Собственность в жизни человека – —

Содержание

3.1.Отношения собственности и их роль в жизни общества. Субъекты и объекты собственности.

За категорией «собственность» стоит чрезвычайно сложная и многослойная система общественных отношений, как экономических, так и юридических. С экономической точки зрения собственность - это отношения между людьми по поводу вещи, условия и результатов производства, распределения, обмена и потребления материальных благ и услуг. В самом общем виде можно констатировать, что присвоение экономических ресурсов является первичным, определяющим по отношению к присвоению потребительских благ. Вследствие этого в любом обществе, любой стране расслоение населения на богатых и бедных вытекает главным образом из разного отношения людей к экономическим ресурсам как своим или чужим. С юридической точки зрения собственность выступает как право владения, пользования и распоряжения какой-либо вещью. Отношения собственности в любом обществе юридически регулируются конституцией, законами и многочисленными подзаконными правовыми актами. Итак, собственность – это система экономических отношений между людьми по поводу владения¸ пользования и распоряжения средствами производства и соответствующей им формой присвоения результатов. На данный момент в законодательстве РФ определены 4 формы собственности: индивидуальная, коллективная, государственная, смешанная. Под субъектами собственности понимают конкретных людей (группы), которые вступают между собой в отношения собственности. Субъекты собственности - это те, кто присваивает, владеет, распоряжается, использует объекты собственности. Ими могут быть отдельные граждане, семьи, коллективы, государство и другие хозяйственные субъекты.

Объекты собственности - это то, что присваивается. Это, прежде всего, материально-вещественные элементы общественного богатства, т. е. средства производства и результаты производства - продукт труда. Объектами собственности могут являться земля и её недра, вода, воздушное пространство, здания, сооружения, оборудование, растительный и животный мир, деньги, ценные бумаги и иное имущество.

2.Спрос на инвестиции. Факторы, влияющие на процесс инвестирования.

Инвестиционный спрос – это самая динамичная и изменчивая составляющая совокупного спроса, она зависит от объективных факторов (состояния экономической конъюнктуры: ожидаемая норма чистой прибыли, ставка процента) и субъективного фактора (решения предпринимателей).

Факторы

Уровень чистых расходов на инвестиции определяют два основных фактора: ожидаемая норма чистой прибыли, которую предприниматели рассчитывают получать от расходов на инвестиции, и ставка процента.

Побудительным мотивом осуществления расходов на инвестиции является прибыль. Предприниматели приобретают средства производства только тогда, когда ожидается, что подобные закупки будут прибыльными.

Еще один компонент расходов, связанных с инвестированием это ставка процента - цена, которую фирма должна заплатить, чтобы занять денежный капитал, необходимый для приобретения реального капитала. Если ожидаемая норма чистой прибыли превышает ставку процента, то инвестирование будет

прибыльным. Но если ставка процента выше инвестирование будет невыгодным.

Следует подчеркнуть, что именно реальная ставка процента играет существенную роль в принятии инвестиционных решений. Поскольку номинальная ставка процента выражается в текущих ценах, а реальная ставка процента - в постоянных или скорректированных с учетом инфляции ценах. Другими

словами, реальная ставка процента - это номинальная ставка за вычетом уровня инфляции.

studfiles.net

Отношения собственности и их роль в жизни общества Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

Бекбергенева Д.Е.

Оренбургский государственный университет E-mail: [email protected]

ОТНОШЕНИЯ СОБСТВЕННОСТИ И ИХ РОЛЬ В ЖИЗНИ ОБЩЕСТВА

Как экономическая категория собственность существует независимо от воли и сознания людей. Собственность как основное отношение всякой экономической системы раскрывается через всю систему экономических отношений. Определено, что экономические отношения могут рассматриваться как в широком, так и в узком смысле слова. В узком смысле слова они включают отношения, характеризующие социально-экономический тип общественного производства. В широком смысле слова в них наряду с социально-экономическими включаются организационноэкономические отношения, возникающие в связи с организацией производства как такового и характеризующие состояние производства независимо от его социально-экономической формы.

Ключевые слова: региональная экономика, управление, собственность, право собственности, рынок недвижимости.

В повседневной жизни под собственностью чаще всего понимают принадлежность того или иного имущества кому-либо. Как научная категория понятие собственность сложное и многомерное. Оно является определяющим признаком в экономических отношениях. Субъекты собственности - это отдельные лица, их ассоциации, трудовые коллективы, социальные группы, общество в целом, владеющие ресурсами или факторами производства. Объекты собственности - то, чем владеет собственник и результаты производства - блага. Между субъектами собственности и объектами собственности очевидна взаимосвязь, определённые отношения. Поэтому когда рассматривают понятие собственность, то рассматривают чаще всего не просто собственность, а отношения собственности, которые в данном случае носят объективно-субъективный характер. К тому же в хозяйственной жизни общества по отношению к собственности между членами общества возникают тоже отношения:

- присвоения;

- владения;

- пользования;

- распоряжения и т. д.

Это субъектно-субъективные отношения.

Отношения собственности в основном реализуются на рынке. «Рынок - представляет собой совокупность всех отношений, а также форм и организаций сотрудничества людей друг с другом, касающихся купли-продажи товаров и услуг». Процессами, протекающими на рынке собственности и его секторах, управляют системы управления. С точки зрения теории систем управления они характеризуются своими субъектами, с их функциями, связями и отношениями. Процессы на рынке собственности

можно моделировать используя модели межры-ночных балансов, модели Ланчестера, Боул-динга и др. Государство управляет рынком собственности с помощью управляющих воздействий: экономическими (налоговая политика, финансовая: инвестиционно-кредитная политика, тарифная, промышленная, социальноэкономическая и другие политики) и административными методами (законодательное, нормативное правовое обеспечение и др.). Если система управления замкнута, рынок собственности сбалансирован и эффективно управляется государством, то процессы на нем протекают стабильно. При малых входных сигналах рынок самостоятельно или с участием государства отрабатывает их и также приходит в устойчивое состояние. Если на вход системы управления подается большой сигнал, который вызывает большое отклонение рынка от устойчивого состояния и регулятор (государство или другой регулирующий орган) не может привести систему в устойчивое состояние, то рынок становится неустойчивым. Поэтому главная задача государства как регулирующего органа рынка собственности с помощью управляющих сигналов эффективно им управлять и поддерживать его в устойчивом и стабильном состоянии. Анализ показывает, что структуры систем управления секторами рынков государственной и федеральной собственности на федеральном уровне практически совпадают, при этом некоторые субъекты системы выполняют разные функции. Субъекты Российской Федерации управляют сектором рынка государственной собственности - рынком собственности субъекта, а на рынке федеральной собственности только принимают участие как субъекты рынка.

Для экономического подхода детализация прав необходима, поскольку отражает усложняющуюся систему новой экономики. Следует только тщательно раскрывать и сопоставлять содержание каждого экономического права с тем, что бы избежать дублирования и не усложнить сущности сверх меры. Деятельность собственника в рамках института собственности включает ряд целенаправленных действий и ряд взаимосвязанных функций. Всякие отношения собственности можно представить как актуализацию функций. В этой связи при характеристике содержания собственности необходимо выделять и фиксировать ряд функций собственности, которые объективно должен выполнять собственник того или иного объекта для осуществления реального присвоения полезного эффекта от этого объекта. В рамках целостной деятельности собственника прежде всего выделяются основные компоненты этой деятельности, которые включают группы функций собственности, т. е. те функции, выполнение которых и позволяет говорить о субъекте как о собственнике. Это такие функции, как:

- регламентация использования объектов собственности, т. е. регламентация всякой деятельности, установление необходимой процедуры, касающейся объекта собственности, в частности, извлечения и использования полезного эффекта от объекта собственности;

- извлечение полезного эффекта из объекта собственности;

- управление процессом использования объектов собственности, т. е. организация и управление деятельностью по присвоению полезного эффекта;

- распределение полезного эффекта от эксплуатации;

- утилизация полезного эффекта от объекта собственности;

- ответственность за отрицательные внешние эффекты от эксплуатации объекта собственности;

- сохранение и преумножение объекта собственности.

Конкретное содержание функций собственности зависит от характеристик объекта собственности, поскольку именно он обусловливает конкретные способы извлечения и присвоения полезного эффекта. Изменение функций в отношении объекта собственности представля-

ет собой и изменение самой собственности, какие бы формы она ни имела и какой бы интерпретации не подвергалась. Любая собственность, а собственность на средства производства в особенности, практически всегда имеет и будет иметь дробный, дисперсионный характер, т. е. функции собственника всегда распылены между несколькими субъектами. В этой связи понятие собственность отражает полную или частичную, постоянную или временную принадлежность субъекту одной или многих функций в отношении определенной потребительной стоимости. В содержании понятия «формы реализации собственности» выделяются два смысловых подхода. В узком смысле под формами реализации собственности понимаются конкретные формы дохода (прибыль, рента, процент, арендная плата, дивиденд и др.), приносимые конкретными видами собственности. В более широком смысле собственность реализуется в многообразных отношениях и формах социально-экономического, юридического и психологического содержания. Именно формы реализации делают собственность реально ощутимой, многогранной, связывают ее с системой разнообразных общественных отношений.

Последняя четверть ХХ в. и начало XXI в. -время становления новой экономики, которая проявляется как финансовая экономика с властным, монопольным контролем финансовых структур, управлением и рентой в качестве основной формы дохода; как информационная экономика, характеризующаяся преодолением времени и пространства, в возможности контролировать из центра сбор и переработку информации, присваивать ее, а так же принимать глобальные решения, влияющие на основные параметры мировой экономики; глобальная экономика - как единый планетарный механизм управления сверху. Главная особенность новой экономики заключается в том, что она проявляется как виртуальная экономика. И во всех этих экономиках есть собственнический эффект, проявляющийся в объектных отношениях (собственность на деньги, финансы, на информацию, решения, управление, на время -геопространство, на мир). Национальные экономики исчезают как некая целостность. Не мировое хозяйство теперь функция от национальных, а эти последние функция от мирового, однако с все большим растворением в после-

днем. В результате проведенного анализа основных черт и особенностей новой экономики выявлено ее влияние на структуру института собственности как сложной многоуровневой системы, в рамках которой выделяются территориальные, отраслевые и межотраслевые уровни собственности, начиная с муниципальных и до национально-государственных, межгосударственных и транснациональных, в результате чего собственность фактически становится многосубъективной, что не только расширяет и усложняет внутреннюю структуру субъектов собственности, но и вносит существенные аспекты в содержание института собственности. Во-первых, происходящие изменения в новой экономике затрагивают состав объектов государственной собственности, меняются цели государственного участия в экономике, принципы регулирования и т. п. Во-вторых, повышение в материально-вещественных объектах собственности объемов и значения объектов потребительского и смешанного потребительско - производственного назначения. Это - электротехнические, электронные, информационные, транспортные, жилищно-бытовые и другие средства, в которых воплощаются достижения научного, технического, технологического, производственного и интеллектуального прогресса. Функции собственности на объекты подобного рода проявляются не только в улучшении условий и повышении качества жизни, но и в создание предпосылок удовлетворения основных потребностей ряда социальных групп, интересы которых не связаны или мало связаны с предпринимательской деятельностью, с обладанием средствами производства. В-третьих, возрастание роли и выделение особого блока отношений интеллектуальной собственности. Продукт интеллектуального труда как объект собственности специфичен, поскольку главное средство его производства - интеллектуальные, творческие способности человека. Поскольку интеллектуальная деятельность - это широкий спектр областей и видов духовного, научного, технического, технологического и т. п. творчества, постольку в рамках новой экономики формируется особый слой собственников-интеллек-туалов. Главными субъектами собственности в неоэкономике становятся не реальные собственники, а собственники-интеллектуалы. Процесс превращения идеи в материальные и духовные

ценности, так же как и сами эти ценности, является базой возникновения различных способов присвоения в зависимости от целей, особенностей производства и необходимых для этого ресурсов. В-четвертых, неоднозначное изменение значимости влияния власти на институт собственности. Анализ приведенных выше характеристик позволил автору установить институциональные особенности взаимодействия власти и собственности в условиях неоэкономики:

1) устойчивое доминирование власти над собственностью как на макро-, так и микроуровне их взаимодействия: если на макроуровне многообразие отношений собственности формируется на основе использования командных инструментов, то есть путем формального преобразования прежней государственной собственности (приватизация), то на микроуровне собственность не находит адекватного механизма реализации и редуцируется до комплекса прав формального распоряжения совокупностью хозяйственных ресурсов;

2) сохраняющаяся несоразмерность налогового бремени возможностям процесса воспроизводства отношений собственности: собственность реализуется, прежде всего, в процессе доходного участия хозяина факторов производства в совокупном финансовом результате деятельности. Если такое участие не оставляет хозяину факторов производства средств, необходимых для развития производства и обеспечения адекватного образа жизни, то отношения собственности не воспроизводятся в расширенном масштабе. Потребности власти (налоговое бремя) берут верх над потребностями воспроизводства собственности; взаимодействие обоих феноменов переходит в режим конфликта;

3) отсутствие социально-экономического механизма защиты отношений собственности: собственность представляет собой особую локальную систему отношений присвоения и отчуждения, каждый элемент которой нуждается в защите. В условиях выхода из трансформационного кризиса наименее защищены доходное (дивидендное) участие акционеров в прибыли корпорации, их доступ к достоверной информации и участие в стратегическом управлении;

4) преемственность взаимодействия власти и собственности по отношению к прежней системе хозяйствования: власть стремится командовать собственностью как на макро-, так и на микроуровне их взаимодействия. Этому спо-

собствует продолжающийся процесс перераспределения прав собственности, в котором противоборствующие стороны апеллируют к власти, ищут ее покровительства; тем самым воспроизводятся условия патронажа власти над собственностью. Политическое решение данной проблемы означает выход власти за пределы активного участия в процессе перераспределения прав собственности;

5) затягивание указанного выше политического решения обрекает власть на институциональное переплетение с собственностью. В этом случае складываются условия для реализации тенденции к реставрации их соединения, описываемого формулой «власть - собственность, воплощенная в одном лице».

В-пятых, существенное и неоднозначное значение для изменений отношений собственности имеет усиление обособленности оборота денежного и финансового капитала как объекта собственности. Это обстоятельство, расширяя возможности перелива и миграции капитала, может способствовать развитию инвестиционных процессов, глобализации экономических связей. Обратной стороной этого процесса является возможность роста спекулятивного капитала, перемещения больших денежных масс, способных дестабилизировать экономическую ситуацию, как в отдельных странах, так и целых регионах, о чем свидетельствуют финансовые кризисы последних лет. Современная реальность национальных экономик, связанная с развитием глобального сообщества и глобальной экономики, состоит в том, что они оказываются плотно интегрированными в глобальное перераспределение ресурсов и собственности и быстро превращаются в субъекты качественно новых форм международной конкурентной борьбы и монополизации. Это происходит в ходе втягивания всего мира в открытую систему финансово-экономических, общественно-политических и культурных связей на основе новейших коммуникационных и информационных технологий. Под влиянием трансформационных процессов создаются новые виртуальные организации, что приводит к образованию особой конкурентной среды. Вертикальная интеграция заменяется виртуальной организацией -сетевым (виртуальным) предприятием как специфической формой предприятия, система средств которого составлена путем пересечения

сегментов автономных систем целей. Компоненты сети одновременно автономны и зависимы и могут быть частью других сетей и систем средств, ориентированных на другие цели. Отличительной особенностью виртуальной организации является сосуществование компаний и бизнес-элементов, не связанных какими-либо структурными ограничениями и работающих совместно для достижения взаимовыгодных целей.

Глобализация экономики привела к тому, что на основе новых отношений собственности формируются новые рынки: это глобальные потребительские рынки, рынки капитальных товаров, рынки перераспределительных услуг, мировые финансовые рынки, рынки ресурсов, рынки технологий, мировые рынки интеллектуальной собственности, глобальные рынки информации и т. п.; новые субъекты этих рынков: государство, транснациональные корпорации, транснациональные банки и институциональные инвесторы, сообщества; новые формы их рыночного поведения: формирование глобальных стратегий, глобальные масштабы конкуренции и новые приемы конкурентной борьбы, глобальные сети, слияния, поглощения, взаимные приобретения активов, стратегические альянсы и другие организационно-управленческие технологии; новые интересы: глобальные интересы.

Современная мировая экономика характеризуется существенными качественными преобразованиями, благодаря которым мировое хозяйство приобретает новые черты. Заметным становится его участие:

- в целенаправленном регулировании мирового хозяйства;

- в создании всемирной экономической инфраструктуры;

- в регулировании международного обмена товарами и услугами;

- в создании наднациональных международных органов обеспечения государств экономическими ресурсами, в том числе капиталом и информационными технологиями;

- в ускорении процесса создания и расширения экономических, валютных и политических международных союзов;

- в развитии и усилении роли в мировом хозяйстве международных корпораций;

- в массовом переходе экономик стран мира на общемировую систему статистического и бухгалтерского учета.

Организационно-экономической основой всех новых явлений в мировой экономике, решающим фактором современных международных отношений служит постоянно развивающийся и углубляющийся процесс международной интеграции. Следовательно, возникает невозможность формирования реальных цен на некоторые объекты собственности. Собственность составляет основу всех хозяйственных систем и всегда была предметом изучения как российских, так и зарубежных ученых. Она выступает как крайне сложное явление, обладающее множеством свойств, признаков и качеств, выражается в многообразных формах, что дает основание быть объектом анализа различных областей научных знаний. Форма отношений собственности определяет экономический строй общества.

Отношения собственности находятся в состоянии изменений, т. е. они эволюционируют вместе с трансформацией всей экономики и общества в целом. Для трансформационной экономики вообще типичны качественные изменения институтов, форм, прав собственности и объектов собственности, происходящие в общей обстановке нестабильности, подвижности, неустойчивости и противоречивости институциональной системы (диффузии институтов). Для проведения институциональных реформ необходимо понимание механизмов трансформации института собственности. Эта проблема должна рассматриваться в связи институциональными особенностями развития хозяйственных систем и ролью групп специальных интересов как институциональных инноваторов.

27.11.2012

Список литературы:

1. Буреш О. В., Гербеева Л. Ю., Бекбергенева Д. Е., Управленческие аспекты трансформации отношений собственности в период рыночных преобразований // Экономические науки. - 2010. - № 63. - С. 232-236.

2. Управление социально-экономическим развитием региона: теория и практика: Монография / О. В. Буреш [и др.]. -Москва: Изд-во «Ваш полиграфический партнер», 2011. - 160 с.

3. Механизм управления социально-экономическим развитием региона / Н. Н. Прядкина, Л. Ю. Гербеева, А. Ф. Исхакова // VIII Всероссийская (с международным участием) научно-практическая конференция «Эффективные механизмы инновационно - технологического развития современного общества». - Сочи, 2012. - С. 145-149.

Сведения об авторе:

Бекбергенева Дина Евгеньевна, доцент кафедры управления бизнесом Оренбургского государственного университета, кандидат экономических наук 460018, г. Оренбург, пр-т Победы, 13, ауд. 6309, тел. (3532) 372441

UDC 330.322 Bekbergeneva D.E.

Orenburg state university, е-mail: [email protected] PROPERTY RELATIONS AND THEIR ROLE IN SOCIETY LIFE

As the economic category property exists irrespective of will and consciousness of people. The property as the main relation of any economic system reveals through all system of the economic relations. It is defined that the economic relations can be considered as in wide, and in the narrow sense of the word. In the narrow sense of the word they include the relations characterizing social and economic type of a social production. In the broadest sense they along with the social and economic join the organizational and economic relations arising in connection with the organization of production as those and characterizing a condition of production irrespective of its social and economic form.

Key words: regional economy, management, property, property right, real estate market.

Bibliography:

1. Buresh O. V., Gerbeev L. Yu. Bekbergeneva D. E. Administrative aspects of transformation of the relations of property during market conversions // Economic sciences. - 2010. - № 63. - P. 232-236.

2. Management of social and economic development of the region: theory and practice: The monograph / O. V. Buresh [et al.]. -Moscow: Publishing house «Your printing partner», 2011. - 160 p.

3. The management mechanism socially economic development of the region / N. N. Pryadkina, L. Yu. Gerbeeva, A. F. Iskhakova // the VIII All-Russian (with the international participation) the scientific and practical conference «Effective Mechanisms Innovatively Technological Development of Modern Society». - Sochi, 2012. - P. 145-149.

cyberleninka.ru

Собственность - психология

Чувство собственности в отношениях

Вероятно, главная проблема привязанности заключается в том, что влюбленному удается каким-то образом себя убедить, будто ему может принадлежать другой человек, так же, как принадлежат любимые вещи.

И убежденность эта может держаться до конца жизни, сталкивая с повторяющимися «граблями»: ревность, чувство собственности, обиды.

Любимый для влюбленного – это такая супер «вещь», обладание которой тешит и доставляет несоизмеримо пронзительней, чем владение неодушевленным имуществом.

Чувство собственности радует иллюзией обладания и доставляет боль, когда эта иллюзорная радость ставится под угрозу. Проще говоря, влюбленного медом не корми, дай только почувствовать, что вот этот самый классный и безгранично важный человек – «МОЙ!!!» Влюбленный жаждет почувствовать, словно у него есть несокрушимо твердое право на обладание любимым человеком.

И силой этой жажды его воображение при всяком удобном случае рисует такие миражи, где это право собственности подтверждается. На деле это осуществляется при помощи постоянных провокаций, проверок и доказательств ответных чувств.

И всякий раз, когда «чувства» хоть как-то, хотя бы неуловимо, подтверждаются, влюбленного охватывает ослепляющее ликование, вызванное иллюзией, что его персональный кодекс счастья с тысячью законов и правил вступает в силу и будет послушно любимым исполняться.

По сути, вся сила страстной «любви» держится на простодушной убежденности влюбленного, что все его ожидания во чтобы то ни стало осуществятся и настанет всепоглощающее счастье. Влюбленный любит тем сильней, чем больше надежд и ожиданий умудрился нацепить на жертву своей «любви».

«Любишь – значит, мой», а «раз мой – то должен» – и далее ненасытный список выдуманных обязанностей и ограничений, не имеющих никаких реальных оснований. Впрочем, реалистичными основаниями могут быть неразвитые в нашей стране религиозные обычаи или формальные договоренности, регламентирующие каждый ожидаемый шаг.

Но гарантировать стабильных чувств эти искусственные шаги не могут, поэтому даже, когда отношения зажаты в тисках жестких правил, надежда влюбленного чередуется с безнадегой.

Накал любовных страстей так велик, а опоры для них настолько шаткие, что драматизм противоречащих друг другу чувств попеременно зашкаливает до самых критических пиков, где в голове влюбленного непрерывно решается самый главный, судьбоносный вопрос – будет в его жизни счастье или нет. И решается это не единожды и навсегда, а многократно и хаотично.

Тревожное, болезненное счастье то и дело сменяется ужасом, где влюбленный в зависимости от темперамента практикует либо отчаяние, либо истерику. Такая стремительная смена противоречащих друг другу декораций грядущего будущего – от счастья до ужаса и обратно, может происходить по несколько раз на дню, просто потому, что под ними нет никакой реальной почвы.

Как выше уже говорилось, влюбленный настолько сильно жаждет почувствовать себя собственником, что для провокации чувства собственности в своем уме использует все мыслимые поводы – какими бы ненадежными они ни были: каждое располагающее слово любимого, каждый поворот его головы – словно обещание мечты, на которое влюбленный наивно и самозабвенно покупается.

Парадокс ситуации в том, что огромнейшая, эмоционально насыщенная ставка делается на несуществующую, воображаемую опору. Самообольщение влюбленного не имеет никаких надежных оснований, поэтому почти неизбежно рассыпается на глазах, либо удерживается соразмерно объему энергии, которой закачивается самообман.

Нет никакого обладания, есть лишь его болезненная, шаткая иллюзия – наивное, воинственное чувство собственности. Мы не можем сделать из другого человека свою собственность. Даже, когда есть возможность поставить другого человека в тотальную зависимость от себя, все равно «обладание» не может быть стопроцентно надежным, потому что так устроена сама жизнь.

Наши тела не железные, не вечные, в любой день может случиться все, что угодно. Чувства могут угаснуть, тело погибнуть, ситуация вывернуться с ног на голову.  Если бы обладание было чем-то нерушимым, только тогда у него могли бы быть несомненные основания и чувство собственности оказалось бы оправданным. Однако в реальности так не бывает. Каждый человек – не статичный, послушный болванчик, а живое воплощение развивающейся, спонтанной жизни. И все же, необязательно рассматривать обладание как иллюзию; шаткое, временное, без ощутимых, устойчивых границ и правил – именно в такой форме оно «реально». Мы обладаем другими людьми в очень условной и относительной форме.

На словах можно отделить привязанность от чувства собственности и сказать, что привязанность – условно «основательна», когда имеет свои, относительно крепкие опоры.

Если, например, с партнером сложились сравнительно стабильные отношения и держатся в течение года, то вероятность их продолжения на следующий день действительно очень высокая. Именно поэтому надежность так важна для крепких, доверительных отношений, как в любви, так и в дружбе.

Иными словами, когда у привязанности есть подтвержденные временем, предсказуемые основания, она может быть вполне оправданной и приносить больше радости, чем каких-то проблем.

И все же, даже самые стабильные отношения может постичь крах, и чем дольше длилась радостная привязанность, тем большее психическое опустошение настигает от потери. Но это вовсе не значит, что надо непрестанно, напряженно держать руку на пульсе и ожидать от партнера какого-то подвоха.

Скорей, все это подразумевает, что нерушимый душевный покой не может быть основан исключительно на единственной внешней стихии. Не все упирается в отношения. Дружба, работа, увлечения, мировоззрение, личные качества и способности, духовность и самопознание: чем ближе сфера к самой сути нашего человеческого существа, тем крепче ее опоры.

© Игорь Саторин Источник: progressman.ru

Источник: https://ukrezo.com.ua/chuvstvo-sobstvennosti.html

открытая библиотека учебной информации

Тема 3. Психология собственности.

Цель занятия: Сформировать общее понимание о социально-психологических закономерностях, проявляющихся в экономическом поведении и экономических отношениях к собственности и по отношению к собственности.

(Китов А. И. ЛИЧНОСТЬ И ГРУППА В СИСТЕМЕ ОТНОШЕНИЙ СОБСТВЕННОСТИ (ОПЫТ ИНВЕНТАРИЗАЦИИ ФЕНОМЕНОЛОГИИ ОТНОШЕНИЙ СОБСТВЕННОСТИ)

Собственность — категория общенаучная. Трудно назвать от­расль знания, которая в той или иной форме не затрагивала бы отношения собственности. Но особенное внимание ей уделяют философия, социология, экономика и правоведение.

Философы рассматривают собственность как «исторически определœенный способ присвоения людьми предметов производ­ственного и непроизводственного потребления. Собственность всœегда связана с вещью (объектом присвоения), но она не сама вещь, а отношение между людьми по поводу вещи» [Философский энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1983, с. 619].

Согласно Современному экономическому словарю: «Собственность — принадлежность вещей, материальных и духовных ценностей определœенным лицам, юридическое право на такую принадлежность и экономические отношения между людьми по поводу принадлежности, раздела, передела объектов соб­ственности» [Современный экономический словарь М.: ИНФРА-М, 2001, с. 367].

В юридической науке интересующее нас понятие тракту­ется примерно аналогично тому, как и в экономической, но с учетом специфики правового подхода.

«Собственность, — гла­сит Юридический энциклопедический словарь, — принадлеж­ность средств и продуктов производства определœенным лицам — индивидам или коллективам — в определœенных исторических условиях, отражающих конкретный тип отношений собственности.

Право собственности субъектов на определœенное иму­щество сводится к трем правомочиям: владению, пользованию и распоряжению» [Юридический энциклопедический словарь. М.- ИНФРА-М, 2001, с. 369].

(Карнышев А. Д. ПСИХОЛОГИЯ СОБСТВЕННОСТИ КАК ОБЛАСТЬ ИССЛЕДОВАНИЙВ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ)

Основная идея рынка, как считает большинство психологов Запада, исходит из предпосылки, что если каждый человек бу­дет усердно преследовать свои личные экономические интере­сы, это благотворно отразится на обществе в целом, по схеме: личная выгода —> общественное благо. Эта идея предполагает учет следующих базовых моментов:

1) Человек от природы своекорыстен, ᴛ.ᴇ. в нем изначально заложено стремление не­устанно блюсти свои личные интересы (по известной послови­це «Своя рубашка ближе к телу»}.

2) Человек от природы осмотрителœен и расчетлив. Отсюда следует, что он не только преследует личные интересы, но делает это благоразумно, ᴛ.ᴇ. привыкает учитывать желания и интересы других людей.

Естественно, как для психолога, так и для политика необхо­димо видеть, в чем конкретно преимущественно материализу­ется данный личный интерес, какие формы он принимает, в каких случаях сочетается, а в каких не сочетается с интересами дру­гих людей и в целом общества.

Чаще всœего психолого-эко­номической реальностью выступает понятие «собственность». Именно оно в индивидуальном психологическом варианте озна­чает корысть, ᴛ.ᴇ. как всœеми любимое «мое», а в коллективном виде — порой не менее значимое «наше».

То, что собственность и личность зачастую неотделимы друг от друга, подтверждает и этимологический анализ первого по­нятия. Оно происходит от старославянского «собьство» в зна­чении «особенность, лицо».

По смыслу это слово близко терми­ну «особа», который в старину характеризовал прежде всœего авторитарного, почтенного человека: важная особа, известная особа.

В данном слове «звучат» индивидуалистические, лично­стные нотки, поскольку оно образовано на базе общеславянской предложно-падежной формы «о собе» — «для себя», а в древне­русском языке эта же форма означала «отдельно, сам собой». Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, можно сказать, что слово «собственность» сво­ими корнями восходит к понятию личности, как отдельного че­ловека, существующего «в себе и для себя».

Тому, что собственность является как бы продолжением лич­ности во внешнем мире, есть много различных подтверждений. Немало из них можно свести к очевидному преимуществу: на­личие собственности на нейтральной или даже чужой террито­рии, ᴛ.ᴇ.

расширение «зон собственности», позволяет личности чувствовать себя в таких зонах комфортно, независимо от дру­гих, уверенно.

В то же время любые посягательства на собствен­ность так или иначе затрагивают самое личность, и если данные действия лишают «частички меня», это всœегда воспринимается как ущемление личности.

Анализу последствий взаимовлияния собственности и харак­теристик человека посвящено много работ. Используя сделан­ные нами в совместной работе с Т. Д. Бурменко обобщения [4, с. 196-198], раскроем основные функции и значения соб­ственности и ее влияние — положительное и отрицательное — на личность.

Рассматривая в целом значение собственности в обществе, можно подчеркнуть следующие моменты:

— собственность — основа богатства, процветания эффективной экономики и в то же время целœевой ориентир для деловых людей;

— собственность — стимул развития производства и одно­временно — мерило потребления;

— собственность — явная или скрытая причина социальных взаимодействий «исполнителœей» различных экономических ролей, подоплека их отношений;

— собственность — детерминанта социального статуса че­ловека в иерархической структуре современного обще­ства;

— собственность в плане расширения ее «работающих» форм и видов свидетельствует об эффективности эконо­мических реформ и их динамике;

— приобщение к собственности, как формирование и зак­репление умений и навыков владеть, пользоваться и ра­споряжаться ею, является главным критерием экономи­ческой социализации;

— отношение собственников к экономическим обязанностям, в частности, выплате налогов, показывает уровень их социальной зрелости;

— собственность увязывает воедино экономическое и поли­тическое положение человека и (или) социальных групп.

Заидеологизированная социалистическая система выпячива­ла и всячески дискредитировала значение частной собственно­сти, представляя ее лишь как основу для эксплуатации человека человеком.

Одновременно подчеркивалось сугубо негативное нравственно-психологическое влияние на личность: превра­щение человека в ее раба, жадность, конфликты с людьми и т.п. Но односторонность таких взглядов сегодня очевидна.

Собственность как сложный психолого-экономический феномен может проявлять в характеристиках человека и всœе лучшее, и всœе худшее.

Человечество издревле эти нюансы при­знавало и отразило их в этико-философских трактатах и в нрав­ственно-религиозных канонах.

К числу важных характеристик собственности, воспринимаемых чаще всœего человеком в роли положительных можно отнести следующие. Собственность — это:

— гарантия независимости, «отчеканенная свобода» [Ф. Достоевский];

— атрибут благополучия и уверенности;

— возможность реализации своих способностей;

— чувство комфорта и защищенности;

— в ее интеллектуальных вариантах — показатель дарований человека;

— инструмент для получения дохода;

— возможность для благотворительной деятельности;

— мотивы социально-политической активности;

— первопричина ответственности [учит рациональному поведению и предусмотрительности;

— детерминанта эффективной реализации властных полномочий;

— характерный для человека образ и стиль жизни.

Положительные слагаемые содержания собственности вли­яют на формирование важнейших качеств личности, но более всœего на ее направленность (систему мотивов) и самооценку.

Можно уверенно констатировать закономерность, когда чело­век, сумевший приумножить собственность, значительно увели­чить ее размер, по своему чувству самоуважения, по своему до­стоинству становится как бы другой личностью, поскольку по-иному осмысливает свою самоценность, по-иному живет и ду­мает. Да и в политической активности это заметно отличающий­ся по своим побуждениям человек.

Естественно, как продолжение достоинств личности существу­ют некоторые отрицательные черты, связанные с собственностью:

— зависть к уровню богатства других;

— причина неоправданной гордыни, апломба, амбиций;

— обуза [в связи с чрезмерной ответственностью, затратой времени и средств на ее «обслуживание»];

— возможность эксплуатации других людей;

— неуемная жажда наживы;

— причина шантажа и вымогательства;

— подоплека безграничного эгоизма;

— извращенное у некоторых индивидов стремление к экономической и политической власти [часто связанное с переделом собственности и желанием быстро поднять свой социальный статус].

Без знания и учета особенностей восприятия собственности и отношения к ней со стороны ее «субъектов», различных групп населœения невозможно проводить разумную экономическую политику в стране.

Это относится в том числе к конкретным формам проявления собственности, способам приобретения, мотивам владения и т.д.

Сказать о позитивном или негативном влиянии собственности на человека можно, лишь поняв его кон­кретные стремления к ее использованию в конкретных целях.

Без знания психолого-экономических аспектов данного вопро­са невозможно строить на цивилизованной основе «взаимо­отношения» частной и государственной форм собственности, осуществлять оборот прав собственности, развивать интеллек­туальную собственность, позитивно решать проблему взаимо­действия экономической и политической власти.

(Китов А. И. ЛИЧНОСТЬ И ГРУППА В СИСТЕМЕ ОТНОШЕНИЙ СОБСТВЕННОСТИ (ОПЫТ ИНВЕНТАРИЗАЦИИ ФЕНОМЕНОЛОГИИ ОТНОШЕНИЙ СОБСТВЕННОСТИ)

Читайте также

  • — Общенаучный подход к понятию собственности

    Тема 3. Психология собственности. Цель занятия: Сформировать общее понимание о социально-психологических закономерностях, проявляющихся в экономическом поведении и экономических отношениях к собственности и по отношению к собственности. (Китов А. И. ЛИЧНОСТЬ И… [читать подробенее]

  • Источник: http://oplib.ru/random/view/847426

    Экономическая психология — Понятие о собственности. Особенности восприятия государственной и частной собственности

    С понятием «доходы» тесно связано понятие «собственность». Под собственностью в экономической науке понимают некие материальные объекты и отношения по поводу них между различными субъектами собственности [10].

    В качестве субъектов собственности выступают частные лица, организации, государство. В качестве объектов собственности могут выступать материальные объекты, энергия, информация, духовные и интеллектуальные ценности.

    Объекты собственности часто называют просто собственностью в узком смысле слова.

    Все отношения между субъектами и объектами собственности разделяют на два вида:

    а) субъектно-объектные отношения – экономические отношения между субъектом собственности и принадлежащей ему собственностью в виде владения, распоряжения и пользования;

    б) субъектно-субъектные отношения – экономические отношения между различными субъектами по поводу их собственности. К ним относятся:

    — раздел собственности применяется в отношении вновь созданного материального продукта, либо в отношении общей собственности, которые нужно разделить на части, принадлежащие разным совладельцам;

    — передел собственности связан с перераспределением прав на собственность, отношения по поводу которой уже сложились ранее.

    В зависимости от того, какому из субъектов собственности она принадлежит, выделяют следующие формы собственности: а) государственная; б) частная; в) общая, которая подразделяется на совместную (без выделения доли совладельца) и долевую (с выделением доли каждого совладельца).

    Отношения субъектов собственности по поводу их собственности, как правило, основываются на различных законодательных актах. Однако эти отношения часто приводят к различным конфликтам, вплоть до социальных потрясений и даже революций, когда одна форма собственности насильно сменяется другой.

    Если в случае частной и общей собственности ее субъект четко определен и охраняет свое право владеть, пользоваться собственностью, то в отношении государственной собственности возникает ряд проблем.

    Во-первых, не всегда объекты государственной собственности закреплены за конкретными организациями, лицами, которые должны заботиться об их целостности и рациональном использовании, что может привести к потере статуса государственного имущества, переходу его в частную собственность.

    Это порождает проблемы, требующие решения как на правовой и экономической, так и на психологической основе путем поиска взаимосогласованных решений. Второй аспект касается договоров, заключаемых между государством и частными собственниками по поводу аренды, пользования государственными ресурсами (например, добыча газа, нефти).

    Нечеткое разделение функций, отношений владения, распоряжения, пользования может привести к ущемлению государственных интересов, поскольку каждый собственник психологически ориентирован на получение выгоды.

    Психологичной является проблема соотношения, предпочтения государственной и частной собственности, прежде всего на средства производства. Исследователи отмечают, что российский менталитет характеризуется не в пользу частной собственности на землю, природные богатства, объекты социально-культурной сферы, т.к. частная собственность воспринимается как индивидуальная, приносящая выгоду одному.

    Такой подход, в частности, обусловлен тем, что государственной собственностью может пользоваться (но не распоряжаться) любой человек, приходя в музеи, парки, на пляжи, что становится невозможным при частной форме собственности на эти объекты. Между тем в современном мире частная собственность в основном носит корпоративный характер и в большей степени предстает как коллективная, чем личная.

    Отмечается также настороженное отношение к проникновению в экономику иностранной собственности, которую считают «чуждой, не своей». В то время как в странах с развитой рыночной экономикой наличие иностранной собственности на территории страны в виде средств  производства, объектов недвижимости воспринимается не столь отрицательно, и даже поощряется.

    Источник: https://cribs.me/ekonomicheskaya-psikhologiya/ponyatie-o-sobstvennosti-osobennosti-vospriyatiya-gosudarstvennoi-i-chastnoi-sobstvennosti

    Психология человека: собственность и труд

    В самом общем смысле психика – это свойство воспринимать, познавать и регулировать на этой основе свое поведение и деятельность, то есть свойство вживаться в этот мир и выживать в нем.

    Следовательно, поведение человека в данном случае – это способность постоянно вживаться в мир, вписываться в него, а деятельность – наоборот, способность (если кратко) выживать (не просто в смысле «оставаться в живых», а прежде всего в смысле «выживать из мира, переходить из устоявшихся устаревших форм в новые состояния, в новый мир»). Человек постоянно изучает возможности, создает условия, добывает средства… Он постоянно трудится, чтобы восполнять хотя бы то, что проживает, затрачивает. Множество факторов социально-психологического свойства складываются так, что человек всегда хочет еще больше и еще лучше, хочет жить по-человечески (в его понимании).

    Поэтому речь о рынке и рыночных отношениях должна начинаться с того, что у человека изначально лежит в душе и откуда все это начинается.

    Итак, человек начинается с желания, элементарно простого «хочу жить». А чтобы жить, надо что-то иметь. Чтобы что-то иметь, надо что-то делать, хотя бы трудиться. Поэтому первейшими правами человека, жизненно ему необходимыми, являются:

    1. право иметь (собственность)
    2. право работать (труд).

    Одно без другого не имеет никакого смысла.

    Собственность – это то, чем человек владеет, пользуется и распоряжается. Эти три условия собственности обязательны: «это мое», «этим я пользуюсь» и «могу с этим делать что угодно мне» (отдать, продать, уничтожить и т. п.).

    Человек психологически сращивается со своей собственностью: изначально он владеет своим «Я», своим телом, вещами и т. д. И отторжение собственности (когда что-либо отбирают), по меткому выражению американского ученого Уильяма Джеймса, «люди переживают как отторжение какого-либо органа тела».

    Представьте ваши переживания, когда у вас отнимают: ваш дом, машину, свободу, или не получили того, ради чего долго трудились, во что столько вложили…

    Следующий вывод заключается в том, что человек в конечном счете трудится для того, чтобы иметь нечто для своей жизни, для себя, чтобы иметь нечто свое, «собственное».

    Основа его существования – его собственность, и ради этой собственности он и трудится. Словом, право собственности – мощный побудительный мотив труда.

    Каждый нормальный человек психологически, глубоко внутри или ярко выражено, хочет иметь больше и жить лучше. Отсюда следуют элементарно простые вещи:

    1. каждому надо дать возможность иметь больше, то есть каждому по его труду!
    2. каждому надо дать возможность реализовать свои способности, то есть от каждого по способностям!
    3. если у людей способности изначально проявляются неодинаково: ни природные данные, ни приобретенные воспитанием и обучением, ни полученные по наследству, – то отсюда естественно следует неравенство собственности!

    Неравенство вытекает из самой природы человека и оно должно быть! В этом смысле уравниловка на любом уровне – это насилие над человеком, его развращение и уродование.

    Жизнь человеческого общества и каждого человека в отдельности держится на соблюдении естественных законов жизни, какими бы они ни были: психологическими, социальными, экономическими, политическими или моральными. И за нарушение этих закономерностей приходится дорого расплачиваться.

    Долгое время у нас со всеми естественными законами творили произвол. Например, с той же собственностью. У Маркса понятие «частная собственность» включает:

    1. собственность на личном труде
    2. собственность, созданную эксплуатацией.

    И в первые годы советской власти, при Ленине, это понятие было принято в марксовской формулировке: по решению ВЦИК в 1922 году признавались три формы собственности – частная, кооперативная и государственная.

    А в Конституции 1936 года произошла подмена понятий: убрали слово «частная» и внесли «личная».

    И все эти годы у нас процветает экономический произвол над человеком труда, что оборачивается уродованием самой естественной психики человека и выплескивается в самые различные социальные извращения общественной жизни.

    Теперь наш человек, как правило, получает не по труду, трудится не по способностям и не там, где он мог бы наиболее полно реализовать себя. И имеет при этом смехотворное, весьма и весьма ограниченное право на собственность.

    В дополнение к этому имеет дурное понимание равенства – в смысле уравниловки: отнять у того, у кого больше, и отдать тому, у кого меньше. Более того, тому, кто часто и не хочет трудиться и просто паразитирует на чужом труде. Таким образом отнимали и отнимают у тех и других самый мощный стимул: зачем трудиться?

    Источник: http://vedastore.net/document263.html

    Мужская психология: ревность или чувство собственности

    мужская психология ревность

    Ревновать – значит любить? Не обязательно. Ревность вовсе не синоним любви. Это далеко не неотъемлемая часть отношений. А всего лишь показатель чьих-то комплексов или переживаний. По крайней мере в современном обществе ревность получила именно такую громкую характеристику: «Ревность — это показатель комплексов и неуверенности в себе».

    Но скажем откровенно, это очень спорное утверждение, хотя и часто озвучиваемое.

    Что нам гласит мужская психология: ревность или чувство собственности управляет сильными представителями мира сего? А может это обычное недоверие или неуверенность в благополучии партнерских отношений? Что же на самом деле чувствует мужчина, проявляя ревность в адрес своей партнерши?

    мужская психология ревность

    1. Инстинкт собственника
    2. Комплексы
    3. Неуверенность в отношениях
    4. Повод
    5. Особенности характера

    Инстинкт собственника

    мужская психология ревность

    Чувство собственности не чуждое никому, ни ребенку, ни старику. Но у мужчин оно всегда проявляется намного острее. Скорее всего, ответ лежит не поверхности. Мужчина добытчик, мужчина воин, мужчина защитник, а значит и мужчина владелец. То, что принадлежит ему – это только его, а то что чужое – тоже может стать его.

    Интересная психология, не правда ли? Мужчина в ответе за свою женщину. Но в случае малейших подозрений или опасений он не упустит возможности подчеркнуть свое право собственности. Но согласитесь, это не есть плохо.

    Именно это качество отличает его от мягкого и бесхребетного тюфяка, а определяет в нем мужской стержень и характер.

    Мужская психология видео

    Комплексы

    А вот с комплексами все обстоит иначе. В случае собственной неуверенности в себе никогда не нужно винить партнершу, нужно искать причину проблемы в себе.

    Но мужская гордыня часто не позволяет это признать и как итог проблема не решается, а только усугубляется.

    Комплексы мужчины заставляют его делать необъективные умозаключения, развивать негативные фантазии, преувеличивать сомнительные факты.

    Неуверенность в отношениях

    В каких случаях мужчины чаще всего ревнуют своих партнерш? В ситуациях, когда знают о шаткости и сомнительном благополучии собственных отношений. Частые ссоры, отсутствие близости, конфликты бытового характера и т.д.

    Те негативные моменты, которые подрывают гармонию нежности, любви и заботы и являются показателями неуверенности в верности второй половинки.

    Когда мужчина четко отдает себе отчет в существовании проблем, достигших критической точки, у него наступает паника, сомнения и неуверенность в имеющихся отношениях.

    Повод

    Бывает так, что женщина сама дает мужчине повод для ревности — это что-то вроде красной тряпки для быка. Безусловно повод может быть явным, а может быть искусственно надуманным. Тут уж все зависит от ситуации. Но если факты говорят сами за себя, то только немой промолчит, а слепой не увидит.

    Особенности характера

    Есть такой тип мужчин, который как говорится «Ревнует к каждому столбу». И дело не в короткой юбке любимой девушки, не в ее привлекательной внешности, и не в надоедливом конкуренте, а в самом ревнивце.

    Ревность для такого мужчины является неким доказательством собственной значимости, величия и себялюбия.

    Подчеркивая свою ревность он как бы указывает женщине на ее место, чтобы не забывала кому она принадлежит, и кто ее покровитель.

    Наталия Огурцова

    Источник: http://xvatit.com/relations/146167-muzhskaya-psihologiya-revnost-ili-chuvstvo-sobstvennosti.html

    obu4ayka.ru

    8.6. Человек и его собственность. Определение частной собственности

    Сегодня в обществе наиболее ожесточенно спорят по ясному в общем-то вопросу: кем быть - люмпеном или собственником? Подавляющее большинство человечества давно практически решило этот вопрос в пользу частой собственности и рынка. Люмпенство, а его главной чертой является отсутствие собственности, признано неприемлемым, ущербным и отвергнуто как тупиковый путь цивилизации [11]. Ибо человек без собственности рано или поздно теряет интерес к настоящей работе.

    Наш обезьяноподобный прапрапрапредок поднялся до того уровня, когда существо уже можно назвать человеком, не тогда, когда природа заставила его трудом добывать пищу. а тогда, когда он создал и стал умножать свою личную собственность, украшать ее и передавать детям. Именно такой 7труд создал из примитивного питекантропа Человека разумного. У него появились сильные стимулы трудиться, умнеть. Он осмысленно оглядел свой край, раздумывая как бы стать богаче, сделать жизнь лучше [12].

    Отними право на собственность (а это означает - на творчество), и люди покатятся назад, в питекантропство, где главная забота - кровожадное уничтожение друг друга. Вот именно на этот путь мы встали 75 лет тому назад, - утверждает С.Н. Федоров, - и сегодня собственность работнику в нашей стране не отдают, что вполне естественно в силу противоречия интересов будущих владельцев собственности (нас с вами) и тех, кто ее сейчас держит в руках (госбюрократии).

    Человек, владеющий собственностью, независим в достоинстве своем, деятелен, стремится участвовать в благотворительных акциях и т.п. Например, в Японии 95% населения являются собственниками, в США - 70%. Им есть что сберегать, а в час невзгоды есть куда отступать.

    Собственность победит в человеке, писал Ф. Ницше. Расцвет цивилизации связан с экономической свободой и частной собственностью. Не этим ли объясняется разукрупнение монопольных производств в США? Государство выкупает у крупных корпораций их производство и позволяет всем работникам в фирмах стать сохозяевами. Оно идет на это, с тем чтобы увеличить стимул к труду у работников. Каждый человек, став сохозяином своего производства, попадает в прямую зависимость от роста прибыли предприятия, поэтому сам интенсифицирует свой труд, думает о совершенствовании технологии.

    На это же нацелена знаменитая десятилетняя государственная программа США по приватизации рабочих мест. В ходе ее выполнения уже декапитализированы свыше 11 тыс. корпораций. 12 млн бывших наемных работников поднялись до ранга третьего сословия. Программа прекрасно работает, и 30% всех акций США принадлежат акционерам своих рабочих мест.

    С.Н. Федоров предлагает подобную гуманную программу осуществить и у нас, раздав рабочие места в кредит. Это - принцип долевого распределения богатств, осуществление его приведет к интенсификации труда. Собственность постепенно найдет своего реального хозяина. Конечно, страна не обогатится за счет денег, полученных от приватизации. Важно другое - большее количество обеспеченных налогоплательщиков. Страну обогатят только талантливые производители-собственники со стимулами увеличивать свою собственность.

    Заменить менталитет наемника на менталитет хозяина - вот истинная цель приватизации! Не переброска богатств из рук в руки, а организация системы, где человек (все мы!) жизненно связан с: результатом своего труда. Право на риск истинного менеджера тоже дает только собственность.

    Итак, можно дать следующее определение частной собственности: частная собственность - это часть общенародной собственности, которая нашла рачительного хозяина, не только заинтересованного в сбережении и эффективном, продуктивном использовании этой собственности, но и способного ее приумножить.

    Разве это не способствует общественному богатству, улучшению условий жизни людей, их благосостоянию? Надо, наконец, признать, что отторжение частной собственности от идеалов социализма - величайшая теоретическая ошибка основоположников марксизма. Только сочетание разных форм собственности, конкуренция между ними может вывести народное хозяйство на оптимальный режим функционирования.

    Трудности создания и правового государства во многом порождены неразрешенностью отношений собственности. Как писал П.А. Столыпин: "Нельзя создавать правового государства, не имея прежде независимого гражданина", а "независимого гражданина не может быть без частной собственности" - считает А.И. Солженицын.

    Фактор распределенности оказывается выгодным не только в отношениях собственности и в вопросах функциональных (управления), но и в структурной организации социально-экономической сферы. Рассмотрим проблему оптимального расселения населения. Тут две альтернативы. Так, наши сограждане, особенно горожане, живут скученно-казарменно в многоэтажных домах. Загнанные в квартиры-клетки, они, естественно, тоскуют о земле, годами добиваются огорода или садового участка. Получив крохотный (0,04 или 0,06 га при нашей-то территории!) участок (как правило, за 100 км и более от города), они вынуждены жить "на два дома", разделенных плохими дорогами и возросшими расходами на транспорт.

    А за рубежом - в США, ФРГ и даже в малых странах*с большой плотностью населения - подавляющее большинство населения расселено ("распределено") более или менее равномерно по территории, так что каждая семья живет на своей земле, в своей собственной усадьбе ("на один дом"), имея возможность по своему усмотрению благоустраивать свое жилище и свой быт. Нет сомнения, что это экономичнее во всех отношениях и, самое главное, создает совершенно иное "качество жизни".

    Из сказанного следует, что феномен "распределенного управления", имеющий множество важных следствий, заслуживает пристального изучения философами, экономистами, социологами и демографами.

    studfiles.net

    1. Что такое собственность?. Сущность человека

    1. Что такое собственность?

    Начнем выяснять, что такое собственность, с самого простого: почитаем, какие определения дают этому понятию специалисты. Для начала возьмем несколько отечественных словарей.

    «СОБСТВЕННОСТЬ, исторически определенный обществ. Способ присвоения людьми предметов производительного и непроизводительного потребления. С. Всегда связана с вещью (объектом присвоения), но она не сама вещь, а отношение между людьми по поводу вещи» [683, с. 619].

    Определение собственности как способа присвоения относится к дефинициям типа «веревка есть вервие простое». Беда в том, что для того чтобы понять, что такое присвоение, нам уже надо знать, что такое собственность. Во всяком случае, ясно, что автор статьи в словаре считает собственность отношением между людьми.

    «СОБСТВЕННОСТЬ — отношения людей по поводу присвоения создаваемых в производстве материальных благ» [525, с. 269].

    «СОБСТВЕННОСТЬ — отношения людей друг к другу по поводу присвоения средств производства и создаваемых с их помощью материальных благ» [524, с. 404].

    «СОБСТВЕННОСТЬ — объективные экономические отношения, возникающие между людьми по поводу присвоения материальных благ» [316, с. 129].

    Как видим, в советской политэкономии сложилась устойчивая традиция понимания собственности как отношений между людьми, людей друг к другу по поводу тех или иных объектов. Но вот перед нами усложненная вариация на эту тему, принадлежащая современному марксистскому автору:

    «Собственность есть не вещь и не отношение человека к вещи, взятое само по себе. Собственность есть отношение между людьми, но такое, которое проявляется в их отношении к вещам. Или, иначе, собственность есть отношение людей к вещам, но такое, в котором проявляются их отношения друг к другу. Собственность — такое отношение людей по поводу вещей, которое наделяет и людей, и вещи особыми социальными качествами: делает людей собственниками, а вещи — их собственностью. Каждая вещь в человеческом обществе всегда обладает этим социальным качеством. Она всегда является не только потребительной ценностью, но обязательно одновременно и чьей-то собственностью (индивида, группы индивидов или даже общества в целом)» [593, с. 241].

    Посмотрим, что на сей счет имеется у классиков марксизма.

    «В каждую историческую эпоху собственность развивалась различно и при различных общественных отношениях. Поэтому определить буржуазную собственность — это значит не что иное, как дать описание всех общественных отношений буржуазного производства.

    Стремиться дать определение собственности как независимого отношения, как особой категории, как абстрактной и вечной идеи значит впадать в метафизическую или юридическую иллюзию» [394, c.168].

    «…частная собственность, например, представляет собой не простое отношение и уж совсем не абстрактное понятие или принцип, а всю совокупность буржуазных производственных отношений» [394, c. 318].

    Все это написано в марксовой «Нищете философии». Итак, отношения собственности — это не одна из разновидностей производственных отношений, а просто все производственные отношения на каждом данном этапе их развития, взятые в целом как единая система. Философский энциклопедический словарь, цитирующий «Нищету философии», воспроизводит эту концепцию; однако другие упомянутые нами словари ни словом не упоминают о ней, позволяя понимать данные в них определения собственности так, как если бы речь шла об особом виде производственных отношений. И действительно, как иначе истолковать такую фразу: «…марксистско-ленинская теория рассматривает собственность как основное производственное отношение между людьми, классами общества, выраженное через их отношение к вещам…» [525, с. 269].

    Раз основное — значит, не единственное, значит, отличное от других, взятых хоть в целом, хоть по отдельности. Отношения, лежащие в основе других отношений, каждого по отдельности или взятых в целом, — вовсе не то же самое, что единство, целостность, система этих самых «других отношений». Если есть отношения собственности, лежащие в основе всех буржуазных производственных отношений, то для их определения недостаточно описать последние. В данном случае буржуазные отношения собственности необходимо вычленить из всей совокупности буржуазных производственных отношений, определить как абстрактное понятие, а тогда уже приступать к исследованию их взаимосвязи с остальными производственными отношениями капиталистического общества.

    Концепция собственности, данная в «Нищете философии», — не единственная, которую мы находим у Маркса. Через десять лет он писал совсем другие вещи:

    «…первоначальные условия производства выступают как природные предпосылки, какприродные условия существования производителя…Его собственность, т. е. отношение к природным предпосылкам его производства как к принадлежащим ему, как к своим собственным, опосредована тем, что он сам является естественным членом общины» [405, с. 478–479].

    «Собственность означает, следовательно, первоначально не что иное, как отношение человека к его природным условиям производства как к принадлежащим ему, как к своим собственным, как к предпосылкам, данным вместе с его собственным существованием, — отношение к ним как к природным предпосылкам его самого, образующим, так сказать, лишь его удлиненное тело» [405, с. 480].

    «…собственность означает принадлежность индивида к какому — либо племени (коллективу) (означает иметь в нем основу для своего субъективно-объективного существования), а через посредство отношения этого коллектива к земле как к своему неорганическому телу — отношение индивида к земле, к внешнему первоначальному условию производства (так как земля есть одновременно и сырье, и орудие, и плод) как к неотъемлемой предпосылке его индивидуальности, к способу существования последней. Мы сводим эту собственность к отношению к условиям производства» [405, с. 481].

    «…собственность является только сознательным отношением к условиям производства как к своим собственным (для отдельного человека это отношение создано общиной, объявлено в ней законом и гарантировано общиной)» [405, с. 482–483].

    Итак, собственность — это отношение человека к объекту. Хотя Маркс и оговаривается, что это отношение опосредовано «общиной», «коллективом», а значит, отношениями людей друг к другу — и не может существовать иначе, но это не меняет того, что такое отношение является отношением людей друг к другу по поводу данного объекта лишь во вторую очередь. Изначально, само по себе оно является именно отношением человека к объекту — неодушевленной вещи, животному или рабу. Согласно этой концепции собственности, моя собственность на лежащие в моем кармане деньги — это прежде всего отношение между мною и самими этими деньгами, и лишь потом, «постольку-поскольку», отношение между мной и другими людьми по поводу них.

    Как видим, Маркс за свою жизнь создал несколько разных концепций собственности1. Лучший способ решить, какая из них правильнее, — выработать свою собственную концепцию и уже с ее позиций оценивать все остальные, в том числе и марксовы. Итак, что же такое собственность?

    * * *

    Предмет нашего исследования — те явления, на которые указывает изначально сложившееся, бытовое, независимое от позднейших юридических и политэкономических наслоений употребление слова «собственность» и других связанных с этим понятием слов и выражений в языках народов мира. Когда говорят «мое», «твое», «наше» — этим прежде всего указывают на объект и на субъекта, который этим объектом управляет.

    В определениях понятия «управление», как и в случае с понятием «собственность», царит полный разнобой. Так, В. И. Маслов пишет:

    «Как известно, управление в самом общем виде — это целенаправленное воздействие на какую-либо систему для перевода ее из одного состояния в другое» [668, с. 149].

    Однако то, что известно Маслову, по всей видимости, не известно автору статьи в Философском энциклопедическом словаре, определяющему понятие «управление» так:

    «…элемент, функция организмов. Систем различной природы (биологических, социальных, технических), обеспечивающая сохранение их определ. Структуры, поддержание режима деятельности, реализацию программы, цели деятельности» [683, с. 704].

    Это не что иное, как отписка. Ее автор подвел определяемое понятие под гораздо более общее (элемент, функция), под которое можно подвести все, что угодно, описал различные результаты управления — и доволен: авось никто не заметит, что о том, что есть управление по своей сути (то есть, в конце концов, что его порождает), не сказано ни слова. Однако кое-что в этой отписке заслуживает внимания. Действительно, почему управлением можно назвать лишь такое сознательное воздействие на систему, цель которого — ее изменение? Почему нельзя назвать управлением целенаправленное поддержание системы в одном и том же состоянии?

    Чтобы понять, что такое управление, обратимся к тому, как воздействуют друг на друга, воспроизводят, изменяют друг друга бытие и сознание. Бытие порождает сознание и воздействует на него двояким образом — как тот субстрат, из которого состоит мыслящее существо, и как отражаемый, познаваемый объект. В свою очередь, сознание воздействует на бытие (в том числе и на само себя как часть бытия) и изменяет его: мыслящее существо строит планы и действует2, изменяя (более или менее, но никогда не полностью осознанно и в соответствии со своими планами) окружающую действительность и само себя. Так вот, порождение сознанием действия — переход от сознания к действию, имеющий волевую природу, акт воли и состоящий из этих актов волевой процесс, — и есть управление. То, что управление есть волевой процесс, не означает, что он не материален: воля, как и мысль, осуществляется лишь постольку, поскольку осуществляются порождающие ее материальные процессы. Когда отдельный человек управляет своими действиями, то это означает, что в его организме происходят определенные материальные процессы; управление действиями группы людей осуществляется посредством такого же рода процессов во многих человеческих организмах, а также посредством их действий (в частности, по передаче информации друг другу), осуществляющихся в материальном мире и приводящих к материальным результатам. Однако управлением эти материальные процессы являются лишь постольку, поскольку проявляют себя как цепь волевых актов.

    Итак, управление — это переход от плана к его реализации. Всякое действие живого существа является управляемым в той степени, в какой за этим действием стоит элемент сознательного планирования. Микроб, поглощающий другого микроба, не управляет своими действиями; но человек, подносящий ложку ко рту, в очень большой мере управляет своей деятельностью по поглощению пищи. Все действия, которые человек совершает в обществе, как общественное существо, являются управляемыми.

    * * *

    Здесь нам придется вступить в спор не с кем-нибудь, а с самим Норбертом Винером. Неблагодарное это дело — критиковать основателя кибернетики: очень велика вероятность, что тебя объявят последователем тех философов-сталинистов, которые воевали с кибернетикой в начале 50-х гг.3 … Но как же его не критиковать, если он писал такие вещи:

    «Когда я давал определение кибернетики в первой своей книге, я отождествлял понятия „коммуникация“ и „управление“. Почему я так поступал? Устанавливая связь с другим лицом, я сообщаю ему сигнал, а когда это лицо в свою очередь устанавливает связь со мной, оно возвращает подобный сигнал, содержащий информацию, первоначально доступную для него, а не для меня. Управляя действиями другого лица, я сообщаю ему сигнал, и, хотя этот сигнал дан в императивной форме, техника коммуникации в данном случае не отличается от техники коммуникации при сообщении сигнала факта. Более того, чтобы мое управление было действенным, я должен следить за любыми поступающими от него сигналами, которые могут указывать, что приказ понят и выполняется.

    В этой книге доказывается, что понимание общества возможно только на пути исследования сигналов и относящихся к нему средств связи…

    Когда я отдаю приказ машине, то возникающая в данном случае ситуация, по существу, не отличается от ситуации, возникающей в том случае, когда я отдаю приказ какому-либо лицу. Иначе говоря, что касается моего сознания, то я осознаю отданный приказ и возвратившийся сигнал повиновения. Лично для меня тот факт, что сигнал в своих промежуточных стадиях прошел через машину, а не через какое-либо лицо, не имеет никакого значения и ни в коей мере существенно не изменяет моего отношения к сигналу. Таким образом, теория управления в человеческой, животной или механической технике является частью теории информации» [110, с. 12–13].

    Винер подчеркивает то, что в процессе управления действиями одного лица со стороны другого «техника коммуникации… не отличается от техники коммуникации при сообщении сигнала факта». Однако именно тот факт, который Винер сразу же, с самого начала своего рассуждения «выносит за скобки» — то, что «сигнал дан в императивной форме» — кардинально отличает сущность этого сигнала от «сигнала факта». «Сигнал факта» — это просто поток информации, которую получающий ее человек анализирует так же, как и всякую другую, и которая вовсе не является для него прямым и непосредственным «руководством к действию»; «сигнал в императивной форме» — это воплощенный в потоке информации акт воли одного лица, непосредственно направляющий действия другого. Несмотря на одинаковость техники коммуникации в процессе сообщения обоих видов сигналов, «императивный сигнал» является актом управления, а «сигнал факта» — нет.

    Для того чтобы понять, что такое управление, следует четко разграничить, с одной стороны, сам процесс управления, и с другой стороны — все те потоки информации, которые тесно связаны с ним, являются его необходимыми условиями, но не являются внутренними моментами этого процесса, его частью. Так, например, если руководитель следит за любыми поступающими от своего подчиненного сигналами, «которые могут указывать, что приказ понят и выполняется», то эти сигналы несомненно повлияют на дальнейшие размышления, планы, решения и действия руководителя — но это вовсе не значит, что подчиненный управляет своим руководителем. Человек управляет другим человеком только тогда, когда этот другой выполняет волю первого так же непосредственно, прямо, как свою собственную; но тот поток информации, который идет от подчиненного к руководителю и является одной из необходимых предпосылок дальнейших решений последнего — так называемая «обратная связь» — не является воплощением такого волевого процесса, который непосредственно управлял бы действиями руководителя. Руководитель анализирует информацию, поступающую от подчиненного, так же, как и всякую другую, и она вовсе не является для него «сигналом в императивной форме». Конечно, бывает и такое, что подчиненному удается добиться того, чтобы исходящая от него информация начала восприниматься руководителем как «императивный сигнал» — то есть не как материал для анализа и последующей выработки самостоятельно принимаемого решения, а как непосредственное руководство к действию. Например, в истории цивилизаций не раз бывало, что слабовольный монарх становился просто орудием в руках ловких царедворцев. Однако это означает всего лишь то, что подчиненный в таких случаях превращается в руководителя, руководитель — в подчиненного, а поток информации, идущий от бывшего подчиненного к бывшему руководителю, перестает быть «обратной связью». «Обратная связь» — это коммуникация, но никак не управление; управление — это далеко не всякая коммуникация, но лишь «императивные сигналы».

    Более того: управление — это далеко не всякие «императивные сигналы», далеко не всякие волевые акты. Волевые акты животных4, реализующих посредством этих актов свои рефлексы и инстинкты, являются управлением в ничуть не большей мере, чем, скажем, воздействие реки на бревно, которое она «направляет» вниз по течению. О зачатках управления у животных можно говорить лишь тогда и постольку, когда и поскольку можно говорить о зачатках интеллекта — способности отражать действительность в системах понятий, способности к суждению и умозаключению — у этих самых животных. Акт управления — это такой акт воли, которому предшествует план; иными словами, акт управления — это акт сознательной воли5. Действия животных, направляемые их волей, за которой еще не стоит планирующее мышление, по сути своей ничем не отличаются, скажем, от воздействия одних элементарных частиц на другие: и в том, и в другом случае мы имеем дело с простым воздействием одних материальных объектов и процессов на другие, происходящим без участия сознания. Если считать, что, скажем, рыба управляет своими действиями, то у нас есть все основания для того, чтобы утверждать, что и инфузория-туфелька управляет своими действиями, и растение управляет своими движениями, и ядро атома управляет вращающимися вокруг него электронами. В таком случае слово «управление» становится просто синонимом слова «воздействие» и тем самым утрачивает всякий смысл как научный термин: зачем два слова для обозначения одного и того же?

    Точно то же самое можно сказать и о процессах, происходящих внутри компьютера или между компьютером и, скажем, автоматическим станком, выполняющим его программы. Можно говорить об искусственном интеллекте компьютера, о компьютерном мышлении, поскольку то, что происходит в нем, — это оперирование понятиями, создание систем понятий, выстраивание суждений и умозаключений; однако у компьютера нет своей воли6, и потому процесс обработки информации компьютерами и компьютерными системами, процесс работы компьютерных программ является управлением лишь в той мере, в какой он направляется людьми. Если животное (не обладающее зачатками интеллекта), не направляемое людьми, ударит по клавиатуре компьютера и запустит в нем какую-нибудь программу, то ни воздействие животного на компьютер, ни какой бы то ни было процесс внутри компьютера, ни воздействие этого самого компьютера на что бы то ни было не будет управлением.

    Стремясь доказать, что теория управления является частью теории информации, Винер опирается на то, что для управляющего субъекта «тот факт, что сигнал в своих промежуточных стадиях прошел через машину, а не через какое-либо лицо, не имеет никакого значения и ни в коей мере существенно не изменяет» его «отношения к сигналу». При этом Винер даже не задается вопросом: а что собой представляет этот самый управляющий субъект? Обладает ли он интеллектом и волей, т. Е. является ли он сознательным? Между тем именно ответ на этот вопрос является решающим для того, чтобы понять, является ли поток «императивных сигналов», исходящий от данного субъекта, управлением или нет. Не поставив этого вопроса, Винер заранее молчаливо предположил, что ответ на вопрос о том, что такое управление, надо искать в самом по себе потоке информации, взятом в отрыве от своего источника — управляющего субъекта. А это значит, что тот тезис, который Винер собирался доказать — утверждение о тождественности понятий «коммуникация» и «управление» (из которого, в свою очередь, следует, что теория управления является частью теории информации) — он a priori заложил в основу своего доказательства, тем самым замкнув логический круг. Исходной посылкой доказательства у него стало как раз то, что ему требовалось доказать. Таким образом, рассуждения Винера о природе управления и об отношении теории управления к теории информации покоятся на грубой логической ошибке.

    Логическая ошибочность винеровой философии управления не помешала, однако, ее создателю построить теорию, пригодную для конструирования компьютеров и разработки программного обеспечения. Как же так? — А дело в том, что Винер в действительности не занимался теорией управления: думая, что разрабатывает теорию управления как часть теории информации, он на самом деле развивал теоретические основы техники информационного обмена. Закономерности любого обмена информацией, независимо от ее содержания, от наличия или отсутствия у нее императивного характера — вот что на самом деле изучал Норберт Винер, что бы он ни думал при этом о предмете своих исследований. Кибернетика — это вовсе не теория управления и даже не теория информации, взятая в целом, но лишь наука об информационном обмене, пригодная исключительно для исследования закономерностей последнего. Отсюда следует, что претензии Винера на «понимание общества… на пути исследования сигналов и относящихся к нему средств связи» — то есть на то, чтобы придать кибернетике статус науки об обществе — совершенно беспочвенны.

    * * *

    Итак, все действия, которые человек совершает в обществе, как общественное существо, являются управляемыми. И поскольку почти все общественные отношения являются отношениями между людьми в процессе их сознательной, собственно человеческой деятельности; поскольку, во-вторых, управление есть непосредственная (по сравнению с планирующим сознанием и тем более с бытием, обусловливающим сознание) и при этом существенная причина действия, а всякая причина лежит (в той мере, в какой она существенна) в основе своего следствия, — то из этого следует, что в основе почти всех общественных отношений лежат отношения в процессе управления человеческими действиями.

    Почему «почти всех»? — Дело в том, что в основе отношений между людьми в процессе управления их действиями (а также теми предметами, с которыми и при помощи которых эти действия осуществляются) лежат, в свою очередь, общественные отношения особого типа — отношения собственности.

    Когда мы указываем на какой-нибудь объект и говорим о нем: «это мое», «это твое», «это его», «а это наше» — мы тем самым говорим, что субъект А может управлять действиями с этим объектом, а субъект В нет (вернее, может, но лишь в том случае, если ему разрешит А, и в тех пределах, в каких разрешит А). Следовательно, отношения собственности определяют, кто, чем (или кем) и в каких пределах может управлять. Отношения собственности — это отношения возможности управления действиями людей, а также теми предметами, с которыми и при помощи которых эти действия осуществляются.

    Отношение собственности никак не может быть отношением субъекта-собственника к объекту, являющемуся его собственностью. Если бы оно было отношением между объектом и субъектом, то оно, очевидно, определялось бы индивидуальными особенностями того и другого; но разве можно объяснить физическими и химическими особенностями лежащего в кошельке Петра железного рубля, а также индивидуальными особенностями личности Петра то, что именно Петр, а не кто иной, является в данный момент собственником этой монеты? Конечно же, нет; следовательно, отношения собственности — это отношения между членами общества по поводу объектов, и монета является собственностью Петра благодаря тому, что он, как член общества, занимает в данный момент определенное место в сложнейшей системе отношений собственности, существующих в этом обществе по поводу всех находящихся в распоряжении последнего объектов, в том числе и по поводу пресловутой монеты, и определяющих, кто, как и в какой степени управляет этими объектами. Приходится не согласиться с К. Марксом и Ю. И. Семеновым, настаивающими на том, что отношения собственности в каком-то своем аспекте являются отношением субъекта-собственника к объекту-собственности. В этом вопросе политэкономы советских времен все-таки были более правы.

    (Исключением не является и тот случай, когда рабочая сила одних людей является собственностью других: и в этом случае отношение собственности не является отношением субъектов собственности к людям — носителям рабочей силы как к объекту, являющемуся собственностью. В данном случае носители рабочей силы, отчужденной от них, выступают одновременно и в качестве субъектов, включенных в систему отношений собственности, и в качестве объектов, по поводу которых эти отношения существуют. В качестве объектов собственности — физических носителей рабочей силы — эти люди не включены в систему отношений собственности на их рабочую силу; а в качестве членов общества, включенных в систему отношений собственности на свою рабочую силу, они являются не объектом собственности, а просто посторонними лицами, так же не имеющими социальной возможности управлять своей рабочей силой, как и любой другой человек, не состоящий в доле с хозяевами отчужденной от них рабочей силы.)

    Отношения собственности не могут быть тождественны отношениям управления: последние существуют не иначе, как в процессе управляемой субъектом деятельности, что же касается отношений собственности по поводу данного объекта, то они сохраняются и тогда, когда собственник объекта не производит с последним никаких операций. Например, если Петр — собственник зубной щетки, то он остается им и тогда, когда она лежит без всякого применения; что же касается отношений управления своими действиями с этой щеткой, то он вступает в такие отношения с другими людьми, лишь начиная чистить ею зубы или еще как-нибудь употреблять ее. Отношения собственности вообще не могут быть тождественны таким общественным отношениям, которые существуют не иначе, как в процессе какой-либо практической деятельности с тем объектом, по поводу которого они существуют. Поэтому Маркс был не прав, отождествив в «Нищете философии» отношения собственности со всей системой производственных отношений. На самом же деле отношения собственности на производительные силы — это именно особый вид производственных отношений наряду с отношениями управления экономической деятельностью (производством, распределением, обменом и потреблением), а также наряду с основанными на отношениях управления многообразнейшими отношениями в процессе экономической деятельности.

    Отношения собственности — это отношения социальной возможности управления, которую не следует путать с физической возможностью управления. Например, если крестьянин Павел точно так же в силах обработать участок земли, принадлежащий Петру, как и сам Петр, то он обладает физической возможностью обработать Петрово поле, но, поскольку оно ему не принадлежит, не обладает социальной возможностью обработать данное поле (если только Петр не наймет его в батраки).

    Отношения собственности как таковые не следует путать с юридическим правом собственности. Юридическое право собственности — это зафиксированное в законах признание государством одних отношений собственности желательными, а других нежелательными; при этом нежелательные для государства отношения собственности сплошь и рядом бывают такими же реальными, существующими на деле, как и желательные. Например, если А угонит машину у В, то он тем самым насильственно изменит свое положение и положение В в системе отношений собственности, существующих по поводу данной машины, то есть станет ее собственником, хотя и незаконным, но вполне реальным; и несмотря на то, что государство будет продолжать признавать право собственности на данную машину за В, А будет распоряжаться ею — до тех пор, пока преступление не раскроют, его не поймают, а машину не вернут В — как самый настоящий ее собственник: поедет на ней, куда захочет, перекрасит ее, продаст… Если же А не повезет, он будет пойман с еще не проданным автомобилем, который государство вернет В, — это будет означать, что государство снова изменило положение А и В в системе отношений собственности, существующих по поводу данной машины, и притом изменило насильственно: силой (хотя и, разумеется, по закону; но насилие вовсе не перестает быть насилием и в тех случаях, когда оно совершается по закону и ради соблюдения закона) отняло у А принадлежавшую ему на тот момент машину и вернуло ее В.

    Следует четко разграничить значения терминов «собственность» и «отношения собственности». Отношения собственности — это, как мы уже видели, отношения социальной возможности управления действиями людей, а также теми предметами, с которыми и при помощи которых эти действия осуществляются. Отношения собственности лежат в основе отношений управления (но не тождественны им), обусловливая, кто, чем и как (в какой мере) управляет. Собственность же — это тот объект, которым субъект может управлять в силу своего места в системе отношений собственности по поводу данного объекта.

    Поделитесь на страничке

    Следующая глава >

    fil.wikireading.ru

    Человек и собственность

    А.Д. Карнышев

    Т.Д. Бурменко

    Е.А. Иванова

    ЧЕЛОВЕК И СОБСТВЕННОСТЬ

    Издательство

    2006

    УДК 330.16

    ББК 88.4

    К 24

    Рецензенты:

    Карнышев А.Д., Бурменко Т.Д., Иванова Е.А.

    Человек и собственность: Учебное пособие.

    Настоящая книга – одна из первых работ в России, широко и детально рассматривающая психолого-экономические аспекты отношения людей к собственности. Лейтмотивом книги звучит мысль о влиянии собственности на психологические характеристики личности и, в свою очередь, влиянии индивидуальных и групповых особенностей на специфику экономического поведения субъектов в ситуации владения, пользования и распоряжения собственностью.

    Книга будет полезной всем, кому приходится в своих предпринимательских и деловых контактах обращаться к проблематике отношений собственности.
    ББК 88.4

    ISBN

    © Карнышев А.Д., Бурменко Т.Д., Иванова Е.А. 2006

    ОГЛАВЛЕНИЕ


    ПРЕДИСЛОВИЕ

    5

    Глава 1. ЛИЧНОСТЬ И СОБСТВЕННОСТЬ

    9

    1.1. Частная жизнь и частная собственность

    9

    1.2. Собственность как психологический атрибут личности

    13

    1.2.1. Собственность и структура личности

    17

    1.2.2. Природное в характере и отношениях собственника

    23

    Экономическое сознание и экономические стереотипы как одна из сторон направленности личности

    26

    Особенности мотивов собственности

    35

    Способности и качества личности во взаимосвязи с собственностью

    42

    Самооценка личности и собственность

    46

    Коммуникативные качества как детерминанты эффективности собственника

    51

    1.3. Типология собственников

    54

    1.4. Социализация собственника

    70

    1.4.1. Общие вопросы социализации

    71

    1.4.2. Экономическая социализация и собственность

    76

    1.4.3. Проблемы и ресурсы приобщения к собственности

    86

    1.4.4. Социальные интересы собственника

    94

    Глава 2. ЭКОНОМИКА, ПРАВО И СОБСТВЕННОСТЬ

    98

    2.1. Сущность отношений собственности

    98

    2.2. Собственность в правовом и экономическом смысле

    102

    2.3. Субъекты и объекты собственности

    108

    2.4. Полиморфизм собственности и конкуренция

    113

    Глава 3. ОБЩЕСТВО, ГРУППА, СОБСТВЕННОСТЬ

    124

    3.1. Может ли общество жить без эксплуатации

    124

    3.2. Собственность в менталитете народов

    133

    3.2.1. Христианство

    140

    3.2.2. Ислам

    144

    3.2.3. Буддизм

    146

    3.3. Приватизация и изменения в психологии собственности

    148

    3.3.1. Ожидаемые и реальные плюсы и минусы приватизации

    149

    3.3.2. Приватизация и отношение людей к современной элите

    162

    3.3.3. Психологическое благополучие «стратифицированных» собственников

    177

    3.3.4. Российские собственники: путь к социально-ответственному бизнесу

    186

    3.3.5. Приватизация и возможности укрепления совместной собственности

    192

    3.4. Собственность и теневая экономика

    206

    Глава 4. УНИВЕРСАЛЬНЫЕ ВИДЫ СОБСТВЕННОСТИ

    216

    4.1. Земля: и собственность, и образ жизни

    216

    4.1.1. Общины в России как субъект собственности на землю

    221

    4.1.2. Актуальные проблемы собственности на землю

    231

    4.2. Интеллектуальная собственность

    239

    4.2.1. Общие вопросы интеллектуальной собственности

    240

    4.2.2. Виды интеллектуальной собственности

    246

    4.2.3. Борьба с недобросовестной конкуренцией и коммерческая тайна

    259

    4.2.4. Личность и группа как создатели интеллектуальной собственности

    262

    4.2.5. Интеллектуальная собственность: российские проблемы

    269

    4.2.6. Стимулирование воспроизводства интеллектуальной собственности

    275

    4.3. Деньги как всеобщий эквивалент собственности

    278

    Глава 5. СОБСТВЕННОСТЬ И НАЛОГИ

    289

    5.1. Субъективные оценки практики налогообложения в России

    289

    5.2. Проблема справедливости налоговой системы

    292

    5.3. Мотивы и стимулы выплаты налогов и уклонения от них

    298

    5.4. Информированность и особенности поведения налогоплательщиков

    308

    5.5. Налоговый менталитет россиян и правила эффективного налогообложения

    311

    Глава 6. ОТ ПСИХОЛОГИИ СОБСТВЕННОСТИ К

    ^


    315

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    337

    ГЛОССАРИЙ

    341

    ЛИТЕРАТУРА

    Предисловие

    Начнем книгу с неожиданной просьбы к читателю: рассмотреть несколько понятий и постараться не только увидеть в них нечто формально общее, но и подойти к осознанию содержательной сути этого общего. Итак, читаем слова:


    • особенность

    • способ

    • способности

    • пособие (денежное)

    • особняк

    • собственность

    Формально бросается в глаза наличие общего корня «соб», смысл которого не сразу ясен. Но если подключить еще одно слово: «особа», то становится понятным, что родственность всего «букета» понятий обеспечивается смыслом, который весьма близок к современному термину «личность» - отдельное существо, лицо: особенность – индивидуальная характеристика человека, способность - качество, обеспечивающее успешность человека в какой-либо деятельности, особняк – дом, принадлежащий конкретному индивиду и т.д. Отсюда и собственность раскрывается как имущество, вещи, предметы, некоторые «плоды таланта», принадлежащие личности. Они дороги человеку, поскольку составляют наиболее значимую часть его внешнего и внутреннего мира. И конечно же может существовать и обратное соотношение: влияние «мира собственности» на характеристики личности.

    Оптимальный уровень знаний по вопросам собственности сегодня необходим любому российскому гражданину. Это обусловлено тем, что каждый из нас становится в период рыночных реформ реальным собственником – человеком, обладающим своим домом, вещами, транспортом, приусадебным или садовым участком и т.д. и т.п. Но с получением соответствующих знаний в нашей стране имеются серьёзные трудности. В апреле 2005 года Институт комплексных исследований Российской академии наук (далее ИКСИ РАН) в сотрудничестве с представительством Фонда им. Фридриха Эберта провёл исследование и представил общественности доклад «Собственность в жизни россиян: домыслы и реальность». Авторы доклада отмечают, что вопрос о собственности является одним из коренных в любых реформах и революционных ситуациях, для России же он имеет исключительно важное значение. Между тем «по поводу проблемы собственности в общественном сознании и даже среди специалистов существует множество досужих рассуждений и откровенной лжи: многие традиционные представления устарели. Весьма актуально развеять мифы и составить представление о реальной ситуации и тенденциях её развития» (см. 111).

    Данное признание говорит об актуальной необходимости для любого человека информации, способствующей осознанию сути проблемы овладения умениями и навыками распоряжаться своими средствами и имуществом таким образом, чтобы они работали на благосостояние самого человека и общества.

    Целью, которую ставят перед собой соавторы данной книги, является помощь любому человеку в осознании роли собственности во всех сферах его повседневной жизни, во взаимодействии с другими людьми, в развитии общественных отношений.

    Предполагается, что в результате знакомства с материалами книги любое заинтересованное в теме лицо по крайней мере:


    • глубже усвоит для себя сущность понятия «собственность», содержание её экономических, правовых и психологических аспектов;

    • уточнит понимание механизмов воздействия собственности на становление основных характеристик личности и, напротив, влияния качеств человека на эффективное использование собственности;

    • увидит специфику влияния национальных и религиозных особенностей людей на характер владения, пользования и распоряжения собственностью;

    • расширит представление об экономической и нравственно психологической оценке собственности и её атрибутов в различных социальных группах, на определённых этапах развития человеческого общества;

    • точнее представит закономерности экономической социализации личности как процесса приобщения к собственности, направления взаимовлияния приватизации и основных социально-психологических процессов в обществе (стратификации, становления элиты и т.п.) на психологию индивида;

    • ознакомится с тем, какие проблемы встают перед подрастающим поколением и взрослыми людьми в получении навыков рационального пользования собственностью и деньгами и т.д.

    В предисловии целесообразно подчеркнуть ряд особенностей данной книги.

    Во-первых, ее авторы не считают нужным уходить от острых проблем, связанных с состоянием отношений собственности в стране, рассматривают их позитивные и негативные аспекты. Одним из таких не простых и жгучих вопросов является влияние казалось бы ушедших идей недавнего времени на сознание современных людей. Известный российский психолог А.Г. Асмолов пишет по этому поводу: «…именно о психологию советского человека или, как его величают некоторые политики и публицисты – гомо советикус, разбились социологические прогнозы представителей различных демократических движений, и продолжают откатываться любые экономические реформы России. Психология личности, а более конкретно типичные черты загадочной советской души, оказалась сильнее безличной экономики» [3, с.715]. Данная тенденция наблюдается в вопросах собственности. К примеру, слова «собственник», «частник» еще менее 20 лет назад несли в себе негативную смысловую окраску: прижимистый, алчущий, скупой человек, зацикленный только на своих корыстных интересах. Еще один не менее проблемный и дискуссионный вопрос – итоги приватизации с точки зрения разных групп расслоившегося российского общества. Этот вопрос в идеологическом плане ставит россиян по «две стороны баррикад», и его отрицательное влияние на людей чрезвычайно актуально преодолеть. Естественно, в таком контексте важно акцентировать внимание читателя на любых положительных вариантах решения проблем, что и присуще книге.

    Во-вторых, в работе читатель увидит много ссылок на различные источники, что обычно не присуще обычной популярной работе. Эта особенность – опять-таки порождение неразработанности проблемы собственности в России. Сегодня весьма важен поиск подходов и практически значимых идей, анализ самых разных перипетий, которые связаны с отношениями собственности. Авторы надеются на то, что наличие значительного количества цитируемой литературы даст возможность заинтересованному читателю не только сопоставить несхожие, а подчас и противоречивые взгляды на суть вопросов, но и вырабатывать собственную точку зрения. Именно последний момент может и должен быть основным потенциальным результатом чтения книги. А довольно таки обширный список литературы поможет в этом.

    В-третьих, в качестве иллюстраций и практических примеров в пособии часто используются результаты социологических исследований, проведённых как под руководством одного из авторов книги, так и со стороны компетентных научных учреждений. Цифры опросов всегда отражают состояние массового сознания в данное время, на данном этапе развития общества, поэтому их необходимо рассматривать не в качестве «истины в последней инстанции», а как «информацию к размышлению», отражающую динамику взглядов и позиций, существующую в данный период у людей. Результаты исследований могут в недалёком будущем устареть, но тенденции, которые они отражают, останутся.

    Авторы книги выражают глубокую признательность дорогим для нас людям: Карнышевой И.Г., Борисовой О.А. за те их волнения, заботы и помощь, которые сделали данную работу реальностью. Мы также благодарны студентам и аспирантам отделения психологии Байкальского университета экономики и права, нашим коллегам за содействие в проведении исследований.

    userdocs.ru

    Психология отношения к собственности

    Собственность и деньги как атрибуты экономической жизни обозначают имущественно - экономический статус человека, что принято связывать с понятиями: бедный, богатый, среднего достатка. Психологи выяснили, что эти вещи прямо не связаны с чувством удовлетворения от жизни и состоянием счастья. Но эти реалии доставляют людям много как удовольствий, так и неприятностей. Причины переживаний людей чаще всего определяются не физическими объектами (вещами, деньгами), а тем, как мы к ним относимся.

    Обладание вещами принято обозначать понятием «собственность». Собственность бывает государственная, частная, групповая (семейная, акционерная, муниципальная и др.). Объектами собственности являются земля, здания, предметы материальной и духовной культуры и т. д. Факт принадлежности собственности тому или иному субъекту – отдельному человеку, группе людей, государству – определяет признаки имущественного состояния и юридического права на владение, использование, распоряжение, управление объектами собственности.

    Институты собственности подвержены изменениям в социальном времени и пространстве, как и жизнь отдельного общества в целом. Реальности любой человеческой практики всегда оставляют психологический «след», «отпечаток», «впечатление» в сознании человека: его переживаниях, отношениях, представлениях об образе мыслей и действий по поводу того или иного события жизни. В цивилизации человечества институт частной собственности, по мнению специалистов, решает несколько проблем, удовлетворяя целый ряд психологических потребностей человека.

    Собственность обеспечивает индивиду автономию и свободу; помогает осознать свою значимость; отстоять достоинство; защитить свою личность от вторжения других людей и официальной власти. В этом свойстве собственности как материального объекта содержится функция удовлетворения экзистенциальных потребностей человека (быть сильным, защищенным, уверенным в завтрашнем дне), а также социальных потребностей (в уважении со стороны других и самоуважении).

    Частная собственность имеет и духовное значение: при ее наличии повышается эффективность (результативность) экономической деятельности человека. Как основа предпринимательской активности, собственность обусловливает самостоятельность принятия решений и определения творческих целей, направлений, личной ответственности в хозяйстве позволяет человеку реализовать жизненные замыслы. Собственность удовлетворяет потребность во власти и влиянии на других. Имущественные права собственности укрепляют социально-политическую позицию человека в обществе, то есть придают вес «праву голоса». Собственность обеспечивает потребность человека быть сопричастным общему делу группы. Экономически частная собственность включает индивидуума в процесс воспроизводства благ и отношений без посредников.

    Формы собственности противоречат друг другу. Собственность большой системы, например, государства, корпорации, стремится подавить меньшую, частную. Помимо этого, существуют силы, разоряющие собственников: революции, захватнические войны, грабежи. Наконец, в обществе под контролем государства и формальной власти собственность рационально перераспределяется через систему налогообложения. Есть люди, которые стремятся выйти из-под влияния более сильной власти и основать свою монополию, параллельную государственной. Это – предприниматели.

    Психологическое отношение к видам собственности по аффективному компоненту изучалось в 2002–2003 году. Реалия «частная собственность» в целом для испытуемых выборки обладает положительной валентностью. Для руководителей значение «частной собственности» оказывалась несущей слабую пассивную отрицательную оценку. Для сельских жителей эта реалия обладала интенсивно отрицательным пассивным значением. Отношение к реалии «государственная собственность» отражало интенсивно активное значение отрицательной валентности, меньше связанное со светлым, приятным настроением, концентрацией потенциальной энергией. «Интеллектуальная собственность» свое интенсивное активное значение обретала в отношении к ней руководителей. Положительную валентность усматривали в ней специалисты технического профиля, не руководители и горожане, в качестве фактора гармонизирующего, умиротворяющего, успокаивающего.

    Со временем меняются приоритеты видов собственности. В ХХIориентируются на модели креативно – корпоративной собственности, индивидуально – коллективной, либерально – общинной (групповой), а также обостряются проблемы, связанные с интеллектуальной собственностью (В. Д. Попов, 2000). Понятие интеллектуальная собственность подразумевает исключительное право человека личного, имущественного характера на результаты интеллектуальной и творческой деятельности, а также на приравненные к ним объекты (товарные знаки, фирменные наименования, открытия, коммерческую тайну) (по материалам Е. И. Марковской, 2002). Юристы выделяют 4 большие группы интеллектуальной собственности:

    Объекты авторского права (произведения литературы и искусства, произведения декоративно-прикладного творчества)

    Объекты промышленной собственности (изобретения, промышленные образцы, полезные модели)

    Средства индивидуализации (товарные знаки, знаки обслуживания, фирменные наименования, наименования мест происхождения товаров)

    Нетрадиционные объекты интеллектуальной собственности (селекционные достижения, топологии интегральных микросхем, программы ЭВМ и базы данных, коммерческая тайна фирмы).

    Например, сегодня более 28 % внешнеэкономических поступлений государства США представлены платежами за использование американских технологий; в России – 1,5–2 %. Мировой рынок наукоемкой продукции по объему составляет более 2 трлн. $ в год.

    По исследованиям в 1993 г. на одной из российских выборок только 5,2 % респондентов владели частной собственностью; 9,6 % считали себя акционерными (групповыми) собственниками; 85,1 % – не имели ни той, ни другой собственности. В то же время респонденты нашей выборки ожидали, что проводимая в стране экономическая реформа увеличит число частных собственников в 7 раз, а групповых собственников – в 5 раз. 85,5 % респондентов выразили желание владеть каким-либо видом собственности (негосударственной). Число «желающих» соответствовало числу «не имеющих» [4]. Для сравнения приведем данные Р. Ф. Абдеева: в Японии 95 %, а в США – 70 % населения являются собственниками.

    В США к началу 90-х гг. было более 12000 компаний, акционерный капитал которых полностью или частично принадлежал занятым в них людям. Более 700 компаний в США в промышленности, здравоохранении и торговли полностью принадлежат рабочим и служащим. В основе коллективно-долевой собственности в США лежит частная собственность, то есть право на получение своей доли. В течение активной трудовой жизни человек полностью не использует долю предприятия, но является владельцем. Это делает «осмысленным», небезосновательным труд человека в организации.

    Групповая собственность в виде долевого участия в прибылях предприятия является оправданной и взаимовыгодной для человека и группы. Предприятие использует дополнительный стимул мотивации труда, растет заинтересованность в повышении производительности, создается пенсионный фонд работника на предприятии, у работника появляется чувство «непосредственного хозяина» производства, он реализует потребность в контроле над ситуацией. Возможно, обучение навыкам обращения с групповой (акционерной) собственностью – ближайшая научно-практическая задача участников российской экономической действительности.

    studfiles.net

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *