Сложные формы восприятия: Восприятие времени. Лекции по общей психологии

Содержание

Восприятие времени. Лекции по общей психологии

Читайте также

4.3. Восприятие

4.3. Восприятие Понятие восприятия. В процессе познавательной деятельности человек редко имеет дело с отдельными свойствами предметов и явлений. Обычно предмет выступает в совокупности различных свойств и частей. Цвет, форма, величина, запах, издаваемые звуки, вес

3. Восприятие

3. Восприятие 1. Понятие о восприятии. Виды восприятия.2. Свойства восприятия.1. Человек, познавая окружающий мир, воспринимает не отдельные свойства (ощущения), а предмет в целом, т. е. человеческий мозг, выделяя свойства предметов и явлений, тут же объединяет их в

Восприятие

Восприятие В течение двадцати четырех столетий мы вкладывали все наши интеллектуальные силы в развитие логики рассуждений, а не логики восприятия. Однако в жизни человека восприятие занимает гораздо более важное место. Почему же мы допустили такую ошибку?Возможно, нам

Восприятие времени

Восприятие времени Восприятие времени – важнейший компонент нашего ощущения реальности, оказывающий влияние на то, как мы строим планы и решаем проблемы. Оно определяет наше отношение к ограничениям, в которых нам приходится действовать.Однако наше восприятие времени

2. Восприятие

2. Восприятие Итак, ВНИМАНИЕ!Неуловимость Театра Реальности уходит своими корнями в так называемый ПАРАДОКС ВОСПРИЯТИЯ.И этот парадоксальный парадокс, — действительно парадоксален! Несмотря на то, что его основные положения «запатентованы» за несколько тысячелетий до

Восприятие времени

Восприятие времени Если после обсуждения основных законов осязательного и зрительного восприятия мы должны были остановиться на психологических законах восприятия пространства, то после обсуждения основных законов слухового (и двигательного) восприятия мы должны

ВОСПРИЯТИЕ

ВОСПРИЯТИЕ Восприятие является необычайно важной частью мышления. В массе своей мы игнорируем эту важную часть мыслительного процесса по ряду причин:1. Мы настолько зациклились на достоверности и правдивости, что отбросили восприятие как субъективный и неподдающийся

Восприятие

Восприятие Изучение восприятия по большей части ограничивается изучением ошибок, искажений, иллюзий и т. п. Вертхаймер назвал это исследованием психологической слепоты. Почему бы в это исследование не привнести вопросы интуиции, подсознательного, бессознательного и

Восприятие

Восприятие Формирование стереотипов как концепция применимо не только к социальной психологии предвзятости, но также к базовому процессу восприятия. Восприятие может не иметь ничего общего с регистрацией внутренней природы реального события.Чаще всего происходит

ВОСПРИЯТИЕ

ВОСПРИЯТИЕ Восприятие , как и любой другой психический феномен, можно рассматривать как процесс и как результат.Восприятие делает возможным целостное отражение мира, создание интегральной картины действительности, в отличие от ощущений, отражающих отдельные качества

Восприятие

Восприятие Прощай, — сказал Лис. — Вот мой секрет, он очень прост: зорко одно лишь сердце, самого главного глазами не

§ 3. Восприятие

§ 3. Восприятие Познавая окружающую действительность, взаимодействуя с ней, мы встречаемся с предметным миром. Предметы опознаются нами по совокупности их характерных признаков.Восприятие — непосредственное, чувственное отражение предметов и явлений в целостном виде в

Восприятие

Восприятие При словесном и бессловесном общении между артистами образуется невидимая связь, которую Станиславский называл «внутренней сцепкой». Она часто создается из случайных, отдельных моментов — и тогда процесс общения становится непредсказуемым, спонтанным,

Восприятие

Восприятие Восприятие – это точка соприкосновения сознания с окружающим миром. В результате восприятия живой многогранный объект распадается на ряд отдельных образов, совокупно определяющих данный объект. Само по себе восприятие непрерывно. Но бо?льшую часть времени

Восприятие и внимание — Сложные формы восприятия

Выяснив суть понятия «восприятие» и разобрав его физиологические механизмы, мы переходим к рассмотрению основных свойств восприятия как когнитивного психического процесса.

Основные свойства восприятия должны включать следующее: Объективность, целостность, структура, постоянство, осмысленность, апперцепция и активность.

Объективность восприятия — это способность представлять предметы и явления реального мира не в виде набора не связанных между собой ощущений, а в виде отдельных объектов.

Следует отметить, что объективность не является врожденным свойством восприятия. Возникновение и совершенствование этого свойства происходит в процессе онтогенеза, начиная с первого года жизни ребенка.

Еще одно свойство восприятия — целостность. В отличие от ощущений, которые воспроизводят отдельные свойства объекта, восприятие дает целостную картину объекта. Он формируется на основе обобщения информации, полученной в виде различных ощущений об отдельных свойствах и качествах объекта.

Компоненты ощущений настолько тесно взаимосвязаны, что возникает единый сложный образ объекта, даже если непосредственно на человека действуют только отдельные свойства или части объекта. Этот образ возникает условно-рефлекторно через связь между различными ощущениями.

Целостность восприятия также связана с его структурированностью. Это свойство заключается в том, что восприятие в большинстве случаев не является проекцией наших мгновенных ощущений и не является их простой суммой. На самом деле мы воспринимаем обобщенную структуру, абстрагированную от этих ощущений, которая формируется в течение определенного времени.

Таким образом, восприятие привносит в наше сознание структуру объекта или явления, с которым мы сталкиваемся в реальном мире. Еще одно свойство восприятия — постоянство.

Константность — это относительное постоянство некоторых свойств объектов при изменении условий их восприятия. Благодаря свойству постоянства, которое выражается в способности перцептивной системы компенсировать изменения в условиях восприятия, мы воспринимаем окружающие нас объекты как относительно постоянные.

Наибольшая степень постоянства наблюдается при зрительном восприятии цвета, размера и формы предметов. Таким образом, постоянство восприятия цвета заключается в относительном постоянстве видимого цвета при изменении освещения.

Следует отметить, что восприятие зависит не только от природы стимула, но и от самого субъекта. Не глаз и ухо воспринимают, а конкретный живой человек. Поэтому на восприятие всегда влияют особенности личности человека.

Зависимость восприятия от общего содержания нашей психической жизни называется апперцепцией. Огромную роль в апперцепции играют знания человека, его прошлый опыт и прошлая практика. Поэтому один и тот же объект может восприниматься разными людьми по-разному.

Содержание восприятия определяется также задачей, которую ставит перед собой человек, и мотивами его деятельности, его интересами и направленностью.

Существенное место в апперцепции занимают установки и эмоции, которые могут изменить содержание восприятия.

Явление ошибочного (ложного) или искаженного восприятия называется перцептивной иллюзией. Иллюзии наблюдаются при любом типе восприятия (зрительном, слуховом и т.д.). Характер иллюзий определяется не только субъективными причинами, такими как отношение, ориентация, эмоциональный настрой и т.д., но и физическими факторами и явлениями: освещением, положением в пространстве и т.д..

Следующее свойство восприятия — его осмысленность. Хотя восприятие происходит, когда стимул непосредственно воздействует на органы чувств, перцептивные образы всегда имеют определенное семантическое значение. Как уже говорилось, человеческое восприятие тесно связано с мышлением.

Связь между мышлением и восприятием впервые выражается в том, что воспринимать объект сознательно — значит мысленно называть его, т.е. относить его к определенной группе, классу, ассоциировать с определенным словом. Уже при виде незнакомого объекта мы пытаемся найти в нем сходство с другими объектами.

Говоря об основных свойствах восприятия, нельзя не упомянуть о другом, не менее существенном свойстве восприятия как ментального процесса.

Это свойство — активность (или избирательность). Она заключается в том, что в любой момент времени мы воспринимаем только один объект или определенную группу объектов, а другие объекты реального мира составляют фон нашего восприятия, то есть не отражаются в нашем сознании.

Таким образом, мы можем считать, что природа активности восприятия обусловлена природой самого нашего сознания. Одна из классификаций восприятия, как и ощущений, основана на различиях в анализаторах, участвующих в восприятии.

В зависимости от того, какой анализатор (или модальность) играет преобладающую роль в восприятии, различают зрительное, слуховое, тактильное, кинестетическое, обонятельное и вкусовое восприятие.

Обычно восприятие является результатом взаимодействия ряда анализаторов. Моторные ощущения в большей или меньшей степени задействованы во всех типах восприятия.

При тактильном восприятии, например, задействованы тактильный и кинестетический анализаторы. Аналогичным образом, слуховое и зрительное восприятие также задействуют двигательный анализатор.

Различные типы восприятия редко встречаются в чистом виде. Обычно они комбинируются, что приводит к сложным режимам восприятия. Например, восприятие учеником текста в классе включает в себя визуальное, слуховое и кинестетическое восприятие.

Другой способ классификации типов восприятия основан на формах существования материи: пространство, время и движение. Согласно этой классификации, различают восприятие пространства, восприятие времени и восприятие движения.

Сложные формы восприятия

Восприятие трехмерного пространства основано на работе специального вестибулярного аппарата, расположенного во внутреннем ухе. Этот аппарат имеет характер трех изогнутых полукруглых трубок, которые расположены в вертикальной, горизонтальной и сагиттальной плоскостях и заполнены жидкостью.

Когда человек меняет положение головы, жидкость, заполняющая каналы, меняет свое положение и раздражает волосковые клетки, а ее возбуждение вызывает изменения в ощущении стабильности тела (статическое ощущение).

Этот аппарат тесно связан с глазодвигательным аппаратом, и любое изменение в вестибулярном аппарате вызывает рефлекторное изменение положения глаз. Эта тесная взаимная связь между вестибулярным и глазодвигательным аппаратом, вызывающая опто-вестибулярные рефлексы, входит как существенный компонент в систему восприятия.

Второй важный аппарат, обеспечивающий восприятие пространства и особенно глубины, — это аппарат бинокулярного зрения и ощущение мышечного усилия за счет конвергенции глаз. Для четкого восприятия предметов необходимо, чтобы их изображение попадало на соответствующие (корреспондирующие) точки сетчатки, а это невозможно без конвергенции обоих глаз.

Если во время конвергенции глаз наблюдается небольшое расхождение изображений, то возникает ощущение расстояния или стереоскопический эффект предмета.

При большем расхождении между точками сетчатки двух глаз, на которые попадает изображение, возникает двоение объекта. Таким образом, импульсы, генерируемые относительным напряжением глазных мышц, которые обеспечивают сближение и смещение изображения на обеих сетчатках, являются вторым важным компонентом для пространственного восприятия.

Третьим важным компонентом пространственного восприятия являются законы структурного восприятия, описанные гештальт-психологами. К ним присоединяется последнее условие — влияние устоявшегося предыдущего опыта, который может существенно повлиять на восприятие глубины, а в некоторых случаях — привести к возникновению иллюзий.

Восприятие времени.

Самые элементарные формы — это процессы восприятия длительности последовательности, основанные на элементарных ритмических явлениях, известных как «биологические часы». К ним относятся ритмические процессы, происходящие в нейронах коры головного мозга и подкорковых образований.

Чередование процессов возбуждения и торможения при длительной нервной деятельности, воспринимается как волнообразное попеременное усиление и ослабление звука при длительном прослушивании. К ним относятся такие циклические явления, как сердцебиение, ритм дыхания, а в более длительные промежутки времени — смена ритма сна и бодрствования, появление чувства голода и т.д..

Характерной особенностью времени является его необратимость. Поскольку время — это направленная величина, вектор, его однозначное определение подразумевает не только систему единиц (секунда, минута, час, век), но и постоянную точку отсчета, от которой оно отсчитывается.

В этом время радикально отличается от пространства. Настоящее, отправная точка, из которой определяются прошлое и будущее, — это не абстрактная точка в психологическом времени, а всегда некоторый промежуток времени.

Восприятие движения.

Восприятие движения — это очень сложная тема, природа которой еще не до конца понятна. В восприятии движения, несомненно, большую роль играют косвенные признаки, создающие опосредованное впечатление движения — косоугольность, менее четкие очертания движущегося объекта и многие другие.

Тем не менее, мы не можем интерпретировать восприятие движения как чисто интеллектуальный процесс, находящийся за пределами реального восприятия: Впечатление движения может возникнуть, даже если мы знаем, что в действительности никакого движения нет. Поэтому мы можем не только делать выводы о движении, но и воспринимать его.

Теории движения можно разделить в основном на 2 группы.

Первая группа теорий выводит восприятие движения из элементарных, последовательных зрительных ощущений отдельных точек, через которые проходит движение, и утверждает, что восприятие движения возникает под влиянием этих элементарных зрительных ощущений (Вундт).

Теории второй группы утверждают, что восприятие движения имеет специфическое качество, не сводимое к таким элементарным ощущениям. Представители этой теории утверждают, что как, например, мелодия — это не простая сумма тонов, а качественно специфическое целое, отличное от них, так и восприятие движения не сводимо к сумме элементарных зрительных ощущений, составляющих это восприятие. Теория гештальтпсихологии (М. Вертгеймер) исходит из этого положения.

Преднамеренное и непреднамеренное восприятие

 Различают непреднамеренное (или непроизвольное) и преднамеренное (или добровольное) восприятие: при непреднамеренном восприятии мы не руководствуемся заранее определенной целью или задачей восприятия конкретного объекта.

Восприятие контролируется внешними обстоятельствами.

Сознательное восприятие может быть интегрировано в деятельность и происходить в рамках этой деятельности. Иногда, однако, восприятие может выступать и как относительно самостоятельная деятельность.

Восприятие как самостоятельная деятельность особенно ярко проявляется в наблюдении, которое представляет собой сознательное, систематическое и более или менее непрерывное (по крайней мере, во временных интервалах) восприятие с целью проследить за ходом какого-либо явления или изменениями, происходящими в объекте восприятия.

Нарушение восприятия.

При некоторых патологических состояниях, особенно при психических и нервных расстройствах, могут возникать нарушения восприятия. Например, нарушение восприятия времени — неспособность ориентироваться в коротких (секунды, минуты, часы) и длинных (дни, месяцы, годы) временных интервалах. Нарушения пространственного восприятия — трудности с ориентацией во внешнем (визуальном, слуховом) и внутреннем (кожно-кинестетическом) пространстве.

Существуют различные формы нарушения пространственного восприятия.

Расстройства, связанные с нарушением сознания, проявляющиеся в виде дезориентации в окружающем пространстве.

Неспособность ориентироваться во внешнем зрительном пространстве, с трудностями понимания координат «право-лево» и «вверх-вниз», зрительное пространство (агнозия).

Трудности с определением направления и расстояния аудиосигнала.

Трудности с ориентацией во внутреннем пространстве (соматогнозия).

Трудности с ориентацией на пальцы руки.

Расстройства, связанные с длительной сенсорной депривацией или искажением сенсорных сигналов.

Агнозия — это расстройство различных видов восприятия. Он вызывается определенными повреждениями в головном мозге. Разница есть:

  1. зрительная агнозия, которая проявляется в том, что человек сохраняет остроту зрения, но не может распознавать предметы и их изображения;
  2. Тактильная агнозия проявляется в виде нарушений распознавания объектов на ощупь — астереогнозия, а также в нарушении распознавания частей тела, в нарушении представления о схеме тела — соматоагнозия;
  3. Слуховая агнозия проявляется в нарушении способности различать звуки речи или знакомые мелодии, звуки, шумы при сохранении слуха.

Агнозия может возникать при локальных поражениях коры головного мозга в результате сосудистых заболеваний, травм, опухолевого генеза и других патологических состояний.

Например, пациенты с объектной агнозией (расстройством распознавания объектов) не могут нарисовать на бумаге банку и сказать, что это треугольник или другой объект. Распознавание объектов с отсутствующими деталями очень сложно для пациентов с агнозией. Субъективная агнозия сосредоточена на расстройстве обобщенного восприятия объектов.

У некоторых пациентов преимущественно нарушено зрительное индивидуализированное восприятие при относительно сохранном обобщенном восприятии объектов. У таких пациентов, например, нарушается способность распознавать знакомые лица. При тяжелом проявлении заболевания пациенты не могут хорошо различать выражения лица.

При оптико-пространственной агнозии, например, нарушается восприятие пространственного расположения отдельных объектов — расположение улиц в городе. Пациенты не могут найти дверь в свою комнату, палату, кровать в палате и т.д..

Пациенты с нарушениями высших форм тактильного восприятия, дотрагиваясь до предмета, например, ключа, ручки, очков и т.д., не могут определить его форму, не узнают его, но с открытыми глазами они легко узнают предмет.

При слуховой агнозии нарушается распознавание знакомых звуков: Шуршание бумаги, звук движущегося поезда, звуки различных животных и т.д.

Органические поражения

При органических поражениях головного мозга, реже при интоксикациях и соматических заболеваниях, могут возникать перцептивные расстройства типа дереализации. Это сложное патологическое состояние, основанное на расстройстве восприятия, которое, по-видимому, сочетается со своеобразным нарушением сознания. Пациенты узнают свое окружение, но оно кажется им «чем-то другим». Привычные раздражители окружающей среды теряют остроту своего воздействия на органы чувств. Это болезненное состояние иногда сочетается с патологией самосознания — деперсонализацией.

Расстройство восприятия, при котором окружающее кажется нереальным, называется дереализацией. Внешний мир часто воспринимается как далекий и бесцветный. Это может сопровождаться нарушениями памяти.

Существует состояние «уже увиденного», когда неизвестные явления воспринимаются как уже встречавшиеся. Имеет место переживание воспринимаемых явлений как неясных, не имеющих характера реальности. Дереализация может возникать при поражениях мозга, а также при сонливости или некоторых психических заболеваниях.

Существуют и другие термины, описывающие расстройства восприятия.

Иллюзии — это искаженное, ошибочное восприятие реального объекта. Наибольшее количество иллюзий наблюдается в поле зрения.

Некоторые из иллюзий могут быть связаны со строением глаза, другие — с особенностями восприятия предметов, форм и так далее. Кроме того, иллюзии могут наблюдаться у здоровых людей в состоянии тревожного ожидания, страха и так далее. Иллюзии или иллюзорные восприятия, в которых присутствуют определенные стимулы. В этом случае у пациента формируется искаженное восприятие.

Иллюзии делятся по органам чувств (зрительные, слуховые, обонятельные, тактильные и т.д.). Иллюзия гравитации А. Известна сдвиговая панель — при поднятии предметов одинакового веса и вида, но разного объема. Меньший предмет воспринимается как более тяжелый, создавая контрастную иллюзию.

Иллюзии могут возникать под влиянием непосредственно предшествующих восприятий. Противоположные иллюзии наблюдаются в области температурных и вкусовых ощущений, например, после холодного стимула теплый стимул кажется горячим, после ощущения кислого и соленого повышается чувствительность к сладкому и т.д.

К сложным иллюзиям относятся парадолии. Они могут возникать у пациентов с невротическими расстройствами и у здоровых людей при переутомлении. Например: В рисунке ковра, орнаменте обоев и т.д. человек видит жуткие головы, необычные узоры и так далее.

Галлюцинации — восприятия без объекта, ложные восприятия. Они, как и иллюзии, различаются в зависимости от органов чувств. Пациенты видят несуществующие образы, слышат речь, слова, ощущают несуществующие запахи.

Псевдогаллюцинации относятся к перцептивным расстройствам. Они проецируются не во внешнее, а во внутреннее пространство, то есть голоса звучат как бы «в голове». Пациенты слышат голоса как бы во внутреннем ухе, говорят об особых видениях, голосах, но не отождествляют их с реальными предметами и звуками.

Необходимо обратить внимание на особенности ухода за пациентами с различными нарушениями восприятия, которые заключаются во внимательном выслушивании их жалоб. Вы никогда не должны давать советы пациентам и спорить с ними. Если эти нарушения выявлены медсестрой впервые, об этом следует сообщить лечащему врачу; если они наблюдались ранее, необходимо действовать по назначению врача. Появление галлюцинаций также может быть связано с развитием психических заболеваний.

Основные виды внимания

При изучении внимания необходимо различать два основных уровня или вида внимания и ряд его характеристик или сторон. Основными видами внимания являются непроизвольное внимание и так называемое добровольное внимание. Непроизвольное внимание связано с рефлекторными установками. Она устанавливается и поддерживается независимо от сознательного намерения человека.

Качество действующих на них стимулов, их интенсивность или новизна, их эмоциональная окраска, их связь с влечениями, потребностями или интересами заставляют определенные предметы, явления или людей захватывать наше внимание и удерживать его в течение некоторого времени. Это основная форма внимания. Это непосредственный и непроизвольный продукт интереса.

От непроизвольного внимания его отличает волевое внимание. Сам термин вызывает отвращение. Она словно призвана воплотить худшие стороны идеалистических теорий: индетерминизм действующих извне психических сил. Но высшие формы человеческого внимания не более произвольны, чем низшие; они так же, как и последние, подчиняются закономерностям, которые их определяют, но эти закономерности различны.

Так называемое «добровольное внимание» — это сознательно направленное и регулируемое внимание, при котором субъект сознательно выбирает объект, на который оно направлено. Этот термин служит для обозначения того главного факта, что человеческое познание, как и человеческая деятельность, поднимается до уровня сознательной организации, а не просто спонтанно, под властью действующих извне сил.

Так называемое произвольное внимание возникает, когда объект, на который направлено внимание, сам по себе не привлекает его. Поэтому произвольное внимание всегда является косвенным. Это его первая функция.

Непроизвольное внимание обычно представляется как пассивное, а добровольное — как активное (Джеймс).

Первый контролируется факторами, не зависящими от нас: внезапный шум, яркая окраска, чувство голода; второй контролируется нами самими. Однако это второе различие относительно: непроизвольное внимание не является чистой пассивностью и предполагает активность со стороны субъекта, так же как, с другой стороны, добровольное внимание не является чистой активностью; оно тоже обусловлено внешними условиями, объектом и содержит элементы пассивности.

Наконец, третья особенность, завершающая определение волевого внимания, заключается в том, что оно является волевой операцией. Сознательная регуляция является наиболее существенной чертой «добровольного» внимания.

При проведении различия между волевым и непроизвольным вниманием, однако, нет необходимости отделять и внешне противопоставлять одно другому. Несомненно, волевое внимание развивается из непроизвольного.

С другой стороны, добровольное внимание переходит в непроизвольное. Непроизвольное внимание обычно обусловлено непосредственным интересом. Непроизвольное внимание требуется там, где нет такого непосредственного интереса, и мы прилагаем сознательные усилия, чтобы направить свое внимание в соответствии с задачами, стоящими перед нами, и целями, которые мы ставим перед собой.

Когда работа, которой мы были заняты, и на которую мы сначала произвольно направили свое внимание, становится для нас непосредственным интересом, произвольное внимание переходит в непроизвольное.

Рассмотрение этого перехода от непроизвольного к произвольному и от произвольного к непроизвольному вниманию является центральным для правильного теоретического учета фактического хода аттенционных процессов и для практически правильной организации труда, особенно научного.

Следует помнить, что есть виды деятельности, которые по своей природе легко вызывают непосредственный интерес и привлекают непроизвольное внимание, поскольку их результат является стимулом; в то же время их трудно удержать из-за монотонности процессов, которых они требуют. Восприятие Мышление Внимание Агнозия

С другой стороны, есть виды деятельности, которые из-за сложности их начального этапа и отдаленности целей, которым они служат, едва ли могут привлечь внимание, и все же, благодаря своему содержанию и динамизму, они могут удерживать его в течение длительного времени благодаря богатству содержания, которое постепенно разворачивается и развивается.

В первом случае переход от непроизвольного внимания к волевому необходим, во втором — переход от непроизвольного внимания к волевому естественен. В обоих случаях требуются оба вида внимания.

Несмотря на то, что непроизвольное и произвольное внимание очень различны, только формалистическая абстракция может разделить и, казалось бы, противопоставить их друг другу; реальный рабочий процесс обычно включает их единство и взаимный переход.

Педагогический процесс должен быть основан, с одной стороны, на непроизвольном внимании, а с другой — формировать интересы учащихся и делать обучение интересным, возвращая непроизвольное внимание учащихся к произвольному.

Первый должен основываться на осознании важности целей обучения, чувстве долга, дисциплине, второй — на непосредственном интересе к предмету. И то, и другое необходимо.

В психологической литературе Титченер уже отмечал переход от добровольного к непроизвольному вниманию, когда говорил о третьей стадии в развитии внимания, наряду с «первичным» непроизвольным и «вторичным» добровольным вниманием, отмечая переход от добровольного обратно к непроизвольному первичному вниманию.

Геометрическая задача не производит на нас такого впечатления, как раскат грома; раскат грома захватывает наше внимание совершенно независимо. Решая проблему, мы продолжаем быть внимательными, но мы должны сами поддерживать свое внимание — это вторичное внимание.

Но есть и третья стадия развития: это, по мнению Титченера, возвращение к первой стадии. «Когда мы решаем, например, геометрическую задачу, мы постепенно заинтересовываемся ею и полностью отдаемся ей, и вскоре задача приобретает такую же власть над нашим вниманием, какую имела молния, когда она возникла в нашем сознании». «Трудности преодолены, конкуренты устранены, а отвлекающие факторы исчезли». «Психологический процесс внимания сначала прост, затем он становится сложным; в случаях затягивания, задумчивости он достигает очень высокой степени сложности. Наконец, он снова становится упрощенным».

Этот третий этап, однако, не является возвращением к первому. Это все еще разновидность добровольного внимания, хотя для его поддержания не требуется усилий, поскольку оно управляется сознательным сосредоточением на конкретной задаче. Именно это, а не большее или меньшее усилие, является изначальной особенностью того, что мы называем сознательно регулируемым вниманием.

На странице курсовые работы по психологии вы найдете много готовых тем для курсовых по предмету «Психология».

Читайте дополнительные лекции:

  1. Основы социально-психологической диагностики личности — История психологической диагностики
  2. Психология стресса
  3. Активность в психологии — Понятие активности в психологии
  4. Взаимодействие преподавателей и студентов в вузе
  5. Индивидуальные различия в восприятии и его развитие у детей
  6. Книги по психологии общения
  7. Влияние мультфильмов на уровень агрессивности детей младшего школьного возраста — Характеристика содержания отечественных мультфильмов
  8. Психологические механизмы формирования личности
  9. Теории памяти и их особенности
  10. Педагогическая поддержка обучения старших дошкольников в условиях доу

Администрация МО «Бугровское сельское поселение»

26.10.2011 — 17:32

2. Сложные виды восприятия выделяются в том случае, если одинаково интенсивно мобилизуются несколько анализаторов: зрительно-слуховые; зрительно-слуховые-осязательные; зрительно-двигательные и слухо-двигательные.

3. Специальные виды восприятия различают в зависимости от воспринимаемого объекта: времени, пространства, движений, отношений, речи, музыки, человека человеком и т. п.

В зависимости от степени целенаправленности деятельности личности выделяются непроизвольное и произвольное восприятие. Непроизвольное восприятие может быть вызвано как особенностями окружающих предметов, так и соответствием этих предметов интересам и потребностям личности. Произвольное восприятие предполагает постановку цели, приложение волевых усилий, преднамеренный выбор объекта восприятия. Произвольное восприятие переходит в наблюдение – целенаправленное, планомерное восприятие объекта с определенной, ясно осознаваемой целью. Наблюдение является наиболее развитой формой произвольного восприятия и характеризуется большой активностью личности.

Важнейшими требованиями к процессу наблюдения являются: постановка цели, планомерность, систематичность, ясность задачи, ее дробление, постановка частных, более конкретных задач. Наблюдению надо специально обучать. Если человек систематически упражняется в наблюдении, совершенствует его культуру, то у него развивается такое свойство личности, как наблюдательность – умение подмечать характерные, но малозаметные особенности предметов и явлений.

Нарушения восприятия. Восприятие не всегда дает абсолютно верное представление об окружающем мире. Иногда в состоянии умственного переутомления у человека возникает пониженная восприимчивость к внешним стимулам – гипостезия. Все вокруг становится неярким, нечетким, блеклым, бесформенным, неинтересным, застывшим. При резком физическом или эмоциональном переутомлении происходит повышение восприимчивости к совершенно обычным раздражителям – гипертезия. Дневной свет вдруг ослепляет, звуки оглушают, запахи раздражают, даже прикосновение одежды к телу кажется грубым и неприятным.

новости украины когда откроют границы

Восприятие Пространства — это… Что такое Восприятие Пространства?

Восприятие Пространства
Восприятие пространства — образное отражение пространственных характеристик окружающего мира, восприятие — величины и формы предметов, их взаимного расположения, в котором особенно существенное участие принимают

Психологический словарь. 2000.

  • Восприятие Времени
  • Восприятие Сложных Звуков

Смотреть что такое «Восприятие Пространства» в других словарях:

  • восприятие пространства —      пространство: восприятие образное отражение пространственных характеристик внешнего мира восприятие величины и формы предметов, их взаимного расположения. Особенно существенное участие принимают анализаторы зрительный, двигательный, кожный и …   Большая психологическая энциклопедия

  • ВОСПРИЯТИЕ ПРОСТРАНСТВА — восприятие пространственного расстояния на поверхности собственного тела при помощи осязания. Это не дает восприятия собственно пустого пространства, напротив, мы можем мысленно продолжить координаты предмета (а также, напр., нашего тела) за… …   Философская энциклопедия

  • Восприятие пространства — восприятие пространственных расстояний на поверхности собственного тела при помощи осязания. Это не дает восприятия собственно пустого пространства, напротив, позволяет мысленно продолжить масштабы (координаты) предмета за пределы его самого и… …   Начала современного естествознания

  • ВОСПРИЯТИЕ ПРОСТРАНСТВА — отражение в сознании человека объективно существующего пространства, формы, величины и взаимного расположения объектов, их удаленности и направления, в котором он находится. В. п. и одновременный анализ положения собственного тела относительно… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Цивилизационное восприятие пространства-времени — Различаются следующие культурологические типы восприятия пространства времени. Китайское ощущение дает неподвижность и утвержденность на месте всего временного содержания; индийское движение и хочет уничтожить все содержание времени и превратить… …   Геоэкономический словарь-справочник

  • пространства восприятие — см. восприятие пространства Психологический словарь. И.М. Кондаков. 2000 …   Большая психологическая энциклопедия

  • Восприятие (перцепция) (perception) — Под восприятием, или перцепцией, понимается как субъективный опыт получения сенсорной информации о мире людей, вещей и событий, так и те психол. процессы, благодаря к рым это совершается. Классическая теория Представление о том, что все наши… …   Психологическая энциклопедия

  • ПРОСТРАНСТВА, ВОСПРИЯТИЕ — Совершенно прямое значение – восприятие пространства. Обычно здесь подразумеваются значения 1 и 2 этого термина: 1 – как физическое пространство, окружающее индивида, а 2 – как ощущение пространства, внутри которого человек действует. Этот термин …   Толковый словарь по психологии

  • ВОСПРИЯТИЕ — возникающая в когнитивной системе живых существ непрерывная последовательность внутренних образных репрезентаций, воспроизводящих сенсорно распознаваемые объекты, события, состояния и т.п. Изначально знания человека имеют чувственную природу.… …   Философская энциклопедия

  • восприятие — целостное отражение предметов, ситуаций и событий, возникающее при непосредственном воздействии физических раздражителей на рецепторные поверхности (см. рецептор) органов чувств. Вместе с процессами ощущения …   Большая психологическая энциклопедия

Книги

  • Феномен пространства и происхождение времени, Молчанов Виктор Игоревич. В исследовании проводится различие первичных для человеческого мира феноменов (пространство, суждение и тело) и вторичных, сопутствующих им, как тень свету, феноменов данности, или… Подробнее  Купить за 706 руб
  • Феномен пространства и происхождение времени, Молчанов Виктор И.. В исследовании проводится различие первичных для человеческого мира феноменов (пространство, суждение и тело) и вторичных, сопутствующих им, как тень свету, феноменов данности, или… Подробнее  Купить за 478 руб
  • Восприятие пространства и перспективные построения, О. А. Гончаров. Монография посвящена анализу проблемы изображения на плоскости третьего измерения в соответствии с закономерностями зрительно-пространственного восприятия. С помощью специально разработанных… Подробнее  Купить за 450 руб
Другие книги по запросу «Восприятие Пространства» >>

Слуховое восприятие

Что такое слуховое или аудиальное восприятие?

Звонит телефон и, сняв трубку, вы слышите голос своей матери, которая тепло спрашивает, как у вас дела. Мы понимаем, что нам говорят, узнаём людей по голосу и можем угадать их эмоциональное состояние. Мы делаем это автоматически, быстро и без особых усилий. Тем не менее, всё это становится возможным благодаря сложному процессу, в котором участвует ряд структур мозга, специализирующихся на аудиальном (звуковом) восприятии и распознавании различных субкомпонентов слуха.

Воспринимать означает интерпретировать информацию об окружающей среде, полученную нашими органами чувств. На самом деле, интерпретация является активным процессом, который зависит от когнитивных функций и накопленных знаний. Слуховое (аудиальное) восприятие может быть определено, как способность получать и интерпретировать информацию, которая достигает наших ушей через волны звуковых частот, передаваемые по воздуху или иным образом. Чтобы мы могли услышать звук, должен произойти ряд процессов:

  • Получение информации: в момент вибрации источника звука (например, голосовых связок человека) волны передаются по воздуху или через другие каналы. Когда эти волны достигают органов слуха, активируются волосковые или реснитчатые клетки.
  • Передача информации: сигналы, которые создают волосковые клетки, передаются с помощью различных ядер в медиальное коленчатое тело таламуса.
  • Обработка информации: и, наконец, аудиальная информация, полученная органами слуха, направляется в слуховую кору височных долей мозга. В этих структурах мозга информация обрабатывается и направляется в остальные части мозга, что позволяет нам реагировать на неё соответствующим образом.

Звуковые характеристики и фазы слухового восприятия

Для реализации слухового восприятия наш мозг должен проанализировать свойства и характеристики звука:

  • Интенсивность (сила) звука: насколько тихим или громким является звук.
  • Тон (высота) звука: в зависимости от частоты колебаний различаются звуки высокого и низкого тона.
  • Тембр звука: позволяет нам различать и распознавать голоса, музыку и другие звуки. Также определяется, как «звуковой спектр».
  • Продолжительность: это время, в течение которого сохраняется звуковая вибрация.

Кроме того, слуховое восприятие реализуется в разных фазах:

  • Обнаружение: для корректного процесса слухового восприятия требуется стимул, обладающий достаточной интенсивностью, чтобы достичь наших органов слуха. Кроме того, этот звук должен быть в пределах диапазона слышимости. Если эти два условия соблюдены, наш мозг способен обнаружить местонахождение объекта, который производит вибрацию, даже если он движется. Таким образом, если кто-то говорит слишком тихо, мы не сможем его услышать.
  • Различение: для восприятия и оценки звука необходимо умение отличать его от остального окружающего шума. Таким образом, если мы находимся на шумной вечеринке, вероятно, мы не сможем различить слова собеседника.
  • Идентификация и узнавание: мы стараемся идентифицировать или обозначить звук, который достигает наших ушей, например, голос, музыка или любой другой звук. Это предполагает создание ассоциации с этим звуком (например, «это голос моего друга»). Чтобы корректно воспринимать голос, необходимо определить его как таковой, и не путать с внешним шумом, более того, следует установить, что это голос друга, а не постороннего человека.
  • Понимание: важно понимать звук, который мы слышим, будь то содержание сообщения (когда кто-то нам что-то говорит), или смысл самого звука (звонок указывает на то, что урок закончился). Если друг на вечеринке сообщает вам, что ему пора идти, необходимо уловить смысл передаваемого сообщения.

Естественно, что звуковое восприятие постоянно присутствует в нашей повседневной жизни и помогает нам адекватно реагировать на изменения окружающей среды. Оно позволяет свободно общаться, предупреждает об опасности и дает возможность наслаждаться музыкой.

Примеры слухового восприятия

  • Как в школе, так и в высших учебных заведениях, адекватное слуховое восприятие имеет важное значение для правильного усвоения информации, которую мы получаем от преподавателей. Недостаточно развитое аудиальное восприятие, без соответствующей визуальной поддержки, может вызвать проблемы понимания речи и материала, что приводит к низкой успеваемости.
  • Во время деловых переговоров, а также при ежедневной коммуникации в рабочей среде, в большинстве случаев слуховое восприятие используется постоянно. Беспрепятственная коммуникация является основой для работы с клиентами. Таким образом, корректное аудиальное восприятие является необходимым для успешного развития карьеры.
  • Во время вождения автомобиля слуховое восприятие имеет важнейшее значение. Звуковой сигнал другого автомобиля может вовремя предупредить нас об опасности и помочь избежать аварии. Кроме того, по звуку двигателя или странному шуму автомобиля мы можем своевременно узнать о наличии неисправности.
  • В музыке слуховое восприятие — это основа всего. Когда мы хотим исполнить песню так, чтобы она звучала красиво и мелодично, мы должны проверить слуховое восприятие и уделить внимание каждой детали, каждой ноте… Конечно, чтобы слушать и наслаждаться музыкой, также необходимо слуховое восприятие.
  • Способность обнаруживать, различать, идентифицировать, распознавать и понимать звуки окружающей среды помогает нам адекватно действовать в повседневных ситуациях. Это не только позволяет нам выбирать оптимальные модели поведения дома и на улице, но и общаться с другими людьми быстро, легко и эффективно.

Патологии и расстройства, связанные с проблемами слухового восприятия

Нарушение аудиального восприятия может быть обусловлено различными проблемами на нескольких уровнях.

Неспособность воспринимать звуки или нарушение в этом процессе, как правило, называют глухотой. Она может быть вызвана повреждением органов слуха, путей передачи информации в мозг (гипоакузия и гиперакузия) или областей мозга, участвующих в слуховом восприятии (корковая глухота).

Тем не менее, восприятие не является унитарным процессом. Существуют специфические повреждения, такие как инсульт или черепно-мозговая травма, которые могут затронуть каждый из вышеописанных процессов. Расстройства этого типа обусловлены селективным повреждением областей мозга, ответственных за нарушенные процессы. Афазия Вернике (или сенсорная) связана с неспособностью понимать речь (ощущение пациента с этим расстройством напоминает контакт с незнакомым иностранным языком). И наоборот, аудиальная агнозия — это неспособность распознать объект на слух и, в случае вербальной информации, человек с агнозией не признаёт язык как таковой. Он также может быть неспособен воспринимать и ценить музыку, это нарушение известно как амузия (неспособность распознавать музыку или воспроизводить музыкальные тоны или ритмы). В некоторых случаях наблюдаются более специфические нарушения, например, утеря способности локализовать звуки или имитировать их.

Помимо этих нарушений, при которых происходит потеря функции, также наблюдаются расстройства, при которых пациенты слышат несуществующие звуки. Самые известные из них — это шум в ушах или тиннитус, характеризующиеся восприятием постоянного свиста. В других случаях проблема связана с ошибочной активацией мозговой активности в слуховой коре, что провоцирует галлюцинации. Это наблюдается при таких расстройствах, как шизофрения (когда галлюцинации могут иметь угрожающий характер). Другой тип галлюцинаций — это музыкальные галлюцинации, когда пациенту слышится музыка, передаваемая по несуществующему радио, которое невозможно выключить. В случае паракузии слуховые галлюцинации сопровождаются снижением слуха.

Как измерить и протестировать слуховое восприятие?

Аудиальное восприятие помогает нам выполнять многие из повседневных дел. Наша способность вести себя в соответствии с параметрами окружающей среды тесно связана с развитым слуховым восприятием. Таким образом, оценка слухового восприятия может быть полезна в различных областях жизни: в учёбе (чтобы знать, нуждается ли ребёнок в визуальной поддержке на уроках или его проблемы с пониманием вызваны некорректным слуховым восприятием), в медицинских целях (чтобы выяснить, правильно ли понимает пациент рекомендации врача, и может ли он вести себя адекватно в своей привычной среде), в профессиональной сфере (чтобы определить, может ли сотрудник полноценно общаться с коллегами и клиентами или нуждается в адаптации).

Благодаря комплексному нейропсихологическому тестированию можно эффективно и надёжно оценить работу ряда когнитивных функций, в том числе слухового восприятия. Тесты, разработанные CogniFit («КогниФит») для оценки слухового восприятия, основаны на классическом тесте NEPSY (учёных Коркмана, Кирка и Кэмпа, 1998), Тесте на Симуляцию Нарушений Памяти (TOMM) и Тесте Переменных Внимания (TOVA). Помимо восприятия звуков, тест также измеряет следующие способности: память на имена, время реакции и скорость обработки информации, контекстуальная и рабочая память, мониторинг, зрительная память, зрительное восприятие и распознавание.

  • Тест Идентификации COM-NAM: объекты появляются в виде изображения или звука. Необходимо определить, в каком формате (изображение или звук) объект появился в последний раз, или что он вовсе не появлялся.
  • Тест-Расследование REST-COM: на короткое время на экране появляются изображения объектов. Затем необходимо как можно быстрее выбрать слово, которое соответствует представленным изображениям.

Как восстановить или улучшить слуховое восприятие?

Все когнитивные способности, в том числе слуховое восприятие, можно тренировать, чтобы улучшить их производительность. CogniFit («КогниФит») даёт вам возможность делать это профессионально.

Пластичность мозга лежит в основе восстановления слухового восприятия и прочих когнитивных способностей. CogniFit («КогниФит») предлагает серию упражнений, разработанных для восстановления слухового восприятия и других когнитивных функций. Мозг и его нейронные связи усиливаются за счёт использования тех функций, в которых они задействованы. Таким образом, постоянно тренируя слуховое восприятие, можно укрепить нейронные соединения, участвующие в этом процессе. Поэтому, когда органы слуха отправляют полученную информацию в мозг, укрепляются соответствующие нейронные связи, улучшая тем самым аудиальное восприятие.

CogniFit («КогниФит») состоит из опытной команды профессионалов, специализирующихся на изучении процессов синаптической пластичности и нейрогенеза. Это позволило создать программу персональной когнитивной стимуляции, которая адаптируется к потребностям каждого пользователя. Работа программы начинается с точной оценки слухового восприятия и других основных когнитивных функций. На основании результатов тестирования программа когнитивной стимуляции CogniFit («КогниФит») автоматически предлагает персональный режим тренировок с целью укрепления слухового восприятия и других когнитивных функций, которые, по данным оценки, нуждаются в улучшении.

Для улучшения слухового восприятия необходимо тренироваться регулярно и правильно. CogniFit («КогниФит») предлагает проверенные инструменты для оценки и реабилитации этой когнитивной функции. Для правильной стимуляции требуется уделять 15 минут в день, два или три раза в неделю.

Программа когнитивной стимуляции CogniFit («КогниФит») доступна онлайн. Вас ждут разнообразные интерактивные упражнения в форме увлекательных игр для мозга, в которые можно играть с помощью компьютера. В конце каждой сессии CogniFit («КогниФит») покажет подробный график с прогрессом вашего когнитивного состояния.

Восприятие — Страница 3 из 9

ВИДЫ ВОСПРИЯТИЯ

Существуют три основные классификации процессов восприятия: по форме существования материи, по ведущей модальности и по степени волевого контроля.

Рис. 6.2. Виды восприятия по форме существования материи

Восприятие пространства включает в себя отражение расстояния до объектов или между ними, их взаимного расположения, объема, удаленности и направления, в котором они находятся. Основные особенности восприятия пространства человеком отображены в табл. 6.1.

Согласно первой классификации существует три вида восприятия (рис. 6.2).

Таблица 6.1.

Восприятие пространства
Разновидность восприятия пространства За счет каких механизмов осуществляется
Восприятие расстояния до предметов В основном осуществляется посредством бинокулярного зрения (с помощью двух глаз) и сопутствующей ему конвергенции — сведения зрительных осей глаз на фиксируемом предмете. По степени напряжения соответствующих мышц глаза и изменению изображения на сетчатке мозг оценивает расстояние до предметов. При одинаковом удалении предметов большее изображение на сетчатке глаза получается от большего предмета, меньшее — от меньшего предмета.

Другой механизм, помогающий человеку правильно оценивать расстояние до удаленных предметов, — линейная перспектива (по мере удаления предметов от наблюдателя их изображение на сетчатке глаз уменьшается). Примером линейной перспективы может служить кажущееся схождение вдали параллельных рельсов железной дороги.

Еще один механизм — воздушная перспектива.

Он заключается в том, что свет и цвет, отражаемые предметами, искажаются под влиянием слоев воздуха. Поэтому сильно удаленные предметы кажутся нами более светлыми и размытыми, чем расположенные ближе

Восприятие формы, объемности и величины предметов Сложный синтетический процесс, который осуществляется с помощью зрительного, тактильного и кинестетического анализаторов. Чаще всего осуществляется с помощью зрительного анализатора, но к этому процессу может подключаться и тактильный анализатор, который помогает человеку преодолеть некоторые зрительные иллюзии
Восприятие объемности пространства В темноте этот вид восприятия может использовать также слух: так человек может примерно определить размеры помещения по эху, а глубину колодца — по звуку брошенного в него камня

В человеческой практике встречаются и ошибки восприятия пространства — иллюзии. Более подробно зрительные иллюзии разбираются в разделе 6.4 данной книги. Примером зрительной иллюзии является переоценка вертикальных линий (из двух линий одинакового размера вертикальная зрительно всегда воспринимается как большая по сравнению с горизонтальной — рис. 6.3).

Рис. 6.3. Вертикально-горизонтальная иллюзия Вундта

Восприятие движения — это отражение во времени изменений положения объектов или самого наблюдателя в пространстве (табл. 6.2).

Таблица 6.2.

Восприятие движения
Характеристика восприятия движения Критерии оценки
Форма движения Прямолинейное, криволинейное, круговое, дугообразное, зигзагообразное и т. д.
Характер движения Сгибание, разгибание, отталкивание, подтягивание, скручивание и т. д.
Направление движения Направо, налево, вверх, вниз, вперед, назад и т. д.
Скорость движения Быстрая или медленная и т. д.
Ускорение движения Равномерное, ускоряющееся, замедляющееся, плавное, прерывистое и т. д.
Амплитуда движения Полная, неполная, широкая. ограниченная и т. д.
Продолжительность движения Краткое, длительное и т. д.

При этом мозг фиксирует ряд параметров движения: направление движения, его скорость, ускорение, форму и амплитуду. В этом виде восприятия участвует суставно-мышечный и вестибулярный анализатор человека. С помощью последнего человек определяет величину ускорения и интенсивность вращения или поворотов. Для этого в височной кости имеется система трех полукружных каналов, расположенных в трех взаимно перпендикулярных плоскостях, и двух мешочков (круглый и овальный), которые реагируют на любое движение головы.

Восприятие времени — наименее изученная область психологии. Пока только известно, что оценка длительности временного отрезка зависит от того, какими событиями (с точки зрения конкретного человека) он был заполнен. Если время было заполнено множеством интересных событий, то субъективно оно проходит быстро, а если значимых событий было мало, то время тянется «медленно». При воспоминании имеет место обратный феномен — период времени, заполненный интересными делами, кажется нам более продолжительным, чем «пустой». Материальной основой восприятия времени человеком являются так называемые «клеточные часы» — фиксированная длительность некоторых биологических процессов на уровни отдельных клеток, по которым организм и сверяет длительность больших промежутков времени. В понятие «восприятие времени» включаются такие виды восприятия, как восприятие длительности явлений, восприятие последовательности явлений, а также восприятие темпа и ритма.

Вторая классификация восприятия (по ведущей модальности) включает в себя зрительное, слуховое, вкусовое, обонятельное, тактильное восприятие, а также восприятие своего тела в пространстве (рис. 6.4).

В соответствии с этой классификацией в нейролингвистическом программировании (одном из направлений современной психологии) всех людей принято делить на визуалов, аудиалов и кинестетиков. У визуалов преобладает зрительный тип восприятия, у аудиалов — слуховой, а у кинестетиков — тактильный, вкусовой и температурный.

По степени волевого контроля восприятия делятся на преднамеренные и непреднамеренные (рис. 6.5).

Рис. 6.4. Виды восприятия по ведущей модальности

Рис. 6.5. Виды восприятия по степени волевого контроля

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Страницы статьи: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Создание формы в Access

В форме Access, как на витрине магазина, удобно просматривать и открывать нужные элементы. Так как форма — это объект, с помощью которого пользователи могут добавлять, редактировать и отображать данные, хранящиеся в базе данных классического приложения Access, ее внешний вид играет важную роль. Если база данных классического приложения Access используется несколькими пользователями, хорошо продуманные формы — залог точности данных и эффективности работы с ними.

Создать форму на компьютере в базе данных Access можно несколькими способами. В этой статье мы рассмотрим наиболее распространенные из них.

Примечание: Информация, приведенная в этой статье, не относится к веб-базам данных Access или веб-приложениям Access.

В этой статье

Создание формы из существующей таблицы или запроса в Access

Чтобы создать форму из таблицы или запроса базы данных, в области навигации щелкните таблицу или запрос, содержащие данные для формы, а затем на вкладке Создание нажмите кнопку Форма.

Приложение Access создаст форму и отобразит ее в режиме макета. При необходимости вы можете изменить оформление, например настроить размер текстовых полей в соответствии с данными. Подробнее читайте в статье об использовании инструмента «Форма».

Создание пустой формы в Access

  1. Чтобы создать форму без элементов управления и заранее отформатированных элементов, выполните следующее. На вкладке Создание нажмите кнопку Пустая форма. Откроется пустая форма в режиме макета, и отобразится область Список полей.

  2. В области Список полей щелкните знак плюс (+) рядом с одной или несколькими таблицами, содержащими поля, которые нужно включить в форму.

  3. Чтобы добавить поле к форме, дважды щелкните его или перетащите на форму. Чтобы добавить сразу несколько полей, щелкните их по очереди, удерживая нажатой клавишу CTRL. Затем перетащите выбранные поля на форму.

    Примечание:  Порядок таблиц в области Список полей может изменяться в зависимости от выбранной части формы. Если не удается добавить поле в форму, выберите другую часть формы и повторите попытку.

  4. С помощью инструментов в группе Элементы управления на вкладке Работа с макетами форм можно добавить в форму эмблему компании, заголовок, номера страниц, дату и время.

  5. Если требуется добавить в форму другие виды элементов управления, откройте вкладку Конструктор и выберите нужные элементы в группе Элементы управления.

Создание разделенной формы в Access

Разделенная форма позволяет одновременно отображать данные в двух представлениях: в представлении формы и в режиме таблицы. То есть вы можете использовать возможности обоих этих представлений в одной форме. Например, можно быстро найти запись в режиме таблицы, а затем просмотреть или изменить ее в представлении формы. Эти две части формы связаны с одним и тем же источником данных и всегда синхронизированы друг с другом.

Чтобы создать новую разделенную форму с помощью инструмента «Разделенная форма», в области навигации щелкните таблицу или запрос с нужными данными, а затем на вкладке Создание нажмите кнопку Другие формы и выберите пункт Разделенная форма.

Access создаст форму, которую можно изменять по своему усмотрению. Например, при необходимости можно настроить размер текстовых полей в соответствии с данными. Подробнее о работе с разделенными формами читайте в статье о создании разделенной формы.

Создание формы, отображающей несколько записей, в Access

Форма нескольких элементов (также называется ленточной) удобна, если требуется отобразить несколько записей. Кроме того, ее легче настроить, чем таблицу. Такую форму можно создать с помощью инструмента «Несколько элементов».

  1. В области навигации щелкните таблицу или запрос с данными, которые должны отображаться в форме.

  2. На вкладке Создание нажмите кнопку Другие формы и выберите пункт Несколько элементов.

Приложение Access создаст форму и отобразит ее в режиме макета. В этом режиме можно вносить изменения в структуру формы при одновременном просмотре данных. Например, можно настроить размер полей в соответствии с данными. Подробнее читайте в статье Создание формы с помощью инструмента «Несколько элементов».

Создание формы, содержащей подчиненную форму, в Access

При работе со связанными данными, хранящимися в отдельных таблицах, часто приходится просматривать их из нескольких таблиц или запросов в одной и той же форме, поэтому подчиненные формы отлично подойдут в такой ситуации. В зависимости от потребностей подчиненные формы можно добавлять несколькими способами. Подробнее об этом читайте в статье Создание формы, содержащей подчиненную форму (форма с отношением «один-ко-многим»).

Создание формы навигации в Access

Форма навигации — это простая форма, содержащая элемент навигации. Формы навигации являются полезным дополнением любой базы данных, но особенно важны для баз данных, публикуемых в Интернете, так как область навигации Access не отображается в браузере.

  1. Откройте базу данных, в которую нужно добавить форму навигации.

  2. На вкладке Создание в группе Формы нажмите кнопку Навигация и выберите нужный стиль формы навигации.

Access создаст форму, добавит на нее элемент навигации и отобразит форму в режиме макета. Подробнее об этом читайте в статье Создание формы навигации.

Дополнительные сведения

Формы можно настраивать с помощью нескольких параметров. Выберите нужные из представленных ниже.

Параметры

См. статью

Если вы хотите иметь возможность выбирать поля, которые будут отображаться в форме, создайте форму с помощью мастера форм.

Создание формы с помощью мастера форм

Добавление вкладок в форму позволяет упорядочить данные и сделать форму более удобной для восприятия, особенно, если форма содержит большое количество элементов управления.

Создание формы с вкладками

Элемент управления «Веб-браузер» дает возможность отображать в форме веб-страницы. Вы можете связывать его с полями и элементами управления базы данных, чтобы динамически определять отображаемую страницу. Например, с помощью адресов в базе данных можно создавать настраиваемые карты на сайте, или использовать сведения о товаре в базе данных для поиска объектов на веб-сайте поставщика.

Добавление в форму элемента управления «Веб-браузер»

Элементы управления в Access размещаются вдоль направляющих линий (макетов), которые позволяют выравнивать элементы управления в форме. Узнайте, как перемещать и изменять размер отдельных элементов управления.

Перемещение и изменение размера отдельных элементов управления

К началу страницы

Визуальное восприятие сложных процессов преобразования формы

https://doi.org/10.1016/j.cogpsych.2016.08.002Получить права и контент

Основные моменты

Биологический рост и другие процессы трансформируют форму сложным образом.

Вычислить, как одна форма трансформируется в другую, очень сложно.

Мы находим, что наблюдатели-люди очень хорошо умеют делать такие выводы.

Предполагаемые преобразования влияют на воспринимаемое пространство как внутри, так и вокруг объектов.

Простая модель, основанная на экстраполяции ориентиров, предсказывает производительность.

Abstract

Морфогенез — или происхождение сложных природных форм — издавна привлекал внимание исследователей практически из всех областей науки. Однако мы практически ничего не знаем о том, как мы воспринимаем и понимаем такие процессы. Здесь мы измерили, как наблюдатели визуально определяют процессы преобразования формы. Участники просмотрели пары объектов («до» и «после» трансформации) и определили точки, которые соответствовали трансформации.Это позволило нам детально отобразить, как преобразования повлияли на воспринимаемую форму и пространство. Ответы участников были поразительно точными и взаимно согласованными для широкого диапазона нежестких преобразований, включая сложные процессы, подобные росту. Модель с нулевыми свободными параметрами, основанная на сопоставлении и интерполяции / экстраполяции положений контуров с высокой значимостью, на удивление хорошо предсказывает данные, предполагая, что наблюдатели делают выводы о пространственных соответствиях относительно ключевых ориентиров.В совокупности наши результаты раскрывают работу определенных процессов перцептивной организации, которые делают нас необычайно искусными в выявлении соответствий между сложными процессами преобразования формы с использованием характерных особенностей объекта. Мы полагаем, что эти способности, которые позволяют нам анализировать и интерпретировать причинно-следственные особенности форм, неоценимы для многих задач, связанных с «осмыслением» формы.

Ключевые слова

Нежесткие преобразования

Перцептивная организация

Причинная история

Постоянство объекта

Восприятие формы

Понимание формы

Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

© 2016 Авторы.Опубликовано Elsevier Inc.

Рекомендуемые статьи

Цитирующие статьи

От восприятия к вниманию — открытие мозга

Хотя сейчас известно довольно много о тесно взаимосвязанных системах обработки информации, которые находятся в наших головах, скоординированный подход нейробиология по-прежнему представляет собой новое достижение в области исследований. По словам Дэвида Хьюбела, профессора нейробиологии Гарвардской медицинской школы, нынешнее состояние знаний о некоторых частях мозга похоже на состояние посетителя, скажем, из другой цивилизации, который намеревается понять все, что нужно знать о телевизоре. .Такой человек может знать все о передатчиках, конденсаторах, проводниках и свойствах сопротивления, но он все еще в растерянности, потому что он не только не знает о больших участках схемы, он все еще не знает, что такое телевизор. целое используется для. Точно так же фундаментальные исследования мозга предоставили понимание того, как сигналы передаются на клеточном уровне, и идентифицировали несколько типов синапсов, а также увеличивающееся количество нейротрансмиттеров. Однако на более высоком уровне сложности многое еще неизвестно о функциях центральной нервной системы.

Системы восприятия — зрение, слух, вкус, обоняние и осязание — представляют собой пикантную проблему для исследователей в этом отношении, потому что каждая из них начинается с такой четко определенной физической основы, но затем следует чрезвычайно запутанным путям, приводя к новые формы информации на каждом этапе и, наконец, поступающие в сферу субъективного опыта. Таким образом, работа органов чувств в какой-то момент выходит за пределы досягаемости ученого-экспериментатора, потому что результаты никогда не могут быть воспроизведены точно; как только поступает информация из ассоциативной коры головного мозга, тело перестает просто участвовать в какой-то реакции, предсказуемой законами физики.Скорее, ум что-то воспринимает, и восприятие уникальным образом формируется этим воспринимающим умом в этот момент.

Тем не менее, научные исследования могут многое сделать, чтобы распутать пути восприятия, проясняя, как и по каким направлениям организована информация. Зрение, наиболее понятная из систем восприятия, может быть объяснено с уверенностью далеко за пределами воздействия света на палочки и колбочки сетчатки. И некоторые из механизмов этой системы оказываются активными и в других аспектах нашего сознательного поведения, а именно в пространственном восприятии и конкретном состоянии ума, известном как внимание.

РИСУНОК 7.1.

Объяснение работы наших пяти чувств — это задача, которой время от времени занимаются естествоиспытатели или философы. Например, в семнадцатом веке Рене Декарт выдвинул гипотезу о том, что мы можем видеть, потому что (подробнее …)

Пути информации в зрительной системе

В зрительной системе исследователи стремятся объяснить наше бесшовное восприятие трех -мерное окружение, содержащее цвет, движение и форму, все собрано в результате воздействия света на наши два глаза.Что происходит в остальной части мозга, помимо 125 миллионов палочек и колбочек каждой сетчатки, чтобы передавать нервные импульсы и организовывать их в полезные сообщения, узнаваемые формы и значимые сцены?

Основным принципом организации зрительной системы является принцип иерархии информации: относительно большое количество специализированных ячеек на каждом этапе поставляет информацию меньшему количеству ячеек на следующем этапе, которые, в свою очередь, выполняют свои собственные специализированные функции. Палочки сетчатки наиболее приспособлены к тусклому свету, а колбочки — к яркому свету (или цвету).И палочки, и колбочки передают импульсы другому слою сетчатки, который посылает сигналы через третий слой множеству нейронных волокон, составляющих зрительный нерв.

Каждая клетка в третьем слое, который снабжает зрительный нерв, уже представляет собой слияние сигналов от тысяч палочек и колбочек на примерно 1 квадратном миллиметре сетчатки. Покрытый таким образом квадратный миллиметр называется восприимчивым полем этой клетки. Зрительный нерв, в свою очередь, передает большой объем объединенной информации в латеральное коленчатое ядро, которое затем передает сигналы в первичную зрительную кору.

Именно в первичной зрительной коре, расположенной в затылочных долях на затылке, мозг сначала начинает собирать что-то, что выглядит как изображение для нашего сознательного восприятия. В то же время эта область коры головного мозга посылает множество сигналов в соседние области, каждая из которых проецируется на несколько других. Без этого набора боковых ассоциаций, в дополнение к иерархическому расположению, мы не смогли бы назвать то, что мы видим, например, или узнать, видели ли мы это раньше.

Этот информационный путь, от луча света до нервного импульса и зрения, простирается на несколько сантиметров внутри человеческого черепа и проходит за тысячные доли секунды. По пути он проходит от восьми до десяти этапов ветвления, которые объединяют информацию из предыдущего уровня в следующий. В перекресте зрительных нервов он разветвляется по-другому: половина нервных волокон от каждой сетчатки пересекает среднюю линию мозга и ведет к зрительной коре другого полушария. В результате информация из правого поля зрения (собираемая левой половиной каждого глаза) проецируется в левую зрительную кору, а информация из левого поля зрения (правая половина каждой сетчатки) проецируется в правую зрительную кору. .Такое расположение может сначала показаться излишне сложным, но на самом деле оно дает два преимущества. Каждая половина мозга отвечает за зрение на той же стороне тела, что и рука, рука и нога, для которых она контролирует двигательные функции; и поскольку каждый глаз подает некоторые сигналы для зрительной коры в каждом полушарии, слепота на один глаз, хотя и серьезная депривация, не означает потерю всего левого или правого поля зрения.

Любопытный факт, пока не объясненный, состоит в том, что на многих из этих стадий ветвления небольшое количество клеток проецирует свои аксоны назад, на предыдущую стадию.Функция этой обратной проекции, которая позволяет клеткам передавать сигналы обратно в слой, из которого они пришли, в течение некоторого времени озадачивала исследователей. Может ли это быть своего рода клеточный механизм для проверки «точности» сигналов, когда каждый этап переходит в следующий? В настоящее время нет серьезных гипотез, направленных на расследование этого вопроса. Но в другом направлении — основном потоке сигналов от сетчатки к зрительной коре — научное понимание неуклонно улучшалось за последние несколько десятилетий.

Совершенно ясно, например, что ганглиозные клетки сетчатки, аксоны которых являются волокнами, составляющими зрительный нерв, находятся на решающем узле на пути передачи информации. Ганглиозные клетки сетчатки действуют как привратники: их ингибирование или возбуждение определяет, какие сигналы посылаются через зрительный нерв к коре головного мозга.

Паттерны реактивности ганглиозных клеток сетчатки могут сильно различаться в зависимости от того, какой аспект зрения обрабатывается. Один из основных паттернов — это паттерн центра и окружающей области: клетка сетчатки стимулируется, когда небольшая центральная часть ее воспринимающего поля получает свет, но не может посылать сигналы, когда вся область, окружающая центр, получает свет.Верно и обратное: центр рецептивного поля может подавляться светом, а окружающая область — им стимулироваться. В любом случае, центрально-объемный узор соответствует контрасту ; ганглиозная клетка измеряет не то, сколько света в абсолютном выражении попадает на рецептивное поле, а то, насколько велика разница между светом в центре и в окружающем. Среднее количество света, равномерно распределенного по всему воспринимающему полю, таким образом, передает очень мало информации в этот тип ячейки, которая по своей природе намного лучше подходит для регистрации деталей и краев объектов.

Другой важный паттерн помогает объяснить цветовое зрение. Некоторые ганглиозные клетки сетчатки получают свои сигналы от смеси колбочек, часть из которых чувствительна к длинноволновому свету (то есть красному), тогда как другие более чувствительны к коротковолновым (синим и зеленым). Если синапсы из длинноволновых колбочек являются возбуждающими, а синапсы из коротковолновых — тормозящими, результатом для ганглиозной клетки будет то, что красный цвет возбуждает ее, синий и зеленый подавляют ее, а белый свет (который содержит смесь все длины волн) не влияет на него.Этот путь явно специализирован для одного типа информации — цвета — в отличие от пути, описанного в параграфе выше, который можно назвать чувствительным к «форме» или «очертанию».

Но путь информации для «формы» не все так просто. Он включает в себя две подсистемы, которые соответствуют двум различным типам клеток в латеральном коленчатом теле (центр передачи от зрительного нерва к зрительной коре). В каждом квадратном миллиметре самой коры находится примерно 100 000 клеток — около 80 процентов из них не подходят для дизайна с центральным окружением, а лучше всего реагируют на линии.Контраст по-прежнему важен: темные линии на светлом фоне или светлые линии на темном фоне легче всего воспринимаются. Но другой элемент входит в изображение: ориентация линии, будь то вертикальная, горизонтальная или любое количество градусов между ними. Каждая из небольших групп клеток лучше всего реагирует на свою предпочтительную ориентацию, которая очень подробно отображается в коре головного мозга: каждые 50 микрон (миллионные доли метра) или около того ориентация, предпочитаемая клетками, поворачивается примерно на 10 градусов.(В повседневных терминах 10 градусов вращения равны одной трети расстояния между цифрами «1» и «2» на циферблате.) Таким образом, полное вращение на 360 градусов описывается в пределах каждого полмиллиметра или около того. зрительная кора.

Наблюдение за закономерностями в визуальных сигналах

Как мозг координирует такой поток информации из глаз? Это работа коры головного мозга, а именно промежуточных слоев первичной зрительной коры. (Кора головного мозга состоит из шести слоев клеток, как описано в главе 2; наибольший интерес здесь представляют слои 2 и 4, богатые нейронами зернистые слои, которые образуют синаптические связи в одной и той же локализованной области.Сигналы от зрительного нерва проходят через латеральное коленчатое тело к промежуточным слоям коры, где любая клетка получает импульсы от правого или левого глаза. Небольшие группы клеток, реагирующие на один или другой глаз, образуют полосатый узор в коре головного мозга, который можно сделать видимым, введя в один глаз анестезированного животного радиоактивную аминокислоту, подвергая его воздействию света и развивая испускаемое излучение в виде фотографическое изображение. Полосы, как и группы ячеек, которые реагируют на определенную ориентацию линии, имеют диаметр примерно полмиллиметра.

В контексте реакции правого или левого глаза полосы в коре головного мозга известны как столбцы окулярного доминирования, что указывает на предпочтение приема сигналов от одного или другого глаза, но не на абсолютную предопределенность. На самом деле существует некоторая гибкость в развитии этой системы, особенно в первые несколько лет жизни. Эта «пластичность», как ее называют в терминах развития, частично происходит из-за конкуренции между избыточным количеством синапсов, дендритов, аксонов и целых нервных клеток, описанной в главе 6.Конечным результатом для зрительной системы является то, что один глаз может развить свои схемы более широко, чем другой, если он получил большую стимуляцию в решающий ранний период. Дэвид Хьюбел и его коллеги из Гарвардской медицинской школы продемонстрировали этот феномен на экспериментальном животном, зашив ему один глаз вскоре после рождения. Когда через несколько месяцев они открыли глаз и ввели в него радиоактивное вещество, полосы коры головного мозга, принимающие сигналы от этого глаза, оказались значительно уже, чем обычно; соответственно полосы от другого глаза были шире.

Результаты этой работы привели к важным изменениям в лечении детей, рожденных с косоглазием (судак или косоглазие). В таких случаях мозгу трудно координировать информацию от двух глаз, и, следовательно, схемы одного глаза могут неэффективно конкурировать за синапсы и клетки зрительной коры — вплоть до слепоты из-за недоразвития его нервных схем. На самом деле косоглазие — частая причина детской слепоты в Соединенных Штатах.Лечение для предотвращения этого — упражнения для глаз, повязка на глаз или корректирующая операция для выравнивания глаз — больше не откладывается до четырехлетнего возраста, как это было традиционно, а теперь проводится как можно раньше, пока нейронные схемы лежащее в основе видение все еще развивается.

Системы окулярного доминирования и предпочтительной ориентации — это, конечно, только два паттерна обработки информации, которые составляют зрительную систему в целом. В ту же часть коры головного мозга встроены системы цветового зрения, кратко обсуждаемые выше, а также восприятия глубины и движения.Более того, как вскоре станет очевидно, наше ощущение себя как трехмерных существ и наша ориентация в пространстве зависят от нервных клеток зрительной системы. Компактность информации в этой системе — чудо биологической инженерии, и она превосходит стандартные подходы к исследованию физиологии, даже те, которые чрезвычайно точны и сосредоточены на сильно локализованных функциях. Дэвид Хьюбел, например, считает, что исследователям в конечном итоге потребуется наблюдать за работой отдельных нервных клеток и определять функции каждой из них, если нейробиология когда-либо сможет дать полный отчет о любой из сенсорных систем человека.Уровень разрешения, требуемый для таких наблюдений, был бы намного выше, чем все, что доступно сегодня на основе лучших снимков ПЭТ или ядерной магнитно-резонансной томографии. В этой области исследований вопросы уже, по крайней мере частично, очевидны, и технологии стремятся наверстать упущенное.

Как упоминалось ранее, зрительная система мозга, вероятно, лучше всего изучена из пяти сенсорных систем. Путь информации можно проследить от внешнего стимула через органы чувств и по нейронным цепям до сознательного восприятия, и большинство основных шагов можно хотя бы легко обрисовать.Некоторые особенности, которые были впервые описаны для зрения, вероятно, будут найдены и в других системах; например, столбцы или полосы, подобные тем, которые представляют собой доминирование глаз или ориентацию линий, явно фигурируют в других системах мозга (в качестве всего лишь одного примера см. описание познания Голдмана-Ракича в главе 8). Но зрительная система также обладает уникальными свойствами — затылочная доля, в которой она в основном расположена, даже отличается от других тканей мозга — и сама по себе продолжает привлекать исследователей.Дэвид Хьюбел, Маргарет Ливингстон и их коллеги из Гарвардской медицинской школы изучают сложности области зрительной коры, примыкающей к той, над которой они работали в течение многих лет. Какая схемотехника у него общего с соседом? Почему это отдельная область — что она делает по-другому? Многое еще предстоит открыть в области исследования зрения.

Система мозга для пространственного восприятия

Помимо нейронной схемы, которая обслуживает пять основных органов чувств, человеческий мозг имеет множество других систем для восприятия внешних стимулов и регулирования способности тела функционировать в мире.Хотя они могут не вызывать очевидного восприятия, как зрение или обоняние, такие системы часто очень сложны и задействуют несколько специализированных областей мозга. Примером может служить система визуального пространственного восприятия, которую большинство из нас принимает как должное, когда она работает хорошо. Мы ходим или бежим, протягиваем руку, чтобы поприветствовать приближающегося друга, даже едем на машине по шоссе — все время наблюдая за пространственным окружением. Независимо от того, насколько или как быстро мы меняем свое положение, мы продолжаем воспринимать себя как центр пространства и соответственно оценивать наши пространственные отношения с другими людьми и объектами в окружающем пространстве.Мера сложности системы состоит в том, что эти продолжающиеся вычисления почти никогда не требуют сознательных усилий; только когда ему мешают болезнь или травма, мы можем осознать эту жизненно важную способность.

В качестве еще одной меры изощренности система объединяет сигналы от собственной структуры тела и групп мышц человека, а также от зрения. Однако не все сигналы из этих различных источников имеют одинаковый вес, как было извлечено из работы, проделанной в 1970-х годах А.Бертос и его коллеги в Париже и Дж. Лишман и Д. Ли в Эдинбурге. Эксперимент был прост: испытуемые ходили по беговой дорожке, в то время как пейзаж проецировался на стены в поле их периферийного зрения, как если бы он двигался вперед быстрее, чем они шли. Хотя ноги испытуемых действительно несли их вперед по беговой дорожке, они сообщили об ощущении ходьбы назад, . Кажется, что визуальный ввод подавлял другие сигналы, хотя ощущения от групп мышц, участвующих в ходьбе, действительно внесли свой вклад в отчет мозга о том, что происходило.

Экспериментальная обстановка подобного рода, в которой различные формы информации намеренно противопоставляются друг другу, дает исследователям ценную информацию о том, как мозг обычно их координирует. Вне лаборатории нарушения системы пространственного восприятия принимают разные формы; часто они возникают без каких-либо явных дефектов зрения или движений. Они могут показаться расстройствами внимания или «пренебрежением» в специализированном медицинском смысле: пациентка игнорирует или отвергает часть своего собственного тела, даже заходит так далеко, что говорит что-то вроде: «Доктор, который положил эту руку в кровать. со мной?» Каким бы поразительным ни было такое поведение, способность организма восстанавливать нормальное функционирование также впечатляет; во многих случаях пациент восстанавливает почти нормальное функционирование в течение года.

Причиной таких трудностей в первую очередь обычно является травма теменной доли мозга, где выполняются самые разные функции. В одном полушарии (обычно, но не всегда в левом) теменная доля контролирует язык. Другое полушарие связано с такими функциями, как распознавание форм и текстур и другой визуальной информации, которую трудно передать словами; он также контролирует противоположную сторону тела и внешнюю среду. Под термином «синдром теменной доли» традиционно собирают широкий спектр заболеваний, от тяжелого случая, описанного выше, до более доброкачественных (хотя и вызывающих беспокойство) форм, таких как невозможность аккуратно налить жидкость в стакан.«Но более современная точка зрения, которой придерживаются, например, Вернон Маунткасл и его исследовательская группа из Медицинской школы Джонса Хопкинса, заключается в том, что это расстройство не одной отдельной доли мозга, а целой системы. Маунткасл, изучающий средства пространственного восприятия мозга, собрали доказательства из многочисленных исследовательских проектов, что теменная доля является частью сложной распределенной системы, с помощью которой мозг фактически «конструирует» реальность. Человек хранит информацию о своих материальных измерениях и трехмерном пространстве. окружают в нескольких областях мозга, но теменная доля играет важную роль в получении доступа к этой информации и в эффективном объединении ее.

То, что теменная доля является основным элементом этой системы, было продемонстрировано в другом гениальном эксперименте, на этот раз в миланской лаборатории Э. Бизиаха. Здесь коренным жителям Милана был представлен мысленный эксперимент, в ходе которого они должны были представить себя стоящими на площади Пьяцца дель Дуомо в Милане лицом к ее почтенному собору Дуомо. Когда им был показан обзор зданий вокруг площади, испытуемые с травмой правой теменной доли не могли идентифицировать здания в левой части квадрата — той части их поля зрения, которая соответствует месту их травмы, — хотя эти здания были им знакомы много лет.Но когда Бисиах попросил этих испытуемых представить себя на противоположной стороне площади, так что правая и левая сторона поменялись местами, они теперь могли назвать здания, которые они раньше не могли идентифицировать, — и они не могли назвать те, которые они знал раньше. Информационная система с такой подвижностью и чувствительностью к различным условиям свидетельствует о наличии сложной схемы между теменной долей и другими областями мозга. Фактически, чрезвычайно плотные связи были обнаружены между двумя областями теменной доли и частями лобной доли, участвующими в ментальных репрезентациях, планировании и познании (см. Главу 8).

Ощущение движения

Изучение этого вида восприятия — непростая задача для исследователя, потому что, хотя и задействованы зрительные стимулы, интерес представляет не сама зрительная система, а нечто большее, чем периферийное зрение или пространственное восприятие. Чтобы исследовать «зрительные нейроны теменной доли», Вернон Маунткасл работал с приматами, структура мозга и зрение которых очень похожи на наши собственные. Один из экспериментальных подходов состоит в том, чтобы усадить обезьяну перед экраном, чтобы в центре экрана было спроектировано интересное изображение, чтобы привлечь внимание животного.Между тем, в периферийном зрении обезьяны перемещаются огни или другие дисплеи, чтобы проверить конкретные реакции зрительных нейронов теменной доли. Для более прямых наблюдений можно имплантировать несколько микроэлектродов в теменную кору, чтобы каждый регистрировал активность отдельной нервной клетки. (Эти два подхода дополняют друг друга, потому что эти точные записи отдельных клеток даже более информативны, когда исследуются в контексте наблюдаемого поведения.)

С помощью этого комбинированного подхода Маунткасл идентифицировал несколько различных классов клеток в теменной доле.Один класс активен, когда животное фиксирует свое внимание на визуальной цели, хотя эти клетки не реагируют без разбора на визуальные стимулы сами по себе; другой класс активен, когда животное «отслеживает» движущуюся цель глазами; а третий класс реагирует на зрительные стимулы как таковые. Нейронная схема между зрительной системой и теменной долей довольно сложна и ясно указывает на двусторонний обмен, а не на то, что одна область просто попадает в другую. Зрительные нейроны теменной доли обладают собственными уникальными свойствами: они очень чувствительны к движению, изменениям внимания и углу взгляда.Однако, в отличие от нейронов собственно зрительной системы, они довольно нечувствительны к таким деталям, как цвет, размер или ориентация зрительного стимула.

Электрические записи отдельных клеток позволили Маунткаслу и его коллегам разработать схему, по которой организованы париетальные зрительные нейроны — паттерн, сильно отличающийся от паттерна самой зрительной коры. В теменной доле зрительный нейрон будет реагировать в пределах своего рецептивного поля на свет, движущийся в любом из нескольких направлений — в зависимости от того, движется ли свет к центру поля или от него.Сам центр, по-видимому, является тормозящим фактором для такой ячейки, создавая общую картину, которая, по словам Маунткасла, напоминает очертания вулкана. Когда свет движется к центру, нервная клетка усиливает свою реакцию, поднимаясь по склону возбуждения — пока свет не достигнет центра и реакция клетки резко не упадет. Затем, когда свет продолжает двигаться и покидает центр, реакция клетки снова начинается с высокой точки и спускается по склону на другой стороне центральной ямы.

Этот паттерн реакции, по-видимому, очень своеобразным образом учитывает направление движения — он просто регистрирует, движется ли стимул к центру рецептивного поля конкретной клетки или от него. Как такое расположение могло вызвать общее восприятие направления, в котором движется визуальный стимул? Mountcastle предлагает, чтобы точный сигнал мог быть получен даже из этих неточных элементов путем простого суммирования линейных векторов.Хотя нет возможности проверить эту модель непосредственно на экспериментальных животных, она была протестирована с помощью компьютерного моделирования, и пока что она дала обнадеживающие результаты. Представляется вероятным, что некоторая форма линейного векторного суммирования в теменной доле отвечает за нашу способность различать скорость и направление движущегося объекта — или пространства вокруг нас, если мы являемся движущимся объектом.

Помимо основных сенсорных областей коры головного мозга, исследования начали открывать мощные системы в мозге для организации информации таким образом, чтобы обеспечить эффективную реакцию на окружающую среду.В системах «государственного контроля», таких как угол взгляда или внимание по сравнению с невниманием, «состояние» оказывает влияние на всю информацию, собранную системой. Например, когда мы внимательно смотрим на дорогу перед рулем автомобиля, система периферического зрения теменной доли создает «ореол» повышенной чувствительности по всему центру нашего внимания, что обеспечивает безопасное вождение.

Внимание: предмет, на который стоит обратить внимание

Внимание уже давно привлекает интерес тех, кто стремится понять работу мозга.Каковы основные элементы этого трудно поддающегося определению состояния и какова его физическая основа? Великие достижения в области нейронной визуализации за последние 20 лет вместе с новыми методами наблюдения за живым мозгом за работой и усовершенствованиями в экспериментальном использовании бдительной и поведенческой обезьяны предлагают новые способы изучения внимания. Эти новые методы также повысили ценность поведенческих исследований, раскрывая некоторые аспекты их физиологического контекста.

По мнению Майкла Познера из Университета Орегона, психологи (включая Познера) сочли полезным в последние годы применить некоторые из мышления и методов, разработанных для исследования зрительной системы, для изучения внимания.

Наше нынешнее понимание внимания можно оценить по нескольким заголовкам, которые аналогичны областям, рассмотренным Дэвидом Хьюбелом для визуального восприятия: анатомия структур мозга, которые, по-видимому, задействованы; нейронная схема, делающая возможным явление внимания; различные изменения в мозге после рождения, требующие внимания; и патологии, будь то травмы или болезни, которые мешают вниманию.

Анатомия внимания

Позитронно-эмиссионная томография в последние годы многое сделала для изменения общих представлений об анатомии психических функций.В частности, сканирование ПЭТ показало довольно четкую локализацию умственных операций, связанных с такой задачей, как «обработка работы». Под этим общим заголовком на первый взгляд кажется, что многие части мозга активны, но в зависимости от конкретного вида требуемой обработки активность оказывается сильно сфокусированной в одной или двух областях. ПЭТ-изображения изменений кровотока в дискретных областях мозга (свидетельствующие об изменениях активности) дают понять, что простое отображение испытуемому письменной формы слова и не требующее явного ответа активирует в основном визуальные области в затылочная доля.В исследованиях ПЭТ-изображений, проведенных Познером и Маркусом Райхле (частично обсуждаемых в главе 3), испытуемым показывали группы букв, которые соответствовали английским правилам построения, но не составляли слова на английском языке; эти неслова, а также подлинные английские слова имели тенденцию активировать часть левой затылочной доли, которая не реагирует на простые последовательности согласных или на строки графических форм, напоминающих буквы.

Известно, что эта часть левой затылочной доли связана с системой внимания мозга.Пациенты с «синдромом теменной доли», описанным ранее, демонстрируют особый эффект теменной травмы при попытках обработать слова или цепочки букв, показанные им на экране. Если поражение находится в правой теменной доле, они, как правило, не замечают первые три или четыре буквы неслова, то есть те, которые находятся на левом конце строки. Но когда буквы образуют узнаваемое английское слово, пациенты могут извлечь его, хотя им может быть трудно идентифицировать конкретные буквы на стороне слова, противоположной месту их травмы.Майкл Познер вместе со Стивеном Петерсоном из Медицинской школы Вашингтонского университета в Сент-Луисе рассматривают это свидетельство пути от теменной доли (или того, что они называют «задней системой внимания» из-за ее расположения к затылку. ) в зрительные области затылочной доли. (В некоторых других формах внимания, таких как планирование или ментальное представление, ряд исследований показал, что лобные доли играют более важную роль.) Компьютерные модели разрабатываются для объяснения того, как может происходить обмен информацией между зрительной системой и зрительной системой. задняя система внимания.

Несмотря на все возможности нейробиологии, ПЭТ-визуализация не идеальна для изучения изменчивых психических состояний, таких как внимание, поскольку она не очень динамична во времени. Сбор информации, из которой создается ПЭТ-изображение, занимает около 40 секунд. Колебания активности в течение этого периода не будут отображаться на изображении; смещение зрительного внимания, которое осуществляется менее чем за секунду, будет невидимым. Следовательно, поведенческие исследования пациентов с поражениями в этой области, а также в нескольких других участках среднего мозга, которые кажутся специализированными для визуального внимания, помогли заполнить картину.

Из этой работы было сделано открытие, что смещение зрительного внимания влечет за собой, по крайней мере, два шага: сначала отвлекают внимание от одного места, а затем переносят его на другое место. Похоже, что теменная доля важна на первом этапе, а средний мозг более активен на втором.

Нейронная схема системы внимания

Описанное выше разделение труда, при котором одна область мозга отвечает за отвлечение внимания, а другая — за его перефокусировку, предполагает важное различие между источником эффекта внимания и участком его эксплуатации.Чтобы исследовать эту возможность, исследователи использовали электроэнцефалографические записи с кожи головы во время задания, в котором внимание субъектов было привлечено к определенному месту. ЭЭГ четко фиксирует увеличение активности, когда внимание субъекта достигает целевого местоположения, а также медленноволновую активность, предшествующую этой стадии, что предположительно указывает на отключение внимания от предыдущего местоположения. Такие методы, которые достаточно точны в отношении времени и уровней активности, можно плодотворно комбинировать с ПЭТ-сканированием или изображениями магнитного резонанса, чтобы показать как интересующую анатомию, так и чувствительные ко времени показания активности; Затем исследователи получают средства для отслеживания и подтверждения схем, которые, как считается, участвуют в задачах визуального внимания.Электрические записи отдельных клеток бдительных обезьян, сделанные в то время, когда внимание животных было привлечено к определенным местам, предлагают другую форму информации, которую можно сравнить с данными ПЭТ-изображений и записями электродов на коже черепа человека.

Задняя система внимания, по-видимому, специализирована, чтобы реагировать на местоположение в пространстве, а не на другие сигналы, такие как цвет, форма или движение. В эксперименте, в котором испытуемых просили обращать внимание на эти виды сигналов, ПЭТ-сканирование показало отчетливую картину активности вне первичной зрительной коры головного мозга, связанную с каждым типом сигналов.Когда цель была неуверенной, сканирование выявило активность в средней области лобной доли, что также свидетельствует о существовании передней системы внимания. Однако местоположение в пространстве по-прежнему является единственным известным признаком визуального внимания, для которого мозг разработал эксклюзивные схемы.

Развитие путей в младенчестве и детстве

Исследования ПЭТ, описанные ранее, которые показывают определенную область мозга для обработки визуальной формы слов, имеют особое значение для исследований развития мозга.Чтение слов — это приобретенный навык, который обычно не проявляется примерно до 5 лет. Это означает, что исследования развития должны учитывать тот замечательный факт, что через несколько лет после рождения человеческий мозг развивает совершенно новую зрительную способность в пределах затылочной доли, а именно способность распознавать письменные формы слов на языке (см.). Эта новая способность предположительно влечет за собой важную реорганизацию зрительной системы.

Чтобы понять, как лучше всего изучать развитие мозга у младенцев, такие исследователи, как Майкл Познер, использовали формирование задней системы внимания в качестве рабочей модели.В течение первого года жизни шесть слоев клеток, образующих зрительную кору, развиваются в определенном порядке, от самого глубокого слоя (ближайшего к ядру мозга) до самого поверхностного (ближайшего к поверхности черепа). Последовательность развития важна, потому что новые пути развиваются по мере созревания разных слоев зрительной системы. Эти пути способствуют быстрой передаче сигналов, возможно, между двумя областями, которые раньше были связаны менее напрямую.

Марк Джонсон из отдела психологии Карнеги-Меллона постулирует, что примерно в возрасте 1 месяца человеческий мозг развивает путь, который позволяет младенцу фиксировать взгляд на одном стимуле и не отвлекаться на другие периферийные события. .По сути, это тормозной путь, потому что он предотвращает стимуляцию чем угодно, кроме основной цели. Исследования ламинарного развития мозга, основанные на большом наборе данных аутопсии, собранных за многие годы, по-видимому, подтверждают эту идею, как и интересный маркер поведения младенца. Примерно в возрасте от 1 до 4 месяцев младенцы практикуют так называемый «обязательный взгляд» — то есть, когда их внимание привлекается к визуальной цели, они кажутся неспособными отвести взгляд, часто оставаясь фиксированными на этой единственной цели, пока они не стать перевозбужденным или заплакать.Примерно через 4 месяца (по мере созревания задней системы внимания) они приобретают способность отвлекать внимание и могут более свободно переводить взгляд с одного интересующего объекта на другой.

Работая от взрослого состояния до раннего развития, Майкл Познер и его коллеги проследили происхождение еще одного полезного элемента в задней системе внимания: способности, которая не дает глазам вернуться в прежнее положение. Очевидно, что при поиске визуальной цели более эффективно не искать в местах, которые уже были обысканы.Но это «запрет на возврат» не является результатом сознательного рассуждения; вместо этого он принимает форму специфического тормозящего пути в головном мозге. Период его развития, примерно от 3 до 6 месяцев, также, когда большинство компонентов этой системы внимания начинают укореняться.

Такие «маркерные» поведения, как обязательный взгляд месячного ребенка или тенденция 3-месячного ребенка возвращать глаза к более раннему месту, являются большим подспорьем для исследователей, которые используют их как ориентиры в изучении развития.Таким образом, можно, например, исследовать, может ли рост и развитие этой системы внимания коррелировать с другими способностями к созреванию, такими как регуляция эмоций. Способность младенца успокаиваться — изменять эмоциональное состояние под влиянием окружающей среды — является одним из примеров прогресса в развитии, который происходит одновременно с некоторыми ранними основами для системы зрительного внимания.

Патология в системе внимания и за ее пределами

В досье по заболеваниям и травмам мозга, которые мешают работе систем внимания, содержится много любопытных наблюдений (таких как отречение от частей тела, упомянутых ранее).В таких случаях симптом проявляется на стороне, противоположной травмированному полушарию мозга. Местом расположения таких повреждений часто является теменная доля, и система, наиболее подверженная их влиянию, — это задняя система внимания, которая чувствительна к местоположению в пространстве.

Между тем передняя система внимания демонстрирует свои собственные интригующие модели активности. Область интереса здесь находится немного дальше, чем область задней системы внимания, в средней части лобных долей на гребне в головном мозге, называемом поясной извилиной.Эта часть мозга демонстрирует высокий уровень активности, например, при ПЭТ-сканировании, когда испытуемым в экспериментах предъявляют письменные слова и просят не просто распознать их, но и сделать активный ответ, например произнести слова вслух. Поясная извилина также является наиболее активной частью мозга (по данным ПЭТ-сканирований мозгового кровотока) в хорошо известном психологическом феномене, известном как эффект Струпа. Тест для этого состоит из названий цветов, которые показаны испытуемому в виде написанных слов, но каждое слово написано цветом, отличным от того, что в нем написано: слово «синий» отображается красным цветом, «желтый» — коричневым, «красный» зеленым цветом и так далее (см.).Когда их просят назвать цвет чернил, большинство испытуемых находят почти невозможным заменить слово, которое они видят, в пользу самого цвета. Очень сильная активация передней системы внимания, по-видимому, связана с принуждением отдавать предпочтение распознаванию написанного слова, а не распознаванию цвета.

Такие доказательства функций передней системы внимания заставили Познера и других исследователей задаться вопросом, могут ли дефекты в этой системе координации информации также быть вовлечены в шизофрению.В нескольких исследованиях было отмечено, что пациенты с шизофренией склонны сосредотачиваться на левой стороне объектов и что им трудно переключить внимание на правое поле зрения. Оба эти признака указывают на дисфункцию в левом полушарии, в области, которая также связана с обработкой речи — не то, чтобы пациенты с шизофренией в целом проявляли трудности с речью как таковые, но возможно, что какое-то нарушение работы мозга Обработка языковых стимулов может способствовать расстройствам мышления, характерным для шизофрении.Еще одна знакомая черта шизофрении — это «знак чужой руки», когда пациент полагает, что его рука, хотя и прикрепленная к нему, находится под контролем инопланетной силы; это напоминает синдром «пренебрежения» (обсуждавшийся ранее), который возникает из-за дефектов задней системы внимания. Однако здесь пациент по-прежнему признает свою руку своей, но приписывает контроль и направление ее действий другому разуму.

Еще одна система внимания, судя по ранним свидетельствам, задействует лобную долю правого полушария.Травма в этой области, по-видимому, вызывает трудности при выполнении так называемых задач бдительности: наблюдение за визуальным (или слуховым) полем в течение длительного времени при поиске довольно тонких или редких сигналов. Интересно, что сканирование показывает, что правая лобная кора очень активна во время таких задач, но передняя поясная извилина довольно неактивна — фактически, она работает ниже своего исходного уровня активности. Но когда эксперимент меняется так, что сигналы становятся более частыми, поясная извилина увеличивает свое участие.Этот паттерн предполагает, что Познеру и другим, активность сети бдительности может эффективно подавлять переднюю поясную извилину, позволяя мишеням — когда они возникают — иметь свободный доступ к более высоким уровням внимания.

Феномен внимания — или полный набор умственных действий, которые можно объединить под термином «внимание» — представляет прекрасную возможность для исследований в Десятилетии мозга, потому что это территория, на которой когнитивные науки с их описания процессов на ментальном уровне, могут сочетаться с анатомическими исследованиями и интерпретациями нейробиологии.Наиболее заманчивой в долгосрочной перспективе является перспектива того, что по мере того, как станет больше известно об анатомических структурах и нейронных цепях, лежащих в основе внимания во всех его формах, исследователи в конечном итоге смогут решить вопрос, над которым любопытные умы размышляли долгое время: просто что происходит в мозгу на физическом уровне, чтобы объяснить субъективные переживания воспринимающего разума.

Благодарности

Глава 7 основана на презентациях Дэвида Хьюбела, Вернона Маунткасла и Майкла Познера.

Юхана Тойванен, Восприятие как: неконцептуальные формы восприятия в средневековой философии

Цель этой главы — более подробно рассмотреть средневековые дискуссии о феномене «восприятия как» и лежащих в его основе психологических механизмах. В современной философской литературе это понятие обычно используется для обозначения концептуальных аспектов восприятия. Например, когда я воспринимаю черную птицеподобную фигуру как ворону, можно сказать, что я воспринимаю конкретную чувственную вещь x как пример универсальной короны φ, то есть как принадлежащую к естественному виду и подпадающую под понятие « ворона’.В этом смысле восприятие x как φ требует усвоения концепции φ. Однако я использую термин «воспринимать как» в более широком смысле и концентрируюсь на различных видах неконцептуальных сенсорных процессов, которые можно понимать как формы «восприятия как». Несмотря на то, что концептуальное восприятие требует интеллектуальных способностей, средневековые дискуссии по когнитивной психологии можно правильно понять, только приняв во внимание сложные формы восприятия, которые не являются истинно интеллектуальными, но, тем не менее, выходят за рамки простого ощущения чувственных качеств внешних вещей. .Граница между простым ощущением и концептуальным восприятием неясна, и довольно многое происходит в серой зоне между ними. Вместо того, чтобы предполагать какое-либо современное понятие «восприятия как» и применять его к средневековым дискуссиям, моя цель прямо противоположная: взглянуть на средневековые дискуссии и посмотреть, можно ли их использовать для расширения современных дискуссий, включая неконцептуальные разновидности восприятия. Я начну анализ во втором разделе с определения различных типов когнитивных процессов, которые обсуждались средневековыми авторами и могут рассматриваться как формы «восприятия как».Основная часть исторической работы будет сделана в третьем разделе, где я сосредоточусь на средневековых дискуссиях о трех взаимосвязанных когнитивных функциях — восприятии различных чувственных качеств как синтетического целого, случайном восприятии одного чувственного качества через другое и возможных — способность воспринимать вещества и узнавать людей. Читатель должен иметь в виду, что я буду использовать идеи нескольких средневековых авторов, не обращая особого внимания на различия между их теориями восприятия.Хотя иногда и радикальные, эти различия не очень актуальны в контексте настоящей главы. В четвертом разделе я предлагаю две теоретические модели, которые можно использовать для анализа средневековых взглядов на эти психологические явления. Наконец, я завершаю главу, сделав несколько замечаний о потенциальном влиянии чтения средневековых воззрений на концепцию «восприятия как».

Высшие формы восприятия и анализа: новый вид науки

Высшие формы восприятия и анализа

В ходе этой главы мы, в свою очередь, обсудили каждый из основных методов восприятия и анализа, которые мы используем на практике.И если наша цель — понять реальный опыт, который мы получаем от мира, тогда нет причин идти дальше. Но в принципе можно спросить, охватывают ли в некотором смысле обсуждаемые нами методы восприятия и анализа то, что в конечном итоге возможно, или вместо этого существуют более высокие и фундаментально более мощные формы восприятия и анализа, которые по какой-то причине мы делаем. в настоящее время не используется.

Как мы обсуждали в начале этой главы, любой метод восприятия или анализа можно на определенном уровне рассматривать как способ поиска простых описаний для фрагментов данных.И что мы могли предположить в прошлом, так это то, что если бы часть данных могла быть сгенерирована из достаточно простого описания, то сами данные обязательно показались бы нам довольно простыми — и, следовательно, имели бы много закономерностей, которые можно было бы распознать с помощью наших стандартных методов. восприятия и анализа.

Но одно из центральных открытий этой книги состоит в том, что это далеко не так — и что на самом деле это довольно обычное явление для правил, имеющих чрезвычайно простые описания, которые приводят к очень сложным данным, не имеющим закономерностей, которые могут распознаваться любым из наших стандартных методов.

Но, как мы обсуждали ранее в этой главе, тот факт, что простое правило может в конечном итоге отвечать за такие данные, означает, что на определенном уровне данные должны содержать закономерности. Итак, дело в том, что эти закономерности просто не могут быть обнаружены нашими стандартными методами восприятия и анализа.

Однако тот факт, что в конечном итоге есть закономерности, означает, что по крайней мере в принципе могут существовать более высокие формы восприятия и анализа, которые преуспели бы в их распознавании.

Так может ли однажды быть изобретен какой-нибудь новый метод восприятия и анализа, который в каком-то смысле смог бы распознать все возможные закономерности и, таким образом, сразу определить, можно ли сгенерировать какой-либо конкретный фрагмент данных из какого-либо простого описания?

Какие четыре типа восприятия? — Mvorganizing.org

Какие четыре типа восприятия?

Обширная тема восприятия может быть подразделена на зрительное восприятие, слуховое восприятие, обонятельное восприятие, тактильное (осязательное) восприятие и вкусовое (вкусовое) восприятие.

Что означает гештальт?

Слово «гештальт» используется в современном немецком языке для обозначения способа «размещения» или «соединения». На английском нет точного эквивалента. «Форма» и «форма» — обычные переводы; в психологии это слово часто интерпретируется как «образец» или «конфигурация».

Что такое гештальт-закон?

Принципы или законы гештальта — это правила, которые описывают, как человеческий глаз воспринимает визуальные элементы. Эти принципы призваны показать, как сложные сцены можно преобразовать в более простые формы.Сходство может быть достигнуто с помощью основных элементов, таких как формы, цвета и размер.

Каковы 5 принципов гештальта?

Эти принципы разделены на пять категорий: близость, сходство, непрерывность, замкнутость и взаимосвязанность.

Каковы 7 принципов гештальта?

Есть семь принципов гештальт-веб-дизайна:

  • Принцип близости.
  • Принцип закрытия.
  • Принцип подобия.
  • Принцип непрерывности.
  • Принципы восприятия.
  • Принцип организации.
  • Принцип симметрии.

Какой пример гештальта?

Гештальт-психологи полагали, что люди склонны воспринимать объекты как законченные, а не сосредотачиваться на промежутках, которые может содержать объект. Например, в круге есть хороший гештальт с точки зрения полноты. Однако мы также будем воспринимать неполный круг как полный круг.

Какой гештальт-принцип представляет собой кока-колу?

принцип продолжения

Каковы практические применения гештальта?

Восприятие объектов, которые похожи на принадлежность к группе или узору.Вы можете увидеть сходство, которое используется в «Звездной ночи» Ван Гога. Мы можем различать звезды на ночном небе благодаря двум противоположным атрибутам: круглые шары, которые мы воспринимаем как звезды, имеют одинаковый цвет — желтый.

Какой принцип гештальта самый сильный?

Единая связность

Каковы 4 принципа гештальт?

Каковы гештальт-принципы дизайна? Классические принципы гештальт-теории визуального восприятия включают подобие, продолжение, завершение, близость, фигуру / фон и симметрию и порядок (также известные как prägnanz).Другие, такие как «общая судьба», были добавлены в последние годы.

Какие бывают техники гештальта?

С этими четырьмя областями терапевт, практикующий гештальт-терапию, вероятно, будет использовать следующие техники:

  • Теория парадоксальных изменений.
  • Сосредоточьтесь на «здесь» и «сейчас».
  • Техника пустого стула.
  • Техника преувеличения.

Принципы гештальта — сверху вниз?

Принципы гештальта связаны с обработкой сверху вниз.Они заявляют, что мы полагаемся на наши концепции, теории, опыт и предшествующие знания, чтобы понять смысл стимула (подумайте о том, когда мы мысленно заполняем пробелы в частичной форме, чтобы она имела для нас смысл).

Что такое гештальт-эффект?

Гештальт-эффект — это способность мозга создавать целые формы из групп линий, форм, кривых и точек. Теория не нова. Гештальт восходит к 1890-м годам и на протяжении многих лет ассоциируется с великими именами в философии и психологии.

Какой пример обработки сверху вниз?

Нисходящая обработка относится к использованию контекстной информации при распознавании образов. Например, при чтении полных предложений легче понять сложный почерк, чем при чтении отдельных и отдельных слов. Это потому, что значение окружающих слов обеспечивает контекст, помогающий понять.

Какие гештальт-принципы обычно используются для объяснения организации восприятия?

Гештальт-принципы, такие как отношение фигуры к фону, группировка по близости или сходству, закон хорошего продолжения и завершение, используются для объяснения того, как мы организуем сенсорную информацию.Наши представления не безупречны, и на них могут влиять предубеждения, предубеждения и другие факторы.

Какое определение земли согласно гештальт?

Один гештальт-принцип — это отношение фигуры к фону. В соответствии с этим принципом мы склонны разделять наш визуальный мир на фигуры и фон. Фигура — это объект или человек, являющийся фокусом поля зрения, а земля — ​​это фон.

Как мы видим мир в трех измерениях?

Восприятие глубины — это визуальная способность воспринимать мир в трех измерениях в сочетании со способностью определять, насколько далеко находится объект.Восприятие глубины, размера и расстояния определяется как с помощью монокулярных (один глаз), так и бинокулярных (два глаза) сигналов. Плохое монокулярное зрение при определении глубины.

Каковы принципы организации восприятия?

Гештальт-психологи обнаружили набор свойств, важных для перцептивной организации изображений в нашем реальном мире. Это симметрия, подобие, близость, замкнутость, плавность или непрерывность и общая область.

Каковы пять стадий восприятия?

Существует пять состояний восприятия: стимуляция, организация, интерпретация, память и вспоминание.

Что такое восприятие и пример?

Восприятие включает пять чувств; прикосновение, зрение, звук, запах и вкус. Он также включает в себя так называемую проприоцепцию, набор чувств, включающий способность обнаруживать изменения в положении и движениях тела.

В чем важность организации восприятия?

Напомним, организация восприятия — это процесс группирования визуальных элементов вместе, чтобы можно было легче определить значение. Это помогает нам понять то, что мы видим.

Каков закон восприятия?

В нем говорится, что пользователи воспринимают объекты в окружающей среде таким образом, чтобы объект выглядел как можно проще: они видят экран в целом, а не набор компонентов.

Что из перечисленного является более сложной формой организации восприятия?

контекст

Как организовано восприятие?

Мы разрабатываем схемы восприятия, чтобы организовать впечатления людей на основе их внешнего вида, социальных ролей, взаимодействия или других черт; эти схемы затем влияют на то, как мы воспринимаем другие вещи в мире.Эти схемы являются эвристиками или сокращениями, которые экономят время и усилия на вычислениях.

Что такое барьер восприятия при общении?

Барьеры восприятия — это ментальные блоки, которые мы создаем из-за нашего восприятия определенных людей, ситуаций или событий вокруг нас. Если восприятие отправителя и получателя не совпадает, это может стать серьезным препятствием в процессе коммуникации. Открывается в новом окне.

Как восприятие влияет на вас в повседневной жизни?

Связать восприятие с нашей повседневной жизнью может быть проще, чем можно подумать, наш взгляд на мир и все вокруг напрямую влияет на наши мысли, действия и поведение.Это помогает нам соотносить вещи друг с другом и уметь распознавать ситуации, объекты и закономерности.

Как внимание влияет на восприятие?

Понимание внимания Наша система внимания не только позволяет нам сосредоточиться на чем-то конкретном в нашем окружении, исключая несущественные детали, но также влияет на наше восприятие окружающих нас стимулов.

Как вы справляетесь с искажением восприятия?

Стратегии улучшения навыков восприятия: 7 стратегий

  1. Точное познание себя: один из действенных способов минимизировать искажения восприятия — познать себя.
  2. Акцент на других:
  3. Положительно относитесь:
  4. Отложить формирование оттиска:
  5. Общение открыто:
  6. Сравнение своего восприятия с восприятием других:
  7. Введение в программы управления разнообразием:

Обучение воздействует на отдельные процессы восприятия визуальных форм в человеческом мозге

Abstract

Известно, что обучение помогает нам обнаруживать цели в беспорядке и оптимизировать процессы мозга для успешного визуального распознавания.Предыдущие исследования с использованием изображений мозга были сосредоточены на выявлении пространственных паттернов (то есть областей мозга), которые меняются в процессе обучения, включая затылочно-височные и лобно-теменные области. Однако мало что известно о взаимодействиях внутри этой сети, которые опосредуют зависящее от обучения улучшение сложных задач восприятия (т. Е. Различение визуальных форм в беспорядке). Здесь мы используем преимущество дополнительного высокого пространственного и временного разрешения одновременной ЭЭГ-фМРТ для выявления зависимых от обучения изменений в пространственно-временных паттернах мозга, которые опосредуют повышенную поведенческую чувствительность при различении глобальных форм после тренировки.Мы измерили выбор наблюдателей при различении концентрических и радиальных паттернов, представленных в шуме до и после тренировки. Точно так же мы измерили выбор классификатора паттернов при прогнозировании каждого стимула из сигналов ЭЭГ-фМРТ. Сравнивая работу людей-наблюдателей и классификаторов, мы продемонстрировали, что обучение изменяет чувствительность к визуальным формам и паттернам активации ЭЭГ-фМРТ, связанным с различными процессами визуального распознавания. В частности, улучшение поведения после тренировки было связано с изменениями (1) ранних процессов, вовлеченных в интеграцию глобальных форм в верхних затылочно-височных и теменных областях, и (2) более поздних процессов, связанных с категориальными суждениями в лобных цепях.Таким образом, наши результаты свидетельствуют о том, что обучение воздействует на различные процессы визуального распознавания и формирует прямое взаимодействие между областями мозга для поддержки выполнения сложных задач восприятия.

Введение

Успешное визуальное распознавание зависит от нашей способности извлекать структуру из шумных сенсорных входов и интегрировать локальные особенности в глобальные формы. Обучение играет ключевую роль в облегчении выполнения этих задач и оптимизации процессов визуального распознавания в мозгу приматов.В частности, как показала предыдущая работа, обучение облегчает обнаружение и распознавание целей в беспорядке (Dosher, Lu, 1998; Goldstone, 1998; Schyns et al., 1998; Gold et al., 1999; Kovacs et al., 1999). ; Sigman and Gilbert, 2000; Gilbert et al., 2001; Brady and Kersten, 2003) за счет усиления интеграции соответствующих функций и их сегментации из шумного фона.

Свидетельства о нейронных механизмах, которые поддерживают улучшение восприятия в результате обучения, остаются противоречивыми.Некоторые исследования утверждают, что обучение изменяет раннюю сенсорную обработку (Adini et al., 2002; Teich and Qian, 2003), в то время как другие предполагают, что обучение изменяет последующие процессы, связанные с принятием решений (Dosher and Lu, 1999; Li et al., 2004; Law and Gold, 2008; Jacobs, 2009). Предыдущие исследования фМРТ вовлекали как затылочно-височную, так и лобно-теменную цепи в обучение форме (Dolan et al., 1997; Gauthier et al., 1999; Grill-Spector et al., 2000; Chao et al., 2002; Kourtzi et al., 2005). ; Op de Beeck et al., 2006).Однако мало что известно о том, как обучение формирует взаимодействия между этими контурами и способствует улучшению восприятия при различении глобальных форм (Scott et al., 2006, 2008; Rossion et al., 2007). Предыдущие исследования ЭЭГ были сосредоточены на временных процессах, которые опосредуют визуальные особенности (например, ориентацию, движение) (Fahle and Skrandies, 1994; Skrandies et al., 2001; Ding et al., 2003; Shoji and Skrandies, 2006; Song et al. ., 2007; Pourtois et al., 2008; Bao et al., 2010), а не глобальное обучение формам.Здесь мы стремимся идентифицировать механизмы, зависящие от обучения, которые поддерживают различные процессы обучения визуальным формам в беспорядке, начиная от выделения признаков стимула из шума и заканчивая категоризацией глобальных форм.

Использование одной только фМРТ затрудняет идентификацию корковых цепей, связанных с различными временными процессами, участвующими в обучении визуальной форме, из-за низкого временного разрешения метода. Мы используем дополнительное высокое временное и пространственное разрешение одновременных записей ЭЭГ-фМРТ для определения зависимых от обучения изменений в различении глобальных форм в беспорядке.В частности, мы обучили наблюдателей различать глобальные паттерны формы (концентрические и радиальные), встроенные в параметрически управляемый фоновый шум (см. Рис. 1 A ). Используя ЭЭГ-информативную фМРТ и методы анализа классификации паттернов, мы протестировали зависимые от обучения изменения в паттернах активации ЭЭГ-фМРТ, которые связаны с повышенной чувствительностью наблюдателей в различении глобальных форм после обучения.

Наши результаты демонстрируют, что обучение воздействует на различные процессы визуального распознавания и формирует прямое взаимодействие между визуальной и фронтальной областями для поддержки сложных задач восприятия (например,g., различение визуальных форм на загроможденном фоне). В частности, обучение улучшило чувствительность наблюдателей в распознавании глобальных форм шума. Это улучшение поведения было связано с нейронными изменениями в (1) ранних процессах, вовлеченных в интеграцию глобальных форм, затрагивающих затылочно-височные и задние теменные области, и (2) более поздних процессах, связанных с категориальными суждениями, затрагивающими лобные цепи.

Материалы и методы

Наблюдатели

Десять наблюдателей (шесть мужчин, четыре женщины; средний возраст 21 год.4 года) участвовал в эксперименте. Все наблюдатели были из Университета Бирмингема, имели нормальное или скорректированное зрение и дали письменное информированное согласие. Исследование было одобрено местным этическим комитетом.

Стимулы

Мы использовали стимулы стеклянного паттерна, определяемые парами белых точек (диполями), отображаемыми в квадратной апертуре (7,7 ° × 7,7 °) на черном фоне (100% контраст). Для всех моделей стимулов плотность точек составляла 3%, а размер каждой точки составлял 2,3 × 2.3 угл. Мин. Эти параметры были выбраны на основе экспериментальных психофизических исследований и в соответствии с предыдущими исследованиями (Li et al., 2009; Mayhew et al., 2010a), показывающими, что согласованные паттерны формы надежно воспринимаются для этих параметров. Мы генерировали радиальные (угол спирали 0 °) и концентрические (угол спирали 90 °) паттерны стекла, размещая диполи по касательной (концентрические стимулы) или ортогонально (радиальные стимулы) к окружности круга с центром в точке фиксации. Каждый стимул состоял из точечных диполей, которые были выровнены в соответствии с заданным углом спирали (сигнальные диполи) для данного стимула, и шумовых диполей, для которых угол спирали выбирался случайным образом.Стимулы были встроены в различные уровни шума путем рандомизации ориентации выбранного процента (0–100%) точечных диполей (см. Рис. 1 A ).

Для контроля эффектов обучения, специфичных для стимулов, и для обеспечения обобщения обучения мы использовали следующие процедуры. Мы обучили наблюдателей, используя стимулы со сдвигом по стеклу (т.Кроме того, чтобы контролировать локальную адаптацию из-за повторения стимула, мы генерировали различные образцы стимула путем случайного колебания (± 5 °) угла спирали для каждого стимула. Эти процедуры гарантировали, что обучение не могло происходить из-за схожих локальных сигналов между стимулами, используемыми для обучения, тестов и сканирования, а скорее благодаря глобальным характеристикам (например, углу спирали), используемым наблюдателями для категоризации стимулов.

Дизайн

наблюдателей были обучены выполнять задачу категоризации (концентрическая или радиальная) и протестированы в двух сеансах ЭЭГ-фМРТ.Первому сеансу визуализации предшествовала предварительная психофизическая тестовая сессия (480 испытаний). Первый сеанс сканирования проводился максимум через 5 дней после сеанса поведенческого предварительного тестирования, в зависимости от доступности наблюдателей. Второму сеансу визуализации предшествовали три сеанса психофизической тренировки вне сканера, каждый из которых включал от пяти до восьми прогонов (256 попыток за прогон). В конце этого обучения наблюдатели были протестированы на посттренировочном психофизическом тестировании (480 испытаний).Все три тренировки проводились в последовательные дни. Вторая сессия сканирования была проведена на следующий день после послетренировочной тестовой сессии.

Психофизическая подготовка
Ознакомительный этап.

Наблюдатели были ознакомлены с заданием и стимулами в ходе короткого практического занятия. Наблюдателям были показаны образцы стекла со 100% сигналом, и они классифицировали предъявляемые стимулы как радиальные (угол спирали 0 °) или концентрические (угол спирали 90 °).

Обучение и тестирование.

Были выполнены два тестовых прогона, в которых наблюдателям были представлены образцы стекла с уровнем сигнала от 0 до 100% (шаги: 0, 5, 10, 15, 20, 25, 30, 35, 40, 45, 50, 60, 70 , 85, 100%) и выполнили задачу категоризации без обратной связи. Для каждого уровня сигнала использовалось шестнадцать стимулов (восемь радиальных, восемь концентрических), всего 240 попыток за цикл. Этот предварительный тест позволил нам оценить начальную категоризацию каждого наблюдателя перед первым сеансом визуализации и обучением.После первого сеанса визуализации наблюдателям были предъявлены стимулы (диапазон 5–75%; уровни сигнала с шагом 5%) и они были обучены (три сеанса для каждого наблюдателя, процедура в самостоятельном темпе с обратной связью по слуховой ошибке), чтобы разделить их на радиальные и концентрические узоры. Каждая тренировка состояла из нескольких запусков (от пяти до восьми) с 256 попытками за запуск. Для каждой попытки во время обучения стимул предъявлялся в течение 300 мс. Белый квадрат фиксации (7,7 × 7,7 угловых минут) был представлен в центре каждого стимула.Наблюдателям предлагалось указать, к какой категории принадлежит стимул, путем нажатия одной из двух клавиш. Наблюдатели обучались с обратной связью по слуховым ошибкам до тех пор, пока их результативность не достигла стабильного уровня. То есть обучение было завершено, когда наблюдатели достигли 80% эффективности во всех испытаниях дважды во время тренировочных сессий и 80% эффективности во всех испытаниях во время посттренировочного теста. После обучения наблюдателей тестировали на стимулы в диапазоне от 0 до 75% (шаги по 5%) в двух послетренировочных пробегах (240 проб на пробежку) без обратной связи.

Измерения FMRI

Все наблюдатели участвовали в двух сеансах сканирования, во время которых они выполняли задачу категоризации на стимулах паттернов Стекла. Для каждого наблюдателя мы собрали данные из семи или восьми запусков, связанных с событиями, в каждом сеансе. Порядок испытаний был подобран для истории (одно испытание назад), так что каждому испытанию с равной вероятностью предшествовало любое из условий. Порядок испытаний различался для разных прогонов и наблюдателей. Восемь условий (семь условий стимула и одно условие фиксации, во время которого только точка фиксации отображалась в центре экрана) с 16 испытаниями на условие были представлены в каждом прогоне.Каждый запуск включал 129 испытаний (128 испытаний в разных условиях и 1 начальное испытание для уравновешивания истории второго испытания) и два периода фиксации по 9 секунд (один в начале и один в конце цикла).

Условия стимула включали образцы стекла с углом спирали 0 ° ± 1,5 ° или 90 ° ± 1,5 ° при уровне сигнала 0, 25, 35, 50, 70, 85 и 100%. Каждое испытание длилось 3 с. Для испытаний фиксации квадрат фиксации отображался в течение 3 с. Для экспериментальных испытаний каждое испытание начиналось с предъявления стимула 200 мс с последующей задержкой 1300 мс, в течение которой в центре экрана отображался белый квадрат фиксации.После этой фиксированной задержки точка фиксации изменила цвет на зеленый или красный. Это изменение цвета фиксации служило сигналом для двигательной реакции с использованием одной из двух кнопок. Если цветовая метка была зеленой, наблюдатели указывали концентрическую или радиальную, нажимая левую или правую кнопку пальца. Если цвет был красным, использовались противоположные клавиши (например, концентрическая = правая клавиша). Цвет фиксации был изменен обратно на белый за 300 мс до начала следующего испытания. Эта процедура отделяла двигательную реакцию (нажатие кнопки) от категорий стимула.Перед сканированием наблюдатели были ознакомлены с этой процедурой.

Сбор данных
FMRI сканирование.

Эксперименты проводились в Центре визуализации Университета Бирмингема (сканер 3T Achieva, Philips). Анатомические данные, взвешенные по EPI и T1 (1 × 1 × 1 мм), были собраны с помощью катушки для головы с восьмиканальным кодированием чувствительности (SENSE). Данные EPI (последовательности градиентных эхо-импульсов) были получены из 24 срезов (охват всего мозга; TR, 1500 мс; TE, 35 мс; угол поворота, 73 °; 2.Разрешение 5 × 2,5 × 4 мм).

записей ЭЭГ.

Во время сканирования одновременно регистрировались сигналы ЭЭГ и фМРТ. Данные ЭЭГ были получены с 64 электродов с использованием МРТ-совместимого колпачка и усилителей (BrainProducts) с ограничивающими ток предохранительными резисторами 5 кОм на входе усилителя и в каждом электроде. Колпачок ЭЭГ состоит из 62 скальп-электродов, распределенных по системе 10–20. Чтобы идентифицировать испытания, загрязненные электроокулографическими морганиями, мы записывали сигналы с помощью электрода, помещенного над средним-нижним веком.Чтобы исправить баллистокардиографические (БЦЖ) артефакты, мы записали электрокардиограмму (ЭКГ) с электрода, прикрепленного к груди наблюдателя, ниже левой ключицы. Данные отбирались с частотой 5000 Гц с аппаратным фильтром нижних частот с частотой 250 Гц. Сопротивление электродов всегда поддерживалось <20 кОм. Системные часы ЭЭГ были синхронизированы с часами сканера МРТ с помощью SyncBox (BrainProducts). Изготовленный на заказ фотодатчик использовался для измерения точного времени появления стимула на экране внутри сканера.Обнаруженные начала стимула и триггеры объема МРТ были сохранены в качестве маркеров вместе с записанными сигналами ЭЭГ.

Анализ данных
Анализ поведенческих данных.

Мы сопоставили психометрические (концентрические пропорции) данные, собранные в лаборатории, с кумулятивной функцией Гаусса, используя процедуру, реализующую метод максимального правдоподобия (Wichmann and Hill, 2001). Доверительные интервалы были рассчитаны на основе подборов из 2000 итераций начальной загрузки данных.Используя эту процедуру для данных о поведении каждого отдельного наблюдателя, мы определили порог (т. Е. Уровень сигнала при 78% правильности) для каждого наблюдателя.

Обработка данных FMRI.
Данные

МРТ обрабатывали с помощью Brain Voyager QX (Brain Innovations). Анатомические данные использовались для трехмерной реконструкции коры, надувания и уплощения. Предварительная обработка функциональных данных включала временную коррекцию сканирования среза, коррекцию движения головы, временную фильтрацию верхних частот (три цикла) и удаление линейных трендов.Испытания с движением головы более 1 мм поступательного движения или поворота на 1 ° были исключены из анализа. Пространственное сглаживание (фильтр Гаусса; полная ширина на полувысоте, 6 мм) выполнялось только для группового анализа случайных эффектов, но не для данных, используемых для анализа классификации мультивокселей. Функциональные изображения были согласованы с анатомическими данными, а полные данные были преобразованы в пространство Talairach. Для каждого наблюдателя данные функциональной визуализации между двумя сеансами были согласованы, регистрируя все объемы каждого наблюдателя в первом функциональном объеме первого прогона и сеанса.Эта процедура обеспечивала осторожную регистрацию между сеансами. Чтобы избежать путаницы из-за оставшихся ошибок регистрации, мы сравнили сигналы фМРТ между условиями стимула в каждом сеансе, а не между сеансами. Маска серого вещества была сгенерирована для каждого наблюдателя в пространстве Талаирах из анатомических данных для выбора только вокселей серого вещества для дальнейшего анализа.

Обработка данных ЭЭГ.

Мы сосредоточили наш анализ ЭЭГ на устойчивых сигналах, связанных с событиями, в диапазоне частот 1–40 Гц.Ранее было показано, что эти сигналы отражают обработку визуальной формы (Ohla et al., 2005; Pei et al., 2005). Триггеры объема МРТ использовались для определения начала каждого градиентного артефакта для создания шаблона артефакта. Затем артефакты градиента МРТ были удалены с помощью вычитания среднего артефакта (Allen et al., 2000) в анализаторе BrainVision (BrainProducts). Данные ЭЭГ были субдискретизированы до 500 Гц, а артефакты БЦЖ были удалены с использованием метода оптимального базового набора (Niazy et al., 2005), доступного в качестве подключаемого модуля к EEGLAB (Delorme and Makeig, 2004).Для каждого сеанса визуализации данные ЭЭГ из всех экспериментальных серий были объединены, и сигналы ЭЭГ подверглись полосовой фильтрации от 0,1 до 40 Гц. Затем отфильтрованные данные были проанализированы с помощью алгоритма FastICA (Hyvarinen and Oja, 1997) для создания 62 независимых компонентов (IC). В каждом сеансе из данных удалялись ИС, содержащие временный артефакт моргания глаз (Jung et al., 2000). Эти IC были идентифицированы по (1) графикам пробной амплитуды или изображениям ERP (Jung et al., 2000), которые показали характерный образец переходных отклонений с большой амплитудой, возникающих с непредсказуемыми латентными периодами относительно стимула, и (2) карты скальпа скальпа распределение электрического поля с явным фронтальным утяжелением.Эти измерения сильно отличаются от изображений ERP и карт кожи головы от сигналов, связанных со стимулами. Кроме того, компоненты, временной ход которых значительно коррелировал с записанным сигналом ЭКГ, были отклонены как остаточные артефакты БЦЖ (Srivastava et al., 2005; Debener et al., 2007). Остальные IC были использованы для восстановления сигнала ЭЭГ для дальнейшего анализа. Эпохи ЭЭГ для однократного испытания были извлечены с использованием окна 0,7 с (от 200 мс до стимула до 500 мс после стимула) на основе маркеров начала стимула, предоставленных фотодатчиком.Для каждой эпохи корректировка базовой линии была выполнена путем вычитания среднего значения предварительных стимулов (200 мс). Единичные испытания с максимальной разницей амплитуд> 100 мкВ были исключены из дальнейшего анализа.

Оценка взаимной информации для сигналов ЭЭГ.

Поскольку средняя амплитуда сигналов ЭЭГ не позволяла нам различать радиальные и концентрические паттерны (см. Рис.2 B ), мы использовали теорию информации (Shannon, 1948; Cover and Thomas, 1991) для оценки взаимной информации (MI ) между условиями стимула и ответами ЭЭГ (Montemurro et al., 2008). Эта мера определяется распределением амплитуд сигналов ЭЭГ и, следовательно, более чувствительна, чем средние сигналы ERP при идентификации информативных компонентов ЭЭГ, связанных с условиями стимула. То есть МИ между амплитудой ЭЭГ и данным условием стимула является мерой статистической зависимости между этими двумя переменными. Высокие значения MI предполагают, что распределения двух переменных имеют общую информацию.

Мы оценили взаимную информацию I ( S ; R ) между условиями стимула и ответами ЭЭГ для каждого наблюдателя, сеанса и канала ЭЭГ следующим образом: где с — условие стимула ( N = 13), r — амплитуда ответа ЭЭГ, а P — вероятность.

MI был рассчитан для всех условий стимула (т. Е. Уровней сигнала). Для каждого канала и испытания временной ряд ЭЭГ был сглажен путем усреднения сигналов 10 мс вокруг каждой временной точки. Затем мы оценили распределение амплитуд сигнала, используя 30 интервалов отклика (то есть N s / R ≥ 4, где N s — количество испытаний на одно условие, а R ̄ — это количество бункеров). Для каждого сеанса мы устанавливали двусторонние 95% доверительные интервалы для верхней и нижней границ амплитудного распределения.Значения амплитуды вне этого диапазона были установлены на верхнюю и нижнюю границы, соответственно. Обратите внимание, что эта амплитудная поправка применялась только для анализа взаимной информации; во всех последующих анализах использовался предварительно обработанный сигнал ЭЭГ без этой коррекции. Эта коррекция амплитуды была выполнена для сохранения чувствительности измерения информации с учетом количества ячеек, необходимых для оценки взаимной информации (Panzeri et al., 2007).

Мы оценили МИ для каждого канала ЭЭГ на основе уравнения 1.Мы также перемешали метки условий 500 раз и оценили перемешанный индекс MI, чтобы создать базовое измерение. Из-за ограниченного количества испытаний мы скорректировали расчетный ИМ, следуя байесовской процедуре (Panzeri and Treves, 1996) и вычитая перемешанный ИМ. После этой корректировки отдельно для каждой временной точки мы проверили у всех наблюдателей и сеансов, значительно ли отличаются значения MI от случайности. Используя эту процедуру, мы вычислили МИ отдельно для каждой сессии (до тренировки, после тренировки) и для каждого наблюдателя.Никаких существенных различий между двумя сеансами не наблюдалось ни в задержке компонентов (Компонент 1, F (1,9) = 0,95, p = 0,38; Компонент 2, F (1,9) = 0,31, p = 0,62) или амплитуды (Компонент 1, F (1,9) = 0,85, p = 0,4; Компонент 2, F (1,9) = 1,21, р = 0,22). Таким образом, чтобы обеспечить достаточную мощность сигнала для надежной и независимой оценки информативных компонентов ЭЭГ, мы рассчитали МИ на временной интервал (30 мс) по всем каналам, условиям стимула и единичным испытаниям ЭЭГ как для сеансов, так и для наблюдателей.В частности, мы использовали максимальные амплитудные пики временного хода ИМ (усредненные по всем каналам ЭЭГ и наблюдателям), чтобы идентифицировать временные компоненты, которые содержали различительную информацию по условиям стимула.

Выбор канала ЭЭГ

Чтобы выбрать каналы ЭЭГ, содержащие информацию для различения радиальных и концентрических паттернов, мы сначала вычислили топографию скальпа на основе средних сигналов ERP. Однако сравнение топографии радиальных и концентрических стимулов не выявило каких-либо существенных различий в амплитуде ЭЭГ ни для Компонента 1, ни для Компонента 2.Поскольку этот анализ был недостаточно чувствительным, чтобы выявить каналы, содержащие информацию, полезную для различения условий стимула, мы использовали анализ рабочих характеристик приемника (ROC) для амплитуды отклика каждого канала в отдельных испытаниях. Мы выполнили этот анализ данных в пределах окна 10 мс вокруг пика каждого из двух компонентов и измерили площадь под кривой, которая указала на различимость сигналов ЭЭГ, связанных с радиальными (0 °) и концентрическими (90 °) испытаниями.Мы рассчитали значения значимости с помощью процедуры начальной загрузки; то есть мы перемешали метки стимулов и вычислили значение ROC для каждого канала 1000 раз. Затем мы ранжировали все каналы по значению ROC и выбрали 20% лучших каналов по всей коже черепа. Эта процедура позволила нам выбрать каналы по всей коже черепа с более высокой частотой задних каналов, выбранных для Компонента 1 (теменные, 27,5%; затылочные, 8,3%), чем для Компонента 2 (теменные, 17,5%; затылочные, 4,6%), хотя и выше. частоты фронтальных каналов были выбраны для Компонента 2 (31.3%), чем Компонент 1 (26,7%). Это согласуется с предыдущими исследованиями, в которых задние области участвуют в обработке зрительной информации, а верхние лобные контуры — в более поздних перцептивных суждениях. Затем мы усреднили временной ход выбранных каналов, чтобы получить средний временной ход ЭЭГ для каждого компонента и наблюдателя.

Картирование фМРТ на основе данных ЭЭГ

Чтобы идентифицировать области мозга, связанные с различными стадиями распознавания формы в шуме, мы использовали GLM-анализ на основе ЭЭГ (Debener et al., 2005; Eichele et al., 2005; Филиастидес и Сайда, 2007). Мы создали отдельные регрессоры для каждого из двух временных компонентов ЭЭГ и проверили ответы фМРТ, которые коррелировали с амплитудой каждого компонента ЭЭГ в испытаниях. Для каждого отдельного наблюдателя был сгенерирован отдельный регрессор для каждого временного компонента ЭЭГ на основе однократной вариабельности амплитуды ЭЭГ при соответствующей задержке компонента. Амплитуда регрессора при каждом испытании рассчитывалась путем усреднения амплитуды временного графика выбранного канала в пределах окна 10 мс, центрированного на пиковой задержке компонента.Два регрессора ЭЭГ были декоррелированы (с использованием ортогонализации Грама-Шмидта для удаления общей дисперсии между ними из первого или второго регрессора) (Eichele et al., 2005). В частности, корреляции между регрессорами (среднее значение по наблюдателям и сеансам, r = 0,12; SD, 0,01) были устранены ( r = 0,00) после удаления любой общей дисперсии из второго или первого компонента регрессора. Эта процедура гарантировала, что активации фМРТ были специфичными для каждого компонента, а не общей характеристикой вызванного зрительного отклика.Затем оба регрессора были свёрнуты с канонической функцией гемодинамического ответа на двойной γ. Эти регрессоры использовались для формирования GLM вместе с шестью другими регрессорами, полученными из параметров коррекции движения.

Мы провели групповой анализ случайных эффектов и определили области, для которых амплитуда каждого из двух компонентов ЭЭГ достоверно коррелировала ( p <0,05, коррекция порогового значения кластера) с BOLD-сигналом. Выполнение этого GLM-анализа на основе ЭЭГ отдельно для данных до и после тренировки и сравнение карт активации (тест t ) между сеансами не показало каких-либо значимых ( p <0.05) различия между сеансами для любого компонента. Поэтому, чтобы определить интересующие области, которые коррелируют с каждым из двух компонентов ЭЭГ, мы объединили данные двух сеансов. Мы определили одни и те же области у отдельных наблюдателей, используя анализ фиксированных эффектов, и пометили эти области на основе совпадения функциональных активаций и анатомических ориентиров.

Мультивоксельный анализ фМРТ

Чтобы проверить, в каких областях мозга наблюдались изменения, зависящие от обучения, мы провели анализ мультивоксельного паттерна (MVPA) на паттернах активации участков, идентифицированных на основе анализа фМРТ на основе данных ЭЭГ.Было показано, что этот подход более чувствителен, чем традиционный статистический анализ сигналов фМРТ, в выявлении зависимых от обучения различий в различении визуальных форм (Li et al., 2009). Этот подход подкрепляется анализом, сравнивающим изменение функционального сигнала между радиальными и концентрическими стимулами для каждого сеанса, который не показал существенных различий между ЖИРНЫМИ ответами на радиальные или концентрические стимулы как для предтренировочного, так и для посттренировочного сеанса. Трехфакторный дисперсионный анализ ANOVA с повторными измерениями (ROI × сеанс × стимул) не показал значительного эффекта сеанса ( F (1,9) = 0.88, p = 0,52) или стимула ( F (1,9) = 0,55, p = 0,47) и отсутствие значимого взаимодействия между сеансом и стимулом ( F (1,9) = 1.06, p = 0.34).

В частности, для каждого наблюдателя мы выбрали воксели в каждой области интереса, которые были активированы значительно сильнее для соответствующей статистической карты EEG-fMRI ( p <0,05, нескорректировано). Мы упорядочили эти воксели на основе их значения t (в порядке убывания) для радиальных и концентрических стимулов (т.е.е., мы сравнили активации радиальных и концентрических стимулов в разных условиях). Следуя этой процедуре, мы выбрали до 100 вокселей для каждой области интереса и наблюдателя для анализа, поскольку точность прогнозирования достигла насыщения при таком размере паттерна во всех областях, что привело к размерности, совместимой с предыдущими исследованиями (Haynes and Rees, 2005; Kamitani and Tong, 2005; Li et al., 2007). Поскольку интересующие области были определены путем объединения данных как в предтренировочных, так и в посттренировочных сессиях, был выбран общий набор вокселей для классификации данных по каждому сеансу.Осторожное согласование функциональных данных между сеансами гарантировало, что 100 вокселей, выбранных для MVPA, были одинаковыми для всех сеансов. Временной ход каждого вокселя составлял ± -баллов, нормализованных для каждого эксперимента отдельно. Шаблон данных для каждого испытания был создан путем сдвига временных рядов фМРТ на 3 объема (4,5 с) для учета гемодинамической задержки.

Наконец, мы использовали линейную машину опорных векторов (SVM) и процедуру перекрестной проверки с исключением одного выхода для классификации паттернов.Мы обучили классификатор связывать сигналы фМРТ с меткой (радиальной или концентрической), связанной с условием стимула. Мы усреднили два объема из каждого испытания (продолжительность испытания = 3 с; TR = 1,5 с), чтобы создать один тренировочный образец для каждого испытания. Затем мы проверили, предсказал ли классификатор состояние стимула (радиальное или концентрическое), используя независимый набор данных. Чтобы обеспечить обобщение классификации, мы использовали процедуру перекрестной проверки по принципу «исключение — один выход». Таким образом, для каждой перекрестной проверки мы оставляли один пробег в качестве независимого тестового набора данных.Данные из остальных запусков использовались в качестве обучающей выборки (112 шаблонов за запуск). Для каждого наблюдателя мы рассчитали среднюю производительность классификатора (долю испытаний, классифицированных правильно) при прогнозировании того, был ли каждый стимул радиальным или концентрическим при перекрестной проверке. Наконец, мы рассчитали фМР-метрические функции (Li et al., 2009) для ROI путем усреднения производительности классификатора для каждого условия стимула по перекрестной проверке и подгонки данных с использованием кумулятивного гауссиана.Важно отметить, что сравнения классификаций не зависели от процедуры выбора вокселей. Выбор вокселей проводился с использованием только набора обучающих данных для экстремальных условий стимула (за исключением набора тестовых данных для каждой перекрестной проверки).

Многомерный анализ паттернов данных ЭЭГ.

Чтобы проверить, какие временные процессы, связанные с каждым из двух компонентов ЭЭГ, показали изменения, зависящие от обучения, мы выполнили классификацию паттернов на данных ЭЭГ (112 испытаний в разных условиях на цикл) для каждого из двух компонентов.Как описано выше, мы использовали данные 20% каналов, выбранных на основе анализа ROC. Для каждого сеанса мы обучили линейный SVM классифицировать однократные пробные сигналы ЭЭГ, связанные с двумя разными категориями стимулов (концентрические и радиальные), и протестировали точность классификатора с использованием независимого набора данных. Для каждого испытания ЭЭГ мы усредняли сигнал из окна 30 мс с центром на пике каждого из двух компонентов ЭЭГ. Для каждой перекрестной проверки 10% данных не учитывались в качестве независимого тестового набора данных, а оставшиеся 90% данных использовались в качестве обучающего набора.Мы рассчитали производительность классификатора для каждого условия с помощью 100 перекрестных проверок и наблюдателей и подогнали данные с использованием кумулятивного гаусса.

Анализ движения глаз.

Мы записали движения глаз восьми наблюдателей при выполнении задачи категоризации в сканере, а именно: (1) данные предварительного обучения; и (2) данные после обучения. Движение глаз регистрировали с помощью айтрекера ASL 6000 (Applied Science Laboratories) с временным разрешением 60 Гц.Данные отслеживания движения глаз были предварительно обработаны с использованием программного обеспечения Eyenal (Applied Science Laboratories) и проанализированы с использованием специального программного обеспечения Matlab (Mathworks). Мы вычислили горизонтальное положение глаз, вертикальное положение глаз, долю саккад для каждого условия в разных диапазонах амплитуды саккад и количество саккад на испытание для каждого условия.

Результаты

Поведенческие результаты

Мы проверили способность наблюдателей классифицировать глобальные паттерны формы как радиальные или концентрические по шуму (рис.1 A ) и построили график их производительности (правильная пропорция) в зависимости от уровня стимулирующего сигнала (т. Е. Количества точечных диполей, составляющих глобальные шаблоны формы). Сравнение психометрических функций, адаптированных к данным, усредненным по испытаниям для каждого сеанса (до и после тренировки), показало, что обучение повысило чувствительность наблюдателей к задаче. В частности, порог производительности 78% улучшился с уровня сигнала 82,2% (± 22,6%) до тренировки до уровня сигнала 43,4% (± 7,3%) после тренировки (рис.1 В ). Аналогичные зависимые от обучения изменения порога производительности наблюдались, когда мы оценивали порог производительности 78% отдельно для радиальных (уровень сигнала 81,4% до тренировки; уровень сигнала 45,1% после тренировки) и концентрических стимулов (уровень сигнала 83,2% до тренировки; сигнал 42,6%. уровень после тренировки). Это было подтверждено значительным увеличением наклона психометрической функции (оцененной по кумулятивным гауссовым подходам на данных отдельных наблюдателей) после обучения ( t (9) = 4.84; р <0,001).

Рисунок 1.

Стимулы и поведенческие данные. A , Пример радиального (верхний ряд) и концентрического (нижний ряд) стимулов стеклянного паттерна при уровнях сигнала 100, 70, 35 и 0%. B , Поведенческие данные, собранные в лаборатории (кружки) и на сканере (квадраты) для предтренировочных (серая пунктирная линия) и посттренировочных (черная сплошная линия) сессий.

ФМРТ-картирование интересующих областей на основе данных ЭЭГ

Мы использовали высокое временное разрешение ЭЭГ, чтобы идентифицировать временные компоненты, которые соответствуют различным процессам, связанным с глобальным различением форм.Мы использовали теорию информации (Shannon, 1948; Cover and Thomas, 1991; Montemurro et al., 2008), чтобы идентифицировать информативные компоненты (т. Е. Временные компоненты, которые содержат информацию, связанную со стимулом или задачей) в сигнале ЭЭГ, относящемся к категориям стимулов ( радиальный, концентрический) на основе МИ. Этот метод обеспечивает чувствительный инструмент для определения релевантных для задачи временных компонентов сигнала ЭЭГ (рис.2 A ), которые может быть трудно отличить от сравнения стандартных сигналов ERP между условиями стимула (рис.2 В ). Мы определили два временных интервала, которые показали значимые значения ИМ (по сравнению с уровнями вероятности), а именно: (1) 86–119 мс ( p <0,05) и (2) 229–249 мс ( p <0,05) после появление стимула. Высокие значения MI предполагают, что амплитуда сигнала ЭЭГ при заданной задержке варьируется в зависимости от условий стимула при рассмотрении во всех испытаниях и каналах. Мы определили пиковые моменты времени с наивысшим значением ИМ в пределах этих значительных временных интервалов, которые соответствовали ранним и более поздним компонентам ЭЭГ.Средний пик для первого компонента был на 105 ± 16,1 мс после стимула, а для второго компонента - на 242 ± 19,2 мс после стимула. Мы сконцентрировались на этих двух компонентах для дальнейшего анализа, поскольку предыдущие исследования показывают, что они отражают разные процессы (Johnson and Olshausen, 2003; Ohla et al., 2005; Pei et al., 2005; Tanskanen et al., 2008; Das et al. ., 2010). В частности, предыдущие исследования, показывающие дифференциальные реакции на глобальные формы в более поздних, а не ранних латентных периодах, предполагают, что задержки вокруг первого компонента связаны с интеграцией визуальных форм, в то время как задержки вокруг второго компонента связаны с оценками перцепционной классификации.Наконец, в предыдущих исследованиях (Philiastides et al., 2006) проводилось различие между компонентами, связанными со сложностью задачи (~ 220 мс) и событиями, связанными с принятием решения (позднее 300 мс). После этих исследований мы исследовали третий компонент со средней пиковой задержкой 376 мс. Однако анализ пиковых задержек около второго (средняя задержка 242 мс) и третьего (средняя задержка 376 мс) компонентов не показал каких-либо значительных различий между уровнями сложности стимула ( F (1,9) = 0.44, p = 0,51) или значимое взаимодействие между компонентом и сложностью стимула ( F (1,9) = 1,05, p = 0,33). Эти результаты предполагают, что второй компонент нельзя отличить от третьего на основе сложности задания. Это согласуется с недавней работой, показывающей, что сигналы ERP с латентным периодом ~ 220 мс отражают сенсорную обработку стимулов, встроенных в шум, а не сложность задачи (Banko et al., 2011). Таким образом, мы сосредоточимся на первых двух временных компонентах для остальной части анализа.

Рис. 2. Временные компоненты

ЭЭГ. A , Временной ход взаимной информации радиальных и концентрических условий стимула был оценен с использованием всех одиночных испытаний по всем каналам каждого наблюдателя от 200 мс до стимула до 400 мс после стимула. Информация была сглажена с использованием окна 30 мс и усреднена по всем каналам, наблюдателям и сеансам (до и после обучения). Информационные значения (биты) показаны после вычитания взаимной информации, оцененной с использованием перетасованных меток условий (500 итераций) и нормализации до базовой линии предварительного стимула.Латентности двух временных пиков, которые показали наивысшие значимые значения взаимной информации (MI значительно отличается от нуля у разных наблюдателей; p <0,05, парный тест t ), обозначены заштрихованными серыми частями B . Групповой средний визуально-вызванный потенциал в ответ на концентрические и радиальные паттерны Стекла. Формы сигналов усредняются по испытаниям, каналам ЭЭГ и наблюдателям. Этот анализ показал аналогичные пики, но не имел достаточной чувствительности, чтобы различать сигналы, относящиеся к концентрическим и радиальным образцам, в отличие от анализа на основе MI, который позволил нам идентифицировать компоненты, которые значительно различали эти сигналы.

Чтобы идентифицировать области мозга, участвующие в различных временных процессах, связанных с указанными выше компонентами ЭЭГ, мы провели анализ фМРТ на основе данных ЭЭГ (рис. 3), как описано в предыдущих исследованиях (Debener et al., 2005; Eichele et al., 2005; Филиастидес, Сайда, 2007). Этот анализ показал активации ( p <0,05, порог кластера скорректирован) в V3 / V3B [левое полушарие (LH)], латеральной затылочной (LO) (LH), нижней теменной борозде (IPS), постцентральной борозде (PostCS), задней поясная извилина (PCC) и дорсальная премоторная кора (PMd) (LH), которые достоверно коррелировали с амплитудой первого компонента ЭЭГ.Значимые корреляции с амплитудой второго компонента ЭЭГ были обнаружены в дополнительном глазном поле (SEF) и верхней лобной извилине (SFG). Эти результаты демонстрируют две различные корковые сети, участвующие в различении формы в шуме. Во-первых, затылочно-височная, теменная и моторная области были задействованы на ранней стадии обработки (первый компонент). Это согласуется с ролью затылочно-височных областей в обработке зрительных форм (Ostwald et al., 2008), а теменных и моторных областей в перцепционной категоризации (Freedman and Assad, 2006) и процессах ассоциации стимул-ответ (Toni et al., 2001). Во-вторых, процессы, связанные с перцептивными суждениями (т. Е. Связанные со вторым компонентом), задействовали префронтальные области, что согласуется с ролью префронтальной коры в категоризации и адаптивных когнитивных процессах (Miller, 2000; Duncan, 2001).

Рисунок 3.

Анализ фМРТ на основе данных ЭЭГ. Случайные эффекты GLM-анализ (данные, сгруппированные по всем наблюдателям и сеансам) с использованием определенных ЭЭГ регрессоров, соответствующих двум временным компонентам. Карты активации показаны с использованием регрессоров, ортогонализированных путем удаления общей дисперсии из второго компонентного регрессора.Показаны активации, которые значимо коррелировали ( p <0,05, порог кластера скорректирован) с первым компонентом (оранжевый / желтый) и вторым компонентом (синий / зеленый). t -статистические карты накладываются на уплощенные корковые поверхности обоих полушарий (таблица 1: координаты Талаираха). Борозды показаны темно-серым цветом. Гыри показаны светло-серым цветом.

Таблица 1. Координаты

Talairach (среднее значение, стандартное отклонение) всех областей интереса, которые показали значительную активацию у разных наблюдателей для фМРТ GLM, полученного с помощью ЭЭГ

При интерпретации этих результатов важно учитывать возможные ограничения методологии ЭЭГ-фМРТ.Во-первых, GLM-анализ на основе ЭЭГ полагается на различия в амплитуде, а не на задержке регрессоров, поскольку задержки, связанные с различными компонентами ЭЭГ, перекрываются во временном ходе фМРТ. Несмотря на это ограничение, этот подход оказался успешным в связывании активации фМРТ со специфическими временными компонентами, которые различаются по амплитуде ответа в разных исследованиях (Debener et al., 2005; Eichele et al., 2005; Philiastides and Sajda, 2007). Во-вторых, активации, связанные с выбранными каналами, могут отражать обработку в разных областях мозга из-за низкого пространственного разрешения ЭЭГ.Наш выбор наиболее информативных каналов по всей волосистой части головы обеспечил беспристрастное использование информации ЭЭГ из разных участков кожи головы для выявления областей всего мозга, связанных с различными временными процессами. В-третьих, ЭЭГ-фМРТ позволяет нам идентифицировать области коры, которые более сильно, а не причинно связаны с одним из процессов, связанных с различными временными компонентами (например, интеграция формы или классификация восприятия). Однако возможно, что дополнительные взаимодействия между областями задействованы с более высоким разрешением, чем может быть измерено с помощью ЭЭГ-фМРТ.То есть повторяющиеся взаимодействия между затылочно-височной и теменной областями могут поддерживать быструю категоризацию на ранних этапах обработки. Наконец, несмотря на недавние достижения в области сбора данных и методов коррекции артефактов, которые значительно улучшили отношение сигнал / шум сигналов ЭЭГ, записанных во время фМРТ (Laufs et al., 2008), небольшие остаточные артефакты могут оставаться в ЭЭГ и нарушать карты активации. в результате анализа фМРТ на основе данных ЭЭГ. Однако активации, которые мы наблюдали с использованием GLM на основе ЭЭГ, близко соответствовали паттернам активации в наших предыдущих исследованиях фМРТ по распознаванию формы (Li et al., 2009). Это было подтверждено дополнительным анализом с использованием анализа классификации паттернов мультивокселей прожектором для сравнения активаций фМРТ между категориями стимулов. Таким образом, активации, выявленные с помощью анализа фМРТ на основе данных ЭЭГ, охватывают сеть регионов, участвующих в обработке зрительных форм. Преимущество фМРТ на основе ЭЭГ заключается в том, что она позволяет нам идентифицировать области коры, связанные с отдельными временными процессами, которые опосредуют категоризацию глобальных форм (то есть интеграцию ранних форм по сравнению с более поздними категориальными суждениями).

Изменения, зависящие от обучения: фМР-метрические функции

Мы проверили, какие области мозга, идентифицированные с помощью анализа фМРТ на основе данных ЭЭГ, показали зависимые от обучения изменения в их паттернах активации. В частности, мы проверили, соответствуют ли паттерны активации в этих областях после тренировки изменениям в чувствительности, которые мы наблюдали в поведенческих характеристиках после тренировки. Как описано выше, одномерный анализ сигналов фМРТ (статистическое сравнение карт активации или анализ жирных сигналов на основе ROI для радиальных и концентрических паттернов до и после тренировки) не выявил каких-либо значительных различий в активациях между сессиями.Поэтому мы использовали многомерные методы (например, классификацию многовоксельных паттернов) для анализа данных фМРТ, которые оказались более чувствительными при выявлении предпочтений вокселей.

fMR-метрических функций в затылочно-височной (V3 / V3B, LO), внутри теменной (IPS) и соматосенсорной (PostCS) областях, связанных с первым компонентом ЭЭГ, показали повышение чувствительности, вызванное тренировкой (рис. 4). В частности, наклон (оцененный по кумулятивным гауссовым подходам на данных отдельных наблюдателей) фМР-метрических функций значительно увеличился ( F (1,9) = 14.4, p <0,01) после тренировки, и было значительное взаимодействие между сеансом (до и после тренировки) и ROI ( F (1,9) = 5,6, p <0,05). В частности, значимые различия между сеансами наблюдались в более высоких затылочно-височных областях (V3 / V3B, F (1,9) = 14,9, p <0,01; LO, F (1,9) = 4,6 , p <0,05) и теменных областей (IPS, F (1,9) = 15.4, p <0,01; PostCS, F (1,9) = 18,3, p <0,01). Напротив, в лобных областях не наблюдалось значительных различий (PCC, F (1,9) = 1,3, p = 0,28; PMd, F (1,9) = 0,94, p = 0,37). Кроме того, фМР-метрические функции во фронтальных областях, относящиеся ко второму компоненту ЭЭГ, показали вызванное тренировкой повышение чувствительности, на что указывает значительное увеличение наклона фМР-метрической функции для SFG ( F (1,9) = 14.2, p <0,01) после тренировки (только у семи участников была обнаружена активация SEF, приводящая к функциям, которые не были в значительной степени согласованы). Эти результаты предполагают, что обучение модулирует прямую сеть областей, связанных с различными процессами, связанными с глобальной дискриминацией форм (то есть интеграция ранней формы против более поздней категориальной дискриминации). В частности, обучение модулирует раннюю обработку в верхних затылочно-височных и теменных областях, связанных с глобальной интеграцией форм, в то время как более поздняя обработка в префронтальных областях, участвующих в категориальных суждениях.

Рисунок 4.

FMR-метрических функций. A , B , FMR-метрические кривые, основанные на классификации радиальных и концентрических стимулов в разных условиях для регионов, значимо коррелировавших с первым компонентом ЭЭГ ( A ) и вторым компонентом ЭЭГ ( В ). Эффективность классификатора (правильная пропорция) при каждом условии усреднялась по наблюдателям и соответствовала кумулятивным функциям Гаусса для каждого сеанса.Серые пунктирные линии обозначают предварительные тренировки. Черные сплошные линии обозначают посттренировочные занятия. Таблица ниже показывает степень соответствия (значения R и p ) для областей интереса с несущественно подобранными метрическими функциями fMR по крайней мере в одном из двух сеансов сканирования. Все ROI показали достоверно подобранные функции метрики fMR, за исключением PMd (Компонент 1, r = 0,33, p = 0,47; Компонент 2, r = 0,57, p = 0.18) и SEF (Компонент 1, r = 0,17, p = 0,68; Компонент 2, r = 0,53, p = 0,20).

Изменения, зависящие от обучения: ЭЭГ-метрические функции

Как описано выше, одномерный анализ сигналов ЭЭГ не показал каких-либо значительных различий в задержке или амплитуде между сеансами для любого из двух компонентов. Поэтому, как и при анализе данных фМРТ, мы использовали чувствительные многомерные методы (то есть классификацию паттернов) для сравнения данных ЭЭГ до и после обучения.Подобно функциям метрики fMR, мы сгенерировали функции метрики ЭЭГ (Philiastides and Sajda, 2006; Das et al., 2010) для каждого из двух компонентов ЭЭГ (рис. 5 A ). Мы проверили, улучшилось ли декодирование радиальных или концентрических паттернов из однократных пробных данных ЭЭГ после обучения. Наши результаты показали, что обучение формирует ранние процессы, связанные с глобальным восприятием формы (то есть обнаружение и интеграцию), а также более поздние процессы, связанные с перцептивными суждениями (то есть категоризация). В частности, сравнение функций метрики ЭЭГ до и после тренировки показало значительные изменения, зависящие от обучения, в обоих компонентах ЭЭГ.Мы наблюдали значительное увеличение наклона ЭЭГ-метрических функций после тренировки для обоих компонентов ( F (1,9) = 16,6, p <0,01) и отсутствие значимого взаимодействия между компонентом и сеансом ( F (1,9) = 0,43, p = 0,50).

Рис. 5.

ЭЭГ-метрических функций. A , метрические кривые ЭЭГ для первого и второго компонентов. Эффективность классификатора при каждом условии была усреднена по наблюдателям и снабжена кумулятивными функциями Гаусса для каждого сеанса.Серые пунктирные линии обозначают предварительную тренировку. Черные сплошные линии обозначают период после тренировки. ЭЭГ-метрические функции достоверно соответствовали как первому компоненту (предварительная тренировка, r = 0,85, p = 0,02; посттренировка, r = 0,81, p = 0,03), так и второму компоненту (предварительная тренировка, ). r = 0,89, p <0,01; после тренировки, r = 0,9, p <0,01). B , Корреляция психометрических и ЭЭГ-метрических функций.Как и в случае с метрическими функциями fMR, мы масштабировали кумулятивную гауссовскую модель, полученную из психофизических данных, чтобы соответствовать предсказаниям классификатора, основанным на данных ЭЭГ одного испытания. ЭЭГ-метрические функции достоверно соответствовали как первому компоненту (предварительная тренировка, r = 0,80, p = 0,03; пост-тренировка, r = 0,84, p = 0,02), так и второму компоненту (предварительная тренировка, ). r = 0,82, p = 0,03; после тренировки, r = 0,81, p = 0.03).

Контрольные анализы

Мы выполнили следующие дополнительные анализы для контроля возможных мешающих факторов. В частности, чтобы контролировать возможность того, что наши результаты были вызваны случайной корреляцией в данных, мы вычислили функции метрики fMR и EEG из случайно переставленных паттернов сигналов (т. Е. Мы рандомизировали соответствие между данными и обучающими метками и оценил предсказание классификатора для каждого условия стимула). Отсутствие значимых корреляций в этих контрольных анализах подтверждает нашу интерпретацию связи между релевантными для задачи поведенческими характеристиками и нейронными предпочтениями.Подтверждающие доказательства этой связи получены в результате дополнительного анализа. В частности, подгонка данных фМРТ (рис. 6) и ЭЭГ (рис. 5 B ) с использованием масштабированной версии психометрической функции показала аналогичные изменения, зависящие от обучения.

Рисунок 6.

Корреляция психометрических и фМР-метрических функций. Подобно предыдущим исследованиям (Zenger-Landolt and Heeger, 2003; Chandrasekaran et al., 2007), мы масштабировали кумулятивную гауссовскую модель, полученную из психофизических данных, чтобы соответствовать данным фМРТ (т.е., предсказания классификатора образов) в соответствии со следующим уравнением: y = B + ( S / [1 + exp (β — α x )]), где B — это базовая линия, S — масштаб подгонки, β — точка пересечения, а α — наклон кумулятивной гауссовой модели. A , B , Данные показаны для областей, значительно коррелированных с первым компонентом ЭЭГ ( A ) и вторым компонентом ЭЭГ ( B ) для каждого сеанса.Черные сплошные линии обозначают предварительную тренировку. Серые пунктирные линии обозначают период после тренировки. Все ROI показали достоверно подобранные функции метрики fMR, за исключением PMd (Компонент 1, r = 0,38, p = 0,38; Компонент 2, r = 0,56, p = 0,19) и SEF (Компонент 1 , r = 0,29, p = 0,59; Компонент 2, r = 0,48, p = 0,25).

Дизайн нашего исследования позволил нам исключить ряд менее вероятных интерпретаций наших результатов.Во-первых, маловероятно, что наблюдаемые нами изменения, вызванные обучением, были результатом примеров категорий, связанных с обучением, или ассоциаций стимул-ответ, поскольку стимулы, тестируемые во время сканирования, отличались по своим визуальным свойствам (то есть уровню сигнала) от стимулов, предъявляемых во время обучения. Кроме того, рандомизируя моторные ответы на основе сигнала в основном эксперименте, мы контролировали возможность того, что результаты могут быть связаны с запомненными ассоциациями стимул-ответ. Во-вторых, наблюдаемые нами изменения, зависящие от обучения, не могли быть связаны с различиями в сложности задач в зависимости от условий, поскольку классификационный анализ сравнивал испытания, связанные с разными стимулами (радиальными или концентрическими), а не с условиями.Кроме того, анализ ответов фМРТ (процент изменения сигнала) по областям не выявил каких-либо значительных различий между двумя сеансами фМРТ ( F (1,9) = 1,31, p = 0,28) или взаимодействием между областями интереса. и сеанс ( F (1,9) = 0,31, p = 0,46). Этот результат предполагает, что наблюдаемые нами изменения фМРТ, зависящие от обучения, не могут быть объяснены различиями в распределении внимания между двумя сеансами (т.д., обучение может привести к усилению заметности цели и увеличению ответов фМРТ, или знакомство с задачей может уменьшить ответы фМРТ). Таким образом, наш экспериментальный план и дополнительный анализ учитывают возможность того, что неспецифические эффекты, а не специфическое для формы обучение способствуют нашим выводам. Это подтверждается дополнительными текущими поведенческими исследованиями, показывающими отсутствие улучшения в распознавании паттернов Гласса без обучения или перехода к нетренированным задачам (например, различение контраста).

Используемая нами парадигма задержки с указанием позволяет контролировать различия во времени отклика наблюдателей. То есть наблюдатели принимали решение во время задержки после смещения стимула и ждали сигнала, прежде чем они могли выбрать правильный моторный ответ, в результате чего время отклика было одинаковым для разных условий стимула. Поскольку связь «стимул-ответ» была рандомизирована по испытаниям, двигательный ответ нельзя было предвидеть в данном испытании. Далее, классификация на основе прожектора (рис.7) при нажатии кнопки, используемой наблюдателями, чтобы указать, что их поведенческий выбор показал значительную точность в двигательных областях, но не в затылочно-височных, теменных или префронтальных областях, предполагая, что результаты в этих областях нельзя просто объяснить на основе двигательных реакций.

Рисунок 7. Анализ с помощью прожектора

, связанный с двигательными реакциями. A , B , Используя метод прожектора (Kriegeskorte et al., 2006) с перекрестной проверкой по принципу «один-один-выход», мы обучили линейный SVM классифицировать палец, используемый наблюдателями. для указания своего поведенческого выбора на основе данных фМРТ из первого тома ( A ) и второго тома ( B ) для каждого испытания.Для каждого наблюдателя точность классификации была получена путем усреднения точности по перекрестным проверкам. Затем мы выполнили анализ второго уровня ( t тест на точность наблюдателей и два сеанса) и идентифицировали вокселы, показывающие значительно более высокую точность, чем вероятность ( p <0,001, с кластерным порогом). Статистические карты t накладываются на уплощенные корковые поверхности обоих полушарий. Анализ первого тома каждого испытания, во время которого был предъявлен стимул, показал значительную активацию в центральной борозде (CS) и премоторной вентральной коре (PMv), возможно, связанной с подготовкой двигательного ответа.Тот же анализ во втором томе, во время которого выполнялась моторная реакция, показал значительную активацию CS, соответствующую роли этой области в моторном исполнении. Борозды показаны темно-серым цветом. Гыри показаны светло-серым цветом.

Наконец, записи движения глаз во время сканирования не показали существенных различий в положении глаз, количестве или амплитуде саккад в зависимости от условий и сеансов стимула. В частности, дисперсионный анализ ANOVA с повторными измерениями (с поправкой Гринхауса-Гейссера) показал, что не было значительной разницы между условиями стимула при среднем горизонтальном положении глаз [предварительная подготовка, F (1.6,3.1) = 0,67, р = 0,54; после тренировки, F (1,2,2,5) = 0,73, p = 0,50], среднее вертикальное положение глаз [предварительная тренировка, F (1,9,3,8) = 3,19, p = 0,15; после тренировки: F (1,3,2,6) = 3,26, p = 0,19], средняя амплитуда саккады [до тренировки, F (1,8,3,6) = 1,60, p = 0,31; после обучения, F (1.4,2.7) = 0,60, p = 0.55], или количество саккад на испытание для каждого условия [предварительная тренировка, F (1.5,3.1) = 0,80, p = 0,49; после обучения, F (1.6,3.2) = 0,54, p = 0,59]. Кроме того, не наблюдалось значительного взаимодействия между условиями сеанса и стимулом при горизонтальном положении глаз [ F (1,8,3,7) = 1,19, p = 0,39], вертикальном положении глаз [ F (1.1,2.2) = 5,20, р = 0.14], амплитуда саккад [ F (1.4,2.9) = 2,02, p = 0,27] и количество саккад [ F (1.6,3.2) = 0,09, p = 0,88] . Эти анализы показывают, что маловероятно, чтобы наши результаты были существенно искажены движениями глаз.

Обсуждение

Комбинируя поведенческие измерения и одновременные записи ЭЭГ-фМРТ, мы предоставляем доказательства различных механизмов мозга, которые опосредуют обучение при сенсорной неопределенности (т.е., шум) бросает вызов перцепционным суждениям. Наша работа продвигает наше понимание процессов, которые обеспечивают адаптивное распознавание формы, за пределы предыдущих исследований в следующих основных аспектах.

Во-первых, предыдущие исследования функциональной визуализации вовлекали затылочно-височную и лобно-теменную цепи в обучение форме (Dolan et al., 1997; Gauthier et al., 1999; Grill-Spector et al., 2000; Chao et al., 2002; Kourtzi et al. ., 2005; Op de Beeck et al., 2006). Однако непрямой медленный гемодинамический ответ фМРТ ограничивает наше понимание пространственно-временной динамики мозга, которая опосредует обучение визуальным формам.Здесь, используя одновременные записи ЭЭГ-фМРТ, мы демонстрируем, что обучение повышает чувствительность наблюдателей к различению визуальных форм в шуме, формируя цепь прямого взаимодействия между верхними затылочно-височными, теменными и лобными областями. В частности, повышенная зрительная чувствительность опосредуется нервными изменениями на (1) ранних стадиях обработки в затылочно-височной и теменной областях, которые, как известно, участвуют в обнаружении и интеграции глобальных зрительных форм (Ostwald et al., 2008), и (2) позже стадии принятия решения в префронтальных областях, которые, как считается, собирают сенсорные свидетельства для перцептивных суждений (Newsome et al., 1989; Ким и Шадлен, 1999; Шадлен и Ньюсом, 2001; Heekeren et al., 2004; Гринбанд и др., 2006).

Во-вторых, изменения, зависящие от обучения, которые мы наблюдали в более поздних лобных процессах, согласуются с предыдущими исследованиями визуализации, в которых лобные области участвовали в обучении по категориям и правилам (для обзора см. Keri, 2003; Ashby and Maddox, 2005; Poldrack and Foerd, 2008; Seger и Миллер, 2010). В частности, повышенная чувствительность визуальной категоризации шума связана с зависимыми от обучения изменениями в дорсолатеральных префронтальных областях (SFG), которые, как известно, способствуют накоплению сенсорной информации для принятия решения (Newsome et al., 1989; Ким и Шадлен, 1999; Шадлен и Ньюсом, 2001; Heekeren et al., 2004; Гринбанд и др., 2006). Однако наши результаты показывают, что улучшенная чувствительность в различении зрительных форм включает не только более поздние, но и более ранние процессы в более высоких затылочных областях (например, V3 / V3B), которые, как известно, опосредуют интеграцию восприятия (Ostwald et al., 2008). Это согласуется с предыдущими выводами, показывающими изменения, зависящие от обучения, на ранних этапах обработки (Fahle and Skrandies, 1994; Skrandies et al., 2001; Динг и др., 2003; Сёдзи и Скранди, 2006; Song et al., 2007; Pourtois et al., 2008; Бао и др., 2010). Однако эти предыдущие исследования были сосредоточены на обнаружении низкоуровневых визуальных характеристик (например, ориентации, движения), а не на различении сложных глобальных форм. Наши результаты выходят за рамки этой предыдущей работы, показывая, что обучение различать визуальные формы в шуме изменяет ранние процессы, характерные для глобального восприятия форм в более высоких затылочно-височных областях.

Роль обучения в модификации ранней сенсорной обработки остается предметом споров (Adini et al., 2002; Тейч и Цянь, 2003). Недавние исследования показывают, что обучение изменяет последующие процессы, связанные с принятием решений, которые, как считается, переоценивают вклад ранних сенсорных репрезентаций (Dosher and Lu, 1999; Li et al., 2004; Law and Gold, 2008; Jacobs, 2009). Наши результаты показывают, что обучение изменяет раннюю повторяющуюся обработку (Roelfsema and van Ooyen, 2005; Roelfsema, 2006) в высших зрительных и теменных областях, вовлеченных в интеграцию (Ostwald et al., 2008) и категоризацию (Freedman and Assad, 2006) глобального визуальные формы.В частности, наши результаты, показывающие, что обучение модулирует обработку формы в верхних затылочно-височных областях (LO), проливают свет на оспариваемую роль височной коры в визуальном обучении. LO было предложено внести свой вклад в сравнение сенсорных свидетельств во время принятия решений, накапливая информацию до момента распознавания (Ploran et al., 2007) и поддерживая постоянство восприятия (Philiastides and Sajda, 2007). Здесь мы показываем, что обучение различать визуальные формы в беспорядке модулирует раннюю сенсорную обработку в LO, предполагая, что визуальное обнаружение и интеграция в затылочно-височных областях модулируются ранними повторяющимися механизмами.В отличие от предыдущих исследований физиологии (Schoups et al., 2001; Li et al., 2004) и визуализационных исследований (Schwartz et al., 2002; Furmanski et al., 2004; Kourtzi et al., 2005; Sigman et al., 2005; Mukai et al., 2007; Yotsumoto et al., 2008; Bao et al., 2010), мы не наблюдали зависимых от обучения изменений в первичной зрительной коре. Это открытие может быть связано с нашим выбором стимула (глобальная форма, а не с особенностями локальной ориентации) и может быть связано с предыдущими электрофизиологическими результатами, которые демонстрируют усиленные эффекты перцептивного обучения в более высоких по сравнению с первичными визуальными областями (Yang and Maunsell, 2004; Raiguel et al., 2006).

В-третьих, наша работа обеспечивает новые методологические достижения, комбинируя одновременную ЭЭГ-фМРТ с классификацией паттернов и впервые применяя эту методологию к изучению обучения визуальным формам. Сочетание высокого временного и пространственного разрешения ЭЭГ и фМРТ позволяет нам исследовать динамику обработки между корковыми цепями, участвующими в перцепционных суждениях. Хотя в предыдущих исследованиях (Philiastides and Sajda, 2007) записывались данные ЭЭГ и фМРТ на разных сеансах, одновременная запись позволяет избежать различий между сеансами (например,g., бдительность, адаптация, знакомство), которые смешивают эффекты обучения. Кроме того, анализ фМРТ на основе данных ЭЭГ позволяет обойти ограничения ЭЭГ по локализации источника, связанные с бесконечным числом возможных конфигураций источников, которые могут привести к заданному распределению волосистой части головы. Наконец, сравнение вариантов линейных классификаторов (функции ЭЭГ / фМР-метрики) с выбором наблюдателей (психометрические функции) дает нам чувствительный инструмент для прямого сравнения активности и поведения мозга и определения связи между адаптивным выбором человека и зависимостью от обучения. пластичность мозга (Pessoa, Padmala, 2007; Li et al., 2009).

Используя эту методологию, мы предоставляем новые доказательства механизмов обучения, которые изменяют обработку различных процессов визуального распознавания. Важно отметить, что сигналы ЭЭГ-фМРТ отражают обработку на уровне больших нейронных популяций и не позволяют нам различить, отражает ли обучение изменения в селективности отдельных нейронов или корреляции между нейронными популяциями. Кроме того, корреляция между сигналами ЭЭГ и фМРТ не обязательно означает, что сигналы имеют один и тот же физиологический источник.Тем не менее, недавняя работа показывает, что анализ ЭЭГ проба за испытанием может выявить коррелированную активность фМРТ, тем самым предоставляя информацию о корковой сети, участвующей в определенных временных процессах (Debener et al., 2005; Eichele et al., 2005; Mayhew et al., 2010b). Несмотря на эти потенциальные ограничения, наши результаты делают интересные прогнозы, которые могут быть дополнительно проверены физиологией. В частности, мы предполагаем, что улучшенная чувствительность в различении глобальных форм в беспорядке может быть связана с изменениями нервной чувствительности (т.д., настройка нейронных популяций, которые демонстрируют слабое предпочтение стимулов в беспорядке перед обучением), на что указывают зависимые от обучения изменения в областях визуальной формы на ранних этапах обработки. Таким образом, наши результаты предлагают различные механизмы функциональной пластичности мозга, которые поддерживают улучшения поведения и опосредуют нашу способность принимать успешные перцепционные суждения перед лицом сенсорной неопределенности.

Сноски

  • Работа поддержана грантами З.К.от Исследовательского совета биотехнологии и биологических наук (D52199X, E027436) и S.L. из Национального фонда естественных наук Китая (31070896). Благодарим А. П. Багшоу за помощь в настройке оборудования.

  • Для корреспонденции Зои Курци, Университет Бирмингема, Школа психологии, Эджбастон, Бирмингем B15 2TT, Великобритания. z.kourtzi {at} bham.ac.uk

Разница между ощущениями и восприятием (с примерами, концепцией и сравнительной таблицей)

Знаете ли вы наши органы чувств i.е. глаза, нос, уши, язык, кожа и т. д. дают свежую информацию о внутреннем и внешнем мире? Первичное восприятие стимула, идентифицированного конкретным сенсорным органом, называется ощущением . Благодаря этому процессу информация из внешнего мира достигает нашего мозга.

С другой стороны, процесс, с помощью которого мы интерпретируем ощущения, испытываемые нами в нашей повседневной жизни, а затем воздействуем на них, называется восприятием . В этом процессе человек идентифицирует, интерпретирует и придает значение информации, поступающей от органов чувств.

В общем, мы меняем слова «ощущение» и «восприятие», потому что это когнитивные процессы, но между этими двумя понятиями существует тонкая грань в том смысле, что в случае ощущения нам не нужно участвовать в происшествии. процесса активно, тогда как восприятие — это интерпретация информации, полученной через ощущения. Следовательно, это умственная деятельность, которая знакомит нас с ситуацией, предоставляя непосредственное знание о ней.

Содержание: Сенсация против восприятия

  1. Сравнительная таблица
  2. Определение
  3. Ключевые отличия
  4. Пример
  5. Концепт
  6. Заключение

Сравнительная таблица

Основа для сравнения Ощущение Восприятие
Значение Ощущение относится к процессу, посредством которого наши органы чувств получают информацию из окружающей среды. Восприятие подразумевает процесс, посредством которого мозг выбирает, интегрирует, организует и интерпретирует сенсорную информацию.
Что он делает? Предоставляет необработанные данные На основе нашего опыта
Источник Стимулы, полученные от органов чувств. Информация поступает в мозг.
Результатов Восприятие Действие или изменение отношения
Имеет дело с Рудиментарным поведением, которое во многом зависит от физиологического функционирования. Сложный и процесс познавательный и психологический.
Стимулы Сообщает человеку о стимулах. Придает значение стимулам.
Что активно во время процесса? Активны только органы чувств человека Активизируются все части тела.
Последовательность Первая Вторая
Пример Активация уха для прослушивания звука — это ощущение. Вывод из услышанного — это восприятие.

Определение ощущения

Ощущение означает, что особые сенсорные рецепторы и нервная система человека получают и представляют энергии стимулов из окружающей среды. Это первая реакция физического сенсорного органа или организма на стимулы, или мы можем сказать, что она активирует функцию этих органов. Это физическое состояние или переживание, возникающее в результате стимуляции органов чувств.Это процесс обнаружения и кодирования ряда физических стимулов.

Это мгновенное ощущение таких атрибутов стимула, как горячий, холодный, мягкий, громкий и т. Д., Возникающее в результате стимуляции сенсорного органа. Это происходит, когда рецепторы в органах чувств активны, через которые различные формы внешних стимулов становятся нервными сигналами в головном мозге.

Итак, мы можем сказать, что ощущение — это когнитивный процесс, посредством которого наша нервная система и сенсорные рецепторы собираются и представляют энергию стимула из физической среды.

Что такое трансдукция?

Процесс, преобразующий внешние стимулы в нервную активность, называется трансдукцией.

Атрибуты ощущения

Есть пять атрибутов ощущения:

  • Качество : Ощущения различаются по качеству, т.е. каждое ощущение имеет свое качество. Кроме того, ощущения, полученные через разные органы чувств, могут быть разными. На самом деле ощущения, полученные от одного и того же органа чувств, тоже могут быть разными.
  • Интенсивность : Степень силы или интенсивности ощущения также может быть разной. Кроме того, интенсивность ощущения зависит от объективной силы стимула, а также от психического состояния человека.
  • Продолжительность : Продолжительность ощущения зависит от непрерывности стимула или его воздействия.
  • Объемность : подразумевает объемность, диапазон или величину ощущения как пространственный атрибут. По мере увеличения протяженности ощущения кажутся безмерными.
  • Местный признак : Различные ощущения различаются в зависимости от места стимуляции, называемого местным признаком. Это связано с тем, что различные местные признаки, которые человек может различать среди ощущений, обладающих одинаковым качеством, интенсивностью, продолжительностью и протяженностью.
Типы ощущений

Два основных типа ощущений:

  1. Organic Sensation : Ощущения, возникающие в результате состояния внутренних органов, называются органическими ощущениями.Следовательно, такие ощущения не требуют внешнего раздражения. Например, , жажда вызывает ощущение органики, возникающее из-за высыхания мембраны на задней части шеи.
  2. Особые ощущения : Особые ощущения — это ощущения, возникающие в результате определенных чувств, таких как глаза, уши, язык, нос и кожа. Такие ощущения можно отличить друг от друга и исходить от внешних раздражителей.

Также читайте: Разница между иллюзией и галлюцинацией

Определение восприятия

Простыми словами, восприятие можно понять как нечто, переживаемое посредством интуиции.Восприятие — это процесс, который помогает людям систематизировать и интерпретировать свои сенсорные впечатления, чтобы придать смысл полученным данным. Это значимая интерпретация данных, передаваемых в мозг органами чувств.

Тем не менее, это также правда, то, что человек воспринимает, может быть или не совпадать с конечной реальностью . У каждого свой подход к жизни, и его поведение во многом зависит от его восприятия.

Это когнитивный процесс, который включает в себя фильтрацию или изменение необработанных данных, полученных из ощущений, с помощью которых человек понимает стимулы, присутствующие в окружающей среде, которые могут влиять на все чувства.В основе классификации стимулов лежат прошлые события, чувства и мотивы.

Это основной источник знаний человека о внешнем мире, поэтому его поведение сильно зависит от того, что он воспринимает о себе и окружающем мире. Его также можно определить как способ, которым человек воспринимает мир.

Качества восприятия
  • Это находится между ощущением и реакцией.
  • Процесс носит внутренний характер.
  • Это активный процесс.
  • Это частично врожденный и частично приобретенный процесс.
  • Оно может быть как субъективным, так и объективным.
Процесс восприятия

  1. Стимул и регистрация : Восприятие начинается, когда человек переживает стимулирующую ситуацию. Это происходит, когда человек сталкивается со стимулом или ситуацией, которая может быть непосредственной чувственной стимуляцией или общей физической и социокультурной средой. Однако фактическим началом этого процесса является регистрация, которая на самом деле является признанием.На этом этапе затрагиваются как сенсорные, так и нервные физиологические органы.
  2. Выбор, организация и интерпретация : Когда человек получает информацию, запускаются подпроцессы выбора, организации и интерпретации. При отборе принимаются во внимание только те стимулы, которые актуальны и подходят человеку. С другой стороны, организация связана с формированием воспринимаемых входных данных и преобразованием их в значимую форму или форму.Наконец, Интерпретация занимается извлечением выводов из наблюдаемого значения из воспринимаемых входных данных.
  3. Обратная связь и реакция : Это результирующее поведение человека, которое может быть открытым, то есть в форме действий, или скрытым, то есть в форме изменения отношения. Поведение воспринимающего порождает реакции в соответствии с ситуацией, и такие реакции приводят к новому набору входных данных.

Также прочтите : Разница между слухом и слушанием

Ключевые различия между ощущениями и восприятием

Поняв значение этих двух терминов, давайте посмотрим на разницу между ощущением и восприятием:

  1. Ощущение — это реакция органов чувств человека на события, происходящие в окружающей среде.Есть пять органов чувств: слух, осязание, обоняние, зрение и вкус, которые постоянно получают стимулы, которые могут быть внутренними или внешними по отношению к человеческому телу. И наоборот, восприятие — это все о корреляции, интеграции и понимании различных ощущений и информации от органов чувств, через которые человек узнает вещи и объекты.
  2. В то время как ощущение предоставляет необработанные данные, восприятие превращает их в наш опыт.
  3. Ощущение — это первоначальное впечатление, накопленное органами чувств.И при интерпретации этого впечатления, когда к нему добавляется какой-то смысл, получается восприятие.
  4. Ощущение заканчивается началом восприятия, тогда как конечным результатом восприятия является действие или изменение отношения человека.
  5. Ощущение имеет дело с элементарным поведением человека, основанным на физиологическом функционировании или биологическом процессе. Напротив, восприятие — это сложная форма этих простых переживаний, поэтому процесс является когнитивным и психологическим.
  6. Ощущение — это то, что заставляет человека осознавать стимулы, тогда как восприятие придает значение стимулам.
  7. В процессе ощущения активны только органы чувств человека. Но в процессе восприятия все части тела становятся активными.
  8. Ощущение — это первоначальная сознательная реакция мозга на стимулы, или его можно понимать как первый шаг в направлении восприятия, тогда как восприятие — это второй или, скажем, прямой ответ на ощущение и косвенный ответ на физический стимул.

Пример

  • Восприятие цветка включает в себя переживание ощущений, таких как его цвет, запах и прикосновение.
  • Восприятие брокколи связано с переживанием таких ощущений, как вкус, цвет и прикосновение.

Понятие ощущения и восприятия

На момент рождения ребенка у младенца отсутствуют ощущения и восприятие, так как его органы не полностью развиты. Из-за чего младенец не может различать вещи и понимать их значение.Однако с течением времени, по мере того, как младенец становится старше, он начинает понимать разницу между людьми и предметами, а также может отличать членов семьи от посторонних или посторонних.

Далее, когда ребенок использует свои органы чувств, он узнает о вещах, которые его окружают, и начинает задавать вопросы. Постепенно способность восприятия развивается с течением времени, по мере того, как он проходит через подростковый возраст.

Также прочтите : Разница между отношением и поведением

Заключение

Два термина, ощущение и восприятие, рассматриваются как материальные аспекты умственного развития человека.И ни одно из двух невозможно без другого. В то время как ощущения являются составными частями и основным элементом восприятия, восприятие внешнего мира зависит от ощущений.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *