только то, что его нет рядом. Потом был страшный разгул, я ничего не чувствовала, я не понимала, почему блуд – это грех. Хотя я ходила в храм регулярно, но… так было. Остановила только болезнь, просто поняла, что или я себя окончательно убиваю сама или нужно что-то делать. И как будто пелена спала с глаз.

Я не знаю, как я выкарабкалась. С Божьей помощью. По молитвам моего батюшки и благодаря моим друзьям.

Если с вашими близкими происходит такое – нужно их поддерживать. Нужно, чтобы смотрели за тобой в этот момент, прятали лекарства, сидели около твоей кровати, когда дико страшно. Следили, чтобы не навредил себе человек, если дошло до самоубийства (ведь враг так просто не отпустит, он тоже борется за душу) Самоубийство – это не просто расстройство и переживание. А когда человек уже наложил на себя руки, и его спасли, он перешел грань. Он уже попрощался с жизнью. И его нужно научить жить дальше. Я так это вижу. Потому что даже поход в библиотеку и на лекцию был подвигом. Даже простое переставление ног – подвиг. Так как душа больна, она обожжена и степень ожога от греха и блуда и греха самоубийства. Её целенаправленно подводил враг к такому шагу…

Сейчас мне 29 лет. Летом я вышла замуж за человека, которого люблю по-настоящему. Я понимаю, что то была страсть. И еще я поняла, что уход любого человека можно пережить, а вот когда Господа нет в душе – это смерть.

Мы не виделись с тем парнем много лет. А недавно столкнулись, и он ответил на мое приветствие. Все чувства вспомнились у меня – все, и боль, и радость. Начали общаться, разговаривать иногда, (я даже не мечтала об этом тогда, когда он ушел). Он рассказал о своей новой любви. Они расстались 3 года назад, он хочет ее вернуть и сейчас начал активные действия. Мы даже поговорили об этом.

Он меня тоже помнит. Но он все время хотел меня обидеть. От этого было больно. Ведь хочется сохранить о человеке светлую память, а не боль обиды.

Мы совершенно разные. Хотя это он – его глаза, лицо, руки. Мы совершенно не понимаем друг друга.

Я еще потом думала: и стоило вот так портить себе жизнь? Даже не портить, а просто украсть у себя жизнь?! Сколько времени я потеряла из-за совершенно чужого человека. Я вообще могла умереть. И в моей жизни бы не было сейчас моего мужа. Моей любви…

Наташа М., 28 лет
Самоубийство не избавляет от мучений

Я часто думала о самоубийстве, и вот наступил момент, когда я, как мне казалось, потеряла страх.

А причиной послужила не боль, которую нельзя перенести, а боль оттого, что он меня не любит. Не проблема в семье, не чья-то смерть – ничего серьезного… Хотя сейчас я знаю, что ничто-ничто на свете не позволяет тебе совершить такой грех.

 

Потом, видимо, доза была не очень большой, или я пила таблетки постепенно и смогла почувствовать, как останавливается мое сердце. Это ужасно, если бы была возможность вернуть время назад, если бы она только была! Я бы хотела быть девочкой, которая тихо плакала в ванной, а не той, которой я стала.

Я чувствовала, как все медленнее и глуше бьется сердце, что ноги подкашиваются, что я не хочу, совсем не хочу этого, что я боюсь. Что мне ужасно страшно. Одну минуту назад я видела в этом единственный возможный, долгожданный выход. Но сейчас всё, всё, всё, что угодно, но только не это. Только не смерть!!! Я взяла телефон и позвонила в «скорую». Я только об одном думала и мечтала, чтобы увидеть маму, чтобы не умереть.

Приехала «скорая», почти сразу пришел он. Он оказался на редкость спокойным и вежливым. Тихо спросил: «Кто это?» Я ответила: «Врачи».

Мне промыли желудок, и это не самое страшное, что произошло со мной в физическом плане. После больницы у меня резко ухудшилось здоровье. Я ехала в метро, особенно летом, и все время думала, что вот-вот у меня остановится сердце. Все остальные болезни на фоне этого не так выделялись, но не думаю, что они менее значимые.

Но даже все это – не самое страшное. Я почувствовала, что та светлая, маленькая, добрая девочка просто умерла…

Через некоторое время, он стал вести себя так же как до моей попытки самоубийства: уходить сразу после того как проснулся и приходить поздно ночью, когда я сплю. И буквально через месяц после этого я встретила мужчину, с которым переспала на второй день знакомства. Для меня прежней – это было нереально, это было ужасно, невозможно, низко, я бы стала падшей, если бы поступила так. Но для меня настоящей – это было просто неприятно. Я умерла. Не было у меня ничего, что отличает человека от камня. Затем, я рассталась с ним и все продолжилось как ни в чем ни бывало. Но зато я меньше стала ревновать моего «гражданского мужа». И это меня радовало… Каждый день в моей жизни происходили такие ситуации, в которых я вела себя жестко и холодно. Я иногда плакала и очень-очень хотела стать прежней, стать лучше, светлее, научиться любить, но не могла.

Я совсем забыла про эту попытку. А недавно у меня начались кошмары. Ужасные кошмары. Если Вы смотрели фильмы ужасов, то вы не видели ничего подобного. Нет, я бы никогда не могла такого представить, до недавней ночи. Но самое страшное в том, что я даже не засыпала, я просто ложилась спать, я закрывала глаза и видела все это. Все подробно, реально. И всё это происходит с тобой!

И никакой остановки, никакого просвета, только борьба-борьба-борьба.

Если бы не помощь людей, которым я совсем не помогала, то я бы не раскаялось в этой попытке, я бы даже не вспомнила, таким мое сердце стало бесчувственным. После раскаяния кошмары прошли.

Я могу благодарить только Господа нашего в том, что он спас меня и дал мне возможность на раскаяние. Но, если моя земная жизнь, которая может дать мне спасение, ТАК ужасна, что бы ждало меня, если я умерла?

Самоубийство – не доказательство чего-то кому-то НЕТ.

Самоубийство – не решения проблем НЕТ.

Самоубийство – не избавление от мучений НЕТ.

Самоубийство – бегство от проблем ДА.

Самоубийство – причинение боли ужасной умертвляющей постоянной боли близким ДА.

Самоубийство – начало еще большей настоящей нестерпимой боли.

Самоубийство – тяжелый грех.

Мы уже расстались с моим молодым человеком. Я живу без него. И мы ничего не знаем друг о друге. Его больше нет в моей жизни. Но зато есть мои поступки, которые я совершала, когда у меня были с ним проблемы. Это говорит, что любая наша боль – терпима. Жизнь не бывает без боли. И если бы я не была так зациклена на себе, я бы смогла понять, что боль – это нормально! Почему мы так боимся боли? Если зуб заболел – его нужно лечить. Но пока он не заболел – мы не сможем понять, что у нас кариес. Но лечить нужно раньше, сразу! Тогда и боль будет меньше. В нашей жизни все точно так же!

Самоубийством я хотела доказать ему, что он причиняет мне боль, что он не должен так себя вести. Но где он сейчас, кому я что-то доказала?.. Даже, если бы я ему что-то и сказала своей смертью, он бы был счастлив сейчас с другой, но без меня. А родители? Когда я была маленькая, я думала, что они меня не любят, а сейчас я знаю, что по сравнению с их любовью – моя любовь – ничтожество.

Нет, нет в этой жизни ничего такого, что могло бы оправдать самоубийство! Ни за что не поддавайтесь этому бесовскому желанию.

Это приведет к еще большему падению, еще большей боли.

Ты – Человечек, в тебе искра Божьей Любви, Мудрости и Света! Каждый твой день начинается с луча солнышка или капельки дождя. Чтобы ни было в твоей жизни, знай, что ты не одинок, что тебя бесконечно любит Бог, что тебя любят люди, что я тебя люблю. А если ты не замечаешь любовь людей, то это только потому, что они тоже живут в боли. Помоги им! И я прошу тебя, я на коленях умоляю тебя ни за что, никогда не делай этого. Господи помоги тебе!

Ирина, 21 год
Я могла потерять эту жизнь!

Мне было всего 20 лет. Я его очень сильно любила, так, как наверное любят в жизни всего лишь раз. На нашей с ним свадьбе он напился и приревовал меня к своему другу. Порвал на мне платье, устроил истерику, скандал. Меня увезла «Скорая» с приступом сердца из его квартиры в первую брачную ночь… Мы расстались навсегда.

И начался кошмар. Ежесекундная пытка жизнью. Я просто чувствовала, что умерла моя душа и вместо нее осталась одна лишь боль, боль, боль и ничего больше. Так прошло около 5 лет. Я училась жить без него, дышать без него. Не могла смотреть на цветы (они напоминали мне свадьбу), на невест (начиналась истерика), на влюбленных… За это время была одна попытка самоубийства (я пыталась перерезать вены, но испугалась в последний момент), но почти каждую ночь я ложилась спасть и просила у Бога не просыпаться. Потому что не было сил каждую ночь видеть его, нашу свадьбу во сне…

А потом время медленно, но верно стало лечить мою душу. Я ходила в церковь, но не часто. Иногда проще разговаривать с Богом дома, когда ты одна. Через некоторое время я вышла замуж, родила ребенка. Прошло 12 лет. И только сейчас я полностью ожила. Да, у меня в жизни бывают тяжелые моменты – как у всех, наверное, но я никогда не думаю о самоубийстве. Потому что все проходит. Поверьте мне, пожалуйста!

За эти годы я сделала очень много – родила ребенка, я признанный профессионал в своем деле, у меня есть друзья и подруги. Я рядом с мамой… я ЖИВУ.

А ведь самое страшное – это добровольно отдать жизнь. Сколько неизлечимо больных людей просят у Бога жизнь? Подумайте об этом.

И не делайте глупостей! Все проходит, пройдет и это!

Анастасия
Путешествие в ад и обратно
Лиза, 33 года

Сейчас я почти уверена, что мои беды начались тогда, когда в 12 лет я по глупости прочла какое-то заклинание из брошюры по магии, которые как грибы после дождя стали проявляться в продаже в конце 1980-ых. Помню, там были имена каких-то духов. С тех пор все оккультное притягивало меня как магнит. После была масса перечитанных мною книг на данную тему, и незаметно для меня самой мое душевное состояние ухудшалось…

Привело это к тому, что в возрасте 19 лет я пыталась покончить с собой. Я выпила две пачки лекарства вечером, меня обнаружили утром. Врачи в больнице «скорой помощи» сказали мне, что это чудо, что я выжила. Когда меня спасали, я кричала что есть силы: «спасите меня, я жить хочу!» (не помню этого совсем, это мне уже потом рассказали). Но несмотря на это, я очнулась в состоянии депрессии и все повторяла одно и то же: «Зачем вы меня спасли?! Дайте мне таблетки, я выпью их снова!» Думаю, я что-то видела, подобное тому, что описано в книге Морица Роолингза «За порогом смерти», и мое подсознание вытеснило этот опыт как травмирующий.

После этого у меня появилась фобия – боязнь темноты. Эгоизм мой не имел предела, я не жалела никого, и своей матери, которая выхаживала меня (я практически училась ходить заново, яд так подействовал на мою нервную систему), на ее вопрос «как я могла?» я бросила – «ну и что? родишь себе еще…» Только когда я стала сама мамой, я понимаю, какой же невообразимо жестокой я была. С тех пор мама очень болеет, моя попытка самоубийства была для нее слишком сильным ударом. Теперь это мой крест. Вред, который я принесла родным, непоправим.

После этого очень медленно жизнь налаживалась. Университет, замужество, материальное благополучие. Все мои желания исполнялись как по волшебству. Единственное, чего я не могла достичь, это вернуть маме здоровье. Все перепробовала, все больницы и виды лечения, но без толку. А то, что я хотела получить в материальном мире, у меня было. Муж и друзья со мной носились, меня любили и жалели.

И все-таки депрессия как фоновое состояние присутствовала в моей жизни. Часто посещали мысли о смерти. Все было, а мира в душе не было.

И вот наступила расплата. Потому что за все нужно платить и рано или поздно мы понимаем это, чаще через боль, через страдание. И создавая ад другим, мы создаем ад себе. Через десять лет счастливой супружеской жизни мы решились стать родителями. Ребенка хотели очень. Вся беременность прошла в эйфории ожидания. Практически до последних недель всё было замечательно, только на 38-й неделе стало скакать давление и повысилось до 200 на 100. Госпитализировали, вопреки желанию родить самой, назначили кесарево, дали наркоз, который вызвал жуткие мультяшные галлюцинации. Приходила в себя тяжело, давление после кесарева оставалось высоким ещё три месяца.

Но самое страшное не это, а то, что я ничего кроме злости и раздражения не чувствовала ни к себе ни к ребенку. Я даже думала тогда, что лучше нам было бы умереть. Сын виделся мне монстром, который родился, что бы мучить меня. И себя я, естественно, видела абсолютным чудовищем. Конечно, я все делала – кормила, купала, убаюкивала, гуляла, лечила, когда болел (а болел он тяжело, в 1,5 месяца сепсис, в 3 месяца трахеит, граничащий с пневмонией) – но не потому, что хотела, а из-за того, что должна. Душевное состояние было очень плохим. Да и что может быть хуже? Мать не любит своего ребенка!!! Выглядела я просто кошмарно, в фильмах ужасов без грима могла запросто сниматься.

Всю беременность меня вела хорошая акушер-гинеколог, она же гомеопат. После родов я приходила к ней. Она старалась помочь, чем могла, но мне становилось все хуже. Она человек православный веры, и все мягко намекала мне, что неплохо бы сходить в православный храм исповедаться и причаститься, поговорить со священником. Если ребенок еще не крещен, то сначала крестить ребенка.

Я не допускала и мысли о таком. Я считала это бредом, мне казалось, что я без этого обойдусь, тем более я считала себя такой знающей в современных веяниях «Нью эйдж», позитивное мышление, медитации, ченнелинги и прочее… Каких я только методов «сверхразвития» не перепробовала в свое время. Но когда стало совсем плохо, мне ничего не помогло…

Когда сыну было 5 месяцев, я пришла к ней на прием в крайне тяжелом состоянии, плакала, что-то бубнила о смерти. Вела себя, по-видимому, неадекватно. Она пригласила своего друга, врача-психоневролога, принимавшего в соседнем кабинете. Он поговорил со мной жестко. Рассказал про тонкий мир и еще, что было с ним, и до чего в свое время дошел, увлекаясь медитацией, и как он пришел к православию. Короче, они настойчиво советовали обратиться за помощью к православной церкви (важно: не в секты!) Помню, они говорили, что бесовские силы атакуют всех людей постоянно, и их, и меня, и разница между нами в том, что у них есть хоть тонкая прослойка благодати, защиты, а у меня нет. И что бесы хотят, чтобы я поскорее умерла и забрать мою душу в ад, и я должна решать сама с кем мне быть. Признаюсь, я смотрела на них и думала, что у них с головой не в порядке. Какие бесы!? Какой ад?! Я ушла в полном отчаянии. Идя к своему врачу, я отчетливо понимала, что в таком состоянии я сама уже не справлюсь. Вот, надеялась на помощь. И что? Они даже лечить меня дальше не хотели. «Иди в церковь…» Обида захлестнула меня, я подумала, что они просто хотят отвязаться от меня, я им надоела, вот и не знали, как послать помягче…

Мне становилось все хуже. Ночи напролет я рыдала над детской кроваткой, спать нормально не могла, а если и удавалось задремать, то снились кошмары. Просила у сына прощения за то, что не люблю его и мечтала, чтобы было «темно и тихо, и желательно глубоко под землей». От еды меня тошнило, я ненавидела себя, я ненавидела мир и людей, общаться ни с кем не хотела, не хотела вставать по утрам, приводить себя в порядок, единственное, на что я была способна, это лежать носом к стене и плакать. Но мне приходилось брать себя за шкирку и заставлять все делать.

 

Я хотела залезть в темную нору и остаться там навсегда. Гуляя с коляской, я уже не могла сдерживаться и плакала просто на улице, соседи начали интересоваться моим здоровьем, они думали, что у меня неизлечимая болезнь, и я умираю. Кажется, тогда впервые я начала понимать значение слова «ад». Я реально хотела, чтобы меня кто-нибудь застрелил или машина сбила…

В одну из таких ночей я решила – будь что будет, я сделаю это, хотя уверена была на все сто, что не поможет, и придется садиться на антидепрессанты. Повод поговорить со священником нашелся на крещении сына. Священник тоже настаивал на исповеди и причастии. Рассказал, как подготовиться, посоветовал сказать, что я первый раз на исповеди, и все подскажут, помогут. Я окончательно решилась.

Мое положение усугублялось тем, что меня воспитывали в полном презрении к православию, религиозных друзей у меня тоже не было. Как же мне было тяжело туда идти! Все время с момента принятия решения мне будто шептал кто-то в уши: «не ходи», «полежи лучше, поспи», «само пройдет», «опозоришься там». Но я пошла в храм, ноги не хотели идти, я собирала последние силы, чтобы дотащить себя туда.

В церкви мне мерещилось, что кругом одни враги, с большим трудом пересилив себя, я все же сделала все необходимое. Не сразу, где-то на третий день после первой исповеди и причастия мне стало настолько легче, что словами не передать. Мысли о смерти исчезли, как и не было, я впервые за долгое время увидела, что цветут цветы и поют птицы, и солнышко светит, и как неповторима беззубая улыбка моего сыночка! Помню, это был понедельник, я гуляла с коляской и поймала себя на мысли, что на душе как-то непривычно легко, и травка вот зеленеет и… мысли такие: «Умирать? А почему я должна умирать, с какой стати? Нет, я жить хочу!!!! И буду жить!!!» Даже мусор мне показался очень даже симпатичным в то незабываемое утро!

С тех прошел год. Так продолжается и по сей день. Мир снова стал цветным. Сейчас я счастливая мама и жена, сына люблю, сильнее не бывает, лучше моего малыша нет на свете.

Я не берусь утверждать, что это панацея, хотя я знаю реальных людей, которым это также помогло и случаи были тяжелыми. Знаю и таких, которым не с первого раза помогло, но они продолжали и победили. Что тут сработало не самовнушение, это точно, т. к. я как раз была уверена, что это не поможет, и что я пойду к своим врачам и скажу с ухмылкой – «это мне не помогло», ясно-ясно так себе эту сцену представляла, даже какое-то удовольствие получала от мысли об этом. Что грехи действительно прощаются, я почувствовала на себе отчетливо. После таинств было такое чувство, что огромная такая тяжесть с моей души исчезла. Я каялась и раньше, много ночей провела в слезах и соплях, но подействовало только через исповедь в храме. Также я страдала фобиями. Сама не знаю почему, но они покинули меня не сразу, а после многих исповедей и причастий. Вера у меня стала пробуждаться значительно позже, теперь только начинаю потихоньку продвигаться в этом. А тогда просто появилось ощущение огромной такой радости, вроде как заново на свет родилась.

Каковы мои представления о Боге сейчас? Бог – это Безусловная Всепрощающая Любовь. Вслушайтесь! Без-условная! То есть Он любит без условий всех и каждого такими, какими мы есть прямо сейчас, и самого грешного, и самого праведного одинаково. И Он не навязывает никому ничего. Он подарил нам свободу выбора и поэтому насильно счастливыми Он нас не сделает. Он не наказывает нас, не сердится и не расстраивается, а просто Любит. Мы делаем свой выбор, и мы наказываем себя сами. По принципу «подобное притягивает подобное», мы решаем свою судьбу при жизни и посмертную. Если в нас преобладает тьма, то к Свету мы притянуться не можем. Но все можно исправить.

Прошу каждого: ЖИВИТЕ, как трудно бы Вам ни пришлось. Я верю в бессмертие души (был такой опыт). Нам не удастся покончить со всем раз и навсегда, как бы сильно мы этого ни хотели. Это как с урока сбежать. Рано или поздно все равно придется его выучить. И лучше при жизни, чем после смерти.

Самоубийство: выученные уроки
Ирина

Эта история была написана через несколько дней после моей попытки. Исповедь-искупление…

Этот пример нам рассказала моя любимая учительница по анатомии, в тот момент, когда наша одногруппница, умница и заводила Маргарита из-за пустяка казалось бы, из за двойки по терапии наглоталась таблеток и умерла. Умерла в тот момент, когда мы, вся наша группа практически были рядом, ниже этажом, писали контрольную… И если бы хоть один из нас побеспокоился, поднялся наверх… Рита была бы с нами…

Так вот, после похорон Елена Борисовна собрала нас в группе, собрала и сказала: «Представьте себе чашку. Обыкновенную чашку. Она стоит под краном. И в эту чашку капает вода. Медленно, по капле. Чашка большая, капля маленькая. Но вода капает и капает, а чаша наполняется. И вот она уже полна до краев. Но следующая капля неумолимо срывается и несется вниз. Что происходит? Вода выплескивается через край, ее уже не удержать. Вот то, что случилось с Ритой – это как раз случай с чашкой. И никто из вас не виноват. Конечно, если бы в этот момент хоть одна живая душа была рядом, этого бы не произошло. Но она осталась одна, и последняя капля сделала свое дело. Она уже не могла контролировать себя. Когда она поняла, что натворила, она пошла к людям, за помощью, но было уже поздно».

Я не пытаюсь оправдать себя, я просто понимаю, что и я наполнила свою чашу и осталась с ней одна в момент, когда упала последняя капля.

Горюшко-горькое, тьма беспросветная, подкатывалась, подкатывалась, да навалилась всем телом, не отодвинешь, не вздохнешь. Тут и священник, и муж, неделю не разговаривающий со мной, и не объясняющий что происходит, и мое безобразное поведение на форуме, и проблема на работе, с угрозой увольнения, и слова сына по поводу того, что я должна сдохнуть, и наконец-то все вздохнут свободно.

И вот тот, последний день. Я прихожу домой, и новый скандал. Сын напортачил в компьютере, я ругаю мужа, что он не смотрит за ним, муж начинает препираться с сыном, в результате все как-то переходит в осуждение меня. Сын кричит, что отец дурак, что меня давно надо было гнать поганой метлой, что мне нет места на земле, и прочее… отец вяло спорит и так же вяло соглашается…

Сын, пожелав мне сдохнуть, уходит, громко хлопнув дверью. Я одна…

Я сначала пыталась зацепиться за что-то на форуме. И тут приходит пост от моего психотерапевта. Злой, язвительный. Вот она, последняя капля. Не сын, нет…

Последняя капля упала, я одна.

Я тупо рыдала в монитор… Прости, Жень, я искала у тебя поддержки, но ты не могла справиться, понимаешь, нет твоей вины. Ты далеко, и я все равно одна. Я поступила как эгоистка, сказав тебе про свои намерения. Хотя тогда я еще сомневалась. Цеплялась за что-то. Может, получив письмо раньше, я бы одумалась. Но я не вынула телефон из кармана, пока не сделала все. Так что ты зайка, не виновата. Пусть тебе это будет уроком, как люди, которые казалось бы, к тебе хорошо относятся, могут сделать тебе больно из эгоизма. ЭГОИЗМА. Ведь я не подумала о тебе, о том, насколько больно тебе будет. Именно тебе. Девочка моя, прости меня, я люблю тебя, но если после этого ты не захочешь со мной общаться, я пойму тебя. Ты будешь права. Потому что я поступила как эгоист. Прими это.

Ванна. Пенная, горячая, ароматная… И бритвы, несколько бритв… сначала легкий порез… Больно… Крови нет… Злость, я же не слабачка! Сильнее… Кровь, страшно, что я наделала… И опять какой то чертик – начала – доводи до конца! Ведь смеяться будут, поцарапалась, кого напугать хотела… Теперь я знаю, что те, кто умирают, в последний момент передумывают, и жалеют о сделанном… Но я еще в азарте, я с остервенением кромсаю руки… Вот, венозная кровь… Теперь ванну… Пена стала красной… Меня не хватятся до вечера… А вдруг спасут? В ход идут таблетки…

Когда сознание уже уходило, услышала, что пришел муж. Ходит, чаевничает на кухне… Желание позвать его, попросить о помощи, но в то же время вредный чертик смеется – сдалась! Молчу, засыпаю…

fictionbook.ru

Самоубийство (книга) • ru.knowledgr.com

Самоубийство было инновационной книгой в области социологии. Написанный французским социологом Эмилем Дюркгеймом и изданный в 1897 это было якобы тематическое исследование самоубийства, публикация, уникальная в течение ее времени, которое обеспечило пример того, на что должна быть похожей социологическая монография. Некоторые утверждают, что это не тематическое исследование, которое делает его уникальным среди другой научной работы на том же самом предмете.

Результаты

Дюркгейм исследует отличающееся количество самоубийств среди протестантов и католиков, утверждая, что более сильный общественный контроль среди католиков приводит к более низкому количеству самоубийств. Согласно Дюркгейму, у католического общества есть нормальные уровни интеграции, в то время как у протестантского общества есть низкие уровни. Есть по крайней мере две проблемы с этой интерпретацией. Во-первых, Дюркгейм взял большинство своих данных от более ранних исследователей, особенно Адольфа Вагнера и Генри Морселли, которые были намного более осторожными в обобщении из их собственных данных. Во-вторых, позже исследователи нашли, что протестантско-католические различия в самоубийстве, казалось, были ограничены немецкоговорящей Европой и таким образом, возможно, всегда были поддельным отражением других факторов. Несмотря на его ограничения, работа Дюркгейма над самоубийством влияла на сторонников теории контроля и часто упоминается как классическое социологическое исследование.

Дюркгейм пришел к заключению что:

  • Количество самоубийств выше в мужчинах, чем женщины (хотя замужние женщины, которые оставались бездетными в течение многих лет, закончили с высоким количеством самоубийств).
  • Количество самоубийств выше для тех, кто является единственным, чем те, кто женат.
  • Количество самоубийств выше для людей без детей, чем люди с детьми.
  • Количество самоубийств выше среди протестантов, чем католики и евреи.
  • Количество самоубийств выше среди солдат, чем гражданские лица.
  • Количество самоубийств выше в мирное время, чем во времена войны (количество самоубийств во Франции упало после государственного переворота Луи-Наполеона Бонапарта, например. Война также уменьшила количество самоубийств: после того, как война вспыхнула в 1866 между Австрией и Италией, количество самоубийств упало на 14% в обеих странах.)
  • Количество самоубийств выше в скандинавских странах.
  • Чем выше образовательный уровень, тем более вероятно случалось так, что человек выберет самоубийство. Однако Дюркгейм установил, что есть больше корреляции между религией человека и количеством самоубийств, чем образовательный уровень человека. Еврейский народ был вообще высокообразованным, но имел низкое количество самоубийств.

Типы самоубийства

Дюркгейм определяет самоубийство следующим образом:

Он также различил четыре подтипа самоубийства:

  • Самовлюбленное самоубийство отражает длительный смысл не принадлежности, того, чтобы не быть интегрированным в сообществе, опыте, не наличия привязи: отсутствие, которое может дать начало бессмысленности, апатии, меланхолии и депрессии. Это - результат ослабления связей, которые обычно объединяют людей в общность: другими словами, расстройство или уменьшение социальной интеграции. Дюркгейм именует этот тип самоубийства как результат «чрезмерной индивидуализации», подразумевая, что человек все более и более становится отдельным от других членов его сообщества. Тех людей, которые не были достаточно связаны с социальными группами (и поэтому четко определенные ценности, традиции, нормы и цели) оставили с небольшой социальной поддержкой или руководством, и поэтому были склонны совершать самоубийство на увеличенной основе. Примером, который обнаружил Дюркгейм, был пример не состоящих в браке людей, особенно мужчин, которые, с меньше, чтобы связать и соединить их со стабильными социальными нормами и целями, совершили самоубийство по более высоким показателям, чем женатые люди.
  • Альтруистическое самоубийство характеризуется смыслом того, чтобы быть разбитым целями и верованиями группы. Происходит в обществах с высокой интеграцией, где индивидуальные потребности замечены как менее важные, чем потребности общества в целом. Они таким образом происходят в противоположном масштабе интеграции как самовлюбленное самоубийство. Поскольку личный интерес не считали бы важным, Дюркгейм заявил, что в альтруистическом обществе будет мало причины людей совершить самоубийство. Он заявил одно исключение, а именно, когда человек, как ожидают, убьет себя от имени общества – основной пример, являющийся солдатом в военной службе.
  • Бесцельное самоубийство отражает моральный беспорядок человека и отсутствие социального направления, которое связано с драматическим социально-экономическим переворотом. Это - продукт моральной отмены госконтроля и отсутствие определения законных стремлений через ограничивающую социальную этику, которая могла наложить значение и заказ на отдельную совесть. Это симптоматическое для неудачи экономического развития и разделения труда, чтобы произвести органическую солидарность Дюркгейма. Люди не знают, где они вписываются в пределах их обществ. Дюркгейм объясняет, что это - государство морального беспорядка, где человек не знает пределов на своих желаниях и постоянно в состоянии разочарования. Это может произойти, когда человек проходит чрезвычайные изменения в богатстве; в то время как это включает экономическое крушение, оно может также включать случайную прибыль – в обоих случаях, предыдущие ожидания от жизни отставлены в сторону, и новые ожидания необходимы, прежде чем он сможет судить свою новую ситуацию относительно новых пределов.
  • Фаталистическое самоубийство происходит, когда человек чрезмерно отрегулирован, когда их фьючерсы безжалостно заблокированы и страсти, которые яростно наполняет репрессивная дисциплина. Это - противоположность Бесцельного самоубийства и появляется в чрезмерно репрессивных обществах, заставляя людей предпочесть умирать, чем продолжить жить в пределах их общества. Хороший пример был бы в тюрьме; некоторые люди могли бы предпочесть умирать, чем живой в тюрьме с постоянным злоупотреблением и чрезмерным регулированием, которое мешает им преследовать свои желания.

Эти четыре типа самоубийства основаны на степенях неустойчивости двух социальных сил: социальная интеграция и моральное регулирование. Дюркгейм отметил эффекты различных кризисов на социальных совокупностях – война, например, приведя к увеличению альтруизма, экономического бума или бедствия, способствующего аномии.

Критика

Исследование Дюркгейма самоубийства подверглось критике, поскольку пример логической ошибки назвал экологическую ошибку. Действительно, заключения Дюркгейма об отдельном поведении (например, самоубийство) основаны на совокупной статистике (количество самоубийств среди протестантов и католиков). Этот тип вывода, объясняя микро события с точки зрения макро-свойств, часто вводит в заблуждение, как показан примерами парадокса Симпсона.

Однако отличающиеся взгляды боролись, содержала ли работа Дюркгейма действительно экологическую ошибку. Ван Поппель и День (1996) продвинул это, различия в количестве самоубийств между католиками и протестантами были объяснимы полностью с точки зрения того, как смертельные случаи были категоризированы между этими двумя социальными группами. Например, в то время как «внезапные смерти» или «смертельные случаи от неточно указанной или неуказанной причины» часто регистрировались бы как самоубийства среди протестантов, это не будет иметь место для католиков. Следовательно Дюркгейм совершил бы эмпирическую, а не логическую ошибку. Некоторые, такие как Inkeles (1959), Джонсон (1965) и Гиббс (1968), утверждали, что единственное намерение Дюркгейма состояло в том, чтобы объяснить самоубийство социологически в пределах целостной перспективы, подчеркнув, что «он предназначил свою теорию объяснить изменение среди социальных сред в уровне самоубийства, не самоубийств особых людей».

Более свежие авторы, такие как Болван (2006) также подвергли сомнению микромакро-отношения, лежащие в основе работы Дюркгейма. Например, Болван замечает это

См. также

  • Антипозитивизм
  • Социальный факт

Дополнительные материалы для чтения

Внешние ссылки


ru.knowledgr.com

Отзывы о книге Самоубийство

В конце девятнадцатого века социология стремительно вошла в моду, а главным трендсеттером стал француз Эмиль Дюркгейм. Настроен он был радикально: не признавал в любимой науке никаких философских или психологических примесей. В 1897 году Дюркгейм издал монографию «Самоубийство», пытаясь заполучить для социологов место в высшей научной лиге. Он был уверен, что над человеком в момент принятия судьбоносного решения всегда стоит высшая духовная реальность — коллектив. Выводы, сделанные Дюркгеймом на основе смертельной статистики прошлых веков, перекликаются и с днём сегодняшним.

ПРИЧИНЫ САМОУБИЙСТВА, КОТОРЫЕ НЕ ОПРАВДАЛИ СЕБЯ

При поиске причин добровольного ухода из жизни мы привыкли оценивать психическое состояние, вчитываться в предсмертные записки и искать смыслы между строк. Дюркгейм одним из первых оставляет индивидуальные мотивы тихо лежать в кладовке, открывая дверь причинам со стороны. Для начала он просто сравнил данные двух статистик: смертей и самоубийств. Первая постоянно менялась, вторая оставалась на месте из года в год, но при переходе из одной страны в другую могла увеличиться в несколько раз. То есть процент самоубийств гораздо более специфичен для каждой социальной группы, чем процент общей смертности.

При этом среди факторов самоубийства социолога должны интересовать только те, которые действуют на целое общество. Например, списать всех самоубийц в сумасшедших — не выход. Все подобные случаи среди душевнобольных лишены всякого мотива, а если мотивы и есть, то они вымышленные. Вроде инопланетянина, поселившегося в голове, или рептилоида за стенкой. Алкоголь к числу самоубийц тоже не имеет никакого отношения. Наибольшее число трупов было среди людей из культурных и зажиточных классов, где пьянчугам не было места. К наследственности тоже не стоит относиться слишком серьёзно. Вот приводимая автором статистика по Парижу позапрошлого века: на двести шестьдесят пять умалишённых есть только одиннадцать случаев, то есть четыре процента больных, родители которых покончили с собой. А что насчёт погоды? Может быть, серые тучи — это не только к дождю, но и к прыжкам с моста? Беспощадная статистика Дюркгейма опровергла и эту идею. Максимальное число самоубийств происходит тёплым летом. Но объяснение здесь стоит искать не в температуре, а в интенсивности трудового дня. Если число добровольных смертей увеличивается с января по июль, то это происходит не потому, что жара губительно действует на человеческий организм, а в силу того, что пульс социальной жизни бьётся интенсивнее. Все эти пробки, дедлайны и званые ужины кого хочешь сведут в могилу.

РЕЛИГИЯ, СЕМЬЯ, РЕВОЛЮЦИЯ: ЧТО СКОРЕЙ ПРИВЕДЁТ К СМЕРТИ?

Когда Дюркгейм взглянул на европейскую картину самоубийств, то первое, что он увидел — живучих католиков. Например, в Италии добровольно расставаться с жизнью согласны единицы. Протестанты — это совсем другое дело. И те, и другие в одинаковой степени запрещают самоубийство. Но наклонность протестантов к убийству самих себя находится в прямой зависимости от духа свободомыслия, которым проникнута их религия. И к этой свободе, по мнению автора, покорных протестантов ведёт упадок традиционных верований. Их духовные скрепы слишком расшатаны, чтобы противостоять критике. Вот так и получается, что перевес на стороне протестантизма по числу самоубийств обязан не слишком целостной структуре церкви. Дюркгейм уверен: где ослабевает социальный инстинкт, там стоит ждать не обузданной коллективом беды.

Мужчины, у которых есть семья и несколько детей в придачу — самая защищённая от самоубийств категория. Вдовцы убивают себя чаще, чем люди, состоящие в браке, но реже, чем совсем безбрачные. С женщинами всё наоборот: в браке их смертность резко возрастает. Моногамия для них — это строжайшее обязательство, беречь честь приходится круглосуточно. С другой стороны, брак не нужен им как способ ограничить плотские желания — он только мешает изменить жизнь, когда она становится нестерпимой. Так что развод по собственному желанию может только улучшить положение женщины. Для большинства мужчин же свобода, от которой они отказываются во имя брака, на самом деле является синонимом мучения. Постоянная битва за звание настоящего самца не даёт покоя. У женщины до замужества не было таких сложностей, и потому, подчиняясь этим правилам, жертву в браке приносит именно она, а не мужчина.

Если не слишком вдаваться в подробности, может показаться, что великие политические перевороты умножают число самоубийств. У Дюркгейма другое мнение: все революции, имевшие место во Франции в течение XIX века, уменьшили количество самоубийств в тот период времени, когда совершались. Виноват, опять же, коллективный дух: великие социальные перевороты и национальные войны оживляют коллективные чувства, партийность и патриотизм, устремляя индивидуальную энергию на осуществление одной общей цели. Борьба сближает людей перед лицом опасности, каждый начинает меньше думать о себе и больше — об общем деле.

ТРИ ГЛАВНЫХ ТИПА САМОУБИЙСТВА ДЮРКГЕЙМА

Чем сильнее ослабевают внутренние связи в семье, церкви или партии, тем стремительней путь к заряженному ружью. Когда индивидуальное «я» затмевает «я» социальное, рождается эгоистический тип самоубийства. Вырвавшаяся из ослабевшего общества индивидуальная воля, словно беспокойное привидение, будет метаться из угла в угол, пока наконец не найдёт угол поострее. В церковном кружке или за семейным очагом человек не принадлежит себе, он скован обязательствами, то есть тяга к самоубийству минимальна. Добровольная смерть является здесь изменой общему долгу. Но если человеческое сознание поворачивается лицом только к самому себе, то в конечном счёте все усилия оказываются бесплодными. Грядущее уничтожение без какого-либо остатка ужасает человека до смерти.

Крайний альтруизм не менее опасен. Альтруистический тип самоубийства — продукт абсолютной зависимости личности от общества. И распространён он был с давних времён. У древних народов самоубийство было очень частым явлением, но при этом имело отличительные особенности: из жизни уходили старики, жёны после смерти мужей, рабы после смерти хозяев. Во всех этих случаях человек лишал себя жизни не потому, что он сам хотел этого, а потому что должен был так сделать. При уклонении — бесчестье и изгнание. Социальной средой с самым высоким процентом альтруистических самоубийств может считаться и армия. Во всех европейских странах склонность у военных к самоубийству значительно интенсивнее, чем у гражданских: разница колеблется от 25 до 900 %. А всё потому, что правила поведения солдата лежат вне его личности, что характерно для альтруизма.

Но общество является не только тем объектом, на который с различной интенсивностью направляются чувства и дела людей — оно представляет собой и управляющую ими силу. Мы не раз читали в новостях, как очередной разорившийся банкир покончил с собой. К добровольной смерти толкают не только изменения со знаком «минус», но и со знаком «плюс». Экономическое бедствие или торжество существенно путает карты. Тот, кто раньше был на вершине, стремительно летит вниз. Люди не понимают, что ценно теперь, и какая деятельность приведёт к успеху. Для того чтобы люди и вещи заняли в общественном сознании подобающее им место, нужны годы. Исключительный иммунитет к подобному финансовому переполоху находится в руках у бедняков. «Чем меньшим обладает человек, тем меньше у него соблазна безгранично расширять круг своих потребностей. Разумный человек умеет найти удовлетворение в том, чего ему удалось достигнуть, и не испытывает неустанной жажды погони за чем-либо большим, и потому в момент несчастного стечения обстоятельств он не склоняется под ударами судьбы и не падает духом».

КАК УМЕНЬШИТЬ ЧИСЛО СМЕРТЕЙ ПО СОБСТВЕННОМУ ЖЕЛАНИЮ?

Главной причиной самоубийств Дюркгейм считает не увеличение интенсивности объективных причин страданий и не экономическую нужду, а голод моральный. Французскому социологу не чужды классические коммунистические идеи о равенстве и братстве, где человек способен привязаться к высшим целям и подчинить себя дисциплине. И главное условие благостной жизни — чувствовать связь с другими. +

Но ключ к счастливой жизни не принадлежит ни семейному, ни религиозному, ни политическому обществу. Профессиональная группа или корпорация — вот за ними будущее. Именно в профессиональной среде Дюркгейм видит те черты, что способны закрыть двери перед моральным одиночеством человека. Ведь работа влияет на людей без перерыва, следует за ними повсюду. Главная роль корпорации в будущем — направлять не только на правильный духовный путь, но и регулировать социальные функции, главным образом экономические. «Будучи группой, она тем самым достаточно возвышается над индивидами, чтобы налагать узду на их аппетиты; и в то же время она слишком живёт их жизнью, чтобы не сочувствовать их нуждам». Наверное, Дюркгейм бы расплакался, увидев офис Google в Нью-Йорке. Оттуда ведь реально не хочется уходить.

www.livelib.ru

Книги про самоубийц: 123 книги

В интернете появился необычный сайт – он точно отвечает на любые вопросы посетителей. Но готовы ли люди узнать правду о других, а главное – о себе? Самоубийца и прохожий. Олега необычное хобби – он спасает самоубийц, прыгающих с мостов в Москве. Часто достаточно просто объяснить такому, что причины, толкающие его свести счеты с жизнью, не настолько фатальны, как ему кажется.

В этом Олегу помогает «сайт правды». Но достаточно ли только правды, чтобы спасти человека? Типа любовь. Ирину, модельную натурщицу, жизнь изрядно потрепала. Но в награду она нашла свое счастье – в нее влюбился банкир. Казалось, все прекрасно, но злые завистники, пользуясь «сайтом правды», открывают ее жениху все правду о невесте.

Что победит – любовь или неприглядная правда? Сплетня. ру. Сергею, офицеру «Управления К» поручается расследование деятельности ресурса «сплетня. ру», который публикует подробности интимной жизни популярных людей и политиков. В процессе работы Сергей выясняет, что ресурс – лишь верхушка мощной организации, использующей сведения «сайта правды» для политических целей.

Способен ли он противостоять людям, детально знающих все его шаги? На весах правды. На атомной станции произошла авария. На посту остались 5 управляющих техников. Последствия неопасны, но есть вероятность цепной ядерной реакции с мощным взрывом. Катастрофу можно предотвратить, однако тот, кто рискнет это сделать, наверняка не выживет.

Все пятеро слишком ценят свою жизнь и пытаются доказать это с помощью «сайта правды». Впрочем, у него свое мнение на этот счет… Кирилл и Геркулес. Кирилл – один их адептов «сайта правды», его ярый фанатик. Он считает, что «сайт» – это голос Бога, призванный очистить жизнь смертных ото лжи.

Любыми методами. Но согласны ли с этим люди? За порогом совершенства. Как часто девушка думает, что достичь счастья мешает внешность. Современная медицина дает тут массу возможностей, но как узнать, где идеал красоты? Марина, главная героиня рассказа, воспользовалась советами «сайта правды» и достигла совершенства.

Помогло это ей достичь счастья? Об этом вы узнаете, прочитав рассказ. Кризис среднего возраста. Александр , глава крупной финансовой компании, достиг потолка карьеры. А все благодаря безошибочным советам «сайта правды». Но так ли безопасны эти советы? Спираль мести.

Борис и Константин – два закадычных друга и партнеры по бизнесу. Казалось, ничто не может помешать их дружбе. Подумаешь, ляпнул Борис спьяну что-то не подумав – с кем не бывает? Посмеялись да забыли. Но вот оба приятеля начали «копать компромат» друг на друга, пользуясь «сайтом правды» и тут такое началось… Химизм безумия.

У Николая, военного химика в отставке, убили сына. Следствие зашло в тупик, а отцу намекнули, что копать не стоит. Тогда Николай, пользуясь своими боевыми навыками, решил в одиночку восстановить справедливость. Сведения о преступниках ему предоставляет «сайт правды», таким образом, Николай знает все.

Все ли? Особь. «Комитет правды» – так многие называли «сайт правды», но теперь чаще так называют государственный комитет, занимающийся расследованиями. С помощью сведений «сайта правды», конечно. От такого Комитета не ускользнет никто и ничто. Олег, сотрудник технического отдела, поначалу истово служит новому государственному органу, пока не начинает понимать, что его «контора» обретает неограниченную власть.

Он пытается бороться, но что может один человек? А если противопоставить Комитету его же оружие, но в более технологичной «упаковке»?

bookash.pro

Рассказ «Про суицид.» – читать онлайн

Однажды я увидел одну фразу:"Если Бог дал, значит знал, что выдержишь". То есть Бог знал заранее судьбы грустных и одновременно счастливых от последнего их решения в этой жизни поступков, суицидников. Бог знал, рождая человека, что он не выдержит и покончит с собой. Ну или просто по глупости покончит самостоятельно с жизнью. Так зачем же тогда этот миф, про то, что суицидники попадают автоматом в ад, хоть будь они с самого дня рождения в монастыре и служи Богу. Создавая всех нас, он уже заранее знал все наперед. В последнее время я все больше задумываюсь о смерти. О своей смерти. О самоубийстве. Глупо наверное и весьма эгоистично. В свои 16 лет я много чего успел испытать уже. И легкую влюбленность, и разочарование, и предательство, уныние, страх, зависимость, срывы, молчание, апатию, полное безразличие. Последние три состояния я называю предсуицидный настрой. Я уже успел к ним привыкнуть, полюбить. Я оценил, я наконец-то оценил одиночество и душераздирающую боль от того, что ты не можешь определиться чего все таки хочешь: поддержки и внимания со стороны социума, или же остаться наедине со своими мыслями и лезвием, крепко сжатым в руках. Сначала идут зашкалившиеся эмоции, чаще всего это гнев, печаль, чувство безысходности. Потом ты вебераешь путь спасения и упоения. Я свой выбрал сразу-что-то острое. Будь то нож, лезвие, бритва, не важно. Затем ты начинаешь делать это. Ты ни о чем не думаешь в этот момент. Тебе хорошо, эмоции, внутренняя, душевная боль переходит в физическую. Тебе больно, очень больно, но вместе с тем и приятно. Ты как будто освобождаешь себя от всех мыслей, от всего негатива, ото всего, что толкает тебя на это. Ты смотришь на плавно стекающую с твоего запястья алую, густую кровь. Я нахожу это весьма занимательным и красивым. Сделав пару глубоких порезов тебя одолевает азарт и некое подобие эйфории, ты не останавливаешься, ты делаешь ещё один порез, и ещё, и ещё. И вот ты так увлёкся, что уже не только запястье, а полностью вся рука в многочисленных кровавых порезах. Рука гудит и сильно щипет от боли. Но это хорошо, все так и должно быть, так правильно. Ты сидишь удовлетворённый, опустошенный и полностью безразличный к этому миру и ко всем, кто в нем находится. Ты просто сидишь на полу и наслаждаешься моментом, чувствуя лёгкое головокружение и желание немного поспать. Ты уже почти достиг того самого момента блаженства, ты уже почти одной ногой заступил за жизнь, готовый почувствовать аромат смерти, аромат свободы. Твое сердце бьется медленнее, мозг рисует красивые картинки смерти, с губ срывается казалось бы последнее немое "прости". Но не тут -то было. Врывается человек и начинает громко кричать, увидя полумертвую оболочку, называемую тобой. Начинает копошиться, бить тебя по щекам, пытаться привести в сознание. Плачет, орет, что ты дурак. Вызывает скорую. Ты все это сначала отдаленно слышишь, но потом лишь темнота.  

Приходя в себя, ты с трудом открываешь глаза. Не понимая где ты находишься, ты слышишь чей-то взволнованный голос, кричащий, что ты очнулся. Затем ты видишь фигуру в белом, ошибочно принимаешь ее за ангела и саркатическим тоном спрашиваешь, разве попадают ли самоубийцы в рай. Но ты ошибся, это не ангел и ты не в раю. Это врач. Врач психиатр, а ты в больничной палате с торчащей из вены капельницей.  

"Ооох, мне так и не дали умереть", -тихонько произносишь ты. Врач хмуро наблюдая за тобой, не говорит ни слова. Повисшая тишина медленно помогает тебе понять происходящее. Спасенный самоубийца-звучит хреново.  

"Я сделаю это ещё раз. Я все равно умру, ясно? ", -как-то по детски, не зная кому, врачу или самому себе, говоришь ты.  

Ты не оценил второй шанс, данный тебе свыше, чтобы ты взял свою жизнь под контроль и начал что-то делать, а не доводить себя снова до суицида. Нет, совсем не оценил, более того, воспринял это как вызов и всемосштабную несправедливость.  

Говорят, юность-лучшая пора твоей жизни. В ней живут приключения, неподдельные эмоции, верные друзья, яркие моменты, чистая любовь. Я же вижу юность совсем иначе. Развитая и отточенная социапатия, раздраженность, боль, злость, одиночество, безразличие, чувство безысходности. Издевательства и унижения, низкая самооценка и страх. Придательство и ложь. Сплошное притворство и непонимание. И как итог-желание свести счеты с этой жизнью чем раньше, тем лучше. Прекрасная юность, не так ли?  

Так что уважаемые взрослые, не спешите осуждать и делать ложные выводы о самоубийствах подростков. Задумайтесь, попытайтесь просто понять их, их страхи и их проблемы. Хватит небрежно кидать на ветер "Аа, это у него подрастковое, переходный возраст, все они сейчас бешенные, пройдёт. "  

Вы даже и не задумываетесь, что говоря так, сами же и помогаете толкать нас на суицид. А если уж и довели до самоубийства, то не "спасайте" от смерти человека. Если он решил покончить с собой, значит он больше не может терпеть, значит он не видит другого выхода. Самоубийство-не бегство от проблем. Самоубийство-просто защитный кокон, в который приходится прятаться от всего этого гнилого мира и напичканных дерьмом людей.  

 

P. S. Извиняюсь за ошибки)

yapishu.net

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *